Fieryrat: другие произведения.

Глава 11. По ту сторону, или Загадки (Часть 1)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Да и кому оно надо? (с) Fiery Rat
    Только влюблённому балбесу, а оный исчез (с) Anna-Lynx

    В магазине:
    - Верёвку и мыло, пожалуйста.
    - Вы же так молоды! Вам жить и жить!
    - Да, в горы я собрался, в горы! (с) Народное анекдототворчество


   Шёл дождь... Дождь? Для потока воды, который низвергало на землю небо, даже слово "ливень" слабо отражало суть происходящего. Стена? Река соединила верх и низ, и замерший между, попавший в её объятия неминуемо захлебнулся бы. Впрочем, глупец погиб бы раньше, раздавленный водой, вдолбленный в землю... Хотя о какой земле речь? Она и сама должна исчезнуть под безумным, всесокрушающим напором!..
  
   Романд сумел удивить Имлунда: вместо своего коронного "я случайно" юнец захлопнул рот и внимательно осмотрелся.
   Они очутились посреди ровной и, насколько хватало глаз, бескрайней разнотравной степи. Преобладал ковыль (к счастью, не опасная хищница тырса), его шелковистые ости серебристыми барашками танцевали на поверхности таинственного, завораживающего травяного моря. То тут, то там его прорезали острые кончики лисохвоста, и впрямь чем-то напоминающие своего имядателя - лисий хвост с запутавшимся в нём репейником семян. Не позабыли явиться взору маленькие лапки мятлика и рыхлая ежа, ревниво пытались отстоять законное место густые метёлки тонконога. Гордо качала алыми колокольчиками чудом затесавшаяся среди далёких родственниц наперстянка, и с ней неудачно спорили розовые цветочки дикого лука. Вблизи просматривались люцерна и полошник.
   У валуна, на котором императором восседал Имлунд, настырно раскинулась молоденькая конопля, не желающая умирать, несмотря на ужасное соседство мясистой, режущей глаз своим неестественным окрасом заразихи.
   - Представления не имею, где мы, - вынес вердикт после тщательного изучения территории Романд. - По-моему, это степь.
   - Потрясающе! - похвалил наблюдательность и сообразительность юноши герцог. Если бы он не знал мальчишку и не сам воспитывал того с сопливого младенчества, то уверился бы, что парень издевается. - Как мы сюда попали?
   - Переместились, - пожал плечами Романд. Имлунд досадливо сплюнул - маги! Любят отвечать так, что их ответы никому не нужны!
   - До этого как-то я и сам додумался, - пробормотал герцог и всё-таки поднялся. - Не нравится мне это место... что-то тихо стало.
   Действительно, и без того негромкие звуки пропали - никто сердито или зазывно не стрекотал в траве, да и сама трава застыла, замерла. Когда подобное случалось с ковылём? Правильно - редко... Ветер, подтверждая подозрения, возвратился в стремительном порыве, неся то, что не додал миг назад. Только что голубые небеса посерели - по ним со всех сторон, прямо к месту, где в недоумении озирались мужчина и два подростка, неслись грязно-синие тучи. Кольцо сжималось, горизонт прорезали тонкие линии дождя.
   - Отец! Какая-то неправильная это буря! - Позади стоял Ёорундо. - Надо бы в укрытие.
   Он приглашающим жестом указал на пещеру за спиной. Посреди ковыля высился заросший клевером холм, в нём дыра...
   - Чересчур удачно, - снова буркнул Имлунд, - но выбирать не приходится. И я очень надеюсь, что это не гроза.
  
   * * *
  
   Беременность - хорошее объяснение для той, которой подходит срок родить. Даже не объяснение, а временное успокоение. Лита - тонко чувствующий человек, к тому же магиня и читающая, от неё не скроешь собственную неуверенность и недоумение.
   Романд действительно пропал, исчез, не оставив после себя следов. Нет, следы, конечно, были, и обрывались они в Главели, но в том-то и дело, что обрывались, как запах сбежавшего каторжника у ручья. Из Чёрного замка не понять, в каком из двух направлений продолжать поиски. Не ясно даже - стоит ли переходить "речушку" вброд. Это настораживало: никаких сомнений не вызывал тот факт, что мальчишка покинул родной Мир, однако ничто не объясняло неожиданное ослепление Ока Охранения - перемещение между Мирами амулету не помеха. Талисман выведен из строя мощной магией.
   Таким образом, вырисовывалась безрадостная картина: имелся (точнее - наоборот) не умеющий перемещаться в пространстве Романд, который не поддавался поисковым заклинаниям. Вывод: украли мальчишку, а операцию по спасению нельзя проводить, сидя в Замке, но и Литу оставлять в одиночестве не хотелось. Приходится выбирать.
   Если бы Марго не отправился в столицу вместе с Романдом, Керлик бы не колебался ни секунды, но... Впрочем, что это он?! Зачем он столь плохо думает о родной дочери?! Лилийта принадлежит роду Хрон, она чёрная магиня огромной силы - справится, а стены Замка помогут! Кроме Романда ещё никому не удавалось взять малую твердыню Хронов волшебством. Да и кому оно надо? А преданные стражники помогут госпоже, и бабка Любавуха одну молодую мать, свою любимицу, не оставит.
  
   * * *
  
   Внутри пещера оказалась просторной, сухой, чистой и явно рукотворной, хотя и удачно стилизованной под природную. Создатели её вряд ли пытались кого-либо обмануть - лишь никогда не видевший лесов и лугов человек мог бы поверить, что сооружения, вроде странного холма, возникают в голой степи самостоятельно. У входного проёма, прямо напротив первого валуна, лежал камень, плоский и удобный для сидения. В глубине пещеры, на той же линии располагался ещё один - Имлунд на нём и устроился. Горша, не задумываясь, уселся прямо на пол, покрытый скорее пылью, нежели песочком. Ёорундо стоял, как и Романд.
   - Ты как здесь очутился?
   - Затянуло, отец, - я оказался слишком близко к вам, - объяснился Ёорундо. - Материализовался по ту сторону холма. Там, кстати, такая же пещера.
   - Понятно, - кивнул герцог, будто и впрямь что понимал. - Садись. Не стой над душой.
   Сын подчинился. Тишина окутала людей - только шум странного дождя смел её нарушить. Не успели они укрыться, как вода рванула с небес на тёплый камень, коноплю и заразиху, ковыль. Внутрь пещеры влага не проникала - видимо над входом имелся уступ-козырёк, а под ногами небольшой уклон.
   Романд, сторонясь прочих, расположился у самой кромки ливня. Юноша подпирал плечом стену и задумчиво, даже вдохновенно ковырял носком сапога пол, затем вдруг вытянул под дождь руку и быстро отдёрнул. Ушибся - таков оказался напор.
   - Здесь нет магии.
   - Что? - дёрнулся Имлунд.
   - Здесь нет магии, - повторил Романд, всё так же бездумно глядя на воду. - Я не чувствую силу, я не могу воспользоваться даром.
   - Отчего ты так уверен в этом? С тобой когда-либо случалось подобное? - уточнил Ёорундо.
   - Да! - юноша резко обернулся. Лицо его вытянулись больше обычного, глаза метали злые молнии, а руки сжались в болезненные кулаки. - Случалось! И я не удивлюсь, что из-за тебя!
   - Щенок! Как ты смеешь?! - обиженно взвыл старший брат, но его перекрыл грозный и мощный окрик.
   - Прекратили! Оба! - рявкнул Имлунд.
   Ёорундо воззвание отца вразумило сразу, без повторений, но Романда оно лишь разъярило.
   - Вы мне никто, чтобы раздавать приказы!
   - Да, конечно, - спокойно согласился герцог. - Однако, я старше, причём намного. И... ты, Романд, как чародей присягал империи. Или ты успел от неё отречься?
   - Ни от кого и ни от чего я не отрекался! В отличие от других!
   - Конструктивной беседы у нас не получается, - хмыкнул Имлунд. Юноша этого замечания не выдержал и сиганул из пещеры. - Куда, дурак?!
   Герцог рванул следом и замер, чуть не врезавшись в младшего сына.
   Местность разительно переменилась, словно прошедший дождь действительно вымыл, проломил землю. Степь исчезла, взамен неё они расположились на нешироком горном уступе, под ногами пропасть, далеко внизу - окутанные туманом леса. Позади - всё та же пещера, с камнем у входа и водопадом, прячущим её.
   - Говоришь, здесь нет магии? - поражённо прошептал Имлунд.
   - Нет, - столь же тихо ответил Романд.
   - Давай, не будем стоять у самого края, - герцог осторожно, но крепко обнял плечи сына и потянул того прочь от пропасти. - Но как такое возможно?
   - Магия не доступна мне, - юный чародей озирался с каким-то потерянным, полубезумным видом. - Она в природе, в предметах...
   Вдруг он осёкся и, бесцеремонно стряхнув с себя Имлунда, принялся рыться в карманах шуршевого плаща. Охнул, на что-то наткнувшись. На покрасневшей от новых мозолей ладони блестели две золотые монетки: одна целая, другая переломившаяся пополам. Лицо юноши осветилось улыбкой, радостной и вместе с тем недоумённой.
   - Что?.. Вы?.. - внезапных восклицаний Горши оказалось достаточно, чтобы Романд испуганно дёрнулся. Его ладонь дрогнула, и обе монетки полетели в пропасть.
   - Нет! - юный маг попробовал их поймать и не удержал равновесия, оступился. Имлунд, пытаясь остановить Романда, рванул его за пояс, но в результате только ускорил падение, и оба, сын и отец, рухнули вслед за губительным и губящим золотом.
  
   Сердце подскочило к горлу, непомерно раздулось, а внутри сжался маленький ком, который тщился прокачать кровь для организма и всё больше походил на плотину, что вот-вот прорвёт взбесившийся поток... Наверное, это был предсмертный ужас, но Романд не успел продумать до конца странную мысль - удар, ещё один. Сгруппироваться... Это что-то из жизни. Снова удар, круговерть... И россыпь звёзд.
  
   * * *
  
   Наказав Лите стеречь дом и дожидаться мужа (вдруг-де тот разминётся с обожаемым тестем), стражникам - беречь молодую хозяйку, а Любавухе - приглядывать за несмышлёным дитятей, Керлик удалился в кабинет и без труда перенёсся на место, где обрывался след Романда. Действо оказалось на редкость несложным: несмотря на то, что уход зятя ознаменовался странным облаком остаточной магии - накрыло половину Главели! - точка выброса силы, а её в чистом виде фиксировалось не так уж и много, просчитывалась легко. Поэтому над перемещением Керлик не задумывался, а стоило бы.
  
   - Молнезад?!
   Зрение прояснилось чуть позже слуха, из-за чего маг поначалу едва не оглох от звона-вопля, затем увидел забавно одетого эльфа в пустынном зале и лишь после понял, что означает присутствие остроухой, нагло ухмыляющейся морды.
   - Клякса? - не поверил Керлик. Узнавание пришло с трудом - эльф, хоть и занимал немаловажное место в жизни чародея, был вытеснен на задворки памяти событиями последних пятидесяти лет и общей склонностью любого мага к авантюрам.
   - Он самый, - подтвердил встречающий. - А ты не за своим ли зятьком явился?
   - Могу, если желаешь, соврать, что пришёл навестить старых друзей, - хмыкнул Керлик, растягивая рот в кислой улыбке. - Но вообще-то за ним. Как ты догадался?
   - Маргаритка, естественно, растрепал, - эльф, не замечая (или игнорируя?) дурное настроение гостя, двинулся прямиком к чародею с откровенным намерением обнять того. Керлик по старой, как оказалось, вжившейся в тело, памяти попятился. - Скажи-ка мне Кер: это я мнителен или твой парнишка действительно похуже тебя будет?
   - Нет, ты, как всегда, необычайно наблюдателен, - волевым усилием чародей остановил позорное бегство - всё равно ничто не убережёт от стыковки. - Если бы он ограничился только пусканием молний по чужим задам, то я был бы счастлив! А вот теперь ответь и ты на мой вопрос. Где я нахожусь?
   - Как где? - обиженно надулся Клякса, что при общей вытянутости лица эльфа требовало длительных и постоянных тренировок. - В Школе Меча, в которой мы с Камнем Учителями!
   - Мне именно так и показалось, да вот уточнить решил на всякий случай, - кивнул Керлик и добавил, обращаясь исключительно к системе канатов под потолком. - Хотелось бы мне понять, за каким демоном это чудо и мечта учителя о гении-ученике потащилось в Школу "обожаемого" папеньки. Что-то я не замечал у него склонности к самоубийству. Даже моральному.
   - Если ты про своего сладкого мальчика, - недоумённо нахмурился эльф и приостановился, - то это мы его сюда привели. Точнее - мы позвали Марго, а тот уж взял ребятёнка с собой для присмотра... Стой! Как "Школу обожаемого папеньки"? Ты хочешь сказать, что сие хмурое, бледное и недоедающее дитя сын Имлунда Зелеша?
   - Ага. Младший, - Керлик вздохнул. - Отказник.
   - Не может быть! Но... - Что желал объяснить чародею эльф, осталось загадкой, так как беседу неожиданно прервал грохот обеих дверей. В зал ворвались новые гости и в достаточно, если не чересчур, большом количестве.
   - Хрон? И почему меня это нисколько не удивляет? - глава Круга Старший Новелль Спящий счёл приветствие излишним.
   Керлик, по достоинству оценив тон новоприбывшего и вытянувшееся в крайнем недоверии лицо вольника, решил, что для организации спасательной экспедиции за Романдом (вообще-то взрослый мальчик, вполне способен и сам справиться!) следует остаться в живых, и потому можно уйти из Главели, не прощаясь. Однако гостеприимство белых чародеев не имело границ: магия отсутствовала не только в окружающем пространстве, читающий обнаружил, что его внутренние резервы резко иссякли.
   Н-да, повезло! Последний раз Керлик перемещался в обезмаженный центр чуть менее двадцати лет назад. Не то чтобы ничего хорошего тогда не случилось - тот перенос косвенно повлиял на появление Литы, однако и смерть на вечный постой к магу не перебралась лишь по счастливому стечению обстоятельств. Попросту - благодаря везению.
   - Здравствуйте, господа и дамы! - Керлик с усмешкой посмотрел на чародеев Света. Чуть ли не всем своим главельским составом заявились, даже Мехен в задних рядах мелькал. - Чем обязан?
  
   * * *
  
   Звёзды замерли, выстроившись полукругом, своеобразной аркой перед Романдом. Юноша понятливо кивнул и принял приглашение - без оглядки двинулся в "проём". Кажется, не ошибся: проход привёл в... или скорее - на площадку в пустоте.
   Интересное и необычное место: стены отсутствовали, пол устилала двуцветная плитка. Белая, вернее - молочная, тускло светилась, чёрная же вовсе была невидимой, казалась дырами-кротовинами в ничто. Романд на всякий случай проверил одну из них носком сапога и, только убедившись, что не провалится, решился ступить на чёрную часть пола. Но этого и не понадобилось: достало сделать один шаг из-под звёздной арки, как под ногами образовалась дорожка из трёх белых плит в ширину. Романд, не особенно задумываясь над происходящим, принял и это предложение. Почему бы не пройтись к центру площадки?
   В какой-то момент стало ясно, что матовая "тропка" ведёт вверх, а затем юный чародей чуть не споткнулся о невысокую ступеньку. Вторая была уже заметна и очевидна - постамент-пирамида рос на глазах. Однако Романд снова не обеспокоился и беспечно карабкался вверх, пока имелась такая возможность. Наконец подъём прекратился, и юноша, не пожелав спускаться с противоположной стороны, огляделся.
   Площадка в пустоте оказалась вовсе не квадратной, как чудилось уткнувшемуся носом под ноги Романду, а треугольной. Звёздная арка никуда не делась, всё так же мерцая за спиной, как и светящаяся дорожка. По углам, у несуществующего края расположились три колонны. Вновь белые и вновь недостаточно яркие, чтобы разогнать странный, туманный полумрак.
   Одна откровенно напоминала гигантские песочные часы, в другой без труда опознавалась гномья клепсидра - вычурная, с избытком украшений и огромным циферблатом. Похожую юноша встречал в Императорском дворце во время приёма-благословения на спасение Мира. Какой-то разговорчивый паж объяснил тогда юному магу, что клепсидру запускали, только когда к императору заглядывали послы и делегации подгорных жителей или их вечных соседей, врагов-друзей кобольдов - шум воды мешал спать всему немалочисленному населению дворца.
   Третья колонна оказалась всего лишь длинной стелой. Романд нахмурился - что-то знакомое! И мгновенно вспомнил. Такая же махина высилась в одном из внутренних дворов Школы - обыкновенный, древний как Мир, гномон, солнечные часы.
   - Что бы это значило? - вслух спросил у себя Романд, не замечая, что несмотря на напряжение голоса, не издал ни звука. - Земля. Вода. А здесь? Свет или Тьма?
   Юноша захлопнул рот. Почему-то хотелось решить неожиданную дилемму, выбрать. Гномон не работает без солнца, но орудием ему служит тень... Тень! Романд резко обернулся, уловив краем глаза движение и охнул от ужаса - колонны вдруг налились красками, обрели жизнь. Зашелестел песок, мерно закапала вода, под стелой появилась новая тёмная полоса, однако не это испугало юношу. Что он, чудес не видел?
   Нет - каждую фигуру украшали змеи. И теперь гадины, покинув свои насесты, целенаправленно двигались к чародею. От песочных часов величественно ползла, посверкивая оранжевыми пятнами, серо-бурая гюрза шага четыре в длину. Клепсидра вышвырнула из своих недр ехидну - та блестела мокрыми боками, оставляя за собой отчётливо видимый на белых плитах след. Из-за гномона несмело выглянула найя, однако уже спустя мгновение она оказалась у возвышения, на котором переминался перепуганный Романд, вытянулась и значимо, с намёком раздула капюшон.
   Керлик был прав, когда удивлялся неприязни зятя к змеям, но юноша не мог пересилить себя: Зелеш он, конечно, Зелеш, но гадин ползучих ненавидел, поэтому решил бежать прочь, обратно к звёздам. Но даже не сумел пошевелить ногами... Предчувствуя самое худшее, чародей посмотрел вниз и на этот раз действительно чуть не умер от страха - помост-пирамидка оказался не чем иным, как свернувшейся в десятки толстых колец царицей змей, сказочной анакондой. Вот, она подняла голову... улыбнулась и прошипела:
   - Романд...
   Знакомый голос!
  
   - Романд, - тихо, но настойчиво. Голос привык повелевать, и не сомневался, что ему подчинятся. - Романд. Открой свои чудесные голубенькие глазки, мальчик.
   Интонация не изменилась, зато ощущения - очень. Лёгкое дуновение ветерка, и по лицу ударили, болезненно и неприятно. Пощёчина - всегда неприятно. Вторая - тем более. Третью Романд предотвратил: почувствовав движение-ветер, юноша дёрнулся и перехватил руку, с силой сжал. Затем с трудом разлепил веки... Непонятно, в руке сила палаческих тисков, а в ресницах тяжесть оков каторжника.
   - Да, не зря ты меч себе на пояс нацепил.
   Имлунд, как обычно (а умеет ли он иначе?), холодно улыбнулся и палец за пальцем, медленно и осторожно оторвал от своей ладони руку сына.
   - Плохо выглядите, герцог, - губы, чем-то склеенные, раскрылись с трудом. Они болели, казались распухшими и одновременно сухими - дотронься, и лопнут.
   - Ты, шутник, не лучше, - хмыкнул герцог.
   Странно было видеть его всего исцарапанного, встрёпанного, с кровоподтёком на лбу. Из одежды в поле зрения попадал кружевной воротник - тоже измаранный и драный. И несмотря ни на что, в Имлунде без труда угадывался властитель и повелитель. Господин. Романд не знал, что отец сейчас улавливает в сыне то же самое. То, что делает короля королём в каменоломнях, среди измождённых и грязных нищих, на смертном одре, - ранее в Романде это пряталось глубоко внутри, а теперь смело и нетерпимо выбиралось наружу.
   - Что произошло?
   - Ты решил полетать, - Имлунда не испугали сузившиеся по-кошачьи... или, что вероятнее, по-змеиному зрачки. Он и сам на такие фокусы горазд.
   - А вы, наверное, поддались приступу старческого маразма и составили мне компанию! - прохрипел Романд. Отец в ответ тихо рассмеялся, в этот миг в глазах герцога юноша уловил что-то знакомое и... человеческое. Имлунд искренне веселился, хотя и сдерживал себя.
   - РоРРХам, - констатировал он. - За такое пороть положено.
   - Извините, - Романд покраснел от стыда. Что он, в самом деле?! Зачем человека оскорблять, если проблема не в нём, а в самом себе?
   - Значит, пороли, - правильно понял Имлунд, - но от задницы до языка путь не близкий, правда, до мозгов ещё дальше... В общем, полетать мы с тобой полетали, а с посадкой нехорошо вышло. Мне вовсе не повезло: приземлился прямо на тебя, а ты у нас ещё тот мешок с костями - лучше бы уж на камни.
   Романд дёрнулся - заехать бы по этой наглой роже! Чтобы окосела!!
   - Ого! Живчик! - усмехнулся герцог. - Следовательно, можем встать. Убираться отсюда надо - не дай Свет и Тьма ещё каких небесных "подарков".
   Юноша, гордо отказавшись от предложенной помощи, вскочил и не сдержал крика. Правая нога превратилась в сплошную боль, в её воплощение в Мире. Не видя ничего перед собой из-за брызнувших слёз, Романд замахал руками и собрался повалиться куда-то вниз, явно не на уступ, на котором до того лежал. Однако Имлунд, сдавленно матерясь сквозь зубы, подхватил сына под мышки и втянул под нависающий над головами кусок скалы. Вовремя - сверху радостным весенним потоком брызнула каменная лавина.
   - Ро-оманд, - протянул герцог, с ощутимым трудом, но быстро выбираясь из-под безвольного тела юноши. - Ты у нас в Орлиных горах был? Был. Тебе объясняли, что не следует делать в горах? Объясняли. Так какого демона ты вопишь?
   И вся тирада на одном дыхании, холодным, медленным тоном.
   - Я случайно, - чародей вновь залился краской, аж побагровел. - Нога.
   - Вижу, - Имлунд тяжело вздохнул и присел, примериваясь к сапогу сына. - Сейчас посмотрим, как там у тебя дела... Да, не дёргайся ты! Опухнет - вообще не стащим!.. Или ты портянки год не менял? Ничего, переживу. Вместо компенсации тебе на нос повешу.
   Герцог, словно костоправ или лекарь записной, сноровисто закатал штанину, расшнуровал хитрые узелки и осторожно стянул сапог, отставил. Затем ласково ощупал икру и лодыжку, одобрительно хмыкнул и крутанул ногу. Романд взвыл, предусмотрительно заткнув себе рот рукавом.
   - Молодец, мальчик, - улыбнулся Имлунд, и вновь юноша что-то почувствовал за этим. - Перелома нет, только вывих - завтра, думаю, ходить да горным козликом прыгать будешь.
   - Завтра?
   - Естественно, завтра, - уже темнеет. Ребята только поутру за нами спустятся.
   - А спустятся ли? - невесело спросил Романд.
   - Спустятся, умник. Тут путь один... если они, конечно, в пещере ещё куда не переместятся, - герцог усадил сына поудобнее. - Ты скажи, зачем тебе эти монеты понадобились?
   - Это был наш шанс отсюда убраться - они зачарованные!
   - А как насчёт отсутствия магии?
   - По какой-то причине я её не могу коснуться, но в предметах она сохранилась, - кисло признался юноша. - Та монетка, которая сломана, нас сюда и доставила. Выходит, опять я виноват.
   - Ладно, не горюй. Выберемся как-нибудь, - отмахнулся Имлунд.
   - Не выберемся! Это другой Мир!
   - И что? - герцог пристроился рядом и осторожно погладил Романда по голове, юноша недовольно отстранился. - Если мы вошли, то сумеем выйти... По крайней мере, стоит на это надеяться. А теперь спи - сон лучший доктор. И за ужин сойдёт.
   Чародей послушно закрыл глаза, но организм желал бодрствовать. Нога не беспокоила, взамен заныло раненное вчера плечо, зачесались разом все царапины, ушибы напомнили о себе, да и ложе из острых камней - не пуховая перина. Романда трясло.
   - Эк тебя колошматит, - Имлунд коснулся холодной ладонью лба сына, тому немного полегчало. - С какой такой радости?
   - Наверное, из-за отсутствия магии, - прошептал юноша и с ужасом ощутил, как отец подсаживается к нему ещё ближе и прижимает к груди. - Что? Что вы делаете?
   - Тихо, малыш, тихо, - Имлунд гладил Романда по лицу, волосам. - Раз шуршевый плащ тебя не согрел, то лишнее утепление тебе не поможет. Подойдём к проблеме по-другому: воспользуемся опытом и рефлексами... Ты во младенчестве спокойным был, но взял моду - луна с рождения твоего мелькнула - вопить по ночам. Да так надрывался, что не всякому взрослому по силам заорать. Кто придумал выражение "спит как младенец"? Что тебя беспокоило, понять мы не сумели, хотя теперь, думается мне, догадываюсь я о причине, но не суть. Кормилица и няньки не утешили, маги да лекаря детских болезней не отыскали...
   - И что? - юноша развернул голову к отцу. Зелёные глаза герцога сверкали в темноте таинственным глубинным светом.
   - Я не выдержал - не спать по ночам, когда день в заботах, трудно, - пришёл к тебе и наорал.
   - Вы редко это делаете...
   - И не зря. Ты заверещал так, что нянек от испуга сдуло из твоих комнат, и возвращаться дуры не собирались. Как я этого ни не хотел, но пришлось тебя укачивать... Выводы налицо - забрал я твою колыбель к себе в спальню. Ты стал вести себя прилично, по ночам даже титьку не просил, а пелёнки только к утру портил... Ладно, спи... - Имлунд попытался изобразить сонный тон, но на этот раз обман не удался. - Ты что-то хочешь спросить у меня, Романд?
   - Нет.
   Вновь воцарилась тишина. Видимый из-под скалы краешек неба медленно подпускал к себе ночь, зажглись первые нетерпеливые звёзды, выбрался бледный серпик луны - королева ночи умирала, чтобы вскоре возродиться и порадовать своих детей и пасынков, волков и волколаков. В горах темнеет быстро, над горами очень медленно - это-то и губит неосторожных путников. Кажется, видишь малейший камушек, а на самом деле слеп как крот.
   Романд внешне спокойно наблюдал, как безвозвратно угасает день, как появляются странные непривычные звуки: шебуршание, тихие шорохи, заунывный вой ветра. Кто-то явно присел на уступ, погостил молча, скрежетнул коготочками по камням и так же тихо улетел. Умиротворение... и время, когда ничто не мешает не думать, но и думать, к сожалению, тоже.
   Юноша думал. И сердце всё учащало скорость биения. Холодные руки Имлунда, его мерное дыхание только подстрекали, взвинчивали и без того напряжённые нервы. Романд осторожно обернулся и внимательно посмотрел на отца. Не спит. Даже не делает вида. Глаза не по-человечески сверкают: хищник ждёт. Жертвы? Нет, когда подросший детёныш попросится на охоту.
   - Почему? - решился Романд. - Неужели лишь за то, что ослушался вашей воли?
   - Ты не о том хочешь спросить, - сразу ответил Имлунд. - Я тебя лишил имени не поэтому - имелись другие причины... Ты, конечно, тоже не с боку постоял, но ты не виноват. Прости.
   - А не проще было бы сделать так, чтобы я не родился. Мать померла и плод издох!..
   Юноша осёкся - герцог схватил сына за волосы и потянул на себя. Отец был в ярости и вполне мог свернуть шею Романду, но юноша молчал, даже не пискнул, не попросил пощады.
   - Дурак! - сдавленно прошипел Имлунд и успокоился, отпустил. - Кто тебе сказал, мальчик? Ёорундо? Он знает... Или дар?
   - Дар. В некотором роде, - признался Романд. - Но вы мне не ответили.
   - Ох, дурной ты ребёнок, - тяжело вздохнул герцог. - Ты даже не понимаешь, как только что меня оскорбил... Впрочем, наверное, ты прав - ведь я собирался тебя убить, почти сделал это, но ради твоей матери я остановился. Я чуть не предал её, но, к счастью, у тебя красивые голубые глаза... как у неё.
   Романд недоумённо моргнул и вновь обернулся. Неудобно, и шея болела, будто голову всё-таки открутили и затем обратно приставили.
   - У меня зелёные глаза...
   - Верно, - не стал возражать Имлунд. - Но... Не следует об этом говорить.
  
   Герцог оказался прав, причём во всём. Нога Романда поутру почти не беспокоила, и окажись местность несколько поровнее, юноша смог бы ковылять на приличной скорости, в горах же требовался помощник. Два претендента на эту роль спустились сверху примерно через час после рассвета. Правда, Ёорундо и Горша чуть не прошли мимо укрытых в тени скалы вчерашних любителей полётов - их тела по расчётам среднего Зелеша должны были обнаружиться пониже. К счастью, "первопроходцы" уже проснулись, и Имлунд подал голос.
   Дальнейший путь к подножию горы прошёл на редкость легко, в особенности под строгим и неусыпным контролем герцога. Романд как слабоходячий почётным призом кочевал с плеч Горши на руки Ёорундо и обратно. Очевидная и вместе с тем непонятная неприязнь первого и холодность второго нисколько не повлияли на удобство ноши, отказов от помощи Романду также не поступало - оба бойца не могли представить себе Имлунда, тащащего на своём высокородном горбу отказного сына. Отчего-то ни среднему Зелешу, ни потомку гоблинов не пришло в голову обдумать интересную вещь: а как, собственно, не терпящие друг друга отец и сын провели вместе, на одном уступе, бок о бок целую ночь.
   Если бы Ёорундо узнал, что Романд и Имлунд не только сидели рядом и мирно беседовали, но хуже того - "братишка" дрых на груди герцога, а тот ласково гладил сына по голове и шептал очень странные слова взамен колыбельной, то очень бы удивился. Серьёзно удивился и испугался бы. Не на всякий случай, а тоже серьёзно.
  
   - Прости меня, дитя моё, прости, - губы складывались в беззвучные слова, а пальцы осторожно перебирали казавшиеся неожиданно чёрными в темноте волосы. - Прости меня за то, что я так подло поступил с тобой - ты не виноват... Собственно, никто не виноват, кроме меня, но я за это и ненавижу тебя... ненавидел. Ох, прости... Какая же я сволочь!
   А подросток спал, прижимаясь к мерно поднимающейся груди отца, и блаженно улыбался. Как и в не столь уж далёком младенчестве мальчишке оказалось достаточно того, что рядом находится он, отец, который успокоит и защитит. Защитит.
   Эта странная и, пожалуй, пугающая картина останется с Имлундом навсегда. К кому ты, глупый, тянешься?.. Но Романду нет дела до разумных вопросов и доводов...
  
   Герцог моргнул - на миг утратив ощущение реальности, он едва с оной не распрощался. Задумавшись, Имлунд с трудом вписался в поворот, подвернул ногу и упал, скользнул, поднимая облако каменной крошки, вниз. На удачу, поездку выдержали не только кости, но и штаны с сапогами - хорошо делали, на совесть.
   В дальнейшем герцог не отвлекался на внутренний голос и воспоминания - скорость спуска в результате снизилась.
  
  * * *
  
  
   Глава 11. По ту сторону, или Загадки (Часть 2)

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"