Fieryrat: другие произведения.

Глава 19. Возвращение, или Решения сердца (Часть 1)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О склерозе и его последствиях.

   День выдался чудесный: солнце забралось высоко в чистое небо и вовсю сияло, обещая настоящее тепло, а не привычный уже зимний холод - похоже, месяц Лютый всё-таки решил уступить бразды правления Снеженю без лишних скандалов. Метели с морозцем как не бывало - и не поверишь, что ещё седмицы не прошло, когда нос из дома за просто так не высунешь. Снег ещё покрывал землю, но уже сверкал отдельными крупицами-льдинками, намекая, что бурное таянье не за Орлиными горами. Весна, скоро за капелью Снеженя расцветёт месяц Сухой.
   Такой день предвещал радость как минимум на ближайшие сутки, а при везении - на целый год.
   Стук в ворота Чёрного замка застал Керлика врасплох. Когда это произошло, хозяин очень удивился. Нет, не из-за времени прибытия гостей - тот же император вовсе к обеду притащился (наверное, рассчитывал). Не оттого, что стук разносился по всему замку - устройство молоточка и входной калитки заставляло подозревать их создателя в наличии и смекалки, и несколько сомнительного чувства юмора. Здесь применялась как механика (трубы, кувшины и даже зеркала), так и магия (амулеты, заклятья и чуточку фантазии). Всегда что-нибудь работало. Проектом калитки Керлик искренне гордился - за него чародея одновременно пригласили в Горно-строительный университет гномьего царства Волтткейс, центральное учебное заведение Орлиных гор, и главельскую Школу при Архитектурной гильдии. Откуда там и там пронюхали о калитке, Керлик не выяснил, но понимал, что у всех свои источники информации. Также на руках мага имелось бессрочное разрешение на поступление без экзаменов в Институт механики и немагической инженерии, который в королевстве Симия на далёком Юго-западе, что очень лестно. Правда, к Керлику закрадывались подозрения, что симийцы просто-напросто не знали о его принадлежности к чародеям вообще и к роду Хрон в частности...
   Гости поразили Керлика тем, что стучали они, несмотря на громоподобность, вежливо. Такого не случалось с момента установки ворот, то есть - никогда. Даже местные из Чёрной Волны не проявляли подобной заботы о господине: если они и стучали, то исключительно по праздникам Урожая. Деревенские его отмечали с не меньшим размахом и последствиями, нежели Керлик.
   Размышляя о превратностях воротостроения, маг отложил бумаги, которыми так и не успел заняться. Время-то выпало, но думать о счетах и прочей мишуре не было сил - мысли сворачивали на Романда. Чем смог, тем Керлик помог зятю, но возвращение целиком и полностью лежало на мальчике - чародей всегда славился качеством работы, а уж с амулетом-монеткой превзошёл сам себя. Керлик не оставил ни одной лазейки для Хрона, а, значит, для себя... И всё-таки амулет действовал неверно.
   С тяжким вздохом маг покинул кабинет. Надеяться, что гостей впустит Нюка, не приходилось, так как сын конюха увлёкся поисками фантомной женщины, примерещившейся Горше. Другие стражники неукоснительно следовали заветам своего бессменного капитана Марго: дверьми дома обязан заниматься хозяин, а не те, кто у него на службе. Приснопамятные слуги суетились в двух местах: комнатах Литы и малышей или кухне и близлежащей территории.
   Итак, по ряду причин Керлик очутился у ворот в абсолютном одиночестве.
   - Интересно, - пробормотал он под нос, - кто-нибудь догадается просто взять и войти?
   Маг отворил калитку и замер.
   - Вы? - не поверил он.
   - Мы, - подтвердила Олиушо Сверкающая, оправляя не нуждающуюся в этом паранджу. - Но мы не вместе - случайно пересеклись.
   - И что вам надо? - Керлик честно попытался придать голосу нотку вежливости, но ноты - это музыка, а с нею у чародея имелись большие проблемы.
   - Когда мы вместе с Кругом нанесли визит в замок, Кер, я увидела твою библиотеку, - Милик Скородел тряхнула головой, и золотые локоны с новой силой засверкали в лучах почти весеннего солнышка. - Хотелось бы ознакомиться, если, конечно, ты не против.
   Керлик перевёл взгляд обратно на вторую магиню.
   - Как ни странно, но я по тому же поводу.
   - И когда же ты успела наткнуться на его библиотеку, если пугала мышек на чердаке? - ревниво чуть ли не взвизгнула белокурая чародейка.
   - Да всё по твоей милости! Забыла, как мы убирали устроенный тобой погром?! - с не меньшим запалом прошипела Олиушо.
   Керлик принял единственно верное решение: потянулся к ручке калитки, чтобы захлопнуть оную. Когда две умные и опасные женщины ссорятся на глазах мужчины, словно влюблённые ревнивые дурочки из-за смазливого парнишки, то мужчине следует серьёзно подумать, прежде чем продолжать наблюдение. Тем более что конкретно этих двух женщин Керлик в качестве мужчины никогда не интересовал.
   Петли ржаво скрипнули - и тёмные магини резко пришли в себя. Взгляды их светились одним и тем же вопросом.
   - Похвальное единодушие, - осмелился на комментарий Керлик. - Заходите, раз явились.
   Дамы не заставили хозяина ждать и даже не застряли в проходе, на что Керлик с тайным злорадством очень надеялся.
  
   - Располагайтесь, - маг обвёл библиотеку рукой. - Там пюпитр, там столы, кресла и стулья. Та стена зачарована.
   - А ты куда? - тотчас всполошилась Милик. Олиушо согласно моргнула серебристыми ресницами.
   - Полагаю, что дамы уже минут через пятнадцать обвинят меня в отсутствии гостеприимства. Пойду, соображу вам чего-нибудь горячего. Но - не горячительного.
   Взгляды женщин мгновенно потеплели. Милик ласково улыбнулась, Олиушо открыла лицо.
   - Какой ты всё-таки хороший мальчик, Кер, - тихо произнесла она.
   - Бывает. Наверное, что-то находит, - вздохнул в ответ хозяин. - Я сейчас. - Керлик почти вышел, когда его настиг мысленный зов дочери. - Только с Литой парой слов перекинусь...
  
   Лита, распустив длинные волосы, сидела с ногами на кровати в одной ночной сорочке и смотрела куда-то в сторону.
   - Малышка, что за вид? Ты не настолько плохо... - начал было отчитывать дочь Керлик, когда заметил, на что та глядела. - И давно это с ним?
   В углу, рядом со сложенной ширмой и туалетным столиком беспорядочной кучей-малой валялись различные безделушки Романда. Там встречалось и его бельё, и нечто, отдалённо напоминающее тряпочную метёлку. Блестели стеклянные шарики (мальчишка!), сверкала алчным золотом брошь-булавка для воротника, играла бликами опасная бритва. Здесь же лежали две книги, грамота Подмастерья и свиток с начатой ещё с месяц назад мастерской работой - что-то на тему иллюзий. Керлик однажды попытался отговорить зятя, со стороны видя, что грёзы не совсем то, к чему расположен мальчик, но Романд не согласился с чужим мнением. Керлик не настаивал - зятёк порой мог быть очень упрямым и непробиваемым.
   По всему этому безобразию прыгал Пушистик и яростно хлестал пол кальсонами Романда. Те уже растрепались по краям и приобрели грязно-серый оттенок. Магические розочки давно истаяли, так как срок действия шуточных чар истёк.
   - Где-то пять минут. Я сначала подумал, что он поиграть хочет, а... Это связано с Романдом?
   - Боюсь, ты не ошибаешься. Жаль.
   Керлик осторожно приблизился к куче и присел на корточки, перехватил у носа чужие портки.
   - Пушистик? - позвал маг.
   Зверёк, лишившись орудия избиения пространства, замер и печальными глазами посмотрел на чародея.
   - Что-то случилось? Романд?
   Белый комочек вдруг заплакал: огромные тяжёлые слёзы падали сверкающими шариками на пол, разбрызгивались фонтанчиком и собирались в лужицу. Воздушная шёрстка Пушистика потускнела, растеряв казалось бы вечный, врождённый Свет. Сейчас магический зверёк выглядел так же, как Белобрыскины котята, когда перевернули на себя ведро с ключевой водицей, предназначавшееся Керлику от любимых дочери и зятя.
   - Я сейчас, - чародей выбежал прочь.
   Лита ещё не успела запаниковать, когда отец вернулся с тремя книгами, разложил их кругом. Состояние магини было таково, что она не смогла и восхититься тем, что впервые видит Книгу Мира, пусть и не саму, а только призрачный образ.
   - Мы должны позвать Романда вместе - одного меня не хватит, - сказал Керлик, помогая дочери сойти с кровати. - Лита, мне нужна твоя сила.
   - Хорошо, папа.
   Чёрный замок содрогнулся, словно с Орлиных гор докатилось очередное землетрясение, но отец и дочь не обращали на каменную лихорадку внимания. Они спасали дорогого им человека.
  
   * * *
  
   В лучах жаркого беспощадного солнца из степи уходили последние признаки жизни: исчезал горьковатый аромат высыхающих трав, выцветали весёлые краски, оставляя лишь грязно-жёлтый, буроватый и серый. Звуки давно покинули это место: ни вечной трескотни цикад, ни лёгкого шелеста прозрачных крылышек насекомых, ни осторожного топотка лап мелкого зверья, ни хищного клёкота степного орла. Ничего. И никого.
   Заброшенное кладбище животному миру, а степь - высохшие цветы на могилках. Молчаливым и ещё величественным надгробным камнем высились развалины небольшой крепости. В тени её растрескавшихся, осыпающихся мелкой пылью камней полулежали три, по всей видимости, случайных посетителя огромного погоста. Уже не посетители, пожалуй, а те, кто найдёт на нём последний приют.
   Все трое светловолосые, покрытые коричневатой коркой грязи, обязательно привлёкшей бы тучи мух, если бы последние здесь водились, со впалыми от жажды щеками. Один - подросток в чём-то похожем на серый плащ. Другой - зрелых лет воин, впрочем, это скорее домыслы несуществующего наблюдателя - судорожно стиснутый меч ещё не свидетельство профессии. Третий... А вот о третьем трудно сказать что-то конкретное: возрастом явно не подросток, в одежде ни намёка на пристрастия и занятия и лишь лицо свидетельствовало о привычке к власти. Но власть ничем не могла остановить медленно приближавшуюся к этому человеку смерть.
   Трое незваных пришельцев становились всё неотличимее от окружения, превращались в составную часть принимающей лето степи... А рядом, совсем близко к одной из стен, лучше сохранившейся, ещё высокой и почти неприступной, радостно сверкали весёлые и чуждые до инородности радуги. Но люди не видели их, хотя нельзя сказать, что они вообще ничего не видели...
  
   Романд брёл через туман. Склизкий, противный, тяжёлый, тот казался однородным и вместе с тем клубился. Юноша с ощутимым трудом пробивался сквозь молочную мгу, будто вновь угодил в трясину каменного болота, что в Орлиных горах. Грудь еле вздымалась - лёгкие отказывались принимать белёсую муть вместо воздуха. Кружилась голова. Знобило.
   Чародею не нравилось это место. Он хотел в полюбившуюся спокойную Тьму, к мириадам ярких точечек-звёзд - там двери в неведомые Миры, где обязательно встретят страшные и опасные змеи. Но Романд уже не боялся змей, он уже знал, что они помогут. Поэтому, несмотря на яростное сопротивление, юноша побежал, на ходу разрывая в клочья-лоскуты опротивевшую муть. Однако к чёрному ночному небу Романд так и не выбрался - там, где он оказался, было ещё лучше.
   Воздух. Над головой, по бокам, под ногами - воздух. Он летел - давняя мечта. А, может, и стоял. Но в воздухе, посреди воздуха, а вокруг сворачивались в спирали или же висели обычными коромыслами радуги. Тысячи, миллионы, миллиарды! Бесконечное пространство заполняло бесконечное множество радуг. Иногда они собирались в островки-кляксы, как тот, на котором стоял Замок Путей. Порой вытягивались длинными манящими дорожками-тропинками. А бывало и так, что они вовсе распадались на составляющие, на отдельные цвета - и фиолетовый перемешивался с красным, являя взору озорной малиновый.
   Романд счастливо рассмеялся и побежал вперёд - ветер свистел в ушах, а за спиной чудились мощные крылья. Он летел. Летел! Летел!! А затем резко остановился, уловив краем глаза что-то странное, инородное для этого радужного пространства.
   Свет.
   Это центр - осенило Романда, - оттуда и появляется радуга. Конечно! Свет - источник радуги!
   Теперь юный маг шёл осторожно и не спеша. Щурясь в любопытном нетерпении, вытягивал шею, чтобы высмотреть источник Света поскорее, но при этом не спугнуть его. Почему-то Романд уверился, что если он поторопится, то Свет исчезнет.
   - Пушистик? - в какой-то момент сияющее пятнышко собралось в комочек, живой и забавный и такой знакомый. - Пушистик!
   Зверёк вздрогнул и сиганул прочь от создателя.
   - Пушистик! Это же я! Романд! - молодой чародей со всех ног бросился вслед за любимчиком, но тот лишь ускорил бег-полёт. - Пушистик!
   Пуховой комочек поднырнул под очередной горбик-радугу, перепрыгнул две жёлто-зелёные дорожки, проскакал по цветным спиралям вверх и, ухватившись за малиновую искру, унёсся к скопищу фиолетовых островков, где и исчез. Произошло всё это быстро, но Романд не зря играл в библиотеке с Пушистиком в прятки-догонялки - он заметил путь и с лёгкостью повторил его, опасаясь сокращать, чтобы не запутаться в различных радугах.
   В близи островок, где скрылся магический зверёк, оказался не таким уж и маленьким, как чудился издали: он по размерам подходил даже человеку. И обладал непростым рельефом: разноцветные холмики перемежались с полянками, на которых весело сияли пушистые комочки. Они были разной величины и даже формы, кто-то стоял на месте, кто-то бегал и пищал, они и светились неодинаково. И со стороны немного походили на стайку кроликов.
   - Пушистик? - Романд окинул остров изумлённым взглядом, ища своего малыша. - Пушистик!
   Зверьки замерли, их огромные глаза смотрели на юного мага... и вдруг стайка кинулась врассыпную.
   - Пушистик! Не бросай меня! - юноша заплакал, но слёзы отказались литься из сухих глаз. - Пушистик...
   Романд опустился на опустевшую поляну и уткнулся головой в колени. Вот, он не нужен и Пушистику. Всё правильно. Зачем он кому-то?
  
   * * *
  
   - Не могу, - обессиленный Керлик облокотился спиной о кровать. - Он отдаляется. Он снова выстраивает стену "своей ненужности и никчемности"! Я не понимаю! С его-то бешенной жаждой жизни! Один раз он сорваться может, ну, два, но чтобы снова...
   - А если это чары? - Лита с недоумением осмотрела комнату: отчего-то все предметы, кроме намертво прикреплённого к стене стеллажа, находились в абсолютно не тех местах, где они были какое-то мгновение назад. Зато дети в колыбелях сладко спали, умиляя мать своим нежным и, пожалуй, непривычным спокойствием.
   - Чары? Но я недавно его проверял... Я тебе не говорил, но когда Романд вернулся из Главели, он умирал.
   - Я это почувствовала, но ты не хотел беспокоить его и зря пугать меня, поэтому я не стала вызнавать, - Лита слабо улыбнулась. - Но что если эти чары глубоко запрятаны, вплетены прямо в его личность, дух и действуют только в определённых случаях?
   - Идиот! - хлопнул себя по лбу Керлик. - Мне же про Мехена столько понарассказыли! Он жаждал уничтожить Романда. Когда взял в ученики, подавлял волю... Конечно же не отец его затюкал - он мальчика просто к себе не подпускал, а вот Мехен постарался! Да и одним заклятьем при маскировке способностей не ограничился. А что лучше всего уничтожит личность, чем ненависть к самому себе? Для чего достаточно лишить человека веры в себя...
   - Папа? - дочь посмотрела на отца многообещающим взглядом Хронов, и Керлик вдруг понял, что Олиушо и Милик перед Литой, что весёлая летняя морось перед весенней грозой. - Ты мне что-то ещё не рассказал!
   - Да. Но это пока - обещаю, я расскажу всё, что пожелаешь... даже сколько у меня было женщин на самом деле, - чародей криво усмехнулся. - Давай сейчас вернём нашего Романда, а то из достоверных источников мне стало известно, что он называл меня хорошим мужиком, который "просто временами строгий". Надо бы разобраться!
   - Папа, не успокаивай меня. Не нужно - я в порядке... Или ты себя?
   - Сам не ожидал, вот, - Керлик кивнул и развёл руками. - С таким настроением мы к Романду не пробьёмся, а тот, кто может проложить путь, - пред внутренним взором предстал горный склон и огромная анаконда полностью его занявшая, - сам нуждается помощи. Я это чувствую.
   - Но там есть кто-то ещё! - припомнила Лита. - Такая серая змея с пятнышками, большая - шагов двенадцать в длину.
   - Разве ж, это большая? - хмыкнул отец и потряс головой, пытаясь избавиться от устрашающего видения, и вдруг резко выпрямился. - Ёорундо Зелеш! Точно! Новелль говорил, что и он с ними исчез. Конечно, он не может никого позвать, да и мы способны только попросить его, но это шанс! Лита, мы попробуем ещё раз!
   - Я готова, папа.
  
   * * *
  
   Ёорундо Зелеша окружала вода. Наверное, это океан - один раз воин ездил на побережье. Бесконечные водные просторы поразили Ёорундо, они манили и звали, ему хотелось услышать плач чаек и взойти на корабль, повязав голову Лихим платком... Конкретно этот океан был пресным и мелким - вода достигала пояса, но столь же безграничным, как и настоящий. И безбрежным. Воистину безбрежным - вокруг одна лишь вода.
   Вода обрушивалась на Ёорундо и с неба, хотя над головой не проплыло ни одной тучи или даже маленького облачка, впрочем, в прозрачной синеве не наблюдалось и солнца. Тёплые струи безжалостно хлестали лицо воина, но не причиняли вреда - они, так и не достигнув тела, разлетались прочь: кто возвращался в небо, кто воссоединялся с прародителем-океаном. Из-за последних водную поверхность покрывала мелкая сетка-рябь, однако рядом с воином стихия вычертила круг спокойствия - видимо брызги отразившихся "кнутов" обладали их мощью.
   Сапоги Ёорундо что-то задело, в чистой воде промелькнуло продолговатое тело, вода у ног заволновалась - вдруг прямо перед воином из океана игривым дельфинов вылетела найя.
   - А кобры не плавают! - зачем-то сообщил ей Ёорундо.
   Та в ответ насмешливо раздула капюшон - мол, убеди меня в обратном.
   - Уж поверь мне, гадина.
   Она зашипела и качнулась, словно предупреждая, что готова нанести удар.
   - Ой! Напугала Зелеша! Иди! С Романдом играйся!
   Найя метнулась вперёд. От неожиданности Ёорундо отшатнулся и чуть не упал в воду: в попытке удержать равновесие воин взмахнул руками и отступил назад. В следующее мгновение он обнаружил, что у его океана всё-таки имеется берег. Шпик огляделся. Нестерпимо захотелось пить - Ёорундо наклонился зачерпнуть водицы, но вместо океана обнаружил море, причём сухое - умирающую степь.
   - Нет! - рявкнул сам себе воин, вспоминая, что происходит. - Нет! Живи! Очнись!
   И он открыл глаза, чтобы вернуться к реальности.
   Отца могли спасти лишь чародеи. Но ещё могли. Однако к чародеям следовало попасть. Только один человек способен в этом помочь... Ёорундо рванул к Романду - одна нога зацепилась за другую, и воин шлёпнулся на брата. От удара тот пришёл в себя.
   - Род! Ты говорил, что здесь спасение! Где оно?! - юноша ответил отсутствующим взглядом. - Романд, да очнись же ты! Ты нужен нам! - шпик грубо тряханул брата.
   - Вам? - разлепил маг сухие губы.
   - Да. Отцу. Мне. И себе ты нужен!
   - Нет, - Романд закрыл глаза.
   Ёорундо отлично понимал, что брат сейчас поверит лишь Имлунду, который уже ничего не мог сказать. И тогда воин вспомнил, почему он оказался здесь, рядом с ними. Как оказался.
   - Ты же всё это время шёл, жил вопреки законам природы. Ты жаждал жить! Почему сейчас ты желаешь умереть?
   - Потому что я никому не нужен.
   - Никому?! Ну конечно... - Ёорундо попытался добавить в голос сарказма, и у него даже вышло, так как брат нахмурился. - Человека, который никому не нужен, не пытается убить целая организация!
   - Что? - Романд приподнялся.
   - Да. Ассасины. Особенные. Мы с отцом не знали, кто они такие и почему хотят тебя уничтожить, поэтому я внедрился в их организацию... Правда, меня быстро раскрыли - я бежал, так ничего и не выведав... - под вопрошающим взглядом брата Ёорундо отстранился. - Или нет? Не бежал, а был отпущен?..
   Воин привалился к стене и зажмурился. Перед внутренним взором появилась картинка: кровавое поле соннички и Романд плачущий над телом отца, Романд, маг Света, взывающий ко Тьме. А потом нахлынуло чувство, что он уже видел это. Где-то видел. В храме. Точно! Он стоял в храме перед витражом. В храме неизвестному и позабытому божеству - о нём ничего не знали даже те, кто хозяйничал в святилище сейчас. Тем более они не понимали картин на окнах.
   Ёорундо тоже не понимал, но смотрел на них, чтобы остаться в сознании, чтобы не поддаться чужой воле... Его схватили и заставили что-то выпить, прочли заклятья и теперь переговаривались за спиной, не считая его свидетелем.
   "Как он?"
   "Сильная воля - на многое не хватит. Но нам многого не нужно..."
   "Ты уверен? Не проще ли убить?"
   "Нет. Змей начнёт искать виновного, а так - не заметит. И шанс лишним не бывает!"
   "Зачем нам смерть мальчишки?"
   "Он мешает нашим планам"
   "Нашим? А не их?"
   "И их тоже. Но меня не интересуют их планы!.. Он, маг Света, призовёт Тьму"
   "Разве мы не поступаем так же?"
   "Нет, его способ иной. Он отберёт нашу силу и власть!"
   Ёорундо вспомнил, как всколыхнулась в его груди ненависть к брату, когда воин увидел того и крадущуюся по пятам пантеру, когда понял, что оно значит. Потом он следил за Романдом, забрался в трактир "У весёлого некроманта" через заднюю дверь. Из потайного кармашка вывалилась отравленная звёздочка - хорошо, что на руках толстые перчатки. Вот звёздочка хищно впивается в тело брата, а он, Ёорундо, идёт к императору, чтобы шантажировать того сыном, которого убил.
   На следующий день он воспользовался вложенной в него силой для переноса к исчезнувшей родне.
   - Не может быть. Я пытался тебя убить, но... да, я тебя не любил... это отец тебя любит... но убивать. Как?..
   - Вот, а ты говоришь, что я кому-то нужен, - тихо оборвал бормотание Романд. - Если меня убивает родной брат... хотя, какой родной? Я ублюдок, который никому не нужен! Даже настоящему отцу!
   - С чего ты взял? - изумился Ёорундо.
   - Он сам сказал Зо. Он к нам в замок приходил.
   Шпик покачал головой: Эфа достойный ученик Имлунда - сыграл по-своему, не стал ждать милости от шантажиста. И как сейчас объяснить брату, что сделанное императором защита не себя, а в первую очередь империи, а затем и Романда? Как заставить понять, что Ёорундо сам не осознаёт, каким образом он поднял на брата руку? Пусть не очень любимого, но своего, которого он, не раздумывая, отправился защищать, хотя в итоге оказался опасен для него. Как?
   Нет. Сейчас он не услышит... Но ведь для Романда есть и другие аргументы...
   - Значит, считаешь себя ненужным? А скажи-ка мне, умник, ради того, кто не нужен, кобра научилась бы плавать?!
   - Кобра?
   - Да. Самая настоящая кобра... ну, маленькая такая, найя...
   - Найя? - Романд моргнул. - З-зо?
   - Ну уж не знаю - по мне так хоть бзо! - рявкнул Ёорундо - брат аж подпрыгнул... сидя. - Жалеет себя, помирать собрался, а тебя баба брюхатая ждёт! Ты вообще подумал, что она там извелась?! Она, может, родила от испуга!! Дитё малое сиротой оставить захотел?! Молодуху свою - вдовицей?!!
   - Нет!!! - юный чародей вскочил, из его глаз пропало бездумье. - Что со мной было?
   - Не знаю, но ты умереть намеревался.
   - Зачем?
   - Я же говорю, что не знаю, - повторился Ёорундо. - Давай отложим поиск объяснений. Сначала надо выбраться!
   - А мы где?
   - Представления не имею. Ты сказал, что увидел путь к спасению, и перед тем, как окончательно потерять силы, объяснил, что это должен быть какой-то храм...
   - Нет, я ошибся. Храм - просто изображение, моему подсознанию требовалось как-то интерпретировать увиденное. Этот храм у Зо в шаре крутится - вот, наверное, я и воспринял путь домой, как путь к храму. Здесь должно быть нечто... необычное. Оно нам поможет. Либо я ничего не смыслю в магии!
   Подобное заявление из уст мальчишки, и трёх лет не обучавшегося чародейству, не обнадёживало.
   - Руно! Осмотрись! Что тебе не нравится? Что кажется неправильным, несоответствующим остальному?
   - Неправильным? - Ёорундо пожал плечами. - Здесь нет воды, а я жутко хочу пить.
   - Нет воды? А тогда это откуда? - Романд указал на разноцветные искры у дальней стены. Действительно, радуга здесь казалась неуместной, как и тоненький усик тумана, стелящийся по сухой траве. - Это же Призрачный круг! - завопил юный маг так, что на голову Ёорундо посыпалась каменная пыль. - То есть Туманный... тьфу, Радужный! Нам туда!! Скорее!!! Я, правда, не знаю, куда он приведёт, но там, внутри работает магия... Я постараюсь, чтобы мы вернулись хотя бы в наш Мир!
   Романд бросился к Имлунду, но как до него брат, не удержался на ногах и растянулся на земле, добавив себе в коллекцию ещё несколько царапин и ушибов.
   - Не суетись. Сам ползи, - буркнул Ёорундо. - А отца я как-нибудь дотащу.
   - Только мы должны войти в Круг вместе, держась друг за друга.
   - Хорошо...
   Воздух над степью дрожал знойным маревом, солнечный жар набирал силу - ещё мгновение назад зелёные травинки скрутились в сухие жёлто-коричневые спирали. Степь сгорала.
  
   * * *
  
   - Малышка, оставляю тебя за хозяйку дома, - Керлик раскидал ногой книги и, подхватив Литу, словно дитё малое, перенёс на кровать. Дочь окинула отца изумлённым взглядом, но не сопротивлялась, так как и впрямь не имела сил просто подняться. - Отдохни. Затем хватай Нюку - достаточно он ерундой занимается, и заставь его организовать уборку. Не замок, а помойка какая-то! Сама причешись!
   - Ты уходишь? - Литу всегда умилял процесс её воспитания в исполнении отца. Магиня твёрдо решила, что со своими детьми будет построже, иначе вырастут в маму.
   - Да. В Главель нужно с кое-кем парой слов перекинуться.
   - С папой Романда?
   - А ты-то откуда знаешь? - изумился Керлик.
   - Я же читающая, - фыркнула дочь. - Возвращайся побыстрее... У нас получилось с?.. - она не договорила.
   Отец молча кивнул и ласково погладил Литу по щеке, затем поцеловав свою девочку в лоб, вышел. У дверей в библиотеку чародей на мгновение задумался - что-то он позабыл, но ничего не вспомнилось, поэтому Керлик с чистой совестью переместился в столицу. В Императорский дворец.
  
  * * *
  
  
   Глава 19. Возвращение, или Решения сердца (Часть 2)

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"