Fieryrat: другие произведения.

Глава 22. Дела семейные, или Об устройстве Мира

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И настал день Великих Откровений!

   Император и его Первый советник сидели за покрытым чёрным бархатом столом. Эфа раскладывал карты, всё тот же "Крестовик". За действом внимательно наблюдали обнажённая дева с фонариком над головой и громадная чёрная пантера. Окно, как и прежде, распахнуто настежь. Снаружи доносилось весёлое чириканье-свист, которому нисколько не мешала ругань старшего садовника на младшего. Даже у покоев рядом с тихим, уютным садиком есть недостатки.
   - Тебе не надоела эта забава? - поинтересовался Имлунд, следя, как на бархат ложится весь чёрный дом - масть Пустой карты. - Может, всё-таки женщину заведёшь? Если появится что-то месяцев через восемь-девять, обещаю - Романд не взойдёт на престол. Более того, станет самым верным сторонником братика.
   Эфа проигнорировал Советника. Поверх Пустых карт упал Магистр Пульсара.
   - Я должен был попробовать, - хмыкнул герцог. - Что ты видишь?
   - Только одну змеюку, которая меня уже достала!
   - Вызови змеелова.
   Император неопределённо кашлянул. В последнее время герцог удивлял откровенно дурацким - маговским - чувством юмора.
   - И я буду первым, кто попадёт под рогатину?
   - Ну-у, - Имлунд развернул ближайшую карту - общий вид, естественно, не изменился. - В принципе, у тебя имеется шанс подставить Феллона. Да и Ёорундо сейчас не в состоянии защищаться.
   - Он тоже замешан?
   - А ты как думаешь? Сунул свой нос не туда - вот и вляпался по него же, если не выше. Но не беспокойся - те, кто рассчитывал воспользоваться Ёорундо, не учли важной детали. Сила Зелешей держит мальчишку, он не сможет пойти против своего рода. Тем более, против необычных членов, таких как Романд, ты...
   - И вы, герцог.
   - Верно.
   - И Хрон.
   - Но ты ведь сохранишь этот небольшой секрет. Пока, - Имлунд вгляделся в подопечного. - Ты с Романдом разговаривал?
   - Да, - Эфа кивнул и собрал карты, перетасовал.
   - И о чём, если не секрет?
   - Пока мы ограничились именами.
   - Скажи, чьё он выбрал - твоё или Нуйи?
   - Будто вы не знаете.
   - Знаю. Наверное. Но ты скажи.
   Император в ответ лишь криво усмехнулся и снова вернулся к картам. К Магистру Пульсара присоединился Магистр Посоха - рука, державшая карту, заметно дрожала. Имлунд, быстро поняв, что происходит, резко встал, подошёл к Эфе и обнял, ласково взъерошил чёрные волосы.
   - Почему? - прошептал император. Сейчас он так походил на Романда с его тихим "почему?" в пещере иного Мира. Или это Романд был копией отца? Отца, который видел в сыне лишь его мать, а больше боялся видеть.
   Отец, который, как и сын, задавал два вопроса одним.
   - Не знаю, - Имлунд смотрел куда-то вдаль поверх головы Эфы. - Я так злился на тебя - трудно простить, если сам недоглядел. А потом я съездил навестить Нуйи, предупредить её о гостях. Тебе. Последний раз я видел её маленькой девочкой. Когда же приехал, то встретил прекрасную девушку и понял, что не в силах отдать её кому-либо, тем более - мальчишке, которого чесались руки придушить. Но Нуйи была единственным... приемлемым вариантом: нейтральна ко всем родам, последняя в первой императорской династии и способная заставить тебя отступиться от обещания. Я всё-таки отдал... Вот только ты не взял до конца. Ведь если стыдился признаться мне, то почему не поговорил с ней?
   - Когда мы вновь встретились на Совете, - тихо проговорил Эфа и посмотрел глаза в глаза герцогу, - Нуйи была уже твоей. А Романд всегда был твоим.
   - Ну так скажи ему это, глупый! Он поймёт. Он простит. Может быть, и ты поймёшь и сам себя простишь!
   - Он может возненавидеть другого человека, - просто ответил император.
   - Следовательно, я это заслужил, - спокойно отозвался Имлунд.
   - Но не Романд.
  
   * * *
  
   - ...Романд, ты уверен? Ты хорошо подумал?
   - Да, Зо, - юноша спокойно кивнул. - Но я объясню.
   Керлик смотрел на сидящего напротив зятя. Мальчик повзрослел - теперь это действительно мужчина... Впрочем, где-то в глубине - маг видел это в глазах юноши - горел тот самый огонёк, который не даст жить спокойно ни зятю, ни семейству Хронов, ни Миру. Не зря же этого юнца прозвали Романд Случайный.
   - Как я могу взять имя матери, если абсолютно её не знаю? - зять виновато улыбнулся. - Что же касается имени Л-лотай, то... Императора я тоже не знаю. Да, он дал мне жизнь, но... он никогда не будет мне отцом. Да он того и не хочет. Мой отец - Имлунд Зелеш. И в первую очередь это понимает Льеэфа Л-лотай. Но имя Зелеш уже никогда не станет моим - нет у меня на него права, да и желания тоже нет. Чего я действительно хочу, так быть Хроном. И я об этом уже говорил!.. Я нужен вам! Вы меня приняли! - Романд вдруг залился краской. - И Лита обещала не ревновать меня к тебе и наоборот.
   - Что?!
   - Лита же твоя родная дочь, Зо, а ты цацкаешься со мной как с обожаемым сыночком, позабыв родную кровь. Нехорошо это... - Неожиданно лицо юноши озарила шкодливая ухмылка. - И ещё имеется одна интересная причина. Не дай Свет и Тьма, конечно, но мне или твоему внуку, Зо, волей-неволей придётся когда-нибудь взойти на престол... Это Имлунд сказал, а ты сам понимаешь - он слова на ветер не бросает...
   - Не бросает, - согласился Керлик. - Но он сильно меня разозлил. Зелеш ещё не встречался с настоящим Хроном.
   - Ваши личные разборки меня не касаются, - отмахнулся Романд. - Вот что я знаю, так о наличии какого-то пророчества, в центре которого каждый раз оказываюсь я и имя Хрон. А почему бы нам не воспользоваться сложившейся ситуацией в нашу пользу?
   - Растёшь, мальчик, - старший чародей ухмыльнулся, затем поднялся, крепко, по-мужски обнял зятя и поцеловал в лоб. - Приветствую тебя, Романд Хрон!.. Ладно, а теперь иди - тебя ждут. Да, скажи Лите, что она самая лучшая! А то придумывает всяких "обожаемых сыночков" - просто натура у меня зверская, садистская. Надо же мне кого-то пороть.
   Зять лишь забавно поморщился - не поверил - и в сопровождении неизменного Пушистика убежал прочь...
  
   * * *
  
   В Школе Меча Гирелингеля Непопадающего и Делица Невыносливого гуляла воздушная тишина. Тому имелось множество причин. Во-первых, за окнами благоухал сиренью месяц Травень, месяц свадеб, посему многих из старших учеников отпустили к их невестам, а младших - на каникулы. Во-вторых, кое-кому досталось выйти на полевую практику. И, наконец, в-третьих, конкретно в этот момент в Главели царило раннее, сонное утро - не всякий храмовник глаза открыл.
   Делиц не спал исключительно потому, что накануне не упустил возможности погулять на свадьбе двух высокородных магов. Правда, полутролля не приглашали, но именно поэтому Камень туда и отправился, о чём нисколько не пожалел, как и те, кто с ним общался на празднестве - пел воин очень и очень недурственно. Жаль, не хватало Кляксы для дуэта - эльф, охочий до веселья и вина, на этот раз ни тем ни другим да на халяву не соблазнился. Видимо не желал встречаться с собратьями - на свадьбе в качестве свидетельницы невесты присутствовала сама эльфийская принцесса Ивелейн Сладкоречивая, отчего-то среди людей прозванная Златой. Девчонка, как оказалось, уже не первый год живёт в Главели, обучаясь в Школе при Магической гильдии, у конкурентов, которым, судя по отзывам, доставляла немало хлопот и волнений. А где принцесса, там и её свита.
   Полутролль сладко, со скрипом потянулся. Торжество удалось - эх, только до встречи новобрачных Делиц не дотерпел, хотя, признаться, воина распирало от любопытства. Интересно же, что учудят маги по этому поводу! Чародеи, однако, весёлый народ. Камень гулко хихикнул, вспоминая фонтан из сладкого торта, и отворил дверь в учительские покои.
   Несколько просторных комнат, в том числе гостиную и два рабочих кабинета, полутролль делил с Кляксой и ничуть не удивился, когда натолкнулся на оного. Изумило Делица другое: эльф был пьян, причём по-настоящему. На той самой стадии, когда со стороны выпивоха кажется абсолютно трезвым.
   - Остроухий, ты чего? - озабоченно охнул Камень и бросился к другу.
   - Не могу я больше, - простонал Клякса. - Не могу.
   - Чего?
   - Я предатель, Делиц. Самый настоящий предатель!
   - Ты с ума сошёл?! Что ты бормочешь?
   - Правду, - всхлипнул эльф.
   Полутролль осознал, что друг нуждается в экстренной помощи, и потому, рванув его за шкирку, без труда, благо в остроухих весу немного, вытянул во внутренний дворик. Там стоял бочонок с дождевой водицей, свеженькой - Травень месяц не только повальных свадеб, но и частых гроз - и поутру вполне прохладной. В эту водицу Камень и погрузил Кляксу. Через минуты две вытащил - эльф отплёвывался и тяжело дышал.
   - Полегчало? - хмуро, но вместе с тем заботливо поинтересовался громадный вольник.
   - Да, - оказавшись вне бочки, Гирелингель уселся на ближайшую скамеечку и вытянул ноги, даже не попытавшись отжать промокшую насквозь одёжу.
   - Больше дурь бормотать не будешь?
   - Это не дурь, - пожал плечами эльф.
   - Снова в водицу захотел?
   - Нет, - Клякса вскинул на товарища печальные глаза.
   В этот момент Делиц вдруг понял, что эльф не притворяется.
   - Рассказывай, - попросил он.
   - Хорошо. Камень, ты знаешь, почему Кер нам ничего не сказал о Маргаритке?
   - Почему ничего? - удивился полутролль. - Марго наш помер. Но для воина - обычное дело.
   - Но как он помер?
   - Это у Романда, зятька Кера, спрашивать надо.
   - Или у Ледышки - он тоже там был. Но почему он, вольник и наш Директор, друг наконец, ни словом не обмолвился о судьбе Марго? И, кстати, не справил о нём тризны! Чтобы вольник не почтил память другого вольника... Такое случается только...
   - Клякса, ты забыл: они, как ни крути, кровники - вот, возможно, и взыграла прежняя неприязнь.
   - Они и знакомы-то не были, - возразил эльф. - Да и кровники друг друга разве что прирезать могут, но уж за погибшего горькую стопку выпьют. К тому же, Волки за последних из Псов горой стоят. В поход всё с тем же Романдом, между прочим, и те и другие ходили!.. Нет, почивший вольник удостаивается забвения лишь тогда, когда он... предатель.
   - Пасынок?
   - Да, - кивнул эльф. - Каждый, кто хоть день служил в "Гончих Псах" или "Голодных Волках" знает о проклятии Вольных Отрядов - "Пасынках Света". И ты знаешь, Делиц. Но тебе не известно другое. Когда мы маршировали вместе с Волками, ты ведь особенно ни с кем и не общался, предоставив это мне. Я же рассказывал тебе и о Пасынках, но только всего я тебе так и не поведал. Кое-что утаил. Не все Псы погибли - некоторые выжили, и они знали, кто их предал.
   - Марго? - догадался полутролль. - Не верю!
   - Веришь... - Гирелингель тяжело вздохнул. - Когда я понял, кто такой Марго, я решил тебе не говорить - у тебя и без этой печали имелось немало забот. Я решил разобраться с предателем сам. И прекрасно знал, что другие его не найдут - ведь только мы с тобой кочевали из Отряда в Отряд.
   - Ты нашёл?
   - Конечно, хотя Марго покинул "Кукушек". Однако вместо того, чтобы сразу убить предателя, я зачем-то потребовал от него объяснений. И они меня задели. Ибо он не лгал, - эльф вытянул из-за пазухи шнурок, на котором висел маленький запечатанный кувшин. В подобных столичные модницы держали ароматические травы или духи. Для Гирелингеля, кажется, кувшинчик на шнурке был родовым медальоном. - Отцом Марго был маг-земляник, незаконный сын третьего императора Гулума. Не какого-то там высокородного, а самого правителя! Причём - старший сын. Император отказался от него по очень простой причине: из-за того, что мать его сына, бабка Марго, была чародейкой и сын её - тоже. Глупая причина, тем более что закон запрещающий носить корону магам канул в небытие. И истинный наследник оказался брошен на произвол судьбы... Для меня эта история слишком близка, чересчур. Я понимаю Марго, его чувства и очень хорошо. Ведь я сам наследник короны, которой меня лишили только за то, что вся моя родня, моя семья, клан ушли в другой Мир, а я остался здесь. Я желал жить среди своего народа, но народ отказался от меня...
   - Да, но ты не предавал из-за этого свой Отряд! - возмутился Камень.
   - Не предавал, - согласился Клякса. - Но начал слушать дальше. Обиженный имеет право на месть!
   - Какую ещё месть?!
   - Обыкновенную. За отца, - эльф погладил кувшинчик-медальон. - Отец Марго жил долго, как и всякий чародей. Настолько долго, что стал свидетелем того, как династия Лоххалей прервалась, разродившись девочкой. И тогда на трон полезли потомки Л-лотая! Но ведь существовал ещё один из Лоххалей, мужчина и истинный наследник, старшая ветвь, хоть и непризнанная!.. Отец Марго вмешался, предъявил права на корону империи. Естественно, змеёныш подколодной гюрзы рассмеялся "дядюшке" в лицо и отправил в темницу как самозванца, но дядюшка сбежал. Однако гюрзе уже служили "Гончие Псы". Не зря они носили это имя - загнали отца Марго. И убили. На глазах Марго. Ему самому в то время минул лишь первый десяток, но он поклялся отомстить за отца.
   Каким-то образом Марго обнаружил историю о "Пасынках Света" - думаю, бабка-магиня подсобила - и вступил в их ряды. Впрочем, становиться пасынком Марго не намеревался - он использовал их как удобный инструмент. Не более того. Они обучили его и, сами того не ведая, помогли отомстить. После чего Марго покинул их, уже размышляя, как уничтожить Пасынков - Мир, в котором он собирался жить, предавать он не желал.
   - Но предал.
   - Ты прав, Делиц, прав, но тогда мне казалось иначе. Я отпустил Марго, ещё не подозревая, что сам когда-нибудь присягну на верность гюрзе... Впрочем, как мне кажется, Марго удовлетворился местью и успокоился. Или же нашёл-таки способ, как вернуть себе престол. По крайней мере, Марго точно не участвовал ни в одном из мятежей против Л-лотаев - ни прямо, ни косвенно. Но подозреваю, что Романда он и впрямь намеревался убить. Собственно, потому и последовал за мальчишкой в другой Мир.
   - Да, понять Марго можно, - хмыкнул полутролль. - При такой семейной истории узнать, что у тебя под носом живёт такой же ублюдок... Хотя нет, ведь Романд-то ни на какую корону не претендовал!
   - Да, но и был единственным ребёночком у папаши. К тому же, не только Л-лотаем, но и Лоххалем. Да и что-то мне подсказывает, не так просто Марго к Керу подселился. В общем, встал Романд на пути у Марго, встал.
   - Ясно. Но отчего ты считаешь предателем себя?
   - Потому что не имел права скрывать. Тем более, существование Марго от императора и Ледышки.
   - Каждый ошибается...
   - Но мне - это непростительно, - Гирелингель вдруг резко сорвал печать с малютки-кувшина и одним глотком выпил его содержимое. - Прощай, друг.
   Изо рта эльфа вырвалось голубоватое облачко, во дворе запахло красным южным перцем. Яд. Позволяющий лишь дважды вздохнуть напоследок. Но не зря Делиц служил в Вольных Отрядах! Он активировал один из многочисленных амулетов - и кровь в жилах Кляксы замедлила ход. Конечно, отраву это не остановит, но задержит её распространение.
   - Нет уж! Остроухий! Ты - вольник! И ты - мой друг! Я не позволю тебе сдохнуть из-за своей дурной башки!
   В дело вступил другой талисман, вызывающий помощь. Помощь друзей по Отрядам. Этот, кажется, звал кого-то из "Шутов"... Материализовавшемуся посередь внутреннего дворика Новеллю Спящему в это чудесное, почти тёплое утро явно не хватало одежды. Хоть какой-нибудь.
   - Ты! Гора мяса! - взревел разъярённый магистр.
   - Ладно тебе, Скоморох, - оборвал гостя Камень. - Потом убьёшь. Сейчас Кляксе помоги.
   - Хм, - не стал распространяться чародей. - Один я не справлюсь.
   Рядом с Новеллем из воздуха появился какой-то незнакомый молодой парень.
   - Учитель? - недовольно произнёс мальчишка и тряхнул головой. - А можно было подождать, когда я оденусь.
   - На тебе ж панталоны. Чего ещё нужно? - хмыкнул в ответ учитель, и чародеи приступили к врачеванию. Полутролль молча наблюдал за магами.
  
   * * *
  
   Имлунд тянул с разговором, сколько мог. Сколько мог себя обманывать.
   Герцог Зелеш - и... нет, не боится - опасается! Есть чего. Керлик Хрон - не всегда и во всём послушный отцу Феллон. Не подчинённый роду Ёорундо. Не Романд, что способен понимать, прощать и любить. Не Эфа, бесконечно обязанный и безумно одинокий. Нет, не один из сыновей - ни родных, ни названных.
   Но задержка - всего лишь обман. Причём себя. Самый худший обман. Имлунд не желал обманывать себя по отношению к Керлику, герцогу хватило и Романда с Эфой.
   Романд... Вообще-то навещать следует мальчика, а не его тестя. Даже Эфа и тот сподобился, осмелился встретиться с Романдом, познакомился, пытается узнать его и его детей. С другой стороны, чего стыдиться Эфе? Того, что не любит и вряд ли сумеет полюбить родного сына? Глупо - Романд для Эфы случайность. И у Эфы есть своя вина, которую он искупил... впрочем, продолжает искупать. Благодаря которой стал идеальным императором Гулума и последним в роде Л-лотай.
   А вот герцогу Зелешу... Бзо! Тьма и Свет! Имлунд шёл в первую очередь за зовущей книгой, а уж затем - за всем остальным. Голос требовательной совести он способен заглушить, но не откликнуться на настойчивый зов книги уже не мог.
  
   Имлунд с интересом рассматривал сияющие стены замка. Вот их накрыла тень - в небе пролетел дракон - и вновь вспыхнули на ярком весеннем солнце. Красиво, напоминает Башню звездочёта в родном замке - любимое место Романда, не считая розария. Неудивительно, что мальчишке пришёлся по вкусу Чёрный замок.
   Герцог с усмешкой покачал головой. Его предупреждали, но когда он увидел обитель Хронов, всё равно поразился настолько, что не поверил глазам. Да и как в подобное поверишь? Воздушное, величественное белоснежное творение - и носит непритязательное, неподходящее ему имя Чёрный замок? Нет.
   Не ушёл восвояси Имлунд по одной причине - до ближайшей груды серых камней, родового гнезда покойного барона Меркуша, седмица конного пути. При наличии амулета переноса проблема расстояния снималась, но не поиска Керлика Молниеносного. Да и зов книги чувствовался рядом с белоснежным чудом куда отчётливее, нежели в той же Главели.
   Имлунд шагнул к воротам, протянул руку к молоточку. Небольшая калитка распахнулась, естественно, за ней никого не было. Гость пожал плечами - маги - и вошёл.
   Внутренний дворик встретил пустотой, чистотой и тишиной. Лишь из-за конюшни - нос уловил запах (или только намёк на запах) тёплого навоза и соломы - выглянула чёрная морда с хитрыми глазами. Она оценивающе оглядела светловолосого незнакомца, презрительно фыркнула и исчезла. Мелькнул кончик чёрного хвоста - по отвесной стене бесшумно карабкалась огромная пантера. Намётанный глаз Имлунда уловил какое-то осторожное шевеление между белоснежными зубцами наверху. Ещё одна кошка. Жесть. То-то этот паршивец в последнее время довольный жизнью ходит! Раньше по весне он волколаком завывал.
   Замок встретил гостя сонным спокойствием и уютом. Вот и верь после этого в страшные байки о чёрных магах!.. В воздухе царил аромат свежей выпечки, по стенам красовались ровным строем древние рыцарские доспехи в раскрывающихся поутру цветах. В отдельно лежащем шлеме тихо, но явственно похрапывала толстая крыса. Под усатой мордочкой покоилась миниатюрная подушечка, когтистые лапки натягивали на серое тело расшитое одеяло.
   Над спальней грызуна крепился шесток. На нём вниз головой, словно летучие мыши, висели вороны. Один раскачивался, другой кутался в крылья.
   Имлунд, немного понаблюдав за странной троицей, двинулся вперёд. Найти нужное помещение не составило труда - зов книги усилился и не отпускал.
  
   Керлик, казалось, не ждал гостей, особенно в своём кабинете. Маг сидел за громадным столом и вглядывался в длинный, норовящий скрутиться трубочкой свиток. Остекленелый взгляд, осунувшееся лицо - Имлунд без труда определил человека, всю ночь разбиравшегося со счетами. Герцог и сам частенько выглядел так же, благо из денежных дел давно оставил себе только Школу.
   Предупредительно скрипнула дверь, хотя, надо признать, при отлично смазанных петлях действо казалось не тривиальным.
   Хозяин вздрогнул. Взгляд его прояснился, лицо разгладилось. Осталось дождаться кривой усмешки и снисходительного "Наконец-то! Притащился!". Однако чародеям свойственно поступать не так, как от них ждут. Точнее - нет. Именно так, как ждут - неожиданно. Керлик Молниеносный исключением становиться не пожелал.
   Он встал, медленно вышел из-за стола и поклонился Имлунду. Поприветствовал главу Рода.
   Герцогу ничего не оставалось иного, как поклониться столь же глубоко в ответ. Приветствовал главу Таланта. Бывает и такое. Имлунд как читающий склонился перед истинным читающим Мир.
   - Мило, - оценил Керлик.
   - Я знал, к кому иду.
   - Изумительно! - маг обернулся и взял со стола книгу Имлунда, помахал ею перед носом владельца. - Хочешь получить назад?
   - Хочу, - не стал отпираться герцог.
   - Я не хочу тебе её отдавать... Конечно, можешь попытаться приказать мне, глава рода Змей.
   - Не буду. Почему ты не хочешь её мне отдать, читающий?
   - От читающего слышу. Потому как прочитал. Потому как знаю, что ты не только устроил появление Романда, но и почему ты это устроил! И задаюсь вопросом. Сделав это всё, зачем ты издевался над ни в чём не повинным мальчиком?! Мальчиком, который не мог тебе ответить! Никак!
   Имлунд побелел в бешенстве. Боль поглотила его сердце, и заглушить её могла лишь злость. Герцог цеплялся за ярость, чтобы не закричать в муке.
   - Что ты желаешь услышать, Керлик Хрон?! То, что знаешь? То, что я обвинил Романда в смерти матери? Нуйи. Той, которую любил всем сердцем... И что я заставил мальчика платить, дорого платить, платить моей ненавистью, за ту, которую предал? Предал я!
   - Нет.
   Чародей подошёл к гостю и спокойно, словно взрослый дитя, взял Имлунда за подбородок. Давно ничего подобного не случалось... Керлик осторожно коснулся щеки герцога - через миг оба смотрели на руку мага. На самом кончике указательного пальца сверкала бриллиантом капелька. Солёная. Горькая. Слезинка.
   - Я хотел увидеть это.
   - Тебе доставляет удовольствие моя боль? - взамен отобранной капельки на лице проложил дорогу ручеёк.
   - Нет, мне доставляет удовольствие видеть, что ты человек, Имлунд Зелеш. Ты не договорил...
   - Что? - герцог через силу усмехнулся. - Я слишком сильно любил Нуий, поэтому возненавидел Романда и жаждал убить, но поэтому же и не сделал этого. У него мамины глаза. Всё отцовское, а глаза и сердце Нуйи. Затем я охранял Романда из прежнего холодного расчёта... Идиот!
   - Нет, - снова покачал головой Керлик. - Нет, не идиот. Отбрось ты холодный расчёт - и Романд почувствовал бы твою любовь к нему. Твою любовь не к почившей жене, а к сыну! Вернее - он удостоверился бы в твоей любви. Такую радость он не сумел бы скрыть - вы оба оказались бы беззащитны... - чародей помолчал. - Знаешь ли, я понимаю все твои действия. И старательное отталкивание мальчика от себя. И попытку припрятать его в Уединение, хотя следовало сразу же отправить Романда в Гильдию.
   - Порой и я ошибаюсь. И в выборе союзников - тоже. Я не хотел видеть - и Мехен...
   - Да, я в курсе. Он с толком применил силу и воспользовался твоей, твоим желанием и властью над родом - хватило и Романда сковать, и ослепить случайных магов. Я о другом, Имлунд Зелеш. Ты хоть понимаешь, что перестарался? Переиграл! Мальчик - это одно большое сердце. И дважды он сорвался. Дважды чуть не превратился в камень! Но если во второй раз - во время вашего путешествия в тот Мир - Романд не причинил вреда никому, кроме себя, то в первый, когда от него, героя, отвернулись абсолютно все, он... Он чуть не проклял Мир... - Керлик внимательно смотрел на герцога. - Я потомок белого мага, который проклял свой род, породив тем самым проклятие для Мира. Но сотворённое Хроном по сравнению с действиями Романда показалось бы... Показалось бы словом "дурак", прочитанным по складам храмовницей, рядом с руганью пьяного наёмника! И даже это не отражает сути... О чём ты думал, Имлунд Зелеш, лишая Романда имени?
   - О том, что Мехен в противовес мне скажет "Молодец, Романд!" и поможет добраться до невесты... - герцог тяжело вздохнул. - Когда же этого не случилось, я уже оказался перед выбором - Романд или Эфа. Если бы я выбрал так, как хотело моё сердце, то Гулума, на который я положил жизнь, не было бы. Эфа умирал - только моя власть Зелеша могла спасти его. Я никак не успевал вмешаться в "процесс", при этом кто-то надоумил Имперский совет провести "суд" без вызова обвиняемого... Урок одному зарвавшемуся герцогу. И Миру крупно повезло, что никто существенно не пострадал.
   Керлик ощутимо вздрогнул - Имлунд говорил почти те же слова, что и сам чародей зятю.
   - Я успел отворить темницу. Романд воспользовался - его жажда увидеть невесту была велика. Я посчитал, что его нарождающаяся любовь пересилит всё... и не подумал, что и всепрощению Романда может иметься предел.
   - Может. Но к счастью я не опоздал, - тёмный маг устало улыбнулся и протянул собеседнику книгу. - Держи. Твоё ведь.
   Герцог в неподдельном изумлении уставился на руку Керлика и предмет, который она держала.
   - Моё, - согласился Имлунд.
   Книга перекочевала к нему за пазуху.
   - Имлунд, а что произойдёт, когда кто-нибудь настырный вроде Новелля и Эфеля всё-таки отроет неоспоримые доказательства того, что Романд третий змеёныш?
   - Ты имеешь в виду, - герцог, дождавшись приглашающего кивка, устроился на диване. Рядом присел хозяин дома, - что кто-то вдруг решит изучить генеалогическое древо престолонаследника?
   - Я же говорю - кто-нибудь настырный, - напомнил Керлик. - Твой старший сыновей не наплодил, средненький второй раз женат - и всё без детей. Опять остаётся на прицеле младшенький - хоть и назвали его принцем, а всё равно ублюдок.
   - И что он найдёт? Всем известного Л-лотая Гюрзу, третьего сына Зелеша Офидийского, последнего короля Змей? Это делает из Романда всего лишь потомка третьего змеёныша, - Имлунд улыбнулся своей змеиной улыбкой. - Ах, намекаешь на Нуйиту Лиххиль? Что ж, на том конце он наткнётся на Лоххаля Ехидну, первого императора Гулума.
   - Второго сына Зелеша Офидийского, - подхватил чародей, - в пользу которого отрёкся от короны Зелеш-младший, собственно, наследник последнего Змеиного короля. Но вот если ещё чуть-чуть копнуть...
   - И обнаружить грамоту об отречении? Откуда достоверно известно, что Лоххаль второй сын, но не Зелеша Офидийского, а его второго сына, ни в коем случае не имеющего права на престол... по старым законам...
   - Так как второй сын Зелеша Офидийского (и, к слову сказать, его наследники) был магом. И звали его Хрон Найя, - закончил Керлик.
   - Вероятность докопаться до этой информации мала, - Имлунд пожал плечами. - Но не нулевая. Если что, споём хором песенку на известный мотив "Ой, все мы гадины ползучия". Если понадобится, то и станцуем. Где тут третий змеёныш?
   Оба смерили друг друга донельзя странными задумчивыми взглядами, но не выдержали и расхохотались.
   - Теперь я понимаю, откуда у Романда дурацкое чувство юмора, - хмыкнул чародей.
   На это герцог решил не отвечать, хотя насчёт чувства юмора мог бы и поспорить.
   - Тебя что-то беспокоит, Керлик?
   - Да, внуки. Выходит, что их родители близкие родственники.
   - Свет и Тьма! Твоя дочь и Романд? - Имлунд недоверчиво всмотрелся в собеседника, но, поняв, что тот не шутит, пустился в объяснения. - Конечно нет! Род Хрон с его беспорядочными связями...
   Чародей кашлянул, но герцог не обратил внимания.
   - ...и страстью к женщинам с южных континентов сам по себе далеко отошёл от рода Лоххаль. А "дистанцию" между родами Л-лотай, Лоххаль и, кстати, Зелеш строго держали - не так уж и трудно, когда семьи не очень-то плодовиты и строго обрываются на девочках, как твой или мой. Да и Лоххаля, в общем-то. Так что за здоровье внуков не беспокойся - здесь полный порядок... К тому же, ещё один повод забраковать "третью змеёнышенность" Романда. А что знаем мы, то знаем мы - и никому не скажем.
   Имлунд замолчал, Керлик не стал продолжать разговор. Так они и сидели в полной тишине.
   Герцог вытащил из-за пазухи книгу, но не открыл - поглаживая кожаный корешок, смотрел поверх неё, куда-то вдаль.
   Чародей изучал гостя. Они виделись до этого раза единожды, и тогда Имлунд походил на грязный иссохший остов человека. Теперь это был полный сил и замыслов мужчина, ещё очень и очень молодой. Даже слишком.
   - Имлунд, - маг поначалу не собирался открывать маленькую тайну Романда, но передумал. - Кажется, мой зятёк наделил тебя бессмертием.
   - Это что? Я не умру? - встрепенулся герцог.
   - Умрёшь, но не скоро. Хотя, если жаждешь, то можешь и повеситься... Хочешь с ним увидеться? - Керлику не требовалось уточнять, с кем, а Имлуду кивать. - Сейчас позову. Заодно разбужу.
   - Раньше он поднимался засветло - любил встречать рассвет в Башне звездочёта.
   - Раньше у него не было двух вопящих, когда им вздумается, младенцев.
  
   * * *
  
   Несмотря на два чудных имени - Вилейта и Иванд, - близнецы больше соответствовали Дайте-поспать-маленькие-изверги. Они в отличие от родителей явно предпочитали ночной образ жизни. И всё-таки, попривыкнув к постоянным концертам то дуэта, то соло, Романд вновь просыпался до рассвета. Осторожно выскальзывал из тёплой постели, на цыпочках, бесшумно выбирался из спальни и оказывался на стене всегда вовремя - солнце поднималось из-за горизонта. Юный свет заполнял всё существо чародея и новый день представлялся прекрасным. Таковым и был.
   Из-за этой своей привычки Романд не пропустил появление гостя.
   Имлунд.
   Пришёл к Зо. За книгой.
   Вот так-то странно устроен Мир: отец - читающий - изгнал из дома в семейку читающих. Точнее - истинных читающих. С судьбой даже случайные не спорят. Или именно они не спорят?
   Герцог, на миг задержавшись во дворе, двинулся внутрь Замка.
   Подслушать? Нет. Романд не хочет стать седым, как магиня Линель из другого Мира. Лите нравятся светлые волосы, но не седые же! Конечно, Зо мог и обмануть, но... Нет! Уже один раз подслушал то, чего вовсе не хотел знать. Никогда. Если тесть и отец решат, что ему, Романду, надо, то сами расскажут.
   Заклинание сплелось само собой. Ниточка острого слуха уже поползла к кабинету Керлика, когда юного мага отвлекло какое-то движение. Романд развернулся. Так и есть - Иванд проснулся. И собирался возвестить об этом как можно громче.
   - Тихо, мальчик! - шёпотом попросил сына молодой отец. - У тебя же ничего не болит! Ты не хочешь есть, ты не мокрый. Зачем будить сестрёнку и маму?
   Малыш всем своим видом показал, что причина имеется.
   - Тебе скучно, - догадался Романд. - Папа с тобой поиграет.
   Но папе ещё следовало добежать до колыбели. Папа не успевал. Не задумываясь, юноша притянул к себе сына волшебством. И только тогда, когда у него на руках оказался ребёнок, Романд понял, что натворил. Он, наполненный утренним Светом, воспользовался белой магией, неприкрытой, откровенной, рядом с маленьким незащищённым чёрным чародеем.
   Романд обмер.
   Свет!
   И следом случилось нечто гораздо худшее. Юноша облегчённо вздохнул - волшебство не навредило Иванду, - как малыш ухватил ручкой сверкающий кристалл, гильдейский кулон.
   - Романд! Если с ним что-то... - Лита в ужасе смотрела на сына, который с довольным видом, не замечая ни взгляда матери, ни предобморочного состояния отца, пробовал на вкус золотую змейку Зелешей. Кристалл ребёнок уже оценил как несъедобный. - Да вытащи же у него изо рта свою висюльку!
   Юноша очнулся и отобрал "бяку" у Иванда. Малыш собрался выразить возмущение, но быстро отыскал новую забаву - забарабанил ладошкой по подбородку родителя. Тот не мешал, в замешательстве переводя взгляд с жены на кулон и обратно. Было чему удивляться.
   Несмотря на присутствие маленькой Виты во чреве матери, шрам на плече магини, свидетель первой ночи Литы и Романда, до конца так и не зажил. Со стороны он смотрелся красиво, тем не менее оставался именно шрамом, а не украшением. Для маленького чёрного мага прикосновение к кристаллу должно было оказаться смертельным или, по крайней мере, очень болезненным, однако Иванд не проявлял ни каких признаков беспокойства.
   - Он не боится Света! - наконец вынес вердикт Романд.
   - Как с Пушистиком? - предположила Лита. Видя, что ничего страшного не произошло, она отложила зверское убийство мужа на неопределённый срок.
   - Сомневаюсь. Здесь другое.
   Магиня проследила взгляд Романда - тот упирался в колыбель с просыпающейся Вилейтой.
   - Нет! - снова насторожилась мать. - Я не буду пробовать на своей дочери тёмное волшебство. Я не дура, в отличие от кого-то другого!
   Кого жена имеет в виду, Романд выяснить не успел - маленькая Вита, решившая, что брату досталось слишком много родительского внимания, запустила в многострадального папочку жгутик-прилипалу.
   - Чёрная магия, - сообщил в пространство отец, с трудом увернувшись от пакостного заклинания.
   - Но как?
   - Ты же чёрная магиня! - осенило Романда. - Ты физически не можешь родить чародея Света. А одного ли, двух - какая разница?!
   - Но ведь папа...
   - Вот именно. Папа! Зо! Чего ты ждала от чёрного чародея со стажем да к тому Керлика Хрона?
   - Романд! Прекрати наговаривать на папу! Один раз - удачная шутка, два - приевшаяся. Сейчас уже не смешно! - взбеленилась Лита.
   Юноша, ссадив разбушевавшегося Иванда в колыбель - тот, что удивительно, не огорчился, - осторожно подошёл к жене, присел рядом.
   - Лапушка моя, я не наговариваю на Зо. Он действует в интересах семьи.
   Дверь приоткрылась и в комнату осторожно пробрался Пушистик. Как оказалось, странный зверёк нисколько не огорчился появлению у создателя ещё двух, поглощавших всё внимание и силы существ. Более того, Пушистику понравилось играть с маленькими Витой и Ивом, а тем в свою очередь - с ним. Иногда зверьку удавалось убаюкать младенцев.
   Когда же все в доме были заняты, Пушистик играл в пятнашки с солнечными или лунным зайчиками - ему хватало того, что создатель жив и что он рядом.
   - Сдаётся мне, Лита, двуцветные, обладающие светлой и тёмной стороной волшебства, маги - редкость, словно затмение солнца.
   - Гений! - прокомментировала чародейка.
   - И как всякая редкость, - проигнорировал ехидный тон Романд, - они вызывают опасения. Наверняка существует масса страшных пророчеств о том, что появление в Мире двуцветного мага приведёт к ужасным последствиям.
   - Откуда тебе знать, что не приведёт?
   - А раньше затмения тоже считали катастрофами. И всего лишь потому, что во время оных кто-то расчётливый успевал пырнуть какого-нибудь князька ножом в спину или кто-то, зазевавшись, ломал себе ногу.
   - Но не все имеют такие же прогрессивные взгляды, что и ты, - продолжила Лита. - Поэтому, когда я родила наших близняшек, папа воспользовался ситуацией - отвёл от них подозрения дотошных магов.
   - Именно. Но почему Зо не сказал нам?
   - Романд, а зачем ты, например, задавал вопросы, на которые знал ответ, когда к нам приходил император?
   - Я не знал ответ! Ты просто неправильно поняла вопрос! Я ведь действительно не понял, по какой причине Эфа притащился к Зо, а то, что он мой отец... Какая разница?
   Пушистик пристроился в ногах Виты. Девочка сладко спала, засунув большой палец правой руки в рот. Рядом, в соседней кроватке сонно зевал Иванд. По всей видимости, двух часов сна для малыша оказалось недостаточно, но мальчик упорно в это не верил. Характер.
   - Действительно, никакой разницы, - согласилась Лита. - Но, по-моему, это отговорка. Слабенькая. Я тоже отговаривалась, когда думала, что ты сильно огорчишься, проведав тайну своего рождения.
   - Огорчился, - признался муж. - С другой стороны, обрадовался. Это объясняло поведение Имлунда.
   Магиня покачала головой. Её мужа следовало нарекать не Романд Случайный, а Романд Всепрощающий. Хотя - нет, не всепрощающий. Родного отца он не простил... Простит. Когда найдёт все объяснения, простит. Потому что поймёт.
   - Романд, а ты ведь тоже из редких, как наши с тобой малыши.
   - Что? - не понял юноша. - Ты об этих дурацких пророчествах про третьего змеёныша?
   - Не только о них, - хмыкнула в ответ Лита. - Вот. Прочти.
   Она протянула ему книгу.
   Романд, флегматично пожав плечами, открыл тоненькую тетрадь в кожаной обложке. Эта книжечка не встречалась юноше в библиотеке, хотя казалась знакомой. Где-то он похожую видел... У племянницы, что ли? Старшей дочки Феллона. Да, наверное. Точно - дневник. Странно, Лита дала прочитать свой дневник? Или странно, что Лита ведёт дневник? Девчонки!
   Пролистнув пару-тройку пустых страниц, Романд наткнулся на запись. Почерк не Литы. У жены он мягкий, округлый, при этом растянутый - в целом, напоминающий вязь или ветку декоративного плюща. Или вовсе - вязание. Юноша как и всякий маг держал в руках крючок: одна петля цепляется за другую, потянешь - всё распустится. У Литы каждое слово представляло собой незаконченное кружево.
   В тетради же каждая буква отстояла отдельно от другой: потряси - и посыплются чёрные "букашки"-фигурки. Рисовали их словно по линейке - в той же манере, что и эльфийские руны в Замке Путей. Такой текст воспринимался постепенно: сначала расшифровывались буквы, затем строящиеся из них слова и лишь после доходил смысл написанного целиком.
  
   Когда трижды змеёныш озарится Светом,
   Закроет Врата и склонится пред Тьмой,
   Мир раздвоится, не рухнув при этом,
   Но сменится Власть - к Чтецам перейдёт,
   И жалобный плач жизни начнёт.
  
   - Опять?! - взвыл Романд.
   Иванд беспокойно дёрнулся в кроватке, однако под ласковое воркованье Пушистика не проснулся. Вилейта вовсе проигнорировала выходку отца.
   - Да, да. Это "дурацкое" пророчество, - согласилась Лита. - Каждое действо применимо к тебе, особенно в свете... тьфу!.. того факта, что ты принял имя Хрон, тем самым окончательно подписавшись под этим предсказанием.
   Магиня поднялась, укутала детей и вернулась к мужу, села очень близко, так, чтобы прикоснуться плечом к руке Романда.
   - Но имеется другая мелочь. Несмотря на твою бесспорную трижды змеёнышесь и принадлежность к роду Хрон, Чтецы к власти не придут.
   - Почему? А Зо? Ты?
   - Я всего лишь жена престолонаследника и мать Иво, наиболее вероятного из вас двоих императора. Папа, соответственно, - тесть и дед. Не более... Да, конечно. Иванд - читающий, как и Вита, - Лита задумчиво поглядела в окошко. Солнце царило на безоблачном небе - так недалеко и до пустынного самодурства. - Если Власть и сменилась, то исключительно внутри нашего рода. Если же говорить об империи, то к Чтецам она перешла задолго до твоего рождения. Точнее - к чтецу.
   - Имлунд - читающий. И он фактически управляет Гулумов, - согласился Романд. - Тогда выходит, что пророчество перевёрнуто. По-моему, такого не бывает. Это ерунда!
   - А ты почитай дальше.
  
   Звеня, сойдётся серебро:
   Из двух - одно,
   Случайно, роком и судьбою
   Разрушит Мира все устои.
   Смещает верх, смещает низ
   Дитя всевластного каприз.
   Убей... Не сможешь...
  
   - Ох, Лита! Это вообще песенка! Мне Имлунд о ней рассказал. И относилась она к другому Миру, - юноша ткнул пальцем в первую строчку. - Мой жезл и мой меч могут сливаться в одно оружие - боевой посох. Настоящий Посох мага! Но не надолго.
   - Наверное, оттого, что пока ты ещё не маг, - предположила Лита. - Но сдаётся мне, что не могут сливаться, а представляют собой одно целое. Скажи, отчего чародей с мечом в руках вызывает усмешку?
   - Потому что когда-то давно волшебство отделилось от воинского искусства.
   - А теперь они воссоединяются. Вполне возможно, твой Посох - признак, следствие этого воссоединения... - магиня вновь замолкла, но видя, что муж открывает рот, заговорила. Лита ещё не закончила. - Из двух - одно. Это произошло в нашем Мире.
   - В лавке Керейна?
   - Верно. Жезл и Меч тянулись друг к другу, а папа хорошо знал, что тебе вручает, - он в Главели всё выведал ещё тогда, когда ты Врата закрывал.
   - И они звенели... - припомнил Романд. - Но следующее всё равно связано с моим походом в тот Мир! Там магия существовала в предметах. Для того чтобы спасти Имлунда, я сумел ею воспользоваться.
   - Конечно. Потому что если магия существует в предметах, то она существует и во всём Мире, а, следовательно, доступна всякому, кто умеет с ней обращаться, - с безжалостной правдивостью сообщила Лита.
   - То есть моя затея с сонничкой была глупостью? - молодой чародей спал с лица. Губы юноши дрожали - вот так, без предупреждения узнать, что круглый дурак.
   - Что ты! - магиня ласково погладила мужа по щеке. - Доступно-то волшебство доступно, но и добраться до него ещё надо - в туннелях перемещения оно ведь тоже доступно. Сонничка тебе помогла. Однако устоев ты там не нарушил. А здесь - сколько угодно. Женился, например, на чёрной магине, когда как белому тебе не положено.
   - Ха! Вот уж устой!
   - Разрушил проклятие Хронов. Понравился чёрным магам. Не пришёлся по вкусу белым, но оказался под их защитой... Ты взываешь ко Тьме и получаешь от неё помощь Светом! - Лита кивнула на тетрадь. - Ты читаешь, хотя даже не являешься читающим.
   Романд ошарашено уставился на книжечку в руках. Теперь он припомнил, где видел похожую: не у племянницы, а у тестя на столе в кабинете.
   - А что тогда "смещает верх, смещает низ"? Я думал... Ёорундо рассказывал... Мы пошли вниз, а двигались вверх... Хотя дело-то было всего лишь в Призрачных кругах...
   - Перемешиваешь события, как тебе удобно. То есть - случайно. Например, как с тем пророчеством про третьего змеёныша.
   - Но я не всевластен!
   - Ты случаен. Тебя не могу предугадать... не твои действия, а тебя самого. Не это ли всевластие?
   - Кто же я?!
   Он крикнул, но как-то шёпотом. Он не понимал. Ему хотелось бежать без оглядки куда-нибудь далеко-далеко и не останавливаться. Лита заставила думать о себе как о страшном чудовище.
   - Ты Романд Хрон, - нежно улыбнулась чародейка. Юноша успокоился. Хорошо. - Ты мой муж. Муж Лилийты Хрон. Ты отец двух замечательный малышей. Зять Керлика Хрона. Белый маг... А ещё - то самое затмение солнца, о котором складывают пророчества и из-за которого боятся сломать ногу. Но что до того затмению? Оно случается.
   - И всё так просто?
   - Да. И я сама поняла это тогда, когда ты объяснял мне про наших детей...
   Романд в попытке осознать всё, только что сказанное, замер. Взгляд юноши бессмысленно скользнул по полу, рукам, книге в них. Очередная страница сама собою перевернулась - на новом листе тоже сторонились друг друга угловатые буквы. Что-то наверняка интересное. Возможно о нём, о Романде. Возможно, объясняющее, зачем он появился в Мире. Слишком уж юноша верил в наличие причины.
   - Романд.
   - Да, Лита? - чародей с трудом вернулся к реальности.
   - Верни мне её, пожалуйста, - жена глазами указала на книгу, всё ещё покоящуюся на его коленях, всё ещё раскрытую.
   - Хорошо. Но в ней столько интересного!
   - Романд! - тон Литы из просящего превратился в командирский. - Она моя. Она мне нужна. Сейчас!
   Юноша с явной неохотой протянул книгу жене. Та, досадливо хмыкнув, отшвырнула собственность в дальний угол. Романд, проводив недолгий полёт недоумённым взглядом, привстал, но Лита резко дёрнула мужа за полу рубахи.
   - Ты что? Лита?
   - Романд, - её руки захватили в кольцо шею юноши.
   Чародей всё также изумлённо смотрел на жену, откровенно не понимая, что случилось. Какой демон вселился в Литу! Только что такую спокойную Литу.
   Тёмные глаза ничего не говорят...
   А потом Романд понял. От стыда и смущения отвёл взгляд, но быстро вернулся к любимым очам. И смотрел, смотрел, смотрел в них. Теперь он слышал их слова.
  
   * * *
  
   Керлик осторожно прикрыл дверь и неслышно отошёл прочь от комнаты - происходящее в ней сейчас его не касалось.
   Хорошая у него всё-таки дочка. И мужа себе неплохого подобрала. Вот только с папой ей не повезло. И с Миром не очень.
   Чародей вздохнул.
   - Затмение солнца. Ох, Лита-Лита! Почему же ты ничего не сказала раньше? Уже наточены ножи, уже вырыты ямы... - Керлик осторожно прикоснулся к тёплой каменной стене, ласково погладил. - И теперь я, кажется, понял, кто ты мальчик. Говорящий с Миром. Ты не заставляешь Его, в ответ Он просит тебя о помощи. Жаль, некому объяснить, что это просто-напросто Талант. Редкий - верно, но всего лишь Талант... А ты что скажешь, Замок?
   Чёрный замок промолчал. Что он мог сказать? Что вопреки устройству Мира, это самое устройство отлажено вплоть до мелочей? Ну, так хозяин и сам знает. Поэтому Замок молчал.
  
  
   Эпилог. Конец - делу венец, или На круги своя

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"