Филимончик Наталья Ивановна: другие произведения.

Прогулки по лезвиям рельсов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закончено

  Прогулки по лезвиям рельсов.
  Прогулка первая. Смотрящая чужими глазами.
  
  На фоне голубовато-зеленого города, сливавшегося с морем, мой осиной расцветки наряд выглядел дико, почти так же дико, как кровь на бледном розовато-сиреневом песке. Раздражающее пятно. Тело уже увозили, остался только обозначенный контур - казалось, будто на пляже истекает кровью невидимка.
  -Мне сказали, что я найду вас здесь, - я подошла достаточно близко, чтобы мужчина в условно гармонирующей с пейзажем бирюзово-зеленой форме меня услышал. Цвет формы полицейских постоянно резал мне глаза, мне казалось, что он должен быть другим - хаки, темно-синим, серым, да каким угодно, только не аквамариновым. Возможно, именно поэтому я и носила черно-желтое - чтобы им тоже было неприятно. Хотя, полагаю, их достаточно выводил из себя значок пси-службы. Я могла бы приколоть его даже к бретельке лифчика - и получила бы точно такой же эффект.
  -А, это вы, - детектив предсказуемо поморщился. Здесь не нужно было быть ясновидящей, чтобы предугадать реакцию. - Мне звонили вчера вечером. Послушайте, вам там совсем нечем заняться? Извините...
  -Семь трупов за десять дней, - произнесла я, словно зачитывая классу условие задачи. - Точнее, это уже восьмой. Вы полагаете, что справитесь сами? Отлично, я пошла за купальником, - поскольку предложения именно так и поступить не последовало, я присела возле контура и, сняв перчатку, прикоснулась к песку рукой. - Впрочем, сейчас явно не сезон...
  -Простите, - повторил детектив. Я встала и демонстративно отряхнулась.
  -Я тоже не знаю, зачем я здесь, - градус беседы давно пора было понизить. На берегу было нежарко, и в этом заключалась определенная прелесть, которой лишаться не хотелось. - Но мне приказано помочь вам. Если вы не будете мне мешать, все пройдет быстрее и спокойнее.
  -Вы раньше работали с такими делами? - похоже, его смущает мой возраст. Точнее, то, что я выгляжу молодо - своего точного возраста я не знаю. С годом и датой рождения у меня твердо связаны события, которых никто не помнит, кроме меня. Поэтому в документах все проставлено приблизительно - точнее говоря, от балды. Согласно им, я имею полное право работать и морально разлагаться в свободное время. Но собственному отражению в зеркале я бы травку не продала. Хотя здесь легкие наркотики можно приобретать с шестнадцати.
  -Да, - я решила умолчать о том, что последнее дело было засекречено. Я вообще иногда поражаюсь тому, что мне доверяют делать. Словно меня принимают за кого-то другого. - А вы когда-нибудь работали с пси-следователем?
  Он покачал головой и жестом пригласил меня отойти подальше. То ли здесь еще не все осмотрели, то ли ему хотелось пообщаться со мной более-менее наедине... Вот к этому я тоже не могла привыкнуть. Отражение в зеркале. Смесь интереса и страха, от которой в чужом исполнении тошнит, а в своем... тоже тошнит. Слишком давно мне кажется, что я здесь - чужая. Не только среди нормальных людей, на базе ощущения не ослабевают. Может быть, так чувствуют себя все пси с моим даром. Может быть, нужно быть чужой своему телу, чтобы входить в другие...
  Впрочем, как раз на этом берегу я чувствовала себя в какой-то мере своей. Субъективное ощущение. Я никогда раньше не видела такого неба - нежно-синего, в тонкой паутинке облаков, да и море впервые наблюдала не на экране. Было неплохо подойти к нему поближе. Несмотря на явно невысокую температуру воды и то, что в этой воде просто обязано было плавать. Вблизи этот мусор будет виден даже с моим зрением... поэтому я остановилась на безопасном расстоянии.
  -Послушайте, - детектив понял, что я не следую за ним, остановился и обернулся, - я действительно могу чего-то не понимать... но если вы уже чувствуете, говорите сразу. Я не настолько тупой, как полицейских изображают в фильмах.
  -Это не так просто, - я тоже повернула голову, отсюда было неплохо видно, как мельтешат члены следственной бригады. Машины с трупом в поле зрения уже не отмечалось. Быстро они тут ездят... и почти бесшумно. И к этому я никак не могу привыкнуть. - Я тоже работаю не так, как вы могли видеть в фильмах. Я не читаю ваши мысли, не вижу то, что происходило здесь ночью... Но рано или поздно я начну видеть глазами убийцы. Нужно только настроиться. Жаль, что я не увидела жертву... надеюсь, их еще не раздавали родственникам?
  -Вы хотите посетить морг? - что, не вяжется с моей внешностью? - На самом деле, все тела пока что там...
  -Замечательно, - я позволила себе улыбнуться. - Жажду познакомиться с нашими покойниками.
  Наверное, иногда нужно с порога ставить себя... вовне. Так, чтобы по отношению ко мне не появлялось ни родительских, ни иных мужских чувств. За исключением нормального для среднего человека отвращения к непонятному.
  Пси - непонятны, потому что научное объяснение их способностей и повторить-то способны немногие ученые, не то чтобы постичь... Я, например, не запомнила его. Все эти мозговые волны, приемо-передатчики... Аналогия с сетелефоном, из-за конструктивной особенности принимающим не предназначенные ему сигналы, только и запомнилась, равно как и простой вывод из нее - у меня мозг работает не так, как у всех. Другая химия, измененные нейроны... способность видеть чужими глазами, не самая частая и не самая бесполезная. Для следователя, например, очень полезно.
  Мне даже улики не нужны, да и на тела я буду смотреть потому, что мне нравится поддерживать железный имидж. Места преступления вполне достаточно. В прошлом деле тело как раз успели уничтожить... я так картинно просеивала пальцами пепел, как сегодня - песок, хотя на самом деле начала ловить отголоски уже по дороге к месту преступления... Иногда нужно соответствовать подсознательным ожиданиям, чтобы не получить неожиданной реакции от местных сил правопорядка. Все пси притворяются в какой-то мере... и все видели хотя бы один фильм о том, как мы работаем. Конечно, в фильмах правды нет. А то преступники бы нашли какой-нибудь способ реально обмануть пси-следователей...
  -Конечно, но вначале я представлю вас остальным. Сейчас подъедет глис, я его вызвал, - а, так вот почему меня так усиленно тащили к воде. Этот город не только протянулся ниточкой вдоль побережья, но и захватил часть моря. Естественные и насыпные острова, которые я видела из окна монорельсового поезда, населены, на одном из них расположен центральный офис полицейского управления. Куда я и звонила с вокзала, чтобы выяснить, где искать Дана Ренерта, к чьей следственной бригаде меня прикрепили консультантом.
  Естественно, отсюда проще добраться по воде, чем возвращаться в город и ехать до моста... Живым быстрее напрямик. Это я понимаю.
  -А нас не обольет? - я многозначительно посмотрела на мелкие волны, в которых что-то блестело. Я надеялась, что это блики, а не упаковки от снэков.
  -Да вы что, глиса никогда не видели? - на меня тут же посмотрели как на идиотку. Я пожала плечами и вздохнула. Ничего, имидж еще восстановлю. Не объяснять же человеку, что я отождествляю это водное средство передвижения с теми, которые засели у меня в ложной памяти... А глис действительно не похож ни на катер, ни на моторку. Он как-то так двигается, что от него волны не разбегаются... Точнее, вода проходит под дном и выходит сзади.
  Глис остановился где-то в полуметре от берега, нам перекинули нечто вроде складного пандуса - без поручня, но широкий и не слишком шаткий, так что туфли я не замочила. Как только детектив занял свое место, этот временный мостик втянулся в борт. Пассажирские места от возможных брызг защищало нечто вроде стеклянного пузыря - точнее, пластикового, стекло иначе звучит, когда задеваешь его головой. Зацепилась, кстати, не я, а детектив - он все-таки выше...
  -Я опять вас чем-то обидел? - поинтересовался он. Не слишком громко - двигатель и здесь оказался почти бесшумным, только чуть шипела вода за кормой.
  -Нет, но вы угадали, я не работала на побережье, - я демонстративно смотрела на воду. Странно, ложная память здесь почти не обманывала, цвет воды на приличной глубине именно такой... хотя, разумеется, пузырь тоже дает небольшое искажение, как и экран сетелевизора. - И, предвижу ваш вопрос, не отдыхала.
  -Следователь Винтер... - прозвучало спустя двухминутную паузу.
  -Да, детектив? - только сейчас я повернулась к нему.
  -Если вы его найдете... я буду вам очень благодарен.
  -Не беспокойтесь, найду, - я снова уставилась на волны. Такие знакомые. Именно сейчас, когда холодно. Иллюзия, очередное коленце памяти... еще немного, и я просто не выдержу. Я никогда не была в этом городе, я и название его впервые услышала позавчера. Почему здесь я не чувствую такого отторжения? А ведь к нему так привыкаешь, оказывается... как глубоководная рыба в давлению. Привыкаешь и жаждешь настроить всех против себя, потому что иначе все как-то не так...
  В прошлый раз все было так, как надо. Даже смешной скептик, не доверяющий пси, был к месту. А здесь... Детектив - живой человек, которому откровенно неприятно и то, что творится в его городе, и то, что его людей считают недостаточно компетентными, чтобы раскрыть это преступление, и то, что это мнение, возможно, правдиво. Остальных я пока не видела - только тех, кто бегал по берегу, но они явно не относятся к интеллектуальной части бригады. Им меня даже показывать было не обязательно. Что ж, не мне критиковать следственную работу, она организована так, как положено. По закону, который мне просто не совсем понятен. Не перечитывать же книжки, в которых все было описано иначе... чтобы узнать, что половины этих книжек не существует, а написанное в остальных полностью соответствует единственной реальной действительности.
  Сама не знаю, для чего до сих пор цепляюсь за ложную память и почему так радуюсь, когда она совпадает с реальностью хотя бы в очевидных мелочах. Казалось бы, достаточно долго живу в этом мире, чтобы осознать, что никакого другого нет и быть не может... кроме разве что тех, что вымышлены фантастами. И в реальности тоже не существуют.
  Глис доставил нас на место довольно быстро. До здания управления нужно было пройти всего несколько десятков метров, да и прочие строения заслоняли горизонт, поэтому ничего примечательного я не увидела - кроме, разумеется, видимого в просветы между домами моря и высоких мостов, соединявших острова - поддерживающие их тросы выгибались ажурными дугами, видимыми даже поверх крыш. Интересная архитектура... не имеющая ни малейшего отношения к делу.
  Коллеги Ренерта оказались в основном мужчинами, за вычетом одной дамы, но пол этого создания с короткой стрижкой и мощным телосложением определить было так же сложно, как и мой возраст, если бы она не носила юбку. Впрочем, мне нужно было всего лишь знать их в лицо и записать в свой сетелефон контакты. Чтобы в случае чего не тормозить с выходом на связь.
  Пока досье переписывалось в мою машинку, один из мужчин предложил мне стим, я согласилась. Легкие возбуждающие никогда не сбивали мою настройку, это было твердо установлено в процессе обучения. Пси всегда должен знать, что помогает или мешает проявляться его дару... Я чувствовала себя немного сонной, поэтому напиток со вкусом экзотических ягод был явно не лишним.
  -Совсем плохи наши дела? - второй мужчина покосился на мой значок.
  -А вы как думали? - я отставила бумажный стаканчик и посмотрела на дверь. Ровно через полсекунды она распахнулась, и вошел ненадолго покинувший нас детектив. Ну, слух у меня тоже хороший...
  -Я договорился насчет вашего визита, - сообщил он. Я тут же встала, одернула пиджак и изобразила готовность пялиться на трупы. Собственно, на них зачастую любоваться приятнее, чем на нормальных людей. Лежат, тихонько разлагаются, глупых вопросов не задают... дабы исключить общение с детективом, я уставилась в экран, открыв подпапку со списком жертв. Почему-то без прижизненных фотографий, странно. Имена же известны... ну ладно, трупы я все равно увижу, а судя по имеющимся данным, изуродовали их не сильно. Один-два удара, в область грудной клетки и сонной артерии... я не специалист, но уже могу сказать, что цель свою убийца представлял неплохо. Серийный маньяк... весело. Обычно убивают все-таки женщин и детей, а не взрослых мужчин... судя по датам рождения - некоторые не первой молодости, но не совсем старики, могли сопротивляться. Странный выбор жертв.
  Не то чтобы мне так уж нужно было строить версию и рисовать психологический портрет. Настройка пройдет и так, меня неплохо натаскивали. Просто для себя... интересно же. Тем более, у меня в файлах написано, что я - следователь... и пока что опровержения не поступало.
  Я еще раз промотала список, глаз зацепился за места работы.
  -А что это за станция 'Аваалан'? - поинтересовалась я, не сбавляя шага. Мне вообще несложно ходить, когда я параллельно читаю. Наоборот, спотыкаюсь меньше.
  -Биологическая станция, - ответил детектив, довольно быстро переварив вопрос. - Рыб изучают. Станция большая, работает круглый год...
  И, надо полагать, все сотрудники проживают в городе. Было бы подозрительно, если бы они все ютились на одном островке... Сейчас мертвый сезон, чем еще может заниматься значительная часть оставшихся в городе людей? Естественно, с местом работы их смерти пока не связывают. И я не связываю - мало ли, вдруг тут чисто косвенное отношение? В конце концов, проще убить человека, который каждый день выходит из дома в одно и то же время, использует одинаковый маршрут...
  -Такое длинное здание на дальнем острове, - из окна поезда его было видно. Точнее, было видно какие-то надстройки в углах крыши. На моем сетике есть функция увеличения изображения, мало ли что сфотографировать понадобится.
  -Да, - передо мной распахнулась дверь лифта. Похоже, мы спустились на два или даже три этажа под землю. Здесь было холоднее, чем даже снаружи на ветру. Что ж, мы просто приближаемся к моей цели. Стимовая бодрость от холода только усилилась, покрывшись налетом легкой неуместной эйфории.
  Еще несколько шагов, двойные двери, открывающиеся в обе стороны, чуть более сильный холод. Запах каких-то препаратов, запах мертвых тел... почему-то подсознание подбрасывает ложные образы, словно я была в таких местах... нет, скорее просто где-то видела. Все работавшие со мной специалисты удивлялись, что я почти полностью, хоть и искаженно, помню сюжеты множества сериалов, фильмов и телешоу, но при этом почти ничего не могу сказать о своем настоящем прошлом. Сплошные искажения. Хотя, конечно, это не имело особого значения - пси в любом случае себе не принадлежит, не помнить прошлую жизнь даже выгоднее. Живешь настоящим, ни о чем не скучаешь и не сожалеешь. Собственность государства, пси Натали Винтер. Впрочем, имя я себе придумала сама, это мне позволили.
  -С кого начнем? - бодро, словно рекордсмен по поглощению стима, спросил местный эксперт. Спросил у детектива, Ренерт тут же посмотрел на меня, словно передавая вопрос по эстафете. - Последнего я не трогал еще, только описывать начал, - пояснил этот могильный червь, послушно обращаясь уже ко мне.
  Собственно, эксперт выглядел не так уж отвратно - обычно мне нравятся остролицые темноволосые мужчины, а уж если они при этом носят хвостик, так и вовсе антипатии не вызывают, но данный конкретный моложавый субъект мне не понравился. Хотя против невысокого роста у меня тоже предубеждений нет.
  -Вот его и покажите, - спокойно предложила я. Так и тянуло съязвить насчет холодных закусок, но я удержалась. Мне казалось, что этот птицеподобный обитатель покойницкой шутку не только оценит, но и подхватит... Наверное, меня оттолкнуло от него то, что я показалась ему симпатичной. Иначе - зачем бы он так суетился, непонятно для чего двигая стоячий светильник, прежде чем церемонным жестом откинуть простыню, небрежно прикрывавшую лицо покойника?
  Вот на этом месте мне и поплохело, потому что этого мужчину я определенно где-то видела. К счастью, умение держать имидж помогло и здесь. Я лишь, будто бы отдавая дань усилиям эксперта, небрежно щелкнула неживое лицо, дабы рассмотреть его подробнее в спокойной обстановке, и попросила показать следующего.
  По крайней мере, у холодильников можно было дрожать, не опасаясь демаскировки - для моего костюма здесь было холодновато. Но на самом деле мне, честно говоря, было жарковато. Было слишком рано... я физически не могла настроиться так быстро. Но морды покойников, в отличие от имен, были мне знакомы. Так может быть знаком... ну не знаю, актерский состав посмотренного года три назад сериала. То есть, я их где-то видела неоднократно, на протяжении как минимум нескольких дней... иначе просто не запомнила бы лиц. И уж точно не узнала бы их вот в таком виде...
  Впрочем, мой дар может качественно скакнуть, кто его знает... Теорию я изучала по собственному почину, чтобы быть в курсе, чего от себя ждать. Но что-то из области интуиции подсказывало, что не все так просто. Видела я этих морских биологов. Точно видела. И что, забыла? Как забыла всю прошлую жизнь? Но почему вспомнила сейчас?
  Очень хотелось найти какую-нибудь причину для поездки на 'Аваалан', но, увы, там еще никого не убили, все тела находили в пределах города. А жаль... Здания я запоминаю намного лучше, чем лица. Если бы я когда-нибудь была на этой станции, пусть даже в глубоком детстве, я бы ее точно припомнила.
  -Вы что-нибудь увидели? - я не успела даже почувствовать облегчение, когда двери хлопнули за нашей спиной, и наконец-то стало теплее. Поэтому я немедленно разозлилась и ответила детективу цитатой из той же теории. Что на такой ранней стадии пси может начать видеть, если очередное убийство происходит прямо в данный момент. И то не всегда.
  Читать полную лекцию и сообщать детективу пару занимательных фактов насчет того, что настройка быстрее происходит в знакомом месте, я не стала. В конце концов, я не так уж и хорошо понимала, что происходит. Может, это вообще проверка? Но меня уже признали пригодной даже для сложных и деликатных дел. Зачем проверять еще раз, да еще и так - с настоящими трупами...
  Я настолько расстроилась, что даже позволила детективу довезти меня до отеля, хотя с использованием навигатора в сетике у меня никогда проблем не было. Эта программа как раз предназначена для полных топографических кретинов. Правда, опомнилась я вовремя, так что до номера дотопала уже в гордом одиночестве. Впрочем, тут могла играть роль не внезапная симпатия, которую я не люблю вызывать, а банальное желание защитить приглашенного специалиста, еще не выдавшего ключевых для раскрытия дела данных. Довольно разумное поведение, ведь никто не застрахован от того, что маньяком окажется кто-то из следственной бригады. Или от того, что маньяк - скрытый пси... хотя остаться скрытым в сознательном возрасте может только подлинный гений.
  Что ж, даже в этом случае я смогу увидеть его глазами все необходимое. И охранять меня так уж рьяно не нужно... это я с виду не могу за себя постоять.
  С бронью проблем, разумеется, не было. 'Анзур' пустовал, можно было селить хоть целую делегацию. Так что номер мне достался приличный, и вещи мои, которые я отправила с вокзала, уже туда закинули. Впрочем, сколько там было тех вещей...
  Стим отодвинул к вечеру все проявления дорожной и нервной усталости, так что, помыв руки и ополоснув лицо, я была готова продолжать умственную деятельность. По крайней мере, фотографии мест преступлений в деле есть. Вот на них и полюбуемся, а покойников пока тревожить не будем. Хоть я их и нащелкала на всякий случай, в памяти они отложились куда как качественнее.
  Несмотря на то, что я подключила сетелефон к проектору, входящему в оборудование номера, эффекта присутствия фотографии, увы, не дали. Я забила адреса в навигатор, обнаружила, что до третьего из них можно за полчаса дойти, и решила прогуляться. Маловероятно, что там будет крутиться искомый маньяк, но на всякий случай я набросила вместо пиджака куртку - в ее кармане табельный шокер почти не виден.
  Собственно, оружие мне не понадобилось. Смотря одним глазом в навигатор, другим я все-таки оценивала обстановку, на редкость унылую. Тускло освещенные улицы были пусты. Лишь один раз фонари, развеивавшие сумерки, вспыхнули ярко - когда по улице пронесся микроавтобус, - и тут же переключились обратно в режим экономии. На пешеходов фотоэлементы, естественно, не реагируют - но для того, чтобы не спотыкаться, света вполне достаточно.
  Итак, место... я остановилась перед искомым домом и принялась обходить его, ища приметы, запомнившиеся с фотографии. Так... вот, на кусте все еще болтается обрывок бело-оранжевой пленки. Несколько дней прошло. Кровь, естественно, подчистили, но так даже лучше...
  Я подошла к толстому дереву - похоже, магнолии, кора довольно характерная, - и оперлась рукой, чтобы в случае чего не упасть. Вдруг накатит прямо сейчас... тогда станет ясно, что кажущаяся знакомость убиенных - всего лишь дежа вю. И у меня таки качественный скачок... и меня больше не будут посылать в такие занюханные города, потому что сильные мира сего подобных мест не посещают.
  -Девочка, ты заблудилась? - женский голос заставил меня рефлекторно сунуть свободную руку в карман, прежде чем обернуться. Но меня потревожила всего лишь безобидная пожилая дама с большим инсом на поводке. Пушистое шестилапое создание было облачено в блестящий намордник, хотя уже по расцветке было понятно, что основные гены этой дорогой химерке подарил шмель. Элитность домашнего животного меня успокоила, и из кармана я достала сетик, чтобы показать наглядно - нет, деточка не заблудилась. У деточки есть навигатор и вообще, она, допустим, кого-то ждет... даму демонстрация явно удовлетворила, и та двинулась дальше.
  А я на секунду закатила глаза и, машинально, на всякий случай, посмотрев на экран телефона, собиралась спрятать его обратно, но мой взгляд словно примерз к дисплею. Потому что на нем светилась не моя любимая заставка с групповым портретом героев шоу 'Зиккурат', а вели диалог в 'жабке' неизвестные мне лица. Некий rinxor поливал некоего же Norst'а. Строчки прыгали, зачитавшись, я не сразу поняла, что вижу не свой сетик. Модель была та же, но из гнезда для наушников высовывался провод, чего у моей машинки не наблюдалось.
  Norst уже явно был на той грани, которая побуждает большинство людей нажимать кнопочку 'игнорировать', но продолжал отбрехиваться, в основном пытаясь выяснить, где его оппонент почерпнул столь интересные сведения о характере его, Norst'а, занятий...
  'Конечно, ты всем лжешь, стыдно ведь признаваться, что ты - такой подонок? Таких тварей, как ты, убивать мало, ты-то с другими еще хуже поступаешь... Тебя бы сунуть с головой в неестественную среду, а потом отпрепарировать - взвыл бы от такой справедливости, тварь? Жаль, за каждого, с кем ты так поступил, ты никогда не расплатишься, жизни не хватит!'
  'Да кто тебе это сказал? Я вообще ничем таким не занимаюсь, читать умеешь?'
  'Умею, тварь. Все вы одно дело делаете. И все лжете. Нельзя в такое дело влезть и человеком остаться. А ты еще гордишься, тварь, открытым текстом написал, где работаешь - думаешь, никто не знает, обдурил всех?'
  'Это уже не смешно, чего вы от меня хотите?'
  'Тварей убивать надо. Только я милосердный, тварь, я на первый раз прощать умею, но еще увижу тебя на открытом канале - заказывай гроб. И бросай ты это дело, если окончательно не скурвился, урод'.
  'Кто ты вообще такой?'
  На этом разговор оборвался, и я поняла, что, похоже, застала нашего маньяка за весьма непрезентабельным занятием. Ну что ж, сейчас посмотрим, не получится ли из этого разговора выжать что-нибудь интересное. Я влезла на сервак 'жабки', дождалась, пока изо рта анимированной лягушки не вылезет язык с полями для логина и пароля, после чего ввела свой, дающий право доступа к данным чужих аккаунтов.
  Ничего интересного, увы, узнать не удалось. Маньяк предпочитал анонимность и использовал прокси, юзер rinxor вообще зарегистрировался два часа назад и никаких данных о себе, разумеется, не указал. Собственно, и разговор продолжался всего одной фразой: 'А никто, просто мне скучно, нечем заняться, а вокруг бродят всякие твари, и мне надоело на вас смотреть', после чего замученный Norst таки отключился. Его номер я тоже пробила, и обнаружила в открытом профиле незнакомой мне соцсети. Там же значилось, за вычетом имени-фамилии, много контактной информации, в том числе и место работы. 'Аваалан'.
  Первой мыслью у меня было, если честно, 'свихнувшийся эколог'. Люди, способные облить краской натуральную шубу, выпустить из лаборатории зараженных подопытных животных и совершить еще парочку столь же несуразных сомнительных подвигов, могут решиться и на убийство - если жертва действительно уличена в чем-то непотребном типа экспериментов на живых существах или захоронении в ненадлежащем месте ядовитых отходов. Иногда просто берешь в магазине пакет - и то какая-нибудь студентка с заляпанной тканевой торбой так посмотрит, будто ты в этом полиэтилене собираешься заживо младенца хоронить.
  Но обычно свихнувшиеся на таких вещах люди хотят, чтобы все знали, за что именно была казнена очередная тварь. Даже если коллеги твари и полиция по просьбе высоких структур скрывают информацию о подробностях профессиональной деятельности жертвы. И не станет психанувший эколог говорить по-детски, что, мол, скучно ему... оттого и на тварей поохотиться решил. Я почти слышала его голос, произносивший это оправдание... молодой голос, словно принадлежащий одному из тех ребят, что бегают по стройкам с самодельными бластерами и в накладных ушах.
  И что, звонить Ренерту, говорить - так мол и так, подключайте компьютерщиков, зацепка есть? Я беспомощно отряхнула о брюки запачкавшуюся после контакта с корой ладонь и пошла прочь из двора. Детектив не узнает, что я лазала в сеть, а мои кураторы все равно не поймут, чего это я искала текст банального содержания. Долг перед обществом требовал звонить незамедлительно, тем более - еще не поздно... а вдруг утром мы обнаружим очередной труп? И одним звонком я могу спасти чью-то жизнь?
  'Нет, он не станет убивать, - уверенно сказала я себе. - И вообще... вдруг у меня сбой, и я настроилась не на того? - это было беспомощной отмазкой, сбоев у меня еще не было. - Или... убийца не один работает, а этот парень - вроде его наводчика?' В конце концов мне надоело себя уговаривать, да и до гостиницы я уже дошла. Похоже, стим из меня просто уже выветрился. Можно было выпить еще, но я предпочла принять душ и лечь. Что-то внутри упорно подсказывало, что звонить не стоит. Иначе я так ничего и не узнаю. Эта причина, наверное, была основной. Спокойным мой сон, впрочем, все равно не был. Да и заснуть удалось не сразу, несмотря на то, что хотелось. Глаза просто не закрывались, стоило выключить свет. Поэтому я включила проектор, с того же пульта, и минут пятнадцать втыкала в интеллектуальное, судя по названию канала и минимуму рекламы, кино. Веки тут же начали слипаться без моего участия, чего я и добивалась.
  Но даже с закрытыми глазами я чувствовала что-то вроде прилива тревоги - нарастающие волны накатывали одна за другой, пока не накрыли меня с головой... а потом я выплыла из них и увидела себя - на койке, напоминающей больничную. Точнее, психбольничную - из-под тонкого матраса торчали скобы для закрепления ремней. Я могла поклясться в одном - это не сон. Это когда-то было... что ж, амнезийных с галлюцинациями именно в такой обстановке и держат... Я не контролировала движений, в воспоминании я встала и подошла к окну. За окном был, несомненно, Анзур. Не отель, а одноименный город, которого я точно раньше не видела.
  Видела, значит... просто в другом ракурсе и почти ничего не соображая. Я начала дергать защелку, понимая, помня откуда-то, что темное толстое стекло не поддастся ударам... это был примерно пятый или шестой этаж, судя по высоте, из сегодняшнего дня я могла сказать точно. Через улицу стоял самый обыкновенный жилой дом, облицованный, как и многие в этом городе, местной ракушечной плиткой, там были люди...
  Обессилевшая рука, ломая ногти, пыталась вырвать защелку. Пластик поддавался, но в замке двери уже поворачивали ключ, и нужно было остановиться...
  Я так и не увидела, кто вошел. Проснулась, чувствуя, как бешено стучит в ушах пульс. Я была здесь? Что со мной делали? Какого неприличного слова меня вообще послали сюда, в таком случае? Испытание на лояльность? Все-таки испытание? Или - ошибка?
  Я обхватила пальцами голову, ничего не понимая. Если меня изначально лечили здесь, это должно быть отражено в досье... Хотя... это может быть проблеск ложной памяти. Надо проверить, я практически обязана это делать.
  Видимая в окно улица врезалась в мою память очень четко, а детали увиденного меня учили отмечать. Номера домов в этом городе стояли на старых, немного побитых временем, но довольно больших жестяных плашках. В видении, впрочем, плашки с двойкой и семеркой выглядели совсем новыми. Море виднелось далеко за домами, еле заметной дымкой. Значит, берем навигатор, режим объемной карты... сетик, к счастью, я положила рядом с кроватью. Попутно узнала, что на часах четыре утра. Ничего, я легла рано.
  Покрутив карту, я примерно выяснила район поисков. В конце концов... до начала рабочего дня еще есть время. Вот прямо сейчас оденусь, выйду и найду этот дом. Или выясню, что его никогда там не было, и забуду страшный сон... как, собственно, страшный сон. А позвонить можно будет и потом... выяснить, не убили ли кого с моего попустительства. Ничего, моя совесть, наверное, переживет.
  Только непонятно - почему мне не снился остров. Это почему-то волновало сильнее, чем успехи 'моего' убийцы. Если мне знакомы лица... отчего тогда место другое? Дело из категории общественного долга переползло на очень маленькую, мою личную территорию... и я словно проснулась. Позволила выйти наружу той части себя, о существовании которой я догадывалась... а мои кураторы, кажется, нет.
  Эта часть не боялась пустых улиц и не собиралась пользоваться шокером. Она готова была в случае чего уйти... сделать то, чего я боялась, хотя в теории такие вещи не просто возможны, а наблюдались неоднократно. Мы, умеющие видеть чужими глазами, на самом деле способны не только на это. Мы способны сменить тело... если старое окажется непригодным. Меня это в разные периоды жизни то пугало до дрожи, то как-то мрачно обнадеживало. Я жалела лишь о том, что преступники не знают о такой возможности.
  Сейчас я не волновалась по этому поводу ничуть. Своего 'контактника' я еще не подставила и не подставлю, если окажусь права. Правда, если у него не окажется зачатков дара, то переселение будет последним в жизни, но я переживу. Только бы знать... почему все это было. Ради этого сменить одно чужое тело на другое, не менее чужое... не страшно.
  Наиболее подходящее здание оказалось заброшенным, и я почти обрадовалась этому факту. Что бы я делала, окажись здесь действующее подразделение нашей службы? Здрасте, ночная смена, я тут зашла стима попить, и позвольте попялиться с пятого этажа на улицу?
  Здание выглядело довольно опрятно, несмотря на то, что окна были выбиты, как и стеклянные украшения фасада, призванные создавать иллюзию сплошного кубика, и казалось скорее недостроенным, чем брошенным. Довершал впечатление забор, на котором болтался обтянутый пленкой лист с надписью 'реконструкция'. Правда, ни малейших признаков того, что какие-то работы тут ведутся. Утро, конечно... но на площадке пусто и голо - ни стройматериалов, ни следов обитания рабочих.
  Я прошла вдоль забора, который выглядел, кстати, так, словно огораживал не недостройку, а режимный объект... и почти сразу же нашла брешь в обороне. Со стороны примыкавшего к зданию заросшего пустыря. Кусок бетона был выломан, потом небрежно заложен кирпичом... так, что получились натуральные ступеньки, по которым можно было подняться. И перемахнуть через проволоку, которая, впрочем, была не под током. Просто колючей. Так, а на ту сторону я прыгать буду, получается... я заглянула за забор, посмотреть, свободна ли полоса для приземления, и увидела чуть дальше еще один пролом. Странно выглядит, словно симметрично ударили два когтя. На вторую дырку почему-то кирпича не хватило, ее чисто номинально прикрывал кусок проволочной сетки, под который можно было пролезть. Если бы не куст, за который сетка цеплялась, ее явно отсюда давно утащили бы. Во всяком случае, с большинства крепивших ее к стене костылей сетку сняли.
  Умудрившись не сильно испачкаться, я пролезла на территорию и убедилась, что насчет нетипичного вида площадки была права. Она смотрелась чуть ли не выметенной... только бесконтрольно валялись листья, нанесенные ветром с полоски заросшего пустыря.
  С улицы меня видно не было, если не подходить к воротам, да и какие прохожие в такую рань? Проникнуть в задние было легко - двери разделили судьбу окон. Внутри все еще больше напоминало долгострой - никакой отделки на стенах и полу, как будто ее даже не сняли... а никогда и не было. Впрочем, внутренние перегородки были на месте. И лестницы тоже, местами на них даже сохранились столбики для перил.
  Поднимаясь, я чувствовала, как возрастает мое волнение. С каждой ступенькой. Словно там, несколькими этажами выше, все будет как тогда... Нет, разумеется, все то же запустение. Организовано устроенное. Просто вывезли все, по чему можно было бы установить суть происходившего здесь раньше. Зато на верхнем, шестом, этаже меня встретило скромное, словно страдающее от одиночества и смущающееся собственной смелости, настенное произведение. Незамысловатое, в одну краску, увековечивающее название одного малопопулярного музыкального коллектива. Почему-то, увидев его, я сразу успокоилась. И дальше двинулась довольно бодрым шагом, отложив все мысли на потом.
  Так, если это и не то окно, то соседнее... ободранные комнаты, похожие то ли на палаты, то ли на офисы, ничем друг от друга не отличались. Но вид - тот самый... только в этот раз не хочется выходить в окно, тем более что стекла в нем больше нет. И еще свет падает чуть иначе, потому что солнце только восходит. Значит, я и правда была здесь, никакой ложной памяти... На всякий случай я щелкнула мучивший меня вид. Из нескольких окон, для полной уверенности.
  Как оказалось, наш маньяк тоже любил вставать рано. На экране сетика немедленно всплыла 'жабка', и побежали строчки составляемого ругательного письма, на сей раз адресованного другому номеру. И от другого имени, явно опять новозарегистрированного. Я видела не только дисплей, но и руку со стилусом... и тут машинка отключилась. Без миганий, которые сопровождают разрядку аккумулятора. В темном экранчике, словно в зеркале, отразилось лицо убийцы - молодое, довольно привлекательное, хоть и своеобразное. Мне оно знакомо не было. На лице было написано нормальное, в принципе, выражение, которым каждый нормальный человек реагирует на внезапный отказ техники. Видение оборвалось на четко проартикулированном незлом тихом слове.
  Итак, зацепка понемногу становилась более веской. Уже сейчас можно было бы позвонить, поднять народ, составить в одном полезной служебной программке по памяти портрет и переслать его, сообщив также, что у убийцы сломался сетик... и довольно скоро этого парня поймали бы на какой-нибудь из сервисных точек. Или в магазине - вряд ли в городе много мест, где продается техника.
  И этим же вечером я окажусь в вагоне монорельса. Потому что дело будет закончено. А меня, соответственно, отзовут на базу. Пока расследование идет, я по крайней мере могу что-нибудь узнать, если придумаю причину... например, выяснить, что это за здание такое. Точнее, что здесь было раньше и причем тут вообще этот проклятый 'Аваалан'. Острова с пятого этажа видно не было, но из мыслей он не вылезал, впрочем, как и знакомые покойники. Просто ждали своей очереди, чтобы на меня накинуться. Я вышла из, вероятно, своей бывшей палаты и направилась в дверной проем напротив. Просто интересно стало - что там, не прячутся ли какие-то намеки на прошлое назначение здания... Если бы это была просто больница, например, то сзади мог бы оказаться, допустим, гараж для спецтранспорта. Въезда на подземную стоянку я ведь не обнаружила, значит...
  С той стороны обнаружилось нечто невразумительное. Во-первых, ожидаемый забор, как я уже успела заметить, продолжавшийся довольно далеко вглубь пустыря. Пространство, охваченное им, было разделено более приличной с виду, но довольно старой оградой на две неравные части. На одной находилось здание, из которого я смотрела, а вот вторая с виду напоминала обычный пустырь, такой же, как и расположенный снаружи. Только на нем замечался какой-то... нет, не то чтобы беспорядок, просто непривычно было видеть заросшие рельсы и самую натуральную, обыкновенную остановку - только без стекол и наполовину закопанную в землю, словно этот металлический скелет пытались похоронить. Рельсы же шли как-то странно, наматывая несколько кругов, разделяясь и соединяясь стрелками... нет, в принципе, можно было предположить, что здесь некогда располагалось самое обыкновенное трамвайное депо.
  Проблема заключалось в том, что никакого трамвая в городе не было. Анзур, судя по справке, приложенной к карте навигатора, никогда не был облагодетельствован этим редким видом транспорта. Да и ржавые рельсы заканчивались, упираясь в забор, с этой стороны казавшийся старше, чем внешний.
  Отлично, еще одна загадка. Я что, на телевикторине? Такое ощущение, словно собираешь головоломку, половина кусочков которой находится примерно там же, где и картинка-подсказка. Рельсы я на всякий случай постаралась тоже сфотографировать, но они почему-то не были заметны на кадре, какое увеличение бы я ни ставила. Возможно, просто подсел аккумулятор, да и снимала я против света... Впрочем, эта проблема меня перестала беспокоить довольно быстро. Отсутствие окон позволяло слышать все происходящее снаружи без особого труда, и я услышала, что город начал просыпаться. И на размышления у меня осталось, соответственно, не так уж много времени.
  Может, все-таки позвонить, хотя бы спросить насчет того, не объявился ли новый труп? Для очистки совести, так сказать... То, что я спускалась по лестнице, стараясь держаться за стену, не мешало мне при этом держать во второй руке машинку, открытую на меню 'звонки', и думать.
  В результате я сделала проще - остановившись на площадке между пролетами, влезла в полицейскую базу данных. Моя недобитая совесть тут же, ворча, улеглась на покой. Трупов пока что обнаружено не было. Естественно, маньяк-то ночью, как все нормальные люди, спал...
  Я успокоено выдохнула... и тут же подобралась. Снизу кто-то поднимался по той же лестнице. Я спокойно спрятала в карман сетик и взялась за спрятанную там же плоскую рукоять шокера. Если что - отобьюсь... с аккумулятором табельного оружия точно все в порядке, вчера проверяла.
  Поднимавшийся оказался детективом Ренертом. Но руку из кармана я на всякий случай убирать не стала. Если это действительно проверка, нельзя исключать его активного участия... и, если подстава, тоже.
  -Вы что, следили за мной? - спокойно поинтересовалась я, когда детектив добрался до площадки половиной этажа ниже.
  -Не совсем, - Ренерт поднялся еще на несколько ступенек, теперь наши глаза находились примерно на одном уровне. - Знаете, я рад, что вы живы...
  Почему-то мне показалось, что детектив искренен. И всего лишь волновался за меня. Иначе придумал бы что-нибудь другое.
  -Конечно, в покойном виде я была бы не особенно полезна вам, - усмехнулась я без особого ехидства, начиная спуск. В моей голове постепенно складывался план, как объяснить мое поведение. - Разве что расследовать мое убийство сюда заявилась бы уже команда пси-следователей категорией повыше, своих мы никогда не бросали.
  Это было правдой, дела, имевшие отношение к нашей службе, всегда расследовали с привлечением наших же специалистов. Потому что преступление, направленное на одного из пси, потенциально может быть направлено на всех нас. При этой мысли я словно услышала щелчок кнопки на старомодной ручке. Один из моих учителей имел привычку ставить такой ручкой галочки в блокноте, отмечая удачную догадку ученика на тесте.
  -К счастью, вы не расстаетесь с сетелефоном, - похоже, детектива скорее обрадовало то, что увидеть команду следователей ему пока не грозит. Но я уже не анализировала его реакцию, я ругала себя за идиотизм. Любой включенный сетик можно отследить. Если знать его номер, разумеется.
  -Я от вас и не пряталась, - пожала плечами я. - Это здание я увидела глазами убийцы и решила проверить, какое значение оно могло иметь для него, тем более что до начала рабочего дня еще было немного времени...
  -Следователь Винтер, вы - трудоголик, - Ренерт покачал головой. - Прошу вас, если вас снова посетит видение...
  -По заказу они не приходят, - я вздохнула. - Поймите и вы, здесь ведь могла находиться очередная жертва... я была обязана проверить. И потом - я видела, что он уходит отсюда, так что мне ничего не грозило.
  -Следы здесь искать бесполезно, - к тому времени мы уже подошли к выходу, перед нами лежала асфальтовая площадка, к которой и относился комментарий. - Но я на всякий случай пришлю сюда команду. Возможно, убийца выбросил здесь орудие преступления. Что именно вы видели?
  -Как он смотрит в оконный проем на одном из верхних этажей, а потом спускается по лестнице и выходит из здания, - лгать я умела неплохо. - Но я не увидела, оставлял ли он здесь что-нибудь.
  -Если оставлял, найдем, - детектив подвел меня к воротам, с которых явно сам срезал запирающую цепочку, пользуясь положением должностного лица. - Садитесь в машину. И на будущее оставляйте хотя бы сообщение на почте. А если вам кажется, что дело срочное, просто звоните мне.
  -Конечно, - я спокойно дала обещание, зная, что выполнять его не стану. - Интересно, здесь раньше что-то было? - перед тем, как открыть дверцу и сесть, я совершенно естественно оглянулась на здание.
  -Честно говоря, не знаю, - ответил Ренерт, занимая водительское место. - Как-то не интересовался даже...
  -Мне вначале показалось, что это замороженная стройка, - на всякий случай я продолжала темнить. - Но раз предполагалась реконструкция...
  -Скорее всего, к делу это отношения не имеет. Но на всякий случай стоит проверить.
  Я была уверена, что в недостройке ничего не найдут, так что особо ничем не рисковала. Хотя, в принципе, даже если бы нашли, я имела бы полное право взглянуть на улики. Использование служебного положения в личных целях, разумеется, но...
  А вот на этапе выяснения владельца недореконструированного здания нас ожидал сюрприз. Потому что принадлежало оно, как и 'Аваалан', центру биологических исследований. И до реконструкции в нем располагалась, судя по архивным записям, опытная лаборатория.
  Я постаралась не показать, насколько мне поплохело от таких известий. Просто сделала вид, что мне нужно наведаться к автомату с напитками. Все-таки я оказалась идиоткой... если под видом изучения морской фауны скрывают эксперименты над пси, то понятно, какого неприличного слова сюда прислали меня. Я лояльна, что прямым текстом значится в моем досье, и там же указано, что моя амнезия неизлечима...
  Излечима, значит. И что мне теперь делать? Мало ли - вдруг на те эксперименты я согласилась сама, по собственной воле, подписав соответствующую бумагу об отсутствии претензий? Или, может, я сама не хотела помнить свое прошлое - не зря же все время пыталась придумать фальшивое...
  Выпадали из мрачной картины только рельсы. Непонятные, исчезающие со снимков ржавые полосы. Их рисунок словно зафиксировался на внутренней стороне моих век. Я отошла к окну и поставила на подоконник стаканчик. Пить не хотелось.
  Затем я мысленно взяла еще один неподходящий кусочек головоломки. Убийца. Его непонятные слова о тварях... точнее, о тех, кого эти твари помещают в неестественную среду. Я могла ручаться, что тут речь шла точно не о рыбах. Неестественная среда... почему-то об это словосочетание мысли спотыкались.
  -Вы не против, если я закурю? - и обязательно нужно подойти к тому же окну, что и я. Я неопределенно мотнула головой, дым меня никогда не беспокоил. Ренерт поднял руку и, дернув защелку, открыл половинку окна. Меня передернуло. - Обычный табак, я же при исполнении. Кстати, Винтер, у вас потрясающая интуиция. Если бы вы не поинтересовались зданием...
  -Возникла новая версия? - я сделала вид, что все-таки пью из своего стаканчика.
  -Возможно, мы имеем дело не с серийным маньяком, а с оригинальной местью уволенного сотрудника, - сообщил детектив. - После закрытия лаборатории 'Аваалан' наверняка провел сокращение штата. Довольно логично - проходит несколько лет, старые знакомые продолжают работать, кто-то нашел новое место, и только один неудачник все никак не может устроиться в жизни... Достаточная причина для нестабильной личности. Полагаю, изучив списки бывших сотрудников, мы найдем нашего подозреваемого.
  -Мне тоже кажется, что это логично, - так тебе и покажут информацию, для получения которой моего допуска маловато... Что ж, немного времени я выиграла. Детектива сперва помурыжат, потом объяснят, куда не следует лезть, а я пока вне подозрений. Я ничего не вспомнила.
  А теперь даже не знаю, хочу ли вспоминать. То сумасшедшее желание, которое погнало меня в проклятую лабораторию, никуда не делось, просто притихло временно, и на логические аргументы ему начхать. Именно поэтому я молчу насчет убийцы. Потому что не могу выдать человека, у которого, возможно, находится ключ к моему прошлому.
  Вот если окажется, что он здесь случайно, а это маловероятно, тогда я его сдам. И скажу, что насчет лаборатории у меня был сбой. Максимум - пятнышко на репутации, совсем небольшое...
  Или максимум - это если я встречусь с ним, а он меня убьет? Вряд ли он знает, что я превращусь в него... А ведь это - тоже выход, правда? Новое тело, новое имя, сымитировать потерю памяти - и вперед, жить заново...
  Выиграть прошлое или выиграть будущее? В любом случае, игра стоит 'сожженных' киловатт. Игра стоит того, чтобы лгать дальше. Пусть даже играю я не с огнем, а именно что с током...
  Я все-таки отпила стима. В конце концов, встала я рано, если сейчас не выпить - скоро буду ползать, как снулая муха, а расслабляться мне никак нельзя. Хотя как раз убраться отсюда под этим предлогом было бы неплохо.
  Я поддерживала разговор еще несколько минут, пока приподнявший себе настроение детектив докуривал, потом сообщила, что возвращаюсь в отель. И в водителе, разумеется, не нуждаюсь. Зато обещаю позвонить, как только что-нибудь увижу... и, в свою очередь, прошу сообщить мне, если при обыске здания что-нибудь найдут. Слава нашему законодательству, осмотр неиспользуемой собственности проводится всего лишь с уведомлением владельца, так что... если там что-то и обнаружится, я все же узнаю.
  До отеля я добралась довольно быстро, транспорт ходил практически пустым - в передней половине длинного троллейбуса я вообще сидела одна. И, несмотря на выпитый стим, задремала - всего на остановку, и сон был, я бы сказала, прозрачным - мне приснились попутчики и какое-то абсурдное, словно идущее из ложной памяти, расположение посадочных мест... Потом хлопнул привод двери, я проснулась и обнаружила, что вокруг никого нет, а сижу я на абсолютно нормальном откидном сиденье у самого входа. На всякий случай я решила немного пройтись. Мало ли что мне сообщат... или я увижу. Все может измениться очень быстро, нужно быть наготове...
  Возле уличного 'стакана' с терминалом, куда можно подключать сетелефон для подзарядки и быстрого скачивания информационных программ (такие еще ставят в местах с нестабильным покрытием), меня слегка повело. Видение пришло, как обычно, без предупреждения.
  В любом городе есть точки, где люди, временно лишенные мобильного и домашнего доступа к сети, могут получить его со стационарных терминалов. Все-таки иногда нужно поработать несколько часов, не делать же это стоя в 'стакане'... в общем, я увидела интерьер именно такого типового сеть-кафе. Зеркальные темные перегородки, отделяющие кабинки, терминал для оплаты, автоматы с едой и напитками, скучающий в углу администратор - взгляд убийцы, медленно скользящий по деталям обстановки, ни на чем надолго не задерживался. Кроме, разумеется, терминала, куда немедленно была отправлена карточка. Убийца поймал двумя пальцами чек с временным паролем - я успела заметить, что оплачено было два часа работы, - и видение померкло.
  Хорошо, что вокруг никого не было, потому что я обнаружила себя опирающейся на 'стакан', словно пьяная. Что ж, тело просто нашло ближайшую опору.
  На отражения лица убийцы я налюбовалась прилично. Да, первое впечатление не обмануло - молодой парень, похожий больше всего на студента, одетый довольно небрежно, симпатичный - волосы и глаза светлые, уши чуть-чуть оттопыренные, лицо... ну, всяко ярче среднего. С такой внешностью на пробы для молодежных сериалов приходить надо, возьмут. И с виду совсем не похож на маньяка, максимум - на фаната какой-нибудь игры или музыкальной группы, только одетого нормально. В правой... нет, в левой брови - простенькое колечко, серебристое с черной насечкой.
  Я поймала себя на том, что мысленно составляю то ли описание, то ли указания для той самой служебной программки, где лица составлять можно. Ну, если что, пригодится... Я отлипла от стакана и отправилась в гостиницу - даже с учетом видения дорога заняла всего минут двадцать.
  Вопреки решению не расслабляться я активно изображала, что занимаюсь именно этим. Заказала доставку в номер самого большого стакана сока, переоделась в гостиничный одноразовый халатик - один я израсходовала вчера, так что взяла новую пачку из шкафчика под раковиной, - и села перед проектором. Сок мне, конечно, притащили со льдом, но скандалить я не стала. Все равно он оказался слишком сладким.
  Что-то мешало мне подключить сетик к проектору, поэтому я включила на последнем рандомную трансляцию одного из сериальных каналов и принялась рассматривать фотографии на маленьком экране, почти не обращая внимания на мельтешащие по большому лица и фигуры. Потом спохватилась и совсем отключила рекламу - все равно я здесь за государственные деньги живу, да и подозрительно, когда так не делают - получается чуть ли не прямое признание в том, что сетевидение в качестве фона включено...
  В любом случае, рельсы на фотографиях пустыря так и не появились, хотя в остальном все, кажется, совпадало в точности до травинки. Зато пейзаж за ним меня немного озадачил. Похоже, что пустырь обрывался быстрее, чем я заметила, и дальше продолжались многоэтажки, а запомнила это место я совсем не так. В памяти отложился длинный язык покрытой рельсами земли, огражденный забором... дальние плиты вообще сужались в белую ниточку, а на снимках они казались расположенными довольно близко, да и пустырь - размером с полторы 'коробки' на детской площадке.
  Возможно, я просто начала сходить с ума... Подумав об этом, я отложила сетик и перевела глаза на проектор - там как раз начался сериал, пару сезонов которого я видела на базе. Мне он нравился, потому что в ложной памяти не обнаруживалось ничего даже отдаленно похожего на эту историю двух привидений, да и занимались они примерно тем же, что и я - пытались выяснить корни довольно запутанного дела о своей смерти и заодно помочь другим несправедливо убитым обрести покой...
  В какой-то момент мои глаза все-таки закрылись, я пропустила несколько минут и, включив во избежание повторения неприятности свет, отмотала немного назад. Но и сейчас увидеть пропущенный момент мне суждено не было. Вместо этого я увидела, как выхожу из кафе, надев использованный чек на специальный штырь, и иду по улице... точнее, делала это не я, но контакт между мной и убийцей установился настолько идеально, что я ощущала полный эффект присутствия. Казалось, еще немного - и я начну слышать его мысли.
  Я знала, что нож, которым он пользовался все восемь раз, находится у него под курткой, в кожаном кармане для сетика. Ненадежно... да и рукоятку этот парень постоянно чувствовал, но, похоже, это внушало ему чувство уверенности. Он не был профессионалом, этот убийца. Скорее всего, занимался когда-то самообороной - возможно, еще в школе, потому что именно детей и подростков учат отбиваться любым подручным оружием, ведь по отношению к ним статья о превышении необходимой самообороны практически не действует. Помню, я пару лет назад читала критику таких курсов на одном новостном портале в колонке читателя, и в качестве справедливого возражения к статейке была приложена статистика неуклонного снижения преступлений против несовершеннолетних...
  В любом случае, эти мысли лишь на секунду промелькнули в моей голове, потому что видение продолжалось. Я запомнила дорогу, которую прошел мой 'контактник', так же хорошо, словно осилила ее сама, и точно могла бы найти ее на карте навигатора.
  Для полного счастья я еще и смогла удержать связь подольше - и запомнить не только код подъезда, но и комбинацию, открывающую дверь на третьем этаже. Потом контакт все же оборвался.
  Мне казалось, что в мои собственные глаза сыпанули песка или бетонной пыли. Я опустила веки, посидела немного с закрытыми глазами, потом поморгала, пока неприятное ощущение не прошло. Слишком хорошо настроилась, вот и все. Серия еще не кончилась, но смотреть мне уже ничего не хотелось, поэтому я выключила проектор.
  Код не нужно было даже записывать. Он запечатлелся в моей памяти намертво. Я могла прямо сейчас прийти домой к убийце... то есть, естественно, прямо сейчас сдать его... но наиболее правильная мысль даже не хотела заходить в мою голову.
  И что я буду делать, если он ничего не знает? Если он и правда свихнулся на чем-нибудь вроде экологии, для студентов это не то чтобы нормально, но неудивительно... Или насмотрелся сериалов... Или я просто боюсь сделать последний шаг сильнее, чем потерять нить, ведущую к моему прошлому?
  Я подтянула под себя ноги. Халат был мне великоват, но теперь я могла завернуться в него чуть ли не целиком. Свет выключать не хотелось, так я чувствовала себя в большей безопасности... хотя за мной вряд ли следили. Я уже поняла, что это не проверка. Тут что-то серьезнее. И намного сложнее, чем могло бы показаться со стороны.
  Немного подумав, я снова щелкнула пультом, выбирая на сей раз местный новостной канал. Сейчас мертвый сезон, про убийства должны не просто упомянуть, а размазать на полчаса... Насколько я знаю любовь журналистов к смакованию подробностей, должны рассказать побольше о покойных.
  Как же. Словно воды в рот набрали. Я промотала весь блок туда-сюда - всего лишь одной фразой сообщили, что полиция пока безуспешно ищет убийцу, и жителям города не рекомендуется выходить на улицу в темное время суток одним. Пощелкав по предыдущим блокам, я обнаружила всего одно несвежее интервью с вдовой покойного - похоже, второго. Стоило полицейским связать убийства в серию - и как отрезало, почти никакой информации, кроме районов, где были найдены тела.
  Одно из двух - или обстановку здесь в принципе стараются не нагнетать, поскольку город живет за счет отдыхающих, или кто-то сверху, что вероятнее, мягко попросил не раззванивать лишнего. Но вряд ли это сделано для того, чтобы скрыть детали лично от меня, я-то могу покопать с другого направления... и сокрытие информации, между прочим, тоже - информация. К размышлению.
  Жаль, что с виду сумасшедшие почти ничем не отличаются от нормальных людей. Иначе... наверное, меня бы из больницы никогда не выпустили. Потому что я все равно хочу спросить у контактника лично - что за причина заставила его убивать этих тварей? Что они сделали? Кому?
  Выключая все, что могло бы помешать мне спать, я уже знала, что задам эти вопросы. И, в зависимости от ответов, пойму, как поступить.
  Ночью мне снилось что-то совсем уж сумбурное - кажется, невероятно высокий железнодорожный мост, похожий на секцию гигантских веселых горок, на который все никак не мог взобраться странный поезд, переполненный людьми. Я сидела у окна и чувствовала, что мы упадем вниз, в море, и все погибнут, но мне было совершенно не жалко своих попутчиков. Кажется, это была эвакуация, все оставленные уже погибли, но я никак не могла вспомнить, почему, ведь все войны давно закончились...
  В отгороженный какой-то тряпкой закуток, где я и пряталась от бесцельно носившихся по вагону попутчиков - кажется, это были те самые трупы и кто-то еще, - заглянул парень, похожий одновременно на Ренерта и на убийцу, только одетый в черную форму проводника, и попросил показать билет. У меня он был, и я начала доставать карточку, но парень неожиданно схватил меня и бросился в окно, выставив вперед локоть. Бешено взревели колеса поезда, словно провожая нас вниз... а я думала только об одном - чтобы состав упал на другую сторону, потому что иначе все бессмысленно...
  Не долетев до воды, я проснулась. Вообще-то я плаваю как топор, но во сне почему-то не боялась. Может, оттого, что рядом был тот человек...
  Посмотрев на часы, я поняла, что серьезно проспала. Мне даже оставили пару сообщений - Ренерт, разумеется, сообщил, что при обыске не нашли ничего имеющего отношение к делу, а из 'Аваалана' прислали отписку - мол, лаборатория была сугубо временной, ее закрыли после того, как открыли новый корпус на острове, и сотрудников не сокращали. Я отписала в ответ, что сокращение могли просто не оформить должным образом, чтобы сэкономить, а в таком случае у нашего гипотетического обиженного еще больше причин мстить. Затем солгала, что видений у меня пока не было, и я собираюсь немного освежить впечатления с мест, чтобы настроиться.
  Естественно, детектив перезвонил, когда я была в душе, но я выбрала безводный вариант, поэтому настроение после того, как меня вытащили из кабинки, не сильно ухудшилось.
  За меня волновались. Я парировала, сообщив, что в новостях об участии пси-следователя не сообщали, заодно похвалила полицейский отдел по работе с общественностью за хорошей контроль над сетевой информацией и напомнила, что по моему значку профан вряд ли поймет, что я такое. В конце концов меня оставили в покое.
  Я вытащила из кармана своей сумки инфокарту, которой пользовалась редко, но на всякий случай носила с собой - вдруг придется передать записанную информацию оттуда, где сети не будет. Туда я скинула снимки, сделанные в бывшей лаборатории. Потом выключила сетик, для конспирации включила его в зарядное гнездо и вышла из номера. Без навигатора дорогу найти оказалось сложнее, но я хорошо запомнила окрестности дома убийцы, поэтому плутала недолго - в конце концов, не каждый дворик в этом городе мог похвастаться полуразрушенным зданием из красного кирпича с охранной доской. Мимо этой архитектурной детали убийца проходил, прежде чем попасть в подъезд. Я уверенно набрала код, обнаружила за дверью знакомые с чужих глаз стены и поняла, что успокаиваюсь. Примерно так же я успокаивалась всегда минут за пять до экзамена. Сейчас экзамен был посерьезнее.
  Лифт здесь имелся, и я, поколебавшись секунду, все же воспользовалась им, как и убийца. Лестницы здесь были довольно завернутыми, можно было спутать этаж.
  Кроме кода, дверь в квартиру потребовала также дополнительную идентификацию. Подумав, я приложила к ручке значок - с обратной стороны на нем есть что-то вроде универсальной отмычки, совсем бесполезных вещей нам не выдают... Охранное устройство согласилось с тем, что я имею право войти.
  Не знаю, что я ожидала увидеть. Но больше всего квартира убийцы напоминала совершенно обыкновенное частное жилье. Правда, немного неубранное. На вешалке у двери висело несколько курток одного размера, в том числе зимняя и легкий тканевый пыльник. Ковер выглядел так, будто его чистят по большим праздникам, причем новый год в число этих праздников не входит. Для холостяцкой квартирка была великовата. Я знала, что здесь никого нет, но не беспокоилась - рано или поздно убийца вернется.
  Одна из комнат была закрыта, но сквозь стеклянную дверь было видно, что за ней - что-то вроде спальни. В другой, побольше, находилось много аппаратуры - для воспроизведения фильмов и различных игр, похоже. Я бы сказала, что эти модели устарели года на три, да ими, очевидно, и не пользовались почти - игровые консоли, лежавшие в беспорядке, покрывала пыль. Сломанный сетик валялся на местами выгоревшем до розового цвета красно-фиолетовом диване. Рядом с ним лежала новая, невскрытая коробка с какой-то деталью - вроде бы основной платой. Часть комнаты, со вторым окном, была отгорожена узким шкафом, словно перегородкой - из-за него виднелся край другой кровати, незастеленной. Я заглянула туда и обнаружила несколько плакатов, закрывающих фанерную заднюю стенку шкафа. Рядом с кроватью, точнее, расстеленным диваном, обнаружилось несколько разномастных пустых банок и там же, на полу, тарелка с чем-то присохшим. Я вернулась в цивилизованную часть квартиры и села на диван. Затем положила на низкий столик рядом с ним свой значок - так, чтобы вошедший сразу понял, что за гость к нему пожаловал без предупреждения. Если я была права, сама принадлежность к пси-службе будет достаточным поводом нервно отреагировать.
  С ближайшего к окну края дивана был виден двор - только часть, без исторических руин - их загораживал плавный изгиб балкона соседней квартиры. Несколько зданий по этой стороне было сделано однотипными, с 'волнами' по фасаду. Двор заливал солнечный свет, на декоративных решетках что-то жизнеутверждающе зеленело - то ли плющ, то ли виноград.
  В каком-то смысле хорошее место, чтобы умереть и начать все заново. Если меня сегодня убьют, конечно. Но в любом случае я больше не буду жить так, как раньше. Этот сон заканчивается... пора разбивать окно и прыгать под откос. Перед глазами закружился рисунок рельсов... я почти не услышала, как открылась дверь. Потом кто-то выругался в прихожей, глухо звякнула проволочная вешалка-полочка для обуви... Я выпрямилась, готовая ко всему. Мне это, в конце концов, было куда нужнее, чем хозяину квартиры.
  Парень, которого я видела много раз в отражении, его собственными глазами, замер на пороге, как только увидел меня. Я продолжала сидеть, неподвижная, словно манекен. Затем, увидев, что он потянулся за ножом, спокойно произнесла:
  -Этот диван будет трудно отмыть от крови.
  -Да нет, он легко чистится, - убийца опустил руку и подошел ближе. Затем поднял со столика мой значок. - И что тебе здесь нужно, пси?
  -Натали, - поправила я. - Просто Натали.
  -Кейас, - он усмехнулся. - Вот и познакомились... И где группа захвата, Натали?
  -Полагаю, довольно далеко отсюда, - я откинулась на спинку дивана. Глаза моего собеседника в данный момент выглядели так, что в его нормальности можно было засомневаться. - Я пришла одна. Просто поговорить с тобой. О тварях.
  -Тебе не нравится, что я их уничтожаю? - Кейас продолжал улыбаться. Это была довольно опасная улыбка, но совсем не жестокая. Похоже, меня он еще не классифицировал как подлежащее истреблению существо.
  -Я хочу понять, зачем ты это делаешь, - не стоило осуждать его поступки. Возможно, он считал, что совершает героические поступки. Я почувствовала, как меркнет моя надежда узнать ответы на проклятые вопросы. Откуда я вообще взяла, что он их знает?
  -Иначе их нельзя остановить, - просто объяснил он и сел рядом, отодвинув в сторону сломанный сетик и коробку. - Я пробовал говорить с теми из них, кто еще похож на людей. Спрашивал, почему они предпочли превратиться в... такое. Я думал, что их кто-то заставил так поступать, но знаешь что, Натали? - он неожиданно обнял меня, я даже не поняла, что это - нежность или попытка обыска. - Они считали, что это - просто работа. Важная для общества работа, - в этих словах звучала едкая горечь.
  Наверное, он и правда был просто сумасшедшим... но я хотела знать наверняка. Знать до того, как стала бы им... я уже и так видела не столько его, сколько себя - его глазами. Безобидную на вид, невысокую девушку, похожую на старшеклассницу, надевшую взрослый костюм.
  -А в чем заключалась их работа? - спросила я, видя, как двигаются мои губы. - Извини, но я нигде не смогла это узнать, все говорили неправду. Ты же знаешь, что они делали?
  -Это сложно объяснить, - он немного отодвинулся от меня. - Только не считай меня ненормальным, знаю, в некоторые вещи довольно трудно поверить. Они похищали людей. И экспериментировали над ними, только я не знаю, зачем... Я этого не видел, понимаешь? Просто знаю, что они это делали. И знаешь, что самое гнусное?
  -Что? - в этот момент я больше всего думала о том, что невероятно сглупила. Если бы люди действительно пропадали, их бы искали, наверное...
  -Они похищали тех, кто приезжал сюда из другого мира, - это было уже совершенным бредом, но моя отчаянная надежда вдруг воспрянула, реагируя на эти слова. - Глупо звучит, да? Они построили этот проклятый дом у самых ворот, чтобы встречать пришельцев и удерживать здесь, в неестественной для них среде... мне больно думать о том, что с ними творили потом, мне кажется, они сошли бы с ума уже оттого, что оказались здесь... или умерли...
  -Не совсем, - оттого, что я видела себя со стороны, эти слова показались мне совершенно чужими. Но они были моими. Просто часть головоломки сложилась, а картинка оказалась более странной, чем я думала. - Я ведь выжила.
  -Натали? - он смотрел на меня так, будто никогда не видел раньше. Потом отвернулся и увидел в окне то, что мне тоже не понравилось. Во двор въехала полицейская машина. Ну, если это Ренерт...
  Я начала думать, как можно будет выбраться отсюда - в теле Кейаса или вместе с ним... неважно. Третий этаж, но с той стороны тоже есть волнистые балконы, и они идут один над другим, так что можно просто спрыгнуть, в два приема... интересно, в доме есть веревка? С ней будет удобнее. Вряд ли они сообразят окружить дом, там только одна машина... жаль, они так бесшумно подъезжают, что я просто не услышу, если они все-таки сообразили.
  Машина, чуть покрутившись, направилась к свободному парковочному месту. Из нее вышло двое в форме и направились в соседний подъезд. Кейас повернулся ко мне и спрятал нож обратно в потайной карман. На лезвии я заметила желтоватую полосу - похоже, сегодня он уже пользовался этим оружием.
  -Извини, я подумал, что ты меня обманула, - спокойно сказал он, превращаясь из охотника в обычного человека. Я снова видела своими глазами, поэтому и заметила момент перехода. Твари явно любовались перед смертью не самым приятным зрелищем. - Что ты имела в виду, Натали?
  -Не знаю, - я качнула головой. - Кейас, ты видел рельсы? - неожиданно для себя спросила я, словно резко опуская на свое место последний кусочек головоломки.
  -Видел, слышал и даже пытался нарисовать, - похоже, он окончательно успокоился. - Только они всегда меняются, а сфотографировать их нельзя...
  -Слышал? - переспросила я.
  -Когда я был маленьким, мой отец работал на стройке, - пояснил Кейас. Его имя нравилось мне все больше и больше. И он сам тоже, несмотря на то, что мне не так давно грозила смерть от его руки. - Он взял меня с собой, чтобы я посмотрел, как он руководит строителями. Мне нужно было, кажется, сочинение писать или доклад сделать... неважно. Они строили то проклятое здание, но я ничего не знал... я просто ходил там, где было безопасно, и записывал впечатления, немного снимал, чтобы иллюстрации потом вставить, и, в общем, я увидел рельсы. Я сначала подумал, что это те самые, по которым ездит кран, но эти были отдельно, за забором, но к ним можно было подойти. Мне не сказали, что туда нельзя заходить, и я просто пролез между прутьями. Я уже ездил на монорельсе и знал, что опорный рельс немного гудит, когда по нему едет поезд, - я была почти зачарована странной нежностью этого рассказа. Почти видела его - ребенка, стоящего у ржавых полос металла и слушающего их тихую вибрацию. - Эти рельсы тоже пели, как будто по ним что-то ехало - я не видел, откуда оно появится, и немного отошел... мне казалось, что сейчас что-то подъедет, но ничего так и не показалось. Потом я несколько раз напрашивался к отцу на работу, ему нравилось, что я интересуюсь... пока все не кончилось. Я пробовал подойти туда потом, найти хоть дырку в заборе, чтобы посмотреть на рельсы... Даже в старшей школе - делал по дороге домой крюк и ехал туда, делал вид, что просто гуляю. Иногда я находил щели в ограде и тогда зарисовывал расположение рельсов, хотя это и было опасно, я уже тогда понимал, что будет, если меня поймают... Периметр не очень часто охраняли, но один раз так совпало, что меня оттуда завернули, и я был уверен, что охрана меня запомнила - я потом с месяц боялся подходить близко, смотрел в бинокль с крыши дома напротив... В какой-то момент я перестал рисовать и начал просто слушать, - это звучало так, словно Кейас рассказывает о своей самой дорогой мечте, самом ценном воспоминании. - И чем дольше слушал, тем лучше понимал, что слышу не просто стук колес, а нечто большее. Намного большее...
  -Ты видел, как из ворот выходят люди? - я схватила его за руки, словно прикосновение могло расшевелить мою такую безопасную, такую бессмысленную память. - Видел?
  -Иногда территорию перекрывали, - бесцветным голосом ответил Кейас. - Подойти было нельзя... запретная зона, эксперимент, опасно для жизни, - такими словами очень удобно плеваться... не знаю, моя это была мысль или его. - Я не знал, в чем дело. Тогда я любил сериалы, а в них много говорили о правительственных экспериментах... и я думал, что эти рельсы, это чудо, тоже создано кем-то. Какой-то пси-эксперимент, поэтому все так таинственно. Только вот я проверял себя на всех тестах... и дома, и в школе. Пси-потенциал у меня - ноль. Я не хотел думать, что сошел с ума, думал, что чем-то все же отличаюсь, раз я слышу, а больше ни у кого не получается, но я оказался самым обыкновенным...
  -Может, ты просто проводил там слишком много времени? - я верила ему. Верила каждому его слову. Рассказ только казался безумным. На самом деле он очень многое объяснял.
  -Наверное... Так вот, когда я сидел на крыше... я видел кое-что, - похоже, и Кейас понял, что наконец-то нашел благодарного слушателя. - Людей в странной одежде, которых вели туда, внутрь. Видно было только с крыши, точнее - там наверху такая надстройка была, так вот, с нее можно было рассмотреть. А окна там были такие, что снаружи ничего не видно, сплошное зеркало...
  -И что с этим зданием случилось? - это был довольно праздный вопрос, но мне просто хотелось знать все.
  -Не знаю, меня не было в городе, - Кейас отстранился от меня и встал с дивана. Подошел к окну, проследил за пытающейся уехать машиной... вот так, в пол-оборота, он показался мне почти что прекрасным принцем. Это сумасшедший-то убийца... Ведь он все равно сошел с ума, даже если говорит правду... обычные люди не могут пережить такое и остаться нормальными. - Отец вбил в голову, что я должен поступить в столичный университет... это с моими-то оценками. Да и не смог бы я жить где-то еще. Но с папой спорить было бесполезно. Съездили, я провалился на тестах и вернулся домой... полез в сеть, я специально подписался на дневники всех, кто в том доме напротив жил. Они там ругались иногда, мол, эксперименты на полигоне ставят по воздействию токсических отходов на морских животных... это у них такая версия была, я никого из них не пробовал разубеждать. Так они писали, что здание посыпалось во время урагана. У нас в начале лета бывают, иногда... Писали, что, мол, раз в жизни природа отомстила. За поругание... Я решил, что все закончилось. Пошел учиться, иногда приходил туда, на развалины... Здание вычистили, а ощущение необычного места осталось, мне там всегда было легко... просто кое-что изменилось, - проклятая машина наконец-то выбралась из лабиринта стоянки, и Кейас повернулся ко мне. - Песня стала звучать тише, и как-то разборчивее... я записывал слова, которые слышал, иногда целые стихи получались... Хочешь, покажу?
  -Чуть позже, - честно говоря, я полностью потеряла чувство времени. Может, меня уже ищут? Если Кейас сегодня кого-то убил... А мы тут о поэзии говорим.
  -Я думал сначала, что это мои стихи, - продолжал он тем временем. - Потом понял, что не имею на них право... это песни других миров. Но я их пел, немного переделывая, потому что там было много непонятных слов. И как-то незаметно стал популярным. У меня впервые появились друзья, даже девушка... а потом я случайно узнал, чем занимается ее отец. Он много болтал в кругу семьи, а они думали, что я стану ее частью... этот скот даже предложил мне работу. На их проклятом острове. Намеков мне хватило.
  -И ты его убил, - заключила я.
  -Не первым, - Кейас перевел дыхание. Наверное, убивал он и правда в измененном состоянии сознания. Говорить об этом в нормальной обстановке ему было сложно. - И с Канной сначала порвал. Да мне на нее смотреть противно стало...
  Я неожиданно поняла, как и почему он стал убийцей. Не в людях дело, не в экспериментах... У парня была мечта - хрустальная, можно сказать, хрупкая, он принадлежал ей всецело и преклонялся перед ней... он любил место, которое превратили в полигон для неправедных дел и нещадно эксплуатировали. И теперь он убивал тех, кто надругался над его чувствами. Почти как в фильме про далекое прошлое... как я в свое время язвила - про экологов далекого прошлого, всяких там озерных и лесных рыцарей, которые отвоевывали у соседей полюбившиеся им места и гоняли всех осквернителей. Натурианство, конечно, тогда процветало... и в природе видели магическое очарование.
  Конечно, рельсы, как творения человеческого разума, слабо относятся к природе, но и о всяких там феях-духах-призраках можно сказать то же самое. Пси в древности были распространены не меньше, чем сейчас, только находились под меньшим контролем, вот и чудили иногда... а все тот же человеческий разум додумывал разное.
  -И ты собрался всех их перерезать одним ножом? - я физически не могла его осуждать. Кейас был в своем праве. - Кстати, что там, на острове - такое же место?
  -Нет, они туда как-то выход перетянули, - он содрал куртку и бросил на пол. - Поэтому я и слышал... Натали! Ты и правда - с той стороны?
  -Возможно, - я прямо посмотрела в его глаза. - Пять или шесть лет назад я потеряла память. И до последних дней думала, что у меня просто при лечении диагностировали скрытые пси-способности... поэтому перестали лечить, и искать моих родных - тоже. Моя ложная память мне работать не мешала. Может быть, с остальными было то же самое. С теми, кто выжил. И что мне теперь - идти гулять по этим проклятым рельсам? - я не ожидала, что у меня пойдут слезы... но они именно пошли, как кровь из раны. - Да, здесь я всегда была чужой. И ты... тебя я просто не могу сдать. Потому что я готова их вместе с тобой резать...
  Ладони сами собой сжались в кулаки. Перед глазами замерла картинка из кошмара... окно, которое мне не удалось открыть. А потом - поезд...
  -Мне кажется, что ты сможешь вернуться, - словно успокаивая меня, сказал Кейас. - Это я слишком слаб, чтобы дозваться... А ты сможешь.
  -Откуда ты знаешь? - я закрыла лицо руками и не заметила, как на моих плечах оказался синтетический плед, а на коленях - чашка с горячим чаем. Я так давно не пила настоящий чай... Внезапно я опомнилась: - Кейас, а твой отец сюда не придет?
  -Он, к счастью, умер зимой, - убийца сидел рядом со мной, опираясь подбородком на сплетенные пальцы, и о чем-то думал. - Будь он жив, я, может, и не решился бы... Честно говоря, Натали, мне уже все равно, что будет со мной. Мне кажется, все как-то исправится само собой... если хоть что-нибудь делать. А кто этим будет заниматься, ты или я... или туда однажды придет какой-нибудь ребенок, который тоже услышит... или хоть одна тварь передумает... Ты права, я один их всех не уничтожу. Я уже устал. Так что... давай пойдем и действительно погуляем по рельсам. Может быть, ты хоть что-нибудь вспомнишь.
  Я подумала, что полицейские оттуда уже ушли. Наверное. И, может быть, меня там искать не будут...
  Да и не смогу я вернуться в прошлую жизнь. Никогда. Не после этих задушевных разговоров с рыцарем-маньяком. Не с тем, что знаю. Значит... ну, жизнь беглой пси мало чем отличается от жизни разыскиваемого преступника. Да и талант у меня... не из тех, что сильно помогают в бегах. Если смогу, настроюсь на охотников и буду уходить вовремя... вот и все.
  -Если, - моя истерика все еще прорывалась, - если нас не встретят на пороге...
  -Синие фуражки, - продолжил Кейас и осторожно повернул мое лицо в свою сторону, коснувшись пальцем подбородка. - Ты действительно оттуда, Натали. И ты должна вернуться.
  -Я возьму тебя с собой, - наверное, еще секунда, и мы поцеловались бы, но он убрал руку и отвернулся.
  -Я не заслуживаю, - глухо проговорил он. - Ни тебя, ни этой дороги... всегда знал, что меня туда просто не пропустят. Может быть, я просто не переживу твоего мира... И потом, кто-то должен остаться. Пока новых защитников нет, и некому рассказать правду, - Кейас ненадолго замолчал, потом снова посмотрел на меня. - Наверное, самое правильное, - это вообще уничтожить дорогу, Натали. Как только ты вернешься. Остальные... я уверен, что они просто не выжили.
  -Я не думаю, что ее можно уничтожить, - возразила я. Не то чтобы он был неправ... я и сама не хотела бы, чтобы в этот мир попал еще кто-нибудь. Вот так, как я... Нет, конечно, возможно, есть миры и хуже этого, но пройти через потерю памяти, свободы и возможности выбирать я никому не пожелаю. Даже самое прекрасное место теряет львиную долю прелести, если его не с чем сравнить...
  Но Кейас был намерен своими руками убрать последнее, что давало его жизни смысл и цель. Допустим, я воплощала для него это место... и то формальное оправдание, которое он придумал для своих действий. Понятно, что он решил помочь мне. Но убить любимое...
  Внезапно я поняла, что собирается сделать Кейас. Почему вначале говорил о преемнике, а затем об уничтожении... Это вовсе не противоречивая речь сумасшедшего. Он подсознательно связывает рельсы и себя. Возможно, даже винит себя в том, что дорога действует... считает, что все-таки уникален хотя бы в этом.
  И убить он хочет не дорогу, а себя. Потому что больше не может убивать других. И просто бросить все не может. Кейаса я застала как раз на том переломе, который, как мне казалось, нормален для любого охотника на тварей. Когда я уйду... если я уйду, он пойдет и сдастся. Для него ведь любой приговор станет смертной казнью с небольшой отсрочкой. А кто я такая, чтобы его удержать? Даже если я успокоюсь, все равно ничего не придумаю. Мы оба на взводе, у нас мало времени, и мы собираемся сделать глупость. Сначала вдвоем, потом - каждый по отдельности.
  -Посмотрим, - он взял у меня пустую чашку и поставил на столик. - Знаешь, мне почему-то кажется, что мы знаем друг друга очень давно, Натали. Меня никто и никогда так не понимал.
  'Поневоле начнешь понимать человека после того, как увидишь мир его глазами, - я улыбнулась только мысленно. - Но вот почему ты понимаешь меня? Неужели для этого достаточно знать одни и те же песни? Или... просто не принадлежать полностью ни одному миру?'
  Та память, что все врачи провозглашали ложной, постепенно брала верх. Словно распускался в сознании бумажный букет, до поры припрятанный в рукаве фокусника. Песни, пропитанные нездешней тоской, нездешним ужасом, болью иных миров... потому что все миры, наверное, одинаково плохи. И что, не возвращаться? Или утащить его с собой? Вдруг там, за вратами, все-таки ждет хотя бы один мир, который примет нас?
  -Второй раз предлагаю, - я сбросила плед и довольно резко встала, зацепив коленом столик. Значок упал и покатился по полу, но я не обратила внимания. - Если мы и правда давно знакомы, ты ведь можешь зайти ко мне домой?
  -Не будем торопиться, - Кейас посмотрел на меня снизу вверх. Правда, даже стоя я была ненамного выше сидящего парня, благо диван был высоким... - Только провожу... до остановки.
  Он неожиданно поймал мою ладонь и поцеловал пальцы, все еще теплые там, где их касалась чашка. Потом коснулся губами запястья... и, с некоторым сожалением выпустив руку, тоже поднялся - чтобы взять с пола куртку.
  Наверное, случайным прохожим мы могли показаться обычной влюбленной парой, до того качественно мы играли роль. Но скоро они перестали попадаться на пути. Кейас показал мне ту почти незаметную тропинку, которой неоднократно пользовался, чтобы добраться до любимого места - мимо каких-то пустых частных домов, в которых наверняка жили только летом, и дальше - вдоль забора...
  Наверное, первые аккорды мы услышали одновременно. Только я их узнала, а для него это была очередная весть извне... Я ведь ничего не слышала, когда была здесь в тот раз. Скорее всего, Кейас был прав. Рельсы резонировали с его сознанием и сердцем. И он действительно не мог уехать со мной, я понимала это с каждым шагом.
  Контакт накатывал волнами, невозможно полный, на том уровне, где слышишь не мысли, но то самое неуловимое предчувствие-ощущение, которое заставляет иногда принимать то или другое решение. И именно это соображение подсказывало, созвучно с песней, что человек, которого я почти полюбила за несколько сумасшедших часов - нечто вроде шпалы или причальной тумбы. Он - часть дороги, заменимая, но часть. А я - путник, существо, что живет на этой проклятой дороге... Дороге, искромсавшей жизнь Кейаса, чтобы получить свое. Хотя он, возможно, и не в обиде. Когда чудеса приходят в жизнь, они никогда не спрашивают разрешения... странно, здесь за ними уже давно не усматривают чьей-то воли. Природа безлична. Может, это и правильно - ведь все древние боги и духи, олицетворявшие ее могущество, были насильниками по сути...
  Как говорится, когда тебя имеет чудо, остается только расслабиться и получить удовольствие.
  Забор и правда закончился быстро, прикрывавшие нас деревья тоже, и я невольно подняла голову, чтобы увидеть надстройку на крыше дома... возможно, поэтому я пропустила явный сигнал опасности. Хорошо, Кейас отреагировал первым. Я повернулась к нему и снова увидела готового действовать охотника.
  -Ворота открыты, - сквозь зубы сообщил он. Я вспомнила вчерашнее утро и Ренерта... казалось, это было сто лет назад.
  -Я проверю, - предложила я. - Если это все еще полиция, они меня не тронут.
  А отсутствие значка, скорее всего, просто не заметят. Надо было все-таки взять его с собой, потом бы выбросила...
  Полицейских машин в пустом дворе не были. Только маленький мотороллер - сидение было поднято, расположенный под ним багажник пуст, рядом валялась расстегнутая сумка. Я не успела заметить ничего более существенного - из дверного проема вышел человек в темно-синей тройке, державший в руках что-то вроде пульта или игровой консоли.
  -Винтер, - произнес он, причем так, словно ожидал моего появления. - Какая ирония...
  Не выпуская свой пульт, он вытащил другой рукой из кармана шокер. Несмертельное оружие... но он и не собирался забирать меня с собой. Проще оставить здесь... чтобы от меня ничего не осталось. И времени на то, чтобы думать, совсем нет... и голоса рельсов почти не чувствуется.
  -В здании бомба! - громко выкрикнула я, зная, что Кейас услышит, и бросилась на гада, явно собиравшегося толкнуть речь о том, какой же ошибкой было не разобрать меня на органы. Точнее, на генматериал для подсадки своим выродившимся псионикам... Но именно это я прекрасно вспомнила долей секунды раньше.
  Заряд из шокера шел конусом, захочешь - не промажешь... но это в неподвижную мишень, а я не забыла вначале шарахнуться в сторону, потом поднырнуть - и поймать обе руки в захват... ненадежный, конечно, но ведь это только для того, чтобы выиграть время...
  А потом в лицо плеснуло горячим и красным, и я невольно выпустила тяжесть, ставшую для меня чрезмерной.
  -Натали, все в порядке? - Кейас приобнял меня, но я отмахнулась и наклонилась подобрать пульт. Обратный отсчет он включить не успел... нам повезло.
  -Пока да, - я протянула ему пульт и полезла в карман за платками, одновременно начиная двигаться в сторону края здания. - Интересно, что ж тут такого в этом домике осталось, чтобы его взрывать?
  Крови на лице оказалось куда меньше, чем я думала. Зато часть попала на волосы. Точнее, на меня вообще вылилось все, что не окатило асфальт. Кейас остался совершенно чистым, явно натренировался уже... и попросил у меня один одноразовый платок, вытереть нож.
  Изведя половину пачки, я посмотрела на себя чужими глазами - а что делать, когда нет зеркала? - и убрала остальные следы с лица. Потом расстегнула куртку - мне было холодно, но уходить в чем-то, покрытом чужой кровью, я не собиралась. Кейас протянул руку и взял мою куртку, словно мы все еще играли в любовников. Это с учетом того, что он только что делал... да и в той руке, на которую сейчас легла куртка, он все еще держал пульт.
  -Что-то может быть спрятано в стенах, - он подошел к углу здания и дотронулся до бетона. - Я же чувствовал, когда они перетащили ворота на остров... а сейчас все как было. Они убирают следы. Натали...
  -Вот твой шанс все уничтожить, - я пожала плечами. - Только сначала проводишь меня... и отойдешь подальше. Ты же обещал... до остановки.
  Кейас вздохнул и улыбнулся. Потом обнял меня за плечи, и мы пошли к полузакопанной остановке. Если бы я влезла на кучу земли, крыша оказалась бы где-то мне по пояс, но я не собиралась туда лезть. Я подошла к рельсам - на них тоже просыпалась земля, неизвестно откуда привезенная, жирная глина... А на видимом ребре металлического 'скелета' подмигивала красным глазком маленькая коробочка.
  -Ну, - я повернулась к Кейасу, как только он заговорил, - я пойду... У тебя ведь все получится, когда меня здесь не будет.
  -Давай так, - предложила я, не зная, зачем говорю об этом, - ждешь полчаса у дома напротив. Если я к тебе не выйду, взрывай здесь все... Я думаю, заряд заложили так, чтобы обрушилось здание, и только.
  -Ты не выйдешь, но я подожду, - он продолжал улыбаться, и я почему-то вспомнила о том, что смертельно раненые не чувствуют боли.
  -На той стороне улицы, - повторила я. Вокруг нас что-то изменилось... да, в воздухе над рельсами повисли провода. - Кейас, все может случиться.
  -Да, - он смотрел в сторону. - Где-то ведь ходят по кругу трамваи - так?
  -Так... и куртку мою выброси, - мне тоже было нестерпимо смотреть ему в глаза, и я перевела взгляд на рельсы. Они ведь только что были засыпаны землей... и почти ржавые. А теперь кровавую глину прорезали две сверкающие полосы металла. И уходили они не в забор, а продолжались...
  Кейас определенно этого не видел. Он только слышал... песню - там, где я улавливала лишь дрожь металла и созвучную вибрацию воздуха. Граница размылась.
  -Ты ведь меня не забудешь?
  -Никогда, - это я уже сказала ему в спину. А когда повернулась к рельсам, на них уже тормозил длинный, похожий на обрезанный и сжатый монорельсовый поезд, трамвай - кремового цвета, металлик... и не было ни забора, ни города вокруг, только ушедшая в землю остановка. Дверь отъехала в сторону, я вошла внутрь и даже не посмела оглянуться последний раз. Просто пошла вдоль по вагону, на заднюю площадку, мимо менявших форму сидений и темных стекол, сквозь которые ничего нельзя было разглядеть, особенно покидаемый Анзур. Трамвай был пустым. Последним, наверное.
  Наконец сиденья приняли четкую форму, соответствующую внешнему виду трамвая. Они были развернуты так, как мне всегда казалось правильно. Правда, теперь на них появились какие-то тени. Я опустилась на последнее, двойное - оно было чистым. Потом посмотрела в окно - темный туман рассеялся, теперь за тонированным стеклом горело яркое солнце. Трамвай ехал по краю какого-то заросшего одуванчиками (как давно я их не видела) пространства, уходящего почти за горизонт. И параллельно его движению утекали назад другие, блестящие ненормальной новизной, рельсы.
  Значит, вернуться все-таки можно. Если не выходить... трамвай просто сделает круг...
  Или сейчас там уже нет остановки?
  Я вспомнила, что где-то в районе 'конечной' можно войти в кабину - она обычно пустая - и направить вагон в колонну моста. Туда я, кажется, и ехала изначально. И там меня ждали... кажется. Или я ехала с кем-то? И сколько еще до конечной? Сколько лет нужно отмотать назад?
  Трамвай резко остановился, по металлическим ступеням прогрохотали чьи-то ноги... Я повернулась, чтобы увидеть будущего попутчика. И тут на меня обрушилась память о моей настоящей жизни...
  -Дайва, так и знал, что тебя встречу! - весело провозгласил на весь вагон парень, совершенно не похожий на Кейаса. - Ты где пропадала так долго? Нашла наконец город своей мечты?
  -Лучше бы я оттуда и не уезжала, - тихо ответила я, откидываясь на спинку сиденья. Бежевый, девственно чистый потолок не содержал ни одного намека на то, как мне теперь полагалось жить дальше. - Ты же меня знаешь... я и из рая сбегу. И, пожалуйста... заткнись, Пророк.
  
  Эпилог
  
  Из статьи сетевой газеты 'Вестник правосудия'
  ...Рынский К., обвиняемый в убийстве десяти человек и одной сотрудницы пси-службы, признан виновным во всех преступлениях. Судебно-психиатрическая экспертиза подтвердила ограниченную вменяемость преступника. Рынский приговорен к принудительному лечению с последующим отбытием пожизненного заключения в колонии особого режима. К сожалению, наши гуманные законы не позволяют казнить преступников, даже если они сами заявляют о том, что предпочитают смерть...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"