Филиппов Алексей Николаевич: другие произведения.

Событие.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   СОБЫТИЕ.
  
  - Глянь-ка что делается, братцы! - истошно орал хромой Матвеич, сидя на зеленой крыше своей, чуть покосившейся избы и пристально вглядываясь в небесную высь. - Глянь-ка! Едрена-поросена! Вот это да! Вот это диковина!
  На крик Матвеича из соседних изб неторопливо выбрались три старушки: Нюша Куколка, Евдокия Петровна Ручка и Валька Модница.
  - Чего это Константин разорался с рассвета? - поинтересовалась Нюша, рассматривая беспокойного инвалида на крыше.
  - Нажрался чай с утра раннего, вот и орет, как оглашенный, - махнула рукой Евдокия Петровна и хотела пойти дать сена козе, голосившей не тише Матвеича. - Где он только водку берет, черт окаянный? Мой-то вот совсем не такой был. Царство ему небесное.
  - И мой тоже, - протяжно вздохнула Валька Модница и неторопливо подняла глаза к небу. - А этот ....
  И тут Валька, будто язык прикусила. Она дернула Петровну за рукав, и часто тыча вверх пальцем, стала беззвучно шевелить губами. Ручка тоже вскинула глаза вслед за пальцем подруги и выдохнула изумленно.
  - Ой, бабы неужто события стряслась у нас с вами? Неужто?
  Вообще в последнее время с событиями в деревне Видякино было туго. После прошлогодних похорон второго мужа Петровны Степанчика - вообще ничего. Да и откуда им взяться, событиям этим, если осталось на всю деревню: один житель мужского пола да три женского? И ладно бы только это, но к этому еще в деревне уж лет семь не было электричества, и как на грех порушился мост через болотистую речушку на лесной дороге в районный центр. Конечно, Видякино никак нельзя назвать вовсе отрезанным от мира населенным пунктом. Переправа-то через речку в брод все-таки была, но преодолеть её мог только гусеничный тягач, привозивший раз в месяц почтальоншу Верку с пенсией. Почтальонша та работала еще ко всему прочему по совместительству водителем тягача и продавцом автолавки, одновременно. Из-за высокой загруженности в работе, Верка всегда была серьезной и неразговорчивой. А как тут поговоришь, когда работа большей частью с деньгами связана? Почтальонша и молча-то, очень нередко ошибалась в свою пользу, особенно при сдаче мелочи, а уж с разговорами-то она и вовсе бы запуталась. Потому и не тревожили её видякинские жители расспросами о разных там событиях в мире да в районном центре.
  Вот летом в деревне повеселей было. Приезжали иногда погостить к старикам дети с внуками да другая родня. Ругались крепко на местные дороги, но приезжали. Всё Видякино радовалось этим приездам, а если, кто из гостей батареек к транзистору Матвеича привозил, то порой от счастья такого и песни по деревне слышались. С источниками электропитания всегда в деревне напряг был. В этом году батареек хватило в аккурат до Нового года. Речь главы государства видякинцы еще услышали в искаженном варианте, а вот с началом боя курантов звук вчистую пропал. С тех пор, ни о каких событиях вообще ничего не было слышно. Вот потому и вглядывались с великим интересом в небо взволнованные видякинцы.
  А с неба между тем, медленно кружась вокруг своей оси, падал огромный серый сигарообразный предмет.
  - Авария бабы! - проворно скатился с крыши Матвеич, и часто взмахивая молотком в правой руке, похромал к лесу. - Вот беда-то, какая! Инцидент, едрена-поросена!
  Испуганные женщины разом перекрестились и гуськом потрусили вслед за инвалидом. Предмет же падал с неба все быстрее и быстрее. Не успели видякинцы добраться до опушки леса, как где-то впереди вдруг что-то ухнуло и пронзительно зашипело.
  - Где-то возле барсучьего болота упал! - крикнул односельчанкам Матвеич и захромал еще быстрее. - Пошли бабы искать! Может, поможем чем?!
  Прав оказался Матвеевич. На все сто процентов прав. Точно на край барсучьего болота угодил небесный пришелец и лежал он теперь там средь черной блестящей грязи, подмяв под себя редкий кустарник да желтую прошлогоднюю осоку.
  - Глянь-ка, ероплана какая к нам в Видякино угодила, - прикрыв рот ладошкой, изумленно прошептала Куколка, когда поисковый отряд вышел к месту падения неизвестного объекта.
  - Сама ты ероплана, - резко осадил Нюшу предводитель группы. - У всякого аэроплана крылья с хвостом имеются, а здесь фюзеляжа одна. И всё. Нет бабы, это не самолет. Вы уж мне на слово поверьте. В чем, в чем, а в самолетах-то я еще с военной службы разбираюсь как надо.
  Матвеич вдруг ухватился за корявый калиновый куст и застыл, словно памятник перед бывшим сельсоветом. Нахлынули на него внезапно и не спросясь весьма приятные воспоминания. В них он, еще совсем молодой, колесил по степному аэродрому от самолета к самолету на заправочной машине. Бывший водитель бензозаправщика хотел даже вспомнить марки самолетов, в которые он старательно закачивал топливо, но не успел.
  - Ты чего замер хромой черт?! - рявкнула над ухом инвалида Валька Модница и тут же добавила к своим словам ощутимый тычок под ребра Матвеича. - Может там спасать кого-то надо, а ты тут к калине прилип!
  - Не самолет это, - отрываясь от калинового куста, пробурчал Матвеич. - На ракету похоже. На космическую.
  Космических ракет в Видякино отродясь не видали, потому и возражений на этот вердикт самого технически подкованного односельчанина не последовало. Раз сказал Матвеич ракета, то пусть так оно и будет. Спорить никто не стал.
  Спустившись к болоту, видякинцы набросали перед собой сухого валежника и осторожно подобрались к ракете.
  - А не рванет? - чуть слышно осведомилась Петровна, поправляя, выпавшие из-под нового цветастого платка, седые волосы. - А то мне мой рассказывал, как у него на глазах пушка военная вдребезги разлетелась. Он тогда на китайской границе служил. Вот уж повидал он там всего.
  - При чем здесь пушка? - строго осадила соседку Куколка.
  - А кто его знает, что у неё внутри? Вот подойдем мы сейчас вплотную, а она как шандарахнет.
  - Не шандарахнет, - успокоил своих товарок Матвеич. - Не должно. Не дымится ведь ничего здесь. Мягкая посадка, одним словом, но даже мне подходить боязно. Вот ведь едрена-поросена какая получается.
  - Да что же вы за люди такие! - громко закричала, стоявшая чуть поодаль Модница. - Там может, космонавты наши погибают, а они сомневаются! Пошли!
  Валька смело разбрызгивая грязь, самым скорым шагом подошла к ракете и для чего-то потрогала серую громадину рукой. Потрогала, закричала пронзительно и обратно к товаркам своим рванулась.
  - Больно бабы! Ой, больно!
  - Ты чего Валя?! - первым встретил Модницу Мавтвеич. - Чего орешь на весь лес?
  - Больно, - прошептала Валя и раскрыла перед инвалидом морщинистую руку.
  На загрубелой ладони Модницы вскочил огромный волдырь.
  - Обожглась, - осторожно подув на волдырь, сообщил всем остальным неприятную для Вальки новость Матвеич. - И что ты Валька за глупая баба? Разве можно голой рукой ракеты трогать? Никак нельзя. Она же о плотные слои атмосферы до самого красна раскаляется.
  - Неужто докрасна? - всплеснула руками Петровна.
  - Непременно, - нахмурил бровь инвалид, сломил длинную сухую палку и осторожно потрогал серый бок небесного пришельца.
  Бок был тот явно не железный. Железо под сухой палкой не прогнется, словно пуховая перина. Никак не прогнется. Матвеич задумался, а Модница опять за свое.
  - Давайте чего-нибудь делать бабы, давайте, - запричитала она, перевязав носовым платком обожженную руку. - Вдруг там сейчас покалеченный космонавт в неизвестности мается, а мы тут стоим, как клуши возле курятника. Давайте чего-нибудь делать!
  - А чего мы сделаем-то? - поправила еще раз платок Евдокия Петровна. - Чего?
  - Не знаю, - пожала плечами Валя и тут же обратила строгий взор на Матвеича. - А ты чего стоишь, будто ни рыба ни мясо! Не мужик что ли? Придумай чего-нибудь!
  - Да чего я ...., стал разводить руки в стороны Матвеич и осекся внезапно.
  Зашипело что-то еще крепче возле ракеты, потом откуда ни возьмись, появился открытый люк и вывалился из люка того, вроде как человек. Вот только голова у того человека сильно смахивала на дыню, причем не просто на дыню, а на дыню бледно-фиолетового цвета.
  - Эх, едрена-поросена, - поскреб затылок инвалид, - глянь-ка, чего перегрузки с человеком сотворить могут. Теперь ведь на всю жизнь калекой останется.
  - Чего ж вы бабы опять-то столбом стоите, - уж в который раз за день, закричала Модница. - Давайте космонавта спасать. Не видите что ли, как от космоса ему досталось?
  - Геройский человек, - вздохнул Матвеич и решительно двинулся к лежащему возле ракеты страдальцу. - Звезды героя за, едрена-поросена, такие мучения не пожелаешь.
  Старухи дружно перекрестились и тоже побрели по чавкающей грязи к космическому герою. Герой оказался на редкость тяжелым. Семь потов с видякинцев сошло, пока они вытаскивали космонавта из чавкающей грязи и усаживали его возле подгнившего пня. У пня героя космоса рассмотрели получше.
  - Слышь Матвеич, - подтолкнула инвалида локтем в бок куколка. - А глаза-то у него где?
  - Глаза-то? - почесал за ухом Матвеич. - А кто их знает? Здесь сразу-то и не разберешь ничего. Вот такая едрена-поросена получается. Не видно глаз, вроде.
  Матвеич сломил еще одну сухую хворостину и осторожно постучал, безжизненно лежащего космонавта по голове.
  - Ты чего ирод делаешь?! - тут же набросилась на инвалида Модница. - Человеку и так плохо, а ты его палкой по голове.
  - Погоди! - решительно отмахнулся от взволнованной соседки сосредоточенный старик. - Я так думаю, что не голова это у него.
  - А чего ж? - почти в один голос встревожились женщины.
  - Шлем это, - уточнил свою догадку Матвеич и потыкал палкой куда-то в район шеи космонавта.
  Потыкал раз, потыкал второй, и вдруг фиолетовая дыня раскрылась, словно цветок тюльпан на огороде Модницы, и из неё появилась голова. Причем была та голова по размеру вроде, как обычная, но с весьма странным лицом. Ни усов на лице не было, ни бровей с ресницами, а вокруг глаз лишь большие круги ярко желтого цвета. Губы, кстати сказать, тоже с некоторыми странностями были: весьма припухлые и все в серо-зеленых пятнах.
  - Вон как радиация парня разукрасила, - глухо прошептал инвалид, весьма сокрушенно покачивая седой головой. - От всего лица человеческого только овал и остался.
  - За что же его так бедненького? - часто заморгала Петровна.
  - А ты как думала в космос-то летать? - строго глянул на Ручку Матвеич и осторожно потрепал, лежащего без чувств космонавта по плечу. - Э-э, мил человек, как там тебя? Ты чего едрена-поросена?
  Вот тут глаза космонавта чуть приоткрылись, и он, силясь чего-то сказать, потихоньку зашипел.
  - Чего это он? - впилась ногтями в плечо Матвеича Модница.
  - Сказать чего-то хочет, - прошептала Куколка, утирая уголком своего платка, мутную слезу, покатившуюся из правого глаза космического страдальца. - Бедненький.
  Сколько не пытался космонавт что-то сказать, все без толку, только голубой слюной сухую траву возле себя забрызгал и опять в забытье впал.
  - Ой, как мается сердешный, - утерла покрасневший глаз Нюша. - Полечить бы его чем?
  - А давайте его ко мне в избу снесем, - осторожно предложила Модница. - У меня дома и таблетки анальгина есть. Может ему от них полегче будет. Я-то всегда ими ото всех болезней лечусь.
  - А чего сразу к тебе-то? - нахмурила лоб Евдокия Петровна. - У меня тоже в избе для космического героя место найдется. И таблетки мне кое-какие дочка прошлым летом привезла.
  - Не тренди Петровна, - погрозил пальцем Ручке Матвеевич. - К Вальке его понесем. У неё в избе покультурнее, чем у других прочих.
  - А это всё от того, - заволновалась вдруг Нюша Куколка, - что она скотины никакой не держит. Грязи, видишь ли, она боится. Ишь, какая культурная выискалась, как коз держать её нету, а молока каждый день по литровой банке за милую душу выпивает. Вот ведь как.
  - Да не боюсь я никакой грязи, - вспыхнула Модница, - а козы не держу из-за здоровья только.
  - А мы с Нюшкой здоровые что ли? - топнула ногой Петровна. - Тоже уж восьмой десяток не вчера разменяли. - Я вот, лично, по утрам с кровати только с криком и встаю. А она видишь ли ...
  - Цыц бабы! - решительно прекратил прения своих соседок Матвеич. - Чую я, что никакой это не космонавт.
  - А кто ж? - в один миг замерли разгоряченные спором старушки.
  - Инопланетный житель это, вот кто. И потому обязательно к Вальке его нести надо.
  - Почему опять к Вальке? - снова топнула ногой Евдокия Петровна.
  - Да потому что у неё скатерть новая на столе, телевизор цветной и две стиральные машины по углам расставлены, - настаивал на своем Матвеич. - Не гляди, что они у её дочек уже в употреблении были, а не хуже новых смотрятся. Вот как очнется пришелец, так ему надо всё поприличней показать, чтобы он о нашей планете, как следует, подумал. Пусть увидит, что у нас тоже кое-какая техника имеется. А у тебя чего ему видеть? Тебе-то твой сынок Васька из города ни в жизнь никакой диковины не привезет. Он наоборот всё норовит от тебя к себе чего-нибудь увезти. Вот зачем ты ему бензопилу Степанчика отдала?
  Евдокия Петровна обиженно встрепенулась, хотела еще погнуть свою линию, но Матвеич ей этого удовольствия не позволил. Зыкнул инвалид на неё строго и стал громко руководить работой по транспортировке инопланетянина к дому Модницы. Сперва видякинцы несли пришельца на руках, а потом Куколка сбегала за тележкой. Тележка по дороге сломалась два раза, и потому положили инопланетянина на Валькину кровать уже ближе к сумеркам. Оказавшись на мягкой пуховой перине, гость опять что-то хотел сказать, но безрезультатно.
  Евдокия Петровна попыталась угостить страдальца парным молоком, Модница анальгином, а Куколка крепкой настойкой на калгановом корне. Ничего инопланетянин не попробовал, всё выплюнул.
  - Доктора ему надо, - допив остатки Нюшиной настойки, вздохнул Матвеич. - Завтра на рассвете в город пойду.
  - А чего рассвета-то ждать? - стукнула кулаком по столу Модница. - Он ведь до рассвета и не дожить может.
  - Бери Константин ружье и иди сейчас же, - поддержала Вальку Евдокия Петровна. - Завтра утром и на месте будешь, а мы уж тут его как-нибудь обиходим. Сейчас же иди!
  
  В город Матвеич пришел ближе к полудню. Измаялся он лесной дорогой, пить крепко захотел и потому не пошел сразу в районную поликлинику, а сперва завернул к пивному ларьку. Благо тот как раз по дороге и стоял. А в ларьке кроме пива еще и недорогую водку на разлив продавали. Ну, как мимо такого события мимо пройти, коли с самого лета, водки пробовать не доводилось? Самогон личного производства инвалид нередко употреблял, а все равно по купленной водочке стосковался. Только Матвеич мужик серьезный, а не шантрапа какая-нибудь. Он лишнего никогда не выпьет. Сто грамм и точка. Выпил, утерся и по делам скорым ходом захромал. Только решил теперь он идти не в поликлинику, а сразу к районной власти.
  - Уж власть сама распорядится, кого ей к инопланетному герою послать, - решил инвалид, поправляя мятую кепку. - Власти виднее, как поступить при таком событии мирового масштаба. На то она и власть. Сейчас, поди, всех докторов на ноги поднимут?
  Где сидит власть, Матвеич еще с молодости знал. Как раз с той поры, когда председателя видякинского колхоза в район на "газике" возил. Власть всё там же и сидела, только отделка внутренняя в приемной изменилась, а всё остальное по-прежнему было. Хотя нет, секретарш таких в былые времена не было.
  - Вот бы с такой лет двадцать назад за баней где-нибудь встретиться наедине? - чуть зардевшись подумал инвалид, осторожно поглядывая на статную белокурую девицу, гордо восседавшую за широким столом. - Вот с такой красавицей я бы точно не оплошал.
  - Тебе чего дедушка? - вежливо улыбнулась красавица, топтавшемуся у порога посетителю.
  - Мне к самому главному начальнику, милая, - степенно откашлявшись, ответил секретарше Матвеич. - Дело у меня важное.
  - А что за дело? - поинтересовалась секретарша, отыскивая что-то средь вороха бумаг. - Пришел насчет пенсии своей узнать или налог с тебя неправильно взяли?
  - Нет, - уже гораздо смелее покачал головой инвалид. - Насчет пенсии у меня, конечно, вопросец имеется, но я сейчас не с этим пришел. Я сейчас по государственному вопросу.
  - По государственному?
  - По нему. Ты уж меня пропусти дочка поскорей, а то не доживет он часом до нужного момента. Слаб больно.
  - Кто не доживет?
  - Вот он и не доживет. Не могу я тебе пока про него сказать. Ты меня к главному поскорей пропусти, а то ведь я всю ночь сюда из Видякина шел. Со вчерашнего вечера крошки во рту не было. Пивка вот только выпил у вас тут в ларьке и всё. Пропусти.
  - Нет сейчас самого главного на месте, - опять улыбнулась красавица и лучистым взглядом указала Матвеичу на порог.
  - Да как же нет-то? - продолжал упираться инвалид, снимая с плечо ружье. - Пусти к тому, кто есть. К нам ведь в Видякино инопланетный житель прилетел, а ты говоришь, нет никого.
  - Инопланетный? - чуть склонив голову, секретарша стала внимательно разглядывала ружьё за плечом странного ходока.
  - Он самый. Только плохой он очень и круги у него под глазами желтые, - решился раскрыть всю важную тайну Матвеич. - У Вальки Модницы он сейчас лежит, а ракета его у нас в болоте валяется. Доктора бы к этому инопланетянину послать. Вот ведь едрена-поросена какая получается.
  - Ты чего здесь вытворяешь, дед? - раздался вдруг позади инвалида суровый женский голос. - Мало того, что от тебя водкой разит за километр, так ты нам тут еще какую-то ересь несешь! У нас здесь комитет социального обеспечения, а не редакция желтой прессы. Иди подобру-поздорову, если у тебя вопросов про пенсию на данный момент нету! Иди!
  Матвеич вдруг крепко вспотел от волнения, и, скинув с плеча ружьё, расстегнул на груди телогрейку. А секретарша и возникшая неведомо откуда толстая баба, в то время взвизгнули хором, да проворно скрылась за тяжелой дубовой дверью.
  
  В деревню Матвеич вернулся уже летом вместе с почтальоншей на гусеничном тягаче. Тягач еще и остановиться не успел, а инвалид уж ухватил Верку за рукав да потащил к дому Модницы.
  - Пойдем Вера, посмотришь на него, - опасливо озираясь, шептал Матвеич хмурой почтальонше. - А то ведь они там думают, что я умом тронулся. Вот едрена-поросена какая. Смеются все надо мной, а я тебе сейчас и ракету его покажу. Ты вот там, в городе подтверди слова-то мои. В точности всё подтверди. Если надо будет, так ты и к начальству повыше сходи. Ты девка вон какая пробивная! А я уж в долгу не останусь.
  Однако на Валькиной кровати инопланетянина не было.
  - Где он! - благим матом заорал Матвеич.
  - Помер наш Кузенька, - утирая слезу с глаза, прошептала Модница. - Промаялся четыре денечка и помер. Не дождался он ни от кого помощи. Уж больно ты долго ходил Константин. Похоронили мы его.
  - Я тебе Верка сейчас ракету покажу, - опять ухватил за рукав почтальоншу инвалид. - Пойдем на болото!
  - Не ходите, - махнула Валька рукой. - Трясиной затянуло, ракету-то. Всю затянуло. Мы хотели её к берегу подтянуть да не сумели.
  - Всё равно пойдем! - не унимался Матвеич.
  - Да отстань ты от меня дед, - вдруг рявкнула на инвалида почтальонша. - Некогда мне с дуростью твоей заниматься. Мне еще в две деревни ехать по бездорожью, а ты меня всё за рукав по деревне таскаешь. Ох, и надоели вы мне все! Всё у вас инопланетяне да снежные люди на уме! Сами вы все настоящие инопланетяне. Ты думаешь один ты такой дельный? Да у нас в каждой деревне, что ни год, то чудо какое-то! Вон в Федюнине ни одного мужика не осталось, а Нинка Караваева негритенка родила. А тут, подумаешь, инопланетянин. А ну быстро пошли все пенсию получать! А то сейчас не отоварю никого!
  
   КОНЕЦ.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) В.Каг "Академия Тайн. Охота на куратора"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"