Филиппов Алексей Николаевич: другие произведения.

Ответственное задание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Витька Телегин работает охранником. Только он не и тех, кто стоит на дверях да бормочет, как попка - 'предъявите, пожалуйста', нет, Витька трудится в группе специального назначения одного весьма солидного ЧОП. Спецназовец он, можно так сказать. А у спецназовца и работа особая: сопровождение грузов, охрана разных шишек и прочие задание, кстати сказать, не всегда обычные. Попал Телегин в группу с первым набором, тогда еще народ не особо разбирался, что это за зверь такой - 'группа специального назначения ЧОП', а потому желающих было не через край. Новому начальнику ЧОП, который с этой идей носился, как, извиняюсь, курица с яйцом, владельцы не позволили набирать народ со стороны, а велели выращивать спецназ в своём коллективе. Вот тогда Витька под руку начальника и подвернулся: парень он крепкий - лежа почти сто килограмм жмет. Кому другому, как не ему спецназовцем быть? В общем, повезло парню: прямо с поста в универсаме он в группу специального назначения и угодил. Начальник ЧОП, создавший спецназ в отдельно взятом частном предприятии, своё дело знал туго, а потому сумел добиться для работников любимого детища такого денежного вознаграждения, что все прочие коллеги до сих пор обильной слюной давиться не устают. Желающих теперь работать в группе - пруд пруди.
  Работает Витька 'трое через трое' (еще один бзик начальника), а сегодня ему вообще по-крупному подфартило. Как же не подфартило, ежели сегодня - 31 декабря и в час дня смена закончится? Ночью тридцать первого можно гулять на полную катушку, первого продолжить, а второго поправиться, как следует, чтоб третьего огурчиком на работу явиться. Не каждый праздник так повезёт
  Витька часто поглядывал на часы и гнал время. Он уже распланировал себе весь оставшийся день до самого боя курантов. Как только завершится смена, он сразу же решил сорваться в универсам, там у него друг Вовка остался работать. Вовка сговорился с двумя биксами, чтоб Новый Год вместе встречать. Осталось уточнить кое-какие детали, а потом в баню...
  На улице лютовал мороз. Телегин стоял у окна, смотрел на утренние сумерки, расцвеченные праздничной иллюминацией, на сказочный иней и улыбался. Но тут заверещал караульный телефон. Это препротивнейшее устройство оживало редко и всегда только для того, чтобы дежурной смене какую-нибудь пакость ввернуть. Не любили сей допотопный аппарат в группе специального назначения. Ох, как не любили... Витька завертел головой в надежде, что кто-то другой вперед него возьмёт злополучную трубку, но других сейчас в служебном помещении не было. Они все пошли покурить после утреннего чая. Даже старший смены - ярый поборник здорового образа жизни и строжайшей дисциплины вместе со всеми ушёл. Телегин мысленно пожалел, что никогда не курил, вздохнул, поднял трубку и отрапортовал.
  - Сотрудник Телегин у аппарата.
  - Бдим, значит, во все очи, - услышал Витька любимую присказку начальника ЧОП. - Ты вот что, Телегин, бери служебную машину и дуй к офису холдинга 'Ореон'. Ответственное поручение. Там на вахте подождёшь Татьяну Гладкову. В девять она подойдет... Отвезешь, куда скажет. И смотри у меня... В общем, её слово для тебя сегодня - закон по полной программе. Давай, бди во все ...
  Голос у начальника хриплый, чуть запинающийся, но ничего тут удивительного нет - вчера в этом самом 'Ореоне' корпоратив справляли. Начальник там на полную катушку зажигал. Витька на том празднике жизни дежурил, а потом домой народ развозил. Всё видел. Круто гулял управленческий аппарат. До визгу. Ну, ничего, Витька сегодня своё тоже возьмёт. До конца смены осталось чуть больше четырёх часов.
  Телегин доложил старшему смены Гене Покровскому о звонке начальства, а тот только руками развел: дескать, слушайся и повинуйся.
  - Опять повезло Телеге, - с ехидной усмешечкой выглянул из-за плеча Покровского Славик Бурнашов.
  Витька Бурнашова не уважал. А чего его уважать, ежели он в спецназ по блату попал? Славик каким-то дальним родственником начальнику ЧОП доводится, вот и очутился он здесь, как прыщ на носу. К тому же весь из себя: я, дескать, в юридическом учусь. Учишься, так учись на здоровье, а зачем на каждом шагу об этом бубнить. Скользкий, короче, типчик: перед начальством постоянно лебезит, на Витьку как-то раз 'наехать' попробовал, только не на того напал.
  - Жаль, что нас тогда растащили, - подумал Витька, смерил презрительным взглядом Бурнашёва и... промолчал.
  Как и положено, перед выходом на задание, Телегин оправился, умылся, а потом только принялся надевать верхнюю одежду. К нужному офису он долетел за пять минут. До назначенного срока оставалось еще минут десять. Коротать это время Витька решил в машине. На улице было еще сумрачно. На углу, возле старой липы, прощалась какая-то парочка. Смотрел Витька на них без интереса, только от нечего делать, а вот когда они разошлись: девица забежала в подъезд, сверкнув красными ногами, а её кавалер двинулся по тротуару в сторону машины спецназовца, интерес встрепенулся. По тротуару шагал Коля Сойкин. Витька его тоже не уважал и считал здорово пыльным мешком пришибленным, а потому общался с ним неохотно, хотя и выросли они на одном дворе. Колька, работая у них в ЧОП простым охранником, давно пытался поступить в спецназ, но его начальник раз за разом 'отшивал'. Старший смены спрашивал Витьку про Сойкина и Витька сказал честно, всё, что думант. Ну, не спецназовец Сойкин, не те параметры, тут пацаны реальные нужны, а этот ... Колька же всё лез и лез... Даже на юрфак поступил. Вот, чудо-то неугомонное.
  - Чудо-то, он чудо, но девицу себе отхватил на все сто, - подумал Витька с некоторым налетом зависти, и очень захотелось ему сейчас же Кольку как-нибудь 'подколоть'.
  - Никола! - крикнул Телегин, выходя из машины навстречу Кольке. - Сколько лет, сколько зим! Говорят, что ты к нам на днях работать приходишь? Рассмотрели твоё заявление положительно.
  - Кто говорит? - Колька от неожиданности застыл на месте.
  - Так все говорят, - засмеялся Телегин. - Мол, приходит завтра к нам Колька Сойкин да сразу же начальником группы, он же на юридическом учится. А Гена, нынешний наш начальник, сказал, что ради такого образованного человека, как ты, он подвинется куда угодно...
  - Да, пошел ты! - вырвался из объятий Колька и почти бегом припустил по улице к дверям железнодорожного вокзала.
  Витька смотрел ему в след и довольно улыбался, дескать, славно я времечко скоротал. И еще веселее ему стало.
  И хотя пришел Телегин к месту рандеву минута в минуту, но подождать клиента ему все-таки пришлось.
  Татьяна Гладкова явилась, когда настенные часы высвечивали уже двадцать минут десятого. И вовсе не из офиса пришла, а с улицы. Раскрасневшаяся с мороза, в шапочке белой с новогодним узором, большеглазая - вылитая Снегурочка. Рассмотрев, как следует, красавицу, Витька сглотнул слюну и решил, что сегодня определенно его день. Провести оставшиеся три часа дежурства с такой девахой, это же... Ну, слов нет, что это такое.
  - А может и замучу с ней, - мелькнула у парня шальная мысль, когда он галантно открывал перед своей пассажиркой дверь. - Пока по магазинам будем мотаться, может чего и...
  Телегин был уверен, что сегодня определили его сопровождать красотку по магазинам да всяким так салонам красоты. Также он знал, что не видать ему этой Снегурочки, как своих ушей. Но был Витька в душе своей немного мечтателем, хотя блажь эту от окружающих старательно скрывал.
  - Например, - думал Телегин, усаживаясь на своё место, - поругается она сегодня со своим, выбежит на улицу, а тут мы с Вованом чешем. Она ко мне сразу, как к знакомому, помоги, дескать... А я любого в момент оприходую, а потом мы с ней...
  Добраться до самого приятного Витьке не позволила рука красотки, которая протянула спецназовцу листок бумаги.
   - Туда поедем... Знаешь как?
  Витька прочитал адрес и часто захлопал газами.
  - Это ж больше ста верст, соседняя область, я туда в командировку в этом году три раза ездил, - пробормотал он, всё еще не веря, что удача так резко повернулась к нему спиной. - Далеко. А у меня смена через три часа закончится...
  - Так, - в голосе пассажирки появились металлические нотки. - Мне сказали, что ты отвезешь меня туда, куда я скажу. Обманули что ли? Так я сейчас же Сергею Сергеевичу позвоню...
  - Не надо никуда звонить, - как и подобает спецназовцу, быстро справился с оторопью Витька. Витька сунулся на одну улицу, на другую, везде всё забито 'под самую завязку', но не ждал никогда спецназовец легких путей, а потому стал искать их сам в переулках и даже в проходных дворах. Через полчаса он подобрался к кольцевой дороге, и тут пассажирка ещё выкинула фортель.
  - Останови у магазина, - сказала она, - мне кое-то еще докупить надо...
  И кто ж она после этого, хотя и очень красивая?
  Прошло еще около часа, прежде чем они выбрались за кольцевую дорогу, здесь дело пошло повеселее, хотя и не без досадных остановок. Витька немного забылся, представляя себя участником известного ралли, которому все прочие 'водилы' только в подметки и годились. Своему другу Вовану Телегин решил позвонить уже с обратного пути, тогда проще будет планировать оставшееся до праздничного стола время. А пока надо гнать на всю катушку,
  Сразу после дорожного щита, указывающего, что до нужного им городка осталось восемь километров, пассажирка приказала.
   - Сейчас направо! Вон, после дерева поворот и через лес... Дальше я буду показывать...
  Витька сжал зубы и свернул на проселочную дорогу. Дружба со скоростью закончилась, и тут же состоялось знакомство с ухабами зимнего просёлка. Дорога, поначалу показавшаяся Телегину 'ни в какие ворота', скоро превратилась вообще 'в сущий ад'.
  В небольшую занесенную снегом деревеньку Витька въехал с мокрой спиной и с кипящей в гневе душой. Деревня казалась совершенно пустой. Этакое серое заснеженное безмолвие. Ни одна собака не тявкнула, когда автомобиль медленно проехал мимо крайних изб.
  - Вон у дома с колодцем останови, это бабушкин дом, - скомандовала девица. - Я быстро.
  Пока Витька думал, а как бы ему лучше сманеврировать на обратный ход, девица успела добежать до крыльца и вернуться обратно. Она постучала ладошкой по стеклу машины и крикнула.
  - Чего-то заперто у них. Пойду у соседей спрошу. Жди.
  Телегин смотрел на ладную фигурку, на длинные ноги в красных сапогах и чуть не засмеялся в голос.
  - Вот дурёха. Неужели не видит, что никто в этом доме не живет. Сугроб же у крыльца. Сейчас удивится и обратно побежит...
  Но удивиться пришлось самому Витьке. Девица прошла сугроб, поднялась на крыльцо, постучала и... ей открыли. Телегин даже немного обиделся на подобный оборот событий, ударил ладонями по рулю и подал машину назад, выискивая место, где удобнее развернуться. Развернувшись, он, опять же, задним ходом, подъехал к колодцу, возле которого жила бабушка Татьяны, и стал ждать.
  Прошло минут десять, а Татьяна всё не возвращалась. Витька посигналил и уставился на ступени заснеженного крыльца, ожидая, когда отворится дверь и его пассажирка выбежит на улицу. Дверь не отворялась. Он посигналил еще пару раз, но в ответ, как говорится, тишина. До Нового Года оставалось уже меньше двенадцати часов. Витька насупился и пошел к крыльцу. Дверь оказалась массивной прочной и запертой изнутри. Телегин постучал в неё сперва кулаком, а затем ногой. Ни звука с той стороны. Потом спецназовец попытался справиться с дверью посредством крепкого плеча, но и такой приступ не сломил изготовленной умелым плотником 'крепости'. А вот плечо разболелось не на шутку. Убедившись в тщетности своих усилий, Витька понял, что без инструмента здесь никак не обойтись. Он побежал к машине, но там ничего подходящего не нашлось. Всегда в служебной машине имелся инструмент, а тут багажник пустой, словно злой и жадный ворог прошёлся по нему. Витька стоял среди деревенской улицы, крепко сжимая кулаки и дико матерясь. А чего ему ещё оставалось делать? Сколько бы он так стоял, неизвестно, но тут заметил спецназовец, что из трубы одной из изб на другом краю деревни идёт дымок. И Телегин, что есть силы, рванул в сторону того дыма.
  На покосившемся крыльце его встретила старуха в валенках, серой телогрейке и зеленом платке.
  - Мне надо, это! - заорал Витька. - Она не выходит! Там чего-то случилось!
  - Чего надо? - проскрипела старуха и, проворно развернувшись, шмыгнула за порог сеней. Лязгнул засов изнутри.
  - Открой! - Телегин замолотил по двери кулаками. - Мне инструмент надо, чтоб дверь вскрыть!
  - Уйди, окаянный, - шипела из-за двери старуха. - Сейчас милицию вызову! Ты не думай, у меня бибильник есть!
  - Дура ты старая, дай мне топор или..! - заорал Витька и тут же осекся. Он увидел в углу большой топор, именно такой, какой ему сейчас и нужен. Теперь ему и старуха ни к чему.
  Сбегая с крыльца, вооружённый топором Витька заметил, внимательно смотрит на него через окно.
  По улице Телегин промчал, как олень, убегающий из-под ствола браконьера. Хотя, причем здесь ствол? Однако... Неважно... Витька подбежал к запертой двери, с топором наготове т и чуть было тут же не присел от изумления: дверь оказалась приоткрытой. Телегин осторожно пихнул её. Дверь отворилась, пропуская спецназовцав узкие сени. Два прыжка вперед! Еще одна дверь! Витька ворвался в избу, крепко сжимая топор, и застыл на пороге. В красном углу избы стоял стол, а за столом сидела этакая бабулька - божий одуванчик и пила из блюдца чай. На голове бабульки красовалась шапочка Татьяны, та самая - белая с новогодним розовым узором. Если бы Телегин увидел здесь здоровенного бандита с окровавленным ножом, он бы не так удивился, но улыбающаяся старушка с морщинистыми щеками...
  - Ой, еще гостёк, - запричитала старушка, поднялась с табурета, подняла руки к плечам и попыталась изобразить что-то вроде танцевальной фигуры. Фигура получилась скверная, но старушка продолжала радоваться.
  - Татьяна где? - выдавил из себя Витька, пытаясь стряхнуть противную оторопь.
  - А гости у меня были, - отплясывала бабушка, - ля-ля-ля-ля...
  - Где она сейчас? - повысил голос Телегин, но старушка его словно и не слышала.
  - Барыня, барыня, - теперь уже запела во весь голос весёлая бабулька. - Сударыня, барыня... Дура, дура, дура я...
  - Где Татьяна?! - заорал Витька во всю мощь своей нехилой груди, но бабка даже ухом не повела, продолжая свои плясовые потуги. А когда в ход пошли матерные частушки, Телегин понял, что ловить здесь больше нечего.
  Он выбежал на крыльцо, решив, что это глупый розыгрыш его пассажирки. Показалось ему, что увидит он сейчас смеющуюся Татьяну у машины и...
  На улице никого не было. Витька осмотрелся по сторонам и заметил, что на снегу от крыльца в сторону тянется чей-то след. То, что этого следа еще минут десять назад не было, Телегин готов руку на отсечение дать. Точно, кто-то убежал от крыльца, пока Витька искал по деревне топор.
  - Татьяна? - мелькнула мысль в голове спецназовца. - Но зачем?
  Решив, что ответ на этот вопрос скрыт за серыми ольховыми кустами, Витька помчал по следу. Кусты не обрадовались вторжению спецназовца, и пришлось с ними немного поевать. Сразу за кустами нашлась тропинка, вот по ней спецназовец и припустил в погоню. Длилась лихая погоня шагов пятнадцать, а потом столкнулся Телегин грудь в грудь с высоким плотным стариком лет шестидесяти.
  - Куда летишь, заполошный! - заорал старик.
  - Вы тут это! - уставился на старика Телегин. - Девушку не видел? Красивая т такая! Как Снегурочка!
  - Нет тут никаких Снегурочек уж неведомо сколько, - усмехнулся старик, с подозрением глядя на топор в руке спецназовца и поправляя большой рюкзак за плечами. - Тут теперь всё больше кикиморы обитают. Зима, брат. Ты-то сам, как тут оказался.
  Витька посмотрел на старика и рассказал ему очень коротко о своих приключениях.
  - Гладкова, говоришь, - нахмурил старик сивые брови. - Татьяна? Верно, жила у неё здесь бабушка, только умерла она полгода назад...
  - Как умерла?!
  - Обыкновенно, - старик осторожно потянулся к топору. - Ты топор-то мне дай да пошли в деревню. Там на месте и разберемся, что к чему...
  Витька, ошеломленный событиями да новостями, послушно отдал топор старику и побрёл следом.
  - Зимой, в деревне только две избы и жилые, - рассказывал новый знакомый Телегина, представившийся Василичем. - Моя да Клавки Кузюкиной. А вот на лето к нам полным-полно народу приезжают. Дачники, поди ж ты. Места у нас красивые. Залюбуешься. А грибов с ягодами... Тут еще в озере какую-то целебную грязь выявили. За дом теперь дачники втридорога дают. А Танька-то, поди, и приехала дом продавать. Он у них на троих остался: Танька и две её тетки по отцу. Те еще кикиморы. За копейку глотку любому перегрызут. Ты бы слышал, как они ругались по осени промеж себя... У всех морды лошадиные. Семейное это у них, что ли? А с другой стороны, как не ругаться, если деньги большие на кону. Сейчас очень выгодно у нас дома продавать. За любую хибару отличный куш ухватишь. Только свистни...
  Старик болтал без умолку. Витька его не слушал. Он шёл следом и пытался хотя бы немного понять, а что с ним, собственно говоря, приключилось. Всё это было похоже на какой-то дикий розыгрыш. Телегин оглядывался по сторонам и всё ждал, что выбежит сейчас из-за ближайшего угла смеющаяся Татьяна, поздравит его с наступающим Новым Годом, и они помчат в город на всех парах. Однако никто и ниоткуда не выбегал. Только скрипел снег под ногами и бубнил старик.
  - Стой! - прервал рассказ местного старожила Витька. - Эта тропинка куда ведет?
  - Какая тропинка?
  - Ну, та, где мы встретились?
  - К платформе, - Василич почесал давно заросшую щетиной скулу, - недалеко здесь. Там два раза в день электричка ходит из соседей области к нам в райцентр. Я, как раз, из райцентра и приехал. Ехать-то тут минут десять, а вот ждать электричку долго...
  - Подожди, - махнул рукой Телегин. - Если в другую сторону пойти?
  - В смысле?
  - Ну, в одну сторону пойдешь до платформы дойдешь, а в другую?
  - Сюда, в деревню, - старик пожал плечами. - А куда еще-то? Больше некуда. Ты вот, говоришь, целиком через кусты выбежал, а мог бы и по тропинке... Вот через этот прогон. Чуть подольше, но в сугроб не надо лезть, тоже преимущество.
  - А тебе точно никто не встретился?! - Витька схватил старожила за рукав. - Или, может, она свернула куда?
  - Да, где же тут свернешь, - Василич высвободил руку. - Снегу-то намело вокруг... И опять начинает валить... Нет, никто мне на пути не попадался и на электричку на нашей платформе никто не садился. А след в сторону я б заметил... Пойдем ко мне в избу, погреешься малехо, а то дрожишь весь, как осиновый лист.
  Но Витька дрожал не от холода. Дрожь била парня от неожиданного открытия: машины его в деревне не было. Уехала машина. Спецназовец рванул с места и побежал по следу машины с проворством спринтерского чемпиона. Бежал Витька изо всех сил, а потому сил этих скоро не совсем не отсталось. Спецназовец споткнулся, шлёпнулся лицом в снег, отдышался немного, поднялся и потихоньку побрёл сперва вперёд по следу, а потом повернул назад в деревню. Другого пути сейчас у Витьки не было.
  Первым спецназовца в деревне встретил всё тот же старик с топором в руке, впрочем, на встречу с кем-то другим Витька уже и не рассчитывал.
  - Куда это тебя черти носили? - поинтересовался пожилой абориген, утирая раскрасневшееся лицо рукавицей.
  - Машину у меня угнали, - просипел Витька.
  - Кто же это тут смог? - удивился старик. - Чудеса! Пойдем-ка ко мне, а то у тебя зуб на зуб не попадает. И без варежек... Потерял что ли?
  Витька посмотрел на свои руки и кивнул. Не до варежек ему сейчас, если честно.
  - Печку сейчас затопим, погреешься, - чуть подтолкнул Телегина к крыльцу Василич.
  Они поднялись крыльцо, где путь им преградил амбарный замок.
  - На-ка, подержи, - старик передал Витьке топор и стал доставать из кармана ключ.
  В избе тепло, но Витька никак не мог унять дрожь. Старик налил ему полстакана какой-то настойки, а сам стал растапливать печку. Телегин долго смотрел на настойку янтарного цвета в гранёном стакане, не решаясь притронуться к угощению - он ведь службе, да еще и за рулём. За рулём...
  - Чего не пьёшь? - поинтересовался старик, подкладывая в печку березовые поленья.
  - А! - Витька махнул рукой и выпил настойку. Настроение у него было: хуже некуда.
  Настойка оказалась приятной на вкус и с хорошим градусом. Дрожь прошла, и тьма беспросветная в душе слегка рассеялась. В голове появились здравые мысли. И первая из них: надо доложить начальству. Телегин достал телефон и удивился: телефон кто-то отключил. Сам-то Витька никогда его не отключал - не имел такой привычки. Выругавшись пару раз, Телегин включил телефон и нашёл номер начальника.
  - Сергей Сергеевич! - закричал Витька в телефон, как только услышал голос начальника. - Это Телегин! Тут такое дело...
  - Какой Телегин! - загремел в ответ начальственный глас. - Не понял... А это тот, который служебную машину угнал! Ты чего творишь?!
  - Я? - Витька оторопел. - Вы сами отправили меня...
  - Ты с дуба рухнул?! - орал ответ разъярённый руководитель. - Я тебя и знать не знаю! На работу можешь больше не приходить! К отсидке готовься! Я уж заяву на тебя написал!
  Потом телефон недовольно загудел, а на Витьку напала икота. Надо что-то делать. Телегин схватил шапку со стола и рванул к двери.
  - Ты куда?! - крикнул ему Василич.
  - Домой мне надо! - отозвался Витька, схватившись за ручку двери.
  - Пешком, что ли, пойдёшь? - нахмурился старик. - Так здесь лесом, почесть, десять километров. И смотри: какая метелюга на улице занялась.
  Телегин посмотрел на окно, о которое часто бились настырные снежинки.
  - А электричка когда будет? - нерешительно замялся у порога спецназовец. Путешествовать по лесным сугробам да еще в метель не очень хотелось.
  - Сегодня уже в вашу сторону не будет, - отозвался Василич. - Ночуй у меня, завтра электричка в половину первого пойдёт. Я тебя на неё провожу. Оставайся, и мне вовеселей будет. Новый Год, всё-таки...
  Витька еще немного потоптался у порога, потом вернулся к столу. Хозяин налил ему еще половину стакана и с удовольствием угостился сам. Закусив солёными груздями, они немного посидели молча, потом Телегин глянул старику прямо в глаза и спросил тихим жалостливым голосом.
  - За что она меня так?
  - За Танькой не заржавеет, - махнул рукой старик. - В их семействе у всех характер: оторви да брось. А уж Танька - чистый гренадер...
  - Она красивая, - вздохнул Витька и зашмыгал носом.
  - Кто?
  - Татьяна.
  - Красивая? - удиввлённо вытаращил глаза. - Ну, это на чей вкус. По мне так, если в бабе больше ста килограмм ...
  - Какие сто килограмм? - пришла пора удивляться Телегину. - Она стройная.
  - Ты путаешь чего-то, парень, - старик поднялся, выдвинул ящик старенького комода и стал там копаться в фотографиях. - Мы тут в позапрошлом году на престольный праздник фотографировались. А вот и Танька с краешка стоит...
  Витька посмотрел на фотографию, потом на старика и прошептал чуть слышно.
   - Это не она...
  И вид у спецназовца (хотя, теперь и бывшего) случился такой, что Василич предложил еще выпить.
  Выпили. И Витька вновь о своей беде разговор завёл.
  - Странная история, - вздохнул старик, в очередной раз выслушав исповедь Телегина. - Ты мне или врёшь, или... Вот для чего тебя надо было тащить в такую даль и еще спектакль здесь разыгрывать. И этот дым из трубы нежилого дома. А, может, и не было никакого дыма? Привиделось всё тебе...
  - Был! - Витька вскочил на ноги и опрокинул локтем стакан. Стакан упал на пол и с жалобным стоном развалился на несколько частей. - И старуха в том доме живет!
  - Нет там никакой старухи! - начинал сердиться и хозяин дома, собирая с пола осколки. - Что я своей деревни не знаю? Пойдем я тебе в два счёта докажу, что никто в том доме счейчас не живёт и жить не может!
  Они вышли на улицу и скорым шагом двинулись к нужному дому.
  - Смотри, - сказал старик, показывая пальцем на окна, - какие стёкла чистые. Ни льдинки. Сразу ясно, что избу здесь не топят, а иначе б все окна замерзли, как у меня, например..., - тут Василич осёкся и стал рассматривать следы на снегу у крыльца. - Натоптано-то как...
  Старик подошел к крыльцу. Дверь крыльца оказалась запертой, но это ничуть Василича не смутило. Он достал из кармана связку ключей, немного повозился с ней и открыл замок.
  - Мне многие хозяева ключи оставляют, - сообщил старик удивленному спецназовцу. - Я тут присматриваю, мало ли чего...
  В доме было почти также холодно, как и на улице. Жестом руки Василич предложил своему спутнику удостовериться в правдивости своих суждений, мол, вот то, что я и говорил. Потом старик осмотрел избу, повертел носом и сказал.
  - Дымом, вроде, пахнет. Интересно...
  В печи они нашли горку пепла от сожженной бумаги и соломы. Пепел был еще теплым.
  - Я так думаю, - старик вытер испачканные пеплом пальцы о тряпку, висевшую на перегородке, - это тебя, парень, твоя снегурочка подставила... Уж, больно, всё сделано складно: она заперлась, тебе понадобился инструмент, чтобы дверь вскрыть и тебе показали дым...
  - Но для чего?!
  -Тут всё ясно, чтоб ты ушел от крыльца.
  - Я не про это! Для чего ей это представление понадобилось?
  - А вот здесь надо мотив искать, - Василич почесал шею. - Я в этом деле кумекаю чуток: много про эти самые мотивы наслушался в одном интересном месте. Ну, предлагай, тебе ж лучше знать: где и кому дорогу перешёл.
  - Никому я не переходил!
  - Так не бывает, - вздохнул старик. - Ты думай... Например, кому выгодно твоё увольнение с работы?
  - Никому оно не выгодно, - махнул рукой Витька. - Хотя, желающих поступить к нам много, но чтоб вот такое выдумать...
  Они уже шагнули к порогу, когда Телегин заметил на полу около комода что-то белое полу. Он быстро нагнулся и поднял находку, которой оказалась старая фотография. На задней стороне Витька прочитал надпись: 'Вале Сойкиной от подруги Зины'
  - Сойкиной, - прошептал Телегин, всматриваясь в лицо улыбающейся с фотографии девушки, и что-то щелкнуло в голове.
  - Чего нашёл? - обернулся старик.
  - А чей это дом? - ответил вопросом на вопрос Телегин.
  - Вальки Сойкиной, - нахмурился старик. - А чего ты спрашиваешь?
  - А у неё родственники в нашем городе есть? - прямо-таки вцепился в старика Витька.
  - Как же, есть. Брат её - Вовка, она у него, кстати, в зиму и живёт. У Вовки сын - Колюшка . Хороший парень, раньше он часто сюда приезжал.
  - Понятно! - внезапно заорал Телегин. - Это ж Колька мне свинью подложил! Вон как просто-то всё!
  - Какой Колька?
  - Сойкин! Всё сходится! Он давно хочет устроиться к нам в группу, а его не берут. Вакансии нет. И ещё сапоги красные!
  - Какие сапоги?
  - Обыкновенные! Красные! У девахи Сойкини были красные сапоги и у Татьяны! Ты понимаешь?
  - Не-а, - мотнул головой Василич, - Причём здесь сапоги?
  - У Татьяны сапоги красные! - Витька орал и грозил кому-то кулаком. - И Бурнашев ему помогал! Телефон мой только он мог отключить! Больше некому! Сам Бурнаш говорил, что с они Колькой вместе учатся! А эта Татьяна, у стерва! Она ж всё время тянула! А Колька на электричку побежал! Он раньше сюда приехал, Таньке дверь открыл, а пока я топор искал, этот гад убежал. Машину угнал. Сволочь! Ну, я вам устрою по полной программе!
  Тут Телегин осёкся и почесал затылок.
  - Только одного не пойму, как Сойкин в дом прошёл, если у крыльца сугроб намело и ни единого следочка? Перелетел что ли?
  - Тут летать не надо, всё проще, - усмехнулся старик, - Клавка зимой передним крыльцом и не пользуется. У неё заднее есть, а к нему с прогона подход. Ловкие у тебя друзья: всё рассчитали. Даже знали, что меня в деревне сегодня не будет. Я каждый Новый Год всегда с корешками своими в городе встречал: тридцатого уезжал, а возвращался первого вечером. Традиция, можно сказать. В этом же году не получилось: Васька в больницу загремел, а Вовка бабу себе нашёл. С ней, говорит, встречать буду. Старый перец, а туда же. Закозлил, короче. Вот и пришлось мне сегодня домой возвращаться.
  Обратно к избе Василича они шли не спеша, хотя и метель куралесила вовсю. Каждый думал о своём. Темнело.
  - Чего это Клавка свет не зажигает? - задумчиво проговорил Василич, когда они ппроходили мимо дома Кузюкиной. - Пойдём, заглянем к ней. Кстати, я ей продукты из города привёз. У неё с головой здорово не в порядке, но себя она обихаживает вполне нормально. Чистоплотная. Из дома же ни ногой: выплеснет помои с заднего крыльца и опять за печку. Хотя, за водой ещё выходит - у неё колодец как раз заднего крыльца и стоит. Ты подожди здесь, я за гостинцами для неё сбегаю.
  Старика не было минут пять. А когда Василич прибежал, они по снежному целику обошли дом Кузюкиной и оказались возле маленькой покосившейся дверки. Вот оно - заднее крыльцо. Следов здесь оказалось достаточно. Василич открыл двель и шагнул во двор, освещая себе путь фонариком. Они поднялись на три ступеньки, прошли по скрипучим половицам сеней и старик открыл дверь в избу. Открыв дверь, он остановился на пороге, а потом стал светить в угол сеней, что-то там внимательно рассматривая. Витька застыл у порога. Внезапно фонарик погас.
  - Сломался, что ли? - недовольно бурчал старик. - Как всегда, в самый нужный момент. Витюшка, пройди в дом, включи свет. Прямо иди, потом чуть правее, на стене выключатель.
  В доме было темно и тихо. Сделав пару шагов, Телегин обо что-то споткнулся, но не упал, оперевшись руками в горячий бок печки. Потом Витька стал шарить по стене в поисках выключателя. Выключатель нашёлся, и тут же вспыхнула лампочка, висевшая под потолком без абажура. На полу лежала старуха с окровавленной головой. Она широко раскинула руки, а возле головы, видимо разрубленнной топором, целая лжужа крови. А рядом на белёсой половице кровавый след ботинка. Страшное зрелище!
  Витька сглотнул, глянул себе на ноги и волосы на его голове зашевелились. Телегин в темноте вступил в эту кроваую лужу и следы на полу были его.
  - Ух, ты, - прохрипел Василич, утирая варежкой лоб. - Кто ж её так?
  Потом старик резко повернулся к Витьке.
  - А это не ты случаем? А мне лобуды глупой про Кольку Сойкина наплёл. Кто ж в такую глупость поверит?
  - Я..., нет, - попятился Витька назад, пока не упёрся спиной в горячую печку. - Я её живой видел...
  Телегин посмотрел себе под ноги, увидел кровавые следы своих же ботинок, закрыл руками рот и побежал из избы. Как уж смог выбежать, Витька не помнил, но вырвало его уже на улице. А после рвоты напала на парня такая слабость, что он на колени упал и так стоял, пока Василич не подхватил его под руку и не увёл от страшного дома.
  У себя же старик усадил Телегина за стол и стал опять потчевать настойкой. Витька долго отнекивался, но потом решился и хлопнул половину стакана. Затем они выпили на помин души невинно убиенной Клавдии и разговорились.
  - Ну, меня разыграли, так это я понимаю, - горячился Телегин. - Но старуху-то для чего убивать?
  - А я думаю, дело так было, - старик налил еще по одной. - Когда ты убежал топор искать, Колька ломанул по целику, чтоб след тебе дать, а деваха в сенях спряталась. Кстати, там в углу беспорядок, я его заметил, когда у меня фонарь поломался, а у Клавки всегда всё было, так что комар носа не подточит. А мне сразу это в глаза бросилось, только я не смекнул поначалу что к чему, а теперь всё ясно.
  - И чего тебе ясно? - переспросил Витька.
  - А то! Ты убежал, а снегурочка твоя к Клавке в избу пошла. Не мерзнуть же на морозе в сенях, пока подельник тебя подальше от машины уводит. Тут Клавка, видно, чего-то ей сказала, а той не понравилось. В общем, слово за слово... Клавка же, матершинница еще та: у меня бывало и самого от её выражений уши в трубочку сворачивались. Снегурочка же не знала, что у Клавки в голове полнейшее растройство, и могла подумать, мол, та в серьёзку наезжает, а тут и до топора недалеко. Давай выпьем за Новый Год.
  Они выпили, еще и закусить, как следует не успели, а Василича новые идеи появились.
  - Ты вот что, Витюшка, как завтра приедешь в город, сразу к Кольке дуй и агитируй его, чтобы он с повинной шёл да следаку всё как есть рассказал: и про спектаклю ихнюю, и про Клавку...
  - Нет уж, я сначала ему в пятак, - раздухарился Телегин, но старик жестом остановил его и прислушался.
  - Едет, вроде, кто-то...
  Василич послушал немного, потом прошел к окну каморки, которое смотрело как раз на лесную опушку, а уж от окна он метнулся, как ящирица от лопаты. Старик вбежал в кухню, оттолкнул Витьку в сторону, поднял половицу и приказал гостю страшным шепотом.
  - Быстро в подпол! Менты!
  - Зачем в подпол? - недоумевал Телегин.
  - А затем, что твои дружки, поди, стУканули на тебя! И никто сейчас твоим росказням верить не будет! Только я дурак на твоей стороне! Всё на тебя повесят!
  И только хлопнувшая половица закрыла от Телегина ясный свет, в дверь постучали. Старик торопливо пошагал открывать. Половицы под его шагами слегка поскрипывали.
  - Нормально всё у тебя? - послышался властный голос незнакомца.
  - Нормально, а чего? - отозвался Василич.
  - Да, кто-то позвонил в дежурную часть и сказал, что убийство у вас в деревне.
  - Убийство? - переспросил старик. - Не знаю, а вот странное дело сегодня вечером случилось.
  - Чего?
  - Какой-то мужик ко мне стучался, а я не пустил. Как-то боязно стало...
  - Про кого это он? - заегозили мысли в голове Витьки. - Не выдал бы меня... Хотя, какой же я дурак, раз так подумал! Не выдаст меня Василич, а про мужика придумал, чтоб следы в деревне объяснить. Мы с ним тут много ходили, на улице хоть и метель, а следы всё равно видно. Молодец, дед!
  - И правильно, - между тем похвалил хозяина незнакомец. - У нас в районе маньяк объявился: пенсионеров одиноких топором убивает. Уже троих в этом году.
  - На маньяка у меня ружьё есть, - отозвался Василич, - так что если что-то серьёзное, сумею за себя постоять.
  - На словах вы все герои, а как до дела, так..., - усмехнулся гость. - Ты в деревне один в зиму живёшь?
  - Нет, еще Клавка Кузюкина. Вон дом наискосок...
  Шевельнулись половицы - это гость с хозяином прошли к окну. А Витьки сердце забилось на манер заячьего хвоста: вспомнил он следы своих кровавых ботинок на чисто вымытом полу. Жутко до дрожи стало парню.
  - Только что-то света у неё нет, - глухо произнёс наверху хозяин дома. - Странно...
  - Может, уехала куда? - поинтересовался гость.
  - Нет, она из дома-то почти никогда не выходит, - сказал Василич. - На голову больная. Надо сходить посмотреть, не набезобразили ли чего с нею. А то ведь тот мужик, который ко мне стучался - дюже подозрителен.
  Половицы опять заскрипели и хлопннула дверь, впустив в избу изрядную толику холодного воздуха. Сидел Телегин в подполе и всё представлял, как сейчас увидит полицейский труп старухи, следы кровавых ботинок и...
  - А может и обойдётся? - прошептал еле слышно Витька, и ему нестерпимо захотелось выпить.
  Посидев ещё немного в темноте, Телегин не смог справиться с искушением зеленого змия и осторожно вылез из подпола. В избе тьма кромешная. За окном воет вьюга. Бутылка стояла на столе, а вот стакана рядом не оказалось, поэтому Витька отхлебнул из горла. Поморщился, нашёл ощупью кусок хлеба, откусил, выпил еще. Потом он задел рукавом какую-то миску и та со звоном повалилась на пол. Пришлось встать на колени и шарить руками по полу в поисках упавшего со стола предмета. Когда Витька отыскал всё же миску, выпрямился и поставил её на стол, внезапно открылась дверь, и в глаза парню ударил луч от фонаря.
  - Ты чего вылез?! - услышал Телегин разгневанный шепот Василича. - А если б кто-то из них со мной пошёл? На тебя же уж и ориентировка есть! Хорошо твои друзья постарались. Только в город свой приедешь, тебя сразу под белые руки и... Лезь обратно в подпол и сиди там, пока не скажу.
  - Выпить захотелось, - оправдывался Витька, опять залезая в своё убежище. - Невмоготу стало...
  - На, - старик сунул Телегину бутылку и сразу же закрыл подпол доской.
  - Ишь, раскомандовался, - подумал Витька, прикладываясь к горлышку бутылки. - А какое он право имееет?
  Узник подпола крепко сжал кулаки, хлебнул из горла бутылки и омут разных мрачных мыслей опять завертелся в его голове.
  - Как же могла эта красивая Танька старуху топором? Не могла! Невозможно это! На ходу всё старик придумывает. Чтоб Татьяна вот так топором? Точно, врёт старый хрыч!
  После слова 'врет', Витька задумался, еще выпил и стал чесать лоб, представляя сердитое лицо Василича в сете фонаря. И неожиданная догадка мелькнула в шумящей голове.
  - А где он фонарь взял, если его фонарь сломался, когда мы в дом этой убитой бабки ходили?
  Конечно же, на этот вопрос имелось несколько очень простых ответов: починил, взял другой, попросил у полицейских, но Телегин на подобные варианты смачно плюнул и только бубнил себе под нос.
   - Обманул меня старый...
  И из этой простенькой идеи вспыхнуло пламя, озарившее сознание Витьки ослепительной догадкой.
  - А ведь он всё специально сделал, чтоб я в кровь вляпался.
  Вслед за догадкой, стали всплывать одна за другой странности в поведении старика.
  - Я бегал в лес за машиной, а он в дом не пошёл и стоял, как столб на дорогес топором в руке. Почему? Холодно же... А может он и не стоял? Сбегал да тюкнул старушку по голове, пока я в лесу дурью маялся. Точно! Не зря же он мне потом топор в руку дал. Мог бы запросто на пол поставить, так нет же: на держи. Это, чтоб отпечатки пальцев на топоре остались... Вон оно как... Как же я сразу-то не догадался? Только зачем он её? Деньги! Не зря же он мне про дороговизну домов рассказывал!
  Витьки захотелось сейчас же пойти и вывести старика на чистую воду, но резкий удар затылком о доски пола немного придушил стремительный порыв.
  - Надо по-умному, - прошептал Телегин и решительно сделал несколько жадных глотков из бутылки.
  - Витюшка, - тормошил Телегина за плечо старик. - Вылезай. Уходить тебе надо. Утром они округу прочёсывать будут. Тебя ж за маньяка приняли. Пойдем, пока темно, я тебя провожу.
  Старик быстро помог одеться, пока ничего не соображающему Витьке, и вытолкнул его на улицу. Морозный воздух ударил Телегину в лицо. Он вспомнил всё, о чём догадался, сидя в подполе, резко обернулся и решил разобраться с подлым старикашкой. Витька уж поднялся на первую ступеньку крыльца, и тут грянул выстрел. Бывший спецназовец упал замертво.
  Старик же поставил в угол ружьё, надел рукавицы, осторожно вытащил из-под лавки топор, разбил обухом окно и вложил рукоятку топора в еще теплую ладонь Телегина. Потом убийца поднялся на крыльцо, усмехнулся и достал из кармана телефон.
  - Товарищ участковый! - закричал старик в трубку. - Тут такое! Маньяк окна мне бьёт! Приезжайте! Топор у него!
  Быстро отключив телефон, старик покачал головой, пошёл в дом и там с полки достал еще один телефон.
  - С Новым Годом, Гена! - первым делом сказал старик, дождавшись ответа. - Кончился у нас четвертый акт спектакля. Всё как по нотам разыграли. А я не верил, что так получится. Молодец, Генка. Нашли мы с тобой маньяка: ловко ты с его командировками в наш район всё разыграл. Всё к сроку получилось: я дело сделаю, а он тут как тут. Пусть теперь сличают даты-то... Девчонки-то нормально доехали? Молодцы они у тебя. Настоящие артистки... Ну, еще раз с праздником. Хорошо вам за столом, а я ментов жду... Денежки, когда будут? Да, да, я всё помню: на неделе аванс, а полный расчёт летом.
  Наговорившись, старик бросил телефон в огонь печи, следом полетела фотография улыбающейся девушки.
  Геннадий Покровский положил на стол телефон и шумно выдохнул. Новый год начинался, как нельзя лучше. Завтра он позвонит своему другу и скажет, что появилась еще одна беспризорная избушка, которую можно летом выгодно продать. Друг у него риэлтор, которые такое дело в два счёта обстряпают. Ему не привыкать... Не первое дело... И надо новую комбинацию изобретать...
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Ариаль "Сиделка для вампира" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | М.Чёрная "Ведьма белого сокола" (Попаданцы в другие миры) | | П.Белова "Маша и Дракон" (Современный любовный роман) | | Д.Дэвлин, "Сбежать от стального короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Мур "Миллионер на мою голову" (Женский роман) | | А.Минаева "Свадьба как повод познакомиться" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Цыпочка на побегушках" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Хант "Лирей. Сердце зверя" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"