Филиппов Алексей Николаевич: другие произведения.

Радость из подвала.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

   РАДОСТЬ ИЗ ПОДВАЛА.
  
  - Вот ей-то, наверное, на белом свете вообще без проблем живется? - неторопливо размышлял командир автороты капитан Суворин, рассматривая, как крупная черная муха путешествует по пыльным просторам оконного переплета. - Точно без проблем. На неё сегодня вечером жена шипеть не будет. Мухи-то вроде и шипеть не умеют? А тут... И чего бабе не хватает? Ведь все же у неё вроде есть! Всё! Живи и радуйся жизни! И всё равно ей мало! А ведь мало из-за чего? Да только из-за дуры этой. Из-за Верки Фокиной. Из-за неё бешенство на Наташку вечерами накатывает. Вот уж стерва, так стерва на белый свет уродилась. На ней клейма давно негде ставить, а она туда же. Бизнесмена себе в мужья нашла и катается теперь с ним по заграничным курортам. Да и ладно бы просто каталась. Эта же каждый вечер с курортов своих Наташке звонить удумала! Вот ведьма, знает ведь, как подругу свою покрепче задеть. Точно знает. Моя же дура, слушая её треп, слюной исходит, а мне из-за этой слюны покоя вечерами нет. Вот чего зависть с людьми делает. Порой люди просто захлёбываются слюной из-за зависти подлой. Особенно, бабы. Тоска. Выходит, что все беды на белом свете только от их обильного слюновыделения творятся? Точно из-за него только. А вообще-то неплохо бы сейчас куда-нибудь к морю махнуть. Вот бы классно было, только комбат, сволочь, отпуска летом мне ни в жизнь не даст. Скривит он свои тонкие губки и начнет гундосить про боевую летнюю учебу да офицерскую честь. А сам, кстати сказать, каждый июль на две недели из части линяет. Ему, видишь ли, можно. Интересно, а жена комбата его также пилит, если он где-то в ночь загудит. Наверное, также? Женщины, они ведь все из одного теста слеплены.
  Суворин злорадно улыбнулся, представив себе поникшего комбата, неуклюже уворачивающегося от хлестких пощечин разъяренной комбатовой супруги.
  - Так ему подлюге и надо! И как только такие редкостные гады на свет белый уродиться могут?
  Капитан хотел подумать еще что-нибудь плохое про своего командира, но не успел. Его мысли вместе с путешествующей по окну мухой спугнул телефонный звонок.
  - Здравия желаю, Александр Павлович, - бойко поприветствовала телефонная трубка капитана, чуть искаженным голосом батальонного замполита Синицина. - Какие у Вас планы на ближайшее будущее, товарищ капитан? Разрешите поинтересоваться?
  - У меня? - почесал затылок свободной рукой Суворин. - Самые грандиозные. Еще пятнадцать минут буду стеречь мирный труд сограждан, а потом упорхну в свое теплое семейное гнездышко. К покою, так сказать. В общем, всё по расписанию у меня, если конечно Вы сейчас ничего другого не предложите, товарищ капитан?
  - А может по пиву перед гнездышком-то? - тут же подкинул интересную идею, главный воспитатель батальона. - А? Сперва в бар пивной заскочим, а потом у меня есть еще пара вариантов интересной казни нашего освобожденного времени. Звони срочно супруге. Сообщай про внезапные учения.
  - Заметано! - мгновенно согласился капитан и попытался линейкой сбить, кружившую над столом муху. - Через двадцать минут встречаемся на исходной позиции у КПП. Как всегда, короче! А жене из бара звякну. Чего её раньше времени расстраивать?
  Вернув телефонному аппарату трубку, капитан удовлетворенно потер ладони и стал тихонько насвистывать "Марш авиаторов". Жизнь вроде стала налаживаться.
  - Хорошо, что нам Вовка в батальонные замполиты достался, - подумал Суворин, прицеливаясь линейкой в приземлившуюся на ротную документацию муху. - Хорошо! Повезло нам. Хотя бы в этом вот повезло. Ведь зануду какую-нибудь могли запросто прислать в дополнение к придурку комбату. Точно могли.
  Муха, мгновенно почуяв неладное, замерла на утверждающей подписи графика дежурств по роте и насторожилась. Капитану даже показалось, что у насекомого от той настороженности мышцы на задних лапах напряглись. Лишь мгновение оставалось мухе до спасительного взлета. Даже, наверное, половина того мгновения, но и её хватило сосредоточенному офицеру для точного удара.
  - Не всё коту масленица, - удовлетворенно подмигнул Суровин портрету министра обороны, висевшему на стенке ротной канцелярии и стряхнул поверженного противника с документации на пол.
  Капитан еще раз подмигнул министру, сладко потянулся и хотел уж подняться со своего служебного стула, но тут тревожно затрещал телефон. Не просто затрещал, а именно тревожно. Суровин даже вздрогнул от нехорошего предчувствия, нервно вздохнул, поднял трубку и услышал в ней сердитый голос комбата.
  - Суворин! - вещал издалека строгий командир. - Поднимай сейчас же свою роту и на всех парах гони в Бродск! Чего-то им там вывезти срочно надо. Дальнейший план действия получишь у них в управлении внутренних дел. Понял?!
  - Товарищ подполковник, - неожиданно даже для себя возмутился комроты, - время-то уж седьмой час, да и пятница вроде сегодня. У меня же семья есть! Чего у нас холостых офицеров мало для ночных выездов?
  - Что? - зловеще прошипел разозлившийся начальник. - Что ты мне сказал капитан? Не понял.
  - Виноват, товарищ подполковник! - опомнился капитан и, вылетев пулей из канцелярии, объявил своей роте боевую тревогу.
  Жена про внезапно свалившуюся под вечер на голову капитана боевую тревогу, конечно же, не поверила и сердито бросила трубку.
  
  Начальник милиции Бродска встретил колонну военных грузовиков на центральной городской улице.
  - Майор Бабакин, - угрюмо нахмурив бровь, представился он Суворину и стал молча что-то выискивать под тентом первого грузовика.
  - Чего ищем, товарищ майор? - разминая, уставшую в дороге спину, поинтересовался капитан. - Может, я помогу чем?
  - Химзащита у тебя где? - буркнул себе под нос майор, и быстро перешел ко второму грузовику.
  - Какая химзащита?
  - Обыкновенная. Плащ, противогаз, бахилы. Все, в общем. А то у нас тут напряг с этим барахлом. Всё рыбаки по домам растащили. Всё приватизировали. Вот народ. Любой вещи ноги приделают. Вся надежда только на тебя, капитан.
  - Нет у меня ничего, - пожал плечами Суворин. - Мне про химзащиту комбат и полслова не сказал. Не взял я её с собой.
  - А как же ты груз собираешься транспортировать? - сдвинув на затылок милицейскую фуражку, зачесал недавно наметившуюся лысину Бабакин.
  - Какой груз?
  - А ты чего не в курсах?
  - Нет. Мне комбат сказал, что задача здесь на месте поставлена будет.
  Майор еще немного почесал голову, потом попробовал погрызть ноготь большого пальца, и отрешенно махнув рукой, отвел Суворина в сторону.
  - Здесь такое дело, капитан, - существенно понизил голос милиционер. - Беда у нас тут намечается на "Бобике".
  - Где?
  - На комбинате биологических компонентов. Это его местные балаболы "Бобиком" прозвали, после того, когда здесь выпуск собачьих консервов по заграничной лицензии наладили. Сюрпризец там неприятный в заброшенном подвале отыскался. В прошлом-то наш комбинат был опытным производством института по защите животных и специализировался на выпуске промышленных образцов вакцины против собачьего бешенства. Вот те времена нам сегодня утром и отрыгнулись немного. Понимаешь?
  Суворин осторожно покачал головой.
  - Ну, короче, кроме вакцины здесь еще некоторые опыты по изготовлению бактериологического оружия ставили. Тайно, конечно. В то время без этого никак нельзя было. Холодная война, так сказать. Эх, вот ведь времечко было когда-то, не то, что теперь. В то время мы бы всё уж по-тихому сделали. Никого бы звать не стали. Во всем бы своими силами разобрались. А теперь, видишь ли, все грамотные стали. Все телевизор смотрят. Распустились совсем без жесткой руки. Помню, в молодости моей мы и не такие дела проворачивали. Вот в восемьдесят четвертом, к примеру. Я тогда еще сержантом только был.
  - Чего у вас случилось-то? - не выдержав долгой предыстории, бесцеремонно вмещался в рассказ милицейского майора капитан.
  - .Как чего? Беда. Вчера водопроводчики стали траншею копать и наткнулись на старый подвал. Сначала думали - ерунда. Завод-то наш на территории старого монастыря расположен, так что подвалов разных у нас всегда было не счесть. Ну, нашли еще один, какая разница? Одним больше, одним меньше. Само собой разумеется, пошуровать там немного решили. Любопытный ведь у нас народ. Один разгильдяй сразу же в подвал с ломиком и залез. Слава богу, дядя Вася Копенкин к ним вовремя подошел. Шугнул немного балбеса. Копенкин на комбинате сантехником сорок с лишним лет работает. Всякого навидался. Короче, дядя Вася как увидел в земле дверь, так сразу всех от подвала прогнал, а мастеру велел галопом за директором бежать. Просто на счастье наше с вами дядя Вася к подвалу подошел. Просто на счастье. Вроде ничего особенного подвал, а там такое. Представляешь капитан, что было бы, если они хотя бы одну ампулу разбили?
  - Смутно.
  - Я тоже до сегодняшнего дня смутно представлял. Не даром говорится, что чем меньше знаешь, тем крепче спишь. Оказывается у нас на комбинате, что-то вроде вируса собачьего бешенства выращивали, и, причем не простого, а модифицированного чем-то. Особого, короче говоря. Меня технолог с комбината сегодня просветил, что если около десяти граммов этой гадости в городе у нас распылить, то через двенадцать часов здесь ни одной здоровой собаки не останется, а через двадцать четыре часа, они полгорода перекусают. А уж дальше что будет, он и сам плохо представляет.
  - Может, врет? - засомневался Суворин.
  - Не может Петрович врать. Не тот человек. Если он сказал, что так будет, то так оно и будет. Вот так вот капитан. Такие у нас дела.
  - Не очень хорошие у вас дела, - поскреб шею капитан. - Только я не пойму, я-то вам зачем. Здесь химики нужны.
  - А ты кто? - нахмурился майор.
  - Автомобилисты мы, - просветил милиционера о своей воинской специальности Суворин. - Автомобилисты.
  - Как автомобилисты?
  - Так вот.
  - Подожди капитан, подожди, - для чего-то ухватил капитана за отворот форменной куртки майор. - Я же нашему военкому сказал, что мне нужно химикаты с завода вывести. Понимаешь, химикаты. Я так и думал, что от вас специалисты приедут. Я же ему по телефону ясно сказал. Вот ведь дело тут какое. Все районные руководители сегодня, как назло в область на семинар по экологии умчали, а я тут один кручусь, словно мышь в банке. Руковожу, значит, всем. И чего я дурак отказался? Печень, видишь ли, пожалел на свою же голову. Вот дурень! Ты подожди капитан, подожди. Я сейчас.
  Майор выхватил из кармана брюк телефонный аппарат и стал лихорадочно жать кнопки. Аппарат милиционера слушался плохо и никак не хотел соединить майора с нужными людьми. Ненужные люди звонили сами, а вот к нужным доступа никак не получалось.
  - Вот что капитан, - вдоволь намучавшись со строптивой техникой, милиционер вновь подошел к Суворину. - Может черт с ней с защитой-то этой? Может, так потихоньку вывезем? Дадим твоим солдатикам перчатки резиновые и аккуратненько так: сперва в кузов, а потом к полигону бытовых отходов. Там уже яма для этой гадости заготовлена. Ну, чего рискнем? Твоим-то бойцам всё равно. Они же не местные. Это мои сволочи всё про химию эту знают. Вот ведь подлецы какие! Грамотные! Решайся капитан! Где наша не пропадала?!
  - Сколько мест груза в подвале? - постучав ногой по заднему колесу автомобиля, уточнил капитан, поставленную задачу.
  - Восемь! - радостно засуетился майор. - Восемь ящиков килограмм по сто пятьдесят. Не больше. Мы быстро управимся. На полигоне уж и бетон подготовили, чтоб ящики с этой пакостью покрепче в земле замуровать. Побыстрее нам надо. Мне уж наш районный глава три раза звонил. Шума он не хочет. У него ведь выборы вместе с делегацией зарубежной на носу! Понимаешь? Поехали капитан!
  Суворин крепко стукнул кулаком по забрызганному грязью крылу видавшего многие виды "Урала", резко мотнул головой и полез в кабину.
  - Смотрите, товарищ капитан, какие чудеса здесь творятся, - ткнул пальцем в открытое окно водитель первой машины сержант Кузин, когда капитан уселся на свое командирское место. - Я столько собак в одном месте никогда еще не видел. Штук сто в стае, не меньше, и будтокрадутся куда-то. Чудеса.
  Капитан тоже глянул в окно, и его аж передернуло от неожиданного видения. В слабом отблеске мерцающего фонаря, увидел Суворин, как меж редких придорожных кустов крались собаки. Собак было на удивление много, и шли они, низко опустив головы с хвостами да высунув набок длинные серые языки. На шеях многих псов болтались и глухо позвякивали обрывки цепей. А одна крупная лохматая псина натужно тащила за собой что-то весьма похожее на бетонный столб. Зрелище было не из приятных, но весьма завораживающим, и военные никак не могли оторвать свои взоры от таинственной звериной процессии. Только пронзительный сигнал милицейской машины сопровождения, заставил военнослужащих встрепенуться и вернул их к мысли об исполнении поставленной задачи. Лишь после этого сигнала капитан зычно скомандовал водителю "Вперед!" и колонна покатила по многочисленным рытвинам главной городской улицы.
  Колонна покрутилась возле каких-то повалившихся заборов и частных домов, а потом выехала к приземистому зданию, напоминавшему собор без крестов, в котором располагалась заводская проходная. Около проходной стояло несколько черных служебных автомобилей, вокруг которых суетливо бегали встревоженные люди. Машина сопровождения остановилась, и проворно вывалившийся из неё Бабакин, взмахом руки позвал Суворина к себе.
  - Чертовщина какая-то! - утирая ладонью лицо, прохрипел майор. - Гляди капитан, что за проходной творится. Вот уж здесь точно без нечистой силы не обошлось. Точно!
  А за проходной творилось действительно, черт знает что! Там, на проезжей дороге, плотно прижавшись, друг к другу, стояли сотни насторожившихся псов. И самое неприятное было то, что над всей этой стаей висела мертвая тишина. Ни одна псина не гавкнула и не зарычала. Ни одна. Все они застыли, чуть приподняв морды, да зло взирали черными блестящими глазами на растерянных людей. И было что-то таинственное в этих пристальных взглядах. Таинственное и зловещее. Казалось, что затаившееся зверье ждет только чьей-то команды, чтобы броситься на ненавистных людей и в одно мгновение разорвать их в клочья. Именно так и казалось.
  - Чего застыл капитан? - внезапно дернул Суворина за рукав милиционер. - Давай бери два "Урала", сажай туда всех своих бойцов и вперед. Мне опять только что глава наш звонил. Орал, как резаный. Два часа у нас с тобой времени, только два часа. Какая-то падла в областное телевидение позвонила, и они уж группу сюда послали. Сволочи! Экологический патруль, понимаешь! Нельзя, чтобы телевизионщики наши с тобой ящики в подвале засняли. Никак нельзя. Если заснимут, то вони на всю Европу будет. Экологи, колом бы их всех по загривку. Там таких проныр понабрали, которые в два счета так грязью обольют, что ни один шампунь не возьмет. Даже самый крепкий. И чего я от семинара отказался? Ты давай капитан, давай! Не стой только!
  - Да как же давать-то? - недоуменно развел руками Суворин. - Ты на дорогу-то посмотри. Посмотри! Как тут проедешь-то? Как? Сам видишь, что не могу я здесь проехать!
  - А ты капитан через "не могу" давай! - не унимался майор. - Ты же офицер! Выручай, капитан! Выручай браток! Меня же на пенсию завтра вышибут, если про ящики ненужные люди узнают! Представляешь, как здесь всё серьезно? А у меня младшая только третий курс медицинского в Москве заканчивает. Я же теперь только и работаю на неё. Выручай капитан! Хочешь, я на колени перед тобой встану? Ты только поезжай. Выручай, родимый.
  Суворину вдруг стало до боли в груди жалко растерянного майора. Он зло плюнул себе под ноги, и, вскочив на подножку первого "Урала", истошно заорал на ухо водителю:
  - Вперед, Кузин! Вперед!
  - Как вперед, товарищ капитан? - захлопал густыми ресницами Кузин. - Они же живые!
  - Вперед! - еще громче повторил свой приказ капитан. - Вперед сволочь! Под трибунал захотел?! Вперед!
  - Не могу, - уже взмолился сержант. - Да как же я по ним поеду-то? Да что же я изверг совсем?!
  Суворин, не помня себя от ярости, замахнулся на дрожащего бойца и, наверное, ударил бы его, если бы не влетевший в кабину "Урала" командир первого взвода прапорщик Рыбак. Прапорщик резким движением вышвырнул испуганного сержанта из кабины и сорвал тяжелый грузовик с места. Стая собак стояла всего метрах в десяти от автомобиля, и капитан даже глазом моргнуть не успел, как вечернюю тишину разорвал истошный визг первой попавшейся под колесо дворняги. Дворняжка так жалобно заверезжала, что, и стальные нервы прапорщика не выдержали этого истошного визга, заставив его тут же нажав на тормоза, остановить машину перед чуть шевельнувшейся стаей. Автомобиль так резко остановился, что расположившийся на подножке капитан, полетел с неё вперед, будто камень, выпущенный из пращи. Суворин мгновенно осознал, куда он летит, и так же мгновенно решился попрощаться с жизнью.
  - В клочья меня сейчас эти твари разорвут, - подумал капитан, падая на упругие спины всполошившихся под его телом животных. - Они видно только меня и ждали! Как же Наташка теперь без меня проживет?
  Однако собаки на упавшего человека не набросились, а даже наоборот, вроде бы его испугались, и с визгом налетая друг на друга, разбежались по сторонам, образовав возле Суворина небольшой круг. Только вот тихо в том кругу было всего лишь несколько секунд, а потом псы глухо зарычали, шерсть на загривках собак стала подниматься дыбом, и они медленно двинулись на беспомощно лежащего человека. Капитан тихонько вскрикнул от страха и от боли в левой руке, а потом прижав колени к груди замер, ожидая нападения оскалившегося зверья.
  - Ну, теперь точно всё, - подумал Суворин, крепко закрывая глаза. - Поскорей бы. Мучаться не охота.
  И капитану уж показалось, как острые кривые зубы огромной рыжей псины вонзаются в его шею. Его аж в жар бросило от этого страшного предчувствия и лоб тут же покрылся липким потом.
  - Неужто и в самом деле - всё? - чуть слышно прошептал капитан. - Неужто? И не пожил еще вроде? Что же теперь будет-то? А как же Наташка? Она-то как одна теперь будет? А я еще дурак сегодня вечером домой не сразу хотел идти! За что же меня так, Господи?
  Он даже хотел перекреститься напоследок, но тут вдруг около гудящей капитанской головы ударила в асфальт сильная струя воды. Завизжавшие собаки рванулись в сторону и верезжащим клубком скатились в придорожный кювет, а чьи-то крепкие руки подхватили Суворина и в одно мгновение вырвали его из злобного окружения.
  - Ну, как ты капитан? - хлопотал возле недавнего собачьего пленника милицейский майор. - Что же ты не держался-то, как следует? А твой сержант молодец! Быстро он с пожарной машиной сообразил. Молодец! Смотри! Дорога-то уж почти чистая. Поехали капитан! Поехали! Нет у нас с тобой сейчас времени стоять! Нет! Поехали!
  Хмурые пожарные работали брансбойтами достаточно умело, и смогли через некоторое время обеспечить военным проезд к нужному подвалу. Вот он стоит в развесистых кустах черемухи среди многочисленных куч желтого песка и другого строительного мусора.
  Суворин первым схватился за ручку тяжелой двери, но майор тихонько шепнул ему на ухо.
  - Ты сам-то не особо лезь капитан. Тебе чего послать туда больше некого? Вон прапорщика пошли. Он у тебя боевой!
  Капитан поспешно обернулся в сторону заботливого милиционера, но ответить резким словом на заботу не успел. Внезапно из тьмы объявился неопрятный плешивый старик в роговых очках, и добродушно улыбаясь, успокоил служивых людей:
  - Не бойтесь товарищи. Этот вирус для человека совершенно безвреден, он только через собачью слюну на нас действует. Только через неё, родимую. Идите в подвал смело. Ничего страшного там для вас пока нет. Не бойтесь.
  - Ты кто? - сердито глянул на явившегося из тьмы советчика Суворин. - Почему здесь?
  - Свой это, свой, - тут же успокоил военного милиционер. - Это заводской технолог Петрович. Если Петрович сказал, что в подвал можно смело идти, значит, не сомневайся. Он на этом заводе все знает, и другого такого знающего здесь давно уж не было. Действуй капитан, действуй. Времени у нас с тобой уж совсем нет! В обрез времени. Если хочешь, и я с тобой пойду? Хочешь?
  Ничего Суворин не ответил майору. Плюнул он опять в сторону, призывно махнул рукой стоящим за его спиной бойцам и следом за технологом переступил черный порог старинного подвала.
  Первый ящик, подлежащий эвакуации показал Петрович.
  - Вот тот берите, у стенки, - указал старик солдатам первую их ношу. - Его в первую очередь надо отсюда увозить. Это ведь по нему Юрка Мухин ломиком долбанул. "Я, - говорит, - думал, что старинные деньги там". Вот баламут! Неужели не видел, что ящики алюминиевые? Какие же старинные деньги в алюминиевом ящике? Вот уж дуралей, так дуралей! Хорошо, что алюминий раньше толстый делали. Хорошо, а то ведь этот стервец и до ампул запросто добраться мог. А потом бы и псинка какая-нибудь сюда забежала, а уж дальше не приведи господи. Ну, чего, взяли?
  Солдаты вчетвером еле-еле оторвали ящик от пола и медленно побрели с ним к выходу.
  - Стой! - вдруг заорал Петрович. - Ставь ящик!
  - Чего? - метнулся к технологу капитан. - Чего случилось?
  - Да вот, - почесал переносицу указательным пальцем старик, кивая на глубокую вмятину в стенке ящика. - Не один он раз оказывается ударил. Не один. Этой-то вмятины я поначалу не заметил. И там трещина вроде?
  - Где трещина?
  - Да вон внизу!
  - Эта что ли? - проворно наклонился к ящику солдат первого года службы Брыкин и протянул к подозрительному месту палец.
  - Цыц! - оттолкнул в сторону любопытного солдата, встревоженный заводской ветеран. - Куда руки суешь! Ты чего совсем обалдел! Не понимаешь, где находишься?
  - Слышь, Петрович? - зашептал, сразу же попятившийся к двери Бабакин. - Ты же говорил, что здесь ничего опасного для человека нет? Говорил же?
  - Говорил и еще раз повторю, - строго сверкнул глазам Петрович. - Вирус прямо на человека не воздействует, но из трещины какой-то порошок просыпался, а наше изделие было в растворе. В ампулах. Понятно?
  - Понятно, - уже с порога прохрипел майор. - А что это за порошок-то такой?
  - Да черт его знает? - пожал плечами технолог и стал осторожно приближать свой крупный нос к злополучной трещине. - Меня же тоже тогда не во все дела посвящали. Вроде ничем подозрительным не пахнет
  Суворин вдруг испугался за Петровича, и резко схватив за воротник, буквально оттащил его от подозрительного порошка.
  - Ты чего? - сорвал руку капитана со своей одежды встревоженный ветеран. - Чего?!
  - Да ничего! - огрызнулся капитан. - Куда ты сам-то лезешь?! А вдруг это яд во сто раз крепче твоего вируса!
  - Знаю куда лезу, - оттолкнул Суворина в сторону Петрович. - Ты меня не учи! Я уж без малого пятьдесят лет в химическом производстве и носом всё, что хочешь отличить могу! Не яд это! Это другое что-то, а вот что - никак понять не могу!
  - Так чего ж нам делать-то с этим ящиком?
  - Давай на всякий случай пленкой ящик обернем. Мало ли чего?
  Пока капитан с технологом разговаривали да решали, где им кусок нужной пленки взять, в подвал вновь явился милицейский майор и прямо с порога истошно заорал.
  - Да что же вы делаете-то?! Да что же вы стоите-то?! Мне уж сам областной губернатор звонил! Понимаете - сам. Просил срочно порядок навести! В Москве уж про наш подвал узнали! Давайте товарищи! Давайте! Что же вы все творите-то со мной?! Давайте! Командуй капитан!
  Майор подбежал к ящику ухватился за ручку и безуспешно попытался его приподнять. Потом милиционер схватил за руку первого попавшегося бойца и силой подтащил его к ящику. Воин попробовал вырваться, но милиционер, оказавшись сильнее и настоял на своем. Растерянный солдат часто хлопал глазами, топтался у ящика, ожидая командирского решения. Остальные бойцы тоже не сводили испуганных глаз с капитана, а майор вдруг захрипел, бросил на пол фуражку и стал яростно рвать свои редкие волосы. Суворин сморщился, будто от острой зубной боли, и, совершенно забыв про пленку, судорожным взмахом руки дал отмашку к началу транспортировки злополучного груза. Четверо бойцов дружно ухватили ящик, и тяжело ступая по пыльному полу подвала, потащили свою нелегкую ношу на улицу. Бабакин ступая по пятам кряхтящих от натуги воинов, пытался всячески ими руководить. А капитан с Петровичем стали решать, какой ящик должен быть вынесен следующим. И вот тут с улицы раздался пронзительный визг, мгновенно обратившийся протяжный собачий вой. Суворин метнулся к двери, чтоб выяснить причину этих душераздирающих звуков, но технолог опередил его. Старик молниеносно захлопнул перед носом капитана тяжелую дверь, вогнал дверной засов под мощные скобы, ловко повернул торчащий из скобы и тут же спрятал его в задний карман своих стеганых штанов.
  - Ты чего творишь?! - схватил старика за грудки Суворин. - Там же люди мои! Да я тебя за это!
  - Я понял, что это за порошок, - спокойно отозвался на крик капитана Петрович. - И своим людям ты уже не поможешь, капитан. Хочешь, ори на меня, хочешь бей, но назад нам с тобой уже ничего не вернуть.
  - Как не помогу! - резко дернул к себе старика военный. - Как не вернуть?! Ты чего городишь, старый хрыч!
  - А ты не кипятись, - вяло ухмыльнулся Петрович. - Теперь уже поздно кипятиться! Насчет пленки ты ж меня не послушал. Ох, и натворили мы сегодня с тобой дел, капитан. Фермент собачьей радости мы белый свет выпустили. Ох, и порадуются сегодня собачки! Ой, порадуются. Большую радость из подвала мы сейчас с тобой выпустили. Вот какое нехорошее дело получается. И как же я сразу про него не вспомнил? Вот дурья башка"
  - Какая еще радость?! - продолжал кричать Суворин. - Чего ты мне тут мелишь? А ну быстро от двери отошел! Ключ сюда! Я вас здесь всех в порошок сотру!
  Громко орал офицер, но Петровича уломать не смог. Не сдался бывалый технолог военному напору и даже наоборот, смог немного успокоить Суворина да усадить его на пыльный табурет для перекура. А там за толстыми стенами подвала глухо бесновались радостные псы. Капитан еще немного посопротивлялся, потом достал дрожащей рукой сигарету и стал и стал слушать повествование Петровича о ферменте собачьей радости.
  - Фермент это или не фермент, не знаю, - чуть откашлявшись, стал просвещать офицера старик. - Мне его ферментом назвали, и я его теперь так всем называю. Давно это было, я тогда еще на заводе не работал, про фермент этот только понаслышке знаю, потому и запамятовал немного. Даже в голову мне не пришло про него вспомнить, а как вой собачий услышал, так, будто озарило меня. Бывает же вот так. Мне ведь про него лаборант дядя Митя Сойкин пару раз рассказывал. Царство ему небесное. Вот человек был. Два стакана чистого спирта мог залпом за один присест выпить и ни в одном глазу. А с виду вроде ничего особенного: худощавый и кривобокий. Феномен, одним словом.
  - Ты чего мне тюльку гонишь! - опять взорвался капитан. - У меня там личный состав в опасности, ты мне тут про кривобокого алкаша байки травишь! Открывай дверь!
  - Подожди кричать-то, - вновь усадил на колченогий табурет взволнованного офицера Петрович. - Тебя как звать-то, родимый?
  - Капитан Суворин!
  - Что ты мне про фамилию свою орешь? - отчего-то улыбнулся старик. - Я фамилию твою знаю! И то, что ты капитан - знаю. Ты мне своё имя скажи.
  - Александр.
  - Вот что Саша, - перестав смеяться, поскреб ногтями щетинистый подбородок технолог. - Нельзя нам сейчас с тобой на улицу выходить. Никак нельзя. Беда там и мы с тобой в той беде никому помочь не сможем. Себя только погубим. Собаки там сейчас такие радостные, что им человека загрызть, как тебе муху газеткой на столе прибить.
  - Какую муху?
  - Да любую. Им всё равно. Как же я сразу-то про этот фермент не вспомнил? Ведь рассказывал же мне дядя Митя про этот порошок. Рассказывал ведь. Его тогда как-то случайно получили, и к лаборатории такое собачье нашествие было, что охране пришлось из автоматов стрелять. А охрана в то время здесь была серьезная, не то, что сейчас. К любой ситуации те ребята готовы были. Чуть что любому пулю без разговоров меж глаз влепят. На совесть их охранному делу обучали. Только не помогла им тогда стрельба. Двух охранников псы загрызли насмерть, а четверых до реанимации и почти уж в саму лабораторию прорвались собачьи дети. Понимаешь? Они как запах этого фермента почуют, так и рвутся к нему напролом. А я-то думаю, чего это собаки со всей округи к заводу собираться стали. Это вот те миллиграммы порошка, которые из трещины высыпались их к себе, будто магнитом тянули. Они. Здесь в подвале-то всё вроде герметично, вентиляционные трубы к проходной тянуться. Это я сегодня утром проверил. Представляешь Сашок, тридцать лет, как подвал засыпали, а оборот воздуха здесь, лучше не придумаешь. Умели же делать! Здесь запахам особо разгуляться негде, а собаки все равно радость свою учуяли. Вот бестии. А уж как на свежий воздух тот порошок попал.... Впрочем, чего я тебе говорю, ты сам всё слышал. И хорошо, что только слышал, а не видел. Сейчас уж собачки, поди, весь ящик раскурочили да все ампулы с вирусом побили. Они ведь теперь сволочи весь город перекусают. Точно перекусают.
  - Как же они раскурочат ящик-то? - достал еще одну сигарету капитан.
  - Зубками. Дядя Митя рассказывал, как одна дворняга зубами стальную арматуру в клетке перегрызла, когда потом опыты с этим ферментом в нашем питомнике проводить стали. И собачка-то вроде безобидная была, а вот ведь: и арматуру прогрызла, и вахтеру сонную артерию теми же зубами разорвала. Вот чего на радостях эти божьи твари творят. Не приведи господи попасться на их радостном пути. Не приведи господи. Еле-еле её тогда успокоить смогли. Еле-еле.
  - А как успокоили-то?
  - Как? Да просто очень. Ведь кроме фермента собачьей радости, наши ребята и фермент собачьего страха по быстрому сумели получить. Представляешь? У нас ведь здесь такие головы работали, каких теперь уж и в помине нет. Коля Мякишев, Иван Павлович Крепдешинов, Модест Федорович Сухоруков - настоящие ученые были. Таких уж теперь нет. Вот они и придумали лекарство для радостных псов. Только им разгорячившихся собачек и унимали. Он в растворе тогда был. Его чуть-чуть в воздухе распыли и вся эта псовая рать, мигом поджав между ногами хвосты, бежит прочь да в углы жмется, жалобно поскуливая. Крепкая штука. Вот бы немножко этого растворчика сюда. Мы бы тогда с тобой капитан одним махом весь мир спасли. Моментально.
  - А где он?! - забегал по подвалу Суворин. - Где раствор этот твой?! Где?!
  - Да кто ж его знает? - развел руками Петрович. - Может, в каком из этих ящиков лежит. Может, нет? Хотя, скорее всего он здесь. Ведь тогда, перед приездом той злополучной международной инспекции все подозрительное в этот подвал складывали. Всё здесь лишнее припрятали. Тогда ведь по всему миру слух о нашем вирусе прошел. Ну, а наши, конечно на этот слух в штыки. "Присылайте, - говорят, - кого хотите. Нам скрывать нечего". Ох, и суетился тогда наш руководящий состав!
  Услышав предположения технолога, капитан словно ошпаренный вскочил с табурета, сорвал с пожарного щита лом и попытался им ударить, первый попавший под руку ящик. На самую малость не успел возбужденный офицер пробить острой железякой толстую серую от толстого слоя пыли крышку. На самую малость. Вовремя Петрович подоспел и предотвратил очередную беду.
  - Ты чего, капитан умом что ли тронулся? - теперь уже стал кричать технолог. - Ведь если разольется всё здесь, так и не соберешь никогда. Это штука для человека не такая уж и безвредная. Это меня Бабакин попросил вас чуть-чуть приободрить. Не смертельная, конечно, дрянь наша, но сам понимаешь, что береженого бог бережет. Ящики без ключей трогать никак нельзя. Это же биопрепараты! Дурья твоя башка! Ты что! Ключи нам с тобой нужны. Здесь без ключей никак.
  - А ключи где? - еще громче рявкнул Суворин и изо всех сил ударил ломом бетонный пол возле своих ног. - Где ты их прячешь, сволочь!
  Петрович чего-то хотел ответить на очередной крик, но тут случилось непредвиденное. Лом вдруг вырвался и рук капитана и куда-то провалился. И так неожиданно исчез пожарный инструмент в полу, что Суворин от этой неожиданности даже рот открыл, а Петрович пал на колени стал фонариком в таинственную дырку светить. Исследовал дыру старик не долго, но тщательно.
  - А ведь там внизу опять пустота, - утирая лицо грязной ладонью, доложил технолог результаты своих дотошных исследований. Сбегай-ка Саша к другому пожарному щиту. Там еще лом с лопатой есть. Неужели внизу еще один подвал? Вот уж никогда не думал.
  Капитан проворно выполнил команду своего старшего товарища по несчастью, и они стали вместе вскрывать уже пробитый в одном месте пол. А за стеной продолжали радостно рычать возбужденные собаки.
  Пол подвала оказался довольно крепким, всего с одной дыркой, залитой тонким слоем бетона. Именно в эту дырку и угодил лом капитана. Вероятность того, что он попадет туда, была настолько ничтожной, что падение лома куда-то вниз, иначе как чудом и не назовешь.
  Не один час узники заводского подвала долбили пол. Сперва они работали вместе, а потом, когда вдвоем работать стало неудобно, стали крушить старинный кирпич поодиночке. И вот уж потерян счет времени. Ноют плечи, нестерпимой болью горят сорванные в кровь мозоли и уже лом то и дело вырывается из усталых рук, но люди все равно продолжали свою битву с крепким старинным кирпичом. И уж только к концу битвы уяснили они, что под ними не подвал, а самый настоящий подземный ход.
  Первым к подземному ходу пробился Петрович. Он спрыгнул в образовавшийся под его ногами пролом, оглядел невысокую чуть обвалившуюся темно-красную арку, присвистнул от удивления и без сил опустился на ковер вековой пыли, расстилавшийся под его ногами.
  - А вот ведь оказывается, он есть?
  - Кто есть? - чуть слышно выдохнул капитан, падая рядом с обессилившим стариком.
  - Подземный ход этот, - почему-то улыбаясь, прошептал ветеран-технолог. - Я ведь еще пацаном его искал. Никто не верил, что он есть, а я верил. Представляешь Сашка? Никто не верил, а я вот прав оказался. Есть здесь все-таки подземный ход. Есть!
  - Чего толку-то, что он есть? - буркнул себе под нос усталый капитан, со стоном протягивая ноги. - Куда мы сейчас по нему пойдем?
  - В город.
  - В город? - усмехнулся Суворин. - Ты же мне недавно говорил, что в городе теперь только бешеные собаки бал править будут. Говорил же?
  - Ну, говорил.
  - Что ж и нам теперь под их клыки подставляться?
  Петрович пожал плечами, достал из кармана серый засаленный носовой платок, протер им очки и, согнувшись в три погибели, молча двинулся по пыльному ковру старинного тоннеля, освещая себе путь ярким фонариком. Суворин тоже пошел следом, но потом какой-то неведомый советчик предложил капитану вернуться в подвал за лопатой. Офицер совета послушался, и лишь только потом догнал своего товарища первопроходца.
  Шли они долго. Не одно препятствие встретилось на их пути: и валуны были, и неведомо как попавшие под землю коряги встречались. А один раз преградил путникам дорогу ветхий гроб. Как туда попал? Неизвестно. Да и не хотелось Суворину с Петровичем никаких тайн выяснять. Они осторожно перешагнули очередное препятствие и поплелись дальше. Шагали странники молча до тех пор, пока не уперлись в деревянную дверь.
  - А ты Саша топор не догадался с пожарного щита прихватить, - прохрипел Петрович, утирая рукавом грязный лоб.
  - Не догадался, - помотал головой капитан, прислонясь к сырой стенке. - Лопата вот только. Про топор как-то не подумал.
  - Жаль, - почесал небритую щеку старик. - Лопатой нам с этой дверкой вряд ли справиться? А хотя ...
  Петрович взял из рук Суворина лопату и словно бывалый знаток штыкового боя резким ударом попытался вонзить свое оружие в дверь. Попытаться-то он попытался, но поразить дверь как следует, не получилось. Вонзилась лопата, да только не в дверь, а в землю. Дверь-то от мастерского удара мгновенно в труху рассыпалась, а за нею покоился толстый слой плотно слежавшейся почвы, который вместе настырными корнями сирени стал последним препятствием для узников подвала.
  На улице было темно, и шел проливной дождь. Петрович, первым выбравшийся из подземелья, хотя и с трудом, но все же без особого промедления смог определиться на местности.
  - На городское кладбище вышли мы с тобой Саша, - подмигнул капитану старик, утирая с лица дождевую воду. - Удачно, одним словом вышли. Моя избушка ведь тут совсем недалеко стоит. Сейчас доберемся туда, запремся покрепче и решим, что нам дальше делать. А сейчас давай возьмем в руки по дубине и пойдем.
  Дом Петровича действительно был рядом. Немного лишь пришлось поплутать средь цепких кустов и дремучих зарослей бурьяна. У самого дома старик остановился, поднес указательный палец к губам и еле слышно прошептал.
  - А здесь нам с тобой поосторожней надо идти. Как бы на Пушка моего не нарваться. Он у меня юркий. Чуть зазеваешься, так в момент за ногу тяпнет. Пушок и без радости всех соседей перекусал, а на радостях он нам с тобой мигом все конечности отгрызет. Я первым пойду, а ты, если что, так дубиной его по загривку. Только при ударе силы Саша не жалей, пожалуйста.
  Собаки, на счастье капитана с технологом, дома не было. Она в это время видно в другом каком-то месте радовалась. Петрович быстро захлопнул за Сувориным дверь и даже вроде перекрестился.
  - С дождем нам сегодня повезло. Не любят собаки на наше с тобой счастье водичку, Саша. Ой, не любят. По сухому бы нам с кладбища никак не дойти. Там всегда тьма псов бродячих терлась. Летом-то они еще добрые, а вот зимой спасу от них никакого не было. Боялся я, что наткнемся мы на них. Крепко боялся, а вот видишь, бог миловал.
  И вот только Петрович про бога вспомнил, как какая-то черная тень метнулась к ногам старика. Так проворно метнулась, что испугавшийся капитан локтем сбил с лавки пустое ведро. Старик же от неожиданности запнулся за вязаный половик и грохнулся на жалобно скрипнувшие половицы, мгновенно придавив телом таинственную тень. Тень под животом Петровича жалобно мяукнула и, вырвавшись на свободу, проворно скрылась в темном углу.
  - Тьфу, на тебя, - яростно стал плеваться рассерженный старик. - Вот ведь бестия какая! Что же ты Мурка творишь с нами? Я от страха чуть было заикой не стал. Думал Пушок в избу забрался. Вот посмотри Саша, что эта сволочь со мною творит. Я её кормлю, пою, а она меня на испуг берет. Ну, Мурка погоди, доберусь я до тебя! Дай только срок! Вот только попадись мне под горячую руку! Только попадись!
  Однако зря Петрович грозился. Ничего плохого не смог он сделать дрожащей кошке, вновь прыгнувшей к его ноге из темноты. Ничего плохого не делал, а даже наоборот - приласкал своего взбалмошного питомца.
  - Да ладно не сердись на меня, - ласково приговаривал старик, поглаживая кошку по трепещущей спине. - И тебя видно собачки напугали? Теперь уж не трясись. Теперь ты с нами. Мы сейчас с капитаном придумаем. Ласковая ты моя. Всё хорошо у нас с тобой будет.
  Суворину очень хотелось отругать старика за его глупые и совершенно не своевременные разговоры с кошкой, но после всего пережитого сил для брани совершенно не осталось. Капитан вяло махнул рукой, поджал к груди ноющие колени и мгновенно уснул. Сперва Суворин провалился в какую-то темную яму, а потом вдруг перед ним завертелся калейдоскоп сновидений. Сновидения было до крайности много и, наверное, потому запомнилось капитану только одно. Привиделось ему, что будто идет он накатанной деревенской дороге, а навстречу ему ползет муха. Причем не просто муха, а муха великан размером с годовалого поросенка. Не меньше. И нагло так это насекомое ползло на Суворина, что у того рука зачесалась. Уж очень руке захотелось сделать этой наглой твари чего-нибудь нехорошее. А тут еще, откуда ни возьмись, в зудящую руку газетка свалилась. Замахнулся отважный капитан газеткой на своего недруга, прицелился получше и обомлел. У мухи-то оказывается - голова собачья! Злая такая голова. С клыками и с обильной слюной возле пасти и со свирепым оскалом. Моментально Суворин от оскала того смутился, газетку опустил, попятился, а муха присела на задние лапы, и гляди того, на смущенного капитана бросится. Суворин решил ретироваться, но тут муха вдруг взлетела, промчала пулей над капитанской головой за спину и со свирепым рычанием на кого-то там набросилась. Капитан торопливо обернулся, и кровь застыла в его жилах. Злая муха вгрызалась шею его жены. Наташка билась в зубах чудовища, протягивала к капитану свои руки и жалобно стонала. Надо было спасать Наташку, но ноги Суворина будто вросли в землю, будто корни там пустили. Все силы напряг капитан, чтоб с корнями теми разделаться, все без остатка и уж справился вроде, но тут же проснулся.
  За окном было светло, тихо, дождь прекратился, а по дороге возле дома опустив лохматые головы, плотной колонной шагали собаки. И шли они никого не таясь, будто усталые оккупанты по завоеванной стране.
  - Ой, сколько же вас? - прошептал Петрович, проснувшийся от изумленного вскрика Суворина. - Ну, просто нашествие псовое сегодня на наш город. Все радости захотели. Вот беда-то! Чего же делать-то теперь?
  - Мне в гарнизон срочно надо, - крепко стукнув кулаком по подоконнику, прямо ответил на вопрос технолога капитан. - Жена у меня там осталась. Спасать её надо!
  - А ты думаешь, что они уж и до гарнизона вашего добрались? - нахмурил лоб Петрович.
  - А чего, ты считаешь, что нет?
  - Знаешь, я чего ночью сегодня подумал? - неторопливо поскреб заросшую щетиной щеку старик. - А может, повезло нам? Чем черт не шутит?
  - Как так повезло?!
  - Может, не было в том ящике вируса бешенства? Может там только собачья радость одна? Может, только её мы из подвала выпустили? Порадуются они недельки две, а потом и успокоятся вдруг. И тогда вроде бы и страшного ничего нет
  - Как нет?! - аж взвился у подоконника Суворин. - А ребята мои?!
  - Ребят жалко, - вздохнул Петрович, потом задумался о чем-то, махнул рукой и стал растапливать печь. - Только чего теперь сделаешь? Теперь уж жалей, не жалей, а дело сделано. Нам теперь слезы поздно лить. Давай-ка, мы лучше с тобой Саша супчику сварим. Чего-то проголодался я за последнее время да и ты худой, словно мумия египетская.
  Капитан пытался воспротивиться желанию хозяина дома, хотел один бежать на улицу, но старик вновь был убедительней в своих доводах и в путь они вышли только тогда, когда был съеден, приготовленный на скорую руку густой рыбный суп.
  - Лесной дорогой к твоему гарнизону пойдем, - прошептал старик, выглядывая из-за угла на оккупированную собаками дорогу. - Сейчас до бани добежим, потом в перелесок и по ближнему просеку к сгоревшей сторожке выйдем. Ну, а уж там разберемся, куда дальше идти. Я эти леса еще с детства все вдоль и поперек знаю. Разберемся.
  Все лесные дороги тоже были забиты собаками. По каждой мало-мальски хоженой тропе обязательно брели собаки. Суворин попробовал на одну из таких троп встать, но шагавшие по ней псы так сердито зарычали и оскалились, что капитану сразу же пришлось проворно ретироваться. На самую малость успели увернуться они от злых клыков. Дальше капитан с Петровичем пробирались только зарослями. Старик выступал в роли проводника, а Суворин лишь часто торопил его.
  - Быстрее Петрович, быстрее, - подгонял он то и дело старика. - Мне Наташку спасать надо.
  Скоро путники забрели в болото, но всё равно шли прямо.
  - Здесь ближе всего до твоего гарнизона, - уверял капитана технолог, ощупывая длинным шестом каждую кочку перед собой. - Болото скоро кончится. Я эти места, как свои пять пальцев знаю. Скоро сухо будет.
  Однако сухого берега не было долго и после того, как Петрович два раза кряду провалился в зыбкую трясину, решились они повернуть обратно. Назад по болоту идти было гораздо легче, но побывать в трясине по разу все равно пришлось. Поругали бедолаги коварное болото после каждой ловушки, погрозили ему кулаками и дальше настойчиво шли.
  И вот уже под ногами вновь сухая надежная земля. Выбравшись из болотной грязи, путники решили сделать привал. Они сели на поваленное дерево, как по команде утерли рукавами взмокшие лбы, тут Суворин услышал за спиной шепот.
  - Товарищ капитан.
  Капитан обернулся и увидел в густых кустах прапорщика Рыбака. Прапорщик подозрительно осмотрелся по сторонам и осторожно стал приближаться к капитану. Суворин шагнул ему навстречу, но Рыбак тут же опять метнулся в кусты.
  - Ты чего, прапорщик?! - изумленно заорал капитан. - Ты чего от меня, как от прокаженного шарахаешься?
  - А Вас собаки еще не покусали, товарищ капитан? - прохрипел из кустов прапорщик. - Уж больно вид у Вас возбужденный.
  - Да не кусали нас, не кусали, - успокоил Рыбака Петрович. - Здоровые мы. А вы-то как сами?
  - А меня бог миловал, - стал рассказывать прапорщик, устроившись рядом с капитаном на бревне, когда внезапное недоразумение было исчерпано. - Я-то, когда всё началось, возле последней машины стоял. Брезент у нас там лежал вот я и хотел его вам вместо пленки принести. Не успел только. А как это началось, так я про всё и забыл сразу. Вот где ужас-то был. Всех кто возле ящика был, псы в клочья порвали, а мы чудом вырвались. Восьмеро нас на грузовике спаслось. Остальные все там остались. Я уж о происшествии ночью командованию доложил. Мы хотели утром к заводу прорваться. Да куда там. Туда собаки, наверное, со всей области нашей собрались и на подходе к заводу стаями начинают на людей бросаться. И хорошо, если сразу до смерти загрызут, а то ведь люди после их укусов с ума сходить стали. Причем не просто сходить, а в буйной форме. Представляете, товарищ капитан, хуже собак на людей бросаются и сразу за горло. С виду нормальный человек, а подойдет к тебе поближе и всё. Я, вот потому на Вас глядя, и опасался немного. Вот такие у нас дела. Грех, конечно, так говорить, но мы Вас товарищ капитан похоронили.
  - Как похоронили? - не понял сообщения Рыбака всполошившийся капитан.
  - Думали и Вас собаки растерзали. То-то Наталья Борисовна рада будет.
  - Кто?
  - Супруга Ваша. Переживает она сильно. Криком кричала она, когда ей начальник штаба о несчастье сообщил..
  И тут Суворин сорвался с места и рванулся куда-то сквозь кусты. Еле-еле смогли его удержать прапорщик с технологом.
  - Потерпите, товарищ капитан, - шептал Рыбак, поглаживая дрожащего капитана по плечу. - Сейчас нам нельзя сразу к гарнизону идти. В дозоре я. Нам сейчас в подвал, кровь из носа, прорваться надо. Там ведь противоядие собак взбесившихся есть. Сыворотка особая.
  - А ты откуда знаешь про противоядие-то? - дернул за рукав прапорщика старик.
  - Тут специалиста из столицы прислали. Он всё знает. И что это за противоядие, и как им пользоваться, и даже где лежит.
  - А может у него и ключ имеется, - прямо-таки впился взглядом в глаза прапорщика технолог.
  - У него всё есть, - махнул рукой Рыбак. - Ему бы только в подвал прорваться. Да вот не получается никак. Пробовали их водяной струей от дверей подвала оттеснить. Не вышло. Газом пугнуть хотели, тоже не поучилось.
  - Зачем же газом, - улыбаясь, стал потирать руки Петрович. - У нас и без газа есть способ, как в подвал пробраться. Верно, Саша?
  
  Когда стемнело, к кладбищу военные со специалистами прошли почти без приключений. От двух небольших свор отбились, сержант Карачун ногу подвернул и всё. А дальше, как говорится, всё было делом техники. Специалист быстро в ящиках разобрался и собак успокоил. Потом толпы медиков, понаехавшие в Бродск с оставшимся бешенством бороться, поднатужились немного и победили его.
  Два дня средства массовой информации рассказывали народу про внезапную вспышку собачьего бешенства по невыясненным причинам в одном из лесных районов, а потом эта новость почти без следа потерялась в многочисленных волнах другой интересной народу информации. Комбата, после завершения операции с кодовым названием "Сыворотка" отправили куда-то с повышением, а Суворина хотели судить за халатное отношение к своим обязанностям, приведшее к гибели людей. Правда, потом дело замяли, но крови капитану попортили много. Еле-еле он эти разбирательства выдержал. Одному бы ему с невзгодами никак не сладить. Жена Наташа всегда рядом была. Крепко помогла она капитану в трудную минуту. Только в эти тяжелые минуты понял Суворин, что значит для него Наташка. И радостно стало у него на душе от того понимания.
  Нет теперь такой силы, которая может остановить капитана Суворина по пути домой после службы. Нет. Даже замполит Вовка Синицын скоро от капитана отступился, рукой на него махнул и уж других ждет он возле КПП,
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Eo-one "План"(Киберпанк) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Жена для Верховного мага"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) Д.Деев "Я – другой 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"