Филиппов Николай Николаевич: другие произведения.

Арапник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.29*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    РУССКАЯ ПОРКА : ГОСПОДСКАЯ

  
  
  Петербург меня не отпускал. Затея поехать в деревню отдохнуть, развеяться таяла. Лето не уходило - убегало. Вот - вот, оборвётся дождями, и жить в них, в нашей российской глуши может только окончательно отчаявшийся или бесчувственный человек.
   К счастью для себя, ни тем, ни другим я не был, - и лошади всё же, несли меня в Ключики, где упокоились несколько поколений моих предков, где я - Андрей Александрович Репнин, почти прямой потомок "птенца гнезда Петрова" был уже не светским львом и жуиром, а Господином, тираном своих крепостных людишек.
   Эта метаморфоза всегда сильно возбуждала меня. Гораздо сильнее лукиановской. Что осёл? Плоть и кровь теперь зависели только от меня.
   К тому же я примерял в это время на себя совсем не омерзительный помещичий халат, а римскую тогу, ослепительно белую в своей внутренней истине. Я чувствовал себя в моей, такой милой по - названию деревушке, грозным и всесильным прокуратором.
   Так он и было. Едва я вступил на родную землю, ко мне подбежал Еремей мой управляющий: кривой, вороватый и наглый до предела, когда что -нибудь касалось денег и подарков, и протянул список.
   Это была наша семейная традиция - сечь собственноручно, барски людишек наших в наказ и поученье. Так поступали мои прадеды, деды, отец, так поступаю и я.
   Слово "собственноручно" не следует понимать буквально. Ни предки, ни я, конечно, не опускались до того, чтобы сами драть мужицкие и бабьи задницы. Руководили процессом, наблюдали, что бы порка была чувствительной и запоминающейся. Секли же мужики, специально отобранные и подготовленные Еремеем для этой благородной цели.
   Сказать, что порочная обязанность тяготила меня - нельзя. Я сам был сечён всё детство, и в подростковые года получал отцовские розги, чуть ли не ежедневно. Отец мой - генерал - аншеф, считал их единственным и лучшим средством для воспитания. В чём, впрочем, не ошибался.
   Когда мне было 17 лет, отец скончался. Тихо, мирно, почти торжественно. Я убеждён - в его смерти тоже знак истины, указание свыше, от Бога - непрерывного продолжения нашего репнинского рода.
   Хотя, честно, мне и самому не понятно, как я изнеженный и насквозь пропитанный изысканными французскими духами петербургский бабник, мог не испугаться этих гор и Монбланов - бабьих и мужицких задниц, дёргающихся, пляшущих, заливающихся кровью!
   Поверите, меня влекла и возбуждала моя роль вседержителя сельской нравственности.
   По - обычаю барские порки проходили на ступеньках дома. Выносили кресло для барина - господина, то есть для меня, широкую, отполированную годами и поколениями, без единой занозинки скамью, несколько вёдер свежесрезанных розог, вкусно пахнущих лесом.
   Еремей гнусаво зачитывал список приговорённых, и они по-очереди, заголив свои филейные части, ложились на скамью. Два еремеевских мужика уже стояли с поднятыми розгами по бокам скамьи и - СТЕГАЖ начинался!
   СТЕГАЖ - наше семейное, репнинское. Так назывались и мои порки. Стегаж - порка от души, без количества розог. Как "Бог на душу положет". Обычно Он "клал" в кровь, и кровь стекала с истерзанных холопьих задниц - вниз, к земле.
   Это зрелище имело мистический, почти сакральный смысл. Ключиковская челядь, собравшаяся рядом - все до единого, даже бабы с сосущими остервенело их груди детьми, лестница, скамья, алая, наверху, на теле кровь, убегающая в землю кровь!
   Я старался не признаваться себе - но именно в это время, и ни в какое другое, мне было по- семейному хорошо и спокойно. В Ключики я и стремился совсем не для отдыха, а чтобы снова и снова увидеть и пережить захватывающее меня зрелище!
   К тому же, что скрывать - меня возбуждал и притягивал к себе вид исполосованных задниц, крики, вой и причитания баб, глухие проклятья мужиков, звонкий ор девок, отчаянный, захлёбывающийся рёв мальчишеский и девчёночий...
   Было в этих звуках родное, исконное, репнинское!
   А задницы!
   У баб большие, огромные. Розги сначала чертят их, линуют, потом рубцы множатся, пухнут, багровеют. Мужики, стегающие от быстрого темпа "потоком" переходят к "потягу" - дёргают розги на себя. Сначала один, затем другой, рубцы переплетаются, кровянятся, вспухают фиолетово - синим полосами и, наконец, лопаются струйками крови! Бабы дёргаются, хрипят...
   Совсем другая картина у мужиков. Их задницы не распущены, не расхристаны, как у баб - сжаты. По-началу, мужики переносят удары молча, сдержанно, потом, когда и у них начинает сочиться кровь вскрикивают:
   "Ой больно!!!Христа ради ! Очень больно!!! -
   и снова стискивают зубы, глухо загоняя свою боль в ругань.
  
  
  
   Девки относятся к розгам, как к любимому и долгожданному парню -
  широко, открыто, искренне. Их нежные половинки с первых же ударов разламываются, раскрываются, будто-бы, наконец, встретились со своим суженным: тянутся, рвутся к нему!
   Призывают его криками и визгом: "Ой, не могу!!! Ой, больно!!! Очень, очень больно!!!"
   Так и сомлевают с ударами.
   Дети под розгами тоже кричат. Но не призывно. Кого им звать? Только мамку с папкой, да те всыпят им ещё жёжче, ещё сильнее.
  Они орут отчаянно, сомлевая в слезах, соплях ...
  
   На этот раз Еремей постарался особенно. Его список приговорённых был трёхстраничным. Стегаж на день - подумалось мне сразу. Но всё же проглядел краем глаза: после всяких мужиков Фролов, баб Акулин, девок Параш красовалась одна, обведённая в кружок - ДЕВКА МАШКА.
  - Что за принцесса?, - ткнул я пальцем в кружок, чуть не порвав лист.
  - Тут, вот такое дело, барин... стал оправдываться Еремей, - уж больно проказливая оказалась! Сек я её и ежедневно, и по несколько раз в день - без толку! Розги ей как укус комара, а может и в сладость, а не боль. Млеет под ними как под мужиком! Я её в холодной голяком запер, до Вашего приезда и решения. Второй день сидит, молчит - характер!
  И тут меня осенило.
  - Устал я с дороги, Еремей. Стегаж на завтра отложим. А эту твою Машку с характером, пришли и немедленно - разберусь с ней сам!
  - Как будет Вам угодно, барин, - Еремей поклонился и вышел.
  Мне показалось, что он не доволен моим решением и ожидал от меня чего-то другого. Вот только чего?
   Раздался нежный, осторожный, еле слышный стук в дверь.
  - Кто там?-
   Я вздрогнул от неожиданности. Дверь отворилась. Вошла как есть, чём мать родила, стройнющая, исхлёстанная вдоль и поперёк, девка. Еремей постарался. Особенно спереди. Чёрные, густые, набухшие кровью рубцы пересекали её грудь и живот. Я уже не говорю о спине и о заднице - сплошной кровоподтёк!
  - Меня Еремей к Вам, барин, прислал. Я, Машка, Лаптева дочь, та, что в холодной сидела...
  Было в её голосе что-то лукавое, второе. Пока соображал что, неожиданно для самого себя спросил:
  - Чего ты, Машка, проказливая такая?
  - Да не проказливая я!
  Девка запнулась, закраснелась, и я увидел, понял, почувствовал, что она красива, чертовски красива. Той самой, кружащей нам, мужчинам, голову красотой, за которую мы в омут броситься готовы, и перестрелять на дуэли весь мир.
  - Тогда за что тебя Еремей сёк?
  - За молчание.
  - Какое молчание?!
  Я стал закипать, думая, что девка меня дурит. Но оказалось совсем другое.
  - Вы, барин, должны меня понять. Обычно, когда секут все кричат, ерепенятся. Им больно, страшно, боязно. А мне - нет! Мне очень, очень приятно. Буд-то, любимый ласкает. Я рассказала про это Еремею. Он ответил, что такого не бывает, и стал сечь втрое, вчетверо сильнее. Мне только, барин, в удовольствие и наслажденье! Так я попала в холодную, а теперь к Вам.
  - А Ты, Машка, не врёшь?!
  - Истинный крест! Чтоб мне не сойти с этого места!
  Девка топнула в подтверждение своих слов босой изящной ножкой, и на меня накатила волна нежности и доверия к ней.
   Я понял, что всё, что она сейчас скажет - сделаю бесприкословно. Всё, что попросит - исполню...
   А она молчала и не просила. Стояла, покорно закинув руки на голову. Ждала.
   Я понимал чего. Но и знал, что это НАВСЕГДА. Девка Машка в миг превратиться в Марию Александровну Репнину. Графиню и так далее...
   Хотел ли я этого? Очень!
   Боялся ли? Нет. Неожиданно было.
  Чтобы как-то свыкнуться, и заодно разрушить затянувшееся молчание, я тоже (что за день неожиданностей!) неожиданно для себя произнёс:
  - Сними вон там, со стены собачий арапник и принеси его мне! Высеку сам тебя им! Посмотрю как не больно и не боязно тебе!
  Машка проследила за моим взглядом. В углу комнаты, на ковре висел ещё дедовский собачий арапник. Дед был яростным, заядлым охотником. Держал конюшню, свору натасканных собак, егерей. Обстрелял всю округу. У отца времени на охотничьи забавы не было. Я же, вообще к ружью никогда не притрагивался.
   Арапник годами, десятилетиями висел как украшение, и вот, пригодился...
   Машка пружиняще, грациозно, высоко вскидывая ноги, мелькая тёмными синяками на заднице, подлетела к стене, сняла арапник, и вручила его мне, кокетливо улыбаясь, и приседая, будто она на светском рауте.
  - Ложись задницей кверху, на стол животом! Сейчас секаж начнётся!
  Старался говорить я и грозно, и волево. Выходило плохо.
   Машка была покорной, сверхпокорной и, действительно, чем больше, чем сильнее, и не скрою, кровавее я стегал её, тем красивее и притягательнее она становилась! Этакое превращение лягушки в прекрасного лебедя.
   И тут произошло то, чего я никак не ожидал. Машка приподнялась со стола, повернулась ко мне и сказала:
  - Делайте, барин, со мною всё, что хотите. Не надо обманывать друг друга. Это грешно и стыдно.
  Стоит ли рассказывать, что было дальше?! Скажу только, что в Петербург мы поехали уже вдвоём.
  
  
Оценка: 4.29*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"