Филиппов Николай Николаевич: другие произведения.

Арапник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.29*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    РУССКАЯ ПОРКА : ГОСПОДСКАЯ

  
  
  Петербург меня не отпускал. Затея поехать в деревню отдохнуть, развеяться таяла. Лето не уходило - убегало. Вот - вот, оборвётся дождями, и жить в них, в нашей российской глуши может только окончательно отчаявшийся или бесчувственный человек.
   К счастью для себя, ни тем, ни другим я не был, - и лошади всё же, несли меня в Ключики, где упокоились несколько поколений моих предков, где я - Андрей Александрович Репнин, почти прямой потомок "птенца гнезда Петрова" был уже не светским львом и жуиром, а Господином, тираном своих крепостных людишек.
   Эта метаморфоза всегда сильно возбуждала меня. Гораздо сильнее лукиановской. Что осёл? Плоть и кровь теперь зависели только от меня.
   К тому же я примерял в это время на себя совсем не омерзительный помещичий халат, а римскую тогу, ослепительно белую в своей внутренней истине. Я чувствовал себя в моей, такой милой по - названию деревушке, грозным и всесильным прокуратором.
   Так он и было. Едва я вступил на родную землю, ко мне подбежал Еремей мой управляющий: кривой, вороватый и наглый до предела, когда что -нибудь касалось денег и подарков, и протянул список.
   Это была наша семейная традиция - сечь собственноручно, барски людишек наших в наказ и поученье. Так поступали мои прадеды, деды, отец, так поступаю и я.
   Слово "собственноручно" не следует понимать буквально. Ни предки, ни я, конечно, не опускались до того, чтобы сами драть мужицкие и бабьи задницы. Руководили процессом, наблюдали, что бы порка была чувствительной и запоминающейся. Секли же мужики, специально отобранные и подготовленные Еремеем для этой благородной цели.
   Сказать, что порочная обязанность тяготила меня - нельзя. Я сам был сечён всё детство, и в подростковые года получал отцовские розги, чуть ли не ежедневно. Отец мой - генерал - аншеф, считал их единственным и лучшим средством для воспитания. В чём, впрочем, не ошибался.
   Когда мне было 17 лет, отец скончался. Тихо, мирно, почти торжественно. Я убеждён - в его смерти тоже знак истины, указание свыше, от Бога - непрерывного продолжения нашего репнинского рода.
   Хотя, честно, мне и самому не понятно, как я изнеженный и насквозь пропитанный изысканными французскими духами петербургский бабник, мог не испугаться этих гор и Монбланов - бабьих и мужицких задниц, дёргающихся, пляшущих, заливающихся кровью!
   Поверите, меня влекла и возбуждала моя роль вседержителя сельской нравственности.
   По - обычаю барские порки проходили на ступеньках дома. Выносили кресло для барина - господина, то есть для меня, широкую, отполированную годами и поколениями, без единой занозинки скамью, несколько вёдер свежесрезанных розог, вкусно пахнущих лесом.
   Еремей гнусаво зачитывал список приговорённых, и они по-очереди, заголив свои филейные части, ложились на скамью. Два еремеевских мужика уже стояли с поднятыми розгами по бокам скамьи и - СТЕГАЖ начинался!
   СТЕГАЖ - наше семейное, репнинское. Так назывались и мои порки. Стегаж - порка от души, без количества розог. Как "Бог на душу положет". Обычно Он "клал" в кровь, и кровь стекала с истерзанных холопьих задниц - вниз, к земле.
   Это зрелище имело мистический, почти сакральный смысл. Ключиковская челядь, собравшаяся рядом - все до единого, даже бабы с сосущими остервенело их груди детьми, лестница, скамья, алая, наверху, на теле кровь, убегающая в землю кровь!
   Я старался не признаваться себе - но именно в это время, и ни в какое другое, мне было по- семейному хорошо и спокойно. В Ключики я и стремился совсем не для отдыха, а чтобы снова и снова увидеть и пережить захватывающее меня зрелище!
   К тому же, что скрывать - меня возбуждал и притягивал к себе вид исполосованных задниц, крики, вой и причитания баб, глухие проклятья мужиков, звонкий ор девок, отчаянный, захлёбывающийся рёв мальчишеский и девчёночий...
   Было в этих звуках родное, исконное, репнинское!
   А задницы!
   У баб большие, огромные. Розги сначала чертят их, линуют, потом рубцы множатся, пухнут, багровеют. Мужики, стегающие от быстрого темпа "потоком" переходят к "потягу" - дёргают розги на себя. Сначала один, затем другой, рубцы переплетаются, кровянятся, вспухают фиолетово - синим полосами и, наконец, лопаются струйками крови! Бабы дёргаются, хрипят...
   Совсем другая картина у мужиков. Их задницы не распущены, не расхристаны, как у баб - сжаты. По-началу, мужики переносят удары молча, сдержанно, потом, когда и у них начинает сочиться кровь вскрикивают:
   "Ой больно!!!Христа ради ! Очень больно!!! -
   и снова стискивают зубы, глухо загоняя свою боль в ругань.
  
  
  
   Девки относятся к розгам, как к любимому и долгожданному парню -
  широко, открыто, искренне. Их нежные половинки с первых же ударов разламываются, раскрываются, будто-бы, наконец, встретились со своим суженным: тянутся, рвутся к нему!
   Призывают его криками и визгом: "Ой, не могу!!! Ой, больно!!! Очень, очень больно!!!"
   Так и сомлевают с ударами.
   Дети под розгами тоже кричат. Но не призывно. Кого им звать? Только мамку с папкой, да те всыпят им ещё жёжче, ещё сильнее.
  Они орут отчаянно, сомлевая в слезах, соплях ...
  
   На этот раз Еремей постарался особенно. Его список приговорённых был трёхстраничным. Стегаж на день - подумалось мне сразу. Но всё же проглядел краем глаза: после всяких мужиков Фролов, баб Акулин, девок Параш красовалась одна, обведённая в кружок - ДЕВКА МАШКА.
  - Что за принцесса?, - ткнул я пальцем в кружок, чуть не порвав лист.
  - Тут, вот такое дело, барин... стал оправдываться Еремей, - уж больно проказливая оказалась! Сек я её и ежедневно, и по несколько раз в день - без толку! Розги ей как укус комара, а может и в сладость, а не боль. Млеет под ними как под мужиком! Я её в холодной голяком запер, до Вашего приезда и решения. Второй день сидит, молчит - характер!
  И тут меня осенило.
  - Устал я с дороги, Еремей. Стегаж на завтра отложим. А эту твою Машку с характером, пришли и немедленно - разберусь с ней сам!
  - Как будет Вам угодно, барин, - Еремей поклонился и вышел.
  Мне показалось, что он не доволен моим решением и ожидал от меня чего-то другого. Вот только чего?
   Раздался нежный, осторожный, еле слышный стук в дверь.
  - Кто там?-
   Я вздрогнул от неожиданности. Дверь отворилась. Вошла как есть, чём мать родила, стройнющая, исхлёстанная вдоль и поперёк, девка. Еремей постарался. Особенно спереди. Чёрные, густые, набухшие кровью рубцы пересекали её грудь и живот. Я уже не говорю о спине и о заднице - сплошной кровоподтёк!
  - Меня Еремей к Вам, барин, прислал. Я, Машка, Лаптева дочь, та, что в холодной сидела...
  Было в её голосе что-то лукавое, второе. Пока соображал что, неожиданно для самого себя спросил:
  - Чего ты, Машка, проказливая такая?
  - Да не проказливая я!
  Девка запнулась, закраснелась, и я увидел, понял, почувствовал, что она красива, чертовски красива. Той самой, кружащей нам, мужчинам, голову красотой, за которую мы в омут броситься готовы, и перестрелять на дуэли весь мир.
  - Тогда за что тебя Еремей сёк?
  - За молчание.
  - Какое молчание?!
  Я стал закипать, думая, что девка меня дурит. Но оказалось совсем другое.
  - Вы, барин, должны меня понять. Обычно, когда секут все кричат, ерепенятся. Им больно, страшно, боязно. А мне - нет! Мне очень, очень приятно. Буд-то, любимый ласкает. Я рассказала про это Еремею. Он ответил, что такого не бывает, и стал сечь втрое, вчетверо сильнее. Мне только, барин, в удовольствие и наслажденье! Так я попала в холодную, а теперь к Вам.
  - А Ты, Машка, не врёшь?!
  - Истинный крест! Чтоб мне не сойти с этого места!
  Девка топнула в подтверждение своих слов босой изящной ножкой, и на меня накатила волна нежности и доверия к ней.
   Я понял, что всё, что она сейчас скажет - сделаю бесприкословно. Всё, что попросит - исполню...
   А она молчала и не просила. Стояла, покорно закинув руки на голову. Ждала.
   Я понимал чего. Но и знал, что это НАВСЕГДА. Девка Машка в миг превратиться в Марию Александровну Репнину. Графиню и так далее...
   Хотел ли я этого? Очень!
   Боялся ли? Нет. Неожиданно было.
  Чтобы как-то свыкнуться, и заодно разрушить затянувшееся молчание, я тоже (что за день неожиданностей!) неожиданно для себя произнёс:
  - Сними вон там, со стены собачий арапник и принеси его мне! Высеку сам тебя им! Посмотрю как не больно и не боязно тебе!
  Машка проследила за моим взглядом. В углу комнаты, на ковре висел ещё дедовский собачий арапник. Дед был яростным, заядлым охотником. Держал конюшню, свору натасканных собак, егерей. Обстрелял всю округу. У отца времени на охотничьи забавы не было. Я же, вообще к ружью никогда не притрагивался.
   Арапник годами, десятилетиями висел как украшение, и вот, пригодился...
   Машка пружиняще, грациозно, высоко вскидывая ноги, мелькая тёмными синяками на заднице, подлетела к стене, сняла арапник, и вручила его мне, кокетливо улыбаясь, и приседая, будто она на светском рауте.
  - Ложись задницей кверху, на стол животом! Сейчас секаж начнётся!
  Старался говорить я и грозно, и волево. Выходило плохо.
   Машка была покорной, сверхпокорной и, действительно, чем больше, чем сильнее, и не скрою, кровавее я стегал её, тем красивее и притягательнее она становилась! Этакое превращение лягушки в прекрасного лебедя.
   И тут произошло то, чего я никак не ожидал. Машка приподнялась со стола, повернулась ко мне и сказала:
  - Делайте, барин, со мною всё, что хотите. Не надо обманывать друг друга. Это грешно и стыдно.
  Стоит ли рассказывать, что было дальше?! Скажу только, что в Петербург мы поехали уже вдвоём.
  
  
Оценка: 4.29*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Н.Жарова "Гипнотизер. Реальность невозможного"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"