Фирсов Алексей Сергеевич: другие произведения.

Зов Крови

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение романа "Путь дракона".Битва за королевство продолжается.Габриэль должна стать хозяйкой Лонгшира.

ЗОВ КРОВИ

ГЛАВА 1

НАСЛЕДНИЦА

-Давингтон-большая мышеловка-стянув туда армию, мы как глупая мышь влезем в клетку, и останется только прихлопнуть дверку!

-Любой город-мышеловка, ловушка, как пожелаете назвать!

-Давингтон - большая мышеловка!

-Будем большой мышкой?! - засмеялся я-Вы спорите об очевидном, друзья, - армии нужен простор! Прятаться в замке или крепости может небольшой отряд, но не мои десять реджиментов!

Жасс и Крейг, распаленные перебранкой посмотрели на меня без всякой тени почтения.

-Эгей, парни! Я ваш король-не смотрите на меня так кровожадно!

Жасс улыбнулся и сел в кресло. Крейг проводил его тяжелым взглядом. Фостер перебирал бумаги на столе, не поднимая глаз.

В корнхоллском замке мы собрались, чтобы разработать план летней компании. У Жасса был свой план-он предлагал блокировать мост через Шелл небольшими силами, а основную армию перебросить через Шелл в его верховьях и через плоскогорье выйти на юг в Лонгшир, объятый междоусобицей. Затем, отрезав Гвинденхолл от юга и портов, разгромить армию короля Руперта.

Крейг же предлагал продолжить прошлогоднюю компанию, опираясь на Давингтон, выманивать через Шелл и бить по частям войска южан.

За окном истекали капелью последние сосульки. Весна пришла на наш остров.

Грязный снег еще лежал в полях и лесах, но уже бежали ручьи и солнце грело через оконное стекло почти по-летнему.

Еще три недели, максимум месяц и дороги на юг просохнут.

Идти вперед или ждать ход короля Руперта?

Если ждать-значит ставить себя в положение обороняющегося, заведомо невыгодное для нас...

План Жасса мне больше нравился, но он был рискованнее. План Крейга осторожен, но он именно оборонительный, а сил больше у Руперта, а не у меня.

Фостер представил мне последние сведения.

Руперт объявил всеобщий сбор дворянских отрядов. Это могло дать ему до десяти тысяч копий или от пятидесяти до ста тысяч воинов.

Междоусобица в Лонгшире была, конечно, мне на руку. Оттуда Руперту подкреплений теперь не получить. Бастард Лонгфордский привлек на свою сторону часть знати и горожан в северо-западной части Лонгшира и сцепился с герцогиней Луизой в битве не на жизнь, а на смерть. Я снабжал бастарда деньгами и как видно успешно.

Вторгнуться в Лонгшир и при поддержке бастарда пойти на Гвинденхолл-идея не плоха...

Фостер также сообщил о том, что Руперт вербует в Конфландии наемников-в основном арбалетчиков, а в землях тевтонов-мечников и копейщиков. Насколько велики силы этих наемных отрядов и когда они появятся на острове - неизвестно и это плохо. Следовало нанести удар до прибытия наемных отрядов. Время работало против нас...

За зиму я подготовил и обучил свои десять реджиментов, включая два конных и один бомбардский. Мортир и бомбард имелось более трех десятков и к ним обученные команды и большой запас пороха и снарядов.

Я рассчитывал, что дворянство Севера выставит на моей стороне не менее двух тысяч копий или от десяти до двадцати тысяч воинов. Рядом с воинством Руперта - это немного, но в сравнении с прошлым годом-это здорово!

-Самое плохое, сьеры, что мы не знаем планов Руперта! Ваши планы не учитывают возможных движений противника. Крейг, почему ты полагаешь, что Руперт повторит ошибки прошлого года? Руперт мне не показался глупцом. Сэмюель, только часть Лонгшира перешла на сторону бастарда-другая часть и большая, смею отметить, поддержала герцогиню-вдову. Войти на враждебную территорию - значит завязнуть в мелких боях и стычках, дав Руперту время для сосредоточения сил.

-Государь, в Лонгшир вы можете войти для примирения сторон, ведь Луиза Лонгфордская питает к вам симпатии....-голос Фостера был, тих и вкрадчив.

"Войти в Лонгшир по приглашению обеих сторон, как примиритель, а остаться как победитель, поддержав одну из сторон, но какую? Если сильнейшую-значит _ Луизу! Если Луиза меня поддержит, бастард мне не нужен. А Габриель, как быть с нею? Привести и посадить ее на трон герцогов как законную наследницу-достойное и честное дело! Бастард-самозванец, Луиза-всего-навсего бездетная вдова покойного герцога. Габриель - единственная законная наследница!"

Я поднялся из-за стола, давая знак, что совещание завершено.

-Благодарю вас, сьерры, встретимся завтра, я обдумаю ваши предложения и приму решение!

Габриель я встретил в библиотеке замка.

Кутаясь в меховую безрукавку, она сидела за столом в большом кресле, забравшись в него с ногами. Каменный пол стыл еще по зимнему. Она читала книгу Бранхэрда, вернее перечитывала второй раз, пытаясь извлечь из нее дополнительные крупицы информации. Волосы Габриель спрятаны под чепцом. Глухое теплое платье застегнуто до горла. На руках шерстяные перчатки со срезанными пальцами, как у уличной торговки.

Услышав мои шаги, она подняла голову и улыбнулась.

-Ваш совет был не долог, Грегори!

-Сэмюель и Макконохи поведали свои соображения, и я их отпустил, чтобы подумать до завтра. На самом деле мне нужен твой совет...

-Я не военная, Грегори!

-Идем поплаваем и поговорим заодно!

-Хорошая мысль, я здесь уже начала мерзнуть.

Мы раздевались рядом на одной скамье в розовом зале. Украдкой бросив взгляд на Габриель, я встретил такой же с ее стороны.

Мы рассмеялись.

-Грегори, тебе не кажется, что мы ведем себя как супруги, прожившие вместе добрый десяток лет?

-Мне тоже так кажется...

Габриель выскользнула из юбки и подбоченись, повела плечами. На ней оставались только чулки с подвязками.

Тугие груди тяжело качнулись.

Я отвел взгляд и сел на мраморную скамью.

Габриель тихо засмеялась и быстро, легкими движениями сняла чулки. Пробежав несколько шагов с шумом и плеском бросилась в бассейн.

Себя я мог не обманывать. Я хотел ее и все больше с каждым днем. В чем нам отказано, то нам всегда дороже...

Я долго раздевался и погрузился в воду, как только Габриель отвернувшись от меня, поплыла к водопаду. Разгуливать у нее на глазах с "копьем" наизготовку я не мог. Скромность не та добродетель, что нужна королям, но победить свое воспитание я был не в силах.

Доротея с дочерью осталась в Холлилох. Я оказался прав, ее фигура восстановила свою красоту. Растяжки на ее животе и груди я убрал. Но после того вечера, после присутствия при родах, тело графини не вызывало моего желания, а совсем наоборот... Через месяц после рождения дочери Доротея пришла ко мне в постель, устав ждать меня в своей и я ничего не смог сделать... Совершенно ничего... Доротея с трудом скрыла свое недовольство, а я на следующей неделе уехал сначала в Хаббард, а потом в Корнхолл.

Любовное фиаско меня напугало... Мне всего двадцать два года и такой конфуз!

Но рядом с Габриель, которая приехала следом за мной, я вновь ощутил себя мужчиной, самцом, черт меня побери!

Моя плоть стремилась к ней, и это трудно порой было скрыть.

Я хотел ее, но она была для меня недоступна... Такое мучительное состояние продолжалось весь месяц, и все это измучило меня до крайности.

Сидя по шею в воде и наблюдая за плывущей ко мне Габриель я думал только о ее прелестях. Военные планы улетучились из моей головы со скоростью ураганного ветра...

-Грегори, о чем ты мечтаешь?

-Только о тебе!

Габриель была рядом и ее ладонь ласково прошлась по моей щеке.

-Сегодня мы будем вместе... этой ночью...

Я не верил своим ушам.

-Но ты говорила...

-Пусть катиться к дьяволу моя девственность! Тебе ведь нужна герцогиня для Лонгшира, а не магичка-ведьма, от которой не знаешь чего ждать. Тебе нужно мое согласие и я согласна стать правительницей Лонгшира!

-Твоя проницательность меня пугает порой...

-Не пугайся милый, ступай наверх, я вскоре приду к тебе... Ты будешь со мной нежным?

Глава 2

ЛОНГФОРДСКАЯ ДЕВСТВЕННИЦА

Я лежал в полумраке на постели и ждал Габриель волнуясь, словно в первый раз.

Да это и был наш первый раз!

Она пришла, завернувшись в простыню, в мягких меховых туфлях, практически неслышно.

Простыня упала на пол. Габриель легла рядом со мной и укрылась перинкой до подбородка. Ну что ж, если игра в девственницу необходима - я готов подыграть ради столь сладкого приза! Свеча на столике рядом с кроватью была быстро потушена.

Я жадно целовал губыГабриель, а она робко, словно девочка отвечала мне.

Моя рука скользнула вниз и встретила тесно сомкнутые бедра. Ладонь моя ласкала ее живот чуть выше лобка и, прикрыв глаза, я пустил в ход свою магию, что так неотразимо проявила себя с Доротеей и Адель. Жар с ладони ушел в ее тело. Габриель содрогнулась и часто задышала. Ее рука переместилась с моего плеча вниз, еще ниже, погладила мой зад и робко прикоснулась к моему "копью".

-Ты переигрываешь, малышка... - шепнул я в нежное ушко.

Она хихикнула, и ее нежные ласки медом разлились по моему возбужденному телу.

Моя рука устремилась к сладостной цели, и теперь бедра послушно раздвинулись ей навстречу. Ее маленькая раковина была влажна от любовного сока. Я ласкал ее, нежно, задыхаясь от желания. Женские губы жадно впивались в мои...

Все произошло просто и естественно.

Я медленно и осторожно вошел в нее, не прекращая поцелуев и лаская грудь с твердым соском... Она напряглась, но не издала не звука.

Я мучительно долго удерживался от завершения и только когда она подо мной вскрикнула и забилась, не мог более терпеть и взорвался, словно бочка с порохом. Казалось вокруг летят искры, и гром гремит в ушах...

Но теперь я был осторожен, и мое семя упало на простыни...

-Ты восхитительна... Я обожаю тебя... - шептал я, благодарно целуя живот Габриель, груди и гладкие нежные бедра.

Засыпая, я обнимал ее за плечи. Пряный запах ее волос дарил мне покой...

Мы завтракали вдвоем.

Габриель свежая и бодрая как птичка, намазывала для меня маслом булочки и с неподдельным интересом рассматривала мое лицо.

-Ты что-то хочешь спросить?

-Тебе было хорошо со мной?

-Ты восхитительная любовница, милая!

-И это все что можешь сказать?

-Я благодарен тебе за твою жертву и очень счастлив...

Она улыбнулась и отпила вина из серебряного кубка.

-Такого нежного любовника у меня еще не было... Тебе неприятно вспоминать о том, что ты не первый у меня?

-То, что было ранее только сон-забудь его!

Габриель вздрогнула и опустила голову.

На военном совете я изложил свое решение.

-Сьерры, мы идем на юг! Фостер, свяжись с бастардом и передай ему еще денег и оружия.

Наша цель - Лонгшир!

Теперь же главное-о чем будете знать только вы трое и до поры.

Я вышел из - за стола и впустил в боковую дверь Габриель.

-Сьерры, представляю вам пропавшую два года назад единственную дочь герцога Лонгфордского-Габриель! Мы пойдем на юг, чтобы вернуть ей отцовское наследство!

Сьерры открыли рты от удивления. Фостер оправился быстрее всех и, подскочив, облобызал ручку герцогини первым.

Габриель заняла место за столом совещания.

-Уважаемые сьерры, я благодарна его величеству королю Севера Грегори за оказанное гостеприимство и готовность защитить мои права с оружием в руках. Со своей стороны я клятвенно обязуюсь, вернув наследство отца, оказать поддержку борьбе Вашего величества. Лонгшир будет вам преданным союзником!

-Бастарду Финнею это не понравиться, государь! - Осторожно начал Фостер.

-Мы найдем, чем занять бастарда... И потом, о правах Габриель на Лонгшир мы заявим, только прибыв с армией туда. Через две недели выдвигаемся на Гартунг, а оттуда на юг по плоскогорью.

На обед я пригласил к себе Хэрри Эльсинера.

За зиму в Корнхолле милейший барон отрастил бороду и слегка растолстел.

-Хэрри, вы самый мой дорогой пленник, но поскольку выкуп за вас так и не внесли, придется дать вам свободу под ваше честное слово.

Похоже, Хэрри не верил своим ушам.

-Вы отпускаете меня, Грегори?

-Вы свободны мой друг! Вы были пленником не моим, а Бернадетты... Она умерла, а значит вы свободны!

-Почему же это пришло вам в голову только сейчас, а не осенью?

Я расхохотался.

-Вы не рады свободе, барон?

-Ну-у... В общем, то я и так свободен. В Корнхолле я гулял где угодно. Девушки здесь веселые и недорогие, а эль крепок и свеж ...обычно... Верно, вы что-то хотите от меня?

Хэрри, прищурившись, с улыбкой, разглядывал мое лицо.

-Вы были вассалом герцога Лонгфордского, Хэрри и у меня есть небольшая просьба-передать письмо его вдове-прелестной Луизе. Я полагаю, это поручение вас не затруднит?

-О, совершенно излишнее беспокойство, государь! Я выполню эту просьбу с величайшим удовольствием!

-Скажите, друг мой, кто из баронов Лонгшира влиятелен на столько что способен бросить вызов герцогине?

-Барон Корки, государь, на юге в южной марке он бесспорный лидер среди аристократов.

В северной марке бароны разобщены и враждебны друг другу. Барон Корки весьма богат и влиятелен. Он может, как говориться, подсыпать перца в вашу кашу...

Вечером я напрасно прождал Габриель. Она не пришла. Я отправился в ее комнату сам.

Дуган, мой паж, сопровождал меня с канделябром в руке.

На третьем этаже замка, подойдя в нужной двери, я кивнул.

Дуган постучал.

Тишина.

-Кто здесь?

-Леди, откройте дверь, здесь его величество!

Томительная пауза. Стук щеколды. Дверь отворилась.

Оставив Дугана в коридоре живым канделябром, я вошел, сгорая от нетерпения.

Растерянная Габриель стояла рядом с дверью в одной сорочке.

-Я уже легла спать, Грегори...

-Тебе нездоровиться?

-Я устала, признаться сегодня...

-Ты не пришла, а я ждал тебя. Я обидел тебя чем-то? Прости меня...

Я приблизился и обнял ее за талию, с трудом сдерживаясь от желания опустить ладони ниже и обхватить ее ягодицы...

-Я сама прошу прощения, Грегори, но сегодня не могу быть с тобой...

-Почему?

-У меня ...у меня недомогание обычное женское... на всю ближайшую неделю...

Такой смущенной я никогда ее не видел. Она покраснела.

-Ох, извини меня за назойливость! Ложись и отдыхай, я не буду тебе мешать.

Мы поцеловались.

Когда дверь закрылась за моей спиной, червячок сомнения куснул меня. Мне показалось, что Габриель солгала и просто нашла повод избежать моих объятий.

Глава 3

ПЕРЕМЕНА ПЛАНОВ
Восемь реджиментов - восемь тысяч пехоты и конницы я повел на юго-запад, по направлению к Гартунгу.

Крейг вернулся в Давингтон к своим двум реджиментам. У Давингтона я назначил через месяц сбор своим вассалам. Рыцарская конница пусть соберется там, на виду у соглядатаев короля Руперта. Все роты конных арбалетчиков я еще ранее вызвал в Корнхолл и также забрал с собой.

В Корнхолле был объявлен набор в третий Клайвский реджимент, но пока он будет собран и доберется до Давингтона под команду Крейга пройдет не меньше месяца.

Дороги были еще грязны и для ускорения движения я приказал забрать все повозки у торговцев с полной компенсацией. Все встречные купеческие обозы также лишались повозок и лошадей. Бомбарды и припасы к ним везли на усиленных повозках с железными осями.

Через четыре дня мы были на берегу Шелл, неподалеку от паромной переправы у Шеллсберри.

В поход со мной отправились кроме Жасса, Габриель, Фостер, Молли с ее менестрелями и отец Гульд.

Перед отъездом я все же исповедовался ему в своих грехах. Он покачал седой головой и отпустил мне мои грехи. Ритуал был соблюден...

В моей большой палатке на ужин собрались только мужчины: Жасс, Гринвуд, Гвен Макнилл, Уэсли, отец Гульд. Ужин был без претензий: жареное на решетке куриное и свиное мясо, хлеб, уже начавший черстветь и отличное вино с юга, что я купил у купца еще вчера. Все равно бедняге не на чем было везти свой товар дальше, ведь повозки мы у него также забрали.

-Мы движемся быстрее, чем я рассчитывал-признался Жасс.

-Хорошо если южане думают и рассчитывают также как ты!

-Все равно, государь, пехота подошла к реке к вечеру, а мы с латниками Гринвуда были здесь уже утром!

-Купцы говорят, что обоз идет не быстрее чем самая медлительная повозка-всю пехоту на повозки не усадить, а, значит, наша скорость-это скорость пехотинца.

Тем не менее, Господь нам помогает-погода теплая и мы достигли Шелл быстро и без помех. За успех!

Я поднял кубок, офицеры подняли свои и мы выпили и как следует закусили горячим душистым от дыма мясом.

Потом пошел обычный мужской полупьяный треп, кто о чем, о лошадях, об оружии, о женщинах, о вине....

Отец Гульд ушел первым. Я вышел его проводить и задержался у палатки, кутаясь в плащ.

Кругом огни костров, мелькают тени бродящих воинов. Всхрапнула лошадь. Вокруг палатки через равные промежутки ко мне спиной к лагерю лицом стоят горцы Гвена в одинаковых бардовых плащах поверх черненых доспехов. Поблескивают лезвия обнаженных мечей, положенных на плечи. Моя охрана...

В Корнхолле мою армию горожане уже назвали "Бордовая армия" из-за преобладающего цвета плащей и камзолов.

В соседней палатке горит фонарь, и тени смутно просвечиваются сквозь полотно. Там Габриель со своими камеристками и Молли. В моей армии немало женщин, но они носят мужскую одежду и их не так просто найти в лагере. Особенно много смазливых лиц среди оруженосцев и слуг в реджименте Гринвуда. Латники хотят воевать с удобствами.

Я смотрю на палатку Габриель и пытаюсь подавить растущее раздражение. Моя магичка меня избегает. Она сблизилась с Молли, они едут в одной повозке и спят рядом в одной палатке. У Габриель тысячи причин чтобы не оставаться со мной наедине. Словно я ей стал неприятен...

Я решился не обращаться за помощью к деве реки. У меня достаточно сил чтобы обойтись без помощи речной нежити. К вечеру следующего дня мост через Шелл был наведен. Мои горцы взялись за топоры, и только щепки полетели!

До темна на южный берег перешел один реджимент пехоты и пять рот конных арбалетчиков. Там они огородились заранее заготовленным частоколом от конницы и разбили лагерь на ночь.

Конные разведчики выдвинулись на юг во всех направлениях.

Я знал, что крупных сил у короля Руперта в районе Шеллсберри не имеется, но все равно беспокоился.

Сейчас я очень жалел, что со смертью отца утратил свой дар-ощущать за десяток миль присутствие других людей и даже их численность. На войне такой дар-огромная удача. Но, увы! Магия вернулась, но этот дар я утратил навсегда.

Посмотрев на южный берег с редкими огнями костров, я вернулся в лагерь и решительно направился к палатке Габриель.

Мой дежурный паж-сегодня им был Ричард отправился вовнутрь и доложил обо мне.

Габриель вышла ко мне навстречу. Она была в мужской одежде.

-Добрый вечер, герцогиня, в чем причина этого костюма?

-Добрый вечер, Грегори, вы меня опередили, я хотела поговорить с вами и как можно быстрее...

-Прошу в мою палатку.

Мы прошли молча, бок о бок через оцепление стражи. Я отодвинул полог и пропустил Габриель вперед.

Она присела в походное кресло. Высокие охотничьи сапоги восхитительно облегали ее стройные ноги.

-Я думаю только о тебе, а ты меня избегаешь... В чем причина, милая?

-Поговорим лучше о наших планах на завтра.

-Разве одно мешает другому?

Я опустился на колено рядом с Габриель и взял ее руку в свои.

-Я предлагаю завтра же отправиться через плоскогорье, прямо в Лонгфорд, взяв с собой только два конных реджимента. Остальная армия догонит нас в столице Лонгшира.

-К чему такая спешка, Габриель? У герцогини Луизы около шести тысяч воинов! С двумя конными реджиментами нам не пробиться! Да и как с двумя тысячами конницы штурмовать город? Без осадных орудий и бомбард?

-В Лонгфорде только небольшой гарнизон, Грегори! Луиза со всеми своими силами два дня назад отправилась на запад в Суффолк. Пока она отсутствует у нас есть шанс захватить Лонгфорд!

-Откуда у тебя эти новости?

Она протянула мне мятый лист бумаги.

-Это мне принес почтовый голубь...

Я пробежал письмо глазами.

"Бастард Финней схвачен конфландскими наемниками в Суффолке. Луиза выступила туда в среду со всеми силами. В Лонгфорде только малый гарнизон. Поспеши."

-Чье это письмо?

-В Лонгфорде есть люди, что еще помнят меня. Нам откроют ворота.

-Мне твой план не нравиться! Это авантюра, милая!

-Это шанс, Грегори, это счастливый шанс! Когда я давала тебе неверные советы? Вспомни хоть раз!

-Это может быть ловушкой!

-Три дня и ты хозяин Лонгшира, а значит, почти половины южного королевства! Решайся, Грегори!

Я вызвал к себе Жасса и Фостера.

Жасс поддержал Габриель.

-Это сильный ход, Грегори и смертельный для короля Руперта!

Фостер долго мял и разглядывал бумагу, принесенную голубем.

-Кто автор письма, миледи?

-Я не могу назвать его имя, но он важное лицо в Лонгфорде и я ему верю.

-Государь, это опасная затея...

Габриель была настойчива.

-Риск есть всегда, но это оправданный риск!

Ее карие глаза были так многообещающи, а лицо светилось уверенностью.

Мы взяли с собой в поход почти всю нашу кавалерию-реджимент латников Гринвуда, реджимент конной стражи под командой Гвена и три роты арбалетчиков. Каждый воин взял в седельные мешки съестные припасы. Мы оправлялись в Лонгшир без обоза, налегке.

На рассвете мы переправились через Шелл и на рысях понеслись на юг и выше, на плоскогорье туманов.

Глава 4

ЛОНГШИР

-Почему плоскогорье туманов?

-Зимой здесь не редкость туманная погода, государь.

Ехавший рядом со мной наш проводник, закутался поплотнее в плащ.

Зябкий ветер рвал плащи, забирался под одежду.

Пасмурная и ветреная погода на плоскогорье встретила нас сразу же, едва мой отряд одолел пологий длинный подъем.

На каменистой равнине ни кустика, ни ямки, только редкая жухлая прошлогодняя трава, да скалистые обломки.

-Скудная местность.

-И никому не нужная, государь! Двести лет назад маги устроили здесь знатную потасовку, вот ничего и не растет, кроме травы весной!

Еще одна местная байка. Никаких сражений здесь не было, я о таком не читал и не слышал.

По пути нам встретился только один родник, весьма скудный в узкой глубокой расщелине. Чтобы набрать воды пришлось спустить на веревках вниз пару крепких парней. Они черпали кожаными ведрами воду и их на веревках поднимали наверх.

-Зимой в тумане здесь легко заблудиться и погибнуть от жажды и голода.

-Разве здесь не бывает снега?

-Туман сжирает снег за ночь, государь. Снег здесь редкость!

На ночь мы разбили палатки прямо посреди этой голой негостеприимной равнины, и ветер завывал всю ночь, не давая уснуть. Даже костер не чем было развести. Ни деревьев, ни кустарника...Я не выспался и настроение у меня было отвратительное.

Габриель напротив, весела.

-Еще пара часов и мы выйдем на край плоскогорья, потом недолгий спуск и прямая дорога к Лонгфорду. Вечером уже будем за его стенами.

-Ты скучала по родным местам?

Лицо Габриель омрачилось.

-С родными местами у меня связано много неприятных воспоминаний, Грегори...

Южный край плоскогорья туманов скалист и крут, но проводник легко нашел пологий спуск.

-Здесь гоняют овец на пастбища. Через месяц там, на пустошах, поднимется знатная трава, но еще через месяц все выгорит под солнцем, государь.

Лонгшир зеленым ковром лежал передо мной в легкой дымке. Вдали поблескивала река, а ближе, в нескольких милях горбатились крыши деревеньки.

Я приказал не останавливаться. Наш отряд проскакал через сонную деревню, сквозь собачий лай, мимо изумленных селян.

Первый привал мы сделали у городка Балластер на реке Дач, притоке Дойла.

Городок запер ворота, и теперь стража и любопытные глазели на нас со стен. Мы разместились от городка выше по течению в двух полетах стрелы.

Габриель подъехала ко мне на своей кобылке. В черном мужском костюме, в черном берете, под который она спрятала волосы. Простой серый дорожный плащ, и кинжал на поясе дополняли ее облик, то ли не богатого дворянина, то ли купеческого приказчика.

-Дальше я поеду одна!

-Габриель-это безрассудно!

-Я всегда смогу отвести глаза страже. В полночь вы должны быть у моста через Дач с востока от Лонгфорда. Условный сигнал- два фонаря, рядом, трижды потушенные на башне ворот. Ворота будут открыты для вас. Верь мне, Грегори, все получиться!

Я не удержался и положил ладонь на ее колено. Ее взгляд сверху, с седла был серьезен и сосредоточен.

-Да хранят тебя боги, Габи...

Набросив на голову капюшон плаща, с прямой спиной, моя магичка уехала так и не оглянувшись. Я долго смотрел ей вслед. Мой камердинер Майк дважды повторил приглашение к столу для обеда, прежде чем я его услышал.

До Лонгфорда всего два часа пути и я позволил парням отдохнуть и вздремнуть после обеда. Если можно назвать обедом копченый бекон, сыр и сухари, запитые родниковой водой.

Беспокойство томило меня. В груди поселилась пустота. Хотелось что-то делать, куда-то скакать. Ожидание становилось пыткой.

Я послал за Гринвудом и Гвеном и пересказал наш разговор с Габриель.

Гринвуд был настроен довольно мрачно.

-Дай Бог, если все получиться...Захватить с двумя тысячами столицу Лонгшира-значит попасть в саги и сказания, государь. К сожаленью жизнь не похожа на саги и сказания...

Гвен, напротив, был уверен в успехе.

-Я верю в Габриель, государь, у нее все получиться. Где вы там удача, государь!

Я отправил офицеров к их людям, и потянулось томительное ожидание.

Солнце уже клонилось к закату, когда клубы пыли с юга известили нас о приближении конного отряда.

Я поднял свой отряд и построил его в боевой порядок. Два конных реджимента уступом-впереди латники Гринвуда. Арбалетчики заняли позиции на флангах. Тетивы натянуты, стрелы наготове. Закатное солнце поблескивало на остриях пик латников.

Неизвестный противник показался из тучи пыли и растекся в стороны, охватывая нас полукольцом. Около двух тысяч латной конницы... Они слаженно развернулись в две шеренги. На пиках вились разноцветные флюгера.

Над рядами колыхнулся стяг-золотой лев на задних лапах-пеннон герцогов Лонгфорских. Центр рыцарской шеренги слегка раздался в стороны, и там появилась группа пышно одетых всадников.

-Гринвуд, если это герцогиня Лонгфордская, ты остаешься командиром отряда, до прибытия Жасса с основными силами.

-Государь, но герцогиня Габриель говорила...

-Она многое говорила, барон, а действовать предстоит нам...

Я тронул коня и направился вперед, сопровождаемый Гвеном, десятком конных стражей и знаменосцем с моим знаменем, лениво колышущимся на ветру.

Такой поворот событий, как ни странно успокоил меня. Нет ничего хуже неизвестности. Теперь же я видел, что письмо достигло адресата.

Луиза, герцогиня Лонгфорда остановила коня и ждала меня со своей свитой. Кроме Хэрри Эльсинера я не видел рядом с ней знакомых мне лиц.

-Я счастлива, приветствовать ваше величество на земле Лонгшира!

Воркующий грудной голос Луизы приятно обволакивал сознание.

Она улыбалась, чуть щуря глаза. Ее белый конь был украшен с небрежной роскошью, а уздечка, попона расшиты золотом. На Луизе было теплое бархатное зеленое платье, застегнутое до горла, но весьма изящное, с пышными рукавами с разрезами и высоким белым воротником. На голове кокетливо сдвинутый на бок крохотный берет с белоснежным пером.

-Ваша неземная красота, герцогиня, заставляет меня поверить, что я уже не на земле, а в раю и встретил ангела божьего!

Я принял протянутую герцогиней руку, затянутую в тонкую перчатку, поцеловал чуть ниже запястья и немного придержал у своих губ, пожав слегка пальчики.

-О, мой дорогой гость приготовил огромный ворох комплиментов!

-Комплименты-суть лесть, а перед вашей красотой лесть смолкает и начинает говорить, правда, Луиза...

-Я сопровожу вас, Грегори, до моего скромного жилища. Ваши люди могут остаться здесь и разбить лагерь. Все необходимое им будет представлено. А вас я не отпущу от себя не на минуту, даже и не надейтесь!

Я тут же передал распоряжения разбить лагерь Гвену, и он поскакал назад к рядам моих неподвижных реджиментов.

Луиза развернула коня, и мы далее проследовали стремя в стремя. Я кивком приветствовал Хэрри и тот мне подмигнул с весьма серьезной миной.

Лонгфорда мы достигли уже в сумерках. Свита Луизы зажгла факелы. Не смотря на поздний час множество любопытных горожан, встречало нашу кавалькаду, как перед мостом через Дач, так и за воротами города, на улицах, по которым мы проезжали. По пути нашего следования горели фонари на стенах и факелы в руках стражи. Окна всех домов, выходящие на улицу ярко освещены свечами и фонарями.

Приветственные крики неслись со всех сторон.

Луиза горделиво ехала, сидя боком в дамском седле. Крики поданных казалось ее нисколько не привлекали.

-Вы первый король, посетивший Лонгфорд за последние сто лет, Грегори!

-Я надеюсь, что получу такое удовольствие еще не раз?!

-Я думаю вам понравиться у нас, так что вы не захотите покидать наши края!

Я, искоса посмотрев через плечо. Моих людей оттерли назад телохранители Луизы и только Гвен, да Дуган-знаменосец неотступно следовали за мной. Чужие, незнакомые лица вокруг.

С планом Лонгфорда я ознакомился весьма подробно еще зимой. Город расположился в месте слияния двух рек Дойла и Дач и представлял собой почти равносторонний треугольник. На острие его, там, где сливались воды двух рек, располагался замок герцогов, правивших этими землями более трех столетий. Видимо город и начинался с этого замка.

Дед покойного герцога Томаса железной рукой произвел реконструкцию в Лонгфорде, снеся часть городских кварталов и теперь между городскими кварталами и замком правителя пролегал огромный парк и глубокий ров, скорее канал, вполне судоходный и не только для речных судов.

Гигантский подъемный мост через канал ярко освещен и охранялся многочисленной стражей.

Копыта коней прогрохотали по деревянному настилу.

Широкая дорога, вымощенная светлым камнем, вела к замку. По обочине на столбах горели фонари.

-Здесь светло почти как днем!

-Мой покойный муж любил здесь охотиться на косуль. Вы любите охоту на косуль, Грегори?

-В вашем присутствии, Луиза, невозможно думать о чем-то другом...

Герцогиня засмеялась и, протянув руку, пожала мое запястье.

Замок герцогов Лонгфордских давно превратился в большой и впечатляющий дворец. В ранее неприступных стенах пробиты высокие стрельчатые окна. Рва под стенами нет.

Двор замка накрыт обширной крышей. Толпа кланяющихся слуг бросилась нам навстречу. Я спешился и помог герцогине сойти с коня.

На несколько мгновений Луиза оказалось в моих объятиях.

-Грегори, если вы меня не отпустите, я наброшусь на вас прямо посреди двора в присутствии своих вассалов...Почти год я вдова и сплю одна в холодной постели...

Ее смелые большие глаза были рядом. Она медленно облизнула верхнюю губу кончиком языка.

Я торопливо сделал шаг назад.

Она тихо засмеялась и протянула мне свою руку.

Так шагая рядом мы вошли в замок.

Глава 5

ГЛАВНЫЙ ПРИЗ

Покои, отведенные мне были превосходны. Да что говорить-такой роскоши я еще не видел!

Анфилада из пяти комнат с высокими сводчатыми потолками. Огромные окна до пола. Шторы из разноцветного бархата. Стены обиты шелком. Резная мебель. Толстые ковры на полах.

Находясь среди этого яркого теплого интерьера трудно представить, что вокруг за мягкими разноцветными тканями все тот же холодный камень стен.

Многочисленные свечи горели в канделябрах.

Гвен и его люди расположились в первой комнате.

Дуган, зачехлив мой драконий стяг, взял на себя обязанности моего камердинера.

Во второй комнате для меня был приготовлен чан с горячей водой, а также новое белье.

Выпроводив слуг я разделся и отправился прямиком в воду. За десять дней проехав от Корнхолла до Лонгфорда в седле я больше всего нуждался именно в мытье....

Луиза получила мое письмо через Хэрри Эльсинера и ее реакция была той, что я и ждал.

Ведь в письме я просил у герцогини руку и сердце, а в обмен предложил корону королевы Севера и Юга.

Мы ужинали с Луизой вдвоем. Пара слуг конечно не в счет.

Небольшая комната окном, расположенным так высоко, что, встав на стул, не дотянешься до подоконника. Стены обшиты до потолка дубовыми панелями. В комнате была единственная дверь. Ее закрыли и теперь среди панелей она ничем не выделялась.

Камин уже погас. Десять канделябров освещали все очень ярко, и начищенную серебряную посуду и стеклянные бокалы с красным лонгширским вином. На блюдах жареная дичь, паштеты и фигурные пирожки.

Драгоценные граненые изумруды мерцали в серьгах Луизы мягко и таинственно.

-Не скрою, Грегори, я уже устала ждать от вас предложения. Вы же не думаете, что молодая и богатая вдова страдает от отсутствия интереса?

Конфландский принц Франсуа Клермон сватался ко мне в прошлом месяце. Его посольство рискнуло переплыть еще неспокойный пролив и бедняги вернулись с моим отказом домой к своему господину.

Наш милостивейший король Руперт всю зиму изводил меня своими посланиями...Королю нужна королева, но прямо высказаться он так и не решился. У него нет в данный момент доверенных сватов или он всего на всего от скуки морочил мне голову, осыпая комплиментами и делая невнятные намеки?

Мои бароны, осмелев, выдвинули претендента на мою руку из своей среды-барона Корки!

Этот напыщенный идиот пережил двух жен и мечтает о третьей!

Луиза рассмеялась. Ее мягкий смех шел прямо из ее округлой соблазнительной груди.

В зеленом платье, обнажившем ее шею, плечи и добрую половину пышных грудей она была чудно хороша. Белокурые локоны уложены в сетку из изумрудных нитей с жемчужинами.

Когда герцогиня слегка наклонялась к столу, казалось еще миг и ее тяжелые груди выскользнут на свободу.

-Луиза, так вы примете мое предложение?

-Траур еще не окончен, еще три месяца должно пройти до годовщины кончины моего бедного Томаса....

-Ведь у герцога Томаса не осталось больше родственников по женской и мужской линии?

-К счастью нет. Самозванец, что именует себя "Бастард Финней" нагло претендует на родство с Томасом. Но это _ ложь. Жаль, что старуха-мать этого гаденыша сдохла иначе я бы вытрясла душу из нее! Старушка вспомнила бы кто отец этого ублюдка!

-До меня доходили слухи о том, что бастард вами схвачен.

-К сожалению, это не так. В Суффолке он подкупил наемников и сбежал из подвала замка.

-Мои люди помогут вам захватить самозванца и тогда он сам расскажет вам о своих родителях истину.

Луиза наклонилась ко мне. Глаза ее блеснули.

-Говорят, что вы обладаете заклятием истинной правды, Грегори?

-Еще нет, но вскоре я думаю овладеть им. Книги по драконьей магии крепкий орешек, Луиза. Я работал с ними всю зиму.

-Вы работаете не только с книгами! Графиня Харпер родила дочь и ходят слухи, что вы отец ребенка, а не покойный граф. Вы настоящий вдоводел, дорогой Грегори! Вдовы - ваша добыча?! Теперь моя очередь?

Луиза захохотала. Вино начало сказываться...

-У нас будут красивые дети, Луиза....

-Вы сделаете мне маленького герцога?

-Лучше маленького принца.

-Это звучит гораздо лучше, Грегори! Но не будем спешить!

Через неделю армия короля Руперта будет здесь. Вы сразитесь, и победитель получит все-королевство, Лонгшир и меня-главный приз!

-Луиза, мы объединим наши силы и Руперту не устоят!

-Военное счастье переменчиво, Грегори! Вы мне более симпатичны, но я уже приняла решение и послала королю Руперту копию вашего письма. Бедняга спешит сюда изо всех сил! Вы побледнели? Вы не ожидали этого? Бедненький дракончик...

Ее издевательское сюсюканье меня разозлило.

-Вы делаете ошибку, Луиза....

-Подумайте, Грегори, до утра подумайте, а завтра возвращайтесь к своим людям и готовьтесь к сражению за главный приз!

Ее пальцы с перстнями нежно прошлись по выпуклостям грудей. Глаза сощурились как у довольной кошечки.

-Имейте в виду-мои люди не дадут вам сбежать обратно через плоскогорье туманов. Я хочу увидеть дракона,Грегори,покажите мне его-порвите на клочки короля Руперта и я буду вашей...

Я вернулся в свои апартаменты с отчетливым желанием убить кого нибудь.

Проклятая сучка меня провела!

У дверей в апартаменты уже стоял караул _ два десятка гвардейцев в полудоспехах с короткими алебардами.

Я не сказал своим людям ни слова, а прошел в спальню и, не раздеваясь, бросился на постель.Через неделю,по словам Луизы,армия Руперта будет здесь. Успеет ли Жасс с основными силами и бомбардами подойти сюда? Но Семюель ничего не знает! Если он не поспешит-мне конец!

Рупер уничтожит мою конницу, а потом и пехоту. По частям врага бить-одно удовольствие. Я проиграл....

Мысли приняли другой оборот.

Где же Габриель? Жива ли она? Может быть, ее тоже обманули и она сейчас в застенках в руках палачей или ее уже убили? Если Луиза ее узнает-ей долго не прожить...

Я провел мучительную бессонную ночь на постели, проклиная себя и Луизу Лонгфордскую.

Утром за мной пришел гвардейский офицер и проводил в покои герцогини.

Она уже была одета в костюм для охоты или верховой езды и теребила в руках плетку.

Вид у нее был совсем не тот, что вчера. Она как-то странно на меня смотрела. Как будто с ожиданием и любопытством. Что-то изменилось...

-Доброго утра, Грегори! Я решила перед отъездом познакомить вас со своими питомцами.

-Питомцами?

-Вы увидите сами!

-А мои люди?

-Мы вернемся и позавтракаем. Верх неприличия отпускать гостя голодным!

-Так может быть вначале завтрак, а потом _ питомцы?

Луиза прищурилась.

-Вас мало пороли в детстве, Грегори! Вы строптивы и упрямы! Рыцарь должен повиноваться даме!

Я поднял руки.

Мы ехали через парк по зеленеющим лужайкам. Почки на деревьях уже набухли, еще пара дней и пробьется молодая листва.

Нашей целью оказалась стена из камня. Оставив у калитки свиту, мы вошли вовнутрь. Стена оказалась кольцеобразной. Внутри обширной арены, посыпанной песком, в самом центре круглая яма, обложенная камнем.

Тоскливый вой, и скулеж раздавались оттуда. Вонь псин и чего-то еще...О, боги, запах мертвечины и свежей крови!

Я приблизился.

В обложенной камнем яме сбились в груду пять волков с облезлой линялой шерстью. Тараща на меня глаза, они завыли с новой силой. Драконья кровь в моих жилах нагнала на серых пленников страху.

Из ямы смердело смертью.

Огрызки костей...человеческий череп, наполовину разгрызенный и под стеной изуродованное тело с оторванной рукой и объеденной до бедра ногой...Черный пыльный камзол в потеках крови...Изгрызенное до неузнаваемости лицо....

Я помешал волчьему завтраку.

Волки скулили и выли не переставая, я попятился ...

-Мои люди вчера вечером схватили в замке женщину, переодетую мужчиной.Она отказалась назвать свое имя и происхождение. Но при ней были кинжалы, и я приказала покормить питомцев. Ее мясо пришлось им по вкусу, как я вижу. Жаль вы не видели, Грегори, как волчата рвали ей глотку...Бедняжка кричала и звала на помощь почему-то вас? Вы посылали ко мне убийцу?

Луиза щурилась. На красивых полных губах улыбка.

Я оцепенел. Габриель погибла...Такой страшной смертью...

-Что же вы молчите, мой дракон?

Голос Луизы доносился до меня словно через комок шерсти....

Сердце пропустило удар. Воздух стал тугим и тягучим, словно мед и он не желал проходить в горло...Злоба поднялась черной волной...Дрожь охватила меня.... В глазах потемнело, словно внезапно спрятали солнце...

"Четырнадцать слов-прозвучал голос Сью-а потом твое драконье имя. Запомни их..."

Сквозь стиснутые зубы я прорычал четырнадцать слов ....

Глава 6

ВЫБОР ГЕРЦОГИНИ

Оплеуха ошеломила меня и вернула в реальный мир. Правая щека запылала огнем...

Открыв глаза, встретил вторую пощечину. Я лежал на спине, а меня била по щекам герцогиня Луиза - "Волчья госпожа"...

Она стояла рядом со мной на коленях и я, быстро протянув руки, стиснул ее горло.

Только бы она не успела позвать свою охрану!

Несколько минут и ей конец! Я должен удавить эту гадину!

Пусть в дракона я не успел обратиться, я убью ее человеческими руками!

Она побагровела и схватилась за мои запястья с неженской силой.

Она пыталась открыть рот, но ни звука не доносилось из ее рта...

Огромные глаза умоляюще смотрели в мои...

Ее лицо поплыло, я с усилием сморгнул.

Я душил Габриель...Магичка задыхалась, глаза начали выкатываться из орбит....

В ужасе я разжал руки, и хрипящая женщина упала рядом на песок...

Это она? А Луиза? Где герцогиня?

Магичка приняла ее облик и как давно? В голове все перемешалось...

Женщина стояла на четвереньках и часто-часто дышала с хрипами в горле.

Я подхватил ее под руку, чтобы помочь встать. Она болезненно ударила меня по руке.

Я опустился рядом на колени.

Габриель сплевывала кровь и качала головой. Из глаз капали на песок крупные слезы.

Я решительно обхватил ее шею обеими ладонями. Левой рукой к горлу, правой ниже затылка.

Она дернулась, но сопротивления больше не оказала.

Привычно закололо подушечки пальцев...Невидимые зубки покусывая, прошлись по фалангам...Холодом мазнуло по спине...

Я помог ей встать на ноги.

Она не смотрела мне в лицо.

-Ты едва не убил меня...

-Прости меня, но я хотел отомстить за мою Габриель....Я поверил в твою смерть....

-Ты был расстроен, я видела...

-Расстроен?! Еще несколько мгновений и я бы обернулся драконом, которого не могу контролировать! Чтобы он с тобой сделал легко догадаться!

-Не кричи, свита может встревожиться.

-Малыш, я так счастлив, что ты жива...

Я обнял ее и поцеловал в соленые от слез губы.

Она вынула платок из рукава, и я помог ей привести лицо в порядок.

-Ты едва не раздавил мне гортань. Ты стал бешеным, Грегори!

-За тебя я голыми руками удавлю и десяток герцогинь. Но когда ты приняла ее облик?

-Вечером я слышала весь ваш разговор. Там в стене проходит тайный ход с отверстиями для подслушивания и подглядывания. Хорошо, что отец не посвятил Луизу в эти тайны!

Я вошла в ее спальню сразу же после ухода служанок и влила в рот одно изумительное зелье, после которого она превратилась в безвольную марионетку. Я переодела ее в свою одежду и сама надела ее ночное платье. Потом вызвала охрану. Стража увидела меня в образе герцогини, а Луизу в моем образе...

-Ты не утратила магические таланты, подарив мне свою девственность?

-Как видишь, нет...

-Так чье же тело объедено волками? Там лежит Луиза?

-Эта сучка получила то чем любила потчевать других! Не смотри на меня так. О, боже, теперь ты жалеешь эту белобрысую волчицу?!

-Страшная смерть...Никому не пожелаю такой...

-А я пожелала для нее такой смерти!

В голосе Габриель прозвучал вызов.

-Жаль что епископ Эскобар не в Лонгшире. Когда он вернется из Италики, я сначала скормлю волкам его яйца, пусть поглядит, а потом и его самого!

-Что ты намерена предпринять?

-Я герцогиня Луиза и я буду править моей страной в ее облике, а потом придумаю, как вернуться самой. Полагаю, до свадьбы Луиза не доживет...

-До свадьбы?

-Нашей свадьбы, дорогой Грегори или ты забыл о своем предложении руки и сердца?

-Ты будешь смотреть на это лицо в зеркало каждый день...Ты готова к этому испытанию?

-После того, что я прошла-это не испытание, а легкая прогулка!

-Ты и меня провела через испытание?

-Ты мне ничего не сказал о письме к Луизе, и я разозлилась...

- А ты довела меня до черты-никогда больше этого не делай, прошу тебя...Теперь я понимаю, что ты тоже не говорила мне всего. Ворота города ты не собиралась мне открыть?

-Неожиданное возвращение Луизы заставило меня пустить в ход запасной вариант,только и всего.

Габриель вернула себе облик Луизы, и мы вернулись к ничего не подозревавшей свите, а потом в замок.

Наш завтрак на глазах у слуг протекал весьма немногословно.

Через час после полудня, в большом зале замка в присутствии приближенных и множества баронов Лонгшира, герцогиня объявила о том, что она принимает предложение и отдает руку и сердца королю Грегори, а после окончания траура состоится свадьба.

В присутствии нескольких сотен аристократов, герцогиня Логшира опустилась на колено и произнесла мне слова вассальной клятвы. Я принял ее клятву в мертвой тишине. Сьеры бароны были ошеломлены.

Я сам подошел к барону Корки после церемонии и предложил пройти в мои апартаменты для конфиденциального разговора.

Барон, седой мужчина далеко за пятьдесят в пышном костюме с несколькими золотыми цепями на шее был явно удивлен тем внезапным вниманием, что я ему уделил.

В мои комнаты он явился уже не один, а с компанией из шести аристократов.

Он по очереди представил мне их, баронов южной марки.

Мы сели за овальный стол. Взгляды аристократов Лонгшира скрестились на мне.

-Уважаемые сьерры! Я рад приветствовать вас представителей самых влиятельных родовитых семей Лонгшира! В зале я увидел смущение и удивление на ваших лицах. Решение герцогини никого из вас не оставило равнодушным и потому я хотел бы сам рассказать о своих планах и намерениях в отношении вашей прекрасной земли!

Луиза станет моей женой и уедет на север, но в Лонгшире должен быть человек или группа людей, которые возьмут на себя тяжкое бремя правления.В своем королевстве Севера у меня есть доверенные люди,но я считаю,что было бы оскорблением присылать сюда северянина.

Вы лучшие люди Лонгшира вправе сами избрать и предложить мне таких людей из вашей среды. Я уверен в этом.

Бароны одобрительно заворчали, в глазах засветился интерес. Барон Корки сразу же взял быка за рога.

-Признаюсь, я несколько удивлен, ваше величество, услышать весьма здравые и разумные речи из уст столь молодого правителя! Надо ли понимать ваши слова так, что вы одобрите на пост управителя провинции того, кого предложим мы?

-Да, барон, вы меня правильно поняли...

-А если наш выбор не понравиться герцогине?

-Жена должна следовать за мужем, барон. Я уверен, что после того как я одобрю ваш выбор у нее не будет возражений.

Я проводил баронов до дверей.

Здесь уже стояли на карауле мои горцы с обнаженными мечами-бастардами.

На пышном ужине в мою честь я сидел по правую руку от герцогини, а по левую разместился барок Корки, раздувшийся от своей важности и, по-видимому, полагающий, что он в одном шаге от кресла правителя Лонгшира.

Глава 7

НИКТО В ЦЕЛОМ СВЕТЕ...

Торговый тракт с востока в Лонгшир проходил вдоль берега Дойл. Иного пути для армии короля Руперта не имелось, потому что по капризу богов Дойл прорываясь между двумя горами ударялся в третью, скалистую и безлесную. Лонгширцы называли ее Лысая гора, так как сама ее вершина в отличие от склонов была голой, словно плешивая макушка старика или выбритая тонзура монаха.

Лысая гора поворачивала течение Дойла на юг. Другой путь вдоль южного побережья был, по меньшей мере, в три раза длиннее.

Горы здесь в Лонгшире невысоки и поросли лесом. Склоны пологи,но передвигаться по ним конному и пешему весьма утомительно. Бурелом, овражки с родниками, скальные выступы-все это не способствовало путешествиям по лесам. Торговцы и путешественники всегда двигались по долине Дойла-уже несколько веков под серой скалой Лысой горы стоял замок Сэвидж и дорога шла прямо через него. Герцогские фискалы взимали с путешественников и купцов пошлины без всяких затруднений. Обходить замок по Лысой горе решился бы только отчаянный человек.

В сопровождении капитана герцогской гвардии сьерра Гризелла я приехал в замок Сэвидж на следующий день после вассальной клятвы герцогини Лонгшира.

Замок невелик-две башни ворот, квадратная башня донжона на самом берегу Дойла и высокие стены- все сложено из серого камня.

-Конечно, пехота может обойти замок с севера через Лысую гору, но на это уйдет пара дней, а конница и обозы там не пройдут.

-Течение быстрое здесь, каковы глубины?

-Отмелей нет, ваше величество, корабль пройдет и даже груженый морской "купец". Отсюда до Лонгфорда река судоходна.

Я вместе с капитаном поднялся на стену замка, обращенную к реке.

День был солнечный и блики на воде били по глазам.

До противоположного берега примерно три полета стрелы. Если укрепить эту стену и поставить бомбарды, то река будет под контролем. Вот только бомбард у меня сейчас не было. Я послал горцев на плоскогорье с приказом Жассу-поспешить.

-Дозоры вверх по течению направлены?

-Да, ваше величество, а на обеих горах, они зовутся _ Сестра и Брат, находятся на вышках наблюдатели. Они разожгут костры, если заметят чужие войска.

-Как вижу, капитан, у вас давно все предусмотрено.

-Я слуга ее светлости...

Голубые, словно выцветшие глаза капитана смотрели смело и открыто.

-Я счастлив, что мне не пришлось скрестить с вами оружие в прошлом году, там, у Давингтона, государь. И я рад, что мой друг Хэрри Эльсинер остался жив в той не нужной нам лонгширцам, битве...

-Теперь мы на одной стороне сьерр Гризелл. Не будет ли нескромным мой вопрос как давно вы при дворе герцога?

-С двенадцати лет, государь, я был пажом герцога Томаса, потом его оруженосцем. Он сам произвел меня в рыцари. Я сын небогатого баронета, государь и только честь, и меч были моими спутниками по жизни.

-Мне жаль, что я не познакомился с герцогом до той злосчастной битвы. Да и тогда я не знал, что он возглавил вылазку гарнизона. Может быть, я смог бы спасти его...

-Последние годы мой господин здорово сдал и этот поход на Север, объявленный королем Рупертом был для него последней возможностью в седле и с рыцарским копьем в руке

вновь почувствовать себя молодым и грозным воином. Мой господин тяжело переживал смерть единственной дочери. Герцогиня Габриель погибла во время шторма в проливе. Ее тело так и не было найдено....

-Она была красавицей?

-Многие были влюблены в нее, здесь в при дворе герцога она была нашей богиней, государь...В нее нельзя было не влюбиться...

Мы оплакивали ее смерть очень долго...

-Вы женаты, капитан?

-Да, государь, и у меня есть маленькая дочь. Я назвал ее _ Габриель.

К ужину я вернулся в Лонгфорд.

На ужин герцогиня пригласила меня в павильон расположенный среди парка, хорошо, что довольно далеко от волчьей ямы. Иначе кусок не полез бы в горло.

Павильон-маленькая круглая башенка в два этажа с островерхой крышей. Стены почти не видны под зелеными зарослями плюща. Мы поднялись на второй этаж. Огромные стрельчатые окна наглухо закрыты, ведь вечера еще прохладны. Маленький круглый стол был сервирован на двоих.

Я разлил красное вино в бокалы.

-Как ты провела день?

-Я безумно устала...Ты был прав-это серьезное испытание-за два года многое изменилось. Появилось много новых лиц. Я должна их знать. Моя растерянность пока объяснима всеми внезапными вчерашними событиями, но завтра уже мои промахи вызовут удивление...

-Возьми маленькую свиту, только тех, кого знаешь, и уедем отсюда, хотя бы в замок Севидж!

-Тебе не терпится со мной уединиться?

-Разве я скрываю свои чувства к тебе?

-Грегори, бедный мой доверчивый король...

Она протянула руку и погладила меня по щеке.

-Я рассказала тебе про пророчество Дери.

Она напророчила, что меня полюбит мужчина с золотыми глазами, и я стану королевой,...Но я тебе не сказала, что прозвучало дальше.

-Так что было дальше?

-Колдунья напророчила мне, что я стану королевой, если отдамся мужчине с золотыми глазами...Мне не быть королевой, Грегори, потому что не ты, ни какой другой мужчина не коснется меня! Ты добрый и нежный, ты вернул мне то, что я утратила, и вернул с лихвой. Ты сделал для меня то, что смог бы только господь, услышав мои молитвы,...Но твоей мне не быть...

-Ты станешь моей женой и королевой, Габриель! Причем здесь пророчество, какой то деревенской колдуньи?!

-Я не буду твоей женой, Грегори...

-Но как же наша ночь любви в замке Корнхолл?

-Ты провел ее не со мной...Я заставила Молли заменить меня. Она была девственницей, и я наложила на нее заклятие-она пришла к тебе в моем облике, а потом в темноте, в порыве страсти ты уже не ощутил подмены....Прости, Грегори, но нам не быть вместе...

Я буду тебе другом, магичкой, колдуньей, союзником-кем угодно, но только не любовницей или женой...

Ее слова ошеломили меня. Я провел ночь с Молли? Габриель меня обманула...

-Но почему? За что ты меня мучаешь?

-Мое сердце принадлежит другому существу и обратной дороги нет...

-Ты говоришь загадками, Габриель!

Она улыбнулась мне, смущенно и немного нервно и легонько хлопнула в ладоши.

Вспыхнул огненный шар и рассыпался звездочками. Над правым плечом Габриель зависло волшебное существо-миниатюрная, в указательный палец, обнаженная девочка со стрекозиными крыльями. Крылышки трепетали.

Существо смотрело на меня крохотными лучистыми глазками.

-Сильфида!

-Ее зовут Рози, я извлекла ее из того куска янтаря, что лежал в коллекции епископа Симона и оживила. Я люблю ее, Грегори и она любит меня и именно она одарила меня этими магическими силами...В целом свете никто кроме нее мне не нужен...

Габриель с улыбкой подняла к плечу раскрытую ладонь, и сильфида уселась на нее, свесив ножки.

Глава 8

ОНА УМЕРЛА...

Через три дня передовые части моей армии спустились с плоскогорья туманов. Я прожил эти три дня в лагере своей конницы у городка Балластер. Находиться рядом с Габриель было теперь выше моих сил...Хэрри Эльсинер уехал на юг вместе с бароном Корки.

Бароны поклялись герцогине привести через две недели подкрепления, подняв всех своих вассалов.

Я ничего не ел и почти не пил. Валялся в своей палатке на походной кровати снедаемый попеременно то тоской то злобой.

Габриель меня обманула и предала...Движимая только чувством мести, она отдала душу, и сердце сильфиде...Она получила магическое могущество, она утоляет свою жажду мести и счастлива...

Для меня Габриель потеряна навсегда...Она считай, что умерла...для меня для других людей...Сильфида выпьет ее душу как селянка сырое куриное яйцо-досуха!

Жизнь потускнела и утратила краски. Серым было небо и серыми лица людей.

Голос Сью печально прозвучал в памяти:

...Только никогда, мой брат-чародей

Ты не найдешь себе королеву

А я не найду себе короля...

Ты права, сестра моя, я лишился тебя и мне найти королеву...Женщины, что затронули мое сердце, покинули меня, одна за другой...Я один и свободен как ветер...Я один и плачу по несбывшимся мечтам...Я один и путь мой во мраке таится...

Только Гвен явившийся с известием о появлении отрядов Жасса встряхнул меня и заставил немного прийти в себя.

-Дружище, я несказанно рад тебе!

Жасс тревожно вгляделся в мое лицо. У него самого обветренное и загорелое лицо.

-Вы нездоровы,Грегори?

-Я избавился от еще одной иллюзии, и я выздоравливаю...

-Что-то с Габриель?

-Она умерла, мой друг...Ее больше нет...

-Умерла?!

Я привел Семюэля в палатку и откровенно рассказал обо всем. Пажи принесли обед и вино. Я сделал большой глоток красного лонгширского. И понеслось....

К вечеру я был пьян, так как никогда не был пьян в жизни. Я расплакался на груди своего друга. Это было сладкое облегчение...

Голова моя словно вращалась по кругу и готова была оторваться в любой момент. Я придержал ее слабой рукой. Но главное-боль в груди исчезла...Облик Габриель затуманился и восхитительное равнодушие опрокинуло меня в пьяный омут без снов и печалей...

....Похмелье было ужасом, который не мог закончиться...Боль в голове, словно армия крохотных гномов настойчиво кирками взламывало мой бедный череп изнутри...

При попытке встать, я выблевал свой ужин прямо у постели.

Вокруг поднялась суета.

Явился лекарь Каллум, приведенный испуганным Гвеном и озабоченно мял мою печень...Я слабо отбивался...

Хотелось умереть...Здесь и сразу...

Ужас еще и в том, что я не мог себя излечить.

Содержимое желудка иссякло, и я блевал своей желчью...

Фостер насильно влил в меня бокал вина. Я его тоже выблевал...

Но второй бокал остался на месте и принес облегчение. Желудок начал успокаиваться, а голова несколько прояснилась.

Постепенно я приходил в норму и задремал.

Проснулся я окончательно в обед и совершенно здоровым, но ослабленным.

Вечером за ужином я провел совет со своими офицерами.

Кроме Жасса, Гвена, Гринвуда я пригласил командиров всех реджиментов.

Бокалы были наполнены вином, но блюда с едой еще не поданы.

-Сьеры! Мы с вами в Лонгшире и герцогиня наш союзник. Ее люди окажут нам всевозможную помощь. В Лонгшир движется армия короля Руперта. Единственный сухопутный путь к Лонгфорду ведет вдоль долины реки Дойл.

Там в теснине у замка Сэвидж мы встретим противника. Часть бомбард мы разместим в замке и возьмем под контроль и сам Дойл и долину. Уэсли, выезжай завтра по утру и сразу определись в замке с количеством бомбард и их позициями. С тобой отправиться рота арбалетчиков Макнилла. Я полагаю, бароны южного Лонгшира окажут нам вооруженную помощь. И с юга опасности нет. Бастард Финней находиться где-то на северо-западе в лесах западного побережья. Точных сведений о нем не имеется. Займись этим, Фостер.

Завтра всю пехоту и конницу по мостам через Лонгфорд мы переведем на восточный берег Дача и устроим там укрепленный лагерь.

-Почему же не идти сразу к замку Сэвидж, государь?

-Все может измениться, Гринвуд и, сосредоточив армию под Лысой горой, мы рискуем сами себе устроить ловушку.

-Не лучше ли разместить армию в городе, государь? И тогда не нужен укрепленный лагерь.

-Создав укрепленный лагерь на восточном берегу, мы прикрываем как мост через Дач так и северное направление и у нас останется возможность отступить за Дач и разрушить мост за собой.

-При неудаче, государь?

-Неудачи не будет, Жасс!

Ночью меня разбудил Гвен.

-Государь, гонец от герцогини! На юге зарево-там что-то горит!

Это был не гонец, а лейтенант Гризелл.

-Государь, днем с десяти судов ниже по течению высадились тевтонские наемники, примерно четыре тысячи. Они идут берегом, вверх по течению к городу, жгут деревни и убивают селян. Моя госпожа просит вашей помощи!

-Передайте герцогине, что мы надерем им задницу!

Я обернулся к своим офицерам.

-Жасс, пошли лейтенанта Черча на юг. Пусть захватят пленных для допроса. Кто-то из наших знает тевтонское наречие?

- Капитан Макгайл почти три года случил в наемных ротах в одном из королевств Тевтонии. Он знает их язык.

-Отыщите капитана.

Глава 9

ТЕВТОНЦЫ

Такого пестрого солдата я никогда не видывал!

Пышные рукава, пышные штанишки с разрезами. Правый рукав и штанина красного цвета. Левая же сторона-голубого, огромный, когда то белый, теперь замусоленный и серый воротник. Правая нога по колено голая. Чулок где-то потерялся вместе с туфлей. Под глазом большущий синяк. Волосые светлые, почти рыжие, коротко острижены. Рыжая бородка в беспорядке.

Пленник с трудом поднялся на ноги, руки то связаны, и, покачиваясь, завопил:

-Pfoten weg Burschen! Ich bin Feldwebel mit doppelten Gehalt! Mich kennt selbst der Oberst Frustberg! Ihr Barbaren! Verschwindet oder gebt mir mein Schwert! Was fuer ein Haufen von Idioten! Sind das eure Oberste?! Ich sterbe ja fast vom Lachen! / Прочь лапы,парни! Я фельдфебель с двойным жалованием! Меня знает сам полковник Фрусберг! Вот варвары! Идите прочь или дайте мой меч! Что за куча идиотов? Это ваши полковники? Умру от смеха!/

-Что он вопит, Макгайл?

-Ругается, говнюк!

-Мои парни сняли его, с какой то селянки! - вставил довольный лейтенант Черч.

-Я бы тоже ругался, если бы меня с бабы сняли, не дав кончить... - пробурчал Макгайл и дернул своей меченой щекой.

-Was murmelst du da, Greis! ?/ Что ты бормочешь,дед?/

-Im Sarg sah ich so einen Enkel! Halts Maul, dreckiger Hund! Deinen Namen und Rang, wer ist dein Befehlshaber? Видел я в гробу такого внука! Заткнись грязный пес! Имя и звание, кто твой командир?/ - заорал покрасневший Макгайл.

-Da sprich ja einer unsere Sprache!/Вот дела-он по нашему говорит?!/

Пленник вытаращил голубые глаза в изумлении.

Впрочем, он оказался весьма словоохотлив. Его звали Иоганном. То, что он был, слегка пьян, сказывалось. Язык заплетался.

Король Руперт нанял полк оберста Фрусберга из десяти рот, общей численностью четыре тысячи головорезов в Тевтонии.

Парни истомились в трюмах и, игнорируя приказ графа Суттона, оберст высадил свое воинство милях в десяти ниже по течению от Лонгфорда. Наемники занялись любимым делом-грабить, убивать, насиловать, резать скот и жечь деревни.

Бомбард на вооружении отряда наемников не было. Вооружены пиками, двухручниками и алебардами. Арбалетчиков и лучников в отряде также не было. У них были, зато аркебузы и Иоганн этим весьма гордился.

-Что за аркебузы, Макгайл?

-Тевтон говорит, что это ручные маленькие бомбарды.

Время от времени пленник опять начинал, хвастался своим знакомством с оберстом Фрусбергом.

-Врет, говнюк, не будет князь Фрусберг якшаться с такой сволочью!

-Ты слышал про Фрусберга?

-В Тевтонии и Славонии его имя многие знают! Он придумал "Майское дерево".

-Что за "Майское дерево", Макгайл?

-Это, государь, когда всех жителей деревни от мала до велика, вешают на дереве пораскидистее...Любит князь такие развлечения.

-Похоже в Тевтонии много лишних людей.

-Людей много, а денег мало, государь! Прикажите прирезать говнюка?

-Пусть живет,отправьте в обоз-он забавный.

Утром ,как только появился краешек солнца над горизонтом,построенные в квадраты пехотные реджименты приблизились к деревушке,что вчера не до конца спалили бравые парни князя Фрусберга.

Нас заметили и хриплые трубы заревели тревогу.Потом забили барабаны.

Надо отдать должное-через десяток минут наемники уже строились большой фалангой в двух полетах стрелы от нас.Над их рядами реяли разноцветные флаги-у каждой роты свой и полковой стяг .

Первые шеренги сверкали сталью доспехов.За ними стоял лес пик.Где то в рядах были и воины с аркебузами,которых я еще не видел.

Здесь между нами был обширный зеленый луг.Слева в полумиле отсвечивали бликами воды Дойла.Справа недогоревшая деревня.

Напротив нашего правого фланга появилась группа конных офицеров.Тевтоны взревели,потрясая оружием.Видимо сам оберст Фрусберг пожаловал.

Я подозвал Гринвуда.

-Барон,когда мы сойдемся-ударьте по этому флангу и уничтожьте или плените их старших офицеров,а потом бейте с тыла.

-Сделаю,государь!

Он развернул коня и ускакал в тыл за холм ,где стоял его реджимент и реджимент Гвена Макнилла.

Мои спешенные арбалетчики шагали поротно в промежутках между пешими реджиментами.

Капитана Макгайла я держал рядом как советника .

Затрубили трубы и оберст что-то прокричал.Весь строй наемников опустился на колено,как один человек,разом.

-Князь призвал их помолиться перед боем.Если в первую шеренгу выйдут воины с белыми перьями на шлемах и там поднимут красное знамя,значит это пришла "безнадежная шеренга" и они будут атаковать.

-Что за "Безнадежная шеренга"?

-Там добровольцы,больные на голову,штрафники,преступники готовые кровью купить амнистию и те кто вытащил плохой жребий.Их называют еще -verlorene Haufe-что значит-оставь надежду.В этой шеренге пики и двухручные мечи.Они должны расстроить боевой порядок противника,а следующие шеренги прорвуться в бреши... Нашим парням придется туго,государь-вон несут красное знамя!

Над разноцветными,пестрыми рядами тевтонцев двинулось красное знамя и остановилось только у первой шеренги.

-Ну вот,что я говорил-они крепят на шлемы белые перья-будет атака!

-Они хотят атаковать,так мы тоже атакуем!

Я махнул рукой.Взревели наши трубы.

Наклонив пики квадраты реджиментов двинулись через луг.

С конвоем горцев я ехал шагом за Первым Клайвским реджиментом.

-Капитан,а тевтоны держат пики по другому!

Наши противники держали пики на уровне груди,мои же горцы несли их на уровне пояса.

-Это их любимая стойка,государь.

Мои люди уже прошли половину луга,а наемники оставались неподвижными.

Здесь что-то не так!

Горцы взревели, побежали выставив пики,вперед.Треск,словно великан на лугом рвал ручищами толстое полотно.Дымки взлетели над рядами тевтонцев.Моя лошадь вздрогнула и запрядала ушами.Кони моей охраны забеспокоились.Непривычный звук их испугал.

В первых шеренгах моих реджиментов густо упали люди.

Я похолодел...Это аркебузы?

Ряды реджиментов смешались и закрутились в беспорядке.

Сжав поводья до боли в руках я увидел как фаланга противника набирая ход с ревом побежала навстречу моим смущенным стрельбой горцам.

Треск столкнувшихся копий,звон стали.Ряды смешались.Кромсая горцев двухручными мечами,срубая древка пик,тевтонцы врезались глубоко в ряды реджиментов.В этой толчее пики стали бесполезными.Передние ряды не могли их поднять,а задние не могли опустить.Алебардой тоже не размахнуться.

-Наши завязли,Грегори!

Нервничающий Жасс тянул из ножен меч.

Прорвавшиеся в глубь реджимента тевтоны были совсем рядом.Я обернулся.Набирая скорость из-за холма неслась моя конница,по широкой дуге обходя деревню.Впереди рев,крики,стоны.Побросав пики, мои горцы схватились за мечи и топоры. В остервенении люди рубили друг друга.Чавкающие удары и брызги крови...Но я видел что мои люди пятятся под напором пестрых наемников.Строй реджиментов гнулся дугой.Только бы выдержали!

Удар конницы все решил.

Левый фланг тевтонцев был смят.Они уже не могли пустить в ход пики и остановить латников .Началась рубка пехоты конницей.

Наемники побежали и кроме как к берегу Дойла другой дороги мы им не оставили.Я послал пажей к командирам реджиментов с приказом брать пленных и щадить сдающихся.Крепкие парни-эти тевтонцы...

Развернув коня,я шагом поехал на холм,где мои пажи уже поставили палатку.Луг ,недавно зеленевший под утренним солнцем теперь покрыт телами убитых и раненых и красного здесь цвета больше чем зеленого...

-Мы победили,Грегори!

-Жасс завершай дело и я жду тебя с рапортом.Постарайся взять живым оберста.

Я приказал пажам подать завтрак и с удовольствием позволил снять с себя доспехи.В палатке было теплее чем наруже.

Честно признаться-я был на грани поражения.Князь Фрусберг обманул меня когда выдвинул во вторую шеренгу воинов с аркебузами и имитировал подготовку к атаке.Он не собирался атаковать и своими обманными действия вынудил меня атаковать первым. Не будь у меня в тылу спрятанной конницы-дело было бы проиграно и пришлось бы бежать.Вот только куда? Под крыло к Габриель-Луизе? Или назад через плоскогорье туманов с позором в Корнхолл.Только теперь мне стало страшно.Я осознал ту опасность которую избежал...

Положив руку на пояс обложенный янтарем я вспомнил о своей печальной обязанности-лечить раненых воинов.Сегодня их будет много...

Глава 10

ОБЕРСТ ФРУСБЕРГ

Но оказалось что я отправился отдыхать слишком рано.

Раздался стук копыт и в платку вошел мой паж ,а вернее сказать-оруженосец,Дуган .

Парнишка взволнован и тяжело дышит,словно он не скакал на коне,а бежал бегом.

-Государь...меня послал коннетабль Жасс...там у реки ...тевтонцы не сдаются!

-В чем дело,Дуган? Успокойся и говори медленно!

-Коннетабль просит вас приехать,государь!

По недавнему полю боя бродили горцы и арбалетчики ,искали чем поживиться.Кто-то искал раненых и убитых товарищей,а кто высматривал кошельки и оружие ...

При виде меня ,воины срывали береты и приветствовали, крича:

-Дракон -вперед!Ура королю!

Мой конь нервно трусил,переступая через тела.Я приветствовал мародеров ,помахав рукой.

Большая часть моей пехоты сгрудилась на берегу.Свист,крики,ругань сливались в неразборчивый рев.Поодаль Гвен и Гринвуд выстраивали кавалерию в несколько шеренг.

-Дорогу королю Грегори! Дорогу!

Мой трубач затрубил в серебряную трубу.

Солдаты оборачивались и расступались.По коридору среди своих людей я выехал на берег Дойла .Здесь обширная отмель уходила далеко ,почти до средины реки.

По пояс и по грудь в воде в полукруг собрались тевтонцы,не менее тысячи.Многие ранены.

Но они ощетинились копьями,алебардами и своими двухручниками.

Мертвецы от берега до их рядов указывали на то что их уже пытались атаковать и безуспешно.

Тевтонцы кричали,видимо сквернословя и подначивая моих горцев на новую атаку.

Мои парни отвечали тем же.Все драли глотки ,но лезть на пики никто уже не хотел.

При моем появлении крики начали смолкать.

-Государь,мы дважды их атаковали и без толка! Железные парни!

Жасс подъехал ко мне справа.Небрежная повязка на правой руке пропитана кровью,а на панцире вмятины .

-Прикажи капитанам построить людей,что за толпа?!Пусть отступят от берега шагов на десять.

Я с седла рассматривал построение тевтонцев.Явно старших офицеров и оберста Гринвуду не удалось уложить.Теперь они отбили наши атаки.Но пусть в холодной водичке охладят свой пыл и пораскинут мозгами-деваться им некуда-или смерть или плен.

Наконец мои горцы под командой офицеров попятились от берега, начали выстраиваться в шеренги за моей спиной.

Я обернулся к своим телохранителям. Они уже обнажили мечи-теперь я был ближе всех к тевтонцам, засевшим на отмели.

-Найдите капитана Макгайла!

Но капитан уже и сам спешил ко мне на своем мышастом мерине.

-Макгайл скажите им, что я хочу говорить со старшим офицером.

Горец выехал чуть вперед и, сложив руки у рта, прокричал:

-Hey ihr Burschen! Der Koenig wunscht eueren Befehlshaber zu sprechen. Beeilt euch, der Koenig wird nicht lange warten!/-Эгей парни! Король Грегори желает говорить с вашим командиром. Поживей, король ждать долго не будет!

Через переднюю шеренгу выступил человек в полудоспехе, с красной бородой. В руках он сжимал двуручный фламберг.

-Толмач не нужен! Я знаю ваш язык! Я оберст Фрусберг!

-Князь Фрусберг, вас не затруднит приблизиться ко мне для переговоров?! Я даю слово, что вам никто не причинит вреда!

Оберст обернулся, бросил несколько слов ближайшим к нему наемникам и двинулся, вперед расплескивая воду.

На полдороги он небрежно воткнул меч в дно и дальше шел с пустыми руками.

Я спешился и сделал пару шагов вперед, до кромки воды.

Оберст Фрусберг остановился в двух шагах от меня и приветствовал коротким кивком. Несколько мгновений мы рассматривали друг друга.

Неожиданно для меня командир наемников оказался вовсе не стариком. Ему лет тридцать не более. Голубые холодные глаза, худощавое лицо. Борода не красная, а в запекшейся крови. На голове тугая повязка. Наши его все-таки достали...

Отличной работы полированный полудоспех покрывали царапины и вмятины.

-Вы моложе, чем я думал, князь.

-То же самое я собирался сказать вам, ваше величество.

Он говорил по-нашему почти без акцента.

-У вас отличный выговор, князь.

-Благодарю ваше величество, но я несколько лет учился в Вилларском университете.

-Так вы бакалавр?

-К сожалению, полный курс окончить не успел.

-Как долго вы собираетесь стоять в воде, князь. Лето еще не наступило-для купания время не пришло.

-Вы не оставили нам выбора, ваше величество! Ваши парни дрались как звери!

-Король Руперт нанял вас на весь год?

Князь усмехнулся и развел руками.

-К сожаленью, король Руперт весьма прижимист!

Нас наняли на два месяца, а деньги уплатили только за один.

-Я готов нанять вас немедленно.

-Увы, ваше величество, раз уплачено за месяц-значит в этом месяце мы служим королю Руперту. Как только месяц закончиться, мы готовы рассмотреть ваши предложения.

-И много ли дней до конца срока?

-Две недели, ваше величество.

-Две недели вы собираетесь стоять на этой отмели?

Князь усмехнулся.

-У вас колкие шутки, ваше величество, но мы проиграли сражение, и шутить ваша очередь.

-Вы подловили меня своей "шеренгой безнадежных" и аркебузами, князь.

-О, я надеялся, что вы знаете наши правила!

-Лучше бы я их не знал. Эти знания стоили жизни многим моим людям!

-Война-искуство обмана, ваше величество!

-Тем не менее, я предлагаю вам сложить оружие и сдаться. Оружие офицерам будет оставлено. Всем будет сохранена жизнь. Ваши люди пробудут в моем лагере две недели, а потом вы обсудите мое предложение о найме.

Если вы не согласитесь-вам вернут оружие, и я посажу вас на корабли чтобы вы могли вернуться на родину.

-Достойное и весьма щедрое предложение, ваше величество, я должен обсудить его со своими капитанами.

-Хорошо, я буду ждать, но имейте в виду два важных момента.

Первое-сюда уже везут мои бомбарды и арбалетчиков у меня еще много. Атак больше не будет.

Второе-в ледяной воде вы отморозите яйца очень быстро!

Князь захохотал и, кивнув, отправился обратно к своим промокшим воякам.

Тевтонцы приняли мое предложение. Вскоре на берегу Дойла выросла груда оружия. Колонна пленных в сопровождении конных горцев Гвена потянулась на север.

Князя Фрусберга я пригласил в свою палатку к обеду. Ему подали коня и я, наконец, покинул поле битвы.

Люди Макгайла собирали оружие. Я назначил цену за каждую найденную аркебузу-два талера и желающих подзаработать оказалось много.

Глава 11

ОБОЗ ШЛЮХ

-Я удивлена, Грегори! Ты оставил жизнь наемникам!

-Услышать вместо поздравлений упреки мне обидно, Габриель!

Мы встретились в том же парковом павильоне. Здесь Габриель наедине со мной сбрасывала личину Луизы и могла побыть сама собой.

-Я не хотела тебя обидеть, Грегори...Ты победил, но оставил у себя за спиной недобитого врага! Ты делаешь ошибку!

-Князь Фрусберг, не враг, а противник. Он наемник и его господин тот, кто платит деньги. Его парни показали себя стойкими и умелыми воинами, и я хочу его нанять. У меня на Севере мало опытных воинов. А здесь на юге у меня мало союзников...Почему ты не направила свою конницу мне на помощь? Две тысячи латников были бы неоценимы! С их помощью я вырубил бы всех тевтонцев, и мы бы здесь сейчас не спорили.

-Кроме городской стражи две тысячи латников и тысяча пешей гвардии-это все мои силы, Грегори. Если бы ты потерпел поражение? А если бы к городу подошла армия короля Руперта? Кем мне защищать город?

-Это не твои эгоистичные мысли, Габриель...Это тебе внушила сильфида...

-Рози мой друг и она мне ничего не внушала, Грегори!

-Не будем спорить, я пришел не за этим. Вот в этих бумагах суточная потребность моих отрядов в еде. Я прошу только продовольствие. Мои люди сейчас строят укрепленный лагерь на восточном берегу Дача, напротив моста. Свежее мясо к ужину будет кстати. Лучше если продовольствие твои люди сами и за деньги доставят нам, нежели голодные солдаты разбредаться по округе и отнимут или украдут то, что им приглянется.

-Я дам распоряжение...

-Разрешите с этим, и откланяться, герцогиня!

Поклонившись, я пошел к двери, ожидая, что меня, окликнут и вернут.

Но Габриель промолчала.

Я промчался по городу до северных ворот, не глядя по сторонам.

Злоба душила меня.

Я так и не смог до конца вырвать Габриель из своего сердца.

Вернувшись в лагерь в свою огромную палатку я мерил ее шагами не находя себе места.

Отвлек меня от раздумий и злых мыслей Гвен.

-Государь, мои парни захватили обоз князя Фрусберга и с ним кучу шлюх. Они отстали от отряда и когда прибыли к месту битвы, попали к нам в руки. Что с ними делать? У парней чешутся руки задрать девкам юбки!

Мой телохранитель и теперь еще и дядя моих сыновей ухмыльнулся.

-Черт возьми! О чем ты? Какие шлюхи?

-Тевтонские, государь!

Около двух десяток повозок с полотняным верхом окружали конники Гвена. Из повозок выглядывали не трусливые девицы.

Окружавшие их кольцом мои горцы свистели, улюлюкали и жестами показывали девкам, что с ними будут делать. Девки хохотали. На удивление все чисто одеты ,в беленьких чепцах.

Только такого трофея мне не хватало!

-Гвен, пошли кого нибудь за оберстом. И разгони парней по местам.

-Ну, места для своих петушков они уже присмотрели, государь!

Я подъехал поближе. Обоз с девками посредине военного лагеря-страшный сон командира. Распаленные похотью солдаты приказов слушать не будут...

При моем появлении крики и свист стали стихать.

Я заметил среди горцев капитана Макнилла,лейтенанта Черча и даже старика Макгайла.

Я подозвал их к себе.

Макгайл ухмылялся.

-Это обоз шлюх, государь. Тевтонцы без девок в поход не идут. Нашим это в новинку. Как медом намазали, прилипли к повозкам.

Оберст Фрусберг приехал в сопровождении одного из капитанов.

-Это ваши люди, князь?

-Мои, ваше величество...

-Вот и забирайте в расположение своего отряда, пока мои парни не добрались до девок в серьез!

-Вы возвращаете мне обоз шлюх? Весьма щедро!

Фрусберг подъехал к повозкам и крикнул:

-Sergant Iodl! Wo zum Teufel bleibst du! Hoer auf die Muschies zu lecken!

\Сержант Иодль! Где тебя черти носят? Заканчивай лизать девок!

Девки захихикали.

Через несколько мгновений из второй повозки выпрыгнул полураздетый воин или полуодетый, словом кроме штанов на нем ничего не имелось.

-Это-"капитан шлюх" - сержант, что следит за порядком в бабьем обозе! - встрял Макгайл.

-Неплохая должность...

-Тевтонцы ходят к девкам по жребию. Девки то не железные. По их правилам на день на каждую не больше десятка мужиков приходиться. Обслужила по одному и отдыхай. По гульдену с каждого опять таки причитается...

-Не мешало бы и у нас такое ввести... - пробормотал я.

Моим горца страсть как не понравилось то, что девки отправились к пленникам, но кроме глухого ропота я ничего не услышал.

Тевтонцы расположились в северной оконечности нашего лагеря и туда же завернули повозки с веселым грузом.

Пленников охраняли люди Гвена, горцы из Холлилоха и за них я был спокоен. Они никого не пропустят.

Я вызвал Фостера.

-Пусть твои люди пустят слух, что такой же обоз со шлюхами я приказал набрать в Лонгфорде и в ближайшие дни девки начнут их ублажать.

Фостер усмехнулся.

-Должно подействовать, а к тому времени появятся южане и парням будет не до девок.

-Я всерьез намерен организовать такой обоз, Сэмюель и ты этим займешься.

-О боги, я теперь "капитан шлюх"!

-Отличная должность, ты с этого начинал-помнишь привел ко мне на сеновал грязную селянку?

-Тысяча извинений, государь, но она была самая лучшая в деревне!

Этот эпизод меня позабавил и отвлек от дурных мыслей.

Перед ужином мы сразились с Жассом в шахматы и он как обычно меня обыграл.

Мы поужинали вдвоем, и распили бутылку лонгширского. Потом пришел с докладом Фостер.

В Суффолке, на побережье резвились конфланские наемники короля Руперта и население от туда бежало в Лонгшир.

Бастард Финней затаился где-то в лесах и его пока не нашли.

В южной марке барок Корки собирал вассалов под свое знамя в помощь герцогине Лонгфордской.

Только про армию короля Руперта ничего неизвестно...

Фостер ушел, а я вышел из палатки, подышать свежим воздухом перед сном, пока Майк стелил мою походную постель.

Стемнело. Высыпали звезды. От берега реки стелился туман. Походные костры догорали. Лагерь погружался в сон.

Одинокий всадник выдвинулся из темноты к оцеплению охраны. Десять горцев с обнаженными мечами каждую ночь охраняли мою палатку. Всадника не пропустили.

-Майк, узнай, в чем дело!

Но ко мне уже бежал сержант охраны.

-Государь, к вам командир тевтонцев!

Я приказал его пропустить. Он подъехал совсем близко. При свете фонаря, что был подвешен на скрещенных пиках рядом с палаткой стало видно, что он что-то прячет под плащом.

Два горца выдвинулись навстречу гостю, прикрывая меня.

-Вам не спиться, князь?

-Так же как и вам, ваше величество...

Он распахнул плащ. Перед ним, боком в седле сидела тоненькая девушка в беленьком чепце и скромном синем платье, обнимая князя левой рукой.

-Ее зовут, Грета, из наших девок она самая молодая и свеженькая. Она ваша, пока не надоест!

И добавил, уже для девицы:

-Hab keine Angst, spring, Koenig Gregor ist ein guter Herr und reich ist er auch!

\Не бойся, слезай, король Грегори-добрый господин и богатый!

Девица быстро с помощью князя спустилась на землю, скромно придержав подол платья.

Глава 12

ТАЛИСМАН ГРЕТЫ

-Желаю приятной ночи, ваше величество!

Фрусберг развернул коня и ускакал.

Я сделал приглашающий жест. Девушка, потупясь быстро прошла в палатку, и я задвинул полог. Среднего роста, мне по плечо...

Я наполнил кубки вином и подал один из них своей неожиданной гостье.

-Выпей, Грета, за нашу встречу!

Она взяла кубок и подняла голову. Голубоглазая, маленькие алые губы, свежее, беленькое лицо, курносый нос и темные тонкие дуги бровей. Совсем молоденькая.

Она серьезно посмотрела мне в глаза и вдруг улыбнулась.

Мы пили вино и улыбались друг другу. Я не имел еще дела со шлюхами и эта ситуация была для меня в новинку. К тому же я не знал ни слова по тевтонские!

Но вино закончилось. Разложенная постель белела простынями.

Грета, поставила кубок на стол и сняла свой чепец. Золотисто-соломенные волосы рассыпались по плечам. Она улыбалась мне и развязывала шнурки на рукавах, на корсаже. Спустила платье вниз и вышла из него. Затем пришел черед длинной рубашки белого тонкого полотна. Она осталась лежать круглой кучкой рядом с платьем.

У Греты, оказались небольшие твердые грудки, только начавшие округляться с остренькими розовыми сосками, тонкая гибкая талия и округлые, но пока худощавые бедра. Светлые волосы внизу живота показались редкими. Она не была худой, но она просто еще не расцвела. Девушка на пороге взросления и превращения в женщину.

Оставшись в одних чулках с подвязками, Грета, скинула туфли на ковер и решительно приблизилась ко мне.

Она стояла совсем рядом и развязывала тесемки моего камзола.

От нее пахло весьма приятно, какими-то цветочными ароматами. Она подготовилась ко встрече со мной. Я не уловил запах пота или немытого тела.

Я стоял, а она раздевала меня, без спешки, но и без жеманства, деловито...Иногда она поднимала голову и улыбалась мне, словно успокаивая...Мое возбуждение, росло, и напряжение внизу живота было не скрыть...

Наконец все детали моего туалета были сняты и разложены на ковре.

Я обнял свою гостью за тонкую талию и тесно прижал к себе. Она мягко подалась мне навстречу. Мое "копье" оказалось зажато между нашими животами. Волосы ее, чисто вымытые, пахли ромашками...

Я поцеловал ее в шею, ощутив гладкую атласную кожу. Грета, замерла в моих объятиях.

-Ты приятно пахнешь, Грета, и у тебя такая нежная атласная кожа...

- Welche Liebe wьnscht mein Herr?/Какой любви желает мой господин?

-Я не понимаю тебя,...Но хочу...Очень хочу...

- Ihre Hahn ist fest und heiss, darf ich ihn kussen?/Ваш петушок крепок и горяч, я его поцелую?

Она говорила и я говорил, но мы не понимали друг друга и в этом была своя прелесть,...Я мог говорить ей что угодно...она не поймет и не запомнит моих слов...

Наши любовные ласки с сестрой всплыли в памяти так ярко, что я застонал...

Я положил ладони на хрупкие плечи Греты и мягко надавил вниз. Она послушно опустилась на колени. Легким движением отбросив волосы назад, девушка взяла в руки мое "копье" и я закрыл глаза...

Ее ласки были жгучими как перец и сладкими как мед...

Но я хотел большего.

-Идем малышка...

Я подхватил ее на руки и отнес на постель. Герта с готовностью легла на спину, широко разведя ноги и согнув их в коленях. Прикосновения ее нежной, атласной кожи кружили голову. Она была горячей и влажной и я, совершенно потеряв себя, бездумно наслаждался ее юным телом, пока сладкая судорога не пронзила меня насквозь...

Мы лежали рядом, и я был благодарен этой тевтонке, за ее ласки, за щедрый дар ее тела.

- Ob man das Licht, mein Herr tilgen kann ?/Можно ли погасить свет, мой господин?

Ее гортанный выговор был непривычен. О чем она просила? Я кивнул головой. Пусть делает что пожелает...

Она быстро встала. У нее оказался аппетитный зад, так и просящийся в руки как спелый абрикос...

Девушка гибко нагнулась над своей одеждой, а потом задула свечи на столе.

Мелькнул ее темный силуэт, и она легла рядом. Я укрыл ее перинкой.

-Мой господин понимает меня? - прозвучал нежный голосок.

-Грета, ты говоришь на нашем языке?

-Нет, мой господин, это талисман делает вашу речь понятной для меня, а мою для вас...

Я прикрыл глаза. На фоне ярко-оранжевой ауры тела девушки сиял изумрудный маленький орнамент.

-Я надела его только сейчас, мой господин...

-Зови меня по имени-Грегори.

-Вы большой человек-вы король, а я шлюха...

-Сейчас ты моя подруга. Здесь в темноте только мы с тобой-мужчина и женщина. Где здесь король в короне? Его нет...

Она засмеялась тихонько.

-Вы добрый и нежный и не похожи на короля...

-Откуда у тебя эта вещь ?

Я протянул руку и коснулся маленького кожаного мешочка, что висел на кожаном шнурке между ее грудей и услышал рассказ.

По пути отряда на наш остров, Грета, ухаживала на корабле за умирающей шлюхой по имени Магда. Другие девушки боялись заразиться и не подходили к несчастной. В благодарность умирающая отдала единственную ценную вещь-талисман, что позволял говорить с людей любого языка и понимать их речь как свою. Грета, прятала талисман от других девушек и никому о нем не говорила.

-Почему же рассказала мне?

Она затаила дыхание.

-Тебе нужна моя помощь?

-Да, господин...Выкупите меня у отряда и оставьте у себя...я могу стирать, чинить одежду, готовить пищу, я не лентяйка...Я даже умею читать...и писать,...но это никому не нужно...всем нужна только моя киска...

-Ты давно в обозе шлюх?

-С зимы, мой господин Грегори...Оберст купил меня в Западной Словонии у торговцев живым товаром...

-Откуда ты родом, где твоя семья?

-Моей семьи больше нет,...Мы жили в городе Мильхаузен и его взяли прошлой осенью штурмом люди императора. Отец погиб при штурме где-то на стенах. Он был мастером-оружейником и сержантом городского ополчения. Маму и старшую сестру увели пьяные солдаты, и я их больше не видела. Я пряталась на чердаке. В городе начался пожар и я, спустившись вниз, попала в руки другим солдатам. Они были трезвы и им нужна была добыча...Меня повалили на пол и, убедившись, что я девственница отвели в лагерь...По ночам мне долго еще снились мерзкие пальцы, трогающие мою киску...

Оберст Фрусберг был моим первым мужчиной...Он меня многому научил в любви и никогда не давал в обиду.

-Ты хотела бы вернуться домой?

-Это невозможно ...Некуда и не к кому ...Я просто не хочу быть шлюхой в отряде наемников...Уйти и найти доброго человека, что будет заботиться обо мне и которого я буду любить и для которого рожу детей-вот, что я хочу...О боже, простите, господин...шлюха не имеет права хотеть...

Глава 13

ВСТРЕЧА КОРОЛЕЙ

-О, боги, Грегори, ты добрый ангел шлюх!

Габриель смеялась. Я давно не видел ее такой веселой и охотно поддержал ее:

-Новый титул-Грегори-король Севера и ангел шлюх!

-Будет тебе! От смеха у меня появятся морщины вокруг глаз!

Мы стояли в легком садовом павильоне. Оказалось, что у Лонгфордского замка имеются цветники.

На грядках вдали копались садовники. Подстриженные кусты уже покрылись нежными весенними листочками.

По аллее справа гуляла, Грета, рассматривая клумбы с розами. Оберст подарил ее мне, стоило только намекнуть о моем желании. Я привез девушку к Габриель, так как мой лагерь я не считал подходящим местом для нее в мое отсутствие. А я уезжал весьма часто.

-Ты можешь быть уверен, я возьму ее под опеку. Две бывших шлюхи найдут общий язык...

Теперь взгляд ее стал серьезен.

-Я рада, что у тебя сейчас есть женщина. Мой отказ был резок, прости меня.

-Я простил тебя и прошу твоего прощения. Я был зол и плохо думал о тебе...

-Мысли не слова, они не ранят,...Ступай, я жду тебя с победой!

Я поцеловал руку герцогини.

Дозоры обнаружили отряды короля Руперта. Они шли вдоль Дойла вниз по течению.

В замок Сэвидж мы стянули половину наших бомбард и половину арбалетчиков. На склонах Лысой горы я разместил первый Клайвский реджимент. Горцы вооружились мечами, арбалетами и луками, а топоры у них всегда с собой. На лесистой горе пика - никудышнее оружие.

Деревья на склонах гор начали покрываться листьями, что позволит моим людям скрытно находиться среди них. Капитан Макгайл командовал этим реджиментом. В нем я был уверен. Старый наемник будет зубами держаться за скалы, если потребуется.

Остальные реджименты и половину бомбард я оставил в укрепленном лагере на берегу Дача.

За несколько дней мои горцы выкопали ров и насыпали вал вокруг всего лагеря.

Бомбарды выкатили на валы. Я ждал любой неожиданности.

Габриель передала под мою команду две тысячи своих латников под командой капитана Гризелла. Они заняли позиции между городом и моим лагерем.

Со стены замка Сэвидж было хорошо видно, как королевская пехота движется колоннами по дороге с востока и в трех полетах стрелы от нас ставятся палатки. Конницы было не много и это мне не нравилось...

-Нам нужны пленники, чтобы получить сведения. Жасс пошли людей Черча-у них это не плохо получается. Гвен пошли дозоры в сторону плоскогорья туманов.

У Руперта здесь совсем мало конницы. Не направил ли он ее с севера? Плоскогорье проходимо для конницы, как мы сами убедились...

-Уже посланы, государь.

-Отлично. Мы сделали что смогли, пусть Руперт делает свой шаг.

Я собирался возвратиться в лагерь к Лонгфорду, но Руперт поспешил сделать свой шаг.

К воротам замка подъехали трое-офицер в полудоспехе, трубач и паж с белым платком на конце короткого копья.

Трубач протрубил. Офицер, им оказался знакомый мне по Гвинденхоллскому турниру лейтенант Тайлор, громко и четко изложил послание короля.

Руперт предлагал встретиться с глазу на глаз и обсудить сложившееся положение.

Был уже вечер и здесь среди гор быстро темнело. Я предложил встретиться завтра утром на острове что почти по средине Дойла, в двух полетах стрелы от замка. Островок невелик и кроме редких кустов на нем ничего не растет.

Тайлор уехал и вернулся через час с согласием Руперта.

Ночевать я остался в замке. Жасс уехал в лагерь. Множество костров пылало в лагере короля Руперта. Их огни растянулись вдоль реки на несколько миль.

Людей у Руперта много, но здесь у замка под скалой проход узок. От скал до берега Дойла всего сотня шагов. Если они пойдут здесь на приступ одной колонной - мои бомбарды смешают их с землей.

Смутное беспокойство томило меня. Я вызвал капитана Уэсли.

-Бомбарды установлены в направлении на восток и в сторону Дойла?

-Да, как вы приказали, государь.

-Немедленно установите штук шесть на западную стену.

-В направлении на Лонгфорд? Может быль послать утром в лагерь за дополнительными бомбардами и поставить их с западной стороны?

-Уэсли, выполняй приказ, до завтра много может измениться. Твоим парням помогут арбалетчики. Срочно займись этим!

-Слушаюсь, государь!

Я плохо спал этой ночью. Постель жесткая и непривычная и я уже скучал по Грете.

Забылся коротким сном под утро. Майк разбудил меня как обычно в семь утра.

Четверо горцев гребли веслами. Я сидел на носу лодки. Гвен на корме.

Воды Дойла еще не очистились от весенней грязи и были мутны. С утра свежо и ветрено, поэтому я закутался в теплый плащ. Мучительно тянуло зевать от недосыпа.

Остров медленно приближался. По течению плыла лодка, тоже к острову. Кто там-не разглядеть...

Можем ли примириться с Рупертом? Он потребует назад Лонгшир-это, безусловно.

Он не глупец и никогда не смириться существованием королевства Севера...

Лодка ткнулась носом в песок. Я шагнул на берег и пошел по острову к середине. Идти пришлось на ветер. Он живо выдул тепло из под моего плаща. Я поглубже натянул горский берет. Сапоги вязли в песке, длинные пряди прошлогодней травы то тут, то там трепыхались на ветру.

Я оглянулся. Мои люди сидели в лодке. Гвен стоял на берегу и провожал меня взглядом. Я приплыл первым и первым прошел свой путь до средины островка.

Руперт приплыл на баркасе с десятком гребцов-еще бы ему возвращаться против течения.

Он шел ко мне, придерживая плащ. Капюшон, подбитый черным мехом откинут на спину. Ветер гнет перья, приколотые к черной шляпе с узкими полями.

Между нами три шага.

Мы стоим и смотрим друг на друга. Мой бывший пациент изменился за этот неполный год. Морщины появились на лице, прежде безмятежном и гладком лице идиота.

-Вы звали меня на встречу, Руперт, говорите.

-Я вас не боюсь, Грегори. Теперь я знаю, что в дракона в любой момент вам не превратиться.

-Вы приплыли только для того чтобы сказать мне это?

-Не только! Вы решили, что захватили Лонгшир и Луиза ваша? Нет, вы сунули голову в петлю, а конец веревки в моих руках.

-Очень интересно! А подробнее?

-Вы в ловушке, мой друг! Здесь на восток к Гвинденхоллу вам не пройти. С юга идут отряды наемников, что мной наняты в Конфландии и Тевтонии! Через плоскогорье туманов вам не сбежать. Там уже мои рыцари!

-Четыре дня назад я разбил полк оберста Фрусберга. Можете вычеркнуть его из ваших списков!

-Вы лжете! Это лучшие бойцы Тевтонии!

-Выходит что мои лучше...

Глаза Руперта сощурились.

-Но даже если это, правда - это не имеет значения! Повторяю, вы в ловушке! Сдайтесь и примите мои условия или умрите!

-Каковы условия сдачи?

Руперт с удовольствием мне перечислил свои условия.

Я должен отречься от короны Севера. Я должен вывести свои войска как из Лонгшира, так и из земель южнее Клайва. Я должен освободить последнего из Бронкаслов. Я должен передать Корнхолл людям короля Руперта. Я должен распустить свои отряды.

Я должен...я должен...

-Если мне ничего не остается, то не лучше ли умереть?

-Вам останется титул графа Корнхоллского, без права управления городом и земли севернее Клайва.

-Весьма щедро с вашей стороны, Руперт! Я же полагаю, что мне следует идти до конца. До вашего конца. На острове будет только один король-я. По праву древней крови драконов!

Руперт поджал губы. Глаза метали злые молнии.

-Это последние переговоры, дальше говорить будет сталь!

Глава 14

В ЗАПАДНЕ

Я вернулся в замок и приказал седлать коня. К обеду я буду в Лонгфорде, а вечером сожму в своих объятиях гибкое тело Греты...

Но события понеслись вскачь.

Коннетабль замка Сэвидж, лейтенант Валкер, ждал меня во дворе. Мои горцы держали коней под уздцы и не садились в седла.

Взгляды скрестились на мне.

-Государь, со стороны Лонгфорда приближаются колонны конницы.

-Может быть это люди Гризелла?

-Я полагаю, вам стоит подождать и не выезжать в Лонгфорд.

Я поднялся на башню донжона.

Три длинных колонны конницы приближались с запада, через зеленеющие пастбища. У Гризелла всего две тысячи латников, а здесь не менее десяти тысяч. Засосало под ложечкой. А если это рыцарская конница Руперта, пересекшая по нашим следам плоскогорье туманов? На восточной стороне в долине Дойла среди палаток бродят люди Руперта. Какой то суеты или построений не заметно.

Спустившись вниз, я подозвал Гвена.

-Пошли двух парней на конях порезвее-пусть посмотрят, чьи это люди!

Через час сомнения рассеялись. Парни Гвена прискакали к воротам преследуемые конными латниками. Их отогнали арбалетными стрелами.

На равнину между Лонгфордом вышла рыцарская конница короля Руперта. Он сказал мне правду.

Я оказался в западне. Со мной пятьсот воинов в замке и реджимент Макгайла на склонах Лысой горы.

С востока пехота Руперта, не менее двадцати тысяч, с запада конница около десяти тысяч.

Расклад не в мою пользу.

Какова ситуация у нашего укрепленного лагеря? Сколько там войск неприятеля?

Вопросов много, побольше бы ответов.

Я собрал офицеров в комнате коннетабля.

-Продовольствия запас в замке большой. На тысячу человек хватит на месяц. К реке идет тоннель, и вода у нас всегда есть.

-Через месяц рыбу начнем ловить?

-Брать измором нас не будут, Гвен. Руперт знает, что я здесь-они пойдут на штурм.

Валкер, можем ли мы подняться на гору отсюда из замка?

-Нет, государь, скала отвесная.

-Уэсли, каков запас пороха и снарядов для бомбард?

-На неделю стрельбы, государь.

-Мало. Валкер, есть ли в замке какие-либо орудия?

-Были камнеметы, но еще пять лет назад их разобрали на дрова-пришли в негодность.

-Что ж, сьерры, идемте спать, Валкер утройте караулы на стенах. Встретим завтрашний день отдохнувшими!

Перед сном я поднялся на западную башню ворот.

Конница Руперта разбила лагерь на приличном удалении от стен. Там жгли костры, раздавались крики и песни. Конники на приступ вряд ли пойдут, а вот с востока завтра пехоту могут послать на штурм.

Что твориться в Лонгфорде и в нашем военном лагере?

Мучительная неизвестность...

Утро не принесло облегчения.

Армия Руперта бездействовала.

С Лысой горы бросили записку, обернутую в камень. Макгайл спрашивал указаний.

Ответное письмо привязали к стреле и запустили наверх. Я приказал капитану оставаться на прежних позициях.

Я распорядился солдатам гарнизона ломать камень в основании скалы и обломки покрупнее затаскивать на стены. Метко пущенный со стены камень опаснее для штурмующих, чем стрела из лука или арбалета. Запас стрел у нас не бесконечен.

Ворота я также приказал забить камнем. Вышибив тараном ворота, враги найдут завал из камней.

Лейтенант Валкер пробовал возразить, ссылаясь на то что, заложив ворота мы не сможем совершить вылазку.

-Хорошо, Валкер, заложим восточные ворота, а западные в сторону Лонгфорда оставим свободными. Тем не менее, к ним подтащите побольше камня, чтобы завалить в случае необходимости.

После обеда я провел большую часть времени на верхней площадки донжона, разглядывая окрестности.

Наступил вечер, стемнело. Зажглись костры в двух лагерях южан.

Никогда не думал, что сидеть в осаде так томительно скучно!

Утром мы услышали на западе пальбу. Стреляли из бомбард. Руперт штурмует мой лагерь? Ведь бомбарды есть только у моих людей.

Через час стрельба стихла.

А после полудня я понял чего ждал Руперт. С востока показались упряжки быков. Они волокли осадные бомбарды. Руперт тоже обзавелся этим оружием. Я явно недооценил бывшего безумца.

В прошлом году мои люди обстреливали Хагерти и Давингтон.

Теперь эти прелести предстоит испытать мне на собственной шкуре.

К сумеркам грохот выстрелов затих, и мои люди выбрались из подвалов и донжона на пыльный двор, засыпанный обломками стен.

Сегодня при обстреле мы потеряли только троих.

С раннего утра до сумерек десять бомбард короля Руперта осыпали снарядами замок Сэвидж.

Три дня канонады...

В подвале под донжоном обстрел был слабо слышан, только чуть подрагивали стены при близком попадании.

В первый день мы пробовали отвечать на огонь, но бомбарды Руперта более мощные и находятся на таком расстоянии от стен, что наши снаряды не долетают.

Мы попробовали увеличить заряд, но на втором выстреле наша бомбарда лопнула.

Я приказал всем своим людям укрыться за стенами и в подвалах. Наверху оставались только немногочисленные наблюдатели-они то и несли потери.

Восточная башня уменьшилась на треть, но еще держалась, а стены уже начали качаться.

Еще день обстрела и штурмующим не потребуются лестницы, по обломкам рухнувших стен они заберутся в замок достаточно просто и легко.

По ночам гарнизон строил во дворе еще одну стену, на которой мы установим бомбарды и встретим штурмующих в упор рубленым железом.

С западной стороны в лагере рупертовой конницы, что ни вечер песни и пьяные крики. На штурм там идти явно не собирались. Я пробовал забрасывать стрелами записки наверх на Лысую гору, к Макгайлу, но ответа не получил.

Люди Черча все же приволокли пленника-лейтенанта королевской пехоты. Под заклятием истины он мне рассказал все что знал.

В долине Дойла к штурму готовились почти двадцать тысяч пехоты, включая королевскую гвардию и городское ополчение Гвинденхолла.

Граф Суттон остался прикрывать столицу у моста через Шелл с десятью тысячами дворянского ополчения.

Три тысячи копий или около тридцати тысяч латной конницы аристократов были отправлены с севера через плоскогорье туманов в Лонгшир.

Часть этой армии и блокировала Сэвидж с запада. Руперт возлагал надежды на дворянские ополчения Лонгшира, но никто из лонгширцев не явился к нему. Что не удивительно, они были вассалами герцогини, но не короля Руперта.

Что твориться у Лонгфорда пленнику было не известно.

Я должен был быть там. Сэвиджу не простоять больше двух-трех дней.

Если здесь я попаду в плен то проиграю все...

Габриель не удержать Лонгфорд против Руперта. А Давингтон превратиться для Крейга и его реджиментов в большую мышеловку, как и предсказывал Жасс.

Руперт пойдет на север и жизнь моих детей не будет стоить и медяка...

Настала ночь. Взяв фонарь, по сырому коридору с осклизшими ступенями я спустился вниз, глубоко под донжон. К водам Дойла.

Сверху капала вода. Прямо у моих ног плескались воды реки.

Валкер говорил мне, что, нырнув сюда, можно выплыть в реку, но никто такого еще не делал. Как длинен этот ход и хватит ли воздуха? Опустив руку в холодную темную воду, я мысленно произнес формулу вызова. Прошло несколько долгих мгновений и овальное озерцо у моих ног начало медленно светлеть. Свет шел из глубин. Вода приобрела полупрозрачный, мутноватый вид.

Над поверхностью вспучился пузырь и опал.

Дух реки в образе бледного юноши разглядывал меня весело и открыто. Тело его слегка мерцало, испуская ровный тусклый свет.

"Что угодно, повелителю вод и неба?"

"Приветствую духа вод и прошу о помощи."

"Король Севера попал в ловушку?"

"Да я в ловушке..."

"Я опечален..."

"Можешь ли ты вывести меня по реке до города?"

"Этот ход слишком узок и длинен, в образе человека повелитель задохнется, а в образе дракона не сможет, протиснутся,...Я сожалею..."

Дух вод печально улыбнулся и бесшумно ушел под воду.

Свет в воде погас.

Дух вод не желал со мной общаться и продемонстрировал это весьма откровенно.

Поднявшись наверх, я встретил Гвена.

-Государь, с запада пробрался мимо врага ваш оруженосец Дуган, и мы подняли его на стену. Он сейчас в комнате Валкера.

Глава 15

ПРОРЫВ

В комнате коннетабля замка собрались все офицеры. Мой прыщавый оруженосец Дуган был в центре внимания.

Он бросился мне навстречу.

-Государь, вы живы! Герцогиня очень беспокоиться о вас!

-Что с моими отрядами?

-Коннетабль Жасс потерял лагерь, но сберег бомбарды и отступил в город.

-Большие потери?

-Около тысячи...

-Кто командует обороной?

-Герцогиня поручила командование коннетаблю Жассу. Герцогиня просит вас прибыть в город и возглавить все силы. Я проведу вас незаметно, государь! Надо спешить! За ночь мы успеем дойти до города.

-С суши город блокирован? Был ли штурм?

-Штурма не было, государь. Люди Руперта пьянствуют в шатрах. Там легко можно пройти.

-Это очень опасно, государь!

-Гвен вдвоем у нас есть шанс пройти незамеченными!

Прочие офицеры молчали, но их взгляды были красноречивее слов. Король покидал их перед решительным штурмом, а им оставалось только умереть с честью.

-Сэвидж нам все равно не удержать, сьеры! Предлагаю идти на прорыв, но не на город. Гвен, ты ударишь на западный лагерь и устроишь там большой шум, в это время весь гарнизон через западные ворота выйдет и по склонам Лысой горы уйдет на север, соединившись с Макгайлом. Потом, перейдя по бродам через Дач вы сможете подойти к городу с запада.

-А вы, государь?

-Воспользуюсь суматохой и пройду с Дуганом вдоль берега Дойла до города.

-Мы оставим бомбарды и порох врагу?

-Нет, Уэсли, бомбарды утопить в реке, а порох уложить под скалу и взорвать, как только гарнизон покинет замок. Если скала рухнет, людям Руперта потребуется не один день чтобы расчистить дорогу. А мне каждый день на вес золота!

Сьеры, идите к своим людям и приготовьтесь. Через час мы начнем!

Мы с Дуганом отошли от замка на полмили и шли вдоль берега Дойла, когда ночь озарилась огнем. Крики и звон стали. Гвен со своими конниками, с ним было сто человек, напали на лагерь конницы Руперта, забрасывая палатки горящими факелами и рубя разбегающихся в панике рыцарей и их челядь.

-Идемте, быстрее, сейчас начнется кутерьма!

Дуган потянул меня за рукав.

Лагерь рыцарей быстро воспрял ото сна. Панике поддались немногие. Раздались команды.

Бароны строили вассалов.

Мы побежали. Нам навстречу ехал рыцарь с поднятым забралом в сопровождении конных арбалетчиков. В руках горящие факелы.

-Стоять! Кто такие?

-Мы люди барона Мэрфи, ищем его сбежавшую борзую сучку, господин!

-Ищите в темноте?

-Она знает наш голос, господин...

-Вы псари?

-Я псарь, господин, а Майк-стрелок.

-Возвращайтесь-ка лучше к господину!

-Но он послал нас найти свою любимую суку, господин! Без нее нам нельзя вернуться!

Дуган униженно кланялся и заискивающе улыбался. У него был кинжала, а у меня под плащом короткий меч. Но против рыцаря и четырех арбалетчиков нам не выстоять...

Рыцарь сплюнул и дал шпорами коню.

Его люди промчались мимо нас в сторону звуков боя.

-Ты находчив, Дуган, не ожидал от тебя такой прыти! Откуда тебе известно о пропавшей собаке барона Мэрфи?

-Я встретил его людей, когда шел в замок. Поспешим!

Только оставив далеко позади взбудораженный ночным нападением лагерь, мы упали на траву и отдышались.

-Нам идти еще через один лагерь...

-Не потребуется...

Я не узнавал Дугана. Скромный юноша проявил столько смелости и находчивости!

Он заслужил золотые шпоры рыцаря. Сделаю парню сюрприз по возвращении.

Мы прошли берегом Дойла еще примерно милю.

Мой проводник свернул к зарослям прошлогоднего камыша. Двухместная лодка была притоплена и завалена сломанными стеблями.

Дальше мы уже плыли по реке, держась подальше от берега. Течение нам помогало. Словно дух реки стремился загладить свою вину...

Вспышка огня была такой яркой, что наши фигуры на поверхности вод отбросили длинные черные тени.

Мы обернулись. Фонтан алого огня медленно опадал далеко на востоке. Потом пришел тугой грохот взрыва. Замок Сэвидж прекратил свое существование...

Перед рассветом мы проплыв вдоль стен Лонгфорда, вошли в канал, что отделяет город от замкового парка.

Здесь нас окликнули со стены:

-Не двигайтесь! Пароль?

-Талисман! - живо отозвался Дуган, откидывая капюшон плаща на спину.

Мы причалили, нам помогли выйти из лодки и подняться к калитке два гвардейца.

Через калитку, а потом каменным коридором мы прошли в небольшое помещение со сводчатым потолком.

-Наконец-то мы на месте!

Голос Дугана прозвучал неожиданно тонко.

Он обернулся ко мне.

Лицо его поплыло, меняясь. Усталая, но улыбающаяся Габриель протянула ко мне руки.

-Признайся, Грегори, ты ничего не заподозрил?!

Она, смеясь, обняла меня.

-А я собирался произвести Дугана в рыцари,...Где же настоящий Дуган?

-Полагаю мирно спит в своей постели!

Глава 16

В ЛОНГФОРДСКОМ ЗАМКЕ

Я улегся спать на рассвете, а проснулся после обеда. Звякнула посуда и я открыл глаза.

У стола посредине комнаты Грета, расставляла блюда накрытые крышками.

Моя курносая подруга была в новом синем бархатном платье с широкими рукавами и разрезами, с белоснежным воротником. Вместо чепца ее волосы уложены в сетку. На шее жемчужные нитки. Никто бы сейчас не принял девушку за шлюху. Молодая аристократка, придворная дама...

Она попробовала что-то взяв рукой с блюда и облизнула испачканный пальчик.

-Грета!

Она обернулась на мой голос и приблизилась с улыбкой.

Перед постелью она присела в поклоне.

-Ваше величество уже выспались?

-Я просил называть меня по имени. Ты скучала по мне?

-Очень...

-Я всю неделю думал только о тебе. Тебя здесь хорошо приняли?

-Ее светлость очень любезна со мной. Она милая и добрая...

-Присядь...

Грета села на краешек постели, скромно сложив руки на коленях.

Мы смотрели в глаза друг другу и улыбались.

Я сел на постели и мы оказались лицом к лицу.

Я смотрел в голубые чистые глаза Греты и на языке вертелось заклинание истинной правды.

Что там в этой головке, за чистым гладким лбом? Что за мысли и намеренья?

Но, подавив этот порыв я обнял девушку и поцеловал в губы, нежно, но со всем пылом после недельной разлуки...Голубые глаза закрылись...

Я ласкал Грету, торопливо раздевая ее. Она послушно _ покорная в моих руках помогала освободиться от своего нового платья.

Девочка благодарна мне и боится меня. Она сделает все, что я захочу, но я хотел для себя хоть капельку чувства, не за то, что я король и не в благодарность, а просто немного любви для Грегори, горца из Холлилох...

Наконец оболочка снята и жемчужина обнажена. На Грете осталась только сетка на волосах и шнурок с талисманом на шее. Я залюбовался ею. Юная, свежая женщина в соблазнительной наготе была передо мной. Она так же улыбалась, но чуть напряженно. Видимо не понимала моего внезапно возникшего промедления.

Подзадоривая меня, Грета раздвинула ноги и согнула их в коленях.

А я потянулся, и пылкий поцелуй лег на ее нижние губки. Она попыталась оттолкнуть мою голову, но я был упрям. Мои ладони легли на ее живот выше лобка.

Ладони разогрелись, и жар ушел в тело девушки, словно вода в песок. Она вздрогнула и замерла.

Я продолжил поцелуй. Грета застонала. Ее руки уже не отталкивали мою голову, а наоборот...

Я ласкал ее сладкие маленькие прелести. Она, постанывая, прижимая мой затылок.

Ее бедра начали движение навстречу моим движениям. Я добился своего-я зажег огонь любви в этой юной тевтонке.

-О-о-о, да, да...шептали ее губы.

Заканчивала она бурно. Вначале замерла, а потом, вскрикнув раз и другой, забилась в моих руках пойманной птицей. Ее стоны были сладкой музыкой для моих ушей.

Через несколько мгновений наши тела слились, и мы продолжили наш поединок, жадно целуясь на разбросанной постели, среди смятой женской одежды.

Мощный, бурный финал накрыл нас обоих одновременно, словно морская волна...

На несколько мгновений я перестал быть собой, я растворился в ослепительном пламени экстаза...

Блаженно улыбаясь, я лежал на спине, а Грета нежно, короткими поцелуями ласкала мою шею, плечи, грудь,...опускаясь ниже...

Но продолжить игры нам бесцеремонно не позволили.

В дверь постучали дважды.

Не дожидаясь приглашения вошла герцогиня.

Окинув взглядом наши обнаженные тела, она улыбнулась.

-Прошу прощения, государь, но ваше присутствие необходимо на военном совете. Все собрались и ждут только вас.

-Весьма лестно, что вы сами пришли об этом мне сказать, герцогиня!

Я сел во главе стола, окинув взглядом знакомые лица.

Комната эта, судя по всему, была кабинетом покойного герцога.

Богатое оружие на стенах вперемежку с портретами высокомерных мужчин в доспехах.

Габриель сидела по правую руку. Рядом капитан Гризелл.

По левую руку-Жасс, Фостер и капитан Гринвуд.

-Герцогиня, уважаемые сьерры, прошу высказаться о существующем положении!

Положение было сложным, но не безвыходным. Но время не работало на нас.

Лонгфорд с севера блокирован конными отрядами Руперта численностью около двадцати тысяч. С запада вдоль берега Дача замечены только небольшие конные отряды противника.

На юг вдоль Дойла противник не замечен. Герцогиня ждала оттуда подхода подкреплений во главе с бароном Корки.

Конфланские наемники по-прежнему сидели в Суффолке и вокруг него. Руперт нанял их, но, высадившись в порту Суффолка, они взяли город и окрестности под свой контроль и дальше не двинулись. По данным Фостера отряд наемников насчитывал около пяти тысяч пехоты под командой графа Морана.

Отряды бастарда Финнея численностью три-четыре тысячи пеших и конных воинов на северо-западе Лонгшира захватили городок Лонгдерри.

-Бастард добивается встречи с вашим величеством! - Фостер многозначительно посмотрел на меня.

Наши силы в Лонгфорде составляли шесть ослабленных боями реджиментов пехоты и конницы, в сумме около четырех тысяч воинов.

За две недели я потерял половину армии. Тысячу я потерял в бою с наемниками князя Фрусберга. Тысячу потерял Жасс в бою за укрепленный лагерь. О реджименте Макгайла и гарнизоне Сэвижда ничего не известно. Смогли ли они пробиться на север?

У герцогини в городе три тысячи гвардейцев.

Выходить сейчас с семью тысячами против двадцати тысяч латной конницы-безумие.

Ждать подхода основных сил Руперта-безумие вдвойне. Тогда соотношение сил будет _ шестьдесят тысяч против семи.

-Сьеры, будем ждать подхода подкреплений с юга. С разрешения герцогини я объявлю набор в свои реджименты для восполнения потерь. Жасс моя казна не досталась противнику?

-Казну и бомбарды мы вывезли из лагеря, государь.

-Что с пленными тевтонцами?

-Они вывезли себя еще раньше! Теперь в городских кабаках только они и торчат! Откуда только деньги берут?

-Жасс, найди мне князя Фрусберга.

Глава 17

РЕЕСТРЫ И АРТИКУЛ

-Князь, две недели прошли. Вы обсудили мое предложение?

-Обсудили, ваше величество и приняли!

Князь Фрусберг был изрядно подхмельком. Похоже, его изъяли из-за стола с обильными возлияниями. Одежда слегка в беспорядке, а на лице выражение бесшабашной веселости.

-Вы решили потратить все деньги, что получили от старого нанимателя в ожидании денег от нового?

-Вы проницательны, ваше величество!

-Но я нанимаю не только ваш отряд, князь! В городе и окрестностях полно оболтусов готовых завербоваться в ряды воинов. Я отдаю также под вашу команду и своих людей.

Я хочу, чтобы вы на основе своим и моих воинов сформировали в Лонгфорде три полка по четыре тысячи в каждом на свой, тевтонский манер.

-По образцу армии императора Иммануила?

-Именно.

-Разумнее будет развести моих тевтонцев и ваших горцев по разным полкам. Ваши злы за погибших товарищей, мои тоже. Ни к чему в одном полку порождать почву для неприязни и возможных стычек?

-Вы правы, князь. Но почему вы оставили имперские ряды и завербовались к Руперту?

-У императора кончились деньги, а риксдаг отказался выделить новые. Иммануилу пришлось заключить мир с королем Филиппом, а нас распустить по домам. В Тевтонии не менее тридцати тысяч солдат шатаются без дела и ждут найма,...Если у вас деньги имеются-я готов нанять их для вас и переправить на остров. Воины смелые и опытные, не чета местным!

-Но мои парни все же вас поколотили?

-Вам повезло, ваше величество и вы спрятали от меня до боя свою кавалерию.

Пошлите меня в Тевтонию за воинами-на пожалеете!

-К сожаленью для этого не хватает времени. Руперт со всей армией будет здесь, под стенами через несколько дней.

-Я не смогу за несколько дней сформировать для вас три полка. Мне нужно две недели, не меньше, ваше величество!

-Вы знакомы с графом Мораном?

-Старый облезлый кот тоже нанят королем Рупертом? Конечно, знаком, ваше величество!

В долине Рира три года назад мы славно поиграли в кошки _ мышки! Он брал деньги у короля Филиппа, а я у императора. Мы все лето маневрировали по речной долине, подыскивая подходящее место для боя, но не находили, а денежки шли!

Князь весело расхохотался.

-Он со своими людьми в Суффолке на побережье на западе. Завтра поутру выезжайте к нему и уговорите наняться ко мне. Я заплачу ему любую цену, в пределах разумного.

-Он знает о вашем положении, ваше величество, и постарается содрать высшую цену!

-Но он еще не знает, что я нанял вас!

-Еще не наняли, ваше величество, ведь деньги не уплачены.

-Сколько будет стоить ваш полк в месяц?

-Тридцать пять тысяч гульденов, или если точно 34624 гульденов или талеров-что у вас здесь ходит в серебре? Мои же услуги как командира трех полков или Oberster Feldhauptmann-я оцениваю как тройное от Oberst-1200 гульденов или талеров, как вам будет угодно! Впрочем, здесь все указано в реестре.

Князь вынул из рукава толстый рулончик бумаги и поклоном передал в мои руки.

Я развернул его и пробежал глазами.

С тевтонской скрупулезностью было расписано жалование по каждой должности в полку:

Oberst /полковник/-400 гульденов.

Locotenent /подполковник/-100 гульденов

Kaplan /капеллан/ -12 гульденов

и так вплоть до слуги знаменосца-4 гульдена.

Недаром говориться, что деньги это кровь войны!

Я вызвал Жасса и распорядился выплатить князю Фрусбергу 36200 талеров серебром.

Мои телохранители принесли тяжелые мешки с монетами и сложили горкой у двери.

Князь попросил письмо от моего имени на созыв и вербовку воинов, доверенность на проведение вербовки и артикул, определяющий условия службы наемника.

С последним возник вопрос.

-У нас на острове никогда не составлялось артикулов, князь!

Князь был удивлен.

-А как же вам служат ваши люди?

-Рыцари дали вассальную клятву, а простые воины-горцы поклялись служить мне верно и преданно.

-Наем воинов, ваше величество, это своего рода сделка. Наемник продается на время, за деньги, но вы вправе требовать от него соблюдения определенных правил, эти правила и изложены в Артикуле.

-Отлично, у вас имеется артикул, представьте мне, если он меня устроит _ возьмем его для использования. Что еще?

-Правила наема, сумма жалования и артикул распространяются и наших людей?

-Да, князь, я не будут ставить одну часть армии в более превилигированное положение в сравнении с другими. У вас есть еще вопросы?

-Ваша бомбардская команда громоздка и трудноуправляема. Ее следует реорганизовать.

Бомбарды малого калибра следует установить на колесные лафеты для быстроты передвижения. Тогда они будут рядом с войском и смогут поддержать наступление или прикрыт отход.

-Вы готовы этим заняться?

-За отдельную плату, ваше величество.

-Хорошо, обговорим, когда вы вернетесь от графа Морана.

Глава 18

БАСТАРД ФИННЕЙ

Бастард Лонгфордский не пожелал встретиться со мной в стенах Лонгфорда. Или побоялся...

Наша встреча произошла в деревушке Вобурн милях в пяти от городка Лонгдерри.

Со мной были две сотни латников из реджимента Гринвуда, а также сотня горских телохранителей.

По пути на северо-запад отряды Руперта нам не попадались. Мы проехали, мимо двух замков и нескольких деревень, не заезжая туда и не приближаясь так близко, чтобы нас можно было опознать. Стяг с драконом я приказал оставить в Лонгфорде вместе с Дуганом, настоящим Дуганом, весьма недовольным этими обстоятельствами.

Бастард Финней и его люди, примерно две сотни спешившихся конников, ждали нас на небольшой площади у церкви. Многие в накидках с гербом Лонгшира. Знаменосец держал знамя с золотым львом на задних лапах, но только не на белом фоне, а на красном.

Финней за год прошедший с нашей встречи изменился мало-выросла борода, да лицо обветренно от походов и ночевок под открытым небом. На нем расшитая накидка с гербами Лонгшира поверх полированных доспехов. Большой черный берет надет набекрень.

Мы обменялись поклонами и, спешившись, прошли в церковь. Здесь под сводами храма было безлюдно и тихо. Теплились огоньки свечей.

Мы прошли к алтарю и, перекрестившись, уселись на почетное резное кресло на три персоны. Каждый из нас выбрал место с краю. Нас разделяло свободное кресло.

-Государь, я рад, что вы согласились встретиться со мной, но все остальное радости мне не доставляет...

-Вы имеете в виду мою помолвку с герцогиней?

-Да, государь, услышав об этом, я не поверил своим ушам!

-Напрасно, друг мой! Я пришел в Лонгшир, чтобы поддержать вас, а не для того чтобы взять в жены эту злобную сучку Луизу! Мои люди в Лонгфорде и она в моей власти. Ее дни сочтены и тогда вы без помех займете наследство своего отца.

-Государь, вы не собираетесь жениться на герцогине?

Финней был удивлен и обрадован.

-Я не могу жениться на ней, друг мой, ведь я женат. На грех двоеженства я не пойду!

Шум, похожий на вздох со стороны исповедальни.

-Здесь кто-то есть?

-Нет, государь, мои люди проверили весь храм!

-Проверьте у исповедальни!

Обнажив кинжал, Финней быстрым шагом направился к резной кабинке исповедальни.

Он быстро отдернул штору, одну и другую.

-Здесь нет никого, государь!

-Но я слышал звук похожий на вздох!

-Вам почудилось, государь...

-Перейдем в другое место. Напротив церкви я заметил двухэтажный дом. Пусть ваши люди найдут там комнату для нашего разговора.

-Мы сейчас выкинем на улицу всех обитателей!

-Выкидывать не стоит - предложите им выйти на время нашей встречи.

На втором этаже указанного дома, спустя полчаса наша беседа была продолжена и мы обговорили все детали наших дальнейших совместных действий.

Я смотрел в преданные глаза Финнея, слушал его быструю речь, улыбался и думал какую смерть выбрать для него, когда все кончиться. Оставлять этого деятельного рыцаря в живых опасно. Его амбиции велики. Появление Габриель в качестве наследницы герцога его не остановит. Габриель мой друг, но друг ли мне Финней?

Я не могу поддерживать обоих. Я выбрал Габриель, а значит Финней- мертвец.

Мы поужинали вдвоем здесь же в комнате, которая была местом встречи.

В сумерках Финней со своими людьми покинул деревушку. Я же решил остаться на ночевку здесь в Вобурне, а выехать в Лонгфорд с рассветом. Хозяин дома, местный бургомистр был сама любезность.

Но не успела улечься пыль, поднятая копытами коней бастарда, как лейтенант Велш, командир отряда латников, принес мне записку.

-Один из людей Финнея передал мне это письмо прямо из седла.

-Открыто при всех?

-Нет, государь, он уезжал последним и другие его не видели.

"Государь, уезжайте немедленно, ночью здесь будут люди Руперта. Финней сообщил им о вас и вашем отряде."

Без подписи...Можно ли этому верить? Я выбирал смерть для Финнея, а он мне ее уже выбрал...

Я отдал записку лейтенанту.

-Ваше мнение, Велш?

-Государь, наш отряд невелик и нам следует проявить осторожность!

-Седлайте коней и выезжаем!

Мы выехали, но не на юго-восток в сторону Лонгфорда, а на запад, к побережью.

Проехав десять миль, в узкой долине среди лесистых холмов у ручья мы встали на ночлег. Я приказал не зажигать костров и удвоить караулы.

Здесь, в тихой долине, не молодой траве, укрывшись плащом на конской попоне, я сладко проспал всю ночь.

Утром мы вернулись в Вобурн и не узнали его. Деревня выгорела дотла. Среди еще дымящихся пожарищ только церковь стояла нерушимо. Несколько понурых фигур ковырялись среди руин, головешек и пепла.

Увидев нас люди, попытались скрыться, но мои парни их живо отловили.

-Ночью в деревню ворвались рыцари Руперта. Большой отряд, очень большой, господин!

Они подожгли дома и убивали всех кто попадался на пути...Немногим удалось спастись...

Я бросил погорельцам свой кошелек и скомандовал продолжить путь в Лонгфорд.

Глава 19

ЛОНГФОРД

По улицам Лонгфорда ходили живописно разодетые вербовщики в беретах набекрень. На каждом перекрестке колотили в барабан и зачитывали письмо от моего имени на созыв и вербовку воинов в наемные полки. У кабаков также встали вербовщики и поили всех желающих завербоваться в ряды войска за мой счет. Новобранцы или рекруты подписывали договор или ставил крестик под своим именем ,получали уведомление-куда явиться для смотра.

Часть парка герцогини превратилась в место сбора новобранцев. Полки формировались по очереди.

В каждом должно быть по десять рот. В каждой роте по четыре сотни воинов.

Полковник или Oberst получал в свое распоряжение штаб в двадцать два человека, среди прочих там были: капеллан, писец, хирург, разведчик, квартирмейстер, знаменосец, барабанщик, флейтист и восемь телохранителей.

Ротами командовать должны капитаны. Каждый из них получал 40 талеров в месяц и имел привилегию держать личного повара и слугу, также пару телохранителей. В каждой роте должны быть: капеллан, переводчик, разведчик, фурьер и музыканты-по паре барабанщиков и флейтистов.

За строевую подготовку воинов должен отвечать в роте фельдфебель и таковых набрали из опытных, прошедших прошлогоднюю компанию воинов.

Сегодня я наблюдал за смотром тевтонцев. Раненые в битве встали в строй, и теперь их полк насчитывал почти две тысячи воинов. Два десятка тяжелораненых вылечил я на следующий день после боя.

Смотром командовал подполковник Бойнебург-рыжий, громогласный тевтонец.

Наемники выстроились в две пестрые колонны, с широким проходом между ними. В конце прохода в земле воткнуты две алебарды, на которые положена пика.

Через эти ворота наемники проходили по одному и офицеры у этих "ворот" должны были отсеивать больных телом и душой.

Но они все были свои и здесь в чужой стране только исполняли привычный ритуал.

Наемники проходили сквозь "ворота" под одобрительный свист и крики товарищей.

Тевтонцам вернули оружие. Оберст Фрусберг получив деньги на полный полк собирался воевать в половинном составе. Но каждый из этих разноцветных солдат в лихо сдвинутых набок беретах стоил двух или трех лонгширских новобранцев. Над тевтонцами развевалось знамя князя Фрусберга-черно-белое с двумя красными перекрещенными мечами.

Утром я обошел стены города на севере.

Множество простых воинов и челяди из лагеря противника высыпало в поле. Они копали рвы и насыпали валы. Осадная линия должна будет пройти от берега Дача до берега Дойла.

В глубине лагеря стучали топоры, и росла гора бревен. Их подвозили с севера на повозках.

Лагерь противника оживился, там явно появился командир. Уж не сам ли король Руперт?

Чтобы блокировать город полностью противнику потребуется занять южный берег Дойла и западный берег Дача. Конные дозоры из горцев находились там постоянно.

От барона Корки с юга не было вестей.

Лонгфорд оживился. Оружейники были завалены заказами, как и портные. Многим новобранцам понравились пестрые одежды тевтонцев, и они заказывали себе такие же.

Плотники по чертежам князя изготавливали лафеты для бомбард. С юга шли барки с провиантом и пополнением из поместий герцогини.

Не было вестей с севера. Это тревожило меня более всего...

Обедал я с Габриель в малом зале замка. Я рассказал ей про встречу с бастардом и о том, что последовало после.

-Бастард ведет двойную игру, Грегори! Он опасен.

- Отсутствие известий с севера меня тяготит гораздо больше...

-Не покончив с тобой здесь в Лонгшире, Руперт не пойдет на север.

-Спасибо, ты меня успокоила!

Габриель улыбнулась.

-Твоя тевтоночка хороша в постели? Что ты хочешь с нею сделать?

-Я хочу устроить ее судьбу, найти мужа,...Возможно, я даже дам ей титул...

-После того, что ты с нею сделал, она и так легко найдет мужа.

-Что я нею сделал?

-Молли рассказала мне о вашей ночи и о магии, которую ты запустил в ее тело. Бедняжка обрела такую чувственность, что теперь ни одной ночи не проводит одна. Любой мужчина дарит ей блаженство, причем многократное...Я слегка завидую ей...

-Не лги, ты сделала свой выбор...Любовь должна приносить обоюдное наслаждение, Габриель! Только я не знаю, как работает моя магия...

-Главное, что она дает результаты и весьма замечательные...

"Пока живет мой сын, мой дракон, магия работает..."

Уже ночью, после бурных ласк я стоял нагишом у открытого окна, выходящего в парк. Легкий ветерок приятно остужал кожу.

Грета, подошла и обняла меня за талию, прижавшись сзади всем обнаженным теплым телом.

-Мой король - самый великолепный мужчина на всем свете...

-Есть женщина, которая меня отвергла...

-Герцогиня Луиза?

Я замер.

-Когда вы смотрите на нее в ваших глазах горечь и грусть...

-Если бы она не отвергла меня, я бы отверг тебя...

-Благослови ее Господь... - прошептала девочка за моей спиной после короткой паузы.

Глава 20

ПИКЕНЕРЫ-ВПЕРЕД!

Новый день принес новые известия.

С запада подошли отряды графа Морана и встали вдоль берега Дача.

Люди Руперта навели мост через Дойл милях в двух от Лонгфорда и теперь переправлялись вместе с бомбардами. Путь на юг Руперту был открыт. Это резко ухудшило наше положение. Дорога на юг Руперту открыта. Расположив вдоль берега Дойла бомбарды он возьмет под обстрел не только город, но и замок. Барки, везущие с юга провиант и прочие грузы также окажутся под обстрелом.

Вернувшийся в город князь Фрусберг привез согласие графа Морана перейти на мою сторону за 50000 талеров. Без промедления деньги были переданы наемникам.

Князь провел смотр моей пехоте. Реформа отрядов понравилась не всем. Но недовольные молчали, получив повышенное жалование вместе со всеми.

Теперь мои силы, пополненные новобранцами, почти равнялись силам осаждавших нас с севера войск Руперта...

В таверне у западных ворот я собрал командиров.

Жасс, Гризелл, Фостер, князь Фрусберг и новое лицо-граф Моран.

Граф был самым старым среди нас-седой приземистый мужчина на шестом десятке. Лицо покрыто шрамами. Из-за шрама на левой брови, левый глаз полуприкрыт веком и казалось, что граф постоянно прищуривается для выстрела из арбалета или аркебузы.

Жасс говорил первым.

-Ваше величество, уважаемые сьеры,я предлагаю нанести удар по северным позициям противника. Бомбард у них нет и в этом наше преимущество. Разгромив противника, мы идем в сторону Лысой горы, отрезая пехоту Руперта и король окажется сам в ловушке за Дойлом!

-Когда мы ударим на север, эта пехота вернется и навалиться на наш правый фланг, юноша!

-Если мы уничтожим мост, они не успеют навести новый и прийти на помощь к своей коннице.

-Каким образом вы предполагаете уничтожить мост, коннетабль?

-В нашем распоряжении есть несколько барк. Набиваем одну из них порохом и смолой и ночью загоняем под пролет моста. Останется только поджечь порох!

-Смело! - похвалил граф Моран-У вас есть добровольцы на эту барку?

-Конечно, граф, такие люди имеются!

-Каковы силы противника с севера?

Ответил Фостер.

-Две тысячи рыцарей и люди их копий, всего не более двадцати тысяч. Ими командует граф Честширский. Конница что стояла у замка Сэвидж ушла на север, преследуя гарнизон замка и не вернулась до сих пор.

-Граф Честширский? Что о нем известно?

-Ему двадцать лет, ваше величество, он конюший короля Руперта. Новый фаворит, надо полагать!

-Отлично, как командир он ничем себя не проявил!

-Но он приехал и противник зашевелился. Они выкопали рвы и насыпали валы. Сейчас стоят осадные башни.

-Они им уже не потребуются, сьеры! Если мы конечно поторопимся!

Наш военный совет был прерван появлением человека, которого я не ждал.

Барон Хэрри Эльсинер вошел в комнату и весьма элегантно приветствовал нас поклоном.

-Ваше величество, сьеры, я прибыл с тысячей копий в ваше распоряжение!

Он был очень доволен произведенным эффектом. Под элегантной накидкой с гербами тускло светился черненый панцирь.

Под утро грохот разрыва и яркая вспышка известили об уничтожении моста через Дойл.

Едва рассвело, городские ворота на севере отворились, и пехота колоннами начала выходить в поле и строиться в квадраты. Бомбардиры выкатили бомбарды на руках впереди строя, все десять штук. Каждую бомбарду сопровождали по десять воинов с алебардами и двуручными мечами. Гремели барабаны, пищали флейты, развевались знамена. Было весело и немного страшно...Центр занял полк князя Фрусберга, а по обе стороны мои вновь сформированные полки. Над квадратами пехоты возвышался лес пик. Восходящее солнце сверкало на наконечниках.

Кавалерия-два моих реджимента и люди Хэрри выстроились на правом фланге.

Пока мои люди выстраивались в боевой порядок, граф Моран сбил заслон противника на мосту через Дач и конфланцы потоком полились на луг, занимая позиции на нашем левом фланге. Впереди арбалетчики, позади алебардисты и пикенеры.

У графа Честширского было два пути-встать на валах за частоколом в оборону или вывести людей нам навстречу и атаковать.

Он выбрал второй вариант.

В лагере противника давно ревели трубы. Пехота открыла проходы в частоколе и блестящая река латников с поднятыми копьями устремилась на луг, выстраиваясь в две шеренги для атаки. Их было много. Стальные реки казались бесконечными.

Цепи арбалетчиков, прикрываясь большими щитами, выдвинулись к нам навстречу.

Своих арбалетчиков без щитов я разместил среди воинов с пиками. Первые два ряда пехоты были в полных доспехах и шлемах саладах. В задних рядах воины несли заступы и кирки, чтобы засыпать ров и разрушать частокол и вал.

Мы с коннетаблем Жассом вместе с сотней конных горцев охраны находились рядом с кавалерией. Дуган держал развернутым стяг с драконом. На мне полный доспех черненой стали и шлем без забрала. Мой конь Малыш нес на себе немалую броню. Его голова, грудь и круп защищала стальные пластины.

Всей баталией командовал Фрусберг, так было решено на военном совете. Именно он настоял на том, чтобы выдвинуть бомбарды на колесных лафетах вперед и поставить перед строем.

Зарокотали барабаны-это был условный сигнал.

Бомбарды ударили почти одновременно. Мой конь всхрапнул и попятился. Грохот бомбард лошадям не нравился...

Густые белые клубы вонючего дыма заволокли поле перед моими людьми и скрыли бомбарды, суетящихся бомбардиров и шеренги противника...

-В этом дыму они наваляться на нас незаметно, государь!

Жасс был озабочен и теребил свою вновь отращенную бородку.

-Не успеют, Семюель, их лошади тоже бояться грохота бомбард!

Бомбарды ударили еще раз. Густой дым поднялся еще выше.

Затрубили трубы, барабаны забили походный ритм _ на три шага пять ударов.

Донеслись крики офицеров:

-Пикенеры-вперед!

Квадраты пехоты, опустив пики, двинулись прямо в дым.

Бомбарды выпалили в третий раз.

Моя пехота исчезла из виду, словно канула в тумане.

Я оглянулся. Конница была со мной, а впереди пустота и клубы дыма. Оставалось только ждать-что появиться из этой глухой белой пелены.

Звон стали, крики, треск аркебузных выстрелов, ржанье лошадей - сообщили о том, что битва вступила в решающую фазу.

Через медленно рассеивающийся дым постепенно проявились бомбарды и их команды, посматривающие вперед. Больше они не стреляли-ведь впереди теперь спины своих.

Томительное ожидание продлилось недолго.

Из рассеивающихся дымовых клубов появился всадник и понесся к нам. По цветастым одеждам и большому берету было ясно, что тевтонец.

Молодой офицер подлетел на разгоряченном фыркающем коне ко мне совсем близко. Конь косил глазом, так что было видно белок.

Адъютант князя Фрусберга, отрапортовал запинаясь:

- Oberst berichtet ...wir haben.... den Gegner zerbrochen und ...sind auf die Wдlle hinausgegangen! Ihre Majestдt... ist der Weg frei! Die Feinde laufen!\Оберст докладывает-мы сломали противника и вышли на валы! Ваше величество путь свободен! Враги бегут!

Я повернулся к Жассу, Эльсинеру и Гринвуду что прислушивались к непонятной для них речи. А у меня на груди висел под камзолом талисман Греты.

-Он докладывает-конница врага опрокинута и бежит! Вперед сьерры, теперь ваша очередь!

Я проехал мимо бомбард сопровождаемый сотней горцев. Вся конница во главе с Жассом устремилась вперед к проходам через рвы.

Арбалетчики Руперта скошенные картечью лежали густо, там, где их настигла смерть.

Два следующих залпа ядрами видимо ударили прямо в шеренги латников и внесли смятение в их ряды. Забрызганные кровью, изувеченные люди и кони валялись здесь во множестве. Своих пехотинцев убитых и раненых я встретил немного. Бомбарды сыграли главную роль в сегодняшней баталии. Браво, Мадзини!

В моей голове прокрутился реестр: каждая из этих бомбард потребовала 1500 фунтов металла на изготовление и 200 дукатов литейщикам. Лафет и прочие детали здесь в Лонгфорде обошлись в 300 талеров на каждую. Я потратил уйму денег и не напрасно!

Когда я въехал на вал, дым от выстрелов полностью рассеялся.

Толпа пехоты громила и грабила лагерь кавалерии короля Руперта. Да, здесь было чем заняться. Бароны и рыцари привезли на войну многое: палатки, ковры, посуду, девок, вино, провиант и даже охотничьих собак.

Моя конница удалялась на север, преследуя разрозненные группы отступающих рыцарей.

Я повернул коня и бросил взгляд назад. Из ворот Лонгфорда выплеснулась толпа горожан стремящихся поучаствовать в грабеже на поле боя.

Через час в палатке графа Честширского я пил его вино и закусывал его жареным баранчиком. Вот только ни графа, ни его слуг я не застал.

С меня сняли доспехи. Расстегнув камзол, я сидел за столом и наслаждался отдыхом.

Мои люди стояли вокруг палатки несокрушимым барьером и отгоняли зарвавшихся мародеров ударами мечей плашмя. Грабеж был в полном разгаре и его не остановит и сам Господь!

Вскоре появился князь Фрусберг с моими офицерами _ оберстом Макгайлом, капитанами Макниллом и Макинтайром. Их слуги вели лошадей, навьюченных мешками с добычей.

Мы выпили за нашу победу и "ее отца" - князя Фрусберга.

Глава 21

ВОЛШЕБНОЕ ОКНО

Вечером я вернулся в Лонгфорд.

Горожане стояли вдоль улицы, торчали из окон и с неподдельной радостью приветствовали меня. Еще бы, многим из них удалось поживиться в захваченном лагере.

Конница вернулась, ведя пленных рыцарей. Беднягам придется вывернуть не только карманы, чтобы оплатить выкуп.

Граф Честширский в плен не попал и среди убитых не опознан. С севера приближались отряды бастарда Финнея, захватывая тех, кто успел сбежать от моих конников.

Я приказал Гринвуду и Гвену выступить к Лысой горе и к остаткам моста через Дойл.

Пехоту с места уже невозможно сегодня сдвинуть. Шел дележ добычи, пьянка охватила всех. Городские девки устремились к солдатам для быстрого заработка. Обоз шлюх князя Фрусберга пользовался огромным успехом.

-Военный лагерь превратился в вертеп разврата и порока... - отец Гульд вздохнул и размашисто перекрестил гомонящий, сверкающий огнями пестрый лагерь моих победоносных воинов.

Вдоль аллеи, ведущей от моста через канал к воротам замка через весь парк стояли с факелами гвардейцы.

Герцогиня с приближенными встретила меня у ворот и поздравила с победой.

Мы ужинали вдвоем.

Уютно трещали поленья в камине. Мерцало загадочно вино в бокалах.

Мы сидели на противоположных концах стола. Усталость и напряжение этого дня сказывались. Мне хотелось только добраться до постели. Про прелести Греты я совсем не думал...Спать...Только спать...

-За победу, Грегори! - Габриель подняла бокал.

-Это только победа в битве, но еще не победа в войне!

-Для меня одно то, что Суффолк оставлен бандами графа Морана-уже победа! Конфландцы не стеснялись и вели себя очень вольно. Город и окрестности разорены.

-Что ж теперь эти банды пойдут на восток на Гвинденхолл!

-Или на юг? Барон Эльсинер вчера рассказал о том, почему нет долгожданных подкреплений с юга. Барон Корки сидит в своем поместье у Саггертона в окружении вассалов, а епископ Эскобар рядом. О чем договорились эти два мерзавца?

-Узнать не трудно-доставьте их ко мне и под заклятием истины мы услышим от них все!

-Этот паук Эскобар, что то заподозрил и не едет в Лонгфорд...У меня руки чешутся от нетерпения!

-У короля Руперта остался один путь _ на юг. Пока моя армия пьянствует он может начать отход, чтобы через Честшир уйти в восточные графства. Я послал разведчиков, но они вернуться только к утру.

-Со мной тебе не нужны разведчики, Грегори! Идем!

Габриель быстро вышла из-за стола, и оказалось рядом со стеной затянутой старинным выцветшим гобеленом. Она хлопнула в ладоши.

Гобелен беззвучно распался на две части. Дверь в стене была узкой и невысокой, словно для ребенка.

Габриель взяла со стола канделябр с горящими свечами.

-Идем, Грегори, я покажу тебе нечто!

Я пожал плечами и последовал за нею. Что мне еще оставалось? Она шла вперед. Зазывно колыхались юбки на бедрах.

Узкая винтовая лестница уходила наверх. По низким ступеням неудобно ступать. Ставить ногу на каждую-значит семенить как дама на сносях, а шагать через одну-задирать ногу высоко.

-Кто строил такую неудобную лестницу?!

Габриель засмеялась, не оборачиваясь.

-У моего деда здесь в башне жил карлик-астролог, и эти ступени были выложены специально для коротких ножек!

-Твой дед, похоже, обожал своего карлика!

-Не смейся, Грегори, астролог предсказал совершенно точно день и час смерти моего деда.

-Должно быть ужасно, жить, зная, когда умрешь...

-Дед, напротив, был спокоен до последнего своего часа. Он закончил все дела, роздал вознаграждение преданным слугам, благословил отца и меня...Я ведь была единственная внучка у старого герцога...Он сел в кресло и ровно в полдень, когда пробили часы и начали звонить колокола, закрыл глаза и умер...

-Жутковато звучит, ты не находишь? Не хотел бы я знать, когда наступит мой последний час...А что с карликом?

-В день смерти деда он исчез бесследно. Никто не видел, чтобы он покидал замок, и тело его не было найдено...Уф! Пришли!

Большая круглая комната из светлого камня. Единственное узкое и высокое окно закрыто ставней. Над головой, высоко, в три человеческих роста переплетение балок стропил. Мы под крышей одной из многочисленных башенок замка.

Стол темного дерева накрыт цветной шалью. Шкафы у стены, потемневшие от времени закрыты шторой.

Габриель одним движением сдернула шаль со стола. В массивной бронзовой подставке, похожей на корявую лапу какого-то зверя покоился матово-молочный шар чуть больше человеческой головы.

-Что это?

-Я нашла его в шкафу среди вещей карлика, когда еще была девчонкой и из любопытства лазила сюда тайком от отца. Заставить работать его я смогла только вчера. Смотри!

Она протянула руки, и шар оказавшийся между ее ладоней мягко засветился.

Габриель прошептала несколько слов и в мутном теле шара появилось и увеличилось прозрачное пятно. Оно росло, и я с удивлением увидел, словно в круглом окне-палатки освещенные кострами и пьяных солдат в обнимку с девками.

-Это лагерь, что твои люди захватили сегодня. Я отсюда наблюдала в деталях за битвой.

Посмотрим теперь на короля Руперта!

Пасс руками и лагерь с моими веселыми воинами ухнул вниз, словно я взлетел вверх на крыльях птицы! Яркие пятна костров уплыли в сторону. Я потряс головой, моргая. От этих перемещений меня слегка замутило...Шар показывал проносящиеся внизу городские кварталы Лонгфорда. Мелькнула стена и широкая полоса Дойла, мерцающая при свете луны.

В лагере Руперта горело множество костров. Габриель сделала еще пасс руками. Костры были совсем рядом. Но не палаток ни людей...Просто костры на опустевшем лугу.

-Они оставили костры и ушли...

-Куда?

-Посмотрим на юге...

Отряды Руперта шли не на юг, а на восток в сторону гор

Здесь горы были не те, что у нас на севере, но скалистых круч хватало. Торговцы не ездили через них и торных дорог не было, но через перевалы был самый короткий путь на восток.

-У него явно есть проводники, знающие удобные для подъема и спуска места...

Мы с Габриель рассматривали отступающее войско короля Руперта. Самого короля в ночи было не различить.

-Нам его не догнать-утром они вступят в горы! Не ожидал от него такой прыти!

-Грегори, ты недооценил его уже дважды!

-Понимаешь, он в моих глазах тот самый безумец с пустым взглядом...А он хитер и смел...

Пусть уходит, все равно пойдет на Гвинденхолл и там мы встретимся!

Очень полезная вещь _ этот шар!

-Я буду смотреть в него каждый день, и посылать тебе гонцов с письмами.

-Ты можешь видеть весь мир?

-Видимо да, но легче находить и видеть те места, в которых я уже побывала.

-Габриель, ты всевидящая, как господь! Ты можешь войти в любой дом и видеть всех и каждого!

-Смотри!

Стремительный проблеск в шаре и, наконец, знакомая картина-замок Лонгфорда, озаренный огнями. Габриель слегка двигала ладонями. Замок приблизился, промелькнула стена, одно окно, другое...

-Черт возьми! Ты сможешь заглянуть в каждую спальню, даже если окна и двери закрыты?!

-Могу, но я не в том возрасте уже, чтобы подглядывание за совокуплениями было интересным и возбуждающим занятием, Грегори!

-Габриель, ты говоришь как старушка!

Она засмеялась, откинув голову. Картинка в шаре колыхнулась, и я увидел свою комнату. Широкую кровать с резными столбиками и балдахином. Пара в моей постели занималась любовью с большим увлечением...Между голых женских ног, согнутых в коленях ритмично двигалась голая мужская задница...

-Твоя тевтонка не теряет времени даром, Грегори!

Я похолодел, и замер...

-О боги, ты побледнел, Грегори! Успокойся и прими как данность! Шлюха не может хранить верность одному мужчине! Постой! Куда же ты?!

Глава 22

ЗОВ КРОВИ

Мне потребовалось несколько минут, чтобы добежать до двери своей комнаты.

Горцы стояли с обнаженными мечами на плечах по обеим сторонам.

-Кто вошел туда?

-Ваш оруженосец Дуган, государь.

Я толкнул дверь и вошел. Рукоятка кинжала удобно легла в ладонь.

"Убью обоих!"

От грохота двери о стену, пара подпрыгнула на моей постели. Вскрикнув, женщина скатилась с постели вправо и укрылась за балдахином.

Торопливо натягивающий штаны, Дуган скатился влево и встал столбом. Его перекосившееся от страха лицо доставило мне мгновенное удовольствие.

Но я решил начать не с него. Я быстро подошел к изголовью, выволок взвизгнувшую шлюху наружу, швырнул на постель.

В растрепанном платье и со спутанными волосами без чепца передо мной оказалась ....Молли!?

Она быстро прикрыла рукой обнажившуюся грудь. В глазах испуг сменился вызовом.

Злоба растаяла. Смеясь, я отошел к креслу и сел. Кинжал, разочарованно шелестя, вернулся в ножны.

-Вы не нашли другого места для своих игр, дорогая?

Молли села на постели и потупилась...

Дуган обошел постель и рухнул на колени.

-Простите, государь...Я виноват!

В дверь заглядывали любопытные горцы и испуганная Грета, поднос в ее руках подрагивал.

Я подошел к двери.

-Я принесла ужин, государь...

-Ты не служанка, чтобы носить мне еду! Где твоя комната?

Она вздрогнула. В испуганных глазах блеснули слезы.

-В правом крыле, государь...

Я смотрел на нее и не мог наглядеться. Моя милая девочка, за день я безумно соскучился по ней. Моя усталость испарилась. Мне стало стыдно, за то, что накричал на нее...

Обернувшись, я бросил злосчастной парочке:

-Я вас прощаю и дарю эту комнату-продолжайте то, что начали!

Грета, проводи меня к себе...

Бастард Финней двинулся на восток вдоль долины Дойла. Следом выступил граф Моран.

Вся остальная пехота и конница двинулись на юг. Для этого пришлось пройти через весь город и по восстановленному мосту через Дойл.

Прохождение это превратилось в парад.

В шеренги по три и по четыре пехотинцы шли по улицам, осыпаемые весенними цветами.

Весь Лонгфорд собрался вдоль пути следования отрядов. Ведь уходили многие завербовавшиеся в мою армию местные парни. Поцелуи, крики, слезы...

Большим обозом двигались бомбардские команды. Уже ближе к обеду следом за обозами прошла конница и тогда уже выехал я со своими горцами.

Грета, уехала с обозом и моими пажами. Дугана-шалопая я отдал адъютантом к Макгайлу в его полк. Молли незаметно прошмыгнула, не показываясь мне на глаза.

Мы простились с герцогиней у городских ворот.

Луиза-Габриель поцеловала меня в щеку и шепнула на ухо:

-Добудь мне Эскобара живым, Грегори...

В ее глазах мне чудились лужицы крови.

Вчера вечером мы до мельтешения в глазах смотрели в волшебный шар. Я увидел многое:

- своих мирно спящих в колыбелях малышей в далеком Корнхолле,

- Доротею Харпер, спорящую с братом,

- реджименты Крейга Макконохи, выходящие из ворот Давингтона.

- барона Корки совещавшегося с епископом Эскобаром.

И я хорошо запомнил его надменное худощавое лицо с черными густыми бровями и орлиным носом..

Я решил идти на юг, покончить с независимыми баронами южной марки и потом, двигаясь вдоль побережья выйти в восточные графства, то есть к Гвинденхоллу с юга.

В Лонгшире остались лишь военные силы герцогини. Война здесь была завершена.

Моя армия обзавелась немалым обозом. В лагере графе Честширского захватили много повозок и лошадей. Фостер выполнил поручение-сотня веселых девок из Лонгфорда составили обоз шлюх. Но, кроме того-повозки, с провиантом и палатками, кузнецы с походными кузнями, лекари со своими снадобьями и зловещими инструментами.

С нами увязалось множество торговцев различным добром и одновременно скупщиков трофеев. По совету Фрусберга я назначил офицера _ старшего над обозом и придал ему десяток парней по крепче-иначе порядка не навести.

К вечеру я нагнал свою армию у монастыря Святого Доминика.

Тевтонцы Фрусберга попытались по привычке взломать винные погреба монастыря, но горцы реджимента Гвена вздули самых наглых кнутами прямо с седел и выпивать надармовщинку наемникам расхотелось.

Благодарный настоятель монастыря прислал к ужину бочонок лучшего красного вина. Я вызвал Фрусберга, Эльсинера, Гринвуда, Жасса и обоих моих оберстов.

В такой компании под жареного барашка вино пошло отлично.

Пришла Молли. Она уже не дулась на меня, а, взяв лютню, спела нам свою новую песню.

Твой путь
Осенний ветер
Степной орел
Расправляет крылья,
Твой путь
Тугою плетью
Заметает каждый шаг пылью.
Зов крови!

На броне драконьей
Полыхнуло солнце
Зов крови!
Давно ли ты понял,
Что никто не вернется ?
Льется путь по хребтам
Одичавших гор
По сухим ковылям
Да по перьям седым,
Где смерть жжет костер,
Ты вдыхаешь дым!
Зов крови!
Ястребиное зрение,
Человечьи глаза
Зов крови!
Разгорелись поленья
Не вернутся назад
Зов крови!
И смеется сталь
От крови пьяна,
Знаешь, как тебя ждали здесь?
Не было жизни,
Была лишь война.
Легким шагом ты входишь в смерть.
Зов крови!
Смерти волчьим оскалом
Ты в лицо усмехнешься!
Зов крови!
Ты всегда это знал,
Что не вернешься.
Зов крови!
Зов крови!

Тонкие, но сильные пальцы били по струнам. Молли угадала наши настроения. Зов крови гнал нас вперед...Кровь ждала нас, и смерть ждала...Пьяные оберсты орали подпевая:

-Зов крови! Зов крови!

Глава 23

ЛОЩИНА

Через три дня моя армия вышла к Саггертону.

Замок Биррок барона Корки в пяти милях от города окружал пестрый и шумный лагерь его вассалов.

-Не менее пятнадцати тысяч, государь! Две тысячи рыцарей и их люди-арбалетчики, лучники и пикинеры. Одних обозных и челяди тысячи три наберется.

Мы с Эльсинерам озирали окрестности замка. Отсюда с холма местность опускалась немного вниз, примерно на полмили, а потом приподнималась к следующему скалистому холму, где и возвышался сложенный из темного камня замок Биррок.

Он был раза в три больше чем корнхоллский замок. Два кольца стен с башнями охраняли сердце замка-огромную круглую башню донжона. По холмам вокруг замка вольно раскинулись сотни палаток, шалашей, повозок с навесом.

-Донжон построен на скале из огромного гранитного камня-его не пробить ничем!

-Раньше не было бомбард, Хэрри!

За нашими спинами по холму строились квадраты пехоты. Перед ними заняли позиции бомбарды. Вились дымки над тлеющими фитилями.

Люди Эльсинера встали на левом фланге, а моя кавалерия на правом.

Здесь у меня было десять тысяч пехоты и пять тысяч конницы.

В двух сотнях шагов позади квадратом выстраивался мой обоз. Это тоже идея Фрусберга. Повозки, стоящие друг за другом и связанные между собой-отличная защита от внезапной конной атаки.

Мои люди уже узнали вкус победы. Под Лонгфордом они сломали хребет рыцарской конницы и теперь ни черта не боялись.

Я отправил к барону Корки Эльсинера с ультиматумом:

Бароны должны дать мне вассальную клятву и присоединиться к моей армии в походе на восток.

Через час Хэрри приехал с ответом.

-Бароны собрались на совет и ждут вас, ваше величество!

Жасс встрепенулся.

-Грегори, это ловушка! Они захватят вас в заложники!

-Семюель, мне ли бояться этих баронов? Мне, сыну дракона!

Хэрри, а что скажешь ты?

-Я согласен с коннетаблем-это похоже на ловушку...Я давно знаю многих из рыцарей, что сейчас там, рядом с Корки...На лицах некоторых из них я видел смущение...

Там что-то затевается...Думаю, государь, вам не надо ехать к ним...

-Поезжай, Хэрри и передай следующее:

Короля не зовут на совет вассалы. Король сам созывает вассалов!

Я даю им час-если они не приедут, сюда ко мне со словами вассальной клятвы на устах-я буду считать их врагами и прикажу атаковать! Мои люди устали стоять на месте и им пора размяться!

Хэрри уехал, но не вернулся. Ответ последовал, но по другому. Заревели трубы в лагере и на стенах замка Биррок.

Конница выезжала и строилась в шеренги. Блестели доспехи. Пестрой лентой вытекали из замка пехотинцы с арбалетами и щитами.

-Они готовятся к бою, Грегори! Но атаковать латной конницей вверх по холму глупо и против правил!

-Они будут ждать нашей атаки, Семюель. Они подождут, когда мы спустимся в лощину.

-Здесь удобная позиция-мы наверху, а они внизу! Нам не следует спускаться, государь!

-А как иначе вынудить их к бою? Они ударят первыми и развяжут мне руки! Кроме того, до захода солнца не более двух часов. Пора разбивать лагерь или драться!

Развернув коня я поскакал на левый фланг.

Капитан Гризелл со своими латниками вошел в состав отряда Хэрри, и я полагался на него.Только он сможет возглавить этот сборный отряд конницы.

Капитан выехал от строя ко мне навстречу. На нем полный доспех. Забрало шлема откинуто вверх.

-Барон Эльсинер не вернулся из замка. Мы думаем, что его взяли в заложники. Теперь вам возглавлять отряд. Скажите рыцарям, что мы атакуем людей Корки, если они нападут первыми. Будьте готовы, капитан!

-Я выполню любой ваш приказ, государь!

Капитан говорил твердо и прямо смотрел в глаза.

Я подъехал к строю тевтонцев.

Князь Фрусберг грыз куриную ногу прямо в седле.

-Guten apetit!

-Danke schon,Herr! О, вы говорите на нашем языке?

-Я изучаю с Гретой не только любовные позиции!

Князь улыбнулся.

-Вы хотите послать меня вперед и вызвать этих парней на бой?

-Угадали! Идите и выманите тех парней вниз в лощину,а мы вам поможем содрать с них шкуру!

Квадрат тевтонского полка двинулся вниз по склону под рокот барабанов. Развевались знамена, колыхались древка пик. Бомбардиры перед строем тянули три бомбарды.Бомбардиры вцепившись в лафеты удерживали бомбарды на склоне,не давая им укатиться вниз.

В задних рядах шли разодетые в разноцветные одежды воины с двойным жалованием,ветераны сражений,положив на плечо длинные клинки двуручных мечей.

Князь ехал рядом на коне ,догрызая вторую куриную ножку.

-Их сомнут и перебьют...

-Они умеют стоять против конницы, Семюель...

Две тысячи пехотинцев шли вниз в лощину под удар рыцарской конницы.

Они быстро достигли лощины и остановились, выравнивая строй.Фрусберг проехал вдоль строя,подняв обнаженный меч к небу.Наемники взревели.

Нервы у баронов не выдержали.

Трубы проревели атаку. Набирая скорость шеренги латников, поскакали вниз с холма, на тевтонцев, охватывая их полукругом. Пики опущены вниз.

Тевтонцы сами ощетинились пиками. Словно в лощине возник гигантский еж. Бомбарды выпалили одновременно. Картечь ударила прямо в ряды атакующих. Почти в упор! Поднялись клубы дыма. Перед бомбардами возник вал из сраженных коней и людей,еще живых,но уже бьющихся в агонии.

Бомбардиры, бросив бомбарды, побежали назад , сливаясь со строем полка. Не попавшие под огонь бомбард шеренги латников, повернув коней, набросились на "ежа" с двух сторон.

Лязг стали, треск аркебуз и крики доносились сюда наверх невнятным шумом.

Я махнул рукой и мои пешие полки, набирая скорость, поспешили вниз, на помощь тевтонцам. Они не шли,а почти бежали, первые шеренги, выставив копья вперед.

Пехота и арбалетчики противника тоже спешили вниз, и я дал новую команду. Семь бомбард на холме рявкнули хором. Мой конь вздрогнул, но остался на месте. Малыш привыкал к этому грохоту...

Мячики снарядов понеслись вниз и ударили в толпу бегущих пехотинцев противника. Ужасающий эффект! В толпе воинов мгновенно возникли несколько дорожек смерти, заваленных сраженными телами. Одно ядро убивало сразу не менее десятка воинов.

Еще одна команда и моя конница пошла вниз с холма, нацеливаясь на фланги неприятеля. Подкованные копыта глухо били в землю.

На холме остался я со своими телохранителями и семь бомбард с командами и прикрытием.

В отличие от сражения под стенами Лонгфорда теперь я видел все.

Пехота и конница обрушились на рыцарей южной марки почти одновременно. Конница Гризелла увязла в схватке, а Гринвуду повезло больше. Он смял край рыцарской толпы и широко заводя правый свой фланг, выскочил выше на склон. Латники, рубя пехоту, погнали ее вниз в лощину, но многим южанам повезло не попасть под эту "косу". Пехота тяжело побежала выше на склон, назад в лагерь. Страх, похоже, охватил этих людей. Их никто не преследовал, но, бросая оружие они бежали под защиту стен замка.

Группа всадников появилась из ворот замка и понеслась вправо по холму в сторону города. Барон Корки спасал свою шкуру? В любом случае их следовало остановить!

Послать я мог только себя.

Я обернулся. Мои горцы надели шлемы поверх своих беретов. Обнаженные мечи на плечах. Бардовые плащи лениво перебирает ветерок. Выхватив из ножен меч-бастард, я крикнул:

-Горцы, а ну-ка поймаем вон тех зайцев! Ату их!

Я дал шпоры Малышу, и он рванулся вниз по склону.

-Ату! Ату! - неслось мне в спину.

По дуге, забирая вправо мы пронеслись через лощину, оставив общую схватку слева и вылетели вверх по пологому склону.

Всадники попытались подать влево, но они не успели. Мы сшиблись с ними в большую беспорядочную кучу. Мой Малыш грудью врезался во всадника. И конь, и рыцарь полетели на землю. Визг и ржанье лошадей неслось отовсюду. Лязг стали, противным скрежетом резанул по зубам...Меня рубанули мечом по левому плечу. Я отмахнулся, куда-то попал. Мой конь встал. Конь без седока, бешено кося бельмами, храпел слева, совсем рядом. Через него рыцарь в шлеме с опущенным забралом попытался достать меня мечом. Я подался вперед, и меч лязгнул позади меня о стальную юбку моего коня.

Я ударил мечом, метясь рыцарю в шею, но мой противник прикрылся щитом и попытался нанести еще один, но колющий удар...Мои горцы набросились на него как цыплята на червяка и ему стало не до меня.

Я успел выставить меч. Справа рыцарь в светлой броне в саладе с забралом, выбив из седла горца, приблизился вплотную. В правой руке его боевой молот с клевцом.

Я отбил удар, с болью заметив зазубрину на лезвии меча.

Мы были так близко, что могли соприкоснуться коленями. В ближней схватке-клевец отличное оружие!

Рыцарь ударил Малыша по голове. Конь заржал и дернулся, влево уходя от опасности, развернув меня спиной к противнику и тот мгновенно этим воспользовался.

Гулкий удар и ослепительная боль в правой лопатке! Меч выпал из руки моей ...сама рука повисла как плеть.

Клевец застрял в моей броне, и рыцарь выхватил длинный кинжал. Клинок лязгнул по моему шлему...Он целился в мое лицо...

В груди похолодело...Я обезоружен и ранен...Меня сейчас убьют...Рыцарь не собирался брать меня в плен-он меня узнал!

Пока я развернул коня, противник нанес еще удар в сочленение моих доспехов в бедро. Он целился в пах, но кинжал соскользнул. Резкая боль и жар...

Неловко левой рукой я вытянул свой кинжал из ножен на поясе...

Рыцарь в черненых доспехах и без шлема, налетев на моего врага, повис на его правой руке. Тот левой рукой в латной перчатке бил нового врага, целях в лицо или висок, но мой спаситель ловко уворачивался...Их кони храпели.

Блеск стали..звонкий удар...

Кайл Макнилл, брат Нелл, выдернул из петли в моем седле двуручный меч и ударил прямо перед моей грудью, колющим ударом в грудь рыцаря в светлой броне.Панцирь он не пробил, но сумел выбить его из седла.

Падая, рыцарь увлек за собой своего противника без шлема и тут я узнал своего спасителя-Хэрри Эльсинер падал под копыта злобных, перепуганных коней так и не отпуская руку врага с кинжалом.

Кайл вернул меч в петлю и подставил мне свое плечо.

-Держитесь, лорд Грегори!

По спине текла вниз к пояснице кровь. Плечо и рука не желали мне повиноваться. Бедро жгло огнем. Кружилась голова. Во рту пересохло...

-Король ранен! Помогите, парни!

Меня извлекли из седла и на руках спустили на землю бережно, как стеклянную вазу.

-Помогите, Эльсинеру! Как он?

-Лежите государь, он в порядке!

Я лежал на плаще, на левом боку и истекал кровью. Вокруг меня лес ног и множество испуганных лиц,...Но мне уже все равно...

-Снимите шлем и расстегните панцирь!

-Не толпитесь! В круг, парни! В круг!

Надо мной склонился Хэрри. Лицо в крови...

-Я твой должник, Хэрри...

-Держитесь, Грегори! Сейчас вынем клевец и снимем доспехи!

-Быстрее...

Я вскрикнул, не в силах терпеть, когда клевец в хрустом и треском выдернули из меня.

Но теперь я мог лечь на спину.

Подхватив плащ за концы меня, быстро потащили прочь. Но спасительное забытье не пришло. Мне было очень паршиво! Каждое движение отзывалось скрежещущей болью в плече.

Меня спустили в лощину и здесь за меня взялся Каллум, наш хирург. С меня содрали доспехи и одежду и наложили тугие повязки, а затем, укрыв плащом, потащили наверх на холм, с которого я всего несколько минут назад пошел в атаку.

В своей палатке, выхлебав полкувшина воды, пополам с вином я занялся своим лечением.

В начале тем, что ближе-порезом на бедре. Потом правой лопаткой. Было очень больно тянуться левой рукой к раздробленной лопатке.

Я скрежетал зубами, но тянулся. Каллум с любопытством наблюдал за моими манипуляциями...

Через несколько минут потный и совершенно обессиленый, я повалился на постель. От моих ран остались только шрамы, да озноб по коже.

-Теперь я вижу, что больше не нужен вашему величеству...

-Ступай Каллум...Позови Эльсинера...

Грета, вытирала пот и пятна крови с моей кожи влажным куском ткани. Губы дрожали...

-Ты испугалась?

Кивок в ответ. Я поймал ее руку и сжал пальцы в своей ладони.

-Не бойся, все прошло!

Вошел Эльсинер и опустился на колено перед походной постелью.

-Что там в лощине?

-Победа, государь! Уже стемнело и потому многие люди баронов успели бежать...

-Как ты оказался в той группе всадников?

-Барон Корки-брат моей матери...Он пытался склонить меня на свою сторону. Я не согласился. Тогда он приказал меня задержать и обезоружить. Видя успех вашего наступления он решил отступить в Саггертон. В гарнизоне его люди, а в гавани стоят корабли...

Вы перехватили его вовремя, государь!

-Я твой должник...Но мне не сказали о вашем родстве...

-Все об этом знаю-это не тайна! Сочли что вам об этом тоже известно...

-Мне жаль, что столько воинов погибло из-за упрямства Корки...

-Власть застила ему глаза и разум...

-Кто тот рыцарь, что меня ранил?

-Мой кузен-баронет Морсби. Я пленил его.

-Он разбил тебе лицо...Сейчас нет сил, но завтра я вылечу твои раны...

-Мои раны как награды-я получил их в бою, защищая моего друга и государя!

-Ты действительно-мой друг!

Я протянул руку и мы обменялись крепким рукопожатием.

-Ваша рука в порядке?

-Как видишь.Но отдых мне не помешает...

Эльсинер ушел, и я погрузился в сон как в яму, без сновидений...

_______________________________________________________________________________________________ Если у вас появилось желание поддержать автора материально, прошу сюда:https://www.patreon.com/alex_firsov_group.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Альба ( Альфа-самец и я)"(Любовное фэнтези) М.Лунёва "Мигуми. По ту сторону Вселенной"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) Ю.Эллисон, "Наивняшка для лорда"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Кошачья магия. Нелли ИгнатоваБеспокойное Наследство. Надежда умирает последней. MelethМой парень — козёл. Ника ВеймарАномальная любовь. Елена ЗеленоглазаяСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса РисОтветственное задание для безответственной ведьмы. Анетта ПолитоваЗагадки прошлого. Лана АндервудМенеджер олигарха и бессердечная я. Рита АгееваЧужая в стае. Леонида ДаниловаОт меня не сбежишь! Кристина Воронова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"