Фрайс Ириссия: другие произведения.

Орел -1. Князь и колдунья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чем может закончиться встреча простой ведьмы с очень непростым оборотнем, представителем умирающей расы? Мэтт, последний из Волков Гор, и не рассчитывал, что спасение девушки от смерти на костре перевернет его жизнь с ног на голову. А Линн до знакомства с ним даже не подозревала, что мир совсем не таков, как ее учили, и больше чем всяческих монстров следует бояться... людей. Причем здесь орел? А без него судьбоносной встречи могло и не произойти.


Орел - 1. Князь и колдунья

  
   Мэтт наслаждался полетом на спине гигантского орла. Повод для радости у него был, и не один. Во-первых он возвращался домой. За полгода отсутствия он очень соскучился за своей отгороженной от всего света горной долиной. Во-вторых рассвет был просто прекрасным, для поздней весны, переходящей в лето. Солнце золотой кистью мазнуло крыши домов находящегося внизу города, расписало небо яркими красками и на миг превратило орла в сказочного феникса. Ветерок приятно холодил лицо, а вид открывался просто великолепный.
   Но вот нечто необычное привлекло внимание волшебника. С высоты птичьего полета он увидел как точки-людишки отовсюду сползались на главную площадь. Почему так рано? Не в силах бороться с неуемным любопытством, Мэтт коротко свистнул. Орел послушно начал снижаться.
   Вот орел опустился настолько, что Мэтт мог различать лица, а люди еще обращали внимания на огромную птичью тень. Зрение волшебника, надо признать, было гораздо острее человеческого. Хотя бы потому, что человеком Мэтт не был.
   Орел недовольно заклекотал. Ему не нравилось происходящее. Мэтт присмотрелся и презрительно сплюнул - люди собрались посмотреть, как сжигают ведьму. Ну, хоть на этот раз кого-то из своих. Они вообще имели неприятную привычку жечь всех, кто им не нравился. - Подумал Мэтт, собираясь отдать новую команду. Но тут нечто словно приковало его к месту.
   Она! Волшебник безошибочно узнал привязанную к столбу девушку. Волосы цвета свежевыпавшего снега и зеленые глаза, прозрачные как лесные озера, нельзя было спутать ни с чем. Она действительно была ведьмой, впрочем, не из сильных, травница и целительница. Линн. Она и понятия не имела о существовании Мэтта. А он... поклявшись мстить за свою семью, волшебник в последний момент не решился ее убить. Слишком мала была вина девушки, исключительно по незнанию совершенная трагическая ошибка. И слишком чиста ее душа.
   Оборотень не мог не пощадить Линн. И вот она должна была умереть. О ирония, той же самой смертью, что и двое братьев Мэтта, по ее же донесению. И за что? За то что были иной расы... Мэтт сжал в ладони отцовский медальон, герб Горных Волков. Давным-давно, во времена когда одетые в шкуры дикари ковырялись в земле заостренными палками, Волчьи князья уже правили миром. А потом люди расплодились, расползлись по свету. От древней расы оборотней остались жалкие единицы. И то на них велась безжалостная охота. Почему же боги отдали первенство слабым, медленным и недалеким существам? И был ли ответ на этот вопрос?
   Оборотни боролись за выживание как умели. Мэтт, отказавшись от прямой конфронтации, сбежал в горы. Тогда у него еще была семья. Он ошибся, посчитав что в неприступной долине, куда можно было добраться только по воздуху, его не достанут. Сперва погиб отец Мэтта, глава клана, застреленный во время ночной охоты. Затем братья. Мать, обезумев от горя, попыталась наложить проклятие на ненавистный город и его обитателей, но не рассчитала собственных сил. Мэтт остался один. И с ним закончится тысячелетняя история Волков Гор.
   Отчаянный крик колдуньи оторвал оборотня от раздумий. Огонь уже добрался до платья девушки. Мэтт вмиг принял решение. Вместо того, чтоб просвистеть "вверх!", Мэтт опять свистнул "вниз!" и "хватай!".
   От взмаха мощных крыльев родился вихрь, расшвырявший горящие поленья, смахнувший огонь с одежды осужденной. Когти зажались вокруг деревянного столба, аккуратно, чтоб не задеть девушку, а затем орел взмыл ввысь и понес "добычу" в горы.
   Мэтт вовремя обернулся, как раз чтоб со злорадством разглядеть пожар, быстро перекидывающийся на соседние с площадью дома.
  
   К вечеру на горизонте замаячили горные вершины. Каждый взмах орлиных крыльев приближал Мэтта к цели - естественной крепости, окруженной неприступными отвесными скалами. Там находился домик Мэтта, выстроенный им собственноручно (с небольшой помощью магии), которым он очень гордился.
   Тень от крыльев орла накрыла половину долины. Мэтт еще на лету ловко соскочил со спины птицы, и подхватил сброшенную вниз "ношу". Сделать это так, чтоб тяжелый деревянный брус не придавил Линн оказалось непростым заданием, но на стороне Мэтта было Искусство.
   Колдунья, на сколько Мэтт мог судить, не пострадала. Просто потеряла сознание. Мэтт отвязал ее и отнес в дом, на застеленную медвежьей шкурой постель. В логове оборотня мебели было немного: кровать, грубо сколоченный стол да привезенное из фамильной резиденции кресло. Пол и стены единственой комнаты покрывали искусно выделанные шкуры, полстены занимал очаг, над кроватью на полке стояли книги - вот и все нехитрое убранство.
   Волшебник прищелкнул пальцами, и в очаге уютно затрещало пламя, маленькое и дружелюбное, не то что утром на площади. Мэтт с удовольствием растянулся на мягкой теплой шкуре, щурясь на огонь как кот, а сходство еще и усиливалось светящимися в полумраке желтыми глазами. Лениво подумав, что с утра надо бы слетать за едой, Мэтт свернулся клубочком, закрыл глаза и уснул.
  
   Чуткий сон оборотня нарушил шорох шагов. Линн старалась двигаться как можно тише, но для Мэтта ее усилия были смешны. Он притворялся спящим лишь затем, чтоб проследить, как поведет себя девушка. А Линн тем временем осторожно подобралась к нему и присела на корточки. Мэтт невольно дернул заостренным ухом, предательски торчавшим из под копны темных волос. Линн испуганно отпрянула, но осталась на месте. Уверившись, что Мэтт "спит", колдунья потихоньку вытащила его медальон. Вот тут-то она попыталась вскочить и убежать, только оборотень моментально среагировал, крепко схватив ее за руку. Желтые глаза с вертикальными черточками-зрачками пристально уставились на девушку. А та была ни жива ни мертва.
   - Воруем? - Насмешливо оскалился Мэтт.
   - Пусти, тварь! - Взвизгнула Линн. - Я лишь хотела увериться, что ты такой же демон, как те двое!
   - Ну и как? - Улыбка Мэтта стала откровенно издевательской.
   - Ты монстр! - Девушка рванулась изо всех сил, но тщетно. - Не знаю, с какой грязной целью ты похитил меня...
   - Постой-постой. - Деланно удивился Мэтт. - Так что же, твоим заветным желанием и смыслом жизни было выступление в роли жертвы на сожжении?
   - Не твое дело, подонок! - Крикнула ведьма, но попыток освободиться уже не делала. Мэтт незаметно отпустил ее запястье.
   - И вот это вместо спасибо. - Нарочито-грустно вздохнул оборотень, отвернувшись к очагу.
   Линн фыркнула что-то, словно раздраженная кошка, и выскочила из дома, громко хлопнув дверью.
   Мэтт только усмехнулся. Далеко она не уйдет.
   За окном забрезжил рассвет. Спать Мэтту больше не хотелось, валяться тоже. Он не спеша встал, и пошел к озеру, умываться. Линн сидела на пороге, глядя в землю, и тихонько плакала. На волшебника она не обратила ровно никакого внимания.
   Мэтт молча присел рядом. Линн повернула к нему заплаканное лицо.
   - Ну и зачем я тебе нужна, демон? Хочешь отомстить за своих?
   - Я уже давно сделал это. - Спокойно ответил Мэтт. - Виновные в смерти моей семьи горько пожалели о том, что связались с Волчьими князьями.
   - А меня ты оставил напоследок, не так ли? - Ядовито прошипела девушка.
   - Тебе не за что мстить. - Пожал плечами оборотень, будто это было вещью совершенно очевидной.
   Линн непонимающе уставилась на него.
   - А что тут странного? - Мэтт смотрел вдаль, в сторону алеющей кромки восхода. - Это вы, люди, сделали из нас кровожадных чудовищ.
   - А на самом деле вы овечки. - Съязвила колдунья.
   - Мы выживаем. - Серьезно ответил волшебник. - По мере необходимости мы бываем жестоки, но не так как вы, люди. Мы не делаем из убийства публичного развлечения. Что там, мы вообще не убиваем без повода. Да, мы стараемся не оставлять за спиной живых врагов и тех, кто может ими стать. Но ведь это другое... Повторюсь, мы выживаем. Мы, старшая раса! Мир меняется, и для таких как я в нем все меньше места. Я не знаю, зачем и почему так случилось, но и не собираюсь смириться. Почему, Линн? Волчьи князья избегают людей, мы ушли в тень, оставив для вас мир, бывший еще недавно нашим. Почему же люди не прекратили травить нас?
   - Пытаешься применить трюк "и у кого больше проблем"? - Фыркнула Линн. - Будто я не знаю, будто я не видела трупов, оставленных твоими сородичами!!! Тех ран не могли нанести хищники, да и к тому же, волки не забираются в города! Вы жрете человечину, твари!
   - А вот это точно чушь! - Возмутился Мэтт. - Ты бы стала есть помои? Да от людей так воняет, что от одной подобной мысли выворачивает! А трупы погрыз кто-то другой. Я убивал с помощью магии.
   Оборотень обиделся не на шутку. Мало того, что люди ославили Волчьих князей так, что хуже некуда, так еще и в принципе неплохая девушка ведет себя враждебно и всерьез его ненавидит. Ни за что. Просто так, даже не потрудившись узнать.
   Линн встала, сжав кулачки.
   - Нелюдь! Я разгадала твои планы! Ты хочешь использовать меня для одного из черных обрядов, но у тебя не получится! Я не дамся тебе живой!!!
   Мэтт расхохотался. Вот это страсть!
   Линн тем временем подбежала к озеру, намереваясь утопиться. Но в ледяную воду войти так и не решилась.
   - Пробуй-пробуй. Может, мыло и веревку одолжить? - Хихикая предложил Мэтт. - Помыться и в горы... или может ножом получится? Выбор большой.
   - Издеваешься? - Вспыхнула Линн.
   - Ты безнадежна. - Простонал оборотень, утирая с глаз слезы смеха. - Линн, поверь, у меня нет никаких зловещих планов на твой счет. Если хочешь, я сейчас же отвезу тебя в любой город людей по твоему указанию.
   - Правда? - Линн моментально сникла. По ее лицу пробежала тень. - Лучше убей меня, урод! Раз уж я не могу. А повод... именно я донесла на твоих, разве это не повод? Ну, хочешь отомстить?
   - Не надо истерик. - Проговорил Мэтт с досадой. - Я не хочу тебя убивать, а ты не хочешь умирать. Иди в дом, погрейся у очага, а то совсем простудишься.
   - Какие мы заботливые. - С издевкой протянула Линн. - Какое тебе дело до никчемной человеческой ведьмы! Знаешь, как я раскусила тех двоих? По такой же надменности! Вы считаете, что лучше нас, что можете о нас ноги вытереть... завести домашнюю зверушку, поиграть и бросить!
   - Когда начинать? - Поинтересовался Мэтт мрачно. - Хочешь правду, ведьма? Да, мы лучше! И не потому, что сильнее, быстрее или дольше живем. А потому что не боимся вас! Потому что в наших душах нет места серости! Свет или Тьма, но никогда пустота! А что же касается превосходства, так века наблюдения за развитием вашей расы не могли не повлиять. Опять же, возможности, за которые вы, люди продали бы душу демонам. Или я не прав?
   - Я не такая! - Вспыхнула Линн.
   - Не такая. - Подтвердил Мэтт. - Потому я тебя и "похитил". Ты слишком хорошая для того чтоб погибнуть на костре. Мало у кого мне доводилось видеть столь светлую ауру. И к тому же очень красивая.
   Линн смущенно покраснела. Мэтт сосредоточился и произнес короткую фразу на хрипловатом рычащем языке. В его ладони возникла хрупкая белая лилия.
   - Откуда ты знал? - Изумилась девушка.
   - Так я ведь волк. - Усмехнулся Мэтт, протягивая Линн цветок. - Почуял.
   Линн понюхала лилию, измазав нос в рыжеватой пыльце. Оборотень не ошибся. Почуял... дал знать, что теперь имеет над ней безграничную власть, или же наоборот, подарив цветок, попросил о доверии? Ведь он живет совсем один, на краю мира, ему наверно хочется пообщаться хоть с кем-нибудь, хоть иногда - поняла ведьма. А может, он не такой плохой, как говорит проповедник в храме? Линн украдкой взглянула на оборотня из-под длинных белых ресниц.
   Мэтт стоял, опираясь о стену дома, и мечтательно смотрел в небо. На лице волшебника застыло выражение покоя и умиротворенности. Но все равно, в его позе было что-то хищное, напряженное, готовность вмиг сорваться и броситься в атаку. Волк на пороге логова. Линн невольно покраснела, подумав, что оборотень нравится ей как мужчина. Высокий, стройный, в подчеркивающей фигуру строгой одежде, пусть изношенной и грязной после путешествия. Не красавец, но что-то в нем есть. Магнетизм зверя? От пристального взгляда его желтых глаз перехватывает дыхание. За улыбку можно отдать жизнь. Голос невероятно притягателен. А запах... и все очарование резко разрушилось.
   - Фу, от тебя псиной несет! А еще говорил что люди воняют! - Линн забавно сморщила носик.
   Мэтт вздрогнул от неожиданности. А затем громко и искренне рассмеялся.
   - А чем же еще от меня должно пахнуть? Если уж быть совсем точным, то волком, но вы люди все равно не отличите этот запах от собачьего. Поверь, Линн, я не такой грязнуля, как тебе могло показаться, просто слишком устал за неделю почти беспрерывного полета. Я так спешил домой, что почти не спал в дороге.
   - А где ты был, если не секрет? - Заинтересованно спросила Линн.
   - Какой там секрет! - Махнул рукой волшебник. - Искал сородичей, рассеянных по всему миру. Нас осталось так мало... половины кланов, упомянутых в древних хрониках, уже не существует. Мы вымираем, несмотря на все наши усилия. Большинство семей представляют одиночки, как и я, последний из Волков Гор. Нас осталось меньше сотни, Линн!
   Мэтт тяжело вздохнул, и скрылся в доме. Линн не пошла за ним. Ей и с порога было слышно жалостливое поскуливание раненого волка.
  
   Так и получилось, что ведьма осталась в доме оборотня. Помогала по хозяйству, лазила вместе с ним по горам, собирая лекарственные травы, даже училась несложным заклинаниям из книг Мэтта, но ни разу больше не упоминала об их первом разговоре. Мэтт чувствовал себя почти счастливым. Линн, смешная и добрая человеческая девушка, сумела вернуть его к жизни, сама об этом не подозревая. Однако мысли о будущем омрачали радость от общения с ней. Рано или поздно Линн захочет вернуться к своим. И это будет правильно. Для нее. А он, Мэтт, должен будет ее отпустить. Даже если она не уйдет из его жизни, людской век так недолог. Сколько же им отпущено времени? Мэтт не знал и наслаждался тем, что им было дано. Он не говорил Линн о своих чувствах к ней, боясь неосторожным словом разрушить протянувшуюся между ними тоненькую нить дружбы. Девушка же почему-то мрачнела с каждым днем. Наконец Мэтт не выдержал, и спросил у не в открытую:
   - Что не так, Линн?
   - Не догадываешься? - Хмуро буркнула ведьма. - Надо же, а лилию сразу почуял.
   - Я же не ясновидец. - Развел руками Мэтт.
   - Ты недогадлив, как и все мужчины. - Проворчала девушка. - Неужели так сложно? С тех пор, как ты привез меня в долину, прошло около луны...
   - Боишься встретиться с моей звериной ипостасью? - Догадался Мэтт. - Ерунда все это. Волчьи князья могут менять облик по собственному желанию, независимо от календаря. Это нежить всякая от лунного света пьянеет и буянить начинает. А мы и в волчьей шкуре остаемся собой. Ты права в одном, я давно не превращался. Надо бы наверстать, а то забуду как это делается. Но не здесь же, волку нужен лес! Что скажешь, слетаем в фамильную резиденцию Волков Гор?
   Линн подпрыгнула от радости и бросилась Мэтту на шею. Оборотень поймал ее и закружил. Да, девочка давно ждала приглашения побывать в замке, о котором была так наслышана. Для нее это как живьем увидеть сказку. Интересно, а как примет ее Дух Предков?
   Замок, скрытый в непроходимой лесной чаще, встретил гостей неприветливо - хлопал дверьми, скрипел ступенями, свет то зажигался то гас, а портреты в галерее отворачивались лицом к стене. Обиделся - понял Мэтт. Слишком долго не было хозяина. "Ну прости, больше не повторится, честно!" - мысленно пообещал оборотень. Дом перестал фокусничать, но Мэтт знал, что он все еще дуется. Но долго сердиться замок не будет, он ведь рад в глубине души, рад что хозяин вернулся живым и невредимым.
   - Мэтт, мне все время кажется, что этот дом живой. - Испуганно сказала Линн, отрывая оборотня от размышлений.
   - А так и есть. - Улыбнулся волшебник. - У него есть своя душа. Знаешь, как это хорошо, иметь не просто четыре стены и крышу над головой, а настоящего друга? Он ведь не только на мелкие шалости горазд. Он и в холод согреет, и от недобрых глаз скроет, и от врага защитит.
   Дом обрадованно замерцал светильниками. Хозяин знает, хозяин ценит!
   Линн с любопытством осмотрелась. Они с Мэттом шли по длинной галерее, вдоль стен которой висели портреты. И только над последним находилась табличка с подписью: Маттиас Ферго, глава рода Волков Гор.
   - Согласно нашему обычаю, мертвых не зовут по именам. - Пояснил Мэтт, в ответ на ее удивленный взгляд. Смотри, вот мой отец.
   С портрета гордо глядел статный мужчина в серебристом доспехе. На его лице читались достоинство и решимость. Сын унаследовал его черты.
   - Мама. - Мэтт указал на следующее изображение.
   Темноволосая красавица с ледяными синими глазами держала в ладони чашу, из которой исходило зеленоватое сияние.
   - От нее у меня Дар. - Добавил оборотень. - А напротив лучше не смотри.
   Но Линн не послушалась его совета, и напрасно. Огромное полотно изображало фехтующих юношей, в полный рост. Они были похожи, как две капли воды, воины как отец, но внешностью в кодунью-мать. Только перед глазами девушки встала другая картина. Лица, скрывающиеся за стеной пламени, и на них не азартные улыбки, но жуткие, нечеловеческие гримасы боли. По ее вине, по ее непростительной ошибке. Глаза Линн наполнились слезами.
   - Почему, Мэтт? Почему ты не позволил мне искупить вину?
   - У тебя мертвой это не получилось бы, малышка. - Ответил оборотень, обняв ее за талию.
   Линн доверчиво как ребенок прильнула к нему. Мэтт не задумываясь притянул ее к себе и поцеловал. Она ответила, неумело но пылко... И тут на голову волшебнику упал невесть откуда взявшийся свиток пергамента. С огромным сожалением отпустив Линн, оборотень поднял его и развернул. Его глаза озарились радостью. Долгожданное приглашение от Лесных Волков! Ежегодный праздник, на который соберутся представители нескольких кланов, возрожденная иллюзия древнего величия расы, но как же необходимая иллюзия для тех, в ком жива надежда!
   Линн можно было и не спрашивать о согласие. Она поехала бы со своим князем хоть в преисподнюю. Впрочем, туда ее Мэтт не звал. А праздник у оборотней это же так интересно!
   - А замок Лесных похож на твой, Мэтт?
   - Нет. - Улыбнулся волшебник. - У них нет замка. Это огромная поляна, поросшая мягкой изумрудной травой. Ее окружают деревья-великаны, кронами касающиеся неба. В ночь праздника их листья издают тихий перезвон, кора же мерцает в лунном свете жидким серебром. В воздухе порхают феи, поэтому на полянке светло как днем. Человек, которому однажды удалось подсмотреть наши танцы, сочинил песню о сказочных эльфах, приняв нас за них.
   - Так значит, эльфы всего лишь сказка? - Огорчилась Линн.
   - Теперь да. - Грустно вздохнул Мэтт. - Последний из них два века назад умер на руках моего деда. Знаешь, давным давно мы враждовали с ними, но в один момент все наши раздоры стали неважны. Из мира уходит Сила, Линн. Не магическая, не жизненная, нет. Какая-то другая, та что дала начало Старшим расам. Первыми это почувствовали эльфы, затем и мы. Вы, люди, этому не подвержены, наоборот, исчезает то, что подавляет ваше распространение. А нам все труднее. Мы больше не можем говорить со всеми животными, только с волками. А скоро и они перестанут нас слушать. Я не знаю, может это естественный этап в истории, когда более жизнеспособная раса вытесняет все остальные. Тогда нет смысла исправлять что-либо. Но если за этим стоит чей-то злой умысел, я готов сделать что угодно, чтоб спасти нас. Только не знаю как.
   - Не расстраивайся. Ты найдешь способ, я уверена. - Сказала Линн.
   - Спасибо, что веришь в меня, моя фея. - Сквозь слезы улыбнулся Мэтт. - Если я не смогу сам, ты поможешь мне, верно?
   - Сам сказал. - Линн прижалась к нему, напрашиваясь на поцелуй.
  
   Во владения Лесных Волков Мэтт и Линн прилетели на орле к вечеру следующего дня. На преодоление этого расстояния пешком потребовалось бы полторы недели для Линн, или четверо суток волчьего бега для Мэтта.
   Мэтт, одетый в черный с серебром костюм, смотрелся как настоящий принц. Линн ничуть не уступала ему, в платье цвета ночного неба, расшитом агатами, и поразительно контрастировавшем с волосами девушки, распущенными по плечам белоснежным плащом.
   Встречать их вышла небольшая серая волчица, сердито зарычавшая на вид Линн.
   - Привет, и я рад тебя видеть, Лесной Шорох. - Обратился к ней Мэтт.
   Волчица возмущенно чихнула и обернулась невысокой девушкой в охотничьем костюме.
   - Зачем ты привел к нам человека, Маттиас? Ее присутствие будет оскорблением нашей расе! - Выпалила она, с клокочущим в горле сердитым рычанием.
   - Она со мной, и если я услышу что-то нехорошее в ее адрес, союзу наших домов конец. - Угрожающе проговорил Мэтт, а его глаза загорелись недобрым огнем. - И это касается в первую очередь тебя, Лесной Шорох.
   Оборотниха вызывающе тряхнула темно-русой гривой.
   - И что ты в ней нашел, Маттиас? Маленькая говорящая мартышка! Разве наши девушки не лучше? Или это ты настолько неразборчив?
   Линн испуганно сжалась и ухватилась за руку Мэтта как за последнюю соломинку. Оборотни оказались не такими уж дружелюбными, как пытался уверить ее волшебник. Лесной Шорох наверняка станет ее врагом. Вон как сочится ядом ее голос. Да она же ревнует! - сообразила ведьма, и моментально выпрямилась. На ее губах заиграла насмешливая улыбка. "Так держать!" - шепнул ей на ухо Мэтт, и Линн сразу почувствовала себя намного увереннее.
   - Насколько я знаю, никаких традиций я не нарушил. - С плохо скрываемым злорадством произнес Мэтт. - Так что будь добра, проводи нас к главе клана, как было вменено тебе в обязанности, Младшая.
   Лесной Шорох фыркнула и снова обернувшись, тенью скрылась в чаще. Мэтт понадеялся что Серая Охотница, мать клана, найдет что сказать взбалмошной девчонке. Лесной Шорох в прошлый раз заставила его досрочно сбежать с бала. И с чего ей взбрело в голову, что она предназначена ему в жены? Пара ни к чему не обязывающих прогулок в волчьей ипостаси под полной луной еще ничего не означают. Но Лесной Шорох пристала как репей. Может, хоть теперь, увидев Линн, несносная оборотниха успокоится.
   Дорогу к поляне Встречи Мэтт отлично нашел сам, провожатый был лишь отголоском древней традиции. Однако, выходя из-под сени деревьев, Мэтт почувствовал себя неловко, как гость, о котором позабыли хозяева.
   Ночной Страж, глава клана Лесных Волков, привольно расселся под раскидистым дубом и развлекался плетением узоров из закатных лучей. Мэтт кашлянул, чтоб привлечь его внимание.
   Старейший из Волчьих Князей вскочил на ноги, воровато прикрывая ладонью свою работу, как пойманный на горячем проступке мальчишка.
   - А, это ты, Маттиас. - С облегчением вздохнул князь. - Я уж думал, Серая. Она с самого утра намерилась привлечь меня к подготовке праздника. Будто ей дочерей мало. А я как раз новое заклинание придумал, вот испытываю.
   Глаза Мэтта тут же загорелись любопытством.
   - Научишь?
   - Позже, когда будет готово. - Кивнул Ночной Страж. - Ты ведь на праздник прибыл, Маттиас? Где же твой провожатый?
   - Лесной Шорох оскорбилась личностью моей спутницы и сочла это достойным поводом для отказа от обязанностей провожатого. - Устало произнес Мэтт.
   - Не обращай внимания, Маттиас. Вырастет еще, перебесится. - Добродушно улыбнулся Ночной Страж. - Младшей и так с утра досталось от матери. К тому же я не могу не выразить моего удивления по поводу твоей подруги. Люди в наших праздниках участвуют исключительно редко.
   - Почему? - Вырвалось у Линн.
   Ночной страж засмеялся.
   - Потому что мы кровожадные монстры, питающиеся человечиной, красавица моя.
   - Но ведь это неправда, Мэтт мне обьяснил! - Возразила Линн.
   - А многие ли поверят жутким и клыкастым? - С горечью спросил Ночной Страж. - Если вы даже мудрых и прекрасных эльфов в свое время перебили. Не все готовы принять обьяснения, как ты. Да и нам иногда приходится поддерживать зловещую репутацию, чтоб люди не знали как мы на самом деле уязвимы. Маттиас многое может рассказать тебе на эту тему, но не будем сейчас о грустном. Как твое имя, белая лилия?
   - Линн, милорд. - Поклонилась девушка, совершенно не удивившись проницательности князя.
   - Значит, ведьмочка? - Лукаво усмехнулся Ночной Страж. - Маттиас похож на своего отца и в этом.
   - Твои выводы, по-моему, несколько преждевременны, князь, - Мэтт весело подмигнул Линн, - а может и нет.
   - Береги свою белую лилию, Маттиас. - Из голоса Ночного Стража исчез всякий намек на шутку. - Ибо Тьма и Пламя идут по пятам за вами обоими. Считай это небольшим пророчеством. Но пока вы в безопасности, так что присоединяйтесь к веселью. Почти все уже собрались на Большой поляне. Завтра к утру мы ожидаем две последних семьи, Степных и Приречных. К сожалению, Снежные Волки никогда больше не появятся на танце Белой Ночи. Их клана больше нет. Ужасные новости для праздника жизни и счастья, но единственное что мы можем сделать для них это повеселиться и от их имени. Идите же, Маттиас и Линн. Праздник ждет вас. А ты, белая лилия, не бойся. Лесной Шорох не права. Твое присутствие, здесь, в Белую Ночь, для нас как лучик надежды.
   Мэтт коротко поклонился и увел Линн с поляны. Исчезновение Снежных волков не было новостью для него, видевшего еще свежие трупы и пропитанную кровью землю. О преследующей его смерти Мэтт тоже догадывался. Князь только подтвердил его опасения своим пророчеством. Повода не верить ему не было. Это Ночной Страж в прошлом первым почувствовал угрозу. Тогда его проигнорировали. А с каждым годом все меньше и меньше семей принимало участие в танце Белой Ночи...
  
   На Большой поляне горели фонарики, цветным мерцанием превращая лес в сказочное королевство радуги, оркестр наигрывал тихую мелодию, под деревьями полукругом стояли столы с угощением, а над всем этим сгущался таинственной синевой летний вечер. Оборотни прогуливались по поляне, собравшись в группки сплетничали, обсуждали последние новости, о чем то горячо дискутировали, флиртовали, в общем вели себя в точности как люди на торжественом приеме - отметила Линн. Может, разница между ними и Старшими расами не так уж значительна?
   Группа магов, судя по разрушительным эффектам и спору на грани ругани, обменивалась опытом. Нашли же место - улыбнулся Мэтт. Он и сам был такой.
   От ближайшей группы сплетников отделился невысокий полноватый парень с огненно-рыжей шевелюрой и россыпью веснушек на щеках.
   - Здорово, Мэтт! - Радостно воскликнул он, хлопая волшебника по плечу.
   - Кого я вижу! - Притворно изумился Мэтт. - Сам Брагдон Озерный решил почтить сие унылое сборище своим присутствием!
   - Да, это я, великий и скромный. - Ухмыльнулся рыжий. - А сборище перестало быть унылым с момента моего прибытия, так что ты неправ. Представь мне свою девушку, Мэтт, а то прямо неудобно.
   Мэтт ехидно хихикнул.
   - Брагдон, это Линн, моя ведьмочка. Линн, а перед тобой Брагдон из Озерного клана, большой хвастун и обормот каких мало.
   - Неправда, я в природе только один. - Заявил Брагдон.
   - Да, другого такого чуда наш мир не вынесет. - Согласилась Линн.
   Мэтт и Брагдон разразились веселым хохотом.
   - Как она тебя, а?
   - Да, эта девушка создана для тебя, Маттиас! Ты уже сделал ей предложение?
   Мэтт почему-то густо покраснел, а Брагдон заржал как невоспитанная лошадь.
   От глаз Линн ничего не укрылось. Ее сердце радостно дрогнуло. Неужели правда? Неужели возможно общее будущее для оборотня и человеческой ведьмы?
   Лесной Шорох непринужденно продефилировала через всю поляну на высоченных шпильках и остановилась перед друзьями, окинув Линн презрительным взглядом.
   - Ау, Браг, пригласишь волчицу на танец? Или тоже предпочтешь мартышку?
   Брагдон скользнул взглядом по ее безупречной фигуре, полюбовался на вырез ее откровенного ярко-алого платья, и поморщился когда дело дошло до лица.
   - Волчицу может быть. А вот стерву вряд ли. Тебе нечего здесь искать, Младшая. - Нагло заявил рыжий, демонстративно разведя руками - мол, вон их красавиц сколько.
   - И не смей мне обижать Линн! Она меня между прочим чудом назвала! - Добавил Брагдон пока Лесной Шорох подыскивала слова для новой гадости.
   Шорох позеленела от злости и спешно ретировалась, чуть не сломав каблуки.
   Музыка стала громче. Мэтт коротко извинился перед Брагдоном и увлек Линн на танцплощадку. Впрочем, рыжий недолго скучал. Он и вправду был популярен среди женской половины, так что первая же попавшаяся красавица с радостью приняла его приглашение.
   - Позволите? - Ночной Страж незаметно подкрался к Мэтту и Линн, и протянул девушке руку.
   Мэтт согласно кивнул.
   Линн закружилась вместе с князем в медленном танце. Ночной Страж таинственно улыбался ей. Танцевал он превосходно, даже лучше Мэтта, уверенно, плавно, с нечеловеческой грацией, словно и не двигался, а скользил, как тень по траве. Линн рядом с ним казалась себе неуклюжей коровой.
   - Не беспокойся, со мной на равных танцевать может только Серая Охотница. - Хитро усмехнулся оборотень. - А ты, белая лилия, не уступаешь даже эльфийкам. Ты непростая девушка, Линн. Не боишься нас ни капли, что радует. Но слишком много странностей для обычной ведьмы. Ты ведешь себя так, будто не раз бывала на подобных мероприятиях, и то не в роли смешной девочки-простушки, приглашенной чтоб повеселить высоких гостей. Ты отлично танцуешь, слишком хорошо для человека. Твоя внешность вообще не слишком характеристична для человеческой расы, хотя отличия всегда можно списать на побочные эффекты магических экспериментов. Но старого волка этим не обманешь, я чую в тебе старшую кровь. Мавка или эльф?
   - Хозяин реки. - Призналась Линн. - Три поколения назад. Прабабушка зимой провалилась под лед, а спустя десять лет вернулась с маленькой дочкой. Рассказала все как было и предупредила, что речка вскоре пересохнет, да так и вышло.
   - Значит, и они умирают. - Задумчиво произнес князь. - Мелеют озера, крошатся горы, горят заповедные чащи. Кто может, спасается бегством, остальные гибнут. До духов уже не достучаться, призраки более не тревожат живых, лешие не путают неосторожных, русалки не водят хороводов в Белую Ночь. То что давало нам силу иссякает. В недолгом времени в мире из всего богатства рас останутся лишь люди. Некоторых такой расклад несомненно порадует. Пока...
   - Они не поймут, что ушла сказка, а на ее место явилась серость. - Продолжила Линн.
   - Все верно. - Улыбнулся князь. - Такие как ты наша последняя надежда. Когда старая сказка кончается, кто-то должен сочинить новую. Пускай мои сородичи со мной не согласны, я считаю что мы зря изолировались. Наши расы могли бы многое дать друг другу. И тогда Волчьи князья оставили бы после себя лучшую память. Не как страшилки для глупцов, но как гордый сильный народ, не испугавшийся смерти.
   - Я не подведу. - Пообещала Линн.
   - У тебя другая дорога, белая лилия, - покачал головой Ночной Страж, - и собственная легенда впереди. Иди к Маттиасу, а то он уже вознамерился тебя спасать. Да и моя Охотница смотрит косо.
  
   В ночь летнего праздника Линн поняла, что иначе как Белой ее и нельзя было назвать. Солнце зашло за горизонт, но никто этого и не заметил. Взошла полная луна и озарила Большую поляну волшебным сиянием. Деревья засверкали серебром, а их листья начали издавать мелодичный звон. Феи вспорхнули в небо яркой россыпью огней, повсюду рассеивая мерцающую пыльцу, отчего казалось, что сам воздух горит. Фигуры оборотней в этом призрачном блеске казались нечеткими, постоянно плывущими, на грани превращения. Линн, одетая в струящееся платье из льдисто искрящегося серебристо-серого шелка, расшитое горным хрусталем, с белоснежными волосами, уложенными в сложную прическу, и украшениями из бриллиантов, в опалесцирующем свете поляны выглядела как лунная богиня. Даже Мэтт был поражен.
   Странная, прихотливая мелодия звала в танец и никто не смел сопротивляться. Оборотни разделились на пары и закружились в такт льющейся из ниоткуда музыке... Сознание смыло волной лунного сияния, и Линн позабыла обо всем. Наутро, когда она пришла в себя, осталось лишь щемящее воспоминание о необыкновенном чуде, которого не вернуть. И сильнее стала боль, тоска по уходящей сказке.
   На Линн все смотрели с уважением, и даже Лесной Шорох воздержалась от очередной колкости.
   - Мы рады будем видеть тебя среди нас, белая лилия. До свидания, Маттиас. - Напоследок сказал Ночной Страж.
   Мэтт ловко запрыгнул на спину, помог взобраться Линн и скомандовал взлет. В поднятом громадными крыльями шуме никто не услышал, как Ночной Страж прошептал: "Тьма или Пламя? Не ошибись, белая лилия, выбери правильно".
  
   Мэтт отпустил орла за стенами Асналии. Линн уже, наверное, заждалась - подумал оборотень, проталкиваясь в начало очереди у городских ворот. Люди роптали, но более решительных действий никто не предпринимал - маленький огонек, подвешенный над левым плечом Мэтта ясно говорил о его профессии. Сильные, обученные маги среди людей были редкостью, и связываться с ними никто не желал. В самой Асналии, где находилась Гильдия Магов и рядом же Академия, почитали и боялись волшебников сильнее чем короля и его представителей.
   Линн выбрала именно этот город, когда захотела вернуться к людям. Достаточно далеко от родного Далкзора и достаточно близко к Мэтту. В Асналии она, никем не узнанная, могла начать жизнь с чистого листа. И вот в условленный день Мэтт прилетел посмотреть как она устроилась. Стражник низко склонился перед Мэттом. Оборотень надменно посмотел на него сверху вниз, и прошел в ворота. Линн выбежала ему навстречу и прыгнула на шею. Мэтт прижал ее к себе и поцеловал так, будто год с ней не виделся. Линн ответила не менее жарко. Прохожие тактично делали вид что очень заняты своими делами.
   Наконец Мэтт поставил свою ведьму на землю и окинул оценивающим взглядом. Девушка изменилась. Она так и лучилась довольством, счастливо улыбалась, а ее глаза сияли. Платье, хоть и скромное, тем не менее очень ей шло, подчеркивая естественную красоту. На шее висел качественно сделанный амулет, на пояске - сумка с зельями, а в кошельке позванивали монеты. Несомненно, Линн преуспела в своих намерениях.
   - Скучала? - Спросил оборотень. - Или нашла себе другого?
   - Не смешно. - Фыркнула Линн. - Где ж я найду такого как ты? Слушай, у меня есть работа, собственный дом, уже постоянные клиенты и даже кое-какие знакомства, и все это за одну неполную луну!
   Девушка радостно щебетала, рассказывая о своих успехах, а Мэтт с удовольствием слушал и даже в чем-то завидовал. Линн быстро освоилась на новом месте, как и в прошлый раз. На услуги целителей в Асналии был постоянный спрос, и лишней Линн не оказалась. Заняв денег, ведьма открыла собственную лавочку. Девушка быстро заработала на небольшой домик и отдала долги. Насколько Мэтт понял, причиной столь высоких доходов было то, что самыми лучшими ее клиентами были члены воровской гильдии, платившие щедро, а взамен требовавшие только молчания. Судьба сделала Линн щедрый подарок. Но не придется ли впоследствии за него расплачиваться?
   Оборотень позволил Линн провести экскурсию по городу. Людские муравейники Мэтту никогда не нравились, но этот был хотя бы чистым. Небольшие аккуратные домики утопали в зелени садов, мостовые выложены каменными плитами были чисто выметены, никаких свалок и выливаемых из окон помоев. Благодаря этому можно было ходить по улицам не зажимая нос. Архитектура вполне ничего, хотя и уступает затаившейся угрозе линий Волчьих замков. Высокие башни Академии Магов возвышаются над остальными зданиями как роковые копья, а скромно украшенная ратуша на их фоне смотрится жалко и бледно. Храмы являют собой бессмыссленное нагромождение колонн и арок, бестолково вызолоченных крыш и грубо сложенных фонтанов. Не то что древние Звездные Круги эльфов, в которых положение каждого камня приходилось высчитывать тщательнейшим образом.
   Зато жилище Линн Мэтту очень понравилось. Старый особняк чем-то припоминал его собственную резиденцию. Но главное - в нем чувствовалась жизненная сила, подобие души. Это действительно дом, а не просто место под крышей и строчка адреса. Серые каменные стены были увиты плющом, черепица кое-где осыпалась, но сам дом стоял и обещал стоять еще долго. В крохотном садике на заднем дворе бил небольшой источник, по берегам которого Линн посадила лиловые горные колокольчики. И, конечно же, целая клумба лилий. Белоснежных как лебединые крылья, хрупких как фарфор, с ярко-рыжими веснушками пыльцы.
   Внутри же царил идеальный порядок. Пахло свежей краской и деревом - Линн не поскупилась на ремонт. Однако, мебель, цвет стен и декоративные элементы не нарушали мрачноватого духа особняка. Картинки с изображением жутких монстров, развешенные по комнатам, придавали атмосфере очаровательную нотку черного юмора. Мэтт поймал себя на том, что он и сам не прочь поселиться в таком сказочном доме.
   - У тебя прекрасный вкус, Линн. - Похвалил оборотень.
   - И это не единственное из моих достоинств. - Улыбнулась ведьма. - Пойдем, покажу спальню!
   - А не рано? - Поинтересовался Мэтт.
   - С чего ты взял, что это неприличный намек? - Возмутилась Линн, хотя смеющиеся глаза выдавали ее с потрохами.
   - Унюхал. - Со странной улыбкой пояснил волшебник. - Так что, прямо сейчас? Даже обедом не накормишь? Кстати, а что там у тебя такое аппетитное в котелке булькает?
   - Мэтт, проглот ты неисправимый! - Линн разочарованно вздохнула. - Хорошо, пошли на кухню. Я специально для тебя постаралась, вспомнила мой лучший рецепт. Попробуй только сказать что невкусно! В лягушку превращу. Проходи.
   Девушка толкнула дверь в кухню.
   - Уже научилась сложным трансформациям? Похвально. - Мэтт ловко увернулся от удара поварешкой. - Ни одного слова критики, обещаю. Не потому что боюсь, просто по запаху хорошую еду от плохой отличить легче легкого. Для оборотня, конечно.
   Маг уселся за столом, с любопытством наблюдая, как ведьмочка достает из шкафа посуду и приборы, со сноровкой накрывает на стол и раскладывает по тарелкам еду.
   - Что смотришь? Я может тоже не прочь пообедать. - Фыркнула Линн. - Приятного аппетита.
   - Ты такая хорошенькая когда сердишься. И готовишь изумительно. - Отозвался Мэтт, отведав ее стряпни. - Линн, выходи за меня замуж.
   Ведьмочка чуть не подавилась.
   - Ты сейчас не шутишь?
   Мэтт отрицательно покачал головой.
   - Это возможно? - Взволнованно спросила Линн.
   - Да. - Кивнул оборотень. - Моя мать раньше была человеческой ведьмой, как и ты. Волчьим князем можно родиться, но можно и стать. Здесь сказки не лгут. Не через укус, конечно, это как раз людские суеверия. Не через укус обычного оборотня. Это во власти лишь Духа Предков. Если он сочтет тебя достойной, передаст тебе нашу Силу через укус Серебряного призрака. Но подобным способом нельзя воспользоваться каждому . Если Дух не согласится... понимаешь, почему мы редко обращаемся к подобному ритуалу?
   - Прости Мэтт. - Тихо отозвалась Линн. - Прости, но я еще не готова рискнуть, даже ради нас. Давай наслаждаться тем что у нас уже есть.
   - Хорошо. - Оборотень отложил ложку. Еда вдруг утратила вкус, мир лишился красок, звуки доносились словно сквозь толстую стену. Мэтт мог улыбаться и говорить, что ничего не случилось, но самому себе не солгал бы. За месяц без Линн маг понял, что эта девушка нужна ему больше жизни. Он предложил ей свою любовь, волшебную сказку и почти вечную жизнь вдобавок. Так почему же она ответила отказом? Что же он сделал неправильно?
  
   Кто-то постучался в ворота. Линн сорвалась с облегчением, и побежала открывать. Мэтт безучастно смотрел в потолок. Почему? За что жизнь так несправедлива к нему?
   - Мэтт, это Илла Керанно, хозяйка самого большого торгового дома в городе. Илла, это Маттиас, странствующий волшебник. - Радостно прозвенел голосок Линн. Только чуткий слух оборотня уловил в нем легкую дрожь.
   - Очень приятно. - Сказала невысокая толстушка, разодетая по последней моде и увешанная аляповатыми украшениями. Она вошла в кухню и плюхнулась на лавку, откровенно оценивающе рассматривая Мэтта. Взгляд купчихи прошелся по серебряному перстню-печатке, рукояти простого, без украшений, кинжала, пыльной одежде. Илла, по всей видимости, сочла его нищим неудачником, а Мэтт не спешил ее разубеждать. Он специально оделся понепригляднее, чтоб не привлекать к себе лишнего внимания. Впрочем, тот кто присмотрелся бы внимательнее, заметил бы характерную отделку перстня, свидетельство работы эльфийского мастера, и уникальное клеймо на клинке, делающее его практически бесценным в глазах каждого знатока древностей. Илла к таковым, к счастью или же к сожалению не относилась.
   Женщины жизнерадостно делились сплетнями. Мэтт слушал вполуха, с изумлением глядя на Линн. Неужели она не чувствует явной фальши в поведении Иллы? Как можно было приглашать такую змею в свой дом?
   - Как ваша практика, Маттиас? - Поинтересовалась Илла со слащавой улыбочкой.
   - Не жалуюсь. - Ехидно усмехнулся Мэтт.
   - А чем же вы занимаетесь? Судя по вашему виду, работаете вы за идею, а не вознаграждение. - Язвительно произнесла купчиха, намекая на небогатый наряд мага.
   - Можно и так сказать. - Согласился Мэтт, игнорируя шпильку. - Я универсал, берусь за все, что мне интересно. Вы совершенно правы, это не согласуется с работой по заказу. Если бы я хотел, мог бы за год сколотить целое состояние. Только зачем мне еще одно? Того что я унаследовал после смерти родителей, мне вполне достаточно. Я мог бы жить как лорд, однако это противно моей беспокойной натуре.
   - Может, вы аристократ? - Спросила Илла с откровенной издевкой.
   - В каком-то роде, да. На самом деле я князь. - Мэтт холодно улыбнулся. - Но мой полный титул вам все равно ничего не скажет, я прибыл из краев, слишком отличных от ваших.
   - Мэтт, а ты не слишком разоткровенничался? - Вмешалась Линн, пока задетый за живое оборотень еще чего-нибудь не ляпнул.
   - Пожалуй. - Кивнул маг, и вернулся к созерцанию потолка.
   - А слышали новость? Архимаг Канор отыскал гнездо сил зла неподалеку от города, всего в трех днях пути! - Сообщила Илла. - Замок этих исчадий тьмы, волколаков! Скоро маги Асналии соберутся и сотрут оплот порока с лица земли! А Канор, между прочим, уже прослыл лучшим охотником на мерзких тварей! Его слава гремит далеко за пределами Асналии.
   Глаза Мэтта потемнели. Здесь! Негодяй здесь, в Асналии! Так вот куда сбежал старый трус... Он ответит за все - и за Горный клан, и за Снежный, и за все прочие отнятые им жизни. Месть наконец свершится, и никто не сможет ему, Мэтту, помешать!!!
   - Я его убью!!! - Прорычал оборотень, ненавидяще глядя в сторону Академии.
   - Мэтт, успокойся! - Встревоженно вскрикнула Линн. Она уже знала, что под влиянием сильных эмоций оборотень может частично превращаться. Лишь бы Илла не заметила когтей! Вроде, обошлось.
   Мэтт с трудом взял себя в руки. Когти вновь стали ногтями, а из глаз ушло яростное желтое пламя.
   - Линн, надо поговорить. Наедине.
   - Подождешь немного? Я провожу Иллу. - Кивнула Линн.
   Мэтт пробурчал что-то невразумительное, но активнее протестовать не стал. Спустя некоторое время Линн захлопнула за купчихой дверь и вернулась к Мэтту.
   - Что за спектакль ты тут устроил? - Гневно спросила девушка. - Зачем поссорился с моей подругой? Я не говорила раньше, но это благодаря Илле я имею все это!
   Линн махнула рукой, обводя пространство вокруг себя.
   - Не верь ей. - Произнес оборотень. - Она как змея в траве. Не перебивай, я не все сказал. Знаешь, мы, оборотни, очень чувствительны к фальши и лжи. Так вот, твоя Илла насквозь гнилая, двуличная сволочь. Она притворяется доброй чтоб приблизиться к тебе и в соответствующий миг ужалить побольнее. Я знаю, что говорю, поверь моему опыту. Но Илла это меньшее из зол. Ее новость, вот что самое страшное. Замок, о котором речь... резиденция Ферго! Мой дом, Линн!!! А Канор это та тварь, что уничтожила мою семью и не только их! Я обязан его остановить!
   - Ты не сможешь. - Линн села, беспомощно сложив руки на коленях. - Ты не победишь всех магов Академии в одиночку.
   - Да. Но я не брошу друга в беде. Замок не просто живой. В нем память клана, его душа. Моя душа, Линн! - Мэтт беспокойно зашагал туда-сюда по комнате. - Способ есть. Почти невыполнимо, на грани возможностей, но все же существует реальный шанс. Мы должны призвать Дух Предков. Затем ты с его помощью перенесешь Замок в мою долину. А я дам тебе необходимое для этого время.
   - А есть ли смысл, если ты умрешь, Мэтт?
   - Я не собираюсь умирать, Линн. - Оборотень вытащил из ножен клинок и полюбовался бликами света на лезвии. - Я лишь укажу некоторым их ошибки.
   Но Линн не отреагировала на шутку. В ее сердце прочно поселилось нехорошее предчувствие.
  
   Лес был как никогда темен. Линн не видела дальше нескольких шагов. Но Мэтт уверенно вел ее лишь одному ему известными тропами. Внезапно он остановился, и Линн резко уткнулась носом в его плечо.
   Мэтт принюхался. След был свежим, и оборотня это обрадовало. Тропа вела между переплетенными корнями к заросшей колючей ежевикой полянке. Прекрасно. Маг опустился на корточки, и вокруг него сгустилась чернильно-непроницаемая тень. Мгновение - и на его месте сидел крупный серебристо-белый волк, скаля острые крепкие клыки. Оборотень поднял голову и призывно завыл. У Линн защемило сердце от пронзившего мелодию отчаяния.
   На поляну сбегались волки. Линн испуганно огляделась в поисках убежища, но Мэтт толкнул ее носом в ладонь. Увидев в его глазах уверенность и спокойствие, Линн почувствовала себя в безопасности.
   Вожак стаи остановился напротив Мэтта. Колючие глаза хищника не выражали ничего хорошего, морда морщилась, шерсть на загривке стояла дыбом. Но Волчий князь ничуть не испугался.
   "Зачем звал, Старший?"
   "Просьба, Острый Клык. Можешь отказаться."
   "Мне решать. Говори, Старший."
   "Люди нападут на мое логово. Не отобьюсь сам."
   "Мы помним наказ. Мы поможем."
   "Бой будет трудным и неравным. Люди - умеющие жалить молниями."
   "Мы сделаем все, что в наших силах, Старший."
   "Спасибо, Острый Клык."
   Так вкратце звучал диалог оборотня и вожака волчьей стаи. Хотя Линн слышала только рычание, пофыркивание и подвывание. Закончив разговор, Мэтт принял человеческий облик и потащил Линн через лес. Всю дорогу к Замку Линн чувствовала на себе внимательные взгляды, от которых ей становилось не по себе, а между деревьями то и дело мелькали серые тени.
   Замок гостеприимно отворил свои ворота, стоило Мэтту прикоснуться к ним. Маг вошел внутрь, а Линн последовала за ним. Мэтт миновал галерею портретов, и направился к невзрачной лестнице, скрытой за гобеленом. Ступени вели вниз и упирались в глухую, казалось бы, стену. Но волшебник прошептал тайное слово и обвел пальцем защитные руны. Под полом заскрежетало, и вскоре проход был открыт. Короткий коридор закончился просторной полукруглой пещерой. Посредине ее находился широкий колодец, к которому Линн категорически не хотела приближаться. Но Мэтт все еще не отпустил ее руку.
   "Devverran!" - Выкрикнул маг, и пол пещеры вспыхнул ярким, режущим глаза светом. Когда способность видеть восстановилась, Линн смогла рассмотреть сложное переплетение рун, покрывающее стенки колодца. Сам он находился в центре десятиконечной звезды, выложеной в полу драгоценными камнями.
   "Alincolie!" - С рук Мэтта сорвалось золотистое пламя и рассыпалось мерцающей пыльцой. Мириады сияющих искорок закружились в хороводе над бездонной пропастью колодца.
   "Inteci!" - Голос оборотня отразился от стен гулким эхом. Искорки над колодцем начали формироваться в подобие человеческого лица.
   "Torvaadi! Aris Tevvon!" - Еле успели прозвучать последние слова воззвания, как призрачный лик над пропастью открыл рот и изрек:
   - Зачем ты тревожишь мой сон, последний из рода Ферго?
   - Я не обратился бы к тебе без надобности, Арис Тэввон. - Ответил Мэтт, едва совладав с дрожью в коленках.
   - Так не молчи, Волчий князь. Чего желаешь от Духа своих Предков?
   - Старшие расы умирают, тебе это известно, Арис Тэввон?
   - Опусти предисловие, Маттиас Ферго. Что нужно лично тебе? - Капризно спросил дух.
   - Не гневайся, Великий Дух. - Примирительным тоном произнес Мэтт. - Я лишь хотел обьяснить по порядку. Я хочу защитить Замок от детей праха. Но мне одному это не под силу. Поэтому я прошу, о Арис Тэввон, перенести Замок туда, куда укажет моя elveraie.
   - Ты не можешь избегать битвы, Маттиас Ферго. Это не путь Волчьих князей.
   - Я приму бой. - Возразил Мэтт. - Только целью детей праха являюсь не лично я, но сама душа нашего народа. Если я выиграю сейчас, придут другие, а за ними следующие. Я не смогу побеждать вечно. Замок не должен достаться им, если я проиграю.
   - Если ты проиграешь, последний из рода Ферго, Замок станет ничьим. - Заметил дух.
   - Akherri onitrren tai'va elveraie. - Маг произнес ритуальную фразу, преклонив колено.
   - А она согласна? - Вьедливо поинтересовался дух.
   - Линн, умоляю! - Мэтт отчаянно посмотрел на девушку. - Ты знаешь, что это значит, не отказывай, пожалуйста! Ты последняя надежда рода Горных Волков, если я все же погибну. Тебе эта причина может показаться странной, но для меня это важно! А самое главное, я люблю тебя, Линн...
   - Я согласна, Маттиас. - По щекам Линн катились слезы. - Ты не поверишь, как сильно я жаждала услышать от тебя эти слова.
   - Прекрасно. - Перебил дух. - Протяни руку над колодцем, дочь праха.
   Линн с опаской приблизилась к краю бездонной дыры, и, встав на колени, вытянула правую руку, прямо сквозь призрачное лицо. Искорки замерцали, завертелись, мигнули и слились в серебристый волчий силуэт. Челюсти зверя сжались на запястье ведьмы. Линн вскрикнула от боли. Капля алой крови полетела в колодец. А с девушкой происходило нечто странное - ее кожа побелела, а губы наоборот, приобрели темно-вишневый оттенок. Зрачки сузились и вытянулись в вертикальные щелки. Верхняя губа приподнялась, обнажив короткие белые клыки. Уши вытянулись и покрылись шерстью. Линн зарычала-завыла и начала кататься по полу. Ее тело дергалось в конвульсиях, руки и ноги то сокращались, то удлинялись, на пальцах появились когти. Волосы извивались змеями, то и дело меняя цвет. А затем девушку окутала знакомая черная мгла. И вот у колодца бессильно вытянулась молодая волчица. Ее шерсть была белой как снег, а глаза зелеными словно весенняя листва. На лице Мэтта расцвела радостная улыбка.
   - Моя княгиня. - Прошептал он, не веря своему счастью.
   - Ррр-ау! - Подтвердила Линн, осматривая свои лапы.
   - Tai'ha elveraie ilmeri. - Захохотал дух.
   - Laas, Aris Tevvon. - Поблагодарил Мэтт. - Я и не сомневался, что она достойна. Такой чистой души я не встречал еще никогда. Теперь ты поможешь нам, Дух?
   - Я сделаю как ты просишь, Маттиас Ферго. Ты же иди, дети праха уже у порога.
   - Я задержу их насколько смогу. - Пообещал Мэтт. Оборотень склонился в прощальном поклоне и выбежал из зала. Линн и Арис Тэввон начали творить магию.
  
   Мэтт выбрал для своего поста вершину сторожевой башни у ворот. Там он расчертил пол белым, зеленым, синим и красным мелом, и воззвал к стихиям. Воздух ответил ураганным ветром, вода загремела грозой, а земля зашевелилась, порождая могучих элементалей. Только огонь не откликнулся на призыв - Мэтт не слишком хорошо ладил с ним.
   Вожак волчьей стаи, Острый Клык, завыл, предупреждая о приближении врага.
   Мэтт отдал приказ атаковать. И начался хаос. С небес хлынул ливень, засверкали фиолетовые молнии. Элементали земли схлестнулись со слугами магов, демонами. Ураган ломал деревья, швырял в глаза магам листья и ветки, то и дело вспыхивали огненные шары... в разыгравшейся битве нельзя было разглядеть ничего, кроме деталей, вырванных очередной стрелой молнии. Вот развалился на части элементаль. Завыл опаленный заклятием волк. А вот асналийский маг проткнут обломившимся суком. Вот второй осыпается пеплом - в него попала молния. Раскаты грома оглушают, ливень хлещет, размывая почву, заклятия смешиваются и порождают невероятный результат. Магов становится меньше, но медленно, слишком медленно. Они пробиваются к воротам, промокшие, жалкие, но не утратившие решительности. За жизнь одного приходится платить десятком волков и нечеловеческими усилиями мага-оборотня. Асналийцев из полусотни осталось около двадцати, когда Мэтт почувствовал, что его силы на исходе. И тут на помощь ему пришли серебряные призраки. Магам пришлось туго. Ненадолго - в живых остались самые сильные, самые опытные. Серебряные призраки сумели уменьшить их количество всего на треть. Стихии понемногу умеривали свою ярость. Отбушевала гроза, прикончив напоследок двоих асналийцев. Отшумел ветер, расплющивший о дерево еще одного. Успокоилась земля. Волки, скуля, разбежались, и только израненный Острый Клык не покинул поля боя. Так он и погиб, вцепившись в горло врагу. А Мэтт остался один против десятерых. Недолго думая, оборотень спрыгнул с башни и перекинулся. Животная ярость полностью затмила человеческие чувства. Жажда крови гнала вперед. Раз - и когти разрывают плоть. Два - горячая кровь из перегрызенной глотки заливает серебристую шерсть. Три - и следующий противник падает с перешибленным позвоночником. Долго ему не пожить. Заклинание больно жалит в бок, но боль только придает сил. Адреналин бурлит в жилах. Врагов остается семеро... шестеро... пятеро... двое... последний. Мэтт тяжело встал с коленей. Победа далась нелегко. Да и какая это победа? Сделано только полдела - замок еще на месте и не думает исчезать.
   Оборотень, шатаясь, побрел к дому. Лечь, забыться глубоким сном, отдохнуть...
   Перед Мэттом возник столб ревущего пламени. Кто-то из асналийцев выжил. Кто? Мэтт взвыл, увидев ненавистное лицо Канора. Тот был свеж и полон сил, скорее всего отсиживался где-нибудь во время боя, и вот пришел добивать выживших. С пальцев Мэтта сорвалась последняя шаровая молния. Но Канор играючи отразил ее обратно.
   "Как больно..." - подумал оборотень оседая в грязь.
   - Вот мы и встретились, последний из Волков Гор. - Издевательски произнес Канор.
   - Извини, что не скачу от восторга. - Огрызнулся Мэтт.
   - Ты такой же дурак, как твой отец. - Канор пнул Мэтта в живот.
   - Зато не такой как ты. - Прохрипел оборотень. - Ну, давай, убей меня, ты же за этим пришел?
   - Нет. - Губы Канора растянулись в мерзкой ухмылке. - Ты не заслуживаешь легкой смерти, Ферго. Я не стану убивать тебя. Вместо того я отправлю тебя туда, где ты медленно сгниешь, каждый день мечтая о смерти, но никто, слышишь, никто не принесет тебе избавления. И мучится ты будешь дооолго, вы ведь, твари, бессмертны!
   - За что ты так ненавидишь нас? - Прошептал Мэтт.
   - А ты не понимаешь? - Канор расхохотался смехом безумца. - Не понимаешь! Таким как ты здесь уже не место, волк! Боги ушли, бросили нас на произвол судьбы! Но нам, людям, это не страшно. Мы, их последние создания, независимы от их сил. На место бога может прити демон. А для вас путь закрыт. Я знаю, что вы умираете, знаю давно. И помогаю, хе-хе, по мере сил.
   - Но зачем? Мы и так уйдем. Зачем проливать кровь?
   - Затем, что хозяева теперь такие как я! И нам решать! - Взвизгнул Канор, брызгая слюной.
   - Разве мир не лучше? Мы могли бы передать людям наши знания, накопленные за тысячелетия, когда вашей расы еще не существовало. - Мэтт продолжал бессмысленный спор с фанатиком, надеясь, что Линн тем самым получит еще несколько драгоценных мгновений.
   - Да плевать вы хотели на нас! - Крикнул Канор, и, к сожалению, в его словах была доля правды. - И доплевались! Теперь мы поплюем на вас, волк. И только такой идиот как ты может верить в сотрудничество между нашими народами.
   - Это ты идиот. - Мэтт широко улыбнулся. Линн успела. Очертания замка размылись и стремительно начали бледнеть.
   - Как? Что? - Не понял Канор.
   - Laas, tai'va elveraie. - Беззвучно произнес Мэтт. А затем силы окончательно оставили его и оборотень потерял сознание.
  

продолжение следует...


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"