Фишкин Константин: другие произведения.

Частный Случай

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немного о теореме Пуанкаре-Вольтерры для случая многомерной комплексной "плоскости"


Частный Случай



... Для многозначных функций обычная плоскость заменяется многолистной поверхностью, поэтому, описав вокруг изолированной особенности полный виток, мы не возвращаемся в исходную точку, а оказываемся на другом листе. Теорема Пуанкаре-Вольтерры утверждает, что существуют ровно два случая: если при многократном обходе особой точки мы все же сможем вернуться в первоначальное положение, то данная особенность будет точкой ветвления "конечного порядка", причем необходимое число повторных обходов определяет порядок ветвления; если же это невозможно, то такая особенность является "логарифмической" точкой ветвления.

Из лекции о теореме Пуанкаре -- Вольтерры


- Нет, нет, теперь у нас такие правила! - Галит хлопнула в ладоши. - Тот, чья очередь получать подарок должен что-то сделать, ну там спеть, или, я не знаю, станцевать. Пусть сам выбирает, что хочет.
- Ну, начинается, - проворчал Дорон. - Ясно, что ты сама что-то заготовила, а другие пусть выкручиваются на ходу ...
Галит наклонила голову и посмотрела строгим воспитательным взглядом. Дорон вздохнул и замолчал.

Стивен в первый раз праздновал Новый Год в такой разношёрстной компании. Их с женой пригласила Галит, с которой он уже пару лет работал в одной фирме. Она и ее муж, Дорон, шесть лет назад переехали из Израиля в Канаду. Они относились к празднованию Нового Года, "Сильвестера" - как они его называли, со старательностью неофитов и всегда устраивали шумные семейные торжества, но в этом году обе их старших дочери впервые праздновали Новый Год вне дома, со своими собственными друзьями, и вместе с родителями осталась только младшая дочь, пятилетняя Элизабет.
Еще присутствовала строгая пожилая пара из России, одинокий очень темнокожий индус с невообразимо длинным именем, и симпатичная семья китайцев, чьи короткие имена, к огорчению Стивена, тут же выскользнули у него из головы.

Галит кивнула изнывающей от нетерпения Бетси, и та мгновенно вытащила из-под елки первый сверток.
- "Галит"! - радостно прокричала она имя на пакете. - Мама!

Подозрения Дорона полностью подтвердились: Галит взглянула на него чуть виновато и достала из-за спинки дивана заранее принесенную гитару.
- Я спою песню, которая когда-то давно околдовала меня. - Галит попробовала струны гитары. - Ее написала Имбаль Перлмутер, - Галит бросила короткий взгляд на Стивена, - она была ведьма.
Галит запела на иврите низким грудным голосом.
- Тен милель баарафель,
- Арпа-ад мекалель...
Стивен не понимал смысла песни, он для этого слишком плохо знал иврит, но тягучая мелодия древних слов завораживала, как колдовское заклинание.
- Вэкан асур лезаеф. - последнюю строчку Галит и Дорон пропели вместе. - "Здесь не удастся соврать" - перевел Дорон.

Гитара замолчала. Стивен очнулся и зааплодировал вместе со всеми. Галит раскланялась и стала разворачивать свой сверток, а Бетси тут же нырнула под елку, пошуршала там и, не вылезая наружу, выкрикнула:
- "Стивен"!

Стивен нерешительно откашлялся.
- Ну, - сказал он с сомнением, - вряд ли кто-то захочет, чтобы я пел, это было бы слишком страшно, ведь не стоит превращать Новый Год в Хэллоуин, нет?
Жена чуть заметно толкнула его в бок. Стивен смущенно хмыкнул: она была права, не стоило напоминать о прошедшем Хэллоуине. Он чуть подумал и заявил:
- Лучше я расскажу анекдот!
- Нет, нет, не пойдет, - рассмеялась Галит. - Это слишком коротко. Новое правило: выступление должно быть не короче двух минут.
- Хорошо, - смирился Стивен, - тогда я расскажу историю, - Стивен задумался на секунду. - Знаете, что, давайте я расскажу "Страшную Историю".
Бетси радостно захлопала в ладоши.
- Ура! "Страшная История"! - прокричала она, вылезла из-под елки и приготовилась внимательно слушать Стивена.

Стивен посмотрел на часы, чтобы запомнить время.
- В шестом году я первый раз оказался в Израиле, - Стивен чуть поклонился в сторону Дорона и Галит, и те улыбнулись в ответ. - Я в то время работал на "Milkweed Incorporated", мы только что разработали сверхнадежный, "военной приемки" сниффер - анализатор сетевого траффика для скоростных сетей; он перехватывал посланные пакеты и анализировал их в реальном времени. И вот такой сниффер, купленный нашим первым зарубежным заказчиком, израильской компанией "Решет", неожиданно начал пропускать пакеты; тогда-то меня и послали в командировку разобраться с проблемой на месте...
***


- Успешной тебе поездки, и извини, что пришлось собраться так быстро, - шеф встал и протянул Стивену руку, - но ты же знаешь, как этот заказ важен для нас. Разберись там во всем, я думаю, что проблема не у нас, а у них.
Стивен пожал протянутую руку и вышел из кабинета.
Два дня назад, в понедельник вечером, в отдел технической поддержки пришла жалоба от израильского заказчика, что их сниффер вдруг перестал отслеживать траффик. Весь оставшийся понедельник и целый вторник отдел поддержки бился над проблемой, но вечером признал себя бессильным и призвал на помощь разработчиков.
Дальше все развивалось молниеносно: главный архитектор изучил логи и заявил, что проблема, очевидно, не в сниффере, а в топологии локальной сети, хотя существует ничтожный шанс, что что-то неладно с перехватом пакетов сниффером, но проверить это можно только на месте. Собственно, за перехват пакетов отвечал Джим, но он был в отпуске, и шеф решил отправить Стивена.
Вот так случилось, что в среду утром Стивен вышел из кабинета начальства, держа в руках распечатку электронного билета на пятичасовой рейс до Тель-Авива. Он не был рад предстоящей поездке, ведь Израиль, судя по новостям, был не самым безопасным местом в мире; к тому же Стивен всегда плохо переносил перелеты.

Стивен приехал в аэропорт за положенные два часа до отлета, но тяжелые облака, принесённые штормом из далекого Мексиканского Залива, наглухо накрыли Торонто плотным серым одеялом, и из-за этого их вылет сначала задержали, потом и вовсе перенесли на завтра, так что до Тель-Авива он добрался только в пятницу, в полдень.
Пятница в Израиле - выходной день, о чем Стивен узнал только тогда, когда дозвонился до одинокого автоответчика компании "Решет".
- Что за черт? - возмутился он. - Ведь я послал им е-мейл о том, что вылет задерживается! Почему же они не предупредили меня?!
Стивен открыл лэптоп и еще раз проверил свою почту.
- О, нет, как я пропустил?! - досадливо воскликнул он, обнаружив непрочитанный ответ вице-президента "Решет". - Да нет, не было никакого ответа! - Он проверил время, когда е-мейл был послан, и, действительно, оказалось, что письмо было отправлено почти сутки назад, а пришло только сейчас.
Стивен уже смирился с потерей двух дней, но потом все же решил позвонить вице-президенту на номер, указанный в письме; тот сделал пару звонков, и системный администратор компании с радостью вызвался выйти на работу в неурочное время, чтобы встретить гостя.

После десятичасового бессонного сидения в самолете Стивен чувствовал себя разбитым, но его ждали в офисе, и он решил ехать прямо на работу, не заезжая в гостиницу.
В буфете аэропорта он рискнул выпить местного вязкого и горького кофе и сразу почувствовал себя лучше. На всякий случай он купил еще порцию и взял ее с собой в машину.

Ехать было недалеко. Навигатор быстро довел его до въезда в Иерусалим, но в сам город не пустил, а провел боковой дорожкой вниз по склону горы до живописного квартала со множеством причудливых строений. Наконец он оказался около четырехэтажного дома с окнами темного стекла вместо стен, перед главным входом которого стоял высокий тотемный столб, украшенным разноцветными пластиковыми вывесками, среди них он увидел знакомое слово "Решет". Улица выглядела вымершей, и он бросил машину прямо у входа и позвонил в дверь.
Ему открыл вооруженный охранник.

Зоар, системный администратор "Решет", быстро спустился к нему на проходную, вынес электронный пропуск и объяснил, как заехать на парковку.
- Карточка работает и для входной двери, и для гаража, я дал вам полный доступ. - объяснил он. - Только когда запаркуетесь, запомните номер этажа, у нас их три!

- Ну да, целых три этажа стоянки, подумать только, - усмехнулся Стивен, но на всякий случай взглянул на надпись белой краской на стене. Там, рядом с непонятным иероглифическим знаком, красовалась цифра "2".
Выбираясь из припаркованной машины, он неудачно привстал и больно ударился головой о верхнюю раму двери; картонный стаканчик с драгоценным кофе, который он держал в левой руке, выскользнул у него из пальцев и упал на бетонный пол. Стивен с досадой посмотрел на растекшуюся лужицу, потер ушибленную макушку, и, подобрав пустой стаканчик, направился к лифту.

Зоар уже ждал его у входа в офис. Он провел его на рабочее место, быстро подключил к локальной сети, объяснил где какие сервера и как добраться до логов. Потом устроил экскурсию по кухне с ее залежами печенья и стратегическими запасами кофе, рассказал, куда можно поехать завтра в выходной день, а куда в Иерусалиме в субботу соваться не следует. Напоследок, убедившись, что все работает, он объяснил Стивену, как запирать главный вход и включать сигнализацию, попрощался и исчез.
Стивен был несколько озадачен тем, что его вот так запросто оставили один на один со всеми серверами компании.
- Впрочем, это их проблемы, разве нет? - сказал сам себе Стивен и занялся просеиванием логов через трассировщик.
Через два часа рутинной работы Стивен, к своему огорчению, окончательно убедился, что виноват был их сниффер, который пропускал три четверти сетевых пакетов. Это было чудовищно много, и никакого внятного объяснения этому не существовало: пакеты каким-то таинственным образом огибали анализатор, словно они знали тайную тропинку, ведущую в обход.
Стивен в прострации разглядывал сводный график, созданный трассировщиком, когда в глаза ему бросилась подозрительная равномерность в распределении дошедших пакетов.
- Хм, - озадаченно хмыкнул он и увеличил разрешение. Сомнений не осталось: до сниффера доходил каждый четвертый пакет, не просто "примерно каждый четвертый", а "в точности каждый четвертый" пакет! Эта последовательность - потерян, потерян, потерян, принят - тянулась через весь график, насколько хватало глаз.
- Это явно неспроста! - обрадовался Стивен. - Но как именно это происходит, и что за магическое число "четыре" ?! - он попытался представить себе топологию сети с такой особенностью, но это мысленное усилие чуть не усыпило его окончательно. Он потер зудящие веки кончиками пальцев и решил, что за сегодня он сделал достаточно.
- Ладно, сейчас все равно ничего не выяснить, а завтра надо будет поговорить с этим, как его, Зоаром, хотя нет, завтра ведь у них тоже выходной, тогда послезавтра, в воскресенье... , - невнятно пробормотал он сквозь с трудом сдерживаемый зевок.
Стивен взглянул на часы, было ровно четыре часа пополудни. Небо за окном чуть поблекло, но все еще оставалось светлым.

Вдруг он окаменел от неожиданности: со стены соседнего здания на него неотрывно смотрел гигантский внимательный глаз!
Стивен испуганно моргнул, и гигантский глаз - тоже.
- О, Господи! - облегченно рассмеялся Стивен. Он с усилием перефокусировал свое зрение и увидел, что гигантский глаз это всего лишь отражение его собственного глаза в оконном стекле, которое его усталый мозг ошибочно поместил на далекую стену дома.

- Все, хватит, иди-ка ты спать! - приказал он сам себе и повеселел, предвкушая, как минут через двадцать он доберется до постели и провалится в сон.
***


- Хм, - Стивен с сомнением уставился на многословную ивритскую надпись над панелью вызова лифта, - что они хотели этим сказать? - Но думать уже не хотелось, и Стивен просто поочередно нажал все кнопки на панели. В ответ в стене зашумело, и через несколько секунд широкая дверь неторопливо поползла в сторону - первым пришел грузовой лифт. Стивен шагнул вовнутрь и нажал кнопку рядом с цифрой "минус два".
Когда медлительный лифт наконец добрался до нужного этажа, то открылась дверь с противоположной стороны; Стивен вышел и оказался в крошечном глухом лобби.
- Так, по-моему стоянка должна быть там, - Стивен развернулся и уперся в стальную дверь с двуязычной табличкой, английская надпись на которой гласила: "Осторожно! Вход только для персонала". Стивен подергал ручку, но дверь не поддалась.
- Нет, стоянка точно должна быть там, - повторил Стивен; он достал ключи от машины и нажал на кнопку поиска. В ответ где-то недалеко за дверью заорала сигнализация.
- Так и есть, - недовольно проворчал он. Было неприятно возвращаться назад, когда до цели оставалось всего несколько метров.
В этот момент дверь лифта медленно закрылась, и в насупившей темноте Стивен увидел крошечный красный огонек, горящий рядом с железной дверью.
- А вдруг..., - подумал он и приложил свою карточку к красной точке. Точка одобрительно пискнула и превратилась в зеленую.
- Действительно, полный доступ, - одобрительно хмыкнул Стивен и открыл дверь. - Спасибо, тебе, Зоар!
Тяжелая железная дверь с лязгом захлопнулась за его спиной, и Стивен оказался на пустой незнакомой стоянке. Он прислушался, было совершенно тихо. Стивен пожал плечами и несколько раз нажал на кнопку поиска, но ничего не произошло.
Стивен прошелся по пустой стоянке, нет, это совершенно не было похоже на то место, куда он приехал утром. Скорее всего эта служебная дверь вела на какую-то закрытую площадку. Самым надежным сейчас было вернутся наверх и пересесть на пассажирский лифт.
- Вот вечно так, - пробормотал Стивен, - захочешь побыстрее, а выйдет только дольше. - Ему было обидно за эти пропавшие пятнадцать минут, ведь если бы он дождался нормального лифта, то был бы уже в гостинице.

В пассажирском лифте надписи "минус второй этаж" не оказалось, а вместо цифр четыре нижних кнопки были обозначены какими-то закорючками.
- Вот ведь, - раздраженно проворчал Стивен, - кто только придумывает эти надписи? - Он вздохнул и попытался сосредоточится. - Хорошо, три последних кнопки, это, наверняка, подземная стоянка, значит "минус второй этаж" должен быть второй кнопкой.
Стивен нажал на вторую кнопку снизу и лифт быстро привез на этаж, который показался ему знакомым.
- Ну все, - вздохнул Стивен с облегчением. Когда он прошел через знакомый выход и оказался на знакомой площадке, ему стало совершено ясно, что машина ждет его за углом.
Но ее там не было. Растерянный Стивен несколько раз нажал кнопку на брелоке, но ответом ему была тишина.
Он подошел к тому месту, где должна быть машина и внимательно осмотрелся. Все было очень похоже на то, что он видел сегодня утром: пять стояночных мест у стены; вон там, за углом, лифт; вот "двойка" с закорючкой, выведенные на стене белой краской.
- Нет, подожди! - воскликнул Стивен, вглядываясь в надпись. - Закорючка-то другая! - Какое-то время он молча разглядывал ивритскую букву. - Ну нельзя же быть таким идиотом! - наконец с досадой процедил он. - С чего я решил, что "двойка" означает второй этаж? Этаж обозначается буквой!
Раздосадованный он вернулся к лифту, чтобы проверить два оставшихся этажа. На самом нижнем уровне машины не оказалось, да и буква на стене выглядела иначе, чем та, что он видел утром.

Но машины не было и на верхнем этаже!
- Этого не может быть, просто не может быть, - растерянно бормотал Стивен, внимательно осматривая стоянку. - Все в точности как утром, и даже загогулина на стене очень похожа...
Тут внутри у него все похолодело: на полу, рядом с тем местом, где должна была стоять его машина он увидел засохшее кофейное пятно.
- О, нет, - огорошено прошептал он, - это то самое место! Неужели машину угнали? Что же делать?
Тут он вспомнил про вооруженного охранника на входе.
***


- Как видите, никакая "Мазда" за последние четыре часа со стоянки не выезжала, - охранник докрутил видеозапись до конца и повернулся к Стивену. - Значит, ваша машина должна быть где-то на стоянке, попробуйте посмотреть еще раз.
Стивен удрученно кивнул, и охранник ободряюще похлопал его по плечу.
- Все будет в порядке, положитесь на меня. Я бы вам помог, но мне нельзя отлучаться, - с искренним сожалением сказал он Стивену. - Не найдете вашу машину, возвращайтесь сюда, что-нибудь придумаем. Запишите номер телефона.

Стивен обреченно побрел обратно к лифту.
- Рассказать кому, ведь не поверят, что заблудился "в трех этажах", и полчаса не мог найти машину! - Стивен остановился, закрыл глаза и старательно помассировал веки. - Надо собраться и перестать жалеть о пропавшем времени, - объявил он сам себе, - сейчас главное - отыскать машину, и раз она где-то здесь, то самое верное будет прочесать всю парковку, пройти ее пешком, снизу доверху.

Стивен вернулся на лифте на самый нижний этаж, но выходная дверь на площадку почему-то оказалась закрытой.
- Странно, может я захлопнул дверь, когда выходил? - неуверенно пробормотал Стивен, пробуя неподатливую ручку двери. Тут он заметил сбоку электронный замок; Стивен недоуменно хмыкнул и приложил к нему свою карточку, замок пискнул, и ручка уступила Стивену.

- Что за черт! - вырвалось у Стивена, когда тяжелая дверь с лязгом захлопнулась за его спиной. Он резко развернулся. - Это же не та дверь, через которую я выходил в первый раз!
Да, действительно, он увидел две двери: одна тяжелая стальная, с электронным замком, через которую он только-что вышел; и в нескольких метрах от нее другая, без замка, через которую, похоже, он выходил в первый раз.
Стивен с минуту пристально рассматривал обе двери, потом решительно направился ко второй из них и вошел вовнутрь.
Как он и думал, он оказался справа от лифта, а слева от него была "служебная" дверь с электронным замком.
- Зачем тут две двери, и кому понадобилось запирать одну из них? - Стивен недоуменно покачал головой, разглядывая черный брусок электронного замка. Никакого путного объяснения в голову пришло, и Стивен махнул рукой и вышел наружу.
Он попытался придержать стальную дверь и закрыть ее осторожно, но сквозняк вырвал ее из рук и захлопнул с силой. Грохот опять эхом покатился по всей стоянке, но не затих в дальнем конце, а превратился в равномерный гул.
- Это еще что такое?! - Стивен быстрым шагом, почти бегом, кинулся на шум.

Когда Стивен добежал до выезда на улицу, решетка уже наполовину опустилась. Он пригнулся, чтобы с разбегу проскочить под ней, но вовремя остановился.
- Стой, куда? - опомнился он в последнее момент. - А машина? Там же весть багаж!
Несколько долгих секунд Стивен смотрел, как решетка с лязгом опускается все ниже и ниже, пока она полностью не перегородила выезд и не замерла. Потом он огляделся, нашел на стойке шлагбаума домофон и нажал черную кнопку вызова.
- Але? - услышал он удивленный голос охранника.
- Хм, - начал Стивен, - я тут рядом с выездом со стоянки..., - тут он сообразил, что охранник видит его, - да..., а решетка закрылась, как же мне выехать?
- Когда вы подъедите на машине, то решетка откроется автоматически вместе со шлагбаумом, - через домофон голос охранника звучал глухо и незнакомо. - А долго вы там еще будете? А то в пять часов начинается шабат.
- Я все еще ищу свою машину, - напомнил ему Стивен.
- Ааа, - разочарованно протянул охранник, - хорошо, получаса вам хватит? Я подожду.
- Да, успею, спасибо, - ответил Стивен и взглянул на часы. - Тут же всего три этажа - добавил он про себя и быстрым шагом пошел по стоянке, внимательно рассматривая голые бетонные стены в поисках тайных карманов и скрытых проходов.

Стивен уже минут двадцать шел вдоль желтой разделительной линии на полу, а она все вилась и вилась бесконечной спиралью вверх. С каждым витком настроение Стивена портилось все больше и больше.
- Сколько их уже было, этих поворотов? - Стивен сбился со счета. - Как строители умудрились втиснуть в эти три этажа стоянки такое количество промежуточных уровней? Просто топологическая особенность какая-то!
Стивен прошел очередной поворот и чуть не влетел с размаху в глухую черную зеркальную стену.
Все, это был последний этаж стоянки; Стивен без особой надежды огляделся вокруг себя: везде было пусто, и нигде никаких следов машины...
- Так, похоже, что багажа мне не видать, - пробормотал Стивен и вплотную подошел к торцевой зеркальной стене. - А это что такое? - он осторожно потрогал гладкую поверхность, - Да это же окно! - почему-то обрадовался он.
Стивен приложил сложенные трубой ладони к стеклу и выглянул наружу. На улице было темно, фонари не горели, и только в многоэтажном здании напротив на лестничных пролетах теплился аварийный свет.
- Откуда здесь такое высокое здание, - с нехорошим предчувствием подумал Стивен и стал считать этажи вниз, начиная со своего уровня. - Раз, два, три... - на счете "три" он уже все понял, но заставил себя досчитать до конца.

Он находился на двенадцатом этаже четырехэтажного здания.

- По-моему я схожу с ума, - с тоской подумал Стивен и пошел к лифту. - Черт с ним, с моим багажом, надо убираться отсюда побыстрее.
Лифт ждал Стивена с открытыми дверями. Стивен вошел вовнутрь и нажал кнопку лобби. Лифт пискнул, но не поехал.
- О, нет! - в отчаянии простонал Стивен. Он взглянул на часы, уже было больше пяти часов, из-за этих полуэтажей он провозился гораздо дольше, чем рассчитывал. - Уже шабат! Ведь Зоар предупреждал, что в шабат лифты работают только на выход! Ну давай же, я хочу выйти отсюда! - Стивен в бешенстве несколько раз со всей силы стукнул кулаком по кнопке. Лифт только равнодушно пискнул. Стивен вышел из лифта и попробовал открыть дверь на лестницу, но та была заблокирована.
- Что же делать? - Стивен в смятении оглянулся по сторонам, но тут он вспомнил про охранника. Он немного успокоился, вытащил телефон и стал искать записанный номер.
- О, черт! - Стивен чудом удержался чтобы не разбить телефон о бетон: сигнала не было. - Ну а теперь что? - с тоской подумал он. - А! Домофон! - вспомнил Стивен и ринулся вниз к шлагбауму. - Может быть успею!

Он добежал до выезда и, не переводя дыхания, со всей силы вжал кнопку вызова и с минуту удерживал ее, как будто от давления зависела громкость звонка. Но чуда не случилось, никто ему не ответил, охранник уже ушел.
От бега сердце Стивена усиленно билось, и в груди покалывало. Стивен отпустил бесполезную кнопку и, борясь с приступом тошноты, подошел к решетке и просунул телефон сквозь прутья.
- Ну, пожалуйста, пожалуйста, - жалобно попросил он, вытягивая руки как можно дальше, но значок перечеркнутой антенны остался неумолимым. Бетонный козырек над выездом надежно защищал Стивена от внешнего мира.

- Как глупо я попался, - Стивен отчаяньем огляделся по сторонам, но тут он вспомнил про окно на последнем этаже. - Там точно должен быть сигнал! - вскричал он в голос и бросился наверх.
Добежать, открыть, разбить, выпрыгнуть вниз, все что угодно, только бы выбраться наружу!
Задыхаясь он почти добежал до окна, когда внезапно погас свет и темнота обрушилась на него со всех сторон.
Стивен как будто налетел на стену, голова закружилась, и он медленно осел на бетон и закрыл глаза. Какое-то время он сидел неподвижно, ловя ртом воздух и слушая бешенный стук своего сердца, и чувствуя, как тьма всей своей тяжестью придавливает его к холодному полу. Постепенно дыхание успокоилось, и стук сердца перестал заглушать мысли.
- Как по-дурацки все вышло! - заныл Стивен. - Что теперь будет? Ну почему я тогда не проскочил под решеткой?! Зачем я пошел искать машину? И вообще...
Сердце натужено гнало вязкую кровь, Стивен потрогал шершавым языком пересохшее небо.
- Что теперь? Я умру от жажды? В центре города, на стоянке? Это же идиотизм, это невозможно, только не со мной... - уговаривал себя Стивен, с трудом сдерживая панику.
Наконец дыхание восстановилось, и он решился открыть глаза, но это ничего не изменило: все та же непроницаемая плотная мгла окружала его со всех сторон.
Но тут Стивен скорее почувствовал, чем увидел, что что-то нарушило законченную мертвую симметрию тьмы; он вгляделся в пустоту и, в самом деле, заметил там, бесконечно далеко впереди, дрожащий чуть различимый красный огонек.
Стивен поднялся и медленно, очень медленно, прощупывая ногой каждый дюйм впереди себя, пошел на свет. Он не мог понять, как далеко от него был огонь, он то виделся Стивену красной точкой на расстоянии вытянутой руки, то казался огромной пылающей звездой на краю Вселенной, но Стивен знал, что, шаг за шагом, он приближается к нему.
Он не мог понять, как долго он уже шел - вместе с пространством исчезло и время - когда носок его ботинка уткнулся во что-то твердое. Стивен, затаив дыхание, нащупал ручку двери и провел карточкой по красной точке. Та сочувственно пискнула и превратилась в зеленую.
Все еще не веря своей удаче Стивен осторожно открыл дверь.
- Дзынь, дзынь, дзынь, - пробежала волна у него над головой, и на потолке зажегся неоновый свет. В углу стояла охрипшая "Мазда" и устало мигала сигнализацией.
***


... к счастью аккумулятор не успел окончательно разрядиться, и машина завелась сразу, а решетка на выезде открылась; и минут через двадцать, где-то в половине восьмого, я уже был в гостинице. - закончил свой рассказ Стивен.
- Мда, впечатляет, - задумчиво проговорила Галит, - но в чем мораль? И какое этому рациональное объяснение? Ведь двенадцатиэтажный дом не мог просто так привидеться? - спросила она.
- Все очень просто, - рассмеялся Стивен. - Мне Зоар показал этот многоэтажной дом, он был на другой стороне улицы. Весь этот хай-тековский парк "Ар Ноцвим" построен на довольно крутой горе, так что дома с одной стороны улицы обычно низкие, а с другой стороны - высокие.
- А мораль ..., Стивен развел руками. - Кстати, баг рассосался сам собой, и "Решет" никогда больше не жаловалась. Вот Зоар оказался замечательным парнем, он показал мне настоящий, не "газетный" Израиль, и я влюбился в эту страну. Мы с ним еще с полгода переписывались, но потом он куда-то пропал.

Какое-то время все задумчиво молчали, и только Бетти нетерпеливо поглядывала на взрослых.
- Ну что, теперь заслужил я подарок? - прервал молчание Стивен и развернул свой сверток. Внутри оказался компакт диск с надписью на иврите, выведенной затейливым шрифтом. - "Ка-ба-ла. А-ма-х-ше-фот", - прочитал он по слогам и вопросительно посмотрел на Галит. Та улыбнулась.
- Группа "Ведьмы", - кивнула она, - Имбаль была одной из них, и песенка, которую я пела, есть на этом диске.
- Кхм, - осторожно вмешался Дорон, - а вот Зоар, он, случайно не Зоар Малка?
- Да! - Стивен перевел взгляд на Дорона. - Ты его знаешь?
- Встречал, - кивнул Дорон, - Израиль - маленькая страна, он был резервистом в седьмой танковой бригаде во время боев за Бинт-Джубайль во "Вторую Ливанскую", его танк подбили прямым попаданием ПТУРА...
Взрослые опять замолчали, но тут уже Элизабет не выдержала самовольно втащила следующий сверток.
- "Дорон"! - громко прочитала она. - Папа, это тебе! - она всучила сверток Дорону, который задумчиво повертел его в руках.
- Споешь? - спросила Галит, протягивая Дорону гитару, но тот покачал головой.
- Знаешь, нет, - ответил он, - рассказ Стивена напомнил мне мою собственную "Страшную Историю".
- Про войну? - с интересом спросил Стивен, но Дорон снова покачал головой.
- Причем тут война? - пожал он плечами. - Там было все просто, все понятно, где и кто. Я рассажу про случай, когда мне было по-настоящему жутко.
Элизабет возмущенно уперла ручки в бока и рассерженно посмотрела на папу, но тот не обратил на нее внимания.
- Сразу после окончания Техниона, - начал он, - я устроился программистом в небольшую иерусалимскую компанию. Они делали что-то для Армии Обороны Израиля, что точно я не знаю, там все было очень засекречено. Нас, программистов, там было пять человек, и мы реализовывали и тестировали алгоритмы, которые подкидывал нам отдел математики.
- Кстати, - тут Дорон посмотрел на Стивена, - находились они в том же здании, что и "Решет", только вход был с другой улицы...
***


- Смотри, они опять немного поменяли схему, сможешь сделать до завтра, а? - начальник отдела программирования неожиданно навис над моим столом, когда я уже собрался уходить домой. - А то на следующей неделе начинается десятидневный тестовый прогон.
- У меня есть выбор? - вздохнул я. - Сделаю.
Ох, какая это было ошибка!
Первая неделя испытаний прошла спокойно, но рано утром в пятницу, в выходной, меня разбудил звонок.
- Немедленно дуй на работу, - зло потребовал начальник, - там все валится! Началось с сервера с твоим последним изменением, а он потянул за собой все остальные сервера. Срочно найди баг!

Это я и пытался сделать уже четыре часа подряд, когда в полдень, устав звонить мне каждые полчаса, начальник заявился лично.
- Ну, что происходит? - раздраженно бросил он вместо приветствия. Я поежился.
- Не похоже, что это ошибка реализации, - осторожно заметил я, - скорее неполадки в алгоритме.
Начальник помрачнел и сел разбираться с логами. Минут через тридцать он взглянул на часы и позвонил главному алгоритмисту.
Какое-то время они разговаривали спокойно, потом начальник повысил голос:
- Ты же говорил, что ветвление не выше первого порядка! А тут явно третий! Три повтора!
Голос в трубке с минуту уговаривал начальника, но своей цели, видимо, не достиг.
- О чем ты говоришь! - рявкнул он в трубку. - Это же неустойчивость, а если скатится до логарифмической? Что тогда будем делать?!
Трубка что-то пробормотала.
- Нет, уже не получится, - язвительно возразил начальник, - просто так откатить изменения нельзя, мы же не можем сейчас останавливать сервер!
Последовал короткий ответ.
- Хорошо, давай, - устало произнес начальник и повесил трубку. Он посмотрел на меня и неожиданно спросил:
- Хочешь кофе?
Я вежливо кивнул. Похоже, что проблема была куда более серьезной, чем ошибка в моем коде.

Мы молча пили кофе, когда в комнату ввалился главный алгоритмист. В отличие от нас двоих, он был верующим евреем и носил вязанную кипу. Конечно, он не был ортодоксом, как наш главный гений математики, но все же без веской причины в преддверии шабата на работу не явился бы.
- Ну вот, смотри ..., - начальник бросил меня одного и пересел к алгоритмисту, забыв про недопитую кружку.
Я отсел в сторону и с интересом наблюдал, как они оживленно переругивались и пытались настроить сервера:
- Ну и на что это похоже? О чем вы вообще думали, когда запускались "в мокрую"?
- Мы неделю тестировали это "в сухую", на сетях, все, все, как положено! Не было никаких проблем!
- Вот как? Никаких проблем? А потери пакетов?
- Да кто про них знал-то!? Это эти чудики где-то добыли сниффер со сверткой, вот и заработали точку разрыва, да сразу третьего порядка. Счастье, что изолированную ...

Прошло три долгих часа пока алгоритмист, наконец, не вздохнул облегченно и не взглянул на часы.
- Отлично, сейчас четыре, и у нас все готово для схлопывания. Займет минут десять максимум, и, вуаля, я успею вернуться до наступления шабата.
- Ага, - беззлобно буркнул начальник, - только про свой шабат и думаешь.
- А почему бы тебе не..., - начал алгоритмист, но вдруг осекся. - Стой, а этот еще откуда?!
Оба уставились в монитор.
- Как он там оказался?! Это же невозможно! - простонал алгоритмист. - Нет, мы не можем схлопывать, он же там навечно застрянет! Что нам делать?
Лицо начальника окаменело, он сгреб со стола свой телефон и вышел из комнаты, оставив меня и алгоритмиста одних.
- Что случилось? - встревожено спросил я, но алгоритмист посмотрел мимо меня невидящим взором и пробормотал:
- Нельзя сейчас схлопывать, - он покачал головой, - нет, нельзя.
Тут в комнату вернулся начальник.
- Едут, - кивнул он алгоритмисту и сел рядом, - а ты пока попробуй протащить его через разрыв еще раз.
- Да как? - алгоритмист с сомнением пожал плечами. - Хотя, попробую, конечно. - Несколько минут он, не отрывая глаз, смотрел на монитор, пока его пальцы бегали по клавиатуре. - Но откуда он взялся, черт возьми, и как он туда просочился? - Начальник промолчал.

Около двух часов они работали с мрачной сосредоточенностью, изредка перебрасываясь короткими фразами. Про меня они забыли совсем.

Где-то часов в шесть дверь открылась, и я с изумлением увидел нашего CEO.
- Он-то откуда здесь? - появление высшего начальства совсем меня не обрадовало. - Он же в отпуске, в Эйлате! Как он ... - но тут я вспомнил про его личный самолет. - Выходит, ему позвонили, и он сразу прилетел? Да, дело совсем плохо.
- А что, собственно тут..., - начал я и осекся: следом за CEO в комнату вошел незнакомый военный в полевой форме бригадного генерала.
- О, господи, - испуганно подумал я, - да что же происходит?! Целый бригадный генерал! Да за все три года службы в Армии я только два раза видел вблизи живого бригадного! Я и не знал, что наша фирма такая важная... Подожди, а это еще кто?!
Войдя, генерал попридержал дверь, впуская следующего за ним человека.
- Кто это может быть? - пронеслось у меня в голове; я бы уже не удивился, если бы увидел Дана Халуца, Начальника Генерального Штаба, или даже Амира Переца, Министра Обороны.
Но при виде вошедшего меня прошиб пот. Все оказалось гораздо хуже, чем я мог себе вообразить.
В комнату вошел глава нашего отдела математики, одетый в традиционный черный сюртук и белую рубашку любавичского хасида.
То, что наш каббалист нарушил шабат, могло означать только одно: прямую и непосредственную угрозу человеческой жизни.
- Но что?! - с ужасом подумал я, - что чудовищное они разрабатывают?!

Начальник уступил место хасиду за компьютером, а сам встал за его спиной. Переговаривались они в полголоса, и я из своего угла мог слышать только обрывки фраз:
- ... ветвление уничтожает многозначность, что делает алгоритмы на порядок эффективнее...
- ... нет, доказательство было тщательным, не рассмотрели только один частный случай.
- Частный случай?! Для вас, математиков, трехмерное пространство - это частный случай?!
- Да, и самый сложный; вот гипотезу Пуанкаре для трех измерений только сейчас доказали...
- ... каково ему там? Не хотел бы я оказаться на его месте, это еще его счастье, что он не понимает в какую историю он влип ...
- ... поверь, если бы речь шла только об одном частном случае, об этом гое, я бы и не подумал ...
- ... да, я ценю эффективность, но риск оказался слишком большим, поэтому мы закрываем это направление исследования ...

Было уже семь часов вечера, и за окнами стояла шабатняя ночь, когда генерал обвел всех усталым взглядом и объявил:
- Все, мы справились, молодцы, спасибо, теперь всем отдыхать.
Все встали и молча пошли мимо генерала к выходу, я шел последним.
- Ты тот самый программист? - неожиданно остановил меня генерал.
- Тот самый? - мрачно переспросил я. - Ну, наверное, тот самый.
Генерал улыбнулся и ободряюще похлопал меня по плечу:
- Ничего, сынок, все будет в порядке, все будет в порядке.
***


- Подожди, так ты хочешь сказать, что ... - голос Стивена дрогнул, - что это все эти мои кружения это ..., ведь там был я, да? Но как?!
- Я ничего не хочу сказать, - Дорон посмотрел на Стивена, - и я не успел узнать никаких деталей: в воскресенье нам неожиданно устроили пышный банкет в дорогом ресторане, объявили о выплате трехмесячной зарплаты и сообщили, что возвращаться в офис нет нужды, и что все документы об увольнении мы получим по почте.
- Как, вот так просто? - Стивен от волнения повысил голос. - Но что было дальше? Что стало с этими людьми, с генералом, с каббалистом?
- Не знаю, - спокойно ответил Дорон, смотря ему прямо в глаза. - Я никого больше не встречал, ничего о них не слышал, и сейчас я даже имен их не вспомню.
Стивен беспомощно посмотрел на него, потом на Галит, но та лишь пожала плечами.
Повисло напряженное молчание.

- Нет, ну что это такое! Это же праздник, п-р-а-з-д-н-и-к, а взрослые сами ничего не делают, и все рассказывают какие-то скучные истории, или молчат! Вечно их нужно подгонять! - подумала возмущенная Элизабет и полезла под елку за очередным свертком.
- "Венке" ..., "Венка" ..., "ртман", - попыталась прочитать она, но сдалась и сунула пакет Галит, - мама, читай!
- "Венкатраман", - с улыбкой поправил ее молчаливый индус, с легким поклоном принимая пакет из рук Галит. - Ну, насколько я понимаю, теперь пришла моя очередь рассказывать "Страшную Историю" ...

Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"