Фома Н. Водолевский: другие произведения.

Часть двадцать первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Фома Н. Водолевский

Мертвые сраму не имут

Часть 21

SOWULO

Сколько волка не корми, а он все равно смотрит…

Гав!

Редкие снежинки неспешно опускались на землю и тут же таяли на носках сапог из прекрасно выделанной буйволовой кожи. По тротуару шел, слегка шатаясь, смуглый парень индейской наружности. Время от времени он приостанавливался, криво подпрыгивал, еле удерживая равновесие, и поворачивался вокруг себя. Ярко красная рубашка, надетая по случаю праздника, выбилась из джинсов и некрасиво торчала из-под серого в мелкую крапинку пиджака. Несвязное мычание на непонятном ни одному народу языке разносилось по пустому утреннему кварталу.

На самом деле он чувствовал себя прекрасно, если не считать до сих пор вяжущего рот резкого привкуса свежего пейота. Он шел, не глядя по сторонам и напевая себе под нос старую индейскую песнь о духе-покровителе. В голове позвякивало в такт мелодии, и он даже пританцовывал под воображаемые звуки туго натянутых барабанов.

Тут что-то привлекло его внимание. Он остановился, ухватившись за столб светофора, и попытался сфокусировать зрение.

- Черт, - удивленно сказал он, увидев Локи, демонстративно переходящего дорогу прямо перед ним.

Такая реакция могла бы показаться удивительной, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что в данный момент Локи не был человеком.

"Неужели опять началось? - индеец нервно поежился. - Откуда посреди города взяться койоту? Может, стоит сходить к психиатру? Или на всякий случай позвонить в службу защиты животных?"

- Я бы на твоем месте не делал ни того, ни другого, - заметил койот.

- Черт, - повторился индеец.

- Что-то не так? - с участием в голосе осведомился койот, усевшись прямо на мостовую.

- Твою мать! - возмутился индеец. В последнее время он стал очень несдержанным. На всякий случай он осмотрелся и понял, что как назло оказался на пустынной улице один на один с таким необъяснимым явлением. - Со мной разговаривает дикое животное... Черти б меня побрали, - добавил он еще.

- На твоем месте я не стал бы особо на это рассчитывать. К тому же, со мнуй общаться гораздо приятней, - сказал зверь. - Ответь мне, ты ведь индеец?

Парень кивнул. В мозгу его постепенно прояснялось.

- Тогда ты должен знать, что в североамериканском фольклоре Койот отличается любопытством, которое часто доводит его до беды. Вполне естественно, что я, будучи койотом, с тобой заговорил. Ну так что тебя беспокоит?

- Так значит, я не сплю и передо мной вовсе не галлюцинация? - ответил вопросом на вопрос индеец.

- Хм, честно говоря, я и сам теперь сомневаюсь, - заявил койот, чеша ухо задней лапой. - До того, как я тебя встретил, я был совершенно уверен, что реально существую. Но теперь мне пришло в голову, что это ты мог спятить на почве религии предков и я тебе только мерещусь.

- О! - только и смог выдавить из себя индеец. Он знал, он всегда верил, что подобное рано или поздно может случиться с ним. Но это оказалось настолько ошеломляюще и неожиданно, и он вовсе не был готов к откровению, которое ниспослал на него Святой Дух.

- Давай поступим вот как, - оживился вдруг койот. - Так как мы не можем выяснить, кто же я такой на самом деле, на время нашего общения просто поверь, что я существую. Я думаю, что это облегчит жизнь нам обоим.

- Согласен, это было бы разумным решением, если бы я собирался с тобой разговаривать.

Койот обиженно повел ушами и капризно сообщил:

- А я-то надеялся на интеллигентный, задушевный разговор. Что ж, видимо, я ошибся. Прощай, строптивый потомок великой нации, не думаю, что мы еще встретимся.

Закончив монологическое высказывание, он поднялся и, отряхнувшись, направился прочь.

Индеец бросил задумчивый взгляд вслед удаляющейся фигуре. Конечно, если этот зверь - всего лишь плод больной фантазии, его уход был поводом для праздника. Но вдруг это и правда Старина Койот? Он казался вполне реальным. Может, это знак? Все это, так или иначе, требовало объяснений.

- Эй! - индеец нерешительно окликнул койота.

- В чем дело, док? - делано равнодушным тоном осведомился хищник.

- Ты в самом деле можешь оказаться тем самым Койотом?

- Хм, а ты много встречал других койотов, которые могли разговаривать и чей словарный запас включал в себя такие понятия как "метафизический", "экзистенциональный" и "тургелированный"?

- Что значит "тургелированный"? - удивленно переспросил индеец.

- Вот видишь! - удовлетворенно оскалил зубы койот. - Даже ты, человек, самозванный победитель конкурса "Царь природы", этого не знаешь!

- Так все-таки? - решил настоять на своем тот.

- Это неважно, - отмахнулся койот. - Важно то, веришь ли ты мне.

- Окей, - вздохнул индеец, - я постараюсь поверить.

- Молодец. В конце концов, этого требуют элементарные правила приличия. И раз уж мы заговорили о вежливости, позволь напомнить тебе, что ты еще не представился.

- Филлис Дакота, - вздохнув, сказал индеец. Кажется, он смирился со своей участью. - А как мне называть тебя?

- Зови меня Локс, может я и откликнусь, - улыбнулся зверь, высовывая наружу ярко-красный язык.

- Локс? - нахмурившись, переспросил Филлис, пытаясь вспомнить, где же он слышал эту странную кличку. По идее, должен был слышать, так как неплохо разбирался в мифологии. - Локс, - еще раз повторил он. - А разве Локс - это не скандинавский бог? - осторожно спросил он, наконец совладав со своей памятью.

- Какая эрудиция! - похвалило его животное.

- Но... - протянул Филлис.

- Что "но"?

- Но ты не можешь им быть. Койот - архетип из мифической истории Северо-Американского континента, а это далековато от Скандинавии, к тому же эти звери там вообще не водятся.

- Глупенький, - посочувствовал ему койот. - На самом деле я не койот, а волк. Свободный волк свободного племени! Но так как ты спятил, ты сублимировал свои познания индейских мифов на меня. Волей-неволей мне пришлось им стать.

- Кем? Койотом?

- Да нет же, говорю тебе, волком!

Филлис про себя ухмыльнулся. Зверюга явно дурачила его: уж ему ли не знать, как выглядит койот!

- Кстати, раз уж мы знакомы, чем займемся дальше?

- Вообще-то, я должен появиться на работе, - вспомнил вдруг Филлис. - Меня уже давно ждет помощник, - он с тревогой взглянул на часы.

- Ну, работа от тебя не убежит, - резонно заметил Локс. - А вот я могу.

- Так что ты предлагаешь? - осторожно спросил Фил. - Куда мы направимся? Учти, я не могу надолго забросить свой магазин, у меня клиенты...

- Как же, как же! - перебил его койот. - Так я тебе и поверил! Тоже мне, образец добропорядочности из секс-шопа!

- Эй, откуда ты знаешь?! - удивился Филлис.

- Так я же божественное существо, дух, забыл? И, кстати, сегодня вообще-то Рождество. Выходной, понял? В такой день нужно веселиться, а не скучать за прилавком, - подумав минуту, он добавил: - Ты знаешь, я думаю, мы направимся на вечеринку.

- На вечеринку? В таком виде? - спросил Дакота, подозрительно косясь на койота.

- Ты что-то имеешь против животных? - обиделся Локс. - Извини, тебе придется с этим смириться. Я заколдовал себя до двенадцати часов вечера, а сейчас только половина пятого.

- Так ты человек? - удивился Филлис. - А я думал, что ты... хм, волк...

- С чего ты взял, что я человек? Я могу быть кем угодно, - нетерпеливо перебил его койот. - И в данный момент я не собираюсь менять свою форму из-за твоих дурацких расистских замашек.

- Но что люди могут подумать о говорящем койоте? - хмыкнул Филлис. На самом деле он опасался, что если его уличат в общении с подобной тварью, то быстренько вызовут соответствующую службу.

- Эту проблему просто решить, - заявил Локс. - Мы пойдем на вечеринку сумасшедших. Они просто подумают, что я - массовая галлюцинация.

- Э нет, я не хочу идти в сумасшедший дом, - начал сопротивляться Дакота, жалея о том, что вообще связался с этим существом.

- Но ведь сумасшедшие обитают не только в специальных стационарах. Некоторые из них разгуливают на свободе. Вот, например, не далее как на этой неделе я встретил одного индейца прямо на улице. Он, как ни в чем не бывало, гулял среди нормальных людей, а сам в это время бредил какими-то говорящими собаками или шакалами, я уж не помню...

- Довольно, довольно, я уловил суть! Так куда именно мы направляемся?

- Хм, как раз сейчас намечается одна вечеринка, в доме ни в чем не повинного человека. И по счастливому совпадению там находится один мой подопечный. Ты ничего не имеешь против поминок?

- Поминок? По кому?

- А мне откуда знать? По Финеганну*, наверное. В любом случае, это будет забавно.

- Хорошо, - согласился Филлис, решив рискнуть. На самом деле он ожидал немного другого от этой встречи с мифическим существом, например каких-нибудь потусторонних откровений. Но, может, все еще впереди? - Показывай дорогу.

- О, это недалеко, пойдем. По дороге будем делать вид, что я твоя собака. Гав! Гав!

Xmas Carrol
Xmas Carrol (англ.) - Рождественский гимн

Это Рождество не предвещало ничего особенного. Мартин и Амбер решили отпраздновать его вдвоем. Они как раз распаковывали купленный в супермаркете пудинг, когда раздался звонок в дверь. Амбер вопросительно посмотрела на Мартина, но он пожал плечами.

- Я открою, - сказала Амбер и неспеша направилась к двери.

За дверью стоял незнакомый ей негр с непроницаемым взглядом.

- Вам кого? - спросила Амбер. Негр задумался, глядя поверх головы Амбер. Наконец он опустил глаза и с невозмутимым видом произнес:

- Меня пригласил Бебе.

Амбер застыла на пороге с открытым ртом, но уже через секунду оправилась от потрясения и предложила ему войти. Затем она пулей влетела в комнату, где сидел Мартин, схватила свою кофту и, на бегу крича:

- Я только что вспомнила - Рамона пригласила меня сегодня к пяти часам! Я страшно опаздываю! Мартин, твой подарок под елкой! - вылетела из дома.

Негр, который вешал в прихожей свою куртку, с удивлением посмотрел ей вслед и уже было направился в гостиную, когда раздался звонок в дверь. Негр минуту повозился с замком и впустил в дом второго за этот вечер нежданного гостя. Как он и ожидал, это был Бебе.

- Послушай, - решил уточнить Энди (ибо это, конечно же, был он), - ты уверен, что ты пригласил меня к себе домой?

- Не совсем! - согласился Бебе. - Это дом моего лучшего друга.

Он уже собирался пуститься в ничего не объясняющие объяснения, когда со второго этажа наконец-то спустился Мартин. Увидев Бебе, он с трудом подавил инстинктивное желание убежать, но в конце концов его чрезмерно развитая вежливость победила, и Мартин поспешил навстречу гостям.

- Познакомься, Мартин! Это мой лучший друг... э... не помню, как тебя зовут... ах да, Энди! Ну так вот, это мой лучший друг Энди! - сказал Бебе.

- Очень приятно, - ответил Мартин, судорожно пытаясь растянуть окаменевшие мышцы лица в приветливую улыбку.

Бебе тут же достал откуда-то из недр своих просторных одеяний, мешком висящих на тщедушном теле, уже откупоренную бутылку пива и, мило хлопая глазами, прощебетал:

- На, Марти, возьми, тебе сейчас просто жизненно необходимо расслабиться!

Тот беспрекословно взял бутылку и залпом осушил ее.

- Подействует ровно через полчаса, - тихо хихикнул Би на ухо Энди.

Хозяин пригласил гостей в гостиную, где стояла наряженная наполовину елка, но не успели они преодолеть шесть ступенек лестницы, ведущей из прихожей в дом, как опять зазвенел звонок.

- Это, наверное, Джессика, - сказал Энди. - Вот уж не думал, что она придет!

- Джессика? - удивленно спросил Мартин. - Какая еще Джессика?

- Здoрово! - обрадовался Бебе. - Чем больше народу, тем веселее. А больше ты никого не пригласил?

- Нет, - покачал головой Энди.

Мартин с облегчением вздохнул и, скрепя сердце, впустил Джессику, которая оказалась довольно приличной с виду девушкой, а затем, повернувшись к Энди и Бебе, на всякий случай осторожно переспросил:

- А больше точно никого не будет?

Только что прибывшая гостья пристально посмотрела ему в глаза:

- Подумать только, грустны твои черты, - она провела холодными пальцами по его щеке, он отстранился в недоумении.

Бебе и Энди переглянулись и пожали плечами. Мартин вздохнул и пошел на кухню заваривать чай. После событий этого вечера он не раз спрашивал себя, как он решился оставить трех сумасшедших без надзора, и как он с самого начала не догадался...

- Хм, - глубокомысленно заметил Энди, как только Мартин вышел из комнаты. - Какие чистые, белые стены. На них потрясающе смотрелись бы граффити.

- Здурово! - сразу же загорелся новой идеей Бебе. - Ты не захватил ли случайно баллончики с краской?

Энди удрученно покачал головой.

- Ну хотя бы фломастер? Тоже нет? Вот не везет! - заныл Би, чуть не плача.

- А помада вам не подойдет? - раздался вдруг женский голос, явно не принадлежащий Джессике.

Все три непрошенных гостя одновременно обернулись.

- Рэнэ! - радостно бросился к вновь прибывшей Бебе. - Ты пришла! Хочешь пирожное?!

- Нет, спасибо, - скромно потупилась Рэнэ. - Я уже пообедала. Вообще-то, я просто пришла отдать Амбер ее подарок.

- Но как ты вошла? - спохватился вдруг он.

- Дверь была открыта, - объяснила Рэнэ.

- Амбер сейчас нет, - сказал Энди. - Но ты проходи, не стесняйся.

- Не отвлекайтесь на пустяки! - заявил Бебе. - Ты что-то говорила про помаду? А какого она цвета?

- Я просто пошутила, - засмеялась Рэнэ.

- Да ладно тебе! - с упреком воскликнул Бебе. - Ты что, не хочешь повеселиться?

- Я просто не хочу опять выслушивать длинные лекции от Амбер! Ты не представляешь, чту мне пришлось вынести после того, как мы навестили ее в прошлый раз!

- Но ее нет дома, - флегматично возразил Энди, чуть заметно улыбаясь.

- А когда она вернется, свалим все на Мартина! - энергично поддержал Бебе. - К тому же она не видела, как ты пришла!

- Нет, ребята, увольте, - улыбнулась Рэнэ. - С меня хватит безобразий. Помады вам не видать!

- Ну и не надо! - обиделся Бебе. - Подумаешь, не очень-то и хотелось, у меня своя есть, - он залез рукой в карман брюк, вытащил ярко-красную помаду и направился к стене.

- Эй! - с подозрением уставилась на тюбик Рэнэ. - Что-то она кажется мне очень знакомой. Где же я ее видела? - она задумалась, пытаясь отрыть в своей памяти ответ на этот вопрос. - Я вспомнила! - воскликнула вдруг она. - Это же моя помада! Я еще не могла ее найти! Весь дом перерыла, это было... подожди-ка... как раз после того, как мы вместе застряли в лифте!..

- Хи-хи... - только и смог нервно ответить Би. - Я как раз собирался ее тебе вернуть. Вот только напишу ею одну вещь...

- Делай это своей помадой, жалкий воришка! - грозно закричала Рэнэ и бросилась к нему, явно собираясь вырвать предмет раздора из его рук. - Отдай мне это!

- Нет! - испуганно завопил Бебе, увидев летящую к нему девушку с лицом, перекошенным от злости, как у нападающего самурая. Это было действительно страшно. - Ой, - пролепетал он и тут же оказался размазанным по стене.

Большая часть драгоценной помады осталась на обоях и на Бебе, хотя что-то попало и на Рэнэ.

- О нет! - с отчаяньем в голосе воскликнула она. - Это была моя почти самая любимая помада!

Бебе, наконец-то почувствовав угрызения совести, отскреб красную кашицу от стены и, скромно потупившись, протянул ее Рэнэ:

- Вот, возьми...

Вдруг из угла донесся смех.

- Очень забавно, - это смеялась молчавшая до сих пор Джессика. -Конечно, я приношу тебе свои соболезнования, Рэнэ, - добавила она, уловив направленный на нее негодующий взгляд Рэнэ. - Но ты просто запуталась в паутине стальных нитей и освободишься, только дернув посильнее и разорвав себя на части.

- Ты что, издеваешься? И кто ты вообще такая? - угрожающе двинулась к Джессике Рэнэ, на минуту забыв про Бебе.

- Это моя... м-м...девушка, - вступился за подругу Энди. - Хочу внести предложение. Раз уж твоя дорогая помада погибла, давайте устроим по ней поминки. Ну как, согласны? - он вопрошающе посмотрел на остальных, но так и не дождавшись ответа, подошел к большому столу у стены и начал выдвигать его на середину комнаты.

- Нам нужна музыка! - сразу начал суетиться Би, явно стараясь отвлечь Рэнэ от предшествующих событий. - Как вы думаете, что поставить в такой ситуации?

- "Ashes to ashes" ("Ashes to ashes" (англ.) - "Прах к праху", песня Дэвида Боуи Дэвида Боуи*), - буркнула Рэнэ обиженным тоном.

- Классная идея! Пойду спрошу у Мартина, где лежат диски! - голос его стал не в меру игривым.

- А я пойду поищу, чем запить "колеса"*, - мрачно добавила Рэнэ и удалилась в противоположную сторону.

Когда они скрылись из виду, Джесс обратилась к Энди:

- Ты полагаешь, будет весело? - в ее голосе сквозило сомнение.

- Я бы на это не надеялся, - равнодушно усомнился Энди и, подойдя к месту военных действий, попытался придать красному пятну на обоях красивую форму.

- Бедные куклы, вы все окажетесь сегодня окутанными тенью... - тихо сказала она.

Тем временем вернулся Би, размахивая компакт-диском:

- У него нет этой песни! Но я нашел альбом "The Buddha of Suburbia" ("The Buddha of Suburbia" (англ.) - "Будда из пригорода", альбом Дэвида Боуи). По-моему, песня "Sex & the Church" тоже очень подходит для поминок!

- Конечно, - не стал спорить Энди.

- Ой, какой миленький осьминожек! - расплылся в улыбке Бебе, заметив художества Энди на стене.

- Это не осьминожек, это взрыв помады! - пробурчала Рэнэ, возвращаясь с десятком бутылок в охапке. Из разжатой горсти на стол выпали два пузырька таблеток. - Я нашла только это, - мрачно сообщила она и, не дожидаясь пока остальные сядут, откупорила виски и хлебнула прямо из горлышка.

- А мне? - робко спросил Би.

- Возьми сам, - грубо отрезала Рэнэ.

- Конечно! - обрадовался он, подбегая к столу.

- Ты еще не включил музыку, - напомнил ему Энди.

- А! Сейчас! - вспомнил Би и бросился к музыкальному центру.

Через несколько секунд всем пришлось заткнуть уши, чтобы не оглохнуть. На пороге появился Мартин, он таращил глаза и оглушенно качал головой.

- Что здесь происходит?!! - заорал он, но никто его не услышал.

Что-то неразборчиво щебеча, к нему подскочил Бебе и, заметив в руках Мартина поднос с полными чашками и пирожными, выхватил его и бочком попрыгал в сторону стола, разливая чай на себя и на пол.

Освободившись от своей ноши, Мартин решительно направился к музыкальному центру и, убавив громкость, возмущенно повторил:

- Что здесь происходит?!

Никто опять не ответил. Бебе ковырялся в вазочке с печеньем; Рэнэ схватила первую попавшуюся чашку и пила чай, манерно отставив мизинец и тоскливо глядя в окно; Энди закончил размазывать помаду по стене и, чуть отойдя в сторону, стоял и любовался на свое творение: теперь пятно больше всего напоминало гигантский след поцелуя. Джессика вообще куда-то подевалась.

- Так что же здесь происходит? - повторил Мартин в третий раз, стараясь придать своему голосу угрожающие интонации.

- А, это ты к нам обращаешься? - очнулась Рэнэ и, слегка покачиваясь на стуле, склонила голову набок и с любопытством посмотрела на Мартина. Судя по взгляду, она уже успела принять энное количество таблеток.

- А к кому же еще?! - вскипел тот.

- А я думала, что это риторический вопрос.

- Нет, я действительно хочу знать!

- Ну, понимаешь, это поминки.

- Поминки?!

- Да, поминки по моей губной помаде. Она была мне верным другом, пока этот урод не стащил ее. Я верю, что в последние минуты своего существования она думала обо мне, - Рэнэ смахнула несуществующую слезу и громко отхлебнула из чашки.

- Это что еще за чушь? - удивился Мартин. - Вы что, все сошли с ума?

- Да как ты смеешь?! - накинулся на него Бебе. - Ведь у нее горе! Ты мог бы утешить ее, рассказать ей что-нибудь веселое, а вместо этого, вместо этого ты... - Би задохнулся от избытка чувств. Он трясущимися от волнения руками схватил пузырек, стоящий перед Рэнэ, и после нескольких неудачных попыток откупорил его. Отправив пару таблеток себе в рот, он запил это из бутылки, которую ему заботливо подсунула Рэнэ, и тут же закашлялся.

- Не волнуйся так, - утешил Бебе Энди. - Он не знал.

- Так она же ему сама сказала! - негодующе заорал Би, вытирая текущее по подбородку спиртное, и зачем-то взглянул на этикетку бутылки. - Конечно, я понимаю, это все моя вина! Но я раскаиваюсь, я готов сделать все, чтобы возместить эту страшную потерю! А он!.. Я-то считал его порядочным человеком, достойным доверия! И я не мог подумать, что под маской сочувствия скрывается беспардонный ханжа!

Закончив свою пламенную речь, он бросился к Рэнэ и стал с усердием тереть ее и без того сухие щеки.

- Спасибо, Би, - проникновенно сопливым тоном прошептала она. - Ты мой единственный друг. Я не виню тебя в том, что случилось! А этот... этот нахал дорого заплатит за свое поведение! - с этими словами Рэнэ схватила в правую руку пирожное со взбитыми сливками и прицелилась в Мартина.

- Только не это! - воскликнул тот, выбегая из гостиной и закрывая дверь. Прошлого раза ему вполне хватило. - Лучше я отмечу это Рождество один, спокойно сидя в каком-нибудь кафе! - кричал он, натягивая на ходу куртку.

Но добежав до середины лестницы, ведущей к выходу, Мартин обескураженно остановился. Внизу, у входной двери стоял совершенно незнакомый ему индеец с большим облезлым животным, больше всего напоминающим линяющего койота.

- Помогите! Воры! - пискнул Мартин, разворачиваясь чтобы бежать обратно, и тотчас же получил пирожным в лицо.

- Вот тебе за Рэнэ! - раздался торжествующий крик Бебе.

От неожиданности потеряв равновесие, Мартин оступился, кубарем скатился вниз по четырем оставшимся ступенькам и свалился прямо под ноги незнакомому индейцу. Тот нечленораздельно выругался, размахивая руками, чтобы не упасть, но тут его настигло пирожное номер 2, и индеец тяжело плюхнулся на Мартина.

- Клевая вечеринка, - уважительно произнес койот, улыбаясь еще шире.

- Помогите! Говорящая собака! - закричала подоспевшая Рэнэ с вазочкой печенья в одной руке и бутылкой виски в другой.

- Упс! - смущенно произнес койот, поняв по решительному выражению лица Рэнэ, чту именно его ждет. - Я и мой длинный язык...

Больше ничего добавить он не успел, так как был осыпан градом печенья.

- Рэнэ, крошка, а ты-то что здесь делаешь?! - воскликнул Филлис, которому наконец-то удалось встать с полураздавленного Мартина.

- Они не должны тебя видеть, ты же в мире духов, - заметил ему койот.

Тут же большой кусок торта пролетел мимо, хорошенько проехавшись Филу по правой щеке. В этот момент его постигло озарение, и он понял, что все это - большая мистификация, в которую его втянули с помощью коварного трюка с говорящим псом.

- А торт-то здесь откуда? - удивился Мартин.

- Это я нашел его в холодильнике, - послышался спокойный голос Энди. - Тебе оставить?

- Ведь правда, это классная вечеринка? - опять подал голос койот, обратившись к Филлису.

- Да, торт вкусный, - мрачно согласился Дакота, вытирая лицо и облизывая пальцы.

- Ну так я рад тебе сообщить, что это только начало. Я пригласил сюда еще парочку-другую друзей. Они будут здесь с минуты на минуту, - затараторил койот, пятясь от индейца, глазки его при этом забегали, как у нашкодившей собачонки.

- Не заговаривай мне зубы! - Фил злобно прищурился. - Сейчас я вырву к чертям собачьим твой лживый язык!

- Повторите, пожалуйста, что вы сказали? - дрожащим голосом спросил Мартин, вставая с пола. - Кто-то еще должен прийти?..

Но он не получил на свой вопрос ответа, потому что в ту же секунду распахнулась входная дверь и в прихожую ворвалось человек двадцать в кислотных одеждах и с волосами немыслимых цветов.

- Так где здесь рэйв*? - удивленно спросил один. - В этом-то доме? Придется расчистить здесь место для танцев. Одобрительно закивав головами, вновь прибывшие бодро направились в гостиную.

- Ой, танцы! - захлопала в ладоши Рэнэ, роняя остатки печенья и бутылку себе на ноги. - Как здорово!

- Убирайтесь, а то я вызову полицию, - слабым голосом взмолился Мартин.

- Да не волнуйся ты так! - утешил его койот, с сочувствием смотря ему в глаза. - Если они слишком уж будут буйствовать, полицию вызовут соседи. Так что пока расслабься и наслаждайся жизнью.

- Ну надо же, - прошептал Мартин. - Неужели и я спятил? Мне дает советы говорящая собака!..

- Койот! - поправило его животное. - Ты что, никогда не смотрел мультик "Roadrunner"*? Я койот!

- Извиняюсь, говорящий койот, - исправился Мартин и на всякий случай добавил: - Прошу прощения. Я ненадолго отойду. Пойду выпью успокоительное, у Амбер где-то должно быть, - вспомнив про Амбер, Мартин загрустил еще больше, схватился за перила дрожащей рукой и стал медленно подниматься наверх. У него почему-то кружилась голова.

- Какой милый, обходительный хозяин! - растроганно обратился к Филлису койот. - И какой радушный прием! Интересно, нет ли у него сырого мяса? Я что-то проголодался. Или "Wiskas"*. Обожаю "Wiskas", - облизавшись, койот принюхался и весело поскакал в сторону кухни.

- Нет, здесь слишком велика концентрация сумасшедших на один квадратный метр! - неодобрительно заметил Филлис, сплюнул себе под ноги зеленой слюной и вытер лицо о чье-то пальто. - Пожалуй, пора убираться отсюда.

С этими словами он огляделся, никого поблизости не заметил, осторожно открыл дверь и, стараясь не шуметь, выскользнул наружу.

- Пока, лунатики! - угрюмо произнес он перед тем как исчезнуть. - Прощай, дух предков! Желаю тебе вернуться туда, откуда ты пришел!

Тем временем вечеринка продолжалась. Дэвида Боуи сменили ASIAN DUB FOUNDATION* и General Levi*, а громкость была такой, что стекла дребезжали и грозились разбиться с минуты на минуту.

Мартин попытался было сбежать во второй раз, но был пойман Рэнэ и затащен в самую гущу извивающихся в танце потных тел. В голове Мартина роились противоречивые мысли. С одной стороны, он боялся того, что Амбер расстроится, вернувшись домой, а с другой, был обижен на нее за то, что она бросила его в этом аду. Как она могла так поступить?

Наконец, Мартину стало так жалко самого себя, что на глазах у него выступили слезы.

- Ой, бедненький! - услышал он вдруг приторный голос Бебе. - Тебя кто-то обидел? Пойдем, милый, я тебя утешу.

- Спасибо, со мной все в порядке! - начал было вырываться Мартин, но вскоре понял, что это бесполезно. Оставалось только молиться о чуде.

И чудо пришло в виде рыжеволосой девушки. Схватив за руку, она дернула его на себя, и Мартин выпал из толпы незнакомых галдящих людей.

- Пойдем-ка, я покажу тебе небеса, - шепнула Джессика ему на ухо.

- А как же Энди? Ты же его девушка? - спросил на всякий случай Мартин, уже предвкушая сладкие объятия в недрах мягкой кровати.

Джесс ничего не ответила.

- Ни с места! - раздался вдруг голос, перекрывший музыку. - Выключите шарманку! Вы все арестованы!

Обернувшись с ужасом и облегчением одновременно, Мартин увидел в дверях полицейского с громкоговорителем в руках.

- Я же тебе говорил, что они вызовут полицию! - услышал он откуда-то снизу голос койота, и в это время Джесс увлекла его за собой.

Когда глаза привыкли к темноте, Мартин понял, что они находятся в спальне Амбер. Звуки музыки сюда почти не долетали, и нервы его понемногу успокаивались. Амбер, недостижимая и холодная, отодвинулась куда-то на задний план. Тем более она сейчас, как обычно, предается своим порочным страстям либо с этим хмырем Дэвидсоном, либо со своей потасканной лесбиянкой-психотерапевтом Рамоной - да-да, он все знал про Амбер. Но как бы там ни было, ему теперь было вовсе не до нее: Джессика сняла с себя всю одежду и сейчас проделывала то же и с ним самим, шепча при этом довольно странные слова таким возбуждающим голосом, что смысл сказанного едва ли доходил до одурманенного Мартина. В его голове потом частенько всплывали обрывки непонятных фраз, похожих на заклинание. Дальше Мартин погрузился в пьянящий дурман сексуальных наслаждений и боли, каких он не испытывал за свою жизнь ни разу.

Успокойся в тишине... видишь тени на стене... мы одни в бездонном сне... думай только обо мне... ты сгоришь в моем огне... не восстать тебе извне...

А затем вдруг резко очнулся и увидел себя вновь в гостиной среди этих чокнутых рэйверов, будто никуда и не уходил.

Сон эмпириокритициста* в ночь перед Рождеством

- Ну все, ребята, веселье закончилось! - раздался чей-то разочарованный голос во внезапно возникшей тишине.

Комнату наполнил гул недовольных голосов.

- А мне так хотелось потанцевать! - горько воскликнула Рэнэ, уткнувшись в плечо Бебе.

- Собирайте вещички - и в участок! - снова объявил полицейский, ободренный тем, что к нему присоединились еще с десяток сослуживцев. - Вы все арестованы за нарушение общественного порядка!

Уныло потупившись, рэйверы двинулись к дверям.

Озадаченный Мартин поискал глазами Джессику и заметил ее в углу, рядом с Энди, который возился с магнитофоном. Девушка улыбнулась ему одними губами и хитро подмигнула, словно давая понять, что жаркие объятия вовсе не были одним только плодом фантазии.

- Эй, подождите! - удивленно протянул один полицейский, вглядевшись в лицо парня, который шел первым. - Это, случайно, не вы танцевали в клипе RUN DMC* "Its like that"?

- Да, это был я, - скромно улыбнулся тот, изо всех сил стараясь выглядеть как образец добропорядочности.

- А вы не дадите мне автограф? - с восторгом попросил другой полицейский, доставая специальный блокнот.

- И мне, и мне! - столпились вокруг звезды остальные стражи порядка.

Мило улыбаясь, парень щедро расписался на протянутых обрывках бумаги и вопрошающе взглянул на полицейских.

- Ну, раз такое дело, - глубокомысленно заметил главный, - я думаю, что мы можем его отпустить. Но чтобы больше такого не повторялось!

- Конечно, конечно! - торопливо забормотал парень, пожимая полицейским руки. - Всего доброго! Успехов вам! Счастья в личной жизни! - не теряя больше ни секунды, он бросился к выходу и, поскользнувшись на размазанных по полу пирожных, бесследно исчез за дверью.

- Извините, - подал вдруг голос другой рэйвер. - Если вас это интересует... В детстве я снимался в клипе Майкла Джексона* "Black or white".

- Ну надо же! - оживились полицейские. - А вы его самого видели?

- А то как же! Я с ним довольно близко познакомился!

- А я снимался в массовке фильма "Full Monty"*, - раздался чей-то голос.

- А я был на подпевках у Марайи Кэрри*!

- А я играл на гитаре в группе SPIDERS FROM MARS*!

- А я вчера выпустил сольный альбом!

- А я послужил прототипом для одного из героев книги Клары Фоллингстар!

- А я звезда серфинга!

- А я близкий друг Л.Р.!..

- Подождите! Подождите! - успокоил полицейский напирающую толпу знаменитостей. - Подходите по одному, не толкайтесь. Лучше выстроиться в очередь, тогда мы выслушаем всех. Да, и приготовьте ручки, чтобы давать автографы!

Незваные гости послушно организовали очередь и стали терпеливо ждать, когда подойдет их черед.

- А ты чего стоишь, Мартин? - подошла вдруг к впавшему в оцепенение хозяину Джессика. - Занимай очередь! Это же наш шанс!

- Но я не снимался в клипах...

- Да ладно, соврем что-нибудь! Очередь длинная, успеем придумать. Посмотри, все наши уже там. Пойми же, глупый, это наш шанс быть вместе!..

Он не понял этих слов, но в очередь все-таки встал, хотя прекрасно сознавал, что на его глазах происходит что-то совершенно из ряда вон выходящее, чистейшей воды абсурд.

Прошло никак не меньше получаса, а перед Мартином и Джессикой оставалось еще целых пять человек.

- Так вы уверены, что вы солист группы PLACEBO*? Мне казалось, что он не был толстым лысым негром. Как вы сказали, вас зовут? - расспрашивал полицейский одного из арестованных. Джек Смит, говорите? Так это вы раньше пели в группе THE SMITHS*? Ну что же вы сразу-то не сказали?! Проходите, только распишитесь вот здесь, пожалуйста. Мой сын ваш большой фанат. Можно, я сфотографируюсь с вами на память? Вот он обрадуется, когда узнает, что его папочка встретил такого человека!

Пара вспышек фотоаппарата - и еще один гость с облегчением вздохнул и кубарем бросился вниз по лестнице. Полицейские уже допрашивали следующего.

- А я... я... я могу съесть 10 вареных яиц за один раз! Не очищая их! Мой портрет есть в Книге рекордов Гиннеса.

- А я - древнее индейское божество, койот-трикстер, - объяснил Локс, стоявший сразу за пожирателем яиц.

- Эй, а я вас знаю, вы ведь Лофт, правда? - спросил койота вдруг один полицейский.

- Да, и так меня тоже зовут, - не стал скрывать Локи.

- Хорошо, ваш автограф, пожалуйста, и можете быть свободны, - полицейский протянул ему ручку.

Койот осторожно взял ее зубами и, напряженно кряхтя и закапав бумагу слюной, нацарапал несколько каракулей. Затем он вежливо попрощался, протянул каждому полицейскому лапу и неспеша удалился.

- Смотри-ка, дрессированный, - протянул ему вслед один из полицейских.

Мартин огляделся. Теперь вокруг остались только знакомые лица. Прямо перед ним стояли Энди и Джессика, а сзади - Рэнэ и Бебе.

- Следующий! - выкрикнул полицейский, и Энди сделал шаг вперед, держа за руку Джессику.

- Я Трент Резнор*, - внушительно объявил он. - А это моя жена, тоже очень знаменитая особа...

- Окей, - тяжело вздохнул полицейский. - Ваши автографы.

- Мой автограф стоит никак не меньше двадцатки! - гордо заявил Энди и, не оглядываясь, гордо прошагал мимо ошарашенных полицейских.

- Не обращайте внимания, у него звездная болезнь, - шепнула на ухо главному полицейскому Джессика и поспешила вслед за мнимым мужем, почему-то даже не оглянувшись на Мартина.

- Следующий! - устало сказал полицейский.

- Я однажды столкнулся в супермаркете со Энди Уорхолом*, - неубедительно соврал Мартин.

- Эй, подождите, подождите! - спохватился вдруг один из полицейских. - Если мы отпустим и их, то вернемся совсем без улова. Так можно и без премии остаться!

- Молодец, что напомнил! - похвалил его старший. - Так что, господа, попрошу пройти со мной, в участок!

- Но это нечестно! - возмутилась Рэнэ, дожевывая последний кусок торта.

- Та-ак!.. - грозно нахмурился полицейский. - Сопротивление властям при аресте?..

- Нет, нет, - поспешно возразила Рэнэ, вытирая губы. - Я уже иду. Я совсем не сопротивляюсь.

- Прошу всех в машину, - многозначительно заключил полицейский.

Плюхнувшись на жесткое сиденье, Мартин закрыл лицо руками и громко всхлипнул: нервы его вконец расшатались, он не понимал, где прошла грань между реальностью и сном. Дело в том, что его жизнь складывалась так, что к необъяснимым явлениям он не привык.

- Бедняжка! - потянул к нему руки Бебе. - Это все ты виновата! - он обвиняюще уставился на Рэнэ и сердито нахмурился.

- Я?! - воскликнула она. - Я?! Разве это я украла губную помаду? Разве я грязно домогалась каких-то немытых панков?

- Рэйверов, - поправил ее Би.

- Ну ладно, рэйверов! Разве я врубила музыку так, что чуть не лопнули стекла?

- Да, но это ты начала бросаться пирожными! И это ты ударила меня так, что помада отлетела и размазалась по стене! Это твоя вина! И ты без спроса где-то взяла все эти бутылки! А я, между прочим, вначале спросил, можно ли мне взять один единственный диск! Так что не тебе меня упрекать!

- Ой, ладно вам, успокойтесь! - со страданием в голосе вмешался Мартин. - О, Господи, что скажет Амбер, когда вернется домой?!

- Ну, если она обычно не разговаривает сама с собой, она промолчит, - пошутил Би, чем заслужил гневный взгляд Мартина. - Я просто пытаюсь тебя развеселить, дорогой, - нежно добавил он.

- Ха-ха-ха! - истерически захохотала Рэнэ, вытирая слезы. Она подняла руку для благословения и, давясь от смеха, произнесла: - Отныне нарекаю вас мужем и женой. Согласен ли ты, Бебе Мак ЛОки, взять в мужья Мартина... не помню его фамилии?

- Да, только чур я сверху! - сразу согласился Би.

Рэнэ опять истерически засмеялась, а Мартин поднял голову и угрожающе закричал:

- Никогда! И оставь эти свои гомосекские штучки! Я тебе не пара!

- Хи-хи-хи! Он ему не пара! - свалилась с сиденья рыдающая от смеха Рэнэ. - Конечно, Марти, ты достоин лучшего! Хочешь, я познакомлю тебя с Дэвидсоном? Ха-ха-ха! Кстати, ты слышал анекдот про него? Идет он по улице и видит красивую девушку. "Откуда вы, красавица? - спрашивает он, подходя к ней. - Вы ведь не местная." - "Откуда вы знаете?" - удивляется она. "Просто вас я еще не насиловал!" Ха-ха-ха! - в очередной раз расхохоталась Рэнэ. - Марти, я думаю, он тебе понравится!..

Мартин обиженно замолчал и отвернулся. До сих пор его мучили подозрения, что в какой-то момент он выпал из реальности. И когда же он был с Джессикой, до или после этого катаклизма?

- Что ты наделала?! - воскликнул Бебе. - Вот, посмотри, он обиделся на нас! Рэнэ, сделай же что-нибудь! - в отчаянии Би стал хватать девушку за руки.

- Ладно, ладно! - воскликнула она - Отцепись. Я расскажу ему сказку. Итак...

Как сэр Бебе открыл свое сердце сэру Мартину,

и как сэр Мартин спас сэра Бебе от наркотической зависимости

Было провозглашено сэром Бебе сэру Мартину, что скоро состоится большая вечеринка, затеянная высокородным принцем, сэром Энди. А затеял ее сэр Энди по настоянию сэра Бебе для того единственно, чтобы сэра Мартина погубить и опозорить. Ибо желал сэр Бебе вступить с сэром Мартином в гомосексуальные отношения.

И наступил день пиршества, и был тот замысел открыт сэру Мартину прекрасной дамой Джессикой Ленаж, коия принесла клятву спасать беззащитных и обесчещенных. И весьма возрадовался благородный сэр Мартин. И тогда придумал он отправить на то пиршество прекрасную даму Амбер, переодетой, так чтобы ни один человек ее не признал, и все для того, чтобы высокородный сэр Бебе принял ее за него, сэра Мартина. Но воспротивилась тому прекрасная дама Амбер, и сказала она сэру Мартину:

- Конечно, спятил благородный сэр Бебе образом непотребнейшим, но не до такой же степени! Боюсь я, благородный сэр Мартин, что меня он узнает.

И задумался сэр Мартин, что случалось с ним крайне редко, и решил отправиться на пиршество сам и встретить свою судьбу. Вот приехал сэр Мартин на вечеринку по указанному адресу и с изумлением, не знающим границ, понял, что проходит она в его собственном замке, а вслед за ним приехал высокородный сэр Бебе.

И тогда стал наседать сэр Бебе на сэра Мартина и делать ему предложения неприличные, да так, что остальные рыцари только дивились, откуда у сэра Мартина берутся сила выстоять и не сбежать позорно. И явился к сэру Мартину благородный сэр Энди и сказал:

- Любезный сэр, соболезную я вам сердечно.

- Гранмерси, господин мой, - отвечал сэр Мартин.

Тогда сэр Энди в знак великого расположения и сочувствия предложил благородному сэру Мартину сказать сэру Бебе, что он с наркоманами не мужеложствует.

И подошел тогда высокородный сэр Мартин к сэру Бебе добровольно, чему тот рад был несказанно, и сказал:

- Прилепилась душа моя к тебе, сэр Бебе, но дал я обет не прелюбодействовать с обкуренными.

- Сэр, я могу поручиться, - отвечал сэр Бебе, - что коли вам сие не угодно, я больше наркотическими средствами злоупотреблять не буду!

И опечалил ответ такой сэра Мартина, ибо понял он, что коли исполнит благородный сэр Бебе свое обещание, начнет он его атаковать с новыми силами.

И настал вечер поздний, и стали благородные сэры и прекрасные дамы по домам разъезжаться. И приехала к сэру Мартину прекрасная дама Амбер. А когда настало утро, услышал сэр Мартин звонок в дверь, и открыл ее. И предстал перед ним высокородный сэр Бебе и сказал:

- Сдержал я свое обещанье, сэр Мартин, сдержи и ты свое! А кстати, выпить не найдется?

Рэнэ оглядела своих спутников. Мартин сидел с закрытыми глазами, откинувшись назад. Спал или притворялся? А Бебе смотрел в пространство поверх ее головы, мечтательно улыбаясь и шмыгая носом.

Внезапно машина остановилась.

- Ну вот, приехали, - заявил толстый полицейский, открывая дверь. - Добро пожаловать. Идемте за мной. А теперь выньте все вещи из ваших карманов.

Прежде чем исполнить приказ полицейского, Мартин огляделся. Они находились в огромном зале, полном народу, больше всего напоминающем полицейский участок.

Бебе и Рэнэ тем временем успели вытащить из своих карманов ключи, деньги, жвачку, леденцы и много других ненужных вещей.

- Тебя это тоже касается! - строго прикрикнул на Мартина полицейский.

- Конечно, - ответил он, роясь в куртке.

Внезапно в другом конце зала послышался какой-то шум. И полицейские, и арестованные синхронно повернулись в ту сторону.

Вскоре причина беспорядка обнаружилась. Активно работая локтями, в центр зала пробирался какой-то взмыленный и лохматый человек в перекошенной форме и с безумными сверкающими глазами.

- Вы не поверите! - громко закричал он. - Вы мне не поверите, но сюда сейчас придет сам Оуэль Пюррак!

- О, Боже! - только и смог выдавить из себя полицейский, приехавший с Мартином и остальными, падая в обморок.

В зале повисла напряженная тишина. Никто не шевелился, и только громко тикал большой серый конверт, лежащий на кресле у окна.

Вдруг с громким стуком распахнулась входная дверь, и все с ожиданием уставились на вошедшего. Он был лопоухим толстяком небольшого роста, с тонкими черными усиками и залысиной.

- Это он! Это он! - пронесся по залу восторженный шепот. - Это сам Оуэль Пюррак!

Толстяк решительно шагнул в зал и обвел всех острыми цепкими глазками.

- Та-ак! - протянул он, потирая руки. - Так-так!..

Еще раз осмотрев зал, он громко произнес:

- Господа! Прошу минуту внимания! Теперь, когда я получил шанс осмотреть подозреваемых, мне стало все ясно. Сегодня вечером я хотел бы собрать всех здесь присутствующих для того, чтобы объявить, кто убийца.

Общий вздох восхищения облетел зал.

- Он самый лучший! - доверительно прошептал толстый полицейский, склоняясь к уху Мартина.

Оуэль торжественно обвел взглядом зал и, довольный произведенным впечатлением, удалился.

Как только за ним захлопнулась дверь, началась полная неразбериха. Все начали носиться, чуть не сбивая друг друга с ног и пытаясь что-то предпринять. Кто-то переставлял кресла, кто-то вытирал пыль со столов и оборудования, кто-то стал приводить в порядок свою форму.

Вскоре суета достигла таких угрожающих размеров, что Бебе, видимо, перестал понимать, где находится, и крепко схватился за пуговицу на рубашке Мартина. К несчастью, это ему не помогло.

Один из полицейских, пробиваясь сквозь толпу беспорядочно мечущихся в броуновском движении людей, задел Бебе мешком мусора, и тот отлетел на несколько шагов. Как и следовало ожидать, пуговица осталась у него в руке. Мартина же такой оборот дел совсем не устроил. Он решительно направился было в ту сторону, где валялся среди стеллажей Бебе с его пуговицей, но сзади кто-то налетел на него, и Мартин, падая, успел только заметить хохочущую Рэнэ, после чего благополучно потерял сознание, ударившись головой об угол попавшегося на пути стола.

Очнулся он в какой-то сумрачной каморке на сырой соломе, а на нос ему капала ржавая вода. Мартин, чертыхнувшись, вскочил и огляделся. Слева от него чернела огромная железная дверь, а справа стояли нары, на которых, наподобие стайки замерзших воробьев, сидели Би, подмигивавший ему обоими глазами по очереди, скучающая Рэнэ и какой-то рыжий тип посередине. Тип ослепительно улыбался каким-то своим мыслям.

Мартин подошел к этой троице и пристально посмотрел сразу на всех, что, надо сказать, было задачей не из легких - пришлось довольно хитрым образом расфокусировать глаза.

- Вот мы и попались! - радостно сказал Бебе.

- Он попался! - поправила его Рэнэ, указывая пальцем на Мартина.

- Он попался, - хихикнул рыжий, переводя указующий перст Рэнэ на Бебе.

- Я ее не убивал! - воскликнул на это Би. - Рэнэ, ну скажи им!..

- Эй, подождите! Я ничего не понимаю! - Мартин схватился за голову. - Почему мы здесь? Это какая-то ошибка!

- Как точно подмечено! - взволнованно воскликнул незнакомец. - Конечно же, ошибка! В современных тюрьмах не может быть средневековой камеры! Вы заметили, что стены здесь сложены из грубо отесанного камня?..

- Да, а по законам жанра полагаются еще и крысы, - Рэнэ округлила глаза и поджала под себя ноги.

Мартин невольно покосился на пол - он один находился в стоячем положении. Но запугать им его не удастся!

- Еще раз спрашиваю, какого черта мы здесь забыли?! - как мог грозно прикрикнул он.

- Ох, ну зачем вы о нем! - укоризненно взглянул на него рыжий. - Это из какой-то другой религии. А меня Локи зовут.

- Хи! - сказала Рэнэ. - Почти так же звали ту облезлую собаку, что испортила нам вечеринку.

- Вот видишь! - сказал Бебе, обращаясь непонятно к кому. - Она разговаривает, значит, я ее не убивал.

- Стоп! - Мартин одним прыжком оказался рядом с нарами и зажал Бебе рот обеими руками. - Рэнэ, ты самый здравомыслящий человек здесь. Объясни мне, пожалуйста, что тут происходит!

- Ну как же, неужели ты не помнишь? Мистер Пюррак собрал всех и сообщил, что нашел убийцу. Бебе убил меня первым. Так что ты опоздал!

Бебе замычал что-то, пуская слюни сквозь пальцы Мартина. Тот поморщился и задал наводящий вопрос:

- Рэнэ, сколько ты сегодня приняла таблеток?

- Ну зачем ты так? - вдруг заступился за нее парень, называющий себя Локи, не прекращая улыбаться. - По-моему, это потрясающая история. Особенно мне нравится тот момент, когда Бебе начал тебя...

Упомянутый персонаж опять что-то замычал, и Мартин тут только заметил, что перекрыл бедняге весь воздух. Он поспешно убрал руки с покрасневшего лица Бебе, и тот, шумно вздохнув, сильно закашлялся.

- Неужели все происходит на самом деле? - прошептал Мартин, уставившись в одну точку на полу. - Или я спятил?

Точка на полу, в которую он уставился, шевельнулась и, пискнув, убежала под нары, мелькнул только длинный голый хвост. Мартин вскрикнул и схватился за сердце. Вид у него при этом был такой несчастный, что Бебе, едва откашлявшись, бросился к нему со словами утешения, но тот, демонстрируя потрясающую реакцию, отпрыгнул, как ужаленный, скрылся в темном углу и наблюдал последующие события непосредственно оттуда.

Рэнэ и незнакомец паскудно захихикали.

Вздохнув, Би снова вскарабкался на нары и переключил внимание на рыжего типа. Только тут ему показалось, что видит он его не в первый раз, хотя так и не смог вспомнить, где и при каких обстоятельствах они могли встречаться раньше. "Чертова амнезия*!" - выругался про себя Би и на всякий случай приветливо ему улыбнулся - тот осклабился в ответ.

- Ты каждый раз не можешь меня узнать, - растянутым в улыбке ртом проговорил Локи. - Что-то у тебя с памятью, дружище.

- Ага! - кивнул Бебе. - Я вообще мало что помню из своей жизни.

- Тогда познакомимся еще раз, я Локи, скандинавский бог.

- Ух ты! - пораженно воскликнула Рэнэ. - Ты правда, бог? Что ж ты раньше-то не сказал?

Локи застенчиво поковырял пальцем грязное одеяло на нарах и ответил:

- Ну, это не показалось мне заслуживающим упоминания.

- Как он скромен! - умилилась Рэнэ. - Скажи, а ты бог чего?

- А, всего без разбору, - отмахнулся Локи, смущенно усмехнувшись.

- Как здорово! - кокетливо заметила Рэнэ и изящным жестом откинула волосы за спину. - Я никогда еще не... общалась с живым богом во плоти.

- Все больше с мертвыми, - пробурчал из угла Мартин, не удержавшись, но его не услышали... или сделали вид.

Рэнэ подвинулась к Локи поближе. Ее маневр не остался незамеченным. Все обитатели темницы отреагировали на него по-своему: Мартин негодующе хмыкнул из своего угла, Локи почему-то опасливо отодвинулся, а Бебе, наверное испугавшись, что самое главное начнется без него, подвинулся к Локи с другой стороны и нежно положил руку ему на колено.

- А я тоже вижу бога в первый раз, - соврал он.

- Ребята, мне, конечно, очень приятно, - слегка испуганным тоном заявил Локи, - но я так не могу.

- Это еще почему? - удивилась Рэнэ, придвигаясь еще ближе.

Глаза скандинавского бога неспокойно забегали, а потом он успокоился, улыбнулся самому себе и, поманив Би и Рэнэ, чтобы они наклонились поближе, доверительно зашептал:

- Видите ли...

Мартин затаил дыхание и даже вытянул шею в их сторону, но кроме неразборчивого шипения ничего внятного не услышал.

Спустя минуту троица рассыпалась: Локи встал, сбил в кучу одеяло на нарах и принялся высекать огонь доисторическим способом, чиркая камнем о камень, а Бебе и Рэнэ разделились и, как-то хищнически согнувшись, стали медленно подходить к углу, в котором сидел Мартин, с двух сторон, как бы отрезая ему путь к бегству. Бебе при этом лихорадочно потирал руки, а Рэнэ нервно посмеивалась.

- Эй, вы чего? - только и успел севшим от испуга голосом воскликнуть Мартин, как эти двое набросились на него, скрутили руки и ноги и поволокли, больно скребя задними частями его тела по полу, в направлении нар.

Там они остановились. Локи отошел от кровати, уже объятой языками пламени, а Бебе и Рэнэ с заунывным воем, похожим на произносимые нараспев заклинания, принялись раскачивать беспомощного Мартина. Когда амплитуда движений стала достаточно большой, они на счет три (считал Локи) отпустили раскачиваемое тело, и Мартин приземлился прямо на пылающее вовсю одеяло.

- Мы приносим тебя в жертву прекрасному скандинавскому богу во имя любви!.. - воскликнула Рэнэ.

- ...Чтобы прекрасный скандинавский бог, - подхватил Бебе, - согласился, наконец, с нами...

- Ура-а-а! - перебил его Локи первым же пришедшим в голову словом.

Мартин зажмурился, чувствуя, как языки пламени пытаются пробраться ему под одежду. Пошевелиться он не мог, так как все тело сковал непреодолимый страх смерти, а пресловутый инстинкт самосохранения почему-то не срабатывал.

"Ой! - подумал он, лихорадочно пытаясь вспомнить хоть одну молитву. - Ой! Ой, ой, ой!" Как назло, в голову ничего не приходило, да и обстоятельства как-то мешали сосредоточиться. "Господи! - вдруг вспомнил Мартин. - Господи, господи, господи!.." - и тут почувствовал, как загорается одежда и трещат волосы.

Чуть только огонь коснулся кожи, он крепко зажмурился. С минуту ничего не происходило, не было даже больно. Мартин рискнул и открыл один глаз, потом второй. Повернул голову, но увидел только белесый туман. Спустя еще минуту туман постепенно стал развеиваться, и сквозь эту дымку проступили очертания стоящего невдалеке огромного каменного трона, на котором восседал какой-то седобородый старец в широкополой шляпе и с копьем в руке. На каждом плече у него сидело по ворону, а у ног лежали два облезлых волка.

Мартин, приняв вертикальное положение, тревожно уставился на старца. "Господи", - по инерции подумал он, но тут же отверг эту мысль как несообразную. Он-то знал, что бога не существует, по крайней мере, в таком материальном виде. "Кого-то он мне напоминает", - подумал тогда он. Старец почесал косматую бровь над единственным зрячим глазом и выжидающе уставился на Мартина. Тут его и озарило.

- Гэндальф*! - громко воскликнул он, невольно сделав шаг вперед, и застыл с открытым ртом.

Один из волков предупреждающе зарычал и поднялся на ноги. Второй даже не посмотрел на своего собрата и безучастно рассматривал Мартина, только на его лукавой морде играла саркастическая усмешка, показавшаяся ему до боли знакомой.

- Эй, я тебя знаю! - сознавая всю нелепость своего положения, обратился он к зверю.

Тот, проигнорировав эту фразу, повернулся к старцу и небрежно процедил:

- Еще один хоббит*... К Хель его?

- К Хель, - величаво подтвердил одноглазый и взмахнул рукой.

Тотчас же зыбкий мир вокруг Мартина развеялся, и он очутился в огромном темном зале. Сзади кто-то позвал его нежным женским голосом, Мартин обернулся.

Перед ним стояла довольно высокая, примерно в три человеческих роста, голая женщина, правая половина тела которой походила на кусок сгнившего сырого мяса, а левая весьма напоминала Джессику.

- Иди ко мне! - призывно прошептала великанша, протягивая к Мартину руки. - Иди сюда, милый, и мы славно повеселимся.

- О, нет! - пискнул Мартин, внезапно лишившись голоса. - Нет! - он сделал шаг назад, потом еще один и еще, и тут пол под ногами покачнулся. "Черт, ступенька!" - подумал он, скатываясь вниз по лестнице.

Очнулся он уже внизу. Голова раскалывалась, тело нещадно ныло. Мартин осторожно приоткрыл один глаз, потом второй, ожидая опять увидеть какой-нибудь дым или туман, как это было в прошлый раз, но ничего подобного не произошло. Страшной женщины нигде не было, старца с его зоопарком тоже.

- Милый, что с тобой? - раздался над ухом участливый голос.

Мартин вздрогнул и резко обернулся. У него в изголовье на спинке дивана сидел Бебе и сочувствующе улыбался. Застонав, Мартин опять уронил голову на подушку, но тут же снова дернулся.

- А где Джессика?! - воскликнул он, нервно оглядываясь.

- Они давно все ушли, - в комнату вошла Рэнэ с тазиком льда и мокрым полотенцем, а следом за ней, цокая когтями по полу, вбежала знакомая собака грязной серо-рыжеватой масти.

- А это еще что за псина и что она делает в моем доме?! - воскликнул Мартин, приподнимаясь на локте.

- Я бы на твоем месте обиделась такому обращению! - сказала Рэнэ, обращаясь к животному.

Собака, задрав хвост, гордо потрусила прочь.

- Куда же ты, он просто пошутил!.. - крикнул ей вдогонку Бебе, но та и не подумала вернуться. - Ну вот, - он укоризненно взглянул на Мартина, - обидели, ни за что, ни про что. Как ты мог!..

- Убирайтесь! - простонал Мартин, сдергивая с головы мокрое полотенце, заботливо намотанное Рэнэ.

- Но... Марти!.. - удивленно захныкал Бебе.

- Пошли. Все. Вон! - с расстановкой произнес тот, указывая на дверь. Он должен был остаться один. Скоро вернется Амбер, а в доме царил такой беспорядок, как после нашествия басурман.

- Пошли, Би, - Рэнэ встала и с грохотом скинула с дивана принесенный ею тазик, лед рассыпался по всему полу. - Пусть один мучается со своим похмельем.

И они удалились тек же гордо, как та псина. Тихо застонав, Мартин снова рухнул на диван.

Спустя полчаса его разбудил фонтан холодной воды. Отфыркиваясь, Мартин вскочил и, протерев глаза, увидел перед собой разгневанную Амбер с сифоном в руках.

- Да-а, - протянула она, недвусмысленно притопывая ногой. - Что ж, повеселился ты, видать, на славу.

- Амбер, я... - начал было он.

- Молчи, дурак! - из глаз ее брызнули слезы, резким движением она всучила ему сифон и выбежала из комнаты.

- Ну и черт с тобой! - в сердцах выругался Мартин, обнял сифон и, плюхнувшись на диван, отвернулся к спинке, твердо решив проспать до следующего дня, чего бы это ему ни стоило.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"