Фомичёв Сергей: другие произведения.

Конвой (конкурсная версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

1

Волошек сидел в корчме, что на Васильковском тракте, и допивал последнюю кружку пива. Не потому последнюю, что больше ему не хотелось, или было поздно, или он пожелал остановиться, прежде чем наклюкается в свинью. А оттого, что деньги, добытые в Бремене, кончились, а три монеты, отложенные на ночлег, унёс Жирмята - его единственный товарищ, шатавшийся целыми днями по Киеву в поисках хоть какой-нибудь работы для двух добрых мечей. Работы не находилось и впору было думать уже не о возвращении в родные края, а о том, как не протянуть ноги.
Корчма была забита до отказа. Забита в основном такими же бедолагами, как они с Жирмятой. У кого-то на грош больше, у кого-то меньше, неважно - все они здесь кандидаты в разбойники и, как следствие, в висельники, или же в батраки, что впрочем для бывших воинов немногим лучший конец. И последним пристанищем перед окончательным падением стала для многих корчма на Васильковском тракте, где всё значительно дешевле, чем в городе, но всё же не бесплатно, да и кредита хозяин не признавал, а потому даже она была лишь отсрочкой.
Кто-то, желая протянуть подольше, ночевал в Голосеевском лесу (ибо в городе бездомных бродяг отлавливала стража), а питался на монету в день, забирая остатки со стола этой же корчмы. Но сегодня погода не располагала к ночлегу под открытым небом. Туман стоял такой, что жулянские драконы летали над самыми крышами, сшибая с домов печные трубы. И час назад, снесли трубу в аккурат над корчмой, так что чад повалил внутрь, посетители бросились вон и продрогли до костей, ожидая пока угар не развеется. Вернувшись, многие полезли за последними монетами, чтобы согреться, так что хозяину убыток прибылью обернулся.

***

Жирмята уселся напротив, взял кружку и махом допил подонки. Волошек не сумел определить по лицу товарища с хорошей новостью тот вернулся или, как обычно, с никакой. Именно из-за природной ушлости Жирмяты, из-за его умения блефовать и втирать очки, его, на самом деле темноволосого, и прозвали Рыжим; по той же причине он и занимался теперь поиском работы. Прямой и косноязычный Волошек в этом деле в помощники ему не годился. Вот на мечах, другое дело, на мечах он завалил бы трёх таких жирмят.
- Ну что? - без надежды спросил он.
- Есть работа! - улыбнулся Жирмята.
- Для мечей или для горба? - уточнил Волошек. Батрачить ему не хотелось. Даже временно.
- Для мечей, - успокоил Рыжий. - Лучше и не придумаешь. Двухнедельный контракт на сопровождение груза. Халтурка. Срубим деньжат по легкому.
- Груза?
- Угу. Пивной конвой. Товарищество "Оболонь".
- Странно. У пивоварен обычно собственная охрана товар конвоирует. Зачем им нанимать кого-то со стороны?
- Не знаю. Какая разница? Я еле пробился. Народ, узнав о найме, сотнями в контору рванул. Пришлось подмазать кое-кого.
- Подмазать? - до Волошека обычно туго доходило, но сейчас он сообразил быстро. - Это значит ты отдал наши последние деньги, отложенные на ночлег?
- Ну, отдал, - пожал плечами Жирмята. - И что с того? Зато с завтрашнего дня мы имеем работу. И после работы достаточно денег, чтобы вернуться в Нижний. А одну ночь как-нибудь перебьёмся в лесу.
Спорить с Рыжим Волошек не любил, да и не умел. Что толку объяснять товарищу, что в Голосеевском лесу поутру можно запросто и не проснуться. Что здешние дикие эльфы хоть и приняли на словах княжескую Правду, но остались себе на уме, и в их лесах царил совсем другой закон. Без толку, Жирмята всё одно найдёт, что возразить тугодумному другу.

2

К большому удивлению Волошека, ночь прошла на редкость спокойно. Он лишь пару раз хватался за меч, разбуженный далёким тоскливым воем, а Рыжий так и вовсе прохрапел, не вздрогнув, словно ночевал у себя дома.
Проснулись ещё до восхода, в сырых от росы и тумана спальниках. Вместо завтрака попили родниковой воды.
- Надеюсь, хоть на работе накормят, - проворчал Волошек, запихивая мокрый спальник в заплечный мешок.
- Обещали от пуза, - заявил неунывающий Жирмята.

В такое время горожане предпочитали спать, а крестьяне до города ещё не добрались. На тракте им повстречались лишь гномы, что рыли неподалёку подземку. Строители, опираясь на кирки и лопаты, хмурыми взглядами проводили двух ранних путников. Что-то у гномов не ладилось - обещанный давным-давно Голосеевский Выход, они так до сих пор и не пробили. А хоть бы и пробили - денег у друзей на подземку всё равно не осталось, и потому до Богатырской улицы, что на другой окраине Киева, им пришлось тащиться пешком.

***

Поджарый орк, дежуривший на входе, окинул их пристальным взглядом и спросил имена. Они назвались. Сверившись со списком, орк открыл дверь.
- Прошу, джентльмены, - доброжелательно пригласил он. - Садитесь где свободно.
Свободно в маленькой комнате оказалось только на трёх стульях, все прочие были уже заняты разномастной публикой. Её собралось не так уж и много - кроме полудюжины разбойничьего вида людей, Волошек заметил эльфа и молодую девушку. Наёмники, видимо, ещё не перезнакомились, они почти не разговаривали, лишь оценивающе смотрели друг на друга. Правда, двое из них, без сомнения, братья, держались вместе.
- Всё, - сказал орк через несколько минут, впуская маленького толстенького человека и запирая дверь массивным засовом.
Орк подошёл к единственному столу и обратился к собравшимся:
- Меня зовут Дастин. Этот конвой поведу я. В курс дела вас введёт господин Тург, начальник охраны пивоваренного товарищества.
Он картинно распахнул скрытую под цвет драпировки дверцу, и оттуда, словно из волшебной шкатулки, появился лысый человек с папкой в руках. Аплодисментов не последовало. Окинув комнату быстрым взглядом, господин Тург положил папку на стол и произнёс:
- Итак, судари... и сударыня, вам предстоит дело нелёгкое и чрезвычайно секретное. Многолетние эксперименты, которые проводил наш отдел изысканий, наконец, увенчались успехом. Вчера наши лучшие мастера сварили партию нового пива "Оболонь Дак Мэйджик"...
- Что? - вскочил вдруг толстенький. - Тёмная Магия? Почему не предупредили об этом заранее? Мне истинному христианину...
- Хм. Господин...
- Роман, - подсказал орк. - Бывший священник.
- Господин Роман, продемонстрировавший нам блестящее знание иноземных языков, ошибся, - улыбнулся Тург. - "Тёмное" в названии относится к пиву. А магия самая обыкновенная. Но прошу все вопросы оставить на потом.
Тург погладил лысину.
- Вам выпала честь сопровождать первую партию груза в Альмагард. Впрочем, если честь мало вас трогает, чуть позже мы поговорим о гонораре. Теперь главное. Технология нового сорта держится в строжайшей тайне. Здесь, в Киеве, это не составляет труда - свиток с рецептурой зашифрованный тремя кодами, лежит за тремя замками, в трёх ларцах, что зачарованы тремя заклятьями. Всё как полагается. Но при перевозке риск возрастает существенно.
Про новый сорт никто не должен пронюхать. Исключая тех, кто собрался в этой комнате, о конвое не знает ни одна живая душа.
- Ну да, и ещё несколько сотен бродяг, что хотели наняться, но не прошли по конкурсу, - вставил Рыжий.
На сей раз Тург не стал уточнять имя наёмника.
- Из Киева ежегодно уходит две сотни пивных конвоев, - ответил он. - Почти половина из них - наши. На бочках будет стоять обычное тавро "Оболони", никаких особых помет, ничего, что могло бы навести на лишние подозрения.
Тург сухо кашлянул и продолжил:
- Но, как говорят, бережёного и бог бережёт. Помимо вашего личного, в конвое будет достаточно оружия и припасов к нему. Луки, арбалеты, ножи, топорики, сулицы, всё что угодно. Кроме того, вы возьмёте с собой голубей. Белых киевских и чёрных альмагардских. Но имейте в виду, я не смогу помочь вам слишком далеко от города. На подходе к конечному пункту вас прикроет альмагардский отряд. Весь остальной путь рассчитывайте только на себя.
Он взял со стола папку.
- Здесь контракты. Согласно им, каждый из вас в Альмагарде получит по пятьдесят монет. Это впятеро больше гонорара, что платят обычно в пивных конвоях.
Наёмники одобрительно загудели.
- Особо хочу заметить, что вознаграждение вы получите только в том случае, если груз будет доставлен целым и невредимым. Утрата хотя бы малой толики пива, означает прекращение нашего с вами сотрудничества и, как следствие, полный отказ от выплат. И желательно без опоздания - охлаждающий заговор не продержится больше двух недель, несмотря на погоду. А теперь, пока вы подписываете контракты, я готов ответить на любые вопросы.
Содержимое папки разошлось по наёмникам и большинство поставили подпись не заглядывая в текст. Но не таков был Жирмята. Он вычитал контракт до последнего знака, затем взял экземпляр Волошека и тщательно сравнил со своим. А тот, вполне доверяя другу, слушал ответы Турга.
- Господин Эмельт, - кивнул орк поднявшему палец эльфу.
- Пиво повезём на самоходах? - спросил эльф. - Каким трактом, будут ли по пути крупные города?
- Нет, повезёте на лошадях. В Альмагард прямого пути не проторено. Пойдёте такими тропами, где никакой самоход не проедет. О маршруте следования ничего сказать не могу - Дастин будет выбирать его по ходу дела, сообразуясь с обстановкой. Это позволит избежать ненужной утечки информации.
- Господин Андал, - орк указал на заросшего наёмника свирепого вида. Казалось, промозглая погода его совсем не трогала. Из всей одежды на нём были лишь кожаные штаны и безрукавка одетая на голое тело.
- Что нам ждать? - спросил тот грубым голосом. - Кто противник? Кого резать? Остроухих ублюдков? Косоглазых ублюдков? Бородатых ублюдков? Кто может угрожать конвою?
Господина Турга слегка передёрнуло, но он ответил спокойно:
- Противника как такового не будет, а потому им может стать кто угодно. Я бы опасался в первую очередь обычных разбойничьих шаек. Места, которыми вы пойдёте, не из самых спокойных.
- Ещё вопросы? Нет. Тогда всего доброго. Далее распоряжается Дастин.
Выпалив это, Тург исчез за потайной дверцей.

3

Во дворе наёмников ожидали шесть повозок, в которые запрягли по паре тяжеловозов. Огромные пятидесятиведерные бочки уже погрузили по одной на каждую из тёмно-зелёных фирменных подвод, оставив шестую, неокрашенную, под снаряжение и дорожные припасы.
- Сюда же будем класть раненых, - ухмыльнулся Дастин.
- Раненых? - переспросил кто-то.
- Кто желает быстро разбогатеть, может застраховать свою шкуру, - посоветовал Дастин. - Ибо дырки в ней я вам гарантирую.
Повозки поставили друг за другом, привязав каждую лошадь к предыдущей телеге, так что можно было править лишь головной - по городским улицам наёмникам предстояла идти пешком рядом с поездом.

***

Таких поездов на выезде из Киева скопилась прорва. Везли товары из города и продукты в город, везли вино в Киев и пиво из Киева. Везли клетки с голубями для экспресс-почты, везли сено, дерево, строительный камень... гномы везли уголь и нефть, орки баранину и конину, эльфы... Эльфы телегами свой товар не возили - камешки, золото, деньги вполне помещались в седельных сумках.
Каждый груз проходил строгий досмотр. Городская стража и мытники не справлялись с наплывом, и по обе стороны от ворот растянулись огромные очереди. Волошек приготовился было ждать до вечера, однако Дастин сунул стражникам особую подорожную и конвой пропустили без досмотра в обход очереди, словно пассажирский дилижанс.
- А Тург не даром ест хлеб, - уважительно буркнул тот самый заросший Андал, что спрашивал про врагов.
За воротами повозки расцепили и Дастин распределил по ним наёмников. Волошеку с Жирмятой выпала последняя, та что с припасами. Весьма кстати из припасов раздали по куску холодного мяса - перехватить до ближайшего привала.
- Пока пойдём по тракту опасности особой нет, - объявил орк. - Можете отдыхать, меняя друг друга. Всё, тронулись!

Поначалу тракт представлял собой сплошной поток телег, карет, самоходов, дилижансов, и конвой двигался очень медленно, равняясь на скорость тощих крестьянских лошадок. Волошек наконец-то поев, теперь откровенно скучал, следя за болтающимися хвостами двух тяжеловозов. Перед ними ехала молодая девица и высокий наёмник по имени Хельмут. Что там между напарниками произошло, он за бочкой не разглядел, но только девушка вдруг соскочила и пошла рядом. На хвосты Волошек больше не смотрел.
- Что, хороша? - подмигнул Жирмята.
Волошек отвёл взгляд.
- Чего ты? - пихнул товарищ локтём. - Пойди познакомься.
Ответа не последовало.
- Ну тогда я сам пойду.
Рыжий, бросив вожжи товарищу, догнал девушку. Они шагали вместе всего ничего, перебросившись парой слов. Жирмята вернулся.
- Не в настроении, - сообщил он. - Да, а зовут её Ксюша.

***

На первом же привале, когда отряд свернул с тракта на лесную дорогу, Хельмут вновь подошёл к девушке. На этот раз Волошек вполне расслышал отборную ругань, обрушившуюся на наёмника.
- От, стерва, - ругнулся Хельмут.
- Бабам рожать положено, а не с мечом бегать, - поддержал его Андал. - Смотри-ка, привал, а хоть бы котлом занялась:
- Твоё "положено" себе в задницу засунь, - грубо ответила Ксюша. - Моё не лапай, не про тебя.
- Ах ты зараза! - возмутился Андал, шагнув к девушке.
Волошек тут же встал с ней рядом, и Андал, плюнув им под ноги, отступил. Волошек ожидал от девушки хотя бы благодарного взгляда, но наткнулся на презрительный холод.
- Ты чего лезешь? - бросила Ксюша. - А то без тебя бы не сладила. Тоже мне: - она не договорила и возле ног приземлился второй плевок.
- Шевелись! - раздался голос орка. - До вечера остановок не будет.

Волошек с полчаса переживал случившийся конфуз, и от полного самоуничижения его отвлёк Дастин, подсевший вдруг в их повозку.
- Чёрт! - буркнул он, посмотрев за спину. - От самых ворот за нами увязалась.
- Кто? - оглянулись друзья.
- Подвода с сеном. По тракту шла и на лесную дорогу свернула.
- Ну и что, мало ли здесь деревень? - удивился Рыжий.
- Оно так, но кто станет в деревню сено из города возить? - буркнул орк. - Ладно присматривайте за ней. Если что, дайте знать.
Прихватив яблоко, начальник побежал догонять головную повозку.

4

Пока Волошек правил лошадьми, да присматривал за подозрительной подводой, Жирмята перезнакомился со всем отрядом и теперь, вполголоса делился с другом добытыми сведениями:
- Это же настоящий сброд. Зачем Тург нанял ханыг, если желал доставить груз в сохранности? Да они выпьют всё его чудесное пиво при первой возможности!
- Мы с тобой, тоже ханыги?
- Мы нет, - нисколько не смутился Жирмята. - Но мы не местные, что с точки зрения нанимателя тот же сброд. Да и не только мы. Вон здоровяк, его зовут Сейтсман, он из варягов. Отстал от корабля и не просыхал потом целый месяц, пока не попал в конвой. А вон два пустоголовых братца из Чернигова, Борис и Глеб. Знаешь чем они прославились?
- Ну?
- Служили телохранителями при Черниговском князе и по собственной тупости дали его убить на охоте. То есть не подумали, что любимый племянник умышлять против князя станет. Вот и не прикрыли вовремя от стрелы. Это ж надо, родственников не подозревать?
- А остальные?
- Тот, в чёрном плаще, что сидит рядом с Дастином, он колдун. Назвался Априкорном, но, думаю, не настоящее это имя. Они колдуны скрытные до жути, а на счёт имён особенно.
- И что, ханыга?
- Не думаю, - качнул головой Жирмята. - Серьёзный парень. Но никто про него ничего не знает. Откуда он, давно ли в Киеве, и что делал раньше? Вот так взять колдуна с улицы? Не понимаю.

***

Ночевали возле небольшой деревушки. Развели костёр, казан водрузили, сели вокруг. В ожидании ужина знакомились понемногу - не все как Жирмята успели это днём сделать. Хельмут достал матовый кристалл и приложил его к уху.
- Откуда у такого пропойцы Слухач? - шепнул Рыжий товарищу.
- Мало ли, - пожал тот плечами.
- Да он давно спустил всё что можно, - шептал Рыжий. - Мне Сейтсман рассказывал, они вместе по корчмам шатались.
Ксюша повернулась к Хельмуту и спросила:
- Чего говорят?
Тот хотел видимо нахамить, но что-то заставило его ответить нормально:
- Уимблдон. Рыцарский турнир на кубок Большого Шлема. Сэр Ругги против сэра Парфинга на мечах. Финальное состязание.
- Ругги возьмёт верх, - вдруг вырвалось у Волошека. - Парфинг сильнее на голову, но в финале всегда слишком волнуется, пропуская даже нехитрые выпады.
- Ты почём знаешь? - уставился на него Хельмут.
Волошек смутился и замолчал.
- А он с ними бился, - встрял Жирмята. - Обоих одолел.
- Да ну? - не поверил Хельмут.
- Точно, - неожиданно для всех подтвердил Дастин. - Парень выиграл предыдущий Уимблдон. Бился под именем сэра Деймоса.
Орк повернулся к Жирмяте и добавил:
- Именно поэтому Тург взял вас в отряд, а вовсе не потому, что ты сунул три медяка его секретарю.
Наёмники заржали. Не смеялись лишь Сейтсман и сам Жирмята.
- Так у тебя и кубок есть? - с восхищением спросил кто-то из братьев.
- Был, - вздохнул Волошек. - В Бремене заложил, когда деньги кончились.

5

Длинный язык степи глубоко вдавался в полесье и дальше, вёрст двадцать, дорога шла по открытому пространству. Тут же налетел сильный ветер и все, кроме Андала полезли за плащами. А тому хоть бы хны.
- Он, верно, и зимой в безрукавке ходит, - заметил Жирмята.
Подозрительная подвода отстала. Они сообщили Дастину и тот, разбудив всех, кто дремал, предупредил:
- Пока степь не пройдём, глядеть в оба!

Не прошли. Ровно посреди языка они увидели орду, что двигалась наперерез. Заметили поздно - с сырой земли пыль не поднималась. Конвой встал. Наёмники вытащили клинки, Волошек с Жирмятой разнесли по повозкам арбалеты и луки с запасом стрел.
- Без лошадей идут, и то хорошо, - произнёс Дастин всматриваясь в степь.
- Твои дружки, косоглазые, - желчно заметил Андал, но орк даже ухом не повёл.
- Весточку Тургу отправлю, - сказал Дастин.
Сверившись с картой, он быстро написал что-то на лоскуте шёлка и цапнул из клетки голубя. Голубь бился в когтистых лапах, предчувствуя смерть от орчьих клыков, но чутьё на сей раз его обмануло. Орк, прикрепив послание, подбросил птицу повыше и пронзительно свистнул. Обалдевший от счастья голубь дёрнулся, кувыркнулся через себя, затем махнул крыльями и, быстро сориентировавшись, направился к Киеву.
- Ему, счастливчику, полчаса лёта до дома, - вздохнула Ксюша.
- Нам-то корысть какая? - ворчал Андал. - Пока соберут подкрепление, пока доберутся сюда, косоглазые нас уже по кольям рассадят, словно горшки на просушку.
- Эх, пробиться бы нам вон к тому холмику, - сокрушался орк, почёсывая когтями щетину на скуле. - Там закрепиться можно.
- Не успеем, - сказала Ксюша.
- Не успеем, - согласился Дастин.
- Я могу отвлечь их на время, - сказал Априкорн. - Думаю, хватит чтобы добраться до холма.
- Чародейство? - с сомнением произнёс Дастин. - А, всё равно. Давай!
Априкорн достал из сумки чёрную, как уголь вещицу, размером с кулак. Волошек даже шею вытянул, стараясь разглядеть штуковину. Разглядел - и впрямь кулак, вернее его изображение, только средний палец у кулака оттопырен.
- Что это? - удивился Дастин.
- Артефак, - сказал колдун, словно это всё объясняло. - Как махну рукой, но не раньше, гоните лошадей, будто за вами орки гонятся.
- А то будто не гонятся, - буркнул Дастин.
Все разобрались по повозкам, готовые помогать лошадям. Априкорн поставил чёрную фигурку позади поезда, склонился над ней, и начал шептать заклинание. Тем временем орки подошли совсем близко. Их лава стала забирать в сторону остановившегося конвоя.
- Давай! - махнул колдун.
Лошади получили кнутом, а наёмники, толкнув повозки, попрыгали в них. Априкорн что-то ещё сыпанул на землю и припустил вслед набирающему скорость конвою. Запрыгнув к Волошеку с Рыжим, он посмотрел назад и довольно крякнул. Напарники машинально оглянулись - на месте, где только что стоял поезд, остались дрожащие маревом его контуры. Волошек даже различил фигурки наёмников, которые словно продолжали жить своей жизнью.
- Навёл морок? - догадался Жирмята.
- Угу. Нас они пока что не видят. То есть видят, но только на прежнем месте.

Если бы не отвлекающее заклятие Априкорна, орки легко перехватили бы отряд на подходе к холму, а так, они завернули слишком круто и правое их крыло вышло на дорогу уже после того, как по ней промчался невидимый оркам конвой. Отсутствие пыли на сей раз пошло на пользу беглецам. На холме наёмники поставили повозки кольцом, а сами, вместе с лошадьми, укрылись за ними.
- Если им нужно пиво, в бочки тыкать не станут, - рассудил Дастин.
- А если не пиво? - спросил Волошек.
- А что им ещё может быть нужно? - удивился Дастин.
- Ксюха. - предположил Андал и они с Хельмутом загоготали.
Но остальным было не до веселья. Наёмники готовились к неравному бою - снаряжали арбалеты, раскладывали оружие:
- Как долго продлится твоё чародейство? - спросил Дастин.
- Не долго, пока кто-нибудь из них случайно не коснётся рукой вещицы, - ответил Априкорн.
- А потом?
- Полагаю, они сильно разозлятся.

Так и вышло. Орки окружили пустое место и просто взревели, когда один из них поднял над головой чёрную фигурку. Разглядев настоящий конвой уже на холме и сообразив что их провели, они с удвоенной яростью бросились в атаку.
- Сможешь сделать этот бугор скользким? - спросил Дастин у колдуна.
Тот покачал головой, дескать не всесилен.
- Жаль, тогда к бою. И да поможет нам Тург.

Волна орков накатила на холм, охватывая его со всех сторон. Волошек разрядил арбалет, уложив первого орка, и взялся за более привычный меч. Жирмята предпочёл стрелять из лука до последней возможности. Лишь когда напарник срубил несколько голов, он присоединился к нему. В отличие от остальных наёмников, им не спрятаться было за бочкой - приходилось защищать повозку по всей её длине. Впрочем, Волошек вполне мог удержать рубеж и без Рыжего. Орки напарывались на его меч, словно медведь на рогатину. Казалось, мечей была добрая дюжина, так быстро Волошек менял позицию и наносил удары. Орки скатывались под ноги соплеменникам, мешая атаковать, те спотыкались, раскрывались, и в свою очередь попадали на клинок Волошека.
Бой продолжался всего минут десять - Волошек не успел даже вспотеть, когда вдруг из облаков вынырнула пара зелёных с золотистым отливом драконов. Заложив вираж, они устремились вниз.
Два потока гудящего пламени накрыли орду, прошлись огненными смерчами из конца в конец, огибая вершину холма. Затем драконы резко взмыли и исчезли среди туч. Им хватило единственного захода.
- Бориспольские, - определил Дастин. - Не знал, что босс с ними дружбу водит.
Драконы отработали столь филигранно, что не задев никого из конвоя, выжгли вокруг всё на пятьсот шагов и вершина холма торчала теперь на чёрной степи зелёным пупырышком. Мало кто из орков смог уйти живым, большинство остались лежать обгорелыми трупами. Тех же, кто, догадался вскочить на повозки, или нырнуть под них, наёмники уничтожили быстро.
Конвой потерял одного человека. Бывший священник, по имени Роман поскользнулся и упал с повозки на набегающего врага. Нелепая случайная смерть. Пока его хоронили, Дастин обошёл несколько тел сородичей, снимая с них металлические значки.
- Любопытно, что делают гуляйпольские орки так далеко от родных мест, - пробормотал он, рассмотрев рисунки на медальонах. - На них непохоже.
- Надо бы убираться побыстрее, пока дружки не подоспели, - пробурчал Хельмут.
- Пожалуй, - согласился Дастин и распорядился выступать.

***

Ещё вёрст десять они неслись через степь, стараясь уйти как можно дальше. Лошадям требовался отдых, да и люди больше бежали рядом с повозками, чем сидели на них, поэтому, когда конвой углубился, наконец, в спасительный лес, Дастин приказал остановиться.
Волошеку едва хватило сил, чтобы залезть под повозку, укрываясь от моросящего дождика. Готовить ужин, кажется, никто не собирался, даже костра не развели. Дастин взялся чековать первую смену, а прочие сразу завалились спать. И лишь голос Андала нарушал тишину.
- Хитры твои штучки, колдун, - задыхаясь говорил он. - Всё-то вы, чародеи, подлостью какой-то берёте, обманом. Всё бы вам глаза припорошить или яду подсыпать. Никогда открытого боя не принимаете. По мне так ничего нет лучше честной стали.
- Честная сталь? - усмехнулся колдун. - Наслышался я этих сказок. Для кого она честная, когда такие как ты вырезают сёла до последнего человека? Честнее некуда:
- Заткни грызло! - вскричал Андал. - Я безоружных не трогаю.
- Оружный, безоружный: - махнул Априкорн. - Если мужик схватил топор, он всё одно не соперник против опытного мечника. Так что твоя честная сталь такое же дерьмо, как и моё чародейство:
- Ах ты, ведьмин подкидыш, - вскипел Андал. - Сейчас проверим, что:
- Смолкните оба, - рявкнул проходивший мимо Дастин. - Не то сторожить вместо меня отправитесь.
Странный народ, подумал Волошек засыпая, только что вместе рисковали шкурой, и колдун спас отряд от неминуемой гибели, и вот, не успев отдышаться, уже ругаются.

6

Больше им орки не досаждали. То ли всех их пожгли драконы, то ли они отступились, то ли побоялись сунуться в лес. Конвой беспокоили лишь мелкие случайные ватаги, от которых наёмники легко и без потерь отбились.
На пятый день пришлось пройти зачумлёнными землями. Обогнуть их стороной не получилось - слишком велик крюк - полезли напролом. По совету Априкорна народ замотал лица смоченными в уксусе тряпками. Но не так страшна была собственно чёрная смерть, как упыри, что заводились обычно в угасших от морового поветрия сёлах. Тут уж ни о какой ночёвке речь не велась - быстрее бы проскочить проклятое место.
Колдун всю ночь, словно на иголках сидел. Часто поднимал руку, требуя молчания, и тогда даже лошади прекращали храпеть. Иногда вскакивал, всматриваясь в темень. Волошеку стало боязно - если уж Априкорн психует, то дело плохо. И особенно жутко оттого, что они с Рыжим в хвосте ехали. За спиной никого - а ну как цапнет рука холодная, да зубы в шею вонзятся. С ордою орочьей сойтись сейчас за праздник казалось.
Обошлось. Вой слышали, может и упыриный, но на конвой никто не полез. Утром, когда вышли из зачумлённых земель, у всех отходняк наступил. Кого в сон потянуло, кого на еду, кого на выпивку. Дастин позволил брать кому что хочется, и народ скучковался возле последней повозки.
- Эх, пивка сейчас в самый раз, - развёл могучие плечи Сейтсман и потянулся к корзине с бутылями. Выудив одну из них, он долго изучал ярлык и наконец взялся зубами за пробку.
- Полож на место, - рыкнул вдруг Жирмята.
- Ты кто такой? - возмутился Сейтсман. - На припасы поставили, так теперь рычать на всех будешь, аки пёс?
Жирмята сморщил лоб, додумывая какую-то мысль, поднял арбалет и навёл на Сейтсмана.
- Полож!
- Ты чего? - спросил Волошек. - Для того и пиво, чтобы пить.
- Нет, не для того, - не сдавался Жирмята.
Сейтсман уже доставал меч.
- Ну-ка погоди, - остановил его Дастин и повернувшись к Жирмяте спросил. - Ты парень чего удумал?
- Есть! - воскликнул победно Жирмята.
- Говори.
- В контракте что сказано? Мы должны доставить пиво в целости и сохранности. Там не оговаривается особо пиво из бочек. Там написано "всё пиво". Тронете хоть одну бутылку, и тю-тю наш гонорар.
- А ведь есть такое дело, - хмыкнул Андал. - Ну Тург, лысый бес, ну хитёр! Заостри ему уши и вылитый эльфийский выродок. А ты, Жирмята, малый не промах, даром что из низовских. Раскусил мироеда.
- Так мы теперь без выпивки остались? - сообразил Сейтсман.
- Вон в кабаке придорожном пей что хочешь.
- В кабаке, это за свой счёт, что ли?
- Не за мой же?
- Ну вы:
Хельмут оторвался от Слухача и сказал Жирмяте.
- Ваши москальские вести передают. Орк из южан забрался в царские палаты и привёл в действие какое-то мощное заклинание. Беднягу разорвало в клочья. Вместе с ним погибли восемь воевод и думных бояр.
- Мы не москали, мы нижегородцы, - начал было спорить Жирмята, но увидев полные страха глаза колдуна осёкся.
- Что Априкорн?
- Жуткое заклинание.
- Ты его знаешь?
Колдун кивнул.

7

Прошла неделя, как они покинули Киев. Половина пути, половина работы, - лениво размышлял Волошек, - хоть позади, хоть впереди. Впрочем, что позади известно, а что впереди лучше не загадывать.
Небо в этот день улыбнулось наёмникам, выпустив из-за туч солнце. Сырость отступила, стало тепло. Лес наполнился гулом насекомых, спешащих облететь раскрывшиеся цветы. Умиротворённое настроение передалось всем, и Дастин, выбрав большую поляну, поставил конвой на длительный отдых.
Лошадей распрягли, пустили на вольный выпас. Братья вызвались приготовить похлёбку. Кто-то, скинув плащи, сапоги, улёгся просто так полежать на земле, не ощущая спиной дороги. Андал, тот и безрукавку снял, подставив солнечным лучам волосатое тело.
Волошек разулся, и наслаждаясь прохладой травы, бродил по поляне. Но сперва начали чесаться щиколотки, а скоро зуд охватил и всё тело. Волошеку пришла в голову мысль искупаться. Ручей - вот он, рядом, нужно только отыскать место где ила поменьше. Он пошёл вверх по течению, углубился в лес, и вдруг увидел Ксюшу. Девушка лежала на мелководье в одной рубахе. Услышав плеск она села и улыбнулась. Впервые за весь поход увидев на лице Ксюши улыбку, Волошек отметил, что та ей очень идёт.
Вода, искрясь на солнце, стекала по длинным распущенным волосам. Рубаха прилипла к телу, открывая Волошеку круглые плечи, острые груди, колени, торчащие из воды.
- Чего увидел? - засмеялась Ксюша. - Ничего особенного.
Окажись на его месте Жирмята, он бы нашёл что сказать. А ему, кроме глупого вопроса "Как водичка?" ничего не приходило в голову. Впрочем, Рыжий и подобную глупость смог бы произнести козырно.
Уходить не хотелось, но Волошек развернулся и побрёл назад.
- Что же ты, сэр Деймос? - донеслось до него. - Водичка хо-орошенькая!
Ну не возвращаться же теперь, раз ушёл. Без особого удовольствия, он окунулся где пришлось, и вернулся на поляну.

Поедая дымящуюся похлёбку черниговских братьев, Волошек слушал, как Андал доставал своего напарника, будто ему не хватало споров во время пути.
- Ну да, вы перворожденные, богом избранные, а мы так "пришедшие следом". Мусор. Подонки.
- Эту мульку про перворожденных, вы же люди и сочинили, - огрызнулся Эмельт.
- Конечно! А то что вы все финансы к рукам прибрали, всю торговлю драгоценностями, это случайность? Где деньги, так обязательно :маэли, :риэли, :ельты. Отовсюду ваши острые уши торчат.
- Это мои, что ли? - усмехнулся Эмельт. - То-то и гляжу, золото из мешка сыпется.
- Не твои, ибо в семье не без урода, - не унимался Андал. - Но твоего народца. И откуда вы только взялись в наших лесах? Пришли тихой сапой, хвать, и уже банками распоряжаетесь. Скоро каждый от Великого князя до пропойцы последнего, у вас в долговой кабале окажется. Тут-то вы, остроухие бестии, и покажете своё коварство. Мировое господство - вот ваша истинная цель.
- А нечего было вашим князьям да тиунам носы морщить от ростовщичества. Аристократы хреновы.
- Ага, а ещё я читал один древний трактат, в котором приводились достоверные сведения, будто вы, твари преждерожденные, в поганых своих обрядах, замешиваете лепёшки на крови человеческих младенцев.
- Дурак ты, Андал, - плюнул Эмельт. - Вот такие дураки и выдавали эльфов во время хоблинской оккупации.
- Пошёл ты! Сами хороши. "Хоблины - цивилизованная нация". С цветами встречали. Вот довстречались. Только в овраге и прозрели, когда в вас стрелы полетели. Да в порубах хоблинских, когда огонь подступил.

Слушать эльфофобские бредни Волошеку надоело. Он подошёл к дремлющему возле повозки Рыжему и предложил.
- Сыграем в стратегию?
- В риал тайм, или в пошаговую? - отозвался напарник, потирая глаза.
- В пошаговую.
Жирмята вытащил из мешка небольшой кожаный кейс, достал шахматы и вздохнул - он уступал товарищу четыре партии из пяти.

8

Непутёвых братьев они потеряли при переправе. На первый взгляд крепкий бревенчатый мост, вдруг начал расползаться под колёсами и братья, передав вожжи подбежавшей Ксюше, схватили канат, соскочили и принялись крепить полотно. Жилы вздулись на руках и на мощных шеях, пока братья держали концы, а когда мимо них прогрохотала последняя повозка, сил уже не хватило, канат провис и мост развалился, увлекая братьев с собой. В этом узком месте река особенно буйствовала. Ни брошенные наёмниками верёвки, ни те же брёвна не помогли. Головы братьев лишь однажды появились среди бурунов и пропали навсегда.
- Даже не в бою сгинули. Одно слово - непутёвые, - сказал кто-то.
Чародейство тому виной, подпил, или обыкновенная ветхость моста, выяснит так и не удалось, несмотря на все усилия Априкорна.
Дастин развернул карту и водил по ней когтем.
- Пойдём по берегу этой речушки и дальше пролеском до Грушевки. Там заночуем.
На повозку погибших братьев Дастин посадил Эмельта, избавив его заодно от докук Андала. Таким образом уже трое в отряде шли без напарников, и остальные подменяли их время от времени. Шли без остановок. Вместо обеда наёмники, по очереди гостили у Жирмяты с Волошеком, наскоро закусывая копчёным окороком и сухарями. Последними подошли Ксюша и Дастин.
- Десять толстых гномов пошли купаться в Днепр, - бормотал орк детскую считалку, тщательно пережёвывая мясо. - Десять толстых гномов:
- Кстати, - задумчиво произнёс Жирмята. - В нашем отряде ни одного гнома.
- Только заметил, - хмыкнула Ксюша. - И что с того?
- И от самоходов Тург отказался, - продолжал Жирмята. - А ведь и заправки и мастерские держат именно гномы.
- Ну, понесло тебя, точно второй Андал - везде заговоры мерещатся.
- Рецептура! - поднял палец Жирмята.
- Что? - отвлёкся от мяса и считалки про толстых гномов Дастин.
- На "Оболони" пиво варит кто? Люди. А у гномов свои пивоварни.
- Конкуренция? - угадал Волошек.
- То-то и оно.
- Да нет, - возразил Дастин. - Я знаю гуляйпольских орков. Они нипочём не станут заводить дела с гномами.
- Это правда, - согласилась Ксюша.
И откуда только она всё знает, подумал Волошек.

***

В Грушевку конвой прибыл к вечеру, остановившись на околице возле высокой избы. То что Волошек принял поначалу за постоялый двор, оказалось заведением иного рода.
"Дом древлянской культуры им. бл. кн. Ольги", - гласила деревянная табличка.
Под избой тёрлись какие-то типы, совсем не похожие на затюканных мужиков. Они с подозрением косились на бочки и тем сами вызывали подозрение. А потом вдруг исчезли.
- Надо валить отсюда, утра не дожидаясь. Валить, пока целы, - сказал орку Жирмята. Подобному чутью друга Волошек привык доверяться и потому, когда орк взглянул на него, кивнул, соглашаясь.
- Где Сейтсман? - спросил Дастин оглядев отряд.
- За брагой ушёл, - ответил Хельмут. - Трубы у него горят. А к пиву москали не допускают.
Никто не засмеялся. Рыжий, когда надо, умел исподволь наводить мандраж на всех, кто оказывался рядом. И теперь, разве что Дастин сохранял спокойный вид. Но именно что вид - стоило появиться с бутылью Сейтсману, орк приказал немедленно уходить.
Они покинули село что-то около полуночи и отъезжая поняли, что угадали с бегством. В селе началось странное шевеление, шум, заметались огни:
- Ходу! - скомандовал орк.
Но какой может быть ход у тяжеловозов.
Тем не менее, остаток ночи и день им удалось проехать спокойно. Какие-то подозрительные всадники мелькали вдалеке, но так там и держались, не пытаясь приблизиться. А следующим вечером на конвой навалились всерьёз. Разбойников, а среди них Волошек приметил и орков, и людей, и даже несколько гоблинов, он насчитал с полсотни. Окружить конвой у шайки не выгорело - Дастин каким-то своим орчьим инстинктом предугадал опасность и вовремя повернул на другую тропу. Но совсем сбить со следа разбойников не удалось. Шайка даже без лошадей быстро нагоняла тихоходный поезд.
Однако и тропу опытный орк выбрал с умом - по сторонам, перемежаясь с топями, тянулись густые заросли и обойти отряд стало не просто. Разбойникам пришлось атаковать с хвоста. И первыми встречать врага выпало Волошеку с Жирмятой.
Соорудив из мешков с припасами подобие баррикады, друзья укрылись за ней и, кинув вожжи подоспевшему на помощь колдуну, принялись обстреливать преследователей из луков, запас стрел для которых казался поначалу неиссякаемым. Скоро к ним присоединился Дастин, а затем Эмельт, как и всякий эльф отменно владеющий луком. Больше в повозку просто не поместилось бы - стрелять в толчее не слишком удобно. Да и не осталось в конвое свободных людей.
Вчетвером они держались долго. Их стрелы, порой достигая цели, держали погоню на расстоянии. Разбойники огрызались редко - им для прицельного выстрела приходилось останавливаться, мешая тем, кто бежит следом.
Но сперва подошёл к концу боезапас, а потом какая-то шальная стрела нашла Эмельта. Его подменил Априкорн, благо править лошадьми эльф мог и одной рукой. Разбойники, заметив слабину, осмелели и приблизились.
- Мы ползём слишком медленно, - ругался Дастин. - Чтобы затеряться среди этих болот, мне нужен хотя бы час.
- Уходите, - сказал вдруг колдун. - Я прикрою.
- У тебя второго артефака нет, - произнёс Дастин.
- Нет, - согласился Априкорн. - Но я их задержу.
Посчитав разговор оконченным, он спрыгнул с повозки и встал посреди тропы на пути набегающей погони.
- Ах ты, зараза, - ругнулся Дастин, но не желая потерять шанс, помчался к голове колонны.
Волошек тоскливо смотрел на удаляющуюся фигуру колдуна, понимая, что тот вряд ли вернётся. Он видел, как Априкорна обступили разбойники, как колдун взял в руки самый обыкновенный меч и в него не стали стрелять, рассчитывая пленить.
А потом раздался взрыв. Тёмный, почти без вспышки. Волна горячего воздуха долетела до уходящего поезда, стирая с лица Волошека неожиданную слезу.

Они отрывались. Дастин петлял, что затравленный заяц. Конвой переходил с тропы на тропу, иногда пробираясь вообще без дороги и тогда они толкали повозки, скользя ногами в грязной жиже. А там где уклон грозил опрокинуть бочки, их вязали верёвками и повиснув гроздьями, сдерживали опасный крен своим весом. Дастин объявил привал только когда лишённые ночной передышки лошади встали сами.

- Странный парень, - заметил Жирмята. - Сперва извёл бесценную вещицу, которую и не сравнить с гонораром наёмника. Теперь и вовсе собой пожертвовал. Ради чего? Ради грёбанного конвоя?
Волошеку не хотелось думать, что Априкорн погиб зря.
- Может он на тех работал, кому пиво везём? - предположил он. - Может это пиво силу даёт и альмагардцы с его помощью надеются одолеть хоблинов в этом, как его, в Донровском Ущелье? Вот он и пожертвовал собой ради дела.
- Тоже мне Астерикс с Обеликсом, - ухмыльнулся Андал. - Пиво волшебное придумали. В бабках всё дело, в лавэ: За золото кореш ваш сгинул.
Волошек ударил без замаха. Андал рухнул и с минуту лежал недвижно. А когда пошевелился, даже Хельмут не подал ему руки.
Наконец, тот поднялся сам, и опустив глаза вдруг сказал
- Простите:

9

Четыре фигуры возникли перед конвоем внезапно, словно ожившие вдруг стволы придорожных деревьев. Чёрные с ног до головы, они держали прямые и узкие мечи редкой для этих мест ухваткой. Поначалу Волошек решил, что кто-то попросту насмотрелся живых картинок, что на ярмарках показывают в своих балаганчиках гномы; среди прочих там попадались истории про сказочных воинов востока, будто бы способных в одиночку сражаться с целой армией. Но когда Жирмята почти в упор разрядил арбалет, а чёрный воин, спокойно отвёл стрелу тыльной стороной кисти, Волошек понял, что это не маскарад.
Чёрный воин с грацией кошки вскочил в повозку и он, Первый Клинок Запада, как титуловали победителей Уимблдона, с трудом отразил бешеный натиск, прикрывая Жирмяту, который только-только потянулся к мечу.
Кое-как отбиваясь, Волошек потащил товарища к середине поезда, туда, где завязалась основная схватка. Двукратное преимущество отряда таяло на глазах. Хельмуту снесли голову в первый же миг, а раненный Эмельт продержался немногим дольше.
Скоро Волошек приноровился к необычной технике врагов и стал даже навязывать свой стиль, но он отчётливо видел, что кроме него, пожалуй только Дастин и Ксюша могли на равных противостоять чёрным воинам. Жирмята не выстоял бы против них и минуты, но товарищ держался рядом и несколько раз спасал ему жизнь.
Странным был этот бой. Ни ободряющих возгласов, ни команд, ни криков боли - только звон стали и усталое пыхтение с обеих сторон. И когда Волошек умудрился-таки проткнуть своего противника, тот упал не издав ни стона.
Ещё одного зарубил Дастин, но и сам рухнул следом. А вскоре на землю осел Андал. Конвой менял двух бойцов за одного. И при такой арифметике дело шло к полному и взаимному уничтожению сторон. Двое оставшихся врагов считать умели. Пустив какого-то едкого дыма, они подхватили тела товарищей и исчезли в лесу.
Волошек бросился к Ксюше, но та отмахнулась, мол задели не сильно. Вместе они осмотрели товарищей. Эмельт не дышал, а голову Хельмута едва нашли. Как в этой мясорубке уцелел Сейтсман, Волошек мог только гадать. Чудо не иначе.
Андалу распороли грудь. Будь на нём хоть какая-то защита, рана не оказалась бы столь тяжёлой, но он встретил меч волосатой грудью и теперь едва дышал, плюясь кровью. Дастину повезло больше - длинный рубец пересекавший лицо и далее плечо, оказался не глубок - но и он вряд ли в состоянии был править сейчас лошадьми.
Повозки вновь пришлось сцепить поездом. Дастин показал Ксюше на карте ближайший посёлок и она повела конвой.

***

- Он умер, - сказала Ксюша, закрывая глаза Андалу.
Все вздохнули, а Жирмята встал над телом и произнёс:
- Не знаю уж куда отправилась его душа, но уверен она одинаково достанет и тех что в перьях, и тех что с рожками. Аминь.
Андала похоронили возле дороги, откуда виднелась уже корчма.
Они стояли и не знали что делать дальше. Дастину становилось хуже, он часто терял сознание, а когда приходил в себя говорил лишь одно - надо спешить в Альмагард.
- Нас всех перебьют! Чёртов груз, чёртов наниматель, чёртовы гномы - психанул Жирмята и со злобой ударил кулаком по первой попавшейся бочке.
- Эй! Осторожней, не "миргородскую" везём, - осадил его Дастин.
Кулак, занесённый для второго удара, замер. Жирмята медленно повернулся к раненому орку. Глаза его стали малыми щёлками, словно у ханьского монаха.
- Что ты сказал?
Совершенно не требуя ответа, Рыжий вспрыгнул на повозку, вытащил кинжал и начал буравить дырку. Сейтсман с любопытством подошёл поближе.
- Эй! Ты спятил? - попытался возразить орк.
- Ерунда... я на самом верху... чуть-чуть... малую совсем дырочку... Сейтсман, дай кружку.
Сцедив немного, он сделал глоток, уже заранее зная что обнаружит.
- Миргородская! - весьма довольный собой кивнул Жирмята.
- Что? - удивился Сейтсман, выхватывая кружку.Едва смочив рот, он сплюнул. - Вода, мать её.
- Чистейшей, как говорится, воды, - заверил Жирмята. - Подстава. Я так и думал. Какой-нибудь скромный с виду конвой, на самоходах по хорошей дороге, в бочках из-под минералки уже давно перевёз всё пиво, а мы, как последние придурки, ползём по просёлкам с водой, притягивая к себе всеобщее внимание, вместе со стрелами, мечами и чарами.
Тут Сейтсман набросился на орка.
- А ты, гад, наверняка знал. Небось и проговорился из-за ранения. Помутилось у тебя в голове, вот и сболтнул.
- Ничего я не знал!

- Что делать будем теперь? - спросил Волошек.
- А вот что. Бочки, к бесам собачьим, в овраг! Повозки туда же. На лошадях верхом пойдём. Не скакуны, но за день доберёмся. Нам за что платить будут? За пиво! - Жирмята поднял палец. - Вот мы те самые бутылки и возьмём, а больше ничего нам не надо.
- А его как потащишь? - кивнула Ксюша на орка. - Он верхового пути не выдержит. Да и не брошу я груз.
- Нужно связаться с хозяином, - заявил Жирмята.
- Пошли голубя, - устало предложила девушка.
- К чёрту голубей. Вдруг их бьют на подлёте к городу. К тому же я желаю услышать ответы на мои вопросы.
Жирмята вспорол подкладку куртки и вытащил синий прямоугольник. Волошек отправился с ним, а Ксюша с Сейтсманом остались охранять обманки и раненого орка.

В корчме было пусто. Лишь седой эльф за стойкой скоблил ножом дерево.
- Мне нужна связь, - заявил Рыжий.
- Будете платить наличными?
- У меня карта.
- Гномьих карточек мы не принимаем, - поморщился хозяин.
Жирмята смерил эльфа взглядом и протянул синий прямоугольник.
- Вот поэтому вас и не любят люди: у меня карточка Волжской Эльфийской Связи.
- О!
Эльф положил карточку на серебряное блюдце, усыпанное по краю драгоценностями, и протянул Жирмяте.
- Наберите пин-код.
Жемчуг, Изумруд, Рубин, Малахит, Янтарь, Топаз, Аметист, - привычно коснулся Жирмята. На карточке проступили тёмные эльфийские руны.
- Вашего кредита хватит на пять минут разговора, - сообщил хозяин.
- Достаточно, - буркнул Жирмята и взял, протянутый эльфом голубой шар, покрытый зачем-то толстой и упругой кожей вумурта.
- Расслабьтесь и представьте себе лицо собеседника, - начал хозяин.
- Знаю, - оборвал его Жирмята и прикрыл глаза.
Как только связь наладилась, его окружила звуконепроницаемая светящаяся сфера. Так что Волошек не смог расслышать ни единого слова. Он только видел меняющуюся мимику товарища, его резкие жесты:
Затем сфера растаяла.
- Дерьмо! - ругнулся Жирмята и швырнул шар об пол. Шар спружинил, подскочил и оказался в руках улыбающегося эльфа.
- Спасибо, что воспользовались Эльфийской Связью. Будем рады видеть вас вновь, как только вы обновите свой счёт в Волжском отделении.

- Что тебе ответил Тург? - спросил Волошек.
- Он сказал, что все бочки должны быть доставлены в срок. Даже если они наполнены вонючим дерьмом троллей. И что от их целости только и зависит наше вознаграждение. А контракты мы можем засунуть себе...

***

Ксюша сидела на земле, прижимая руку к груди. Из-под руки капала кровь. Волошек вскрикнул и бросился к ней.
- Сейтсман сбежал, - с трудом дыша, сообщила Ксюша. - Хотел другие бочки вскрыть, а я ему помешала, так он, подлец, меня кинжалом угостил. Верно он и наводил на нас врагов.
Волошек распорол на девушке куртку, собираясь перевязать её, и вдруг увидел на плече татуировку - двух грифонов, держащих щит с короной.
- Где-то я таких уже видел, - пробормотал он.
- На бочках и видел, друг мой тугодумный, - усмехнулся Жирмята и наклонившись к Ксюше протянул. - Так-так. Стало быть, ты на "Оболонь" работаешь?
- Угу. В особом отделе.

10

Свою, уже ставшую родной, повозку, Волошек и Жирмята поставили вперёд. Она заметно опустела, их повозка, припасы подошли к концу, оружие растратилось в стычках, и лишь раненые спутники, да клетка с голубями, не позволяли назвать её порожней. Отряда не стало.
Рыжий спал, Волошек правил лошадьми и в душе его лютовала тоска. Тоска по погибшим товарищам, пусть непутёвым, сварливым, грубым, но с которыми они столько пережили (то есть это они вчетвером пережили, а остальные как раз нет). Тоска от напрасных жертв и бессмысленности совершённых подвигов. Тоска и апатия.
Напади на них сейчас деревенская шпана, вооружённая вилами, у него и тогда не нашлось бы ни сил, ни духа для боя.
Поэтому когда на горизонте появился внушительный конный отряд, он даже не потянулся к мечу. Не толкнул Жирмяту, не осадил лошадей. К чему? От судьбы не уйдёшь. Так и катили он этой судьбе навстречу.
Отряд остановился в полусотни шагов, выпустив вперёд одинокого всадника. Тот поравнялся с поездом и спросил, взглянув на тавро ближайшей бочки:
- Оболонь?
Волошек кивнул, подтверждая.
- Дружина! В конвой! - раздался приказ.
Всадники сорвались с места и охватив поезд с двух сторон, двинулись параллельно ему эскортом.
- Амальгардцы? - дошло до Волошека. - А мы и голубя забыли отправить.
- Просто вы появились точно в срок, - ответил ему всадник. - Кто у вас главный?
Волошеку стало безразлично. Он разбудил Рыжего, отдав ему вожжи и предоставив возможность разбираться с дружинником, а сам завернулся в ещё тёплый спальник и сразу заснул.

***

В Альмагарде повозки загнали в узкий дворик красного замка. Там они увидели Турга. Десяток подручных выполняли его распоряжения мгновенно и чётко. Ксюшу и Дастина тут же утащили в лекарню, бочки сняли с повозок и вскрыли, слив воду на землю. На дне, завёрнутые в мягкие ветошки, лежали бутылки. На сей раз с пивом. Их бережно извлекли, поместили в корзины, переложив мехом, и унесли в башню.
Всё это время на двух друзей никто не обращал внимания. Но когда бутылки оказались в безопасности, Тург подошёл и протянул два увесистых мешочка:
- Вас осталось четверо, - сказал он. - Так что доля каждого увеличилась втрое.
Тург повернулся спиной и направился к башне.
- Что же это за пиво такое? - остановил его вопросом Жирмята. - Из-за чего мы рисковали шкурой? За его доставку заплачено больше крови, чем пива в тех бутылках.
- Какая вам разница? - резко ответил Тург. - Может это необычайно вкусное, но самое обыкновенное пиво, и его холодным, в пекле пустыни подадут аравийскому шейху. А может в нём действительно скрыта волшебная сила, способная сделать из простого воина витязя, а из витязя бога, и благодаря этому, амальгардские отряды в далёком и мрачном Донровском Ущелье одержат победу над ордами хоблинов. Зачем вам знать? Вы наёмники не более...
- Наши товарищи погибли... - начал Жирмята, но Тург оборвал его.
- Им тем более всё равно. Губит людей не пиво.
- Ну да, вода губит, минеральная, - разозлился Жирмята.
- Каждый получил своё... Вы хотели домой, вы заработали на дорогу. Кто готов был умереть за деньги, тот умер. Кто решил пожертвовать собой, тот пожертвовал. Кто хотел сбежать, тот сбежал...

- Пошли отсюда, - сказал Волошек.

11

Он собрал вещи и спустился в гостиную. Жирмята, с мешком возле ног, завтракал, о чём-то споря со старым гномом. Завидев товарища, Рыжий схватил мешок и вышел вслед за ним на крыльцо.
- Ну что, домой? - Волошек с удовольствием вдохнул утренний воздух.
- Тут дельце одно образовалось, - замялся Рыжий.
- Больше никаких дел! - обрубил Волошек. - Средств, чтобы добраться до Нижнего, хватит.
- Но не лучше ли вернуться домой на добрых лошадях? И не стоит ли нам сгонять в Бремен и выкупить твой кубок? Заказчик обещает по пятьсот монет на нос.
- За что в наше время дают тысячу монет? - усмехнулся Волошек. - Предлагают грохнуть великого князя?
- Нам ведь всё равно через Киев возвращаться, - пробормотал Жирмята.
- И что? - Волошек заподозрил неладное.
- Рецептуру пива этого добыть надобно.

Волошеку захотелось немедленно удавить товарища, но он лишь махнул рукой. Спорить с Рыжим он не любил, да и не умел.

5,15-21 января 2004 года.



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"