Фомичёв Сергей: другие произведения.

Разноцветные Зелёные

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Электронная версия книги об экологическом движении. Сама книга вышла в 1997 году. Пусть и здесь повисит.

Обложка

Посвящается:
Саулюсу Грицусу,
Максу Кузнецову,
Фае Мухамадеевой
и всем погибшим зеленым.

ВВЕДЕНИЕ

Рассказ у нас пойдет в особенности о зеленых, и любознательный читатель многое узнает об их нравах и кое-что из их истории...

***

Экологическое, инвайронментальное, зеленое, природоохранное движение... За исключением индонезийских каннибалов, каждый на нашей убогой планете слышал хоть какое-то из этих названий. Как правило, люди слышат о движении в связи с проведением зелеными какой-нибудь акции, чаще всего протеста. Вопрос "зачем они это делают?" не может озадачить никого (всем ясно: они "за экологию"), никого, кроме самих экологистов. Некоторые из них, оторвавшись от текущей работы или от работы по созданию видимости текущей работы, задают себе и товарищам вопрос: "А зачем мы все это делаем?", и, как правило, ответы не бывают особенно убедительными даже для тех, кто думает, что нашел их.

***

Если вы живете в чистом секторе города, если у вас стоит система доочистки воды или вы пользуетесь родниковой водой из бутылок, если вы едите продукты, выращенные без применения химикатов, если вы используете бумагу из макулатуры, одежду из натуральных материалов, мебель из дерева, а на крыше у вас автономная солнечная или ветровая электростанция - то это вовсе не означает, что вы эколог. Это может означать только, что вы достаточно богаты, чтобы позволить себе такую жизнь.

Экологические задачи не могут быть решены на индивидуальном уровне именно потому, что они "экологические", имеющие системный характер и затрагивающие интересы огромных территорий. Даже в самой широкой - публицистической трактовке этого понятия, "экология" - все же нечто отличное от здравоохранения. Если бы это было не так, то движение "зеленых" так и называлось бы - "здравоохранительным" или "медицинским". Но оно называется "экологическим", и совсем не случайно. Большинство населения планеты в настоящих социально-экономических условиях не может употреблять "чистые" продукты и использовать "чистые" товары и не сможет сделать этого в сколько-нибудь обозримом будущем. Причем эта большая часть населения как раз меньше всего повинна в загрязнении среды.

Кроме того, экологичность такого подхода весьма сомнительна;- ведь деньги, которые экобуржуа тратят на чистую воду и солнечные батареи, не берутся из ничего, их ведь заработали на чем-то, что через некоторое количество операций обязательно упрется в радиоактивные отходы, вырубленный лес или нечто иное в этом духе. Экономика-то у нас глобальная, а значит все связанно со всем. Стало быть, экспансия на природу не только сохранится, но и будет нарастать вместе с ростом потребления в развитых странах и населения в странах отсталых. Следовательно, необходимо изменить эти самые социально-экономические условия на какие-то другие, при которых каждый сможет реализовать свое право на "чистое" потребление, не нарушая при этом аналогичное право других и, что важно, право самой природы на существование.

(Конечно, трактовка понятия "право" здесь несколько отличается от принятой юридической трактовки, об этих различиях подробнее в одной из глав книги.) Таких коренных изменений нельзя добиться, сидючи даже в самом что ни на есть экологически чистом доме с автономной энергоустановкой. Самые дорогостоящие эксперименты (такие как "Биосфера-2") показали, что невозможно вот так вот запросто создать маленький изолированный рай на 15 сотках земли. И даже на многих гектарах нельзя. Стало быть, нужно больше думать о первой и пока единственной биосфере, нужно выйти из дома и сделать хоть что-нибудь. Что-нибудь не означает что попало. Нужно, конечно, сперва подумать. И данная книга как раз и является результатом"одного из таких раздумий.

***

По поводу действий (акций) экологического движения написано множество книг, брошюр и статей. Многие из них отличает игнорирование вопросов этики, целей, стратегии движения. Как будто можно призывать людей к действию, не предлагая при этом вразумительной версии, к чему эти действия могут привести.

Другие, наоборот, содержат декларации, воззвания, манифесты, но не предлагают путей достижения всех этих благородных целей.

Помню, при подготовке сборника "Акции экологического движения: руководство к действию" шли бесконечные дискуссии по концепции этой книги. И это естественно. Нельзя было писать в одной книге одному человеку о стратегии, другому о тактике, а о формах сотрудничества третьему. Не говоря уже о том, что так и не были согласованы значения самых элементарных понятий книги, таких как "акция", "кампания", "движение". Если бы гипотетический активист взялся бы действовать по этому "руководству", то столкнулся бы с большими неожиданностями. Был у сборника и еще один недостаток - по условиям редакции нужно было опираться исключительно на отечественный опыт. Между тем, отечественный опыт недавнего времени стоит от настоящего состояния экологического движения гораздо дальше, чем давний зарубежный опыт. Впрочем, книга пользовалась популярностью, и, главным образом, благодаря иллюстрациям и фотографиям.

Книги по этой теме, вышедшие за рубежом, среди которых стоит отметить неоднократно переиздававшийся американский бестселлер "Ecodefense: A Field Guide to Monkeywrenching" под редакцией основателя движения "Earth First!" Дэйва Формана и книгу британского антидорожного движения "Road Raging: Top Tips for Wrecking Roadbuilding", имеют один существенный недостаток - они не переведены на русский язык.

Другие публикации просто не выдерживают критики. К примеру, книга "Путь к успеху", с моей точки зрения, очень напоминает опусы известного теоретика манипуляций Карнеги. К этому же спектру следует отнести и книгу "Третий сектор, или благотворительность для "чайников"".

Не хочу заочно обвинять авторов в чем то худом - это их видение общественного движения, его целей и методов, но я бы не хотел, чтобы такие книги взяли на вооружение проходимцы, прохиндеи и пройдохи от общественного движения. Технологии манипуляции людьми, как и атомная энергия, не может иметь двух разных качеств - "мирного" и "агрессивного", в зависимости от того, в чьи руки она попадет. Эта штука убивает в любом случае. Убивает свободу, общественную инициативу, солидарность. Разного рода карьеристы наносят движению гораздо больший вред, чем всякие там мифические разведслужбы, масоны и даже чем совсем не мифические антиобщественные институты государства.

Не хочется думать, что последние негативные тенденции в движении как то связанны с выходом этих книг. Процветание разного рода жульничества среди "косящих под эколога" плейбоев имеет, кажется, более глубокие корни. Впрочем, в каждой из этих книг есть большое количество фактического материала.

В настоящей работе я попытался сформулировать свой, должно быть весьма субъективный взгляд на глобальные проблемы человечества, стратегию экологического движения и основной инструмент работы движения - акции.

Не имея ни малейшего желания писать руководство а-ля Карнеги и учить участников экологического движения, как жить и откуда ноги растут, я иногда прибегал к менторскому или нарочно доверительному ключу с целью усиления той или иной мысли. Текст следует воспринимать не более чем слегка причесанный поток сознания.

Тем более, его не следует воспринимать как текст научный. Я скептически отношусь ко всякой области знаний, построенной на высвобождении потенциала творческого труда единиц за счет порабощения миллионов, и тем более мне противны такие области знаний, что основаны на сокрытии каких-либо фактов от непосвященного большинства. Заранее подтверждаю все обвинения в антиинтеллектуализме и дилетантизме. Подтверждаю, ибо под первым подразумеваю борьбу с неравенством социального статуса интеллектуальной элиты и статуса всех тех, кто ее обслуживает. Подтверждаю, ибо под дилетантизмом понимаю любительство - получение удовольствия от своей работы. Тот кто считает, будто миллионы людей должны заниматься работой безо всякого удовольствия только ради получения средств к существованию, в то время когда элита может отдаваться за их счет свободному творчеству, пусть положит этот текст назад: он все равно не поймет меня.

***

Несмотря на то, что основой материалов книги послужил опыт деятельности экологического движения, она может быть интересна и для участников любых других гражданских инициатив, так как целый ряд позиций и принципов является общим у самых разнообразных общественных организаций.

Глава 1. ПОСЛЕДНЯЯ ГЛОБАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Мы имеем такое множество пугающих, предостерегающих и деморализующих памфлетов, книг и статей по поводу экологической катастрофы, что за шумом о неизбежном апокалипсисе перестали пытаться осмыслить реальную ситуацию. Между тем, от правильного анализа ситуации во многом зависит, будем ли мы продолжать бороться со следствиями экологического кризиса или перейдем, наконец, к его причинам.

Конечно, надо учитывать, что анализ можно провести совершенно по разному и выводы можно сделать прямо противоположные. Поэтому позже мы поговорим об экологическом императиве - этике и целях движения.

Участники экологического движения, по большей части, избегают системного анализа на глобальном уровне, оставляя это занятие либо ученым, либо политикам. Такое "делегирование" приводит к тому, что зеленые вынужденно опираются на анализ, сделанный не только не единомышленниками, но часто прямыми оппонентами движения. Даже близкий зеленым Римский Клуб расходится с ними по целому ряду предпосылок, что уж говорить про сумасшедших геополитиков, ставящих во главу угла национальную идею. Зеленые должны заняться системным анализом самостоятельно, опираясь на свое собственное мировоззрение, этику, свои собственные опыт и методы. Призыв "думать глобально" не должен стать просто популярным лозунгом. С другой стороны, не стоит и уделять глобальному уровню и какое-то особое место в вашей идеологической концепции, ибо он вовсе не является самостоятельной системой, которую можно изменять, влияя на те или иные ее элементы, это всего лишь одна из проекций общественно-экономических отношений между людьми и их группами, между людьми и природой. В борьбе между государствами и континентами никогда не решались принципиальные для людей задачи, они решались, главным образом, в социальных революциях.

***

На глобальном уровне мир глазами геополитика выглядит достаточно примитивно. Для удобства его стратифицируют, деля страны на блоки, имеющие схожее внутреннее устройство, экономическую и военную мощь. Почему-то из этого делается вывод о наличии общих интересов этих стран на мировой арене.

На смену системе трех миров (когда Первый, капиталистический, и Второй, социалистический, миры боролись за влияние в Третьем, развивающемся мире и в перспективе за мировое господство) пришла система Север-Юг, где богатый Север (называемый в отечественной геополитической литературе "Золотым миллиардом" - по числу жителей, проживающих в его странах) противостоит нищему, но быстро прибавляющему в численности населения Югу, высасывая из последнего природные и человеческие ресурсы, сбывая в обратном направлении отходы и вредные производства. Запад (Север) надежно защищен совместной системой безопасности (военной, политической, экономической, демографической) от государств, экономически отсталых, и время от времени демонстрирует свою мощь на одном из них. Все восточноевропейские страны, включая бывшие республики СССР, имеют стремление интегрироваться в западный мир любым путем. То, что все они подали заявление о вступлении в НАТО, объясняется вовсе не боязнью непредсказуемой России, а желанием стать частью западного мира.

Все эти системы мироздания не больше отвечают реальности, чем плоская Земля, покоящаяся на трех слонах и черепахе, так как рассматривают страны в качестве общественно-политических монолитов, приписывая их народам мифические устремления, менталитеты, национальные характеры и прочую чушь.

Но принятыми грубыми схемами геополитики все же можно пользоваться так же, как картами плоской Земли.

***

При всех грабежах Третьего Мира Западу не удалось перейти в постиндустриализм, как ошибочно полагают многие отечественные зеленые, ибо механический перенос опасных и вредных производств и их отходов за территорию Первого мира и его ориентация на привозное сырье вовсе не означает наступления постиндустриализма. Да, миниатюризация и сберегающие технологии привели к некоторому снижению сырьевых и энергетических затрат, но только относительно к конкретному виду товаров или услуг. Само же количество товаров и услуг, а также их качество, постоянно увеличиваются, сводя на нет успехи технологии, да и количество потребителей все время растет. Никаких перспективных открытий, способных радикально изменить структуру потребления сырья и ресурсов, на горизонте научно-технического прогресса не замечено. Глупо полагаться на "революционную" термоядерную энергетику - она немногим безопасней атомной [1] и не решает проблемы теплового загрязнения среды. Вообще, у человечества при таком раскладе, как в известном анекдоте: "Два выхода - фантастический и реальный. Фантастический - это если мы справимся сами, а реальный - это если прилетят марсиане и спасут нас".

Надежды на то, что система, доминирующая в мире и виновная в разрушении среды, сможет повернуть в сторону сокращения своей, экспансии, относятся, скорее к фантастическому выходу. Отечественные реформисты от экологии, утверждающие, что можно изменить систему изнутри (все равно, путем ли участия в выборах или работой в правительствах), не могут даже создать партию, хоть со сколько нибудь продуманной стратегической программой (отвечающей глобальным масштабам экологической катастрофы). Но даже в тех странах (ФРГ, Франция, Австрия), где зеленые партии действительно имеют политический вес, даже там разве совершено хотя бы одно коренное изменение системы, ответственной за гибельный путь самоуничтожения человечества? Нет, им часто не удается даже заставить свои правительства отказаться от отдельных опасных проектов. Что уж говорить об экономике или системе принятия решений в целом. Оптимистам, ссылающимся на то, что термины "экология", "окружающая среда", "устойчивое развитие" или "пределы роста" прочно укоренились в лексиконе западных политиков, следует вспомнить, что еще раньше и права коренных народов и права женщин тоже укоренились в лексиконе политиков, однако много ли стало женщин-президентов или женщин-премьеров (исключения, как ни странно больше характерны для стран, в которых о правах женщин говорят мало, - Турции, Пакистана, Индии).

Надежды на то, что всякого рода международные инициативы государственного уровня, вроде предложенной Комиссией Брунтланд концепции "устойчивого развития", заставят капиталистов поделиться прибылью, а политиков властью (хотя и это само по себе ничего не решает), при трезвом рассмотрении должны разбиться о почти тридцатилетний опыт игнорирования мировой системой весьма известного и представительного Римского Клуба (основанного в 1968 году).

Большинство корректив, которые ученым пришлось учесть за 20 лет между публикацией в 1972 году первого доклада "Пределы роста" и выходом в 1991 году юбилейного доклада "За пределами роста", в плане тенденций развития мировой экономики касаются прежде всего уточненных статистических данных или изменений в политике и экономике, не связанных с осознанием угрозы экологической катастрофы. Изменения же сознательные, связанные с таким пониманием, имеют прежде всего региональный уровень (вынос "грязи" из Европы и США) и ничего не меняют в глобальном масштабе.

Реакция конечно была: "Нашу книгу обсуждали в парламентах и научных обществах. Одна крупная нефтяная кампания выделила средства на серию критических публикаций, другая учредила ежегодную премию за лучшее исследование в этой области. "Пределы роста" вызвали несколько восторженных отзывов, множество аналитических обзоров и шквал нападок справа, слева и даже со стороны центристов. Книга была воспринята многими как предсказание скорого конца света..." [2]. Но даже несмотря на безусловную известность и авторитет Римского Клуба и Массачусетского Технологического Института, на базе которого были проведены исследования по первому докладу, он, доклад, был по большому счету проигнорирован. Был проигнорирован почти полностью и сделанный по заказу ООН доклад комиссии Брунтланд "Наше общее будущее".

Ведь мировая система, несмотря на все политические изменения, не изменилась в принципе потому, что в ее основе сохранились все те же социально-экономические отношения.

И уж конечно были проигнорированы менее значимые для технократов выступления общественности.

***

Нет никакого проку в том, чтобы пересказывать здесь все детали анализа мировой экономики, предпринятого учеными Римского Клуба, этот анализ является бесспорным для экологического движения и сыграл важную роль в научном (прежде всего экономическом) оформлении предостережений, выдвинутых ранее на общественном уровне. Все доклады Римского клуба достойны внимания участников экологического движения и просто граждан. Мы же остановимся на тех моментах, которые вызывают сомнение.

Основной вывод из анализа экспертов Римского Клуба звучит следующим образом: "Темпы использования человечеством многих важных видов ресурсов и темпы производства многих видов загрязнений уже превышают допустимые пределы. Без существенного уменьшения потоков материальных и энергетических ресурсов в ближайшие десятилетия произойдет неконтролируемое сокращение следующих душевых показателей: производства продуктов питания, потребления энергии и промышленного производства". [2]

Однако если бы дело обстояло таким только образом, то это было бы дело сугубо развитых стран. Действительно, что жителю России или Арабских Эмиратов до нехватки ресурсов, если ресурсы этих стран имеют надежную перспективу. Или что жителю большинства стран Азии и Африки неконтролируемое сокращение промышленного производства и потребления энергии, если он пользуется благами цивилизации лишь время от времени. Только экономика Севера, а вслед за ней население и политические институты этих стран серьезно пострадает при выходе за пределы роста. Опасность же трансформации биосферы до состояния, вообще непригодного для жизни человека (и многих других видов), ученых волнует мало. Для них конец наступит с крахом традиционной экономики, дальше которой они не видят. Отсюда и выход из кризисного состояния они видят не иначе, как в рамках существующей системы. С нашей же точки зрения, только разрушив систему, можно добиться коренных изменений в отношении человечества к природе. Указывая на экономический рост как основную причину надвигающейся катастрофы, Римский Клуб не рассматривает социальные корни этой причины. Почти не рассматривается им роль в формировании ценностей обреченного общества политической иерархии - государства и экономической - капитала. И то и другое видится экономистам не более чем инструментами, которые можно с успехом использовать и для изменения ситуации. Вообще, занимая позицию "независимой" экспертной группы, Римский клуб осторожен в идентификации носителей гибельной парадигмы современного общества (а значит, и основных оппонентов экологического движения), относя все беды на счет человеческих пороков. Отсюда "Пределы роста" и "За пределами роста" удивляют наивностью предпосылок для выхода из экологического кризиса: "если каждая семья решит иметь не более двух детей", "если каждый решит вести умеренный образ жизни". Нет, не решит. Потому, что в рамках существующей системы не может возникнуть новый человек. Трудно, конечно, ожидать от экономистов пригодных рецептов предотвращения экологической катастрофы, ведь современная экономика узколоба и для нее не существует ничего за рамками капитализма и рынка (может, только пугающая бездна государственного социализма). Впрочем, и сами экономисты Римского Клуба не претендуют на однозначное указание пути и говорят лишь о том, что либо проэкологическая революция произойдет сама по себе, либо все кончится для человечества плачевно.

Необходимость революции для радикального изменения ситуации экспертами Римского клуба не оспаривается. Правда, в докладе "За пределами роста" подчеркивается, что такая революция не будет иметь политический характер, как, например Французская, а будет стоять в одном ряду с Сельскохозяйственной и Промышленной, то есть иметь комплексный и глобальный характер [2]. Почему при этом не возникнет политической революции, не совсем понятно, так как она неизбежно сопровождала и две вышеупомянутые глобальные революции. Авторы, по всей видимости, находятся в плену своих государственеческих и демократических убеждений и не видят возможности существования иной свободной и справедливой системы, кроме той, в которой они живут.

Наибольший интерес вызывают доклады Римского Клуба, не ориентированные только лишь на проблемы развития мировой экономики.

К сожалению, экологическому движению практически недоступны не переведенные на русский язык работа М.Месаровича и Е.Пестеля "Человечество на перепутье" (Mesarovic M., Pestel E.: "Mankind at the Turning Point", 1974), Б.Шнайдера "Босоногая Революция" (Schneider B.: "The Barefoot Revolution", 1985), более ориентированные на политику и общество и некоторые другие доклады. (Их трудно раздобыть и на английском.)

Из "политизированных" на русском языке вышел доклад А.Кинга и Б.Шнайдера "Первая глобальная революция" (издательство "Прогресс", 1991). Политизация этого доклада, конечно весьма условна. Авторы повторяют неизменную концепцию Римского клуба - "Глобальная революция лишена идеологической основы". Несмотря на это в книге уделяется должное внимание локальному, общественному и даже личному уровню.

Критикуя современное общество, авторы отмечают: "Как мы видим, государственная система, со свойственным ей процессом принятия решений, оказалась неспособной предложить ничего, что опровергло или изменило бы тенденции, ставящие под вопрос наше будущее и само выживание человечества" [3].

Не лишена интереса глава "Пределы демократии". "Как показывает практика, демократические государства уже в значительной степени утратили способность решать новые задачи", - пишут авторы. Из этого они, однако, не делают вывод о необходимости изменения политических институтов на более свободные (в таковые они, цитируя Черчилля, просто не верят), наоборот, логика глобализма приводит их к мысли о "глобальном управлении", где демократия с ее медлительностью, осторожностью и инерцией приносится в жертву ради достижения оперативности.

"Независимая" позиция авторов, делающая ее привлекательной только для них самих, выводит их и на такие "прагматические" решения, как развитие атомной энергетики. Упомянутый выше доклад Брунтланд вообще предлагает поставить на широкую международную основу развития космического пространства (как фактор консолидации), что же касается управления, то особые надежды возлагаются на ООН [4]. Не случайно доклад Брунтланд подвергается критике даже со стороны членов Римского Клуба, которые считают ее подход нереальным, так как нельзя ставить перед обществом противоречащие друг другу задачи: "Сомнительно, что глобальное устойчивое развитие может быть достигнуто за счет предложенного в докладе увеличения темпов экономического роста промышленно развитых стран" [3].

***

Для того чтобы адекватно оценивать экологическую деятельность на территории бывшего СССР и тем более вырабатывать и предлагать экологическому движению какую-то стратегию, необходимо рассмотреть уникальность политического, экономического, социального и культурного контекста, в котором приходиться работать "зеленым" в настоящее время.

Очень наивно было бы полагать, что главная особенность политического, экономического, социального и культурного контекста стран бывшего СССР состоит в одном лишь наследии "реального социализма". Оптимистические заявления некоторых западных экологов о том, что "реформы, осуществляемые на территории бывшего Советского Союза, нельзя назвать чисто экономическими. Они способствуют решению и экологических вопросов, ведь рыночная экономика обеспечит более эффективное использование ресурсов" [6] сейчас выглядят полным бредом, так как реформы добавили к проблемам социализма еще и проблемы капитализма и тем самым усугубили катастрофическое состояние как экономики, так и экологии.

Конечно, индустриальное общество в его "социалистической" разновидности оставило после себя не очень пригодную для жизни среду обитания, разворованные ресурсы, хищнически разоренную природу и, самое главное, затратную инфраструктуру, включающую в себя военно-промышленный комплекс, неразвитые технологии, дисбаланс производства и дисгармонию производственных отношений. Эта инфраструктура еще долгое время будет негативно влиять на любые процессы в странах бывшего СССР и отчасти Восточной Европы.

Огромные территории, зараженные в результате военных испытаний, промышленных катастроф на химических и ядерных объектах, опустошенные из-за несбалансированного сельского хозяйства и мелиорации, затопленные гигантскими ГЭС, не являются, однако, уникальным советским явлением. Как не являются уникальными ни загрязнение морей, ни снижение здоровья населения (главным образом понижение иммунитета), ни тем более исчезновение видов. Все это можно увидеть и на Западе, и на Юге. Бывший Второй Мир может претендовать лишь на исключительные масштабы нанесенного окружающей среде ущерба.

Социалистической особенностью является то, что, разрушив среду самостоятельно, в отличие от Третьего Мира, "социализм" не создал при этом высокого уровня жизни и технологий, как Запад. Из-за этого после интеграции в глобальную экономическую систему страны бывшего СССР оказались неспособны на равных конкурировать с западными, и все свелось к примитивной продаже нефти, газа, алмазов, территории (у кого что есть) и, параллельно, к мощнейшему обнищанию собственных народов. Но среда уже истощена, остатки ресурсов заложены мировым финансовым структурам (ведь как-то надо будет расплачиваться за те кредиты, получение которых вызывает идиотский восторг отечественных чиновников; их восторг понятен).

Было бы несправедливым сваливать грабеж ресурсов на один только Запад. Отечественные "хозяйственники" всех политических мастей участвуют в этих грабежах вполне на равных.

Не стоит особенно увлекаться и демонизацией западного мира. Во-первых, это не даст никакого результата, так как Запад пока все равно останется у руля мировой экономики и политики, а во-вторых, дело не в конкретных западных странах (которые просто занимают доминирующее положение), а в самой системе отношений, являющихся основой нынешнего мирового порядка. Если же под "Западом" понимать определенную культуру, ценности, экономическую модель, то такой "Запад" потеряет свою географическую сущность, так как присутствует не только в Западной Европе, Северной Америке и Юго-Восточной Азии, но и повсеместно в каждой стране, в каждом городе, где меньшинство присваивает себе право регламентировать в угоду своим потребностям жизнь не только всего сообщества, но и окружающей его среды. Но этот "Запад" называется уже властью и капиталом.

Вообще, попытки подобных раскладов, когда континентальный, этнический или государственный фактор ставится во главу угла, а социально-экономические и политические основы общества отодвигаются на второй план, раскладов, пышно именуемых геополитикой, сильно отдают нацизмом.

Когда грязные политики пытаются доказать людям, что в их бедах виновны не те, кто контролирует их жизнь уже сейчас через навязанные политические и экономические институты, а точно такие же институты "вражеских" народов, стран, континентов или полушарий, которые только еще собираются установить этот контроль; когда причиной их бед людям выставляют не систему отношений, а иную расу, этнос, вероисповедание; когда люди начинают верить всему этому - тут уже поздно говорить о фашизме. Ибо он уже наступил. Пока только в мозгах, а за страной дело не станет.

Очень незначительная часть людей на Земле занимается геополитикой.

К сожалению именно эта незначительная часть находится на верху иерархической пирамиды, именно она определяет сейчас судьбы людей. Кому-то геополитические игры выгодны из-за возможности реализовать свои амбиции, кто-то заинтересован непосредственно материально (больше всего кричат об ограблении инородцами те, кто сами не прочь пограбить в чужой стране).

***

Работа Н.Н.Моисеева "Агония России. Есть ли у нее будущее?" [5] представляет из себя этакий национальный вариант доклада в духе Римского Клуба. Если бы Моисеев не был участником экологического движения, если бы он не преподавал в Международном независимом эколого-политологическом университете, если бы его работу не опубликовало издательство "Экопресс-ЗМ", мы бы проигнорировали ее, как проигнорировали шизофренические геополитические вымыслы Жириновского, псевдоинтеллектуальные труды Дугина и множество статей мелких фашистов, вроде Эдички Лимонова. Однако слово Никиты Моисеева имеет в экологическом движении большой вес и нуждается в комментариях.

В основе позиции Н.Моисеева все та же национальная идея. Она доминирует над идеей экологической со всеми вытекающими отсюда выводами, предлагаемыми автором в конце работы: развитие всех видов транссибирского транспорта, включая Северный морской путь с его атомным ледокольным флотом, "развитие" Крайнего Севера в виде усиления эксплуатации его природных ресурсов, строительства там крупных городов и превращения его в северный Персидский залив.

Моисеев не видит альтернативы рыночной экономике и призывает "не отгораживаться "железным занавесом" от мирового рынка, а найти в нем свою нишу". Все это автор называет планом ГОЭЛРО-2, веря, что вторая индустриализация вытащит страну в число развитых стран, "хотя и поставит много экологических проблем". Видимо, нам мало уже существующих. Заметьте, что весь этот бред исходит от экологиста, хотя и имеющего техническое образование. И исходит только потому, что в основу поставлена национальная идея - "что хорошо для нации и государства, то хорошо для всех".

Начнем с того, что поставим под сомнение наличие нации как таковой. Нет, конечно, при желании можно определить общность, либо проживающую на ограниченной государственными границами территории, либо говорящую на одном языке, как нацию - это будет чисто политологическое определение.

Но может ли эта общность иметь некие естественные общие и исключительные устремления, чтобы можно было говорить о национальной идее. Разумеется, пропаганда с экрана телевизора может навязать большинству (но все же не всем) национальную идеологию, как навязывало раньше идеологию интернациональную, однако это вовсе не означает, что люди в ней нуждаются, это означает только, что в ней нуждается власть. Могут ли иметь общие устремления крестьянин и банкир, ученый и политик, рабочий и священнослужитель только потому, что они условно принадлежат к одной нации или являются гражданами одного государства. Нет, все, что есть общего в устремлении этих людей, присутствует и у всех других людей планеты, а в большинстве общих устремлений и не только людей.

Моисеев не избежал многих навязанных патриотических мифов российской истории и действительности.

Все те же стенания о "потере" Киева, Севастополя, прибалтийских портов.

Как будто украинцы и прибалты не были частью Советской Империи и не жили в своих собственных домах, а прилетели с Марса и оккупировали эти города.

А какая же национальная идея без фальшивых россказней о подвигах предков, о великом Ермаке (не геноцид сибирских народов устроившем, а оторвавшем, по Моисееву, земли у абстрактной степи), о "русской воинской славе".

Вслед за этим всплывает миф об исключительности русского народа (это как раз основа всякой национальной идеи). Немцы, например, по Моисееву, сами были виноваты в национальной катастрофе в конце второй мировой войны, "а наш народ трудно в чем-то винить: нас поставила на колени глупость, некомпетентность и, возможно, подлость собственных правителей".

Вообще, тем, кто вслед за черносотенцами воспринимает российскую историю, как череду исключительно нравственных действий со стороны России и несправедливых по отношению к ней, нужно внимательнее присмотреться к деяниям предков. Россия - это никакая не Евразия, она европейская страна и ответственна за тот же набор преступлений, что и многие страны Европы. К этим преступлениям относится колониализм (в случае с Россией это Кавказ, Заволжье, Урал, Сибирь, Дальний Восток, Черноморское побережье, Аляска), разрушение народных традиций, уничтожение малых этнических групп, индустриализм и разрушение окружающей среды. Только страны Европы формально освободили колонии (переведя их в состояние экономической зависимости), а Россия оставила их в своем составе, потеряв только американские владения.

То же касается и мифа о государстве. Моисеев верит в то, что государство защищает интересы большинства своего населения, хотя по своей не просто иерархической, а намерено иерархической структуре государство не может не выражать, в первую очередь, интересов элиты, и только во вторую - защищать всех остальных (в интересах все той же элиты).

Анализ мировых процессов у Моисеева почти ничем не отличается от анализа Римского клуба. Все вертится вокруг тех же субъектов мировой политики (Империи и блоки), тех же субъектов мировой экономики (государства и транснациональные корпорации). Поэтому критика Моисеева в этой части не отличается от нашей критики Римского клуба.

В отличие от авторов большинства докладов Римского Клуба, Моисеев справедливо не верит в возможность изменить ситуацию с помощью международных институтов, так как они являются выразителями интересов стран Запада (или стран "Золотого миллиарда"). Возможность инициативы в изменении мирового порядка он переносит, согласно национальной идее, на национальный уровень. И хотя перед этим он сам убедительно показывает неэффективность существования имперской России (из-за тяжелых климатических условий и территориального разброса, что приводит к сверхзатратам энергии), именно на евразийский гигант как государство делается автором ставка.

Однако Моисеев, как и отечественные геополитики, мало уделяет внимания экологическому фактору в мировых раскладах. Все они априори считают, что у пресловутого "золотого миллиарда" есть перспективы неограниченного развития, пусть даже за счет других стран. Но ведь и в странах Третьего мира ресурсы не бесконечны, а возможности создания достаточно развитых технологий, позволяющих опираться только на возобновимые ресурсы (т.е. технологий самого настоящего, а не мифического "информационного" постиндустриализма) в короткий срок, до сих пор вызывает серьезное сомнение.

Состояние современной России напоминает шизофрению: с одной стороны, в обществе насаждаются и всячески раздуваются непомерные имперские амбиции, с другой стороны, практика показывает обратное - немощь и глупость государства, не способного эти амбиции чем либо подтвердить. Все это может привести к очень печальным последствиям. Общество попадает в ловушку искусственно созданного "национального унижения", договор ли с НАТО или поражение в войне с Чечней сыграют роль своеобразного "российского Версаля", но страна стоит на пороге установления фашистского режима. Путь поддержания имперских амбиций - это путь к окончательной деградации. Политикам, равно как и общественному движению, пора понять, что неподтвержденные национальные амбиции - прямая дорога к фашизму.

Не приемлем для России и путь "вестернизации".

В принципе, Россию (или даже СНГ) можно "вытащить" в число развитых стран путем огромных энергетических затрат через ограничение свободы, через насилие и опрокидывание идеалов как социалистического прошлого, так и патриотического настоящего. Примерно такую политику "национального прагматизма" проповедует генерал Лебедь. Однако и он не может отказаться от патриотизма, который нивелирует прагматизм. Ведь для "большого скачка" необходимо вести совсем не патриотическую торговлю островами и влиянием, продажу геополитических друзей и оставление части территории и т.п. "Национальной идеей" должна в этом случае стать простая идея роста благосостояния у всех слоев населения.

Вопрос, однако, совсем не в этом. Возникают сомнения - так ли уж хорошо быть зачисленными в этот пресловутый "золотой миллиард" и разделить с ним его будущее.

Если мировую систему захлестнет комплексная эколого-экономическая катастрофа, то более предпочтительные шансы выжить (с сохранением цивилизационной информации) будут никак не у "золотого миллиарда", легко уязвимого и зависимого от высокого уровня потребления, весьма сложной инфраструктуры и функционирования созданной им мировой экономической системы, а, наоборот, у тех народов, которые более приспособлены к кризисным ситуациям. Может быть, для России было бы предпочтительным развивать у себя иные институты, самодостаточные, независимые, способные нормально существовать в кризисных условиях.

Ни Моисеевым, ни геополитиками, ни Римским клубом ни комиссией Брунтланд почти не рассматриваются общественно-политическая расстановка сил как внутри стран, так и на международном уровне. Взаимоотношения в мире грубо копируют только одну из общественных систем - полицейское государство.

Общество не монолитно, и конфликт социальных групп (если кому-нибудь не по нраву классическая классовая теория) заставит мир измениться гораздо больше, чем "битва гигантов". Транснациональные корпорации и мировые империи не всесильны. Территории, не контролируемые правительствами, корпорациями и, тем более, мировыми структурами в разных странах, постоянно расширяются. Локальные инициативы могут успешно сопротивляться гигантам, вызывая к жизни революции (как Влера в Албании) или международные движения (как Чиапас в Мексике). Подавить подобные движения (тем более, если их количество постоянно растет) не смогут ни национальные, ни международные полицейские силы. Никакой всепланетный тоталитаризм не убережет страны "золотого миллиарда" от сопротивления большинства населения планеты. Наоборот, именно усиление давления и контроля Севера над Югом позволит последнему консолидироваться и, несмотря на продажные правительства, устроить мировой элите глобальный саботаж. Да и в самих развитых странах далеко не полное царит единодушие по поводу колониальной и несправедливой внешней политики.

Моисеев не верит в возможность возникновения мирового гражданского движения, но оно уже возникло, и конгресс в мятежном мексиканском штате Чиапас в 1996 году собрал несколько тысяч совершенно разных людей со всего мира и инициировал мировое движение против неолиберализма и глобализации экономики за человеческие отношения. Есть и другие признаки возникновения мирового гражданского общества, например, транснациональные забастовки на заводах "Рено" или выступления французских граждан против ужесточения эмиграционного законодательства.

Члены Римского клуба полагают, что глобальная революция должна проходить на глобальном уровне с использованием глобальных политических и экономических институтов. Отсюда их надежда на "революционизацию" международных организаций и правительств, на создание Совета Безопасности ООН по окружающей среде и т.п. Однако гораздо более вероятным видится сценарий, когда глобальная революция будет проходить на локальном уровне, но повсеместно. В этом случае она не будет нуждаться ни в правительствах, ни в корпорациях, ни в международных структурах. Хозяева мирового порядка никогда не пойдут сами на изменение положения дел. Поэтому не стоит и ждать их соизволения. Глобальная революция может положить конец мировому порядку как таковому. Глобализация экономики уже сейчас встречает повсеместное сопротивление, а с достижением своего пика после краха независимой от мировой системы государственного социализма локальные сопротивления неизбежно сольются.

Это будет первая и последняя глобальная революция. Глобальная революция, которая распылит глобальный уровень в экономике и системе принятия решений, оставив на нем только децентрализованные информационные коммуникации.

От того, будет ли экологическое движение играть какую-то роль в этой революции, или оно предоставит всю инициативу другим социальным движениям, зависит ее характер (она может нести экологический императив в большей или меньшей степени). Но с экологическим движением или без такового последняя глобальная революция неизбежна.

Глава 2. ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ

история

Современное мировое зеленое (природоохранное, экологическое, инвайронментальное) движение возникло во второй половине двадцатого века, как ответ на обострение экологического кризиса, дальнейшего углубления конфликта между интересами индустриального общества и возможностями биосферы. Однако его истоки можно увидеть в природоохранных обществах, возникших во многих странах, в том числе и в России, в конце девятнадцатого - начале двадцатого века. Природоохранные общества того времени вряд ли можно было бы назвать движением и, тем более, социальным движением, но определенное влияние на формирование идей современных зеленых они несомненно оказали.

Если говорить о современном экологическом движении России, то его начало связано с возникновением дружины по охране природы биологического факультета Московского Государственного Университета 13 декабря 1960 года. Однако, поскольку вплоть до 90-х годов российское экологическое движение не существовало и не осознавало себя в отрыве от экологического движения бывшего СССР, можно указать и более раннюю дату - возникновение первого природоохранного кружка студентов и преподавателей Тартуского Университета - 13 марта 1958 года.

Подобные московской дружины возникали и в других вузах страны и не только на биологических, но и на других естественно-научных, гуманитарных и даже технических факультетах. В 1972 около тридцати дружин по охране природы объединились, дав, тем самым, начало наиболее стабильному природоохранному движению страны - Движению Дружин по охране природы (ДДОП).

Основной деятельностью ДДОП была природоохранная работа - борьба с браконьерством, массовыми вырубками елей в предновогодний сезон, сбором дикорастущих растений, организация новых охраняемых объектов (главным образом, заказников и памятников природы), инициация решений местных властей, направленных на охрану отдельных видов растений и животных. Помимо этого, движением осуществлялись и другие программы, как-то: экологическое образование школьников, экотуризм, экологическая пропаганда, борьба с загрязнениями и др.

Движение постоянно расширялось и к середине 80-х годов включало в себя более 100 дружин по охране природы [7].

Этот период (60-е - начало 80-х годов), представленный, главным образом, Движением ДОП, можно выделить как первый этап в развитии современного отечественного экологического движения.

Для первого этапа характерна неполитизированная природоохранная деятельность, единственно возможная в условиях авторитарного государства. Экологическое движение не было особенно массовым, но отличалось высоким уровнем профессионализма, что, впрочем, естественно для студентов, чья будущая деятельность так или иначе связана с образованием, биологией, экологией...

Материальные ресурсы для осуществления своей работы экологическое движение черпало из бездонных государственных источников, используя систему высшего образования, комсомол, всесоюзное общество охраны природы, структуру охраняемых природных территорий и др. Проблема ресурсов вообще не стояла перед движением, формально существовавшем при вузах и ВЛКСМ.

Начало второго этапа (середина и конец 80-х годов) развития экологического движения в России вызвано изменениями политического контекста как в СССР, так и за его пределами.

Не только политические реформы М. Горбачева, приведшие к ослаблению государственного контроля за общественным движением, но и целый ряд других событий вызвали небывалую активизацию экологического движения, характеризующую наступление второго этапа.

Массовые выступления зеленых в Европе (Германия, Франция, Испания, Италия), а затем выход на политическую арену западноевропейских стран экологических и зеленых партий нашли своих сторонников и в Восточной Европе. Прямые действия в сочетании с работой в парламентах, благородство целей при отрицании традиционной политики европейских зеленых завоевали симпатии многих людей в нашей стране.

Катастрофа на Чернобыльской АЭС, беспрецедентная по своим последствиям, а равно целый ряд других региональных и локальных экологических катастроф также сыграли значительную роль в активизации экологического движения.

Для второго этапа характерны массовость, большое разнообразие форм деятельности, широкий спектр политических и идеологических направлений экологического движения. Основным ресурсом движения этого периода были люди, желающие сделать что-нибудь для защиты среды обитания [8].

Как грибы возникали все новые и новые гражданские инициативы, впоследствии объединившиеся в ассоциации. Стали выходить независимые от государственной цензуры экологические издания. Возник Социально-Экологический Союз - крупнейшее в нашей стране объединение неправительственных экологических организаций. Появилось Движение за создание партии зеленых (ДСПЗ) и другие эколого-политические инициативы. По стране прокатилась серия массовых выступлений в защиту окружающей среды, большинство из которых заканчивалось победой экологического движения - были остановлены опасные производства БВК, заморожены проекты строительства новых и расширения старых атомных электростанций, сорваны планы сооружения гигантских каналов и др.

Вместе с экологическим движением проблему сохранения окружающей среды поднимали и национально-культурное, демократическое, анархистское, патриотическое, рабочее и иные движения.

Многие крупные российские политики, такие как Е.Гайдар, О.Попцов, Б.Немцов, начинали свою политическую карьеру с экологического движения.

Третий этап (начало 90-х годов) развития экологического движения наступил также в связи с изменением политического и экономического контекста - дезинтеграцией и распадом Советского Союза, экономическими рыночными реформами.

Для третьего этапа характерны выход экологического движения на политическую арену, однако вместе с тем и сокращение массовости движения, а также потеря им популярности. Основными ресурсами зеленых на этом этапе становятся финансы.

Многие союзные движения в период перестройки отказались от экологических лозунгов, многие политики, сделав себе карьеру, отвернулись от зеленых. В рядах Зеленой Партии произошел ряд серьезных расколов. Все это характеризует третий этап - как период глубокого кризиса экологического движения.

зеленые в кризисе

Надежды многих зеленых на то, что демократическая система управления изменит приоритеты развития общества в пользу природы и человека рухнули. Вместе с надеждами рухнула и часть экологического движения.

Зеленые получили удар в спину от своих бывших союзников по антиавторитарному движению. Пришедшие к власти демократы уже больше не использовали популярные экологические лозунги, да и те уже перестали быть таковыми. Экономический кризис выдвинул на первый план экономические интересы. Егор Гайдар, начавший свою политическую карьеру в "Зеленом Движении", где выступал вместе со всеми против атомной энергетики, возглавив, Правительство не просто забыл о своей подписи под антиатомной резолюцией, но подписал решение о расширении атомной индустрии (печально известные "26 новых реакторов"). То же самое происходило и на региональном уровне власти.

К наследию "реального социализма" в виде затратной экономической инфраструктуры советской разновидности индустриализма добавились антиэкологические аспекты рыночно-экономической системы. Общество все больше и больше стало ориентироваться на потребительские приоритеты. Социальная база экологического движения резко сократилась.

Ресурсы (прежде всего люди, финансы и время) современного экологического движения в бывшем СССР сильно ограниченны.

Это происходит по одной причине - отсутствию сколько-нибудь значительного количества отечественных ресурсов. Практически все, что имеет современное экологическое движение Восточной Европы, включая Россию, имеет источник западного происхождения. Западная же помощь сильно ограниченна и доступ к ней, как правило, весьма затруднен для большинства инициатив.

Отсюда неизбежная зависимость базиса экологического движения от небольшой группы организаций, вольно или невольно монополизировавших ресурсы. Зависимость эта в значительной степени ослабляет эффективность деятельности экологического движения.

В пирамиде движения можно выделить несколько уровней: международные и национальные центры, крупные и мелкие региональные центры, собственно экологические инициативы и, наконец, базисное движение, состоящее из простых людей, оказывающих движению поддержку своим участием в акциях и кампаниях.

Нижний и часть следующего уровня экологическое движение потеряло.

Пирамида экологического движения за последние несколько лет сильно просела, и просела в основном за счет самой многочисленной своей части.

Материалы Российско-Французского исследования (социологическая группа профессоров Олега Яницкого и Мишеля Вивьерка) в Нижнем Новгороде и семинара по проблемам радикального инвайронментализма (Институт Социальной и Глобальной Экологии) в Липецке показали, что активисты движения весьма спокойно относятся к отсутствию массовости. Один из участников липецкого семинара заявил, что затраты на мобилизацию людских ресурсов не окупают себя.

Итак движение трансформировалось по нескольким параметрам: 1) изменился характер основного ресурса (вместо людей - деньги); 2) изменился социальный заказчик (вместо населения - западный спонсор); 3) изменился характер движения ( с общественного на профессиональный); 4) изменилась структура движения (с базисной на централизованную); 5) движение потеряло массовость и сократило численность; 6) сузилась тематика в деятельности движения.

Следствием такой трансформации стала потеря движением активности и эффективности [9].

классификация

Социологами предложено достаточно разновидностей типологизации современного экологического движения. Как правило, зеленых разделяют по методам и формам их деятельности, сферам деятельности, формам организации или по их идеологическим установкам.

По методам и формам деятельности экологическое движение можно разделить на несколько основных потоков.

1. Природоохранные инициативы занимаются охраной живой (дикой) природы, главным образом, посредством организации охраняемых природных территорий и последующим контролем за соблюдением их режима.

К подобным инициативам относятся Дружины по охране природы и экологические клубы, объединившиеся в Движение ДОП, Центр охраны дикой природы Социально-экологического Союза, Общество содействия национальным паркам "Парквей" и другие.

2. Образовательные инициативы предпринимают главным образом проекты экологического воспитания и образования детей как в рамках государственной школы, так и внешкольные. Проведение экологических уроков, игр, творческих конкурсов и выставок, детских экспедиций, разработка методики экологического образования школьников, проведение семинаров для преподавателей - вот далеко не полный перечень активности подобных организаций. Гораздо реже можно встретить проекты, рассчитанные на взрослое население или на дальнейшее экологическое образование.

Одним из самых мощных центров экологического образования в России является Обнинский негосударственный экологический колледж. Крупные центры экологического образования созданы в Нижнем Новгороде, Ярославле, Казани, Чебоксарах, Костроме и других городах. Большинство подобных инициатив объединились в ассоциацию "Экологическое Образование".

Программу дальнейшего социально-экологического образования активистов зеленого движения осуществляет Институт Социальной и Глобальной Экологии (Нижний Новгород) и множество центров, занимающихся тренингами по отдельным вопросам.

3. Юридические и правовые инициативы пытаются реализовать многочисленные законы и постановления в области охраны окружающей среды и здоровья населения, которые зачастую остаются лишь красивыми декларациями. Некоторые экологические организации занимаются также законодательной инициативой на федеральном или местном уровне.

Наиболее заметными из подобных организаций являются Петербургский правовой центр "Юристы за Экологию" и московский "Экоюрис".

4. Движения и группы протеста занимаются проведением прямых акций (митинги, пикеты, блокады, захваты и др.) с целью прекратить деятельность или строительство экологически опасных объектов, разрушение природных или природно-культурных объектов, реализацию непродуманных или несущих угрозу окружающей среде и населению решений властей.

Это широкий спектр объединений местного населения, как нашумевшие в Москве комитеты самоуправления, инициативные группы и иные формы гражданских инициатив - "Битца", "Тушино", "Братеево" и др., объединившиеся в 1988 году в Московскую Экологическую Федерацию.

Кроме того, активно к формам протеста прибегают радикальные экологические группы и движения, вроде Greenpeace и "Хранителей радуги".

5. Пропагандистские и информационные инициативы занимаются, в основном, издательской деятельностью (выпуск книг, сборников, аналитических докладов, справочников, периодических изданий экологической направленности), а также иными формами распространения информации.

В России участниками экологического движения выпускается более полусотни экологических газет, журналов, бюллетеней от дорогих иллюстрированных изданий, как "Эконорд" или "ЭКОС" до, почти самиздатовских и малотиражных "Ecodefense!" или "Парквей". Свои издания имеют многие крупные экологические организации - Социально-Экологический Союз, Ассоциация "Экологическое образование", Greenpeace, движение "Хранители Радуги" и др. [10]. Помимо печатной прессы экологические организации пытаются выйти и на более эффективные радио и телевидение. Так, в Алтайском крае действовала телерадиокампания "Катунь", имевшая в местном телеэфире более 6 часов еженедельного вещания. Компания была организована Алтайским отделением СоЭС. А в 1990 году в Самаре выходила в эфир подпольная радиостанция "Альтернатива", которая эксплуатировалась совместно Демократическим Союзом и Зелеными.

Наиболее значительным в плане информационного обмена между экологическими группами является проект ряда американских неправительственных организаций и СоЭС по созданию сети электронной почты. Эта сеть (под условным названием "Livenet") позволила значительно улучшить информационную работу российских зеленых.

6. Теоретические и глобалистские организации занимаются проведением семинаров, конференций и других мероприятий, на которых вырабатываются теоретические основы экологического движения, устраиваются дискуссии по социальным, политическим, экономическим вопросам, разрабатываются различные концепции предотвращения глобальной экологической катастрофы и т.п.

Ежегодный международный форум "Интернеделя" проводится в Новосибирске "Сибирской Молодежной Инициативой". Ранее этот форум собирал участников интердвижения, а последние несколько лет посвящался, в основном, глобальным экологическим проблемам.

В апреле 1994 года в Москве прошла конференция "Экодвижение России: проблемы и пути выхода из кризиса", организованная рядом экологических организаций. Это была первая попытка собрать вместе представителей совершенно разных экологических инициатив и выработать общую для всех идеологическую платформу.

К подобного рода организациям можно отнести и различные группы, занимающиеся выработкой экологической этики и философии, устраивающие дискуссии на эту тему среди остального экологического движения.

7. Политические организации, прежде всего, экологические и зеленые партии основной своей деятельностью считают работу в выборных органах власти. Однако в настоящее время ни одна из существующих в России экологических партий не имеет серьезного политического веса и не может как-либо влиять на традиционный расклад на "политическом олимпе".

Как и многие другие восточноевропейские страны, Россия имеет не одну экологическую партию или политическую организацию. Кроме пытавшихся принять участие в последних федеральных выборах движения КЕДР, СоЭС и РПЗ, на территории страны действует Лига Зеленых Партий, а также большое количество региональных и даже локальных партий.

8. Научно-практические организации занимаются разработкой и внедрением щадящих технологий, производством чистой продукции или оборудования для экологической деятельности (мониторинга например). Подобные организации проводят вневедомственные, общественные экологические экспертизы, занимаются сбором и обработкой всевозможных статистических данных биологической и экологической тематики и др.

По сферам деятельности Российских зеленых можно условно разделить на следующие группы:

1. Локальные группы - действующие на территории своего населенного пункта или района.

2. Региональные группы и объединения - действующие в рамках региона, определенного либо административно-территориальным делением (область, край, республика), либо географическими факторами (например, бассейн реки или горная система).

3. Межрегиональные объединения - действующие в различных и необязательно соседних регионах, объединенных общими проблемами (например, Союз "За Химическую Безопасность" действует в регионах, пострадавших от производства, испытания, хранения и уничтожения химического оружия).

4. Общероссийские объединения - действующие на всей территории России.

5. Бывшие общесоюзные объединения - следует, наверное, относить к международным, однако они имеют ряд специфических отличий от последних, что будет сохранятся еще длительное время.

6. Международные объединения - как правило, имеют национальные отделения в России, которые действуют автономно.

По формам организации экологические группы делятся на свободные объединения (гражданские инициативы, клубы, ассоциации, движения), предусматривающие добровольное вступление и выход членов, общественный и безвозмездный характер работы, отсутствие жесткой иерархии; а также профессиональные объединения (экоцентры, фонды, институты и др.), основанные на жесткой или не очень иерархии и наемном труде. К последним можно отнести и известную организацию Greenpeace.

В среде экологического движения можно выделить несколько основных политических течений: 1) природоохранное (биоцентризм); 2) демократическое (реформизм); 3) экоанархизм (или социальная экология);* 4) экофашизм; 5) экохристианство.

Однако ни одна из предложенных классификаций экологического движения не может претендовать на полноту и объективность. Вообще, экологическое движение настолько разнообразно и размыто, что не может быть загнанно в узкие рамки социологических схем.

Организации, как правило, не ограничиваются определенными формами деятельности и, особенно существующие продолжительное время, являются универсальными. Политическая ориентация лидеров в значительной мере отличается от таковой рядовых членов инициатив. Кроме того, организации постоянно трансформируются, меняя как сферу, так и уровень своей деятельности.

В результате мы понимаем под экологическим движением некую аморфную совокупность разнообразных экологических групп, борющихся за сохранение окружающей среды, что можно определить как движение основного течения. На его фоне, однако, выделяются несколько целостных тенденций или течений, не вполне вписывающихся в общие рамки. Некоторые из этих тенденций представлены ниже.

движения одного пункта

Движения одного пункта отличаются стихийностью возникновения и своей узкой тематической направленностью. Они возникают повсеместно, где угроза окружающей среде и здоровью населения приобретает ярко выраженный характер (например, массовые заболевания или отравления, техногенная катастрофа с видимыми последствиями) или отличается особой незаконностью действий оппонентов. Подобные инициативы ставят своей задачей борьбу против конкретного экологически вредного объекта (предприятия, электростанции, полигона и т.п.), это также может быть выступление в защиту определенного природного комплекса (национального парка, лесного массива, реки и др.). Как правило, движения одного пункта являются движениями протеста и представляют из себя массовые гражданские инициативы.

Движение "Завод по уничтожению..." (Самара, Самарская область, Саратов) выступало против пуска завода по уничтожению боевых отравляющих веществ в Чапаевске Самарской области. Оно было инициировано членами ряда экологических и политических организаций Самары и активно поддерживалось жителями Чапаевска. Десятки тысяч людей приняли участие в митингах и демонстрациях, около 7 тысяч человек собиралось в палаточном лагере протеста, разбитом возле завода.

После двух месяцев существования (из них - 35 суток пикетирования завода палаточным лагерем), добившись решения Правительства СССР о перепрофилировании объекта, движение прекратило деятельность. Однако подобный успех - случай достаточно редкий, гораздо чаще решение проблемы затягивается на долгие годы.

С декабря 1988 года до середины 1992 действовало движение "За атомную безопасность" (Нижегородская область). Оно выступало против строительства и пуска атомной станции теплоснабжения в пригороде Нижнего Новгорода. Движение проводило митинги, встречи с депутатами местных советов, его представители участвовали в антиатомных конференциях. Параллельно с ним в области действовало движение "Женщины против ГАСТ". В кооперации с другими экологическими организациями, этим инициативам удалось сначала добиться принятия решения о недопустимости пуска атомной станции местным Советом, а затем и решения о ее перепрофилировании, принятым администрацией области. После чего оба движения прекратили свое существования.

Иногда подобные инициативы после выполнения основной задачи или еще в процессе работы преобразуются в обычные экологические организации. Экологическое объединение "Дельта" из Петербурга было создано в апреле 1988 года с целью помешать возведению дамбы в Финском заливе, но позже стало заниматься и другими экологическими проблемами региона [8].

В начале 1988 года в Москве возникла инициативная группа протеста "Битца" с целью борьбы против размещения нового зоопарка на территории Битцевского лесопарка - места отдыха нескольких жилых районов столицы. Уже в конце года было принято решение о сохранении лесопарка, и члены группы перешли к другим формам работы [11].

Роль движений одного пункта заключается в привлечении общественного внимания к отдельным, но наиболее острым экологическим проблемам и мобилизация местного населения на оперативное их решение. Кроме того, такие инициативы способствуют и вовлечению людей в экологическую деятельность вообще.

природоохранное движение

Природоохранное течение в экологическом движении появилось задолго до всех остальных его разновидностей (см. начало главы). Оно имело достаточно времени чтобы создать собственную уникальную идеологию, сформировать систему ценностей и стабильную организационную структуру. Определенное влияние на современное природоохранное движение оказали традиции аналогичных обществ начала века. Значительным фактором, повлиявшим на его развитие была и тоталитарная система [15].

Природоохранное движение отдает приоритет не массовости, а профессионализму. Всякая деятельность, по мнению участников движения, должна быть основана на экологическом знании. Открытой политической борьбе за власть представители движения предпочитают работу в исполнительных структурах (лозунг "У природы везде должны быть свои люди").

В отличие от движения основного течения, природоохранники ориентируются только на самоценность природы. Главной их целью является сохранение биологического разнообразия, а не борьба с техногенным воздействием на окружающую среду. Природоохранники настороженно относятся к "охране окружающей среды", основанной на антропоцентризме. Это не помешало им, однако, создать самую крупную в России экологическую организацию "основного течения" - Социально-Экологический Союз.

Позиция природоохранников заключается в отказе от антропоцентризма, утилитарного отношения к природе. Их этическая концепция, как и деятельность, базируется на научном знании [14].

Как уже говорилось выше, природоохранное движение занимается организацией охраняемых природных территорий и борьбой за соблюдение их режима. Последнее время движение ищет и другие пути сохранения биологического разнообразия, например, через создание частных природных резерватов или культурно-экологических комплексов. К последним относится, например, проект "Зеленая стена России". Помимо движения ДОП в настоящее время действуют общество содействия национальным паркам, Центр охраны дикой природы и др.

экологические и зеленые партии

Движение за создание партии зеленых (ДСПЗ) зародилось в декабре 1988 года в кулуарах учредительной конференции Социально-экологического союза. Тогда представители Самарского союза зеленых и аналогичных организаций из Хмельницкого и Брянска впервые объединились с целью создания партии зеленых. В апреле 1989 года на конференции "Экономика, Экология, Политика" в Куйбышеве (Самаре), несмотря на сильное сопротивление местных властей, ДСПЗ объявило о своем существовании. Прототипом создаваемой организации послужила Партия Зеленых ФРГ, в качестве основы были взяты разработки А.Горца, П.Келли, М.Букчина, Ю.Дитфурт, И.Иллича и других западных теоретиков экосоциализма и экоанархизма.

Печатным органом ДСПЗ стал независимый журнал "Третий путь", издаваемый в то время Самарским союзом зеленых (в настоящее время журнал издается в Нижнем Новгороде).

Уже упомянутая выше акция в Чапаевске проходила под флагом ДСПЗ (желтый подсолнух на зеленом поле).

Следующий этап в развитии Движения - декабрь 1989 года, 2 конференция Социально-экологического союза, в кулуарах которой состоялась конференция ДСПЗ.

Партия Зеленых была провозглашена на Учредительном съезде в Москве 24-25 марта 1990 года, однако доработка общей концепции и принятие уставных принципов были отложены до первого съезда партии, который состоялся 9-10 июня того же года в Самаре.

Летом 1990 года Партия Зеленых принимала участие в организованной анархистами акции против развития Балаковской АЭС.

Второй съезд состоялся 9-11 мая 1991 года в лагере протеста против строительства атомной станции теплоснабжения в Нижнем Новгороде. Эта акция была организована совместно анархистами и зелеными. Учитывая реалии, сложившиеся за время между съездами, когда местные организации, потеряв оперативную связь, пришли к организации региональных самостоятельных партий, съезд принял решение о переименовании Партии Зеленых в Лигу Зеленых Партий. Были приняты Устав и Политическая программа ЛЗП, а также несколько резолюций.

Спустя всего неделю в Петербурге по инициативе Ленинградской партии зеленых прошел учредительный съезд Российской Партии Зеленых, что послужило началом раскола политического крыла экологического движения.

Третий съезд ЛЗП состоялся в Липецке 26-28 октября 1991 года. На него приехали около 40 человек из 26 городов.

Некоторые организации Лиги одновременно являются членами РПЗ, не желая мириться с существованием двух параллельных организаций. ЛЗП неоднократно выступала с инициативой объединения, однако на последние предложения Лиги руководство Российской партии зеленых ответило отрицательно [12].

Были и другие попытки создания зеленых партий. Так, в 1992 году была провозглашена Экологическая партия России (с оргкомитетом в Туле). Однако и эта и некоторые другие подобные попытки приводили лишь к возникновению новых карликовых организаций [13].

В 1993 году незадолго до выборов Российская Партия Зеленых была зарегистрирована. В это же время на основе ряда государственных экологических структур возникло Конструктивное экологическое движение России КЕДР. На выборах в федеральные органы власти КЕДР не смог преодолеть пятипроцентный барьер, а РПЗ и вовсе не собрала необходимого количества подписей и не была допущена к выборам. Этот провал объясняется прежде всего непопулярностью идеи экологической партии среди экологических организаций России, а также малочисленностью самих партий. Кроме того, часть экологистов предпочла баллотироваться по спискам традиционных политических партий.

В ноябре 1994 года на съезде в Екатеринбурге движение КЕДР было преобразовано в партию.

Помимо "больших" в России действует и множество региональных и локальных экологических партий. Некоторые из них состоят в ЛЗП или РПЗ, другие действуют автономно. Наиболее значительными среди них являются Демократическая Партия Зеленых (Челябинская область, член ЛЗП), Партия Зеленых Чувашии (член ЛЗП и РПЗ), Партия Зеленых Прикамья (член РПЗ и ЛЗП), Партия Зеленых Санкт-Петербурга (инициатор создания Российской Партии Зеленых). Можно отметить также экзотическую Партию Зеленых Нижегородского Края (член ЛЗП), выступающую помимо экологических лозунгов за выход Нижегородской области из состава России.

Глава 3. ВОЙНА ЗА СРЕДУ

Радикальные экологические инициативы заметно выделяются в широком спектре современного "зеленого" движения. Яркие акции, отрицание институтов власти и традиционной политической борьбы, красивые лозунги и названия, масса скандалов и процессов, связанных с радикальными группами, привлекает к ним внимание общественности и средств массовой информации.

Когда речь заходит о радикальном экологическом движении, многие обозреватели, как правило, имеют в виду прямые акции, проводимые радикальными группами и организациями, либо стихийные выступления людей, выливающиеся в настоящие битвы: лагеря протеста, блокады дорог и учреждений, оккупация труб, мостов, кабинетов, наконец, примелькавшиеся в теленовостях надувные моторные лодки организации Greenpeace, либо менее известные акции экологического саботажа и ненасильственного терроризма.

Таким образом, ключевым моментом, по которому радикальных "зеленых" выделяют из движения "основного течения", является их воинственная, экстремистская тактика.

Действительно, при беглом взгляде на экологическое движение можно выделить его радикальную часть, как исповедующую в своей деятельности методы жесткого конфликта с оппонентами, нежелания идти с ними на какой-либо компромисс и выдвигающую максималистские требования, не учитывающие экономических и структурных реалий общества. Отсюда, при анализе "крайних зеленых" журналисты и социологи приходят к выводу о маргинальности участников подобных инициатив, их несерьезности, приверженности к "игре". Оппоненты же прямо указывают на психическую патологию активистов, а в отечественном варианте - намекают на их связь с западными спецслужбами или конкурирующими фирмами.

На самом деле, тактика прямых акций, с ее элементами игры, хотя и занимает определенное место в политике радикальных инициатив, является все же только их внешней оболочкой, "вершиной айсберга" и при более глубоком анализе этого своеобразного движения отступает на второй план.

***

Для начала, можно рассмотреть целевую ориентацию групп при проведении своих акций.

Распространенным заблуждением среди социологов, журналистов и "зеленых основного течения" является мнение, что радикальное крыло движения прибегает к экстремистской тактике исключительно с целью решения какой-либо конкретной экологической проблемы. На этом основывается критика "крайних зеленых", как неспособных реально воздействовать на предотвращение глобальной экологической катастрофы. Закрывать или предотвращать возведение отдельных опасных объектов, в то время когда их существует сотни тысяч, а индустриальная система постоянно расширяет сферу своей экспансии на природу, вероятно, и бессмысленно, если исходить из предпосылки, что закрытие объекта (или сохранение маленького кусочка относительно дикой природы) является единственной и конечной целью радикальной акции. Однако эта предпосылка неверна. Если суммировать цели, преследуемые различными организациями при проведении различных акций (набор их, естественно, специфичен для каждого случая), то, помимо собственно решения конкретной проблемы, можно выделить следующие цели:

1. Пропаганда среди местного населения, его экологическое просвещение, и, наконец, изменение менталитета.

2. Активизация потенциальных участников движения, их вовлечение в экологическое движение вообще и в радикальное крыло в частности, создание новых экологических инициатив на основе проявивших себя местных активистов, дальнейшая их поддержка и интеграция в мировое экологическое движение.

3. Изменение отношения к природоохранной проблеме локальной прессы, органов власти, трудовых коллективов, промышленников.

4. Инициация, "обкатка делом" новых членов радикального движения, пришедших в организации в период между акциями. Создание и распространение имиджа самой организации, повышение рейтинга "зеленых" вообще, привлечение в организацию материальных (снаряжение, финансы и др.) ресурсов.

5. Нанесение демонстрационного удара оппонентам ("Чтобы им жизнь медом не казалась").

6. Поддержание "боевого духа" в движении "основного течения".

7. Моделирование альтернативных социальных отношений среди участников акций.

Разумеется, не все радикальные группы принимают в полной мере вышеприведенный список. Для одних неприемлемо заниматься саморекламой и мобилизацией финансовых ресурсов, другие не ориентируются на власть имущих, третьи не желают создавать рекламу политическому течению экологистов, использующих удачи радикалов в собственной борьбе за власть. И, разумеется, не все цели декларируются организациями в своих манифестах и требованиях. Однако глубокий анализ проведенных акций заставляет убедиться, что во время них, целенаправленно или нет, но помимо основной, декларированной цели "крайние зеленые" вполне способны решать и другие задачи.

Несколько примеров для иллюстрации.

В результате акции протеста Движения за создание Партии Зеленых (ДСПЗ), Эколого-политического клуба "Альтернатива" и других организаций в 1989 году в Чапаевске против пуска завода по уничтожению химического оружия, помимо перепрофилирования этого объекта, в городе было инициировано мощное рабочее движение. В Чапаевске, Новокуйбышевске, Самаре, Безенчуке были созданы экологические организации. Отношение властей, прессы и населения к некоммунистическим и даже антикоммунистическим (таким как Демократический Союз) организациям стало значительно либеральнее (в лагере протеста идеологическими вопросами руководила анархистка, а ее заместителем был функционер горкома ВЛКСМ). Да и конкретный результат акции не стоит недооценивать. Американский журнал Chemical and Enginering News писал о посещении этого объекта экспертами из США, которые заявили, увидев реализованные там технологии, что в случае инцидента "Чернобыль покажется воскресным пикником, по сравнению с тем, что произойдет в Чапаевске" [16].

В результате акции "Хранителей Радуги" по защите национального парка "Самарская Лука" в 1993 году, основываясь на анализе поступающих в редакцию местной газеты писем, журналисты уверенно заявили о чуть ли не революционном изменении сознания жителей Жигулевска в отношении охраны природы (при том, что инфраструктура города практически полностью была завязана на производствах, уничтожающих природу, а участники акции не вели активной агитации среди населения).

Конечно, без серьезных социологических исследований трудно, за редким исключением, судить, насколько эффективно осуществляются все эти цели на практике, однако уже сам факт их существования позволяет убедиться, что за воинственной тактикой "крайних зеленых" стоит нечто большее, чем игра или жажда бунта.

Их радикализм выходит далеко за рамки узкого тактического смысла этого термина. Радикализмом проникнута идеология, философия, этика движения. И хотя вряд ли сейчас можно говорить о какой-то объединяющей всех радикальных "зеленых" идеологической базе, однако по основным моментам их взгляды совпадают. Все они выступают против индустриального общества, потребительского менталитета, антропоцентристской культуры, экономического роста и т.д., хотя и пользуются при этом разными символами и предлагают не во всем похожие друг на друга модели гармонии человека с природой.

***

Своеобразным водоразделом экологического движения, разделяющим его на радикальную часть и движение основного течения, может служить международная организация Greenpeace. Greenpeace нельзя со всей определенностью отнести к радикальным организациям, несмотря на большое количество проводимых ею прямых акций, так как главное место в деятельности Greenpeace занимает информационная работа, работа экспертов, лоббирование национальных властей и международных организаций. Greenpeace свято блюдет закон, особенно неприкосновенность частной собственности, за что подвергается критике со стороны радикальных экологических инициатив. Но, самое главное, эта организация, имея чисто внешний радикализм, не является носителем какого бы то ни было идеологического радикализма. Практически она стоит на той же системе ценностей, что и индустриальные государства, пытаясь корректировать их политику с "реалистических" и реформаторских позиций. Именно деятельность этой легко доступной журналистам организации и дает повод возводить радикальную тактику "крайних зеленых" в ранг их стратегии.

Среди большого числа идеологических течений "радикальных зеленых" на Западе доминируют два: "глубинная экология" и "экоанархизм", называемый чаще термином "социальная экология". Представители двух этих течений ведут между собой нескончаемые, порой достаточно жесткие дискуссии на страницах альтернативной американской прессы, вылившиеся в конце концов даже в издание отдельной книги - диалога между лидером глубинных экологистов Дэйвом Формэном и теоретиком социальной экологии Мюрреем Букчиным [17].

Термин "глубинная экология" ввел в обращение норвежский экофилософ и активист Арне Нэш (Arne Naess) сделавший в 1973 году заявление о принципиальном различии между экологами-реформаторами, которых он назвал "поверхностными" или "мелкими", и "глубинным" экологическим движением [18].

Как критерии отличия "глубинных экологистов" от движения основного течения, многие тогда выделяли следующие принципы: 1) природный мир ценен сам по себе; 2) давлению индустриального общества на биосферу должен быть положен конец и 3) необходима радикальная реконструкция человеческого общества по направлению к экологическим приоритетам. "Глубинными экологами" изначально считали социальных экологов и эко-феминистов, американских индейцев и Фронт освобождения животных, биорегионалистов и т.д.

Развитие "глубинная экология" получила в крупнейшем из радикальных экологических движений - американской организации Earth First!, созданной группой консервационистов, проигравших лоббистскую атаку против акта федерального правительства о пересмотре и переоценке бездорожных местностей 1980 года. Придя к выводу, что правительство защищает только зрелищные места ("лед и скалы"), но не биологическое разнообразие, переводя дебаты в плоскость таких "святых" понятий, как частная собственность и американский образ жизни, они взяли на вооружение "глубинную экологию" и перешли к акциям гражданского неповиновения и экологическому саботажу.

Это имело огромный успех, и численность движения стала исчисляться тысячами участников, действующих в большинстве североамериканских штатов (за десять лет газета движения получила более 15 тысяч подписчиков). Постепенно в движении сложилась своя уникальная философия, во многом основанная на язычестве американских индейцев (иногда в синтезе с буддизмом и даосизмом). Члены организации стали уделять внимание различным ритуалам единения с природой, развивать мифологию. Большое влияние на мифологию движения оказали эссе Олдо Леопольда "Думая как гора", написанного в 1949 году, в котором живая и "неживая" природа одушествлялись и наделялись разумом, превосходящим человеческий. А также повесть Эдварда Эбби "Банда разводного ключа" (1975), где рассказывалось о группе лихих экологических террористов.

Идеологи Earth First! обвиняют иудаизм и христианство в антропоцентризме, считая, что именно эти религии создали антиприродные тенденции. Этические концепции участников движения выводят человека из центра внимания морали [19].

Члены движения предпринимали разнообразную тактику в защиту дикой природы: вбивали гвозди в деревья, чтобы сорвать их вырубку, убирали разметку на стройплощадках, уничтожали бульдозеры и другую технику, взрывали опоры линий электропередачи. Активисты выпустили даже специальную книгу - пособие по проведению нелегальных акций экологического саботажа - "Ecodefense". Практиковались и легальные акции гражданского неповиновения - блокады, пикеты, демонстрации. Все это приводило к тому, что фирмы вынуждены были нести дополнительные расходы из-за испорченного оборудования или найма усиленной охраны, работы затягивались и фирмы несли убытки. Некоторые компании отказывались от своих проектов. Другие пытались ответить насилием. В мае 1990 года в Калифорнии был взорван автомобиль с двумя активистами Earth First!. Некоторые члены движения оказались в тюрьме за "злостное уничтожение собственности".

Для всех было неожиданным, когда в 1987 году на американском Национальном Зеленом Конгрессе в своем выступлении один из старейших активистов экологического и социального движения Мюррей Букчин подверг "глубинных экологистов", главным образом, участников движения Earth First!, весьма резкой критике, заявив, что они несут потенциальную опасность экологической перспективе [17].

Букчин считает, что биоцентристская позиция "глубинных экологистов" отвергает экологический гуманизм и ставит человеческое общество за рамки целей в своей деятельности. Рассматривая человечество лишь как один из видов биосферы, тем более, как вид, послуживший причиной экологической катастрофы, "глубинные экологисты", по мнению Букчина, заняли откровенно античеловеческую позицию.

В его концепции "социальной экологии" главное место занимает гармонизация отношения общества к природе, основанная прежде всего на гармонизации отношений между людьми. Многие идеи Букчин заимствовал у анархистов-коммунистов (в значительной мере у Петра Кропоткина), наполнив их новым экологическим содержанием. Однако, в отличие от традиционных анархистов, Мюррей Букчин не отрицает полностью возможность использования для достижения своих целей участия в политике, низводя эту работу, правда, лишь на местный уровень.

В своих работах Букчин выступает за возврат политики к своему исконному греческому значению - "управлению сообщества или полиса посредством общего собрания, на котором формируются основные направления политики, опираясь на взаимность и солидарность" [20]. Он отрицает государственную власть, выдвигая концепцию Либертарного коммунализма и федерализма, но не федерации национальных государств, а федерации городов и сообществ.

В США и Канаде действует несколько крупных движений, стоящих на позициях Букчина, например, "Сеть Левых Зеленых" и "Молодые Зеленые", а также множество небольших анархо-экологических инициатив. Они также занимаются акциями протеста и, кроме того, пытаются проводить экологическую политику на местном уровне. В последнем преуспели, например, левые зеленые в Монреале. Сюда же можно отнести некоторые анархистские группы, вроде ньюйоркских организаций "Зеленые Пантеры" и "Корабль Дураков", которые помимо своей основной деятельности - борьбы за легализацию наркотиков проводят акции против крупных антиэкологичных или замешанных в связи с фашистами корпораций.

Сам Букчин создал Институт Социальной Экологии, который проводит каждое лето специальные 2-3-месячные курсы по различным аспектам социальной экологии для активистов со всего мира.

На позициях "глубинной экологии", кроме Earth First!, находится "Природоохранное Общество Морской Пастух", занимающееся защитой китов. Члены этой организации купили судно и приспособили его для таранной атаки на китобойные шхуны. В июле 1994 года судно "Вечный Кит" под командованием капитана Ватсона выдержало целое сражение с кораблями береговой охраны Норвегии. "Вечному Киту" удалось уйти, несмотря на полученные повреждения и пожар [24]. После отказа Норвегии от международного запрета на коммерческую добычу китов члены общества потопили уже два китобойных судна. Следует отметить и известный "Фронт Освобождения Животных", существующий полностью нелегально и проводящий акции по освобождению животных из звероферм и испытательных центров. Компании несут от деятельности этой организации колоссальные убытки, поэтому ее активисты подвергаются особенному преследованию полиции.

***

Радикальные зеленые Европейского континента, в основном, спокойно относятся к противостоянию различных радикальных течений в Америке. Они объединяют всех их под общей идеей "зеленого анархизма". Говоря о своих американских товарищах, европейские радикальные инициативы выделяют лишь различные тенденции "зеленого анархизма" в Америке, добавляя к "социальной" и "глубинной экологии" еще и "примитивистов". В эту тенденцию выделяют анархистов-ситуационистов, газету "Пятое сословие" из Детройта и, возможно, "Фронт Освобождения Животных" [21].

В Европе ( в том числе и в Восточной) существуют как последователи Earth First! (в основном в Англии, где действует около 60 локальных групп этой организации), так и сторонники М. Букчина (например вышедшая из Германской Партии Зеленых многочисленная фракция экофундаменталистов Ютты Дитфурт), однако радикальное экологическое движение Европы имеет несколько иные корни.

Во-первых, инициаторами радикального экологического движения в Европе были не консервационисты, как в Америке, а левые и альтернативистские движения, имеющие свою предысторию в молодежных бунтах конца 60-х годов.

Во-вторых, и как следствие первого, большинство радикальных организаций зародились здесь на волне мощнейшего гражданского протеста против атомной индустрии в конце 70-х - начале 80-х годов. Многотысячные демонстрации прокатились тогда по Германии, Франции, Испании. Во всех этих странах проходили настоящие битвы с полицейскими и военизированными подразделениями, в результате которых несколько участников акций было убито. Гражданские инициативы возникали сотнями. Они объединялись, дав начало многим современным экологическим организациям, в том числе и Зеленым партиям.

Когда гражданские инициативы стали сходить на нет, Зеленые партии излишне увлеклись парламентаризмом, а проблемы, поднятые движением, не решались, многие из активистов перешли к акциям саботажа и ненасильственного (без человеческих жертв) терроризма.

В ночь на 28 апреля 1984 года в Германии группой "Автономное Революционное Действие" была взорвана опора линии электропередачи, соединяющей строящуюся АЭС Брокдорф с региональной электросетью.

5 сентября 1992 года неизвестная группа экотеррористов предприняла двадцать шестое (!) покушение на линию электропередачи в Тоскании (Италия).

Несколько взрывов на сооружениях транснациональных корпораций "Монтедисон" и "Монтешелл" провели в 1989 году Итальянские зеленые анархисты [22].

В настоящее время радикальное экологическое движение в Европе переживает новый подъем. Начавшаяся летом 1991 мощная кампания против строительства новых автострад вновь привлекла внимание населения. Повсеместно (особенно в Великобритании) создаются гражданские инициативы, целые поселки, стоящие на пути строительства, провозглашают себя независимыми республиками или коммунами, на практике осуществляя экоанархистские идеи о самоуправлении и децентрализации. Стычки участников лагерей протеста и жителей поселков, провозгласивших свои дома "независимыми странами", с отрядами полиции и частной охраны строительных фирм получили широкую огласку. Правительство срочно разработало закон, ужесточающий преследование членов альтернативистских движений. Однако радикалам удалось все же отстоять один из лесов в Южном Лондоне [23].

***

В странах Восточной Европы и бывшего СССР возникновение и развитие радикального экологического движения было схоже с европейским. Правда, массовые экологические протесты населения здесь стали возможными лишь в конце 80-х годов с ослаблением контроля за обществом со стороны правящего режима.

Так же, как и в Европе большое влияние на развитие радикальных зеленых в бывшем СССР оказали левые организации, прежде всего анархистские. В настоящее время примерно половина членов подобных организаций является анархистами.

Однако это влияние было обоюдным. Анархистские организации, участвуя в акциях радикальных зеленых, все более экологизировались. Многие стали проводить собственные экологические акции, сотрудничать с экологическим движением "основного течения", главным образом, с Социально-Экологическим Союзом.

Отечественные анархисты, не способные сейчас реально влиять на рабочее движение, не сумевшие сохранить и развить коммунитарные инициативы, оставшиеся без конкретной работы после демонтажа тоталитарной системы, увидели в экологических акциях возможность практического воплощения многих своих идей, возможность тесного взаимодействия с населением на негосударственном политическом уровне.

Экологическое движение, преданное политиками демократической, коммунистической и патриотической ориентации, нашло в анархистах настоящих союзников, не стремящихся к наработке политического капитала за счет эксплуатации экологических проблем.

Влияние радикальных зеленых на экологическое движение "основного течения" в России сейчас большее, чем в любой другой стране.

Кроме вышеупомянутого движения "Хранители Радуги" (около 300 участников в России, Украине, Белоруссии, Казахстане, Таджикистане), на территории бывшего СССР действовали в разное время радикальные группы "Экозащита" (Калининград), "Альтернатива" (Саратов), инициативная группа "Череповец" (Москва и др. регионы), "Экозахист" (Киев) и многие другие.

***

Коротко о других регионах планеты. Радикальные зеленые Австралии сочетают в себе черты Американских и Европейских организаций. Их деятельность была инициирована консервационистами и представителями коренного населения в защиту дикой природы Тасмании. Лидеры движения, известный в России Джон Сид, например, опирались на идеи "глубинной экологии" и биоцентризма. Однако с самого начала движение приобрело массовый характер и получило поддержку многих левых организаций Австралии. Это, наверное, единственная страна, где левые и зеленые группы объединились для выпуска еженедельной газеты Green Left Weekly.

В странах так называемого "третьего мира" радикальные зеленые не особенно активны. За исключением Бразилии, Индии и некоторых других стран, защитой природы там занимаются, главным образом, экологические организации Европы и США.

Общественному экологическому движению в странах третьего мира приходится туго. Нищета и отсутствие каких-либо демократических институтов приводят к частым преследованиям зеленых со стороны властей, корпораций и настроенного ими против экологов населения. В ноябре 1995 года в Нигерии были казнены 9 активистов, выступавших против компании "Шелл". Власти кормились за счет этой компании и попросту убрали мешавших ее спокойной работе людей [25].

В заключение хочется еще раз отметить, что радикальное экологическое движение нуждается в более пристальном внимании социологов, в более глубоком его изучении.

Без сомнения с дальнейшим обострением экологического кризиса роль "крайних зеленых" во всех сферах деятельности общества будет уверенно расти. Перспективы этого уникального и интересного движения открываются с пониманием неспособности традиционных политических сил предотвратить глобальную экологическую катастрофу.

Глава 4. РЕСУРСЫ

Сегодня в экологическом движении стало модным говорить о ресурсах. При этом под ресурсами, как правило, понимается капитал (физический капитал - офис, мебель и оргтехника, финансовый капитал - деньги и т.п.). Такое капиталистическое мировоззрение вполне понятно: им заражено сейчас все общество. Однако ресурсы - это нечто большее, чем капитал, это, скорее, возможности. Ресурсы - это не только полный бак горючего, это еще и возможность обойтись без него.

Вопрос обладания ресурсами сейчас приобретает извращенный характер. Нехватка ресурсов приводит к внутренней конкуренции, что не может не ослаблять движение, к созданию липовых псевдоорганизаций, которые девальвируют движение в глазах сообщества. По мнению некоторых аналитиков движения, ресурсы играют даже определяющую роль в формировании цели организации [26]. То есть при нехватке ресурсов организация может сменить свою цель на какую-то другую (например, на менее значительную или на ту которая найдет поддержку спонсоров).

Попытки централизации ресурсов в так называемые ресурсные центры несут в себе большую угрозу, чем попытки централизовать структуру движения (от начальника отказаться легче, чем от "кормильца"). Движение может развиваться нормально только при относительно равном доступе ко всем видам ресурсов. Впрочем, это во многом зависит от политики, тех кто ресурсами обладает, а они, как правило, находятся за рамками движения.

Люди, деньги и информация - основные ресурсы, от которых в современном мире происходят и все остальные. Опыт, связи - очень важные ресурсы, но в их основе находятся конкретные люди. Оборудование или офис - вопрос денежных средств. В основе имиджа (очень важного в современном обществе) заложена информация.

Ресурсы экологического движения в России (и не только) сильно ограниченны. За исключением нескольких крупных организаций, таких как Российский Greenpeace, "Зеленый крест" Социально-экологический союз, несколько региональных экологических центров, остальные экологические инициативы не имеют более или менее постоянного притока ресурсов для поддержания жизнедеятельности.

Ресурсов, во-первых, мало, во-вторых, те, кому они больше всего нужны, их не умеют мобилизовать, либо не желают тратить на это скудные силы, в-третьих, распределение ресурсов внутри общественных инициатив не является адекватным их реальной общественной значимости.

Дефицит ресурсов покрывается, прежде всего, западными частными или государственными фондами. Западная помощь наиболее гласна. Хотя она при этом сильно ограниченна, а доступ к ней, как правило, затруднен для большой части движения [27].

В распределении западной помощи давно сложилась своя иерархия, которая не позволяет движению надеяться на получение серьезной поддержки.

Первичным донором, как ни крути, выступает население той или иной страны. Государства (через налоги) или компании (через извлечение прибыли) создают из части средств населения благотворительные фонды. Бюрократический аппарат государств и компаний, конечно же, забирает свою долю.

На следующем уровне находятся организации-посредники или фонды-посредники (такие как ISAR, REC, Mileukontakt), задача которых "правильно" распределить полученные ресурсы (так как государства и компании имеют слабое представление о состоянии и нуждах движения). Разумеется, на этом уровне остаются весьма значительные средства (на организацию, маркетинг, визиты и т.п.).

Далее идут крупные организации, информационные и координационные центры (такие как ЦКИ СоЭС, ЦОДП, ЦНЕП, "Дронт"). Можно сказать, что это уже часть движения, а значит, ресурсы, хоть и весьма усеченные, достигли своей цели. Но нет, ведь ресурсы достигли только вершины другой иерархической пирамиды, которая "де факто" существует в движении. Ведь все эти организации занимаются не какой-либо экологической деятельностью, а обеспечением деятельности низовых гражданских инициатив, которые и составляют основу движения (впрочем, посредников может быть и больше).

Отсюда, во-первых, неизбежная зависимость базиса экологического движения от небольшой группы организаций, вольно или невольно монополизировавших ресурсы. Зависимость эта в значительной степени ослабляет эффективность деятельности экологического движения в целом, повышая, правда, эффективность деятельности отдельных организаций за счет концентрации ресурсов.

Во вторых, между первичным донором - населением и нуждающимся движением стоит целая череда посредников, забирающих себе до 90% средств.

Было бы логичным получать средства непосредственно от населения, минуя паразитические посреднические структуры. При этом движение смогло бы зависеть только от самого населения, а не посредников.

Именно таким образом поступают целый ряд организаций (например Greenpeace и "Хранители Радуги", а также многие местные инициативы). Однако и здесь не все так просто, ведь большинство платежеспособного и активного населения находится в нескольких странах (США, ФРГ, Нидерланды и др.), а необходимость серьезных инвестиций в движения стоит в совсем других регионах.

Беда всей этой системы и в том, что она ориентирована, прежде всего, на финансы. Мы же, в свою очередь, рекомендуем в любой ситуации отдавать предпочтение людям.

люди

Не совсем этично рассматривать людей как вид ресурса, и если такое отношение у лидеров выходит за рамки просто методологии, то этих лидеров надо менять. Мы же применяем здесь этот термин к людям условно.

Люди составляют основу всякой организации. В движении этот вид ресурсов явно доминирует над всеми остальными. Кроме того, люди являются носителями многих других видов ресурса (опыта, информации, связей и т.п.).

Человек незаменим. Вы можете работать без денег, без компьютеров, без офиса, но не без людей. Даже для функционирования липовой "виртуальной" организации нужен хотя бы один человек, что уж говорить про реальное движение.

Мобилизовать новых людей можно несколькими способами.

Можно увеличивать свою численность за счет знакомых или родственников членов организации - способ, взятый сам по себе, без дополнительных методов мобилизации, как правило, малоэффективен и пригоден разве что для формальных нужд (например, для составления списка членов организации для регистрации).

Группам, которые осуществляют свою деятельность в определенной социальной среде, можно рассчитывать на эту среду. Так, например, дружины охраны природы, работающие в среде студентов и выглядящие как разновидность студенческих клубов, пополняются, главным образом, за их счет. Движение ДОП уникально в том плане, что долгое время не нуждалось в дополнительных формах мобилизации и было самодостаточным. При этом деятельность дружин носила все же специфический характер и не смогла распространиться на все сферы активности экологического движения (хотя подобные попытки и имели место).

Профессиональная экологическая группа может пополняться за счет найма на работу необходимых специалистов, тем самым, переводя один вид ресурсов (деньги) в другой (люди).

Основной метод мобилизации - это публичные, и особенно, массовые акции. Вовлечение через действие происходит во время эмоционального подъема, и человек, который в другое время был бы пассивным вашим сторонником из-за незнания собственной пользы или по причине некоммуникабельности, во время акции встает рядом с вами (дальше уже зависит от вас, станет ли он сотрудничать с движением на постоянной основе или нет). Люди, которые присоединяются к вам во время или после проведения публичных мероприятий, обладают двумя важными качествами - они, во-первых, убежденные ваши сторонники, а во-вторых, их может быть достаточно большое количество.

Действительно, другие виды мобилизации либо не гарантируют качества, либо малочисленны. Движение просто не может существовать, если не проводит публичных и массовых мероприятий, оно превращается в секту профессионалов, функционеров, которая по необходимости принимает в себя не единомышленников, а исполнителей, не способных не только развивать идеологию и стратегию организации, но и поддерживать ее на достаточно высоком этическом уровне. Поэтому все организации и партии, даже те из них, которые отрицают полезность акций как таковых, пополняются в основном за счет людей, вовлеченных в движение через публичные акции. В противном случае они не протянут долго. Однако помните: пришедших к вам людей нельзя оставлять без дела. Иначе в следующий раз они не придут. У вас всегда должны быть наготове дела на разные возможности и вкусы. Желательно составить и иметь под рукой соответствующий список.

финансы

Деньги - второй по значимости ресурс (выходящий у ряда организаций на первое место). Финансовые ресурсы привлекательны прежде всего тем, что легче других могут быть конвертируемы в любые иные виды ресурсов. Хотя надежда на то, что с помощью денег можно решить любые проблемы, часто не оправдывается.

Нужно отдавать себе отчет, что сила общественного движения никогда не заключалась и никогда не будет заключаться в обладании финансовыми средствами. Оппоненты из коммерческого или государственного сектора всегда располагают несоизмеримо большими финансовыми возможностями. Так же, как неэтично относить людей к ресурсам, также неэтично относить деньги к чему-то большему, чем просто ресурсы. Они могут только способствовать решению задач, но не решать их за вас.

О том, как добыть деньги неправительственным организациям, написано немало специальных работ, опубликованных и распространенных среди участников движения. Все они пишут практически об одном источнике - Западных фондах.

В настоящее время это действительно основной источник финансирования разного рода инициатив, поскольку отечественная система фондов развита слабо, а демонстративные пожертвования сильных мира сего производятся на более популярные "в обществе" проекты (церковь, культуру, медицину). Немногим больше шансов получить средства у внебюджетных экологических фондов, существующих на локальном региональном и федеральном уровнях (в Российской Федерации), или попробовать вписаться в бюджет [31].

Всегда нужно придерживаться того принципа, что без денег можно обойтись. Это не значит, что нужно отказаться от их поиска, но сначала решите для себя, нужны ли вам дорогостоящий офис, мебель, техника, способны ли вы потом будете продолжить свою прежнюю деятельность, или вся ваша энергия, включая и полученные ресурсы, уйдет на поиск все новых и новых средств на поддержание системы. Вы легко можете отяготить себя огромным аппаратом, съедающим большую часть ваших средств, а в конечном итоге и вас самих. Вы сами не заметите, как ваше прежнее мировоззрение претерпит значительные изменения. Вам уже не покажется несуразным взять вечером такси или пообедать в ресторане (вы же такой важный и занятой человек), и наоборот, матричный принтер, старый стол, а в конечном итоге - внешний вид и разговоры сотрудников будут вызывать у вас раздражение. Вам это не грозит? Ну-ну.

Принимайтесь за поиск денег, когда это не отнимает ваших сил от основных дел. Старайтесь разработать такой план финансовой поддержки, который, во-первых, не потребует от вас постоянных разорительных затрат на поддержание деятельности и, во-вторых, позволит вам создать самодостаточную систему.

Какие возможности для получения средств у вас есть, кроме обращения в фонды.

Торговля маечками, наклеечками, кепочками и прочими атрибутами с эмблемой вашей организации может принести определенную прибыль только при условии ее достаточной известности и популярности. Помните, что вы не Greenpeace, а переплачивать просто так наше население не в состоянии. Вы, как минимум, должны быть известны населению, а это опять упирается в необходимость проведения вами публичных акций. Кроме того, приемлемую себестоимость подобных заказов можно получить лишь при больших тиражах, что под силу финансировать и реализовать только крупным массовым организациям. В крупных городах можно организовать концерты или вечеринки солидарности с вашей организацией. При этом, конечно, не стоит собирать на подобных мероприятиях деньги на покупку нового компьютера или аренду офиса.

Более эффективным средством денежных поступлений может быть издательская деятельность. Издание газеты или журнала, представляющего интерес для местного населения, издание книг и брошюр по специфической тематике - все подобные проекты реальны даже в наших кризисных условиях. Имея малую полиграфическую базу, можно оперативно реагировать на спрос населения, опережая более тяжелые издательские фирмы, работающие на региональном или национальном уровне. Кроме того, вы можете, в отличие от гигантов, браться за небольшие тиражи.

Если вы как-то связанны с популярной отраслью знаний (культурологией, политологией, биологией и т.п.), то можете попытаться брать заказы на исследовательские работы. Обширные связи, наработанные вами на общественной ниве, в том числе и международные, иногда позволят вам найти заказчика с большим успехом, чем профессиональным конторам.

Не стоит возлагать больших надежд на традиционную торгово-закупочную, производственную или услуговую деятельность. При желании, конечно, можно найти на местном рынке несколько свободных ниш, на которых вы можете утвердиться, но, поверьте, проблем возникнет столько, что вы надолго забудете об экологии. Опыт показывает, что лишь несколько процентов организаций, начавших работать с коммерческими операциями, могут успешно вести их без ущерба для основной работы. Чаще организации либо отказывались от бизнеса, либо переставали заниматься общественной работой. Иногда это приводит к серьезным финансовым потерям экологического движения.

При отсутствии в нашей стране так называемого среднего класса практически бесполезно заниматься сбором средств среди населения. Единственный случай, когда этот метод может дать эффект, - это сбор средств во время проведения значимой для населения публичной акции. Отсутствие платежеспособности делает невозможным серьезное финансирование организации и за счет членских взносов.

оргтехника
и другие материальные ресурсы

При проведении акции вам понадобится некоторое оборудование (составьте заранее список). Оборудование это может уже быть в вашей организации, и тогда вопрос снимается. Но может случится и так, что вам понадобится оборудование, не характерное для вашей основной деятельности, например, палатки для лагеря, ризограф или ксерокс для печатания листовок, спутниковый телефон для связи et cetera.

Существует несколько путей для снятия этой проблемы. Первый заключается в том, чтобы обойтись без оборудования.

Это не так ужасно, вспомните времена, когда пишущая машинка казалась почти недоступной роскошью.

Если такой вариант вас никак не устраивает, попытайтесь найти средства для приобретения или аренды оборудования. Последнее дешевле, но удобно только при разовой необходимости. О том, как найти средства, мы писали выше. Попытайтесь "выпросить" какое-нибудь старье у богатых фирм "на экологию". Старый ненужный никому компьютер может пригодиться вам для работы с текстами, а старая поцарапанная и немодная мебель придаст вашему рабочему месту неповторимый колорит. Если уж покупать, то покупать в комиссионном магазине, там намного дешевле, но лучше не покупать там компьютеры и сложную оргтехнику, которую вы не можете сами отремонтировать. Наконец, существуют разного рода помойки, куда новые богатые иногда выбрасывают совершенно новые вещи, не работающие по причине севших батареек (это, конечно, шутка, хотя такое иногда и встречается в жизни, особенно на Западе).

Есть другой вариант - использовать потенциал ваших сторонников. У многих из них вдруг найдутся выходы на заводскую типографию или школьный компьютер с модемом, главное, чтобы список ваших потребностей был всегда у вас под рукой, тогда и потребности будут удовлетворяться быстрее, и привлечение к работе людей из сочувствующих станет эффективнее.

информация

Особенностью информации как ресурса является то, что кроме проблемы ее мобилизации перед вами стоит серьезный вопрос об эффективной обработке и применении этого ресурса.

Некоторые считают информацию даже более важным ресурсом, чем люди или деньги. Действительно, "хорошая пресса", собранная вашей акцией, часто бывает более важной, чем собственно качественное проведение этого мероприятия. Этим уже пользуются разного рода проходимцы, создавая виртуальные организации, движения, проводя виртуальные акции и кампании. При этом получают они от увлекшихся виртуальными мирами организаций и фондов отнюдь не виртуальные зеленые баксы.

Если вы будете игнорировать реалии информационного общества (или общества зрелищ), то проходимцы и далее будут жить за ваш счет. С другой стороны, проходимцы, "сидящие на информации", и так будут ловчее вас, так как посвящают проходимчеству все свое время на профессиональной основе.

Любая информация начинается с поиска источника. Здесь главное - правильно сформулировать свой запрос, чтобы искать там, где надо, а не где попало. Дальше дело упирается в каналы получения информации. Коммуникационных возможностей сейчас предостаточно. Однако при работе в полевых условиях вы можете столкнуться с их полным отсутствием. Даже телефон редок во многих сельских районах, к тому же качество связи часто не способно поддерживать работу, например, модема. Выход может быть в организации многоступенчатой связи, когда вы передаете устную информацию по телефону или телеграфом в заранее созданный вами информационный центр, откуда она будет распространяться дальше с помощью более современных технологий. В обратном направлении весь массив поступившей информации будет просеиваться, обрабатываться вашими доверенными людьми до размеров краткого релиза и пересылаться вам дедовским способом. Если же вы богаты, то, конечно, выберете спутниковую связь.

Информационные ресурсы, если не уметь их правильно и вовремя обработать, могут легко перекрыть ваши операционные возможности и оттянуть на себя большую часть других ваших ресурсов (времени, денег, людей, оргтехники). Поэтому лучше заранее поставить рамки, ограничивающие информационный поток. Такими рамками могут быть: тема, язык, форма и объем документа, а также время его хранения и использования и т.п.

Важен и обратный процесс - процесс распространения информации.

Создание информационного документа - дело не столько техники, сколько вдохновения. Типовые пресс-релизы, используемые, к примеру, в Greenpeace, могут сработать в одном случае из ста. Во всех остальных нужен совершенно иной подход. Вообще, типовая продукция пользуется спросом только при дефиците продукции оригинальной, а такое в нынешнее время случается не часто. Поэтому индивидуальный подход предпочтительнее. Кроме того, и прессе, и вашим коллегам, и обществу (это основные группы потребителей информации) типовые продукты могут просто приесться, и тогда они проигнорируют действительно интересную информацию.

имидж

В информационную эпоху имидж играет важную роль. Среди моря информации вашу организацию должны узнавать, а для этого внимание потребителя информации должно зацепиться за что-то знакомое. Имидж, одно из самых циничных изобретений современного мира (известный рекламный постер "имидж ничто, жажда - все" - это тоже имидж). В современном капиталистическом обществе на создание и поддержание имиджа (имиджмейкерство) тратятся огромные средства (уж поверьте, большие, чем на экологические проблемы и культуру вместе взятые). Реклама - это ведь тоже часть имиджа. Имидж - это такой способ обмана, когда реальная сущность чего-либо заменяется созданным искусственно и навязанным образом (что в переводе имидж и означает). К сожалению, движение иногда вынуждено играть по правилам информационного мира.

Имидж - палка о двух концах, и следует всегда помнить, что его формированием может и с гораздо большим успехом заниматься и ваш противник. Достаточно легко в сознание населения внедряется образ "продавшегося западным спецслужбам" антипатриота, малокомпетентного экстремиста, желающего только побузеть, или жулика - проходимца, зарабатывающего себе политический капитал.

Примеров такой контрпропаганды каждый участник движения может припомнить достаточно.

Однако при благоприятном раскладе имидж может и помочь в решении проблемы. Так, например, группа "Хранителей радуги", совершившая ознакомительную поездку по Алтайской Республике, будучи разрекламированна в регионе телеканалом "Катунь", как всегда и всех побеждающая организация, смогла только проявлением интереса помочь решить проблему лесных вырубок.

интеллектуальные ресурсы

Эти ресурсы зависят либо от наличия людей, либо денег. Специалисты из ваших сторонников либо нанятые вами за деньги могут выступить в качестве экспертов, если таковые понадобятся для дискуссии с оппонентами. Например, самые грамотные из ваших возможных оппонентов - атомщики (они действительно грамотнее многих членов правительства) очень высокомерно смотрят на тех, кто не имеет хотя бы кандидатской степени по физике, а лучше по ядерной физике. Поэтому если вы затеяли какой-нибудь круглый стол, то лучше найдите эксперта, который будет прикрывать вас от нападок "компетентных" людей (эти физики-ядерщики разбираются буквально во всем - от водостойких марок бетона до геополитики).

Здесь нужно помнить, что нанятый за деньги человек может поменять свои взгляды сразу же после окончания контракта (или раньше, если он совсем уже бессовестный).

Хотя, по большому счету, общественное движение не нуждается в научной мотивации своего протеста. Если одни ученые обещают обществу всяческие блага, а другие по тому же поводу предостерегают о катастрофе, то простая человеческая логика заставляет нас прислушаться к версии о катастрофе. Человек, как существо иррациональное, может себе позволить рисковать, но пусть уж каждый рискует собственной шкурой, а не чужой. Если стоять на подобной позиции (а на какой еще позиции можно стоять общественному движению, кроме как на простой человеческой), то без экспертов можно и обойтись.

Во время активной работы гораздо чаще возникает необходимость в привлечении консультантов. Они нужны не в качестве свадебных генералов, а с тем чтобы помочь вам самим разобраться в том или ином вопросе.

Поэтому к ним надо относиться серьезнее.

Консультанты могут понадобиться вам при подготовке сложных акций, например, с использованием скалолазания и высотного монтажа, при консультировании по правовым вопросам и др.

И, наконец, может возникнуть необходимость в профессионалах.

Это те, которые будут не консультировать или помогать, а делать какую-то работу за вас. Конечно, такой работы надо избегать, но иногда бывает трудно обойтись без адвоката или химика. Правда однажды, когда "Хранителей" отказались защищать на суде профессионалы из "Экоюриса", с этими функциями успешно справился "любитель" - химик Л.Федоров. (А вот адвокатов к химии лучше не допускать.)

Однако самым важным интеллектуальным ресурсом является ваш собственный опыт, ибо лучше один раз увидеть...

опыт

Чтобы рационально и эффективно использовать опыт, свой собственный и чужой, важно помнить, что такой ресурс существует и вы должны попытаться его использовать.

Мобилизация своего опыта во многом зависит от рефлексии, от вашего постоянного самоанализа. Многие организации пренебрегают этим и поэтому используют опыт не в полную силу. Для обмена опытом с другими организациями часто проводятся различного рода конференции и семинары. Но они не всегда бывают действенными, так как дело там сводится лишь к рассказам, но не анализу действий друг друга. Чаще нужно проводить мозговые штурмы (они мобилизуют опыт различных участников движения), внутренние семинарчики, нужно регулярно переносить имеющийся опыт на бумагу, анализировать его, составлять много таблиц, блок-схем, рисунков, читать об опыте других организаций, вроде настоящей работы, но не принимать ничего на веру, больше думать самостоятельно.

время

Время является важным ресурсом не только в том смысле, что оно у вас должно быть для подготовки и проведения кампаний и акций, но вы должны правильно выбрать время проведения ваших мероприятий. К примеру, не следует проводить акции во время праздников, выборов, войн и революций. Что касается вашего времени, то для кратковременных кампаний удобен, например, летний сезон, когда многие ваши сторонники могут взять отпуск или имеют каникулы. Но этот же сезон практически неприемлем для работы с сельским населением.

Близкий к экологическому движению социолог О.Яницкий выделяет еще один очень важный тип ресурсов - социально-политический. К нему Яницкий относит "наличие стратегии движения, а также владение набором тактик и форм коллективного действия" [30]. С этим спорить не приходиться. Этот ресурс действительно очень важный, и именно ему посвящена большая часть настоящей работы.

Глава 5. СТРАТЕГИЯ ДЕЙСТВИЯ

цель

Если ваша организация создана не для того, чтобы осваивать зарубежные гранты или покорять отечественный политический олимп, то, следовательно, у нее имеется некоторый набор целей в экологической сфере. Может получится и так, что никаких таких особенных целей ваша организация не преследует, или те цели, которые стояли перед вами ранее, уже реализованы, или члены организации вообще забыли о целях, провозглашенных создателями (которые давно уже ушли в бизнес, или на пенсию, или на работу в профсоюзы...), - в такой ситуации вам необходимо ваши цели сформулировать.

В любом случае цели у организации должны быть: как конечные, почти недоступные, к которым организация должна стремиться все время своего существования и выполнение которых означало бы прекращение деятельности организации, так и цели промежуточные, достижение которых является очередным шагом к реализации той главной цели. Промежуточные цели принято называть задачами.

Наличие целей и задач - необходимое условие существования любой организации; не потому, что этого требует законодательство, а потому, что это позволяет организации планировать и реализовывать реальные (действенные) проекты, искать постоянные ресурсы (а не случайные гранты) и единомышленников; но самое главное, наличие целей придает вашей деятельности смысл, а понимание, куда двигаться, делает вас частью экологического движения.

Как правило, цели экологических организаций в том или ином виде привязаны к надвигающейся экологической катастрофе. Разница заключается лишь в оценке ее опасности (отсюда большая вариация задач и тактики), однако очень редко организации пытаются понять глубинные причины этой катастрофы. А без такого понимания очень тяжело правильно сформулировать свои задачи и, тем более, разработать стратегию и тактику. Тем более, невозможно сформировать идеологию организации (идеология - это и есть описание целей и задач с их подробным этическим обоснованием).

Чаще всего при формировании своей идеологии организация довольствуется каким-то одним слагаемым катастрофы, например, считает, что население недостаточно грамотно или культурно в экологической сфере. Очень редко причиной катастрофы объявляется общественно-политическая система в целом с ее Ростом (по видимому, хотя все и знают, но мало кто читал многочисленные доклады Римскому Клубу, где это тщательно разжевывается). Однако и Римский Клуб не дает ответа, откуда этот Рост, собственно, взялся. Потому, что Римский Клуб не рискует критиковать основы Капитализма. Но вы-то не Римский Клуб?

Сформулировав свои цели, можно приступать к выработке задач, а затем стратегии и тактики вашей организации.

Помните: задачи, в отличие от целей, должны быть реальными.

Катастрофа неизбежно приближается, и ставить себе задачи, рассчитанные на реализацию в течении столетий, будет не совсем правдиво. Задачи - это шаги, совершая которые вы неизбежно приближаетесь к цели. Главное, это не пойти куда-нибудь в сторону, например, на добычу грантов или участие в международных тусовках (как сказал Юрий Шевчук, это совсем другая профессия).

этика

Рассуждения на философские темы внутри экологического движения вызывают, как правило, неадекватную реакцию. Философия слишком многогранна и мутна, чтобы по всем ее вопросам смогли бы договориться хотя бы два человека. Тем более, трудно вырастить на ее почве единую концепцию для целого движения.

Однако вопрос экологической этики не может быть обойден, так как именно этика является определяющим фактором и для целей движения, и для его стратегии и тактики, и для собственного устройства.

Несмотря на то, что вопросы этики длительное время интенсивно обсуждались в самой крупной организации на территории бывшего СССР - Социально-экологическом Союзе, а также в многочисленной экологической прессе и общественных институтах, конкретных формулировок на выходе было крайне мало. Пространные же обсуждения на философские темы не дают однозначного толкования позиций их авторов.

Что такое этика в нашем понимании? Это некая иерархия ценностей, которую мы принимаем, как правило, априори, исходя из наших чувств. Иерархия может не быть ярко выраженной, и тогда в каждом отдельном случае приоритет будет отдаваться разным ценностям. Иерархия может меняться под влиянием новых знаний или чувств. Она может быть навязана воспитанием или пропагандой или возникнуть под влиянием случайных факторов. Этика дает человеку или группе людей императив, который определяет их жизнь и деятельность.

Что же такое экологическая этика и экологический императив?

Что находится на вершине иерархии ценностей человека, участвующего в экологическом движении? Да все что угодно. Поэтому речь у нас пойдет об идеале. О том, что, с нашей точки зрения, должно лежать в основе целей и деятельности движения, его структуры и отношений, его стратегии и тактики.

Первое, о чем говорят зеленые, и единственное, в чем они все безусловно солидарны, - это ценность Жизни. Поэтому можно так сформулировать экологическую этику: высшей и основополагающей ценностью для экологичного человеческого общества является Жизнь во всем ее многообразии. Как неотъемлемая часть этой Жизни, высшей ценностью является и само человеческое общество со всем опытом своего развития. Отсюда цель экологического движения - создание или стимулирование создания условий для сохранения и развития многообразия Жизни на Земле, включая и человеческое общество.

Впрочем и с Жизнью не все так просто. Один из участников секции СоЭС "Экологическая этика и стратегия глобального выживания" пишет: "Швейцеровское "благоговение перед жизнью" воспринимаю с большой осторожностью, ибо сегодня в огромных масштабах расплодились уродливые оторванные от вселенского единства формы жизни" [32]. Автор не уточняет, правда, имеет ли он в виду под этими формами бродячих собак или продажных политиков. Другой участник этой весьма плодотворной секции "краеугольным камнем" этики считает понятие Красоты "как мерила духовной и материальной жизни" [33]. При этом никакой формулировки такой субъективной штуки, как Красота, не дается. Так как оба автора, по большому счету, ценность Жизни не отвергают, то она остается единственной общепринятой ценностью.

Однако просто Жизнь - это далеко не все. Увлекаясь размышлением о выживании, участники экологического движения забывают о некоторых других не менее важных моментах: "Важнее сохранить чистую совесть, чем собственно выжить", - напоминает координатор секции по этике и стратегии выживания Сергей Мухачев [34].

Может ли удовлетворить нас жизнь без свободы? Можно ли вообще называть Жизнью существование в клетке или в условиях жесткой навязанной регламентации? Нет. такая жизнь не может быть на вершине иерархии наших ценностей, такая жизнь вообще ценностью для нас являться не может. Величина клетки большой роли не играет. Поэтому, формулируя экологическую этику мы должны говорить о Жизни в условиях максимальной свободы, где Жизнь и Свобода равноценны ("Земля и Воля").

Если Жизнь является ценностью общепринятой и не нуждающейся в логическом обосновании, то этого нельзя сказать о Свободе. Главным образом, это касается Свободы в человеческом обществе (животное в клетке вызывает больше сочувствия, нежели человек). Целый ряд "экологических" организаций и лидеров декларирует ограничение свободы, как необходимое условие предотвращения экологической катастрофы. По их мнению, Свобода человека входит в противоречие со Свободой всех прочих живых существ и поэтому должна быть ограничена. Один из авторов сборника "Культура и Экология" прямо указывает на момент свободы как основу антропогенного фактора (что вполне понятно) и пишет, что "нестабильность в современном мире является следствием возрастания роли этого момента свободы" [35]. Далее автор приводит пример с тем, что отдельная личность по своему резону может нажать "ядерную кнопку" или подписать опаснейший проект. Но, позвольте, какое это имеет отношение к Свободе? Разве каждый желающий человек, каким бы он себя свободным ни считал, может нажать кнопку?

Никто из нас, например, не может, возникни у кого такое желание; и построить высокоскоростную магистраль мы тоже не в состоянии. Люди, которые имеют подобного рода возможности, не могут рассматриваться нами, как просто люди, но только как продолжение (приводные ремни) системы.

Подобного рода позиции исходят от неправильного понимания сущности Свободы. Не существует свободы угнетать, подавлять, уничтожать свободу же. Свобода - это не произвол. Свобода - это не исключительно личное качество, когда одно существо может быть свободным, а другое нет. Если существуют условия, в которых свобода подавляется, то полной свободы нет ни для кого, ибо регламент системы ограничивает как свободу тех, кого угнетают, так и свободу тех, кто угнетает. Может быть, у разных индивидов ограничиваются разные составляющие свободы и одни имеют лучшие условия жизни, чем другие, но это уже вопрос благосостояния и комфорта (также весьма спорный). Подлинная свобода в человеческом обществе неразрывно связана с социальной гармонией, так же как в сообществе других существ с гармонией природной. Если перефразировать Бакунина, то формула "Свобода одного существа заканчивается там, где начинается свобода другого" может быть формулой социально-экологической гармонии.

Принятое демократической идеологией отождествление Свободы и прав человека является, без сомнения, жульничеством (применительно к "правам" других существ это жульничество более очевидно, поэтому далее речь пойдет главным образом о человеке). Свобода личности - нечто, чем человек обладает с момента рождения. Государство в процессе развития личности отбирает у нее свободу, давая взамен некий произвольный и достаточно куцый набор прав человека, выдавая это мошенничество за завоевание демократии.

Государственная идеология пытается отождествлять свободу личности со вседозволенностью. Пропаганда рисует мрачные картины "анархии": убийства, грабежи. Для "предотвращения" этого (а заодно и по всякому другому поводу) государство само совершает убийства (смертная казнь, войны), грабежи (налоги, плата за землю и ресурсы), подводя под беспредел "законную" основу. И это воспринимается сообществом как нечто естественное. При этом насилие вовсе не исчезает, а в ряде стран приобретает даже катастрофический характер. Мафия сращивается с государством, армия с промышленностью, все они, используя насилие, получают доходы, и лишь рядовой член сообщества получает декларацию о правах человека.

На самом деле, только на основе принятием личности этики Жизни и Свободы, а не на основе устрашающих небесной или земной карой законов или религиозных канонов, может базироваться социальная гармония. В противном случае неизбежно насилие над личностью, что по определению не может являться гармонией и свободой.

Ограничение свободы иногда подается теми, кто занимает доминирующее положение в общественной иерархии, и как естественная потребность человека. Ограничение свободы - вместе с тягой к потреблению определенных товаров, желанием сильного государства, мощной армии и т.п. - попросту навязаны человеку. По мнению "пророка" новых левых 1960-х Г.Маркузе, все это - "потребности, закрепляющие тягостный труд, агрессивность, нищету и несправедливость" [46].

Маркузе справедливо считает, что индустриальное государство практикует новые, более изощренные формы контроля нежели грубое физическое насилие или его угроза. Оно навязывает людям искусственные потребности и тем самым ограничивает естественную свободу. "В развитой индустриальной цивилизации царит комфортабельная, покойная, умеренная, демократическая несвобода, свидетельство технического прогресса", - пишет он [46].

Чтобы ответить, что является истинными потребностями, индивид должен быть свободен. Его мышление не должно быть подвергнуто манипуляциям со стороны господствующих общественных групп.

Еще одной распространенной подменой понятий в "этике" является подмена Свободы счастьем. Счастье - это не более чем чувство. Оно настолько субъективно, что не может быть сформулировано, настолько относительно, что не может быть зафиксировано.

Поэтому часто под счастьем просто понимают удовольствие, благосостояние и комфорт. При этом, так как счастье весьма относительно, благосостояние и комфорт для подтверждения своей ценности должны постоянно расти.

Счастье используется политическими и религиозными системами для обмана и подчинения людей. Иерархические системы или системы, стремящиеся стать таковыми, как бы предлагают людям "добровольную" - или не очень - сделку: "счастье в обмен на свободу", причем зачастую - "свободу сейчас, а счастье потом". Этим грешили и революционеры, и государства, и церкви.

С животными этот номер пройти не может, хотя некоторые элементы подмены счастьем свободы и присутствуют, когда домашние животные, получая регулярное питание, сами "отказываются" от свободы, но и здесь "счастье" всегда подтверждается насилием (клеткой или кнутом).

Счастье - категория не отрицательная и не положительная. Это не только средство для обмана и "опиум для народа". Многие люди из совершенно добрых побуждений пытаются найти и одарить счастьем мир, но это ложный императив. Наиболее полно и весело это показал Станислав Лем в своей "Кибериаде".

Справедливость, как и Счастье, будет во все времена заставлять людей искать лучшее мироустройство. Как и Счастье, это субъективная категория, которую нечистые на руку политики (которых, конечно же, подавляющее большинство) используют для подлого обмана народа. Так, например, одно из значений справедливости - юстиция - так же относится к Счастью, как праву человека к Свободе, где субъективный идеал заменяется навязанной регламентацией.

Тех, кто говорит о счастье и справедливости и при этом пытается забраться на вершину иерархической пирамиды, лучше всеми силами туда не пускать.

Именно эти люди больше всего пролили крови в мировой истории.

Впрочем, и на счет Свободы крови было пролито не мало, поэтому на вершину иерархической пирамиды вообще никого пускать не стоит. Да и саму пирамиду лучше всего усечь до самого основания.

***

Важной составляющей идеологии движения является социологический и социо-исторический анализ.

Он необходим для того, чтобы понять, на чем основано современное общество, в чем корень тех причин, которые поставили человечество на грань экологической катастрофы. Глобалисты, верно описывающие тенденции современной мировой системы, не могут найти выход из ситуации во многом по причине того, что принимают за причины следствия. Размытое суждение многих авторов Римского Клуба о том, что во всем виноват человек и что он главный враг самому себе, ни о чем, в сущности, не говорит. Дать такое определение глубинным причинам экологической катастрофы - все равно что не дать никакого. Всем и без того понятно, что виновных не стоит искать среди бабуинов или мидий.

Социологический и социо-исторический анализ позволяет высветить некоторые важные для понимания моменты на фоне исторической перспективы, что не всегда возможно сделать при анализе только лишь отдельных сфер современного общества (экономики, геополитики и т.п.).

Тут, правда, существуют разногласия, так как часть движения, стоящая на позициях идеализма, социальные процессы и социальную историю видит лишь как проявление высших сил.

Что толку анализировать, если причина причин находится вне нашего разума, что толку бороться, если за нас все уже решили в небесной канцелярии (Звезды, Космос или Бог), если все и так предопределено (а на этом стоит большинство подобных систем). В этом случае, если уж все решают какие-то там звезды, остается предположить, что люди, верящие в это, приходят в экологическое движение не с целью изменить что-либо, а с прагматическими, если не корыстными целями. Впрочем, это только предположение.

Ошибкой является и распространенное в экологическом движении убеждение, что человечество развивается исключительно на основе естественных (биологических, природных) законов. Такая позиция культивируется лидерами природоохранного движения, состоящего по большей части из профессиональных биологов. "Объективные законы природы", бесспорно, влияют на человеческое общество, но серьезную им конкуренцию составляют законы социальные и экономические, может быть, и не столь "объективные".

Например, человеческие войны ведут не к снижению нагрузки на биосферу, как это происходит в природе, приводя к регуляции численности особей, а, наоборот, к возрастанию такой нагрузки за счет интенсивной эксплуатации ресурсов, идущих на войну, а значит, природный механизм саморегуляции здесь не работает. В природе практически не существует материального накопления, а, стало быть, там отсутствует такой несущий биосфере серьезную угрозу фактор, как Капитал, тем более усиленный неведомым природе Наследством, позволяющим существовать (а значит расти) этому Капиталу сколь угодно долго.

С другой стороны, человеческая культура позволяет совершать нерациональные и неэффективные действия в огромных масштабах, чего природа не потерпела бы. Общество с трудом, но способно к самоограничению, самоанализу и изменению собственной структуры. В этих способностях - залог выхода человечества из экологической катастрофы с минимальными потерями. Если же встать на точку зрения "объективных законов природы", то смысл существования движения сводится лишь к реагированию на прямые и явные угрозы.

Кстати говоря, и сами биологи отмечают, что "человечество из описанной модели (популяционной экологии) серьезным образом выпадает". Отмечаются, как минимум, три серьезных отличия человека от остальных видов: слияние популяций, индивидуализация и создание "внешних", не генетических носителей информации, отчего в обществе происходят процессы, не сообразующиеся с естественным законом [45]. Почему-то даже при этом биологи упорствуют и явно недооценивают самостоятельность социума.

Традиционный подход предлагает лидер Социально-экологического Союза Свет Забелин. Иерархия, по Забелину, - "вертикальная система управления и подчинения - универсальная для всего живого" [36], а культура - это присущая только человеку система самоограничений. В развитии общества эти две составляющие находятся в постоянной конфронтации. Поскольку культура в настоящее время не может перебить иерархию, то экологическая катастрофа неизбежна.

Один из основателей современной концепции социальной экологии, человек, стоявший у истоков мирового экологического движения Мюррей Букчин считает, что "...основные факторы, противопоставляющие социум природе, появились из внутриобщественного развития, а не из изначального природного. То есть разделение природы и общества на противостоящие лагеря идет от разделения в обществе, от глубоких и давних конфликтов между самими людьми..." [37]. Букчин подчеркивает, что первые человеческие сообщества не имели иерархии, не имели отношений подчинения людьми людей, вещей или природы. Все эти негативные не только для Свободы, но в конечном итоге и для Жизни моменты, основным из которых является иерархия, появились в результате общественного развития. Подчинение молодежи старикам (геронтократия), женщин - мужчинам (патриархат), мирных людей - воинам, трудящихся - элите (аристократия), всех - государственному аппарату (бюрократия) возникло не на основе какого-то природой обусловленного разделения, а на основе взращивания определенных социальных институтов. Эти институты имеют способность самовоспроизводиться и развиваться. Стало быть, гармоничные отношения с природой и свободное общество могут возникнуть только с ликвидацией иерархии как таковой.

Изучение современных и прошлых "диких" племен позволяет нам встать в большей степени на точку зрения Букчина. В противном случае придется признать, что культура первобытных племен была гораздо более мощной, чем современная (раз могла успешно сопротивляться иерархии). Но тогда выходит, что человечество с древнейших времен и до сих пор не развивалось, а деградировало. Кстати говоря, именно на этой во многом нелепой точке зрения основана "глубинная экология".

Но столь же нелепым является и современный левацкий стереотип, полностью отрицающий наличие у иерархии естественных корней (на российско-германском левацком семинаре в Берлине в апреле 1997 г. подобного рода заявления, звучавшие со стороны менее задогматизированных российских участников, вызывали у немецкой части семинара бурный протест и непонимание).

Надо, конечно, разделять естественные (биологические) иерархии, обусловленные разностью индивидуальных потенциалов, и социальные, обусловленные наличием определенных институтов. Первые, как правило, кратковременны и возникают на уровне отношений индивидуумов. Вторые длительны во времени, а их уровень выходит за рамки межличностных отношений и приобретает уродливый надличностный характер. Если иерархические отношения между взрослой особью и детенышем в дикой природе продолжаются ровно столько, сколько действительно необходимо (природные родители не будут тратить энергию на содержание детеныша только для того, чтобы сохранить иерархию), то в человеческом обществе зависимое положение ребенка с помощью социальных институтов искусственно затягивается гораздо дольше того времени, когда ребенок уже может обеспечивать свою жизнь (и дальнейшее обучение). При этом возникают такие уродливые явления, как эксплуатация детского труда, когда ребенок работает, являясь биологически дееспособным, но не может распоряжаться результатами своего труда, так как "недееспособен" социально (то есть в данном случае юридически). Гораздо хуже, что социальные иерархии не просто закрепляют временные естественные иерархии, но и создают совершенно новые их разновидности, уже обусловленные не разностью индивидуального потенциала, а разностью статуса. Во многом этому причиной служит разделение труда.

Отрицание социальной иерархии вовсе не означает призыва заменить ее иерархией естественной. Нет. Человеческая культура, и здесь полностью прав Забелин, как раз и может помочь нам нейтрализовать лишенную этики "дикость" и не нагромоздить при этом еще более диких социальных институтов.

Известный в экологическом движении профессор О.Яницкий считает, что традиционного социологического (тем более, экономического и политического) анализа совершенно недостаточно для полного понимания проблем российского экологического движения. Вслед за У.Беком (Beck U. "Risk Society. Towards a New Modernity") он выдвигает концепцию "общества риска", суть которой заключается в том, что индустриализация произвела на свет новый продукт - Риски, которые отличаются от прежних опасностей самовоспроизводством и техногенной основой. Риски быстро распространяются вместе с индустриализацией, подрывая основы современного общества - частную собственность, рыночную экономику, иерархию распределения, "эффектом бумеранга" поражая самих производителей этих Рисков.

Социологи считают это мощным фактором, стимулирующим социальное переустройство общества [41].

На чем безусловно сходятся все вышеочерченные концепции, так это на идентификации одной из коренных причин экологической катастрофы - иерархии (либо экономической в виде капитала, либо социально-политической в виде власти). Таким образом, Свобода, которой должно добиваться экологическое движение, это не просто прихоть свободолюбивых личностей, но жизненная необходимость, ибо альтернативой иерархии может быть только Свобода. А значит добиться Свободы можно только через ликвидацию иерархии.

***

У иерархии социальной (скорее, правильнее ее называть политической) есть еще одно очень важное и безобразное проявление - рыночно-капиталистическая экономика.

Если мы взглянем на экономику с точки зрения социально-экологического императива, отстранившись на время от сложившихся реалий, то мы можем спокойно воспринять следующие тезисы.

Реальная экологическая стоимость продукта должна складываться не от системы "Спрос - Предложение", где Предложение играет доминирующую роль, а из затрат ресурсов и человеческого времени на его производство, транспортировку, потребление и утилизацию. При этом потребление продукта рассматривает не только затраты, но и долговечность, а утилизация предполагает приемлемую для биосферы планеты степень обработки отходов (в том числе возникших при производстве или транспортировке), либо возвращение продукта к повторному использованию.

Разница стоимости ресурсов и труда в различных регионах планеты является атрибутом лишь рыночной системы. При экологических расчетах стоимость не зависит от уровня жизни, политической ситуации того или иного региона планеты. Только от степени деградации местной экосистемы и ресурсозатрат на получение этих ресурсов (разная доступность).

Система "Спрос - Предложение" неэкологична по сути. Она ориентирована на общество потребления, задачей которого является удовлетворение любых потребностей, не принимая в расчет возможности планеты. Спрос при этом зависит от моды, рекламы, достижений прогресса и др., - всего того, что контролируется сферой Предложения. Для общества, основанного на иных ценностях, спрос существует лишь в виде социального заказа, легко прогнозируется и рассчитывается местным сообществом либо отдельной личностью.

Становится очевидным, что из экологического расчета стоимость продукта, произведенного, потребленного и утилизированного в одной местности дешевле, чем если сырье произведено в одной местности, продукт в другой, потребление в третей, а утилизация в четвертой. Также очевидно, что продукт, имеющий многократное назначение или долговечный, дешевле, чем одноразовый.

С точки зрения экологического расчета совершенно бестолковыми выглядят затраты на рекламу, красивую упаковку, частую смену моделей. Совершенно недопустимо выглядит строительство городов за полярным кругом, налоги, стимулирующие покупку новых, а не бывших в употреблении товаров, и уж тем более строительство атомных станций и других промышленных монстров.

Основной критерий оценки благополучия того или иного сообщества в рыночно-экономической системе координат - материальное благосостояние, т.е. под здоровым обществом понимается общество с высоким уровнем жизни. Различные политические системы могут экспериментировать как угодно, но оцениваться они будут в результате по доходу на душу населения, уровню жизни, валовому продукту и т.д.

Какие бы модификации рыночно-экономической системы мы ни изобретали, они всегда будут стимулировать рост производства и потребления. Высосанные из пальца варианты экономической системы, вроде "общинного рыночного социализма", не выдерживают никакой экологической критики. Действительно, какая разница, на каком уровне будет существовать конкурентная борьба за обладание наивысшим материальным достатком: между государствами, личностями или общинами, в любом случае это приведет лишь к усугублению экологического кризиса.

"Естественность" рыночной экономики необходимо постоянно поддерживать, чем и занимается государственная иерархия.

Нередки попытки экологов движения основного течения или работающих на правительства не отказаться, а модернизировать рыночную экономику, привести ее в соответствие с экологическим императивом.

"Альтернативная экономическая система вовсе не означает прекращения конкуренции", - пишет ведущий аналитик Института Политики Продовольствия и Развития США, - "а только ее подчинение стратегическим принципам сотрудничества, справедливости и устойчивости" [38]. При этом под "альтернативой" подразумевается жесткий контроль экономики государством, предлагаемый Дж. Кейнсом, или Новый курс Рузвельта в 30-х годах в США, который путем ограничения свободы спас "естественную" рыночную экономику от катастрофы. Другие концепции предполагают, наоборот, капитализировать отношения с природой, ввести новую форму собственности - собственность природы и замкнуть налоговые потоки, с тем чтобы средства полученные разрушителями природы шли на ее восстановление [39]. Принципы экономики устойчивого развития, предложенные Социально-экологическим Союзом, подразумевают введение в современную экономическую систему новой категории - стоимости Жизни, которая должна включаться в цену всякого продукта [40].

У всех этих концепций есть несколько слабых моментов, сводящих на нет их гипотетический положительный потенциал.

Во-первых, рыночная экономика, какие бы ограничения на нее не накладывало государство (или международные структуры), остается рыночной экономикой с конкуренцией, цинизмом, отчуждением и, главное, заложенным ростом.

Во-вторых, любые иерархические структуры, призванные контролировать экономику, не избежат участи всякой власти - коррупции, перерождения, бюрократии...

В третьих, возникает вопрос, кто и каким образом сможет ввести разработанные экономические модели в жизнь и заставит корпорации следовать им, если учитывать, что именно корпорации контролируют большинство государственных и международных политических и экономических институтов или уже полностью срослись с ними.

Странно, что экологи, которые считают незыблемыми законы природы, считают возможным так вот просто изменять законы рыночной экономики. С большим успехом можно заставить хищника кушать травку, нежели капитал отказаться от экономического роста и получения прибыли за счет изменения природной среды. Нужно менять не законы рыночной экономики, а ее саму.

***

Механизмы принятия решений принято отождествлять с понятием власти. Действительно, в том случае, когда в принятии решений, касающихся всех членов какого-либо сообщества, участвует ограниченное количество людей, делегированных сообществом (представительная демократия) или узурпировавших эти права (диктатура), механизм принятия решений становится властью. Однако не сам по себе, а лишь по мере того, как возникает необходимость проводить в жизнь и контролировать исполнение принятых решений. То же во многом касается и ряда разновидностей прямой демократии, когда несмотря на то, что решения принимаются с участием всего сообщества, давление большинства на меньшинство в плане реализации решений рождает власть. Власть в таком ее понимании - не что иное как насилие, осуществляемое одной группой людей над другой под предлогом реализации интересов всего сообщества либо без такого предлога.

Насилие (власть) может быть исключено только в том случае, когда все члены сообщества не просто участвуют в принятии решений, касающихся всего сообщества, но принимают эти решения. То есть, в случае непринятия кем-либо данного решения оно не является решением всего сообщества. Решения, касающиеся части сообщества, принимаются этой частью. Причем этой частью может являться как отдельная личность, так и все сообщество, за исключением отдельной личности.

Разумеется, подобная система может существовать лишь при наличии соответствующих этических норм, культуры, традиций, которыми в настоящее время обладают немногие.

При внешней сложности такой формулы базисной демократии она, тем не менее, успешно работает даже сегодня, например, в ряде анархических и экологических организаций.

стратегия

Когда мы определили нашу цель и, частично, задачи, этические принципы и объект приложения сил, мы можем говорить о стратегии.

Большинство экологических инициатив, действующих в настоящее время, не имеет не только представления о собственной стратегии, но и желания такую стратегию формулировать и разрабатывать. Только в последние годы эти вопросы стали занимать внимание активистов некоторых крупных организаций.

Большая часть предлагаемых движению концепций основана на весьма утопических идеях каким-то образом заставить власть, или людей, или международное сообщество встать на те или иные позиции. При этом не конкретизируется, каким образом это сделать. Совершенно бессмысленно вести разговор о "мировом правительстве" или всеобщем прозрении, стратегия может опираться только на реальные и потенциальные возможности движения.

Между тем, продуманная стратегия должна позволять концентрировать усилия на определенных заранее признанных участниками движения направлениях без иерархии и профанации и минимизировать неэффективную трату ограниченных ресурсов на бесперспективную деятельность.

Стратегии современного экологического движения существуют, как базирующиеся на определенной идеологии, так и "чистые", базирующиеся на двух-трех социально-экологических тезисах. Последние можно называть стратегиями лишь условно. Скорее, для них подходит название псевдостратегия.

Первой и самой распространенной из таких псевдостратегий является реформизм. Суть реформизма - в постепенном изменении отдельных элементов системы (законодательства, нормативов, перераспределения финансовых потоков) в рамках существующих общественно-политических и экономических институтов (парламентов и правительств всех уровней).

Реформизм - псевдостратегия. Реформисты мыслят на уровне тактики и выдают тактику за стратегию (амбициозно называя ее "социальной экологией", хотя по смыслу их попытки не более чем "политическая экология"). Никакого системного изменения в результате реформ не происходит; этому свидетельством служат многолетние безуспешные попытки таких мощных институтов, как Римский Клуб, ВКОСР, Партия Зеленых ФРГ, Фракция Радуги в Европарламенте, повлиять на политику различных стран мира. Кроме совершенно демонстративных запретов и ограничений в нескольких развитых странах, приведших к переносу тяжести воздействия на окружающую среду в другие регионы планеты никаких решений принято не было. Большинство успехов в этой и многих других областях связано с гражданскими протестами, но не реформистскими попытками.

Реформизм - это профанация. Он вовлекает массы людей только на этапе голосования по партийным спискам, используя конъюнктуру сегодняшнего дня.

Кучка политиков, пролезших в парламенты и правительства, больше не оглядывается на людей их избравших. Бывшие соперники из других партий, напротив, становятся коллегами-сослуживцами. "Массы" не имеют никакого контроля за ними.

Люди, не вовлеченные в действующее движение, не проникаются его идеями и в случае изменения конъюнктуры меняют или теряют совсем свою политическую ориентацию. Так, кстати говоря, и произошло в бывшем СССР, когда экономические проблемы вытеснили экологические на задний план.

Реформы не ведут к коренным изменениям. Если не меняется человек, то не меняется ничего. Нельзя построить новую систему взаимоотношений, не изменив ценностную ориентацию людей. Система остается прежней и с помощью реформистов только усиливается, используя для прикрытия новые лозунги и лексику.

Реформизм дискредитирует движение. Многие люди отвернулись от экологической работы после "социал-демократизации" германской Партии Зеленых. Люди ушли в автономные проекты и заметно снизили свою социальную ориентацию.

К счастью сам по себе реформизм у нас сейчас малореален, поскольку требует "хорошо проработанной политической программы, а, следовательно, профессиональных теоретиков и искушенных политических лидеров...", кроме того, "сегодня нет ни возможности создания массовой базы для реализации такой стратегии, ни необходимых ресурсов" [41].

Другая разновидность псевдостратегий вызывает большие опасения, так как имеет тенденцию развития в сторону экологического фашизма. Это разного рода элитарные стратегии, суть которых заключается в концентрации усилий экологического движения на выживании отдельных избранных групп.

Их идею можно сформулировать так. Поскольку при сохранении нынешних технологических, политических, экономических и др. тенденций в человеческом обществе неизбежен его кризис с выживанием в лучшем случае нескольких сотен миллионов людей, то стратегией экологического движения является:

1. Создание закрытых территорий на принципах устойчивого развития, включая поиск относительно экологически чистых и желательно культурных мест, юридическое или физическое закрепление за собой этих мест.

2. Концентрация в созданных закрытых территориях человеческого опыта и отфильтрованного человеческого материала, способного с этим опытом управиться.

3. Создание условий для скорейшего обострения кризиса и, стало быть, гибели большинства населения ("падающего подтолкни") - с целью сохранения оставшихся ресурсов и обеспечения безопасности закрытых территорий устойчивого развития [42].

К сожалению, в той или иной форме к элитной стратегии все чаще и чаще обращаются в дискуссиях и активисты Социально-экологического Союза.

Переписка полна споров о том, кто именно достоин выживания: сами ли экологи или дети, взятые ими на воспитание. Выживание человечества в полном, что называется, объеме не предусматривается или, в лучшем случае, считается "крайне маловероятным" [43]. С этической точки зрения (а она, эта точка, должна быть все же в основе нашего мировоззрения) нет особой разницы, нация или элитарная социальная группа избрана теоретиками достойной "выживания". Пресловутый "Золотой миллиард", в принципе, ничем не отличается от отобранных специально и "по определенным тестам" детишек [34].

Можно на эмоциональном уровне согласиться с тем, что в будущее не стоит брать "ельциных, грачевых, клинтонов и прочих", считая, что это "генетический залог повторения ситуации" [43]: вопрос только в том, кто будет это решать и не поставит ли какой нибудь "спаситель" вопрос о "генетическом залоге" евреев, чеченцев, китайцев или негров.

Элитарная стратегия - это больше паника или паранойя, а не стратегия.

Даже если отвлечься от этики, эта псевдостратегия обречена на провал. Во-первых, такое общество неизбежно будет втянуто в жесткий, скорее всего, военный конфликт с оставшимися за бортом "неизбранными" ельцинами, грачевыми и клинтонами во время обострения экологического кризиса. В этой кровавой разборке экологи никогда не победят, а если победят, то только превратившись в таких же ельциных.

Во-вторых, подобно "Биосфере-2", "Социум-2" без связи с основным пока обществом обречен на провал, как всякая искусственно созданная закрытая система.

Шансы на создание сбалансированной закрытой системы настолько малы, что с большим основанием можно отстаивать какую-нибудь технократическую утопию или уповать на марсиан.

Стратегических концепций экологического движения, которые можно с полным правом назвать законченными и логичными, всего три.

Самой старой, по крайней мере в бывшем СССР, является природоохранная стратегия.

Долгое время она культивировалась в движении дружин по охране природы (ДОП). Суть этой стратегии в сверхидее, которая сводится к простому и понятному постулату: чем большее количество видов и экосистем сохраняется в естественном состоянии, тем больше шансов на выживание у всей биосферы вместе с человечеством. Отсюда следует столь же простой вывод: все ресурсы движения должны быть направлены на создание и поддержание охраняемых природных территорий (заповедников, заказников, национальных парков и т.п.).

Тактика здесь может применяться самая разнообразная, и реформизм (скорее, даже энтризм в исполнительные органы власти), научная деятельность, прямое действие (группы по борьбе с браконьерством), классический лоббизм (организация охраняемых природных территорий), агитация и пропаганда и т.п.

Изъянов у такой стратегии почти нет. Тех, для кого Жизнь является абсолютной ценностью, а Свобода таковой не является, все это может удовлетворить.

Правда, случись экологическая катастрофа, миллионы людей рванут на сохраненные территории и сметут там все биоразнообразие. Даже огромные территории за Уралом могут быть "освоены" за то небольшое время агонии цивилизации, а если не справимся сами - помогут США или Китайская народная республика. Поэтому в последнее время слышны разговоры о необходимости управляемой экологической катастрофы.

Другая целостная и логичная концепция - образовательно-воспитательная (в учебной, пропагандистской, религиозной и др. ее разновидностях).

Суть данной стратегии также проста: формирование человека с иной (экологичной) ценностной ориентацией. Новый Человек должен постепенно прийти на смену современному "терминатору". Отсюда следует: нужно учить, учить и еще раз учить (или, скорее, воспитывать). Как и в природоохранной концепции, здесь линейная зависимость - чем больше вкладываешь ресурсов, тем большую часть программы реализуешь и тем больше снижаешь вероятность экологической катастрофы.

Вообще, все концепции, на наш взгляд, соответствующие понятию стратегии, имеют эту самую линейную зависимость. Здесь нет туманных обещаний, результаты просчитываются, они видны на каждом этапе реализации стратегии, и каждый может внести свой вклад в эту реализацию. Этого нет ни в парламентаризме, ни в элитаризме, ни в других концепциях меньшинства, когда вы делегируете кому-то свое право определять собственную жизнь или у вас это право попросту забирают, обещая или не обещая взамен счастливое будущее в зеленом, красном или коричневом тоне.

социальная экология

Социальная Экология (Экоанархизм) также может быть отнесена к полновесным стратегическим концепциям. И именно эта стратегия вызывает у нас наибольшие симпатии и оптимизм. Суть социальной экологии, как и образовательной стратегии, в изменении общества.

Поскольку только от человеческого общества зависит наличие условий для сохранения и развития Жизни в условиях максимальной Свободы, то есть реализации экологического императива, то главным объектом деятельности экологического движения должно быть человеческое общество.

Однако социальная экология не считает возможным возникновение нового человека при сохранении старой общественно-политической и экономической системы, как предлагают сторонники образовательной стратегии. Изменение человеческого общества не может осуществиться путем только образования или пропаганды, когда экологический императив вступает в конкурентную борьбу с другими ценностями, больше и сильнее пропагандируемыми в современном обществе.

Не считает она возможным и возникновение новой системы без нового человека, как предлагают сторонники захвата власти.

Человеческое общество не может реализовать экологический императив путем делегирования задач каким-либо институтам, а только изменив самое себя. В противном случае неизбежна простая замена одних иерархий другими.

Два этих процесса (создание нового человека и создание нового общества) могут успешно протекать только одновременно. Это невозможно осуществить на уровне существующих общественно-политических институтов, а только создав новые альтернативные институты.

Поэтому первой составляющей стратегии экологического движения является развитие альтернативного гражданского общества.

Альтернативные проекты уже давно предлагались социальному движению в качестве стратегии действий. Мало того, эти проекты являлись одной из самых старых попыток гармоничного социального переустройства. Коммуны утопических социалистов, однако, не воспринимаются теперь всерьез, как и многие современные попытки "эскейпа". Предложения Забелина подобного рода получили в Социально-Экологическом Союзе резкое сопротивление.

Недостатки традиционного альтернативизма или коммунитаризма те же, что и у элитарной псевдостратегии, за исключением, пожалуй, этического аргумента. Напомним: во-первых, ограниченное альтернативное общество неизбежно будет втянуто в конфронтацию с обществом большинства, и во-вторых, создание устойчивого "Социума-2" - столь же безперспективное занятие, что и создание "Биосферы-2", и по тем же самым причинам.

Простой эскейп, простой отказ не может привести к возникновению устойчивого альтернативного общества. Наоборот, такая стратегия выгодна существующему индустриальному антиприродному режиму, так как позволяет изолировать вас от борьбы с настоящими причинами катастрофы без особых моральных и материальных затрат. Вы сами загоните себя в гетто.

Альтернативные поселения и коммуны необходимы, но они могут быть только составляющей частью большой программы, действующей как в рамках современного общества, так и в созданных уже элементах альтернативы. Принятая членами СоЭС "Нижегородская декларация" уходит от утопии исключительно коммунной альтернативы, от политики эскейпа, от изоляции. Она предлагает создавать альтернативное общество и на уровне культурных проектов и на уровне производственных единиц [44]. Однако и этого недостаточно.

Необходимо мощное общественное движение, работающее в контакте с существующими институтами, и альтернативные институты, созданные на базе мощного общественного движения, которые не контактируют с институтами системы, а подменяют их в разных сферах организации жизни де-факто. Движение не позволит альтернативному обществу замкнуться в себе, оно будет связующей нитью пока еще созревшего меньшинства и находящегося под контролем индустриального общества большинства. Движение, действуя на публичном уровне и поддерживая самые разнообразные вопросы общественной значимости, сможет вовлекать в альтернативу все новых и новых людей, новые социальные группы. Только путем вовлечения членов сообщества в общественное гражданское движение мы сможем изменить людей и без профанации, без посредничества создать новое общество, а не суррогат "Социума-2".

Отсюда вторая и не менее важная задача экологического движения - развитие собственно движения, носителя экологического императива.

Глава 6. ТРЕТИЙ СЕКТОР ИЛИ АЛЬТЕРНАТИВНОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Вопросы о месте современного экологического движения в обществе, о его структуре, об отношениях внутри движения возникают у нас как в связи с этикой и стратегией движения, так и в связи с его ресурсами.

Организационные ресурсы стоят особняком, так как не являются просто ресурсами. От того, как вы организуете работу, во многом зависит ее успех. Это касается, конечно, не простого умения работать (такой ресурс называется опытом), а прежде всего вопросов организационной структуры и взаимоотношений.

Это касается и отношений между движением, с одной стороны и государством и капиталом - с другой.

Должна ли это быть иерархическая организация с системой подчинения, с четким разделением труда или неструктурированное движение? Должно ли движение заниматься сотрудничеством с государством и капиталом, или оно должно быть по другую сторону баррикады? Потому-то это не просто ресурс, что упирается еще и в вопрос этики. Можем ли мы выступать за общество без иерархии и при этом создавать иерархию в рамках своей организации? Можем ли мы определять современную политическую и экономическую систему, как причину катастрофической ситуации, и при этом сотрудничать с ней?

бифуркация гражданского общества

До последнего времени общественное движение не рассматривало вообще вопроса о своем месте в социально-политической системе. Шла работа, заключающаяся в реагировании на ту или иную, как правило очевидную, угрозу экологического или околоэкологического характера. Однако сначала на Западе, а затем и у нас общественное движение стало все больше дифференцироваться на два основных течения - так называемый "Третий сектор", органично встроенный в существующую социально-политическую систему, где он якобы представляет интересы общества, и "Альтернативное гражданское общество", представляющее собой своего рода вечную оппозицию, отрицающее какую-либо интеграцию в систему и сохраняющее независимость. Таким образом, классическое гражданское общество практически перестало существовать, разделившись на два совершенно противоположенных социальных института.

"Третий сектор", наряду с первым сектором - государством и вторым сектором - капиталом, является частью системы и обеспечивает ее стабильность за счет привлечения потенциала общества к решению стоящих перед системой задач. "Третий сектор" может вести только конструктивную критику отдельных элементов системы с целью ее реформирования к лучшему.

"Третий сектор" состоит из профессиональных "общественников", которые составляют из себя добрую часть пресловутого среднего класса - опору современных демократических стран и входят таким образом в элиту полностью, теряя связь с обществом, которое они "представляют".

"Альтернативное гражданское общество" в большей степени сохранило присущую ушедшему в прошлое гражданскому обществу независимость. Оно не является частью существующей политической системы и не решает задач этой системы.

"Альтернативное гражданское общество" видит недостатки не в отдельных элементах системы, а в системе в целом и поэтому выступает не за реформирование, а за полную ее замену.

"Альтернативное гражданское общество" состоит не из представителей сообщества, а из обыкновенных его членов, занимающихся общественной деятельностью не на профессиональной основе без денежного вознаграждения. Оно основано на участии членов сообщества в своих делах.

Эта бифуркация произошла по целому ряду причин. В первую очередь, это стало результатом политики западных стран по "приручению" гражданского общества. Демократической системе гораздо проще получить контроль за обществом, поддерживая и тем самым привязывая финансово, а иногда и административно к себе возникающие из наиболее активных членов сообщества гражданские инициативы. Попытки ликвидировать гражданские инициативы тем или иным способом приводят зачастую только к росту их численности, хотя государства не брезгуют и подобными методами в том случае, если организации не приручаются.

В частности, распространен метод провокации, когда организацию пытаются вывести на заявления или поступки, вызывающие у общественного мнения (тем более с помощью прессы) негативную оценку, и тем самым изолировать такие инициативы от общества. После этого государство может делать все что угодно вплоть до физической ликвидации оппонентов. В нашей стране распространен способ создания фиктивных общественно-государственных" организаций, которые благодаря стабильному финансированию выдавливают из их ниш подлинно гражданские группы. Так, например, произошло с Независимой психиатрической ассоциацией или экологической партией КЕДР.

Однако не только государственные органы превращают широкие гражданские инициативы в послушный профессиональный "Третий сектор". Частные фонды путем выдачи грантов на "позитивные" проекты отрывают небольшие лидерские группы от базового движения и сажают их "на иглу" регулярных инвестиций. Это особенно эффективно действует в нашей стране, где иные виды ресурсов практически недоступны, а активисты экологического движения по большей части влачат нищенское существование.

Действительно, в 1987-1991 гг. Экологическое движение Советского Союза находилось на этапе небывалого всплеска активности. Причиной этой активности был тот факт, что движение того времени опиралось, в первую очередь и в основном, на ЛЮДСКИЕ РЕСУРСЫ, которых было более чем достаточно благодаря начавшимся политическим изменениям, еще не перешедшим в изменения экономические. Иными словами, людские ресурсы доминировали, а финансовые играли второстепенную роль. При этом главной направляющей силой экологического движения являлись ОБЪЕКТИВНЫЕ ПОТРЕБНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ. Проблемы решались быстро, но только тогда, когда эти проблемы поднимало население. Без долларов, без компьютеров, без офисов и даже без официальной регистрации экологическое движение за несколько лет добилось таких результатов, для достижения которых сейчас ему бы понадобились десятилетия. Кроме того, следует заметить, что людские ресурсы имели локальный характер и подпитывали в первую очередь базисные инициативы.

С изменением экономической ситуации в стране изменилась и вся структура движения. Людские ресурсы резко сократились и отошли на второй план, доминировать стали ФИНАНСЫ. Теперь, чтобы нормально работать при почти полном отсутствии людей и постоянном росте стоимости жизни, появилась нужда в долларах. Доллары мог дать только экологический Запад. Доллары могли получить только люди, связанные с экологическим Западом. При этом изменилась и главная направляющая сила движения. На смену объективным интересам населения пришли СУБЪЕКТИВНЫЕ ИНТЕРЕСЫ РАСПОРЯДИТЕЛЕЙ ФИНАНСОВЫХ РЕСУРСОВ. Проблемы стали решаться медленнее и только тогда, когда под них получали финансирование. Основу по-прежнему составляют людские ресурсы, однако теперь они мобилизуются не непосредственно, как было раньше, а через получение ресурсов финансовых. Но нельзя же профинансировать народный протест, и поэтому движение стало профессионализироваться, но не в смысле привлечения специалистов, а в смысле привлечения функционеров.

Изменение вектора получения ресурсов экологическим движением произошло не только в плане происхождения, но и в плане распределения. Что, в свою очередь, привело к структурным изменениям в движении. Если раньше основной ресурс (люди) черпался на локальном уровне и локальными же инициативами, то и структура экологических объединений складывалась из движения снизу и по его потребностям. С началом нынешнего десятилетия структура движения изменилась. Подпитка снизу прекратилась, и вместо нее потекла тоненьким ручейком гуманитарная помощь сверху. Теперь структура изменилась в соответствии с потребностями центра [47]. Так возник "Третий сектор" в бывшем СССР.

Сразу же наметились разногласия в экологическом движении. Одни отстаивают сложившуюся систему грантов и возникающий под их воздействием "Третий сектор" и отрицают наличие противоречий между ним и общественным движением. "Странно сожалеть о том, что спектр неправительственных организаций начал расширяться" - утверждает лидер СоЭС С.Забелин [53] в ответ на заявление другого лидера СоЭС С.Мухачева, который прямо противопоставляет интересы общественного движения интересам профессионального [54]. Многие активисты пишут о создании у распределения западной помощи настоящей мафии, которая действует нагло, почти неприкрыто, но "одни получили и молчат, а другие еще надеются получить и тоже молчат" [56]. Даже издание одного из самых мощных доноров НПО на территории бывшего СССР "Выживем вместе" пишет, хотя и в дискуссионной рубрике, о том, что западная помощь досталась псевдонеправительственным организациям, усилила государственный сектор и бюрократические тенденции в общественном движении [57]. Еще один активист экологического движения Ю.Шевчук выступает за создание отечественного варианта встроенного в существующую государственно-капиталистическую систему "Третьего сектора", получающего средства не от западных грантодателей, а от конкурентов или государственных служб, - "имейте влияние - и деньги появятся" [55]. Шевчук заявляя это, представляет довольно сомнительную, по мнению многих участников движения, организацию "Зеленый крест", которую ни общественной, ни зеленой назвать нельзя.

Хотя вопрос и упирается в настоящее время, главным образом, в западное финансирование, коренные причины противостояния лежат, конечно, в плоскости принципов принятия решений, организационной модели и взаимоотношений в экологическом движении.

миф конфронтации

"Третий сектор" - это прежде всего ресурсные центры, определяющие политику общественных действий и сводящие сами эти действия к минимуму, необходимому для демонстрации того, что данный сектор пока еще третий.

"Альтернативное гражданское общество" - это прежде всего широкое гражданское движение, мощность которого зависит во-первых, от самосознания граждан, от их "культуры самоуправления" и, во-вторых, от степени давления со стороны государства и капитала.

Дискуссии о том, какая модель организации предпочтительнее для современного экологического движения, в странах бывшего Советского Союза сейчас особенно остры. На Западе экологические организации этим уже переболели и разошлись каждая в свою сторону. У нас процесс бифуркации в самом разгаре.

Сейчас "общественники" терпят номенклатуру "Третьего сектора" из-за того, что она не перешагнула некоего порога в численности и степени паразитизма. Однако этот порог уже близок [50].

Лидер Социально-экологического Союза Свет Забелин считает, что парадигма борьбы и конфликта, которая, по его мнению, доминировала последние 70 лет между общественным экологическим движением, государством и капиталом, порочна и не может привести к положительному результату. "Необходим переход к парадигме реального международного и межсекторального сотрудничества на почве решения задач, представляющих осознанный, ощутимый взаимный или общий интерес." [48].

Давайте рассмотрим аргументы против парадигмы конфликта и борьбы.

В первую очередь, не стоит называть это парадигмой, поскольку конфликт не предлагается никем как единственно верный метод решения той или иной проблемы. Конфликт и борьба возникают при невозможности отстоять свои интересы и интересы природы аппеляцией к морали, закону или логике. Парадигма конфликта, скорее, присуща властям и капиталу, так как именно они, не считаясь ни с чем, осуществляют агрессию и вызывают конфликт, а вовсе не те, кто им сопротивляется. Можно говорить лишь о парадигме непринятия существующей системы, а это имеет совсем другое значение.

Забелин предполагает, что за все время существования движений борьбы серьезных изменений не произошло. Не совсем верна и его предпосылка о том, что подобная парадигма доминирует 70 лет. В нашей стране реальная борьба экологического движения велась всего около 10 лет, и несмотря на то, что только небольшая часть движения реально встала на позиции конфронтации, именно за это время были достигнуты определенные успехи в ограничении экспансии на окружающую среду. И наоборот, и ВООП, и Движение ДОП не были носителями такой парадигмы, так как в основном сотрудничали с государством. ВООП так и вообще представляла собой своеобразный "социалистический" вариант "Третьего сектора" вместе с "социалистическими" государством и капиталом.

Так что опыт движения показывает как раз бесперспективность межсекторального сотрудничества, а не выход из тупика для движения.

Что касается движения западного, так ведь там тоже исключительно конфронтация привела к очистке этих стран от антиэкологических производств и свалок.

Все позитивные изменения произошли лишь благодаря общественному движению, а не профессиональным группам.

Что до переноса "грязи" в третьи страны, то каковы масштабы конфронтации, таковы и результаты, и речь нужно вести не о прекращении конфликта и сотрудничестве, а о предании конфронтации всеобщего международного характера: необходима последняя глобальная революция.

Столь же лишены основания утверждения Забелина о том, что линия раздела лежит между теми, кто выступает "за", и теми, кто выступает "против". На самом деле, это, конечно, не имеет никакого значения, ибо если мы выступаем за что-то, то обязательно одновременно с этим и против чего-то. Просто идентификация "против" проходит быстрее и проще. Кроме того, объединяясь на "негативе", мы тем самым подчеркиваем свободу и полиморфность нашей альтернативы Мы не собираемся регламентировать "позитив", а только желаем убрать причины, препятствующие его возникновению. Каждый человек, каждая группа людей может жить согласно своим убеждениям, если это не несет угрозы окружающим.

Всякая регламентация приводит к догматизму и обречена на сектантство и поражение. Впрочем, это ни в коем случае не исключает попыток представить и предложить очерки той или иной модели будущего свободного общества.

Приоритет анархизма перед всеми другими политическими течениями именно в том и состоит, что он уже самим своим названием не регламентирует, как якобы нужно жить (подобно демократии, коммунизму, монархии), а только указывает на причину, мешающую сделать свободный выбор, и борется с ней.

миф иерархии

Важен вопрос об эффективности той или иной структуры движения. Действительно, как показал опыт человечества, иерархия, разделение труда, специализация и профессионализация, как правило, одерживали верх над организациями без иерархии и функционального разделения. Эффективность иерархии основана на исключении затрат энергии на принятие решений. Эффективность разделения труда основана на концентрации энергии. Однако, подобно демпингу в экономической борьбе, эффективность эта носит временный характер. Правда, последующая неэффективность в большей степени касается проблем сообщества, так как не затрагивает интересы собственно иерархии.

Если рассматривать иерархические общественные организации, то мы можем сразу отметить несколько отрицательных моментов в их функционировании.

Первым таким моментом является уязвимость иерархии от внешнего и внутреннего воздействия. В иерархии слишком многое зависит от лидеров. Достаточно изменить ценностную ориентацию верхушки (или же ей измениться самостоятельно), и организация тут же меняет свою цель. Вторым отрицательным моментом является бюрократия, которая возникает почти сразу за иерархией и начинает перетягивать на себя все больше и больше ресурсов. Наконец, главный момент, сводящий на нет весь "положительный" эффект иерархии, - это профанация, делающая невозможным коренные изменения. Таким образом, иерархия и разделение труда могут подходить только для организаций, не ставящих перед собой действительно стратегических социальных задач, например, реформистам, политическим партиям и т.п.

Кроме того, как отметил профессор Яницкий, возникает реальная опасность "обрастания экодвижения, и прежде всего Социально-экологического союза, массой организаций-попутчиков, не имеющих экологической ориентации" [49].

Экологические организации из явления массового и общественного превращаются сейчас в структуры закрытого типа. Конечную модель таких превращений можно увидеть в Greenpeace, где декларируемые пять миллионов членов по всему миру - глобальная фикция, миф, так как они, эти члены, даже при возникновении у них такого желания не могут влиять на принятие решений своей организации. Фактически Greenpeace состоит из нескольких тысяч профессионалов (функционеров и специалистов), а пять миллионов - это сочувствующие или сторонники.

По мнению многих активистов, в такой ситуации нет ничего плохого. Движение, дескать, организм гибкий и постоянно перестраивающийся в соответствии с внешними условиями. Придет время, и нижний уровень самовосстановится.

Здесь присутствует та же ошибка, что и в вопросе об обществе, - все возлагается на некие природные законы, которые все сами урегулируют. Возможности в строительстве движения самих его участников не предусматривается. Между тем, только сами участники движения могут создать такую организацию, которая им по нраву, соответствует убеждениям и стратегическим задачам.

движение

Каким же должно быть действительно общественное движение? Движение, способное выполнить стратегические цели? Не превратиться в бюрократическую организацию, не пойти на компромисс с властью и капиталом, при которых планка целей будет занижена?

Если мы ценим Свободу и Жизнь, если мы боремся против иерархии, если мы готовы предложить обществу иную форму организации, чем та, которая существует сейчас, то наиболее приемлемой формой для нас является движение.

Движение как форма организации - это открытое сообщество людей, имеющих единую для всех и понятную всем участникам цель (или комплекс целей) и не ограниченных иерархическими рамками.

Такое движение невозможно возглавить, им невозможно управлять. Его можно только инициировать. Подобно камешку, вызывающему лавину, отдельная личность может лишь дать толчок этому процессу, после чего она превращается в часть движения и как всесокрушающей лавиной увлекается уже общим процессом. Открытость движения подразумевает свободное и равное в нем участие любой личности, согласной с поставленными движением целями. Не надо воспринимать его как слепое действие толпы. Если цель движения понятна каждому его участнику, то о какой слепоте может идти речь [51].

Очень жаль, что СоЭС, считавший "формирование и развитие активного общественного экологического движения на пространстве СССР" своей основной целью в 1987-1994 годах, теперь эту цель "утерял" [52]. Еще хуже то, что утерянную цель искать никто не собирается, посчитав ее выполненной. Поэтому ищут что-то совсем другое... Пытаясь предлагать другим полумифическое устойчивое развитие, о развитии собственного движения и думать забыли. Рассуждения ряда лидеров СоЭС о ненужном излишестве массового движения, о бесперспективности его развития, об огромных из за него "потерях" ресурсов являются тревожным симптомом близкой деградации этой организации.

Движения никогда не бывает достаточно. Никто не может ограничивать рост движения, ссылаясь на нехватку материальных ресурсов или отсутствие необходимости в массовости (то есть на избыток людских ресурсов).

Движение нужно развивать, а для этого (и не только для этого) необходимо вводить в программу экологического движения все социально значимые вопросы: права человека, социальные отношения, проблему несправедливого перераспределения общественных ресурсов (то, что называется рыночной экономикой), общественную и личную безопасность, мир и т.п.

Все эти вопросы нужно включать не по соображениям конъюнктуры - не стоит уподобляться политикам, использовавшим экологическую проблему, - движение должно взять на себя действительное их решение, и только тогда можно будет избежать противоречия между социальным и экологическим началом.

Движение должно расти до тех пор, пока не заменит собой существующую систему. Альтернативное гражданское общество должно вытеснить собой существующие институты, виновные в уничтожении природы и человеческих отношений.

Только таким путем можно добиться коренных изменений, только таким путем может произойти социальная экологически ориентированная революция. Путь реформирования системы равно как и путь ухода от нее, ведет в никуда.

Глава 7. АКЦИЯ

Мы говорим об акциях в самую последнюю очередь потому, что они не имеют какого-либо самостоятельного значения. Их нельзя рассматривать без связи с этикой, целями и стратегией движения.

Люди выходят из дома и ложатся под бульдозер, который намерен извести скверик в котором они отдыхают, с которым связаны какие-то их воспоминания. Люди борются за себя, за свою малую (и единственную достойную защиты) родину. Люди эти - никакие, разумеется, не экологи, а их движение - не экологическое движение. Это не плохо, просто не имеет к нашей теме прямого отношения. Для нас важен момент, когда эти люди начнут действовать исходя из убеждений и желания изменить систему, планомерно уничтожающую не один только скверик, а всю среду обитания всего человечества. Призывы действовать локально сопровождаются всегда призывом думать глобально.

И это не просто красивый лозунг - это формула движения.

Акция - это шаг на пути к достижению ваших стратегических целей, а не просто реакция на агрессию.

Участниками и особенно лидерами движения основного течения и реформистами результативность акций явно принижается. "Собака лает, а караван идет", - примерно в таком духе высказался на счет акций лидер СоЭС Свет Забелин. Разного рода политики и прагматики высказываются еще злее. Никакого каравана нет, коллеги. Государственно-индустриальный караван - это мираж, и его, как и всякий мираж, не имеет смысла никуда поворачивать. Общество вовсе не единодушно в стремлении к катастрофе. Многие прогрессивные верблюды уже повернули в сторону. Каждый в свою. Но это уже не так важно. Наша задача - не просто уйти самим, а показать гибельность прежнего пути и возможные варианты выхода остальным. А для этого нужно продолжать борьбу в обществе.

Многими выдвигается концепция о "разделении труда", когда декларируется, что любая деятельность одинакова ценна и пусть, мол, одни занимаются акциями, другие сидением в парламентах и правительствах, а третьи - научными изысканиями или написанием руководств для движения. Дескать, все мы играем в одни ворота и нечего нам делить.

Может быть в научно-экологическом аспекте акции движения не сделали ничего примечательного (разве что косвенно заставили правительства и фонды больше финансировать исследования в этой области), но, повторюсь, наука не важна для общественного движения. Оно не обязано давать научную или техническую мотивацию своих действий и требований. У движения на первом плане находятся эмоции, а в основе - этика.

Между тем, акции часто достигают гораздо большего, чем реформаторы, даже в области реформирования. Так, именно в результате акций протеста в Чапаевске, Новочебоксарске, Москве и других местах была сорвана реализация или подписание одной за другой нескольких программ уничтожения химического оружия в СССР и России, а также ратификация соответствующей международной конвенции.

Несмотря на политическую конъюнктуру разоружения, через которую не смогли бы переступить "реальные политики", несмотря на мощное давление извне (со стороны западной дипломатии) и изнутри (со стороны Министерства обороны), через что не смог бы переступить ни один член правительства, безумные планы транспортировки на большие расстояния и затем уничтожения химического оружия путем сжигания были сорваны. Потом уже к голому протесту добавилась наука в лице нескольких ученых и политика в лице нескольких депутатов, но они уже не сделали погоды. Кстати, американские коллеги делали больший упор именно на лоббирование (Партии Зеленых в ихнем парламенте не будет никогда), работу экспертов, но не на акции и проиграли. Зеленые ФРГ (самая мощная парламентская фракция экологистов в мире) ничего не могут сделать с хранилищем радиоактивных отходов в Горлебене. А вот антиатомное движение, делая своими акциями каждый проход транспорта с отходами все дороже (последняя цифра только расходов на полицию превышает 100 миллионов марок), ведет Правительство или к банкротству, или к пересмотру этого проекта. Совсем недавние противоречия вокруг проекта ВСМ Москва-Петербург так же были разрешены не на парламентском или правительственном уровне, а на уровне гражданского сопротивления. Потом и здесь появились политики всех мастей. Под давлением протеста, а не в результате парламентской работы принято (или, наоборот, отклонено) множество важных с экологической точки зрения законов и решений.

Не стоит забывать, что и сами экологические партии попадают в парламент исключительно из-за ассоциации в глазах избирателя с протестом.

Так что протестное движение сделало и еще сделает в плане экологических реформ гораздо больше реальных политиков (только для реформаторов это основное дело, а для протестантов - не особенно важный побочный продукт).

выбор объекта акции

Конкретная проблема, которую вы желаете решить своей акцией, должна иметь для вас воплощение в какой-либо конкретной цели.

Если цель (в смысле, объект воздействия) не очевидна, то ее необходимо определить.

Объектом может быть, например, экологически вредоносное сооружение (например, Атомная станция или Химический завод) или, наоборот, что-то экологически полезное, чему угрожает опасность (например, Национальный Парк, Заповедник или Озеро). Это может быть и дирекция или вышестоящее управление, вплоть до министерства. Это также может быть орган власти или заинтересованная коммерческая структура. Наконец, объектом может быть отдельный человек. Вариантов много, но вам нужно выбрать один (для акции) или несколько (для кампании).

Ниже приведены критерии выбора объекта для акции или кампании, выработанные семинаром "радикальной фракции" Нижегородской конференции Социально-экологического Союза 6 апреля 1994 года.

Для удобства восприятия критерии также сгруппированы в несколько тематических блоков:

экология

- Максимальная экологическая опасность непосредственно этого предприятия и/или продуктов его производства.

- Комплексный характер экологических проблем (объект оказывает разностороннее негативное влияние на окружающую среду). Например, вырубка ценных лесов для строительства грязного производства.

- Желательно, чтобы объект оказывал негативное влияние на окружающую среду в нескольких странах. Это поможет привлечь больше внимания к проблеме и оказывать давление, в том числе из-за рубежа.

- Наличие инцидентов, имевших катастрофические последствия, на данном или аналогичных объектах.

- Юридическая незаконность объекта (противоречие природоохранному, земельному, лесному, водному и другим законодательствам, в том числе конституционным нормам).

характеристика объекта

- Объекты, находящиеся на стадии начала строительства или начала расширения производства.

- Комплексный характер претензий к объекту (объект не только наносит экологический ущерб, но также социальный, этический и т.д.). Например, экологически вредное производство оружия с последующим экспортом.

- Территориальная доступность объекта (в том числе степень удаленности от коммуникационных центров, проблема транспорта - как быстро и часто ходит транспорт, сколько пересадок, стоимость).

- Доступность средств связи - телефонные линии, теле-радиовышки и др.

- Желателен максимально свободный доступ на территорию объекта или к подъездным путям.

- Наличие технических условий для прямого действия - чтобы было что блокировать, к чему приковаться, на что залезть и т.д.

население

- Отсутствие заинтересованности населения в существовании объекта. Объект должен быть в минимальной степени социально и экономически интегрирован в местную инфраструктуру, что обеспечивает минимальные негативные последствия для местного населения в случае успешного завершения акции.

- Наличие социальной напряженности, явно выраженного недовольства населения, причиной которого не обязательно является объект.

- Наличие потенциальных пассивных сторонников и активных союзников, желательно объединенных.

- Более полный объем информации у организаторов акции, чем у населения, дающий возможность поддерживать постоянное напряжение.

ситуация

- Наличие возможности альтернативного решения проблемы (экологически чистые технологии, трудоустройство, альтернативные проекты развития региона и т.д.).

- Объект должен быть слабым звеном в комплексе отраслевых или региональных проблем (возможность создания прецедента, который повлек бы за собой решение других проблем данного типа или общий кризис индустриальной или государственной системы - "принцип домино").

- Зависимость объекта от иностранных фирм. Во-первых, это дает возможность вести кампанию параллельно за рубежом, во-вторых, подобные контракты легко разорвать, в результате чего сокращается финансирование объекта).

- Слабая поддержка объекта государственными органами (плохое финансирование, незаинтересованность властных структур в объекте и т.д.).

- Нерентабельность объекта.

- Наличие конкурирующих с объектом структур как внутри отрасли, так и между отраслями или противоречий во властных структурах.

- Символичность объекта для населения, отрасли, органов власти. Например, мы говорим "атомная станция" - подразумеваем Минатом или Чернобыль.

информационное обеспечение

- Наличие и доступность достоверной информации об объекте (желательна документация).

- Наличие информации о возможности альтернативного решения проблемы (желательно научных разработок).

- Наличие как в регионе, так и в центре журналистов, заинтересованных в освещении проблемы (желательны личные контакты).

- Популярность темы в средствах массовой информации.

- Зрелищность объекта или акции для привлечения внимания журналистов.

- Нестандартность, абсурдность объекта, способствующие сенсационности освещения акции.

- Наличие компромата на руководство.

общее

- Реальность достижения целей акции.

- Непротиворечивость перечисленных выше критериев.

Разумеется, нигде и никогда вы не найдете полного сочетания всех этих критериев. Они, так сказать, идеальный вариант для образа вашего противника. А противник последнее время стал умнее, хитрее и ожесточеннее.

Вышеперечисленные критерии помогут вам и в том случае, если вы вообще не имеете идей о том, чем бы вам в жизни полезным заняться.

Кроме того, список будет полезен и для подготовительной работы, так как отсутствие некоторых критериев можно и ликвидировать (конечно, почти невозможно создать конкурента, но, например, собрать компромат на руководство или раздуть тему в средствах массовой информации вполне под силу каждому). Этот список даст вам направление для поиска.

Если вы вновь не согласны с радикалами или вас пугает циничность этого списка, рекомендации те же - составьте свой собственный.

организация инициативной группы для проведения акции

Для подготовки и проведения акции вам понадобятся люди, которые будут вам помогать. Помощь необходима, даже если вы проводите индивидуальные акты голодовки или самосожжения.

Собственно говоря, ваша организация, коли уж она взялась за проведение акций, должна иметь некоторое количество людей, и важно только правильно распорядиться своими силами. При необходимости можно, проведя ряд массовых акций или запустив информацию с адресом в местную газету, найти себе единомышленников (как минимум, к вам должны забросить людей ваши спецслужбы).

Разделим условно инициативную группу на две части:

а) боевая группа, в задачи которой входит проведение собственно акции;

б) группа поддержки, задачами которой является разнообразная помощь первой группе, а кроме того, деятельность, направленная на достижение максимальной эффективности от проведенной акции.

В боевую группу необходимо приглашать, во-первых, добровольцев, во-вторых, людей, имеющих "чистые" документы (сюда входит наличие паспорта с пропиской или визой для иностранцев, отсутствие судимости на территории данной страны и др.), в-третих, людей, хоть сколько нибудь дисциплинированных.

Группа поддержки, в свою очередь, делится на несколько подразделений:

1. Информационная поддержка. Основная задача этого подразделения - оперативное информирование прессы и общественности о происходящих событиях.

2. Юридическая поддержка. Юридическая защита всех участников акции и юридическое нападение на оппонентов.

3. Техническая поддержка. Включает в себя множество "мелочей": от написания плакатов до оформления виз приглашенным зарубежным участникам.

Ядра всех этих подразделений должны быть сформированы заблаговременно, даже если их функции не подразумевают подготовительной работы.

Структура работы инициативной группы зависит от внутренних устоев вашей организации (прочитайте устав, если таковой у вас имеется).

разведка

Для эффективности действий вам необходимо не только узнать как можно больше о проблеме или объекте, но и разнюхать обстановку вокруг.

Для этого вам вовсе не обязательно устанавливать "жучки" в кабинетах и "мерседесах", мерзнуть с фотоаппаратом ранним утром на столбе, изображая из себя электрика, или бегать по крышам, отстреливаясь из маузера...

Помните: одна из самых уважаемых разведок мира - ЦРУ - 90 процентов информации черпает из средств массовой информации.

А. Информация о проблеме.

На самом деле, она у вас должна быть задолго до акции, иначе с чего бы вам браться за это дело. Однако может случиться и так, что вы наткнулись на проблему случайно. В любом случае вы должны собрать ее максимальное количество, после чего сгруппировать (хотя бы на негативную и позитивную; первая поможет вам в критике и пропаганде, вторая позволит предугадать и предупредить аргументы ваших оппонентов).

Б. Информация об объекте (объектах).

То же, что и с информацией о проблеме (позитив - негатив). Кроме того, вам необходимо собрать техническую информацию об объекте или объектах (схему или карту объекта, если он разнесен в пространстве, график работы, штатное расписание, реквизиты и др.), которая позволит вам избрать правильную тактику и стратегию.

В. Сторонники и противники.

Подробнее о сторонниках и противниках читайте ниже.

Здесь же необходимо еще раз напомнить, чтобы вы не особенно полагались на свою память, а составили список и тех и других, со всеми их контактами, мотивацией их позиции, компроматом на противников.

Г. Социальная, экономическая и политическая ситуация.

Информация такого рода касается прежде всего местного населения. Знание потребностей и предпочтений различных социальных групп, их политической ориентации, наличия противоречий поможет вам в проведении "правильной линии поведения".

Куда бы вы ни приехали, вас будут уверять, что вы приехали совершенно зря, что люди именно в этом месте абсолютно апатичны и "с ними каши не сваришь".

Не следует пренебрегать мелочами, например, неплохо было бы узнать, как долго не платили зарплату работникам вашего объекта (может получиться и так, что им выплатят зарплату с условием активных действий против вас). Собранная информация ничего или почти ничего не даст, если не будет соответствующим образом обработана. Например, если вы будете знать, что в городе свирепствует безработица, а вредный объект даст множество новых рабочих мест, но не сделаете из этого выводов (как результатов анализа полученной информации), то можете с большим удивлением нарваться затем на серьезные неприятности.

сторонники и противники

Знание о сторонниках необходимо для того, чтобы обеспечить поддержку вашей работе как в виде поставки ресурсов, так и в виде союзных и солидарных с вами действий. Знание о противниках необходимо для прогнозирования возможного противодействия вашей работе со стороны оппонента.

Используя знание о сторонниках и противниках, вы можете проводить работу, направленную на нейтрализацию противника, падение его авторитета, договоренность с ним и даже переход противника в категорию сторонников. Такой вид полезной деятельности называется интригами. Не следует также забывать об аналогичных действиях оппонента. Его интриги следует расстраивать, выводя оппонента на чистую воду.

Даже если вы самодостаточны и самоуверенны, знание о противниках и сторонниках вам, как минимум, не повредит.

мотивация

Противники или сторонники вашей акции возникают не сами по себе, а по какой-либо причине. Причина эта называется мотивом. Мотивация, главным образом, является интересом, связывающим противника или сторонника с объектом вашей акции. Поскольку в мире сейчас доминирует капиталистическая система, весьма вероятно, что интерес этот будет большей частью финансовым, но вовсе не обязательно - наша страна богата на сюрпризы.

Вот некоторые причины, по которым вы можете приобрести себе противников:

1. Экономический интерес.

2. Административный интерес (например, выполнение плана или исполнение ведомственных инструкций).

3. Финансовая зависимость от объекта акции или власти.

4. Юридическая или административная зависимость.

5. Социальная зависимость (например, зависимость развития инфраструктуры города или создания рабочих мест от реализации проекта, против которого вы выступаете).

6. Политический интерес (отношение к вашей акции может быть разыграно в политической борьбе).

7. Личные симпатии или дружественные отношения с руководством объекта.

Некоторые причины по которым вы можете приобрести себе сторонников:

1. Противоположный экономический интерес.

2. Противоположный политический интерес.

3. Эстетический, культурный и экологический интерес.

4. Понятный риск катастрофы.

Но может возникнуть и чисто субъективная мотивация.

Например, длинные волосы ваших активистов или их не местное происхождение, при случае, дадут вам и сторонников, и противников.

Для того чтобы не возникало лишних проблем (их у вас и без того будет много), не следует, например, курить во время проведения массового мероприятия, пресс-конференции, интервью и т.п., так как курение и экология в массовом сознании несовместимы. Вообще, побольше следите за своим поведением и не отпугивайте население экстравагантными выходками (если только это не является частью акции).

Знание мотивации является одним из ключевых моментов для анализа и планирования вашей деятельности.

общие рекомендации

Составьте подробные списки противников, сторонников и нейтрально настроенных сил с их контактами, изложением позиций и мотивов. Работать, имея перед глазами подобный список, гораздо удобнее.

Многое зависит от распространяемой вами информации о себе, об акции, о проблеме. Некто, находящийся в совершенном неведении, разумеется, не может являться ни противником, ни сторонником, и от того, кто донесет до него информацию и в каком виде, во многом зависит дальнейшая его позиция.

1. Общественные организации.

Может быть, для вас это будет открытием, но кроме вашей экологической организации вокруг действует или существует множество общественных организаций самой различной ориентации. Организации, чья деятельность способствует или препятствует социальным изменениям (то есть изменениям в обществе), принято называть общественными. Кроме того, их называют неправительственными организациями - НПО, или "третьим сектором". Хотя в этих случаях имеется в виду политико-экономический их статус: не коммерческие (то есть не направленные на извлечение прибыли) и не бюджетные (то есть не состоящие на государственном довольствии).

Сложный вопрос относительно религиозных и политических организаций. С одной стороны, они определенно действуют на том же поле, что и общественные организации. С другой стороны, они явно не отражают интересы всего сообщества.

Как правило, общественные организации (в отличие, например, от политических) не действуют друг против друга, поскольку призваны выражать интересы одного и того же сообщества. Но иногда само сообщество бывает расколото, и в этом случае бывают и весьма жесткие конфликты между НПО.

Так, например, известно мощное противостояние между движениями за и против запрещения абортов (хотя в первом случае прослеживается четкая религиозная окраска). В экологическом движении можно припомнить споры между городским населением, выступающим за строительство окружной дороги, позволившей разгрузить проблему городского транспорта и загрязнения городской среды, и сельским или пригородным населением, выступающим против таких проектов, отчуждающих их землю и увеличивающих нагрузку на природу в районе строительства.

Общественные организации бывают нескольких уровней (локального, регионального, национального и международного), а также разного профиля, тематики (правозащитные, пацифистские, демократические, анархические, организации домохозяек, молодежные и др.).

Общественные организации располагают мощным потенциалом, который заключается главным образом в мобилизационных их возможностях.

Действительно, зачем вам заново (и только на время акции или кампании) создавать общественное движение с целью решения какой-либо проблемы, если вы можете использовать уже существующие структуры общественных организаций.

У организаций различного уровня мобилизационный потенциал соответственно различен. Местные и региональные организации ценны людскими ресурсами, своими связями. Национальные и международные организации ценны, скорее, информационными и отчасти финансовыми ресурсами. Кроме того, они могут быть в ряде случаев весьма авторитетными для местных структур и населения. Местные и региональные организации больше зависят от власти, нежели национальные и, тем более, международные.

Различен потенциал и у организаций разного профиля. Например, правозащитные организации имеет смысл привлекать, в первую очередь, к юридическим аспектам проводимой акции, а организации домохозяек - к работе с жителями домов и дворов.

Что можно получить от общественных организаций - сторонников:

а) Принятие резолюций в вашу поддержку, отправка писем, факсов, коллективных обращений по этому поводу, публикации в прессе.

б) Инициирование разнообразных (в зависимости от профиля и возможностей организации) акций в вашу поддержку.

в) Использование связей организаций с местными или центральными структурами (людьми, властями, научными организациями, прессой и др.).

г) Использование ресурсов (опыта, людей, финансов, оборудования и др.) организации для поддержки вашей акции или кампании.

д) Использование информационных материалов организации о проблеме, объекте, людях, сторонниках и противниках и др.

Что можно ожидать от общественных организаций - противников:

а) Принятие резолюций и обращений против ваших действий.

б) Проведение контр-акций.

в) Блокирование доступа к информации и другим ресурсам.

г) Других неприятностей.

2. Органы власти.

В СССР власть, как правило, была основным противником общественного движения, так как оно, это движение, не было санкционировано самой властью. Роль финансового капитала в советские времена была незаметна. Другое дело теперь, когда финансы стали в центре политической системы, а власть несколько демократизировалась и вынуждена иногда считаться с мнением общественности.

Органы власти бывают законодательными (от которых почти ничего не зависит) и исполнительными (от которых зависит многое). Кроме того, власть бывает центральной (федеральной), региональной и местной.

Сейчас, когда тоталитарная система несколько расшаталась, органы власти не следует однозначно относить к своим противникам при проведении акции или кампании.

Во-первых, интересы властей различного уровня или различных ветвей могут не совпадать.

Во-вторых, не совпадать могут интересы власти с интересами капитала. В-третьих, сами органы власти не являются политически монолитными и можно найти поддержку у отдельных их представителей.

В-четвертых, карьеризм достиг небывалых размахов и темпов и можно использовать личные амбиции власть имущих в своих альтруистических целях.

В-пятых, время от времени проходят выборы.

К власти вообще нужно относиться как можно более цинично. Помните: это не вы должны власти, это она вам должна.

Экологические органы власти хотя и должны, казалось бы, быть на стороне общественного экологического движения, однако чаще занимают нейтральную позицию, не желая портить отношения с учреждениями из соседних кабинетов. Не следует забывать, что экологические органы подчинены политической и экономической структурам власти. Но иногда достаточно легкого толчка, что бы экологические органы начали заниматься своим делом. Этот толчок в виде требований населения, по-видимому, необходим властям для оправдания перед коллегами по бюрократической корпорации и в некотором роде развязывает им руки. Поэтому при работе с экологическими органами власти следует опираться на массовые выступления, заявления трудовых коллективов, домовых комитетов и т.п.

Существенный недостаток власти - это наличие карательных органов. Милиция, контрразведка, армия, МЧС, прокуратура, налоговая полиция - настоящая стая пираний, готовая растерзать вас в любой момент. Большинство из этих органов (за исключением налоговой полиции) очень не любят ваши акции и кампании, даже если вы ничего и не замышляете. С трудом, но можно найти сторонников и среди этих, так сказать, институтов.

Что можно получить от властей - сторонников:

а) Принятие постановления, резолюции или закона по вопросу ваших требований.

б) Инициирование процесса в арбитражном, верховном или конституционном суде (в последнем случае право на это имеют субъекты федерации, т.е. регионы).

в) Замораживание банковских счетов вашего оппонента.

г) Допуск к некоторым государственным или муниципальным ресурсам.

д) Игнорирование ваших мелких неправовых выходок.

Что можно ожидать от властей - противников:

а) Применение карательных органов.

б) Давление на ваших сторонников, зависящих от органов власти.

в) Игнорирование мелких и даже крупных неправовых выходок против вас со стороны карательных органов или вашего оппонента.

г) Других неприятностей.

3. Коммерческие организации.

Поскольку коммерческие организации, как правило, не занимаются производством, они не могут являться вашим непосредственным оппонентом во время проведения акции (это удел промышленных структур, о которых речь пойдет ниже).

Однако, имея финансовую заинтересованность, коммерческие организации могут стать более серьезным противником, чем простой исполнитель. Тем более, криминализация коммерческих структур достигла небывалого размаха. Оказаться на пути криминальной машины - удовольствие не из лучших.

В то же время помогать вам в случае их незаинтересованности в реализации проекта они особенно не станут. Им проще, ближе и, главное, понятнее устранить конкурента иным способом. Предполагать то, что конкуренты жаждут финансировать экологическое движение, - это выдавать желаемое за действительное. Кроме того, здесь возникает этическая проблема.

Поскольку, как уже упоминалось, финансовый интерес все чаще и чаще выходит на первый план, а также является палкой о двух концах, то есть может быть использован как с пользой, так и во вред вам, остановимся на экономическом интересе особо.

Финансовый интерес ваших потенциальных сторонников может заключаться в следующих моментах:

а) Интерес в альтернативном проекте.

б) Интерес в ослаблении конкурента.

в) Несправедливый конкурс (закрытый тендер и т.п.).

Не следует забывать, что финансовый интерес не имеет ничего общего с этикой. Если ваш потенциальный сторонник получит доступ к прибылям вашего противника, он забудет о всех обязательствах перед вами или населением и превратится в вашего злейшего противника. Даже в том случае, если именно вы стали причиной этого успеха.

Что можно получить от коммерческих организаций - сторонников:

а) Финансовую поддержку.

б) Обеспечение безопасности.

Что можно ожидать от коммерческих организаций - противников:

а) Провокаций со стороны (полу)криминальных элементов.

б) Других неприятностей.

4. Промышленные структуры.

Конечно, сейчас промышленные структуры уже не обладают той силой, что раньше, когда они являлись практически продолжением системы власти. Теперь они вынуждены (хотя и не всегда) подчиняться законам, которые (кто бы мог подумать) иногда принимаются вопреки интересам промышленности. Надо, однако, отметить, что промышленное лобби остается одним из самых мощных в странах бывшего СССР. Кроме того, те или иные промышленные структуры могут играть роль своеобразной священной коровы, замыкая на себя всю местную инфраструктуру. (Иногда от одного промышленного предприятия зависит практически вся жизнь города: транспорт, учреждения культуры, торговая сеть и т.п., как, например, в автозаводском районе Тольятти.) Промышленные структуры не всегда являются вашим противником (это зависит от тематики вашей акции), однако вряд ли они будут когда-нибудь вашим серьезным сторонником. В отношении конкурентов промышленные структуры занимают позицию, схожую с коммерческими организациями (см. выше).

В ряде случаев можно, конечно, выступить совместно с промышленным объектом, например, с требованием выделения средств на замену устаревшего оборудования на более технологичное и чистое. Однако такое сотрудничество может быть лишь краткосрочным и носить только пунктуальный характер. Вообще же не стоит связывать себя долговременными обязательствами со структурами, в любом своем качестве терроризирующими природу. Нужно понимать, что обновление производства - всего-навсего отсрочка... Этот вопрос, правда, лежит в несколько иной плоскости.

Что можно получить от промышленных структур - сторонников:

а) Принятие обращения или другого документа по теме поднятой вами проблемы.

б) Допуск к ресурсам предприятия.

в) Пропуск ваших агитаторов на территорию предприятия.

г) Отсутствие противодействия поддерживающим вас трудовым коллективам или профсоюзам.

Что можно ожидать от промышленных структур - противников:

а) Пропаганда против вас в трудовых коллективах.

б) Активные противодействия вашей кампании.

в) Другие неприятности.

5. Зарубежные и международные организации.

Зарубежные и международные коммерческие и промышленные организации имеют опыт борьбы с общественными организациями, в том числе и не только судебный. В то же время они испытывают определенные трудности, работая в нашей неправовой среде. Среди них почти нет тактических противников (зато очень много стратегических - транснациональные корпорации, например). Многие зарубежные и международные коммерческие и промышленные организации имеют благотворительные программы, что является не столько следствием их альтруистического мировоззрения, сколько попыткой снизить налоги. Тем не менее, вы можете рассчитывать на получение некоторых ресурсов по таким программам, если они распространяются на ваш регион.

Межгосударственные объединения, скорее, являются сторонниками общественных экологических организаций: во-первых, международные экологические и технологические стандарты значительно выше, чем в странах Восточной Европы, во-вторых, межгосударственные образования несут, скорее, защитные функции (охрана труда, здоровья, культуры, мира и т.д.), оставляя карательные самим государствам, в-третьих, межгосударственные формирования находятся под сильным общественным контролем.

Иностранные государственные организации, как и финансово-промышленные, могут иметь благотворительные программы, которые у них называются гуманитарными. Доступ к таким программам получить даже проще, чем к частным фондам, так как можно действовать через посольства и консульства, которые в бывшем СССР в изобилии.

Международные общественные организации. Их недостаток в том, что они пытаются работать на глобальном уровне, на котором работать невозможно, а можно только руководить или координировать.

Отсюда в таких организациях засилье бюрократов и равнодушных к вашим реальным проблемам людей. Однако без ваших акций они мало что значат, поэтому будут вас безусловно поддерживать, чтобы оправдать свое собственное существование.

Надежнее опираться на родственные вам зарубежные организации, которые действуют подобно вам в своих странах, хотя зачастую у них может и не быть ресурсов на достаточную вам помощь (они ведь сами работают). Хотя проявить солидарность письмом или факсом они в состоянии.

6. Политические партии.

Политические партии в странах бывшего СССР бывают следующих разновидностей: 1) партии, созданные только для участия в выборах, а затем в работе органов власти, как правило, таковые создаются незадолго до выборов и распадаются после них; 2) партии, которые ведут и другую работу помимо выборов и участия во власти; они, как минимум, существуют дольше, чем длится предвыборная кампания; однако и для этого типа партий власть и выборы являются основным видом деятельности; 3) партии, для которых участие в выборах или работа в органах власти не являются главными.

Поскольку партии третьего типа являются по сути общественными организациями, то к ним относится и все, что было сказано выше в данной главе, и мы не будем к этому возвращаться. Отметим только, что партии первых двух типов постоянно надувают общественность, заявляя, что борьба за власть для них не главное, поэтому ведущие обществоведы мира рекомендуют при определении типа партии судить не по словам, а по делам.

Что касается первых двух: раз партии первого типа существуют лишь короткое время предвыборной гонки, стало быть, и вашим сторонником и противником они могут стать только в это время. Причем уровень любой экологической акции или кампании для них во время выборов столь незначителен, что вряд ли вред или помощь от них может быть сколько-нибудь существенна. Ну, может быть одно - два заявления и участие в пресс-конференции или круглом столе. Причем не имея времени на подготовку, представители такой партии, скорее всего, будут опираться на кем-нибудь подготовленные материалы. Ваша задача, чтобы это были вы.

Партии второго типа, в отличие от первого, обладают программой, а не списком предвыборных обещаний. Поэтому ваша задача - объяснить членам такой партии, что ваша акция является прямым продолжением и реализацией их программы, тем самым, превратить их в своих сторонников. Но помните, что этим же занимаются и ваши оппоненты. Доказать необходимость промышленного роста любой ценой гораздо проще, чем доказать необходимость отсутствия такого роста.

Приоритетной для любой партии является политическая деятельность. Любые ваши предложения будут рассматриваться руководством партии или ее членами через призму политической целесообразности. То есть если ваши действия не будут однозначно положительно восприняты убедительным большинством населения, то, скорее всего, на поддержку со стороны партий вы можете не расчитывать.

Что касается ожиданий и выгод, то партии в этом плане мало отличаются от общественных организаций. Разве что помимо прочего они могут иметь определенный вес в представительных органах власти.

7. Местное население.

Это основной объект работы, так как от активности населения во многом зависит и поведение властей, и отношение к вам общественных организаций и партий.

Население, за исключением редких случаев очевидной экологической угрозы, не является чем-то единым, монолитным. Оно делится на различные социальные группы по признаку своего статуса, уровня жизни, иногда этнической или религиозной принадлежности. Разные социальные группы могут по-разному относится к вам и вашим действиям в зависимости от отношений между ними и объектом вашей акции.

Очевидно, что трудно рассчитывать на поддержку тех социальных групп, которые интегрированы в систему вашего оппонента, например, там работают или пользуются социальной инфраструктурой.

Часто люди не могут отказаться от работы, несмотря на очевидность ее опасности для всего населения и прежде всего для них самих из-за экономической зависимости. И в этом случае без четкой программы переориентации производства или создания новых рабочих мест в другой сфере деятельности всякая агитация бесполезна.

Местное население группируется по месту жительства и по месту работы. По месту жительства население менее зависимо от любого типа структур, по месту работы оно более организованно. Поэтому желательно проводить работу в обоих этих местах.

Помните: пришедших к вам людей нельзя оставлять без дела. В следующий раз они не придут. У вас всегда должны быть наготове дела на разные возможности и вкусы. Желательно составить и иметь под рукой соответствующий список.

Универсальных рецептов о том, "как завоевать себе друзей", не существует. Некоторые считают, что достаточно облапошить население какими-нибудь обещаниями или запугать угрозами, и оно будет на вашей стороне. Не надейтесь, не будет. Или будет, но не надолго, а затем обернется против вас.

Правильнее аппелировать к разуму, к логике.

Если вы опередите вашего противника, вы можете изменить статус субъекта вашей деятельности. Например, можно организовать охраняемую природную территорию в том месте, где геологи уже нашли нефть, но медлительные нефтяные корпорации еще не развернулись. Можно организовать и пробить у местных властей на подобной территории дачный кооператив.

Работать на местном уровне можно гораздо более оперативно, чем на федеральном, особенно если вы хотите этого. Для этого вам нужна оперативная информация, лояльное отношение местных властей и хорошая порция наглости.

***

Акция - это всегда импровизация. "Живое творчество масс". Как и всякая хорошая импровизация, она готовится заранее и может использовать заготовленные и уже апробированные варианты.

Следует различать акцию от кампании. Акция - это одномоментное действие, направленное на решение отдельной (элементарной) задачи.

Кампания, в отличие от акции, имеет протяженность в пространстве и/или времени. То есть кампания состоит из множества акций, проведенных с одной и той же целью друг за другом последовательно и/или в разных местах одновременно.

Соответственно у кампании существует своя специфика - ведь необходимо согласовывать все это множество акций между собой, чтобы достичь наибольшей результативности, и тут главная опасность - посадить себе на шею какого-нибудь координатора-благодетеля.

Ярким примером "последовательной" кампании может служить Лагерь протеста - форма широко, применяемая как у нас, так и за рубежом.

Кампания типа "Лагерь протеста" заключается в установке возле объекта палаточного городка (перед проходной завода или перед зданием заводоуправления, возле трассы, на территории объекта и т.п.) в качестве основной базы. А затем осуществление постоянного давления на объект путем проведения широкого спектра разовых акций. Сам лагерь протеста также служит инструментом давления, тем более, если он разбит, например, в зоне взрывных работ в Национальном парке (многие "Хранители Радуги" считают акцию в Самарской Луке - лучшей, в то время как ничего особенного там добиться не удалось).

Преимущества такого типа кампании заключаются в том, что инструментарий можно менять по ходу кампании, в зависимости от сложившейся ситуации. Кроме того, это дает возможность также в зависимости от ситуации перераспределять внутренние ресурсы организации (например, по необходимости использовать резерв). Но главное преимущество - это реальная возможность добиться успеха (в отличие от быстротекущих демонстративных акций).

Недостатком этого типа кампании являются экстремальные условия ее проведения, что ограничивает участие в этих мероприятиях членов организации всех возрастов. Как правило, выдержать "полную программу" способны по большей части молодые участники движения. Эта проблема, однако, может быть решена при лучшем снаряжении акции.

Лагерь протеста в бывшем СССР широко применяют "Хранители радуги" и другие группы радикальной ориентации. Самые известные кампании такого рода.

Протест против завода по уничтожению химического оружия в Чапаевске Самарской области в 1989 году, когда удалось добиться перепрофилирования этого предприятия. В течение 35 суток существования лагеря проводились регулярные стихийные (соответственно несанкционированные) митинги и демонстрации. Было создано мощное независимое от властей и официальных профсоюзов забастовочное движение - один из немногих, к сожалению, случаев, когда рабочие разных заводов координировали свои действия с экологами. На сторону лагеря протеста были вынуждены перейти городские советские и партийные организации, несмотря на негативное к этому отношение их областного и центрального руководства. Забастовочное движение охватывало не только Чапаевск, но и многие города Самарской области. Угроза выхода ситуации из-под контроля вынудила премьера Рыжкова подписать постановление о перепрофилировании этого объекта.

Потенциал акции, как уже говорилось выше, позволил потом в течение многих лет срывать одну за другой все конверсионные программы СССР, а потом и России в области уничтожения химического оружия, принимаемые без согласования с общественностью. Власти были столь напуганы возможными политическими изменениями в области, что незадолго до выборов запретили деятельность одного из инициаторов кампании - эколого-политического клуба "Альтернатива". Это, однако, привело через год к провозглашению рядом членов клуба "Хранителей радуги" - самого мощного радикального экологического движения на территории Восточной и Центральной Европы. Скептикам всегда следует помнить, что настоящая радикальная и публичная акция, какого бы результата она не достигла, способна вызвать сильнейший резонанс в будущем в самых непредсказуемых сферах жизни.

Еще один пример подобного успеха - лагерь протеста против строительства совместного российско-шведского предприятия "Викинг-Рапс" под Липецком в 1992 году. Минимальными силами (две последние недели кампанию поддерживало всего 4 человека) участникам протеста удалось добиться решения об остановке строительства. Этому предшествовала постоянная конфронтация с областными властями, в которой последние прибегали к репрессиям. Зеленых тайно арестовывали и вывозили за десятки километров за город, где бросали в чистом поле в удалении от дорог. На экологов спускали не только бандитов из правоохранительных органов, но и обычных бандитов. Запугивалось местное население, оказывавшее содействие участникам протеста. Последние также не оставались в долгу и устроили властям жаркое лето. Кабинет главы администрации был захвачен и удерживался в течение нескольких часов, пока его не освободили спецподразделения по борьбе с терроризмом. Несколько недель перед окнами этого кабинета располагалась агитационная палатка. Когда одну группу увозила милиция, из кустов выходила другая группа и ставила еще одну палатку. "Хранители", как водится, победили [61]. Впоследствии предприятие попыталось согласовать другие площадки под строительство, но жители, памятуя об акции, прогнали его отовсюду, прогнали фирму и из города Лебедянь Липецкой области. А главу администрации области вскоре сместили.

Другим примером "последовательной" кампании может служить "Марш", где акции проводятся по ходу движения колонны в разных местах, городах и даже странах. Это может быть и не марш собственно, а, например, вело- или автопробег, какой-нибудь тур и т.п.

Таким образом можно поднять много шума, но вряд ли чего-нибудь можно добиться, так как вы-то выкладываетесь все время, а оппоненты у вас меняются, не успев попасть "в серьезную обработку".

Зато к таким кампаниям можно смело привлекать "околозеленую" тусовку, желающую пройтись, скажем, по Европе и выступить, например, против ядерной индустрии. Под такие кампании охотно дают деньги всякого рода спонсоры, справедливо считающие, что лучше пусть движение протестует таким образом под присмотром, чем занимается саботажем. Серьезное движение (не в смысле скучное, а в смысле ориентированное на стратегические цели) здесь может найти прекрасный первичный мобилизационный фактор и привлечь через тусовку много хороших людей.

Примером такой кампании может служить, например, "Рок чистой воды". Музыканты и экологи со всей страны, арендовав теплоход, несколько лет (до 1992) совершали туры по Волге с длительной остановкой во всех крупных городах Поволжья. При этом музыканты регулярно проводили там бесплатные уличные концерты, собирая под экологические лозунги тысячи молодых людей (так как группы были известные и популярные). Экологи же собирали неплохую прессу на своих пикетах возле особенно вредоносных предприятий. Конечно, крупным недостатком было прохладное отношение к экологическим проблемам большей части музыкантов. Серьезно к ним относился, наверное, только вдохновитель акции, лидер группы "ЧайФ" В.Шахрин.

Он же скептически оценил экологическую часть программы: "...для себя я сделал вывод, что методы Greenpeace в этой стране вообще не работают. ...Нужны какие-то более жесткие экстремальные методы борьбы, чтобы просто кому-то было немножко страшновато..." [62].

"Параллельная" кампания проводится сразу во многих населенных пунктах в заранее согласованное время. Время можно согласовать, например, на конференции организации, иногда оно приурочивается к какому-либо экологическому празднику, например, Дню Чернобыля.

Помните: принимать участие стоит лишь в кампаниях, в подготовке или планировании которых принимала участие и ваша организация.

Если же вы получите письмо от малознакомых людей с призывом провести в указанный день какую-либо акцию по указанной теме, а отчет выслать по указанному адресу, знайте, на вас кто-то решил заработать. (Это не всегда касается акций солидарности.)

"Параллельные" кампании, как правило, символичны и не позволяют добиться реальных результатов, однако Социально-экологический Союз, например, таким образом добился отмены одного "проекта века", было это в 1989 году.

Теперь перейдем к собственно акциям.

Их великое множество, этих акций, и при желании и наличии воображения вы сможете сами придумать несколько штук. Мы же коснемся наиболее распространенных.

Как правило, экологическое движение пользуется тем же инструментарием, что и любое другое гражданское движение. Разве что в экологическом движении отсутствует терроризм (то есть прямая ликвидация оппонента), что связанно с этикой экологического движения, которая заслуживает отдельной статьи. Весь остальной набор традиционен, и вы легко можете встретить его у ваших союзников - движений за мир, за права коренных народов, женщин, всевозможных меньшинств, у анархистов, антифашистов, диссидентов и др.

Акции бывают разных типов, и вы можете выбрать в зависимости от характера объекта, от того, какие цели вы этой акцией преследуете и какими ресурсами обладаете.

информационные акции

Акции, призванные привлечь внимание к проблеме и объекту, то есть "поднять шум", "раскрутить" проблему. Как правило, такие акции лучше использовать как пролог к более серьезным действиям (иначе поднятый вами шум быстро уляжется безо всяких последствий). Информационные Акции - это акции первого шага. Они еще не мобилизуют население или власти на решение проблемы, но уже подготавливают их к этому.

Как первый шаг, полезно устроить газетную кампанию, то есть инициировать в прессе серию статей и репортажей о проблеме.

Для привлечения внимания прессы совсем недостаточно влететь в редакцию с выпученными глазами. Вашу боль и ваши интересы (как бы это ни касалось всего человечества) не обязательно будут разделять журналисты, по природе своей люди ко многому привыкшие и циничные. Как мы уже отмечали, типовые пресс-релизы очень редко попадают "в десятку". Однако существует немало способов привлечения внимания журналиста. Лучше всего с ним познакомится лично. Если охмурить журналиста не удается, можно заинтересовать издание брифингом или презентацией, устроить конкурс прессы, можно устроить какие-либо проекты вместе с тем или иным изданием - устроить круглый стол, прямую линию или ток-шоу, объявить викторины или другие игры для разных возрастных групп, напечатать отрывной талон для обратной связи читателей с редакцией и вами (это в газетах любят), наконец, в крайнем случае можно пойти и на платную рекламу [71].

Может случиться и так, что прессу для вас закроют. И сколько бы вы ни устраивали Пресс-конференций или круглых столов, о вас не напишут и строчки. В таком случае можно устроить листовочную кампанию, в дополнение к которой можно расписать стены и заборы города соответствующими лозунгами (это называется "графити").

Можно также попробовать распространять на улицах города ваше или дружественное вам экологическое издание, особенно, если в нем содержится информация о проблеме, однако это лучше делать во время массовых мероприятий.

Хорошо расходятся слухи.

акции по лоббированию

Вообще, лоббирование было придумано бандитами для того, что бы узаконить коррупцию. Промышленники и коммерсанты "лоббируют" власть имущих с тем, чтобы заполучить выгодные контракты, льготы, земельные участки и т.п.

Успехов могут добиться и общественные организации. Так, известный в России Национальный Фонд Спорта (неправительственная организация из нескольких человек) получил таможенные льготы на ввоз спиртного и других "спортивных" товаров. В результате чего получил миллионы долларов прибыли.

Мы же будем подразумевать под лоббированием акции, призванные осуществить давление на власть как бы со стороны населения или заинтересованных кругов. Такие акции позволяют продемонстрировать властям некоторую известность данной проблемы, зависимость их, властей, будущего от качества ее решения.

Акции по лоббированию, используемые в кампаниях, вовсе не одно и то же с лоббированием как таковым. В первом случае вы используете данный метод для усиления ваших действий, как тактический ход, во втором случае это выбранная вами стратегия, и вы должны быть готовы к закулисным интригам, грязным компромиссам и другим политическим атрибутам. В таком случае вам лучше читать не настоящий текст, а руководство шарлатанов от социальной психологии о том, как покупать и продавать друзей.

Кроме того, стратегия экологического лоббирования обречена на поражение по причине незначительности общественного движения по сравнению с корпорациями и финансовыми тузами.

Сбор подписей под обращением или протестом считается сейчас архаичным методом. Но не спешите списывать его из вашего арсенала.

Сбор подписей, не выполняя прямой своей лоббистской задачи, тем не менее, является мощным мобилизующим фактором. В процессе его реализации вы вступаете в прямой контакт с людьми, находите единомышленников, выходы на другие виды поддержки и ресурсов.

Таким же архаичным считается и кампания писем в различные инстанции. Однако, напомним, что любое действие не является полностью бесполезным, и даже если вам придет в голову бредовая идея написать письмо президенту, будьте уверены, что хотя он об этом письме и не узнает, но оно войдет в статистику докладов, расчеты придворных политологов и аналитиков и так или иначе отразится на формировании политики. Если же таких писем будет много (но написаны в разных литературных стилях и разными почерками), то вас наверняка услышат. Что уж говорить о чиновнике рангом поменьше.

Вы же можете потрясать копиями писем на пресс-конференциях и митингах.

Более современный вариант кампании писем - кампания факсов. Разумеется, в нашей многострадальной стране общаться таким образом может далеко не каждый. Поэтому смысл в подобной затее имеется для организации международной поддержки ваших требований. Кроме того, ворох использованной дорогой факсовой бумаги будет постоянным напоминанием о проблеме вашим оппонентам.

правовые акции
и юридическое обеспечение

Законы о проведении массовых и публичных мероприятий принимаются в каждом регионе на свой лад. Поэтому перед акцией желательно изучить местные правовые особенности. Кроме того, всегда полезно иметь под рукой УК, законы о государственной тайне, о средствах массовой информации, о внутренних войсках, разнообразное экологическое законодательство.

Местные законы о митингах и демонстрациях, как правило, имеют серьезные дыры, и грамотному человеку (даже не юристу) не составит труда найти два-три интересных хода. Так, например, подобные законы не регламентируют сборы подписей. Этим и воспользовались "Хранители радуги" в Ростове в 1996 году, когда выставили перед зданием обладминистрации пикет под лозунгом "Сбор подписи". Когда заинтересованные люди подходили, они узнавали, что "хранителей", собственно, интересует только одна подпись - подпись губернатора области и только под одним документом - под отказом от строительства АЭС.

Собственно, правовые акции - это, главным образом, иски и процессы как за причиненный ущерб частному лицу, так и по возможным злоупотреблениям чиновниками во время проведения прямых акций.

Например, очень эффективно подать иск за разбитую фото-,
кино- или видеокамеру. Это не только принесет вам определенную моральную и материальную компенсацию, но и скует дальнейшие действия против вас вашего оппонента. Так, "Хранители радуги" успешно инициировали два процесса: в 1995 году в Краснодарском крае против начальника службы охраны АО "Темрюкнефтегаз", разбившем видеокамеру и неоднократно применявшем силу против участников лагеря протеста; в 1996 году против внутренних войск, занятых на охране Ростовской АЭС, совершивших на лагерь протеста разбойное нападение с применением спецсредств и оружия и незаконно изъявших всю фотоаппаратуру. Хотя оба этих процесса имеют, прямо скажем, небольшие шансы на успешное разрешение, но, тем не менее, они в значительной степени сбили полицейский произвол, процветавший в этих местах в гигантских масштабах.

Единственной в своем роде прямой юридической акцией является референдум. Российское законодательство допускает проведение референдумов как на национальном уровне, так и на уровне субъектов федерации.

Поскольку референдум меньше, чем другие политические механизмы, поддается контролю властей, они прибегают к разного рода формализму и крючкотворству, чтобы сорвать его проведение. Только с третьей попытки движению "Во имя жизни" удалось инициировать референдум в Костромской области по поводу строительства там атомной электростанции. 50 тысяч подписей, собранные в 1992 году, были проигнорированы властями, подписи, собранные год спустя, были сданы в архив под шумок гражданской войны в Москве. С трудом удалось добиться выполнения закона о референдуме в 1995 году.

Как отмечают организаторы, вся пресса была куплена атомным лобби и агитация шла, главным образом, на уровне публичных акций и листовок [70].

Подобный референдум был сорван в Красноярском крае, когда власти заявили, что собранные подписи не имеют значения из-за не совсем корректной формулировки вопроса (организаторы вместо вопроса о размещении поставили вопрос о строительстве комплекса РТ-2). Ухо надо держать востро.

Недостатком референдумов являются огромные затраты ресурсов на сбор подписей и последующую агитацию, которыми общественное движение может и не обладать, в то время когда сторонники антиэкологических проектов спокойно используют бюджетные средства или прибыль. Чтобы сократить расходы, можно использовать тактику "Хранителей радуги", которые вместо сбора подписей требуют назначения референдума от властей. Кампания давления обходится дешевле, но при этом возникает проблема с формулировкой вопроса референдума.

массовые и публичные акции

Акции, призванные "поднять население" на борьбу с каким-либо экологическим безобразием или в защиту природного объекта, обычно называются массовыми, но, поскольку они зачастую проходят хоть и на публике, но в явном одиночестве организаторов, их еще называют публичными.

Массовые акции также привлекают внимание и прессы, и властей, но для этого типа акций мобилизация местного населения является ключевым моментом.

Начинаться все может с таких простых форм, как пикет или встреча с населением. Этим же может все и закончиться. Однако при должной настойчивости можно организовать и крупные формы массовых мероприятий, такие как митинг, демонстрация, марш, пробег etc.

Для радикализации публичных акций "хранители" придумали ставить не просто пикет, а круглосуточную палатку перед окнами областных администраций.

С виду все вроде бы протекает очень мирно, но поверьте, власти места себе не находят и кроме вас ни о чем уже не думают. Нервы у властей сдают гораздо быстрее, чем у экологических активистов. После чего либо арестуют палатку (что не принесет властям никакой пользы, так как вы имеете в запасе еще не одну смену людей и палаток), либо подпишут требуемый документ. Во всяком случае, это здорово привлекает внимание. Такие акции устраивались в Липецке в 1992, в Одессе в 1994, в Краснодаре в 1995, в Ростове в 1996...

Некоторые активисты экологического движения относятся к массовым мероприятиям без должного почтения - дескать, все это политика, профанация идей, бессмысленная суета и так далее.

И хотя это предмет отдельной статьи, коротко замечу, что массовые мероприятия и массовость как таковая пугают, главным образом, тех, кого устраивает настоящее положение дел.

прямые акции

Когда власти или начальство не хотят слушать ваших требований, подкрепленных мнением населения, пытаются всячески от вас отделаться, отписаться, устроить против вас провокацию, облить грязью в подконтрольной прессе и т.п., можно переходить к прямому действию.

Точной и единой формулировки, что есть прямая акция, пока не выработано, однако автор настоящей статьи под прямой акцией имеет в виду непосредственное и, как правило, жесткое воздействие на объект или начальство, от которого зависит принятие решений по проблеме.

Как правило, прямая акция связана с обострением вокруг проблемы или объекта экстремальной обстановки (отсюда термин экстремизм, которым власти запугивают население). Однако экологическая организация не создает проблему, а лишь вскрывает ее, поэтому экстремистами следует называть, скорее, ваших оппонентов.

Блокада - самое простое и распространенное прямое действие. Оно особенно излюблено в постсоветских странах. Случись невыплата зарплаты или дефицит табачных изделий, случись война или строительство атомных станций, народ выходит и перекрывает какую-нибудь дорогу. Это может быть и городская улица, и железнодорожная магистраль, подъездные пути или речной фарватер, учреждение или инфраструктура, и даже взлетно-посадочная полоса - все, что можно перекрыть тем или иным способом. Экологическое движение также любит устраивать блокады.

Простенькую блокаду сооружают, как правило, из собственных тел, скрепляясь для надежности руками или, если большое скопление участников, так и просто стоя на дороге. Такую блокаду легко разобрать с помощью милиции или ретивых секьюрити. Поэтому если акция возникает не стихийно, то блокаду обычно усиливают приковыванием цепью или наручниками к дверям, воротам, столбам и т.п. Еще лучше, если можно приварить себя к рельсам или прицепить велосипедным U-образным замком к чему-нибудь собственную шею. Работать около вашей артерии электропилой никто не захочет, а распилить такой замок вручную очень долго и тяжело. Новинка прошлого сезона - бочка из-под горючего, залитая цементом с проделанной поперек дырой. В дыру просовываются руки разных людей и крепятся внутри карабинами к металлическому штырю [64]. Цепочку из людей и тяжелых бочек невозможно оттащить или расцепить, и полиция, как правило, ждет, когда вы захотите прогуляться, поэтому запасайтесь памперсами.

Можно соорудить баррикаду для пущего эффекта. Именно таким способом проводятся ежегодные международные блокады АЭС Темелин, что в Чешской Республике [68]. Еще одна новинка - огромный трипод, под которым висит человек. Такой трипод непросто объехать и еще труднее убрать. Трипод может быть связан с окружающими деревьями или домами [64].

Более жесткими видами прямых акций являются захват (оккупация) объекта и саботаж (разрушение объекта без насилия по отношению к человеку). Однако, поскольку данные действия часто вступают в противоречие с законом, они не могут быть рекомендованы автором на страницах данной книги. Подробнее о них можно прочитать в книгах, указанных в списке литературы.

"оранжевые" акции

"Оранжевыми" называются акции сатирические, призванные высмеять ту или иную структуру, чиновника, ситуацию и т.п. Проводятся в виде театрализованного представления на улице либо в письменной форме.

Как правило, в подобных акциях присутствует эпатаж, и нужно не "переиграть" (чтобы потом не думать, будто никто вас не понимает, - да, не понимает).

***

Разумеется, разделение акций на типы условно, так как одну и ту же акцию можно отнести к разным категориям, например, сбор подписей является как массовым мероприятием, так и акцией по лоббированию.

Выбор той или иной формы акции зависит от ваших возможностей (ресурсов) и ситуации (контекста).

Например, если вы располагаете небольшим количеством людей, не очень разумно устраивать блокаду объекта. Если внимание общественности приковано к более грандиозным с их точки зрения событиям (празднествам, войне, выборам), лучше не проводить в это время акций, расчитанных на общественный резонанс (за исключением тех случаев, когда вы можете использовать эти события).

Необходимо заблаговременно рассчитать ваши возможности, учесть все имеющиеся ресурсы, к которым относятся не только деньги, но и люди, оборудование, опыт, время, связи и т.п.

подведение итогов акции

Если у вас иерархическая организация, проблем не будет. Ваше начальство само подведет итоги, проанализирует и сделает выводы, о которых вам и сообщат. Если же в вашей структуре присутствуют элементы прямой демократии, то подведение итогов необходимо проводить вам самим.

Основная цель подведения итогов - это получение опыта. А это, как мы уже отмечали, один из основных ваших ресурсов (тем более, при хронической нехватке финансов). Поэтому отнеситесь к "разбору полетов" серьезнее, это в ваших же интересах.

Одна из возможных схем: составьте мозговым штурмом список успехов и список неудач разбираемой акции. Затем добавьте к ним списки причин успехов и неудач. И наконец, выработайте сообща список возможных действий, которые могли бы развить успехи и предотвратить или по крайней мере снизить последствия неудач.

Однако вы можете придумать собственную схему.

Главное, не превращать это полезное мероприятие в грубые разборки. Для этого лучше не акцентировать внимание на персональных промахах и заранее "обработать" или вообще удалить от мероприятия ваших всеми любимых неуравновешенных и закомплексованных членов.

Еще один совет: не допускайте до разборок людей, которые не участвовали в акции, им все будет казаться элементарным, а ваши действия будут выглядеть на редкость тупыми.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Я не ставил своей целью дать читателю в настоящей работе ответы на всевозможные вопросы, стоящие перед экологическим движением и обществом, так как ответы, принятые на веру, не имеют никакого смысла.

Я хотел, главным образом, очертить те вопросы, обсуждение которых считаю важным для каждого участника общественного движения. Свое мнение по ним здесь я лишь слегка обозначил. Я хотел показать важность для развития движения постоянной рефлексии, постоянного критического анализа. Очень важно, чтобы участники движения сами пытались бы разобраться во всем, не полагаясь даже на очень уважаемых ими людей или на очень популярные книги. Мне не нравится общество, которое делится на тех, кто генерирует идеи, и тех, кто их выполняет, на генералов и солдат, на политиков и обывателей. Поэтому я призываю читателей больше размышлять над целями своей деятельности, стараться быть в курсе всевозможных событий, из которых складывается картина современного мира.

Свои взгляды на стратегию экологического движения, которых я коснулся в данной работе, я мог бы суммировать в следующих положениях:

1. Уровень геополитики, основанной на противоречии национальных интересов разных стран, как и глобальный уровень вообще, не играют решающей роли в определении развития человечества. Глобальный уровень антигуманен и антиэкологичен. Этот уровень, тем не менее, - реальность, и все, что мы будем предпринимать в реализации своей стратегии, будет иметь проекцию на глобальном уровне. Экологическая революция станет в обозримом будущем последней глобальной революцией.

2. Основные решения, от которых зависит будущее, должны быть и будут приняты на уровне общества и общественных отношений.

3. В основе этики экологического движения лежит самоценность Жизни. Однако Жизнь по настоящему ценна только в условиях максимальной Свободы.

Основой несвободы и обесценивания жизни является иерархия.

Экологический императив, таким образом, заключается в уничтожении иерархии и защите свободной Жизни. Относительно слабые естественные иерархии могут быть нейтрализованы с помощью культуры. Наиболее мощные иерархии - порождения социума, и поэтому главным объектом действия экологического движения должно быть общество.

4. Невозможно создать новое общество, не создав нового человека, как не возможно создать нового человека в условиях старого общества. Одновременное создание нового общества и нового человека возможно только в рамках общественного движения с одновременным развитием на его основе альтернативного гражданского общества. Это наиболее перспективная на сегодня, но не единственно возможная стратегия экологического движения.

5. Акции ценны настолько, насколько они направлены на реализацию стратегии.

6. Постоянные дискуссии и коррекции стратегии - необходимое условие нормального развития движения. Другое важное условие развития - соответствие и следование этике движения (отсутствие иерархии, ценность жизни и свободы).

Возможно, в этих положениях и нет ничего нового, но я бы настоял именно на таком их закреплении, ибо считаю, что дискуссии на абстрактные философские темы, прожекты, расчитанные на ресурсы всего мирового сообщества, аппеляция к совести властных структур национальных, или международных, или транснациональных корпораций, - это пустые разговоры, не способные ничего или почти ничего изменить. Возможно, что мой взгляд на этику, цели и стратегию движения не получит положительного отклика - каждый волен предлагать свои концепции, и если вдруг выяснится, что наши императивы расходятся, то давайте разойдемся и мы.

Удачи на дорогах.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Гарапов Альберт. Оберегающая концепция технического прогресса и ядерная энергия // Третий путь. ?37.
  2. Медоуз Д.Х., Медоуз Д.Л., Рандерс Й. За пределами роста. - М.: Прогресс, 1994.
  3. Кинг А., Шнайдер Б. Первая глобальная революция.- М.: Прогресс, 1991.
  4. Наше общее будущее. - ВКОСР, 1987.
  5. Моисеев Н.Н. Агония России. Есть ли у нее будущее? - М.: Экопресс, 1996.
  6. XX век: последние 10 лет. 1990, 1991: Сб. ст. из ежегод. State of World. - М.: Прогресс, 1992.
  7. 30 лет движения: Неформальное природоохранное молодежное движение в СССР - факты и документы 1960-1992. - Казань, 1993.
  8. Фомичев C. Экологическое и зеленое движение в СССР // Независимый Библиограф. 1990. - ?5.
  9. Фомичев C. Еще раз к вопросу о кризисе // Третий Путь. 1993. - ?29.
  10. Зеленая Библиография 1994. Спец. прил. к журн. "Третий путь". - Н. Новгород, 1994.
  11. Яницкий О. Социальные движения: 100 интервью с лидерами. - М.: Моск. рабочий, 1991.
  12. Краткий курс истории партии (Зеленых)// Третий Путь. 1993. - ?29.
  13. Будет такая партия // Спасение. - 1992. - ?37-38.
  14. Вевьерка М. Экологическое движение в Нижнем Новгороде. Первые элементы анализа // Новые социальные движения в России. - М.: Прогресс-Комплекс, 1993.
  15. Яницкий О. Индустриализм и инвайронментализм: Россия на рубеже культур // Социологические исследования. - 1994. - ?3.
  16. Цит. по: Л.Федоров. Доклад на конференции "Социально-экологические аспекты уничтожения химического оружия" // Третий Путь. - 1993. - ?30.
  17. Defending the Earth: A Dialogue Between Murray Bookchin & Dave Foreman. - Boston, 1991.
  18. Arne Naess, The Shallow and the Deep, Long-Range Ecology Movement// Inquiry. - 1973. - ?16.
  19. Bron Taylor. The Religion and Politics of Earth First!// The Ecologist. - 1991. - ?6; В пер. на рус.: Третий Путь. - 1992. - ?23.
  20. Мюррей Букчин. Либертарный Коммунализм// Третий Путь. - 1993. - ?31.
  21. Green Anarchism: Its Origins and Influences. - Oxford, 1992.
  22. Сергей Фомичев. Война за Среду// Третий Путь. - 1994. - ?32.
  23. Rod Harbinson. The British anti-roads movement// SEEDlinks. - 1994. - ?16.
  24. На счету "Морского пастуха" второй потопленный норвежский китобой // Третий путь. - 1995. - ?38; Хранители радуги. - 1995. - ?2.
  25. Остановить убийства в Нигерии! // Хранители радуги. - 1997. - ?9 (с половиной).
  26. Пицунова О. Мобилизация ресурсов // Акции экологического движения: руководство к действию. - М.: 1996.
  27. Фомичев С. Еще раз к вопросу о кризисе // Третий путь. - 1993. - ?29.
  28. Путь к успеху: Пособие для неправительственных некоммерческих организаций. - М.: Голубка, 1995.
  29. Как просить деньги на некоммерческие проекты у благотворительных организаций. - М.: Радуга, 1994.
  30. Яницкий О. Экологическое движение в России. Критический анализ. - М.: 1996.
  31. Каюмов А. Как искать средства на Родине // Бюллетень Московского ИСАР. - 1997. - ?2.
  32. Молоканов Г.И. Из переписки // Сб. материалов к конф. СоЭС 1997 г. Ч. IV, Казань, 1996.
  33. Матюшина Е.Д. Из переписки // Там же.
  34. Мухачев С.Г. Из письма // Третий путь 1996. - ?43.
  35. Зотов А. История и футурология // Культура и экология. - М.: Интеллект, 1996.
  36. Забелин С. Иерархия и культура // Третий путь. - 1994. - ?33.
  37. Букчин М. Реконструкция общества: на пути к зеленому будущему. - Н.Новгород: Третий путь, 1996.
  38. Белло У. Мрачная победа нового мирового порядка // Третий путь. - 1995. - ?39.
  39. Камалов Ю. Природа должна быть не только объектом рынка, но и его субъектом // Третий путь. - 1993. - ?29.
  40. Концепция устойчивого развития России (проект Социально-экологического Союза) // Сб. материалов к конф. СоЭС 1997 г. Ч. I. - Казань, 1996.
  41. Яницкий О. Экологическое движение в России. Критический анализ. - М., 1996.
  42. Шевчук Ю. Новая "Зеленая" Мифология // Евразия. - 1995. - ?2.
  43. Замойский В. Из письма // Третий путь. - 1996. - ?43.
  44. Нижегородская декларация // Третий путь. - 1994. - ?34.
  45. Криницин С., Акимов С. Принципы экологической логики // Alter Eco. - 1995. - ?1.
  46. Маркузе Г. Одномерный человек. - М.: REFL-book, 1994.
  47. Фомичев С. Еще раз к вопросу о кризисе // Третий путь. - 1993. - ?29.
  48. Забелин С. Концепция NewREC. Письмо от 29 мая 1997 г. -Архив "Третьего пути".
  49. Яницкий О. На переломе: Состояние общества и стратегия российского экологического движения - тезисы социолога // Третий путь. - 1993. -?26.
  50. Фомичев С. Мысли по поводу семинара по развитию региональных центров СоЭС // Третий путь. - 1997. - Спец. вып.
  51. Фомичев С. Прелюдия к анархизму // Третий путь. - 1996. - ?44.
  52. Забелин С. Письмо от 28.10.96 // Сб. материалов к конф. СоЭС 1997 г. - Ч. II. - Казань, 1996.
  53. Забелин С. Ответ Мухачеву на заметки о "грантовом дожде" // Третий путь. - .1995. - ?38; Хранители радуги. - 1995. - ?2.
  54. Мухачев С. "Зеленая" совесть зеленых или заметки о грантовом дожде программы "Семена демократии" ISAR // Там же.
  55. Шевчук Ю. Я не знаю, зачем и кому это нужно // Третий путь. - 1995. - ?41.
  56. Куда идет золотой дождь? // Третий путь. - 1995. - ?40.
  57. Лобко В. Содержание западной помощи следует пересмотреть: предпочтительна поддержка экологического движения в целом // Выживем вместе. - 1995-96. - ?3.
  58. Акция "Хранителей радуги" // Третий путь. - 1995. - ?39.
  59. Жуков Б. Зеленый шум // Итоги. - 1997. - 3 июня.
  60. Фомичев С. Война за среду // Третий путь. - 1994. - ?32.
  61. Фомичев С. Импровизация в стиле Rainbow Keepers // Третий путь - 1992 . - ?25.
  62. Интервью с Владимиром Шахриным...// Третий путь. - 1992. - ?24.
  63. Ecodefense: A Field Guide to Monkeywrenching. - Abbzug Press: Chico Caflifornia, 1993.
  64. Road Raging: Top Tips for Wrecking Roadbuilding. - Newbury: England, 1997.
  65. Зеленый терроризм в Пензе // Третий путь. - 1993. - ?27.
  66. На счету "Морского пастуха" второй потопленный норвежский китобой // Третий путь. - 1995. - ?38; Хранители радуги. - 1995. - ?2.
  67. Азов В. Рейд // Анархия. - 1997. - ?1.
  68. Фомичев С. "Хранители радуги" в центре Европы // Третий путь. - 1996. - ?47.
  69. Фомичев С. Запорожье - 91 // Третий путь. - 1991. - ?18.
  70. Первый областной антиядерный референдум в России. М.: Greenpeace - Кострома "Во имя жизни", 1997.
  71. Борейко В., Листопад О. Как "зеленым" работать со средствами массовой информации. - Киев: Эхо-Восток, 1994.nbsp;- ?43.
  72. Зотов А. История и футурология // Культура и экология.
  73. Забел
     Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

    Как попасть в этoт список

    Сайт - "Художники"
    Доска об'явлений "Книги"