Фомин Владимир Леонидович: другие произведения.

О поэме "евгений Онегин" А. С. Пушкина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

Владимир Фомин. О поэме "Евгений Онегин" А. С. Пушкина.

Поэма "Евгений Онегин" А. С. Пушкина.

Уже в самом начале Евгений Онегин обрисован как жестокий эгоист.
Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
Его пример другим наука;
Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!
Какое низкое коварство
Полу-живого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же чорт возьмет тебя!
Хороший человек с радостью бы ухаживал за больным дядей, находил бы наслаждение в том, чтобы кому-то служить и облегчать чьи-то муки. И эта чёрствость и эгоизм Онегина - следствие того, что он был избалован в детстве.
Monsieur l'Abbe, француз убогой,
Чтоб не измучилось дитя,
Учил его всему шутя,
Не докучал моралью строгой,
Слегка за шалости бранил
И в Летний сад гулять водил.
Далее мы узнаём, что для того, чтобы общество сочло тебя умным, надо просто бездумно подражать и следовать моде, то есть иметь обезьяний инстинкт подражания и мозг попугая, а именно: одеваться и стричься по последней моде, зазубрить, как попугай, массу французских слов, чтобы свободно изъясняться и писать по-французски (как будто в русском языке слов недостаточно!). И человека с самыми поверхностными, но модными суждениями уважают!

И такой человек нравится женщинам, невзирая на то, что он лицемерит. Почему? Может быть, потому, что он загадка? А вообще, Евгений Онегин наделён наблюдательностью, хорошо знает женщин, и знает то, как нравиться им.

Только что иное кроме скуки может получить он, достигнув своей цели?

Сравнивая себя с Евгением Онегиным, я нашёл одну лишь полную противоположность его мне. Я вначале осудил его, как эгоиста, за то, что он скучал и не был счастлив от мысли о своей нужности обществу. "Его любили женщины, он был для них источником счастья, он мог бы осчастливить какую-то из этих женщин, женившись на ней, но Евгений Онегин не хочет никого осчастливливать, следовательно, в нём нет ни грамма альтруизма", - так рассуждал я, читая поэму в первый раз. Но, рассуждая так, я не учёл того, что Евгений в отличие от меня хорошо знал общество и женщин и не строил в своём воображении воздушных замков, не приписывал женщинам богатый внутренний мир, как это делаю я, следовательно, не имел в отличие от меня никаких оснований для влюблённости и восторгов. Он прекрасно понимал, что любим только по той причине, что отдаёт дань моде и деспотизму обычаев, только за то, что он педант в одежде. Поэтому для меня сейчас понятна и та скука, которая на него наваливалась, несмотря на его успех. Я бы, например, тоже околел от скуки и тоски с такой женой, которая не могла бы простить человеку нарушение традиций и устоев, которая была бы убеждена в том, что следует одеваться по самой последней моде.
Но был ли счастлив мой Евгений,
Свободный, в цвете лучших лет,
Среди блистательных побед,
Среди вседневных наслаждений?
Вотще ли был он средь пиров
Неосторожен и здоров?
Нет: рано чувства в нем остыли;
Ему наскучил света шум;
Красавицы не долго были
Предмет его привычных дум;
Измены утомить успели;
Друзья и дружба надоели,
Читая это в первый раз, я думал так: "Вот мне бы, если бы я оказался на месте Евгения Онегина, никогда не надоели бы красавицы! Быть любимым женщинами, быть желанным - что может быть прекраснее этого?! Ничего. Я бы никогда не смог пресытиться таким счастьем - быть любимым женщинами".

Но, думая так, я забывал о том, что сам я никак в принципе не мог бы оказаться на месте Евгения Онегина, так как я никогда не смог бы терпеть гнёт общественных устоев и не только не стал бы одеваться по последней моде, но никогда не стал бы врать или скрывать что-либо, например, если бы я и переспал с замужней женщиной, то непременно рассказал бы всем об этом, а мужу этой женщины рассказал бы о неверности его жены в самую первую очередь. Но в обществе принято лицемерить, лгать, скрывать свои измены, и никто, в том числе и Евгений Онегин, против общепринятых традиций не бунтует. Евгений знает, что имеет успех в этом обществе и у женщин только до тех пор, пока терпит гнёт общественных устоев. Я же влюбляюсь во всех женщин и испытываю наслаждение от любого мимолётного внимания женщин ко своей персоне совсем по другой причине - потому, что в каждой новой знакомой надеюсь найти свою единомышленницу, которая точно так же, как я, ненавидит общественные устои, обычаи и традиции и не намерена им подчиняться.
Отступник бурных наслаждений,
Онегин дома заперся,
Зевая, за перо взялся,
Хотел писать - но труд упорный
Ему был тошен; ничего
Не вышло из пера его
Сначала подумал о том, что прежняя развратная жизнь, вино и женщины довели его до деградации. Но не в этом дело! Ради кого что-то писать, если все окружающие люди достойны лишь презрения? Трезвый ум Евгения Онегина не строил иллюзий о людях в отличие от меня.
Кто жил и мыслил, тот не может
В душе не презирать людей;
И мне совершенно понятно также то, почему Евгений Онегин продолжает скучать, поселившись в деревне. Ведь в его жизни нет цели, к которой он мог бы стремится - потому бесцельная жизнь его скучна, бессмысленна, тосклива.
Два дня ему казались новы
Уединенные поля,
Прохлада сумрачной дубровы,
Журчанье тихого ручья;
На третий роща, холм и поле
Его не занимали боле;
Потом уж наводили сон;
Потом увидел ясно он,
Что и в деревне скука та же,
Хоть нет ни улиц, ни дворцов,
Ни карт, ни балов, ни стихов.
Хандра ждала его на страже,
И бегала за ним она,
Как тень иль верная жена.
Вот если бы Евгений Онегин любил математику, то никакая скука и тоска не смогли бы овладеть им.
Отрядом книг уставил полку,
Читал, читал, а всё без толку:
Там скука, там обман иль бред;
В том совести, в том смысла нет;
На всех различные вериги;
И устарела старина,
И старым бредит новизна.
Как женщин, он оставил книги,
И полку, с пыльной их семьей,
Задернул траурной тафтой.
Но в математике нет обмана и бреда, но всё имеет строгий глубокий смысл. Л. Д. Кудрявцев, чл. кор АН СССР, автора 3-хтомника "Курс математического анализа", пишет: "Овладеть в достаточной мере математическим методом, математической культурой мышления, почувствовать силу и красоту математических методов - далеко не простая задача. Но для того, кто сумеет этого достичь, труд не пропадёт зря. Для него откроются новые перспективы человеческой деятельности, заманчивые дороги в неизвестное, откроются качественно новые возможности творчества и познания мира. Причём важно отметить, что всё это доступно каждому, кто хочет овладеть математикой, кто серьёзно и последовательно займётся её изучением".

Бывает так, что человек романтический, отчаянный оптимист, как Владимир Ленский или я, ищет прекрасную родственную душу в обществе, жаждет всем сердцем любить и быть любимым, и это отвлекает такого романтического человека от изучения математики.

Вот как сказано о Владимире Ленском:
Он верил, что душа родная
Соединиться с ним должна,
Что, безотрадно изнывая,
Его вседневно ждет она;
Именно в то же самое, во что верил Владимир Ленский, верю до сих пор и я.

Не удивительно, что такому романтику, такому влюблённому в жизнь поэту, как Владимиру Ленский, будет просто невозможно заниматься одним только приобретением научных знаний. Но что мешало Евгению Онегину, окончательно разочаровавшемуся во всех людях, любить одно лишь чистое знание и познавать чистую математическую истину? Это остаётся для меня загадкой.

Начав читать про Владимира Ленского, я обнаружил полное сходство этого героя поэмы со мной. Сначала мне показалось, что я и есть этот вылитый Владимир Ленский.
От хладного разврата света
Еще увянуть не успев,
Его душа была согрета
Приветом друга, лаской дев.
Он сердцем милый был невежда,
Его лелеяла надежда,
И мира новый блеск и шум
Еще пленяли юный ум.
Он забавлял мечтою сладкой
Сомненья сердца своего;
Цель жизни нашей для него
Была заманчивой загадкой,
Над ней он голову ломал
И чудеса подозревал.


VIII.

Он верил, что душа родная
Соединиться с ним должна,
Что, безотрадно изнывая,
Его вседневно ждет она;
Он верил, что друзья готовы
За честь его приять оковы,
И что не дрогнет их рука
Разбить сосуд клеветника;
Что есть избранные судьбами,
Людей священные друзья;
Что их бессмертная семья
Неотразимыми лучами,
Когда-нибудь, нас озарит
И мир блаженством одарит.


IX.

Негодованье, сожаленье,
Ко благу чистая любовь
И славы сладкое мученье
В нем рано волновали кровь.
Он с лирой странствовал на свете;
Под небом Шиллера и Гете
Их поэтическим огнем
Душа воспламенилаcь в нем.
И Муз возвышенных искусства,
Счастливец, он не постыдил;

Он в песнях гордо сохранил Всегда возвышенные чувства,
Порывы девственной мечты
И прелесть важной простоты.


X.

Он пел любовь, любви послушный,
И песнь его была ясна,
Как мысли девы простодушной,
Как сон младенца, как луна
В пустынях неба безмятежных,
Богиня тайн и вздохов нежных.
Он пел разлуку и печаль,
И нечто, и туманну даль,
И романтические розы;
Он пел те дальные страны,
Где долго в лоно тишины
Лились его живые слезы;
Он пел поблеклый жизни цвет
Без малого в осьмнадцать лет.
Я не нахожу, что может быть приятнее быть всюду принятым как жених, иметь широкие возможности для выбора самой лучшей девушки:
Богат, хорош собою, Ленской
Везде был принят как жених;
Таков обычай деревенской;
Все дочек прочили своих
За полурусского соседа;
Взойдет ли он, тотчас беседа
Заводит слово стороной
О скуке жизни холостой;
Зовут соседа к самовару,
А Дуня разливает чай,
Ей шепчут: "Дуня, примечай!"
Даже то, что Ленский "не хотел оковы брака несть", вполне объяснимо: он ведь мог, будучи холостым, оказывать внимание всем женщинам, дарить каждой женщине радостную надежду стать когда-либо его женой, то есть имел массу возможностей быть источником радости для людей и творить добро. Вступив же в брак с одной из них, он лишался этой прекрасной возможности.
Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
Разница между Онегиным и Ленским в том, что Евгений оптимист, а Ленский пессимист. Сходство-то между ними тоже есть - иначе они бы не подружились.

Существует ли на всём свете хотя бы одна женщина, достойная вечной и пламенной любви поэта? Может ли костёр любви вечно гореть в сердце, и может ли вся последующая семейная жизнь быть сплошным нескончаемым праздником, восторгом? Можно ли найти такую жену, которая никогда тебе не наскучит, с которой всю свою жизнь ты будешь считать себя счастливейшим человеком на земле?

Ясно, что на все эти вопросы у Евгения Онегина и Владимира Ленского были противоположные ответы.

Не удивительно то, что меня растрогали до глубины души эти стихи:
"Чуть отрок, Ольгою плененный,
Сердечных мук еще не знав,
Он был свидетель умиленный
Ее младенческих забав;
В тени хранительной дубравы
Он разделял ее забавы,
И детям прочили венцы
Друзья соседы, их отцы.
В глуши, под сению смиренной,
Невинной прелести полна,
В глазах родителей, она
Цвела как ландыш потаенный,
Не знаемый в траве глухой
Ни мотыльками, ни пчелой.


XXII.

Она поэту подарила
Младых восторгов первый сон,
И мысль об ней одушевила
Его цевницы первый стон.
Простите, игры золотые!
Он рощи полюбил густые,
Уединенье, тишину,
И Ночь, и Звезды, и Луну,
Луну, небесную лампаду,
Которой посвящали мы
Прогулки средь вечерней тьмы,
И слезы, тайных мук отраду...
Но нынче видим только в ней
Замену тусклых фонарей.


XXIII.

Всегда скромна, всегда послушна,
Всегда как утро весела,
Как жизнь поэта простодушна,
Как поцелуй любви мила,
Глаза как небо голубые;
Улыбка, локоны льняные,
Движенья, голос, легкий стан,
Всё в Ольге... но любой роман
Возьмите и найдете верно
Ее портрет: он очень мил,
Я прежде сам его любил,
Но надоел он мне безмерно.
Опять разительное сходство между Ленским и мной! Я тоже любил вот именно таких, как Ольга, весёлых, смеющихся, а не задумчивых и грустных.

И мне думается почему-то, что их смех мне никогда бы не надоел.

Особенно про детские игры.

А таких, как Татьяна Ларина, я, к сожалению, совсем не замечал! Мне нравились живые, весёлые, жизнерадостные девушки - им я приписывал по ошибке более богатый внутренний мир и создавал из них кумира, надеясь на то, что смогу быть их вечным шутом, всегда поддерживать их радостное настроение.

Конечно, меня очень трогает и заставляет плакать описание любви Татьяны Лариной к Онегину и само письмо Татьяны. Особое внимание обращаю на то, что ниоткуда тут из текста письма не следует, что в этой чистой любви есть что-то большее, нежели желание видеть любимого и разговаривать с ним.
Поверьте: моего стыда
Вы не узнали б никогда,
Когда б надежду я имела
Хоть редко, хоть в неделю раз
В деревне нашей видеть вас,
Чтоб только слышать ваши речи,
Вам слово молвить, и потом
Все думать, думать об одном
И день и ночь до новой встречи.
Но говорят, вы нелюдим;
В глуши, в деревне всё вам скучно,
А мы... ничем мы не блестим,
Хоть вам и рады простодушно.
В конце поэмы этот факт заставит задуматься о том, почему дружба Онегина и замужней Татьяны не могла быть возобновлена - ведь дружеские встречи с замужней женщиной не запрещены.

Ответ Евгения остался мне не вполне понятен. Я не вполне уверен, что он поступил благородно. Может быть, это было жестоко с его стороны. С другой стороны, если Татьяна ему наскучит? Разве такого быть не может?
Таким образом, Евгений Онегин вызвал у меня самые двойственные и противоречивые чувства. Я, право, даже затрудняюсь осуждать его.
Владимир Ленский, напротив, показался мне идеальным героем до того момента, пока он не приревновал Ольгу к Онегину.
Онегин с Ольгою пошел;
Ведет ее, скользя небрежно,
И наклонясь ей шепчет нежно
Какой-то пошлый мадригал,
И руку жмет - и запылал
В ее лице самолюбивом
Румянец ярче. Ленской мой
Всё видел: вспыхнул, сам не свой;
В негодовании ревнивом
Поэт конца мазурки ждет
И в котильон ее зовет.

XLV.

Но ей нельзя. Нельзя? Но что же?
Да Ольга слово уж дала
Онегину. О боже, боже!
Что слышит он? Она могла...
Возможно ль? Чуть лишь из пеленок,
Кокетка, ветреный ребенок!
Уж хитрость ведает она,
Уж изменять научена!
Не в силах Ленской снесть удара;
Проказы женские кляня,
Выходит, требует коня
И скачет. Пистолетов пара,
Две пули - больше ничего -
Вдруг разрешат судьбу его.
Но хороший человек ревновать не должен! Ни о каких изменах Ольги тут не было и речи, а танцевать Ольга может с любым!

У Ленского не было никаких весомых причин беситься и вызывать Онегина на дуэль. Ленский был не прав! Он виноват однозначно.
И поделом: в разборе строгом,
На тайный суд себя призвав,
Он обвинял себя во многом:
Во-первых, он уж был неправ,
Что над любовью робкой, нежной
Так подшутил вечор небрежно.
Я с этим не согласен. Ничего плохого Онегин не сделал, Ольгу, невесту Ленского он не насиловал, танцевала с Онегиным Ольга по своей доброй воле, на что имела право. А Ленский не имел никакого права ревновать и беситься.

Пытался я понять чувства Ленского с другой стороны - отчаяние по поводу своей ненужности Оле. Хорошо подтверждают эту версию последующие слова:
"Зачем вечор так рано скрылись?"
Был первый Олинькин вопрос.
Все чувства в Ленском помутились,
И молча он повесил нос.
Исчезла ревность и досада
Пред этой ясностию взгляда,
Пред этой нежной простотой,
Пред этой резвою душой!..

Он смотрит в сладком умиленье;
Он видит: он еще любим;
Уж он раскаяньем томим,
Готов просить у ней прощенье,
Трепещет, не находит слов,
Он счастлив, он почти здоров...
Но даже, если бы такая мысль привела в отчаяние Ленского, если бы ему вдруг подумалось, что Оленька вовсе его не любит, вовсе не нуждается в нём и готова променять его на первого встречного, то это оправдывало бы его горе и отчаяние, но никак не оправдывало бы его ненависть к Онегину. Ведь Ленский в этом должен был бы винить только себя. Желание быть нужным и любимым заслуживает уважение, но ревность ни малейшего уважения не заслуживает. Всякий ревнивец - подлец, и есть некоторая ограниченность Пушкина в том, что он этой очевидной истины не понимает.

Пушкин пишет:
"Но дико светская вражда
Боится ложного стыда. "
Тем не менее, дальше этого автор не идёт. Пушкин продолжает называть благородным ревнивца, который сам виноват:
"Друзья мои, вам жаль поэта:
Во цвете радостных надежд,
Их не свершив еще для света,
Чуть из младенческих одежд,
Увял! Где жаркое волненье,
Где благородное стремленье
И чувств, и мыслей молодых,
Высоких, нежных, удалых?
Где бурные любви желанья,
И жажда знаний и труда,
И страх порока и стыда,
И вы, заветные мечтанья,
Вы, призрак жизни неземной,
Вы, сны поэзии святой! "
Зачинщиком дуэли был Ленский. Онегин тут ни в чём не виноват!

А вот разочарование Тани в Онегине описано верно:
Хранили многие страницы
Отметку резкую ногтей;
Глаза внимательной девицы
Устремлены на них живей.
Татьяна видит с трепетаньем,
Какою мыслью, замечаньем
Бывал Онегин поражен,
В чем молча соглашался он.
На их полях она встречает
Черты его карандаша.
Везде Онегина душа
Себя невольно выражает
То кратким словом, то крестом,
То вопросительным крючком.

XXIV.

И начинает понемногу
Моя Татьяна понимать
Теперь яснее - слава богу -
Того, по ком она вздыхать
Осуждена судьбою властной:
Чудак печальный и опасный,
Созданье ада иль небес,
Сей ангел, сей надменный бес,
Что ж он? Ужели подражанье,
Ничтожный призрак, иль еще
Москвич в Гарольдовом плаще,
Чужих причуд истолкованье,
Слов модных полный лексикон?..
Уж не пародия ли он?
Далее просто великолепно описано одиночество Тани:
Татьяна вслушаться желает
В беседы, в общий разговор;
Но всех в гостиной занимает
Такой бессвязный, пошлый вздор;
Всё в них так бледно равнодушно;
Они клевещут даже скучно;
В бесплодной сухости речей,
Расспросов, сплетен и вестей
Не вспыхнет мысли в целы сутки,
Хоть невзначай, хоть наобум;
Не улыбнется томный ум,
Не дрогнет сердце, хоть для шутки.
И даже глупости смешной
В тебе не встретишь, свет пустой.
Что же следует далее:
Сомненья нет: увы! Евгений
В Татьяну как дитя влюблен;
В тоске любовных помышлений
И день и ночь проводит он.
Ума не внемля строгим пеням,
К ее крыльцу, стеклянным сеням
Он подъезжает каждый день;
За ней он гонится как тень;
Он счастлив, если ей накинет
Боа пушистый на плечо,
Или коснется горячо
Ее руки, или раздвинет
Пред нею пестрый полк ливрей, Или платок подымет ей.
Опять под словом "влюблён" подразумевается лишь любовь платоническая. Казалось бы, почему бы Татьяне не позволить Онегину приходить в гости к ним, поднять платок и т.д.? Ведь это не было бы изменой мужу.

Из письма Онегина к Татьяне
"Случайно вас когда-то встретя,
В вас искру нежности заметя,
Я ей поверить не посмел:
Привычке милой не дал ходу;
Свою постылую свободу
Я потерять не захотел".
Опять всё тот же стереотип, что женатый - это несвободный. Преодолеть этот стереотип автор не может. Но всё же рациональное зерно тут есть.

Конечно, счастье можно найти в воспитании детей с любящей женой, а не в случайных связях с разными женщинами. Онегин глупо поступил, решив не ограничивать своей жизни семейным кругом. Но что хочет он сейчас от Тани? Может быть, просто дружеского участия? Дружеского общения? Неужели он хочет толкнуть её на такую мерзость, как тайная измена своему супругу?

У меня вызывает затруднение дальнейшее истолкование этого текста.

Тем не менее, даже если бы Онегин умолял Татьяну просто о дружеских встречах в семейном кругу, о том, чтобы просто приходить в гости и разговаривать с ней, а она отказала бы ему в этом, она всё равно поступила бы правильно. Ответив на его прошлую жестокость точно такой же жестокостью. Как говорится, долг платежом красен. Как аукнется - так и откликнется. Татьяна всё же молодец! Она абсолютно правильно поступила в любом случае!

О чём здесь:
Нет, поминутно видеть вас,
Повсюду следовать за вами,
Улыбку уст, движенье глаз
Ловить влюбленными глазами,
Внимать вам долго, понимать
Душой всё ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть... вот блаженство!

И я лишен того: для вас
Тащусь повсюду наудачу;
Мне дорог день, мне дорог час:
А я в напрасной скуке трачу
Судьбой отсчитанные дни.
И так уж тягостны они.
Я знаю: век уж мой измерен;
Но чтоб продлилась жизнь моя,
Я утром должен быть уверен,
Что с вами днем увижусь я...

Боюсь: в мольбе моей смиренной
Увидит ваш суровый взор
Затеи хитрости презренной -
И слышу гневный ваш укор.
Когда б вы знали, как ужасно
Томиться жаждою любви,
Пылать - и разумом всечасно
Смирять волнение в крови;
Желать обнять у вас колени,
И, зарыдав, у ваших ног
Излить мольбы, признанья, пени,
Всё, всё, что выразить бы мог.
А между тем притворным хладом
Вооружать и речь и взор,
Вести спокойный разговор,
Глядеть на вас веселым взглядом!..
На мой взгляд, секс тут совсем не причём, как вот в этой истории:

Слёзы не имеют к сексу никакого отношения.

Но правду ли говорит Евгений? Не лжёт ли он? Вдруг самое пошлое животное сексуальное наслаждение только нужно ему? Вдруг одно лишь пошлое желание склонить её к супружеской измене и обману? Татьяна не поверила Онегину!

Вот моё истолкование конца поэмы:
Стремит Онегин? Вы заране
Уж угадали; точно так:
Примчался к ней, к своей Татьяне
Мой неисправленный чудак.
Идет, на мертвеца похожий.
Нет ни одной души в прихожей.
Он в залу; дальше: никого.
Дверь отворил он. Что ж его
С такою силой поражает?
Княгиня перед ним, одна,
Сидит, не убрана, бледна,
Письмо какое-то читает
И тихо слезы льет рекой,
Опершись на руку щекой.
Почему же тогда Татьяна льёт слёзы? Да потому, что она оплакивает свою любовь к тому вымышленному образу, которого не существует в реальной действительности, по её мнению.
О, кто б немых ее страданий
В сей быстрый миг не прочитал!
Кто прежней Тани, бедной Тани
Теперь в княгине б не узнал!
Вот в том-то и суть: Таня остаётся прежней, но с реальным Онегиным она холодна! Почему, спрашивается? Да только потому, что она ему не верит! Потому, что считает реального Онегина негодяем, лжецом, хитрецом, желающим получить соблазнительную честь благодаря её позору, и горько оплакивает свои приятные заблуждения относительно него, которые порождали любовь в её душе.
"Тогда - не правда ли? - в пустыне,
Вдали от суетной молвы,
Я вам не нравилась... Что ж ныне
Меня преследуете вы?
Зачем у вас я на примете?
Не потому ль, что в высшем свете
Теперь являться я должна;
Что я богата и знатна,
Что муж в сраженьях изувечен,
Что нас за то ласкает двор?
Не потому ль, что мой позор
Теперь бы всеми был замечен
И мог бы в обществе принесть
Вам соблазнительную честь?

XLV.

"Я плачу... если вашей Тани
Вы не забыли до сих пор,
То знайте: колкость вашей брани,
Холодный, строгий разговор,
Когда б в моей лишь было власти,
Я предпочла б обидной страсти
И этим письмам и слезам.
К моим младенческим мечтам
Тогда имели вы хоть жалость,
Хоть уважение к летам...
А нынче! - что к моим ногам
Вас привело? какая малость!
Как с вашим сердцем и умом
Быть чувства мелкого рабом?

XLVI.

"А мне, Онегин, пышность эта,
Постылой жизни мишура,
Мои успехи в вихре света,
Мой модный дом и вечера,
Что в них? Сейчас отдать я рада
Всю эту ветошь маскарада,
Весь этот блеск, и шум, и чад
За полку книг, за дикий сад,
За наше бедное жилище,
За те места, где в первый раз,
Онегин, встретила я вас,
Да за смиренное кладбище,
Где нынче крест и тень ветвей
Над бедной нянею моей...
Вот эти стихи вполне вписываются в моё объяснение. Татьяна может жалеть даже о тех приятных заблуждениях, порождающих любовь в её душе, которых она лишилась.

Но следующий стих никак не вписывается, вызывает у меня недоумение.
"А счастье было так возможно,
Так близко!.. Но судьба моя
Уж решена. Неосторожно,
Быть может, поступила я:
Меня с слезами заклинаний
Молила мать; для бедной Тани
Все были жребии равны...
Я вышла замуж. Вы должны,
Я вас прошу, меня оставить;
Я знаю: в вашем сердце есть
И гордость, и прямая честь.
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна".
После этого стиха я уже не уверен в правильности этого своего истолкования. Если Татьяна всё ещё любит Евгения Онегина, то разве обязательно ложиться с ним в постель и трахаться? Что мешает ей дружить ним, принимать его у себя в гостях вместе со своим мужем, так, как это сделала Наталья в моём рассказе о платонической любви

При чём тут неверность мужу? Или, может быть, Татьяна испугалась сплетен, людской молвы, которая платоническую любовь не сможет отличить от сексуальной похоти? Или, может быть, Татьяна жалеет, что у неё теперь нет возможности создать семью с Евгением Онегиным, родить от него детей? И что на самом деле нужно Евгению от Татьяны? Секс или же просто, как он утверждает:
"поминутно видеть вас,
Повсюду следовать за вами,
Улыбку уст, движенье глаз
Ловить влюбленными глазами,
Внимать вам долго, понимать
Душой всё ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть... вот блаженство! "
И никакой секс при этом даже не предполагается!

Мне также непонятно, зачем от кого-то скрывать свои чувства к замужней женщине, если эти чувства - всего лишь желание разрыдаться у колен любимой женщины, разрыдаться от счастья, что просто видишь её, разговариваешь с ней. Я хорошо знаю по личному опыту, что никакая эрекция во время таких рыданий не возникает, и сексом тут даже не пахнет.

На главную страницу




 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"