Форш Татьяна: другие произведения.

Обряд на падающую звезду

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Он был с самого начала. С сотворения времен он охранял озеро, куда приходил в свое время каждый из рожденных на Земле, пока не попал в плен. И теперь ему предстоит непростой выбор: забрать с собой ту, что подарила ему свободу, или почувствовать: каково это - быть живым? Книга дописана. Выйдет осенью в издательстве Эксмо.


Бойся своих желаний.

Пролог

  
   Катерина сидела у водной глади озера, такого большого, что дальние берега тонули в тумане, и бездумно смотрела на блестящую ртутным блеском поверхность. Тишина и покой... Она не боялась одиночества. Она уже была здесь. И ей здесь очень понравилось...
   - Привет... - Голос пришел с осознанием того, что на этом безымянном озере она уже не одна.
   Девушка обернулась и внимательно оглядела нарушившего ее покой юношу. Открытое лицо, высокий лоб, черные брови, глаза пронзительно серые, в обрамлении густых ресниц, прямой нос, губы, в которых затаилась улыбка. Светлая просторная одежда. Впрочем, здесь в такой все ходят.
   - Привет. - Она продолжала сидеть, глядя на него. Может кто-нибудь из местных? За то время пока она тут, из местного населения она видела знакомую девушку, имя которой никак не могла вспомнить. Впрочем, та проходила мимо нее, даже не взглянув, из чего Катерина сделала вывод, что знакомы они если и были, то недолго и расстались явно не лучшим способом. Еще Катерине часто встречалась парочка бабушка - божий одуванчик, и всюду сопровождающий ее старик. А как-то Катя увидела мальчишку лет десяти, который принялся ее дразнить.
   Этого парня она не видела. Никогда!
   Она отвела взгляд от красивого лица незнакомца и снова вгляделась в серебристую гладь. Иногда ей везло, и она видела проплывавших мимо мостков ленивых рыб.
   - Я сяду? - Он, не дожидаясь ответа, опустился рядом, закатал до колен холщевые штаны и опустил босые ноги в воду. - Хорошо здесь. А ты давно тут?
   Она не увидела, почувствовала, как он повернул к ней голову. Ее отчего-то бросило в жар. Сердце заколотилось точно пойманный в капкан заяц, но она продолжала сидеть, упрямо глядя в воду. Только бы он не почувствовал ее волнение.
   - Не знаю. - Она все же ответила, понимая, что новый знакомый так просто не отвяжется. - Тут все дни как один.
   - А ты бы хотела отсюда уйти? - Он продолжал сидеть, не сводя с нее взгляда.
   - Куда? - Она все же посмотрела на него. Если он так все выспрашивает, значит, не знает, что из-за нее, из-за ее дурацкого желания погибла ее лучшая подруга и вся ее семья. По ночам она снова и снова видела летевший им навстречу грузовик. - Мне нельзя домой!
   - Есть очень хорошие места. - Он улыбнулся. Так тепло и нежно, что сомнения Катерины растаяли как дым. Его ладонь тепло накрыла ее руку. - Я подарю тебе их все... Только... Ты должна меня попросить...
   - О чем?
   Но он не объяснил, только повторил.
   - Попроси. Об этом...
   И вдруг потянулся к ней. Катерина почувствовала его губы, касающиеся ее виска, и покрылась с ног до головы мурашками. И тут она поняла, что должна попросить.
   - Поцелуй меня! - Она едва не застонала, от впервые возникшего желания этого самого поцелуя. - Прошу!
   Она резко повернула к нему голову и встретилась взглядом с его бездонными черными, точно ночь глазами. Странное чувство страха, опустошения овладело ею, но лишь на краткий миг. Покой и нежность, пришедшие вслед за этим, затопили все ее существо без остатка. Незнакомец медленно потянулся к Катерине, его губы приоткрылись. Катя закрыла глаза, дрожа всем телом в предвкушении чего-то непознанного, но такого желанного.... Вот только ничего не произошло. Поцелуя не последовало.
   Она разочарованно открыла глаза и вновь уставилась в ставшие стальными глаза незнакомца, замершего рядом с ней так близко, что она чувствовала его горячее, прерывистое дыхание.
   - Ты меня поцелуешь? - Катя и сама могла это сделать, только какой-то страх, смущение удерживали ее от этого шага.
   Парень вдруг улыбнулся. Светло, нежно. И стремительно поднялся. Качнул головой.
   - Пока не время. - Он протянул ей руку. Катя хотела было обидеться, но решила не делать этого. И приняла руку. Парень рывком поднял ее, долгое мгновение смотрел, не выпуская из объятий, и вдруг коротко выдохнул: - Живи!
   И толкнул ее в глубокие, холодные воды незнакомого озера.
  
  

Глава 1

  
   - Ладно, давай! Созвонимся. - Ярослав махнул рукой напарнику, и направился к выходу. День был долгий и очень тяжелый! Два возгорания. Один на древнем складе на окраине города. Пока их часть МЧС приехала на место, от строения осталось одно название.
   Впрочем, их работа спасать людей, а не древние постройки, поэтому это даже вызовом назвать было сложно. Второй вызов оказался труднее. Горело двухэтажное здание какой-то конторки. Возгорание на первом этаже. Блоки из огня и дыма для трех непонятного возраста, перепуганных до смерти девиц, запершихся на втором этаже.
   Ярослав сам лично вызвался достать их из здания, о чем невероятно пожалел! Эти дамочки наотрез отказывались лезть на лестницу, ссылаясь на то, что боятся высоты, и норовили втроем упаковаться в платяной шкаф.
   Пришлось самому забираться в окно, вылавливать этих "куриц" по одной и передавать напарнику. Славян управился с ними быстро. Просто красноречиво гаркнул на первую попавшую ему в руки упирающуюся девушку, да так, что та сразу перестала вырываться, предпочтя повиснуть у спасателя на руках безжизненным плащиком. Дальше дело пошло быстрее.
   Не успели приехать в часть, снова вызвали спасательную бригаду. Обвал асфальта почти в центре города. Две машины в западне и пять пострадавших.
   День пролетел словно и не было. А после, как всегда, Славян с парнями утащили его в любимый бар их части под названием "Три топора", где они и просидели весь вечер.
   Может, он бы остался еще, но пообещал сестренке завезти продукты и корм для черного кота, со странной кличкой Понтер. Не то, чтобы она не могла все это купить сама, просто так уж повелось в их крошечной семье. После смерти матери он, как мог, заботился о Ленке, и когда оставался ночевать у нее, всегда прикупал гостинцы. Сегодня как раз такой вечер. Завтра снова на смену, родной Джиксер - мотоцикл марки Suzuki серии GSX-R, который он, скрепя сердце купил себе на двадцативосьмилетие и ради которого влез в сумасшедшие долги, уже неделю стоял в ремонте, а платить за такси лениво.
   Квартира сестры находилась совсем близко. В квартале от его части. Когда он жил там, то и выбрал эту часть, из-за шаговой доступности. Затем в жизни Ярослава появилась девушка. Пришлось снимать квартиру. Правда, той девушки, уже три года как след простыл, а вот, переехать снова к сестре, не позволяла гордость и частые необременительные знакомства. Заводить серьезные отношения Яр больше не хотел.
   Выйдя на улицу, он вдохнул полной грудью холодный, осенний, напоенный запахом далеких костров, воздух. А может, это он пропитался дымом, как хорошо подкопченный балык?
   Завтра еще смену отстоять, и на выходные махнуть за город, на рыбалку. Или завалиться в какой-нибудь клуб и подцепить очередную Барби. Та, с которой он встречался последних два месяца, благополучно свинтила неделю назад, окончательно убедившись, что зарплата эмчеэсника не покроет ее ежедневную развлекательную программу. Но... видимо он ей все же нравился. Два месяца - это огромный срок в его отношениях с девушками. Кому захочется волноваться, ждать его ночью, провожать рано утром, и выслушивать пьяные бредни, после очередного, полного на события дежурства?
   Застегнув кожаную куртку, он сунул руки в карманы и зашагал по лужам, подернутым изморозью, где отражались оранжевыми тусклыми пятнами фонари.
   Супермаркет находился в конце улицы, в старом одноэтажном доме, стоявшем прямо на перекрестке, вот только дойти до него, Ярославу было не суждено.
   Женский крик, полный отчаяния и страха взорвал вечернюю тишину словно бомба. Яр будто налетел на стену. Остановился, пытаясь понять в какой стороне кричали, молясь только о том, чтобы крик повторился снова.
   И он повторился.
   Ага! Там!
   Яр бросился бежать. В конце дома он свернул в арку и едва не кувыркнулся, споткнувшись о что-то, точнее об кого-то лежавшего на асфальте. Две других фигуры стояли в отдалении, что-то обсуждая. Заметив нежданного свидетеля, один из подонков было рванул к нему, но был остановлен вторым. Тот что-то тихо сказал и оба бросились врассыпную. Ярослав растерянно посмотрел им вслед. Подавив в себе желание догнать и отметелить хотя бы одного, опустился на корточки возле пострадавшего.
   Пострадавшим оказалась девушка. Сперва ему показалось, что она не дышит. Яр наклонился к самым губам, и облегченно выдохнул, когда его холодной щеки коснулось теплое дыхание. Пробежался пальцами по одежде, сканируя на предмет ранения и чуть не выругался, запачкав руки в чем-то теплом и липком. Ножевое ранение? Выстрела он не слышал. Правый бок! Черт! Черт!!!
   Скорую не дождаться! А сейчас на счету каждая минута!
   Больше не раздумывая, он подхватил хрупкое тело девушки, и бросился бежать назад, к дороге. Машин было немного, и те не желали останавливаться. Едва заметив коротко стриженого детину под два метра ростом, в кожаной косухе и его безжизненную ношу, все давили на газ.
   - Твари! - Выругался Яр, когда очередной водила на модной иномарке, вместо того чтобы остановиться прибавил скорости, явно побоявшись запачкать дорогую тачку. - И зачем я их каждый день спасаю? Ведь каждый может оказаться в такой ситуации!
   - Эй! Нужна помощь? - Словно в ответ на его слова послышался голос. Яр даже вздрогнул. Оглянулся, разглядывая подходившего к нему высокого, жилистого парнишку. Вот, только что, он был в этой подворотне один на один с умирающей девушкой, и вдруг этот парень! Яр не слышал его шагов. Нежданный помощник словно выткался из темноты!
   - Нужна! Есть машина? - Ярослав развернулся, бережно прижимая к груди девушку. Парнишка пожал плечами, оглянулся, подошел к ближайшей припаркованной на обочине тойоте и наотмашь ударил по стеклу в водительской дверце.
   Яр только покачал головой. Даже ему голой рукой разбить такое стекло будет трудно, а тут какой-то доходяга чудеса силы показывает!
   Но к огромному удивлению, со второго удара стекло всхлипнуло и разлетелось вдребезги.
   "Словно молотком лупанул" - Отметил про себя Ярослав.
   - Ну? Чего застыл! - Парень открыл дверцу и кивнул на заднее сидение. - Садись. И держи ее. Я поведу!
   От такого предложения Яр не мог отказаться. Мало того, что успеют девчонку отвезти, так еще и при случае можно будет предъявить истинного угонщика. Нет, ситуация конечно патовая, но брать на себя угон машины, даже во благо и спасение человеческой жизни, Ярослав не мог. Благодаря его буйному нраву, шеф части и так дал ему последнее предупреждение, а увольняться по собственному желанию в планы пока не входило.
   Он осторожно втиснулся вместе со слабевшей с каждой секундой девушкой на заднее сидение и машина стартанула. Да с такой скоростью, что Яра впечатало в спинку сидения.
   Ничего себе! А парень-то - лихач!
   - Эй, братан, не гони так. Пункт скорой помощи в трех кварталах отсюда! Успеем! А то, не дай боже, вообще всех угробишь!
   Парень не ответил. Только мимолетно взглянул в зеркало. Их взгляды встретились, и Яра накрыла волна панического страха. Впрочем, страх тут же исчез. Осталось только тоскливое волнение. А может предчувствие?
   А еще, Яр готов был поклясться, что темные глаза незнакомца блеснули неестественной зеленью. Впрочем, может так отразился свет фар идущей позади машины?
   Слишком много "может"!
   Мгновением позже они уже припарковывались у главных дверей пункта Скорой помощи. Парень выскочил, распахнул дверцу, и легко взял на руки безжизненное тело девушки. Ярослав выбрался следом и хотел забрать ношу, но парень только качнул головой. Коротко приказал.
   - Зови санитаров. Нужны носилки.
   И Яр не посмел ослушаться. Бросился к двери, у которой лениво курили двое.
   - Ножевое ранение. Возможно, задета печень. Срочно!
   Те переглянулись, переваривая услышанное, а в следующий миг завертелся процесс спасения. Появились и люди, и каталка. Девушку осторожно положили, повезли в отделение.
   - А вас, я бы попросил пройти со мной. - На плечо Ярослава опустилась тяжелая ладонь. Он обернулся, и уставился на врача с военной выправкой. Его глаза смотрели на него холодно, точно в отношении Яра, он уже все для себя решил.
   - Я всего лишь свидетель! - Твердо заявил Ярослав. Не дрогнув, выдержал его взгляд. - Это я нашел эту девушку. И, надеюсь, спас!
   - Вот на все вопросы и ответите! - кивнул непреклонный врач.
   - Тогда и парня того забирайте вместе со мной! Это он угнал тачку! - Яр развернулся, чтобы указать на парнишку остававшегося возле машины, и растерянно огляделся. В царившей суматохе того и след простыл. Вот же, гад!
   - И об этом тоже расскажете! - Снова нахмурился врач, и кивком указал на распахнутые двери "Скорой помощи". - Давай шагай, и без самодеятельности! Решишь сбежать, имей ввиду: у нас по всей территории камеры!
   Яр еще раз на всякий случай огляделся, зло ругнулся, демонстративно сложил руки за спиной, и направился в указанном направлении.
  
   Ночь закончилась, принеся с собой головную боль и злость. На всех и вся! На врача с военной выправкой, который оказался местным полицейским, на его помощника, который, пытаясь выбить, как ему казалось, правдивый ответ, дико орал и стучал кулаком по столу, отчего Ярославу безумно хотелось врезать ему в багровое лицо. На суету в коридоре, не предвещавшую ничего хорошего.
   Наконец пытка закончилась.
   - Распишись здесь и здесь. Из города ни ногой! Если, конечно, не хочешь, чтобы тебя искали по родным и близким, сообщая каждому в какое дерьмо ты вляпался! - Помощник тыкнул волосатым пальцем в короткие черточки, где должна была быть подпись Яра. В ответ тот устало чиркнул ручкой и поднялся.
   - Пять лет проработал в МЧС и ни разу не подумал, насколько опасно в наше время спасать людей. Тебя же виновным и назовут!
   - Ты поумничай! - Буркнул безучастно сидевший в кресле полицейский. - Мы пока тебя ни в чем не обвиняем. Просто проявляем бдительность! Завтра зайди в центральное отделение. Кабинет восемнадцать. И сделай фоторобот парнишки, что тебя привез. Тоже. Для бдительности!
   - Есть, май фюрер! - Рыкнул Ярослав и, не прощаясь, быстрым шагом вышел из помещения. В больничном коридоре все еще горел тусклый свет, но из единственного окна уже падали косые лучи солнечного света. Яр достал мобильный, включил его и чуть не выругался. Двадцать восемь пропущенных от сестренки, пять от напарника, и два от начальника смены.
   Он попал! Даже без помощи доблестных полицейских! На часах уже семь тридцать утра. Значит, ему надо быть в части через двадцать минут, а он ни петь, ни рисовать!
   Черт. Черт! Черт!!!
   А может позвонить Юрке Старцову? Парень как-то задолжал ему пару смен. Глядишь, и не заметят! Он набрал номер сослуживца и тут же нажал отбой. Абонент - не абонент!
   Ладно, делать нечего, надо сдаваться!
   Он нашел номер начальника смены, нажал кнопку вызова, и, вслушиваясь в длинные гудки, медленно пошел по коридору. У одной из стеклянных дверей он остановился, отрешенно разглядывая трех мужчин и одну женщину столпившихся у каталки, на которой кто-то лежал. Лица не видно, неподвижное тело, накрытое простыней.
   Уж не спасенная ли им девушка?
   Сердце сделало удар и замерло.
   Неужели? Неужели не выжила?! Все впустую?
   В панике он едва не пропустил ответившего на звонок шефа.
   - Да, Ветров. Говори!
   - Э-э... Я... Э-э... - Яр даже потряс головой пытаясь настроиться на разговор и по меньшей мере вспомнить кто его зовет и что тому от него было нужно. - Сань! Александр Петрович! Можно мне пропустить эту смену? По очень форсмажористым обстоятельствам! Я отработаю! Хоть две!
   - Что, опять вчера перебрал и перебил пол бара? - Голос начальника стал резким, злым. - Мы говорили с тобой еще неделю назад, что если еще одна такая выходка...
   - Я девушку раненную спасал! - В отчаянии вырвалось у Яра. - Привез в скорую, а меня еще и допрашивали до утра! Только сейчас отпустили! Под подписку!
   - Эм... ну-у... а чего не позвонил? - Интонация шефа изменилась. - Твоя Маришка всех обзвонила! Мне только пять раз набирала! Тебя, дурня, искала! Чего не позвонил, помощи не попросил?
   - В час ночи?
   - Да хоть в пять! - Снова рявкнул Саня. - Мы семья! Понимаешь, Ветров! А в семье не без ур... проблем! И мы сами должны их решать! Понял?
   - Понял! - Буркнул Ярослав, не отводя взгляда от двери.
   - Ну а раз понял, иди спать! - Смиловался начальник смены и отключился. Яр машинально сунул мобильный в карман. И шагнул к двери. Врачи, окружавшие каталку, зашевелились. Двое мужчин остались что-то обсуждать, один исчез за шторами, а женщина, развернув каталку, направилась к двери.
   Ярослав услужливо распахнул дверь, вглядываясь в миловидное лицо лежавшей на каталке девушки. Бледное, с черными кругами под глазами. Пойми, разбери - живая или как?
   - Да живая. Живая она! - Медсестра словно прочитала его мысли. Остановилась. - Значит, это вы ее нашли?
   Яр кивнул.
   - Только благодаря вам, и тому, с какой скоростью вы добрались сюда, она и осталась жива. Два проникающих ранения. Но по чудесному стечению обстоятельств, печень не задета. - Она покатила дальше.
   - А куда вы ее сейчас? - Яр пошел следом.
   - Пока пусть отдохнет. А позже перевезем в реанимационное отделение в Горбольницу.
   - А вы узнали, как ее зовут? - Ярослав не отставал. Теперь, после этой бессонной ночи, он чувствовал ответственность за жизнь этой девушки. И какая-то мысль билась, не давая покоя... Девушка... что-то связанное с ней... Что-то, что он забыл!
   - Катерина. Свечина. В куртке кошелек обнаружили, а в нем паспорт. Она будто как знала, что с ней это случится! - Женщина жалостливо вздохнула и свернула в открытые двери палаты. Ярослав хотел было шагнуть следом, но медсестра только качнула головой. - Сюда нельзя! Стерильно! Иди лучше домой! Ей уже ничего не угрожает!
  
   Когда Ярослав вышел из пункта Скорой помощи, яркое утреннее солнце уже заливало все золотистым светом, задорно отражаясь в лужах, золотом рассыпаясь по листьям. Словно и не было этой страшной ночи. Не было умирающей девушки. Впрочем, что такое одна оборванная жизнь, в сравнении с целым миром.
   Яр набрал номер сестры и поплелся прочь.
   - Да?
   - Марин, это я.
   В трубке раздалось обиженное сопение.
   - Мариш, ну хватит уже истерики устраивать. Я жив, здоров. Скоро приду.
   Всхлип.
   Да твою же маму!
   - Марин, ну так мне к тебе идти или домой ехать?
   - Иди уже! - Раздался тихий голосок сестры. - И Понтеру еды купи. Я из-за тебя вчера ничего ему не взяла, так эта скотина съел последние сосиски, и теперь оценивающе поглядывает на меня.
   Яр хохотнул.
   - Не бойся, ты ему не достанешься! Я успею вовремя!
   Отключив телефон, он быстрым шагом направился к супермаркету. Сестра - единственная, кто мог поднять ему настроение, даже в такие дни...
  
  

Глава 2

  
  
   - Эй, соня, долго спать будешь? - До омерзения бодрый голосок сестренки вырвал Ярослава из пут сна. Часы показывали уже начало седьмого вечера.
   В конце концов, какого черта? На работу ему завтра не идти. Если было б нужно, Саня уже давно бы позвонил. Ну, или Славян!
   Поэтому в ответ на вопрос Маринки он демонстративно зарылся под подушку, но тут же ее лишился.
   - Я не о продолжительности твоего сна спрашивала. Это был полный и безоговорочный приказ просыпаться, умываться и шагать на кухню. Там тебя уже ждет Славик и твой начальник. - Марина укоризненно поджала губы. - Не знаю, что ты там снова натворил, но мне их лица не понравились!
   - Марин, да ничего я не натворил! - Яр сел на диване, потер ладонями лицо, прогоняя остатки сна, и рывком поднялся.
   - Тогда почему ты не рассказал о том, что ты не натворил, мне? - Сестра, видать, решила ему отомстить и за вчерашнюю ночку и за сегодняшнее утро. Когда он пришел, скинул сумки в коридоре, а затем, не разуваясь, протопал в зал, рухнул на диван и мгновенно отрубился. И теперь с видом оскорбленной добродетели ненавязчиво капала на совесть. - Я же о тебе переживаю! Ты - моя семья! А что будет со мной, если ты, не дай бог, однажды не придешь? Не отзовешься на звонок?
   Так, ну все! Достаточно нотаций!
   - Марин, тебе двадцать два года! - рявкнул Яр. - Замуж выйдешь в конце-концов!
   И стремительно вышел из зала, чтобы не видеть, как после его слов затрясется ее подбородок. И ведь не играет! После смерти матери она замкнулась в себе, бросила институт и заперлась в четырех стенах. Сперва ей помогал, как мог Яр, но и когда он съехал, сестренка не пропала. Она погрузилась в мир собственных идей и интернета, и, уже четыре года как успешно зарабатывала на хлеб фрилансером, строча рекламные проекты, стихи на заказ и даже небольшие рассказы. Проблема была в том, что Марина напрочь отгородилась от всего мира, спрятавшись за стенами родительской квартиры, и по совместительству крепости. И покидала тихую гавань, только наведываясь в ЖКХ и супермаркет.
   Визиты брата она воспринимала как праздник. Всегда готовила что-нибудь вкусное, доставая припасенную к таким вечерам бутылочку вина или пива.
   Яр поморщился. И так чувствует себя последней сволочью, за то, что не появлялся у сестренки целых две недели. Но тому виной было завершение очередных отношений, и нервотрепки каждый день от его несостоявшейся пассии. Должна же Маринка понимать, что в отличие от нее у него обязана быть личная жизнь!
   Ухватившись за это оправдание как за спасательный круг, он постарался, как мог, заглушить угрызения совести и решительно шагнул на кухню. За столом, на уютном угловом диванчике, под оранжевым светом абажура, сидели его напарник и начальник. Попивая пивко, они о чем-то тихо беседовали.
   Когда он вошел, гости, как один, пристально взглянули на него, и, видимо не заметив ничего подозрительного, приветливо заулыбались.
   - Яр! Ну, ты даешь! - поднялся Славян. - Давай, рассказывай!
   - И пока я не услышу все подробности, ты, Ветров, можешь на работе даже не появляться! - напустил строгости Саня и тут же смиловался. - Ярый, куда ты, мать твою так, опять влез?! Начальство мне за тебя и так всю плешь проела. Еле упросил в прошлый раз не выгонять тебя из части!
   - Да, мужики, все норм! - Ярослав сел за стол напротив них, и взяв початую бутылку пива, залпом осушил ее. - Все норм.
   Но друзья молчали. Ждали больше подробностей.
   И Яр рассказал. Как нашел девчонку. Как встретил случайного парня. Как провел время, сидя на допросе, доказывая, что он не верблюд. Конечно, рассказ он приукрасил крепкими словечками, но описать все пережитое за ночь без оных просто не представлялось возможности.
   После того как он закончил, на кухне еще некоторое время царила тишина, перебиваемая только стрекотанием настенных часов с кукушкой. Особая гордость Маринки.
   - Нда... - Наконец прервал молчание Саня. - Вечно ты вступишь то в дерьмо, то в партию!
   Яр только провел рукой по жесткому, короткому ежику волос. Если бы сейчас ему дали выбор спасти девчонку и снова пережить прошлую ночь, или на часок дольше провести время в баре со Славяном, он, не сомневаясь, повторил бы весь вчерашний путь.
   Мысли снова вернулись к спасенной. Как там ее.... Катя? Да! Катя Свечина! Интересно, как там она? По-прежнему в пункте Скорой помощи, или уже в больнице? Завтра же надо будет ее найти и узнать, что нужно! И что-то еще не давало покоя...
   - О чем задумался? - Славян как всегда подмечал все перепады настроения напарника. Яр только дернул плечами.
   - Думаю, как там она.
   - А я вот думаю о тех, двоих, которых ты встретил рядом с девушкой. - Саня открыл еще одну бутылку пива и сделал хороший глоток.
   - А что с ними не так? - насторожился Ярослав. - Обычные грабители. Увидели девчонку одну и напали.
   - Вот это то и странно. - Поднял вверх указательный палец начальник бригады. - Девчонка одна. Двор пустынный. Ну, пуганули ножичками, она бы и так все отдала что было. Зачем этими ножичками ее пырять? Да еще дважды!
   - Может потому, что она закричала? - предположил Славян.
   - Допустим. Испугались крика, - кивнул Саня. - Но почему же тогда они не убежали? По рассказу Яра я понял, что эти двое спокойненько стояли возле тела и о чем-то трепались. И еще одно. В Скорой медсестра сказала, что узнала имя потерпевшей из паспорта, который нашелся в кошельке. Значит не ограбление! Или она по два кошелька с собой носит? Что-то не сходится...
   - Кстати, а тот, длинный, который для вас тачку угнал... - Слава посмотрел сперва на Яра, потом перевел взгляд на Саню и снова на Яра.
   - Ну? - не выдержал тот. - И что?
   - Он случайно не был одним из тех двоих? - выпалил Славян и уставился на него ожидая ответа.
   Яр нахмурился, вспоминая. И, наконец, мотнул головой.
   - Нет. Те двое были коренастыми. Ниже меня как минимум на две головы. А тот, что нас до Скорой подбросил, едва ли не на полголовы выше.
   - Баскетболист, что ли? - усмехнулся Саня, и тут же посуровел. - Мутно все в этой истории. На подставу похоже!
   - А кому меня подставлять-то? - удивился Яр. - Тем более никто ведь не знал, какой дорогой я пойду и во сколько! Только вон, Славка.
   - Тоже верно. - Саня почесал подбородок. - Если хочешь, я предоставлю тебе зеленый свет. Жучки, камеры, все, что может помочь распутать все это.
   - И куда я эти жучки засуну?
   - Не куда, а кому. Если девушку пытались убить специально, все это может сберечь ей жизнь, а тебя избавить от внимания полицейских.
   - Сань, мне еще надо будет фоторобот на этого длинного сочинить. Сказали надо.
   - Опиши на словах. А еще лучше подробно и на бумаге, я сам отнесу твое сочинение. Раз надо. А ты думай, как обезопасить девушку.
   Пока Яр пытался сообразить, как все это провернуть, в комнату заглянула Марина.
   - Слав, Сан Петрович! Может картошечки пожарить? Пирог уже скоро готов будет. И огурчики маринованные могу открыть...
   По тому, как смутился Славян, можно было понять, что напарник уже давно неровно дышит к сестре друга. Вот только Яр ничего не замечал, погруженный в мысли. Саня посмотрел на часы и с виноватой улыбкой поднялся навстречу Марине.
   - Мариш, мы бы с радостью, только уже поздно. Домой пора.
   - А! Да! - Слава тоже поднялся, и, стараясь не смотреть на девушку, поспешно вышел в коридор. - Вообще никак, Марин. В другой раз, ладно!
   - Мужики, вы чего так рано собрались? - Яр очнулся от раздумий и пошел вслед за друзьями. Те уже были в прихожей, и как-то быстро и суетливо принялись одеваться. - Да вы чего? Что случилось - то?
   - Ярый, мы Маринке обещали, что оторвем тебя от семейных посиделок буквально на полчаса, а сами... Десять уже доходит! - Славян первым обулся, застегнул куртку, и крепко пожал ему руку. - Ты, это... не обижай ее. Хорошая она у тебя. Волнуется, вон!
   Угу! Скорее сгорает от любопытства!
   - И жду на смену через два дня! - Саня хлопнул Яра по плечу и, заметив вышедшую в коридор Марину, тайком ему подмигнул. - Ну... держись!
   Держись! Легко сказать!
   Ярослав усмехнулся.
   "Если Маринке что-то приспичит, добровольно отдашь все, только бы отстала!" - подумалось ему. Он обернулся к сестре и потер руки.
   - Ну? Пойдем есть твой пирог? А потом я расскажу о том, как вчера спас девушку. - Он подошел к сестре, обнял ее за плечи и повел на кухню.
   - Не, про девушку я уже слышала. - Тут же защебетала она. - На кухню дверь неплотно прикрывается. Ты же сам обещал ее поправить, и потерялся! А я жду-жду! За две недели только два раза позвонил! Кстати, как там у тебя с Юлей? Да знаю, что разбежались! Она тебе сегодня, пока ты спал, позвонила! И сказала, что приедет завтра за вещами! Яр, да плюнь ты на эту крысу! Как зарплату тебе срезали, так и не нужен стал! Лучше давай ремонт дома сделаем, и переезжай уже! Знаешь, как мне одной тут тоскливо!
   Она накрывала на стол и говорила, говорила. А Ярослав в очередной раз поморщился от кольнувшей прямо в сердце совести.
   - Ладно, Мариш. Сделаем! Перееду! Вот к лету и перееду! - Твердо пообещал он, и принялся нарезать пирог.
  

Глава третья

  
   2006 год
   Деревня Матвеевка
  
   - Бабуля! Мы приехали!
   Девичьи голоса защебетали во дворе, едва заглох двигатель машины.
   Ольга Филипповна всплеснула руками, и заторопилась на улицу. Этого дня она ждала почти год! Сын не баловал старуху своими приездами, ограничивался лишь переданными с внучкой деньгами и гостинцами. Вот и сейчас.
   - Привет, ма. Как ты? Как здоровье?
   - Павлик! Катенька! - Старуха, едва сдерживая слезы, обняла сына и внучку.
   Ее сынок Павлик, уже давно превратился в Павла Олеговича, директора крупной строительной фирмы, но мать не забывал. Присылал с оказией продукты, лекарства. А год назад купил этот двухэтажный дом, всего в получасе езды от города. Можно сказать что пригород!
   Внучка Катенька, круглая отличница и отзывчивая девочка любила проводить все лето у бабушки, кататься на велосипеде, купаться в озере.... В новый дом она приехала впервые. Как бы, не разочаровалась кровиночка. Озера нет, но есть река. Вот только далековато от дома. Благо сын надувной бассейн привез. Может и не придется волноваться, отпуская внучку на реку?
   С другой стороны, на этот раз девочка приехала не одна. С такой же угловатой, как и она сама, девочкой-подростком. Все-таки уже четырнадцать лет. Нужны подружки, секреты. Пускай! И внуче не скучно будет, и ей самой! Хлопотно, но не скучно!
   - Ба, это моя подруга Настя! - Катя, улучив момент, сразу решила взять быка за рога, и подтащила к ней знакомиться упирающуюся от неожиданности подругу. - Она никогда не была за городом! Я ее позвала с собой. Можно же? - И не дожидаясь ответа, восторженно протянула, разглядывая махину дома. - Ва-а-а-у! Какой домина! Прямо особняк! И башенки такие славные! В готическом стиле! Мы посмотрим?
   Ольга Филипповна только махнула им вслед. Пусть смотрят. Не убудет. Она сама, как переехала, выше первого этажа не поднималась. Да и зачем? Во-первых, не те годы, чтобы прыгать по крутой лестнице. Во-вторых, и на первом этаже было полно комнат, чтобы старухе разместиться. Верхний этаж и чердак она подготовила на зимовку, стаскала туда оставшиеся от прежних хозяев вещи, закрыла в комнатах старыми простынями мебель, и успокоилась.
   - Ма, ну тогда я поехал. Вот тут, посмотри в коробках, что привез. А надо будет чего, звони. Или Катьку попроси, она лучше с мобильником справляется.
   - Павлик, неужели вот так уедешь? Может баньку? Или чаем хотя бы напою?
   - Не, ма. У меня ночью Светлана из Турции возвращается. Надо встретить. А до этого еще дел... - Павел выразительно чиркнул большим пальцем по горлу и виновато улыбнулся. - Но мы приедем! И в сауну сходим, и шашлычок сделаем. Надо же дом обмыть...
   - Но, когда? Когда? - Ольга Филипповна семенила за сыном, уже шагавшим по подъездной аллее к воротам, где стоял здоровенный джип, блестя новеньким полированным боком.
   - Как только, мать, так сразу! - Павел развернулся, поцеловал ее в щеку, и сел на переднее сидение рядом с личным водителем. - Заводи, Леш.
   Ольга Филипповна еще долго стояла возле открытых ворот, глядя вслед давно исчезнувшему за поворотом джипу. Затем украдкой вздохнула, закрыла ворота и направилась к дому. Из него доносились звонкие голоса, дарующие ей покой и радость на эти два коротких, летних месяца.
  
   - Катюх, да это не дом, это дворец! - Настя шла по второму этажу вместе с подругой и восторженно заглядывала во все комнаты.
   - Ага, дворец с приведениями! - Катя сосчитала десять дверей. Семь комнат, одну кладовку, и еще одну, оставшуюся не открытой в конце коридора. Заперта. Странно! - Ну что? Какую выбираешь?
   Она посмотрела на подругу. Та в растерянности огляделась.
   - А я думала, что мы в одной поселимся! И не так страшно и можно будет ночью поболтать!
   - Ты что, в лагере? Еще предложи двухъярусную кровать поставить! - презрительно фыркнула Катерина. - Я, между прочим, привыкла спать на двухспалке одна!
   - Ну... у богатых свои причуды! - фыркнула Настя и толкнула первую попавшуюся дверь. - Здесь поселюсь. Но имей в виду! Спать будем ложиться поздно!
   - Заметано! - одобрила Катя и исчезла за соседней дверью.
  
   Дни пролетали за днями. Девчонки купались в бассейне, загорали и подолгу пропадали в интернете, общаясь с оставленными в городе одноклассниками. Единственное, что не давало покоя любознательной Кати, закрытая дверь на втором этаже.
   Он в самый первый день спросила у бабушки о ней, но та только отмахнулась.
   - Да ничего там нет! Лестница на чердак и все!
   - А что на чердаке? - не отступала Катя.
   - Да хлам всякий! От прежних жильцов остался. Все никак руки не доходят вытащить и сжечь.
   - Так может мы поможем? Посмотрим, разберем. Вытащим, в конце концов! - обрадовалась внучка, но бабушка была непреклонна.
   - Тебе что, заняться не чем? Отдыхай, и не забивай себе голову всякой ерундой!
   Тут бы Кате и успокоиться, но любопытство разгорелось еще сильнее, сжигая душу ярким пламенем. Несколько дней она вынашивала план, как выкрасть нужный ключ. Затем рассказала о нем Насте. Та только пожала плечами.
   - Давай!
   Выкрасть ключи было не сложно. Бабушка оставляла их у себя в комнате на столе.
   Улучив минуту, когда та выйдет к соседке, Катя забрала связку и бросилась наверх, оставив Настю следить, и подать знак, если бабушка вернется. Трясущимися от волнения руками она подбирала ключ за ключом, но проклятая дверь не открывалась. Вскоре послышался крик Насти, зовущей ее. Значит бабушка возвращается!
   И вот, когда осталось два последних ключа, и совсем не осталось надежды, замок сухо щелкнул. Неужели?
   Вытащив ключ, Катя плотно прикрыла дверь и со всех ног бросилась назад. В последний миг она бросила связку на стол и выбежала из комнаты, когда в дом вошла бабушка.
   - Катюш? А ты чего здесь? Тебя, вон, Настя на улице потеряла. Ты чего такая запыханная?
   - Да мы в прятки играем. - И больше ничего не объясняя, бросилась на улицу.
   - Ну, как? - заговорщицки зашептала Настя, увидев подругу.
   Та только улыбнулась.
   - Открыла. Сегодня ночью, когда бабушка уснет, сходим, посмотрим, что там?
  
   Девчонки еле дождались, пока стемнело. Пытались отвлечься от предстоящего похода на чердак, за обсуждением одноклассников. Помогло. Но ненадолго. Ольга Филипповна только диву давалась, отчего всегда такие подвижные и гораздые на развлечения подружки, теперь сидят по разным углам в гостиной, и... она даже не поверила своим глазам - читают!
   На предложение о том, чтобы поужинать блинчиками с медом, девчонки отреагировали вяло, но все же оживились. Они знали, что сразу после ужина, бабушка всегда на часок уходила к подруге, обсудить новости произошедшие в любимом сериале. А это значило, что у них будет целый час, чтобы разведать обстановку.
   Катя понимала, на чердаке действительно может быть старый хлам, который не стоит таких забот и волнений, но ничего с собой поделать не могла. Это все равно, что незаметно заглянуть в жизнь совершенно незнакомых людей.
   Наконец наступил час "хэ". Бабушка как по расписанию поднялась из-за стола.
   - Ну что, девочки, идите, готовьтесь ко сну, а я пойду подругу попроведаю. Кстати, посудку помоете?
   - Помоем, бабуль! - подскочила Катерина и принялась собирать тарелки.
   - Спасибо за ужин! - Настя всегда была вежливой. Даже через чур.
   Ольга Филипповна успокоено кивнула, и вышла за дверь.
   Девчонки дождались, когда хлопнет входная дверь, и не сговариваясь бросились на второй этаж. Заветная дверь и впрямь была открыта. Впрочем, чему тут удивляться? Бабушка редко поднималась к ним.
   Возле двери Катя остановилась.
   - Ну? Ты чего? - заторопила ее Настена. - Заходи!
   Катя не стала говорить, что всего на миг, ей захотелось развернуться и со всех ног припустить отсюда подальше. Это всего лишь волнение сыграло с ней злую шутку. Всего лишь волнение...
   Она решительно повернула ручку и распахнула дверь. Винтовая лестница уходила наверх, в темноту, разбавленную лишь светом ламп, идущим из коридора.
   - Темно... - заглянула поверх ее плеча Настя.
   - Подожди, у меня на телефоне подсветка есть. - Катя залезла в карман джинсов, выудила крошечный мобильник, подаренный мамой, и посмотрела на подругу. - Ну, что? Пойдем?
   Насте тоже было страшно, но она отважно кивнула.
   - Пойдем.
   Шаги гулко застучали по деревянной лестнице, которая привела к ничем не примечательной двери.
   - Опять?! - Катя вцепилась в ручку, и чуть не застонала от бессилия. - Закрыто!
   - Подожди. - Настя наклонилась к замку. Щелкнула незаметная задвижка и дверь бесшумно приоткрылась.
   - Да ладно! - восхитилась Катя и первой шагнула на чердак.
   - Ничего себе! - Настя огляделась, разглядывая подсвеченную мертвенным светом мобильника огромную комнату. То, что это - чердак, напоминали расставленные в беспорядке вещи, ящики, и брошенная прежними хозяевами мебель: стулья, диван и обломки комода.
   Четыре квадратных окна были покрыты слоем пыли. Кое-где висели тенета паутины.
   - Ну вот, зря приперлись! - Настя разочарованно покривила губки.
   - Подожди! - Катерина уверенно подошла к коробкам. - Давай, посмотрим что там?
   - Ну, давай! - без особого энтузиазма поддержала ее подруга. Неохотно приблизилась и встала рядом, глядя через плечо, как Катя вскрывает первую коробку.
   На пол полетели старые вещи. Юбки, платья и даже побитое молью пальто. Все как один мрачных черно-серых оттенков.
   - Ерунда какая-то! - Катя отпихнула коробку с ветошью.
   - Ну, на ней же было написано: "Одежда". - Настя показала на прилепленную сбоку надпись. - А тут "Посуда".
   - Ага! Смотри. Книги! - оживилась Катерина. Но в "книжной" коробке тоже не нашлось ничего интересного. Зачитанные до дыр тома на английском языке не привлекли внимание девушек.
   - Удивительные какие-то тут жили люди! Они что, вообще ничего с собой не взяли? - Настя распаковала еще одну коробку и выудила оттуда странные, черные с позолотой тарелки и черную с непонятными письменами скатерть. - Жуть какая-то! А почему все черное?
   - Да мало ли какие у людей тараканы в голове! - отмахнулась Катерина. - Тааак, а эта коробка не подписана.
   Она без церемоний разорвала склеенные скотчем края и посветила внутрь.
   - Что это?
   Настя придвинулась и заглянула. Вначале ей показалось, что они открыли коробку с мусором. Разноцветные перья, чьи-то крошечные косточки, камни, палочки, листья, огарки свечи и кулечки с темным порошком. На дне этого хлама обнаружилась книга. Без названия. Черный переплет. Исписанная от руки вязью аккуратных букв. Русских и латинских.
   - Что это? - Катя повторила вопрос. Полистала найденную книгу и с запинкой прочитала: - Заговор на вызов и захват семи проклятых душ, замена, призыв ангела. Обряд на исполнения желания. Получение бессмертия. Чушь, какая-то!
   Настя открыла рот, чтобы ответить, но промолчала испуганно прислушиваясь. Внизу хлопнула дверь. Девчонки переглянулись. Катя тут же на цыпочках бросилась к лестнице. Настя хотела последовать за ней, но в последний миг замешкалась, подхватила книгу и уже после этого бросилась следом.
   Когда лестница оказалась позади, они выскользнули в коридор и плотно прикрыли дверь. Почти тут же послышался голос бабушки.
   - Катюша? Девочки?
   Настя сообразила быстрее. Распахнула дверь в свою спальню, юркнула сама и втянула следом подругу.
   - Катюш, не уж-то спите? - Под ногами Ольги Филипповны заскрипели ступени.
   Настя сунула книгу под подушку. Катя сделала страшные глаза и быстро направилась к двери.
   - Бабуль? А мы у Насти. Сейчас уже ложимся. Что-то случилось? - Она вышла из комнаты и нос к носу столкнулась с бабушкой.
   - Да ничего не случилось! От соседки молока парного принесла. Хотите попить на ночь?
   - Ой нет, ба! - Катя виновато улыбнулась. - Ты же знаешь, что я не перевариваю лактозу!
   - Так, может Настя? - Не сдавалась Ольга Филипповна.
   - А я попью! - Вышла из комнаты подруга. - Мне нравится молоко!
   - Вот и славно! - Обрадовалась бабушка так, словно от того выпьют они молоко или нет, зависела чья-то жизнь. - Вы пока бегите на кухню, а я зайду на чердак. Лампочка у меня там перегорела. Надо поменять! Заодно хотела настойку от ревматизма взять.
   Катя почувствовала, как ноги становятся ватными, и кинула быстрый взгляд на подругу. Та ответила ей таким же затравленным взглядом. Тем временем, Ольга Филипповна подошла к двери и забренчала ключами.
   - Вот же! Совсем без памяти стала. - Забормотала она, когда дверь внезапно приоткрылась. - Думала, что закрыла! Вот значит, откуда сквозит.
   И обернулась к девочкам.
   - А вы чего стоите? Меня можете не ждать. Идите на кухню.
   Девчонки не сговариваясь, бросились вниз.
   Они не знали, что тусклая подсветка телефона была замечена из дома бабушкиной подруги, и разведка боем была проведена Ольгой Филипповной не просто так.
   - Понимаешь, чертовщина какая-то осталась от прошлых жильцов. - Жаловалась она подруге тем вечером. - Я, конечно, все в коробки попрятала, но такое впечатление, будто до меня там находилась какая-то секта. Не дай бог, чтобы девчонки нашли!
   - Так ты все это сожги! А то, как бы поздно не было! - Посоветовала та. Вдруг вытаращила глаза, разглядывая слабые тени, движущиеся в окнах на чердаке дома Ольги Филипповны и повторила. - Как бы поздно не было!
  
  

Глава четвертая

  
   Ярослав шел по больничному коридору, заглядывая в палаты, разглядывая пациентов, но так и не мог найти спасенную им девушку. Медсестры проходили мимо, игнорируя его вопросы, словно он был призраком. Наконец, уже отчаявшись, он заглянул в последнюю дверь на этом этаже и облегченно выдохнул, узнав бледное лицо лежавшей на кровати девушки.
   - Катя? - Он подошел, нерешительно сжал ее холодные пальчики и снова позвал. - Кать! Как ты себя чувствуешь?
   Неожиданно, девушка открыла светлые, будто прозрачные глазищи. Несколько долгих мгновений она смотрела на него, силясь узнать, и вдруг перевела взгляд куда-то за спину Ярославу. Ее губ коснулась улыбка радости.
   - Ты? Я знала, что ты придешь! - Она протянула руку к кому-то стоявшему позади Ярослава и этот кто-то очень его нервировал. Хотелось обернуться, но Яр заставил себя оставаться отрешенно-равнодушным.
   - Я не мог не прийти! - послышался низкий голос. Знакомый голос!
   Так, пора заканчивать комедию. Быть третьим лишним не хотелось, а выпрашивать благодарность, уж подавно!
   - Ладно, приятно было повидаться. Выздоравливайте! - Яр вежливо улыбнулся девушке, но она даже не смотрела на него, буквально пожирая глазами гостя. Ну, что ж. Пора и честь знать!
   Ярослав развернулся, чтобы уйти, ну и заодно посмотреть на того, кто смог вызвать в этой девушке такой взгляд, но... позади никого не было!
   В полнейшей растерянности он прошел к двери и прежде чем покинуть палату, еще раз обернулся. Каково же было его удивление, когда рядом с Катериной он увидел того самого длинного, жилистого парнишку, который подвез их в тот роковой вечер.
   Он сидел рядом с Катей и с нежностью гладил ее по волосам.
   - Ты?! Как ты.... Почему ты здесь? - Ярослав передумал уходить. - Что тебе тут надо?
   Незнакомец взглянул на него. Поднялся, и без каких-либо усилий преодолел расстояние в несколько метров до двери. Яр шарахнулся, вдавился в стену, когда тот оказался так близко, что его глаза оказались напротив его глаз.
   - Я задам тебе тот же вопрос. Зачем ТЫ здесь? В тот вечер я помогал не тебе. Поэтому! Сейчас ты развернешься и уйдешь! Ты забудешь эту девушку!
   - Но почему это... - Яр хотел возмутиться, вырваться из-под гипнотизирующего взгляда незнакомца, может даже двинуть его по юной смазливой роже, но глаза парня вдруг засветились зеленоватым, призрачным сиянием, а его ледяные пальцы сомкнулись на шее Ярослава.
   - Потому что она - моя! - Прошипел этот "пришелец" и Яр полетел прямо в коридор.
  
   Больно припечатавшись об пол спиной и затылком он распахнул глаза и сел, разглядывая собственную комнату. Точнее она была его собственной, пока он не переехал на съемную квартиру.
   Что за черт?
   Он с силой потер глаза, пару раз провел по коротким волосам.
   Это был сон?!
   Вот же! Чего только не приснится! А всему виной разговоры об этой девушке и мысли, мысли...
   Натянув джинсы и футболку, с эмблемой любимой группы "Avenged Sevenfold", он вышел на кухню, где уже во всю хозяйничала сестренка.
   - Привет, Марин! - Он по привычке чмокнул ее в подставленную щеку и сел за стол на свое любимое место в углу, рядом с окном.
   - Приветики. Кофе будешь? - спрашивала она для проформы. Кружка с свежесваренным кофе оказался рядом с ним, когда он только думал над ответом. Вообще Яр любил крепкий, горький чай. Привычка бессонных ночей на смене. Но спорить с сестрой не стал. Кофе, так кофе!
   - Спасибки! - Он потихоньку отхлебнул горячий напиток и не удержался от стона наслаждения. - Напиток богов!
   Марина счастливо улыбнулась и пододвинула брату уже готовые гренки с колбасой и сыром.
   - Ешь, бродяга!
   - Ем! - согласился Ярослав, налегая на завтрак. - Очень вкусно! Хоть ты моя сестра, но я безумно завидую твоему будущему мужу!
   Марина вдруг покраснела, вскочила с места и включила воду, изобразив бурную деятельность. Яр проследил за ней взглядом.
   - И что это значит? Раньше на такие шутки ты только отмахивалась или закатывала получасовую лекцию на тему все мужики - козлы, все принцы - кони, а все их кони - ни разу не белые! - Он поднялся, подошел. Выключил воду и заставил сестренку сесть за стол. Сам сел напротив и уставился ей в глаза. - Ну? Рассказывай.
   Она смутилась еще больше, но понимая, что от брата ей никуда не деться, только пожала плечами.
   - А чего рассказывать. Мы со Славкой уже три месяца как официально встречаемся. Только не знали, как тебе сказать.
   - А кто такой Славка? - Вот так номер! И где его затворница-мышка сестра успела подцепить какого-то там... И тут до него дошло. - Славка - это Славян? Мой напарник Славян?
   - Ну да. - Марина принялась крошить гренку.
   - Угу... - Если честно, Яр не знал злиться ему или смеяться. И когда, шельмец, только успел? Вроде все время рядом, все время на виду! - Так он же... - Ярослав задумался, не зная, какой недостаток друга вспомнить. - Он же... лопоухий!
   - На себя посмотри! - Тут же обиделась Маринка. - Еще стрижешься, как будто только на волю вышел!
   - Это потому что у меня волосы кудрявые! - Ладно! Один - один! - А еще у него татуировка на пол руки!
   - А у тебя на всю спину! И еще на плече!
   Блин! И не поспоришь же. Всему виной его буйная юность в стае байкеров. Те дырявили кожу регулярно и фанатично.
   - Ладно! - Яр подцепил гренку и, откусив, пробормотал с набитым ртом. - Я понял, что мой напарник - идеал мужчины, поэтому совет вам да любовь!
   - Знаешь, я выбрала его, потому что, когда тебя не было рядом, он полностью мне тебя заменил. Он - твоя копия! Вы же почти тезки! Ведь, если так подумать, твое имя тоже можно сократить как Слава.
   - Никаких Слав! - Отрезал Яр, поднимаясь. - Достаточно одного Славяна в этом доме! Ладно, Маришка, мне пора!
   Вскоре он, накинув косуху, уже выходил из дома. Сестре сказал, что надо съездить домой, разобраться с бывшей. В какой-то степени это было правдой. Он собирался появиться на съемной квартире, чтобы раз и навсегда расставить все точки над "ё". Но это желание испарилось, едва он поравнялся со зданием Скорой помощи. Ноги сами понесли его к главному входу.
   Миновав вертушку, он остановился у окошка регистрации.
   - Добрый день. А можно узнать как здоровье пациента?
   - Как зовут? - Равнодушно осведомилась молоденькая девушка.
   - Катерина Свечина. Ножевое ранение. - Подсказал Ярослав, глядя как беспомощно хмурит бровки девчонка, пытаясь отыскать в базе данных пациента.
   - А! Нашла. Только ее вчера перевели.
   - Куда? Можно подробности! - Невольно занервничал он.
   - Городская больница номер один. Реанимация. - Девушка посмотрела на Ярослава, и запоздало спохватилась. - А вам зачем? Вы ей кто?
   - Жених! - Подмигнул медсестричке Ярослав и чуть ли не бегом бросился к двери.
   - Стоять! - Раздался за спиной голос, когда он уже выбежал на крыльцо. - Ветров?
   Яр остановился. И медленно обернулся. Помощник полицейского, который собственно говоря и проводил допрос, едва не брызгая в лицо слюной, выбежал следом. Теперь он стоял в шаге от Ярослава, выразительно сжав рукоять пистолета, и подозрительно щурился.
   Явно пересмотрел фильмов с участием Клинта Иствуда!
   - Да, шериф!
   - Ты мне поумничай! - Тут же вызверился тот. - Чего тут делаешь? Что вынюхиваешь?
   - Пришел спросить как самочувствие Кати. - Яр пожал плечами. Мол, а что тут скрывать? Но его ответ еще больше взбесил стража порядка.
   - Значит Кати? Пришел проверить, выжила она или нет? Не получилось у тебя в прошлый раз ее добить, решил сейчас, пока девушка в коме?
   Дослушать умозаключения полицейского об истинных причинах появления его в больнице Яр просто не смог. Хук справа заставил полицейского дернуться и ошарашено вытаращиться на небо, а прямой в челюсть отправил того в глубокий, но недолгий нокаут.
   Рефлексы, что поделать?
   Ярослав развернулся и бросился к остановке. Но не потому, что боялся возмездия. Он больше всего хотел сегодня сделать два важных дела: сжечь мосты и навестить Катю Свечину.
   Подбежав к остановке, он буквально в последнюю минуту запрыгнул в троллейбус, и двери закрылись.
   - Следующая остановка "Площадь Калинина". - Вежливо сообщил механических женский голос. До Горбольницы две остановки. А если учитывать пробки, можно целых минут двадцать ни о чем не думать. Или наоборот. Подумать об очень многом!
   Например, о том, что вчера сказал Саня. Кому нужно убийство девушки? Сколько ей? Двадцать? Двадцать два? Или о том, худощавом парне, что мучил его сегодня в кошмарах. Что это? Ревность? Подсознательно Яр понимал, что в спасении девушки они с ним повинны оба. Ведь если бы не его помощь с машиной, они не успели бы вовремя и девушка бы умерла. Не от смертельной раны, так от потери крови!
   А может подумать о сестренке с напарником? Вот почему она не заходила на кухню, а Славян при виде нее так нежно смущался.... Впрочем, эти мысли привлекали больше всего. Яр знал, что Славян не бабник, что в жизни он влюблялся лишь раз. В школе. Что он ответственный, педантичный и порой даже занудный. Но Марину эти качества всегда привлекали.
   Что ж, Яр действительно будет рад, если у них все сложится.
   Он хотел еще подумать на тему как бы переехать к ним поближе, но вдруг взгляд упал на высокого, черноволосого парня, стоявшего рядом с передними дверями. Очень знакомого парня. Или может это уже галлюцинации?
   Но словно в ответ на его мысли, верзила обернулся, безошибочно взглянул на Ярослава и едва заметно улыбнулся. А затем отвернулся. Яр готов был поклясться, что в этой улыбке промелькнуло торжество, насмешка, сочувствие.
   Нет, он будет не он, если не вытрясет из этого гада все!
   С таким воинственным настроем, Ярослав начал пробираться вперед. Пассажиры, набившиеся как селедки в бочке, были очень не довольны протискивающемуся вперед здоровяку, но чужое удобство его сейчас не волновало. Ситуация все больше напоминала анекдот, когда у здоровяка спросили, выходит ли он и впереди стоявшие пассажиры. На что тот ответил, что выходит и он, и те, кто стоят впереди, вот только... они об этом не знают!
   Меж тем цель приближалась. Ярослав не спускал взгляда с затылка парня, до того мгновения, пока не опустил ему руку на плечо.
   - Ну что, поговорим?
   От неожиданности парень вздрогнул и обернулся, удивленно разглядывая Ярослава.
   - О чем? Я вас знаю?
   Тот с трудом закрыл рот и виновато улыбнулся, разглядывая абсолютно незнакомого молодого человека.
   - Нет. Боюсь, что я ошибся... сожалею! - Ярослав примирительно кивнул, развернулся и начал протискиваться к двери. Благо, что до нужной ему остановки оставалось совсем немного.
  
  

Глава пятая

  
  
   Катя всплывала на поверхность озера долго и мучительно. Незнакомец должен был ее поцеловать, а вместо этого столкнул. Зачем? Ей так хотелось почувствовать его губы. А еще, получить обещанную им возможность уйти из замкнутого мира, в котором были только озеро, туман и дом, в который она возвращалась.
   - Катюша, вы меня слышите? Катюша! Откройте глаза. Катя!
   Голос звал. Был настойчив. Раздражал. Но он был, единственный в этой холодной пустоте. И Катя поплыла на его зов. Затем появился яркий свет. Он резал глаза, но он тоже БЫЛ! А затем на нее обрушился шквал из боли, голосов, звуков. Жизни!
   - Катерина! Ты меня слышишь? Кивни, если это так!
   Катя сделала усилие над непослушным телом и выполнила приказ. А затем приоткрыла глаза, вглядываясь в разноцветную муть. Вскоре эта муть слепилась в участливо-тревожное женское лицо в очках.
   - Как самочувствие? Пить хочешь?
   Катерина мотнула головой. Все ее тело болело так, что не хотелось ничего, только бы эта боль ушла и больше никогда не возвращалась.
   - Говорить можешь?
   - Да, - прохрипела-прошептала она. - Больно.
   - Я знаю, девочка, - участливое лицо расплылось в сочувствующей улыбке. - Сейчас сделаю укольчик, и все пройдет. А ты поспи. Тебе сейчас надо спать!
   Катерина даже не почувствовала этот самый "укольчик", просто сон, как безжалостный убийца навалился на нее, и свет померк.
   В следующий раз она очнулась от чьего-то присутствия. В голове плыло, туман с озера застил реальность, но она знала, что с ней снова все будет хорошо. Точнее не так. Она снова останется жить. Словно жизнь, через поломанные кости, через боль утрат, через предательство и нападение в темном переулке - это не благо, а наказание. Она будто проклята кем-то жить, даже когда нет никакого желания! Десять лет она ждет свой обещанный поцелуй, но тот, кто обещал его, не торопится выполнить обещание!
   Тень в окружавшем ее белом тумане шевельнулась. Катя почувствовала рядом с губами дыхание, точно кто-то наклонился близко-близко и смотрит ей в глаза, вот только она никого не видела.
   - Это ты? - Голос попытался ее предать, но морщась от боли, она попыталась прокашляться и уже увереннее спросила. - Эй? Ты здесь? Это ты?
   - Я. Я с тобой. И я здесь. Рядом. - Голос, который она пронесла через года, снова ответил ей. Сколько тепла и нежности было в нем.
   - Пожалуйста, ты мне обещал. Помнишь?
   - Помню. Но... пока не время...
   - А... когда будет время? - невольные слезы потекли из глаз, вымывая из них слепой туман. И вот уже тень превратилась в темную, высокую фигуру, стоявшую у двери. - Когда? Зачем ты снова мучаешь меня? Зачем ты пришел?
   Сморгнув слезы, она потерла глаза, и вперилась взглядом в лицо неподвижно стоявшего парня. Знакомого парня.... Нет, того самого! Но этого не может быть!
   - Ты?
   - Я.
   - Ты пришел?
   - А как я мог не прийти?
   Голос меняется, становится грубее и в то же время мягче. Меняется лицо. Черты становятся грубее. Иссиня черные цыганские кудри сменяет короткий ежик.
   - Пожалуйста! - Катя ладошками вытерла дорожки слез, до боли, до рези в глазах вглядываясь в лицо, которое она пыталась забыть десять долгих лет. - Ты мне так и не сказал, как на самом деле тебя зовут!
   Мужчина подошел ближе, взял стоявший у стены стул, поставил его рядом с кроватью. Сел и, не отводя взгляда, взял ее руки в свои.
   Улыбнулся. Светло и нежно. И произнес.
   - Ярослав. Ярослав Ветров.
  
   Яр смотрел на спасенную им девушку. Просто сидел рядом и смотрел. Такая беззащитная, такая доверчивая. Ее ладошка оказалась холодной как лед.
   Что с ней не так? Когда он тихонько приоткрыл дверь и вошел в палату отделения интенсивной терапии, то увидел, как она смотрит на него и не видит. А еще говорит. Говорит так, как будто ей кто-то отвечает. Но в определенный момент он понял, что она обращается к нему. Именно к нему. И он ответил. Пусть односложно, чтобы не спугнуть, не оттолкнуть. Но когда она спросила у него, как на самом деле его зовут, что-то кольнуло в сердце. Что-то заворочалось, просыпаясь на самых задворках памяти...
   Он помедлил. Взял стул, поставил рядом с кроватью и сел.
   Нет, не то чтобы он не хотел ей говорить свое имя. Сомнение было в другом! Его ли имя она хотела узнать? Хотя...
   Он взял ее руку в свои. Улыбнулся и произнес:
   - Ярослав. Ярослав Ветров!
   - А почему ты мне его не говорил?
   Нет, девица его явно с кем-то путает. Впрочем, разочаровывать не хотелось. Что-то было в ее глазах, в ее лице... Знакомое, что ли? Так бывает, когда встречаешь ту, для которой готов достать Луну с неба. В случае с Катей, как объяснил сам себе Яр, было другое. Ответственность? Желание опекать спасенную жизнь?
   Решив не заморачиваться, Ярослав не ответил на ее вопрос, а попросту сменил тему.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Болит... - Она отвела взгляд и уставилась в потолок. Словно ожидала услышать одно, а услышала совсем другое.
   - Может врача?
   Она упрямо мотнула головой.
   - Нет. Не надо.
   - Катюш, - он чуть стиснул ее пальчики, привлекая внимание. - А кто на тебя напал? Не знаешь? Как это произошло?
   Она чуть покривила губы, точно хотела заплакать, но передумала.
   - Не знаю. Не помню.
   - А ты можешь знать, из-за чего на тебя напали? Ну там, враги, соседи-маньяки?
   Катя снова качнула головой.
   - Нет. Я живу с подругой. Точнее знакомой, квартиру снимаем. Уже три месяца. Я с работы шла. Зарплата! - Девушка стиснула его руку. - Они украли зарплату!
   - Вряд ли. Когда тебя привезли в Скорую, я краем уха слышал, что кошелек и паспорт были с тобой.
   - А деньги?
   - Вот на этот счет не знаю. - Виновато улыбнулся Яр. - Спроси у медперсонала.
   И словно кто-то на небесах только и ждал этого кодового слова. Дверь распахнулась, и в палату вошли двое. Мужчина, скорее всего врач, и девушка в голубом халате.
   - Катерина? Как у нас дела? - Мужчина подошел, и покосился на Ярослава. - А вы кто такой будете, молодой человек?
   - Посетитель. - Буркнул тот.
   - В палаты к тяжелобольным можно только при наличие халата и бахил! - начал придираться врач.
   - А это что? Не бахилы? - Яр покрутил в воздухе остроносым сапогом с железными клепами, на котором нелепо сидел синий целлофановый тапочек.
   - А где халат? - поддержала врача молоденькая медсестричка.
   - Хорошо. Сдаюсь! В следующий раз приду в униформе! - рыкнул Ярослав и прежде чем уйти, наклонился к девушке, не отводящей от него глаз. - Я уйду. Но завтра вернусь. Что тебе принести?
   - Ничего не надо. - Прошептала та.
   - Нет, так не пойдет! - осадил ее Яр. - Что ты любишь? Апельсины, йогурты, соки, бананы?
   - Груши. - Она улыбнулась. Светло, радостно. - Мне, когда я болела, мама всегда груши покупала.
   И снова что-то кольнуло в сердце. Да что с ним сегодня такое?
   - Куплю! - Она поднялся, понимая, что если сейчас не уйдет, его убьет эта парочка, глядящая на него как аллигаторы на страуса. - И вернусь. Обязательно. А ты выздоравливай!
   Она только кивнула.

____________

  
  
   2006 год.
   Деревня Матвеевка
  
   - Чуть не попались! - восторженно выдохнула Настя, когда за ними закрылась дверь и упала на кровать. - Кать, хорошо, что твоя бабушка не подумала, что это мы чердак открыли!
   - Угу! - Катерина подошла и села рядом. Бабушка не стала бы ругать в любом случае. А тут, такая откровенная ложь! Ей показалось, что та все знает. О том, что они были на чердаке без спроса. Только не говорит. Ждет, когда внучка сама признается. Ладно. Потом. В день отъезда.
   - Кать! - Настя стремительно села на кровати. - Ты видела, что там было? Странные какие-то вещи! Как будто кто-то здесь занимался черной магией. И книга еще эта!
   - Точно! - услышав о том, что не давало ей покоя, Катя и думать забыла об угрызениях совести. - Давай, показывай!
   Настя с готовностью юркнула под кровать и достала украденный том.
   - Смотри! Тут какие-то заговоры, обряды! Названия, так просто жуть!
   - Ну-ка, дай! - Катя взяла в руки книгу, или скорее тетрадь. Тяжелая! И... теплая! Словно живая! Открыв ее, она почувствовала, как лица коснулся ветерок. Как будто кто-то поздоровался. - Круто! Реально, прошлые жильцы были ведьмаками!
   - Или дебилами! О! А может шарлатанами? - Предположила Настя. - Ну, типа тех, кто с духами общается, а потом деньгу обалденную зашибает!
   - А давай попробуем что-нибудь сделать? - В глазах Кати зажегся нехороший огонек. - Если получится, значит, реально магия есть и эта книга сделает нас супер-пупер.
   - Ведьмами?
   - Балда! Да кем угодно! Любые двери будут открыты! Бизнес, слава, кино! Все что захотим, Настюх!
   - Здорово! - Настя мечтательно прикрыла глаза. - А только давай что-нибудь актуальное? Ну, смысл нам загадывать сейчас бизнес? Вот годиков через семь - согласна!
   - Например, что?
   - Давай сначала посмотрим, что из заговоров нам сейчас пригодится, и тогда будем выбирать. - Решила прагматичная подруга.
   Сперва девчонки листали книгу, пытаясь вникать во все подряд. Но вскоре буквы зарябили в уставших глазах.
   - Тут половина заклинаний на английском! - протянула Настя, перелистывая по нескольку листов. - Ну, эту книгу в баню!
   - Но я видела и русский текст! - Не сдавалась Катерина. - Давай сейчас спать ляжем, а завтра при свете дня разберемся!
   - Что-то мне уже не хочется разбираться! - устало зевнула подруга, и вытянулась на кровати.
   - Можно я книгу с собой заберу? - Катя поднялась и, не дожидаясь позволения, сунула книгу под мышку.
   - Да не вопрос! - отмахнулась Настя и полезла под одеяло.
   - Споки-ноки! - пожелала Катя и вышла за дверь. На всякий случай дернула дверцу, ведущую на чердак. Заперто! Ну и ладно! Главное, что Настя успела прихватить книгу!
   Толкнув дверь в свою комнату, она включила ночник, заперлась на задвижку и упала на кровать. Бережно открыла книгу с самого начала и принялась читать заголовки, написанные русскими буквами: заговор на вызов и захват семи проклятых душ, замена, призыв ангела. Обряд на исполнения желания.
   Стоп! Души ей не к чему, ангел тем более. А вот исполнение желания! М-м-м....
   Катя задумалась. Чего бы она хотела? Денег в ее семье больше чем достаточно. Еще и детям достанется. Квартиру в мегаполисе? Зачем? И квартира и дом есть. А может стать актрисой? Певицей? Супермегапопулярной?
   Нет! Она сцены боится. На школьных спектаклях всегда выполняла роль сценариста и декоратора, а не актера.
   Ладно, потом придумается.
   Катя принялась читать, о том, что нужно для этого обряда. Оказывается исполнение желания то еще хлопотное дело! Нужно было нарисовать в центре круга магический знак в виде буквы "W" которую должна перечеркнуть перевернутая "Z". Сам круг нужно было сделать из смеси определенных трав, которая должна была помочь обезопасить колдующего от "Призванного". Кто такой этот призванный не объяснялось. Зато подробно было описано как себя с ним вести, а именно властно, честно и кратко. А для того, чтобы прервать связь и изгнать призванного, достаточно лишь задуть свечи. Огромными буквами было написано, что не в коем случае не надо было делать. А именно: не разрывать круг, что бы призванный не обещал и чем бы не угрожал.
   Хм... На чердаке она видела и свечи и какие-то измельченные травы.
   Ничего! Завтра или послезавтра когда бабушка забудет, можно снова стащить ключ и подготовиться. А заодно подумать, что же она хочет...
  
   На завтра девчонок ждало большое разочарование. Ключ, до этого преспокойно лежавший в общей связке на столе - пропал! Они обыскали бабушкину комнату, дом, но не нашли ничего даже похожего на ключ от чердака.
   - Слушай, а может, мы сгоняем до местного магазина и купим все что нужно? - не теряла надежду вдохновленная предстоящим колдовством Настя.
   - Ага! - скептически фыркнула Катя. - Здесь тебе столичный супермаркет что ли? Видела их ассортимент? Свечки, конечно, имеются, но ни разу не черные. Да и травы мы в магазине не купим. Там названия такие странные...
   - А думаешь, эти травы есть на чердаке?
   - Попытка не пытка! - пожала плечами Катя и задумалась. - Надо как-нибудь отправить бабушку в город. У нас будет почти день фору.
   - Чтобы найти ключ?
   - Чтобы взломать замок и провести ритуал. Ведь не написано, в какое время его проводить, значит главное все нужные ингредиенты. Ну и надо выучить слова. Обязательное условие чтобы они произносились без запинок! - Катя выудила тетрадный листок, где были написаны непонятные, но такие притягательные слова вызова "Призванного".
  

Глава шестая

  
   Выйдя из больницы, Яр задумчиво побрел на остановку. Надо бы забрать из починки свою Хонду. Отвык он от передвижения по городу на общественном транспорте. Впрочем, сейчас даже это его мало волновало. Всем его вниманием завладела Катерина Свечина.
   Почему-то он никак не мог избавиться от странного чувства дежавю. Может всему виной сон? И эти ее странные фразы: ты пришел! Как будто она приняла его за другого!
   До дома он добрался через час. Привычно открыл дверцу подъезда, и поднялся на второй этаж.
   - Привет, любимый! - Юленька не зря грозилась прийти за вещами. Интересно, сколько она тут сидит? В последнем скандале, она швырнула свои ключи от квартиры ему в голову и ушла, громко хлопнув дверью. А вот если бы не швырнула, не сидела бы сейчас под дверью.
   - Давно ждешь? - Яр не любил скандалы и не умел долго держать обиду. Может и правильно, что Юлька ушла от него. Работа нервная, денег в обрез, из-за съедающей треть зарплаты аренды, друзья опять же. Но он предупреждал ее обо всем этом, когда два месяца назад она призналась ему в громадной любви и потребовала съехаться. Честно сказал обо всем. Тогда эти трудности ее не остановили.
   Да и сам Ярослав согласился на совместную жизнь не из-за великой любви. Просто приятно, когда после смены дома есть хотя бы сваренные пельмени, относительная чистота и постиранные вещи в шкафу. Пусть Юлька и не была супер хозяйкой, зато она старалась. Первый месяц пролетел как в сказке.
   Яр, конечно же, по-прежнему пропадал на сменах и с друзьями, но он умудрялся приносить Юльке безделушки и по возможности уделать ей внимание каждую ночь. Проблемы начались на следующий месяц совместной жизни.
   Сперва она закатила ему скандал на пустом месте. Видите ли, оказывается ее, раздражают его посиделки с друзьями. Раздражает его работа с крошечной по ее меркам зарплатой. А когда Яр отмел предложение Юлии о смене места работы и соответственно друзей, в ход пошла тяжелая форма убеждения.
   Яр честно пытался не обращать внимания на отсутствие ужина, порядка и даже секса. Три недели. Ровно. И вот когда наступил день зарплаты, благоверная решила помириться. Но Яр был не преклонен. Просто собрал вещи Юленьки и, дав на такси пятьсот рублей, отправил восвояси. А именно в общагу, где она и жила до встречи с ним.
   И вот снова. Пришла за вещами. За какими? Может она считает вещами сломанный ноут и пожухлый папоротник? Так на здоровье!
   - Да нет, не долго. Минут пятнадцать! - Бывшая поднялась со ступенек. Яр скользнул взглядом по дверному коврику, почему-то оказавшемуся на ступенях под затянутым в джинсу задом бывшей, на котором она и сидела. Угу... минут пятнадцать. Как же! Наверное, с утра пришла! Знает же, что по всем графикам у него сегодня выходной. - Как дела?
   - Норм. - Он открыл дверь и посторонился, пропуская даму вперед. Та зашла с видом королевы, но как только дверь захлопнулась, бросилась ему на шею. - Ярик, любимый! Я так скучала! Прости-прости-прости! Я была дурой! Не понимала, как же ты мне дорог!
   Ее волосы защекотали лицо, а губы призывно прильнули к его губам.
   Угу. Вернулась в общагу, поняла, что надо учиться, работать, а еще жить с тремя соседками и враз сообразила из какого рая она съехала!
   Но, отказываться от прощального секса после трех недель воздержания было не в его правилах. Правда Юлька, наверное, думает, что секс будет примирительным. Ну-ну!
   Он ответил на поцелуй, подхватил податливое тело девушки на руки, и понес в спальню.
   А Юлька прирожденная актриса! Выгибалась и стонала, пока он стягивал с нее одежду, так, словно достигла пика наслаждения еще в коридоре, а теперь никак не могла совладать с конвульсиями. Ее руки сорвали с него футболку, и вцепились в ремень джинсов.
   - О! Ты такой... Такой классный! Ты же простишь меня, Ярчик?
   И вдруг все исчезло. Юлька, привычная комната. Он вдруг оказался в больничной палате. Дешевой. С выкрашенными в синий цвет стенами и белым потолком. Деревянными рамами, за которыми прощально пролетали багровые листья клена, и серело дождевыми тучами небо. И пружинные, скрипучие кровати. И доверчиво приоткрытые губы. И светло-голубые, словно прозрачные глаза, глядящие на него с непорочной, доверчивой любовью и нежностью.
   - Ярчик, ну ты чего? А где боевой запал? - Ручки Юльки скользили по его телу, возвращая в реальность, но больше не вызывали возбуждения. Скорее раздражение и злость. На самого себя! Почему он не может вспомнить что-то важное! Что-то ценное! Отрывки из недр памяти только запутывают еще больше!
   Ярослав поднялся, застегнул ремень и вышел из комнаты.
   Чтобы вспомнить, нужно привести мысли и чувства в порядок! А для этого, надо избавиться от всего ненужного, что накопилось в его жизни.
   За спиной послышались шаги, и руки Юльки обвили его талию.
   - Что случилось, любимый?
   Он обернулся. Посмотрел ей в глаза. Что она там увидела, неизвестно, но отчего-то даже отступила на шаг, разглядывая его, а затем со всех ног бросилась вон из кухни.
   Ярослав достал из холодильника колу, и залпом выпил всю баночку, глядя на листья багровые листья клена, падающие на черную землю.
   Хлопок входной двери заставил его только поморщиться. Пусть так. Но он не будет счастлив с той, которая спит с ним только для улучшения квартирных условий.
   Перед глазами снова возникло девичье лицо, и теплые, податливые губы, с неопытной страстью отвечающие на его поцелуй.
   - Я тебя люблю!
   - Люблю!
   - Давай никогда не расставаться?
   - Никогда...
   От прозвучавших в голове голосов, Яр даже застонал, и подержался за виски. Да что же это за напасть?
  
  
   2006 год.
   Городская больница.
  
   - Так! Везите их в реанимацию! Парню наркоз. Женщине пятьдесят атропина. Начинайте вентиляцию легких!
   Слава смотрел, как сменяются яркие лампы и темные участки потолка. Каталка плавно скользила по бетонному полу больницы, но он чувствовал малейшие стыки плит, отзывавшиеся во всем теле острой болью. Он почти не помнил, что произошло. Только пронзительный крик матери и невероятной силы удар.
   Жизнь ему спасло только то, что на заднем сидении, где он мирно дремал, были накиданы одеяла и подушки. Мать приторговывала на рынке тем, что шила сама. И вот теперь, когда дела пошли в гору, взялась еще и перепродавать готовое, купленное оптом на китайском рынке. Слава, как старший сын и единственный мужчина в семье, ездил с ней и работал телохранителем. Высокий, широкоплечий, он не выглядел на восемнадцать. К тому же, уже два года занимался вольной борьбой.
   Каталка остановилась. Люди в масках обступили его со всех сторон.
   - На три, два, раз! - Скомандовал кто-то, и на мгновение ему показалось, что его тело висит в воздухе. А в следующую минуту, он уже лежал на холодном столе под яркими лампами.
   - Что вы... - Губы не слушались. Горло словно засыпано песком.
   - Не бойся, парень! Жить будешь, все страшное уже позади! - Ответил ему все тот же голос. - Только кость в ноге на место поставим. Кстати, ты везунчик! Нашли тебя с остановкой сердца, а когда вытащили, ты вдруг задышал и даже открыл глаза. Наверное, ангел хранил.
   Шприц, Слава не увидел, только почувствовал укол, а следом тепло, обволакивающее все тело. Нога больше не болела. Да и вообще ничего не болело. Стало хорошо и спокойно... Он закрыл глаза, проваливаясь в спасительную тьму.
   - Все, наркоз подействовал, скальпель! - Скомандовал хирург, и, получив желаемое, сделал аккуратный надрез.
   - Валентин Яковлевич, а будем парню говорить о его матери? - медсестра посмотрела на него красными от недосыпу глазами, и поправила скрывающую лицо маску.
   - Будем. - Врач даже не посмотрел на нее. - Парню, если верить найденным документам, в этом году восемнадцать исполнилось. На его попечении осталась младшая сестра, так что, он теперь и родитель ей и кормилец. Выдержит.
  
   Слава открыл глаза уже в палате. Стояла глубокая ночь. Рядом с ним спали еще трое. Не разобрать подростки или взрослые.
   От наркоза мутило, и хотелось пить. Он попытался сесть на неудобной пружинной кровати и поморщился, разглядывая ногу, загипсованную по самое не хочу. Черт! Как же он теперь поможет матери? Перелом заживать, наверное, месяц будет. Может и дольше!
   Теперь бы дойти до медсестры. Попросить воду и обезболивающее. Когда он все-таки поднялся, избитое тело ответило нудной болью. Кое-как допрыгав до двери, он выглянул в длинный коридор. Увидел метрах в пяти от палаты стол, за которым сидела дежурная медсестра, и тихонько ее позвал.
   - Эй! Девушка! Можно вас?
   Медсестра обернулась, охнула и, подскочив, бросилась к нему.
   - Ты чего встал? Ты же только после операции? Слава Ветров. Правильно?
   Он не стал отвечать. Только спросил.
   - А в какой палате моя мама? Антонина Ветрова.
   Медсестра отвела глаза. Неискренне засуетилась.
   - Нога не болит? Может, обезболивающее дать?
   - Где мама? - Повторил с нажимом Слава, уже понимая, что сегодня его мир изменился навсегда. - Что с ней? Она умерла?
   Девушка на мгновение взглянула ему в глаза, и только кивнула. Затем предложила.
   - Славочка, пойдем. Я провожу тебя в палату, а потом поставлю укол, чтобы ты поспал подольше. Пойдем, Слава!
   - Я не Слава! - Он дернулся, освобождаясь из ее рук. Потерял равновесие и навзничь рухнул на бетонные плиты пола, повторяя как заведенный. - Я не Слава! Я - Ярослав! Ярослав!
  

Глава 7

  
   Катерина открыла глаза и долго смотрела в плещущийся за окном сумрак. Интересно, сейчас утро или вечер? После посещения врачей она незаметно уснула. Толи медсестричка вместе с лекарством вколола ей снотворное, толи просто сказывается слабость после произошедшего.
   Так, надо сосредоточиться! Надо понять, что происходит!
   Сегодня ей показалось что она разговаривала с тем, кого обрела и потеряла десять лет назад, но потом зрение выкинуло с ней странную шутку. И вместо любимых черт, Катя поняла, что смотрит в лицо совершенно незнакомого ей мужчины. И все же... она отчего-то продолжала говорить с незнакомцем так, словно это по-прежнему был тот, кого она не смогла забыть. Но больше всего странным было то, что он отвечал так, словно знал, что ответить...
   А еще он спрашивал о произошедшем, будто знал, как все произошло! А может, он из полиции?
   Стоп, а что произошло? Она возвращалась с работы. Уже заходила в арку. До этого поговорила с подругой. Сказала, что уже рядом с домом, спросила, нужно ли что-нибудь купить. Благо, магазин находился во дворе.
   А потом все случилось внезапно. От стены отлепилась мужская фигура. Мгновение назад никого не было и тут вдруг. Кажется, он что-то спросил. Имя... Да! Он спросил ее имя! Потом к ним подошел другой. Сказал, что нужно уладить кое-какое дело и позвал с собой. Якобы тут, недалеко.
   Катя сначала попыталась вежливо отказаться. Даже попятилась. Бежать снова на проспект было разумнее, нежели пробираться к подъезду в пустынном дворе. Только она не успела. Один из них схватил ее за руку, и потащил за собой. Катя принялась вырываться, а когда поняла, что не справится, закричала. Громко. Отчаянно.
   Боль она не почувствовала. Она пришла чуть позже, вгрызаясь в бок. И тогда Катя закричала снова. А после...
   Катя потерла глаза и зевнула.
   После она очнулась в больнице. Круг замкнулся? Снова осень. Снова больница. Борьба за жизнь... Одиночество, и...
   Мысли медленно, но верно вернули ее в прошлое. Когда она, сама, добровольно разрушила свою жизнь...
  
  
   2006 год
  
   Трель телефона разбудила Катерину. Не открывая глаз, она пошарила рукой по тумбочке, и, нащупав верещавший мобильник, поднесла к уху и нажала кнопку.
   - Да.
   - Катя, доча, как у вас дела? - Голос мамы лучился счастьем.
   - Спасибо, сплю! - буркнула та. Интересно сколько сейчас времени? С матери сдастся позвонить и в восемь утра! А ничего, что она вчера уснула далеко за полночь? Сначала с Настей придумывали планы, как стянуть у бабушки ключ, а когда подружка ушла спать, Катя решилась. Взяв мобильник, она прокралась в комнату к бабушке. Катерина знала, что та принимает легкое снотворное, и поэтому спит крепко. Так и оказалось.
   Подсвечивая себе телефоном, Катя сцапала лежавшую на столе связку ключей и бросилась наверх. Вот только каково же было ее разочарование, когда она провозилась почти час, по нескольку раз старательно проверяя каждый похожий ключ и ничего!
   Неужели бабушка его спрятала? Значит и впрямь на чердаке что-то важное! И может даже книга, которую они нашли, по сравнению с этим - орфографический словарик!
   Ладно!
   Вернувшись в комнату к бабушке, она аккуратно пожила ключи на то место, где по ее мнению они и лежали, и принялась выдвигать из стола ящики. И снова ничего!
   Пришлось идти к себе. Уснула она не сразу, одержимая мечтой снова попасть на чердак. И тут вот - мама!
   - Хватит спать! Уже почти девять часов!
   - И что? - Снова недовольно буркнула Катя. - Ты с какой-то конкретной целью позвонила? Или меня разбудить?
   - И то и другое! - Мама звонко рассмеялась. - Хватит бурчать, как хрюнь мухрюньская!
   Катерина сцепила зубы, чтобы не закричать. Обидные слова так и лезли на язык. Мама обожала придумывать тупые прозвища дочери и отцу. Как ей казалось, очень потешные и остроумные!
   Не дождавшись от дочери ничего кроме возмущенного пыхтения, мать закончила.
   - Вообще, я звоню предупредить. Отец целый день сегодня будет на совещании, а значит, телефон отключит. А я пойду в спа, и естественно на два часа оставлю свой мобильник в раздевалке.
   - Короче, вы оба будете вне зоны доступа? - Катя даже открыла глаза. Сон мгновенно выдуло из головы. Вот он - ее шанс! - А мне-то что?
   - Бабуля хотела сегодня нам позвонить по какому-то делу. Вчера от соседки звонила, но связь плохая была. Ты предупреди ее, чтобы звонила после обеда. Хорошо?
   - Хорошо, мамочка! - Охотно согласилась Катя и нажала отбой.
   Спустя час, сговорившись с подругой, она проверила телефоны предков, старательно набрав номер, сначала матери, потом отца. Абоненты временно не доступны! Супер!
  
   Ольга Филипповна мирно полола грядку с редисом, когда в доме раздались громкие голоса, плач и затем на улицу выбежала рыдающая навзрыд Катя. Следом бежала испуганная Настя.
   - Ольга Филипповна!
   - Бабуууу-ляяяя!
   - Господи, да что случилось! - Она заторопилась навстречу внучке. Та подбежала, обняла и заревела еще громче.
   - Па-па-па-ма-ма...
   - Что случилось? - Не на шутку переполошилась старушка.
   - Авария-а-а-а! - Выдала Катерина и, всхлипывая, протянула бабушке телефон. - Мама с папой ехали к нам и перевернулись! Их сейчас везут в город. В городскую больницу!
   - А кто звонил-то? - Ольга Филипповна почувствовала, как подкашиваются ноги.
   - Не знаю. Какой-то капитан дорожной службы. Давай, поедем туда! Пожалуйста!
   - А что этот капитан тебе сказал?
   - Чтобы приехали в город! Чтобы... Чтобы... На... на опознание!
   - Что-о-о? Они живы или нет?
   - Я не зна-а-а-аю-у-у-у! - Снова взвыла Катерина. - Поехали к ним! Пожалуйстаааа!
   Она прекрасно понимала, что бабушка не возьмет с собой их двоих. Может быть, Катю и взяла бы, но как быть с Настей? Как оставить чужого ребенка одного?
   - Так! Успокойся! - Бабушка вдруг встряхнула Катю. - Пока ничего не известно! Я поеду одна. У соседки как раз сын в город собирался. А вы оставайтесь! Ясно?
   Девчонки дружно кивнули.
  
   - Ну? И что ты будешь делать, когда все выяснится? - Подбоченилась Настя, едва за Ольгой Филипповной закрылась массивная дверь.
   - Скажу, что не поняла. Связь плохая была. - отмахнулась Катерина. - Тем более на радостях что все живы, меня и не подумают ругать. Что возьмешь с ребенка?
   - Меня бы мать за такую дезу убила бы! - Помрачнела подруга и снова спросила. - Так что нам делать-то? Ключ искать?
   - Не, ключ это долго. - Отмахнулась Катя. - Возможно, бабуля его вообще куда-то спрятала. Тогда найти его в этом доме просто не реально! Мы поступим по-другому. Дверь на чердак хлипкая. Я знаю, где у бабули выдерга и топор. А еще я знаю, где лежат деньги...
   - И? - Еще больше нахмурилась Настя.
   - Помнишь Женьку, что живет на соседской улице? Он нам еще на прошлой неделе ветку с зелеными ранетками притащил.
   - И? - Настя все больше и больше считала затею подруги бредовой. А проще говоря, она попахивала крупными неприятностями!
   - Тебя заело что ли? - Катя только покачала головой. - Шагай в сарай, пристройка рядом с домом. И тащи сюда выдергу и топор! Надеюсь, знаешь, как они выглядят? А я пошла за подмогой!
   Оказывается, дверь не чердак была не то, что хлипкая. Она была никакая! В буквальном смысле!
   Женька, оглядев ее, наотрез оказался от инструментов, а попросту толкнулся разок другой плечом, и путь был открыт!
   - А точно баба Оля не заругает? - Напоследок спохватился он и припугнул. - Если предъявит претензии, у меня взятки-гладки! Скажу, что вы меня за сто рублев подрядили! А кто я такой, чтобы отказываться?
   - Не предъявит! А теперь шагай, давай! Помог, деньги взял - пока!
   Парень только обиженно хмыкнул, но ничего не ответил. Проводив Женьку, Катя вернулась к поджидавшей ее у выбитой двери подруге.
   - Ну? Чего не заходишь?
   - Да как-то одной не хочется... - Она поежилась. Словно с чердака дул ледяной ветер.
   - Трусиха! - Презрительно бросила Катерина, заглянула к себе в комнату, и вернулась с книгой подмышкой. - Пойдем! Если у нас все получится, то никто нас ругать и не будет! Кстати, ты уже загадала то, что пожелаешь?
   Настя пожала плечами, и принялась подниматься по винтовой лестнице вслед за бесстрашной подругой.
   - Не знаю. Денег хочу, когда вырасту. И семью. Но больше всего, я боюсь умереть.... А можно попросить сделать так, чтобы я никогда-никогда не умерла?
   - Попросить, конечно, можно... - Когда лестница закончилась, Катя открыла дверь и скользнула внутрь уже знакомого помещения. Вот только при свете дня вся его таинственность куда-то делась. Они оказались в пыльном, заросшем паутиной чердаке, где в коробках хранился всякий старый хлам. - Вот только получится ли у нас, неизвестно!
   - А что нужно-то? - Настена осмелела.
   - Коробку помнишь? Ты иди, ищи ее и все, что из нее вывалилось, а я буду рисовать вот этот символ! - Катя тыкнула пальцем в книгу, и выудила черный маркер из кармана шорт.
   Вскоре все приготовления были закончены. С символом Катя расстаралась на славу. Даже черточки сделала потолще. Хотела нарисовать еще и круг, но вспомнила, что круг надо было сделать из сушеной травы. Благо Настя подоспела с заветной коробкой.
   - А как мы узнаем, какие тут травы? - Катя разочарованно покопалась в коробке, выудив три целлофановых пакета, под завязку наполненных измельченной травой, о чем подтвердил и пряный запах.
   - А давай высыпим их все? Как раз на хороший круг хватит. А если не получится, ну и ладно! Не очень-то и верится уже! - Настя взяла один из пакетов и, надорвав уголок, принялась обводить нарисованный подругой знак. Воодушевленная ее примером, Катя взяла другой и пошла следом, оставляя после себя серую полоску.
   Вскоре вся найденная трава была высыпана на пол и теперь образовала немного вытянутый неровный круг.
   - Ну? Вроде все готово! - Катя довольно улыбнулась и подняла лежавшую на полу книгу. - Теперь за кругом надо зажечь пять свечей, и прочитать написанные тут слова.
   - А чем зажигать? - Настя прилежно расставила свечи и растеряно заглянула в коробку в надежде найти там спички.
   - Этим! - Катерина подготовилась как надо и уже протягивала ей коробок спичек.
   - Теперь-то все? - Запалив последнюю свечу, Настя отошла подальше от внушительно выглядевшего круга. Нда... будет обидно, если все ухищрения зря.
   - Теперь слова! - Катя глубоко вдохнула, медленно выдохнула, чтобы успокоить трепыхающееся сердце, сунула книгу за пояс джинсов, сверху скрыла футболкой и принялась медленно читать заклинание наизусть.
   Когда последние слова были произнесены, она открыла глаза, вглядываясь с пустой круг. Неужели? Ничего не получилось?
   И тут сзади в ее плечи вцепились ледяные пальцы, и прерывистый шепот чуть не отправил Катю в спасительный обморок.
   - Смотри! Это кто?!
   - Тьфу, Насть, напугала! - Катя рассержено сбросила руки подруги. - Хватит уже продолжать этот спектакль! Все равно ничего не получилось!
   - Ты что, не видишь? - Настя не отрываясь смотрела на круг. - Фигура будто из дыма! Вон!
   Катя присмотрелась. Ну да... действительно странный дым. Из белесой дымки, он превратился в более осязаемые клубы, то и дело принимающие то форму какого-то животного, то человека.
   "- Кто вызвал меня. Назовись!" - В голове Кати вдруг зазвучал голос. Она хотела бы назвать его мужским или женским, вот только у этого голоса не было тембра и интонации, определяющей пол говорившего.
   - Ты это слышала? - Настя даже подержалась за голову, глядя толи испуганно, толи восторженно на подругу.
   Катя только кивнула, подошла ближе, и смело произнесла.
   - Тебя вызывала я, кто бы ты ни был!
   Дым перекатился на ее часть круга, и принял очертания человека. Это, нечто, долго стояло напротив Кати, словно вглядываясь в ее лицо. И наконец, в голове снова зазвучал голос.
   "- Назови себя, дитя".
   - Я не дитя! Мне скоро исполнится пятнадцать! - Катю почему-то это обращение разозлило. - Меня зовут Катерина! Свечина! А как зовут тебя?
   "- Что в имени тебе моем?" - Вдруг с сарказмом перефразировал классика дух. - " Что ты хочешь, смертная?"
   - Я! Можно я скажу? - Настя подошла к Кате и смело взглянула на дымную фигуру. - Я тоже тебя вызывала! Меня зовут Настя Иванцова. И я хочу бессмертия!
   Невидимые глаза уставились на девушку.
   "- Бессмертие коварно и скучно. Может, загадаешь что-нибудь еще? Например, жизнь полную плотских утех"
   Но Настя только мотнула головой.
   - Хочу жить. Вечно!
   " Вечно или в вечности?" - Кате показалось, что призванный ими дух улыбается. Но он не стал дожидаться уточнения Насти и теперь его взгляд нервировал Катю. - "А чего хочешь ты?"
   - Я хочу испытать любовь. Настоящую. Чтобы не расставаться. А если расстались, встретиться снова. Чтобы ни быт, ни недоброжелатели, ни болезни, ни финансы или их отсутствие не смогли убить это чувство!
   "- Любовь... Такое чувство либо есть, либо нет, либо никогда его не будет в жизни смертного. Любовь надо заслужить.... Но, я исполню твое желание. А сейчас, скажите, можете ли вы заплатить за то, что пожелали?" - Призрачная фигура перевела взгляд на Настю.
   - Я не знаю... Не знаю! - Вдруг закричала та, и бросилась к двери. Катя с ужасом увидела, как одна из свечей перевернулась. Воск выплеснулся на рассыпанную траву и, вспыхнув словно порох, пробежался по кругу.
   Дымная фигура сделала шаг за пределы круга. Катя видела, как призванное ею нечто идет к ней, но от ужаса не могла пошевелиться. Произнести хоть слово!
   В следующий миг, она почувствовала ледяное прикосновение невидимых пальцев к своему подбородку.
   "- Ты посмела вызвать меня, смертная, и я оставлю тебя в живых за твою храбрость. За то, что ты не возжелала сытой жизни, а попросила истинное. Но я возьму плату. Боль будет равна тому чувству, что ты захотела познать".
   Ледяное дыхание Призванного опалило лицо девушки. Катя крепко, словно щит прижала к себе книгу. В последний миг, прежде чем потерять сознание, она увидела его лицо, и темнота подарила ей спасение.
  
  

Глава восьмая

  
   Ярослав еле дождался следующего дня. Принял душ, выудил из шкафа висевший там, скорее для приличия, костюм. Долго стоял перед зеркалом размышляя, надевать галстук или ну его? В результате зашвырнул удавку в шкаф, начистил до блеска туфли, и, прихватив черное драповое пальто, вышел из квартиры.
   По лестнице он сбежал, перепрыгивая через несколько ступенек, в итоге чуть не снес какого-то невзрачного мужичка, проживаемого где-то на верхних этажах и, бросив слова извинения, вырвался под серое небо.
   Отчего-то сегодня даже такая погода показалась ему чудесной.
   Может, давно надо было послать Юлечку? Свобода!
   Телефонный звонок раздался, когда он тормозил такси, выйдя из местного супермаркета, под завязку набив пакет мандаринами, грушами и прочими йогуртами. Себя, Ярослав, заставил поверить, что столь трогательная забота о спасенной девушке, это близко не симпатия, а всего лишь разошедшаяся не на шутку совесть. Ну и, конечно же, профессиональный интерес спасателя: добраться до правды этого запутанного дела, чтобы снять с себя все подозрения.
   - Да. - Он нахмурился, вглядываясь в незнакомый номер. Да и как он мог быть знакомым, если таких номеров и в природе не существует! В нем были всего три цифры. Девять, семь, пять. А вот голос звонившего, был предельно знакомым. Длинный парниша, так ловко кинувший его с тачкой! Он уже даже во сне ему снится!
   - Ярослав, у тебя почти не осталось времени. Путь ты избрал верный, только поторопись! Докажи, что ты достоин моего выбора! И позвони напарнику...
   Вот так вот! Ни здрасте вам, ни до свидания! Только мешок понтов и откровенного бреда!
   - Слышь, торчок, ты обдолбался что ли? - В душе полыхнула злость, а на сердце заскреблась тревога. Захотелось наговорить гадостей, вот только каким-то шестым чувством Ярослав понял, что ни его мнение, ни его отношение ко всему выше сказанному уже никого не интересует. Его странный собеседник попросту отключился.
   Зараза!
   Уже в такси, когда он ехал к больнице, запоздало пришли здравые мысли. Первая - откуда он знает его имя? Ведь в тот первый и последний раз, когда они встречались, Яр с ним не знакомился. Значит... этот длинный работает на ментов. Только у полицейских, что вели допрос, он мог узнать его данные. Имя и телефон! Все сходится!
   И вторая мысль вообще настигла его, когда он входил в больницу. Откуда он знает про напарника и зачем Яр должен ему позвонить?!
   Чем быстрее он поднимался по лестнице, тем тревожнее ему становилось. На четвертом этаже сердце буквально выпрыгивало из груди, а по спине тек холодный пот. Вот и коридор! Катина палата пятая от лестницы. Уже скоро он увидит ее и мандраж пройдет!
   Вдруг дверь в палату Свечиной распахнулась, и оттуда вышел мужчина в белом халате с маской на лице. Заметив подходившего Ярослава, он словно застыл на месте, а после торопливо направился к лестнице.
   - Док, как она? - окликнул его Яр, но тот только что-то пробурчал и прибавил шагу.
   Странно!
   Распахнув дверь в палату, Ярослав тут же с воплем выбежал обратно.
   - Помогите! Человек умирает! Эй! Хоть кто-нибудь!
   Пусть он плохо шарил в медицине, даже проработав спасателем пять долгих лет, но мог сообразить, что выздоравливающий человек просто не может биться в конвульсиях и исходить пеной!
   Медсестры и врачи появились точно из воздуха, и занялись Катериной. Ярослав дождался, когда из палаты появится кто-нибудь из медперсонала и не отпустил, пока не добился вразумительного ответа.
   - Да жива, ваша Свечина! Ей препарат поставили. Лекарство безобидное, восстанавливающее тонус после операций, вот только в сочетании с другим препаратом, который принимает Катя, может вызвать аллергическую реакцию. Простите, молодой человек, что не обременяю вас терминами. Все равно они вам ничего не скажут! - пожилой мужчина протер очки, и подслеповато взглянул на Ярослава. - Поверьте, мы будем разбираться. Вызовем лечащего врача. Накажем за халатность!
   - Хотите сказать, что врач назначил это лекарство и даже не озаботился можно ли его принимать Катерине?
   - Иногда бывают досадные недоразумения. - Развел руками доктор, и уже хотел было уйти, но вдруг остановился. Посмотрел внимательно на Яра. - А кто она вам?
   Ярослава этот вопрос поставил в тупик, но язык оказался быстрее разума.
   - Невеста!
   - Так вот вам мой совет, молодой человек. Если есть возможность, поставьте в палате вашей невесты круглосуточную охрану. А еще лучше, переведите на домашний стационар. Поверьте, чем меньше людей будут знать, где она находится, тем спокойнее вам будет.
   Яр смотрел в след доктору до тех пор, пока он не скрылся на лестнице.
   Что, черт возьми, происходит! Врач явно намекнул, что на Катю идет охота! И тот странный мужик в халате и маске, что вышел из палаты Катерины, тоже добавляет правоты его словам.
   Внезапно на ум пришел телефонный разговор с Длинным. Точнее его совет позвонить напарнику. Он явно знал о нападении, если это было именно оно!
   Черт! Действительно надо позвонить Славяну! Саня же говорил, что поможет с охраной палаты! Но... откуда Длинный об этом узнал?! Нет! С ним явно не все чисто! Слишком уж много он знает и о нем и о Кате!
   Достав телефон, Яр набрал номер Славяна.
   - Привет, ты дома? С Саней? Отлично! Бери его и приезжайте. Нужна помощь! Кто-то очень сильно пытается меня подставить...
  

__________

  
  
   В тот день Катерина проснулась рано. Боль в боку была совсем слабой. Если бы не предписания врачей, уже сегодня бы поднялась и с удовольствием размяла ноги, прогуливаясь по коридору.
   Затем к ней заглянула медсестра. Померила температуру, и, взяв на анализ кровь, оставила на тумбочке поднос с больничными деликатесами. А что, разве не так? Рисовая каша на молоке и с маслом! Мммм. Да дома она в жизни бы даже не вспомнила о ней, а тут, и вспоминать не надо! А чего стоит настоящее, сваренное какао?! А свежий хлеб с маслом?
   Почувствовав просто нечеловеческий голод, Катя накинулась на еду. Когда медсестра пришла за посудой, даже похвалила ее.
   - Вот, умница! Другие кочевряжатся, а ты, сразу видно, домой хочешь!
   Домой! Господи, какая она рассеянная! Уже несколько дней прошло как она здесь, а еще ни разу не позвонила Нинке! А ведь через три дня очередной платеж за квартиру! Потянет ли она? А терять дешевую квартиру почти в центре не хотелось!
   - Хочу! Очень хочу! Пожалуйста! Помогите мне! - Она в умоляющем жесте сложила ладони вместе. - Мне срочно нужно позвонить! Иначе мне некуда будет возвращаться! Принесите мой телефон!
   - Это я не могу. - Погрустнела отзывчивая женщина. - Чтобы взять что-то из своих вещей до выписки, нужно разрешение лечащего врача. Но, если хочешь, могу дать свой! Только недолго.
   Катя схватила дешевенькую раскладушку и набрала домашний номер. После десятого гудка, она поняла, что дома Нинки нет. Точно! Затем она набрала ее сотовый и наконец-то с третьего гудка Нина ответила.
   - Да!
   - Нин, привет! Это я!
   - Что еще за "я"?
   Вот коза! Переживать должна, а она ее даже не узнает.
   - Я - это Катя Свечина! Что, неужели даже не заметила, что твоей квартирантки нет уже несколько дней?
   В трубке воцарилась тишина, которая взорвалась истошным девичьим криком.
   - Катюха-а-а-а! Ты живая!!! А я все морги обзвонила! Все больницы! Где ты! Что с тобой?!
   - Да уже все в порядке. - Улыбнулась Катя. Как же здорово, что в жизни есть люди, которым ты небезразлична! - В больницу попала. Случайно!
   - В какую? Срочно говори! И палату! Мне вчера зарплату подкинули, так что за квартиру не переживай! А я собираюсь, и еду к тебе! Что тебе привести?
   - Я на Горбольнице. В интенсивной терапии. Палата... Не помню. Но можно узнать на вахте.
   - Все! Поняла! Побежала в магазин. А что тебе можно?
   - Да ничего не надо! Тут шикарно кормят! - Осадила ее Катя, но подруга тут же оспорила это утверждение.
   - Что-о-о? Не смеши меня! Первый раз слышу, чтобы в больницах хорошо кормили! Лучше скажи, что нахаляву и уксус сладкий!
   - Это точно! - Тихо рассмеялась Катя. Все-таки повезло ей с квартиросъемщицей. Веселая, отзывчивая, нежадная! И надо же было встретиться совершенно случайно! В интернете, где Катя дала объявление, что ищет работающую, без вредных привычек соседку для снятия недорогой двушки. - Ладно, Нин, я тебя жду!
   И нажала отбой.
   - Спасибо! - Она отдала мобильник медсестре.
   - Сестренка? - Улыбнулась та.
   - Нет. Подруга!
   - Повезло с подругой! Сейчас редко таких встретишь... - Порадовалась за нее медсестра, и ушла.
   Затем события полетели чередой. Уколы, осмотр, обед, сон, а после сна, пришел мужчина в маске, и поставил капельницу. Он даже ничего не говорил. Почти сразу же ушел. То, что в капельнице не совсем лекарство, а точнее совсем не лекарство Катерина поняла, когда ее начало потряхивать, затем началась отдышка, словно с ней вот-вот случится приступ астмы. Сердце принялось колотиться где-то в горле, а тело свело судорогой.
   Из последних сил Катя дотянулась трясущейся рукой до иглы, выдернула из вены и провалилась в темноту.
   Очнулась она, когда за окнами было уже темно. В палате горел ночник, а рука занемела от еще одной капельницы. На этот раз она была безвредна. Скорее всего, физраствор с лекарством.
   То, что она не одна, Катя заметила не сразу. Лишь услышав тихое сопение, приподнялась на кровати и села, разглядывая довольно импозантного мужчину в строгом темном костюме, поверх которого оказался накинут больничный халат.
   Гость спал сидя на кресле, вытянув во всю немалую длину ноги. Голова упала на грудь, оставляя на обозрение только коротко стриженый затылок.
   Вот так новость! Кто это?!
   - Эй! - Подумав, Катрина решила это выяснить, причем немедленно. - Э-ей! Вы кто? И что забыли в моей палате?
   Мужчина вздрогнул, просыпаясь, взглянул на нее и тут же поднялся.
   - Катюш, как ваше здоровье?
   - Это снова вы? - Катя потерла виски, вспоминая встречу с этим парнем. - Скажите честно, что вам от меня надо?
   - Честно? - Он улыбнулся так тепло и нежно, что Кате стало стыдно. Мужчина переживает, заботится, а она: чего надо?!
   - Честно...
   - Мне бы и самому это хотелось знать. - Он сел на стул, стоявший у кровати и уставился на нее, словно что-то пытаясь вспомнить. И заговорил. - Катя, мне кажется, что я вас уже видел где-то. До нашей трагичной встречи. Скажите, я вам никого не напоминаю?
   - Лично вы? Нет. Не знаю... А что?
   - Просто интересно, у одного ли меня такие глюки?
   - При нашей встрече мне показалось, что вы слегка напоминаете мне одного человека, с которым я встретилась еще в подростковом возрасте в больнице, но только слегка. А сейчас я смотрю на вас и понимаю что кроме общих черт ничего общего. Телосложение другое, волосы. Да все! И ваше имя... Ммм... - Она помолчала, как оказалось, вспоминая. - Слава? Правильно?
   - Ярослав!
   - Вот. И имя другое. А вы? Где вы могли меня видеть?
   - Не знаю. Город маленький. Что касается больниц... Первый и единственный раз я попал туда после школы. Из-за аварии. Только я ничего не помню. Скорее всего, из-за травмы головы и антидепрессантов. Ведь в той аварии я потерял маму.... А потом меня выписали. И больше я в подобные заведения - ни ногой! Нет, наверное, все же мы не встречались. Просто ты показалась мне знакомой. Поверь, если бы мы действительно встречались, я бы тебя не забыл.
   - И я... - Катерина улыбнулась. И помрачнела. - Сочувствую. Я тоже попала в аварию. Только мне было четырнадцать. Должно было исполниться пятнадцать.
   - И? - Ярослав задержал на ней взгляд.
   - И исполнилось, как видишь! Потом шестнадцать и так по порядку. - Попыталась пошутить она, попутно сменив тему. Но Яр был непреклонен.
   - Ты тоже потеряла в той аварии кого-то из родных?
   Катя сглотнула и посмотрела ему в глаза.
   - Всех.
   - Сочувствую.
   - Не нужно! Сама виновата. Правильно же говорят - бойтесь своих желаний.... Ну или платы за них, если быть точной.
   - Расскажешь?
   - Нет! Ни за что! - Катерина натянула повыше одеяло, словно хотела спрятаться от его расспросов. - Это была роковая ошибка, а вряд ли кто-то с радостью сможет признаться в своих ошибках. Но поверь, я расплачиваюсь за нее до сих пор.
   - Ладно. Нет, так нет. - Вдруг легко согласился Яр. - Значит, ты воспитывалась в детдоме?
   - Нет. - Катя снова внимательно посмотрела на него. Вроде бы проявляет сочувствие, но почему она не может отделаться от чувства, что он попутно еще и пытается все о ней выяснить? - Меня воспитывала тетя. Сестра отца. Стала моим опекуном. Короче говоря, надеюсь, мы с ней помогли друг другу не сдохнуть от одиночества. Она никогда не была замужем. Детей нет. Ну, а я в одну минуту стала сиротой. После школы я уехала учиться в город. Потерялась и прекратила с ней какие бы то ни было контакты. Я понимаю, что поступила ужасно, но мне было не отделаться от мысли, что она винит меня в смерти всей нашей семьи. Я не могла больше жить с чувством нескончаемой вины! Я заплатила за все! Я имею право отдохнуть!
   Ярослав смотрел, как девушка медленно, но верно впадает в истерику, и перевел тему.
   - Кстати, ты вчера груши заказывала? А я их купил. Ну и так, всякого разного по мелочам еще.
   - Спасибо! - Она снова улыбнулась. Будто щелкнули выключатель. - Ты очень добр ко мне! Но не надо меня так защищать! Что должно произойти, то и произойдет. Я уже ко всему готова.
   Яр кивнул. И он теперь ко всему готов. И он выследит подонка, пытающегося ее убить. Благо, пока она спала, сюда прибыли Саня и Славян с таким арсеналом жучков, ловушек, камер и прочей дребедени, что Ярослав успокоено вздохнул.
   По поводу дежурства, договорились с главным врачом отделения, прикинувшись полицейскими. Саня дал добро. Но с условием, что эту дополнительную задачу Яр разделит с теми бойцами, из части, кто этого захочет.
   - Не надо! Отпусти прошлое! Ты все равно не сможешь его исправить! - Яр взял ее за руку. - А пока отдохни. И ничего не бойся! Кто бы ни был тот, что желает тебе несчастья, он теперь к тебе не подберется. Я буду рядом.
  
  

Глава 9

  
   2006 год. Село Матвеевка
  
   На трясущихся ватных ногах Настя вернулась на чердак. Пламя лизало коробки, растекалось золотом по полу, и уже лизало поддерживающие крышу колонны из деревянным балок.
   Катя лежала сломанной куклой. Почему она не убежала вместе с ней? Почему осталась? Да, обряд у них получился. Несомненно! Она слышала тот странный шепчущий голос в голове. И холод. Чердак будто оказался на Северном полюсе! А может, это от волнения?
   Не важно. Главное, что сейчас Призванного здесь не было!
   Накинув на голову висевшую рядом с дверью старую куртку, Настя бросилась к подруге.
   - Катя! Катя очнись! - Господи, а если она уже задохнулась? Говорят, что такое случается и часто! - Катяя-а-а!
   Едва не плача Настя принялась хлопать ее по щекам, а когда поняла, что та не очнется, закинула руки Катерины себе на плечи, поднялась, затягивая безжизненное тело на спину, и едва не падая, поплелась к выходу. Дверь еще была видна, сквозь бушующую воронку пламя. Просмоленные, сухие доски занялись как порох.
   Вывалившись вместе с драгоценной ношей на лестницу, она, первым делом, захлопнула дверь на чердак, а после волоком потащила Катю вниз по ступеням.
   Что стоило Насте вытащить из горящего дома ставшее неподъемным тело подруги, знал только ее ужас и желание все исправить.
   Оказавшись на улице, она положила Катю на траву у крыльца, упала рядом и долгие мгновения пыталась прокашляться и отдышаться. Затем поискала по карманам подруги и нашла мобильник. Трясущимися от усталости руками она взяла телефон и нажала вызов высветившегося номера, с подписью "мамуля".
   - Да, Катюш? - Тут же отозвался мягкий женский голос.
   - Теть Свет! Это Настя! Подруга Кати! Мы вместе отдыхали у бабушки! - Хрип в голосе перебивался невольными всхлипываниями, хотя слез не было. - Теть Свет! Помогите!
   - Господи, да что случилось! - Всполошилась та.
   - Пожар! Бабушка едет к вам. Дом горит. А Катя... я даже не знаю, жива ли она... Пожалуйста. Приезжайте! - Все-таки слезы навернулись на глаза, покатились по чумазым щекам, сбив дыхание. Отключив телефон, Настя сорвалась на рыдание. Зачем! Ну, зачем они все это устроили?!
   Ей показалось, что прошла вечность, когда приехала пожарная машина, и мужчины в форме деловито принялись заливать дом. Точнее остов из кирпичных стен. Следом за ними приехала скорая. Настю отвели в машину и, надев какую-то неудобную маску, заставили дышать. Катю положили на носилки и тоже обрядили в эту смешную маску. Настя слышала, как врач говорил молоденькой медсестре, что "девчонкам повезло, жить будут". И она знала, что когда врачи так говорят, значит у Кати и впрямь все будет хорошо. Надо только дождаться, когда она очнется, и придумать, что же им говорить родителям и бабушке. Только бы она очнулась до их приезда...
   Увы! Ее желание не исполнилось. Вскоре послышался шорох колес подъезжающей машины, хлопнула дверь и к Скорой подбежала Светлана Викторовна.
   - Что с ней? - Оглядев дочь, она немного успокоилась, и набросилась с расспросами на врача. - Быстро отвечайте, у моей дочери ничего серьезного? Она не пострадала в пожаре?
   - Нет. - Врач протер очки и кивнул на сжавшуюся в комочек Настю. - Та девушка спасла ее. Когда мы приехали, обе были в безопасности! А то, что без сознания, ничего страшного. Дыма надышалась, стресс. Полежит в больничке денек другой и будет бегать!
   Светлана Викторовна, только сейчас заметив Настю, направилась к ней, но тут подъехала другая машина с отцом Кати и ее бабушкой. Тут же забыв о Насте, та бросилась к ним.
   Дальше была суета. Настю забросал вопросами сперва отец Кати, затем бабушка. Кто звонил? Как они это сказали? Не сохранился ли номер? Почему случился пожар?
   На все вопросы Настя отвечала односложно: не знаю, не слышала, не видела, без понятия. Наконец сообразив, что от девчонки ничего не добиться, Катин Павел Олегович велел всем садиться в его машину, а машину Светланы Викторовны решили пока оставить у соседки.
   Личного водителя на этот раз с ним не было, поэтому поместились все: Катины родители сели впереди, Настя и бабушка позади. Катю посадили между ними, чтобы придерживать по-прежнему находившуюся без сознания девушку. Правда, врачи советовали ехать с ними до районной больницы, но тетя Света отмела это предложение сразу.
   - Еще чего не хватало! У вас ни медикаментов, ни врачей нормальных! Нет! Только в город! Этим девочкам нужен отличный уход!
   Бабушка тоже не хотела уезжать.
   - Ну чего я забыла в вашем городе? Я, вон, у соседки поживу! У них дома две комнаты свободных! А потом, как решите чего, так и скажите!
   - Мам, ну чего ты? - Возмутился Павел Олегович. - Чего решать? Скоро осень! Август пролетит, и не заметишь! Зимой я, что ли, тут ремонт делать буду? Вот за зиму деньжат подкопим и летом отстроим дом заново!
   Настя слушала это в пол уха и нервная дрожь уходила. Значит не все так плохо! И деньги будут, и дом восстановят. И Катя жива, здорова!
   Машина плавно катилась вперед. Почти успокоившись, Настя почти задремала, когда резкий звук клаксона ударил по ушам, вырывая ее из сна. Дальше раздались истошные крики, удар и скрежет сминаемой машины. Настю бросило сначала вперед, потом назад. Невыносимая боль заставила девушку тихо застонать, пока всех не избавила от боли затопившая мир темнота....
  

______________

  
   - Яр, подъем! - Бодрый голос и увесистый тычок в бок заставил Ярослава подскочить и, увидев напарника вместе с Игорьком, пожарным из части, беззлобно ругнулся.
   - Тебе жить надоело? Мне Саня вчера шокер под вид пистолета подогнал. Ща как получил бы двести двадцать!
   - А ты что, на всех так кидаться собрался? Может, хоть паспорт будешь требовать, у тех, кто заходит в палату к твоей принцессе?
   - Че ты сказал? - Тут же набычился Яр. - Тебя не спросили! Лучше скажи, кто моей сестренке мозги запудрил? Жених, блин!
   Славян смутился и покрылся нездоровым румянцем.
   - Вот бабы! Никогда язык за зубами не держат!
   - Ты кого бабой назвал?! - Яр сжал кулаки и шагнул к попятившемуся напарнику.
   - Э-ей! Ты чего, брат? Не с той ноги встал?
   - Я тебе сейчас их все повыдергиваю! - Яр хотел выпалить что-то еще, но тут его взгляд упал на Катю. Девушка сжалась в комок и теперь во все глаза испуганно глядела на него.
   На Ярослава точно вылили ведро воды.
   Боже... Что же он делает? Что с ним? На Славяна попер. Почти брата! А было время, тот разделил с ним кров, избавил от кошмаров, начавшихся после аварии, помирил с сестрой, заставив чаще бывать дома. Устроил на работу, в конце концов!
   - Прости, Славян! - Яр подошел, обнял друга, и примирительно хлопнул того по спине. - Сам не знаю, что нашло. На нервяке все эти дни. Тут еще вчерашнее. И... вы примерную ориентировку разослали? Ну, приметы того, длинного, что я вам сказал?
   - Да, Саня сам лично отвез их знакомому. Так что, длинному не скрыться. Если не дурак - ляжет на дно. К слову, я за тобой! Саня в части ждет. Игоря прислал нам в подмогу.
   - Идите! Я хоть отдохну! - Игорь тут же уселся в кресло.
   - Я тебе отдохну. - Сдвинул брови, Яр достал и сунул тому в руки шокер. - На. Бди! Но не дай бог с ее головы хоть волос упадет!
   И успокаивающе улыбнулся Кате.
   - Это мои друзья. С ними ничего не бойся. Я приду, как освобожусь! Хорошо?
   Та только кивнула.
   Спустя минут сорок, они уже были в части и заходили в кабинет Сани.
   - Вот, привел, Сань. - С порога затараторил Славян. - Чуть не придушил меня! Ты в следующий раз кем-нибудь другим так рискуй!
   Яр только качнул головой.
   - Здрасте, Александр Петрович. Звал?
   - Звал. - Тот сосредоточенно почесал недельную щетину, словно не знал с чего начать, и как преподнести новости. - Я ненадолго займу твое время. Сегодня знакомый из полиции звонил. Я вчера попросил пробить по имени твою принцессу.
   Ярослав метнул убийственный взгляд на друга. Знаем, откуда ноги растут! Принцесса! Надо же! Придумали ведь!
   - И?
   - И сегодня он скинул мне файлы по одному любопытному делу. - Саня щелкнул мышкой, открывая папку, и на весь экран развернулись сводки десятилетней давности.
   Яр сел на соседний стул и принялся читать:
   "10 августа 2006 года. Страшная авария в пригороде унесла жизни пятерых человек. Крупный застройщик Свечин с супругой и его мать погибли на месте. Четырнадцатилетняя Настя Иванцова скончалась в больнице от ожогов третьей степени. А так же умерла от травмы головы Антонина Ветрова. Ее сын, Ярослав Ветров и наследница миллионного состояния Екатерина Свечина остались живы, и доставлены в городскую больницу. Следствие разбирается в случившимся. По последней версии, произошедшая авария не была преднамеренной и случилась из-за халатного управления машиной Антонины Ветровой. Будучи под сильнодействующими препаратами она не справилась с управлением". И так далее.
   - Это... - Яр перечитал отчет еще раз. - Это же обо мне? И той аварии, где погибла мама!
   -Точно. - Саня постучал пальцами по столешнице. - А еще в той аварии погибла вся семья Кати. Тебе не кажется это странным?
   - В смысле?
   - В прямом! Яр! Твоя мама виновна в той аварии. Вы с Катей выжили. А сейчас спустя десять лет ты спасаешь ей жизнь! Случайность таких событий: один на миллион!
   - Ну и что это? - Яр поднялся. - Провидение? Судьба? Рок? Карма? Что мне теперь с этой инфой делать? Я живу с тем, что произошло уже десять лет назад! И она! Все! Не было ничего! Мне уже плевать на то, что было! Никого не вернешь! Хватит!
   - Все? - Невозмутимо поинтересовался Саня, когда тот замолчал. - По поводу фоторобота на парня, помогавшего тебе в ту ночь, ничего нет. Никто его не видел, не знает, а дежурные врачи сказали, что в машине кроме тебя и девушки никого не было. Впрочем, на камерах недолго был виден размытый силуэт! Может он успел сбежать до того, как к машине подошли медики?
   - Сань, ты меня считаешь за чокнутого? Он стоял у машины все время, пока ко мне не подошел полицейский!
   - Ладно. Все это странно, но думаю, мы разберемся. - Вздохнул Саня. - А пока что, считай, что я дал тебе две недели увольнительных. Разберись со всем. И возвращайся. Ты нужен нашей части.
   - А я? - Возопил помалкивающий до этого Славян. - А кто у меня будет напарником эти две недели?
   - Ничего, я что-нибудь придумаю. - Успокоил начальник. Поднялся, достал из шкафа потрепанную бумажную папку и протянул ее Ярославу. - Здесь дополнительные материалы и фотоотчеты по делу той аварии. Посмотри. Дома.
   - Но...
   - Свободен! - Отрезал Саня и указал на Славяна. - Ты тоже. На сегодня! А завтра как штык будь к началу смены!
   Не посмев перечить, друзья торопливо вышли из кабинета начальника, переглянулись в коридоре и, не сговариваясь, бросились на улицу. Не то, чтобы они боялись, что Саня передумает и вернет их, (хотя такое уже было), просто не хотелось встречаться с парнями из части, и отвечать на их расспросы, которых, в свете происходящих событий, было бы немало.
   - Ну что? Куда сейчас? - Славян пытливо поглядел на друга. - В больницу?
   Тот мотнул головой.
   - Не. Надо подумать. Может в наш бар?
   - А не рано? Только полдень. - Славян знал этот рассеянный взгляд друга. Такой бывал и у него самого, когда он пытался решить проблемы вселенского масштаба. Типа как сделать предложение любимой девушке, но для начала как рассказать о своих планах ее брату? Слава богу, полдела сделала Маришка!
   - В самый раз! - Решился Яр, и друзья направился к бару, находившемуся всего в квартале от их части.
   В "Трех топорах" царила непривычная сонная атмосфера. Из официантов дремали за баром только две знакомых девчонки, софиты отключены, а из освещения только верхние светильники и естественно дневной свет, лившийся даже сквозь затемненные окна.
   - Привет работницам питья! - Поприветствовал оживившихся девчонок Славян, подсаживаясь за стойку бара и взглянул на Яра. - Ты чего будешь?
   - Кофе и пива. Литра три. - Сделал свой привычный заказ Ярослав.
   - И что-нибудь к пиву. Желательно с белком и протеином! - согласился напарник и хохотнул. - А то наш Ярик влюбился, и теперь не ест, не спит. Только пьет!
   И тут же слетел со стула, примирительно подняв вверх руки.
   - Тих-тих! Я же пошутил!
   - Дурак ты, и шуточки у тебя дурацкие! - Яр развернулся к девчонкам и улыбнулся, взял кувшин наполненный напитком янтарного цвета и сунул его Славяну, сам подхватил кружки. - Ну, мы тогда пойдем, присядем на наше место.
   Вскоре парни расположились на кожаном диванчике в самом темном углу бара. Достаточно удобное место. Во-первых, оттуда было видно всех посетителей, а во-вторых, никто не замечал тех, кто сидел за этим столиком. Ни свет софитов, ни свет ламп, ни уж тем более свет из окна не проникал в этот, скрытый полумраком, уютный уголок.
   - Ну, чего там тебе дал Саня? - поинтересовался Славян, когда первая кружка пенного была осушена.
   Яр молча подвинул папку и открыл. На первой же странице он увидел фотографии мамы, себя и Кати. А еще разбитых, обожженных машин. И незнакомые лица двух женщин и девушки, почти девочки. А вот лицо мужчины - доброе, простоватое с открытой улыбкой - показалась ему знакомым. Память услужливо преподнесла давно забытые кадры. Озеро. Ему лет четырнадцать, а может тринадцать. И глупая девчонка-малявка запутавшаяся в полусгнивших сетях. Всего-то нужно было их посильнее дернуть, чтобы высвободиться, и глубина метровая, но как говорится, у страха глаза велики. Он помог ей взобраться на мостки, дал свою рубаху, и проводил домой. Дверь открыл ее отец...
   Перед глазами возникло лицо. Доброе, простоватое, с открытой улыбкой...
   Яр даже потряс головой, отгоняя воспоминания. Да нет! Не может быть! То, единственное лето, когда они с матерью и сестрой отдыхали на даче ее подруги в какой-то замшелой деревне, он уже и позабыл. И лицо погибшего бизнесмена Свечина просто похоже на лицо того мужчины, чью дочь он тогда спас. Это не могли быть они! Семья миллионеров Свечиных и отдых в Тьмутаракани! Нет. Ничего общего!
   - Это те, ну, кто погиб в той аварии? - Славян забрал фотографии и принялся вглядываться в лица. - Надо же! Такие молодые, успешные. И девчонку жалко. Сколько ей было? Четырнадцать? Пятнадцать?
   Яр не отвечал, листая вырезки из газет, полицейские отчеты, медицинские заключения. На одном медицинском заключении его привлек один момент. Он прочитал раз, другой.
   - Слав. - Взяв листок, он развернул его и протянул другу. - Тут сказано, что у Антонины Ветровой в крови обнаружены следы фенобарбитала. И что, возможно, из-за этого она уснула за рулем в тот день. Стоп! - У него в руках оказалась карта, где разноцветными линиями были прочерчены маршруты двух, столкнувшихся в тот день машин и красным крестом непосредственно место самой аварии. - Северный объезд? Но мы же должны были свернуть в полукилометре от места аварии на Кармолинскую трассу! Мама ехала к оптовику кажется. Она часто к нему ездила. Почему мы оказались на Северном объезде?
   - Слу-у-ушай! - Славян даже отставил кружку. - А вдруг кто-то решил убрать семью Свечина? Подсыпал твоей матери отраву и велел ехать в другую сторону? Ведь под лекарствами, тем более такими, легко мозги запудрить!
   - Но я точно помню, что мы направлялись к оптовику. Мама еще меня тогда взяла, потому что таскать много предполагалось. Она как раз кредит получила. Решила его в дело пустить, расшириться и прикупить магазинчик. Но убийство.... Еще скажи, что и меня с ней вместе загипнотизировали! Нет. Это какая-то ерунда!
   - Ну-ка, а тут что? - Славян перевернул листок и принялся читать. - Антонина Свечина погибла от множества травм жизненно важных органов. Разрыв печени, легких, перелом позвоночника. Ее сын, Ярослав Ветров отделался переломом ноги, сотрясением и легкими ушибами. После известия о смерти матери, он вдруг перестал общаться, замкнулся. С врачами на контакт не шел. Медицинское заключение: кратковременная психическая дисфункция вызванная травмой головы. Был выписан через два месяца.
   - Если честно, я мало что помню об этом времени. Какие-то смутные образы. Лица. А еще сны! Вот сны я помню! Я даже влюбился в одно такое сновидение. Оказалась реальная девчонка! Я ее в реале увидел и сдуру целовать начал, а потом отрубился. Когда очнулся, и люди другие, и девчонки этой в помине нет. Представляешь мое чувство, когда я узнал что провалялся в больнице почти девять недель, а Маришка одна - без денег, без еды, без каких-либо известий от меня и мамы!
   - Че, серьезно? - Славян нахмурился. Подался вперед. - И как она это пережила?
   Яр покосился на него и фыркнул.
   - Замечательно! У нас на площадке тетя Маша живет с тремя детьми. Наши друзья. Правда, сейчас эти "дети" уже давно своих детей завели, но в то время их квартира была для нас вторым домом! Матери вечно не было, и мы с сестрой после школы всегда пропадали у них. Часто ночевали. А чего ты так запереживал?
   - Да ничего! - Вдруг смутился друг и налил в кружки пива. - Вы же мне не чужие...
   - И когда ты собирался рассказать?
   - О чем? - искренне удивился Славян.
   - О ВАС! - Прорычал уставший от его наивности Ярослав.
   Тот пожал плечами.
   - А чего рассказывать? Я как ее увидел первый раз, так и пропал. Но она же еще школьницей была. Вот и ждал. В гости часто заходил. Пока ты не съехал. Она без тебя не впускала меня в квартиру. Да и о чем я должен был с ней говорить? Она же, как кошка дикая! Никому не верит, близко не подпускает.
   - И? - Яр прищурился. - Как подпустила?
   Друг залпом осушил пиво.
   - Два года назад я шел домой и увидел ее. С сумками. Еле шла! Ремонт, видите ли, дуреха, делать собралась. Ну, я ее догнал. Помог донести. А заодно и ремонт сделать... Помнишь, когда меня две недели на работе не было.
   - Когда ты говорил, что у тебя грипп и меня к себе не пускал? - припомнил Ярослав.
   - Точно! Ну а потом слово за слово... В гости стал заходить...
   - Так вы уже тогда?!
   - Нет! Что ты! - Славян чуть не подавился. - Просто дружили. В кино вместе ходили. Иногда ночевал, когда тебя не было, но исключительно на диване! Я за ней два года почти ухаживал. А три месяца назад не выдержал. Пошел, купил кольцо и...
   Яр чуть не подавился.
   - Так вы, типа, помолвлены?
   - Типа....
   - И когда свадьба?
   - Маришка на Новый год захотела. Чтобы два праздника в одном флаконе.
   - Ну вы, блин, даете! - только и мог выговорить Яр.
   - Ладно, чего о нас-то. Давай лучше дальше документы смотреть. Вдруг чего интересного найдем?
   Официантки уже давно принесли закусок и сменили пустой кувшин на полный, а друзья все читали, делились интересными заметками и снова искали. Хотя и сами не знали что.
   - Смотри, - когда молчание слишком затянулось, произнес Славян. - Тут говорится о Катерине. Наследница миллионов погибшего в аварии застройщика Свечина переезжает в дом своей тети, по решению суда назначенной опекуном.
   - Да. Она что-то говорила....
   - А вот еще. Накануне аварии случился пожар в загородном доме Свечина. Как в последствии выяснилось, дом был куплен недавно. Ранее в нем проживала некая Варогаева Л.Н. По свидетельствам очевидцев, в доме происходили странные сборища, доносились ритуальные песнопения. Предположительно хозяйка занималась знахарством, пока ее не обнаружили мертвой на чердаке дома.
   - А не связан ли пожар и авария? - Яр помассировал виски. От тупой боли хотелось выть.... Либо спать! А может действительно поехать домой, выспаться и вечером к Катюхе?
   - Кто его знает. - Хмыкнул Славян. - Запутанная история...
   - Послушай. - Яр в два глотка осушил кружку. - А может все дело в чувстве вины? Я действительно спас Катю. Но оказывается я еще и причастен к смерти ее близких! Я просто чувствую ответственность за нее!
   - А больше ты ничего не чувствуешь? - Теперь настала очередь Славяна многозначительно щуриться.
   Яр зевнул.
   - Чувствую. Спать хочу. А еще в туалет! И домой! - Он поднялся.
   - Бесчувственная ты скотина! - Подытожил Слава и только покачал головой. Другу уже двадцать восемь стукнуло, а ведет себя как школьник!
   - И горжусь этим! - Отбрил тот, сгреб все листки снова в папку, и, сунув ее подмышку, посоветовал. - Не говори ничего Маришке. Только разбередишь. Ведь в этом году десять лет было.
   - Да я и не собирался! - Славян тоже поднялся, но подумал и снова сел на место. - Ладно уж, иди, отсыпайся. Я еще посижу...
   Он дождался, когда Яр выйдет на улицу, достал мобильник, и привычно набрав номер Маришки, мурлыкнул в трубку:
   - Котенок, я в нашем баре. Забегай? Жду! И я тебя!
  
  

Глава 10

  
   2006 год
  
   Первые две недели, проведенные в больнице, Катя не помнила. Она просто очнулась серым дождливым утром, и долго пыталась отдышаться, вновь и вновь переживая приснившийся кошмар. Словно она проживала день за днем в какой-то странной деревне на берегу озера, похожего на то, что находилось рядом со старым домом бабушки. Такие же пушистые камыши, и кувшинки, до которых трудно добраться. Как-то раз она попыталась... Не получилось. Правда, потом отец взял у соседей лодку и принес ей кувшинку.
   А еще в том сне был парень. Он всегда был рядом, но не осмеливался заговорить. А сегодня заговорил. И... столкнул ее в воду, вызвав обиду и... облегчение?
   - А вот и наша спящая красавица проснулась! - В комнату заглянула дородная медсестра и поставила на стол рядом с кроватью аппетитно пахнувшую кашу с маслом и компот. - Ешь! Скоро обход будет!
   - А почему я одна? - Катя села, пытаясь унять головокружение. - Где мама, папа? Бабуля? Настя?
   Медсестра на миг помрачнела и тут же снова улыбнулась.
   - А одну тебя поселили специально! Ты же спала! Вдруг соседи буйные бы попались? Еще разбудили бы! Ладно, кушай, а я побежала. Мне еще десять палат накормить надо!
   - Не стоит беспокоиться. Я бы лучше прогулялась в столовую. - Катя улыбнулась. - Устала лежать.
   - Вот переведут когда в терапию, тогда хоть загуляйся! У них даже зимний сад есть! И бассейн! А пока лежи! Если в уборную надо, то она вон. В углу. Там и сортир, и душ.
   Дверь захлопнулась, оставляя Катю один на один с завтраком.
   Каша действительно оказалась просто волшебной! Сколько же она спала, если чувство голода не заглушить даже довольно немаленькой порцией каши? Подумав, она выпила компот и только после этого блаженно раскинулась на мягкой кровати.
   Интересно, что произошло? Она помнила ритуал. Помнила, что слышала чей-то голос, а потом наступила темнота. И вот она здесь! Что же все-таки произошло? Интересно, что Настя придумала в оправдание перед бабушкой и родителями?
   Следующие два дня тянулись бесконечно долго. В палату приходили только медсестры и пару раз с седой бородкой врач. Он долго слушал ее, стучал молоточком по коленным чашечкам, светил в глаза и наконец, удивленно хмыкнул.
   - Ну-с, дорогая моя, вы просто родились в рубашке. Выйти из такой страшной аварии лишь с парой царапин - такого я еще не видел!
   - Аварии? - Катя настороженно нахмурилась. - Что за авария?
   - А вот с памятью видать проблемы. Скорее всего, последствия двухнедельной комы. - Врач что-то чиркнул у себя в блокноте. - Но вы не переживайте. Память восстанавливается. Вы тоже все вспомните! А я назначу вам физиопроцедуры и восстанавливающие уколы. Месяц у нас еще полежите и выпишем.
   Он поднялся.
   - Стойте! - Катя вскочила с кровати, и зажмурилась, пытаясь справится с головокружением. - А где мои родители? И подруга! Если была авария, значит, они тоже должны быть здесь! Почему ко мне никто не приходит?
   - Мне печально об этом говорить.... - Доктор подергал бородку. - Но, возможно эта новость позволит вам встать на путь исцеления....
   - Что случилось? - Катя снова села на кровать, чувствуя, как от плохих предчувствий леденеет ее тело. - Что с ними?
   - Им не удалось выжить. - Доктор сочувствующе поджал губы. - Вся ваша семья. Мне так жаль...
   - А бабушка? Она знает?
   - Она тоже.
   - А Настя?
   - М-м-м.... - Помычал в задумчивости врач. - О Насте я ничего не знаю. Возможно, она тоже где-то в больнице... мне сказали сведения, касающиеся только вашей семьи.
   - А я могу ее поискать? - Катя снова поднялась. То, что сказал этот доктор, не может быть правдой! Какая авария? И даже если предположить, что она действительно случилась, почему бабушка была с ними? Она же домоседка! Стоп! В памяти замелькали кадры, как бабушка садится в соседскую машину, чтобы ехать в город, так как она, Катя, придумала несуществующую аварию! Так может, этот вежливый доктор знает лишь эту выдуманную историю?
   - Поискать? - Врач пожал плечами. - Да. Конечно! С завтрашнего дня я перевожу вас в отделение интенсивной терапии. Вот только компании в палате у вас по-прежнему не будет. Только телевизор. Так повелела ваш опекун.
   - Опекун?! - Господи, да когда же закончится этот бред? Она словно попала в параллельную реальность!
   - Именно! Галина Олеговна Свечина. Ваша тетя! - Он тепло улыбнулся. - Отдыхайте, Катюш!
   И вышел.
   Опекун? Тетя не слишком любила отца. За всю свою жизнь Катя видела ее раза два, и то на каких-то сборищах. Она никогда не приходила в гости, никогда не дарила подарков. И вот теперь... опекун?!
   Подержавшись за голову, Катя снова легла на кровать и закрыла глаза, пытаясь проанализировать то, что говорил ей врач.
  
   На следующий день ее действительно перевели на первый этаж левого крыла здания больницы, где и находилась интенсивная терапия. Медсестра не обманула, сообщив про зимний сад. Можно было сказать, что весь широченный коридор и был тем самым зимним садом. Катя не знала, кто все это придумал, но была в восторге от тропических вьющихся растений, свешивающихся с потолка, переплетенных стволов карликовых деревьев, изобилующих даже в эти хмурые осенние дни яркими соцветиями. Про домашние цветы, заполонившие широченные подоконники, даже можно было и не упоминать. В центре двух небольших залов, которые тоже составляли архитектуру коридора, журчали небольшие фонтанчики. В одном зале находился здоровенный аквариум с пестрыми рыбами, а в другом, на радость пациентам, телевизор с дивиди-плеером, напротив которого стояли надувные диванчики, и набитые чем-то сыпучем тряпочные пуфики.
   Когда Катю перевели в это отделение, в коридоре бродило человек десять, наслаждаясь этим удивительным садом, но когда она вышла, чтобы идти на ужин, все отделение напоминало какой-то базар-вокзал! Девушки с телефонами, женщины с книгами, мужчины соображавшие партию в домино и карты, парни кучкующиеся возле телевизора. Возле висевшего на стене календаря она замерла. Сентябрь? Значит ей уже пятнадцать?
   Она покусала губы. Чтобы получить ответы на вопросы надо позвонить тете! Наверняка, у врача есть ее телефон! И еще, почему-то не верилось в историю с аварией! Может, родители так ее наказывают? С них станется! Запереть в клинику, и держать, пока она не взвоет! Точно! Чтобы проверить, надо им позвонить. Если звонок будет с чужого номера, они ответят и Катя слезно попросит их простить ей дурацкую шутку!
   У кого бы только попросить телефон?
   Пока она раздумывала, чуть дальше по коридору распахнулась дверь, и звонкий женский голосок позвал всех на ужин.
   Надо же! Столовая прямо в отделении! И никуда идти не надо!
   Катя направилась вслед за заторопившимися пациентами, но у дверей столовой ее остановила уже приходившая к ней в палату медсестра.
   - Свечина, ты можешь туда не ходить. Если хочешь, буду приносить тебе еду в палату.
   Катя от неожиданности остановилась и с улыбкой, качнула головой.
   - Нет, спасибо! Я хотела бы посещать столовую. Мне интересны новые знакомства.
   - Как хочешь. - Не стала возражать женщина.
   В столовой были уютные диванчики, обтянутые кожзамом, возле которых недлинными рядами выстроились уже накрытые столы. На каждом стоял стакан с букетом ложек и вилок, и на каждом обязательное блюдо с кусочками хлеба. Усевшись за пустующий стол возле самого окна, Катя притянула тарелку, с наслаждением принюхиваясь к аппетитному запаху свежего плова!
   М-м-м!
   Постепенно столовая заполнялась. Вот только за ее столик почему-то никто не подсаживался. Только две девушки чуть постарше, забрали свои порции и о чем-то весело щебеча, ускользнули в коридор.
   - Можно? - прозвучавший над ухом низкий, бархатный, чуть с хрипоцой голос, заставил Катю вздрогнуть, и поспешно вытаращиться на стоявшего рядом парня лет семнадцати - восемнадцати.
   - Д-да... - Выдавила она, и поспешно уткнулась в чашку с чаем. Парень словно не заметил ее смущения, сел напротив и, придвинув нетронутую порцию, принялся уплетать.
   - М-м... вот чего не отнять у этой больницы, так это хорошую кухню! - Наконец сделал он вывод, отодвигая опустевшую тарелку. - Вам так не кажется?
   Вы? Он откуда упал? Катя украдкой взглянула в его, довольно милое лицо. Вьющиеся черные волосы, широкие брови, сросшиеся на переносице, стального цвета глаза, прямой нос, яркие, точно накрашенные, красивые губы. Все это отметилось мгновенно, и заставило ее засмущаться еще больше.
   - Угу. Наверное. - Только и смогла буркнуть она. Понимая, что ужин безвозвратно испорчен, вскочила, и бросилась вон из столовой.
   Отдышаться она смогла только в палате. Трясущимися руками поплескала холодной воды в лицо, и уставилась на свое отражение в зеркале. Что с ней? Сбежала от единственного человека, кто проявил к ней внимание, так быстро, словно он начал покрываться фиолетовой чешуей!
   Наверное, и впрямь что-то у нее головой!
   Катя легла на кровать и крепко зажмурилась. Перед глазами встал образ из сна. Столкнувший ее в озеро парень! Вот кого ей напомнил этот пациент!
   А может это судьба? Может, начинает исполняться ее желание? Ведь не зря же она пошла на риск. Оно не может не исполниться!
   Улыбка коснулась ее губ. И тут стук в дверь вырвал ее из мечтаний.
   - Свечина! Уколы!
  

___________

  
  
   - Свечина! Уколы!
   Катя вздрогнула, услышав свое имя. В палату вошла медсестра с подносом на котором лежали шприцы. Ей навстречу поднялся ее временный телохранитель. Как там его назвал Ярослав? Игорь?
   - Стоять! Что в шприцах?
   - Как что? Назначенные лекарства! - Остолбенела девушка, подглядывая то на здоровяка, то на пациентку, совершенно не собиравшуюся вставать на защиту собственного здоровья.
   Ага! Спасибо! Хватило.
   - Значит так, до указаний шефа, будем проверять все, что льется и движется. - Отрезал Игорь и приказал. - Несите сюда ампулы, шприцы. Я должен убедиться, что в них будет то, что нужно!
   - Ну... ну знаете-ли! - Вдруг обиделась медсестричка, развернулась, и, не говоря ни слова, вылетела за дверь.
   - Вот так-то лучше! - Удовлетворенно кивнул телохранитель снова опускаясь в кресло.
   - А может она действительно принесла мне лекарство? Мы же не знаем?
   - И не узнаем! - улыбнулся тот. - У меня есть список назначенных вам лекарств, и четкая инструкция. Если девица сейчас притащит ампулы, значит все чисто. А если свинтит, у меня в памяти остался ее четкий фейс.
   К сожалению, Катя рано обрадовалась избавлению от назначенных процедур. Медсестра вернулась. И довольно быстро. Терпеливо дождалась, когда Игорь сверит надписи на ампулах. Наполнила лекарством шприцы и вежливо попросила Катю перевернуться на живот, снабдив просьбу такой мстительной улыбкой, что та струхнула.
   - А что, уколы в пятую точку?
   - Именно.
   - А до этого в капельницу кололи.
   - Все бывает в первый раз. - Медсестра, не переставая улыбаться, подходила все ближе. - Предлагаю перевернуться и не дергаться. Иначе я не отвечаю за последствия!
   - Игорь, выйди! - Не выдержала Катя. Ну не оголяться же перед незнакомым, не сводящим с нее глаз, мужиком!
   - Я не могу так рисковать!
   - Тогда отвернись! Уйди за ширму!
   - Я не... - Снова было начал он, но Катя не выдержала.
   - Пошел вон отсюда! Стой за дверью! Если эта... - Быстрый взгляд на медсестру вооруженную шприцами. - Если эта милая девушка решит меня укокошить, я начну орать так, что ты все поймешь. И успеешь за меня отомстить!
   Игорь надулся и обиженно вышел за дверь.
   - Ну вы, дамочка, совсем... ку-ку! - Выдала медсестра, и принялась за работу.
   - Все! - Заявила она через мгновение.
   - Что, все? - Катя даже удивленно обернулась. - А как же... боль?
   - А вы думали, я вам буду гвозди в ваше мягкое место забивать? - Фыркнула та, и, цокая каблучками, направилась к двери.
   - Все? - Едва она вышла, в палату заглянул Игорь.
   - Все! Жива! - хмыкнула Катерина и кашлянула. Вдруг захотелось пить.
   - Ага. Я, это... пойду, до сортира пробегусь. А то, пока сидел, не хотелось, а тут поднялся, понервничал, и...
   - Можно без подробностей?! - Бросила она и попросила. - А на обратном пути можешь заскочить к кулеру, он в конце коридора стоит и принести мне воды? Что-то в горле запершило.
   Не ответив, Игорь захлопнул дверь.
   - Нет, ну что за безобразие? Мог бы хотя бы кивнуть! Ну и воспитание...
   - Кого это ты, красавица, тут воспитываешь? - Дверь снова приоткрылась и Катя чуть не запрыгала на кровати от радости. Хоть одно знакомое лицо!
   - Нинка!
   - Катюха! - Подруга, а по совместительству соседка, подошла к ней и села на краешек кровати. - Как я рада, что ты жива и почти здорова!
   - Взаимно! - улыбнулась та.
   - Что случилось? Почему ты здесь? - Нина тут же нахмурилась, и потребовала. - Рассказывай!
   Катя, радуясь, что может наконец-то все рассказать, поделилась с подругой о том, что произошло с момента нападения на нее в подворотне. Та только охала, и качала головой. А когда рассказ подошел к концу, долгое время молчала. Катя вдруг закашлялась.
   - Прости. Горло побаливает. Наверное, всему виной сквозняки.
   - Ну как же в больнице без этого... - хмыкнула подруга и спросила. - И, кто, ты думаешь, за тобой охотится?
   Катя только пожала плечами.
   - Не знаю. А самое забавное, я совершенно не знаю зачем! - Она в волнении покусала губы. - Понимаешь, когда ко мне подошли те, двое, один из них предельно вежливо попросил меня не пугаться и пройти с ними, чтобы завершить какое-то дело. А когда он взял меня за руку, я почему-то безумно испугалась и закричала. Тогда второй и ударил меня ножом. Это сейчас, кажется, что было простое ограбление, но кошелек-то не взяли! И деньги тоже! Мне кажется, что если бы я не закричала, а пошла с ними, все бы обошлось! И передоз с лекарством не случайность! Меня хотят убить. И скорее всего это все дело рук тех двоих.
   - Нет, тут совершенно нет логики! Ну, кто ты такая, чтобы тебе нанимали киллеров? Сама же сказала, что твоя единственная родственница профукала все деньги твоего отца и тебе даже пришлось самой получать образование, подрабатывать поломойкой и жить в общаге. Зачем ты им? - хмыкнула Нина. - Кстати, а кто, ты говорила, тебя спас?
   - Их было двое! Один высокий. Он подошел, когда меня ранили, а потом подбежал второй. Ярослав. Я тебе о нем тоже рассказала. А потом я потеряла сознание.
   - Знаешь, хорошо, что все вышло именно так. Если бы ты пошла с теми двумя, было бы еще хуже! И вполне возможно, тогда бы тебя никто не спас!
   - Возможно! - Катя не стала спорить, кашлянула, и устало закрыла глаза. - Нин, что-то я устала. Очень! Можно я отдохну? А ты приходи, когда захочешь!
   - Долго тебя тут будут держать? - Та поднялась.
   - Не знаю. Врачи говорят, что еще рано говорить об этом.
   - Ну, ты тогда отдыхай. И поговори с врачами! Как только будет можно уехать домой, только скажи! Я Ваську позову. Он тебя враз перевезет! Дома-то лучше!
   - Ага. Лучше. - Катя вымучила улыбку. Васька - парень соседки, совершенно ей не нравился. Мало того что с криминальным прошлым, так еще и воспитания ноль! Если оставался у Нины, мог ходить по дому в труселях, съедать все что увидит, а как-то раз до утра слушал блатняк, совершенно не реагируя на угрозы и уговоры девушек. Не-е-ет! Уж лучше здесь и без Васьки! - Я обязательно скажу!
   - Вот и здорово! - Кивнула Нина и поставила на столик пакет. - Чуть не забыла! Тут йогурты, яблоки, мандарины. Поправляйся!
   Достав из сумочки духи, она пару раз брызнула ими в воздух возле себя, подправила помаду возле висевшего на стене зеркальца и поинтересовалась.
   - Ну как я тебе? Зацени - духи "Молекула"! Хит продаж! Как запах?
   - Супер! - Катя, чувствуя, как от резкого запаха снова запершило в горле, невольно закашлялась.
   - Ну, так! Васька подарил! Ладно, убежала я! Не болей!
   Нинка послала ей воздушный поцелуй и упорхнула в дверь, едва не столкнувшись на пороге с Игорем.
   - Кто это? Что за девица? - Он поставил стаканчик с водой на столик.
   - Подруга. Вместе квартиру снимаем. - Выпалила Катя, глотнула воды и опять мучительно закашлялась.
   - А чем тут воняет? - Нахмурился телохранитель.
   - Мо-ль...кхы... кулой!
   - Это что? Газ из акулы с добавлением моли? - Недоуменно поморгал тот. Даже хохотнул над собственной шуткой, но видя, что его подопечная и не думает смеяться, а синеет, широко разевая рот, заподозрил неладное. И бросился за врачом.
  
  

Глава 11

  
  
   Яр направлялся к себе домой, чтобы вздремнуть пару часов принять душ и переодеться. Резкий телефонный звонок даже заставил его вздрогнуть.
   Взглянув на экран, он чертыхнулся. Номер не определен. Такие номера всегда вызывали неприязнь. Они словно предупреждали, что звонившему есть что скрывать. В другой раз Яр может быть и не ответил бы, но в силу последних событий, сейчас он не мог себе такого позволить.
   - Да. Кто это?
   - Конь в пальто! Ярослав, ты умственно отсталый? Или русский язык не твой родной? Что тебе было не ясно в моем последнем предупреждении? - Снова Длинный! В знакомом баритоне проскользнули саркастичные нотки. Но почему-то Яр почувствовал, что говоривший взбешен. Только старается не показывать этого.
   - Это опять ты? - Ярослав даже остановился. С тоской проводил взглядом отъезжающий от остановки троллейбус. - Чего тебе от меня надо? Как ты узнал о Кате? О Славяне?
   - Как, дело десятое! Главное вовремя, не правда ли? - Теперь в его голосе появилась сталь. - Но, как я вижу, первое предупреждение прошло для тебя даром! Не знаю как ты, но я хочу видеть эту девушку в мире живых. А ты мне в этом поможешь! Срочно возвращайся к ней! Забирай ее и увози!
   - Да кто ты такой, черт тебя дери!
   - Вряд ли ты хочешь это знать. - Снова в голосе проскользнул сарказм. - Так... ты уже едешь?
   Ярослав считал себя довольно уравновешенным. Вот только этот доходяга творил чудеса, заставляя закипать от злости. И причем, в кратчайшие сроки!
   - Нет! И даже не собираюсь! И пошел ты, знаешь куда?
   - Жаль. - А теперь в голосе собеседника проскользнуло разочарование. - Жаль, что я в тебе ошибся. Точнее, ошиблась Катя. Забудь, что я звонил.
   Ярослав, глядя на умерший телефон, растерянно похлопал ресницами, решая, разбить его сейчас, или пусть будет? Да что этот тип себе вообразил? Думает, что его не найдут? И что еще за фраза: "Жаль, что я в тебе ошибся. Точнее, ошиблась Катя"?
   И тут телефон снова зазвонил. Яр посмотрел на экран, и сердце сжалось от недоброго предчувствия.
   Игорь!
   - Яр? Слушай, я честно ничего не понимаю! Я только в туалет сходил...
   - Что с ней?! - Ярославу показалось, что он прокричал это в трубку, но на самом деле он едва смог это вышептать. - Что с Катей?!
   - Не, ну так-то она жива... - Неведомо как Игорю удалось его услышать. - Врачи уже успели откачать. Говорят, был приступ аллергической астмы. Ты только не волнуйся! Мне кажется это просто случайность.
   - Случайностей не бывает! - Яр уже тормозил машину. Запрыгнув в раритетные зеленые жигули, бог знает, какого года выпуска, он коротко сообщил водителю в очках пункт назначения, и принялся выпытывать у Игоря. - Кто-нибудь в палату заходил?
   - Да. Двое! Медсестра с уколами. Только я проверил все ампулы. Все четко по назначению. И подружка Кати. Они только говорили. И совсем недолго. Я на три раза прослушал записи с жучка. Ничего криминального. Обычный треп!
   - А где был ты? - Голос постепенно возвращался.
   - Вначале Катя меня сама выгнала, а потом я в туалет отлучился, и пришла ее подружка.
   - Ладно. Будь с ней. Не отходи. Я уже еду!
   Яр отключил телефон.
   Да что же не так с этой Катей Свечиной?
   А если Славян с Саней правы? Если кто-то устроил аварию десять лет назад, чтобы укокошить всю семью миллионера, но вышла незадача. Дочка осталась жива! Наследница!
   Может ее долгое время не могли найти? И вот нашли, а теперь пытаются завершить начатое?
   Тогда, кто такой этот Длинный? Если он и есть убийца, зачем ему помогать им? А ведь он уже дважды сообщил ему о грозящем нападении на девушку!
   Яр покусал губы, и тут до него дошло!
   - Он сообщал об опасности, когда нападения уже случились! - Не заметив, Яр выпалил это вслух, чем заслужил заинтересованный взгляд водилы.
   - Тоже детективы любите? Смотреть или читать? - Судя по здоровенным диоптриям, этот любил и то, и другое!
   - Что? - Яр попытался сосредоточиться на сказанном, но из головы не шел разговор с Длинным. - А. Да!
   - Так смотреть или читать?
   - Что?
   - Ну... смотреть любите, или читать? В сериалах конечно все ярко, но в книгах интимных моментов больше... Так, что вы любите? - Дядька с надеждой уставился в зеркало, ожидая ответа от пассажира.
   - Участвовать люблю! - Выпалил Яр, понимая, что посидеть в тишине и подумать не удастся. - Сначала торможу тачку, потом оформляю водилу под ДТП, и везу в больницу. Пусть догадаются, что я не добрый самаритянин, а маньяк со стажем! Давайте попробуем такую ролевуху? Уверяю, вам понравится!
   Когда до водилы дошел смысл сказанного, а особенно когда он припомнил цель маршрута, то испуганно икнул, вдавил педаль газа и как заправский "шумахер" очень ловко принялся лавировать по загруженной улице, не забывая поглядывать в зеркало на странного пассажира. А тот и думать забыл о болтливом водителе, и очнулся от невеселых дум, только когда машина лихо затормозила у ворот Горбольницы.
   - Сколько я должен? - Яр полез за бумажником, но водила замахал руками так, словно тот предложил сплясать стриптиз на крыше Жигуленка.
   - Нисколько! Совсем! Это - акция! Пятому пассажиру - бесплатно!
   Яр многозначительно поджал губы.
   - Круто! Ну, спасибо, чувак. Особенно за мобильность! - Он вышел из машины, и хотел было сказать что-то еще, но таксист стартанул с такой скоростью, что Ярослав только присвистнул. - И кто бы мог подумать, что эта развалина так может...
   К Катиной палате он подошел так быстро как только смог. Навстречу ему поднялся Игорь и прошептал.
   - Ну, наконец-то!
   Яр взглянул на Катю. Спит. Под глазами синяки. И снова капельница. Сердце кровью обливается, а еще варится в котле злости! Что за черт на нее охотится?
   - Как она? - Ярослав тоже шепотом спросил у Игоря. Тот пожал плечами.
   - Вроде получше. Спит. Как сняли приступ, так сразу и уснула. Яр, мне домой надо. Меня моя убьет. Уже пять раз звонила!
   - Иди. - Кивнул тот. - Я сам ее покараулю.
   - А на завтра приходить? - На всякий случай поинтересовался Игорь, уже стоя у двери.
   - А на завтра Саня сам решит, кого прислать. - Успокоил его Яр и только усмехнулся, когда Игорь расплылся в улыбке и тут же исчез за дверью. Правда, ненадолго. Пару секунд спустя он снова заглянул.
   - Забыл сказать. Катин разговор с подругой я переписал на диктофон. - Он кивнул на стол, где среди фруктов лежала пластиковая черная коробочка. - Послушай сам, может, чего интересного услышишь.
   И снова исчез.
   Яр подошел к кровати, долго смотрел в лицо мирно спящей девушки, наконец, сел в кресло возле кровати и взял диктофон. Подключил наушники и нажал кнопку. Счастливые девичьи голоса заполнили тишину:
   "- Нинка!"
   "- Катюха! Как я рада, что ты жива и почти здорова! Что случилось? Почему ты здесь? Рассказывай!" - Потребовал голос, принадлежавший посетительнице.
   Дальше Ярослав услышал то, что в принципе знал. Точнее то, о чем догадывался. О том, что произошло в день нападения на Катю. Как она после работы, получив зарплату, зашла к одной знакомой, которая была на больничном из-за ребенка, чтобы занести той честно заработанные копейки. А что еще можно заработать, сидя секретарем в замшелой конторке, где Катя работала менеджером по связям? О том, как задержавшись допоздна, позвонила подруге, и сообщила, что уже подходит к дому. О том, как из темноты к ней шагнули двое.
   Затем наступила тишина. Яр даже похлопал по диктофону, думая, что он отключился.
   "- И... кто, ты думаешь, за тобой охотится?" - Наконец послышался голос посетительницы. Яр услышал в нем неподдельную тревогу.
   "- Не знаю. А самое забавное, я совершенно не знаю зачем! Понимаешь, когда ко мне подошли те, двое, один из них предельно вежливо попросил меня не пугаться и пройти с ними, чтобы завершить какое-то дело. А когда он взял меня за руку, я почему-то безумно испугалась и закричала. Тогда второй и ударил меня ножом. Это сейчас все считают, что было простое ограбление, но кошелек-то не взяли! И деньги тоже! Мне кажется, что если бы я не закричала, а пошла с ними, все бы обошлось! И передоз с лекарством в больнице - не случайность! Меня хотят убить. И скорее всего это все дело рук тех, двоих". - Катя почти кричала. А вот подруга. Как там ее... Нина? Нина была сама спокойствие.
   "- Нет, тут совершенно нет логики! Ну, кто ты такая, чтобы для тебя нанимали киллеров? Сама же сказала, что твоя единственная родственница профукала все деньги твоего отца и тебе даже пришлось самой получать образование, подрабатывая поломойкой и живя в общаге. Зачем ты им? Кстати, а кто, ты говорила, тебя спас?"
   Хм... Яр выключил запись. Забавно! Наследница застройщика Свечина - банкрот? Но... как такое могло случиться? Если это так, тогда действительно нет смысла в том, чтобы ее убивать! Или... может она свидетель?
   Ярослав снова щелкнул кнопкой диктофона. Та-а-ак, что там у нас дальше...
   "- Их было двое! Один высокий. Он подошел, когда меня ранили, а потом подбежал второй. Ярослав. Я тебе о нем тоже рассказала. А потом, я потеряла сознание".
   Стоп! Что за бред?! Допустим, она видела Длинного. Но почему Катя утверждает, что тот подошел первым?! Ведь Яр мог поклясться, что когда он вошел в подворотню, кроме тех двоих и лежавшей на асфальте Кати никого не было! Значит, Длинный был с теми двумя? А потом? Спрятался? Что за бред!
   "- Знаешь, хорошо, что все вышло именно так. Если бы ты пошла с теми двумя, было бы еще хуже! И вполне возможно, тогда бы тебя никто не спас!"
   А интересно! Зачем нападавшим просить Катю куда-то с ними пойти? Прав Саня, девушку ранили после того, как она закричала. Но! Если она была нужна живой - зачем убивать? Или это был план "Б"?
   "- Возможно!" - В голосе Кати послышалась апатия. "- Нин, что-то я устала. Очень! Можно я отдохну? А ты приходи, когда захочешь!"
   "- Долго тебя тут будут держать?" - А вот посетительница, кажется, была огорчена, что придется уйти, но умело это скрыла.
   "- Не знаю. Врачи говорят, что еще рано говорить об этом".
   "- Ну, ты тогда отдыхай. И поговори с врачами! Как только будет можно уехать домой, только скажи! Я Ваську позову. Он тебя враз перевезет! Дома-то лучше!"
   Что еще за Васька? Кажется, Катя говорила, что они живут вдвоем.
   "- Ага. Лучше". - Почему-то неуверенно согласилась Катя с ее утверждением, и помолчала. - "Конечно, я скажу!"
   "- Вот и здорово! Чуть не забыла! Тут йогурты, яблоки, мандарины. Поправляйся!" - Послышался цокот каблучков, скрип кресла. Затем снова раздался голос Нины. "- Ну, как я? Зацени - духи "Молекула"! Хит продаж! Как тебе запах?"
   "- Супер!" - Послышалось вежливое покашливание.
   "- Еще бы! Васька подарил! Ладно, убежала я!" - Снова цокот каблучков, хлопнула дверь и дальше начался гам. Катя начала беспрестанно кашлять и хрипло дышать, Игорь что-то пошутил про акулу, потом крики, команды врачей, требование колоть антигистаминные препараты и нести кислород.
   Яр выключил диктофон и задумчиво посмотрел на Катю. Совпадение, или нет? Приступ начался тогда, когда Нина собиралась уходить и брызнула духами. Предыдущее нападение тоже спровоцировало тяжелейшую аллергическую реакцию.
   Но зачем Нине убивать соседку? Она же сама сказала что та - банкрот. Квартира съемная. Если Катя мешает ей жить с неизвестным Василием, так проще снять другую квартиру. Что-то не сходится! А может, у Кати приступы астмы случаются спонтанно? Из-за резких запахов, например? А если Нина не хотела спровоцировать приступ? Просто решила похвастаться новыми духами...
   Ладно, сначала надо поговорить с девушкой. Дождаться, когда она проснется и поговорить! А может и впрямь выкрасть ее из больницы! Дело Длинный говорил. Опять же, если он был в сговоре с нападавшими, зачем помогает? Или это ловушка?
   Понимая, что голова вот-вот лопнет, Ярослав придвинул брошенную в спешке на столе папку с документами и снова принялся ее просматривать.
   Один лист его заинтересовал. Судебный приказ постановляющий считать Галину Олеговну Свечину законным опекуном Кати до ее совершеннолетия. Интересно, где живет эта Галина Олеговна, и почему Катя с ней не общается? Или общается? Впрочем, если бы они общались, вряд ли бы Кате пришлось снимать квартиру, и, как сказала Нина, работать поломойкой, чтобы оплатить себе учебу.
   Яр внимательно посмотрел на фотографию опекунши. Красивое, надменное лицо. Такой палец в рот не клади... Откусит по локоть!
   Нет, надо все это выяснить. Не могла такая дамочка профукать Свечинские миллионы? Скорее приумножить... для себя, любимой.
  
  

Глава 12

  
  
   2006 год.
   Горбольница
  
   За неделю, проведенную в палате интенсивной терапии, Катя узнала о парне, так привлекшим ее внимание все. Ну, или почти все: палату, где он лежал, время, когда он бесцельно бродил по коридору или сидел на диване, читая книгу. Он словно ее не замечал! Она могла стоять в метре от него, но ни разу не заслужила его внимания. Парень если и поднимал на нее взгляд, казалось, будто он смотрит сквозь нее. Словно она невидимка!
   Первое время девушка невероятно смущалась их случайных встреч. Завидев выходившего из палаты паренька, Катя со всех ног бросалась прочь, а после выглядывала из-за кадушки с деревом, из-за приоткрытой двери или из-за угла, с жадностью наблюдая за ним.
   А ночью она до утра лежала в своей одиночной палате разглядывая потолок и думая об этом черноволосом незнакомце, таком невероятно красивом, воспитанном и таком странном!
   Она даже попыталась узнать у медсестры, как зовут этого парня, но заслужила лишь обидное подмигивание.
   - Что, влюбилась? Тебе сколько лет-то, чтобы вешаться на такого взрослого? Еще, наверное, думаешь что...
   Дальше Катя не смогла вынести надуманные обвинения и бросилась по коридору. Сперва она хотела спастись бегством и затаиться в палате, но заметив таинственного незнакомца, вышедшего в коридор вместе с невысоким пареньком, последовала за ними.
   Наконец Катерина остановилась за деревом, с жадностью глядя, как молодые люди сели на диван спиной к ней и принялись смотреть идущий по телевизору фильм. Причем приятель черноволосого о чем-то не затыкаясь говорил, время от времени переходя на хриплый смех, а тот, кого Катя в тайне назвала Цыганом, из-за его смоляных, до плеч, волнистых волос, выразительных бровей, и длинных ресниц, теперь задумчиво смотрел на экран, но кажется не видел того, что там происходило. Как впрочем, наверняка не слышал и то, о чем ему говорил его товарищ.
   Вдруг Цыган обернулся и внимательно посмотрел прямо на Катю. От неожиданности она замерла, чувствуя как мгновенно стали ватными ноги. Не убежать, ни пошевелиться. Она только и могла, что стоять и, не отрываясь, смотреть на него.
   Внезапно магия закончилась. Парень отвернулся. Но Кате показалось, что прошли века, прежде чем тот, отвел от нее взгляд и снова равнодушно уставился в телевизор. На негнущихся ногах она доплелась до своей палаты, распахнула дверь и остановилась, глядя на высокую, худощавую женщину, хозяйничающую на ее столе.
   Обернувшись, она коротко кивнула и недовольно поджала губы.
   - Здравствуй, Катерина. Я принесла тебе фрукты, новый халат и тапочки. Больничные надо будет завтра сдать. - Женщина побуравила ее взглядом и вновь принялась уставлять стол всякими бутылочками с йогуртами, коробками с соками и сетками с фруктами.
   - Спасибо... э-э... теть Галь. - От такой неожиданной встречи Катя даже думать забыла о том, что сейчас с ней произошло. - А вы чего тут? Папа попросил, да?
   Тетка снова обернулась к ней и холодно уставилась. Точно змея на кролика.
   - Ты действительно сильно пострадала в аварии, или просто издеваешься? - Она сделала шаг к Кате, а та, почувствовав нешуточную панику, принялась отступать. - Сколько тебе можно говорить, объяснять, что вся твоя семья погибла? Я не знаю, что произошло в доме моей матери, но больше чем уверена - это ты причастна к тому, что произошло! Поэтому, давай договоримся. В силу обстоятельств, я теперь твой опекун. Я обещаю тебе достойную жизнь и образование. Но! В ответ на это, я очень прошу тебя забыть о том, что было! Теперь нет ни папы, ни мамы, ни бабушки. Есть только ты и я. Я требую - ты подчиняешься! - Она подошла вплотную и не мигая, уставилась Кате в глаза. - Ты меня поняла?
   Та быстро закивала, и кое-как выпалила.
   - Д-да.
   - Отлично! - оценила тетя. - Теперь запомни. Я буду приезжать к тебе по пятницам, до тех пор, пока тебя не выпишут. Стану привозить фрукты, соки и прочее. Надеюсь, тебя это устроит?
   - Д-да. - Снова кивнула Катя, в тайне радуясь, что их встречи не будут происходить ежедневно.
   - Вот и славно. - Одними губами улыбнулась тетя Галя, развернулась и, не прощаясь, вышла из палаты.
   Катя даже выглянула следом, ожидая, что она вернется, но тетя уверенным шагом направилась к лестнице и вскоре скрылась из виду.
  
   В тот вечер Катя впервые осознала, что осталась одна в этом мире.
   Тетя не в счет! Девушка просто чувствовала, как та ее ненавидит! Или презирает...
   В тот вечер Катя впервые не пошла на ужин.
   Зарылась в подушку и дала волю слезам, оплакивая близких, ушедшее детство и беззаботную, счастливую жизнь. Может быть, она так бы и проревела до утра, если бы не настойчивое царапание. Сперва Катя решила, что в окно стучат ветки, вот только этот сентябрьский вечер был на удивление тихим и теплым. Подумав, она все же спрыгнула с кровати и бесшумно пробралась к двери. Постояла, прислушиваясь, и шепотом спросила.
   - Кто там?
   Царапание прекратилось.
   - Я. - Раздался в ответ тихий голос. - Открой!
   - Кто - я? - На всякий случай уточнила Катя, но не стала дожидаться ответа и потянула за ручку двери. Каково же было ее изумление, когда за дверью, в коридоре, освещенном приглушенным светом ночников, она увидела предмет своих мечтаний с тарелкой каши в руках и стаканом компота.
   - Привет! - Так же шепотом поздоровался он и белозубо улыбнулся. - Можно?
   Катя в ответ только кивнула и посторонилась.
   - Это хорошо! - Продолжая улыбаться, парень поставил ужин на краешек стола, не смущаясь, уселся на кровать и интимно пожаловался. - Если меня здесь застукает баба Соня, тут же вызовет охрану или посадит в подсобку до утра. Если честно, то я ее боюсь.
   - Что, правда? - Катя от таких новостей только похлопала глазами и опустилась рядом с кроватью на стул. Она много раз представляла, как он подойдет и заговорит, но ни за что бы не подумала что их первая беседа будет об уборщице, а по совместительству ночной нянечке бабе Сони.
   - Нет! Не посадит и никого не вызовет. - Тихо рассмеялся гость. - Но не потому, что она так никогда не делает. В глубине души она форменный диктатор. Просто, ее теперь часов до трех не дозовешься. Сейчас по телевизору показывают какую-то жуткую мелодраму.
   И кивнул на тарелку.
   - Ешь! Ты чего сегодня в столовую не пришла?
   Катя пожала плечами и указала на заполненный гостинцами стол.
   - Да вроде как не голодная.
   - Родственники приходили?
   - Ну... можно и так сказать... - Катя грустно усмехнулась и пересела на кровать.
   - А ко мне никто не приходит. - Парень поднялся, уступая ей место у стола. Постоял и снова сел рядом. - Хотя... - Он задумался. - Наверное, было бы странно, если бы приходили.
   - У тебя никого нет? - Катя и думать забыла о еде. Еще бы! ОН и так близко!
   - Наверное, нет. - Гость задумался, и взглянул на девушку. - Как и у тебя?
   - Почему ты так думаешь? - Тут же вскинулась Катя, не собираясь демонстрировать кровоточащую рану даже ему. Может быть, потом, если сложится... - Ты же видишь все эти вкусности. И халат новый и тапочки...
   - Вижу. Как и то, что все это было куплено, потому что должно. Все это пахнет обязанностью, а не заботой. Понимаешь, о чем я? - Он посмотрел ей в глаза, и спорить расхотелось.
   Катя кивнула. Взяла яблочный сок, и открыла.
   - Будешь?
   Тот кивнул.
   - Давай! Сок, даже из чувства необходимости, неплохо пахнет.
   А дальше время пролетело незаметно. Парень рассказывал ей интересные истории. Сон испарился, а вместе с ним и горечь потери. Возможно, эта встреча была необходима Кате, чтобы пережить боль. А чувство, что прочно поселилось в сердце, заставило ее вновь хотеть жить.
   Наконец, когда приближающийся рассвет посеребрил небо, парень поднялся.
   - Мне пора. Тебе нужно поспать.
   - А тебе? - Катя спрятала в кулак зевоту. - Не нужно?
   - И мне. Тоже. - Он поднялся. - До завтра.
   - Подожди... - Катя спрыгнула с кровати и подбежала к нему. - Как тебя зовут?
   Парень отчего-то помедлил с ответом и настороженно улыбнулся.
   - Зачем тебе?
   - Ну... должна же я тебя как-то называть? - Катя удивленно нахмурилась.
   - Мы с тобой всю ночь не обращали внимания на имена. - Вдруг заявил гость. - Так давай будем свободными и дальше.
   - Но это удобно! - Не сдавалась Катя. - Или... я буду звать тебя Цыган! Ты очень похож. На Цыгана... Согласен?
   Парень поджал губы, раздумывая, и снова улыбнулся.
   - Мне нравится! Тогда... до вечера? Катя...
   И вышел.
   Катерина на секунду опешила и выбежала следом.
   - Вообще-то, так не... - Она оглядела пустой коридор и тихо закончила. - Не честно...
   Она точно знала, что палата Цыгана находится в другом конце коридора, и чтобы добраться туда, ему понадобилось бы больше времени, чем те мгновения, что она раздумывала над его ответом.
   Странно все это...
   Но заморачиваться этими странностями Катя не стала, потому что была невероятно, абсолютно счастлива.
   Он знает ее имя?
   Он знает ее имя!!!
  
   Следующий день начался со странностей.
   Катюша проснулась ближе к двенадцати и что самое замечательное - ее никто не будил! Медсестра, заглядывавшая к ней ровно в девять, конечно же приходила, о чем говорили разноцветные пилюли, вот только не растолкала пациентку, а попросту оставила таблетки на столе. А вот тарелка с остатками каши и стакан исчезли. Как будто и не было вчерашней встречи.
   Надев новый халат и тапочки, Катя тщательно застегнула его на все пуговицы, повертелась перед зеркалом и, расчесав порядком отросшие волосы, выпорхнула за дверь.
   Медлительные пациенты лениво бродили по коридору, сидели на креслах, тихо беседуя, играли в настольные игры и без интереса смотрели телевизор в ожидании обеда. Для больницы завтрак, обед и ужин - самые важные события, делящие день пациентов на равные части.
   Так было и для Кати. Да вчерашнего дня. А теперь все изменилось! Тут стало чудесно. Столько всего! Столько людей! Столько интересного!
   Катя два раза прошла по коридору. Заглянула в зал с рыбками и с телевизором. Цыгана не было. Скорее всего, он еще спит, и волноваться не о чем, но Катя не могла думать, ни о чем, кроме встречи с ним. Как отреагирует на ее "привет"? Как посмотрит?
   И, в конце - концов, надо узнать, как его зовут!
   Наконец, долгие полчаса прошли, и из столовой появилась девушка в фартуке.
   - Обе-е-ед! Проходите на обе-е-ед! - Пробасила она, и для убедительности ударила поварешкой о здоровенную алюминиевую крышку.
   Точно дожидаясь этого сигнала, народ ожил и обрадовано повалил в распахнутые двери. Катя подождала, когда все скроются за дверями, но Цыгана так и не увидела. Неужели все еще спит?
   Борясь с навалившимся волнением, она миновала двери столовой и бросилась к его палате. Постояла, прислушиваясь к царившей за дверью тишине, наконец, набралась смелости и постучала. Не дождавшись ответа, толкнула дверь и заглянула. Никого! Четыре кровати были пусты!
   Неужели она его проглядела?
   Закрыв дверь, она развернулась, чтобы уйти, и нос к носу столкнулась с Цыганом.
   - Ой! Привет!
   - Угу. А твое приветствие не подразумевает, что я должен со всех ног броситься бежать от тебя куда подальше? Мне кажется, ты именно так реагируешь на "привет". - Тот прищурился, с насмешкой разглядывая его серыми глазами. Черные кудри были влажными и всклоченными, словно он только что помыл их в раковине.
   - Что? - Катя растерянно поморгала. О чем он говорит?
   - Чем обязан, спрашиваю? - Парень так обреченно вздохнул, словно ее присутствие рядом, раздражало его больше всего на свете.
   - Там... я... а там... - Девушка вдруг поняла, что захлебывается в словах, в мыслях, и... слезах! Боже, как же унизительно! Зачем она только пришла сюда!
   Наконец она смогла выдавить:
   - Там... обед! Тебя ждут. - И со всех ног бросилась прочь, размазывая по щекам слезы. Бежать! Куда угодно! Только, чтобы не видеть его удивленный взгляд и растерянную полуулыбку. Чтобы в очередной раз не убеждаться в том, какая она дура!
   В тот день она почти не выходила из палаты. Во-первых, было невероятно, невообразимо стыдно и оттого больно за произошедшее. А во-вторых, она не хотела снова видеть его. Его взгляд, то внимательный, то равнодушный. Его улыбку, то ласковую, в которой хотелось утонуть, то холодную, жестокую, похожую на волчий оскал.
   Взяв книгу, она закуталась в одеяло и попыталась вникнуть в написанное, но мысли, то и дело убегали в прошлое, выстраиваясь в цепочку. Каникулы, чердак, тетрадь, обряд, пожар, авария, больница, Цыган. Неужели он и есть ее исполнившееся желание? Тогда, почему он так себя ведет? То смотрит на нее так, словно хочет запечатлеть образ в сердце, то старается сделать больно.
   Почему?!
   В конце концов, окончательно запутавшись в круговороте мыслей, Катя сама не заметила, как задремала, так и не выпустив из рук книгу.
   - Вашингтон Ирвинг... Хм... Новеллы... Мне нравится его мнение о мире мертвых. В некоторых новеллах даже довольно-таки все реалистично описано. Гм... На мой взгляд...
   Голос путался в паутине сна.
   Голос не хотел оставаться тут.
   Он звал ее с собой. Туда, где была жизнь. Туда, где ее ждала неповторимая ночь... Еще одна ночь с НИМ...
   Распахнув глаза, Катя посмотрела на нависающего над ней парня, на его четкий профиль, расцвеченный только оранжевым светом уличного фонаря. Ей даже на мгновение показалось, что глаза его, хоть и скрытые в тени, отражают этот оранжевый свет.
   - Привет! - Не отводя от девушки взгляда, он улыбнулся. Легко и немного застенчиво. И Катя тут же забыла обиду и сомнения.
   - Привет...
   Он сел рядом и весело кивнул на стоявшую на краешке стола тарелку.
   - Ты опять не пришла вечером в столовую. Эта запеканка и какао тебе! И не благодари! Мне совершенно не трудно работать твоим официантом. Но, к слову, где мои чаевые?
   И снова в душе зашевелилась обида.
   Нет, ну это уже ни в какие ворота! Сперва смотрит, как на врага народа, а потом, видите ли, он готов работать для нее даже официантом! Ради чаевых?
   - Тебя на каких таблетках держат? - Катя спустила ноги с кровати и села. - После того, что ты мне сегодня наговорил, тебе никогда не видать от меня чаевых!
   - А-а... м-м.... - Цыган задумчиво поворошил вихры, и цапнул Катю за руку. - Да... я не хотел тебе говорить... Но, ты права. После аварии... Травма головы. Раздвоение личности. Ничего страшного. Просто... для меня сейчас это две разных жизни: та, что начинается с восходом солнца, и та, которой я живу после заката. Я не сказал тебе вчера, но... лучше нам днем не пересекаться. Я все равно тебя не вспомню.
   Раздвоение личности?! Ну... по крайней мере это хоть как-то объясняет его перепады в настроении. Радует, что не шизофрения...
   - Согласна?
   - С удовольствием! - фыркнула Катерина. - Дневной ты мне совершенно не понравился!
   - Да... - Глубокомысленно покивал Цыган. - Мне он тоже не понравился. Дурак - дураком! Кстати, пойдем. Уже все разошлись по палатам. Самое время!
   - Куда ты меня ведешь? - Катя, довольная, что все объяснилось, натянула тапочки и поспешила за ним.
   - Тсс... Пойдем. - Он первым выглянул из палаты, и, не заметив никого, стиснул ее руку, и повел за собой. Вскоре они скользнули в полумрак зала, где стоял, подсвеченный мертвенным светом, аквариум. - Садись.
   Он кивнул на подушки, предупредительно разложенные на полу. Дождался, когда опустится Катя, уселся сам, и указал пальцем на маленькую черную рыбку, почти сливающуюся с камушками, лежащими на дне.
   - Смотри. Моя любимица. Очень редкий вид Амазонских цихлид. Называется - Мelamori.
   - У нее глаза белые. - Катя прижалась к стеклу, разглядывая бурную ночную жизнь аквариума.
   - Они не белые. Точнее, они не только белые. Они могут быть черными, желтыми, синими, зелеными и даже красными. Все зависит от освещения. - Он взглянул на девушку, и подвинулся. Так близко, что Катя почувствовала его дыхание и его тепло, от которого стали ватными коленки, а сердце необъезженным скакуном бросилось в галоп. - Но это неважно. Эта рыбка полностью оправдывает свое название. Смотри.
   Цыган ловко поймал незамеченного Катей таракана, и бросил в воду. Черная кроха с невероятной скоростью стартовала со дна, и в следующую секунду о печальной судьбе таракана, напоминало лишь одиноко плавающее на поверхности крылышко.
   - Фу-у-у! Здесь обитают эти твари?! - Катя вскочила.
   - Успокойся. Их на самом деле тут почти нет. Я уже неделю их подманиваю крошками, и только три пожаловали на обед! - Парень поднялся вслед за ней.
   - Три?! - Пискнула Катя, подозрительно оглядываясь по сторонам.
   - Тсс! Успокойся, было три, но уже ни одного! - Прижав палец к губам, он повел Катю на диван. - Только прошу, тихо. Хорошо?
   Девушка кивнула и уже шепотом вернулась к разговору.
   - А как переводится название этой рыбки?
   - Черная смерть. - Парень вновь мечтательно взглянул на обитателей подводного мира. - Крошечная, почти незаметная, может мгновенно поглотить рыбу больше себя в несколько раз. Стремительная, ее приближение невозможно отследить, как и саму смерть. Но... Некоторых рыб она не ест.
   - Тогда она не оправдывает своего названия. Смерть ест всех! - Катя тяжело вздохнула, вновь вспомнив невеселые мысли.
   - Теоретически - да. Но, к некоторым людям, даже смерть благосклонна. Как в отношении тебя и меня. - Цыган придвинулся, тревожа Катю взглядом. Здесь, при мертвенном свете неонового освещения, его глаза показались ей иссиня черными. Может и впрямь все дело в освещении?
   - Лучше бы она не была благосклонной... Тогда я бы не чувствовала себя виноватой. - Катя снова вздохнула. Опустила глаза, чтобы он не видел навернувшихся слез, но Цыган, как нарочно, приподнял пальцами ее подбородок, и коснулся мокрой дорожки.
   - Тогда мы бы с тобой не встретились.... Не надо жалеть о тех, кто стал свободен. От выбора и страха.
   - Знаешь... - Катя несмело улыбнулась, наслаждаясь теплом его руки. - Когда я была в коме, мне приснился сон. Там был ты. И ты сказал мне почти такие же слова, только гораздо короче.
   - И что же я сказал? - Глаза парня чуть прищурились.
   "Странно, а теперь кажется, что его глаза полностью черные". - отметила про себя Катерина.
   - Ты сказал: "Еще не время. Живи".
   - Сон в руку! - Кивнул тот, обнял Катю за плечи и притянул к себе. Вот так. Легко и просто. Как будто они были знакомы лет сто...
   Или больше?
   Катя потерлась щекой о гладкую ткань рубашки, с наслаждением вдохнув запах дождя, осенних костров, и... почему-то сладкий аромат дыма пряных, напоенных солнцем сигар.
   Как же тебя зовут?
  

Глава тринадцатая

  
   - Как тебя зовут? - Не открывая глаз, Катя провела ладонью по груди лежавшего рядом мужчины, на ощупь коснулась небритой щеки, исследовала прямой нос, высокий лоб, укололась о короткий ежик волос и окончательно проснулась. Приподнялась на локте, во все глаза разглядывая своего спасителя. - Черт! Что ты тут делаешь?!
   - Сплю! - Яр зевнул так, что едва не вывернул челюсть, и с силой потер глаза. Поднялся и сел на кровати. - А какой час?
   Не дожидаясь ответа, взял со стола телефон и сам себе ответил.
   - Уже полшестого утра. Ничего вы спать, Катерина Пална!
   - Имею право! - Тут же возмутилась та. - И право спать в кровати одна - тоже имею!
   - Да кто бы спорил! - Хмыкнул Ярослав, подумал и снова завалился на кровать. Благо широкая. По последним технологиям!
   - Стоп! Ты не ответил мне на вопрос! - Но Катя была непреклонна.
   - На какой? - мурлыкнул спаситель, разглядывая ее таким откровенным взглядом, что у Кати от смущения тут же заныл раненый бок.
   - Какого черта ты тут делаешь?! - Выразительно и с удовольствием произнесла она едва ли не по слогам.
   - Если конкретно в твоей палате - сторожу тебя от твоих молекулярных подружек, которые вчера чуть не довели тебя до анафилактического шока. - Ярослав приподнялся на локте, медленно скользнул взглядом по изгибам ее тела, прикрытого одеялом и снова уставился в глаза.
   - А если конкретно в моей кровати? - Катя уверенно выдержала взгляд его светло серых глаз, не обращая внимания на вспыхнувшие жаром щеки.
   - Это объясняется еще легче. Сплю. К сожалению, в твоей палате больше нет свободной койки, а спать каждую ночь в кресле, перебор даже для меня! - Он вдруг шкодно подмигнул и серьезно поинтересовался. - Как самочувствие?
   Катя дернула плечом.
   - Вполне. Шов почти не кровит. Лечащий врач сказал, что меня заштопали на славу, все заживает, а внутренние швы рассосутся сами. А еще он сказал, что выписал бы меня уже к концу этой недели, но его настораживают мои аллергические реакции. - Она вдруг усмехнулась. - Вот только, если честно, у меня никогда не было аллергических реакций! Хотя... помню, как однажды еще в школе начала задыхаться на уроки химии, во время опытов. Но с тех пор, больше ни разу не было. Странно, правда?
   - Не то слово... - Ярослав задумчиво покусал губу и сел. - Катюш, расскажи мне о своей жизни после аварии. Ты ведь жила с тетей? Какая она была? Почему ты уехала? И если у нее все средства твоей семьи, почему ты не заберешь их?
   - Зачем тебе? - нахмурилась Катя. Точно иголками ощетинилась. Сидит, смотрит недоверчиво.
   - Потому что хочу тебе помочь. - Яр улыбнулся. - Она ведь могла сделать так, чтобы ты лишилась всех накоплений, квартир, ну... что там еще тебе должно было принадлежать?
   - Нет! Что ты. Тетя была строгой и жила очень скромно. У меня, конечно, было все необходимое, но не более того. - Тут же встала Катя на защиту родственницы.
   - Тогда, как случилось так, что ты стала банкротом? - прищурился Яр.
   Катя на мгновение замешкалась.
   - Я... М-м... - И быстро произнесла. - Так получилось. Понимаешь...
   - Только не ври мне! - остановил ее Ярослав. - Если хочешь чтобы я оберегал твою жизнь, мне нужна правда. Ты ведь и сама понимаешь, что тебя кто-то очень хочет убрать! Не из-за твоих же прекрасных глазок! Почему сказала Нине, что ты банкрот? Почему жила в общаге, сама оплачивала образование и подрабатывала уборщицей? Почему искала соседку, чтобы снимать квартиру на двоих? У тебя действительно нет денег?
   - Да! - Выпалила Катя и сжала виски. - И нет! Ничего с наследством не случилось! Вот только я не стала вступать в законные права. Тетя всегда винила в случившемся меня, и после выпускного я сбежала. Мы с ней в очередной раз сильно поссорились. Я решила все оставить ей и перед тем как уйти, написала дарственную. А еще записку, в которой сообщила, что уехала в Санкт-Петербург к подруге поступать в институт. И попросила не искать.
   - На самом деле в Питер ты не поехала. Осталась в городе. А всем говорила, что ты обычная девчонка-провинциалка?
   - Я просто не хотела, чтобы меня уважали из-за моего наследства. Тем более, что никакого наследства у меня больше нет. Если тетя меня за все это время не нашла, значит ей понравилось мое пожертвование. - Катя грустно усмехнулась.
   - Или нет... - Яр почесал порядком заросший подбородок.
   - В смысле...? - Девушка даже попыталась сесть. Охнула, прижала рукой бок. Покривилась.
   Яр бросился к ней. Придержал за спину.
   - Не надо! Лежи!
   - Я больше не могу лежать! - Улыбнулась она ему, и вдруг коснулась щеки.
   Черт! Надо было вчера побриться!
   - Ну, марафон бежать тебе пока рано! - усмехнулся он, пытаясь скрыть смущение. Сгреб своей лапищей ее холодные пальчики. - Еще пару дней. Пожалуйста!
   - А потом? - Она не отняла руку. Более того, второй рукой провела по носу, по лбу и запуталась в густой короткой стрижке.
   Еще и голову помыть надо было!
   - Потом я тебя отсюда заберу. Может даже завтра. А сегодня мне нужно съездить к твоей тете. - Ярослав сделал над собой усилие, стараясь не разомлеть от нежных пальчиков, так по-свойски исследующих его довольно потрепанную за эти дни внешность, и поднялся. - Скажешь мне ее адрес?
   - Зачем? - Словно очнулась девушка. Испугалась. - Не надо! Я не хочу, чтобы она знала, где я живу! Не хочу!
   - Я и не собираюсь ничего говорить. Просто съезжу, выясню, что она знает о тебе, да и вообще. Не нравится мне все это!
   - Ты о нападениях?
   - Именно! - Он снял с крючка пиджак и плащ. - Зачем кому-то тебя поджидать ночью, с просьбой уладить дело? Какое дело? Зачем кому-то твоя смерть, если не для получения Свечиных миллионов?
   - Но тетя...
   - Вот я все и узнаю. Диктуй адрес.
  
   Оказалось, что тетя с племянницей наплевали на роскошный особняк в центре северной столицы, и поселились в небольшом городке под названием Бердск. Как тысячи в стране. Работы нет, перспектив тоже. Вот и едет молодежь в мегаполисы, оставляя такие городки на сонное, безрадостное существование.
   Ярослав потратил на дорогу пять часов. Три часа на электричке, да еще автобусом. Тетушкины пенаты находились за городом. Поблудив еще с час, Ярослав наконец-то встретил возле местного магазинчика женщину с авоськами, которая знала, где жила Галина Свечина. И даже проводила до забора.
   - Вот только она год как умерла. Сердце. - Напоследок заявила добрая самаритянка, сперва досконально вызнав, кто такой Ярослав и чего его занесло на этот край географии. - А все из-за этой, своей племянницы, прости господи. Которую вы ищете. Она уже давно отсюда умотала. Только сначала угробила всю родню, потом и тетку довела. Вот. Тут они жили!
   Ярослав смерил взглядом высоченный забор из кирпича, огораживающий двухэтажный коттедж. А ничего так тетя... действительно смогла хорошо вложить миллионы племянницы.
   - Так если она умерла... Что мне делать в пустом доме? - Он посмотрел на женщину. Та только замахала руками.
   - Идите! Там экономка с дочкой живет. А куда им деться? Говорят, что Свечина ей подруга хорошая была. Все равно пока наследники не объявятся, ничего им не грозит.
   - Наследники это... - Ярослав сделал выразительную паузу. - Ее племянница Катерина Свечина?
   - Ну, а кто еще? Органы были тут. Говорят, ищут. В погибших не числится. Значится, скоро найдут.
   Поблагодарив проводницу, Ярослав позвонил в звонок и стал ждать. Почти сразу же сверху раздалось жужжание. Он вскинул голову и уставился в стеклянный глаз камеры. Даже так!
   Улыбнулся и для важности достал из пиджака корочки МЧС. Почти сразу же щелкнул замок и дверь открылась.
   Вот что за мания у граждан? Если корочки - значит, открываются любые двери! А то, что эти корочки сейчас на любом углу себе нарисовать можно, даже в голову не приходит.
   Шагнув во двор, Яр огляделся и едва не присвистнул. Зеленый газон даже в эти сентябрьские дни! Рядом с домом беседка с мангалом, скамьями и столом. В дальнем углу огромного двора уже закрытый на зимовку бассейн.
   - Добрый день. - Входная дверь распахнулась и ему навстречу выкатилась инвалидная коляска, с сидевшей в ней крошечной женщиной. - Я - Маша. Я гувернантка. Ну и подруга Гале. Была. Дочь за продуктами поехала. Мне наказала никому не открывать, но я же вижу, вы человек порядочный. - Женщина светло улыбнулась. - Вы из полиции?
   Да... Бывают же люди, которым даже ради пользы дела не хочется врать. Ярослав проглотил заготовленную заранее версию, и только качнул головой.
   - Нет. МЧС. Но я тут по личным делам. Хотел встретиться с Галиной Олеговной. Даже не знал, что она умерла. - Он помолчал. - А как она погибла?
   Маша тут же часто-часто заморгала, прогоняя непрошенные слезы и полезла за платком.
   - Долгая это история... Пойдемте лучше в дом. А то, кажется, дождь начинается. А я вас круасанами угощу. Всю жизнь хотела во Франции побывать. Не получилось. Но кухню знаю в совершенстве. Двенадцать лет поваром отработала, пока Галя не позвала ей помочь.
   Ярослав вошел в дом и жадно потянул носом, наслаждаясь запахом свежей выпечки. А еще запахами трав, кофе и ванилью.
   В этом огромном особняке не было пусто и неуютно. Наоборот! Словно приехал в гости к горячо любимой бабушке! Хотя у него никогда не было бабушки, но... наверное он чувствовал бы себя так же!
   Пройдя вслед за Машей в небольшой уютный зал, где в довершении к идеальной картине, потрескивал свежими смоляными дровами небольшой каменный камин. В такой дом на рождество бы приезжать. А лучше жить, не волнуясь о завтрашнем дне. Вместе с любимой...
   - Садитесь! - Маша указала на кресло-качалку с пледом, уютно примостившееся у столика, на котором стоял большой кофейник с чашками и целое блюдо с круасанами. - Наливайте. Кофе только что сварила. Сахар берите.
   Она подъехала с другой стороны стола, с умилением глядя на гостя. Ну точь в точь родная бабушка!
   - Так что вы хотели узнать о Гале? - Снова заговорила она, когда Ярослав налил в чашки кофе и не дожидаясь хозяйку, уминал уже третий круасан.
   - Я бы хотел узнать все о ее смерти. Понимаете, у Галины была племянница. Катя.
   - Да... Бедная девочка... - Маша снова всхлипнула. - Я говорила Гале, чтобы она ее отыскала, но та была гордячкой. Всегда твердила - раз хватило ума уехать, хватит и прожить. А не хватит - вернется!
   - Я - друг Кати. - Ярослав отложил надкусанное лакомство, понимая, что разговор предстоит серьезный. - И на нее сейчас идет охота. Уже три раза было совершено покушение. Официально один раз, но она могла погибнуть уже раза три.
   - Ой, божечки! - Маша перекрестилась. - Значит, вы приехали узнать, о Кате, а не о Галине?
   - Я приехал узнать обо всем! - Яр уставился ей в глаза. - Расскажите, как и почему умерла Галина. Она ведь не была старой!
   - Ей исполнилось сорок. Только сердце побаливало. - Маша помолчала, собираясь с мыслями, и принялась рассказывать. - Все дело в этих... девицах! Мошенницах! Как только миллионы брата ей достались, так сразу стали названивать. А одна так даже в гости заявилась! Чуть больше года назад. Здравствуй мама вот и я! Ну, конечно сердце у нее и не выдержало. Два месяца в коме пролежала, да так и ушла, не приходя в сознание.
   - Стоп! - Яр подумал и снова налил кофе. - Какие девицы? Что за "здравствуй мама"?
   - Так вроде как дочь ее приходила. А вы не знаете? - Маша всплеснула руками, и со страстью завзятой сплетницы, заговорила. - Дело в том, что когда Гале было всего семнадцать, она влюбилась в шофера своего отца. Олег Викторович был очень влиятельный человек и эту порочащую связь дочери прервал на корню. Вот только не сразу узнал. Потом выяснилось, что Галя на четвертом месяце. Ну, отец дочь под арест. Образование на дому. Гувернантку. То есть меня. Я ведь тогда только окончила высшие поварские курсы, а устроиться на работу без практики всегда трудно, будь хоть семи пядей во лбу! Вот и пошла. Оплата хорошая. Мы с Галей сдружились. Она все мне и рассказала. А когда пришло время родить, в больницу ее не повезли. Позвали врачей. Родилась девочка. Я сама видела. Но пока Галя отдыхала, с ребенком что-то случилось. Акушерка сказала, что ребенок просто перестал дышать. Помню, как показали безжизненное тельце. Как Галя кричала, плакала... тоже помню.
   Маша замолчала. Долго утирала слезы и вдруг зло закончила.
   - И после этого, хватило же наглости заявить что она - ее дочь!
   - Подождите! - Ярослав начал прозревать. - Год назад к ней пришла девушка и сказала что она ее дочь?
   - Именно! Я это слышала! Говорит, мама, я долго тебя искала. Я живая. А самой на вид лет восемнадцать. Накрашена так, вызывающе. А главное, на Галю вот ни капли не похожа!
   - А описать получится? - Яр достал блокнотик. Рисовать может и не умел, но записать-то сможет!
   - Да чего описывать? Волосы черные. Каре. Глаза, правда, светлые, но это ни о чем не говорит. Ярко накрашенные. Нос курносый, маленький ротик, подбородок острый. Сама невысокая. Метр шестьдесят, не больше.
   - Угу. Ясно. И что дальше? Галина Олеговна ей не поверила?
   - Да как поверить-то? - воскликнула Маша. - Она же сама видела свою девочку бездыханной. Она ее оплакала. И замуж не выходила чтобы снова все это не пережить. Грешила на свое больное сердце. Говорила, что наследственное. А тут - нате вам!
   - А потом?
   - Выгнала она ее. Еще тогда охранники тут жили. Взашей вытурили. А эта бестия еще и визжала, когда ее на улицу выпроваживали. Как сейчас помню! Говорит, ну мамуля, ты еще пожалеешь! Сдала, говорит, меня в детдом, и жируешь, пока меня там все кому не лень шпыняли! Ой, - Маша покачала головой. - У здорового бы человека сердце не выдержало, после такого-то.... В тот же вечер ей плохо стало. Она мне только успела, документы передать на дом и на все наследство Кати. Квартиры, счета, машины, фирма. А потом ее в больницу увезли. И все....
   Маша снова всхлипнула.
   - А вы точно уверены, что ребенок Галины был мертв? - Яр выпил залпом остывшее кофе. Что-то тут вообще не так! - Ну... я к тому, что, есть снотворные препараты и все в таком роде.
   - Вы что?! - охнула Маша. - Ее отец, конечно, был строгим и властным человек, но даже он бы не отказался от собственной внучки!
   - Да... - Ярослав виновато улыбнулся. Поднялся. - Что-то я ляпнул, не подумав... Спасибо, что рассказали все это. Кате это нужно узнать. Она считает, что тетя злится на нее за... за аварию.
   - Нет, конечно! Она ее любила. Все-таки родная кровиночка.
   - Кстати, я слышал, что у Гали с братом были натянутые отношения. А почему?
   - С чего вы взяли? - улыбнулась Маша. - Просто Павел вместе с отцом вел семейный бизнес, а когда того не стало, взял все в свои руки. Он был очень занятой человек, а Галя, после трагедии, переехала сюда. Не до частых встреч, так сказать...
   - Так этот дом она построила не на деньги Кати? - Яру было очень стыдно спрашивать это у открытой и добродушной Маши, но и не спросить он тоже не мог.
   - Да с чего вы взяли? - удивилась та. - Этот дом принадлежал семье Свечиных с давних пор. Раньше это было их семейное гнездо. Первый дом, который построил для своей семьи отец Гали и Павла. Потом они перебрались в мегаполис, а дом так и остался. Тут и море недалеко.
   - Все понятно. Спасибо, что уделили мне внимание. - Попрощался Ярослав и направился к выходу.
   - Подождите! - Маша окликнула его, когда он уже был у двери. - Вот. Галина очень просила меня передать это Кате, если она появится. Не сочтите за труд!
   - Хорошо. - Ярослав взял плотный сверток и вышел под моросящий дождь. - Не провожайте!
  
  

Глава четырнадцатая

  
   2006 год.
   Горбольница
  
   Наступил октябрь. Тетя оказалась верна своим словам. По-прежнему приезжала по пятницам, привозя вкусностей на неделю. В эту пятницу ее почему-то не было. Катя прождала ее весь день, но родственница так и не появилась.
   Чтобы избавиться от непонятной тревоги, Катя вышла из палаты. Интересно, уже можно заговорить с Цыганом? То, что у него реальное раздвоение личности Катя убедилась на практике.
   Каждый вечер к ней в палату приходил невероятно обворожительный, нежный, начитанный юноша с неповторимым чувством юмора. А днем она встречала холодный, внимательный, больной взгляд нелюдимого незнакомца. Он словно следил за ней, но стоило ей с ним заговорить или спешил уйти, или отвечал колкостями. Но Катя уже не обращала на них внимания и не обижалась. Она понимала, что вечером ее снова будет ждать ее Цыган.
   Она давно выяснила у ребят лежавших с ним в палате что того зовут Слава, но упорно поддерживала тайну, так бережно и наивно хранимую ее любимым. Да. Она давно поняла, что за чувство испытывает, находясь рядом с Цыганом. Как называются ее нежность, восторг, обожание и безоговорочное внимание ко всему, что он говорил. С чем связаны ее беспричинная печаль, невероятный восторг и бесконечные часы ожидания когда, наконец, в ее дверь постучит ОН!
   Самое смешное было в том, что, скучая по нему днем, она даже специально выходила в коридор, чтобы найти того... другого. Но вскоре убедилась, что словно общается, с его братом-близнецом. Ничего общего кроме внешности. Слава был хмурым, застенчивым, а потому грубым и нелюдимым. И он смотрел на нее странно. Словно хотел что-то вспомнить. Не мог, и оттого злился. Или чего-то боялся...?
   Скорее бы врачи вылечили его! Чтобы быть вместе. И днем и ночью. Всегда...
   Катя заглянула в столовую. На ужин приходило мало пациентов. Сегодня ничего интересного. Кефир и пачка печенья.
   Цыган был здесь. Он всегда приносил ей ужин сам, но сегодня был исключительный день. Сегодня он нужен ей так сильно, что Катя была не в силах дождаться вечера.
   Она подошла, коснулась его плеч, зарылась пальцами в длинные шелковистые кудри.
   - Привет.
   Парень порывисто обернулся и досадливо поморщился.
   - Привет.
   Катя прикусила губу, чтобы не закричать. Это не Он! Это не Цыган! Боже у нее уже скоро крыша поедет от всех этих его раздвоений!
   Но она сдержалась и, как ни в чем не бывало, села напротив.
   - Ты меня преследуешь? - Он повертел в пальцах стакан с кефиром и отставил его. Уставился на нее серыми глазами холодно и строго. Как на допросе.
   - Нет. Что ты. Просто пришла выпить кефир. - Катя улыбнулась и наивно похлопала ресницами. Вот когда его вылечат, она ему все и расскажет. Не сейчас. Иначе он ее не поймет.
   - Тогда, почему ты меня преследуешь каждую ночь? - Он вдруг с силой сжал ее руку. - Я каждую ночь вижу во сне как мы говорим, гуляем по темным коридорам, смотрим фильмы и наблюдаем за рыбками. Я вижу тебя во сне каждую ночь! И вот ты подходишь ко мне так, словно мы, как минимум, спим вместе!
   - Мне больно! - Она дернула руку, пытаясь вырваться, но не тут-то было. Он не выпустил руку. Более того, скользнул на стул, стоявший рядом с ней, и, едва не касаясь губами волос, тихо заговорил.
   - А может, я хочу, чтобы тебе было больно! Так же как мне! Ты, малолетняя соплячка, не выходишь у меня из головы уже почти два месяца! Сколько тебе? Тринадцать? Четырнадцать?
   - Мне уже пятнадцать! - пискнула испуганная Катя.
   - А мне уже восемнадцать! И за то, что я хочу сделать, меня запросто могут упрятать лет на десять!
   - Подожди! Я тебе все объясню! - Катя беспомощно оглядела опустевшую столовую, и замерла парализованная не то ужасом, не то восторгом, когда он, не дожидаясь объяснений, прижался к ее губам больным, жадным поцелуем. Неумело и страстно.
   И она ответила. Потому что мечтала об этом с их первой встречи. Только вот вопрос, мечтала о поцелуе с кем? С Цыганом или все же со Славой?
   - Это что же вы тут делаете?! - Возмущенный вопль нянечки заставил их отпрянуть друг от друга. Катя не удержалась и прыснула первой. Вскочила и потянула его за руку.
   - Побежали отсюда! - Они бросились к дверям, хохоча уже в два голоса, а вдогонку им летело:
   - Вот узнаю, из каких вы палат! И попрошу, чтобы в одиночки посадили! Лямур тут устроили! Хоть бы кефиры сначала выпили!
   Тяжело дыша, они забежали в палату к Кате, и там их снова обуял смех.
   - Ой, не могу! Нам теперь грозят одиночные палаты!
   - Ага, с принудительным питьем кефиров!
   - Слушай, а если и вправду узнает?
   - Думаешь, ей это надо?
   - А чего она тогда разоралась?
   - Может просто позавидовала?
   Катя сама не поняла, как оказалась в кольце его рук.
   - Что на тебя нашло? - Она, улыбаясь, смотрела в его потемневшие глаза. Еще несколько минут назад были светло серыми, а теперь темно зеленые, или... Скорее, светло карие? - В столовой!
   - Я мечтал об этом... Сначала не мог себе позволить... Потом, боялся испугать... - Он снова наклонился к ней и Катин мир сосредоточился на его теплых, мягких губах с запахом дождевой свежести, дымом далеких костров и ноткой солнечного, сигарного аромата.
   Затем она потеряла опору. Его руки легко, словно она была пушинкой, подняли ее, и мгновением позже она ощутила спиной пружины кровати.
   Он сел рядом и наклонился, разглядывая ее так, словно старался запомнить каждую черточку.
   - Я тебя люблю! - Катя коснулась его щеки.
   - Люблю! - Эхом отозвался он.
   - Давай никогда не расставаться?
   - Никогда... - Его губ коснулась улыбка. Его губы манили.
   Катя обхватила его за шею и притянула к себе. Неужели ее любимый излечился? Как в сказке! Надо было всего лишь поцеловать!
   И она целовала. Без устали, жадно. Словно добралась до источника с чистой водой, и теперь пила, не в силах оторваться.
   Катя не заметила, как ее пальцы расстегнули пуговицы на его синей в красную клетку рубашке, и теперь, в первый раз, нежно касались его гладкой кожи.
   - Слава, скажи... - Насмелилась спросить она, когда тот поднялся, чтобы снять рубашку. - Почему это с тобой происходило? Почему днем ты не помнил меня? Нас! Ведь это не сон! Совсем не сон. Ни то, что было, ни то, что происходит сейчас!
   В ответ на ее слова парень словно окаменел. Застыл с гримасой боли на лице и медленно, по слогам, произнес.
   - Я - не Слава!
   - Но... - Катя встала с кровати, подошла к нему, глядя, как карие глаза снова светлеют, становясь стальными. - Это ничего не значит! Я люблю тебя, кем бы ты ни был! И как бы тебя не звали! Понимаешь? Это то, что я попросила взамен на жизнь моих родных. Тебя! Понимаешь?
   - Я... - Парень теперь смотрел на нее так, словно видел впервые. - Мы не...
   Он не договорил. Рухнул как подкошенный, и затрясся в приступе падучей.
   - Мамочки! - Катя попятилась к двери и выбежала в коридор. - Помогите! Ну, кто-нибудь! Скорее! Человек умирает!
   Дальше все происходящее напомнило ей сон. Липкий кошмар, от которого нет спасения даже в пробуждении.
   Откуда-то появились люди в белых халатах. Любимого шустро положили на носилки и утащили в сторону лифта. Потом кажется к ней подходила строгая тетка в роговых очках и в белом халате.
   - Почему этот пациент оказался в вашей палате? Почему без рубашки? Он пришел к вам за помощью? Или приступ был спровоцирован? Были ли волнующие его обстоятельства?
   Катя не ответила. Просто посмотрела на тетку так, что та захлопнула тетрадь и удалилась, словно гордый крейсер.
   Дальше она и вовсе ничего не помнила.
   Кажется, ей поставили какой-то укол и уложили в кровать. Кажется, она уснула. И ей снился Цыган.
   - Я тебя люблю!
   - Люблю!
   - Давай никогда не расставаться?
   - Никогда...
   - Я найду тебя.
   - Найди...
   - Сохрани тетрадь.
   - Сохраню.
  
   Наутро пришел лечащий врач и с какой-то фальшивой улыбкой заявил.
   - Ну, вот и все! Пора прощаться, Катюш.
   - Вы меня выписываете? - Катя сглотнула тягучий комок. Выписка! Сейчас, когда она нашла своего любимого! Это равносильно смерти.
   - Да. Мы не имеем права держать в больнице абсолютно здоровую девушку.
   - А парень... Слава! Что с ним? Где он? - Катя даже сжала руки в кулачки, боясь услышать что-то плохое, но улыбка врача стала еще шире.
   - С ним все в порядке. Просто случился приступ эпилепсии. Его перевели в неврологию.
   - А как его фамилия?
   Врач открыл рот, чтобы ответить, но тут открылась дверь, и в палату шагнула тетя Галя.
   - Ну, как здоровье Катерина?
   Нет. Нет! Нет!!! Только ни это! Только не сейчас!
   - Очень плохо. Тетя, пожалуйста, можно я еще останусь? На недельку.
   - Нет, дорогая. - Тетя взглянула на нее строго и в тоже время брезгливо, как на глупую мышь. - Я больше не в состоянии терять время, бездарно тратя целый день на поездки из города в город. Мы уезжаем сегодня, и точка!
   И ни слезы, ни угрозы покончить с собой не помогли. Катины протесты словно не слышали. Медсестра принесла вещи, которые были на девушке в день аварии, но тетя даже смотреть не стала. Велела выбросить. И принялась доставать из привезенного с собой пакета куртку, полусапожки, джинсы и водолазку.
   - Одевайся. А я пойду, заберу твою выписку.
   - А это все, что со мной было? - Катя перетряхнула испачканные в чем-то темном вещи. - А тетрадь?! У меня под рубашкой была тетрадь! В темном кожаном переплете! Это... мой дневник. Она мне нужна!
   Медсестра хмыкнула и ушла. Катя принялась одеваться, но нервная дрожь мешала. Она знала. Нет, не так! Она ЗНАЛА, что должна взять эту тетрадь с собой. Просто необоснованная слепая уверенность, что если эта тетрадь будет с ней, ОН ее найдет!
   Наконец дверь в палату снова распахнулась, и медсестра протянула ей знакомую до боли тетрадь.
   - Эта?
   Не отвечая, Катя вцепилась в нее и прижала к груди.
   Теперь он найдет ее. Обязательно!
   Ведь все началось с тетради....
  

_______________

  
  
   Ярослав смотрел на частокол деревьев, пролетающий за окном электрички, на серое небо, низко нависающее над миром и не видел ничего этого. Перед глазами стояло девичье лицо. Заострившиеся черты, курносый носик, голубые океаны глаз, чуть приоткрытые губы. Чуть волнистые волосы с золотыми искорками.
   Это было так давно, что Яр сомневался в том, что это было. Десять лет он не мог избавиться от снов с участием этой девушки, напрочь забывая о ней днем. А вот сегодня что-то вспомнилось. Те два с половиной месяца в городской больнице были самыми странными в его жизни.
   Как ее звали? Девчонка-подросток сперва задела его своим пренебрежительным отношением, затем свела с ума взглядами: настороженными, ждущими, зовущими. Но всему виной сны. В них он был с ней не стесняющимся чувств и впервые проснувшейся страсти. Сны приходили каждую ночь, и каждое утро он просыпался с ожиданием следующей ночи.
   А потом наступил самый странный день. Точнее вечер. Девчонка подошла к нему первой. Она что-то говорила. Яр уже и не помнил что. Память навеки сохранила их первый и последний поцелуй. Что было дальше, Ярослав не помнил.
   Когда он очнулся, выяснилось, что неделю пробыл без сознания. Вернувшись в отделение, где встретился с девушкой, Ярослав не нашел ее. Медсестры только пожимали плечами, когда он спрашивал о том, где сейчас пациентка, что лежала в одиночной V.I.P. палате....
   Яр вздохнул. Он так и не смог ее найти. Так и не смог забыть... Память сохранила образ, но по образу человека не найти. Тем более что прошло десять лет.
   Еще было имя.
   Катя!
   Потерев ладонями лицо, он с усилием прогнал сонливое состояние и мучающие его воспоминания. Или фантазии? Придвинул к себе пакет, напоследок врученный ему домоправительницей Машей, и выудил оттуда папку.
   Первый лист - передача всех прав Свечиной Катерине Павловне по причине смерти ее опекуна Свечиной Галины Олеговны, назначенной оным в две тысячи шестом году. Следующий лист - завещание Свечина Павла Олеговича, в котором говорилось, что в случае его гибели все его состояние переходит к жене и дочери. В случае гибели супруги, опекуном дочери назначалась сестра Свечина. Она имела право на определенную сумму в год, которую должна была тратить на содержание наследницы. Наследство Свечина переходило к Кате по достижении ею двадцати одного года, либо по запросу, либо после смерти опекуна. Но была и приписка, сообщающая о том, что Катя имеет право отказаться от наследства в пользу перечисленных в завещании детских домов, либо в случае ее смерти, все сбережения так же поступали на их счета.
   Угу... Значит Катя полноправная наследница. И кто-то об этом знает.
   Ярослав крепко задумался. Катя может переписать все свое многомиллионное наследство. И это объясняет то, почему те, двое, встретили Катю в подворотне и куда-то звали ее с собой. Но зачем было пытаться ее убить? Ведь тогда все миллионы Свечина автоматически переходят на счета детских домов!
   Значит... Тот, кто хочет завладеть богатством, получит его в любом случае? Но в завещании перечислены три детских дома. А что если...
   Яр достал телефон и набрал номер Сани.
   - Да! - тут же рявкнула трубка. - Слушаю, Яр.
   - Сань, не в службу, а в дружбу... пробей всех главнюков в трех детских домах. Я тебе их номера скину в смс. Ок?
   - Давай. - вздохнула трубка. - Что-то нашел?
   - Не знаю... Кажется. Понимаешь, виновный ведь всегда тот, кому выгодно преступление. Верно?
   - Ну, вроде...
   - Тогда поищи, Сань. Должен быть кто-то, кто эти дома объединяет. Не просто же так Свечин решил все деньги перевести им в случае отказа от наследства или смерти Кати.
   - Даже так?
   - Даже. Позвони, как что найдешь?
   - Добро. - Буркнул Саня и отключился.
   Ярослав скинул, как и обещал, номера детских домов, закрыл папку и сунул ее в пакет. Пальцы наткнулись на гладкую обложку какой-то книги. Что это еще такое?
   Он вытащил из пакета тетрадь, с обложкой из темной кожи, и какое-то время нерешительно сидел, глядя на находку. Темная безысходность и неизбежность на мгновение волной накрыли Ярослава. И хоть все его существо кричало, приказывало вернуть тетрадь в пакет, он все же решительно открыл первую страницу.
   Metum sua volo. Надпись обычными чернилами была сделана на первом листе. Интересно, что это значит?
   Ярослав пролистал несколько листов, выискивая написанные на русском языке слова. В основном здесь были таблицы, с циклом луны; с надписями, сделанными на латыни, из чего Яр решил, что это либо названия болезней, либо наоборот, лекарств. Затем, шли записанные по центру листа фразы на английском. Стихи? Но после того, как он нашел в конце слово "Аmen", решил, что написанные по центру стихи, это не иначе как молитвы.
   На русском тоже он нашел немало не то молитв, не то заговоров. Перечисления странных имен: Aphaeleon, Azazel, Azrael, Bethor, Caphriel, Daniel, Exousia, Gadiel, Haniel, Samael. Рисунки шестиугольных и пятиугольных звезд, кругов с надписями.
   Черт, да это какая-то оккультная хрень!
   Пролистав тетрадь, он захлопнул ее и положил на стол. Внезапно порыв ветра вновь распахнул тетрадь и пролистал страницы до середины.
   "- Обряд на исполнение желаний". - Яр пробежал глазами заголовок. Внизу снова были все те же три слова, что и на первом листе: Metum sua volo. - "Доберешься до интернета и переведешь!" - Пообещал он себе. И принялся читать дальше.
   Оказывается, чтобы исполнить любое свое желание нужно было всего ничего: нарисовать круг, а в центре круга магический знак в виде буквы "W", которую должна была перечеркнуть зеркально отраженная "Z". Сам круг нужно было сделать из смеси определенных трав, перечисление которых шло латинскими буквами. Цель трав, как и самого круга - помочь обезопасить колдующего от "Призванного".
   Кто такой этот "Призванный" не объяснялось. Зато подробно было описано как себя с ним вести, а именно властно, честно и кратко сказать ему свое желание. А для того, чтобы прервать связь и изгнать "Призванного", оказывается достаточно было лишь задуть свечи.
   Дальше шел заговор вызова, а внизу, огромными буквами, было написано, чего ни в коем случае не надо было делать. А именно: не разрывать круг, чего бы призванный не обещал, и чем бы ни угрожал.
   Ярослав захлопнул тетрадь и сунул ее в пакет к документам. Хрень какая-то!
   А мгновение спустя поймал себя на мысли, что думает о том, чего бы он пожелал для себя. После долгих попыток сменить эти мысли на что-то другое, он все же признался себе, что единственное, чего бы он хотел - найти ту девушку, из больницы, и остаться с ней. А точнее, хотел бы вернуться в тот вечер, когда он последний раз ее видел, и попытаться все исправить.
   Ярослав прикрыл глаза, и улыбнулся, разглядывая появившийся перед глазами образ Кати. Кати Свечиной.
  
  
  

Глава пятнадцатая

   Текст пишется.
   Бойся своих желаний
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Женский роман) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | В.Бер "Как удачно выйти замуж за дракона (инструкция для попаданки)" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"