Форум Аlternativahist: другие произведения.

Мы выходим на рассвете...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

- В таких компаниях товарищество сильнее чинопочитания, но никогда не забывайте - это парии, бродяги и воры. У роты хороший шеф, но не слишком удачный адьютант, о вас мнения я пока не составил, - напоследок ясно, без недомолвок, приложил шеф батальона, - на этом не задерживаю.

С этими словами он встал и я, щелкнув каблуками, поспешно покинул душные покои батальонного начальства. Закончив необходимые формальности в канцелярии, я снова оказался на улице. Человек быстро ко всему привыкает. Еще в Египте привык к жаре, к пекущему непрестанно солнцу, к вездесущему песку и пыльным бурям, к ночным заморозкам и пронизывающему ветру. Всё то же самое. Не имею никакого намерения описывать в подробностях обычные мавританские городки прилепившиеся к склонам гор, чьи физиономии уже обрисовали многие путешественники, ни человеческие типы, которыми художники намозолили нам глаза. И думаю, читатель не станет сердиться за то, что я не обременяю рассказ описанием хаоса извилистых улочек, захламленных гниющими овощами, битыми черепками, консервными банками, тряпьем, дохлыми кошками и полуразложившимися собаками, откуда веет гнетущими "ароматами" в сочетании с запахами чеснока, дыма и кизяка, росного ладана и жженого алоэ. Неизлечимая лень и фатализм мусульман игнорируют самые элементарные требования гигиены. Впрочем, обитателям мало дела до этих тошнотворных свалок. Белые дома без окон, снабженные только узкой дверью, с трудом пропускающей одного человека, не выходят фасадом на улицу. Так что эти улочки иногда кажутся бесконечными коридорами, над которыми простирается лазурная полоса небесного свода. Время от времени мавританская арка прерывает монотонность этой белой поверхности, или возникнет широкая красная полоса вдоль нижней части стены, или внимание привлечет нарисованная черным рука на двери, имеющая целью отвести сглаз. И непонятно откуда льется раздражающая, гнусавая кантилена1. Размышляя об этом я неспешно шагал по этому географическому недоразумению, которому повезло принимать у себя уже второй год депо2 второго африканского стрелкового полка. Солнце уже вышло из-за вершины Айсы и время приближалось к обеду. Турки-тиральеры на карауле как могли объяснили, где квартирует моя новая рота и подозвали провожатого мальчишку-носильщика. Подозреваю это был сын одного из них, так-как назвал цену и забрал деньги один из солдат, за десять су мои вещи оказались на спине маленького сонного ослика понукаемого к движению задорными пинками мальчишки.

О том что я нашел нужный адрес возвещала глубоко процарапаная по неровной стене из глинянного кирпича надпись "Сompagnies montees ?22". Внутри оказалось сумеречно, неожиданно прохладно и воняло дешевыми "Капораль". Когда глаза привыкли рядом оказался навытяжку невысокий усатый капрал, дальше в комнаты стоял пока незнакомый мне офицер в небрежно накинутой на плечи шинели с капитанскими галонами.

- Имею ли честь видеть монсеньора Вашо? - обратился я к нему.

- Oui, вы должно быть назначенный мне су-лейтенант Мало, следуйте за мной, - он развернулся и исчез обратно в дверях.

Комната была довольно большой, окна по мавританскому обыкновению заменяли несколько небольших отверстий под самым потолком, откуда проникал рассеянный свет, всё остальное было полностью завешанно коврами. Вопреки моим опасениям на подушках сидеть не пришлось, имелся канцелярский стол, стулья, всю дальнюю стену занял гардероб и мощный сундук-кассоне. Капитан сел сам и предложил сесть мне, затем минут десять изучал бумаги.

- Теперь я ваш шеф дэскадрон, - обратился он закончив изучать мои бумаги, - с адьютант-шефом Сельшоансеном, аспираном Картье и аджуданами Пачетти и Катцером познакомитесь на утреннем построении. У вас будет второй секцион3, неполный, недостаток в нижних чинах как водится вечен. Вы только из Сен-Терез4 и за Атласом человек новый, возможно еще не знаете наших местных дел. Три года как заняли оазисы Юга и наше положение до сих пор не лучше. Нам было мало нашего старого друга Абу-Амамы5, теперь добавились джиши6 туарегов, через границу стоять султанские таборы7, махзены8 и вовсе никакой границы не признают. Линейщики и зуавы сидят по постам-борджам не высовывая носа, всё их воздействие сводится к нулю за ближайшим холмом, и вся работа на нас одних, мы водим конвои со всем необходимым, кормим и поим все французские гарнизоны. Это очень лакомая добыча для любой реззу9, а нас таких всего четыре роты на весь Сахарский Алжир. Дни предстоят еще более жаркие, вам предстоит ко многому привыкнуть и возможно мне не придется в скором времени искать нового су-лейтенанта.

Аккуратный стук в дверь бюро напомнил мне что пришло время обеда. Всё утро после построения было посвящено приведению комнаты в жилой вид. Паутина в углах, и кроме платяного шкафа, приютившего семью скорпионов, никакой мебели. Не вериться что предыдущий их хозяин настолько пренебрегал бытом, похоже что-то ушло на чужое благоустройство. К счастью многие проблемы решились расторопностью ротного мажора10, месье Кормака. Только я расположился прямо в сапогах на жалобно скрипнувшей панцирем кровати, как на пороге возник адьютант-шеф11. Пришлось с конфузом вскакивать, не дело начинать личное знакомство из такого положения. Лейтенат Сельшоансен был высоким и статным блондином, огненные кавалергардские усы и вечно смеющиеся глаза. Тот самый обаятельный типаж, пользующийся успехом у противоположного пола, в облачении лейтенанта африканской армии

- Прошу извинить за вторжение, - начал он порога не углубляясь в помещение, -подошло обеденное время. Посему предлагаю разделить табльдот12 в малом кругу.

В нашей роте не было своей мессы13, поэтому обедать ходили в месс-офисье нашего шестого батальона. Было немноголюдно, отдельные офицеры быстро ели и уходили, в дальнем углу находилась большая кампания стрелковых и зуавских вперемешку мундиров. К нам с Кристианом еще по дороге присоединились упитанный заросший густой бородой южанин Пачетти и маленький суховатый Катцер, если бы не мундир, смотревшийся обычным парижским кутюрье. В мессе также нашлись общие знакомые, за нашим столом вскоре оказались длинный чисто выбритый худощавый лейтенант в одинаковой с нами форме и прямо квадратный бородатый су-лейтенант в охотничьем.

- Знакомтесь, это наши "соседи" Эмиль Кост и Жан Жэгле , оба из двадцатьчетвертой компании.

- Не беспокойтесь, до вечера службы не будет, старшим остается сам капитан с месье Картье, - заметив как я смотрю на большие напольные часы, заверил лейтенант, - на вечернем строю достаточно сослаться на нездоровье.

Застолье уже сильно преодолело рамки дижестива14, всё большую долю внимания обращал на себя достаточно неплохой херес, никто никуда не торопился.

- Наше начальство приняло вас довольно сухо, - решил развеять мои страхи лейтенант, - не печальтесь, командан Прово правильный сапог, своих в обиду не дает, слуга Республике - отец солдатам. Вашо до сих пор переживает за Поли, он был до вас, отличный офицер и не раз выручал нас. В скором времени выходило что он примет роту, а Вашо пойдет на повышение и получит какой-нибудь колониальный батальон. Некрасивая история там вышла, сherchez la femme, у него был роман в Оране с женой какого то коммерсанта, муж застал и застрелил обоих. Берберские пули миновали, а какой-то штатский...

- Расскажите же, что привело вас в наши палестины на краю мира? Отчего не служиться в шлаборах15? Знаю, попросили перевод из Египта. Наверняка тут тоже замешана женщина и скрываетесь от алиментов, вы должны искупить тяжких проступок или замешаны в махинациях с акциями Канала.

- Cafard16, - едва улыбнулся я, - обычный гарнизон в оазисе западной пустыни, рутина и пьянство, набег английских савари17 целое событие. До этого моденское училище, суданскую кампанию уже не застал, а в Трансвааль не взяли, перевели сюда на марокканскую границу.

- Вот как, я тоже подавал, начитавшись газет о благородных борцах-бурах , - вмешался молчавший до того Жэгле, - что ж, и тут скучать не придется, в том году Абд-эль-Азиз пригласил англичан, в Касабланке и Танжере высадилось по бригаде.

Тем временем за дальним столом смех становился все громче, всё больше обращая на себя внимание, похоже выяснение отношений с шакалами18 не заставляло себя ждать. Впрочем, это не входило в наши планы, обслуживающие мессу рядовые совместно с караулом способны справиться сами, мы покидали заведение.

- Нам надо обязательно с вами сходить на охоту, - изрекал изрядно захмелевший Сельшоансен, меряя тростью уличную стену, - кабаны в мастиковых19 лесах, антилопы в пустыне, зайцы и куропатки в альфовых20 полях... В конце концов, здесь в дальней бледе21, кроме перестрелок и охоты никаких других достойных занятий. Лучше на муфлонов, это такой горный баран, очень осторожный, добыть его большая удача, у меня есть знакомый ажудан из туарегов, Али, он большой в этом мастер.

Что я понял еще на пути сюда, с горами Южного Орана не стоит шутить. Даже в пустыне их ледяное дыхание ощущается до мая, под утро трещит заледеневшее палаточное сукно. Такой же весной год назад на переходе к Фортхассе вторая рота первого африканского попала в снежную бурю и погибла до последнего человека22. Только в мае перевалы наконец становятся проходимы настолько, что становится возможным провести с побережья достаточно большие караваны припасов. Айн-Сефра, ворота в Сахару, наполнилась криками, суматохой и эстафетами, тысяча верблюдов ревет, жует жвачку, отравляет воздух зловонным дыханием и испражнениями. Стадо прогоняли через городок и собирали на большом выгоне за южными воротами форта, нанятые погонщиками берберы кричали, нагружали животных тюками и били их палками, подгоняя следующих.Мы с Картье и полувзводом назначены в цепь. Гарнизоны всего Западного Эрга ждали нас как святое семейство библейских волхвов с дарами, оставалось только не попасть как бобовому зернышку в рот какой нибудь бедуинской банде.

- Доброе утро месье, месье Картье, - поздоровался с каждым из нас подскакавший на маленькой гнедой галисийке Сельшоансен, - Мon chef сказал, выходим завтра на рассвете. С нами полэскадрона четвертых спагов, ажудан Али и его сорок разбойников - кажется, мы всё таки сходим с вами на охоту!

Удерживая дергающую баками кобылу, заставил сделать спин23, красуясь перед нами, заразительно рассмеялся и ускакал на другую сторону лагеря.

- Кажется вы с лейтенантом давно знакомы, - заметил я.

- Мы познакомились в Париже. Он участвовал в экспедиции Маршана к истокам Нила и в Географическом обществе читался доклад по этому поводу. Лет пять назад как вы помните все только об этом и говорили. Наша семья достаточно богата чтобы позволить мне тогда обучаться в Политшколе, и мы ходили через Сад и авеню Сен-Пере за угол24 смотреть на восьмерых прославленных покорителей черного континента. В их числе был и наш общий друг.

- Простите за бестактность, как же вы оказались здесь?

- Всё благодаря тому же знакомству и нашей последующей переписке. В полку за лейтенантом закрепилась не слишком отходящая от истины репутация повесы и рокамболя25, вместе с тем это очень эрудированный человек со всесторонними интересами. Не более чем через год я окончательно охладел к рациональным занудствованиям месье Леруа, и тут лейтенант в письме сообщает о найденных им в горах Южного Орана удивительных фресках и глифах, умоляет приехать сюда - представляете, Сахара еще во времена Иисуса была цветущим полноводным раем. Я читал Дюверье и отчеты Фуро, и, не долго думая, натурально сбежал. Вот уже три года ни о чем не жалею, пустыня еще откроет перед нами свои секреты26. К сожалению, эти места пока более пригодны для людей в военной форме. Или вы о том что: "курица не птица, аспиран не офицер"? По мне это менее обидно чем, помните, как там сказал Дезе при битве у пирамид:"Ослов и ученых на середину"!

Nom de Dieu... - очередной верблюд оступился на тропе и, комично кувыркаясь и дрыгая ногами, покатился с кручи, увязанные тюки разлетались в стороны. Бедуины-погонщики с воплями кинулись за ним, по пути собирая поклажу, люди обступают животное, поднимают его и тащат назад по осыпи за хвост и ноги, снова ставят на тропу и увязывают собранный груз. Если бы не опасность потерять верблюда и имущество, эта сцена могла показаться смешной. Несчастный верблюд дрожит, у него слезятся глаза, но видимо, доволен тем, что не сложил костей на дне ущелья. Отроги Ксур не высоки, собственно это даже не хребет, а цепь в беспорядке расставленных гар - скалистых холмов с открытыми склонами, всё что между ними густо покрыто сетью впадин, оврагов, осыпей и уэдов впадающих в конце концов в Большой, или Сахарский, Гир. С него уже и начинается сама Сахара. Этом лабиринте по относительно ровным местам лежит широкая тропа, почти дорога. Однако где без усилий пройдет более мелкий караван или летучий отряд, столь большой как наш будет вынужден с превеликим трудом неуклюже протискиваться. Едва выходит солнце, в три-четыре часа, как мы уже в пути до полудня, когда жар становится совсем не выносим. В авангарде и чуть в стороне с половиной роты идем мы с капитаном, путь перед нами осматривают мехаристы27 из спаги. Остальные во главе с Сельшоансеном идут в конце колоны. Трудно сказать кто из нас занимает более трудное и ответственное место, берберы могут и не решиться напасть большим отрядом, или не успеть собрать воинов пока мы проходим их племенную землю. Но пощипать - тщательно проверить не обронилось ли что от поклажи, или, вдруг особая удача, добить и раздеть ослабевшего, отставшего или заблудившегося солдата - пытаться будут непременно. Вместе с тем арьергарду достается идти в взбитом песке и нечистотах огромного каравана. Нашей обсервации ничуть не легче, пока верблюды с сохарами-погонщиками растянулись неторопливой густой цепочкой, мы, снова обходя и обгоняя, устремляемся к ближайшей наблюдательной возвышенности впереди занять оборону. И так вышагиваем как бы не вдвое больше остальных. Гарцующие рядом вдоль колонны спаги зубоскальствуют: "Хой, руми фарис, кавали!"28. Верховая рота наездников на мулах единственный образец европейской кавалерии в Сахаре, на двоих солдат приходится один плод противоестественной связи осла и кобылицы. На него в необъятном мешке-шуари навьючено съестное, вода, патроны, одеяла, пока один стрелок отдыхает на его гостеприимной спине, второй стрелок отмеряет тропу шагами. Пользуясь начальственным положением, своим мулом ни с кем не делюсь, вижу и лейтенанта, что с прямой спиной восседает в клубах пыли за колонной на своем маленьком буцефале, лошадь у нас только одна, та самая галисийка шеф дэскадрона. Постоянные спуски и подъемы начали выматывать людей и животных, следом расстелилась хамада, вымощенная острыми раскаленными к полудню булыжниками равнина . Всё чаще на камнях стали попадаться кровавые следы стертых вкровь верблюжьих копыт. Под конец перехода человек лишь закатает повыше рукава едва белой форменки и затянет пустынный марш африканских стрелков "Tin tauras du boudin, Tin tauras du boudin...", прошагав так еще километры. В это же время неторопливое и капризное живое средство передвижения потребует отдыха. Привал устроили у удачно попавшихся в русле широкого вади мутных луж-гельт. Кристиан, едва соскоблив с лица присохшую корку пыли, рассказал похоже свежепридуманный анекдот про парижанина, верблюда и бедуина в яме. Обед решили не устраивать, желая пройти до темноты как можно больше, однако тот же час потратили, собирая повеселевших верблюдов по всем окрестным оврагам.

На ночевку разместились в Мунгарском оазисе, здесь уже был небольшой пост пеших шассеров и гумьеров29 наблюдающих границу. В оазисе постоянно живет большой табор-дуар на первый взгляд доброжелательных бедуинов. Наконец верблюды напоены и укрыты в пальмовых рощах. Для маршевых приготовлен обширный квадратный бивуак, где мы большей частью и разместились. У спагов отдельная стоянка обтянутая колючей проволокой на самому краю и оттуда уже разносится аромат готовящегося кус-куса30 и голоса вечерней молитвы. Вокруг бегают стайки чумазых детей, выпрашивая кусочки сахара, хлебцы и галеты. Старик-бедуин с бородой до пят в черной тунике-гандуре без рукавов за су разливает что-то похожее на кофе. Вокруг шестиместных палаток, едва пробиваясь сквозь сумрак угасающего дня, блестят огни нескольких отдельных костров, около них в благоухающем дыму тимьяна и тарута31 скучившиеся группки солдат беседуют, смеются, курят, не думая о завтрашних трудностях. Где-то в темноте за дрожащим кругом костра неровные голоса выводят мелодии меланхоличной песни-lied, навевающей воспоминания о сентиментальной стране пива и светловолосых девушек, или мотив недавно бывшего модным творения кабаре с Монмартра.

После первого обхода секретов мы расположились у одного из костров неторопливо смакуя из фляжек камю, из глубины долины медленно наползал туман, не спалось.

- Представляете, о чем говорят по полку вот уже неделю, - первым нарушил тишину Сельшоансен, - помните Борегара из Фор-Аман, такой длинный с повадками аристократа, оказывается это в действительности так, старого графского рода из Бавариенланда. Бежал из дома, ходил на судах, чуть не контрабандистских, взял себе имя скончавшегося матроса и записался в африканскую армию. И представляете, в приказах штаба полка вдруг он узнает подчерк виновника его бегства и обидчика семейной чести. Некий сержант-шеф Планьоли, вскоре сбегает с частью полковой кассы в пустыню и собирает шайку туарегов. За ним начинается охота, однажды два врага встречаются, этот молодчик Планьоли выпустил в Борегара шесть пуль как на призовой стрельбе, а наш сержант вложил штык в его живот, как в ножны. Оба выжили и суд приговорил ренегата к расстрелу, приговор назначен привести Борегар. И тут срочная телеграмма из Парижа с помилованием от самого президента, а наш командан "забывает" его в кармане. Капральство делает залп, тот падает, но этого всего лишь испуг - стреляли холостыми - coup de grace должен провести сам сержант.

- Звучит как дешевый дамский роман - заметил капитан, Пачетти одобрительно хмыкнул набивая трубку.

- Возможно так бы всё и было, если бы Борегар не моргнув глазом не разрядил в него весь барабан своего фрер-перло32. И, sacrebleu! Готов поставит одно к десяти, что в этой истории замешана разведка и у этого Планьоли были важные покровители, помилования от самого президента просто так не приходят!

- Я думаю вашу интересную историю с интересом бы послушали господа из восьмого дома на авеню Мажента33, - скептически заметил Вашо, - странно, как вы до сих пор, при вашей любви к сплетням, не свели тесное знакомство.

- В столь диком пустынном краю, где никто не выписывает Наставника и Парижского Хроникера34, тесный круг у костра располагает к откровениям, - совсем не обидевшись ответил лейтенант, - разве это не то редкое счастливое время, как сказал Тацит, когда можно думать, что хочешь и говорить, что думаешь?

Никто не нашел, что ему ответить.

- Какие тогда у вас секреты, что заставляет аристократа знатной датской фамилии спать на камнях у костра в забытом Богом краю? - спросил я.

- Ничего экстраординарного, душная тесная родина... Кольдинг - флажки и шары - праздник на море, танцы и песни... Порт в праздник - место для игр, нет слез и горя, с мамой чудесно!35 - продекламировал Кристиан, - между прочим, простите за бестактность, блестящий курс моденской кавалерийской академии дает хорошие перспективы, а вас маринуют по таким же местам, заметил, без всякого ответного желания.

- Кому-то тоже нужно в них служить, - отметил Вашо.

- Лишь частично так. Давно говорят, есть негласный приказ, направлять офицеров определенного происхождения к службе в колониальных войсках, не допуская к метрополии. Карно ушли, но век их продолжается, потому во главе военного ведомства всегда находятся штафирки и канцеляристы вроде нынешнего Дрейфуса.

- Таким настроем, вы лишь подтверждает что резон в этом есть, - улыбнулся до сего молчавший Катцер, - профессиональный офицерский корпус всегда есть оплот консервативных идей, и есть опасность, когда число офицеров с определенными взглядами в опасной близости растет.

- Демократия еще помнит печальный пример 17-ой резервной дивизии, столичный округ, пожеланиями штаба которой управлялась вся страна, - поддержал его Картье.

- Республика обязана спасением нам, этим военным, не раз и не два, - убежденно заговорил капитан, - мой прадед, бригадный генерал Вашо36, в вандемьер приказывал своим солдатам колоть раненых в алтаре святого Роша, и это было правильно.

- Видно поэтому мы все здесь, - улыбнулся Сельшоансен, - как интересно, monsieur et citoyen.

- Месье Вашо, как правильному брюнисту, также далеко до якобинца, как и мне до действительного белого, - отмел я его построения, - мой прадед, Жак Мало, был шефом 21-го драгунского полка. Тот что арестовал и расстрелял полторы сотни террористов в гренельском лагере, после этого господа из Клиши37 решили было что он с ними. А прадед облапошил и их, вместе с Карно и генералом Раммелем раскрыв роялисткий заговор в Военной школе. Фрюктидор и брюмер он благополучно пережил, но лишился покровителей, пока наконец в консульство не сделал ошибку, поставив на Клебера. Брюн и Жубер стали триумфаторами, а прадед бежал из страны сначала в Ирландию к Бернадоту, затем к Бонапарту в Россию.

- Главный протеже Павла Великого, всесильный "vremenchik", кажется так это по-русски, - показал свои познания Картье.

- Почти, тогда много французов разного цвета крови осело в России и успело обрусеть, многие из них потянулись к фавориту. Этот корсиканец привлекал не только своих "персов", многие французы тоже неплохо устроились. Бонапарт много сделал для русских и не дал втянуть наши страны в бессмысленное противостояние. Нет ничей вины, что последующий "tcar" свел почти всё на нет. Из-за Балканской войны и Нашествия 1853 года отношение к иностранцам, особенно к французам, в России стало сильно враждебным. И нам снова пришлось уехать, сначала в Цизальпию. Я первый из Мало снова родившихся во Франции. Тут очень тяжело натурализоваться, я не имею права голосовать и занимать должности, служить в армии разрешили только лет двенадцать назад, после дунайской военной тревоги. По статьям lEntente cordiale38 патенты и аттестации союзных республик равны, потому читься направился в Модену, так как в Италии осталась большая родня и связи.

- Беспорядки 71 года, мы приютили всю европейскую шваль, а они ответили черной неблагодарностью, les pиres ont mangй des raisins39, - констатировал Картье пожимая плечами, словно извиняясь, - заметьте пока армия республики пассивно наблюдала, именно корпус бундесвера пришел от Рейна и остановил бесчинства люмпенов и мигрантов. Одной из тех союзных армий к которым у нас в обществе столько пренебрежения.

- Вы с Кристианом сгущаете краски, - отрезал Вашо, - тогда политики боялись собственных соотечественников. Ту нашу армию опутали по рукам и ногам пока она торчала в десятках мест по всему свету. От Рейна до Парижа всегда ближе чем из Леванта или Виргинии

- Париж устал от военных, все хотели веселиться, а не воевать. Армия по их хотению должна быть лишь инструментом - воспользовался и отставил в угол. Также как республики-сателиты, моя Дания, Эрин и прочие. Что-то иное до сих пор просто не укладывается у французов в голове, - улыбнулся Сельшоансен.

- Это всего лишь временное непонимание, - уверено заверил Вашо, - когда станет нужно, мелкие разногласия станут второстепенны, и мы встанем плечом к плечу.

- Вы полагаете будет война?

- Осмотритесь, для нас она уже идет.

- Ерунда, Объединенный флот Согласия выйдет в Океан, разобьет Домашний флот лайми, и те сразу же пойдут на попятную!

- А Россия?

- У них из-за больших расстояний должна быть очень длительная мобилизация, восточные союзники по частям их удержат, уж на это они способны, два-три месяца как всё уже будет решено! А что думаете вы, Анри, вы должно быть знаете о "moskowith" больше нашего?

- Европа по прежнему под впечатлением Большой войны относится к восточному соседу снисходительно, если один раз уже сожгли Константинополь, Санкт-Петербург и Киев, то легко сделаем это снова. Между тем иллюзия уже становится опасной. Как бы глубоко они не влезли в Пацифику и Восток, в случае мировой коллизии они еще раз преподнесут сюрприз и снова нас щелкнут по носу, и на этот раз может отвалиться голова. Российское общество, его "bojare", сильно поменялось, там происходит много непонятного нам. Они дали свободу своим сервам, преобразовали управление и перенесли столицу. Все эти воеводы, бояре, земства и прочие "doyen-cite". Последний урок, то как быстро они разгромили Дунайскую монархию, казалось бы должен быть усвоен. Что по речам первых лиц не заметно. А с того времени они должны были стать еще сильнее.

- В этом что-то есть... Помнится у нас целый семестр был посвящен этой sous la monarchie, мне лично так и не стало понятно как работает эта выборная монархия.

- Слушая вас, похоже у нас действительно большие проблемы, англичане здорово им помогли с промышленностью и капиталами. Если они в самом деле раздавят алеманов...

- Главный вопрос в том согласны ли они таскать каштаны из огня для Альбиона и терпеть основную тяжесть сухопутной войны. Последний боевой дух из наших "кузенов" через Эресунн выбили еще век назад, - усмехнулся Кристиан. - Пруссия как только стала "Двойной Германией", тут же забыла о мечтах menage а troіs и теперь боится восточного соседа вдвойне больше. Надеюсь здравомыслие все же победит и обе стороны поймут что делить двум великим странам нечего. И наоборот, они могут приобрести, как во времена Брюна и Бонапарта, еще больше.

- До тех времен, видимо, когда это ясно станет всем, для господ из Второго Бюро40, по вашей версии, я останусь не слишком благонадежным русским французом.

Коньяк закончился. Из пустыни поднимался сильный и холодный ветер.

Кристиана, барона Селькау-Хансена убили самым первым, еще в завязке боя. Он по обыкновению шутил и не спешивался до последнего, игнорируя опасность. Уже начали перестреливаться, с большого расстояния, больше пугая друг друга. И в самом деле, попасть в него могли, только если случайно, к тому же мартини часто дают осечки на жаре. Каска Кристиана разлетелась серо-красным, пуля в шесть линий делает всегда ужасные раны, тело это не сразу поняло и замерло, затем сломалось и выпало из седла, испуганный мул с обиженными криками исчез среди взбудораженных верблюдов.

Первые тревожные признаки возникли уже с утра, за барханами вокруг и вне нашего поля зрения то и дело возникали пылевые столбы. Затем на гребнях, не таясь от нас, выступали всадники, по десятку, и вызывающе наблюдали за нами. Мы пересекли хребет Джебель-Зенага и местность пошла под уклон. К западу было видно одноименное укрепленное селение-ксар, мы же обходили его по большой дуге в сторону поста Зафрани. В попадающиеся вади начали скрываться погонщики, по несколько человек и сразу вместе с нашими верблюдами. Спаги сбились в кучу и, ожидая ловушек, отказались их возвращать, тогда капитан приказал собраться вместе и всем остальным.

- Все силы в кулак, займем позицию вон на том гаре, верблюдов укроем в оврагах там и там, все не разбегутся. Али, как только начнется стрельба и с нашими верблюдами разбегутся остальные бедуины, отправляй мехари, двоих в сторону Тагита к Жэгле, двоих назад в Мунгар, кто то должен дойти.

Тело лейтенанта лежало у самого подножия невысокого холма, повстанцы Бу-Амамы атаковали не дожидаясь, когда мы займем оборону. Рота укрылась в камнях, закрывшись павшими мулами и мешками. Берберы густо стреляли со всех окрестных гребней, конница собиралась в укрытиях и затем бросалась в короткий яростный бросок, соскакивая с лошадей на валуны и пытаясь дотянутся до нас саблями. Впрочем, потеряв несколько десятков самых безрассудных, такие атаки вскоре прекратили. Вопреки распространенному мнению туземцы Сахары в основном не слишком меткие стрелки, для этого нужна постоянная практика, хорошие винтовки и патроны большая ценность, чтобы расстреливать их просто так. Почетно ремесло добытчика оружия разведчика-шуафа, вырезать потерявший бдительность французский караул, подкравшись ночью. До сих пор туземцы ходят на охоту с луком и копьями, основным средством добычи живности являются силки. К полудню нападающим стала надоедать перестрелка на солнцепеке, часть направилась собирать припасы разбитого каравана. Подступы к холму были усеяны трупами животных и мусульман. У нас тоже в самом начале были убиты несколько солдат и лейтенант. Ранен в бедро капитан, его перенесли в самое безопасное место на вершине и Картье пытался остановить кровь. Берберы подползали ближе, укрываясь за верблюжьими телами. В основном это молодежь еще не научившаяся остерегаться. Их интересуют винтовки и патронные сумки наших убитых. Добыв такую они получают пропуск в уважаемые члены своего племени и харки41. Или пропуск в райские сады. Мы прекрасно видим их перемещения у подножия холма, пули рвали все тела насквозь никак не укрывая смельчаков. Я тщательно прицелились в одного и выпустил все три пули разом, поменял магазин и только тогда прильнул к мушке снова, одна точно попала воину в шею. Натекшая из верблюжьего горба кровь смешалась с человеческой и одинаково впиталась в песок.

- Надо вытащить лейтенанта, - предложил перебежавший ко мне Пачетти, - синьор был хорошим человеком, двое вызвались его вытащить, берберы могут попытаться его унести.

Я перебежал вглубь позиции в капитану, пули противно рикошетировали от камней, отбивая целые куски надо мной. Вашо был в сознании, мрачный Картье разогнулся и ожидающе посмотрел на меня.

- Морфий действует, но пулю мне не извлечь, если до вечера ничего не сделать...

- Не прогуляться мне больше по Каннебьер42, - резюмировал капитан, - действуйте как задумали, у них сейчас начнется зухр43, после начните пускать сигнальные ракеты каждые полчаса.

Почти утихшая стрельба снова усилилась, с противоположных высот раздались крики амиров призывающих воинов снова на позиции. Однако время уже было упущено, два стрелка-бородача уже шустро волокли завернутое в палаточное сукно тело под защиту камней. Берберы сильно не разозлились, обстрел понемногу утихал. Похоже многие из них покидали поле боя добившись главного на этот день. Караван разбит и разграблен. Часа через два на перевале с севера раздалась частая стрельба, егеря шли на подмогу.

1 - кантилена - монотонная певучая мелодия, в данном случае призыв на молитву в мечети.

2 - депо - фр. depot, устаревшее, штаб, включает учебные и хозяйственные подразделения.

3 - секцион - взвод во французской армии.

4 - Сен-Терез - форт в Оране, основная станция приема, учебы и распределения маршевых пополнений в Западном Алжире.

5 - Абу-Амама - популярный в Южном Оране и прилегающем Марокко мусульманский проповедник, с весны 1881 года возглавлявший сопротивление племен французам, нанес им ряд поражений местного значения.

6 - джиш, джиуш - небольшой конный отряд у туарегов

7 - табор - подразделенние регулярной султанской армии Марокко, примерно равно батальону.

8 - махзен - в данном случае имеются в виду племена макиль, удайа и гарба, арабские племена, исполняют военную обязанность, составляя "гиш"(армию) марокканского султана. Имели особую организацию и управление, схожую с казачеством. Управлялись выборным советом войсковых старшин "джемаа", получали земельные угодья за службу и не платили налогов.

9 - реззу - араб. раззия, набег, арабский или берберский отряд совершающий набег.

10 - мажор - специфическое звание во французской армии, примерно между старшиной и прапорщиком, авторитетный старослужащий из рядовых, обычно пожилой, представляющий солдатский коллектив, решающий хозяйственные и денежные вопросы, обычно таких всего один-два на часть.

11 - адьютант-шеф - заместитель командира.

12 - табльдот - общий обеденный стол в кафе, ресторанах, пансионатах, курортных столовых.

13 - месса - строго говоря столовая для сержантского и офицерского состава во французской армии, месс-сузо и месс-офисье соответственно, однако по оформлению и кухне ближе к ресторанам, допускается алкоголь, обслуживается дежурными рядовыми. В отдаленных гарнизонах бывают объединены в общую мессу.

14 - дижестив - фр. digestif - средство, способствующее пищеварению, алкогольные напитки подаваемые после еды.

15 - шлабор - прозвище солдат по призыву, распространяемое на всю "линейную" призывную армию, противопоставляется контрактным африканским и колониальным войскам из "добровольцев".

16 - cafard - специфическое состояние французской души, тоска, томление, когда совершаются необъяснимые поступки.

17 - савари - полурегулярные племенные туземные формирования с командирами из колониальных офицеров в Ливии

18 - шакалы - прозвище зуавов, возможно за светло-серый цвет шинелей во второй половине XIX века.

19 - мастика - мастичное дерево, вечнозеленный кустарник из рода фисташковых

20 - альфа - или эспарто, злаковое растение семейства ковыльных, дает особо прочное волокно, применяемое для производства мягких плетенных изделий.

21 - бледа - в широком смысле глушь, сельская местность, а Алжирии малонаселенные области вглубь от побережья

22 - В нашей реальности данный случай действительно произошел в конце марта 1908 года, из роты застигнутой снежной бурей на перевале к Фортхассе выжили единицы.

23 - спин - элемент верховой езды, когда животное заставляют сделать круг по минимальному радиусу, больше двух кругов сделать невозможно, у лошади начинает кружиться голова.

24 - Имеется в виду Йcole Libre des Sciences Politiques, Вольная школа свободных политических наук, основанная в начале 1870-х группой французских интелектуалов. Ныне Sciences Po входит в число грандов. Через квартал от школы на авеню Сен-Жермен располагается Француское географическое общество.

25 - Рокамболь - главный персонаж цикла авантюрных романов Понса дю Террайя, очень популярный во Франции, первый литературный супергерой, смесь и прообраз Фантомаса, Тарзана и Джеймса Бонда. Стал нарицательным выражением.

26 - Французские колониальные офицеры внесли большой вклад в изучение истории Сахары. Капитан Картье участвовал в исследованиях геолога Фламана на плато Тассили, в вади Асуф, издавшего первый каталог фресок из 200 мест, лейтенант Ланней обнаружил в Тамажерте изображения колесниц, подтвердив точность сообщений Геродота, лейтенант Бренан зарисовал в районе Джанета большое число рисунков, легших в основу работ крупнейших специалистов по первобытному наскальному искусству аббата Брейля и Анри Лота

27 - мехари - порода быстроходных одногорбых верблюдов. Колониальные власти создавали для действий в пустыне отряды кавалерии на верблюдах, т.н. мехаристов, комплектовались из туарегов.

28 - Смесь французских, туарегских и арабских слов. Руми - туарегское обозначение французов, и вообще всех европейцев.

29 - гумьеры - небольшие наемные отряды легковооруженных туземцев, применялись для пограничной, разведывательной и курьерской службы, отличные проводники и следопыты.

30 - кус-кус - национальное арабское блюдо из зерен кукурузы, сорго и других злаков, сваренных с мясом.

31 - тарут - высохшие до каменного состояния останки стволов кипарисов, росших во множестве в древние периоды влажной Сахары, собирается в растопку туарегами и сейчас уже является редкостью, дает очень ароматный дым.

32 - Фрер Перло - оружейная фабрика во французском Льеже, выпускавшая популярные в колониальных войсках револьверы системы Камелот-Дельвиня.

33 - По этому адресу в реальности располагался нашими словами "особый отдел оранского генерал-губернаторства"

34 - Имеется в виду большая тройка французский газет XIX века "La chronique de Paris", "Le Moniteur", "La Gazette de France"

35 - Стихи Уле фон Лу на картину "Девочка с чашкой", Карл Кристиан Хансен.

36 - В реальности командир верховой роты и революционный бригадный генерал, отметившийся в подавлении роялистского мятежа, имели одинаковую фамилию, возможно они в самом деле родственники.

37 - Клиши - роялистский клуб существовавший в 1797 году в период сентябрьских выборов, разгромлен в ходе переворота 18 фрюктидора того же года.

38 - Энтенте кордиаль, Сердечное согласие - военно-политический союз в окончательно сформировавшийся в начале 1890-х годов из стран профранцузского альянса - Французской, Батавской, Гельветической, Североитальянской республик, Рейнской Федерации, королевства Дания и королевства Эйре, которым присоединились Королевство Двух Германий и Венгерская республика.

39 - Les pиres ont mangй des raisins verts - отсылка из библейского сюжета: отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина.

40 - Второе бюро Генерального штаба Франции, военная разведка и контразведка.

41 - харка - ополчение, племенная дружина у берберов.

42 - Каннебьер - наиболее популярная для гуляний улица Марселя.

43 - зухр - полуденный намаз.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"