ымы: другие произведения.

Ссср-Франция. Смена власти в 1937 году.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.21*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтернативная история. Что было бы если... в данном случае, если бы в СССР и Франции в 1937 произошла смена власти.

  02.05.1935. Подписывается советско-французский Договор о взаимопомощи сроком на 5 лет (который, однако, не дополнен военным соглашением).
  16.05.1935. В Праге подписан советско-чехословацкий договор о взаимной помощи (который должен был вступить в силу лишь в случае соблюдения Францией своих обязательств по оказанию помощи стороне, подвергшейся нападению).
  04.06.1935. Новое правительство Франции формирует Пьер Лаваль
  25.07.1935. В СССР проходит VII конгресс Коминтерна (Третьего Интернационала), который заявляет, что в демократических странах коммунисты окажут поддержку правительствам в борьбе против фашистских государств (работает до 20 августа), принял тактику "народных фронтов", объединяющих все левые силы против фашизма.
  03.11.1935. Французские социалистические организации объединяются в Союз социалистов и республиканцев во главе с Леоном Блюмом и вскоре устанавливают тесные отношения с социалистами-радикалами и коммунистами в целях образования Народного фронта.
  23.01.1936. Во Франции критика Пакта Хоара-Лаваля, заключенного в декабре 1935 года, вынуждает премьер-министра Пьера Лаваля уйти в отставку. Новое правительство формирует Альбер Сарро.
  03.05.1936. Во Франции левые партии, поддерживающие идею образования Народного фронта, получают на парламентских выборах 376 мест (социалисты - 147, радикалы - 106, коммунисты - 72 и другие партии - 51). У остальных партий 232 места.
  04.06.1936. Во Франции Социалист Леон Блюм формирует правительство Народного фронта.
  Июнь 1936. Во Франции запрещены фашистские партии и организации. Лаваль, при посредничестве Де Ля Рока (президент "Огненных крестов") встречается с Петэном, Вейганом, лидером неосоциалистической партии Деа (министр авиации в прошлом правительстве), лидером Народной французской партии Дорио. На базе достигнутых договоренностей, создан Союз патриотов, выдвигающий лозунги перестройки государства в авторитарном духе, требования социальных реформ, укрепления обороноспособности, противостояния левым преобразованиям. Союз патриотов поддерживает компания Ванделя (крупнейшая в области чёрной металлургии).
  Июль 1936. В Испании начался мятеж под руководством Франко.
  Во Франции национализация оборонной промышленности. Контакт Союза патриотов с промышленниками при посредничестве Ванделя. Союз патриотов получил широчайшую (в первую очередь финансовую) поддержку промышленников, владельцев предприятий ВПК. Петэн вовлекает в движение офицера своего штаба Де Голля, автора нескольких книг. Книга Де Голля "Как ломают шпаги", представляющая собой резкую критику политики правительства Блюма, имеет успех. Главная мысль - французская армия полторы сотни лет не вмешивалась в политику, но сейчас опасность для страны настолько велика, что армия молчать не может. Умеренное крыло Союза патриотов использует этот лозунг как довод против правительства, провоцирующего армию на выступление, радикальное крыло - как прямой призыв к армии. Рост общественной поддержки Союза патриотов. Падение доверия к правительству Блюма.
  В СССР. Во время командировки в Киев, на даче Якира состоялся разговор Тухачевского, Гамарника, Якира. Откровенно обменявшись мнениями, они планируют приход к власти. При этом все трое понимают, что реален только военный переворот наполеоновского типа, но он невозможен без поддержки в партии и НКВД. Принято решение о необходимости в случае переворота устранения Сталина, Молотова, Ворошилова, Ягоды.
  В Москве происходит личная встреча Литвинова (НКИД) и Манульского (Коминтерн), оба выступают против сближения с Германией, Литвинов (опираясь на мнение группы работников НКИД) предлагает идею постепенной либерализации советской власти, частичный возврат к НЭПу. Мануильский опасается попасть в число репрессированных по делам о Коминтерне. Оба недовольны существующим составом Политбюро и секретарей ЦК.
  19.08.1936. В СССР первый открытый процесс - дело "троцкистско-зиновьевского центра", (в их числе Г. Зиновьев, Л. Каменев, Г. Евдокимов и И. Смирнов). Подсудимые дают показания против Н. Бухарина, А. Рыкова и М. Томского. Все приговорены к смертной казни и расстреляны 25 августа.
  10.09.1936. В СССР следствие по делу Н. Бухарина и А. Рыкова официально прекращено за отсутствием "законных оснований" для предъявления обвинения.
  18.09.1936. В СССР Решение Секретариата ИККИ об отправке в Испанию добровольцев коммунистов, имеющих боевой опыт, для участия в войне на стороне Испанской республики.
  25.09.1936. Руководителем НКВД решено назначить Н.Ежова.
  27.09.1936. Франция, Швейцария и Нидерланды объявляют об отказе от золотого стандарта.
  Сентябрь 1936. Агранов встречается с Гамарником. В разговоре Агранов жалуется на некомпетентность и грубость Ежова, его неверные решения, ведущие к развалу НКВД. Гамарник рассказывает, что такая же ситуация в НКО, где Ворошилов точно также принимает явно некомпетентные решения и не слушает советов специалистов. Агранов, предполагая существование какой-то группы военных, намекает, что и Ворошилов и Ежов ставленники Сталина, и задается вопросом, не допустил ли Сталин ошибку, назначая непрофессионалов.
  Агранов встречается с Литвиновым, оба выступают против сближения с Германией. Литвинов жалуется на упрямство Молотова, его склонность к союзу с фашисткой Германией, излагает идею постепенной либерализации советской власти, частичного возврата к НЭПу. Агранов поддерживает эту идею. Оба недовольны существующим составом Политбюро и секретарей ЦК.
  Гамарник встречается с Мануильским, происходит разговор о неверности партийного курса и сомнениях в политике Политбюро и секретарей ЦК.
  На основании этих встреч, в конце сентября 1936г. в Москве происходит встреча Тухачевского, Гамарника, Агранова, Литвинова, Мануильского. Обменявшись мнениями, они планируют приход к власти и реформы армии, партии, НКВД, смену курса на укрепление связей с Францией, которую видят "естественным союзником" против Германии, постепенную либерализацию советской власти, частично возврат к НЭПу. Принято решение о необходимости устранения Сталина, Молотова, Ежова, Ворошилова. Всем понятно, что без их ликвидации шансов нет. Поднят вопрос о поддержке партии. Агранов и Литвинов заявляют, что без поддержки в партии, планы не осуществимы. При обсуждении, отвергаются все секретари ЦК, но принято решение прояснить с помощью Якира позиции "украинской группы" - членов Политбюро Косиора, Чубаря, Петровского. В начале октября 1936г. Якир организует встречу Косиора и Тухачевского. Косиор близок к опале, взволнован результатами процесса троцкистско-зиновьевского центра и заинтересован в смене власти.
  17.10.1936г. Косиор приезжает в Москву на заседание Политбюро. Вечером на даче Агранова происходит встреча Тухачевского, Косиора, Агранова, Литвинова, Мануильского. В ходе обсуждения окончательно складывается блок заговорщиков: Тухачевский и Гамарник от армии, Агранов от НКВД, Косиор и Чубарь от партии, Литвинов от НКИД, Мануильский от Коминтерна. Соответственно складываются и отношения. Тухачевский, Агранов и Косиор становятся лидерами блока. При этом, за Тухачевским кроме поддержки в армии - авторитет в стране, а вот Агранов в партии и стране известен мало, хотя пользуется огромным влиянием в НКВД. Косиор имеет авторитет в партии, член ПБ, его группа полностью контролирует Украину. Но у нет поддержки в силовых структурах. Литвинов имеет неплохой авторитет в партии, отличные связи за рубежом. Мануильский фактически руководит Коминтерном, но это все. Пытаясь укрепить свое положение среди заговорщиков, Мануильский предлагает срыв политики Народного фронта во Франции, который можно будет поставить перед партией в вину Сталину и Молотову. Литвинов заявляет, что в таком случае к власти во Франции придут правые, упоминает книгу Де Голля. Тухачевский вспоминает о личном знакомстве с Де Голлем. Агранов предлагает план личного контакта Тухачевского с правыми во Франции через Де Голля. План принимается, заговорщики договариваются о встрече в ноябре. Блок ставит задачу проведения силами армии и НКВД переворота, ликвидацию Сталина, Молотова, Ежова, Ворошилова и Кагановича и приход к власти.
  Ноябрь 1936. Германия и Япония заключили Антикоминтерновский пакт, направленный против Советского Союза. Через год к нему присоединится Италия.
  В СССР: Начинают складываться группы заговорщиков. В партии это "украинская группа" членов ПБ и руководителей УССР - Косиора, Чубаря, Петровского, но вербовка ими новых членов затруднена - идет борьба с оппозицией. Косиор делает ставку на военный переворот и подчинение на этой стадии Тухачевскому. В армии Тухачевский и Гамарник вербуют новых участников. Якиром завербованы его бывший сослуживец командарм 2-го ранга Федько (заместитель командующего ОКДВА и командующий Приморской группой войск ОКДВА), его друг и сослуживец Дубовой (командующий войсками Харьковского ВО), через Федько и Аронштама (начальник политуправления Московского ВО, давний друг и соратник Тухачевского) Тухачевским и Аграновым завербован командарм 1-го ранга Белов (командующий Московским ВО). Тухачевским завербованы командарм 2-го ранга Великанов (командующий Среднеазиатским ВО) и ряд других. Заговорщиками распределены посты в будущем руководстве - Тухачевский занимает пост председателя Совнаркома, Агранов наркома НКВД, Косиор генерального секретаря партии, Якир - наркома обороны. Все участники заговора входят в Политбюро. Предполагается коллективное принятие важнейших решений.
  Резидент ИНО НКВД во Франции, по заданию Агранова, устанавливает контакт с Де Ля Роком, и через него с Петэном и Лавалем. Легенда для резидента - очередное использование якобы бонапартистских настроений Тухачевского для зондажа влиятельных кругов Франции. Реально заговорщики планируют союз с правыми национальными кругами Франции.
  В середине ноября Мануильский, пользуясь своим положением фактического главы Коминтерна и прикрытием Агранова, ориентирует главу французской компартии Тореза на выход из Народного фронта и разрыв с другими левыми партиями. Торезу настоятельно предложено дискредитировать Народный фронт, обещана поддержка (в первую очередь финансовая). Мануильский ссылаясь на решения Политбюро и "общую обстановку" заставляет Тореза согласится.
  Во Франции Петэн и Лаваль принимают предложение, и готовы к контакту с Тухачевским. В начале года (1936) Тухачевский уже был с визитом во Франции и встречался с руководством страны и армии, в т.ч. с Гамеленом (генерал-инспектором вооруженных сил, вице-председателем Военного совета), но выступал сторонником Германии. Уже тогда во Франции распространялась информация о военном заговоре Тухачевского, его бонапартистских и националистических настроениях (в тот раз это было очередной игрой советской разведки, но об этом французы не знают). Сейчас Петэн и Лаваль полагают, что военная оппозиция в СССР ищет союзников за рубежом. Имидж Тухачевского (созданный, в том числе в рамках советских разведопераций) вполне близок Союзу патриотов. Мнение о Тухачевском, как возможном заговорщике, националисте и "Наполеоне" подтверждает его знакомый по германскому плену Де Голль, а также сочувствующий Союзу патриотов полковник контрразведки генштаба Робьен, встречавшийся с Тухачевским в феврале 1936.
  Во Франции Союз патриотов усиливает антиправительственную пропаганду. Кроме того, создаются неофициальные отделения Союза в армии. На собрании лидеров Союза патриотов - Петэн, Лаваль, Вейган, Тардье, Дорио, Де Ля Рокк присутствуют Вандель от промышленников, Ноге от колониальной армии. В Союз вступает и Шотан. Собранием решено отказаться от идеи переворота, поскольку видны предпосылки к правительственному кризису, и есть возможность прихода к власти на выборах. Решено пойти на более тесный контакт с заговорщиками в СССР, используя их влияние на коммунистов для раскола Народного фронта. Большинство газет резко критикуют правительство Блюма и Народный фронт. Компартия Франции неожиданно для всех выступает с критикой правительства и Народного фронта.
  
  В СССР Агранов заканчивает проработку встречи Тухачевского и Петэна. Петэну предложена поддержка в политической борьбе внутри Франции, взамен заговорщики просят поддержки их курса сейчас и особенно после переворота. Агранов, докладывает о кризисе во Франции, возможности распада Народного фронта и прихода к власти правых. Литвинов докладывает Сталину о том же, делая вывод о срыве политики Народного фронта. Мануильский информирует руководство, что французские социалисты ведут к разрыву блока с коммунистами. Агранов подтверждает эту информацию. В связи с событиями в Испании, Сталин придает огромное значение ситуации во Франции, и Агранов выходит к Ежову с предложением провести встречу Тухачевского и Петэна, используя старую "бонапартистскую" легенду Тухачевского. Официальная цель встречи - зондаж намерений Союза патриотов в отношении СССР и Испании. Ежов поддерживает эту идею, Сталин санкционирует командировку Тухачевского. Встреча назначена на 20.12.1936г.
  Декабрь 1936. Франция девальвирует франк. Принят план обороны Франции, предполагающий создание Министерства обороны, продолжение строительства линии Мажино и национализацию оружейного завода Шнайдера-Крюзо.
  20.12.1936г. Тухачевский с официальным визитом посещает Францию. В Париже проводится встреча Тухачевского и Петэна. Достигнуто соглашение о союзе блока Тухачевского и Союза патриотов, взаимной поддержке во внутренней политической борьбе и союзе стран после переворота. Тухачевский и Петэн оговаривают союз Франции и СССР, под их руководством, в целях доминирования в Европе. Союз направлен против Германии и Англии, имеется ряд противоречий по поводу Восточной Европы, но стороны в принципе готовы искать компромисс.
  В СССР: В Москве встречаются Тухачевский, Агранов, Косиор и Мануильский. По результатам встречи Тухачевского решено оказать возможную поддержку Петэну по линии Коминтерна, иностранного отдела ГУГБ НКВД (внешняя разведка) подчиненного Агранову и НКИД. Литвинова должен проинформировать Мануильский. Косиор поднимает вопрос о Троцком. Заговорщики приходят к мнению, что Троцкий, все еще сохраняющий авторитет у части членов партии, может вмешаться в борьбу за власть после устранения Сталина. Обсужден вопрос о ликвидации Троцкого, эту задачу берет на себя Агранов.
  Во Франции: Растет пропаганда Союза патриотов. В армии сторонники наступления возмущены линией Мажино. Рост недовольных политикой правительства в обществе постоянно подогревается прессой, включая коммунистическую.
  Январь 1937. Во Франции: Правительственный кризис, социалисты требуют предоставить Леону Блюму чрезвычайные полномочия по управлению финансами. Против выступают большинство партий, особенно жестко критикуют Блюма коммунисты Союз патриотов, обвиняя его в попытке установления диктатуры. После отказа французского сената предоставить Блюму чрезвычайные полномочия, премьер-министр уходит в отставку. Радикалы и коммунисты выходят из блока Народного фронта, и заявляют о решении идти на выборы самостоятельно. Создан блок правых и консервативных партий, на базе Союза патриотов. Он получил название "Патриотический фронт". Кандидатом от блока становится Петэн. На выборах левые действуют разобщено, агитация коммунистов направлена против остальных левых и идеи Народного фронта. Патриотический фронт получает более двух третей (408 места) в парламенте, Петэн формирует правительство. В правительство входят лидеры Союза патриотов Лаваль - министр иностранных дел, Вейган - военный министр, Рейно - министр юстиции, Шотан - министр финансов, Тардье - министр промышленности, Де Ля Рокк - министр внутренних дел, Дорио - глава парламентской фракции. Ноге становится начальником Генштаба. Робьен занимает пост главы 2 бюро (военная разведка), Де Голль занимает пост суб-секретаря военного министра по вопросам национальной безопасности. Предлагается создание во Франции профессиональной мех. армии (500 тыс. чел., 4 тыс. танков), способной вести активные наступательные действия.
  Февраль 1937. В СССР: Самоубийство Г. Орджоникидзе.
  Собравшийся в конце февраля и начале марта 1937 пленум ЦК ВКП(б) обсудил следующие вопросы:
  "Дело тт. Н.И.Бухарина и А.И.Рыкова" (докладчик Н.И.Ежов);
  "Об уроках вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов" (докладчики В.М.Молотов, Л.М.Каганович и Н.И.Ежов);
  "О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников" (докладчик И.В.Сталин).
  Ежов в своем докладе и заключительном слове нарисовал картину широкого вредительства и предательства в органах НКВД.
  В принятой пленумом резолюции по докладам Молотова и Кагановича говорилось о широком размахе вредительства во всех отраслях народного хозяйства, советские и хозяйственные кадры обвинялись в политической близорукости, отсутствии бдительности, самоуспокоенности и обывательском благодушии. В резолюции по докладу Ежова задача разоблачить и разгромить "врагов народа" возлагалась на органы НКВД.
  В резолюции пленума говорилось:
  "Предательская и шпионско-вредительская деятельность троцкистских фашистов задела не только органы промышленности, транспорта и наркомвнудела. Она задела также наши партийные организации. Это выразилось, во-первых, в проникновении замаскированных троцкистов в партийные организации ряда областей и краев; во-вторых, в занятии ими довольно важных постов в областных, городских и районных организациях (вторые секретари обкомов, первые и вторые секретари горкомов, секретари райкомов, заведующие отделами обкомов и горкомов); в-третьих, в том, что наши партийные руководители на местах, прежде всего первые секретари ряда обкомов и крайкомов, не сумели разглядеть волков в овечьей шкуре и не только не противодействовали выдвижению троцкистских вредителей, но, ввиду своей политической слепоты, - даже содействовали этому".
  На февральско-мартовском Пленуме ЦК в выступлениях ряда членов ЦК по существу высказывались сомнения в правильности намечавшегося курса на массовые репрессии под предлогом борьбы с "двурушниками".
  Наиболее ярко эти сомнения были выражены в выступлении Постышева П.П. Постышев говорил: "Я рассуждал: прошли такие крутые годы борьбы, гнилые члены партии ломались или уходили к врагам, здоровые дрались за дело партии. (...) Я лично думаю, что в 1934 году здоровому члену партии, который прошел длительный путь ожесточенной борьбы с врагами за дело партии, за социализм, попасть в стан врагов невероятно. Я этому не верю. (...) Я себе не представляю, как можно пройти тяжелые годы с партией и потом в 1934 году пойти к троцкистам. Странно это...".
  Пленум внес тревогу в настроения высшего звена партии, НКВД, хозяйственников. В армии идут аресты близких к Тухачевскому командиров, что тревожит заговорщиков. Во время проведения пленума, состоялся ряд встреч заговорщиков. В итоге переворот назначен на апрель-май 1937г.
  В марте 1937г. Якир во время пленума встретил комдива Ткалуна, своего давнего знакомого. Ткалун с 1930 г. по ноябрь 1935 г. был военным комендантом г. Москвы, с ноября 1935. г. по январь 1936 г. - комендантом Московского Кремля (назначение "продавил" нарком обороны К. Е. Ворошилова, не допустив назначения представителя НКВД), с января 1936 г. переведен в НКВД, сохранив пост начальника Управления Комендатуры Кремля НКВД СССР. Ткалун недоволен переводом и насторожен фактами арестов в НКВД. Вечером, Якир, Гамарник и Агранов встречаются с Ткалуном и в ходе разговора убеждают его примкнуть к заговору.
  Складывается план переворота - поскольку заговорщики не рассчитывают на привлечение масс, решено ликвидировать Сталина в его кабинете в Кремле, во время приема, после чего с помощью Ткалуна связаться с командующим Московским ВО Беловым, и под предлогом защиты от убивших Сталина "врагов народа" занять ключевые точки Москвы войсками. Группа сотрудников Агранова, в это же время, под предлогом ареста "убийц Сталина" уничтожит Молотова, Ворошилова, Ежова, Кагановича, после чего ГУГБ арестует ряд их сторонников, под предлогом участия этих лиц в убийстве Сталина.
  Агранов (через Ежова), Литвинов, Мануильский (в докладе по вопросу ситуации во Франции и Испании), дезинформируют Сталина, приписывая последние проблемы советской политики в Испании и Франции влиянию Троцкого, преувеличивая при этом его активность и возможности. Агранов предлагает Ежову провести операцию по ликвидации Троцкого. Ежов выходит с этим предложением к Сталину, Сталин санкционирует операцию.
  Апрель 1937 В СССР: В начале апреля Спец. Группой особого назначения (СГОН) ГУГБ НКВД подготовлено покушение на Троцкого. Операцию проводит отозванный из Испании Эйтигон, руководит операцией Серебрянский.
  Якир находит и вербует исполнителя покушения на Сталина - комкор Криворучко Н.Н. (заместитель командующего Киевским ВО, бывший "котовец").
  27.04.1937г. в Мексике группой Сикейроса убит Троцкий.
  25.04.1937г. Якир и Криворучко обращаются к Сталину с просьбой принять их, по вопросу кадровой политики в Киевском ВО. Прием назначен на 2.05.1937г.
  27.04.1937г. Под Москвой, в охотничьем домике охотохозяйства МВО, во время охоты проведена встреча Тухачевского, Гамарника, Якира, Белова, Агранова, Косиора, Чубаря. Переворот назначен на 2.05.1937г. Согласован план действий, операция получила название "Пер".
  2.05.1937г. Во время приема в кабинете у Сталина, организованным для обсуждения положения в Киевском ВО, (присутствуют Сталин, Якир, Криворучко), комкор Криворучко убивает Сталина пронесенным (с помощью Ткалуна) кинжалом. Криворучко арестован, кремлевской охраной (не сопротивлялся, поскольку это было заранее согласованно).
   Якир, при помощи Ткалуна передает сообщение об убийстве Сталина в штаб Московского ВО (где находятся Тухачевский, Гамарник и Белов), и на Лубянку Агранову. Получив сигнал, Агранов информирует своих доверенных людей (частично уже вовлеченных в заговор) о ликвидации Сталина (в первую очередь начальника СГОН ИНО Серебрянского и зам. начальника Оперативного отдела ГУГБ Воловича). После получения такой информации, зная, о совершенной ликвидации Сталина, группа руководителей НКВД поддерживает Агранова. Выбора у них, впрочем нет - к команде Ежова никто из них не принадлежит, и в случае неудачи они расстаются не только с петлицами. Для придания видимости легальности, на Лубянку приезжает член политбюро Чубарь. Сотрудникам СГОН, Оперативного отдела и секретно-политического отдела - СПО (которым с 17.04.1937г. руководит лично Агранов) Чубарь и Агранов сообщают о попытке троцкистского переворота и убийстве Сталина, сообщив, что убийство совершено заговорщиками в числе которых Ежов и Фриновский. Версия для оперсостава продумана заранее, и задача поставлена жестко - якобы опасность переворота велика, все заговорщики неизвестны, поэтому руководство заговора следует ликвидировать при аресте. Сотрудниками СГОН, под личным руководством Агранова, в служебном кабинете убит Ежов. Сотрудниками Оперативного отдела под руководством Серебрянского и Воловича убиты зам. наркома - новый начальник ГУГБ Фриновский и начальник Оперативного отдела ГУГБ Николаев-Журид. После этого Агранов, как зам. наркома практически полностью контролирует НКВД.
  В штабе МВО остаются Белов и член ПБ Петровский. В Кремль введены части МВО, легенда для войск та же - попытка троцкистского переворота и убийство Сталина. Поддержку и "легитимность" легенды осуществляет Петровский. Тухачевский, Гамарник и Косиор приезжают в наркомат обороны, там Тухачевский и Гамарник, используя версию переворота и поддержку Косиора, устанавливают контроль над армией.
   При аресте убиты Молотов, Ворошилов, Каганович.
  Созвано срочное заседание Политбюро, на нем присутствуют члены ПБ Калинин, Андреев, Чубарь, Косиор, Микоян, Петровский, Рудзутак и приглашенные Тухачевский, Агранов, Гамарник. Отсутствуют находящийся в Ленинграде Жданов, уехавшие вечером 1 мая и находящиеся в пути Эйхе (секретарь Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) и Постышев (секретарь ЦК КП(б) Украины). Присутствующих, не входящих в заговор на заседание привезли военные.
   На заседании Калинин, Андреев, Микоян и Рудзутак не владеющие полной информацией о происходящем, но видящие, что контроль перешел к армии и НКВД, а Косиор, Чубарь и Петровский явно участвуют в руководстве событиями, принимают верховенство Косиора.
  Принято решение о срочном созыве ЦК и срочном проведении 18 съезда партии. До проведения заседания ЦК, принято и подписано всеми присутствующими решение о назначении Косиора - временным генеральным секретарем ВКП(б), Тухачевского - временным председателем Совнаркома и одновременно наркомом обороны, Агранова - временным наркомом внутренних дел, до утверждения их ЦК.
   В СССР введено военное положение. РККА и НКВД подняты по тревоге. Объявлено по радио о провалившейся попытке переворота группы Ежова-Кагановича, смерти Сталина. Смерть Молотова и Ворошилова приписывается "заговорщикам Ежову и Кагановичу". Страна, узнавшая о смерти Сталина, в шоке. Руководство партии, государства, армии и НКВД в растерянности. В этой обстановке реальные заговорщики берут под контроль партию и страну. НКВД, при поддержке армии начинает аресты лиц, считающихся противниками группы Тухачевского. Аресты пока немногочисленны.
  Ткалун арестован вечером, после замены охраны Кремля армейским подразделением. Ночью Криворучко и Ткалун убиты в камере внутренней тюрьмы. Официальное заключение - самоубийство. Вся смена надзирателей и врач тюрьмы арестованы по обвинению в халатности (3.05.1937 расстреляны).
   Арестованы и расстреляны люди близкие к Кагановичу и Ежову, в т.ч. Маленков, Мехлис, Хрущев, Булганин, Каганович М.М., Бурмистенко, а также люди из аппарата Сталина, в т.ч. Поскребышев, Власик, Двинский, Яковлев Я.А., Пятницкий. Арестованы и расстреляны руководители НКВД из числа "ежовцев", в т.ч. зам. наркома Жуковский, нарком внутренних дел Украинской ССР Балицкий, начальники отделов Литвин, Шапиро и ряд других.
   Вместо Хрущева первым секретарем Московского областного и городского комитетов партии избран Бауман. Вместо Маленкова зав. отделом руководящих парторганов ЦК назначен Косиор (брат Косиора С.В.). Попов Н.Н. назначен редактором "Правды" и одновременно зав. отделом печати и издательств ЦК вместо Мехлиса, Стецкий - зав. отделом ЦК вместо Пятницкого, Зеленский - зав. сельскохозяйственным отделом ЦК и 1-м зам. пред. Комитета партийного контроля при ЦК вместо Яковлева. Начальником ГУГБ НКВД и зам. наркома назначен Евдокимов, наркомом внутренних дел Украинской ССР вместо Балицкого - Дерибас, зам. наркома вместо Жуковского и начальником оперативного отдела назначен Волович.
  8.05.1937 В Москве проходит совместное заседание пленума ЦК ВКП(б), Совнаркома и руководства ЦИК. Заседание ведет Косиор. На заседании Косиор и Тухачевский продавливают свои решения. Среди остальных участников нет четко сложившейся оппозиции, нет ярко выраженных групп и лидеров, поэтому выступать против никто не решается, все выжидают.
  Секретарями ЦК избраны Косиор, Литвинов, Мануильский, Чубарь.
  В состав Политбюро вошли: члены - Гамарник, Косиор, Мануильский, Межлаук, Микоян, Литвинов, Петровский, Рудзутак, Тухачевский, Чубарь, Якир. Кандидаты: Агранов, Жданов, Калинин, Постышев, Эйхе. Косиор избран генеральным секретарем. Тухачевский назначен председателем СНК, Якир наркомом обороны, Агранов наркомом внутренних дел. Чубарь занимает пост первого секретаря ЦК Украины. С поста председателя ЦИК и ВЦИК снят Калинин, с поста секретаря ЦК - Жданов, оба с формулировкой "политическая близорукость, проглядели блок Ежова-Кагановича". С той же формулировкой из Политбюро выведен Андреев и назначен на должность наркома водного транспорта. Победившая группа пока не пользуется полной властью в стране и не рискует без причин снимать конкурентов, поэтому Жданов пока остается кандидатом в члены Политбюро и первым секретарем Ленинградского обкома. Председателем ВЦИК и одновременно председателем ЦИК СССР назначен Петровский. Калинин назначен уполномоченным СНК по Дальнему Востоку, переведен из членов в кандидаты в члены Политбюро. Кроме того, Косиор и Тухачевский не планируют резких изменений во внутренней политике, и в целом не видят серьезной оппозиции. В армии не существовало сложившейся группы Ворошилова, в связи с чем чистки, по сути не проводилось. Арестованы и расстреляны были лишь наиболее близкие сотрудники Ворошилова, в числе которых Штерн и Хмельницкий. Разумеется, в наркомате обороны произошли серьезные перестановки. В первую очередь, на повышение пошли люди Якира-Гамарника.
  После переворота, в армии начала складываться группа Тухачевского. Ранее Тухачевский не имел серьезного окружения и не смог собрать среду, на которую мог бы опираться. Однако, как весьма авторитетная военно-политическая фигура, Тухачевский привлекал к себе всех реально или мнимо "обиженных", "ущемленных" по службе или несогласных с официальным курсом военного строительства. После прихода к власти, ситуация разумеется изменилась. На Тухачевского стали ориентироваться Белов, Степанов (начальник штаба Московского ВО), руководство ЗабВО, начальник Военно-транспортной академии Пугачев, руководители ГАБТУ и Управления ВВС, начальник УКНС Фельдман, инспектор пехоты РККА Павлов А.В.
  Хроническая неприязнь, возникшая еще в 1920 г. из-за соперничества и роковых событий советско-польской войны, по-прежнему оставалась между Тухачевским и Егоровым, Буденным (и их группами), "генеральской группой Седякина-Ковтюха". Не столь ярко выраженной, но устойчивой, особенно после острого конфликта по проблеме модернизации армии, была несовместимость Тухачевского и Шапошникова, напряженные отношения были у Тухачевского с Уборевичем.
  В группе же заговорщиков возникли ранее приглушенные противоречия. После успешного переворота на ведущую роль выходит Тухачевский, как одна из наиболее известных и авторитетных фигур, как в СССР, так и за рубежом. Такое положение разумеется не устраивало "украинскую группу", в первую очередь, партийную часть - Косиора и Чубаря. В том числе поэтому, не только не последовали репрессии в отношении группы "первоконников", но и перемещения в этой группе были минимальны (в частности начштаба Уральского ВО Соколовский был назначен на должность командующего Уральского ВО, а заместитель командующего Московского ВО Горбачев стал командующий Приморской группой ОКДВА). Именно поэтому, в том числе, чтобы иметь в армии противовес усиливающемуся Тухачевскому, Якир и Гамарник частично блокировали выдвижение людей Тухачевского. Кроме того, Косиор и Гамарник убедили Тухачевского занять пост Председателя СНК, мотивируя необходимостью скорейшей легитимизации нового режима как внутри страны, где популярность Тухачевского была на высоте, так и за границей, в первую очередь, во Франции и Германии. Этим они решали сразу несколько проблем - с одной стороны, назначение маршала главой правительства действительно стабилизировало политическую напряженность и давало возможность для успешной внешнеполитической работы. За границей имя Тухачевского давно связывалось с возможностью установления "бонапартистского" режима в СССР и предполагалось положительное отношение к такому режиму. С другой стороны, на посту Председателя Тухачевский отрывался от армии, что ограничивало его возможность по установлению единоличной диктатуры, кроме того, это назначение и пропагандируемый за рубежом образ пришедшего к власти "советского Наполеона" не мог не вызвать настороженность и опасения в партии.
  Пост наркома обороны занял Якир. Гамарник сохранил должность 1 зам. наркома, 2 замом (вместо Тухачевского) в благодарность за участие в перевороте назначен Белов. Егоров с должности начальника ГШ переведен командующим ПриВО, его замы Меженинов и Левичев - во внутренние округа. Седякин (зам. нач. ГШ, нач. УБП) назначен начальником Военно-транспортной академии. Новым начальником ГШ стал Пугачев, его заместителями Корк, Гарькавый, Халепский. В Московский ВО переведены участники заговора - командующим МВО Дубовой, замкомандующего - Великанов, начштаба - Василенко. Буденный остался инспектором кавалерии РККА, на должность инспектора пехоты РККА переведен Блюхер, командующим ОКДВА вместо него назначен Уборевич. Вопреки идее Тухачевского, о приоритете западного направления, Уборевич и Якир не считали западный театр военных действий первостепенным. Наоборот, все их внимание было обращено на Дальний Восток. Они, особенно Уборевич, считали, что стратегически наиболее важным является дальневосточный театр военных действий, тем более что Уборевич имел большой и положительный опыт командования войсками на Дальнем Востоке в 1922-1924 гг. Уборевич имел устойчивую репутацию одного из самых способных и подготовленных советских генералов, как в СССР, так и за его пределами. Отношение же к Блюхеру у Якира и Тухачевского было резко отрицательным. Командующим Приморской группой ОКДВА (вместо переведенного командующим Киевским ВО заговорщика Федько) назначен Горбачев, начальником штаба ОКДВА Уборевич убедил назначить своего давнего начштаба Венцов-Кранца. Бывший инспектор пехоты РККА Павлов А.В. (человек Тухачевского) назначен командующим Белорусского ВО. Шапошников переведен командующим САВО, на его место командующим Ленинградским ВО назначен бывший начштаба КВО Кучинский.
   Естественно, все перестановки повлекли изменение должностей и нижестоящих командиров.
  В середине мая Тухачевский и Генштаб РККА изложили свое новое видение геостратегической ситуации. Этому способствовало изменение геополитической обстановки, вызванной дальнейшим сближением с Францией и, как противовес этому сближению усиление контактов между Германией и Англией, а также Германией и Польшей. Генштаб в рамках концепции Тухачевского усматривал в этом скрытый военный союз, направленный против СССР и, возможно, Франции. Основными положениями были:
   1. Эстония и Латвия, вероятно, будут занимать нейтральную позицию, но Финляндия, в случае реальной помощи ей со стороны Германии, может выступить против СССР.
  2. Германия, в союзе с Польшей, и при помощи Англии - основной организатор антисоветской интервенции.
  3. Бить порознь Польшу и Германию невозможно, ввиду их тесного географического расположения.
  4. Литва легко может быть оккупирована германо-польскими силами в первые же дни войны.
  5. Из Литвы (со стороны Шавли) Германия, угрозой Риге, может оказать давление на позицию Латвии и получает авиационный плацдарм для систематических налетов на Ленинград и Кронштадт (500 км).
  6. Румыния, по всей вероятности, не выступит совместно с Польшей.
  7. Отношения Польши, как и Германии, с Чехо-Словакией сильно натянуты.
  Таким образом, для Красной Армии позиционировалась необходимость борьбы с польской и германской армиями.
  Стратегически наиболее выгодным путем предполагался превентивный удар, быстрый разгром армиями вторжения вооруженных сил Эстонии, Латвии и Литвы с тем, чтобы выход наших главных сил, действующих севернее Полесья, на линию Кенигсберг-Брест-Литовск произошел в условиях, когда эти главные силы будут иметь за собой широкий, охватывающий тыл. Тухачевский считает целесообразным ради развертывания советских войск в Прибалтике (в случае несогласия прибалтийских стран по договоренности пропустить на их территорию советские войска) "повторить Бельгию", т. е. сделать то же, что в 1914 г. предприняли германские войска при наступлении на Францию: нарушили нейтралитет Бельгии и Голландии. Иными словами, совершить вооруженное вторжение и оккупацию Прибалтики для создания нависающего советского фланга над германскими войсками, которые могли бы наносить свой удар по силам Красной Армии, наступающим из Белоруссии.
   Убежденный в неизбежности для СССР войны на два фронта, Тухачевский настаивает на срочном и значительном увеличении армии и количества ее соединений. Предложено число стрелковых дивизий мирного времени поднять до 250, увеличить артиллерийский и танковый резерва Главного Командования. Предложения означают новый рывок в модернизации оборонной системы РККА и СССР и, следовательно, резкое увеличение бюджетных расходов на оборону.
  Май 1937 В Великобритании
  Коронация короля Георга VI в Вестминстерском соборе, в Лондоне, вскоре после которой открылась Имперская конференция (проходила с 14 по 15 июня).
  После отставки премьер-министра Болдуина в новое Национальное правительство, возглавляемое Н. Чемберленом, входят Саймон в качестве министра финансов и Иден в качестве министра иностранных дел.
  Заключенное в январе 1937г. англо-итальянское соглашение о свободе судоходства в Средиземном море, подвергается критике со стороны Лаваля, как ущемляющее интересы Франции.
  Июнь 1937 Тухачевский и Литвинов во главе советской делегации выезжают во Францию. После напряженных переговоров, заключен договор, получивший название "Пакт Петэна - Тухачевского". Договор предусматривает военную помощь в случае нападения на одну из сторон, укрепление военно-политического и экономического сотрудничества. Достижением советской дипломатии считается признание французами сферой советского влияния Прибалтики (Финляндия, Литва, Латвия, Эстония) и подтверждение прав СССР на Бессарабию. Франция не имела интересов в этих районах, более того, Прибалтика считается сферой интересов Великобритании и Германии, а Румыния - Великобритании, Германии и США, таким образом, французы усиливали противоречия между СССР и этими странами, одновременно увеличивая свое влияние в мире. Кроме того, договор предусматривает режим наибольшего благопрепятствования для французского экспорта в СССР, увеличение объема импорта сырья из СССР во Францию, фиксированные цены на советский импорт, предоставление Францией связного кредита в 200 млн. долларов на развитие добывающей промышленности СССР сроком на 5 лет с погашением кредита сырьем по согласованному списку, по установленным в приложении к договору ценам. Отдельным вопросом стало обсуждение предоставление Польшей коридоров для советских войск, в случае возможной войны с Германией. Польша на тот момент вышла из сферы влияния Франции, и сближается с Германией, в связи с чем у СССР и Франции нет реальных рычагов воздействия на поляков. В связи с этим, одним из вариантов становится нанесение советскими войсками удара по Польше, в том числе превентивного.
   Приоритетом французской политики становится стремление к доминированию в Европе и усилению влияния в мире, с опорой на поддержку (в первую очередь, военную) на СССР. В русле этой политики, правительство Петэна ставит задачи вытеснения Великобритании из Югославии и Греции, увеличение влияния в Чехословакии, налаживание контактов с Италией Муссолини, сдерживание Германии. Кроме того, для Франции огромное значение имеет стабильность положения в колониях. Если в Африке положение в целом спокойное, то на Ближнем Востоке, во французском Леванте имеются противоречия с британцами. Также волнения вызывает обстановка во французском Индокитае, где началось проникновение в зону традиционных французских интересов не только Англии, но и США и Японии.
   Тухачевский и Литвинов пытаются вернуться к идее "коллективной безопасности" в Европе, на этот раз исходя из союза СССР, Франции, Чехословакии и балканских стран.
  В Японии после нескольких сменившихся в течение короткого времени правительств принц Фумимаро Коное формирует правительство Национального союза, в котором Коки Хирота занимает пост министра иностранных дел.
  Германия и Италия выходят из Комитета по невмешательству после того, как их обвинили в участии в гражданской войне в Испании.
  Июль 1937 Заключены Соглашения о военно-морском флоте между Великобританией и Германией. Советско-французский союз и связанное с ним усиление влияния Франции и СССР беспокоит руководство Великобритании и Германии. В противовес союзу, начинается сближение между этими странами.
  Испания. Части 11 пд майора Э.Листера внезапно атаковали и захватили п.Брунете (Брунетская операция).
  В ходе японо-китайской войны японские войска захватывают Пекин и Тяньцзинь в Северо-Восточном Китае.
  Афганистан, Иран, Ирак и Турция подписывают Пакт о ненападении.
  В СССР, в партии растет недовольство Тухачевским, который позиционируется на международной арене как советский диктатор и постоянно набирает авторитет внутри страны. В первую очередь, этим недовольны бывшие участники антисталинского заговора, хотя эти настроения разделяются всей верхушкой партии, частью руководства армии и промышленности. Элита всегда насторожено относилась к "бонапартистам" и сейчас в лице Тухачевского видят именно кандидата в Наполеоны. В руководстве армии резко выделяется группа командиров, ставших окружением Тухачевского, это 2 зам. наркома Белов, зам. начальника ГлавПУРККА Аронштам, начальник ГШ Пугачев, его заместители Корк, Халепский, инспектор пехоты РККА Блюхер (снятый с поста командующего ОКДВА и замененный давним соперником на Дальнем Востоке Уборевичем), начальник УКНС Фельдман, командующий Белорусским ВО Павлов А.В., руководство ЗвбВО во главе с командующим ЗабВО Грязновым, ряд других высших военноначальников. В этих условиях, Косиор созывает пленум ЦК. Перед пленумом, Чубарь проводит зондаж настроений представителей наиболее влиятельных в армии групп - Буденного, Егорова, Уборевича, Седякина. Все они согласны с мнением Чубаря, что Тухачевский "зарвался", все готовы поддержать руководство партии.
  В НКВД по указанию Агранова открывается оперативное дело "Перс". В деле собраны материалы опернаблюдения на Тухачевского и его команду. Дело ведут совместно 5 (особый) и 2 (оперативный) отделы ГУГБ, курирует начальник оперативного отдела Волович.
  Август 1937 Заключено торговое соглашение между США и СССР.
  Август 1937 Японские войска высаживают морской десант в Шанхае, на восточном побережье Китая.
  Во Франции Петэн и Патриотический фронт выдвинули проект новой конституции. В августе 1937 конституция была принята, и произошел переход от Третьей к Четвертой республике. Конституция Четвертой республики серьезно усилила позиции исполнительной власти и ограничила права парламента. Четвертая республика предусматривала сильную президентскую систему, "авторитетную, но узаконенную общественным одобрением", президент избирался прямыми всеобщими выборами, имел право назначать и смещать премьер-министра, право досрочного роспуска Национального собрания в любой момент по своему усмотрению, а также получал статус главнокомандующего и, соответственно, контроль над армией. Первые выборы президента назначены на 30 октября 1937г.
  Французский парламент упразднил Кодекс законов о труде, были урезаны социальные субсидии, Петэн получает от французского парламента широкие полномочия для ускорения перевооружения французской армии, что влечет увеличение государственного оборонного заказа. За счет проведения жестких сокращений в социальной сфере, Франция начала выходить из кризиса. Во внешней политике, основными направлениями правого правительства стали улучшение отношений с Муссолини, укрепление влияния в Югославии, Румынии и Греции, поддержка отношений с Чехословакией, и укрепление союза (в первую очередь военного) с СССР. СССР расценивается как сдерживающий фактор в противостоянии с набирающей мощь Германией и "резерв" на случай противостояния с Англией.
  "Либо Россия возвращается к своим традиционным союзникам, главным из которых всегда являлась Франция, либо продолжает идти к коммунистическому империализму - заявил в начале августа Петэн, - однако, видно, что в перспективе для России выгодно продолжать курс на дружеские отношения с нами". В речах лидеров Патриотического союза появляется выражение: "пояс стабильности, от Атлантического до Тихого океанов". Именно это направление стало основным.
  В Англии правительство Чемберлена недовольно растущей ролью Франции. Желая усилить позицию Британии, Чемберлен планирует создание альтернативного силового центра. Эту роль в Европе может играть только Германия. Для того чтобы создать англо-германский союз, неофициально решено не ставить преград национальным требованиям немцев, даже противоречащих Версальским соглашениям.
  В СССР 23 августа 1937 начался пленум ЦК.
  Пленум обсудил следующие вопросы:
  "Дело тт. Тухачевского, Блюхера, Белова" (докладчики Косиор, Агранов);
  "Об усилении позиций СССР в сфере сотрудничества с иностранными государствами" (докладчики Литвинов, Мануильский);
  "О положении дел в армии и оборонной промышленности" (докладчик Рудзутак);
  "О проведении XVIII съезда ВКП(б).
  Пленум постановил провести XVIII съезд партии в ноябре 1937.
  На пленуме Тухачевский, Блюхер, Белов обвиняются в создании группы, организовавшей бонапартистский заговор в армии. Пленум принял решение об исключении из состава ЦК Тухачевского и Блюхера, снятии их со всех постов, немедленном аресте заговорщиков и предании их суду. Аресты проведены немедленно, при этом войска Московского ВО, (под командованием человека Якира - Дубового) приведены в боевую готовность. По обвинению в принадлежности к "бонапартистскому заговору Тухачевского" арестованы сам председатель СНК Тухачевский, 2 зам. наркома Белов, инспектор пехоты РККА Блюхер, начальник УКНС Фельдман, начальник Военной Академии Сангурский, зам. начальника ГлавПУРККА Аронштам, начальник ГШ Пугачев, его заместители Корк и Халепский, командующий Белорусским ВО Павлов А.В., начальник АБТУ Бокис, начальник Управления ВВС НКО Алкснис и его зам Наумов, командующий Забайкальским ВО Грязнов, его заместитель Давидовский и начальник штаба ЗабВО Рубинов, начальник Военно - Инженерной академии Смолин. После суда, 2 сентября 1937г. "бонапартисты" расстреляны.
  В армии проведены серьезные перестановки. Вместо Белова, 2 зам. наркома стал Егоров (в благодарность за поддержку), начальником Генштаба назначен Шапошников (как человек, не принадлежащий к какой либо армейской группировке и при этом грамотнейший штабист), его заместителями, разумеется, стали люди Якира -
  Федько и Василенко. Начальником УКНС вместо Фельдмана назначен Урицкий (до этого начальник Разведуправления), начальником Военной Академии - Свечин, начальником АБТУ - Алафузо, начальником ВВС - Тодорский, новым начальником Разведуправления стал вызволенный из "опалы" Уншлихт. Полностью сменилось командование округов - Киевского - новый командующий - Великанов, зам. командующего Тимошенко,
  начальник штаба Туровский, Харьковского - новый командующий - Степанов,
  заместитель командующего -Меженинов, начальник штаба -Антонюк. На Дальнем Востоке для объединения и направления действий ОКДВА и Забайкальского ВО (а также с целью отблагодарить Уборевича за поддержку и, одновременно, стабилизировать ситуацию в поддерживавшем Тухачевского Забайкальском ВО; кроме того, назначение Уборевича командующим наиболее крупного войскового объединения дает возможность рассчитывать на его поддержку в дальнейшем) создан Особый Дальневосточный фронт под командованием Уборевича. Заместителем командующего ОДВФ становится Горбачев, начальником штаба - Венцов-Кранц. Сменено командование округов - командующим Белорусским ВО стал Апанасенко, Приволжским ВО - Дыбенко, Средне-Азиатским ВО - Седякин, Сибирским ВО - Эйдеман. В число высших руководителей армии вошли новые начальник штаба СибВО Ковтюх, заместитель командующего ПриВО М.Ефремов, начальник штаба УрВО Восканов.
  Председателем СНК вместо Тухачевского назначен Чубарь, на его место - первым секретарем ЦК Украины - Зеленский И.А.
  В целом, пленум и перестановки в руководстве сыграли двойственную роль. С одной стороны, борьба с "бонапартистскими устремлениями" военных, безусловно, сплотили основную массу руководства партии, часть руководства армии и промышленности. В этом плане, Косиор получил весомую поддержку и набрал авторитет как партийно-государственный лидер. Однако, с другой стороны, перестановки в армии и расстановка на ведущие посты людей Якира-Гамарника, породили недовольство других армейских групп - в первую очередь, Буденного и Егорова. Также не удалось привязать к действующему руководству Уборевича. Возглавив Особый Дальневосточный фронт, он в ходе проведения мероприятий направленных на повышение боеспособности и мобильности войск столкнулся с противодействием местного партийного руководства, получив при этом поддержку уполномоченного СНК по Дальнему Востоку Калинина. Расправа над бывшим соучастником заговора насторожила участника заговора Мануильского, который, не будучи членом "украинской" группы и не курировавший серьезных вопросов в партии или государстве (как Агранов или Литвинов) начал опасаться опалы. Созыв съезда был истолкован партийной элитой однозначно, и, в целом правильно - передел власти в партии. На съезде должен быть избран новый ЦК, и никто не сомневался, что в него войдут в основном сторонники Косиора. Это насторожило все остальные партийные группы.
  Литвиновым, через французского посла в Москве передано сообщение Петэну о неизменности позиций СССР в отношениях с Францией. Однако французы обеспокоены - их политика строилась на связях с Тухачевским, а его арест и связанные с ним изменения в руководстве страны они расценивают как фактический переворот и новую замену близкого к правым "военного диктатора" коммунистами. Это удар по советской политике Петэна-Лаваля, и в отношениях с СССР наступает период настороженности. Литвинов предлагает провести встречу на уровне министров иностранных дел или премьер-министров, однако французы решают отложить переговоры до выборов во Франции и проведения съезда (который они рассматривают как некую аналогию парламента и парламентских выборов) в СССР. Для формального и публичного подкрепления советско-французской дружбы, требующегося, тем не менее, обеим сторонам, в СССР с военной делегацией в середине сентября направлен Де Голль.
  03.09.1937 Национальный совет Лейбористской партии Великобритании заявляет о том, что новая война в Европе не является неизбежной и что партия поддерживает позицию Великобритании в Лиге Наций.
  Перед съездом, на котором они ожидают серьезных перемен, члены Политбюро Мануильский, Калинин и Жданов выезжают в отпуск на Кавказ. Туда же выезжает планирующий отдохнуть замнаркома внутренних дел, начальник ГУРКМ (рабочее-крестьянская милиция) комиссар ГБ 1 ранга Бельский. В это же время, Буденный, решив на время перемен в стране получить поддержку в армии, выезжает в ряд округов с инспекторской проверкой кавалерии. Реально он планирует переговоры со своими сторонниками в округах. Поездка началась с Северо-Кавказского округа, где Буденный планирует обсудить перемены с командующим Кашириным и начальником штаба округа Вакуличем, входящими в группу Седякина. 15 сентября, на одной из дач состоялся ужин с приехавшим навестить гостей первый секретарь ЦК Грузии Берия. На ужине присутствуют Мануильский, Жданов, Буденный, Берия, и приглашенный Берией Бельский. Разговор, разумеется, заходит о смерти Сталина, приходе к власти Косиора и "разоблачении" Тухачевского. Мануильский, нервничает и опасается опалы, неосторожно (а может и умышленно) дает понять, что знает о недавней смене власти больше остальных присутствующих. Жданов (ждущий от Косиора минимум снятия с серьезных постов, а то и ареста), Берия и Бельский резко начинают раскручивать Мануильского. Уловивший серьезность момента Буденный немедленно поддерживает большинство. Мануильский рассказывает коллегам по партии о заговоре против Сталина и операции "Пер". Жданов немедленно посылает за Калининым. Мануильский в присутствии Калинина рассказывает еще раз, естественно, объясняя, что его втянул чуть ли не силой Якир, что речь сначала шла о фракции и попытке уговорить Сталина изменить политику Коминтерна, что сейчас сам Мануильский ждет в отношении себя репрессий. Тут же, присутствующие принимают решение готовить переворот против Косиора. Никто из них не принадлежит к людям Косиора, но до съезда они занимают сильные посты. Принято решение провести смену власти не позднее съезда партии, поскольку большинство не уверено в сохранении своего положения после съезда. Решено, что Буденный прозондирует настроения в армии, Жданов в партии, Бельский в НКВД. Калинин, не являющийся авторитетной фигурой, предлагает для придания законности перевороту, переговорить с прокурором СССР Вышинским, его давним знакомым еще по дореволюционному подполью, твердым сталинцем, и личным другом Сталина. При Косиоре Вышинскому (в прошлом меньшевику, проверявшему Украину в середине 30-х и выявившему массу нарушений) тоже ничего хорошего не светит. Берия, чувствуя блестящий (хотя и рискованный) шанс вырваться на самый верх, готов помогать Жданову в работе с партией. Мануильскому обещано полное прощение и сохранение всех постов. Лидером нового заговора становится Жданов.
  Мануильский, в присутствии Жданова, Калинина, Буденного, Берии, Бельского пишет ставший впоследствии знаменитым "меморандум Мануильского", в котором описывает заговор Косиора-Тухачевского, убийство Сталина и переворот. Меморандум заверяют все присутствующие, после чего каждый получает по экземпляру. Пользуясь этими экземплярами, заговорщики начинают вербовку сторонников.
  Калинин и Бельский, под предлогом обсуждения вопросов работы милиции, встречаются с прокурором СССР Вышинским. После прочтения письма Вышинский, у которого натянутые отношения с группой Косиора, неплохие - с Калининым и Ждановым, и, что не стоит сбрасывать со счетов, некоторое желание отомстить за своего бывшего сокамерника Сталина, соглашается примкнуть к заговору. Вышинский, с соблюдением требований Уголовного кодекса РСФСР, в присутствии членов Политбюро Жданова и Калинина, принимает у Мануильского официальную явку с повинной. Явка заверяется членами Политбюро Ждановым и Калининым, копии явки получают руководители заговора. Вместе с меморандумом Мануильского, его явка с повинной является документом, вполне убеждающим новых членов. Руководители заговора предполагают использовать эти документы на XVIII съезде и снять Косиора.
  Жданов, используя разоблачающие Косиора документы вербует членов Политбюро Межлаука и Микояна, кандидата в члены Политбюро Постышева и бывшего члена Политбюро а ныне наркома водного транспорта Андреева А.А. Постышев, занимавший ранее пост секретаря ЦК КП(б) Украины, тем не менее не вошел в группу Косиора и сейчас его положение выглядит шатко. Межлаук, являющийся наркомом тяжёлой промышленности СССР, ранее (до февраля 1937) председатель СНК и СТО СССР и председатель Госплана СССР, внёсший большой вклад в создание и развитие производств, базы авиационной и танковой промышленности, автор ряда работ по вопросам военной промышленности, строительства и снабжения войск, также ждет опалы и снятия с должности, поскольку имеет серьезные расхождения с Якиром и Косиором именно по вопросам оборонной промышленности. Позже Жданов, Калинин и Постышев вербуют Варейкиса (1-й секретаря Дальневосточного крайкома партии), Шверника (первый секретарь ВЦСПС), Любченко (зам. председателя СНК Украины, "крупный украинский работник, но... с большими политическими грехами - он, собственно, когда-то был петлюровцем"; в августе 1937 в Киеве, на Пленуме ЦК КП(б) Украины, новый 1-й секретарь Чубарь выступил с докладом "О буржуазно-националистической антисоветской организации бывших боротьбистов и о связях с этой организацией Любченко" (В РИ - доклад был Косиора), Прамнэка (1-й секретарь Горьковского обкома, преемник Жданова на этом посту). Берия вербует своего старого друга и бывшего сослуживца Багирова (первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана и Бакинского горкома), а также Мирзояна (секретарь ЦК Казахстана). В течении первой половины октября к заговору присоединяются и ряд других руководителей партии.
  В НКВД Бельский, используя все те же документы Мануильского-Вышинского, а также организовав личную встречу со Ждановым и Буденным, вербует Дагина (начальника отдела охраны руководителей партии и правительства и управления коменданта Московского Кремля, своего старого сослуживца, во многом обязанного Бельскому карьерой) и начальника ГУПВО (пограничные и внутренние войска) комдива Н.К. Кручинкина (бывшего зама убитого при перевороте Серебрянским и Воловичем Фриновского, "зубра" внутренних войск, окончившего военную академию РККА и прошедшего все ступени карьеры). Кроме того, вместе со Ждановым Бельский вербует Заковского (нач. УНКВД Ленинградской области) и вместе с Постышевым - Чернышева (нач. УНКВД Дальневосточного края).
   В армии Буденный вовлекает в заговор своих "первоконников" и командиров из группы Седякина: начальника Управления связи РККА Лонгва, начальника ГАУ Ефимов Н., командующего ВМС Орлова, командующего и начальника штаба БВО Апанасенко и Боброва, командующего САВО Седякина, командующего УрВО Соколовского, командующего и начальника штаба СКВО Каширина и Вакулича, начальник штаба СибВО Ковтюха, зам. командующего КВО Тимошенко, зам. командующего и начальника штаба ЗакВО Кутякова и Савицкого, зам. командующего и начальника штаба ПриВО М.Ефремова и Лисовского, зам. инспектора кавалерии Тюленева, командира 4-го кавалерийского корпуса Косогова, Щаденко и Городовикова. При помощи Калинина, Постышев и Жданов вербуют начальника разведуправления Генштаба Уншлихта, когда-то курировавшего всю разведку в СССР, потом снятого Сталиным с руководящих постов и работавшего в Гражданском воздушном флоте и позже в Союзном Совете ЦИК СССР.
  В середине октября встает вопрос о вовлечении в заговор маршала Егорова и командующего ОДВФ Уборевича. От работы с Егоровым, занимающим должность 2 зам. наркома и полностью поддерживающего Якира решено отказаться, а с Уборевичем, вызванным в Москву на совещание, по одновременному предложению Буденного (вопрос о кавалерии) и Уншлихта (по линии разведки), вместе с его заместителем Горбачевым (бывшим первоконником и человеком Буденного), начинают работать его давний приятель Постышев и Буденный (с участием Горбачева).
  25.09.1937 Муссолини откладывает свой визит в Берлин, предпочитая предварительно выяснить позицию нового руководства Франции.
  13.10.1937 Германия гарантирует неприкосновенность границ Бельгии.
  16.10.1937 Фашистские группировки в Венгрии объединяются в национал-социалистическую партию.
  17.10.1937 Беспорядки в Судетской области Чехословакии (в основном проживают немцы).
   В СССР информация об оппозиции Косиору и готовящейся попытке снять его с поста генсека на съезде, просачивается. Точной информации в кратчайший срок НКВД получить не удается, но Агранову становится известна причастность к оппозиции Бельского.
  Агранов принимает решение арестовать Бельского. При попытке ареста в рабочем кабинете, Бельский, прекрасно осознающий риск участия в заговоре и готовый к такому повороту событий, застрелился. Заговорщики встревожились, но выбора уже не было - в прощение Косиора никто не верит (сами не простили бы), поэтому принято решение форсировать события. Однако оппозиции везет - Агранов назначает на должность начальника ГУРКМ знакомого ему по ленинградской чистке (после убийства Кирова) Заковского. Заковскому поставлена задача выявления возможного заговора в РКМ и чистки в милиции.
  В Москве происходит встреча Жданова, Буденного, Заковского и Уншлихта. Обсудив сложившуюся ситуацию, они приходят к выводу, что положение неоднозначное - в партии однозначными и твердыми сторонниками Косиора и оппозиции являются примерно по 25% в ЦК и такое же соотношение будет на съезде, но при обнародовании документов Мануильского-Вышинского можно рассчитывать на поддержку большинства оставшихся 50%. В НКВД - управление госбезопасности контролируется Аграновым, но Кручинкин ручается за войска НКВД, а Заковский - за РКМ.
  Связь НКО контролируется заговорщиками, кавалерия подчиняется Буденному. В генштабе Шапошников занимает нейтральную позицию, а его замы ставленники Якира.
  Флот и Разведуправление в руках у заговорщиков. Московский ВО - полностью косиоровский, Харьковский и Ленинградский тоже, но там Буденный поддерживает связь с командирами ряда корпусов. Белорусский, Северо-Кавказский, Средне-Азиатский - на стороне Жданова.
  Уншлихт предлагает ликвидировать верхушку косиоровцев в ходе теракта. Жданов напоминает, что скоро 7 ноября, и на торжествах будет возможность собрать всех руководителей группы Косиора.
  Уншлихт сообщает, что отозвал из Испании специалиста по диверсиям, который готовит мину под легендой покушения на Франко. Жданов дает указание готовить операцию.
  Вышинский и Заковский для легализации компромата на группу Косиора-Якира готовят документы. Заковский, формирует из лично преданных ему сотрудников оперативную группу при начальнике ГУРКМ (по образцу СГОН ГУГБ Серебрянского), и ставит группе задачу проверки оперативным путем версии об убийстве Сталина "группой Ежова-Кагановича". Задача камуфлируется работой по указанию Агранова над выявлением возможного заговора в РКМ, проверкой сотрудников на причастность к "ежовцам". Соответствующее оперативное дело получило с подачи Берия название
  "Персик".
  Вышинский возбуждает уголовное дело по факту террористического акта в отношении Сталина и государственного переворота, и принимает его к своему производству. В деле собраны и оформлены в соответствии с законодательством материалы, дающие возможность предъявить абсолютно законное обвинение всей группе Косиора-Якира, как собранные Вышинским с помощью Мануильского так и из оперативного дела "Персик".
   Уншлихт ставит отозванному из Испании бригкомиссару Салныню (советнику 14 партизанского корпуса Испании, зам. начальника спецотделения "А" Разведупра) задачу по разработке мины для "ликвидации руководства фаланги". Мину по легенде предполагается заложить в трибуну либо рядом с трибуной, на "съезде фалангистов". Образец мины Салнынь изготавливает к 1.11.1937.
  Дагин, сообщает о собрании в честь 7 ноября. Известно, что планируется присутствие всего политбюро, Буденного, Егорова, Куйбышева, Федько, Уншлихта - от НКО, руководства Московского ВО - Дубового, Зиновьева, Соколова, Агранова и Евдокимова от НКВД и еще ряда лиц из руководства страны. Заговорщики решают, что мину должен будет установить Уншлихт (имеющий и до и после революционный опыт подобных мероприятий) с помощью Дагина.
  7.11.1937. В президиуме находятся Косиор, Чубарь, Петровский, Якир, Гамарник, Егоров, Зеленский, Бауман, Агранов, Евдокимов, Дубовой. В зале - руководители партии, правительства, армии, НКВД. После начала доклада Федько, Дагин позвонил начальнику Управления связи РККА Лонгве, который дал радиосигнал на подрыв установленной Уншлихтом в полу под трибуной мины. При взрыве погибли Косиор, Петровский, Гамарник, Егоров, Федько, Бауман, Агранов, тяжело ранены Чубарь, Якир, Зеленский, Евдокимов, Дубовой.
  После взрыва Жданов, Мануильский, Межлаук, немедленно собирают расширенное заседание политбюро, Совнаркома и руководства ЦИК. От армии присутствуют Буденный (как единственный оставшийся в стране маршал и старший по должности) и Шапошников (начальник ГШ), от НКВД - замнаркома Заковский. На заседании большинство членов и кандидатов ПБ (Мануильский, Межлаук, Микоян, Жданов, Калинин, Постышев) выдвигают исполняющим обязанности генерального секретаря Жданова. Литвинов, Рудзутак и примкнувший к ним Эйхе - против. Мнения наркомов и секретариата ЦИК разделились, но Буденный произносит ключевую фразу:
  - Если большинство не поддержит это решение, думаю, нам придется обратиться напрямую к партии... через армейские первичные организации.
   Его поддерживает Заковский:
  - НКВД поднято по тревоге. Наши первички тоже готовы участвовать в обсуждении...
  Заседание принимает решение о назначении исполняющим обязанности генерального Жданова. После этого, исполняющими обязанности назначаются: наркома обороны - Буденный, наркома внутренних дел - Заковский, председателя ЦИК и ВЦИК - Калинин.
  Решено XVIII съезд, начало которого планировалось на 9.11.1937, отложить, восьмого провести расширенный пленум ЦК (тем более что все члены ЦК уже прибыли в Москву к съезду).
   В СССР введено военное положение. РККА и НКВД подняты по тревоге. Буденный, под предлогом недоверия к войскам МВО, перебрасывает в Москву из Ленинградского ВО войска 5-го кавкорпуса (комдив Рокоссовский), Кручинкин поднимает по тревоге войска НКВД. Утром следующего дня части Рокоссовского и Кручинкина занимают центральные учреждения и берут на себя охрану наиболее важных объектов (под предлогом охраны от возможного повторения терактов). Заковский временно нейтрализует деятельность ГУГБ.
   8.11.1937, на расширенном пленуме ЦК, первый доклад Жданов предоставляет прокурору СССР Вышинскому. Вышинский, зачитывает "меморандум Мануильского" и собранные в дополнение к нему материалы из оперативного дела "Персик" и уголовного дела. После него, с трибуны излагает то же самое сам Мануильский. Доклады производят эффект еще одного взрыва. Присутствующий в президиуме Литвинов пытается оправдаться, но его мало кто слушает. Первым решением пленума становится "арестовать "группу заговорщиков и убийц тов. Сталина" и направить дело для совместного расследования НКВД и прокуратурой Союза, при обязательном постоянном контроле следствия комиссией ЦК". ЦИК снова контролирует Калинин, наркомы поддерживают большинство. Из присутствующих 109 членов ЦК восемнадцать - это группа Косиора, которая пытается добиться изменения решения, но... 33 члена ЦК - это люди Жданова. "Нейтралы", полностью убежденные докладами Вышинского и Мануильского полностью поддерживают Жданова, однако введя обязательный надзор ЦК. Группа Жданова совершенно не против - и заговор, и убийство Сталина абсолютно реальны, и контроль ЦК работает в их пользу. Пленум утверждает исполняющим обязанности генерального секретаря и председателя СНК Жданова, "на срок до решения съезда".
  Жданов, закрепляя свой успех, говорит о приверженности коллективному руководству партией:
  - Товарищи, здесь на Пленуме, неосторожно и явно неправильно был затронут вопрос о преемнике товарища Сталина.
  Я считаю себя обязанным ответить на это выступление и сказать следующее.
  Никто один не смеет, не может, не должен и не хочет претендовать на роль преемника. (Голоса: Правильно. Аплодисменты).
  Преемником великого Сталина является крепко сплоченный, монолитный коллектив руководителей партии, проверенных в трудные годы борьбы за судьбы нашей родины, за счастье народов Советского Союза, закаленных в борьбе с врагами партии, испытанных борцов за дело коммунизма, способных последовательно и решительно проводить выработанную нашей партией политику, направленную на успешное построение коммунизма.
  Пленум утверждает ранее принятые решения о других кадровых перестановках.
  В стране начинает раскручиваться дело "Косиора-Якира". Постышев, Заковский и Буденный арестовывают в госпитале Чубаря, Якира, Зеленского, Евдокимова, Дубового. В партии арестованы Литвинов, Кабаков, Хатаевич, Косарев, Голодед, Демченко, Попов и ряд других. В НКВД Заковский и Кручинкин арестовывают начальника оперативного отдела ГУГБ Воловича, начальника СГОН Серебрянского, начальника ИНО ГУГБ Слуцкого, начальника КРО ГУГБ Миронова, начальника СПО ГУГБ Курского, начальника особого отдела ГУГБ Леплевского, начальника спецотдела ГУГБ Бокий, начальника ГУЛАГ Бермана и близких к ним людей. В наркомате обороны арестованы инспектор пехоты РККА Куйбышев, начальник УКНС Урицкий, заместители начальника ГШ Гарькавый и Василенко, начальник УВВС Тодорский, зам. начальника РУ Артузов, заместитель командующего МВО Зиновьев, начальник штаба МВО Соколов-Соколовский, командующий КВО Великанов и его начальник штаба Туровский, командующий ХВО Степанов, его заместитель Меженинов и начальник штаба Антонюк, заместитель командующего БВО Фесенко, командующий ЛВО Кучинский, командующий ЗакВО Левандовский, командующий ПриВО Дыбенко, заместитель командующего УрВО Левичев и начальник штаба УрВО Восканов, командующий СибВО Эйдеман и ряд их подчиненных.
   В группе пришедшей к власти существует общее понимание направления развития страны, но также существует несколько центров сил. В принципе, все согласны с тем, что переворотов уже хватит. Однако армия желает подстраховаться от партии и госбезопасности, Жданов же осознает, что он не является единым лидером партии. В связи с этим, Жданов предполагает опереться на собственно исполнительную власть - Совнарком и усилить (в противовес партии) роль советских органов, и, в первую очередь ЦИК и ВЦИК.
   17.11.1937 открывается XVIII съезд ВКП(б). На съезде Постышев, Вышинский, Заковский докладывают о ходе расследования. Их доклад подтверждают члены комиссии по контролю следствия - старые большевики Бадаев, Кржижановский, Крупская. На съезде Жданов избирается генеральным секретарем ВКП(б), с совмещением поста Председателя Совнаркома. Законодательный орган переименован в Верховный Совет, председателем остается Калинин, зампредседателя стал Шверник. Секретарями ЦК избраны Андреев, Берия, Жданов, Постышев, Шверник.
   НКВД разделен на три организации.
  Собственно НКВД СССР, (наркомом стал повышенный в звании до комкора Н.К. Кручинкин) куда вошли:
  ГУРКМ - рабочее-крестьянская милиция (начальник комкор Ковалев А.А.);
  ГУПВВ - пограничные и внутренние войска (начальник комдив Масленников И.И.);
  ГУЛАГ (начальник коринтендант Плинер И.И.);
  Специальный оперативный отдел при наркоме внутренних дел СССР
  (выделен из ряда отделов ГУГБ и ГУУР РКМ при разделении НКВД на два наркомата в самостоятельное подразделение, на отдел возлагалось наружное наблюдение и установка, оперативное внедрение, опертехника а также оперативное сопровождение по делам особой важности или общественной значимости );
  1 Специальный (учетно-регистрационный) отдел; 2 Специальный (особые конструкторские бюро) отдел; Дальстрой; ГУПО; ЦОАГС; Главное архивное управление; Инспекция по котлонадзору; АХУ;
   НКГБ СССР (наркомат госбезопасности, наркомом стал комиссар ГБ 1 ранга Заковский Л.М.), куда вошли:
  1 Управление (разведывательное) - начальник Попашенко И.П.
  2 Управление (контрразведывательное) - начальник И.Я. Дагин
  3 Управление (секретно-политическое) - начальник Федоров Н.Н.
  4 Управление (охрана руководителей партии и правительства) - начальником стал Ф.В. Рогов, из пограничников.
  5 Управление (оперативно-поисковое);
  6 Управление (чекистское наблюдение за военизированными организациями - НКВД, Осоавиахимом, и т.д.);
  7 Управление (чекистское наблюдение по транспорту и связи);
  8 Управление (чекистское наблюдение за оборонной промышленностью);
  9 Управление (чекистское наблюдение за промышленностью);
  10 Управление (чекистское наблюдение за торговлей, заготовками и сельским хозяйством);
  Управление коменданта Московского Кремля - начальник Спиридонов Н.К.
  Следчасть НКГБ СССР;
  Группа особого назначения (ГОН) при наркоме госбезопасности СССР
  (проведение террора и диверсий за границей) - начальник Шпигельглас;
  Отдел оперативного учета, регистрации и статистики; Отдел оперативной техники;
  Секретно-шифровальный отдел; Тюремный отдел.
   Из НКВД в наркомат обороны передана военная контрразведка, ставшая III Главным (военной контрразведки) Управлением (ГУВКР) НКО СССР - начальником стал комиссар ГБ 3 ранга Чернышев В.В.
   В армии, сменилось девять командующих округов: командующим Московским округом стал Тюленев, Киевским - Тимошенко, Харьковским - Соколовский, Ленинградским - Рокоссовский (за заслуги в обеспечении переворота), Закавказским - М.Ефремов, Приволжским - Савицкий, Средне-Азиатским - Грибов, Сибирским - Ковтюх, Уральским - Горячев. Наркомом обороны назначен Буденный, 1 зам. наркома - Уншлихт,
  2 зам. наркома Седякин. Начальником УКНС стал Щаденко, начальником ВВС - Пумпур, Разведуправление возглавил кадровый военный разведчик Никонов.
   В составе командования флотом изменений во время событий 1937 не произошло. Командующим ВМС РККА оставался флагман флота 1-го ранга Орлов В.М., заместителем командующего ВМС РККА - флагман флота 1-го ранга Панцержанский Э.С., командующими флотами остались: Черноморским флотом флагман флота 2-го ранга Кожанов И.К., Тихоокеанским флотом флагман флота 1-го ранга Викторов М.В., Балтийским флотом флагман флота 1-го ранга Галлер Л.М., Северным флотом флагман 1 ранга К. Душенов.
  11.11.1937 В ходе японско-китайской войны японские войска захватывают Шанхай.
  17.11.1937 Член британского правительства лорд Галифакс встречается с Гитлером, пытаясь решить судетский вопрос мирным путем (переговоры продолжались до 21 ноября).
  Во Франции продолжаются реформы, направленные на усиление роли государства, в политике продолжается пропаганда националистических и право-консервативных идей Союза патриотов. Основными лозунгами стали "Величие Франции - гегемония в Европе и мире" как взгляд на внешнюю политику, и - "Труд, Семья, Родина" - внутри страны. В экономике приоритет поддержки государства отдан росту тяжелой промышленности, колониальная политика не меняется. В армии идут реформы, направленные на создание фактически профессиональной "ударной армии" из механизированных, насыщенных артиллерией и бронетехникой частей. Предполагается, что в случае войны части укомплектованные призывниками прикроют второстепенные направления, а "ударная армия" начнет немедленное наступление. В качестве основного противника в Европе рассматривается Германия, однако заходит речь и о противостоянии с Англией, в основном поводом к этому служат начинающиеся противоречия на Ближнем Востоке.
   В СССР, Жданов начинает расставлять своих людей на ключевые позиции в партии и госорганах.
  Вышинский назначен наркомом иностранных дел, Межлаук, оставаясь наркомом тяжёлой промышленности СССР, становится 1-м заместителем председателя СНК (фактически курируя всю тяжелую, добывающую и оборонную промышленность), его заместителями становятся выдвиженцы из промышленности - Первухин и Тевосян. Ванников назначен наркомом оборонной промышленности СССР, Зверев - наркомом финансов, Косыгин - заместителем Микояна. Выдвиженец Жданова - Вознесенский, назначен председателем Госплана СССР. Завотделом руководящих парторганов ЦК (в РИ пост Маленкова) назначен Кузнецов А.А. (ближайший помощник Жданова). Михайлов Н.А. назначен 1-м секретарем ЦК ВЛКСМ вместо Косарева (снят с поста и арестован за поддержку Косиора и грубое нарушение внутрикомсомольской демократии, бездушно-бюрократическое и враждебное отношение к честным работникам комсомола, покровительство морально-разложившимся, спившимся, чуждым партии и комсомолу элементам и укрывательство двурушнических элементов). Смородин (2-й секретарь Ленинградского обкома) избран 1-м секретарем Московского областного и городского комитетов партии. Шкирятов назначен председателем Комитета партийного контроля (КПК) при ЦК ВКП(б). Поспелов назначен редактором "Правды" и одновременно завотделом печати и издательств ЦК. Берия кроме поста секретаря ЦК получает назначение 1-м секретарем ЦК Украины, его задача провести на Украине чистку от сторонников Косиора. Постышев занимает пост наркома госконтроля и курирует по партийной линии спецслужбы. Позже, в связи с обострением положения на Дальнем Востоке, он так же занимает пост уполномоченного ЦК по Дальнему Востоку. Складывается группа сторонников Жданова в руководстве. Межлаук фактически становится заместителем главы государства по тяжелой, добывающей и оборонной промышленности, Микоян - по легкой промышленности и торговле. Вышинский начинает проводить осторожную внешнюю политику, зондируя отношение ведущих и граничащих с СССР стран к сложившейся ситуации, и не предпринимая пока серьезных шагов. Калинин и Шверник под личным руководством Жданова планируют реформу законодательной власти страны, Буденный, закончив чистку в армии (ограничившуюся в основном высшими руководителями преданными лично Якиру и почти не затронувшую командиров ниже командующего корпусом), проводит совещание Военного совета по поводу дальнейшего развития армии. Мануильский остается "серым кардиналом" Коминтерна, формально главой Коминтерна стал Димитров. Активность этой организации фактически свернута, основной задачей, как ее видит новое руководство страны, становится поддержка внешней политики СССР, вместо попыток захвата власти. Постышев фактически становится "полномочным представителем" Жданова в управлении вертикалью власти и партией. Именно ему поручен контроль за ситуацией на Дальнем Востоке, он курирует все контрольные и правоохранительные органы, ему поручается курирование наиболее важных проектов. В связи с большой ролью Вышинского в перевороте и переориентации Жданова с партии на госорганы, решено повысить роль прокуратуры, как надзорного органа. Прокуратура формально переподчинена Президиуму Верховного Совета, фактически подчиняется лично Жданову, полномочия прокуроров увеличены, однако для баланса прокуратура лишена возможности ведения следствия, предварительное следствие передано НКВД и НКГБ (по делам о государственных преступлениях), в связи с чем в НКВД создано Следственное Управление. Новым Генеральным прокурором СССР назначен С.И. Аралов, советский разведчик, дипломат, крупный государственный деятель.
  5.12.1937 Японские войска захватывают город Нанкин на северо-западе от Шанхая. В результате последовавшей за этим "нанкинской резни" было убито около четверти миллиона китайцев (события продолжались до 13 декабря).
  11.12.1937 Италия выходит из Лиги Наций.
  16.12.1937 Подписана франко-сирийская конвенция.
  28.12.1937 Новое правительство в Румынии после отставки Николаса Титулеску формирует Октавиан Гога.
  В СССР, принят ряд решений о дальнейшем развитии РККА. Реформы армии поддерживает Жданов - пока военные заняты обсуждением и внедрением перевооружения и новых штатов, они не занимаются политикой. Обозначены два основных направления возможных боевых действий. Первым, как и ранее, признается дальневосточный театр военных действий, на котором основными задачами остаются оборона границ СССР и союзной МНР. Вторым, и стратегически наиболее важным, является европейский театр, при этом, однако, основой является мнение, озвученное Ждановым на заседании Военного совета в декабре 1937г.: "всякая война на западном фронте СССР может привести к соответствующим результатам только в том случае, если она закончится стратегическим наступлением. Политических задач может быть поставлено три -
  1. Открытие свободного экономического доступа к Балтийскому морю, что требует наступления против Эстонии и Латвии.
  2. Освобождение захваченных и угнетаемых Польшей областей западных Украины и Белоруссии, естественным образом потребует наступления против Польши.
  3. Освобождение захваченной и угнетаемой Румынией Бесарабии, потребует наступления против Румынии".
   Основной концепцией боевых действий принят прорыв обороны противника пехотой при поддержке артиллерии, и последующий ввод подвижных соединений в "чистый прорыв" с целью развития успеха. Для повышения возможностей пехоты, с подачи Уборевича принято решение об увеличении количества артиллерии больших (122 мм и более) калибров в штате стрелкового корпуса, увеличении дивизионной артиллерии. В корпус введен зенитный артиллерийский дивизион из трех четырехорудийных батарей, на вооружение которых планируются 76-мм зенитные пушки.
   Принято решение, о формировании на основе немецких наработок, изученных командирами "немецкой школы" и поддерживаемых "первоконниками" четырех танковых корпусов (500 танков в корпусе) в составе - две танковые дивизии, одна мотострелковая дивизия, два артполка, части усиления. Корпуса формируются в Белорусском, Киевском и Ленинградском округах. Принят штат танковой дивизии, в нее входят два танковых полка, один мотострелковый полк, артполк, части усиления. Принято решение о формировании 10 отдельных тд, из них две - на Дальнем Востоке. Танковые корпуса рассматриваются как подвижная группа фронта для развития прорыва и решения оперативных задач в наступлении, и как маневренный фронтовой резерв в обороне. Танковые дивизии предполагается использовать как армейские маневренные группы, а также для усиления стрелковых корпусов. Для обеспечения маневренности танковые корпуса и дивизии насыщаются автотранспортом приоритетно, по сравнению со стрелковыми частями. Руководство армии видит эти части как оперативный, высокомобильный инструмент оперативного уровня.
  Танки, имеющиеся в войсках и не включенные в состав корпусов и дивизий, сводятся в бригады, часть бригад придается корпусам, часть остается в подчинении командующих округами.
  Основным танком остается Т-26 (вариант со сварной конической башней), однако дано задание на разработку нового основного танка. Предъявленные требования - противоснарядное бронирование (по опыту войны в Испании, для защиты от противотанковой артиллерии), повышенная (в сравнении с Т-26) проходимость и запас хода. Новый танк должен отвечать следующим основным тактико-техническим требованиям: тип - гусеничный, броня не менее 40 мм, дизель-мотор, вооружение - одна 45 мм пушка, спаренная с пулеметом нормального калибра и два отдельных пулемета, скорость - 50-60 км в час, запас хода -300-350 км.
   Также по предложению Генштаба и АБТУ (Федоренко и Иссерсон) промышленности дано задание на разработку тяжелого танка, предназначенного для "решительного усиления пехоты при прорыве подготовленных укреплений обороны противника и истребления ПТО и бронетехники противника". Предполагаются следующие основные тактико-техническими данные: танк прорыва - тип - гусеничный, броня - не менее 60 мм, мотор - М-34, с учетом в конструкции танка - переход на дизель-мотор, вооружение - 1 пушка 76 мм, не менее 3 пулеметов, скорость - 25-35 км в час, запас хода - 200-250 км. Комитет Обороны обязал Народный комиссариат машиностроения изготовить опытные образцы танков и сдать на испытание до сентября 1938 года.
   В ВВС, Военный совет поставил задачи НКАП по разработке новых самолетов. НКО требовало разработать:
  1. Двухмоторный многоцелевой пикирующий дневной фронтовой бомбардировщик с бомбовой нагрузкой не менее 1000 кг, имеющий внутреннюю подвеску бомб крупного калибра, скорость, близкую к скорости истребителя, большую дальность полета, способный к вылетам в любую погоду, имеющий броневую защиту экипажа. Самолет планируется использовать как основной фронтовой бомбардировщик.
  2. Основной истребитель - одноместный низкоплан, скорость которого должна достигать 600 км/ч на боевой высоте, превосходя тем самым достижения зарубежных истребителей.
  3. Самолет-штурмовик, предназначенный для действий по живой силе и технике противника на поле боя и в ближних его тылах.
  4. Высотный истребитель.
  5. Ускорить внедрение в производство лицензионного Дуглас DC-3.
  На основе опыта войны в Испании была раскритикована концепция "двух истребителей" - взаимодействия скоростного истребителя-моноплана и маневренного биплана, как отражающая временный, переходный этап а не закономерный процесс. Испанская война показала, что важнейшим фактором является перевес в скорости (горизонтальной и вертикальной), без которого маневренность не может иметь значения. Истребители-бипланы признаны изживающими себя, монопланная схема принята как единственно возможная для истребителей.
  Внешняя политика.
   Идея нормализации пришедших с 1933 г. в полное расстройство советско-германских отношений возникала еще у Сталина. В Берлине же видели, что смена власти в Москве может изменить советский курс коллективной безопасности, вплоть до пересмотра советской политики в отношении Германии, Италии и Японии, в частности возвращения Москвы к традициям внешнеэкономической ориентации на Германию. Одновременно представители министерства экономики, ведомства по четырехлетнему плану и министерства иностранных дел высказывались за выяснение возможности увеличения советских поставок сырья для выполнения новых задач, поставленных перед военной промышленностью. Уже в ноябре 1937 г. сложился неофициальный блок промышленников, экономических ведомств и министерства иностранных дел Германии, выступавший в пользу расширения экономических связей с СССР. Торгпредство в Берлине сообщало, что немцы заинтересованы в увеличении завоза сырья и настаивают, чтобы "мы приняли в учет их потребности в сырье". Статс-секретарь министерства иностранных дел рейха Э. фон Вайцзеккер задал 16 января 1938 г. советскому полпреду прямой вопрос, имеет ли он "какие-либо конкретные планы и предложения относительно расширения экономического сближения СССР и Германии". Это был первый зондаж с немецкой стороны. В феврале 1938г. Политбюро дало согласие на начало переговоров. Первым результатом явилось германское предложение Советскому Союзу о начале переговоров о заключении торгово-кредитного соглашения. Это предложение было принято СССР, включая выражение готовности принять в Москве немецкую делегацию для переговоров, что само по себе уже было фактом сенсационным, так как последний раз такая немецкая делегация приглашалась в Советский Союз в 1932 г., т. е. еще во время послерапалльского сотрудничества.
  Принципиальное решение начать серьезные переговоры с Германией было реализовано директивой Политбюро для наркоматов внешней торговли, авиапромышленности, путей сообщения, вооружений, боеприпасов, машиностроения и судостроения. Наркоматы должны были представить свои заявки. На их базе были составлены два списка: "А" - станки на 125 млн, военное оборудование на 28,4 млн, оборудование для системы производства синтетического бензина Фишер-Тропша на 13 млн; "Б" - станки на 42 млн, химическое оборудование на 10,5 млн, военное оборудование на 30 млн марок. Решающую роль в размещении заказов в Германии должны были сыграть фирмы "Крупп" и "Рейнметалл". Заявки были вручены германской стороне 21 февраля 1938 г. во время встречи Микояна с германским послом в Москве Ф. В. фон дер Шуленбургом. Так началась сложная дипломатическо-политическая процедура, внешне имевшая лишь экономический торгово-кредитный характер, которая шла на фоне запутанных политических переговоров: СССР с Францией, Германии с Англией и Италии с Англией, Германией и Францией.
  
  В кругах германской промышленности, обсуждалась и иное направление: сторонники этой линии считали, что для осуществления своих далеко идущих планов Германии необходимо соглашение с Англией. В Лондоне было немало деловых людей и политиков, которые считали необходимым иметь сильного партнера на континенте, в противовес набирающей силу Франции. Гитлер также считал необходимым более активные меры по сближению с Англией, полагая, что достижение соглашения с Англией реально. Под видом переговоров о китобойном промысле, в Лондоне в январе 1938г. начались неофициальные переговоры Вильсона и посла Дирксена. Стороны обсуждали заключение пакта о ненападении (при этом Вильсон хотел, чтобы под пактом о ненападении понимался отказ от принципа агрессии как таковой) и пакта о невмешательстве, который должен включать разграничение сфер влияния между Англией и Германией.
  Обсуждался и вопрос о будущем развитии Африки. Вильсон имел в виду при этом проект образования обширной колониально-африканской зоны, для которой должны были бы быть приняты некоторые единообразные постановления. Вопрос, в какой мере индивидуальная собственность на немецкие колонии, подлежащие возвращению, сохранилась бы за Рейхом после образования интернациональный зоны, пока остался открытым, хотя в этой области англичане готовы пойти далеко навстречу. В форме хозяйственно-политических вопросов британцы предложили широкую конструктивную программу. По мнению Вильсона, "соглашение с Германией химически, так сказать, растворило бы Судетскую, Данцигскую и Мемельскую проблемы". Сокровенный план английского правительства по вопросу заключения договора о "ненападении" по которому обе стороны обязываются не применять одностороннего агрессивного действия как метода своей политики, представлял собой англо-германское соглашение, включающее отказ от нападения на третьи державы, что начисто освободило бы британское правительство от принятых им на себя обязательств в отношении Польши, Турции и т. д. Эти обязательства приняты были только на случай нападения и в своей формулировке, по мнению руководства Британии, имели в виду именно эту возможность. С отпадением этой опасности отпали бы также и эти обязательства.
  В ходе обсуждения был согласован проект дальнейшего сближения, включающий:
  1. Оборонительное соглашение на 25 лет.
  2. Английская декларация о постепенном возвращении Германии ее бывших колоний и создание совместного англо-германского комитета.
  3. Договор о разграничении экономических сфер влияния между Англией и Германией, в ходе которого Англия была готова признать специфическую сферу интересов Германии на континенте в том случае, если это не приведет к ущемлению английских интересов.
  4. Открытие для Германии лондонского финансового рынка и заем размером до 4,5 миллиарда имперских марок.
  5. Гитлер должен обязаться, не предпринимать никаких акций в Европе, которые бы привели к войне, за исключением таких, на которые он бы получил полное согласие со стороны Англии.
  Как заявил в феврале Чемберлен, "Цели Германии ограничиваются слиянием с Австрией, исправлением немецкой границы с Польшей и получением выхода для германской энергии в направлении Юга или Востока, а Россия является неустойчивым фактором. Основная политика Британии - работать с Германией почти во что бы то ни стало и, в конце концов, против СССР. Но эту политику нельзя проводить непосредственно, нужно всячески маневрировать... Главное препятствие - невозможность проводить эту политику в контакте с Гитлером и существующим строем в Германии... Наша цель - не сопротивляться германской экспансии на Востоке...
   Англия продолжает политику, обозначенную в начале 1937г.: "Было бы несправедливо пытаться не допустить того, чтобы Германия завершила свое единство или чтобы она была подготовлена для войны против славян при условии, что приготовления ее таковы, чтобы убедить Британскую империю, что они одновременно не направлены против нее".
  В марте 1938 года состоялся визит Галифакса в Берлин. Гитлер поставил перед посланником Лондона вопрос о недостатке у Германии жизненного пространства и необходимости возврата Германии колоний (хотя в феврале 1938 Гитлер на секретном совещании с военным руководством страны заявил, что жизненное пространство для Германии нужно искать в Европе, а возврат колоний, пока что не актуален для немцев). В то же время, в беседе с Галифаксом фюрер усиленно педалировал именно проблему возврата Германии ее бывших колоний, и одновременно утверждал, что у него якобы нет никаких территориальных претензий к соседним государствам: "Одной лишь Германии заявляют, что она ни при каких условиях не может иметь колонии... Между Англией и Германией имеется по существу только одно разногласие: колониальный вопрос". Таким образом, Гитлер намеренно представлял английскому эмиссару позицию, диаметрально противоположную той, которую он уже выбрал для себя в качестве генеральной.
  Галифакс предложил Гитлеру сделку: Германия должна отказаться от своих претензий на её бывшие колонии, а взамен за это ей обещалась свобода действий в Восточной и Центральной Европе.
  "Все остальные вопросы, можно характеризовать в том смысле, что они касаются изменений европейского порядка, которые, вероятно, рано или поздно произойдут. К таким вопросам относятся Данциг, Австрия и Чехословакия. Англия заинтересована лишь в том, чтобы эти изменения были произведены путем мирной эволюции, и чтобы можно было избежать методов, которые могут причинить дальнейшие потрясения, которых не желал бы ни фюрер, ни другие страны".
  Гитлер прекрасно понял суть английской интриги и со своей стороны заявил, что "никакое урегулирование с большевиками и французами невозможно в принципе и, следовательно, по отношению к Москве и Парижу возможен лишь военный путь решения вопроса". А названные Галифаксом проблемы: Данциг, Австрия, Чехословакия вполне решаемы: "Все остальное поддается урегулированию".
  Чемберлен заявил, что он не желает воевать с фашистами, поскольку они являются его главным союзником в борьбе против коммунизма: "Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира и главными опорами как против коммунизма, так и агрессивной, пытающейся спровоцировать новую войну реакционной Галлии, и поэтому необходимо мирным путём преодолеть наши нынешние трудности... Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме Франции и России... Англия более не станет отправлять своих солдат на смерть для спасения галлов".
  Ключевыми вопросами англо-германских переговоров в конце февраля стали:
  а) признание Восточной Европы естественным жизненным пространством Германии.
  б) отказ от всех так называемых союзов "окружения" в Восточной Европе.
  в) признание Англией готовящегося аншлюсса Австрии.
  04.01.1938 Великобритания откладывает выполнение плана раздела Палестины и назначает комиссию во главе с Джоном Вудхедом для изучения вопроса о границах. Арабы бойкотируют работу комиссии.
  09.01.1938 В Испании республиканцы отбивают у националистов город Теруэль. 04.02.1938 В Германии главнокомандующий немецкой армией фельдмаршал Вернер фон Бломберг уходит в отставку. Гитлер официально объявляет себя главнокомандующим, а Вильгельм Кейтель занимает пост начальника Генерального штаба. Гитлер назначает Иоахима фон Риббентропа министром иностранных дел.
  12.02.1938г. Австрийский канцлер Курт Шушниг посещает Адольфа Гитлера в Берхтесгадене и получает приказ назначить сторонника нацистов Артура Зейса-Инкварта членом своего правительства и выпустить на свободу всех австрийских нацистов (16 февраля австрийское правительство объявляет об амнистии нацистов). Британский министр иностранных дел Энтони Иден в знак протеста против проводимой премьер-министром Невиллом Чемберленом внешней политики уходит в отставку. 25 февраля министром иностранных дел Великобритании назначается лорд Галифакс.
  22.02.1938г. В Испании националисты снова заняли город Теруэль и продвигаются к побережью Средиземного моря. Японские войска в Северном Китае начинают наступление на юг от города Цзинань, но встречают сильное сопротивление крупной группировки китайской армии и вынуждены отступить (бои продолжаются до 24 марта).
   В Германии с приходом к власти Гитлера резко усилилось государственное вмешательство в экономику на основе стимулирования в первую очередь тяжелой промышленности и милитаризации. Целью германской внешней торговли, также полностью контролировавшейся государством, стало обеспечение страны стратегическим сырьем. Это происходило на фоне хронической конкуренции США и Англии между собой. После того как Германия смогла выйти на третье место по экономическим показателям в мире, началось её активное переманивание в свой лагерь. Со стороны США это создание европейского консорциума для эксплуатации бассейна реки Конго и предоставление средств, для стабилизации экономики Германии, Германо-Американские переговоры в Сан-Франциско в ноябре 1937 г. о разделе мировых рынков. Со стороны Великобритании конечным итогом стало Дюссельдорфское соглашение 14 марта 1938г., когда было заключено англо-германское картельное соглашение, которое давало возможность изменить картельную структуру мира в пользу англо-германских монополий.
   Положение скандинавских стран в этот период определялось их вхождением в стерлинговый блок, тесными экономическими связями с Англией, Германией и США и традиционным нейтралитетом. Общественно-политические симпатии скандинавских стран, в которых у власти находились социал-демократические правительства, были на стороне Англии, а фашизм рассматривался как меньшее зло по сравнению с коммунизмом. По мере нарастания европейского кризиса скандинавские страны все больше замыкались в политике нейтралитета, отклоняя все предложения участия в коллективных действиях. Эта позиция вызывала недовольство СССР, одобрение Германии и использовалась Англией для обоснования ее политики умиротворения Берлина. В апреле 1938 г. Норвегия, Швеция, Дания и Финляндия открыто заявили о своем неучастии в санкциях Лиги Наций. Несмотря на провозглашенную политику нейтралитета, Финляндия опасалась России, Дания - Германии; Швеция не могла решить, кого же она больше должна опасаться; а Норвегия считала свое положение достаточно прочным, чтобы вообще кого-либо бояться. Швеция также была заинтересована в расширении экономических связей с СССР. В результате переговоров было установлено регулярное воздушное сообщение на линии Москва - Стокгольм и открыта пароходная линия Ленинград - Стокгольм - Штеттин. В конце 1938г. был подписан советско-шведский договор о торговле и кредите, согласно которому Швеция предоставила СССР кредит в сумме 100 млн крон на 5 лет из расчета 4,5% годовых. Импорт из СССР в Швецию возрос в 2,5 раза, а советские инженеры получили возможность посещать шведские предприятия.
  
   В январе-марте 1938 ситуация в Европе была напряжена и туманна. Перед Советским Союзом стоял выбор: согласиться со статусом региональной державы или вновь вступить в борьбу за возвращение статуса "великой державы". Советское руководство в Москве выбрало вторую альтернативу и активно вступило на путь ее реализации.
  Советские дипломаты активно вели зондаж руководства Франции и Германии. Немцы склонялись к союзу против Польши и торговому сотрудничеству (поскольку столько оборудования у них кроме СССР не покупал никто, а союз СССР с Францией вызывал нехорошие ассоциации с первой мировой и русскими армиями под Кенигсбергом). Французы также вспоминали 1914, но в отличие от северных соседей с удовольствием. Германия, поддержанная ресурсами (а может, и живой силой) СССР, стала кошмарным сном для французского руководства.
  Великобритания в это время начала резкое сближение с Германией, руководствуясь концепцией сохранения противовесов в Европе и опасаясь активной внешней политики Франции и сближения немцев с СССР.
  Встречи советского посла Майского с руководителями британского МИД и парламентскими лидерами, зондаж настроений английского правительства показали, что у СССР и Британии возможность партнерства на текущем этапе исключена. Французское руководство серьезно обеспокоило сближением Великобритании и Германии. Англо-германский союз, даже при невступлении самих англичан в войну, ставил французов в заведомо проигрышное положение.
  "Если и есть что-то неприятнее русско-немецкого союза, то это англо-русско-немецкий союз" заявил Лаваль. Французы стремились ослабить до предела Германию, уничтожив опасность с ее стороны на обозримое время. "В любом противостоянии с Германией мы единственный естественный союзник России" заявил Вейган.
  Французы активизировали контакты с Италией, в феврале прошли переговоры Вейгана с Франко, в Югославии начались переговоры о реформации "Малой Антанты" во франко-советско-югославский союз.
   В начале 1938 во Франции вновь ухудшалось отношение к Англии, вызванное отказом противодействовать усилению Германии, а также усилением Германии (в экономическом а следовательно, и в военном) аспекте. Петэновское правительство окончательно выбрало вариант Европы, ведомой Францией. Отказ от Британии, как партнера в Европе стал неизбежным. Возмущенный такой политикой министр юстиции Рейно написал Петэну письмо, в котором протестовал против такого отношения к старому союзнику. Две недели спустя, он получил конверт, подписанный лично Петэном. Конверт был пуст, однако на его задней поверхности была приписка, сделанная той же рукой: "В случае отсутствия адресата, просьба направить в Ажинкур (Сомма) или в Ватерлоо (Бельгия)".
  
  Вообще, Европа двадцатых - тридцатых была ареной противостояния в первую очередь Англии и Франции. Еще в 1934 году, бельгийский премьер-министр, граф де Броквиль, выступая в бельгийском Сенате, прямо заявил об отказе Бельгии от оборонительного союза с Францией против Германии. Снова становиться заложником Франции бельгийцам не хотелось. Теперь Франция просто вынуждена была искать возможность создать периметр обороны против Германии и, одновременно, защитить свои рынки сбыта от Англии. Среди населения Франции наблюдалось массовое нежелание воевать. В первую очередь, это проистекало от неизжитого психологического страха от Первой Мировой войны, в которой именно у Франции была наивысшая доля потерь от общей численности населения. Руководство страны старалось обернуть этот страх в обратную сторону, пропагандируя превентивную наступательную войну, пытаясь перевести нежелание воевать вообще в неприязнь к конкретному объекту - немцам. Увеличились военные расходы, продолжалось перевооружение армии.
   В Англии включается старый имперский принцип - дружить со второй страной на континенте. После первой мировой прошло полтора десятка лет, и в английском истеблишменте находят понимание идеи, которые можно выразить одной фразой - "не с тем воевали" и нежеланием повторения кошмара мировой войны, как и во Франции. В конце концов, победа в прошлой войне подорвала мировое господство Британии, и часть общества связывает это с решением воевать на стороне французов. Великобритания готова уступить Германии в вопросе о протекторате над Восточной Европой и предоставить ей свободу рук в экономическом отношении в Восточной Европе. Чемберлен заявил, что "Единственное решение европейской проблемы возможно лишь по линии Берлин-Лондон". Усиление Германии не вызывает протеста в Англии: "Кажется неминуемым, что с течением времени Мемель и Данциг и возможно, некоторые другие районы, будут вновь присоединены к Рейху на основе самоопределения... Стремление Гитлера объединить немцев, будь это австрийцы или судетские немцы - в великой Германии не было низменным... это осуществление стремления германцев на протяжении веков".
  09.03.1938г. Австрийский канцлер Курт Шушниг объявляет о проведении 12 марта плебисцита по вопросу о сохранении независимости.
  12.03.1938г. Германские войска вступают в Австрию, и 13 марта объявляется, что она входит в состав рейха. Аншлюс состоялся.
  СССР, уведомленный немцами, поддержал аншлюс Австрии под лозунгом "борьбы за пересмотр грабительского Версаля". Британия также поддержала "самоопределение австрийских немцев". Аншлюс, поддержанный СССР и Англией, возмутил Францию и изменил положение Италии, получившей общую границу с Германией. Муссолини, как и СССР, занял двойственную позицию, ведя активные переговоры одновременно с Францией и Германией.
  Французы резко протестовали, но воевать с Германией в одиночку готовы не были.
   В конце марта Вышинский в Париже встретился с Петеном и Муссолини. В ходе встречи с дуче, СССР было полностью признано присоединение Эфиопии к Италии, подписано новое взаимовыгодное торговое соглашение, обсуждался вопрос о прекращении советской помощи республиканцам в Испании.
   Дуче и Петен заключают договор о нейтралитете, ведутся переговоры об углублении сотрудничества.
   В Риме начинаются пока неофициальные зондажные переговоры между советским послом Штейном и представителями Франко. СССР, ставит одним из условий прекращения помощи республиканцам и признания фалангистов отказ от взаимных претензий по денежно-товарным расчетам (по образцу Рапалло).
   СССР начинает зондировать возможность обмена территориями с Финляндией, на переговорах с Германией и Францией поднимается вопрос о Прибалтике и Бесарабии.
   Там же, в Риме, проходят франко-итало-испанские переговоры. Лаваль продвигает идею "Средиземноморского союза" (Франция, Италия, Испания, Югославия, возможно Греция и Турция) который будет способен (особенно в союзе с СССР) противостоять как Великобритании или Германии, так и союзу этих держав и их сателлитов. Францию в таком союзе интересует, в первую очередь, прикрытие франко-итальянской и франко-испанской границы, более свободные руки в Средиземном море. Франко получает поддержку в войне и возможность после победы ограничиться "дружественным нейтралитетом" в надвигающейся войне в Европе.
   Дуче колеблется. В это время обострились отношения Муссолини и Гитлера из-за Австрии. После аншлюса, немцы вышли на границу с Италией, кроме того, аншлюс уменьшил влияние Муссолини в правых кругах Европы. "Гитлер слишком цинично решает все свои вопросы. Так, поддерживая в своей прессе наши военные действия, он в то же время поставлял оружие Абиссинии" заявил Муссолини. Ему не нравится усиление немецкого влияния в Испании, и он склоняется к поддержке французского предложения о Средиземноморском блоке Франции, Италии и Испании, целью которого является контроль Средиземноморья. Гитлер является его старым партнером и союз Германии, Англии и Италии представлялся ему вполне перспективным. Однако в англо-германском союзе Италия явно будет играть роль сателлита, что не устраивает Муссолини. В "Средиземноморском союзе" он становится одним из ключевых игроков в Средиземноморье, особенно учитывая, что французы явно будут отвлечены немцами, а в случае франко-немецкого конфликта дуче может выступить посредником. Дуче интересуют в основном Джибути в Эфиопии, место в Совете Суэцкого канала, прочный статус итальянцев в Тунисе (там проживает большое количество итальянцев), интернационализация Гибралтара и Балканы - в первую очередь, Албания. Воевать, однако, Муссолини не настроен. Он понимал, что война Италии не нужна, зная об истощении ее ресурсов после военных действий в Абиссинии и участия в гражданской войне в Испании. Французский Союз патриотов воспринимается Муссолини и Франко как вполне близкий по идеологии, Муссолини произносит речь о единстве взглядов национально-ориентированных партий в Италии, Франции и Испании, противопоставляя их шовинистическим лозунгам НСДАП.
   Гитлер, впрочем, никогда не доверял Италии, заявив в марте 1938, что "в этом нереальном мире есть лишь одна реальная вещь - ненадежность Италии и Муссолини".
   Французов Испания интересует не только в плане обороны испано-французской границы, но и как поставщик сырья. Франко выражает готовность присоединиться к франко-итальянскому "Средиземноморскому блоку". Заключено предварительное торговое франко-испанское соглашение, ведутся переговоры о французском кредите на восстановление испанской добывающей промышленности.
   В апреле состоялся визит Вышинского в Берлин. Переговоры с немцами направлены против Польши, кроме того, немцы пытаются оторвать СССР от блока с Францией.
   Польша стремительно теряет союзников. Высказанное Петэном мнение: "торговать с Польшей незачем, как союзник она опасна и непредсказуема... остается только использовать ее как предмет для "дружбы против"", фактически разделяется и Муссолини, и британцами, и, разумеется, немецким и советским руководством. Гитлер изначально использовал пакт о ненападении с Польшей для обеспечения процесса перевооружения, направленного, прежде всего, против нее. В то же время, Польша рассматривалась как прикрытие с тыла в случае интервенции западных стран и как барьер при нападении со стороны СССР. Однако попытки использования Польшей договора о ненападении с Германией для проведения самостоятельной политики окончательно рассеяли иллюзии Гитлера относительно благожелательного нейтралитета Польши в случае нападения Германии на Францию.
   Польша мечтала о создании так называемой "третьей Европы" конфедерации нейтральных стран от Балтики до Черного моря при главенствующей роли Польши. Эта конфедерация должна была стать противовесом как англо-французской "Антанте" и странам "оси". Подобные намерения выражались в планах создания Балтийского союза под польским руководством, установления обшей польско-венгерской границы и в создании польско-румынского союза. Осуществлению таких планов препятствовали неурегулированные конфликты с Литвой и Чехословакией, устранению которых, в свою очередь, мешали германо-польские разногласия. При изменении системы европейских союзов, эти идеи оказались ненужными никому.
   Влияние Франции на Балканах заметно уменьшалось, как вследствие британской политики, так и по мере того, как стало возрастать экономическое и политическое проникновение Германии в балканские страны. Своими действиями в 1934 французы подготовили базу для создания балканского пакта, однако он начал рассыпаться уже в 1937 году. Еще в марте 1937 года, длительные переговоры, которые долго держались в секрете, привели к тому, что в Белграде был подписан пакет итало-югославских соглашений о дружбе, нейтралитете, торговле и мореплавании. Для Парижа естественной представлялась ось Париж - Рим - Белград - Мадрид - Афины, как противостояние Лондону на Средиземноморье.
   Греция и Югославия были настроены против Болгарии, у сербов и греков вот уже 200 лет имело место сердечное согласие, но положение осложнялось тем, что Греция ориентировалась на Англию. Болгария же в то время уже начинала ориентироваться на Германию, и претендовала на Македонию. В целом, Югославия, Румыния и Греция, стремились к сохранению сложившегося статус-кво, тогда как Венгрия и Болгария были заинтересованы в ревизии Версальских соглашений.
   В политическом плане Германия была заинтересована в нейтрализации Балкан и предотвращении войны между самими балканскими государствами, ибо такая война помешала бы непрерывному поступлению сырья и могла бы спровоцировать вмешательство других держав, включая СССР. Экономическая экспансия Германии на Балканах сопровождалась усилением ее политического влияния. Закупая товары Балканских стран в кредит, поставляя им военную технику, Германия приобретала рычаги воздействия на их внешнюю политику.
   Обстоятельства благоприятствовали Германии. Франция, ослабленная экономическим кризисом, не могла быть покупателем балканских сырьевых товаров. Англия же смотрела сквозь пальцы на усиление экономических связей Германии с балканскими государствами, поскольку их развитие "шло не в ущерб британской торговле". По мнению премьер-министра Н. Чемберлена, само географическое расположение Балкан означало, что "Германия должна играть там доминирующую роль".
   В Болгарии с 19 мая 1934 был установлен авторитарный режим. Народное собрание было распущено, политические партии запрещены, введена строгая цензура и намечена широкомасштабная программа по преодолению экономического кризиса. Правительство "19 мая" стремилось нормализовать отношения с Югославией, придерживалось ориентации на Францию и Великобританию, установило дипломатические отношения с СССР. Главным отличительным признаком болгарского режима было отсутствие яркого или хотя бы авторитетного лидера, который мог бы оттеснить монарха на второй план. Поэтому после переворота 1934 г. Борис III сохранял всю власть в стране. Борису тогда удалось отстранить от власти правительство и ввести личный авторитарный режим при поддержке сговорчивых премьер-министров. Таковыми последовательно были генерал Пенчо Златев, Андрей Тошев, дипломат Георгий Кьосеиванов и профессор археологии Богдан Филов. Царь продолжал политику сближения с Югославией и в 1937 подписал с ней договор о "вечной дружбе". Одновременно упрочились связи с Германией и Италией. Расширение германо-болгарской торговли усилило зависимость Болгарии от Германии. Оживились болгарские территориальные претензии к Греции относительно Западной Фракии. В результате Болгария оказалась в эпицентре борьбы Франции, Англии, Германии и СССР. В Софии опасались осложнить отношения с Югославией, Грецией, Турцией, Англией и СССР. У монархии имелись крепкие связи не только с Германией, но и с Италией (в 1930 царь Борис женился на дочери итальянского короля), однако в марте 1938 царь Борис заключил первое тайное соглашение с Германией о кредитах на поставки вооружения, и в июле 1938 в Салониках Балканская Антанта была поставлена перед фактом перевооружения болгарской армии. В Болгарии был введен режим наибольшего благоприятствования для немецких предпринимателей, что сделало Болгарию зависимой от Германии в экономическом отношении. Однако было совершенно очевидно, что Берлин потребует и большего. Тогда Борис III решил найти мирные способы нарушения договора в Нейи. К тому же Великобритания и Франция (хотя и по разным причинам) ничего не имели против ревизии Версальско-Вашингтонской системы на Балканах, так как в Великобритании считалось, что это поможет остановить франко-итальянскую и советскую экспансию, а Франция предполагала остановить экспансию германо-английскую. 24 января 1938г. Болгария и Югославия подписали договор о "вечной дружбе", а 31 марта 1938г. болгарский и греческий премьер-министры Г. Кьосеиванов и Й. Метаксас в Салониках договорились об отмене большей части ограничений, наложенных на вооруженные силы Болгарии. Борис III понимал, что не способен сопротивляться Гитлеру даже в союзе с Грецией и Югославией, не говоря уже о том, что царя могли свергнуть и его собственные правые. Царь Борис, пытаясь заручиться внутренней поддержкой своего режима, в 1938 решил провести парламентские выборы. Однако, поскольку политические партии оставались под запретом, кандидаты могли выступать лишь с индивидуальными программами. Примерно треть из 160 избранных депутатов отождествляла себя с бывшими партиями, которые находились в оппозиции к политике царя. Оппозиция была ослаблена за счет исключения из парламента депутатов от БЗНС и Коммунистической партии.
  По германо-югославскому торговому договору от 1934 г. Югославия увеличивала экспорт сельскохозяйственной продукции в Германию. Вместе с тем Югославия продолжала уделять внимание укреплению союза балканских государств. После убийства короля Александра югославский престол занял его 11-летний сын, коронованный как Петр II. 15 мая 1935 г. в Югославии были проведены выборы в скупщину. В июне 1935 г. М. Стоядинович сформировал новое правительство. Стоядинович смог стабилизировать обстановку в стране. На базе правых политических сил он создал партию "Югославский радикальный союз", расширив несколько базу для существовавшего в стране режима. В экономике Югославии наступило некоторое оживление. Наряду с отраслями легкой промышленности стали развиваться металлургия, машиностроение, химическое производство, военная промышленность. Усилились позиции французского капитала. В октябре 1938 г. был оформлен политический Блок народного соглашения в составе Крестьянско-демократической коалиции и Объединенной оппозиции (сербские земледельцы, демократическая и радикальная партии). Блок потребовал отмены конституции 1931 г., проведения выборов в Учредительную скупщину, введения гражданских и политических свобод, преобразования государства на федеративных началах. В то же время Блок народного соглашения отказался от единого фронта с КПЮ, ослабив тем самым силы оппозиции. С середины 30-х годов внешняя политика Югославии ориентировалась на сближение с Германией. Этому способствовал Стоядинович, который стремился укрепить отношения также и с Италией. Связанные с Круппом предприниматели построили в Югославии несколько металлургических предприятий. Усиленно шло строительство стратегически важной для Германии шоссейной дороги Вена - Белград - Стамбул с ответвлением в Салоники. Еще в марте 1937 г. между Югославией и Италией был заключен договор о нейтралитете и добром соседстве. К договору было приложено секретное соглашение, в соответствии с которым усташские лагеря были расформированы, часть усташей интернирована в итальянских заморских колониях и на средиземноморских островах, лидеры поставлены под надзор полиции. Небольшое число усташей с согласия югославских властей вернулись на родину.
   В Румынии, боясь захвата Трансильвании Венгрией, которую поддерживала Германия, Кароль II подписал торговый договор с Германией, дающий последней массу преимуществ и возможность значительного влияния на Румынию. Выборы декабря 1937 показали политический подъем Железной Гвардии; умеренная Национал-либеральная партия потерпела поражение. 17.04.1938г. после раскрытия заговора, в Румынии арестовано почти 200 членов Железной гвардии (27 мая ее глава Корнелиу Кодряну приговаривается к 10 годам тюремного заключения, а 28 июня приговор выносится остальным участникам заговора). Кароль пытался сохранить нейтралитет в отношении всех европейских блоков.
   В Чехословакии наблюдалось укрепление оппозиционного немецкого меньшинства. Сохранялось враждебное отношение к чехословацкому государству многих немцев, венгров, поляков и словаков. Словаки обвиняли чехов в монополизации административных должностей в Словакии и в обострении отношений государства с церковью. Недовольство вызывало и государственное устройство страны. Словаки видели в республике двуединое государство чехов и словаков и надеялись, что соглашение, подписанное в Питтсбурге (США) между ними и чехами во время Первой мировой войны (в котором говорилось о праве Словакии на автономию), имеет если не юридическую, то хотя бы моральную силу. Многие немцы в Чехословакии, проживавшие главным образом на западе в Судетской области, под влиянием нацистской пропаганды объединились в Судето-немецкой партии Конрада Генлейна. Генлейн заверял президента, что речь идет только о "децентрализации управления" и свободе для немцев "в рамках конституции". Новый премьер-министр, лидер словацких аграриев Милан Годжа, который вел переговоры с руководителями немецкого меньшинства, обещал удовлетворить их требования относительно равного представительства в общественных организациях и равных пособий по безработице. Тем не менее в феврале 1938 Гитлер объявил, что Третий рейх является "защитником всех немцев, являющихся подданными другого государства".
  14 апреля 1938 Генлейн выдвинул т.н. "Карлсбадскую программу" (Карловарские требования), содержавшую требование полной автономии для Судетской области, самоуправление для проживающих в Чехословакии немцев и радикального изменения всей государственной системы.
   В СССР.
  Жданов начинает реформы. Резко повышена роль советских органов и наркоматов. Соответственно, медленно, но последовательно падает роль партийного контроля над собственно государственными структурами.
   Это дало двойной эффект. Политуправления ведомств и наркоматов, подчиненные напрямую ЦК, дали возможность Жданову укрепить власть в партии, расставив на ключевые посты руководителей ПУРов своих людей, не снимая при этом с должностей местную партийную элиту. Фактически же, реформа структуры серьезно уменьшила значение местных партийных лидеров, ограничив их влияние не только на работу предприятий и ведомств, но и в силу этого на собственно внутрипартийные вопросы. Начинается практика совмещения постов председателей СНК и первых секретарей союзных республик, тот же процесс проходит на уровне областей. При этом основными обязанностями становятся отнюдь не партийные. Однако совмещение постов делает лишним одного из претендентов, а разрешение на совмещение и утверждение кандидатуры дает ЦК.
  В январе 1938г. состоялся Пленум ЦК ВКП(б). Микоян заявил о необходимости резкого повышения производства предметов потребления. В экономическом развитии страны, начиная с 1917 года, это заявление стало поворотной точкой, хотя принято не было. Принято постановление "О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР", предоставляющее единоличникам практически равные хозяйственные права с колхозами, и хотя преимущественное право использования МТС остается за объединениями, тарифы уравниваются.
  СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановления "О мерах по дальнейшему развитию животноводства в стране, о снижении норм обязательных поставок продуктов животноводства государству хозяйствами колхозников, рабочих и служащих", "О мерах по дальнейшему улучшению работы машинно-тракторных станций", "О мерах увеличения производства и заготовок картофеля и овощей в колхозах в 1938-1940 гг.", "О расширении производства продовольственных товаров и улучшении их качества", "О расширении производства промышленных товаров широкого потребления и улучшении их качества", "О мерах дальнейшего развития советской торговли". Последние два, впрочем, остались скорее декларацией намерений. Приоритетом остается оборонная и тяжелая промышленность. По предложению Межлаука и Вознесенского резко увеличен объем капитальных вложений в оборонную промышленность на востоке СССР (в районах Поволжья, Урала, Сибири, Казахстана и Средней Азии), где складывается резервная военно-экономическая база страны.
   На пленуме, выступивший Вышинский докладывает о нормализации отношений с Германией и Францией, подчеркивает нагнетание международной напряженности Великобританией. Секретарь ЦК Берия в докладе затронул вопрос о множестве возможных путей построения социализма и отказе от экспорта революции при помощи оружия с целью обеспечения мирного сосуществования: "...Мирное сосуществование капитализма и коммунизма, на данном этапе вполне возможно, при наличии обоюдного желания сотрудничать, при готовности исполнять взятые на себя обязательства, при соблюдении принципа равенства и невмешательства во внутренние дела других государств" - подчеркнул Берия.
   В январе 1938 года указом "О повышении роли судебных органов", Верховному суду СССР, предоставлено право, принимать к рассмотрению любое дело любого советского суда и рассматривать его в порядке надзора. До конца года ВС отменил исполнение около 20 тысяч только смертных приговоров. Продолжением либерализации и усиления процессуальных органов стало совместное постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) "Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия". Принятое 11 января 1938 года, оно прекращало массовые аресты и высылки. Прекращалась деятельность "троек". Восстанавливался прокурорский надзор за следственными аппаратами НКВД и НКГБ.
  22 января 1938 года Жданов подписал директиву "О недостатках в следственной работе органов НКВД и НКГБ". В ней предписывалось освободить из-под стражи всех незаконно арестованных, устанавливался строгий контроль за соблюдением уголовно-процессуальных норм. За 1938 год освободили около 100 тысяч человек (включая как осужденных, так и высланных и арестованных). Генеральный прокурор СССР Аралов выдвигает проект широкой амнистии. 12 февраля проект утвержден Политбюро - освобождается около 50000 политических заключенных. Объявлена амнистия за преступления небольшой тяжести и экономические преступления, освобождены все осужденные менее чем к 2 годам лишения свободы, пожилые или больные, несовершеннолетние осужденные на срок не свыше 7 лет и матери семейств.
   В марте 1938г. закончились поставки СССР испанским республиканцам, обеспеченные испанским золотом. На заседании Политбюро рассмотрен вопрос об открытии для испанцев кредитной линии в 170 млн. долларов под поставки республиканцам вооружения и иных товаров. В свете улучшения отношений с Италией, дружественных отношений с Францией и сотрудничества с Германией, советским руководством принято решение о непредоставлении кредита Испании. Республиканцам предложено закупать в СССР оружие и другие товары на основе предварительной оплаты либо нового залога. В апреле 1938, после операции фалангистов по рассечению республиканской Испании на две половины, руководство СССР, принимает решение о сворачивании активной помощи республиканцам, и, одновременно, об установлении секретных контактов с Франко.
  В ходе секретных, франко-итало-советских переговоров и последующих встреч представителей Франко с советским послом в Италии Штейном, достигнута договоренность об отзыве советских военных советников из Испании. Прекращение советских поставок и отзыв советников считают своей дипломатической победой и Муссолини и Лаваль. Оба расценивают уступку СССР в этом вопросе, как готовность к более тесным отношениям с Францией и Италией. Муссолини предлагает СССР заключение пакта о взаимопомощи, аналогичного франко-советскому пакту Петена-Тухачевского. Сдача Советским Союзом республиканцев, явно влечет победу Франко, причем в этой ситуации эта победа обеспечивается дипломатией Муссолини и Лаваля.
  Франко желает не только скорейшей победы, но и быстрой стабилизации внутренней жизни страны. В связи с этим, он гарантирует советским представителям высылку в СССР попавших в плен испанских коммунистов, отказ от взаимных претензий по денежно-товарным расчетам. Каудильо готов отказаться от репрессий коммунистов, прекративших политическую деятельность, в обмен на прекращение Москвой поддержки антифранкистских сил в стране: "Ошибочно утверждают, что коммунисты трусы. Нет, они стойко сражаются, упорно отстаивают каждую пядь земли, мужественно умирают. Ведь они родились на священной земле, которая закаляет сердца. Они испанцы, следовательно, они отважны. Я обещал, что после победы не будет дома без хлеба и очага без огня. Если люди, которые защищают не добро кучки бандитов, засевших в Мадриде, но Испанию, величие нашей нации, так, как они его понимают, вернутся домой - они вправе рассчитывать на справедливость и прощение" заявил Франко.
  09.03.1938 Войска Франко перешли в наступление на Арагонском фронте. (Арагонская операция).
  15.04.1938 Войска Франко взяли Винарос и вышли к Средиземному морю, отрезав Каталонию от центральной части Испании. Итогом операции фалангистов стало рассечение республиканской Испании на две половины.
  Франция закрыла границу с Испанией.
  17.04.1938 Заключено соглашение между Францией и Италией о сохранении статус-кво на Средиземном море.
  19.04.1938 Части 5 АК под командованием Листера под натиском франкистских войск отошли на левый берег р. Эбро, взорвав мосты через реку. Завершена Арагонская операция.
  07.05.1938 Лондон. Решение Комитета по невмешательству в Испанскую войну об эвакуации всех иностранных волонтеров из Испании. НКИД СССР отозвал своего представителя из Лондонского комитета по невмешательству в войну в Испании.
  12.05.1938 Правительство Петэна направило республиканскому правительству Испании ультиматум с требованием вступить в мирные переговоры с Франко.
  17.05.1938 Правительство Негрина заявило о выводе из Испании интернациональных бригад. СССР отозвал большую часть советских советников, в Испании осталось лишь минимальное количество специалистов, в основном сотрудники НКГБ и военной разведки.
  19.05.1938 Франция заявила о признании единственно законным правителем Испании Франко, и разорвала отношения с правительством Испанской республики Х. Негрина.
  01.06.1938 Прощальный парад интербригад в Барселоне.
  15.06.1938 Республиканские войска оставили плацдарм на левом берегу р. Эбро и отошли на ее правый берег.
  19.07.1938 Итальянская дивизия "Литторио" при поддержке 40 танков прорвала позиции республиканцев в секторе Серос и двинулась на Льярдеканс. На следующий день итальянцы взяли Льярдеканс и Торребесес. Наваррский АК франкистов занял Альматрет и Майяльс.
  29.07.1938 Итальянские войска после 10 дней ожесточенных боев прорвали оборону республиканцев в р-не п. Кастельданс.
  14.08.1938 Войска Франко взяли Барселону.
  19.08.1938 Войска Франко при поддержке французского флота захватили о. Менорка.
  23.08.1938 Войска Франко вышли на границу с Францией на всем ее протяжении, завершив Каталонскую операцию. Части республиканского 5 АК полковника Э.Листера перешли испано-французскую границу, были разоружены французскими войсками и отправлены в лагерь под Тулузой.
  28.08.1938 Мятеж генерала Касадо и Бестейро, объявивших о низложении правительства Негрина и создании "Национальной хунты обороны". По приказу Касадо с Гвадалахарского фронта сняты и переброшены в Мадрид войска анархиста Мера, атаковавшие части КПИ. Гарнизоны Валенсии, Аликанте, Мурсии, Альмерии перешли на сторону Касадо. Правительство Негрина на 2-х самолетах вылетело во Францию. Совещание Политбюро ЦК КПИ также приняло решение об эвакуации ЦК. В Алжир вылетели члены ЦК КПИ Ибаррури, Монс, Морено, Кателас, Н.Масас, Альберти, М.Леон.
  31.08.1938 "Национальная хунта обороны" Касадо предложила Франко начать переговоры о перемирии. Переговоры начались через два дня, но 4.09.1938 были прерваны и войска Франко перешли в наступление на Мадрид.
  7.09.1938 В Мадрид вошли войска Франко. Началась повсеместная капитуляция республиканских войск.
  9.09.1938 Войска Франко вошли в Картахену. Официальное заявление Франко об окончании гражданской войны в Испании. Правительства США и Великобритании признали режим генерала Франко законной властью в Испании.
  В силу того, что решающей оказалась роль дипломатии и посредничество Муссолини и Лаваля, в Испании падает авторитет немцев. Франко, начинает выдавливать немецких специалистов и советников из страны. Будучи не столько фашистом, сколько традиционалистом, он ориентируется на близкий его взглядам правый режим Петэна и фашистскую Италию.
  СССР официально каудильо не признал, что, однако, не помешало заключить в Париже советско-испанское соглашение о ненападении с правительством Франко. В соглашении указано, что "правительство Испании, определенно является правопреемником предыдущего правительства", соглашение основано на отказе от взаимных претензий по денежно-товарным расчетам, имевшим место до заключения соглашения. Перешедшие во Францию коммунисты, заинтересовавшие Советский Союз, были негласно переданы советскому посольству, часть плененных фалангистами коммунистов была выслана из Испании. И Франко и Жданов выполнили свои негласные обязательства, и хотя дипломатические отношения так и не были установлены, советско-испанские контакты на территории третьих стран поддерживались постоянно.
  20.03.1938 Правительство Мексики экспроприирует имущество американских и британских нефтяных компаний, нарушивших установленные в 1937 году условия выплат и эксплуатации месторождений.
  Болгария подписывает Договор о ненападении с Грецией и другими государствами Балканской Антанты (Турция, Румыния и Югославия).
  24.04.1938г. Греция и Турция заключают Договор о дружбе.
   Изменения в Европе внесли сумятицу во внешнюю политику США. В начале 1938г. в Европе начал складываться союз Франции и Италии, активно наращивалось англо-германское сближение. В целом, ситуация для США стала неясной. К середине года франко-итальянский союз стал реальностью, как и разрыв этого союза с Англией. Германия, присоединив Австрию, предъявляла претензии на земли в Чехословакии, Польше и Прибалтике, а ее противостояние с Францией стало краеугольным камнем политики обеих этих стран. Великобритания, расценивая Германию Гитлера как более слабого игрока на континенте, усилила контакты с немцами в противовес французам и итальянцам. СССР занял выжидательную позицию, одновременно сближаясь с Францией и Германией и предсказать окончательную конфигурацию европейских блоков было невозможно. В этой ситуации США, не заблуждаясь относительно возможности сохранения в Европе длительного мира, вернулись к политике изоляционизма, не желая пока вмешиваться в развитие европейских дел. Свою позицию США основывали на вступившем в силу в 1937 году законе о нейтралитете. Закон впрочем, носил компромиссный характер, учитывая интересы национального военно-промышленного комплекса. Запрещая прямые поставки оружия и предоставление кредитов и займов воюющим странам, в том числе и охваченным гражданскими войнами, закон допускал торговлю вооружением и боеприпасами с нейтральными партнерами, которые, в свою очередь, были вольны, распоряжаться приобретенными в Америке товарами.
   Продолжали обостряться отношения США с Японией. В июле 1937 года японская армия вторглась в Китай. Так как формально война не была объявлена, и Китай не считался воюющей страной, США начали поставлять ему оружие, желая не допустить усиления японцев и их выхода в Индокитай и Индонезию, которые считались областью американских стратегических интересов. Однако американские фирмы занимались поставкой стратегических товаров и в Японию, и прекратили эту деятельность в январе 1938 года, после того, как подобные сделки были законодательно запрещены Конгрессом до тех пор, пока Япония не выведет свои войска из Китая. Отказ американского правительства признать завоевания Японии в Китае привел к разрыву торговых и финансовых отношений между двумя странами.
  11.03.1938 Польша. Литовцами уничтожен польский погранотряд. Польские войска начали сосредоточение на границе с Литвой.
  Литовские войска начали сосредоточение на границе с Польшей.
  16.03.1938 Массовые антилитовские демонстрации.
  17.03.1938 Правительство Польши предъявило Литве в ультимативной форме ряд требований (установить дипломатические отношения, открыть польско-литовскую границу, прекратить репрессии польского меньшинства в Литве, выплатить компенсацию за инцидент 11.03.1938), угрожая в случае их отклонения войной.
  19.03.1938 После серии вооруженных инцидентов на польско-литовской границе, правительство Литвы приняло требование Польши об открытии границы.
  31.03.1938 Установлены дипломатические отношения между Литвой и Польшей.
  В декабре 1937 начался турецко-французский конфликт с Сирией из-за Александреттского санджака. Ссылаясь на предстоящую отмену французского мандата над Сирией, Турция предъявила претензии на пограничный Александретский санджак, населенный на 40% турками. Великобритания поддержала турецкие притязания в Лиге Наций и правительство Франции пошло на уступки. По решению Лиги Наций Александретский санджак был передан под совместный франко-турецкий контроль.
  В марте 1938 турки попытались ввести войска в Александретский санджак (французская Сирия). Однако французские колониальные части, сосредоточенные на границе заставили их отказаться от этого плана. Существенную роль в урегулировании конфликта, сыграло и выдвижение войск советского Закавказского ВО к турецкой границе. Вмешательство в избирательную кампанию французские колониальных войск обеспечило большинство мест в парламенте санджака лояльным Франции депутатам. В июле 1938 по соглашению между Турцией и Францией при посредничестве СССР, на территории Александретского санджака провозглашено создание "государства Хатай", формально находящегося под суверенитетом Сирии, реально подконтрольного французам.
  13.08.1938 СССР и Франция дали гарантии неприкосновенности границ Турции.
  В Китае СССР продолжает помогать Чан Кайши. Основная цель осталась прежней - ослабление Японии.
  Январь 1938 В Китай прибыла очередная группа советских летчиков-добровольцев. Прибыло грузовое судно с военными грузами для китайской армии. Второе судно разгрузилось в порту Хайфон (Фр.Индокитай). На борту обоих кораблей - 82 танка Т-26, 10 автомашин ЗИС-6, пять 76-мм зенитных батарей (20 орудий) с приборами управления огнем (ПУАЗО-1), 40 тыс.зенитных снарядов, 30 тракторов "Коминтерн", 4 прожекторные станции, 2 звукоуловителя.
  06.02.1938 Эскадрилья бомбардировщиков СБ под командованием Ф. Полынина подвергла бомбардировке аэродром Ханчьжоу в районе Шанхая, где уничтожила 30 японских истребителей.
  18.02.1938 Ханькоу. В воздушном бою советские и китайские летчики сбили 12 японских самолетов.
  Японскими военными кораблями в Японском море задержан советский пароход "Кузнецкстрой".
  23.02.1938 Ханькоу. 28 бомбардировщиков СБ, пилотируемых советскими летчиками произвели налет на о.Формоза (Тайвань), бомбардировав японскую авиабазу в г.Тайбэй и порт Синьчжоу. Советские самолеты сбросили 2080 бомб. В результате налета было уничтожено более 40 японских самолетов, много авиационной техники в контейнерах, ангары и трехлетний запас горючего. Аэродром Тайбей был выведен из строя на месяц.
  Март 1938 Подписан торговый договор между СССР и Китаем. СССР, предоставляет Китаю на льготных условиях кредит (50 млн. долларов), военную технику и специалистов.
  Советской бомбардировочной авиагруппой в водах р.Хуанхе потоплен японский легкий авианосец, так и не успевший поднять свои самолеты для перехвата.
  24.03.1938. Первое Тайэрчжуанское сражение. Китайские войска разгромили под г.Тайэрчжуан две японские дивизии.
  26.03.1938. В Японии принят "Закон о всеобщей мобилизации нации".
  28.03.1938г. Япония создает в Нанкине марионеточное правительство Китайской Республики. Японские соединения в районе Цзинаня и Нанкина переходят к обороне.
  Апрель 1938 В Китае, в провинции Синцзян завершено строительство шоссе от границы СССР до г. Хами. По этой трассе, из СССР, прибыла крупная партия артиллерийских орудий в сопровождении советских военных советников-артиллеристов. В Китай прибыла вторая партия советских самолетов (62 истребителя И-15) и 10 комплектов авиационных боеприпасов. Советские истребители включены в боевой состав китайских ВВС.
  3.04.1938 Начальник Управления НКВД по Дальневосточному краю Люшков перешел советско-маньчжурскую границу и сдался японцам.
  29.04.1938 В Китае, Ханькоу, во время налета на город японской авиации (54 самолета) советские и китайские летчики сбили 21 японский бомбардировщик, потеряв два своих.
  12.05.1938 Германия заявила о признании прояпонского марионеточного государства Маньчжоу-Го.
  31.05.1938 В Китае, в Ухани во время очередного налета на город японской авиации (54 самолета) советскими летчиками сбито 15 японских бомбардировщиков. Потерян один истребитель И-16. Летчик Губенко произвел первый в истории советской авиации успешный таран японского самолета И-96 и благополучно совершил посадку. (РИ)
  Июнь 1938 СССР. Секретариат ИККИ принял постановление об активизации помощи освободительной борьбе китайского народа против японских захватчиков.
  В Китай отправлена партия из 100 пулеметов ШКАС для установки их на 60 советских истребителях И-16, переданных в состав китайских ВВС, а также 2 млн. патронов к ним.
   Предполагая, что двойная смена руководства СССР должна отрицательно сказаться на боеготовности войск на Дальнем Востоке, Япония взяла курс на быстрое наращивание размещенной у советских границ Квантунской армии. Для обоснования требований резко увеличить бюджетные ассигнования командование сухопутных сил инициировало пропагандистскую кампанию под лозунгом "нарастания советской угрозы". Оперируя цифрами, японские генералы заявляли, будто увеличение численности Красной Армии на Дальнем Востоке "создало кризис для обороны Японии". Для подтверждения этого тезиса командование армии сознательно провоцировало многочисленные пограничные инциденты. За три года с 1936 по 1938 гг. таких инцидентов было зафиксировано 231, из них 35 крупных столкновений.
  В условиях, когда опасность советско-японского вооруженного столкновения становилась все более реальной, советское руководство было вынуждено проявлять заботу об укреплении обороноспособности в восточных районах страны. Увеличивалась численность войск, усиливался Тихоокеанский флот, шло строительство укрепленных районов. Осенью 1937 - в начале 1938г. в ОДВФ, новым командованием были проведены мероприятия по повышению боевой и тактической подготовки войск, штабов и командно-начальствующего состава фронта. Улучшено снабжение войсковых частей, подготовлены дороги, мосты, связь. К работам были привлечены силы армии и при помощи Постышева - народного хозяйства. Уборевичем было прекращено растаскивание из боевых подразделений бойцов на всевозможные посторонние работы. К апрелю все бойцы, находящиеся в таких откомандировках были возвращены в части. Все части фронта, в особенности пехота, усиленно готовились действовать на поле боя, маневрировать, сочетать движение и огонь, применяться к местности в условиях Дальнего Востока, изобилующего горами и сопками.
   В начале мая 1938 г. японские пограничные войска западнее озера Хасан были усиленны полевыми войсками, сосредоточенными ранее на восточном берегу реки Туманная.
  12.05.1938 Советские пограничники по приказу начальника погранотряда заняли сопку Заозерную (Чангуфэнь) на спорной территории с Манчжоу-Го и начали строительство там укреплений.
  Об этом было доложено командующему японской Корейской армии генералу Куниаки Коисо. Командующий немедленно направил рапорт в Токио. В оперативном управлении генштаба проявили к сообщению немалый интерес. Генштабисты и ранее предполагали испытать силу Особого Дальневосточного фронта. Японскому командованию важно было также проверить информацию о состоянии советских войск в Приморье, полученную от перебежавшего к японцам высокопоставленного сотрудника НКВД по Дальневосточному краю комиссара 3-го ранга Люшкова. В генштабе, предполагая, что двойная смена руководства СССР должна отрицательно сказаться на боеготовности войск на Дальнем Востоке, выработали идею: "Атаковав советских солдат на высоте Текохо, выяснить, как будет реагировать на это Советский Союз. Воспользовавшись случаем, прощупать силу Советов в этом районе". Предлагая провести разведку боем именно на этом участке границы, офицеры генштаба учитывали, что здесь советскому командованию будет весьма непросто развернуть войска, находившиеся в 150-200 км от высоты Заозерная. Принималось во внимание то, что к пограничным сопкам вела лишь одна размытая дождем грунтовая дорога. Это затрудняло быстрое сосредоточение в данном районе советской тяжелой техники и артиллерии. С другой стороны, маньчжуро-корейская дорога отстояла от высоты Заозерной лишь на 6 км.
  Однако высшее военно-политическое руководство страны придавало намечавшейся провокации важное стратегическое значение. Конфликт на высоте Заозерной, начавшийся как один из пограничных инцидентов, был сознательно расширен императорской ставкой. В условиях разрастания японо-китайской войны у центрального командования сухопутных сил не могло быть намерения начинать еще и большую войну с СССР. Однако перед началом операции по захвату Ухани было решено использовать максимум имеющихся войск для провоцирования советского командования с целью выяснить, нет ли у СССР намерения, вмешаться в войну в Китае. Целью нападения было желание прощупать силу Советского Союза в этом районе, и захватить стратегически важную территорию на гряде, господствующей над коммуникациями, ведущими к Владивостоку и Приморью. Эти планы имели и еще одну задачу. Усилившиеся с января 1938 налеты китайской авиации (на советских самолетах и с советскими летчиками) и увеличение советской военной помощи в целом, серьезно мешали японцам в Китае. Подразумевалось, что успехи в боевых действиях против советских войск, в любом случае дадут возможность надавить на СССР и заставить отказаться от оказания помощи Чан Кайши.
  14.05.1938 Правительство Маньчжоу-Го заявило протест СССР по поводу нарушения советскими войсками маньчжурской границы.
  15.05.1938 Посол Японии Сигемицу вручил замнаркома иностранных дел Стомонякову ноту правительства Японии с требованием вывода советских пограничных войск с высот Заозерная и Безымянная у о. Хасан. Сигемицу в частности заявил: "...Так как район, о котором идет речь, является территорией Маньчжоу-Го, то переход советских войск в этот район является незаконным действием и не может не вызвать законного негодования японо-маньчжурских военный властей, которые стоят на страже этого района. Императорское правительство не может не быть заинтересовано в этом событии ввиду особо тесных отношений с правительством Маньчжоу-Го из-за месторасположения, где происходит незаконное действие советских войск. Вследствие этого императорское правительство поручило мне потребовать самым решительным образом от Советского правительства немедленного отвода советских войск из этого района и заявить Вам, что вся ответственность за возможное осложнение положения, могущее возникнуть из-за невыполнения этого требования, падет целиком на Советское правительство".
  В ответ Стомоняков заявил, что "...Всем известны высокая дисциплинированность и выдержанность советских пограничников. Всем известно, что наши власти всегда строго следуют указаниям центрального правительства, всегда строго соблюдают границу. Я убежден, что в данном случае речь идет именно о неправильной информации японского правительства.
  Что касается предупреждения господина посла по поручению японского правительства о том, что если не будет выполнено требование японской стороны, то ответственность за возможное осложнение положения падет целиком на Советское правительство, то я со своей стороны должен предупредить о необходимости сохранения со стороны японо-маньчжурских властей максимальной осторожности. Если, в чем я совершенно убежден, окажется, что советские пограничники находятся на своей территории и в то же время подвергнутся вооруженному нападению с японо-маньчжурской стороны, то несомненно, что советские пограничники будут защищать свою территорию, и тогда вся ответственность за могущие возникнуть военные действия падет целиком на японо-маньчжурские власти".
  Вечером того же дня, Стомоняков сообщил послу Японии, что ни один советский солдат границы не нарушал. "...Как я и предполагал, наши дальневосточные власти подтвердили, что ни один красноармеец или пограничник не переходил маньчжурскую границу. Таким образом, полностью подтвердилось высказанное мною предположение, что Ваше представление основано на неверной информации японского правительства со стороны японо-маньчжурских властей".
  Сигемицу предложил отвести советские войска со спорной территории, в частности пояснив: "... Так как я не располагаю временем, то я коротко хотел бы сказать, что печальный инцидент является результатом провокационных действий советской стороны. (...) было бы разумно и целесообразно, чтобы Советское правительство эвакуировало обратно свои войска и чтобы было восстановлено положение, которое существовало до 12 мая".
  Стомоняков отреагировал довольно резко: "Я не знаю, понимает ли вполне г. Сигемицу значение слова "провокация". Я думаю, что не понимает, раз он так часто употребляет это слово. Я вновь заявляю, что советские пограничники никогда не занимались провокациями и что всему миру известно, что все конфликты на Дальнем Востоке спровоцированы, так же как и в данном случае, японо-маньчжурскими властями. Что же касается пожелания г. Сигемицу об эвакуации советских войск, то я поражен упорством г. Сигемицу, который после всех разъяснений, исчерпывающе освещающих положение, может еще серьезно говорить о том, чтобы советская сторона эвакуировала войска со своей собственной территории. Об этом, конечно, не может быть и речи. Единственное средство ликвидации данного конфликта заключается в том, чтобы японское правительство, изучив фактическую и международно-правовую стороны этого вопроса, поняло, что его власти вводят его в заблуждение, и энергично призвало их к порядку. Никакого другого выхода я не вижу".
   В перестрелке с советскими пограничниками в районе высоты Заозерная погиб японский жандарм.
  20.05.1938 Посол Японии Сигемицу вручил наркому иностранных дел Вышинскому очередную ноту правительства Японии с требованием передать район озера Хасан Манчжоу-Го.
  Сигемицу в частности заявил: "...Ведь ясно, что инцидент возник из-за того, что советская сторона вторглась на маньчжурскую территорию, и то предложение, которое я выдвинул - не затрагивать сейчас юридической стороны вопроса, а касаться лишь восстановления статус-кво на границе. (...) В связи с этим я заявляю протест против убийства японского солдата. (...) Можно считать, что он, очевидно, был убит во время обстрела их советскими войсками в районе, незаконно занятом советскими частями (...) Я уполномочен заявить решительный протест и оставляю за собой право в будущем предъявить конкретные требования, связанные с этим происшествием".
  Вышинский ответил, что "Г-н посол ничего нового не сказал. Единственная новость - это то, что он пригрозил нам силой. Посол, очевидно, считает тактику угроз хорошим средством дипломатии. К сожалению, теперь имеется немало стран, которые поддаются запугиванию и угрозам, но пусть посол знает, что это средство в Москве успешного применения не найдет. Что касается убийства солдата, то я протест должен отклонить, ибо это имело место на советской территории, где японским жандармам делать нечего. Я могу лишь заявить встречный протест против перехода жандармами нашей границы".
  Япония. Командование армии обсудило план военной операции у о. Хасан. Принято решение перебросить дополнительные силы в район операции.
  22.05.1938 Директива наркома обороны маршала Буденного командующему Дальневосточным фронтом о приведении войск фронта в боевую готовность.
  Дальневосточный фронт. Директива фронта о приведении в боевую готовность частей 32 и 40 стрелковых дивизий.
  29.05.1938 Японские войска в районе о. Хасан атаковали и заняли высоту Безымянная, убив 5 советских пограничников, но к вечеру были отброшены ударом пограничников и ротой 40 стрелковой дивизии.
  30.05.1938 Японские войска предприняли новые атаки высот Безымянная и Заозерная. На помощь советским пограничникам переброшены части 53-го отдельного противотанкового артдивизиона
  31.05.1938 Японские войска атаковали высоты Заозерная и Безымянная и заняли их, захватив выгодные в тактическом отношении сопки Заозерную и Безымянную, опираясь на которые они угрожали всему Посьетскому району. В результате предпринятого наступления, части 19-й дивизии при поддержке артиллерии вклинились в глубь советской территории и вышли к населенным пунктам Пакшекори и Новоселки, расположенным к северо-востоку от озера Хасан.
   Советские войска 40 стрелковой дивизии безуспешно атаковали японские части севернее и южнее о. Хасан. Главный удар наносился силами 119-го и 120-го стрелковых полков с приданным танковым батальоном и двумя артиллерийскими дивизионами. Атака успеха не принесла. Дивизия вступила в бой без тщательной подготовки, раздробленно и с ходу. Силы противника были недооценены, местность разведана плохо. Дивизия лишилась поддержки авиации.
  В штаб 39 стрелкового корпуса прибыли командующий и начштаба фронта - Уборевич и Венцов-Кранц. По результатам атаки 40 дивизии, принято решение увеличить силы.
  Японские войска укрепляются на высотах, строят долговременную оборону.
  5.06.1938 Японские войска отразили новые советские атаки 40 стрелковой дивизии в районе о. Хасан.
  В районе конфликта сосредотачиваются 32, 39, 40 стрелковые дивизии, 2 мехбригада, сводная танковая бригада (из 206-го отдельного, а также 26-го и 35-го танковых батальонов), воздушно-десантная бригада, полк 69-й стрелковой дивизии, 121 кавалерийский полк, около 300 орудий, 285 танков, до 400 самолётов. Командование созданной на базе 39 корпуса Хасанской группой войск по совместительству возложено на замкомандующего ОДВФ комкора Горбачева. Общее руководство боевыми действиями осуществляет командующий фронтом Уборевич.
   Встреча посла Японии Сигемицу с наркомом иностранных дел Вышинским, предложение японского посла урегулировать Хасанский конфликт дипломатическими средствами и вернуться к позициям, которые стороны занимали на утро 11 мая. Однако Вышинский заявил: "Под восстановлением положения, я имел в виду положение, существовавшее до 29 мая, т.е. до той даты, когда японские войска перешли границу и начали занимать высоты Безымянная и Заозерная".
  Японское командование сосредоточило в районе конфликта 19-ю, и части 15-й и 20-й пехотных дивизий, около 200 орудий, 150 самолётов. Общее руководство осуществляет управление японской Корейской армии.
  6.06.1938 Директива Буденного, с разрешением при атаке использовать обход с флангов, через линию государственной границы.
  9.06.1938 После удара 220 советских бомбардировщиков (ТБ-3 и СБ) и массированной артподготовки силами выдвинутых на передний край трех полков корпусной артиллерии и артиллерией частей, Хасанская группа, силами созданных двух группировок войск, перешла в наступление. Благодаря грамотному взаимодействию авиации и тяжелой артиллерии, эффективность артиллерийской и авиационной подготовки оказалась высокой. В результате артиллерия противника была подавлена и практически прекратила стрельбу.
   Южная группа в тот же день овладела высотой Безымянная и 10.06.1938 ударом с северо-запада (совместно с северной группой) выбила японцев с врага с высоты Заозерная. Северная овладела высотой Пулеметная Горка и 10.06.1938, ударом с северо-востока поддержанным южной группой - высотой Заозерная. Резервная группа обеспечивала прикрытие правого фланга по линии Ново-Киевское, высота 106,9.
  Советским войскам отдан приказ, перейти к обороне на достигнутых рубежах.
  11 - 12 июня 1938 Многочисленные контратаки японцев, попытки вернуть утерянные позиции. Японцы подтягивают к Хасану новые части. Советское командование усиливает группировку 78 и 176 стрелковыми полками 26 стрелковой дивизии. После разведки позиций японцев советские истребители в качестве штурмовиков обрабатывали пограничную полосу, после полудня 115 СБ бомбили позиции артиллерии и скопление пехоты в ближнем тылу японцев. Истребители также использовались для подавления артиллерии японцев.
  12.06.1938 Советская авиация непрерывно штурмует позиции противника. Охота идет даже за отдельными солдатами, японцы не рискуют показываться на открытой местности.
  14.06.1938 Заключено перемирие между советскими и японскими войсками и в 12.00 прекращены боевые действия у о. Хасан.
  Советские потери составили около 3 тыс. человек убитыми и раненными, японские - около 5 тыс. человек убитыми и раненными.
  17 июня 1938 г. в Москве народный комиссар иностранных дел Вышинский и посол Японии Сигемицу подписали соглашение о прекращении военных действий. Был произведен обмен военнопленными.
  В июле 1938 подписано соглашение о предоставлении СССР военных кредитов Китаю на сумму 100 млн. долларов.
  Посол Китая Я. Цзэ передал Вышинскому просьбу китайского правительства о сооружении в г.Урумчи с помощью СССР авиасборочного завода.
  Август 1938 Правительство Чан Кайши обратилось с просьбой к СССР, предоставить новую партию самолетов; эта просьба была удовлетворена.
  08.08.1938 Китай, Центральный фронт. 5 китайских бомбардировщиков СБ, пилотируемых советскими летчиками, атаковали группу японских кораблей на р.Янцзы в р-не г.Матань.
   В СССР доходы союзного бюджета формировались за счет общесоюзных государственных доходов, главным из которых были отчисления от прибылей предприятий союзного подчинения и общегосударственные налоги, а также иные доходы, например, от внешнеэкономической деятельности. В декабре 1937 г. было принято Постановление СНК СССР, в соответствии с которым в государственный бюджет СССР были включены местные бюджеты. В начале 1938г. в государственный бюджет СССР также был включен бюджет государственного социального страхования. В расходах госбюджета СССР доля союзного бюджета составила в 1938г. 77%, союзных республик - 23%.
  Госбюджет СССР в миллиардах рублей, 1938.
  Расходы Доходы
  Национальная экономика 52 Налог с оборота 90
  Социальная политика 32 Вычет из прибыли предприятий 19
  Оборона 54 Доходы МТС 2
  Управление 7 Налоги с предприятий 4
  Разное 10 Налоги с населения 8
   Местные налоги 2
   Госзаймы 10
   Разное (включая внешние источники) 22
  В целом 155 В целом 157
  Баланс 2
  
  В 1938 г. бюджет СССР составлял 157 млрд. руб., при населении в 170 млн. человек.
  В 1937 г. СССР произвел 14% мировой промышленной продукции, его население составило 8% общемирового. По производству промышленной продукции СССР поднялся с четвертого на первое место в Европе и с пятого на второе место в мире, уступая лишь США. С середины 30-х в Союзе развивали внутренний потребительский рынок, в том числе, стимулируя его искусственно. К 1938 г. процесс дал результат - жизнь населения СССР стала улучшаться сравнительно высокими темпами.
  В промышленности, тем не менее, постоянными стали сбои и срывы планируемых показателей. В ходе чисток и преследований, безусловно, устранялись в первую очередь коррумпированные и провинившиеся руководители, происходила замена негодных чиновников и специалистов. Однако осуществленные в 1937-1938 гг. репрессии никак не могли являться стабилизирующим фактором. В период 1933-1937 гг. советский ВПК вырос на 286% по сравнению с общим промышленным приростом на 120%. В 1938г. прямые военные расходы почти в 1,5 раза превысили общий рост расходов государственного бюджета СССР.
   Главным содержанием экономического развития страны оставалось военное строительство, экономика подчинена внешнеполитическим программам. Наряду с приоритетным развитием ВПК, основными направлениями развития остались машиностроение, металлургия, топливная и энергетическая промышленность. Легкая же и пищевая промышленность финансировались по остаточному принципу. Однако, в качестве эксперимента на предприятиях, не связанных с ВПК, внедряется хозрасчет - метод планового ведения хозяйства, заключающийся в соизмерении затрат на производство продукции с результатом хозяйственной деятельности на основе самоокупаемости, самофинансирования, самоуправления.
  Неэквивалентный товарообмен между городом и деревней продолжался. Через госзакупки колхозы компенсировали, например, лишь пятую часть расходов на производстве молока, десятую часть - зерна, двадцатую - мяса. Крестьяне, работая в колхозе, практически ничего не получали, зарабатывая на подсобном хозяйстве. В связи с этим, не снижая плана по госзакупкам, снижены налоги с доходов от продаж на рынке. Сама рыночная торговля, однако, разрешена лишь тем крестьянам, колхозы которых выполнили государственные поставки.
  Госпланом разработан план химизации советской экономики и подготовлен Генеральный план развития народного хозяйства с временным горизонтом в три пятилетки (1943-1957 гг.), нацеленный на то, чтобы "догнать и перегнать передовые в экономическом отношении капиталистические страны". Это был беспрецедентный макроплан. Предусматривалось, в частности, возведение новых металлургических гигантов, завершение реконструкции железнодорожного транспорта и строительство Байкало-Амурской магистрали, сооружение Куйбышевского, Соликамского и Ангарского гидроузлов, создание мощной топливной и металлургической базы на севере европейской части страны, ускоренное развитие ряда конкретных экономических районов. Согласно предварительным проектировкам, в результате реализации генплана главные показатели народного благосостояния должны были возрасти более чем вдвое.
   К середине 1938г. Жданов практически полностью контролировал госаппарат и промышленность, Верховный Совет СССР, главой которого остался Калинин, армию через Буденного (осознающего свою роль и полагающего пост наркома обороны вполне устраивающим "потолком"). Межлаук В.И. окончательно переходит на работу в СНК, став фактически заместителем Жданова по экономике. Наркомат тяжелой промышленности возглавил его заместитель - А.П. Завенягин. В структуре наркоматов произошли изменения: 11.05.1938г. из наркомата оборонной промышленности выделены наркомат авиационной промышленности (наркомом назначен В. Чкалов), наркомат судостроительной промышленности (наркомом назначен Ф.А. Меркулов), наркомат боеприпасов (наркомом назначен И.П. Сергеев). Наркомом оборонной промышленности остался Б.Л. Ванников. Наркомат тяжелого машиностроения возглавил В.А. Малышев, наркомат топливной промышленности - М. Г. Первухин, наркомат черной металлургии - И.Ф. Тевосян, наркомат машиностроения - А.Д. Брускин, наркомат цветной металлургии П.Ф. Ломако, наркомат химической промышленности - М.Ф. Денисов.
  Наркомат внешней и внутренней торговли остался за А.И. Микояном, подчиненные ему (как зампредседателя СНК) ведомства возглавили: наркомат легкой промышленности - А.Н. Косыгин, наркомат земледелия - И.А. Бенедиктов, наркомат по строительству - С.З. Гинзбург, наркомат лесной промышленности - М.И. Рыжов. Часть наркоматов подчинялась напрямую Жданову - Наркомат путей сообщения возглавил А.В. Хрулев, Наркомат связи - самый молодой из выдвиженцев И.Т. Пересыпкин, Наркомат юстиции Рычков Н.М. Главным управлением гражданского воздушного флота (ГУГВФ) при СНК СССР, также подчиненным Жданову напрямую продолжал руководить И.Ф. Ткачев.
  В НКВД Кручинкину и его подчиненным, кроме текущих вопросов, занятым серьезнейшими проблемами с постоянными конфликтами на госграницах, охраной лагерей (процент побегов из которых превышал 5%), выполнением органами принятой амнистии, было совершенно не до политических споров.
  Однако высокопоставленные партийные (и часть региональных) руководители были возмущены падением своей роли. В этой среде ветеранов партии, "старых большевиков" и героев Гражданской, выдвинувшийся не так давно Жданов отнюдь не воспринимался несомненным лидером. Почти каждый из оппозиционных лидеров считал себя не менее, а с учетом "заслуг перед партией" - даже более, достойным места вождя. Руководство НКГБ, недовольное ограничением их прав и контролем со стороны прокуратуры, также не было безоговорочными сторонниками Жданова. Негласным лидером оппозиции стал Постышев, заявлявший в узком кругу:
  "...Кто такой Жданов? Где он был? Я с семнадцати лет в партии, тюрьму прошел, каторгу, ссылку. В революцию, где он был? В гражданку я в Приамурье воевал, на Дальнем Востоке. Огромную партийно-политическую работу мы там вели, в Дальбюро, в армии..."
  Эти настроения разделялись многими высокопоставленными партийцами.
  Оппозиция начинает создавать культ Постышева, основываясь в первую очередь на его подвигах в гражданской войне. В газетах появляются статьи, восхваляющие деяния Постышева: "Имя тов. Постышева было прямо знаменем на Дальнем Востоке". "В тяжелейших условиях благодаря выработанной под руководством тов. Постышева организации и тактике, Дальний Восток был освобожден от врагов".
  К состоявшемуся в июне 1938г. Пленуму, в партии фактически вновь сложилась оппозиционная фракция. В ней объединились оставшиеся ортодоксальные радикалы и, на базе их лозунгов, противопоставляемых проводимой линии, все недовольные переменами, оставшиеся без повышения и не получившие ожидаемых привилегий. Большинством во главе со Ждановым, доктрина интернационализма, при неприкосновенности тезиса о неизбежности гибели капитализма как исторически преходящей общественной формации и смене его социализмом, постепенно модифицируется - в сторону политики ожидания "революционной ситуации и готовности трудящихся масс к социалистическим преобразованиям".
  Недовольные попытались поднять вопрос о пересмотре политической линии. Противопоставляя себя большинству, лидером которого являлся Жданов, оппозиция неизбежно пришла к необходимости выдвижения лозунгов "радикального наступления социализма" и ужесточения "борьбы с империализмом" во внешней политике. Во внутренней политике - как "отказ от внутрипартийного обсуждения, замена его волюнтаристскими указаниями сверху, ведущий к недооценке мнения партийных масс, перерождению партии в покорную прослойку исполнителей, лишающий партию ведущей роли и низводящий партию до положения безвольной параллели наркоматов и Советов". Во внешней политике - как "отбрасывающей нашу линию на борьбу с капитализмом, империализмом и социал-соглашательством, сдачу позиций социализма фашистской заразе, охватившей всю Европу".
  "Я не сомневаюсь, что новая мировая война с абсолютной неизбежностью вызовет мировую революцию и крушение капиталистической системы" заявил на пленуме Постышев.
  Доклад Жданова акцентировался на недопустимости фракционизма и сплоченности рядов в проведении в жизнь генеральной линии. "Правильная политическая линия нужна не для декларации, а для проведения в жизнь. Но чтобы претворить в жизнь правильную политическую линию, нужны кадры, нужны люди, понимающие политическую линию, воспринимающие ее как свою собственную линию, готовые провести ее в жизнь. Умеющие осуществлять ее на практике, способные отвечать за нее, защищать ее, бороться за нее. Без этого правильная политическая линия рискует остаться на бумаге" заявил в своем докладе Жданов. Он прокомментировал и внешнеполитическую линию: "Советские люди не хотят сами, тем более, силой, изменить лицо окружающих государств. Таких планов и намерений у нас никогда не было. Среди определенной части буржуазных политиканов, в течение долгого времени создавалось иное впечатление, подогреваемое агрессивно настроенными реваншистскими лидерами в целях охаивания СССР и препятствования мирным инициативам советского народа. Это является плодом недоразумения, причем недоразумения, пожалуй, трагикомического. Мы, марксисты, считаем, что революция неизбежно произойдет и в других странах. Но произойдет она только тогда, когда это найдут возможным или нужным революционеры этих стран, народы этих стран. Экспорт революции - это антимарксистская чепуха. Каждая страна, когда она этого захочет, сама произведет свою революцию, а ежели не захочет, то революции не будет".
  Межлаук в своем докладе остановился на проблемах промышленности - "Мы все время то воюем, то восстанавливаемся. И при этом нас сравнивают с государствами, которые сотни лет жили за счет колоний, где эксплуатация человека построена очень изощренно. В последнее десятилетие выходить из тяжелейших кризисов нам позволяло плановое хозяйство, и, видимо, в ближайшее время никто ничего лучшего не придумает. Нашу экономическую систему надо серьезно лечить, но она есть и останется основой... Инициативу людям надо дать и выбросить из планов все второстепенные показатели, это не подорвет основ социализма".
  Смысл решения по внешнеполитической деятельности был, в общем, изложен Вышинским: "...сегодня еще не нужно открыто поддерживать французский, чехословацкий и другой империализм, но постепенно, с большой осторожностью подготовлять рабочих к защите империализма в момент войны".
   К середине 1938 году объективные предпосылки для взаимовыгодной советско-германской торговли продолжали существовать. Третий рейх остро нуждался в сырье, Советский Союз - в современной технике и технологиях. СССР намеревался использовать возможное сближение с Германией для удовлетворения своих потребностей в высокотехнологичном оборудовании.
   В результате долгих переговоров, несмотря на идеологическое противостояние, 19 мая 1938 года было подписано советско-германское кредитное соглашение. Его условия были чрезвычайно выгодны для СССР - 200 млн. марок кредита под 4,5% годовых сроком на 7 лет. Помимо кредита, предусматривалось размещение советских заказов в обмен на поставки сырья и продовольствия.
   С 26 июля 1938 года в Германии находилась советская делегация в составе 50 человек во главе с Завенягиным. Среди её членов были ведущие специалисты по военно-морскому делу, танкостроению, артиллерии, химической защите, станкостроению. Посетив многие немецкие заводы, судоверфи, полигоны, военные корабли, советские представители ознакомились с интересовавшим СССР заводским оборудованием, производственными процессами, технологиями. Особое внимание уделялось новинкам германской военной техники. Гитлер разрешил ознакомить членов делегации с военной техникой, уже имевшейся в войсках. Что же касается информации о новейших образцах, находившихся в стадии испытаний, то её фюрер сообщать не желал. Однако советские специалисты быстро поняли, что самую новую технику им не показывают. В результате твёрдой и настойчивой позиции советской делегации немцы вынуждены были пойти на уступки, и стали демонстрировать новую военную технику более полно. Наиболее сложные вопросы решались лично Гитлером и Герингом.
   Германия импортировала из СССР нефтепродукты, зерно, хлопок, жмыхи, лён, лесоматериалы, никель, хромовую и марганцевую руду, фосфаты. Поставлялись и некоторые другие товары. В частности, металлы (в основном железный лом), платина, а также пушнина. Немцы поставляли уникальное промышленное оборудование, разработки, применяющиеся в производстве вооружений и боеприпасов, машиностроении и оптике, химии и металлургии. Советский Союз стал привилегированным торговым партнёром Германии, заказам которого было отведено по степени важности в программе военного производства преимущественное место по сравнению с другими заказами для поставок иностранным государствам. Помимо взаимных поставок товаров между СССР и Германией, производились и другие финансовые расчёты. В соответствии с хозяйственным соглашением Германии предоставлялось право транзита через советскую территорию для торговли с Румынией, Ираном, Афганистаном и странами Дальнего Востока. Стоимость транзитных услуг, оказанных Германии в 1938 году, составила около 50 млн. марок. Поскольку поставки немецких товаров задерживались, для выравнивания баланса товарообмена Германия передала Советскому Союзу золота на 22 млн. марок.
  Новый этап в отношениях между Берлином и Москвой, Гитлер в кругу своих приближенных назвал "браком по расчету". Отношения между Германией и СССР строились не на общности интересов двух стран и не на взаимовыгодных расчетах - каждая из сторон преследовала собственные цели, рассчитывала использовать достигнутые договоренности в своих интересах.
  В Берлине надеялись, что уже сам по себе факт германо-советского сближения приведет в дальнейшем к осложнению его отношений с Францией, а это, в свою очередь, исключит возможность, каких бы то ни было неожиданных поворотов в советской внешней политике. Советское правительство, подписывая с Германией договор о ненападении, преследовало схожие цели. В условиях нарастания напряженности в Европе и Азии, оно рассчитывало таким способом уменьшить угрозу нападения со стороны Германии и укрепить свое положение в мире. Экономическое соглашение с Берлином давало СССР надежду на то, что он сможет укрепить свой промышленный и оборонный потенциал за счет германских поставок.
  
  В начале мая 1938г. в Лондон прибыл польский министр иностранных дел Бек. Правительство Англии заявило о своей неготовности заменить временное и одностороннее обязательство постоянным соглашением о взаимопомощи на случай прямой или косвенной угрозы одной из стран. Чемберлен, рассматривающий Германию как противовес набирающей силу Франции и СССР, не спешил с заключением такого соглашения. Аналогичные туманные обещания Чемберлен готов был представить Румынии и Греции.
  В 1938 году часть элиты США была заинтересована в новой войне в Европе, чтобы перенести внимание общественности с внутренних трудностей на международные дела и стимулировать собственную экономику. Между тем американская экономика развивалась в основном за счет собственных ресурсов. Одним из аргументов изоляционистов стало то, что рост внутренней торговли на 5% приносил больше долларов, чем увеличение внешней торговли на 100%, а потому США не следует бояться утраты зарубежных рынков.
   Французская экономика, регулируемая и поддерживаемая государством, неплохо вписалась в мировую торговлю. Средний рост составлял 5% в год, инфляция была взята под контроль, реорганизация промышленной базы, проводившаяся под руководством плановой комиссии, была успешной. Правительство Петэна было уверено, что они открыли секрет "золотого мазка" - пути к устойчивому росту и одновременной модернизации промышленной базы. Разумеется, это было ошибкой. Экономическая трансформация происходила за счет огромных социальных издержек. Росла безработица, выгоды от модернизации распределялись очень неравномерно.
  Отношения с СССР укреплялись, причем тем сильнее, чем меньше СССР высказывал свою заинтересованность. Как заявил Лаваль в апреле 1938г., "... во франко-советских отношениях détente (разрядка) должна продолжаться, пока не превратится в entente (союз), и этот союз должен стать гарантом внутриевропейского мира". СССР подходил к союзу более взвешено, как заявил Жданов: "Для нас вряд ли приемлемо положение общего автоматического резерва".
  В мае 1938г. заключен Договор о дружбе и сотрудничестве с Италией. Муссолини по этому поводу заявил: "В 1924 году я признал Советы. В 1934 году я подписал с ними договор о торговле. Сейчас мы доказали искренность наших намерений, и можем двигаться дальше".
  В народе после ноябрьского переворота были ожидания то ли гражданской войны, то ли репрессий, но страна вместо этого получила стабилизацию и смягчение внутренней политики. Пусть не в больших масштабах, но тенденция была видна. Хотя на некоторых предприятиях это дало и обратный эффект - возросло количество прогулов и нарушений. Реакция была разной, зависела уже от непосредственно директоров заводов. Там, где руководство оказалось грамотным - все удалось уладить без серьезных конфликтов. Частичными поблажками, увольнением немногих активистов, уговорами (иногда с участием представителей парткомов и профкомов областного и республиканского уровней), на вновь вошедших в моду на короткое время митингах, либо и с применением арестов - но при нормальной грамотной работе с коллективами. В январе - феврале 1938 прошел пик возмущений среди рабочих, требующих улучшения снабжения, жилищных условий, повышения зарплаты. В основном ЧП возникали на крупных "старых" заводах - там, где были сложившиеся коллективы, помнящие революцию и забастовки. Власть стремилась спустить кризис на тормозах. Вырвавшиеся волнения были подавлены, но в основном наказания были сравнительно мягкими. Арестованных судили открыто, с выездом суда на предприятие и небольшими сроками, был снят ряд директоров, кое-где пересмотрены нормы и зарплаты. Кризис удалось преодолеть и к весне 1938 волнения рабочих сошли на нет.
   Наиболее серьезная ситуация возникла в Николаеве, на судостроительном заводе ?198, им. Марти, где в конце февраля наказание группы рабочих за опоздание (произошедшее по причине очереди за продуктами) совпало с пересмотром расценок за операции, повлекшим снижение общей зарплаты. Рабочие вышли в ответ на заводской митинг, сначала протекавший вполне мирно и без предъявления требований. Перенервничавшее руководство немедленно в грубой форме пригрозило арестом всех участников митинга, что накалило обстановку. Митинг в ответ, в лучших традициях 20-х, принял резолюцию с требованием смены руководства, повышения зарплаты и улучшения снабжения, потребовал приезда секретаря обкома, объявив до разговора с ним забастовку. Итог был предсказуем - на завод через особый отдел вызвали НКГБ (усмотрев контрреволюцию)... и тут ситуация свалилась в штопор. Горотдел НКГБ, разумеется, не имел в своем распоряжении войск. Прибывший "арестовать вредителей" начальник отдела и десяток оперативников, большинство из которых пришло в органы уже после гражданской, увидев огромную толпу митингующих, банальнейшим образом растерялись. Они просто никогда не сталкивались с тысячной толпой "контрреволюционеров", их такому не учили. Отступать начальник ГорУНКГБ при подчиненных не мог, стрелять по толпе не решился, и принял ошибочное решение - пригрозить. После ожесточенной перепалки, разъяренные бастующие выбросили с завода чекистов и практически захватили завод. К месту немедленно выехало руководство, были стянуты оперативные части НКВД и армии, завод оцеплен, но... Тут надо понимать состояние руководства Николаева - отдать в мирном 1938 году, давно забывшем и большую гражданскую и малую, приказ штурмовать завод и стрелять по пролетариату - это значило взорвать ситуацию и поставить себя абсолютно вровень с канувшими в историю "царско-белогвардейскими сатрапами". А с учетом новой власти и либерализации - оценить последствия для отдавших такой приказ было трудно. Ответственность на себя никто не взял.
  Рабочие, впрочем, тоже оказались в растерянности - запал прошел, и они не знали, что дальше-то? Выход с завода оцеплен, к ним никто не выходит, сидеть на заводе и страшно и бессмысленно, а что делать - не ясно. Если бы в этот момент кто-то из руководителей вышел к рабочим, конфликт удалось бы сгладить. Но выбрать между расстрелом пролетариата и договоренностями с явными "изменниками рабочего класса" руководители города не смогли.
  В Москву и Киев полетели сообщения по линиям всех ведомств. События на заводе получили известность, был проинформирован Жданов. В Киеве, первый секретарь ЦК КП(б) Украины Берия получив сообщение вылетел к месту событий. Опытный человек, он понимал, что сидящие на заводе забастовщики не имеют ни организации, ни перспектив, и будут готовы сдаться после минимально вежливого разговора с хоть каким-нибудь руководством. Берия рассчитывал, что его выступление снимет напряженность, люди прекратят забастовку и разойдутся, а уже после можно будет разбираться. В том числе, с невнятным поведением руководства Николаева и области. Получив донесение, разъяренный провалом подчиненных нарком ГБ Заковский, не хуже Берии понимавший ситуацию немедленно просчитал, что после выступления и прекращения волнений Берия получит славу сильного лидера, а НКГБ и его нарком - разбирательство на уровне Политбюро. Наркому уже было известно мнение николаевских партлидеров о "трусости, неумении работать и провокации рабочих масс со стороны НКГБ", а после обращения Берии провести выступление как заговор уже было сложнее. Заковский принял решение о немедленном подавлении "антисоветского мятежа на Украине". Такой расклад солидную долю ответственности перекладывал на украинских руководителей, "не контролирующих положение в республике". Забастовка была подавлена войсками, убито 5 и ранено 17 рабочих. Было арестовано более 300 участников митинга (названных зачинщиками и, разумеется, изменниками и агентами иностранных разведок и недобитых троцкистов). Большинство арестованных было впоследствии приговорено к расстрелу. Прилетевший Берия успел как раз к концу штурма. Попав вместо выступления на митинге к развязке, взбешенный Берия, имеющий действительно полную информацию о событиях, начал "чистку" в руководстве города и области. Пользуясь своим положением секретаря ЦК ВКП(б) он потребовал наказания и не подчиненных ему начальства завода и УНКГБ. Полностью снято за беспомощность и нерешительность руководство завода, городского и областного УНКГБ, партийные и советские руководители города и области, ряд других начальников. На расширенном заседании Политбюро по этому поводу, Берия и Заковский обвиняли друг - друга в неспособности справиться с волнениями. В итоге победил все-таки Берия. Заковского и его подчиненных признали виновными в "доведении ситуации до стрельбы без четкого взаимодействия с партийными органами". Лидеров партии разозлило не столько решение о штурме и жертвы, сколько действия НКГБ в обход секретаря ЦК. Однако сложилось мнение, что решение принимал лично "зарвавшийся Заковский, поставивший себя над партией", поэтому всерьез кроме николаевских чекистов был наказан только он. Заковский снят с поста наркома и назначен в аппарат Коминтерна.
   В газетах выступление подано как "диверсия врагов народа и агентов иностранных разведок", однако делался упор и на бездействие руководства. Разосланы директивы на места о решительных действиях в подобных ситуациях, недопустимости компромиссов с "изменниками". Власть активно демонстрировала силу и жесткое намерение не допустить подобных выступлений в будущем. Одновременно, выступление с таким итогом стало вехой для Жданова и его команды. Они действительно хотели улучшить жизнь в стране, привыкли к "борьбе за рабочее дело", и расстрел рабочих на 21 году советской власти их всерьез обеспокоил. Хотя и сорванные в связи с выступлением планы оборонного завода беспокоили не меньше. Были приняты меры для улучшения положения работников, в первую очередь оборонных предприятий. Лидеры партии и правительства лично провели (вспомнив былое) собрания на крупнейших заводах. Но разрабатывались и законодательные решения по ужесточению ответственности за нарушения дисциплины, выработку, план, ограничения укрепляющие власть руководства предприятий. Предложения были готовы к июньскому Пленуму.
   Крестьяне восприняли перевороты равнодушно, но смягчение в сфере правоохраны, налогов и хоть мелкие, зачаточные, не доводимые до конца, но все же предпринимаемые, шаги по облегчению положения в деревне вызывали надежды на лучшее. Жданов на какое-то время стал "новым добрым царем", которому доверяли и на которого надеялись.
   Иностранные лидеры воспринимали перевороты как аналог наполеоновских - "нормализацию" элиты большевиков после "революционизма" и трансформацию СССР в обычную, по сути, страну. Первый переворот воспринимался как бонапартистский, ко второму отношение было еще лучше - зачем Европе Наполеоны? Собственно, претензии к Союзу - распространение коммунистических идей, а тут - революция в России закончилась, страна стала нормальной, чего еще-то?
  
   Жданов стал фигурой компромиссной. Его поддерживают, во-первых, лидеры второго плана, отраслевики - лидеры сильные, авторитетные, имеющие "заслуги перед партией", непререкаемые руководители своих отраслей, но на первое место в масштабах всей страны не рассчитывающие. В промышленности это, например, Межлаук и Микоян - они уже занимают фактически вторые посты в СНК, руководят своими направлениями. В армии - Буденный, в Верховном Совете - Калинин и т.п. Для них их должности - потолок. Все они сами по себе сильные и политически и по должности фигуры, авторитетны в партии и стране, но... на первое место претендовать не могут - не пройдут. Жданов для них удобная компромиссная фигура - на их авторитет не посягает, в их сферы деятельности лезет не сильно, поскольку разбирается в них меньше, за поддержку - расплачивается, межведомственные вопросы координирует. А вот перемены им не нужны - выше уже вроде не светит, да и не рвутся, а ниже не хочется. Менять Жданова - а зачем? Политика вменяемая, руководитель - спокойный, жить в стране постепенно лучше становится (а за это в "глобальном" смысле и боролись). Либерализация идет - ну тоже не плохо, трястись, как при Сталине уже не приходится. Серьезной оппозиции в стране нет - разгромлена. Лозунги "интернационализма" на них не действуют - они сами, какой хочешь, лозунг выдвинут. Союз с "империалистами" их тоже не напрягает - это не "фанатики марксизма" а реальный сектор. Фактически они воспринимают себя как руководителей страны, подчиняющихся напрямую одному "первому", а систему власти как двухступенчатую - "Жданов, конечно, вождь, но я - второй после него в своем деле и никому кроме него не отчитываюсь, а ему по своим вопросам всегда докажу".
  Во-вторых, Жданова естественно поддерживают выдвиженцы, взлетевшие уже при нем. У них уже сейчас рост и перспективы, а вот при изменении власти - неясно, что будет. Лидерами они не являются, своих групп у них еще нет, ориентируются на Жданова или его "вторых". Зачем им рисковать? Да и дел на новых должностях хватает - и вникнуть, и улучшить и работы навалом. К таким относятся большинство наркомов, в т.ч. и НКВД. В партии то же самое, в основном - зачем менять стабильность на неизвестность? Кроме того, у Жданова есть и свой, небольшой по прежним постам, всесоюзному авторитету и "партстажу", клан - это его подчиненные - ленинградцы, часть бывшей группы Кирова-Орджоникидзе, часть аппарата Секретариата ЦК. Их он постепенно расставляет на должности, но это как раз в основном партаппарат и их просто невозможно резко выдвинуть всех - нет ни опыта (а если дело завалит - это и Жданову минус, и всей группе), ни заслуг (а в партии пока директивность не до конца победила).
  В целом Жданов фигура наиболее приемлемого для большинства преемника и символ стабильности страны. От него ждут плавного продолжения развития и прекращения репрессий внутри партии.
  Таким образом, Жданов в своей группе даже не "первый среди равных", а скорее, "первый, опирающийся на вторых". Причем "вторых" сравнительно много и они серьезные фигуры, не имеющие серьезных противоречий между собой. Ситуация патовая, без поддержки группы "вторых лидеров" Жданов теряет солидную часть авторитета и власти, но и каждый из "вторых" лично, на его место рассчитывать не может.
  Оппозиция Жданову складывается в основном в партии, но оппозиция не настроена на жесткое противостояние, заговор, раскол партии. Все понимают, что уже хватит - третий переворот может вызвать непредсказуемую реакцию в стране и мире. И непредсказуемые последствия тоже. Однако, вот места "вторых" - весьма актуальны, среди оппозиции есть мнение, что Жданов - во многом под влиянием "зубров", чье влияние можно бы заменить и своим. Оппозиция опасна - Жданову не нужны в сложной внешне и внутриполитической ситуации расколы, он старается сосредоточить власть у себя, избавившись от влияния "вторых", но и совершенно не желая избавляться от большинства их самих - они поддерживают его, действительно специалисты и действительно полезны.
   Пойти на переговоры с оппозицией и устроить дискуссию неприемлемо - фракционизм запрещен, да и дискутировать не о чем - не обсуждать же "оттирание от руководящих постов ветеранов партии", а это основное противоречие. Открытый спор, скорее всего, кончится переходом к непримиримой вражде.
  Репрессировать всех к черту тоже не выход. Следует учитывать одну вещь: Жданов по своему предыдущему опыту и должностям аппаратчик, а не "убивец", конспиратор или специалист в работе спецслужб. Он применять репрессии не боится, конечно, но сам не умеет. А потому не готов пользоваться широко. Да и поддерживающие его лидеры будут явно против - хватит репрессий в партии, начнут с нынешней оппозиции, а потом... нет, тут Жданова не поддержат. А идти на конфронтацию со всеми - рано, да и не ждановский это метод. Вот перевести реальную власть из регионов в отрасли - хороший аппаратный ход. Усилить "своих" за счет "чужих" - тоже.
  Вот перевод лидеров оппозиции на посты серьезные, важные, на которые они пойдут сами, и где сами будут работать, но (по мнению Жданова) не смогут приобрести больше влияния - это да. И именно этот вариант осуществляется, но с получением еще одного сильного, параллельного партии центра влияния в итоге - ведь оппозиционеры тоже попробуют его таким сделать.
  Т.е., рассматривая реформы в стране и партии, видим: за Ждановым отраслевики, формальная законодательная власть, судебная власть и центральный аппарат партии. За оппозицией могут пойти региональные парткомитеты и, под их влиянием, Советы и их исполкомы, часть НКГБ. Из контрольных органов у Постышева наркомат госконтроля. Что будет делать Жданов? Перехватывать влияние. Госконтроль? - Есть прокуратура, есть комиссия партконтроля, НКГК лишний. Исполкомы Советов и СНК республик перетягиваются путем вывода из под контроля обкомов/ЦК республик. Справка: Совет народных депутатов это местные законодатели, а исполком этого Совета постоянно действующий, это исполнительная власть в области/районе, на уровне Республики они разделены на Республиканские СНК и Верховный совет. Региональные партийцы остаются - а их власть ограничим путем передачи власти отраслевым парткомам.
  Жданов, которому напрямую подчинялись чекисты, после снятия Заковского попытался сделать НКГБ своей "ручной" силовой организацией, но это вызвало серьезный протест со стороны поддерживающих его "зубров". После реорганизаций осени 1937, госбезопасность лишилась внутренних и пограничных войск, лагерей и промышленных объектов оставленных в НКВД, военной контрразведки, переданной в НКО. Однако НКГБ оставался серьезной силой, имеющей широкие возможности, и нового усиления чекистов (как и Жданова) они не хотели. Ограничивать возможности по задачам защиты действующей власти и получения достоверной информации было нельзя. Но и предоставить повышенные возможности контроля (а то и ареста) за ними Жданову, лидеры не желали. Жданов пошел на компромисс. Новым наркомом госбезопасности назначен Акулов И.А. Старый большевик, член РСДРП с 1907, бывший работник госконтроля, однажды уже выполнявший функцию "ока партии" в ОГПУ СССР в должности 1-го зам. председателя. С 1933 он был прокурором СССР, с 1935 секретарем ЦИК СССР. Основной его задачей стало превращение НКГБ из обладающей почти неограниченными карательными полномочиями структуры в нормальное, контролирующееся партией государственное учреждение.
  Из под надзора чекистов выводилось высшее руководство партии и страны. Полномочия НКГБ в отношении членов партии и руководителей урезались. Увеличены полномочия судов и прокуратуры. Усиливался и общий надзор за органами - запрещено получение санкции прокурора на арест по списку, в июле 1938 введено право арестованных на обжалование ареста, разрешено участие в деле защитника с момента предъявления обвинения. Арест работника аппарата обкома, ЦК союзной республики допускался только с согласия ЦК ВКП(б), аппарата ЦК ВКП(б) - с согласия секретаря ЦК. Аресты депутатов Советов народных депутатов областей и республик, руководителей областных и республиканских исполкомов - с согласия ЦК ВКП(б) и Президиума Верховного Совета. Арест работника наркомата или ведомства требовалось согласовывать с наркомом. В случае отказа в согласии, чекисты впрочем, могли обратиться в вышестоящую инстанцию вплоть до Политбюро.
  Решение о возбуждении дела, задержании, аресте, предъявлении обвинения в отношении члена ЦК, депутата Верховного Совета СССР, принималось Политбюро. В отношении членов Политбюро, СНК, Президиума Верховного Совета, секретарей ЦК ВКП(б), руководителей союзных ведомств, а также Генерального прокурора, председателя Верховного суда СССР - только расширенным заседанием Политбюро, с участием председателя СНК, председателя Президиума Верховного Совета, Генерального прокурора, председателя Верховного суда СССР, наркома ГБ, с обязательным вызовом и заслушиванием подозреваемого.
  Последние преобразования сделали высшее руководство страны и партии практически неприкасаемыми для НКГБ, разумеется, при условии не совершения реальных преступлений и некоторого ограничения личной власти Жданова. Однако возник и интересный казус - теоретически, теперь расширенное заседание Политбюро в указанном составе могло арестовать генерального секретаря... Все это успокоило элиту и сыграло на авторитет Жданова среди нижестоящих партийцев.
  Жданов, разумеется, не собиравшийся терять такое оружие личной власти, как НКГБ, пошел аппаратным путем. В НКГБ его в основном интересовали собственная безопасность, возможность слежки за высшим руководством партии и страны и получения информации о положении в стране и за рубежом напрямую. Из НКГБ выделено управление правительственной охраны и комендатура Кремля, подчиненные председателю СНК. В ЦК на базе отдела международных связей Коминтерна, откомандированных сотрудников военной и политической разведок создан Международный отдел, замкнувший на себя всю работу с зарубежными компартиями и ставший партийной, а фактически лично Жданова, разведкой.
  В СССР, в партии продолжалась аппаратная борьба. Постепенно начинали возрождаться методы конца 20-х - "внутрипартийные дискуссии", еще не выходя за рамки партийных съездов и конференций, но уже открыто затрагивая вопросы госуправления, внутренней и внешней политики и экономики, причем отнюдь не с позиций одобрения. Оппозиция, не затрагивая лично Жданова, тем не менее, жестко критиковала действия правительства. В критике внешней политики упор делался на сдачу позиций в Испании, расцениваемой как "потерю возможной советской Испании", соглашательство с фашистской Италией, реакционной Францией и нацистской Германией. Однако конструктивной контрпрограммы внешней политики, кроме "единства с пролетариатом всего мира" оппозиция предложить не могла, в силу чего спор развития не получил, подпортив, однако, нервы Жданову и руководителям внешнеполитических ведомств.
  Внутри руководства сложилась странная ситуация по рабочему вопросу. После волнений начала 1938 естественным образом возникли два направления. Первое ратовало за "ужесточение трудовой дисциплины вплоть до армейской", фактическое превращение рабочих в солдат - без права менять по своему усмотрению место работы, с возможностью перевода по усмотрению руководства в любое место, на любые условия труда. Вторая группа предпочитала "пряник" - они выступали за экономическое стимулирование, увеличение премий, улучшение снабжения и социальных льгот работников. Интересным было то, что за второе направление выступало правительство. Вознесенский, поддержанный Межлауком, Микояном и Берией, выдвинул план пересмотра оплаты труда рабочим промышленных предприятий, с введением ряда премий и надбавок за перевыполнение плана, длительную работу на одном предприятии, экономию, тяжелые условия труда, рацпредложения, повышенные обязательства и тому подобное. Предусматривались и штрафы за невыполнение показателей, брак, опоздания, потеря надбавок за стаж при самостоятельной смене места работы, и прочие действия, считающиеся снижающими производительность. Оппозиция, которой этот план не дал выступить в качестве "защитников интересов рабочего класса", в пику ждановцам немедленно атаковала эту программу как "буржуазную, отрицающую роль социалистического самосознания и государственного регулирования труда, возврат к методам НЭПа и пропаганду мещанства, рвачества среди пролетариата".
  С точки зрения "группы большинства" оппозиция явно нарывалась. На партконференции в июле 1938 Постышеву и его приверженцам напомнили о решениях Х съезда и фактически обвинили в фракционизме. Обвинение, хотя пока и завуалированное, было крайне серьезным - еще полтора года назад следующим шагом с высокой вероятностью был бы арест, обвинение в измене и суд. Да и арестованных еще при Сталине Бухарина и его группу, вместе с еще находившимися под следствием троцкистами и зиновьевцами, в марте 1938, несмотря на общую либерализацию, судили закрытым заседанием, добились признания, в том числе в "моральной и политической ответственности за переворот врага народа Косиора" и расстреляли. Все нынешние руководители при Сталине жестко дрались с троцкистской, зиновьевской, бухаринской, правой, рютинской и прочими фракциями. И в новых условиях, живые враги - даже поверженные, им были абсолютно не нужны. Пришедшие к власти сталинцы четко помнили - проиграй они в то время, и расстреливали бы уже их. Из не расстрелянных, но отправленных в лагеря более-менее серьезных фракционистов, были освобождены лишь единицы, такие как например Радек, немедленно опубликовавший статью "Сталинским курсом, по маршруту намеченному Лениным, ведет корабль нашей Родины капитан страны и партии товарищ Жданов".
  Тем не менее, в верхах партии к тому моменту трусов и нерешительных людей просто не было. Все лидеры, как большинства, так и оппозиции, прошли гражданскую, многие - нелегальную работу, все выдвинулись на вершину в жестокой борьбе с политическими противниками. В ситуации с нестабильными настроениями в обществе, при изменении порядка ареста и уголовного преследования, сулящим некую защиту и открытое разбирательство, постышевцы пошли на конфронтацию. На партконференции они возложили вину за рабочие волнения на руководство правительства и профсоюзов (занимавшихся и функциями наркомата труда, социальным обеспечением и другими подобными вопросами), обвинив их в слабом контроле над настроениями "рабочих масс", потере управления и "безответственном самоуспокоении". Выдвинутая представителем оппозиции Гринько программа "укрепления социалистической трудовой дисциплины и повышения сознательности и ответственности рабочих промышленности, прекращение бездеятельности и усиление роли и, особенно хочется подчеркнуть, ответственности профсоюзов в хозяйственной и общественной жизни", встретила одобрение в высшем и среднем звене партии и хозяйственников. Это было понятно и вполне соответствовало их опыту и настроениям, в отличие от программы Вознесенского, воспринятой (с подачи постышевцев) как "внедрение неравенства и расслоение рабочего класса, воссоздание рабочей аристократии царских времен". Таким образом, в этом вопросе даже прождановское большинство склонялось на сторону оппозиции. При рассмотрении конфликта на Политбюро, Вышинский (последовательно набирающий силу после успехов во внешней политике и отнюдь не собирающийся прощать "левацкую" критику этих успехов) высказался за репрессии в отношении "фракции Постышева, вставшей на старую, давно развенчанную платформу рабочей оппозиции, переходящую, фактически, в опаснейшую взрывную смесь троцкизма и анархо-синдикализма". Жданов колебался - искушение убрать силовым путем всех противников разом было велико. Однако из членов Политбюро Вышинского не поддержал никто. После заседания в личном разговоре высказался Микоян: "Андрей Андреевич, единство - это главное, я поддержу любое решение партии, но... давайте попробуем сначала обойтись без крови" предложил он. Репутацией самостоятельного лидера он не пользовался, и Жданову было понятно - если об этом говорит Микоян, значит это точка зрения большинства.
  Жданов решил пойти на сделку, уступая в одном и получая взамен усиление в другом. Наркомат госконтроля был вновь расформирован. На его базе созданы обновленная Комиссия партийного контроля при ЦК ВКП(б) (руководство возложено на секретаря ЦК Андреева, фактическим руководителем стал его заместитель Шкирятов) и Комиссия государственного контроля при Верховном Совете, руководителем которой по совместительству назначен тот же Шкирятов. Полномочия контролеров были в очередной раз сокращены в пользу прокуратуры, их деятельность сосредоточилась на хозяйственно - финансовых показателях, качестве продукции и сельском хозяйстве. Постышев возглавил Всесоюзный центральный совет профсоюзов (ВЦСПС), туда же переведен ряд его сторонников из партийных органов. В ВЦСПС сосредоточилось руководство практически всеми вопросами трудовых взаимоотношений, социального обеспечения, частично обучения. Объединенный профсоюз получил право контроля переводов, изменений оплаты труда, норм и расценок, решения трудовых споров, возможность влиять на политику предприятий при распределении оставленной предприятию прибыли. Помня, что любая дискуссия в партии может в любой момент быть названа фракционизмом, Гринько предложил, во избежание нарушения решений съездов, использовать профсоюз как площадку для продвижения своих идей. Эта идея понравилась постышевцам - представители профкома, как и парткома, были на каждом предприятии, причем если членов партии насчитывалось всего около 2 млн., то в профсоюз входили все рабочие и служащие, вошли и работники совхозов. Неподконтрольными ВЦСПС остались только колхозники, единоличники, работники артелей. При этом председатель ВЦСПС, как глава общественного объединения, формально в системе советского государства не был подчинен никому. Хотя, как член партии подчинялся ЦК, разумеется.
  В ходе обсуждения, была выработана общая позиция по рабочему вопросу. Возглавив профсоюзы, оппозиция пошла на компромисс. Были приняты изменения в трудовое законодательство, дающие повышенные права администрации предприятий от мастера до директора завода, но и усиливающие их ответственность за выполнение планируемых показателей. Усилена ответственность (в первую очередь финансовая) за опоздания, прогулы, брак. Одновременно введены ряд премий и надбавок руководителям и рабочим за перевыполнение плана, стаж работы на одном предприятии, экономию, тяжелые условия труда, рацпредложения, повышенные обязательства и прочие. Увеличено льготное снабжение работников оборонной промышленности, принято решение о надбавках за работу "в оборонной сфере", повышенной пенсии и льготах. Вместе с тем, для работников ВПК ужесточена ответственность и введен ряд повышенных ограничений, в частности ограничено право смены работы для работников оборонных и приравненных к ним предприятий и учреждений.
   Как ни парадоксально на первый взгляд, но политический выигрыш к концу 1938г. получили именно постышевские профсоюзники. Поскольку изменения совпали с перестановками в профсоюзах, рабочими улучшение условий труда и оплаты связывалось именно с приходом Постышева, а вот ужесточение ответственности воспринималось как продолжение политики правительства. С другой стороны, партийно-хозяйственный аппарат знал, что именно постышевцы требовали ужесточения контроля за трудовыми резервами, и усиление ответственности (одобряемое в аппарате) шло в плюс оппозиции же. Ждановцев, разумеется, раздражало, что воплощение их собственных идей приписывается Постышеву, но что-либо сделать с этим без вынесения на публику споров в руководстве было невозможно, а на оглашение "разногласий в партии" никто не пошел.
  В итоге оппозиция смогла серьезно повысить вес профсоюзов (и свой, соответственно) в обществе и укрепиться как политическая сила. Впрочем, выигрыш был закономерным. Нужно учитывать, что люди Жданова были управленцами, сильными аппаратчиками, более или менее грамотными специалистами в своих отраслях, но большинство из них не были публичными политиками, ораторами, пропагандистами. В оппозиции же собрались именно публичные политики - агитаторы, уступающие, конечно, "пламенным ораторам революции" вроде Троцкого, но умеющие заводить массы на митингах и собраниях и понимающие как нужно разговаривать с пролетариатом. Кроме того, и большинство и оппозиция действительно верили в идеи коммунизма. Они уже не были, разумеется, фанатиками лозунгов, но в целом "улучшение жизни рабочих и крестьян" для них всех было не пустой фразой. При всем том ждановцы уже воспринимали себя как в первую очередь государственных деятелей - "командиров производств", руководителей отраслей и направлений государственной политики, в то время как на самовосприятие оппозиции отлично наложилась работа в профсоюзах, официально сделав их "лидерами рабочего движения", чья цель - улучшение жизни трудящихся.
  Для Жданова такой итог был хоть и не оптимальным, но приемлемым - постышевцы фактически вошли в структуру государственной власти, оставаясь при этом в рамках партийного подчинения. Занятые рабочими вопросами и укреплением своих позиций в ВЦСПС и обществе, они несколько отстранились от остальных вопросов, их лидеры, заняв позиции руководителей весомого, сравнимого с партийным направления, вошли в число "вторых в государстве" и их отношения со Ждановым нормализовались.
   Вследствие произошедших событий, к концу 1938г. в СССР сложилось несколько центров власти. Это были, в первую очередь, контролировавшие всю жизнь общества и государства партийные организации. Главой партии был генеральный секретарь Жданов, но вот далее вопрос усложнялся - Политбюро являющееся руководящим органом, было собранием наиболее авторитетных, но занимающих разные государственные посты лиц. Сильным партийным органом был и Секретариат ЦК, в составе пяти секретарей и подчиненного им аппарата ЦК, который мог в некоторых вопросах противостоять Политбюро. Во время ослабления центрального руководства в 1937-38 годах, повысилась роль Пленумов ЦК, партсъездов и конференций, через которые на решения могли влиять региональные лидеры (не в одиночку, разумеется, но объединившись). Конечно, влиянию съездов и ЦК было далеко до положения 20-х годов, но и полного контроля у Жданова, Политбюро и Секретариата не было.
  Вторым основным центром силы стал контролируемый Ждановым Совет народных комиссаров (СНК), в котором почти полностью сосредоточилось управление силовыми структурами, промышленностью, хозяйственной и внешнеполитической деятельностью. Суды, формально самостоятельные, реально также подчинялись СНК.
  Формально главным руководящим органом страны оставался высший законодательный орган - Верховный Совет, глава Президиума которого (М.И. Калинин) официально считался и главой государства. Калинин полностью поддерживал Жданова, кроме того, в ходе укрепления генсеком своей власти, Президиуму Верховного Совета были подчинены основные контрольные органы - Прокуратура и Комиссия государственного контроля. Реальной власти ВС не имел, но авторитет его был в обществе довольно высок, а передача Прокуратуры и выполненная последней правовая реформа этот авторитет серьезно упрочила.
  Новым общественно - политическим центром становился ВЦСПС, набирающий политическую силу за счет полученных весомых властных полномочий и пришедших сильных лидеров.
  Во время внутригосударственных изменений усилилась и роль региональных органов. СНК и Верховные Советы союзных республик и областные (краевые) исполкомы, будучи формально совершенно самостоятельными, подчинялись центру исключительно по партийной линии. Причем подчинялись они Москве в основном через соответствующие ЦК республик и обкомы, что не вполне устраивало вынужденного балансировать между всеми этими силами Жданова. Если Сталину, имевшему огромный и неоспоримый авторитет и в стране и в партии, эта система и без занятия им официальных государственных постов ничем помешать не могла, для Жданова это был вопрос принципиальный. Ему объективно требовалась большая легитимность в стране и мире и официальные рычаги управления Союзом. В стране явно назрела реформа системы госуправления и партийного руководства.
  Реальная власть в стране сосредоточилась в Политбюро и СНК и через них у Жданова. Однако это вело к управлению регионами через партийные организации, что усиливало роль местных партийных лидеров. Такая запутанная система мешала установлению Ждановым единоличной власти, ограничивала его возможности. Жданов стремился замкнуть на себя руководство не только партиями и наркоматами, но и регионами, законодательной властью и контрольными органами напрямую.
  Вариантов было два - либо совмещение всех высших постов - Генерального секретаря, Председателя СНК, Председателя Президиума Верх. Совета, либо введение нового поста - главы страны, с подчинением ему отраслей хозяйства, регионов, партии и законодательной власти. Первый вариант не решал проблему сращивания партии и госаппарата на среднем уровне, что не устраивало Жданова, второй - слишком уж походил на немецкий вариант фюрера, не имел аналогов в Советском Союзе и мог вызвать сильную критику по поводу забвения коллегиальности в руководстве и "вождизма".
  
  17.07.1938 Заключены "Соглашения о военно-морском флоте" между Великобританией и Германией. Великобритания фактически сняла ограничения на германский флот.
  03.08.1938 Британский лорд Рансимен прибывает в Прагу как посредник между чехословацким правительством и судетскими немцами.
  5.08.1938 Германия проводит мобилизацию вооруженных сил.
  15.08.1938 В Нидерландах социал-демократы объединились с религиозными партиями и либералами и создали коалиционное правительство.
  21.08.1938 Национальный совет Лейбористской партии Великобритании заявляет о том, что новая война в Европе не является неизбежной и что партия поддерживает позицию Великобритании в Лиге Наций.
  Государства Малой Антанты (Чехословакия, Румыния и Югославия) под влиянием Германии и Великобритании, заявляют о признании права Венгрии на создание армии.
  В Венгрии Хорти не был, в сущности, диктатором. С 1920 года Хорти был регентом Венгерского Королевства при парламентском правительстве. Венгерский парламент поставил коммунизм вне закона, но при этом ревностно охранял свои конституционные прерогативы против Регента и его кабинета. При Хорти политика страны была в значительной мере фашизирована, однако продолжали существовать политические партии, действовал парламент. К сентябрю 1938г. венгры строго следовали политике Германии, став, по сути, ее сателлитом. Югославия, Румыния и Греция стремились к сохранению сложившегося статус-кво, в силу чего были готовы на уступки соседям, тогда как Венгрия и Болгария были заинтересованы в ревизии Версальских соглашений. В политическом плане Германия была заинтересована в нейтрализации Балкан и предотвращении войны между самими балканскими государствами, ибо такая война "помешала бы непрерывному поступлению сырья" и могла бы спровоцировать вмешательство других держав, включая СССР. К концу 1938г. Германия вернула утраченные после первой мировой войны экономические позиции в Юго-Восточной Европе, что привело к возрастанию там и политического влияния Берлина.
  1.09.1938 Ливия объявлена частью Италии. В Италии палата депутатов заменена палатой представителей власти и корпораций.
  6.09.1938 Германия. Нюрнберг. Начал работу X съезд НСДАП. На открытии с Прокламацией выступил Гитлер.
  После конфликта между соперничающими партиями судетские немцы разрывают отношения с правительством Чехословакии.
  7.09.1938 В Судетах происходит попытка пронемецкого путча, возглавляемая Генлейном. Путч до предела обострил ситуацию и привел к объявлению в области чрезвычайного положения, вводу войск и разоружению мятежников.
  Во Франции объявлен призыв резервистов.
  11.09.1938 Британский премьер-министр Чемберлен наносит визит Гитлеру в Берхтесгадене. Гитлер, заявляет о своем намерении, аннексировать входящую в состав Чехословакии Судетскую область, ссылаясь на право населения этой области на самоопределение. Намерения Германии находят полную поддержку в Англии, поскольку ослабление Чехословакии (союзника Франции и СССР) и усиление Германии отвечает британским интересам на континенте. Англия, расценивает Германию, зажатую между набирающими силу Францией и СССР, как слабейшего из соперников в Европе. Чемберлен в принципе согласился на передачу Германии всех чешских территорий, население которых на 50% состояло из немцев.
  12.09.1938 В Великобритании лорд Рансимен представляет правительству доклад о положении в Чехословакии и свои предложения по его урегулированию. Он высказывается за передачу Судетской области Германии без проведения плебисцита.
  14.09.1938 Великобритания предлагает правительству Чехословакии согласиться с требованиями Германии в отношении Судетской области и "... уступить Германии районы, населенные преимущественно немцами, чтобы избежать общеевропейской войны".
  Одновременно, британцы оказывают дипломатическое давление на Францию, вынуждая согласиться с "самоопределением Судет". В Москве и Берлине ведутся советско-германские переговоры по поводу поддержки немецкой политики, направленной по заявлению Рибентропа "на восстановление исторической справедливости и исправление несправедливого и оскорбительного разделения народа, исправление ошибки Версаля". Проводятся франко-советско-польские переговоры, в ходе которых французы ставят вопрос о пропуске советских войск через польскую территорию в случае войны с Германией. Зоны прохода в районах Вильно и Галиции строго ограничены. Поляки отвечают резким отказом, несмотря на предложения СССР проводить войска только по согласованным коридорам и гарантии Франции о соблюдении советскими войсками условий договора. Одновременно, польский МИД информирует об этом ответе немцев: "Германия может быть уверена, что Польша никогда не позволит вступить на свою территорию ни одному солдату Советской России". "Независимо от последствий, ни одного дюйма польской территории никогда не будет разрешено занять русским войскам" - поддержал ответ маршал Рыдз-Смиглы. "Для нас это принципиальный вопрос. Мы ни в какой форме не желаем обсуждать использование части нашей территории войсками Советов" - заявил Бек французскому послу в Варшаве Ноэлю.
  Франция опасается в одиночку воевать с Германией, пользующейся поддержкой Великобритании. Тем более что пояснения английских дипломатов туманны, и не позволяют сделать однозначный вывод о том, что британцы в случае конфликта не поддержат Гитлера военной силой. СССР выражает готовность перебросить войска в Чехословакию, но поляки отказываются предоставить даже воздушный коридор. Кроме того, ведущиеся СССР переговоры с немцами настораживают Лаваля. Действительно, советское руководство занимает позицию выжидания: в случае согласия Польши на коридор, Жданов готов отправить войска в Чехословакию; в случае невозможности это сделать - он готов выступить в роли миротворца... разумеется, "искренне сожалея о неизбежности случившегося" и не разрывая отношений с французами. Переговоры с поляками заканчиваются безуспешно. В ходе советско-германских и англо-германских переговоров, Гитлеру удается получить от Англии и СССР заверения, что Судеты рассматриваются как исконно немецкие земли и согласие на плебисцит. Муссолини в принципе, также не возражает против самоопределения Судет. Французы резко выступают против, но воевать с Германией в одиночку не готовы. Они опасаются, что война из-за Судет подтолкнет к тесному союзу с немцами СССР, Италию и Англию. Польша и без того уже активно поддерживает немцев. "Чешское государство в его нынешнем виде невозможно сохранить" заявил Гитлер на встрече с министром иностранных дел Польши Беком. Бек полностью поддержал фюрера.
  В ходе советско-германских и англо-германских переговоров, Гитлеру удается получить от Англии и СССР заверения, что Судеты рассматриваются как исконно немецкие земли и согласие на плебисцит.
  18.09.1938 Ханькоу. В годовщину "Шэньянского инцидента" 18.09.1931 г. Чан Кайши обратился к народу оккупированной Манчжурии, призвав население трех северо-восточных провинций развернуть широкую антияпонскую партизанскую войну. Чан Кайши впервые открыто признал необходимость освобождения Манчжурии вооруженным путем.
  20 сентября Чехословакия отвергает требование Германии о плебисците в Судетской области, но 21 сентября Бенеш и Милан Ходза, опасаясь, что Франция откажется предоставить помощь Чехословакии, если она не уступит требованиям Германии, пошли на соглашение с Гитлером. Кабинет Ходзы ушел в отставку, к власти пришло правительство национального единства во главе с генералом Сыровы.
  21.09.1938 Польша предъявляет Праге требование о передаче полякам Тешинской области, расположенной на севере центральной части Чехословакии.
  22.09.1938 Чемберлен посещает Гитлера в Бад-Годесберте. В этот раз Гитлер заявляет, что Германия немедленно оккупирует Судетскую область. По возвращении в Лондон Чемберлен пытается добиться согласия Франции и Чехословакии с планом Гитлера. СССР заявляет, что единственно возможным решением является плебисцит, в ходе которого "население Судет демократическим путем сделает свой выбор". "Возврат Германии Судетской области, исторически не принадлежавшей ни чехам, ни словакам, отторгнутый по грабительскому Версальскому миру, не подписанному и осуждаемому Советским Союзом... не влечет существенной угрозы суверенитету и безопасности Чехословацкой республики, являясь лишь справедливым выходом из ситуации, чреватой войной в Европе" заявил Вышинский.
  Бенешу, поддерживающему хорошие связи с советским руководством, поступает дезинформация (подтвержденная через чехословацкую разведку) о взглядах Жданова. В сообщении утверждается, что Жданов, являющийся, разумеется, диктатором, убежден в возможности чехословацкого правительства путем подтасовок обеспечить любой исход плебисцита. Якобы именно в связи с этим советская сторона спокойно относится к ситуации, считая плебисцит формальностью не угрожающей Чехословакии. Чехи немедленно передают информацию французам. Утверждение вполне согласуется с представлениями Бенеша, Петена и их окружения об СССР, и объясняет для них "двойственную" политику Союза. Немцев советская позиция устраивает, в Берлине рассматривают ее как согласие на присоединение и рассчитывают, что дожать Союз на переговорах, в случае необходимости не составит труда.
  25.09.1938 Объявлено о частичной мобилизации вооруженных сил Франции. 26 сентября в ответ проводится мобилизация британского королевского военно-морского флота.
  27.09.1938 Лига Наций объявляет Японию агрессором в Китае.
  21.09.1938 Польша повторно предъявляет Праге требование о передаче полякам Тешинской области. В Польше нагнетается античешская истерия. Развернута вербовка в "Тешинский добровольческий корпус". "Добровольцы" совершают ряд терактов и диверсий в Чехословакии, польские самолеты ежедневно нарушают границу. Свои действия поляки тесно координируют с немцами, а польские дипломаты настаивают на "равном подходе к решению Судетской и Тешинской проблем".
  29.09.1938 Конференция в Мюнхене (по 30 сентября), на которой британский премьер-министр Чемберлен, французский премьер-министр Петэн, Гитлер и Вышинский, представляющий СССР, приходят к согласию по вопросу о немецкой военной оккупации Судетской области, при условии предоставления гарантий неприкосновенности границ Чехословакии. Соглашение предусматривает передачу Германии в срок с 1 по 10 октября 1938г. Судетской области со всеми сооружениями, укреплениями, фабриками, заводами, путями сообщения. Запасы сырья, принадлежащие чехословацким предприятиям расположенным не в Судетах, по настоянию Вышинского и Петэна разрешено вывезти. Германия серьезно усиливается, в результате чего теряет смысл существование Малой Антанты и падает авторитет Франции в Восточной Европе. По прибытии в Лондон Чемберлен заявляет, что он привез "почетный мир", и говорит о своей вере в то, что это будет действительно мир для всех.
  1.10.1938 Германия оккупирует Судетскую область в Чехословакии. Операция заканчивается 10 октября.
  1.10.1938 Венгрия предъявила претензии на южные районы Словакии и Закарпатской Украины.
  В тот же день, Польша вновь предъявляет Праге ультиматум об отделении Тешинской области, расположенной на севере центральной части Чехословакии. Поляки требовали распространения Мюнхенского соглашения на своих соотечественников, проживавших в Чехословакии, как это было сделано по отношению к судетским немцам. Эта выходка поляков раздражает и французов, и СССР, поскольку наносит сильный удар по их международному авторитету. Французы, только что под сильным давлением уступившие Германии, совершенно не желают уступать созданной ими самими Польше или немецкому сателлиту Венгрии. Для Жданова ситуация менее серьезная - решения Версаля СССР никогда не признавал, чехам обещал помочь только вместе с французами, да и возможности реальной не имел, с Германией поддерживал дружественные отношения. Но, выходя на международную арену в статусе державы и не имея возможности помочь против Польши и Венгрии, СССР этот статус терял.
  Франция делает жесткое заявление о готовности защищать существующие границы Чехословакии от любого агрессора. СССР поддерживает это заявление, объявляет частичную мобилизацию, Киевский, Белорусский и Ленинградский округа приводятся в боевую готовность. Части округов демонстративно выдвигаются к польской границе. К границе перебрасываются дополнительные соединения из внутренних округов. Вышинский официально предупреждает Варшаву, что в случае вступления польских войск в Чехословакию, СССР денонсирует договор о ненападении с Польшей.
  Италия заявляет о поддержке Франции и СССР в защите Чехословакии "в случае агрессии любой страны, вплоть до военного вмешательства в конфликт". Болгария, Румыния и Греция заявляют о недопустимости войны в Европе и невмешательстве в конфликт.
  1.10.1938г. в Праге состоялась встреча Петэна, Жданова, Муссолини и Бенеша. Это была первая зарубежная поездка Жданова и вообще первая заграничная поездка советских лидеров. До этого никто из руководителей СССР в зарубежных конференциях не участвовал.
  По поводу Мюнхена, на конференции Петэн заявил: "Это Англия разрушила систему европейского баланса. Чемберлен, видите ли, был недоволен ведущей ролью Франция. Он хочет усилить позицию Британии, и поэтому создал из Гитлера альтернативный силовой центр на континенте. Для того чтобы создать англо-германский союз, Чемберлен не ставит преград требованиям Гитлера. 13 марта 1938 г. Австрия присоединилась к Рейху. Этим был усилен военный потенциал вермахта, и нанесен первый удар балансу сил в Центральной Европе. Всего полгода спустя - европейская система безопасности уничтожена Мюнхенским договором. Это Англия вынудила Чехословакию передать Гитлеру пограничную Судетскую область. Она была населена немцами, которых Гитлер использовал их, как орудие своей политики. По его приказу они совершали террористические акты в отношении законных властей. Англия передала Судеты Германии, и Чехословакия в один день лишилась выгодных рубежей и оборонительных сооружений".
  Пражская конференция приняла решение о гарантиях стран-участников Чехословакии, результатом стало подписанное Ждановым и Петэном соглашение, обязывающее стороны к взаимной поддержке, если одна из них будет втянута в войну с любой страной, в результате оказания помощи Чехословакии. Стороны обязывались никоим образом не поддерживать противника, оказывать помощь Чехословакии и воюющим на ее стороне странам всеми возможными способами, предоставлять возможность переброски войск через свою территорию. Был заключен аналогичный франко-итальянский пакт. Причем в обоих соглашениях не было указания на то, что война должна будет начаться с нападения на Чехословакию. Договоренности, таким образом, действовали и в случае нападения самой Чехословакии, и в случае нападения на кого-либо стран-участниц, если бы такое нападение произошло для защиты чешских интересов. Иными словами, Пражские соглашения развязывали руки участникам в случае их решения воевать с Германией, Польшей или Венгрией и гарантировали поддержку. Бенеш заявил о том, что Чехословакия строго придерживается советско-чехословацких и франко-чехословацких соглашений 1935г. Советско-итальянские отношения в принципе устраивали обе стороны, как и Францию.
  Это было серьезным продвижением, но в случае войны отнюдь не гарантировало главного - вступления в войну. Если для франко-итальянского пакта это не было критичным, поскольку французов вполне устраивали гарантии на границе, пропуск войск и помощь поставками, то в советско-французских отношениях остались нерешенными серьезнейшие вопросы. Французы старались добиться от СССР обещания вступить в войну с немцами в случае конфликта, но между Советским Союзом и Германией или Чехословакией лежали Польша и Румыния. Добиться от них предоставления коридоров советским войскам не удалось. Кроме того, Жданов, готовый помогать поставками материалов и вооружения отнюдь не стремился влезать в войну сам. Максимум, чего удалось от него добиться, это переброска в Чехословакию или Францию авиации, укомплектованной советскими летчиками - "добровольцами", аналогично событиям в Испании и Китае. СССР же пытался договориться о поддержке в случае войны с Польшей. Французы были согласны перебросить в Чехословакию войска в этом случае, но общих границ опять же не было. Коридор для французских войск через Германию или Венгрию был, разумеется, ненаучной фантастикой. На случай агрессии Венгрии в отношении чехов французы могли перебросить через Италию войска в Югославию и ударить по венграм... но югославы тоже не горели желанием становиться плацдармом для войны. Итогом стало активное советско-франко-итальянское дипломатическое давление на югославское правительство, к которому подключился имеющий неплохие контакты в Югославии Бенеш.
  Германия заявила о поддержке притязаний Польши и Венгрии, после чего немцы заняли позицию ожидания развития событий. Как заявил Гитлер "нынешняя ситуация в очередной раз показывает нежизнеспособность версальской системы, Версаль не может обеспечить мир в Европе, и не дает возможности самим французам поддерживать эту систему и выполнять свои же обязательства". Англия заявила о необходимости созыва международной конференции, но готовности воевать с поляками и венграми не высказала. Тем более что в это время в Лондоне и Берлине велись англо-германо-польские дипломатические консультации, в ходе которых поляки втягивались в британо-германскую орбиту, а Венгрия уже расценивалась как немецкий сателлит. В частности, возобновились попытки со стороны Германии привлечь Польшу к Антикоминтерновскому пакту. Подобные предложения были направлены на обеспечение тыла Германии в случае войны с Францией и закрепление оборонительной роли Польши по отношению к Советскому Союзу, но не на создание направленного против него союза. Гитлер говорил министру иностранных дел Польши Ю. Беку: "Присоединение к Антикоминтерновскому пакту, о чем вновь говорил Риббентроп... не должно, прежде всего, означать активной военной роли по отношению к Советскому Союзу".
  Бенеш метался в панике, в сложившейся ситуации реальной военной помощи против Венгрии ждать было просто неоткуда, в то время как венграм вполне могли помочь немцы и поляки. СССР демонстрировал готовность ударить по Польше, и это в любом случае оттягивало часть польских войск на восточную границу, но... гарантий объявления Советским Союзом войны полякам не было, недавняя Мюнхенская конференция показала способность Жданова договариваться с Гитлером. Кроме того, в советско-польскую войну могли вмешаться на стороне Польши и немцы, и венгры, и даже англичане, после чего положение Чехословакии становилось совсем уж плачевным. Вступление же в войну Франции означало новую мировую войну, причем центральным ТВД этой войны становилась Чехословакия. Этого чехи хотели в последнюю очередь. Уступить давлению, с другой стороны, означало лишиться советско-французского покровительства.
  Используя для давления на югославов все возможности, в том числе, их противоречия с Италией из-за Албании, убедив Муссолини пойти на смягчение позиции в этом вопросе, франко-итальяно-чехо-советскому дипломатическому альянсу удалось заставить Югославский МИД сделать, пусть расплывчатое, заявление о возможности рассмотрения переброски французских войск к венгерской границе. Венгрия, фактически только начавшая формирование серьезной армии, смягчила требования и втянулась в дипломатические переговоры.
   В октябре, после Мюнхенской конференции, которая способствовала пересмотру политических границ в Восточной Европе, царь Борис обратился к Гитлеру за помощью в возвращении Южной Добруджи, захваченной Румынией в 1913. Но Гитлер, памятуя о необходимости сохранить мир на Балканах - жизненно важном источнике экономических ресурсов для Германии, отказал в этой просьбе.
  2.10.1938 Падение Гуанчжоу. Японский морской десант, доставленный на 12 транспортных судах под прикрытием 1 крейсера, 1 эсминца, 2 канонерок и 3 тральщиков высадился по обе стороны пролива Хумэнь и взял штурмом китайские форты, охранявшие проход к г.Гуанчжоу. В тот же день китайские части без боя оставили г.Гуанчжоу. В город вошли японские войска, захватившие склады с оружием, боеприпасами, снаряжением и продовольствием. Японские войска заняли гг.Ханьян и Учан. Завершена Уханьская операция (8.07-2.10.1938), в ходе которой китайские войска потеряли около 300 тыс. человек и 212 самолетов. Японцы также понесли большие потери.
  2.10.1938 Польша провела частичную мобилизацию, в стране росли агрессивные настроения, польские диверсанты продолжали теракты в Тешинской области, но воевать поляки пока не решались. Слишком велик был риск. Была серьезная вероятность, что в случае удара по Чехословакии СССР, поддерживаемый Францией, начнет войну. И при этом совсем не исключалось нападение с запада Германии - о Данциге и коридоре немцы не забывали никогда, на переговорах в Берлине этот вопрос поднимался постоянно. Впрочем, Гитлер хотя и не отказывался от притязаний, но и никогда не отвергал, в отличие от лидеров Веймарской Германии, возможности решения германо-польских проблем путем переговоров, а не вооруженного конфликта. Он не стремился к безусловному и полному уничтожению Польши, его вполне удовлетворял возврат бывших немецких земель и включение поляков в орбиту Рейха на правах вассала. Однако наследники маршала Пилсудского во главе с Беком были одержимы идеей "Великопольши", способной противостоять и Германии и России, в результате чего справедливо опасались вражды с обеих сторон. Гитлер, которого вполне устраивала советско-польская война, заверял поляков в соблюдении дружественного нейтралитета и, возможно, даже помощи. Хотя для себя рассматривал вариант удара по Польше вместе с Советским Союзом. Разумеется, в случае если РККА разобьет предварительно польскую армию. В Берлине шли переговоры с СССР, о которых была осведомлена и польская разведка. Вопрос советско-германского союза отнюдь не был снят с повестки. Между двумя странами были хорошие торговые отношения, за последний год укрепилось и политическое сотрудничество. В мире справедливо полагали возможным возврат к "духу Рапалло".
   Кризис перешел в затяжную фазу, но не исчез. Венгры не снимали своих требований, хотя не спешили с сосредоточением войск. С обеих сторон советско-польской границы войска стояли в полной боеготовности, и постоянно подтягивались новые. Чехословакия также подтягивала войска к границам. Важнейшей из узловых точек оставалась Югославия, где дипломаты и разведчики франко-итальяно-чехо-советского блока схлестнулись в напряженной борьбе с соперниками из Германии и Великобритании. Причем интересы немцев и британцев тоже не совпадали - каждый тянул одеяло на себя. Конечной целью Гитлера был раздел влияния в мире между Германией и Великобританией, но при этом Балканы должны были оказаться в пределах германской сферы. У англичан было иное мнение, влияние на Балканах интересовало и их.
  Шли в бешеном темпе германо-советские, советско-французские, англо-германские, англо-польские, германо-польские переговоры. Дипломатическая и разведывательная активность на Балканах нарастала с каждым днем. В эту кашу вносили дополнительную неразбериху и дипломаты США, которые не могли определиться со своей позицией и пытались разобраться в европейских блоках.
  1.10.1938 Лига Наций исключает из своего устава статьи, касающиеся Версальского мирного договора (на основании которого она и была создана).
  2.10.1938 Япония выходит из Лиги Наций.
  Ситуация в Югославии внесла осложнения во франко-итальянские отношения. Муссолини предполагал включение Албании в итальянскую сферу, и это служило постоянным поводом его противоречий с югославами. Однако в сложившейся ситуации это негативно отражалось на восприятии руководством Югославии французского блока, а помощь Белграда для Петэна была важна.
  Французы настойчиво пытались добиться от СССР заключения договора о взаимной военной помощи в случае войны с Германией. Жданов на договор, однако, не шел, мотивируя это отсутствием общей границы с немцами. Французы в связи с этим не возражали бы против нового раздела Польши Германией и Россией, но одновременно боялись русско-немецкого союза на этой почве.
  Опасность общей границы также прекрасно понимали и в Москве и в Берлине. Гитлер вполне осознавал, что окруженная Германией, Венгрией и Польшей Чехословакия не сможет отказать ему ни в чем. Поэтому он мог позволить себе давить на Прагу только экономически, не задевая формально советских гарантий. Советско-немецким соглашениям это, как и сами гарантии, данные Бенешу Ждановым, не противоречило. Хотя раздражение у обоих лидеров вызывало. Следующими продекларированными целями экспансии Гитлера становились Мемель и немецкие земли, либо переданные Польше, либо Франции. Заручиться поддержкой СССР стоило в любом случае, к тому же возникли некоторые сбои в советско-германских поставках, поскольку транзит грузов через Польшу был закрыт. Жданов активно подталкивал агрессию немцев в сторону Польши. Антипольская направленность, представлялась неплохой основой для сближения и в Германии.
  Англо-германские переговоры привели к дальнейшему сближению. Стороны предварительно согласовали раздел сфер влияния в мире, при этом Гитлер гарантировал неприкосновенность всех имеющихся британских колоний, включение в сферу влияния Англии Греции, соблюдение английских интересов в сфере влияния Германии. Британцы, в свою очередь признали Центральную и Восточную Европу "преимущественной зоной интересов Германии", обещали поддержку Гитлеру против Франции или СССР. Затронутый было вопрос об Иране и давней немецкой мечте - железной дороге Берлин-Багдад был отложен. Англию вполне устроила бы война немцев с Францией или СССР - в обоих случаях, Гитлер сокрушал конкурентов островитян, теряя силы сам.
  Чемберлен в принципе желал видеть германо-польский союз, направленный против СССР, но условием такого союза Гитлер ставил передачу ему Данцига и коридора. Убедить поляков пойти навстречу немецким требованиям не смогли даже британцы - в Польше были уверены в своем превосходстве над немцами, и отдавать "исконно польские земли" не собирались. Варшава была убеждена в способности польской армии разбить и Германию и СССР, опасаясь только их одновременного нападения. Эти вопросы и ставили поляки в Лондоне и Париже - уверяя британцев в желании "отбросить большевизм в границы Московии" а французов - в "обуздании тевтонского реванша" в случае поддержки. Поляки, воображающие себя самостоятельной "третьей силой" в Европе пытались играть на противоречиях держав, балансируя между их интересами и выгадывая условия. В Варшаве пока не осознавали, что само существование Польши уже мешало игрокам. Франция и Англия (хоть и с разными целями и ожиданиями), предпочли бы видеть советско-германскую войну, невозможную без общей границы. Гитлер рассматривал Польшу как барьер при нападении со стороны СССР. Однако он не мог не опасаться удара поляков с тыла в случае войны с французами. Иллюзии относительно благожелательного нейтралитета Польши в случае франко-германской войны рассеялись еще после попытки использования Польшей договора о ненападении с Германией для проведения самостоятельной политики. Договор о ненападении с Польшей был по существу ограниченным по времени соглашением, сроки которого определялись Гитлером. В намерения фюрера, поставившего целью возврат отторгнутых поляками немецких земель, никогда не входило сохранение Польши в границах 1934 г.
  Жданов желал возвращения Западной Украины и Белоруссии и выхода на границу с Чехословакией, не предполагая, однако, полной ликвидации Польши, также устраивающей его в качестве барьера. Правда, возможность германо-польского блока настораживала.
  12.10.1938 "Балканское турне Рибентропа". В ходе шестидневной поездки, Рибентроп добился заключения договоров о политическом и военном союзе сроком на 10 лет ("Восточный пакт") с Венгрией и Болгарией. Обе страны окончательно вошли в орбиту Германии.
   Результатом кроме роста немецкого влияния стало и разрешение польско-чешского кризиса. Венгры, не снимая своих претензий и периодически направляя Праге ноты, активных шагов не предпринимали. Польша, не нашедшая союзников и фактически окруженная, пошла на попятный. Воевать при таком раскладе поляки все-таки не рискнули, а продлевать напряженность без видимых перспектив было глупо. Удар по самомнению Варшавы вызвал рост польского шовинизма и агрессивных настроений в стране. Даже если в правительстве и были сторонники взвешенных решений и нормализации отношений с соседями - выступить с такой программой в подобной обстановке они не могли.
  Гитлер, убедившийся, что советско-польской войны в этот раз не случится, немедленно воспользовался случившимся для увеличения авторитета. 20.10.1938 Германия гарантировала территориальную целостность Чехословакии. Берлин выступил в роли миротворца, предотвратившего войну и спасшего Чехословакию, в противовес не смогшей сделать этого Франции. Это добавило симпатий немцам, и не только в Чехословакии. Парадокс Мюнхена заключался в том, что Гитлер им был недоволен, полагая, что он получил не все из того, что хотел. Уже 21 октября были отданы указания о "готовности к ликвидации остаточной Чехии": вермахт должен быть готовым к захвату Чехии, а также Мемельской области. "Должна быть обеспечена возможность, в любое время разгромить оставшуюся часть Чехии, если она, например, начнет проводить политику, враждебную Германии" заявил Гитлер.
  15.10.1938 В Чехословакии словаки обвиняют чехов в монополизации административных должностей в Словакии и в обострении отношений государства с церковью. Недовольство вызывает и государственное устройство страны. Словаки желают видеть в республике двуединое государство чехов и словаков, пока всерьез не настаивая на отделении.
   К концу октября англо-германские переговоры привели к заключению договора о взаимопомощи в случае войны. Договор направлен на поддержку немецких устремлений "в Европе и восточнее". Соглашение не гарантирует военной помощи.
   США, Германия и СССР, стремились к полному переустройству существующей системы международных отношений. Германия жаждала реванша, рвущиеся к статусу великих держав США и СССР - экспансии. Англия и Франция были готовы к частичной модернизации Версаля, но с сохранением своего лидирующего положения. Основной целью Петэна стало доминирование Франции в Европе и сохранение статус-кво в остальных частях света. В Европе главными конкурентами французов стали Германия и, поддерживающая ее, Англия.
   Германии не хватало простора для экспансии, не хватало источников сырья, рынков сбыта продукции для стремительно растущей германской промышленности. Немцы старались обеспечить свое присутствие всюду, куда могли дотянуться: в Европе, Африке, Китае, Латинской Америке, на Ближнем Востоке. Влияние закреплялось преимущественно через торговлю. Но, несмотря на блестящую систему продвижения немецких, действительно более качественных, товаров на рынок, успехи Германии зависели от реальных хозяев земель, прежде всего Британии и Франции, подкреплявших свое право убедительными военными средствами. Политика закрытых, протекционистских рынков в колониях и сферах влияния этих держав закрывали немцам возможности продвижения. Такое положение дел было нестерпимым для стремительно наращивающей свои мускулы страны, и планы экспансии стали общим знаменателем для практически всех слоев германского общества. Давней мечтой немцев была железная дорога, которая соединяла бы Берлин с Багдадом. Такая дорога совершенно меняла бы ситуацию во всей Восточной Европе, Малой Азии, Месопотамии, Сирии, Аравии, Персии, так как предполагалось строительство соответствующих веток. По существу, Германия претендовала на установление контроля за европейско-ближневосточными грузопотоками практически до границ с Индией. Трудно было переоценить и военное значение этой дороги.
   Англия, получившая по итогам Первой мировой войны Палестину, Трансиорданию и Ирак, как и Франция, которая приобрела Сирию и Ливан, проникновению немцев в те края не радовались. В отличие от Турции, которая была вынуждена отказаться от своих прав на Египет, Судан и Кипр - в пользу Англии, на Марокко и Тунис - в пользу Франции, на Ливию - в пользу Италии. Севрский договор там помнили. В Турции, на Ближнем Востоке - как и в Германии, желание реванша за разгром Османской империи было распространено в обществе. И союз с Гитлером для восстановления былого величия на Востоке находил много сторонников. Сдерживающим фактором для Турции служило положение на границах. Зажатые между Францией и СССР, турки вели себя сдержано.
   Британия стремилась к сохранению своих позиций в колониях и поддержанию баланса в Европе. Растущий французский блок, в который теперь втягивалась Югославия, и к которому тяготел СССР, баланс нарушал куда сильнее Германии, пока воспринимаемой как экономически растущее, но слабое в военном и политическом аспекте государство. Французско-итальяно-испано-чехо-югославский союз, поддержанный СССР и, что не исключалось, Польшей, Грецией и Турцией, мог доминировать в Средиземноморье, Восточной Европе, Северной Африке, а в дальнейшем и на Ближнем Востоке. Германия, даже с присоединенными Австрией и Судетами, сателлитными Венгрией, Болгарией и близкой к этому Румынией выглядела слабее. В первую очередь, слабее в военном отношении, ведь немецкая армия ушла от Версальских ограничений лишь в 1935, венгерская - полгода назад, австрийская после включения в Рейх.
   Президент США Ф.Рузвельт считал, что Англия утоляя колониальные претензии Германии, может уступить ей некоторые колонии, к примеру, Тринидад. Он принял решение, что в этом случае, в соответствии с Доктриной Монро, предписывающей США применять силу для защиты неприкосновенности Западного полушария, к островам будет направлен американский флот. Основания для беспокойства у Рузвельта были. Нацисты активно действовали в Латинской Америке и переговоры Германии с Британией о колониальном переделе действительно велись. Германия и Британия обсуждали создание "свободной колониальной зоны" в Африке. К тому времени на Ближнем Востоке уже была обнаружена нефть. Германия претендовала и на эти регионы своего традиционного интереса. Разумеется, речь пока не шла о претензиях Германии на овладение территориями. Обсуждался вопрос о допуске Германии на эти рынки, о допуске германских товаров в Индию, о разработке нефтяных месторождений Ближнего Востока.
   Советский Союз был заинтересован в изменениях еще и потому, что не располагал возможностями для экономического противоборства на мировой арене, Франция - поскольку начинала проигрывать экономическое соревнование Германии, США же стремились к открытию протекционистских рынков.
  17.10.1938 Чехословакия предоставляет автономию Словакии.
  8.11.1938 После промежуточных выборов в США Демократическая партия располагает 69 местами в сенате и 261 местом в палате представителей, в то время как у Республиканской партии 23 места в сенате и 168 мест в палате представителей.
  9.11.1938 "Хрустальная ночь" в Германии (завершилась 10 ноября): еврейские дома, школы и синагоги сожжены; магазины, принадлежащие евреям разграблены. Погромы продолжаются до 14 ноября.
  10.11.1938 Смерть Кемаля Ататюрка. 11 ноября новым президентом Турции избирается Исмет Инёню.
  11.11.1938г. Геринг, действуя от имени Гитлера, поставил в одночасье задачу утроения производства военной техники и материалов. В политике Германии наметились решительные изменения.
  16.11.1938 Заключен "Пакт мира" между Великобританией и Италией. Великобритания признала аннексию Италией Эфиопии. Британские премьер-министр Чемберлен и министр иностранных дел лорд Галифакс прибывают с визитом в Рим для переговоров с Муссолини.
  26.11.1938 Германо-польские переговоры окончились, в сущности, ничем.
  Советское правительство отказывается продлить срок действия Пакта о ненападении с Польшей.
  28.11.1938 Германия требует от Польши передать ей вольный город Данциг и открыть для нее "польский коридор". Польша отвергает все требования Германии.
  Поляки стали искать союзников уже против Гитлера. Начальник кабинета Бека граф Любенский заявил в Париже Лавалю: "Польша считает себя полностью нацией европейской культуры, ощущающей тесные связи с Францией и ищущей разумный компромисс с немецким соседом. Нужно длительное взаимопонимание с Германией, однако без того, чтобы Польша была бы втянута в антисоветские авантюры. В своей пограничной ситуации Польша не может позволить себе участие в антисоветских блоках. Во внесенной этой ясности и лежит значение визита..." Любенский подтвердил, что такова же позиция маршала Рыдз-Смиглы. Заместитель Бека граф Шембек сформулировал итоги визита так: "Невозможность вступления Польши в антироссийский пакт". Эти сведения Лаваль передал в Москву. Через сотрудника резидентуры советской военной разведки в Варшаве Гернштадта сведения были подтверждены.
  30.11.1938 В Румынии Корнелиу Кодряну и несколько других членов фашистской Железной гвардии застрелены при попытке совершить побег из тюрьмы.
  1.12.1938 В Великобритании проводится перепись лиц, годных к военной службе.
   На протяжении всей истории межвоенной Югославии основной линией фронта в политической борьбе стало соперничество централистов-унитаристов и сербских националистов из Белграда с националистами-федералистами из Загреба, Любляны, Сараево. В конце 30-х гг. Югославия неизбежно пришла к радикализации национальных движений (в том числе и сербского, и словенского, поставивших вопрос о создании собственных этногосударственных единиц), к росту взаимной национальной нетерпимости, что было особенно серьезно в условиях международной ситуации конца 30-х годов. Пришедшее к власти в 1935 году правительство М. Стоядиновича - бывшего министра финансов, председателя белградской фондовой биржи, было результатом частичного компромисса элит. Стоядиновичу удалось привлечь к сотрудничеству Мусульманскую партию и Словенскую клерикальную партию, представители которой вошли в правительство. Представители Хорватской крестьянской партии войти в правительство Стоядиновича отказались. Партия сербских националистов - Югославская национальная партия - вынуждена была перейти в оппозицию. Видя реальную опасность распада страны, правительство Стоядиновича искало компромисса с хорватами. Лидер ведущей политической силы Хорватии - Хорватской крестьянской партии, В. Мачек, требовал от Белграда признания за Хорватией права на самостоятельное устройство, пересмотра конституции и предоставления хорватам равных с сербами прав не на словах, а на деле. Личные переговоры Стоядиновича с Мачеком успехом не увенчались.
  Белградское правительство и различные группировки в хорватском национальном движении соперничали между собой в поисках поддержки извне, прежде всего со стороны усиливавшихся Германии и Франции, а также Италии, претендовавшей на часть югославской территории. Итальянские правящие круги проводили политику раскола югославского государства, что привело к дальнейшему обострению итало-югославских отношений. Опасность для Югославии представляла и политика Германии, которая была направлена на пересмотр Версальской системы договоров.
  Югославия имела территориальные претензии ко всем своим соседям, кроме Греции. Нерешенными были споры с Венгрией, Румынией, Албанией и Болгарией.
  Наиболее острыми были итало-югославские противоречия. В составе Италии находились города Триест, Пула, полуостров Истрия и несколько островов на Адриатике - территории, которые югославы считали своими. Осложнял отношения и вопрос о хорватском городе-порте Фиуме. Стороны пошли на компромисс, признав Фиуме с округой независимым государством. Но эти условия не удовлетворяли ни Италию, ни Югославию. Италия считала Югославию своим главным соперником на Балканах и целью ее политики в отношении Югославии было расчленение страны на несколько слабых и, желательно, зависимых от Италии государств. С ноября 1926 года, когда был подписан итало-албанский пакт о дружбе и безопасности, Албания фактически превратилась в итальянский протекторат, что совершенно не устраивало сербов, претендовавших на северную Албанию со Скадром.
  До 1933 года Югославия почти целиком зависела от поставок французского оружия и французских кредитов. Влияние Парижа сохранялось и позже, но когда Франция начала активное сближение с Италией, в Белграде это вызвало панику: за союз с Римом французы могли расплатиться югославскими территориями. Эти шаги Парижа привели к росту прогерманских настроений у сербских властей. Еще в 1934, после убийства короля Александра чрезвычайно обострились итало-югославские и венгеро-югославские отношения. Обе страны фактически являлись базами для деятельности хорватских усташей, из числа которых и были завербованы убийцы короля. А рассмотрение жалобы Югославии на Италию и Венгрию только ухудшило югославо-французские и югославо-английские отношения: обе великие державы были гораздо больше заинтересованы в сближении с Италией, чем в удовлетворении притязаний своего второсортного союзника, который и так никуда не денется. И в Белграде, где привыкли лавировать между разными полюсами силы в Европе, сожалели о том, что России больше нет. Впрочем, был Советский Союз, но с ним правительство Югославии не желало иметь ничего общего. Оставался Берлин... Югославия одной из первых стран Европы поспешила на сближение с Германией. "Между Германией и Югославией нет ни политических, ни экономических противоречий, - заявляли сербские депутаты - мы искренне желаем германо-югославского сближения". Германофилы возлагали большие надежды на помощь Берлина в урегулировании итало-югославских противоречий. Хотя и в составе Австрии, а ныне III Рейха, остались словенские земли - Каринтия и Южная Штирия. В 1938г., впрочем, Германия вышла на первое место в югославской внешней торговле и на третье (после Франции и Англии) - по объему инвестиций. Югославские военно-воздушные силы заменяли устаревшие "фарманы" на современные "мессершмитты". Югославские сырьевые продукты, в первую очередь цветные металлы, были очень нужны германской военной промышленности. Воевать с югославами в Берлине не собирались, и вся политика Германии на Балканах была нацелена на экономическое подчинение стран этого региона и использование их ресурсов в военных целях. "Югославия не следует чьей-либо политике, а идет своим собственным путем и руководствуется лишь своими интересами" - эти слова премьер-министра и одновременно министра иностранных дел Югославии Стоядиновича в реальности маскировали активное сближение Югославии с Германией.
  Франция к этому времени сблизилась с Италией. В Югославии считали, что этот шаг угрожает территориальной целостности страны.
  Еще в марте 1937 года посредничество французской дипломатии позволило Югославии урегулировать свои отношения с главным вероятным противником - Италией. Был подписан пакет итало-югославских соглашений о дружбе, нейтралитете, торговле и мореплавании. Этот договор стал большим успехом французской дипломатии. В дальнейшем Италия отказалась от территориальных претензий к Югославии, обязалась прекратить деятельность на своей территории хорватских усташей, улучшить положение югославских национальных меньшинств в Италии, развивать итало-югославскую торговлю на выгодных для Югославии условиях. Политика Италии, заинтересованной во включении Югославии во французскую систему союзов, сделала очередной зигзаг. К договору было приложено секретное соглашение, в соответствии с которым усташские лагеря были расформированы, часть усташей интернирована в итальянских заморских колониях и на средиземноморских островах, лидеры поставлены под надзор полиции. Небольшое число усташей с согласия югославских властей вернулись на родину. И этот успех Белграда был достигнут с помощью Франции, возвращавшей свои позиции на Балканах.
   Под давлением Германии и при лояльной позиции Югославии, еще в августе 1938 года страны Малой Антанты признали за Венгрией равные права на вооружение и отменили соответствующие статьи Трианонского договора. Но к сближению Югославии с Венгрией это не привело. Отношения двух стран оставались натянутыми.
   В сентябре в Белград прибыл Геринг. Он встретился с принцем-регентом Павлом и премьер-министром Стоядиновичем. Через месяц югославскую столицу с официальным визитом посетил Рибентроп, который зондировал почву для заключения договора о дружбе между Германией и Югославией. Но белградское правительство, которое имело возможность лавирования между центрами силы в Европе, не спешило идти на этот шаг. В октябре же, премьер-министр Стоядинович посетил Париж и Лондон. В Париже он подписал соглашение о продлении франко-югославского договора о дружбе, но отказался подписывать с Францией пакт о взаимной помощи в случае агрессии Германии. Из Лондона югославский премьер отправился в Берлин, где встретился с Гитлером, и в беседе с ним еще раз подтвердил, что Югославия намерена всемерно развивать отношения с Германией. "Ничто так не отдаляло Югославию от Германии, как французские очки, - заявил Стоядинович - Югославия теперь сбросила эти очки". Германия имела в Югославии прочные позиции. Ячейки "Культурбунда", разветвленная сеть агентов влияния в среде югославских политиков и офицерства, сербская националистическая организация "Збор", несколько резидентур германской военной и политической разведки в совокупности образовывали сеть, пронизывавшую все структуры югославского государства. Одновременно в Югославии, особенно в Сербии, сохраняли свое влияние и те круги, которые традиционно ориентировались на Францию и Англию.
  В ноябре Белград посетил личный представитель президента Рузвельта, Уильям Донован. Он встретился с принцем-регентом Павлом, премьер-министром и хорватским лидером Мачеком. Серьезных успехов добиться ему не удалось, слишком уж далеки были США от постоянно меняющейся балканской жизни.
  В политических кругах существовала достаточно сильная проанглийская прослойка. В первую очередь к ней относилась Сербская земледельческая партия, а также часть сербских радикалов. На Англию ориентировалось и левое крыло Хорватской крестьянской партии. Английская дипломатия активно действовала в Белграде параллельно с усилиями Германии. В ее планах Югославии совместно с Грецией отводилась роль "балканского плацдарма Англии". В середине октября посол Англии в Белграде встретился с лидерами национальных движений в Югославии и убеждал их оказать давление на правительство и удержать его от присоединения как к французскому, так и к германскому блокам.
   За сотрудничество с Советским Союзом выступали широкие централистско-унитаристские круги, сербская и хорватская политическая, и экономическая элиты. В таком духе высказывалась респектабельная хорватская газета "Югословенски Ллойд": "Югославия должна искать дружбы с Россией. Путь к этому лежит через восстановление дипломатических отношений". Лидер Сербского клуба профессор Слободан Йованович подчеркивал, что "Наша позиция не является препятствием для развития между нами и Советским Союзом дружественных и союзнических отношений. С русским народом, являющимся главным носителем власти в Советском Союзе, нас, сербов, связывают традиции славянской взаимности, культурного влияния и дружественных политических отношений. Во всей своей истории сербский народ стоял рядом со своей великой защитницей Россией свой великой защитницей, и он никогда не сделает ни шага в сторону от этой позиции". СССР поддерживал дружественные отношения и с Францией, и с Германией. Взвесив все "за" и "против", в Белграде сделали осторожный шаг, который, по большому счету, ни к чему не обязывал: 29.10.1938 года Югославия установила дипломатические отношения с СССР.
  В народе говорили: "Принц-регент у нас за Англию, правительство - за Германию, армия - за Францию, а мы - за Россию!" Но как раз с Россией нынешние правящие круги Югославии не желали иметь ничего общего.
  2.11.1938г. В Белград приехала французская правительственная делегация во главе с министром иностранных дел Лавалем. В делегацию входили военный министр Вейган, глава военной разведки Робьен, и суб-секретарь военного министра по вопросам национальной безопасности Де Голль. Одновременно в Югославию с визитом вылетел Бенеш. Делегация встретилась с принцем-регентом Павлом, премьер-министром и хорватским лидером Мачеком, французы установили личные контакты с высокопоставленными югославскими офицерами (в том числе с командующим ВВС генералом Душаном Симовичем).
  Благодаря прогерманской ориентации части руководства, в том числе министра иностранных дел Цинцар-Марковича, правительство Югославии склонялось к союзу с Германией. Однако было вполне заметно, куда клонится общественное мнение. Страна была недвусмысленно настроена против союза с Германией. Однако воевать с ней, с точки зрения генералитета и правительства, было бы явным самоубийством. Не прекращавшиеся выступления в поддержку Чехословакии, наплыв кандидатов в добровольческие отряды для отправки на помощь ей и приобретавшее видимые формы раздражение от бездействия правительства, когда происходят вещи, затрагивающие безопасность государства, заставили действовать регента. Собранный и Стоядиновичем Югославский радикальный союз в октябре сумел все же, широко используя административный ресурс, одолеть объединенную оппозицию (55% против 44%). Оппозиция еще не могла надеяться на общую победу, поскольку высокий процент ей обеспечили главным образом хорваты и словенцы, но подобралась к правящей партии на вполне угрожающую дистанцию. Регент, продолжая свой курс на сохранение королевства до совершеннолетия наследника престола, решил не мешкать с коррективами. Новым премьер-министром стал Цветкович, министр по социальным вопросам в правительстве Стоядиновича, удачно и вовремя обратившийся к регенту и заручившийся поддержкой хорватской оппозиции. Будучи уполномочен Павлом, Цветкович приступил к переговорам с хорватскими лидерами. Переговоры, однако, затягивались.
  Франция - мировая держава, гарант всех балканских союзов и мощный стратегический принципал Югославии после Мюнхенской сделки теряла авторитет в мире. Карта Европы изменилась, Германия увеличилась, и для Югославии наступал критический момент. Двое (Венгрия и Германия) из шести соседей, объединились в союз. Как союзников немцев можно было рассматривать и Румынию с Болгарией. Италия также внушала опасения. Нейтральной оставалась только Греция, но проанглийские и прогерманские настроения набирали силу и там. На всем Балканском полуострове не определили свою позицию только югославы. Германии же требовался прочный тыл на юге Европы. Завладей французы каким-либо плацдармом на Балканах, и они могли бы угрожать нефтяным полям в Румынии.
  3.11.1938г. в Белград по случаю открытия советского посольства прибыла многочисленная советская делегация, возглавляемая наркомом обороны Буденным. В состав делегации вошли и замнаркома иностранных дел Потемкин, недавно назначенный замнаркома госбезопасности Деканозов, и в качестве личного представителя Жданова - Манульский. Советские представители работали с влиятельными в стране кругами настроенными прорусски или близкими к коммунистам, установили параллельно французам контакты с армией. Коммунистическую партию Югославии с декабря 1937 возглавлял Йосип Броз Тито. Он положил конец фракционной борьбе, прибегнув к безжалостным чисткам, и к концу 1938г. число членов партии составляло около 20000 человек. В августе 1938 г. Тито побывал в Москве, где был принят Ждановым. Жданов придавал огромное значение ситуации в Югославии, и Тито была обещана полная поддержка СССР и Коминтерна. В ноябре в Югославию из СССР были переброшены 800 югославских коммунистов, немедленно включившихся в борьбу. Приехавшие из Москвы С. Жуйович, член ЦК КПЮ, и П. Дапчевич (участник гражданской войны в Испании, капитан) возглавили формирование боевых отрядов КПЮ. Жуйович был тесно связан с Международным отделом ЦК ВКП(б) и постоянно напрямую информировал советское руководство о ситуации в Югославии. КПЮ изменила свое отрицательное отношение к идее югославского государства еще в 20-е годы и соединила в своей программе традиционные идеи югославизма (поддерживавшиеся и частью социал-демократов) с принципами "пролетарского интернационализма" и национального самоопределения, основанного на равенстве политического представительства, равноправии языков независимо от численности народа. Основным лозунгом стала известная формула "братство и единство всех народов и народностей".
   Тито имел собственный план развития Югославии. Он основывался на опыте решения национального вопроса в СССР. В соответствии с ним Югославия должна была превратиться в территориальную федерацию, названия единиц которой совпали бы с этнонимами основных народов Югославии. Их границы частично совпали бы с этническими, но многонациональный характер населения в каждой республике сохранялся. Таким образом, отвергался принцип Д. Михайловича "одна национальность - одна нация - одна территория - одно государство". Югославия должна была стать централизованной федерацией республик, основанной на принципах "пролетарского интернационализма". Тито стремился совместить марксистскую теорию, опыт СССР и воссоздать югославизм в новой форме. Коммунисты отвергали и "интегральный югославизм" и этнический национализм отдельных южнославянских народов. При этом КПЮ оказалась единственной по составу многонациональной партией. Все остальные политические организации имели либо локальный, либо национальный характер.
   Параллельно с дипломатическим давлением, французская, советская и чехословацкая разведки начали подготовку военного переворота в Югославии, опираясь на профранцузски настроенное югославское офицерство, социал-демократические и левые круги.
   С 20 ноября страну сотрясали массовые манифестации, носившие открыто профранцузскую, антигерманскую и во многом просоветскую направленность. Появлялись и левые лозунги.
   В ночь с 26 на 27 ноября 1938 года группа высших офицеров югославской армии, тесно связанных с Парижем, которую возглавил командующий ВВС Югославии генерал Душан Симович, совершила военный переворот, в результате которого правительство Цветковича было низложено. На престол был возведен молодой король Петр - сын убитого в Марселе короля Александра I. Заговорщиков активно поддерживала компартия Югославии.
   Главой заговора стал ориентированный на Францию Душан Симович, командующий ВВС страны. Разработчиками переворота стали его заместитель Миркович и полковник Михайлович. При подготовке путча они сделали ставку на ВВС и королевскую гвардию. Благодаря умело проведенной работе, силы, которыми располагали заговорщики, насчитывали дивизию королевской гвардии, танковый батальон, роту инженеров, роту мотопехоты, не считая офицеров и солдат военно-воздушных сил. Немаловажна была также добрая воля многих ответственных гражданских лиц - например, заведующего почтой, телеграфом и телефонными линиями Белграда, который был готов, как только поступит указание, прервать связь города с внешним миром. К перевороту подключились и коммунисты, осуществлявшие связь с заговорщиками через советского военного атташе в Югославии генерала Самохина.
  27 ноября Михайлович отдал приказ начинать. Пехотный батальон захватил оба моста через Саву, после чего из Земуна отправился моторизованный отряд под руководством полковника ВВС Савича. По прибытии в Белград он разделился на три группы. Первая поставила под контроль здание жандармского управления, вторая захватила почту и телефонный узел, третья направилась к радиостанции и радиоэмиттерам в Белграде, Раковице и Макише. Первый и второй батальоны королевской гвардии под предводительством подполковника Здравковича взяли под контроль королевские резиденции в городе. Третий батальон, руководимый подполковником Кнежевичем, занял Генштаб, здание администрации города и прилегающие улицы. Менее крупные акции осуществляли кавалерийская бригада и пехотный батальон королевской гвардии из казарм в Топчидере. Батарея артиллерии была поставлена напротив автомобильного парка Генштаба, дабы предотвратить возможные контрмеры.
  К утру переворот был в общих чертах завершен. Члены кабинета Цветковича были подняты с постелей и под конвоем офицеров ВВС доставлены в Генштаб. Жандармы и полиция были "морально вместе" с организаторами переворота, сопротивления практически не оказали. Принц-регент был объявлен низложенным, главой государства провозглашен наследник престола принц Петр, несмотря на то, что ему все же не исполнилось 18 лет. Принц-регент просто не видел ни смысла, ни возможностей сопротивляться и цепляться за власть всеми силами и до последнего вздоха - и потому у заговорщиков не возникло проблем с ним. В тот же день экс-правитель Павел Карагеоргиевич доехал до Земуна, откуда его доставили в генштаб, там он подписал отречение, после чего он с семьей выехал в Грецию, потом в Британию.
   События вызвали бурю ликования в Сербии, некоторое одобрение в Словении и никаких откликов в Хорватии. Переворот застал страну в очень печальном состоянии. Страна два десятилетия вывозила ресурсы, вкладывая получаемые средства в расширение добывающей отрасли, а не в обрабатывающую промышленность.
   27.11.1938г. было образовано новое правительство. Его возглавил генерал Симович, его заместителями стали лидер Сербского клуба профессор Йованович и хорватский лидер Мачек. Военным министром стал противник союза с Германией Пешич.
  Новое правительство состояло в основном из профранцузски и прорусски настроенных деятелей. В новом правительстве объединились люди разных убеждений - и коммунисты, и национал-социалисты и монархисты. Объединяло их стремление сохранить единую Югославию и антигерманизм. В правительство впервые в истории Югославии вошли коммунисты - Тито получил пост министра по делам национальностей. С одной стороны, это возлагало именно на него ответственность за проведение политики в сложнейшем, раздирающем страну национальном вопросе, с другой - именно коммунисты выдвигали объединительные лозунги. Кроме того, это был завуалированный комплимент Тито - в СССР такой же пост занимал в начале государственной карьеры Сталин, что, разумеется, не прошло мимо внимания прессы.
   После переворота резко выдвинулся поддерживаемый французами полковник (быстро получивший звание генерала) Д. Михайлович, ставший лидером "централистов", сторонников единой Югославии. Михайлович и его сторонники выступали за последовательное осуществление принципов парламентаризма, которые они считали "необходимым во всех областях государственного управления" в сочетании в сильной королевской властью. Как и его основной противник, лидер сербских нацистов Недич, Михайлович был великосербским националистом. Различия между ними состояли в том, что первый предполагал создание Великой Сербии, а Михайлович развитие централистской Югославии, разделенной по этнотерриториальному принципу. Считая, что "общественным устройством Югославии, основанном на неограниченном либерализме, в межвоенное время сильные злоупотребляли в ущерб слабым, и индивидуумы - в ущерб общности", Михайлович предлагал заложить в фундамент общественного устройства обновленной Сербии следующие принципы: "капитал является средством, при помощи которого сербская нация осуществляет свою историческую миссию в области национальной обороны, национальной экономики и национальной культуры, а также обеспечивает свое национальное существование, но носителем капитала и капитализма должно быть в первую очередь государство... Частный капитал также является национальной собственностью и должен находиться под защитой и под контролем государства для того, чтобы он также служил борьбе народа и общества". Под этими словами вполне мог бы подписаться и Тито. На базе общих целей, коммунисты и монархисты пошли на союз. Ранее убежденный антикоммунист, генерал Михайлович писал: "Великую русскую революцию сербский народ с самого начала правильно воспринял как стихийное возмездие... понимая, что она, как и все революции, несла на себе и печать ужаса, и печать величия. Наш народ понимает - продолжал он - что мирные революции могут произойти в странах, где без русской революции еще долго пришлось бы ожидать нового мировоззрения, которое вскрывает и осуждает неравенство в обществе и в соответствии с которым, обществом должна управлять человечность, а не материальный интерес; понятно, что эти изменения, благодаря жертвам русской революции, непременно будут происходить не в одной стране до тех пор, пока не родится новый, более справедливый мир". Своими выпадами против "инородцев" (под которыми прежде всего он подразумевал хорватов и евреев) генерал привлекал на свою сторону и националистов. Кроме того, высказываемые идеи общеславянского единства способствовали росту его популярности в стране и совпадали с проводимой СССР политикой. "Великую русскую революцию возглавил русский - Владимир Ильич Ленин. Эта революция знала, кто и, возможно, куда ее ведет" - заявил Михайлович на совместной с Тито пресс-конференции.
   Цели и принципы нового правительства были озвучены сразу: "Югославия должна быть федеративным государством и конституционной монархией... Прочность будущей Югославии будет гарантироваться созданием сербского образования в рамках государственного сообщества, которое на принципах демократии объединит весь сербский народ на территориях его проживания. То же самое произойдет и с хорватами, и со словенцами. В рамках этих государственных образований необходимо предоставить народу возможность удовлетворять свои особые региональные экономические, социальные и другие интересы путем широкого народного самоуправления" - заявил Симович. Предполагалось, что во вновь созданном государстве этнические территории должны совпадать с границами федеральных образований.
   Внутри страны новое правительство сразу пошло на компромисс с этническими элитами. Югославия должна была стать федеративным, по сути, государством, состоящим из трех образований - Сербия, Хорватия и Словения.
  30.11.1938 было подписано соглашение между правительством и коалициями хорватских и словенских политических партий, предусматривавшее переустройство государства. Сербия, Хорватия и Словения выделялись в автономные Сербскую, Хорватскую и Словенскую бановины, получавшие собственные органы власти - сабор (парламент) и королевских наместников - банов. Законодательные и исполнительные органы автономий получали широкие полномочия. Кроме того, хорватский лидер Мачек согласился стать заместителем премьер-министра Югославии. Это был крупный успех Белграда, стабилизировавший обстановку внутри страны. Сербские националисты, из числа проанглийски и прогермански настроенных, заявили, что в стране возник "сербский вопрос", и начали кампанию по "защите сербства". Если хорваты и словенцы были заняты борьбой за посты в автономиях, сербские националисты выдвигали программу "Создания этнически чистой Великой Сербии, очистки государственной территории от всех национальных меньшинств и инонациональных элементов". Большинство сербов, впрочем, осталось в стороне. Они в основном ориентировались на Францию и благожелательно относились к союзу с Россией. В результате национальные противоречия в Югославии хоть и не исчезли, но на время притихли.
   Новое правительство не собиралось резко отказываться от политики балансирования. Югославия посылала сигналы Германии и Англии, пытаясь убедить их, что переворот вызван исключительно внутриполитическими причинами, что Югославия готова выполнять все принятые на себя обязательства. Но печать Англии, США и нейтральных стран расценила переворот в Белграде как "плевок в лицо Великобритании и Германии, угрожающий интересам двух стран". Точно так же, если не более серьезно, оценили югославский переворот в Берлине.
   Уже было ясно, что попытки балканских стран упрочить свои позиции путём региональной интеграции провалились. Новое югославское правительство было в любом случае вынуждено вести более активный диалог с внешними силами. В особенности с Францией и Советским Союзом, который, продолжая традиции Российской империи и постепенно наращивая вес на международной арене, стал претендовать на ведущие роли в данном регионе, вступая тем самым в столкновение с традиционным германо-австрийским влиянием на Балканах.
   Новое югославское правительство попыталось найти опору там, куда старое не желало смотреть почти 20 лет. Во всей Европе не было более враждебной к СССР страны. В 1933 только по настоянию Чехословакии югославы не стали препятствовать вступлению СССР в Лигу Наций. В 1938 году в Белграде еще действовало посольство царской России. Пришедшее к власти правительство Симовича обратилось 30 ноября к Советскому Союзу с предложением заключить военно-политический союз "на любых условиях, которые предложит советское правительство, вплоть до некоторых социальных изменений, осуществленных в СССР, которые могут и должны быть произведены в других странах".
   5.12.1938г. в Белграде были подписаны однотипные договоры о дружбе и ненападении между Югославией и Францией, Югославией и Чехословакией, Югославией и СССР. Стороны брали на себя обязательства уважать независимость, суверенные права и территориальную целостность друг друга. 2-я статья договоров предусматривала, что "в случае, если одна из Договаривающихся сторон подвергнется нападению со стороны третьего государства, другая Договаривающаяся сторона обязуется соблюдать политику дружественных отношений к ней". Соглашения предусматривают и военно-техническое сотрудничество. В югославо-французском договоре, кроме того, в отличие от остальных, есть и статья о взаимной военной помощи в случае "неспровоцированной агрессии в отношении одной из Договаривающихся сторон". В соглашениях с СССР и Чехословакией о военной помощи речь не шла.
   Югославская сторона просила Францию и СССР оказать содействие как поставками вооружений для своей армии, так и непосредственным направлением на Балканы воинских контингентов, особенно авиации, а также политическую помощь "в виде поддержки Югославии перед Берлином".
  7 декабря Симович выразил готовность "немедленно принять на свою территорию любые вооруженные силы союзников, в первую очередь, авиацию". В декабре в Югославию переброшена бригада французской пехоты "для охраны лидеров стран-участников переговоров от терактов". Армия Югославии получает от СССР около 80 самолетов И-16 и И-15, 50 бомбардировщиков СБ, около сотни танков БТ и Т-26. С техникой в страну приехали и советские специалисты - инструктора и техники. В Югославию перебрасываются из Франции и СССР испанские эмигранты, уехавшие после победы Франко. В том числе, по линии разведки НКГБ, группа бойцов бывшего партизанского (диверсионного) XIV корпуса республиканцев, в составе которых есть и советские офицеры. Испанцев новое правительство принимает на службу в качестве "преданной гвардии", французские и советские части использует для демонстрации поддержки. Всем противникам понятно - в случае необходимости, на помощь Симовичу будут переброшены дополнительные силы.
   Небольшую сенсацию вызвало представление молодому королю и премьеру главы советской военной миссии: "Его сиятельство, комбриг граф Игнатьев". Такого от "большевиков" не ждал никто, на что и делался расчет. Опытнейший военный дипломат, Игнатьев использовал свое происхождение, связи и опыт в полную силу. Появление знакомого многим "красного графа" было воспринято югославами с восхищением и резко увеличило число сторонников России среди элиты. Теперь многими СССР воспринимался как "вернувшаяся Россия".
  "Кажется, русские переболели большевизмом - заметил Михайлович в разговоре с Симовичем и Пешичем - впрочем, французы поняли это еще год назад".
  Так же миссию графа Игнатьева восприняли и в других странах. Компартия Югославии демонстрировала поддержку правительства, акцентировано прорусскую ориентацию (не разделяя ее с просоветской, но и не делая на этом упора), умело сочетая это с пропагандой достижений социализма. Советское правительство активно использовало Югославию как площадку для демонстрации возможности совместной работы Советского Союза и компартий с королевской властью. Там же отрабатывалась технология реального взаимодействия со структурами праворадикальной Франции. СССР все больше вырывался из изоляции. Все меньше людей воспринимало его как какое-то особое государство, все больше - как наследника российской империи.
   Деятельность правительства Симовича, направленная на сближение Югославии с Францией и СССР весьма позитивно оценивалась в Москве. Однако пресса в самых обтекаемых фразах, старательно сглаживала какие-либо углы в советско-германских отношениях. "Правда" назвала подписание договора "убедительным доказательством стремлений югославского правительства к укреплению мира и предотвращению распространения войны", что соответствовало официально провозглашавшемуся советской стороной принципу "последовательной политики мира", заявленному лично Ждановым: "Мы стоим за мир и укрепление деловых связей со всеми странами...".
  17.12.1938г. Военный атташе в Югославии генерал Александр Самохин и его помощник Михаил Маслов награждены ордена Красного Знамени.
   Между тем югославской полицией было начато расследование нацистского заговора на территории Югославии. Нити заговора привели к экс-премьеру Стоядиновичу. По приказу нового министра внутренних дел С. Будисавлевича полиция совершила рейд по квартирам и сборным пунктам "Збора", самой крупной и заметной легальной профашистской организации. Открывшиеся в ходе этой акции подробности указали на попытки экс-премьера захватить власть в стране. Стоядинович, начальник Главного штаба Недич и глава "Збора" Лётич арестованы.
   Симович сильной фигурой не стал, оставшись номинальным лидером. В руководстве кроме старых чиновников и армейских сподвижников Симовича, образовалась сильная группа объединившихся монархистов-националистов и коммунистов, возглавляемая Михайловичем и Тито.
   Союз казался противоестественным, но основывался на общей централистской и антинемецкой направленности и советско-французской поддержке. Коммунисты, получившие амнистию всех осужденных за левые убеждения, легализацию партии, места в правительстве и парламенте, не собирались зарываться и требовать большего сразу. Они активно, но без резких шагов, укреплялись на достигнутых рубежах. Симович и Михайлович оценили поддержку КПЮ. Они рассматривали ее как силу, способную удержать часть общества от каких-либо выступлений, партию, имеющую поддержку среди всех народов Югославии и имеющую возможность сглаживать межнациональную рознь. Кроме того, они никогда не забывали, что за Тито стоит Жданов. А поступающие советские танки и самолеты наглядно демонстрировали преимущества социалистического строя.
   Внутри страны конфликты притихли. Сербия и Словения успокоились, получив автономию, в Хорватии Мачек и Шубашич, представлявшие умеренное крыло националистов занимались укреплением власти и борьбой с радикалами.
   Кроме того, Тито спровоцировал обращение мусульман Боснии и Герцеговины в правительство. В феврале 1939г. в Сараево мусульмане-босняки создали Мусульманский Комитет Югославии, для защиты мусульман как от хорватов, так и от сербов. Комитет, созданный при помощи компартии, занимал вполне левые позиции. 20 марта 1939 г. его лидеры Хаджихасанович, Софтич и Салихагич направили королю и Симовичу меморандум, в котором они выражали разочарование тем, что Босния не осталась под управлением центральной власти, а вошла в состав Хорватской бановины. Они утверждали, что босняки-мусульмане надеялись, что их положение улучшится, а оно ухудшилось, что им не предоставили свободу, что католики-хорваты дискриминируют мусульман. Авторы меморандума заявили о фактах натравливания мусульман на сербов. Несмотря на красивые слова о том, что босняки-мусульмане являются "цветом хорватской нации" на практике хорваты-католики действительно мусульман не любили. В тоже время хорватское руководство рассматривало никогда не угасавшие среди мусульман-босняков автономистские тенденции как самую большую опасность для Хорватии. Сербские же националисты считали Боснию и Герцеговину сербской этнической территорией. Хорватские лидеры погрязли в этих распрях. Учитывая, что каждая партия имела свои вооруженные отряды, в Хорватии боевики умеренных хорватов-католиков, уцелевших усташей, сербских экстремистов, мусульман-босняков и коммунистов перемешались с отрядами королевской полиции, городской и сельской стражи и армии. Мачеку стало не до сепаратизма - получить все то же самое, но в куда большем объеме и при отсутствии поддержки Белграда он не рвался.
  8.12.1938 Король Великобритании Георг VI после завершения поездки по Канаде наносит визит в США.
  15.12.1938 Ирак, под влиянием британцев, заинтересованных в ограничении роста французского влияния на Востоке, разрывает дипломатические отношения с Францией.
  18.12.1938 Калинеску, премьер-министр Румынии убит членами Железной гвардии. К власти пришел Антонеску, опирающийся на "Железную Гвардию".
  23.12.1938 Румынский король Кароль II отрекается от престола в пользу своего сына Михая, а сам вынужден бежать в Швейцарию.
  29.12.1938 Заключения договор о политическом и военном союзе сроком на 10 лет между Германией и Румынией. Румыния присоединилась к Восточному пакту и окончательно вошла в орбиту Германии.
   Союз Германии и СССР, по господствовавшему в Британии (как впрочем, и во Франции) мнению, не означал получения немцами решающего превосходства, но уравнивал шансы. Советскую армию в Европе оценивали не высоко. Считалось, что после переворотов, лишивших армию ряда крупных военоначальников, РККА присущи слабое оперативное и тактическое руководство, недостаточное материальное обеспечение, несмотря на большую численность. И если французы, тем не менее, к такому союзу относились резко враждебно, то англичане реагировали спокойно.
   В отличие от советской и немецкой, польская армия оценивалась как мощная и достаточно современная. И это не всегда играло в пользу поляков. Германо-польского союза в Европе опасались. Французов настораживало что Польша, даже не участвуя в боевых действиях против Франции, может лишить СССР возможности ударить по немцам, в то время как британский флот блокирует коммуникации, а германская армия, поддержанная сателлитами, нанесет удар на суше. Италия, а тем более, Испания и Югославия, в такой ситуации вполне могли остаться нейтральными. Подобное развитие событий означало, по мнению Петэна, долгую и кровопролитную войну, рискованную для Франции. Этого в стране никто не желал. Нет, к нападению Германии и Польши на СССР, французы отнеслись бы вполне благосклонно. Франция готова была в этом случае, и помочь СССР и, в конечном итоге, ударить по измотанной на Востоке Германии. Некоторые опасения, однако, внушала вероятность быстрого разгрома СССР германо-польскими войсками, поскольку в этом случае немцы усиливались лавинообразно.
  Для англичан германо-польский союз виделся чересчур серьезным усилением Гитлера. Вариант с франко-германским столкновением, когда соперники владычицы морей изматывали бы друг друга, их устраивал. А вот германо-польское нападение на Россию, с крепнущей в немецком тылу Францией, способной стать в этой войне арбитром - не очень.
   Гитлера, в свою очередь, небезосновательно пугала возможность возврата Франции и Польши к союзу, после чего Рейх оказывался, по мнению генштаба, зажат между двумя мощными армиями. Он, впрочем, не скрывал своих целей. Еще в 1934г. он заявлял: "Цель всей политики в одном - укрепить политическое могущество... После этого последует, возможно, отвоевание новых рынков сбыта, возможно - и, пожалуй, это лучше - захват нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадная германизация". Рост политического влияния к концу 1938 года (за исключением Югославии) был налицо. Рынки сбыта увеличивались... а на Востоке находилась лишенная союзников и зажатая между двумя своими историческими врагами Польша. Союз с Россией против поляков представлялся логичным и взаимовыгодным тактическим ходом. Такой союз гарантировал бесперебойные и дешевые поставки сырья, одновременно немецкие фирмы получали огромный рынок сбыта технологичной продукции. В политическом плане это отрывало СССР от французского блока и включало в орбиту Германии. Гитлер видел свою первоочередную цель в установлении господства в Европе. И в качестве главного противника еще недавно маргинальный, затерянный в снегах Советский Союз не воспринимал. После достижения согласия с Британией, хозяйкой колониального мира, главным противником для него являлась Франция.
   В декабре 1938г. Гитлер, стремясь перетянуть на свою сторону СССР, начинает новый этап переговоров. Он предлагает Жданову заключить советско-германский договор о ненападении, направленный в первую очередь против Польши и разграничить сферы интересов в Восточной Европе. Этим союзом Гитлер рассчитывал привязать СССР к себе и не допустить его участия в возможном европейском конфликте на стороне Франции и ее союзников, избежав войны на два фронта. Поставки из СССР должны были покрыть потребности Рейха в сырье и продовольствии в случае начала войны. В Берлине надеялись, что сам факт германо-советского сближения обернется для СССР внешнеполитической изоляцией и приведет к осложнению его отношений с французами. А возможные шаги СССР в отношении государств и территорий, которые должны были войти в его сферу интересов, исключат возможность неожиданных поворотов в советской политике в момент, когда Германия будет связана войной на западе. Немцы считали, что это не только обеспечит Германии надежный тыл на случай войны на западе, но и позволит достичь тех целей, которые она ставила перед собой на Востоке Европы.
   В Москве цели немцев понимали. Но советско-германская торговля была важна, а договор с Германией советское правительство рассматривало как возможность возврата территорий Украины, Белоруссии и Прибалтики и запасной вариант обеспечения безопасности СССР. Делать ставку только на Париж было шагом весьма неосмотрительным. Желание французов понаблюдать со стороны за русско-германским столкновением секретом не было. Соглашение же давало Советскому Союзу определенные гарантии безопасности.
   Разграничение сфер интересов и совместное выступление против Польши Жданова, безусловно, интересовало. Но вот договор о ненападении его не устраивал. Он не желал связывать себе руки в ежедневно меняющейся европейской обстановке и жестко привязываться к германскому альянсу. Подписание договора, означало переход на сторону Гитлера, сдачу Франции, Чехословакии и Югославии. А это наносило серьезный удар по престижу СССР. Соглашение с Гитлером могло повлечь франко-польский союз, после чего война с Польшей означала бы и войну с французами. В случае поражения в войне Германии, СССР должен был бы разделить неудачу, а в случае победы - оказывался в одиночестве лицом к лицу с контролирующей всю Европу Германией, за спиной которой стояла бы Англия. Позиция независимой стороны Жданова вполне устраивала, да и отношения с французским блоком уже были достаточно тесными. Но отказ от соглашения о ненападении был бы расценен и в Германии, и в остальных странах однозначно - русские планируют войну с немцами. Делать такой подарок Петэну и настраивать против себя Гитлера председатель СНК тоже не хотел. Усиление Германии и приближение к советским границам частей Вермахта его не радовало, но Жданов предполагал, что Гитлер отторгнет в ходе войны только бывшие немецкие земли, после чего остаток Польши, большей частью, находящийся в зоне влияния СССР, станет дополнительным рубежом обороны.
   Советская сторона в ходе переговоров фактически уклонилась от соглашения о нейтралитете, выдвинув целый ряд заведомо неприемлемых для Берлина условий. Москва, считая Гитлера более заинтересованным в договоре, пыталась либо получить максимум, либо отдать минимум. В частности, СССР указал на свою заинтересованность в Бесарабии. Как заявил советский посол в Германии Астахов, "Советский Союз считает необходимым и своевременным, в интересах восстановления справедливости, приступить к немедленному решению вопроса о возвращении Бесарабии Советскому Союзу. Правительство Союза ССР считает, что вопрос о возвращении Бесарабии органически связан с вопросом о передаче Советскому Союзу той части Буковины, население которой в своем громадном большинстве связано с Советской Украиной, как общностью исторической судьбы, так и общностью языка и национального состава". Этот вопрос решить не удалось - немцы отказались обсуждать передачу территорий фактического союзника и приближать границы Советского Союза к румынской нефти. В ходе переговоров, советские дипломаты указывали и на уже заключенный договор с Чехословакией (и намекали на договор с Югославией), которым мог противоречить договор с Германией.
  "...Правительство СССР имеет определенные обязательства перед Чехословакией, данные после Мюнхенских соглашений с немецким правительством. Советское правительство стоит на позиции безусловного и безукоризненного выполнения своих обязательств... Советский Союз не может позволить себе разорвать соглашения с Прагой. Германия же, заявила об отсутствии претензий к Чехословакии. Таким образом, этот вопрос, хотя и затрудняет заключение договора о ненападении в такой форме, в которой его видит германская сторона, тем не менее, не может являться поводом к конфликту между нашими странами" - заявил Астахов. Был и еще ряд условий. Среди них было и присутствие СССР на Балканах, и просьба повлиять на Японию: "Безопасность Советского Союза и проливов была бы гарантирована заключением договора о взаимопомощи между СССР и Болгарией... и созданием базы для сухопутных и военно-морских сил Советского Союза в пределах досягаемости Босфора и Дарданелл на основе долгосрочной аренды. Германия могла бы также оказать влияние на Японию, в движении к аннулированию японских концессий по добыче угля и нефти на Северном Сахалине" - заявил Вышинский послу Германии в СССР Шуленбургу.
   В Берлине советско-германские переговоры расценивали как готовность русских к сближению, при желании поторговаться. Но выставленные условия были совершенно неприемлемы для Гитлера, поскольку требовали отказа от вмешательства в Югославии, признания притязаний СССР на Бесарабию и интересов Москвы в Болгарии, зоне Проливов и Турции. Признание советских требований закрывало бы Берлину возможность продвижения на Ближний Восток и Балканы и противоречило германо-английским соглашениям.
   Советские дипломаты предложили, в связи с отказом Берлина принять их условия, ограничиться только договором о дружбе и разделением сфер влияния, с тем, чтобы в дальнейшем можно было вести разговор и о нейтралитете. "... Подписание настоящего договора в его прелиминарной, предварительной форме, будет являться огромным шагом вперед в отношениях между нашими странами. И в ходе выполнения взаимных обязательств, основываясь на уже достигнутых договоренностях, мы сможем быстрее двигаться дальше, к окончательному и бесповоротному союзу двух миролюбивых держав" говорилось в ноте Вышинского.
   В итоге стороны пришли к компромиссному варианту договора "О дружбе и сотрудничестве" направленному только против Польши, и разграничению сфер интересов в Польше и Прибалтике. Достигнута договоренность о начале раздела сфер влияния на Балканах. СССР признал Румынию, Венгрию и Грецию германской сферой интересов. Германия в свою очередь признавала наличие советских интересов в Югославии. Вопрос о Бесарабии Астахов снял, вопрос об остальных интересах сторон в районе Балкан и Малой Азии отложили, договорившись обсудить дополнительно.
   Гитлера неуступчивость СССР раздражала. Он справедливо рассматривал принятый вариант пакта как исключительно тактический, и полагал требования Москвы по поводу Балкан и Азии "прямо противоречащими интересам Рейха". "Я предложил Советам мир. Крепкий мир на долгие годы. Но они оттолкнули протянутую германским народом руку, показав свое стремление к войне, и порабощению свободолюбивых народов... Советы пытаются навязать германскому народу свои требования, продиктованные большевистской верхушкой, вступившей в сговор с французами" - заявил Гитлер на совещании руководства НСДАП.
  27.12.1938 Заключено дополнительное советско-германское хозяйственное соглашение, расширившее объёмы торговли между двумя странами. В 1938-39г. годах по этому и предыдущим соглашениям, Германия поставила СССР свыше 5500 металлорежущих станков. Общее число импортированных Советским Союзом из других стран металлорежущих станков составило более 3000 штук. Немецкие разработки применялись в производстве вооружений и боеприпасов, машиностроении и оптике, химии и металлургии. Помимо взаимных поставок товаров между СССР и Германией, производились и другие финансовые расчёты. Германии как и раньше предоставлялось право транзита через советскую территорию. Объемы росли, и в 1939 году стоимость транзитных услуг составила около 75 млн. марок. Поскольку поставки немецких товаров задерживались, для выравнивания баланса товарообмена Германия передала Советскому Союзу золота на 11 млн. марок.
   28 декабря Гитлер заявил Риббентропу: "...по разрешении противоречий в Польше и на Западе, я намерен пойти на великое и решающее столкновение с Советским Союзом... и добиться разгрома Советов".
   4.01.1939г. Риббентроп, по приглашению Вышинского вылетает в Москву. Заключен советско-германский пакт о дружбе и границах.
  Договор о дружбе и границах между Германией и СССР гласил:
  Правительство СССР и Правительство Германии, руководствуясь желанием укрепления дела мира между СССР и Германией, пришли к следующему соглашению:
  1. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются взаимно уважать территориальную целостность и неприкосновенность другой Стороны.
  2. В случае если одна из Договаривающихся Сторон окажется в состоянии войны с Польшей, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать Польшу ни в какой форме.
  3. В случае если одна из Договаривающихся Сторон окажется в состоянии войны с любым иным государством, Правительства обеих Договаривающихся Сторон проведут необходимые консультации, для принятия решения направленного на сохранение мира.
  4. Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.
  5. В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры и конфликты исключительно мирным путем в порядке дружеского обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.
   Пакт, впрочем, оказался действительно тактическим. В нем предусматривалось лишь уважение территориальной целостности и поддержание мирных и дружественных отношений между странами. Гарантией ненападения договор не стал, основным в нем был Секретный дополнительный протокол:
   По случаю подписания Договора о мире и дружбе между Германией и СССР нижеподписавшиеся представители обеих Сторон обсудили в строго конфиденциальных беседах вопрос о разграничении их сфер влияния в Восточной Европе. Эти беседы привели к соглашению в следующем:
  1. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих прибалтийским государствам (Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве), северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР. В этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими Сторонами.
  2. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих Польскому государству, сферы влияния Германии и СССР будут разграничены приблизительно по линии рек Нарев, Висла и Сан.
  Вопрос о том, желательно ли в интересах обеих Сторон сохранение независимости Польского государства и о границах такого государства, будет окончательно решен лишь ходом будущих политических событий.
  В любом случае оба Правительства разрешат этот вопрос путем дружеского согласия.
  3. Данный протокол рассматривается обеими Сторонами как строго секретный.
   Под "случаями территориально-политического переустройства", о которых говорилось в протоколе, понималось исправление Германией по завершении ею войны против Польши польско-германской и германо-литовской границ и включение ряда территорий, принадлежавших Польше и Литве, в состав Рейха. Оккупация Советским Союзом сферы своих интересов советско-германскими договорённостями прямо не предусматривалась, хотя и не исключалась.
   Жданов был вполне удовлетворен результатом. 11 января 1939г. он заявил, что: "На наших глазах происходит открытый передел мира и сфер влияния... но СССР будет проводить и впредь политику мира и укрепления деловых связей со всеми странами, соблюдать осторожность и не давать втянуть в конфликты нашу страну провокаторам войны, привыкшим загребать жар чужими руками". Заявление Гитлер расценил как согласие СССР на дальнейшее укрепление отношений с Германией и гарантию нейтралитета, несмотря на отказ от подписания договора.
   В личном послании Жданов уведомил Петэна о ведущихся с немцами переговорах. В послании он заверял, что СССР останется верным своим обязательствам по ранее заключенным с Францией соглашениям и не скрывал, что в СССР рассматривают пакт как направленный исключительно против Польши и Прибалтики, что не встречало возражений у Петэна, в остальном отнесшегося к переговорам резко отрицательно. Договорённости, достигнутые СССР и Германией, фактически превращали их в союзников, как минимум в отношении Польши. Не исключалось и дальнейшее сближение двух стран, которое могло быть направлено уже против французов.
   Заволновались и союзники немцев англичане. В Лондон срочно вылетел Геринг, заверивший Чемберлена, что союз является тактическим, а в остальном: "Немцы осознают роль Германии как единственного европейского государства, обладающего внутренними силами для борьбы с большевизмом... ...мы берем на себя задачу ограждения европейской цивилизации, христианской религии, британских колоний и других духовных и материальных ценностей от большевистского варварства... Германия твердо стоит на позиции борьбы с большевизмом и осознает свою великую роль, защитника Европы от азиатских орд". Британцы объяснения приняли - противостояние сложившегося французского блока и возможного германо-советского ослабляло конкурентов Англии. Становиться на сторону французов, в сложившейся ситуации означало присоединение к сообществу, в котором Франция уже играла ведущую роль. В Британии сомневались в способности Гитлера противостоять Петэну в одиночку, и укрепление немцев даже за счет СССР было не самым плохим вариантом. С точки зрения Лондона баланс сил в Европе это не нарушало, лишь подтягивало Германию к уровню Франции. "...Говоря прямо, Восточная Европа, окончательно, на все времена еще не устроенная, не представляет жизненного интереса для Англии... Не справедливо пытаться мешать Германии завершить свое единство и изготовиться к войне при условии, что эти приготовления не разубедят Британскую империю, что они одновременно не направлены против нее" - заявил Галифакс. Чемберлен осознавал, что нельзя допускать доминирования Германии или Франции на континенте. "Целью Лондона является не защита отдельных стран, которые могли бы оказаться под германской или французской угрозой, а стремление предотвратить установление единоличного господства над континентом, в результате которого страна, получившая преимущество стала бы настолько мощной, что могла бы угрожать нашей безопасности" - заявил он.
   Поляки попытались заручиться поддержкой Франции. В принципе, после сближения СССР и Германии французов интересовала возможность опереться на Польшу. Однако Петэн прекрасно помнил отказ в коридорах для РККА и спровоцированный поляками кризис вокруг чешской Тешинской области, когда зарвавшаяся Варшава отказывалась реагировать на ноты Парижа. Подобных шараханий он опасался и сейчас. Переговоры шли медленно и трудно. По мнению генштаба, совместного удара Вермахта и РККА поляки выдержать не могли. Таким образом, в случае войны на стороне Польши, французы через некоторое время оставались без союзника против Вермахта, которого с большой вероятностью поддержал бы заведомо враждебный полякам СССР. Причем предоставить коридор советским войскам Варшава отказывалась и сейчас. Результатом отказа Беку мог стать либо союз Польши с Гитлером, (что было опасно, но вносило противоречия между Германией и СССР) либо, что признавалось более вероятным, раздел Польши между соседями. Во втором варианте поляки, по представлениям Парижа, сопротивляясь, в любом случае изматывали Вермахт, причем абсолютно самостоятельно, не вовлекая в войну непосредственно Францию. Вопрос о вступлении в войну с Германией, как и об объеме помощи Варшаве, во втором варианте Франция могла решать исходя из собственных предпочтений.
   Лаваль тянул. Не давая гарантий, он потребовал от Варшавы предварительного отказа от претензий к Чехословакии, новых переговоров с Москвой, отказа от соглашений с Англией. Поляки уступать не желали. По складывающемуся впечатлению, лидеры Польши считали, что все окружающие должны поддерживать и защищать поляков из одной любви к Речи Посполитой, отнюдь не требуя ответных шагов.
   "Какие могут быть разговоры о политических интересах, когда речь идет об опасности для Польши, для польского народа, польского духа?" - писала по поводу переговоров польская пресса.
   В начале января 1939 г. польский министр иностранных дел Бек прибыл в Лондон. Польша просила заключить соглашение о взаимопомощи "на случай прямой или косвенной угрозы одной из стран". Чемберлен с заключением такого соглашения не спешил.
   Британские и французские переговоры с Польшей были игрой. Британия не имела реальной возможности оказать Польше военную помощь, и не желала этого. Франция оказать помощь могла. Но Петэн после Чехословацкого кризиса воспринимал поляков как "предателей" и защищать их не стремился. Польша, к тому же, ранее достаточно активно поддерживала действия Гитлера и существовала вероятность, что положение вассала Германии может ее вполне устроить. Однако, разговоры о помощи с британским и французским правительствами, усложнили ее положение. Политика держав стравливала Варшаву с Германией. Старое мнение Петэна: "... остается только использовать Польшу как предмет для "дружбы против" - было положено в основу политики.
  5.01.1939 Внеочередная сессия Верховного Совета СССР приняла Закон о всеобщей воинской обязанности.
   В январе 1939г. немцы попытались включить в свою сферу влияния и северные страны.
  17.02.1939 Швеция и Норвегия, отвергли предложение Германии о заключении совместного Пакта о ненападении. Они намеревались остаться в стороне от европейских катаклизмов, как это произошло в первую мировую. Дания ответила согласием.
  6.01.1939 Чехословацкое правительство распускает автономное правительство Словакии, во главе с премьер-министром Словакии Й. Тисо. Словацкий сепаратизм являлся, прежде всего, делом рук германских агентов или словаков, направляемых непосредственно Берлином. Было известно, что шеф пропаганды правительства Братиславы Мах, один из самых ярых экстремистов, находился полностью на службе у Рейха. Министр транспорта Дурчанский тоже был немецкой марионеткой, в руках фюрера были и 120 тысяч словацких немцев Кармазина. Тисо, человек малоэнергичный, был не способен противостоять сепаратистским тенденциям, поощряемым Германией. Именно в силу этой мягкотелости он и был смещен центральным правительством Праги.
   Бенеш боялся немцев, но словацкий сепаратизм подрывал единое государство. Чехи выполняли практически любое требование Гитлера, но в основе их политики лежало стремление сохранить страну, теперь кроме немцев и их сателлитов граничащую только с Польшей. Правительство Чехословакии в такой ситуации вынуждено было проводить пронемецкую политику. Более того, в декабре 1938 года в целях умиротворения Германии Бенеш, как неприемлемая для Берлина фигура подал в отставку с поста президента. Новым, компромиссным президентом Чехословакии стал президент Верховного административного суда Эмиль Гаха, слабый политик, задачей которого стала попытка налаживания мирного сосуществования с Германией. Бенеш возглавил правительство. Такой подход должен был означать стремление Праги к максимальному компромиссу с Рейхом, при сохранении поддерживаемой гарантами Чехословакии - Францией, Италией и СССР, фигуры Бенеша на ключевом посту. Прага приняла на себя обязательство сотрудничать с Германией. Все отрасли народного хозяйства Чехословакии работали на укрепление экономических позиций Германии. Ее специалисты скрупулезно подсчитывали, сколько продукции могут дать третьему рейху машиностроительные, металлургические, текстильные, добывающие предприятия соседнего государства. По требованию немецких промышленников между обеими странами шли интенсивные переговоры о денежном приоритете, по которому предполагалось подписать германо-чехословацкий экономический и финансовый союз. Деваться чехам было некуда - продукцию чехословацких заводов нужно было экспортировать, а все пути лежали или через территорию Рейха и его сателлитов, или через Польшу - в СССР. СССР покупать соглашался, и переговоры велись. В частности о закупке артиллерии. Но речь шла о небольших для экономики Чехословакии объемах, да и перевозка через Польшу, в условиях, когда советско-польские отношения были на грани войны, оптимизма промышленникам не внушала. А транзит чешских товаров через Германию, Венгрию и Румынию зависел исключительно от воли Берлина. Так что, плановые, рассчитанные на долгосрочные поставки заказы немцев владельцы чехословацких предприятий восприняли в целом спокойно. Разумеется, немцы диктовали цены, и прибыль падала до минимума. Но вместе с тем, такие заказы и встраивание в германскую экономику сулили стабильный рост оборота в перспективе, что внушало оптимизм.
   В декабре 1938 года понадобилось создать экстерриториальную зону в Богемии для постройки автострады Бреславль - Вена. Бенеш уступил. Формально, нарушением Мюнхенских соглашений это не стало - ведь Гитлер не присоединял эту зону к Рейху. Но балансировать между Германией и Францией Праге становилось все труднее.
   События в Югославии и заключение советско-германского Пакта Бенеш посчитал удобным временем для укрепления центральной власти. Гитлеру, по его расчетам, было не с руки начинать новый виток кризиса вокруг Чехословакии. В Праге, фактически перешедшей в полное экономическое подчинение Берлина, считали, что в такой ситуации немцы не станут глубоко влезать в их дела, рискуя разрывом только что достигнутых соглашений с Москвой и обострением отношений с Францией.
   Сразу же после получения послания смещенного премьера, официальные германские службы заявили, что в их глазах только правительство патера Тисо имело законный характер и что, назначая другого председателя Совета, Прага нарушала конституцию. Но расчет Бенеша оправдался. В Германии осознавали, что любое давление на чехов повлечет резкий протест СССР и вызовет противодействие Парижа. Включая возможные переброску войск в Югославию, какие-то соглашения с Польшей, ограничение торговли с Германией. Поведение немцев было сдержанным. Нет, разумеется, начиная с этого момента, берлинская пресса стала периодически публиковать сообщения о терроре, которому чехи подвергали в Братиславе словацких автономистов и их немецких соотечественников, а МИД нервировать Прагу нотами такого же содержания. Но этим и ограничилось. Тем более что в действительности, если исключить Братиславу, где действительно были беспорядки, разжигаемые "службой самозащиты" немцев и "гвардейцами" Глинки, получавшими оружие из Германии, порядок в Словакии не был нарушен. Статьи, публиковавшиеся в берлинских газетах под зажигательными заголовками, оказались чрезвычайно бедны фактами.
   Гитлеру было пока не до Бенеша. В Рейхе понимали, что Чехословакия, лишенная Судет и фактически окруженная, опасности сейчас не представляет. А вот поводом к нападению на Германию послужит - в решимости Петэна и Жданова сохранить лицо в Берлине не сомневались. И положение чехов со временем только ухудшалось.
  18.01.1939 Визит министра иностранных дел Турции Салакоглу в СССР. Позиция Турции в силу ее географического положения приобретала важнейшее значение для всех держав, вовлекавшихся в мировой конфликт.
   Турецкое правительство предложило СССР план ограниченного военно-политического сотрудничества в районе Балкан и Черного моря. Предложенный Анкарой проект Пакта о взаимопомощи предусматривал оказание сторонами взаимной поддержки в случае нарушения мира в регионе во всех случаях, кроме тех, когда это предполагало бы действия Турции, направленные непосредственно против Великобритании и Германии. Турки пытались договориться с СССР. Их устремления были направлены на юг. Поддерживая дружественные отношения с Германией и Англией, Анкара рассчитывала в случае столкновения этих держав с Францией, добиться получения территорий во французской Сирии. Для этого им требовалось невмешательство Москвы. В Турции помнили, как СССР, угрожая войсками, недавно сорвал план завладения Александретским санджаком. Момент представлялся удачным - Москва сближалась с Берлином, не исключался тесный советско-германский союз, к которому бы благосклонно отнеслась Британия. В Анкаре планировали присоединиться к этому зарождающемуся блоку, считая его направленным, в конечном счете, против Франции. Визит был согласован с Берлином - там рассчитывали, что если туркам удастся подписать такой договор, СССР придется снять раздражающие Гитлера вопросы о Проливах и базах, и еще больше втянуться в орбиту немецкой политики.
   Жданов с такой постановкой вопроса не согласился. Пытаясь балансировать между Францией и Германией, он не собирался ссориться с Парижем и рассчитывал выторговать у Гитлера уступки в Азии, в том числе, за счет Турции. О турецком предложении Жданов немедленно информировал Петэна в личном послании, сообщив об отказе СССР подписывать направленные против Франции предложения.
   После личной встречи в Праге, начала складываться традиция личной переписки между Ждановым и Петэном. Это давало выигрыш обеим сторонам. Дело в том, что в СССР дипломаты были жестко связаны требованиями "Инстанции" (Политбюро) и не могли в ходе переговоров самостоятельно принимать решения, хоть немного отклоняющиеся от установленной линии. Для этого им требовалось связаться с руководством НКИД, тем - выйти в Политбюро или к Жданову. Такая система осложняла и затягивала любые переговоры, особенно с учетом того, что прямого выхода на советское руководство ни иностранные дипломаты, ни их руководство не имели. Петэн стал первым из иностранных лидеров, кто имел постоянную связь непосредственно с первым лицом СССР. Это сглаживало напряженность, возникшую после советско-германского договора, и создавало возможность объяснить партнеру свои действия, что влекло большее доверие между странами.
   Подписание договора с Турцией не состоялось. Отказ советская сторона мотивировала "миролюбивой политикой СССР, заинтересованного исключительно в недопущении военных столкновений и возникновения напряженности на Востоке".
  28.01.1939 Турция. Подписан прелиминарный договор о взаимопомощи между Турцией и Великобританией.
  29.01.1939 Турция. Подписан прелиминарный договор о взаимопомощи между Турцией и Германией. Договоры предусматривали оказание Великобританией и Германией помощи Турции в случае агрессии со стороны европейской державы, и оказание Турцией помощи в случае агрессии европейской державы в зоне Средиземноморья.
   В соответствии с дополнительным соглашением, Великобритания предоставила Турции кредит на сумму в 25 млн. фунтов стерлингов. В случае подписания на условиях этих предварительных соглашений, окончательного договора, Анкаре обещан дополнительный кредит. Договора стали ответом англо-германского руководства на переворот в Югославии. Окончательные договоры турки подписывать не рискнули - опасались реакции СССР и Франции. Тем не менее, теперь Турция становилась угрожающим фактором как для французского Леванта, зажатого между Турцией и подвластными Британии территориями, так и для южных границ СССР.
  Париж и Москва отреагировали усилением войск на границах с Турцией.
   Москва старалась избежать любых поводов для конфликта с Анкарой.
  Декабрь 1938 В Сирии французы ввели чрезвычайное положение, верховный комиссар приостановил действие конституции, распустил парламент и арестовал наиболее активных лидеров национального и профсоюзного движения.
  5.01.1939 президент Сирии аль-Атаси ушел в отставку, был распущен парламент, отменена конституция и для управления внутренними делами был создан Совет директоров. Аль-Атаси в феврале объединил часть Национального блока (преемник партии сирийских националистов "Аш-Шабад"), в Народную партию, выражавшую интересы севера Сирии и выступающую за укрепление отношений с Ираком, Трансиорданией и, в первую очередь, с Англией - с удовольствием поддерживающей антифранцузские идеи суверенитета Сирии. Партия выступала за активные действия, направленные против французов.
   Во главе другой части блока стоял Шукри аль-Куатли, поддерживаемый той частью сирийской элиты, которая была связана с французским капиталом. Куатли также выступал за независимость, но был сторонником более умеренных мер.
   В Палестине в период между 1920 и 1939 годами произошло пять арабских национальных восстаний. Выдвигались требования отмены мандата правления Англии над Палестиной, приостановление притока евреев в Палестину, создание национального государства. Основными причинами вражды, которую арабы испытывали к евреям, являлась еврейская репатриация и приобретение сионистами арабских земель. В 30-х годах в Палестине было создано 96 еврейских поселений, в которых проживало 28000 евреев. 30000 мусульман было насильно изгнано со своих земель. "Было бы справедливо, если бы богатые арабские землевладельцы отказались от Палестины в нашу пользу" заявляли сионисты.
   Великобритания, пыталась усилить свое положение в регионе, натравливая арабов на евреев и наоборот. Британцы пытались убедить арабское население в том, что сфера деятельности Еврейского агентства ограничивается еврейской общиной и не предоставляет ей права, принимать какое бы то ни было участие в правительстве Палестины. При этом исключалась любая возможность трактовки понятия "национальный дом для евреев" как "еврейское государство". Арабы же выступали резко против еврейской иммиграции вообще, считая и англичан, и евреев "крестоносцами ХХ века", коих необходимо как можно быстрее изгнать с арабского Ближнего Востока.
   Ключевой фигурой был Великий муфтий Иерусалима Хадж Амин аль-Хуссейни. Верховный муфтий был самым заметным и самым радикальным лидером палестинского движения. К концу 30-х годов жестоким террором он подчинил себе представителей всех арабских кругов в Палестине, обеспечил себе избрание на пост председателя Верховного мусульманского совета и получил власть над всеми мусульманскими фондами в Палестине. Его идеей было образование исламского государства. В СССР усилия мусульманских националистов представлялись антиколониальной борьбой. На деле это был чистый воды реваншизм, выросший из Севрского договора, подобный германскому реваншизму, выросшему из Версальского мира. "Признание единства, независимости и суверенитета арабской нации на территории Ирака, Сирии, Палестины и Трансиордании" - таковы были требования сторонников аль-Хуссейни. Муфтий стремился к слому Севрского договора, и его союзником была Германия. Плотные контакты с нацистами установило большинство мусульманских лидеров - выходцев из элиты поверженной Османской империи, поддерживающих идеи Великого мусульманского возрождения. Главной опорой немцев были палестинские арабы. Но после сближения Гитлера с англичанами, ситуация несколько изменилась. Противоречия между Лондоном и Берлином оставались, и жертвовать своими интересами британцы не собирались. Но их поддержка была необходима Гитлеру, и активность на Ближнем Востоке немцы сбавили.
   В 1936 году, Высший арабский совет, в котором были представлены все арабские партии и круги в Палестине, и председателем которого стал аль-Хуссейни, провозгласил всеобщую забастовку. Требованиями совета были запрет на въезд евреев в Палестину, запрет передачи земли евреям, создание арабского выборного правительства. Забастовка результатов не принесла, и назревшая напряженность завершилась вооруженным восстанием, которое первоначально было направлено против англичан и евреев, но вскоре обратилось и против арабов - врагов аль-Хуссейни, против кланов, соперничавших с его семьей. В сентябре 1937 года аль-Хуссейни создал Комитет защиты Палестины, который должен был стать политическим и военным руководителем восстания. Комитет активно приступил к организации новых беспорядков в Палестине. Он занимался сбором денег, переброской оружия и вербовкой добровольцев.
   Осенью 1938г. англичане, упустившие начало беспорядков, безжалостно подавили арабское восстание, используя легкие танки, авиацию и артиллерию (авиация бомбила деревни, в городе Шхеме была устроена резня и т.п.). Арабское восстание 1936-38гг. привело к созданию британцами очередной комиссии. Когда британские власти решили арестовать аль-Хусейни, он бежал из Иерусалима в Багдад. Аль-Хуссейни попытался добиться покровительства Франции, приехав в Ливан для переговоров. Но французы знавшие о его тесных связях с немцами, на контакт не пошли.
   Декабрь 1938 Комиссия призвала к разделу Палестины на два государства - еврейское и арабское. Небольшая часть территории (коридор, соединяющий Иерусалим с Яффой) должна была остаться под британским контролем. План предусматривал создание арабского государства на 85% территории Палестины. Арабы не собирались уступать свою землю и на соглашение не пошли. Отвергая раз за разом предложения англичан, арабские националисты требовали создания своего национального государства на всей территории Палестины.
   Однако консультации продолжались. Некоторую роль сыграло и посредничество Берлина. Немцы убедили англичан вступить с аль-Хуссейни в переговоры.
   Когда по инициативе Великобритании ближневосточные лидеры собрались за круглым столом, чтобы определить будущее Палестины, старейшины клана Хуссейни оказались единственными реальными представителями палестинских арабов.
   В целом, британцы занимали все более проарабскую позицию. Это диктовалось и разрывом с французами - Лондону требовались арабы для проникновения в зону влияния Франции и Италии - Сирию, Ливан, Алжир, Ливию, Тунис... а муфтий имел отличные связи в этих странах. Поддержать антифранцузских деятелей англичане были согласны. В целом, они склонялись и к поддержке арабов в Палестине. Кроме того, поддерживая евреев, они задевали взгляды своего германского союзника. Нет, никто не собирался, разумеется, вводить в Англии "Нюренбергские законы" или устраивать "Хрустальную ночь". Но отказаться поддерживать еврейских беженцев из Германии и не портить отношения с куда более многочисленными арабами в Палестине из-за ненужных в принципе Британии сионистов, британцы были готовы.
   С аль-Хуссейни они впрочем, разговаривать не хотели - великий муфтий не был фигурой, на которую англичане сделали бы ставку, и поощрять немецкого агента они не собирались. Но въезд в Палестину евреев был прекращен (британский посол в Турции заявил: "мы не хотим этих людей в Палестине"), приобретение евреями земли ограничено. Беженцев из Рейха англичане не стремились принимать и до этого.
  10.01.1939 Принят "земельный закон", запрещающий продажу земель евреям на 95% территории Палестины. Ограничена продажа остальных земель. Запрещен въезд евреев в Палестину. Таким образом, фактически было создано полунезависимое арабское государство.
   Террористические подпольные еврейские организации Хагана и Иргун приняли решение о "вооруженной борьбе" против британских мандатных властей.
   Принципами Хаганы были игнорирование любых законных органов власти (как нееврейских), подчинение только еврейским организациям (в первую очередь политическому отделу Еврейского Агентства). Подготовка боевиков, проводившаяся Хаганой, привела к столкновениям с арабскими боевиками-националистами во время арабского восстания 1936-1938гг. Столкновения в основном происходили в ходе защиты еврейских поселений, образованных на отторгнутых у арабов землях. Тогда же Хагана начала заниматься рэкетом - собирать с еврейского населения "неофициальный налог" на финансирование деятельности Хаганы. Вторая террористическая еврейская организация - Иргун, активно проводила теракты против арабов.
   Британские власти с самого начала знали о существовании Хаганы, однако поначалу не принимали против нее серьезных мер. После изменения политики, командующий английскими силами в Палестине потребовал, чтобы Хагана сдала оружие, имеющееся в ее распоряжении. После отказа, британцы усилили обыски и начали конфисковывать найденное оружие.
  В январе 1939г. с оружием были задержаны полсотни боевиков Хаганы. Англичане устроили показательный суд и осудили террористов на длительные сроки заключения. В последующие месяцы англичане производили обыски во многих еврейских поселениях и изымали оружие и боеприпасы. Арестовывались наиболее активные боевики.
   Если Хагана сначала воспринималась как "организация самообороны", и даже использовалась англичанами как вспомогательные силы при подавлении арабских волнений, то с Иргуном англичане начали бороться активно. Многие боевики были арестованы, некоторые повешены (в частности, Бен-Иосеф, за обстрел арабского автобуса с мирными жителями).
   Французы, разъяренные вмешательством англичан в дела Сирии и Ливана, оказывали поддержку еврейской общине в Палестине. Как оружием, так и помощью нелегальным иммигрантам в Палестину. Одновременно они пытались наладить отношения с умеренными лидерами арабов в своих колониях и подмандатных территориях.
   В регионе существовало две арабских военизированных организации - "Наджара", возглавляемая Аль-Хавари, и более сильная про-хуссейновская "Футува", возглавляемая бывшим полицейским Камалом Арикатом. Организации враждовали друг с другом, но в начале 1939г. Арикату удалось одержать победу, и Хавари бежал в Трансиорданию. Существовали и местные отряды. Самыми большими были "Эль-Джихад аль-Микдас" под командованием Абдель-Кадера аль-Хуссейни (племянника Муфтия) действующий в районе Рамаллы и Иерусалима, и под командованием Хасана аль-Саламе - в районе Рамлы и Лиды. Каждый из этих отрядов насчитывал до 1000 человек. Все организации были вооружены только лёгким оружием, их обучение и дисциплина были слабыми, боеготовность - ограниченной.
   Британцы хотели получить в Палестине буферное, абсолютно пробританское государство, которое гарантировало бы им стратегический контроль в регионе, между Средиземноморьем и Персидским заливом, и обеспечить защиту Суэцкого канала. И такое государство решено было построить по образцу Трансиордании. Лондон искал только удобную фигуру на пост руководителя этой новой страны.
   В феврале 1939г. британцы начали формировать арабское военное формирование - "Палестинский Легион", под руководством одного из наиболее видных полевых командиров во время восстания аль-Каукаджи. Его заместителем стал родственник Муфтия - Абдель-Кадер аль-Хусейни, считавшийся удачливым командиром. Легион насчитывал около 10000 человек и был вооружен легким вооружением, некоторым количеством средних минометов, 75-мм и 105-мм орудиями с ограниченным запасом боеприпасов. Кроме того, значительное число арабов служило в английской полиции в Палестине.
   К концу 1938г. Аль-Хуссейни и его сподвижники после ряда неудач сосредоточились в Ираке. В Ираке и Сирии формировалось довольно мощное панарабское движение, ориентировавшееся на Гитлера.
   Ситуация в Ираке была сложной. С 1930 года, когда Ирак подписал договор, по которому он получал независимость в обмен на оказание поддержки Великобритании, страна считалась "зоной британских интересов". Английский мандат прекратил свое действие, однако Великобритания сохранила свои военные базы в гг. Хаббания и Шуайба, английские советники пользовались решающим влиянием в государственном аппарате; нефть оставалась в руках зарубежных монополий, в первую очередь "Ирак петролеум компани" - "ИПК", в которых контрольный пакет акций принадлежал англичанам. Англия вынудила Ирак продавать свою нефть по минимальным ценам. Если бы Ирак попал под влияние Франции или даже союзной Германии, британские интересы пострадали бы чрезвычайно. Корреспондент "The Times" писал: "Ирак - один из стратегических призов в регионе. Это единственный источник нефти для британской армии на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Это главный бастион Великобритании между Египтом и Индией, под прикрытием которого находятся Палестина, Суэцкий канал и Турция".
  25.12.1938 Ирак. Отставка Джамиль-бея аль-Мидфаи с поста премьер-министра. Новым премьер-министром стал Нури ас-Саид - фактически, британская марионетка. В конце 1938г. король Ирака Гази предъявил свои претензии на территорию Кувейта, после того как там была обнаружена нефть. Восстания в Палестине в 1936-38гг. способствовали превращению панарабизма во влиятельную и быстро распространяющуюся идеологию. Панарабизм быстро завоевывал сторонников в Ираке, где роль Великобритании в массовых убийствах арабов-палестинцев подливала масла в огонь национализма.
  В начале 1939 Гази призвал к вторжению в Кувейт с целью подчинения этой страну Ираку. В основе лежала нефть, но иракцы отнеслись к призыву Гази как к проявлению панарабизма - стремления объединить арабские страны. Англии самостоятельность короля не понравилась. Опасаясь утратить влияние, в Лондоне начали подумывать об изменении политики в Багдаде. Вторжение британцев в Ирак и "наведение порядка" спровоцировало бы рост арабского националистического движения в Ираке и Египте и сильно ухудшило отношение к Великобритании в регионе. Антибританские и антифранцузские настроения в арабском мире росли, и сдерживать их одной силой было неперспективно. Британия пошла привычным путем "выращивания туземных вождей". Британцы решили договориться с бывшим премьер-министром Ирака националистически и прогермански настроенным Рашидом Али аль-Гайлани, пользовавшимся широкой популярностью, как среди военных, так и среди гражданского населения страны. В долгосрочной перспективе такой ход давал возможность опереться на сильную, авторитарную фигуру, которая в отличие от марионеток будет иметь самостоятельную поддержку в обществе. Аль-Гайлани согласился сотрудничать, но выразил пожелание, чтобы Лондон сделал публичное заявление о поддержке стремления арабов к независимости. Такая фигура, по мнению Лондона, заслуживала определенных уступок, но взамен должна была удерживать Ирак в британской сфере без широкой помощи извне. Договоренность была достигнута.
  27.01.1939 Гази очень удачно погиб в автомобильной катастрофе. Загадочные обстоятельства, при которых его машина врезалась в фонарный столб, были восприняты как свидетельство того, что он стал жертвой британской разведки.
  На престол вступил сын Гази - Фейсал II. Новому королю Ирака было всего 4 года. Регентский совет возглавил его дядя, принц Амир Абдулла Иллах (аль-Иль). Однако реальная власть оставалась в руках ставленника англичан, премьер-министра Нури ас-Саида.
  В феврале под нажимом англичан Рашид Али аль-Гайлани сменил на посту премьер-министра Нури ас-Саида. Ас-Саид перебрался в Трансиорданию - британцы предпочитали не лишаться резервного варианта.
   Немцы в поддержке антибританских выступлений стали более осторожны, сосредоточив свои усилия в регионах подконтрольных Франции и Италии. Хотя подковерная борьба за влияние между Берлином и Лондоном продолжалась.
   Аль-Хуссейни при попустительстве британских властей сделался не только вождем палестинских арабов, но также и наиболее представительной фигурой во всем исламском мире. И он поддерживал аль-Гайлани. Но на одном из выступлений муфтий заявил: "Основными врагами арабов являются англичане, евреи и коммунисты". Теперь, после сделки с британцами, для Багдада он стал не самой удобной фигурой. Нет, лозунг: "Палестина едина и неделима, в ней есть место только для одного арабского государства" в Ираке поддерживали. Но, придя к власти, новые силы были заняты дележом постов и привилегий, и обострять ситуацию не хотели.
   Ненависть определённой части арабов к евреям подогревалась как британцами, так и немцами, французами и итальянцами. Межнациональные противоречия были выгодны всем державам.
  Симпатии Петэна были на стороне арабов. Но устроить неприятности соседям чужими руками было выгодно, и Париж негласно поддерживал еврейскую общину и террористов в Палестине. Опоры же в арабской среде у французов не было.
   Похожая ситуация сложилась в Иране. Уступив в арабских странах, немцы обратили особое внимание на Иран, где всегда сохранялась почва для разжигания антианглийских и антирусских настроений. Особый упор был сделан на работу среди племен, в том числе и курдских, которыми можно манипулировать, используя неистребимый сепаратистский дух. Некоторый успех нацистская агентура имела, и к началу 1939г. Иран англо-германскими усилиями превратился в антирусский плацдарм.
   Для СССР Иран был регионом исключительного военно-стратегического значения - плацдарм, откуда исходила угроза от Англии и Германии. На первом месте, соответственно, стояла проблема обеспечения безопасности закавказских границ. Кроме того, установление контроля над Ираном гарантировало установление влияния практически во всей Западной Азии с ее огромными естественными богатствами. Но возможностей для проникновения в Иран у Москвы пока не было.
   Многие представители духовенства и депутаты меджлиса, и другие видные иранские политические деятели поддерживали германский национал-социализм. Но в 1937 году был раскрыт заговор во главе с Джаджузом, который собирался свергнуть шаха и установить в стране нацистскую диктатуру. Казнив мятежников, шах запретил в стране национал-социализм. Все это создало Германии некоторые трудности в отношениях с англичанами в Азии, а сближение Берлина с Англией, наоборот породило разногласия немцев с арабами.
   Итогом стали поиски британцами компромисса с арабами и Ираном, направленного, в том числе и против роста германского влияния в регионе. Немцы вели себя крайне осторожно, стараясь не обострять отношения с Лондоном. Англо-германская активность на Востоке серьезно беспокоила Москву и Париж. Французы поддерживали еврейскую эмиграцию в Палестину, в остальных же странах за пределами их территорий, влияния у Парижа не было. В колониях Петэн проводил политику жесткого подавления национальных движений, и точно так же французы вели себя на подмандатных территориях - Ливан и Сирия в представлении французов от колоний принципиально не отличались. США и СССР в регионе практически представлены не были, хотя Москва пыталась найти возможности проникновения в Иран, Афганистан и Индию.
   В Индии Субхас Чандра Бос, считая, что любой противник Англии является союзником национальной борьбы индийцев, искал помощи у Германии и Японии. Бос был очарован политическими режимами Советского Союза и Третьего Рейха. И у Жданова и у Гитлера индийский политик поочередно искал помощи в борьбе за независимость своей родины от британских колониальных интересов. В 1938 году он был избран президентом Конгресса и с этого момента начался пик его политической карьеры в Индии. По мнению Боса, Индия созрела для революции и независимости. Он настаивал на бескомпромиссной национальной борьбе против власти Британской империи, на создании широкого антиимпериалистического фронта, который включал бы в себя крестьянские, рабочие, молодежные, студенческие фракции. Бос был противником парламентской демократии английского типа и выступал за сильное государство, ибо только сильная власть и централизованная плановая экономика могли позволить, по его мнению, преодолеть Индии ее отсталость. Эта программа была поддержана советским руководством по каналам разведки и Коминтерна. В Москве ее рассматривали как аналог Народного фронта, с примесью антиколониализма. Бос был убежден, что вскоре разразится международный политический и экономический кризис, который повлечет за собой начало второй мировой войны. При этом он считал, что Индии необходимо воспользоваться этой возможностью для завоевания независимости. В начале 1939 года Бос разочаровавшись в немцах, ставших союзниками Лондона, стал ориентироваться на Москву, заявив, однако, о неприсоединении к Коминтерну.
   Афганское правительство было зависимым от Великобритании. Кроме того, твердые позиции имели и немцы - в афганской армии работали германские военные инструкторы. Прогермански настроены были премьер-министр Мухаммед Хашим-хан, военный министр Шах Махмуд-ханом, командир центрального армейского корпуса Дауд-хан начальник штаба афганской армии, командир кавалерийской бригады Султан Ахмед-хан, начальник оперативного отдела штаба армии и другие лица. Резидент советской разведки в Кабуле Аллахвердов установил контакт с Бхагат Рамом Гудассмалем ("Ром"), членом левого крыла Индийского национального конгресса. Ром предложил свое сотрудничество в борьбе против Англии и Германии. Через "Рома" и другие агентурные возможности советская разведка смогла установить британскую и нацистскую агентуру в Кабуле. Хорошие связи в Кабуле были у итальянской разведки. На нее работало более десятка высокопоставленных офицеров афганской армии, сторонников бывшего короля Афганистана Амануллы-хана, проживавшего в Италии. Разведки союзников объединились. СССР и Италия решили сделать ставку на Амануллу-хана, который взамен на возвращение ему трона обещал быть надежным сторонником Жданова и Муссолини. Бывший король надеялся на советско-франко-итальянскую войну с британцами, в которой смог бы поддержать благодетелей. В Москве и Риме же рассчитывали только на укус англичан в районе Индии и отвлечение сил противника.
   Германия все теснее сближалась с Англией. Гитлер стремился к доминированию в Европе а, следовательно, и в мире. Концепция объединенной Европы предусматривала расширившийся Третий Рейх, его послушных сателлитов в качестве рынка сбыта немецкой продукции и поставщиков ресурсов, и дальнейшее проникновение в Азию и Африку. На континенте фюреру мешала Франция с ее блоком, на Востоке внушал опасения проводящий свою политику Советский Союз. В Азии и Африке лежали интересы Британской империи, но с Лондоном рейхсканцлер научился договариваться. Теперь он вынужден поддерживать колониальную империю Великобритании, чтобы не лишаться союзника, который, перейдя на противоположную сторону (чего нельзя было исключать) ставил крест на экспансионистских планах. Тягаться с коалицией из Французского блока и Англии не хотелось. Даже при сохранении лояльности Жданова, в чем Гитлер вовсе не был уверен.
   Мысли же Чемберлена шли в направлении поддержки слабейшего против сильнейшего. Содействие Германии позволяло сохранить "европейский баланс" - традиционное направление британской внешней политики.
   Петэн был не против объединения Европы, но под крылом Парижа, разумеется.
  Его вполне устроил бы и сложившийся политический status qwo, но в условиях мирного развития Франция, несмотря на колонии, проигрывала Германии экономически. Кроме того, поддержка тяжелой и оборонной промышленности вкупе с модернизацией армии для экономики бесследно не прошли. Во Франции назревал экономический кризис, усугубляемый частичной мобилизацией и отвлечением в армию трудовых ресурсов.
   Объединение Европы, к чему стремился Гитлер, было невыгодно США и СССР. Ни при доминировании Германии, ни Франции. Американцы и русские стремились к статусу первостепенной державы. Но для этого им нужно было влияние в Европе. Победа немцев этой возможности лишала. Победа французов, впрочем, тоже.
   В 1939 году в США темп роста производства остановился, и показалась тенденция к его снижению. Пока они оставались одной из наиболее промышленно-развитых стран, но развивать мощности дальше, можно было только при росте рынков сбыта. Резерв внутреннего спроса был исчерпан. В Азию, Европу и Африку американцев пускать никто не собирался. С Великобританией США сталкивались уже и в Латинской Америке, а в Европе никому не нравилось наметившееся проникновение американцев в Азию.
   В СССР производство росло, и внутренний рынок был далек от насыщения, но политически Москва была еще далека от желаемого положения.
   Рузвельт и Жданов понимали, что в случае победы англо-германского блока, они не получат ничего. Кроме усиления конкурентов, а СССР еще и получения сильного противника на границе. Война с одной только Германией, при победе Парижа никак не сказалась бы на СССР и США - положение откатилось бы к 20-м годам, но из Германии американский капитал был бы выброшен победителями. Жданов терял меньше, но в этом варианте об внешнеполитических амбициях можно было забыть. У двух стран были взаимные интересы не только в Европе, но и на Дальнем Востоке. И Москве и Вашингтону нужна была война, в которой можно выступить на стороне победителей. И не просто выступить - но и сыграть ведущую роль... и получить дивиденды. Общие интересы сближают, и в начале 1939г. начались осторожные советско-американские зондажные переговоры. Союз СССР и США мог быть направлен против Японии на Дальнем Востоке, а вот в Европе обе стороны пока определенно примыкать к какой-нибудь из сторон не хотели. Хотя колониальная империя Британии и объединенная Европа Рейха русским и американцам мешали больше, чем Франция.
   Для Гитлера вариантов было три: объявить строительство Рейха законченным и перейти к мирному развитию и экономической конкуренции. Этому мешала нерешенность вопросов с Мемелем в Литве, Данцигом и коридором в Польше. Кроме того, немецкая экономика уже была сориентирована на войну. Фюрер мог объявить войну Франции, чтобы разгромить основного конкурента в Европе. Но при этом он рисковал получить удар в спину от поляков. И третьим вариантом было нападение на Польшу. Момент был удачным - в победе Гитлер не сомневался, Жданов был готов поддержать немцев, Петэн и Чемберлен не собирались поддерживать Варшаву. Союзников у Бека не было. Но такое положение не могло длиться вечно. Рейх после разгрома Польши получал границу с СССР, но сказать плюс это или минус не взялся бы никто - русские могли стать еще более выгодными торговыми партнерами и надежными союзниками, как и врагами... но военный потенциал Москвы в Германии оценивали невысоко.
  Рейхсканцлер выбрал польский вариант. Поляки на тот момент оказались в изоляции: у них не было союзников, более того, практически все ведущие страны отнеслись бы к польско-германской войне как минимум безразлично. Но долго так продолжаться не могло. Варшава искала помощь, и со временем ее должна была получить. Упускать момент рейхсканцлер не желал. 7 января 1939г. фюрер отдал командованию Вермахта приказ готовить операцию против Польши. План получил кодовое наименование "Вайс".
  29.12.1938 Измена Ван Цзинвэя. Вице-премьер Ван Цзинвэй бежал в захваченный японцами Шанхай. Перед этим он направил телеграмму ЦИК Гоминьдана с предложением начать мирные переговоры с Японией.
  25.02.1939 Японские войска оккупируют китайский остров Хайнань в Южно-Китайском море и ряд китайских портов. Заявление министра иностранных дел Японии Арита о плане создания "сферы взаимного процветания в Великой Восточной Азии". Японцы попытались создать "Великий пояс азиатского процветания". Это проходит под лозунгом освобождения Северо-восточной Азии от европейцев.
  Почти полная утрата Китаем возможностей постоянных сношений с внешним миром, отвели провинции Синьцзян первостепенное значение как одной из важнейших сухопутных связей страны с СССР и Европой. Советский Союз направлял в Китай вооружение артиллерийское, авиационное, автобронетанковое снаряжение, пушки, гаубицы, пулеметы, боеприпасы. В условиях блокады морского побережья Китая сухопутная трасса из СССР через китайские провинции Синьцзян и Ганьсу оставалась главной артерией снабжения китайского фронта. С апреля 1933 в Урумчи действовало правительство Шэн Ши-цая, ориентировавшегося на Москву.
   В соответствии с кредитными соглашениями 1938г. на общую сумму до 100 млн. американских долларов, были оформлены контракты на поставку советского вооружения. В 1938-39гг. по этим контрактам были поставлены в Китай более 800 самолетов и комплектов оборудования к ним, 80 танков, 14000 пулеметов и свыше 1300 орудий.
   16.02.1939 Подписан Советско-китайский торговый договор. Договор касался торговой деятельности обоих государств, при этом каждая из сторон пользовалась режимом наибольшего благоприятствования на правах взаимности в вопросах ввоза и вывоза как сельскохозяйственных, так и промышленных товаров, обложения их таможенными пошлинами и т.д. В Китае учреждалось Советское торговое представительство. Договор был заключен на три года и мог быть автоматически продлен, если одна из договаривающихся сторон за три месяца до истечения срока не заявит о его прекращении. Советско-китайский торговый договор обеспечил экономические связи в условиях блокады побережья Китая и закрепил льготы СССР в торговле с Китаем. Для гоминдановского руководства, в частности для Чан Кайши, который вплоть до 1937 года был ярым противником сближения с Советским Союзом, обращение за помощью к СССР явилось вынужденным актом, обусловленным отказом западных держав от активной военной поддержки Китая. СССР был заинтересован в оказании максимальной помощи Китаю, чтобы его руками вымотать Японию. Кроме техники, в Китай отправились и советские советники. Первая группа советских военных советников и специалистов (27 человек) прибыла в Китай в конце мая - начале июня 1938г. К марту 1939г. их число возросло до 80. На пост главного военного советника китайской армии был назначен комкор М.И. Дратвин, который прибыл в Китай еще в конце ноября 1937 года в качестве военного атташе при посольстве СССР. С августа 1938 года его сменил А.И. Черепанов.
   Уже к августу 1938г, на базе поступившей из СССР техники (82 танка Т26), была сформирована первая в китайской армии механизированная дивизия (советник майор Чесноков), и с помощью советских специалистов шла усиленная подготовка
  танковых экипажей. Однако Чан Кайши запрещал использовать танки в бою, считая это слишком дорогим удовольствием. К началу 1939 года благодаря усилиям военных специалистов из СССР резко упали потери в китайской армии. Если в первые годы войны китайские потери убитыми и раненными составляли 800 тыс. человек (5:1 к потерям японцев), то теперь они уравнялись с японскими.
   В СССР Жданов начал ускоренно проводить политику восстановления исторической преемственности между Россией старой и Россией новой.
   СССР выходил на международную арену и готовился к войне. В таких условиях руководство пыталось найти идеологию, способную сплотить страну и одновременно выглядеть вполне приемлемо для внешнего наблюдателя.
   Лозунги Коминтерна сплотить страну не могли, к тому же Коминтерн пугал возможных союзников и вместо поддержки Москвы занимался построением коммунизма. Жданова это не удовлетворяло. С помощью Мануильского и Димитрова, Коминтерн стал превращаться из международного центра революционного движения в центр промосковской "пятой колонны".
   Идеи классовой солидарности и интернационализма не отвечали требованиям момента. В стране их поддерживал только узкий слой воспитанной уже при советской власти "новой интеллигенции", а большинству крестьян, рабочих и специалистов эти лозунги были просто не понятны. Вот бесплатная раздача земель и квартир, ликбез, бесплатное здравоохранение и образование, оплачиваемые отпуска, льготный отдых в Крыму и других здравницах, электричество в домах - это все они ценили. В части общества, как защитная реакция на давление пропаганды будущей войны, возникли настроения пораженчества. Постулат о "цивилизованной Германии, которая нас, лапотных, техникой задавит" был вполне доступен всем слоям. И такие настроения нужно было вышибать контрпропагандой и срочно.
   Основой стала модернизированная, скорее даже, "советизированная", великорусская идеология. СССР позиционируется как продолжение сущности русской истории. Внедряется отождествление страны Советов с Исторической Россией. Принципиальным моментом советского патриотизма стало сочетание любви к Родине и строительства коммунизма. Это было крупной идеологической находкой - подчеркивая величие русского народа, общественному сознанию внушалось, что только у такой действительно великой нации мог появиться ленинизм.
   "Впервые в истории, широкие народные массы увидели в государстве не орудие своих классовых противников, а орган власти народа, взявшего свою судьбу в собственные руки. В этих условиях и возник советский патриотизм, как новое явление, принципиально более высокое, чем патриотизм, проявляющийся на предшествующих ступенях развития общества. В нашем патриотизме, любовь к своему народу и своей стране сливается безраздельно с любовью к своему государству, с пламенной преданностью советскому общественно-политическому строю, его основателям Ленину и Сталину и верному продолжателю их курса - товарищу Жданову" писала "Правда".
   Вся история России вновь была пересмотрена. Краеугольным камнем стало возвеличивание прошлого русского народа, его традиций, превосходство русской истории над всей остальной, более высокое развитие Руси-России, чем остальных стран Европы. Все историческое полотно стало подкреплением советского патриотизма. Россия объявлена исторически миролюбивой, патриархально - тихой страной, на которую постоянно нападали враги. Пытаясь разрушить мирное развитие, ограбить, отобрать земли и поработить народ, разумеется. Такая трактовка вполне вписывалась в идеологию "осажденной крепости", внедряемую уже давно и понятную всем слоям общества. На эту кальку отлично ложилась и старая, царская еще, пропаганда и новая советская мифология "четырнадцати держав", устроивших интервенцию. В книгах, статьях и фильмах о гражданской войне интервенты отныне не столько боролись с коммунизмом, сколько пытались разделить Россию на колонии. И большевики выступали уже не только в качестве поборников всемирной революции, но и "собирателей земли Русской", наследников великих князей и царей.
   Политика державности и патриотизма была начата еще Сталиным. В 1934 г. было принято постановление ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР "О преподавании гражданской истории в школах СССР". Для школ были изданы новые учебники по истории, в вузах, наконец, открыли исторические факультеты (ранее то, что называли "история", преподавали на факультетах обществоведения и научного коммунизма, естественно, больше всего изучалась там история революционных движений и классовой борьбы). Князя Александра Невского уже не называли "классовым врагом", царя Петра I - "деспотом и самодуром, по недоразумению названным Великим", а прошлое страны - "смесью византийской подлости и монгольского варварства". Вернули и героев-полководцев Суворова, Кутузова, Ушакова, Нахимова, Скобелева... Прославлялись и подвиги недавних войн - критиковать царское правительство за русско-японскую войну, теперь стало невозможно без упоминания о подвигах "простых русских солдат" в Порт-Артуре или "простых русских моряков" во время Цусимы. В печати пересмотрели и Первую мировую - теперь основой для ее описания стали положения о "спасении русской армией французов в 1914", "братской помощи Сербии", Брусиловском прорыве, героизме позиционной войны и предательстве союзников - особенно Англии. Положительно оценивались (хотя и с обязательным упоминанием "империалистической сущности") и действия Франции. Подвиги русской армии, объявлены загубленными неумелым командованием "реакционных царских генералов", "прогнившей верхушки" и конечно "происками германских шпионов свивших гнездо в царском окружении". Николай II остался фигурой сугубо отрицательной, он и его окружение названы виновниками всех поражений начала века и основными угнетателями народа. Вообще, подвиги "простого солдата", офицеров и генералов (именно в такой последовательности!) во всей истории, противопоставлялись реакционности и "губительной политике" царей и князей, за крайне редким исключением.
   Иные народы СССР, исторически либо "добровольно воссоединялись" с русским, либо русские брали их под защиту от врага, спасая от полного уничтожения.
   Героизм русского (в первую очередь) народа противопоставлялся постоянной отсталости страны и "несовпадению интересов царизма (князей, дворянства, боярства) с интересами страны и народа". Пропаганда внедряла мысль, что только при советской власти интересы руководства и народа наконец-то совпали, и стало возможно стремительное научно-техническое и культурное развитие.
   "Советский патриотизм должен стать сердцевиной всей идеологической работы. Есть преемственность, великая преемственность великолепных традиций великого русского народа, великой державы" - заявил Жданов. Выделялось и подчеркивалось особое положение русского искусства. Оно стало "источником, обогащающим писателей других народов". Патриотом объявлен тот, кто разделяет политику советского государства и идеи коммунизма. Разумеется, русский или "русифицировавшийся", принявший русскую культуру как свою.
   Одновременно началась жесткая борьба против любых проявлений национального самоутверждения. Русификация набирала силу. Выдвинута теория "неизбежного слияния национальных языков". На базе русского, конечно. Усиление внимания к русскому языку означает выделение его особой роли и отбрасывание других национальных языков на второй план. Русский язык считается "языком межнационального общения, сплачивающим все народы СССР". Еще 15.02.1938г. было принято постановление СНК "Об обязательном преподавании русского языка в школах национальных республик и областей". Постепенно отменяется делопроизводство на языках национальных республик. Сколько важности придавалось этому мероприятию, можно судить хотя бы по тому, что даже количество часов русского языка в национальных школах определялось специальным, дополнительным постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 марта 1938 года. Н. К. Крупская писала по этому поводу в письме Жданову: "Мы вводим обязательное обучение русскому языку во всем СССР. Это хорошо. Это поможет углублению дружбы народов. Но меня очень беспокоит, как мы это обучение будем проводить. Мне сдается иногда, что начинает показывать немного рожки великодержавный шовинизм". Письмо не было опубликовано, зато не было недостатка в материалах, поддерживающих указанные решения. Любые выступления с прославлением нерусской истории, культуры или литературы ограничены, литература на языках республик печатается минимальными тиражами.
   Идейную конструкцию ВКП(б) планировалось укрепить новыми несущими элементами, в том числе позитивным образом Русской Православной Церкви и многими положительными образами дореволюционной России, особенно в произведениях писателей и кино. "Патриотизм - наша тема" - стоит сегодня перед всеми работниками искусства" - писала "Правда". С Церковью пока события не форсировали, а вот кино...
   Снимались фильмы, прославляющие русскую историю. Несколько уменьшено количество фильмов о революции и гражданской войне, но в 1937-39 годах на экраны вышли "Суворов", "Ушаков", "Петр I", "Александр Невский", трилогия о Киевской Руси: "Вещий Олег", "Святослав-Победитель", "Князь, сын рабыни". Картины рассказывали о противостоянии с внешними врагами, походах к Царьграду, на Балканы, Восток... сплочении власти и народа перед лицом опасности. Прославление русской истории стало новым "социальным заказом". Хотя в фильмах не забывали и старые большевистские ценности - общим для всех произведений была тема народных масс, то поддерживающих, а то и поправляющих князя, смещающих "плохих правителей" и распахивающих ворота перед достойными. Во всех фильмах выделялась тема "гласа народного" - Веча, тема единства власти и народа.
   Наиболее популярным стал фильм о князе Владимире - "Князь, сын рабыни". Фильм отличало большое количество сцен-поединков Владимира и богатырей со всевозможными противниками и сентиментальная история о страданиях любимого, но незаконнорожденного сына правителя и его матери-рабыни. Сценарий был построен не столько на истории, сколько на былинах о "Владимире Красно солнышко" и богатырях, с добавлением линии о сыне князя и рабыни, близком к чаяниям простых людей и свергающем в финале во главе народного восстания "плохих правителей - угнетателей".
   Принято постановление ЦК ВКП (б) о музыке, в котором от композиторов потребовали возврата к русскому классицизму.
   В РККА разрешено ношение царских наград, полученных за войну с Японией и Центральными державами. Ходили слухи, что это придумал Буденный, столкнувшийся в Югославии с иностранными военными, увешанными наградами, тогда как у советских военных на кителях было только по нескольку советских орденов. Первым случаем появления с царскими и советскими наградами стало представление главы военной миссии в Белграде Игнатьева королю Югославии.
   "В Советском Союзе теперь державно-патриотический подход, представлявший собой, по сути, "имперский шовинизм с коммунистической лакировкой" - как выразился известный эмигрант-публицист В.В. Шульгин, стал доминирующей темой пропаганды". "Трилогия "Советская власть, коммунизм и народность" наконец-то заменила лозунги мировой революции. При этом Советская власть переродилась в модернизированную общину - общину, приведенную в соответствие с новым временем" - добавил Шульгин чуть позже. Были у новой политики и противники. "В Советском Союзе проявляется великодержавный шовинизм" - писала американская и британская пресса. "Восстановление русских традиций - это проявление великодержавного шовинизма" - заявил Чемберлен.
   "Жданов - русский революционер и патриот, лишенный устремлений к мировой революции - заметил по поводу изменений в СССР Петэн - он ведет свою страну к восстановлению великой исторической роли России в мире. Такая политика Советского Союза доказывает глубокие изменения, происходящие в стране".
  8.02.1939 Гитлер повторно требует от Польши передать Германии вольный город Данциг и открыть "польский коридор". Польша вновь отвергает все требования Германии, но предлагает вынести этот вопрос на обсуждение в Лигу Наций. Варшава не могла принять германские требования. Любое правительство, рискнувшее на такой шаг, лишилось бы постов немедленно. Да и на свою армию в Польше рассчитывали. Как и (совершенно безосновательно) на поддержку Великобритании и Франции.
  11.02.1939 Германия аннексирует Мемель, принадлежащий Литве, и принуждает правительство Литвы подписать двусторонний договор.
  17.02.1939 В Великобритании объявлено о введении воинской повинности для мужчин в возрасте 20 лет и 21 года.
  22.02.1939 Германия, Венгрия, Румыния и Болгария подписывают Договор о политическом и военном союзе сроком на 10 лет ("Стальной пакт").
  В тот же день, Великобритания, Германия и Голландия заключают соглашение о взаимопомощи.
  К началу марта 1939 закончились зондажные переговоры Германии с Англией, Францией и СССР. В Лондоне их вел лично Геринг, второе лицо в Рейхе. Британия гарантировала невмешательство в германо-польский конфликт, "в случае если немецкая сторона не станет выступать агрессором". Французы воевать из-за Польши тоже не намеревались. Москва предполагала выполнение обязательств по договору. К нападению на Польшу политических препятствий не существовало - Варшава загнала себя в изоляцию. Но нужен был повод. Повод нашелся. Поляки не отказывались от претензий на Тешинскую область Чехословакии, и "Тешинский добровольческий корпус" распущен не был, хотя теракты в Чехословакии поляки прекратили. Пражские соглашения Франции, СССР и Италии от 1.10.1938г, предоставившие гарантии этих стран Чехословакии, обязывали стороны к взаимной поддержке, если одна из них будет втянута в войну с любой страной, в результате оказания помощи Чехословакии, пришлись как нельзя кстати и Германии и СССР и Франции. Кроме того, 20.10.1938г. и сама Германия гарантировала территориальную целостность Чехословакии. Таким образом, в случае "нападения" Польши на Чехословакию, вмешательство Москвы и Берлина не влекло квалификации их действий как агрессорских. Осталось только организовать это "нападение".
  Операцию готовило VI Управление (разведка) РСХА Рейха. Первое (разведывательное) Управление НКГБ СССР было проинформировано о "возможных инцидентах на польско-чешской границе в районе Тешина" 2 марта. Информацию в Москве поняли правильно. В Прагу вылетел начальник Управления, комиссар ГБ 2-го ранга Попашенко, который встретился с Бенешем. Бенеш знал, что против нового раздела Польши ни одна из великих держав возражать не станет, и деваться Праге некуда. К тому же, он понимал, что установление общей границы с дружественным СССР дает его стране некоторые преимущества.
  В Варшаве о приготовлениях вермахта знали. Развертывание польской армии началось уже в конце февраля.
  10.02.1939. Японские войска оккупируют китайский остров Хайнань в Южно-Китайском море и ряд китайских портов.
  Не желая быть младшим партнером Третьего рейха, Польша окончательно отказалась принять германские предложения о территориальном урегулировании, а 4 марта заявила, что изменение статус-кво в Данциге будет рассматриваться как нападение на Польшу. Одновременно польская пресса начала антигерманскую кампанию.
  5.03.1939 СССР заявил о своих интересах в Эстонии и Латвии.
  11.03.1939 Ориентируя советского посла в Германии об общих принципах советской политики, нарком иностранных дел СССР Вышинский отметил, что "задержать агрессию в Европе невозможно". Он же, отвечая на запрос советского посла во Франции о позиции, которую следует занять в сношениях с французским МИД, отметил, что "Мы свои интересы всегда будем осознавать сами, и не будем делать то, что нам пытаются диктовать. Зачем нам заранее обязываться, не извлекая из этих обязательств решительно никакой выгоды для себя?"
  12.03.1939 Бек, оказавшийся перед фактом краха всей своей внешнеполитической концепции и учитывая давление общественного мнения, выступая в Сейме, заявил о готовности исключительно к равноправным переговорам с Германией. Фактически этот ответ на выступление Гитлера означал новый отказ Варшавы от германских предложений, ведь ни о каком равноправии речь не шла. До сведения Германии было доведено, что Польша не может согласиться на передачу Данцига, иначе правительство потеряет власть над страной. Бек, который стремился удержаться у власти, не мог уступить Германии в территориальном вопросе.
  Москва тщательно отслеживала развитие событий. СССР старался избегать всего, что могло бы толкнуть Польшу на уступки Германии - шанс вернуть Западную Украину и Белоруссию представлялся Жданову заманчивым. Советский посол в Варшаве, Н.И. Шаронов, в беседах с Беком в феврале-марте убедился в том, что Польша согласится только на почетные предложения со стороны Германии, и на уступки, затрагивающие ее независимость, не пойдет. Шаронов предостерег Польшу от уступок Германии, и сообщил о готовности Москвы договориться о советской помощи "на определенных условиях". В Москве знали, что Польша ищет соглашения с Германием, которое не выглядело бы как "капитуляция", но не были заинтересованы в урегулировании кризиса. Именно поэтому СССР вел переговоры, внушая полякам надежду на свой нейтралитет в германо-польском конфликте, и даже на возможную помощь.
  К середине марта Гитлеру стало очевидно, что Англия и Франция не станут помогать Польше, но официальных гарантий у него не было. Немцы пытались добиться от Лондона заключения всеобъемлющего соглашения, либо официального отказа от поддержки Польши, но английское правительство не желало "быть втянутым в какое бы то ни было определенное обязательство, которое могло бы связать нам руки при любых обстоятельствах. Поэтому в отношении соглашений с Германией и Польшей следует стремиться к тому, чтобы ограничиваться сколь возможно более общими формулировками".
  Тогда же, Варшава получила одновременно из Рима, Белграда и Будапешта сведения о том, что Германия пытается запугать Польшу, но до 1942 года войны не будет. Это была дезинформация. Операция была скоординирована в СССР, первоначально она затевалась в сотрудничестве с VI Управлением РСХА Германии, но потом к дезинформации по просьбе НКГБ подключились (не зная о координации с Берлином) дружественные СССР разведки Франции и Италии. Бек поверил, что Гитлер не начнет войну, и расценивал последующие действия Германии как блеф Гитлера, который старается запугать Польшу и тем самым вынудить ее пойти на уступки.
  20.03.1939 Варшава предприняла давление на Данциг и ввела экономические санкции. В ответ данцигские власти потребовали на 2/3 сократить польскую таможенную стражу и убрать польские таможни с границы Данцига и Восточной Пруссии до 26 марта. В тот же день Польша заявила, что любые действия против польских служащих будут рассматриваться как акт насилия со всеми вытекающими отсюда последствиями. В итоге президент данцигского сената был вынужден уступить и заявить, что все эти события были спровоцированы "безответственными элементами". Варшава увидела в этом подтверждение правильности своей твердой линии, а пресса заговорила о поражении Гитлера.
  23.03.1939 Германия предупредила Польшу, что дальнейшее ее вмешательство в дела Данцига приведет к ухудшению германо-польских отношений. Польша заявила, что отвергает любое вмешательство Германии в польско-данцигские отношения и будет в дальнейшем расценивать его как акт агрессии.
  Гитлер выступил перед военными. Обрисовав общее политическое положение, он сделал вывод, что обстановка благоприятствует Германии, вмешательство Англии и Франции в германо-польский конфликт практически исключено, с СССР заключен договор. В этих условиях, сказал он, следует быстро разгромить польские войска.
  На очередной встрече, польский посол в Париже Лукасевич заявил Лавалю, что "Бек никогда не позволит русским войскам занять те территории, которые мы у них забрали в 1921 году. Пустили бы вы, французы, немцев в Эльзас-Лотарингию?" На замечание Лаваля, что угроза столкновения с Германией делает необходимой помощь Советов, Лукасевич заявил, что "не немцы, а поляки ворвутся вглубь Германии в первые же дни войны!" Лондон и Париж давления на Варшаву по поводу прохода Красной армии на польскую территорию не оказывали, поскольку такая позиция поляков их устраивала.
  25.03.1939 Гитлер подписал Директиву ? 1, согласно которой нападение на Польшу должно начаться в 4.45 утра 2 апреля 1939 года.
  
  Основными целями Гитлера на момент начала конфликта были устранение угрозы со стороны польской армии и создание на восточных границах обстановки, соответствующей потребностям обороны Германии и включение Данцига и ряда других территорий в состав Рейха. Жданов намеревался вернуть территории, потерянные в 1920 году. Полная ликвидация Польши не предполагалась, и Берлин и Москва были не против сохранения некоего слабого и значительно уменьшенного в размерах государства в виде буфера между союзниками. Вопрос был лишь в том, чьим сателлитом станет этот буфер. И Гитлер и Жданов считают необходимым ограничить войну исключительно польской территорией и добиться изолированного решения польского вопроса, без вовлечения в конфликт других стран.
  
  Для осуществления плана "Вайс" созданы группа армий "Юг" (командующий - генерал-полковник Г. фон Рунштедт) в составе 14-й, 10-й и 8-й армий и группа армий "Север" (командующий генерал-полковник Ф. фон Бок) в составе 4-й и 3-й армий. Сосредоточено 38 пехотных, 2 легкие, 1 горнопехотная, 6 танковых, 4 моторизованные дивизии и 1 кавбригада. Кроме того, сухопутным войскам подчинены пограничные части общей численностью 93 тыс. человек. Группу армий "Север" поддерживал 1-й воздушный флот (командующий - генерал А. Кессельринг), в составе которого насчитывалось около 700 самолетов (из них 670 боеготовых), морская авиация насчитывала 56 самолетов (51 боеготовый). С группой армий "Юг" взаимодействовал 4-й воздушный флот (командующий - генерал А. Лёр), располагавший 1000 самолетами (900 боеготовых), а сухопутным частям подчинялись летные части в составе 200 самолетов (170 боеготовых).
  Для прикрытия западной границы Германии развернута группа армий "Ц" (командующий генерал В. фон Лееб) в составе 1-й и 5-й армий, которая насчитывала 16 дивизий и, опираясь на недостроенную линию Зигфрида, должна была оборонять границу с Нидерландами, Бельгией и Францией. В начале марта была проведена частичная мобилизация некоторых резервных дивизий, а также частей армейского и корпусного подчинения. Предмобилизационные мероприятия начались в Восточной Пруссии с февраля, а по всей территории Германии с 18 марта 1939 г. Сигнал на проведение общей мобилизации был дан 25.03.1939. В ходе мобилизации сформированы 44 пехотные дивизии и соответствующие тыловые службы.
  К 1.04.1939 немецкие вооруженные силы в действующей армии и армии резерва насчитывают около 3600 тысяч человек (из них 23 тыс. в войсках СС).
  Сосредоточение и мобилизация вермахта велись с соблюдением мер маскировки и дезинформации, чтобы не вызвать ответных действий со стороны Польши. Тем не менее польская разведка в целом верно установила численность развертываемых на границе германских группировок. Осознав надвигающуюся угрозу и нежелание Англии и Франции вступать в конфликт, Варшава начала мобилизацию, стараясь, однако, провести ее максимально скрытно.
  К 1.04.1939 развертывание польских войск не было завершено, но Польша сосредоточила на западной границе 40 пехотных дивизий, 3 горнопехотные, 12 кавалерийских и 3 бронемоторизованные бригады, около 600 танков и 600 самолетов. План обороны строился на сдерживании немецких войск на границе, с допущением отхода войск на укрепленную линию старой границы - Нарев - Висла - Сан.
  На востоке польское командование, предполагая возможность нападения СССР, также пыталось развернуть войска. Развертывание запаздывало, и к 1.04.1939 удалось развернуть группу "Вильно" в составе 1 пехотной дивизии и 1 кавбригады, южнее у Новогрудок, Барановичи 2 пехотных дивизии, в районе Лиды - 1 пехотную бригаду. В бассейне реки Припять находилась 1 кавбригада, в районе Сарны, Ровно - 1 пехотная дивизия, в районе Кременец, Тарнополь до Днестра - 1 моторизованная бригада. В районе Броды, Злочев имелась пехотная дивизия. Планировавшийся в районе Бреста главный резерв из б пехотных дивизий, 2 кавалерийских и 1 мотобригады развернуть не успели.
  В СССР 10.03.1939 нарком обороны маршал Буденный отдал директивы о формировании 18 управлений стрелковых корпусов, переводе кадровых дивизий на новый штат 8900 человек и развертывании 92 дивизий по б 000 человек.
  25.03.1939 Политбюро утвердило предложение Наркомата обороны, согласно которому в РККА предусматривалось кроме 51 ординарной стрелковой дивизии (33 стрелковые дивизии по 8900 человек каждая, 17 стрелковых дивизий по 14000 человек каждая и 1 стрелковая дивизия в 12 тыс. человек) иметь 76 ординарных стрелковых дивизий по 6000 человек, 13 горнострелковых дивизий и 33 ординарные стрелковые дивизии по 3000 человек.
  26.03.1939 СНК утвердил "План реорганизации сухопутных сил Красной армии на 1939-1940 гг.". Было решено дивизии тройного развертывания перевести в ординарные и иметь в Красной армии 173 стрелковые дивизии. Предлагалось увеличить ударную силу пехотного ядра в стрелковых дивизиях, увеличить количество корпусной артиллерии и артиллерии РГК, переведя ее с тройного на двойное развертывание. Следовало сократить численность обслуживающих и тыловых частей и учреждений. Штатная численность Красной армии была установлена в 2265 тыс. человек
  30.03.1939 ЦК ВКП(б) и СНК СССР утвердили задержку увольнения красноармейцев и младших командиров на месяц в войсках ЛВО, МВО, БВО и КВО (всего 310 тыс. человек) и призыв на учебные сборы приписного состава частей ПВО в ЛВО, БОВО и КОВО.
  В тот же день в семи военных округах начались "Большие учебные сборы" (БУС). Согласно директиве Буденного название БУС являлось шифрованным обозначением скрытой мобилизации. Проведение БУС по литеру "А" означало, что происходило развертывание отдельных частей, имевших срок готовности до 10 суток, с тылами по штатам военного времени. Запасные части и формирования гражданских ведомств по БУС не поднимались. Сама мобилизация проходила в условиях секретности. БУС начались с утра 2 апреля. Помимо чисто военных приготовлений, соответствующие меры были приняты и по линии политорганов РККА.
  Всего в БУС приняли участие управления 22 стрелковых, 5 кавалерийских и 3 танковых корпусов, 98 стрелковых и 14 кавалерийских дивизий, 28 танковых, 3 моторизованные стрелково-пулеметные и 1 воздушно-десантная бригады. Было призвано "до особого распоряжения" 2600 тыс. человек. Войска также получили 634 тыс. лошадей, 117 300 автомашин и 18 900 тракторов. 2.04.1939 на советско-польской границе был введен режим усиленной охраны, все погранотряды были приведены в боевую походную готовность.
Оценка: 3.21*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"