Фотиния: другие произведения.

Владетели Миров

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Три Мира. Три Судьбы. Три Войны. Зыбкая истина и тонкая паутина лжи. Боль невосполни-мых утрат и горечь предательства. А в центре всего запутавшиеся в своем предназначении дети, которым слишком рано пришлось играть во взрослые игры: молодой парнишка, прошлое которого окутано мраком, юная девушка,чья жизнь напоминала клубок фальши и одинокий мальчишка-сирота, изгнанный из приемного дома, где вместо любви получал лишь одни побои и насмешки.

***

До событий.

Окровавленные пальцы с силой сжали его запя-стье.

- Обещай мне!

Он посмотрел в синие глаза и увидел в них мольбу.

- Обещаю, - прошептал он.

Усталая улыбка тронула побелевшие губы.

- А теперь иди. Быстрее! Стража скоро будет здесь.

- Я буду помнить тебя.

- Я знаю. Иди же.

Он встал, судорожно сжи-мая в руке неприметный серебристый обруч.

Несколько секунд он не мог двинуться, оглядывая огромные покои. Шикарный ковер заляпан кровью, портьеры безжалостно содраны с высоких окон, мебель перевернута, стекла выбиты, и сияющие осколки усеивают пол. Ветер гуляет по ком-нате, разнося с собой запахи цветущего сада.

...За дверью послышались топот ног, крики, лязг оружия. Он вздрогнул. Кинулся к стене. Нажав на слегка темневший пятачок, открыл потайную дверь. Не выдержав, повернул голову и взглянул на них, едва сдерживая скупые слезы, готовые прорвать завесу воли...

Голова молодой женщины бессильно откинута назад, открывая его взору гибкую, изящную шею, темные глаза уже остекленели, но изо лба все еще продолжала со-читься темно-алая кровь, орошая дорогие ковры. Мужчина обнимал ее за плечи левой рукой, а правой судорожно стискивал драгоценную рукоять фамильного меча. Тело мужчины было все ис-пещрено кровоточащими ранами, но, не смотря на это, он все еще был жив. Синие глаза, не отры-ваясь, смотрели на человека, застывшего в проходе тайного коридора, человека, в руках которого находился серебристый обруч - самое драгоценное и страшное сокровище Мира.

- Иди... - хрипло выдавил из себя умирающий. - Сохрани Адар...и спаси мою дочь.

- Прощайте, Ваше Величество, - человек, в чьих руках сейчас была сосредоточена великая власть, а может и поги-бель, нырнул в полумрак хода.

Он долго бежал, и взгляд его то и дело обращался на мерцаю-щий в свете факела обруч.

- Ты мертв сейчас, - шепнул человек. - Но придет время, и ты снова будешь жить... - он вздохнул. - Время придет.

Он шел по коридору в неизвестность. Он не знал, удастся ли ему выполнить обещание, данное умирающему Императору. Он не знал...

Но в его руках была частица Адара.

И это вселяло надежду...

***

Девочка бежала по речно-му песку, босые ноги кровоточили, мокрое платье неприятно липло к телу, дыхание с хрипом вы-рывалось их открытого рта, на грязном бледном лице яростью и болью горели синие гла-за.

Плеск воды да шум леса сопровождали ее. А ветер безжалостно трепал длинные спутанные волосы.

Девочка остановилась, переводя дыхание, загнанно огляделась. И бросилась в лесную чащу. Она не знала, куда направлялась, что с ней будет в будущем. Она бежала без всякого на-правления, но с одной лишь целью: спастись, скрыться от погони. Ей было страшно.

Но она несла с собой частицу Адара.

И это вселяло надежду...

Часть ПЕРВАЯ

Пролог I. Тайны Великих

Королевство Морок. Столица Дарковелл. Замок Правителя.

Шелковые портьеры колыхались от легких дуновений ветра, проникающего сквозь настежь открытое окно в огромные покои, обставленные дорогой, но выполненной в строгом стиле мебелью. Здесь было чисто и ак-куратно, лишь стол завален множеством толстых книг в кожаных переплетах; свитков, перевязан-ных золотой тесьмой; стопок пожелтевших листов, чистых или исписанных мелким летящим по-черком.

У окна, куда не попадал свет от длинных свечей, неподвижно стоял, опустив голову, высокий, статный человек. Костюм из гладкой черной кожи плотно облегал его тело, рубиновые пряжки и застежки мягко мерцали, длинный алый плащ из толстого бархата ниспадал до самого пола. Лицо человека было красивым, но жестким: резкая линия скул и подбородка, прямой нос, упрямо поджатые губы, высокий открытый лоб, смуглая кожа. И глаза... черные, непроницаемые, холодные, как льды Севера высоко в горах. Волосы человека тоже были черными, словно вороно-во крыло, которые небрежно падали на его широкие, красиво развернутые плечи. Упругие муску-лы перекатывались под одеждой, напоминая каждому, чтобы хорошенько подумал, прежде чем причинять вред их обладателю. Гибкости и грации этого человека могла бы позавидовать любая пантера, а зоркому, проницательному взгляду - любая хищная птица.

Этого мужчину звали Дарком, и он был могущественным колдуном и великим Правителем Северных земель - страны, имя которой было Морок. Его власть была безграничной и безраздельной, он крепко держал ее в своих жестоких, стальных руках. Ненависть и презрение народа вызывали усмешку на его губах, проклятия пьянили, словно крепкое терпкое вино, а беспомощность забавляла. Так было рань-ше

А сейчас... сейчас что-то изменилось. Может потому, что в его жизнь пришла она, и он по-нял, наконец, как одинок был все эти прошедшие столетия. Может быть...

- Отец, что с тобой? - послышался вдруг девичий голос, мягкий, как танец травы в безбрежном просторе по-лей.

Дарк обернулся. В дверях стояла невысокая, совсем еще юная девушка. Сиреневое платье из тонкого бархата, расшитое золотыми цветами обтягивало миниатюрную фигуру, спускаясь до пола легкими фалдами. Драгоценные каменья усыпали белую шею и запястья, золотые пластинки, скрепленные между собой жемчужной нитью, позвякивая, падали от висков на хрупкие плечи юной особы. Волосы цвета бездонного ночного неба были уложены в замысловатую прическу, поддерживаемую алмазным гребнем. Большие и чистые зеленые глаза, обрамленные пушистыми черными ресницами, освещали прекрасное лицо двумя огоньками.

- Азабет, - Дарк улыбнулся, и глаза его, доселе черные, словно посветлели.

Она подошла к нему, тревожно вглядываясь в его лицо.

- Что-то случилось?

- Я просто задумался, - черты его лица расслабились, взгляд стал теплым.

Он смотрел не девушку и видел в ее чертах ту, что своей любовью расто-пила лед его замерзшего сердца...Словно наяву видел он милый лик, волну белокурых волос, изумруды глаз, чувственные алые губы. О, Силы Бездны, как он любил ее! И до сих пор любит, несмотря не прошедшие годы.

Он смотрел на дочь и видел в ней ее мать.

- Отец?...

- Ты так похожа на Ариэллу!

Лицо Азабет исказилось. И эта перемена в настроении девушки так изумила Дарка, что он невольно вздрогнул.

- Как ты можешь все еще любить эту женщину!? Мы ей безразличны, неужели ты так и не понял?

- Не говори так, Азабет...

- Она покорила тебя своей красотой и невинностью, заманила в свои сети, поиграла с тобой, а потом выбросила, словно старую никчемную игрушку!

- Ты не права, она любила меня.

- Как же! - гневно сверкнула глазами Азабет. - Тогда скажи мне, почему она оставила нас и ушла из города?

- Ее могли похитить.

- Я не верю в эти слухи! Твой замок неприступен, ты же сам все время твер-дил мне об этом!

Дарк только вздохнул. "Если бы ты знала, девочка моя, какие силы обитают в Мире! По сравнению с ними я - лишь ничтожная букашка".

Азабет увидела мелькнувшую на миг боль в его глазах, и сердце ее задрожало от жалости, она обняла Дарка и прижалась к его гру-ди.

- Прости, отец. Я так люблю тебя и мне просто больно видеть, как ты мучаешься из-за нее.

Дарк ласково гладил ее по мягким волосам, перебирая пальцами очаровательные завитки.

«Ариэлла, Ариэлла, почему ты покинула меня?»

- Иди, Азабет, мне нужно побыть одному, - прошептал он, взгляд его устремился в даль.

- Только обещай, что не будешь грустить.

- Обещаю, - улыбнулся король.

Принцесса кивнула и, присев в легком реверансе, вышла из ком-наты.

Пальцы короля судорожно сжались в кулаки: он вспомнил о своем задании - очередном приказе своего Великого создателя и Бога. О, как он желал наконец вырваться из этих прочных сетей раба и стать свободным! Какое это, наверное, блаженство, самому делать выбор, а не дейст-вовать по чьей-либо указке. А ведь когда-то и он был свободным... и его любили, уважали. А те-перь его спутниками стали ненависть и презрение. И жуткие ночные кошмары.

Дарк постарал-ся взять себя в руки. Однако мысли о посредниках - могущественных посланцах Темного Бога Нижнего Мира - не оставляли его. Король теперь страшился засыпать, ибо во сне приходили они. Дарк ненавидел их и боялся. Еще до встречи с Ариэллой он безропотно подчинялся, и выполнение приказов доставляло ему удовольствие, он преклонялся перед Властью и Силой посредников. Но Ариэлла много изменила... Однако прочные узы, что связывали его со своими хозяевами, могла разорвать только смерть. И не смотря на пробудившееся сердце, король все же оставался Черным колдуном - вечным слугой Правителя Нижнего Мира.Многие столетия назад он сделал этот роко-вой шаг навстречу власти и бессмертию, и теперь дороги назад нет.

Дарк провел пальцами по своим длинным волосам. Он вернулся к обдумыванию очередного приказа, который должен был выполнить еще десять лет назад, однако словно само провидение спасло его жертву от смерти. Но сейчас прошлое не должно повториться! Второй раз он не имеет права потерпеть поражение. За-дание должно быть выполненным, ибо за второй ошибкой обязательно последует наказание. И оно может быть самым суровым.

"Я всего лишь пешка в большой игре. Но умирать я пока еще не собираюсь, ибо теперь в моей проклятой жизни появилось то, ради чего стоит жить - моя дочь"

***

Тейл - Объединенные Королевства Срединных и Южных Земель. Астрал. Замок волшебников.

Сквозь высокий куполообразный потолок из прочного прозрачного стекла, в строгой закономерности исписанного магическими знаками, струились слепящие лучи солнца, ос-вещая овальной формы стол из молочно-белой слоновой кости, стоящий точно в центре круглого зала с того же цвета стенами, снизу у мраморного пола которые сияли темно-золотым орнаментом. Через равные промежутки у стен зала находились высокие изящные колонны из кремового мра-мора, расписанные причудливыми фризами; на их крюках висели серебряные курильницы. Сквозь длинные и узкие, сливающиеся вверху с куполом окна можно было увидеть синее небо, зеленые верхушки елей и сосен и далекие пики Восточных гор, подернутые сероватой дымкой.

За сто-лом сидели трое мужчин и две женщины, все они имели совершенно седые волосы, несмотря на то, что не казались старыми. В их бездонно-глубоких глазах светились знание и спокойная муд-рость. Их одежда - свободные туники с длинными широкими рукавами, прошитые цветными узо-рами - отличалась лишь цветом. На груди каждого висел небольшой диск с тонким изображением Горящего Факела - известным символом Объединенных Королевств Тейла, - а лоб украшал слег-ка заметный серебряный обруч. Их лица были обращены к той, что сидела во главе стола. Это бы-ла молодая женщина с нежными и мягкими чертами удлиненного лица.Ее глаза были закрыты, черные ресницы оттеняли матовый цвет бархатистой кожи. Белоснежные волосы, блеск которых напоминал сияние далеких звезд, тяжелыми кудрями обрамляли спокойное лицо. Золото сверкало в мочках ее ушей, а вокруг глаз полумесяцами были нанесены золотистой краской маленькие звездочки. На открытом лбу ее мерцала золотая диадема в обрамлении алмазных кленовых листь-ев, таких хрупких, что, казалось, стоит их только чуть тронуть, как они мигом рассыпятся сереб-ряным дождем.

Мужчины и женщины в тревожном ожидании смотрели на нее, неподвижную, словно погруженную в глубокий сон. Но вот всколыхнулась грудь, ресницы дрогнули, лицо осве-тила улыбка, и открылись глаза; они оказались яркими и насыщенно-янтарными, однако усталость и грусть, что таились в самой их глубине, слегка притупляли исходящий из них свет.

Женщина глубоко вздохнула, и вдруг лицо ее покрылось мертвенной бледностью, она со стоном откинулась на спинку кресла, руки безжизненно свесились. По залу прошелся тревожный вздох, все заволно-вались, повскакивали со своих мест. Но первее всех был величественный человек в алой тунике, подпоясанной на талии золотым шнуром. Он схватил бескровные руки женщины.

- Сильвия! - позвал он, возлагая ладони на белый влажный лоб. - Сильвия, очнись!

Губы женщины вздрог-нули, и через минуту она приподняла веки.

- Все нормально, - хрипло прошептала. -Не вол-нуйтесь, все хорошо, - она обратила свой янтарный взгляд на мужчину в алых одеждах. - Спаси-бо, Горман.

После того, как все расселись и немного успокоились, Сильвия выпрямилась в кресле и обвела глазами сидящих за столом.

- Я нашла его, - тихо сказала она.

Любой, на-ходящийся в этот миг в зале, мог бы ясно ощутить, как мгновенно разрядилась обстановка, после этих слов.

- Теперь я знаю, где он, - Сильвия легко улыбнулась. - Он совсем рядом, не больше чем в месяце пути от нас.

- Что будем делать, Жрица? - спросила Немма - женщина, платье которой темнело синевой грозового неба.

- Думаю, можно начать действовать уже завтра.

- Кого пошлем? - обратился к ней Горман.

- Ройда, - предложила Сильвия. - Как вы на это смотрите?

Сидящие за столом переглянулись.

- Ройда? - удивленно переспросил голубогла-зый Кендер. - А вы уверены, Жрица?..

- В любой другой ситуации это был бы отличный вы-бор, - поддержал его мужчина с коротко остриженными волосами, - но в данный момент...

- Хорошо, - тихо промолвила Сильвия. - Какой вариант предлагаешь ты, Кендер? Или ты, Лин-гит?

- послать кого-то из нас, - ответил Лингит, Кендер согласно кивнул.

- Исключено, - возразил Горман. - В данный момент ситуация резко отличается от той, которая была одиннадцать лет назад. Сейчас Совет Волшебников должен быть вместе. Сильвии как никогда нужна наша Си-ла. За эти годы она слишком ослабла, а слежку за Мороком нельзя прекращать: война может на-чаться совершенно внезапно, Дарк коварен и хитер, он всегда действовал так, как мы никак от не-го не ожидали. И в этом было его оружие. А я бы не хотел, чтобы он вновь применил его.

- Горман прав, - сказала доселе молчавшая и погруженная в свои мысли Меган, кожа которой отли-вала светлым золотом. - Совет нельзя разъединять.

- Жизнь мальчика слишком важна, - пока-чал головой Лингит.

- Но ведь другого выхода нет! - воскликнула Немма.

- Хорошо, - вздохнул Кендер, - пусть идет Ройд, хотя это очень рискованно.

- Может быть, но это неиз-бежно, - вымолвила Сильвия.

- А вы не думаете, что прошлое может повториться?

- Ты имеешь в виду Черных Монахов? - Сильвия вздохнула. - Да, Кендер, боюсь. Но я их не вижу, не ощущаю грозящую от них опасность.

- Сейчас вы слабы, Жрица, вы могли не заметить их, тем более, они умеют скрываться от нежелательных глаз.

Жрица несколько секунд молчала, потом прикрыла лицо руками.

- Другого выхода нет, Кендер, - прошептала она. Мне нужна Сила на-шего Совета для дальнейших действий. Я не могу прекратить наблюдение за Ми-ром.

Некоторое время в зале царило молчание. Все смотрели на нахмурившиеся лица Лингита и Кендера. Наконец они кивнули в знак согласия.

- Хорошо, - Сильвия провела ладонью по глазам, как бы стирая с них усталость. - Если нет вопросов, то можете быть свободны... Меган, - позвала она златокожую женщину. Та застыла в почтительном молчании. - Приведи ко мне Ройда, пожалуйста. Он должен быть в саду с детьми.

Меган кивнула и бесшумно удалилась, шурша юбкой.

Жрица и Горман остались одни в зале Советов. Сильвия вздохнула и устало опустилась в кресло. Горман обнял ее за плечи, она опустила голову ему на плечо.

-Скажи, я правильно поступила?

-Ты не могла поступить иначе, милая.

-У меня плохое предчувствие.

-Твой племянник отличный воин и он многому научился у нас. Он справится, поверь мне.

-Я знаю, но... но

-Ты боишься, что Черные Монахи вернутся.

Вздох всколыхнул грудь Сильвии.

-В этом случае Ройд и мальчик погибнут.

Горман нежно провел ладонью по ее щеке.

-Ты не видишь их.

-Да, не вижу, но вдруг это усталость застлала мой взор!-вскричала Жрица.-Если я ошибусь, и мальчик погибнет, я никогда не прощу себе этого!

-Он не погибнет, поверь мне.

Их глаза встретились.

-Я хочу верить тебе.

Глава 1. Тревожные вести.

Тейл. Королевство Керри. В двух днях пути от Шерабада. Восточная дорога.

Леди Мейгри - чародей-воин и Главный Исполнитель Верховной Заклинательницы княгини Моргейн - придержала ло-шадь, оглядывая внимательным и острым взглядом открывшуюся долину, утопающую в солнеч-ных лучах.

Огненный диск солнца стоял высоко в небе среди безграничной темной лазури с небольшими пухлыми вставками-облаками. Долина впереди поражала своим насыщенным зеле-но-изумрудным цветом, а разбросанные тут и там яркие цветные пятна - белые, красные, лило-вые, желтые, розовые - посреди этого моря темно-золотистой зелени заставляли замирать в вос-хищении даже хладнокровных жителей Заокраинных Земель. Вдали величественно тянулись к не-бесам слегка размытые из-за стоящего в воздухе зноя силуэты далеких гор. Ярко-синяя полоска реки прорезала густые заросли девственного леса долины и уходила далеко за гори-зонт.

Лошадь Мейгри всхрапнула, заставив женщину вздрогнуть и внезапно вынырнуть из со-стояния искреннего восхищения и преклонения перед этой нетронутой красотой природы. Чаро-дейка глубоко вздохнула, с наслаждением вдыхая чистый и ароматный воздух лесов и полей. По-том встряхнула кудрявыми волосами и направила лошадь назад к небольшой лесной опушке, где она и ее спутники расположились на обеденный отдых.

Через несколько минут езды по лесу она оказалась на просторной полянке, окруженной со всех сторон сплетенными друг с другом де-ревьями. На небольшом огне жарилось мясо, распространяя вокруг себя аппетитные ароматы. Мейгри сразу почувствовала голод, конечно, ведь она ничего не ела со вчерашнего вечера. Она легко спрыгнула с лошади, привязала ее к дереву около лошадей своих спутников и направилась к людям, сидевшим на бревнах вокруг костра. Их было шестеро. Четверо крепко сбитых мужчин-стражей в одеждах из темной кожи и с мечами за спиной. Их лица, словно изваянные из камня, ничего не выражали, кроме спокойной сосредоточенности. Высокий худощавый человек в замше-вом камзоле и поношенных узких штанах, на голове которого красовалась шляпа с круто загнуты-ми полями и серебренной брошью. В этом отряде он исполнял роль проводника. Человек то и дело лукаво поглядывал, улыбаясь, на сидящую рядом на корточках девушку. Ее распущенные длин-ные волосы цвета серебристой платины осторожно трепал ветер. Темно-голубые глаза сосредото-ченно следили за тем, чтобы мясо не подгорело. Алое шелковое платье поразительно подчеркива-ло прекрасную фигуру. Кожа девушки была голубоватого оттенка, характерного для всех чародеек Заокраинных Земель. Замечая косые взгляды человека, девушка быстро отводила глаза и смущен-но розовела.

При появлении Мейгри на лице ее отразилось облегчение.

- Все в порядке? - обратилась она к женщине, сосредоточенно поворачивая вертел над огнем.

- Да, княжна, доро-га безопасна и спокойна.

- Вот и отлично, - добавила девушка, а потом тихо пробормотала. - Не понимаю, почему мама так волнуется за меня, словно я отправилась в царство Темного, - княжна недовольно наморщила носик, кинув искоса взгляд на бесстрашных стражей.

- Княгиня любит тебя и беспокоиться, Лианна, ей потребовалось много мужества, чтобы согласиться отпус-тить тебя в эту страну, - «Если бы ты только знала, сколько». - Ведь ты же знаешь, Тейл считается беспокойным местом даже в мирное время.

- Мне уже почти девятнадцать, Мейгри, и я с успе-хом окончила Школу стихий. Воздух без проблем подчиняется мне.

- Бывают случаи, когда магия бессильна, - совсем по-матерински улыбнулась Исполнитель, ее всегда веселила наивность девушки. Да, когда-то и она была такой. Как давно это было! Наверное, лет пятнадцать назад, а может и больше.

- Все равно, - пробурчала Лианна. - В конце концов, я в цивилизованной стране!

Мейгри подавила смешок, чтобы не оскорбить юную дочь Моргейн.

- Ох, дорогая моя, ты только вступаешь в жизнь, а мы с твоей матерью прожили достаточно, чтобы окончатель-но убедиться в том, что такое место как Тейл никогда не бывает спокойным даже в мирное время. И скоро ты в этом убедишься, - «Только надеюсь, что не так как я». - Ты должна быть предельно осмотрительна и осторожна даже в таких Великих городах, как Астрал или Андриас.

- Я чаро-дей Заокраинных земель, Мейгри, - гордо вздернула подбородок девушка, - Никто не посмеет причинить мне вред.

- Большая часть жителей этой страны да, я согласна с этим, - философ-ски заметила женщина. - Однако есть исключения. Всегда, девочка моя, есть исключения.

- Прислушивайтесь к словам леди Мейгри, Ваше Высочество, - вступил в разговор доселе тихо си-девший проводник. - Она дело говорит. Тейл - моя родина и я хорошо знаю эту страну. С виду она проста и прекрасна, а внутри немного подгнила. И даже несмотря на старания Совета Вол-шебников, пороков у нее хватает.

Мейгри, нахмурившись, взглянула на человека, и тот сму-щенно умолк.

- Анзон, почему ты никак не можешь избавиться от этой своей дурной привычки встревать в чужие разговоры, хотя бы на время нашего похода. Я же ни раз просила тебя об этом. Ты же знаешь, как я не люблю этого.

- Ладно, красавица, - махнул рукой человек, он еще хотел что-то сказать, но замер, увидев выражение лица Мейгри.

- Анзон! - госол женщины задрожал, а глаза превратились в две льдинки.

- Ох, простите, леди... - забормотал проводник, потом встал и пошел к лошадям от греха подальше, бормоча:

- Когда-нибудь Боги накажут меня за мой длинный язык.

Мейгри вновь перевела взгляд на Лианну, в глазах ее мгновенно потеплело, а на губах появилась улыбка.

- Когда-нибудь этот человек доведет меня.

- Неужели? - при-подняла брови девушка. - Помню, о твоем хладнокровии ходили легенды во дворце.

- Ты пра-вильно подметила: «ходили», с возрастом я становлюсь менее сдержанной, начинаю срываться по пустякам, - Мейгри прикрыла глаза. - А в юности я действительно была примером для всех чаро-деек.

- А сейчас разве нет? - улыбнулась княжна. - Мейгри, ты недооцениваешь себя. В Школе учителя бесконечно говорили о тебе, у нас даже был специальный урок, посвященный твоей био-графии. Да тебя вся столица знает! И восхищается! Иные мечтают обрести хотя бы часть твоей славы. Ты считаешь одним из лучших чародеев в стране! И доказательство этого в том, что сейчас ты здесь со мной.

- Да, Лианна, ты права, наверное, ты права...

«Только лучше бы это было не так, милая. Слишком огромна ответственность, которую возложила на мои плечи твоя мать. И я не знаю, по силам ли она мне...»

Мейгри вздохнула, обведя взглядом поляну. Тревога грызла ее душу, нехорошее предчувствие близкой беды закопошилось внутри. Беды столь огромной и страшной, что она затмевала собой все остальные неприятности и даже беспокойство за благопо-лучие княжны. «Ладно, не будем думать об этом, у меня и так хватает забот. Сейчас главное, в це-лости и сохранности довести Лианну до Астрала.»

- Дорогая, я думаю, наш обед слегка подго-рел, - весело добавила Мейгри, взглянув на мясо.

Лианна вскрикнула и сорвала с огня прутики с насаженными на них кусками оленины, обжигаясь и сквозь зубы ругаясь непозволительными для дочерей княгинь словами.

Мейгри лишь улыбнулась. Она очень любила эту веселую неис-кушенную в жизни девочку. Она бы хотела иметь себе такую дочь. Лианна была непохожа на дру-гих молодых чародеек, в отличие от них (впрочем, как и от самой Мейгри), она часто давала волю своим чувствам, чем очень напоминала человека. Мейгри часто слышала ее звонкий, непринуж-денный смех или гневные крики, коими она награждала своих провинившихся слуг. Хоть это и вызывало недовольство ее матери и преподавателей, княжна стала лучшей ученицей в Школе и превратилась в чародейку, которой могла бы гордиться по праву любая мать. Лианну любили и уважали как среди высших слоев, так и среди простого народа.

Мейгри снова вспомнила себя в ее возрасте. Спокойная, серьезная девушка, такая же наивная уверенная в себе и любопытная, как и княжна, за что и поплатилась во время своей первой поездки в Тейл. Мейгри грустно улыбну-лась. «Нет, Лиа, я не допущу, чтобы ты стала очередной жертвой этой таинственной страны лю-дей».

Потом она встала, отряхнула подол темного платья и, наконец, скинула плотный лиловый плащ с капюшоном, до сих пор прикрывающим ее голову и глаза. Густые пепельные волосы рас-сыпались по плечам, подхваченные порывом слабого ветра. Мейгри была ничем не примечатель-ной заурядной женщиной, однако свет ее живых и умных серых глаз наполнял ее облик незримым очарованием и внутренней теплотой. Поэтому все считали ее необычайно привлекатель-ной.

Чародейка принялась за подготовку к обеду; охранники и Анзон помогли ей достать из сидельных сумок посуду, фрукты и фляжки с водой и вином, потом отвязали лошадей, позволив им вволю погулять по поляне...

Неспеша пережевывая мягкое мясо с хлебом и запивая все прекрасным белым вином, Мейгри вновь перешла к обдумыванию более серьезных проблем. Ее сильно волновали не только свои внутренние ощущения, но и слова и предположения Великих княгинь, что являлись причиной, по которой ее подруга Моргейн осмелилась отправить в Тейл к Совету Волшебников свою единственную дочь в качестве посла и голоса Заокраинных Зе-мель.

Мейгри проглотила кусок хлеба и тщательно вытерла жир с пальцев белым платком. Ча-родейка решила вспомнить тот день, когда ее вызвали в Главный Зал, со всеми подробностями. Разговор с княгинями был короткий, однако нес в себе огромное количество информации и вопро-сов, ответов на которые пока не было.

Итак, она возвращалась после очередной поездки в Го-род в свои покои. Настроение у нее тогда было препаршивое: переговоры с торговцами из Тейла ни к чему не привели, из чего следовало, что правители Заокраинного Мира могут остаться с но-сом. Кляня свою беспомощность, Мейгри, словно порыв ветра, ворвалась в комнату, чем до смер-ти напугала свою служанку. Сбросив плащ и стянув перчатки, она кинула их на диван и принялась ходить взад-вперед по комнате, кулаки ее сжимались и разжимались, а глаза готовы были заморо-зить любого.

- Госпожа... госпожа... леди Мейгри... - испуганно лепетала служанка, сжав-шись около двери.

- Эти торговцы просто тупые ослы, - сквозь зубы шипела женщина.

Вообще-то Мейгри, как и всех остальных чародеев, трудно вывести из равновесия. Однако в крайних случаях такое тоже случается, но тогда лучше держаться от них на безопасном расстоя-нии , а то ненароком можно попасть в поле их гнева.

Внезапно появившийся слуга от Великих Заклинательниц прервал поток ругательств и проклятий Мейгри, а для бедной служанки оказался самым настоящим героем-спасителем.

- Княгини-Правительницы просят вас, Главный Испол-нитель Мейгри, - с поклоном ровным голосом отчеканил пришедший.

Чародейка рывком раз-вернулась, бархатное платье цвета теплого каштана взметнулось, обнажив стройные ноги до ло-дыжек. Полыхнувшая ярость в ее серых глазах грозила на месте испепелить наглого слугу, по-смевшего потревожить ее в такой неподходящий момент. Однако Мейгри быстро овладела собой. И лицо ее приняло каменно-спокойное выражение делового интереса.

- Прямо сейчас? - осве-домилась она ледяным голосом.

- Да, госпожа, - слуга словно и не замечая того, что твориться с Мейгри, поспешил быстро скрыться с ее глаз.

- Приготовь мне ванну, Юлия, я думаю, что недолго пробуду у Их Величеств, - бросила Мейгри служанке и вышла в коридор.

Пройдя по бесконечным, богато украшенным золотом, дорогим деревом, бархатом и слоновой костью гале-реям, павильонам и залам , она спустилась по огромной мраморной лестнице с массивным парапе-том, расписанным яркими фризами, на первый этаж, сияющий хрусталем, заморскими тканями, коврами и драгоценными камнями. Солнечный свет, преломляясь, проходил сквозь мозаичный купол высоченного потолка и отражался от хрустальных цветных плит пола, отчего казалось, что все помещение находится не на земле, а в поднебесье.

Мейгри свернула к аванзале, стены ко-торой были обиты толстым шелком бежевого цвета с золотой и алой вышивкой, а потолок и пол искусно покрыты тонкой росписью. Тяжелые лаковые двери с массивными ручками в виде рази-нутых львиных пастей открылись, как только чародейка, подошла к ним.

Мейгри ступила в не-объятный Главный Зал дворца. Если во всем остальном замок Великих княгинь совсем не походил на дом правителей-чародеев, то уж это место вместило в себя все недостающее волшебство ос-тальной части дворца.

Пол Зала был выложен покрытыми лаком досками из редкого и дорогого темного дуба, однако с помощью магии создавалось впечатление, что ты идешь по земле, так чет-ко были видны все рытвины да выступающие корни деревьев. Стены выполнены из голубого мра-мора, по которому, мерно журча, стекали серебряные струи воды. А невероятно высокий потолок из чистого хрусталя напоминал кусочек самого воздушного пространства. Цвет его постоянно ме-нялся, становясь то совсем белым, то прозрачно-голубым или насыщенно-синим, а иногда напо-минал предгрозовую черноту. В углах же Главной Залы то неистово вспыхивали, то устало угаса-ли огненные мельтешащие язычки ослепительного Вечного пламени...

В этом месте сосредо-точилось могущество всех четырех стихий Мира. А у дальней стены Залы на величественных тро-нах с резными спинками сидели те, кто повелевал ими, кто полностью отдал себя их изучению, кто пропускал их Великую, дарующую жизнь силу сквозь свою душу, как прозрачное стекло сол-нечные лучи. Это были они, могущественные Заклинательницы Стихий, княгини Заокраинных Земель, четыре великие женщины, олицетворяющие собой Элементы Жизни. Они спокойно сиде-ли, сияя величием в окружении подданных, как алмазы среди простых речных камней, как розы в саду, где растут лишь ромашки.

Княгиня Моргейн, Заклинательница Воздуха, с кудрями цвета небесного серебра и глазами, словно утренняя лазурь, одетая в платье из темно-синей парчи, ото-роченное ослепительно белым мехом и расшитое бриллиантами и стеклярусом.

Молодая кня-гиня Селена, Заклинательница Воды, волосы которой были подобны морской волне , а глаза - зе-лени свежей листвы после дождя. Ее воздушное светло-изумрудное платье блестящими складками свободно струилось с плеч до самого пола, будто речной водопад.

Уже пожилая княгиня Ме-дея, Заклинательница Земли, в буйных каштановых волосах которой серебрилась седина, а в тем-но-карих глазах угадывалась спокойная мудрость. Ее коричневое просторное одеяние было скромным и простым, лишь тоненькая золотая гирлянда из желудей вилась по вороту и манже-там.

Но самой прекрасной и самой гордой из всех правительниц являлась Лаура, Заклинатель-ница Огня. Она величественно восседала на троне, свысока оглядывая Залу своими ярко-золотыми с поволокой глазами. Ее густые локоны ослепительной медно-рыжей волной свободно ниспадали до колен. Узкое платье, украшенное золотой вышивкой, горело испепеляющим пламенем, меняя то и дело цвет с бледно-оранжевого до насыщенно-алого, смотря как и под каким углом падал свет.

Мейгри застыла у ступенек тронов в почтительном низком поклоне. «Следует ли говорить княгиням о неудаче с купцами или пока подождать?»

- Приветствуем тебя, Главный Исполни-тель, - тихо и властно начала разговор Селена, ее голос заструился и зажурчал, словно лесной ру-чеек.

«Ладно, думаю, надо выбрать для этого другое время. Чувствую, Заклинательницы хотят сообщить мне нечто важное... и нечто не совсем приятное. Боги, все бы отдала, лишь бы оказаться сейчас где угодно, но только не здесь».

- Вы приказали мне явиться в Главную Залу...

- Да, - кивнула головой Моргейн. - У нас к тебе есть одна просьба. - чуть помедлив, она добавила, - нет, приказ.

Мейгри вскинула глаза на свою подругу и госпожу.

« Не нравится мне все это, ох, как не нравится».

Чародейка чувствовала слабую тревогу, витавшую в Зале, словно не-большое мутное облачко, которое однако может перерасти в настоящую грозовую тучу. Она виде-ла, что княгини чем-то сильно обеспокоены и кажущийся покой на их лицах на самом деле лишь маска.

- Завтра на рассвете ты отправишься в Тейл, - Мейгри пришлось напрячь слух, чтобы услышать голос Моргейн, до того неслышно она произнесла эти слова. - Ты будешь сопровождать мою дочь, леди Лианну, Голос Заокраинных Земель.

«Что!?» - мысленно вскричала чародейка, чувствуя, как пол уходит у нее из-под ног. Ей пришлось глубоко вздохнуть, чтобы привести свои мысли в порядок.

- Да, госпожа, - она склонила голову. - Но...позвольте узнать, по какой при-чине вы...

-Ты ничего не ощущаешь, Мейгри? - Властительница Воздуха вскинула глаза к ко-лышущемуся потолку. - Прислушайся к себе, к своим чувствам, что сокрыты в глубине твоей ду-ши. Прислушайся и ты все поймешь.

Мейгри сглотнула, заглянув внутрь себя. Несколько се-кунд она стояла с закрытыми глазами, а потом увидела, почувствовала, услышала это. Страх, бес-покойство, желание убежать, скрыться. От чего?

- Да, я ощущаю, - голос ее звучал хрипло и неуверенно. - Но я не могу понять, что со мной происходит там, в глубинах подсознания. Однако это чувство мне знакомо, в последнее время я все чаще и чаще начинаю испытывать его. Что со мной?

- Это наша реакция, - объяснила Медея сильным, звучным тенором. - Так мы, чародеи, переносим Великое Движение Сил.

- Движение Сил!?

«Святые Боги, неужели...».

- Да, - впервые заговорила Лаура, встряхнув густым пламенем волос и наполнив пространство звуками своего чарующего голоса, похожего на потрескивание огня. - Что-то происходит с фундаментом Мироздания. Мы уже долгое время чувствуем его болезненную дрожь.

- Что-то должно слу-читься, - продолжила Селена, - и Мир предчувствует это. Древние могучие Силы проснулись и зашевелились в недрах земли, готовые вырваться наружу. И разбудили их не только наши враги, но и союзники. Весы опасно шатаются. Мы ощущаем, как со стороны Света и со стороны Тьмы приходят в Мир Силы прошлого, те Силы, что двигали далекими Великими Войнами, а после ус-нули и спали до сего момента. Равновесие на грани срыва, Исполнитель Мейгри. Почему? Что происходит? Может, Добро и Зло вновь стремятся встретиться в смертной схватке? Может быть, самой страшной. Может быть, губительной для всех нас, для всего Мира, но так или иначе неиз-бежной. Однако это всего лишь предположения и посему мы обязаны все выяснить, а ответы нам могут дать только Правители Тейла - Совет Волшебников.

- По этой причине, - вновь загово-рила Моргейн, - мы посылаем в Тейл наш Голос. Ты одна из немногих воинов, кто владеет магией сразу двух Стихий, тебе подчиняются Вода и Земля, ты будешь хорошей защитой для моей доче-ри.

- Я не разочарую вас, никто не посмеет причинить вред княжне, - твердо ответила Мейг-ри.

- Я верю тебе, Исполнитель, - властно кивнула Моргейн, - теперь ты можешь быть свобод-на.

Мейгри низко поклонилась и твердым шагом направилась к дверям, сопровождаемая спо-койным безмолвием Залы. Однако не прошло и часа, как слуга от Моргейн велел ей следовать за ним к покоям своей госпожи.Она вошла в большую и просторную комнату с обитыми белым де-ревом стенами и плиточным полом, покрытым пушистыми коврами из Тейла, с резной мебелью из слоновой кости и ажурными мраморными канделябрами.

Княгиня Моргейн сидела около позо-лоченного туалетного столика, задумчиво теребя драгоценное ожерелье. Сейчас она уже не выгля-дела такой неподступной и властной, как в Главной Зале. Теперь Мейгри ясно видела морщинки усталости на ее лице под слоем грима, а также не голубой, а почти белый цвет ее кожи. Но самым удивительным было выражение неподдельной тревоги в ее небесных глазах. Когда Мейгри вошла, княгиня быстро кинула на нее беспокойный взгляд, потом порывисто встала с обтянутого барха-том пуфика и приблизилась к чародейке.

- Что вас тревожит, миледи?

- Не миледи, а Мор-гейн, - слабо улыбнулась княгиня, заложив руки за спину, однако Мейгри все-таки успела заме-тить, как они сильно дрожали.

- Конечно, Моргейн, - улыбнулась в ответ чародейка. Когда они находились только вдвоем, то превращались просто в двух лучших подруг, коими являлись с са-мого раннего детства.

Княгиня вздохнула, закусив губу.

- Я... прости, что оторвала тебя, ты, наверное, занята...

- Все в порядке.

- Это не деловой разговор, это... - похоже, Мор-гейн не знала, как выразить словами то, что чувствовала. Она смущенно кашлянула и вновь при-нялась теребить камешки ожерелья.

- В общем, я хочу попросить тебя кое о чем, именно ис-кренне попросить, а не приказать, - взгляды подруг встретились.

- Да...

Княгиня облизнула губы кончиком языка и неожиданно схватила руки Мейгри, с силой сжав их. Чародейка еле сдер-жалась, чтобы не вскрикнуть от боли в запястьях.

- Я умоляю тебя, Мейгри, пожалуйста, защи-ти мою дочь, - выдохнула Моргейн.

- Боги, Моргейн, о чем речь! Ведь я люблю Лианну так же, как и ты, - воскликнула Мейгри, стараясь незаметно выпутаться из рук княгини.

- Спасибо тебе, - прошептала правительница, и в ее глазах застыла такая безграничная благодарность, что Мейгри снова одарила подругу вопросительным взглядом.

- Что случилось, Моргейн, что с то-бой?

- Я просто боюсь, - глаза княгини заблестели, и она порывисто отвернулась, - впервые в жизни я по-настоящему напугана.

- Чего ты боишься? - спросила Мейгри, хотя уже знала от-вет.

- Потерять Лианну, - ответила княгиня, чуть помедлив, потом повернулась к подруге, - я чувствую, что в Мире твориться нечто странное и непонятное и потому боюсь отпускать ее. Но этого требует закон, и я не могу нарушить его.

Хотя у самой Мейгри не было детей, чародейка все равно понимала свою подругу. Лианна являлась единственной достигшей совершеннолетия княжной, способной выступать в качестве Голоса и вынести все тяготы общения на столь огром-ном расстоянии. Поэтому у княгини Моргейн не было другого выхода, ведь Голосом могли стано-виться либо сами правители, либо их совершеннолетние дети.

- Не волнуйся, я сделаю все, чтобы защитить Лианну.

...И сейчас, сидя около костра рядом с Лианной, Мейгри вспомнила тот полный событий, уже далекий день. Потом она перевела взгляд на юную княжну, с аппетитом поглощающую обед и вдруг почувствовала необыкновенный прилив нежности к этой девушке с буйными платиновыми волосами.

«Можешь быть спокойна, Моргейн, твоя дочь в безопасности».

***

Тейл. Королевство Керри. Столица Шеребад.

...Дэвис за-крыл окно и огляделся. Вокруг был порядок, и мирно царствовала тишина. Дверь в комнату была все также плотно прикрыта, как и до его ухода. Дэвис облегченно вздохнул, похоже, и на этот раз отец не заметил, что он отсутствовал ночью.

Дэвис задумчиво провел пятерней по своим взлохмаченным волосам цвета темного золота, в которых при определенном освещении часто вспыхивал огонь. Откинув со лба длинную челку, он принялся быстро раздеваться. Отец скоро проснется и надо как всегда встретить его появление в дверях сонным ворчанием из-под одеяла. Взглянув на себя в зеркало, он усмехнулся. Да уж, эту сцену будет нетрудно разыграть. За послед-нюю напряженную неделю он совсем вымотался, от недосыпания перед глазами периодически плыл туман, веки стали какими-то неподъемными, и все эти признаки не замедлили отразиться на лице. Из зеркала на Дэвиса смотрел уставший паренек не больше шестнадцати лет от роду, строй-ный и гибкий, с ярко-синими, словно сумеречное небо, глазами и тонкими чертами загорелого ли-ца. Если бы не человеческие уши и темный цвет кожи, его легко можно было бы принять за юного эльфа.

Широко зевнув, Дэвис потянулся и упал на кровать, застеленную простым домотканым покрывалом. Сон, словно липкое, но приятное полотно, тут же укутал его...

Спустя несколько минут дверь в комнату неслышно отворилась, и на глубоко спящего юношу пристально взглянули темно-карие глаза высокого крепко сбитого мужчины с густой каштановой шевелюрой. Вошед-ший вздохнул и, покачав головой, словно в сожалении, вновь исчез за дверью, также осторожно, чтобы не потревожить спящего, прикрыв ее.

...Когда Дэвис открыл глаза, вокруг было темно. Юноша нахмурился и приподнялся. И тут его взгляд упал на окно, где уже во всю царствовали се-ро-голубые сумерки.

«Святые Небеса! - ужаснулся Дэвис. - Сколько же я проспал!? И почему отец не разбудил меня?»

Он вскочил с кровати и быстро оделся. Потом замер, потому что вне-запно услышал шорох, доносящийся из дальнего угла комнаты. Резко обернувшись, он наткнулся на строгий взгляд Херрела - своего отца - сидящего на лавке в полутьме.

- Я ждал, когда ты, наконец, соизволишь проснуться, - подозрительно спокойно произнес он.

Дэвис судорожно сглотнул.

- Почему ты не разбудил меня? - вырвалось у него.

- А ты как думаешь? Конечно для того, чтобы дать тебе как следует выспаться. Ведь в последние дни ты был этого лишен.

- Ты все знаешь? - удивительно ровно спросил юноша.

Херрел встал и прошел к окну, спина его была неестественно прямой. Вот теперь Дэвис всерьез забеспокоился.

- Почему ты поступил так?

- Отец! - воскликнул юноша. - Ты же сам отлично понимаешь, в какой ситуации мы сей-час находимся! Мы по уши в долгах и у нас нет денег, чтобы не только расплатиться с ними, но и заплатить налоги в этом месяце!

- Я не это спрашиваю, - Херрел повернулся к сыну лицом и пристально посмотрел в его синие, как море, глаза. Юноша вздрогнул: на лице отца он не смог прочесть ни ярости, ни угрозы. Только огорчение.

- Почему ты не сказал о своей работе? Ты мне не доверяешь?

- Ты бы это не одобрил и запретил работать, а я знаю, что один ты не в си-лах расплатиться с долгами.

- Ты обязан был посоветоваться со мной! - жестко сказал Херрел. - И если так стремишься помочь мне, то я бы посоветовал тебе найти работу поприличнее, чем разносчик в ночных кабаках!

- Это вполне достойная работа, - упрямо произнес Дэвис.

- Я так не думаю, тем более, она слишком опасна для ребенка.

От обиды Дэвис поджал губы и от-вернулся.

- Ничего подобного.

- Не перечь мне, сын! - прорычал Херрел. - Больше ноги твоей там не будет. Тебе ясно?

- Тебе нужна помощь, отец, я же вижу, как ты из сил выбива-ешься, а это легко ли после болезни?

- Кажется, я ясно выразился, - прошипел Хер-рел.

Дэвис угрюмо кивнул головой.

- Вот и отлично. Надеюсь, вопрос закрыт. А теперь иди поешь, а то ужин стынет.

Усевшись за стол, Дэвис принялся молча есть, ощущая, как просыпа-ется голод.

- Целые сутки работать - это не дело, сынок, - тихо произнес Херрел. - Я не хочу, чтобы из-за моей хвори ты едва на ногах держался.

Дэвис поднял голову.

- А я не хочу, чтобы ты снова слег!

Они упрямо уставились друг на друга. Светлые брови Дэвиса встретились у переносицы. Через некоторое время Херрел улыбнулся.

- Мне приятна твоя забота обо мне, но, поверь, это уже ни к чему.

- Я боюсь за тебя, отец, - с болью прошептал Дэвис.

Херрел смотрел на юное лицо своего сына, в его ясные глаза и видел через них, как продолжает кровото-чить старая душевная рана, полученная им в раннем детстве, десять лет назад, когда он потерял все. Осталась только жизнь. Херрел вспомнил, как однажды подобрал в лесу шестилетнего маль-чика, находящегося в глубоком обмороке. Вспомнил маленькое тело, испещренное кровоподтека-ми и свежими ссадинами... и глубокую рану на голове. Вспомнил страдальческую печать на из-можденном лице. Херрел кинулся тогда спасать ребенка. Несколько дней мальчик пылал в лихо-радке, и, казалось бы, надежды нет, но Херрел не желал отступать. В конце концов, спустя две не-дели балансирования на краю гибельной пропасти, мальчик, наконец, открыл глаза. И первые сло-ва, произнесенные им, не были словами жалобы. «Он забрал их к себе...» - произнес ребенок, прежде чем вновь впасть в забытье. Однако жар больше не овладевал измученным телом. Спустя месяц мальчик встал на ноги. Тогда же и выяснилось, что рана на голове дала последствия: ребе-нок не помнил ни своего имени, ни своего прошлого. Поэтому Херрел назвал его Дэви-сом...

Херрел опустил голову на сплетенные руки. Он знал, как тяжело было Дэвису первое время. Как сложно было вернуть в синие глаза смех и наивность. Херрел знал, что мальчик стра-дает, он видел это по его лицу, когда тот, наморщив лоб, оглядывался, мучительно пытаясь вспом-нить хоть что-то. Воспоминания приходили лишь в ночных кошмарах, где его преследовали безу-держные, душераздирающие крики и топот копыт, отдающий болью в ушах; где над ним заносил свой черный меч огромный человек в темном плаще и крылатом шлеме, с глазами, в которых та-ился мрак;

где он постоянно видел вдали тонкую фигуру с волнами мягких золотых волос, струящихся по ветру, фигуру, что протягивала к нему руки и нежно звала, снова и снова. Именем, которого он не помнил...

Это был кошмар, видения из прошлого, однако никто не мог предпо-ложить, что когда-нибудь все это станет реальностью...

Вечером Дэвис вернулся к своей обычной жизни, к веселому времяпрепровождению в таверне «Утренняя Звезда», которой владел отец Мэриан, лучшей подруги Дэвиса. Как обычно, после нескольких часов пребывания в веселой компании друзей, Дэвис с Мэриан возвращались домой, мирно болтая и наслаждаясь прекрасной погодой и обществом друг друга, даже не задумываясь о том, как круто изменит их жизнь этот ти-хий теплый вечер...

***

...Скудно горели фонари, жуткие тени от деревьев плясали на земле, темные тела домов безмолвно взирали на дорогу. Было тихо, лишь гулко стучало его серд-це, и этот звук оглушал.

- Кто вы? Что вам нужно? - голос едва повиновался ему, все тело ки-нуло в жгучий, смертельный холод.

Он не знал почему, но эти два незнакомца, одетые во все черное, с надвинутыми на лица капюшонами, внушили ему ужас.

- Ты боишься? - голос, раз-давшийся из-под капюшона, походил на шелест осенних листьев. - Да, ты боишься, я ви-жу...

Дэвис медленно отступил на шаг, продолжая стискивать руку Мэриан. Он слышал пре-рывистое дыхание девушки и это еще более усилило его страх. За нее. За Мэриан.

- Кто вы?

- Ты не знаешь? Вспомни хорошенько.

- Я не желаю с вами разговаривать. Оставьте нас в покое.

Они стояли посреди пустой полутемной улицы, чувствуя дыхание смерти за спи-ной. Ощущая, как страх бурлит в жилах.

- Подойди ближе, мальчик, - последовал холодный приказ, и дрожь охватила тело Дэвиса.

Он дернулся, но Мэриан остановила его.

- Не надо, Дэвис, - слабо прошептала она, потянув его назад за руку.

- Ты можешь идти, девочка. Ты нам не нужна. Иди, - в этом голосе была власть, грубая сила, могущество, ослабляющие дух и разум, подчиняющие без всякого сопротивления.

Дэвис почувствовал, как ладонь Мэриан выскольз-нула из его руки.

- Дэв... - жалобно простонала она, не имея сил для борьбы против приказа людей в черных одеждах. Дэвис молчал. Он смотрел на мрак, царствующий под капюшонами, и ему казалось, что все вокруг - лишь жуткий, кошмарный сон.

Он молился, чтобы это было все-го лишь сном...

- Уходи... - вымолвил юноша. - Уходи, Мэри, и не возвращайся сю-да.

Тихий вздох за спиной, цветочный аромат и, наконец, быстро удаляющиеся ша-ги.

«Великие Небеса, помогите мне...»

Их руки поднялись и откинули капюшоны. Дэвис не хотел смотреть, он пытался отвести взгляд. Но не мог...

- Нет, - простонал он. - Нет. О Боги, нет...

Его ноги подкосились, и он упал на землю, продолжая неотрывно смотреть в безжалост-ные, нечеловеческие глаза убийц. Убийц, которые вернулись за ним, спустя годы...

Чтобы за-кончить начатое...

***

...Его грубо поставили на ноги.

Лица нападающих были не-естественно бледными, с ярко выраженными нитями вен, расползающимися под кожей, губы по-ходили на тонкую бледную линию. Однако глаза, прежде мутно-черные, словно провалы в ничто, теперь приобрели вполне нормальный цвет, лишь в самой глубине их то бурно вспыхивали, то не-заметно угасали дьявольские огоньки. На лбу каждого был нанесен странный рисунок - правиль-ный круг, внутри которого чернело изображение человеческого глаза. Дэвис не знал, какую тайну несет в себе этот знак, однако созерцание его вызвало в душе настолько неуправляемый страх, что из груди юноши исторгся крик. Он уже видел этот рисунок, ощущал на себе всепроницающий взгляд этого черного глаза, что грубо ворошил душу, вгрызался стальными когтями в те закоулки, которые не имеет права читать ни один смертный.

Один из нападающих, с длинными усами до самого подбородка, жестко схватил Дэвиса и ладонью зажал его рот, задушив крик. Юноша попы-тался вырваться, однако хватка у того была под стать его внешнему виду. Дэвису показалось, что на него напал не человек, а нечто, сплошь сделанное из стали.

- Заткнись, - зашипел ему в ухо усатый. - Заткнись, слышишь? Сейчас я уберу руку, но если ты хоть пикнешь, то будь уверен, это будет последнее, что ты сделаешь. Понял?

Дэвис едва заметно кивнул, ладонь усатого и вправ-ду освободила его рот. Юноша глубоко втянул в себя ночной воздух и тут с удивлением заметил, что пленители пристально рассматривают его правую ладонь, будто что-то стараются разглядеть на коже.

- Похоже, мы ошиблись, Брэк, - послышался низкий, бесстрастный голос доселе мол-чавшего спутника усатого, голос, не выражающий никаких эмоций, лишь констатирующий факт.

- Мы не могли ошибиться. Нам ясно все сообщили, и мы точно исполнили указания, - Брэк говорил спокойно и обманчиво мягко. - Наверное, Торак, мы с тобой просто упустили ка-кую-то незначительную деталь.

Торак оценивающе взглянул на юношу так, словно тот являлся товаром для продажи на торгах. По телу Дэвиса пробежала дрожь. Перед глазами вдруг блеснуло остро отточенное лезвие, свет факела метался на его поверхности, стекал к рукояти и тонул в ее матовой тьме. Что произошло дальше, Дэвис не смог понять. Неожиданно он рванулся с такой си-лой, что Бэрк не смог удержать худощавое тело юноши также, как и не смог предотвратить точ-ный удар в пах, от которого тело скрутило от резкой боли. А Дэвис со всех ног уже бежал по ули-це во тьму.

...Дома тянулись вдоль дороги, безмолвные, похожие друг на друга. Ветер шевелил ветвями деревьев, раскачивал одинокие затухающие фонари. Тишина внушала еще больший страх. Дэвис заставил себя остановиться. Быстро огляделся: улица была пуста. Похоже, ему все-таки удалось скрыться. Осматриваясь, он медленно двинулся дальше. Судя по внешнему виду до-мов, он недалеко от своего квартала. Конечно, это район Горной Совы. Дэвис сразу узнал стоя-щую в маленьком скверике каменную статую нахохлившейся птицы с круглыми глазами, по име-ни которой и дали название этому месту.

Неожиданно сильный порыв ветра рванул плащ Дэ-виса, дернул жестко за волосы. Юноша рывком повернулся и замер. Они стояли рядом, две черные фигуры, неподвижные, страшные в своем спокойствии и своей уверенности. Дэвис застонал: «Ве-ликие Боги, но как они могли так внезапно очутиться здесь?! Ведь я даже не слышал их ша-гов!»

Юноша начал отступать. Они двинулись к нему, он всем своим существом ощущал, как волны бездушного спокойствия и могущества, исходящие от них, охватывают его плотным коль-цом, не дают двинуться, не позволяют даже закричать.

- Не подходите! - прохрипел Дэ-вис.

В их глазах клубился мрак Нижнего Мира. Они не были людьми. И он знал это, однако слабая надежда спастись, скрыться от этих глаз, преследовавших его на протяжении многих лет, не угасала. Не угаснет никогда.

...Карие глаза хрупкой, словно травинка, женщины в ужа-се взирали на него. Горячие слезы текли по щекам. Женщина судорожно прижимала к себе ма-ленькое тельце ребенка, словно думала, что сможет своими тонкими руками защитить его от огромной черной фигуры в крылатом шлеме.

- Я не отдам его тебе, слышишь?! - закричала она, и ветер тут же подхватил этот отчаянный крик.

- Отдашь, - прогремел страшный голос, источающий один лишь лед.

Лошадь, в седле которой скорчилась женщина, в ужасе вздыбилась, сбросив наездницу и ребенка на землю.

- Отдашь-шь-шь... - продолжал хохотать голос...

...Перед глазами Дэвиса все закружилось, он пошатнулся. Но воспоминания, слов-но поддразнивая, снова утонули во тьме также неожиданно, как и всплыли.

Они подходили к нему. Все ближе и ближе. Вот они рядом с ним.

«Беги же! Беги!» - Дэвис не знал, кто это кри-чит, то ли он сам, то ли далекий, до боли знакомый голос, прорвавшийся сквозь бездну времени. И Дэвис не мог не покориться этому безумному крику. Он бы побежал, если бы что-то внезапно не толкнуло его с такой силой, что ноги подогнулись, и тело грузно упало на землю. Висок пронзила острая боль, что-то теплое и липкое потекло по щеке. Дэвис скорчился на доро-ге...

...Мальчик со стоном поднялся на ноги, голова страшно кружилась. Но когда его взгляд упал на распростертое рядом стройное тело, то боль физическая уже не имела никакого значение. Ее глаза были закрыты, шелковые пряди светло-золотых волос покрыла дорожная грязь. Ее руки, всегда такие нежные и любящие, теперь безвольно лежали в пыли, в одной из них была судорожно зажата золотая цепочка с рубиновым кулоном в алмазной оправе.

Мальчик кинулся к ней, захлебываясь криком, но путь ему преградил конник в черных одеяниях. И крылатом шлеме, покрывающем голову.

- Ты мой, мальчишка! - захохотал всадник, глядя на него мут-ными глазами Вечной Ночи...

...Дэвис даже и не заметил, что по его щекам текут сле-зы...

Глава 2. Дочь Тьмы.

Королевство Керри. Близ Шерабада. Постоялый двор «Рыжая ли-са».

Сложив на груди руки, леди Мейгри, чародей-воин, сидела в позе лотоса на кровати в небольшой комнате в придорожной гостинице под названием «Рыжая лиса», что недалеко от Ше-рабада. Глаза Мейгри были закрыты, грудь ровно вздымалась и опускалась, а мысли унеслись да-леко-далеко от физического мира, в те высоты, где приходили успокоение, тишина и где легче всего размышлялось.

Мейгри часто погружала себя в такое состояние полной отрешенности, чтобы привести в порядок скачущие чувства, избавиться от тревоги и вернуть ясность рассудку. И это часто помогало.

Чародейка лениво проносилась сквозь розовую вату облаков, купаясь в золотом сиянии и тепле, мягко обнимающими ее нежными руками. Внизу расстилались желтые, пятнистые, зеленые поля и луга, темнели леса, тянулись тоненькие ниточки рек, блестели глаза озер. Все было так хорошо, так спокойно, ничто не волновало, не тяготело, не угнетало. Лишь расслабление и покой, какого нет на земле. Но вдруг что-то произошло. Внутри Мейгри нечто судорожно содрогнулось, забилось, как мотылек о стекло окна. Какая-то неведомая сила тряхну-ла чародейку, отбросила назад. Мейгри вздохнула, пытаясь сбросить с себя невидимые оковы. Но она не могла, она слишком устала, слишком разомлела.

Ее потянуло вниз, к коричневой равни-не. Мейгри не могла понять, что происходит. Такого с ней еще никогда не случалось. Любопыт-ство взяло верх над страхом, и женщина прекратила сопротивляться. Неведомая хватка не-ожиданно ослабла, однако в любой момент готова была вновь усилиться.

Ноги Мейгри косну-лись земли равнины. Ветер обдувал лицо, трепал волосы и платье. Однако в воздухе чувствовалось напряжение, словно что-то затаилось рядом, что-то, несущее в себе тревогу и страх. Мейгри огляделась, не понимая, что сейчас делать. Невидимые путы исчезли, она была свободна. Однако почему-то уходить не было желания. «Надо ждать, что-то должно произойти, и я обязана это увидеть».

Мейгри оказалась права, ибо в следующую секунду в нескольких метрах от нее воз-дух вдруг заколебался, помутнел, уплотнился, принимая вполне определенные формы. И вскоре на прежде пустом месте неподвижно стоял человек - мальчик с янтарными волосами и яркими си-ними глазами, в которых слепяще полыхал Свет. Мейгри выжидающе смотрела на него. Непо-нятное волнение теснило грудь и странное чувство родства с этим человеком. И благоговение... Но тут вдруг началось нечто невероятное. Черная вспышка озарила про-странство за мальчиком, и в поле зрения чародейки появились две огромные фигуры, закутанные в черные плащи. Страшная незримая сила плескалась, словно штормовое море, вокруг них, сотря-сая пространство. Сила нечеловеческой ненависти, сила, подкрепленная желанием во что бы то ни стало исполнить приказ.

Мейгри пошатнулась, прижала руки к груди.

А мальчик тем временем внезапно ожил. Глаза его расширились, в них застыл страх... и понимание чего-то. Мальчик медленно пятился, не сводя глаз со своих врагов, а те даже не двигались, только смот-рели неотрывно на него из-под капюшонов плащей. А потом тьма охватила тело мальчика и безжалостно повалила его на землю.

Мейгри услышала смех черных, холодный, безжизненный, торжествующий.

И только сейчас мальчик, наконец, закричал.

И Мейгри закричала вме-сте с ним. Животный страх, сметающий все защитные барьеры, заполнил ее душу до отказа, и не было сил и воли сопротивляться ему.

Мейгри упала на колени, моля о пощаде, протягивая стиснутые руки к Небесам. Ледяной смех звучал в ушах, и стоны синеглазого юноши, и ее собст-венные крики.

Перед глазами вспыхнул голубой огонь, в воздухе полыхнуло пламя, язычки за-прыгали, разбежались, образовывая вполне ясный рисунок-круг, из центра которого на нее при-стально смотрел черный человеческий глаз...

Мейгри задохнулась, на грудь словно навалили пудовый груз, она схватилась за шею, хватая широко раскрытым ртом драгоценные жизненные глотки...

...Княжна Лианна неистово трясла чародейку за плечи.

-Мейгри! Мейгри! - Кричала она, цепенея от тревоги и ужаса. - Проснись, что с тобой!?

Охранники беспомощно столпились вокруг кровати, на которой от удушья умирала женщина, ее тело извивалось, спина выгибалась дугой, руки скребли грудь. Кожа ее посерела, а широко открытые глаза остекленели. Слипшиеся от пота волосы разметались по подушке.

-Да позовите же лекаря, наконец! - Лиан-на залилась слезами, видя, что ее наставница и подруга с каждой секундой подходит все ближе к смертной черте.

После выкрика Лианны стражи скопом кинулись к двери, с твердым намере-нием разобрать это здание по досточкам, но лекаря отыскать. Но тут перед ними дверь неожидан-но распахнулась, и на пороге появился всполошенный Анзон.

- Что здесь происходит?! - вы-крикнул он, оглядывая сверкающим взглядом комнату. Заметив заплаканные глаза княжны, его лицо вытянулось.

- Мейгри умирает, Анзон! - сквозь неудержимые всхлипывания пробормота-ла Лианна. Анзон вздрогнул и мигом очутился около кровати. К этому времени метания чародейки по-утихли, грудь почти не вздымалась в безуспешных попытках вдохнуть, пальцы на руках безвольно расслабились. Замерев, Лианна наблюдала, как Анзон прижался губами к открытому рту чародей-ки. Подняв голову, он вдохнул и вновь нагнулся над распростертым телом, вливая живительный воздух в пустые легкие Мейгри. Время, казалось, остановилось. Лианна от волнения аж прикусила нижнюю губу, соленый вкус крови заставил ее расслабиться и взять себя в руки. И тут Мейгри громко и хрипло вдохнула, широко раскрыв глаза и даже приподнявшись. А потом бессильно упа-ла на подушки, тело ее обмякло, глаза прикрылись, а щеки порозовели. Лианна радостно вскрикнула. Анзон улыбнулся, выпрямившись. Охранники с уважением по-смотрели на него. И тут неожиданно для самой себя, Лианна бросилась на шею проводнику, обня-ла и запечатлела на щеке звонкий поцелуй. - Ты настоящий герой! - Восхищенно прошептала она. Анзон смущенно кашлянул, девушка вдруг тоже испугалась своего порыва и лицо ее порозо-вело.В этот миг она совсем превратилась в обычное человеческое существо женского пола, ничего не осталось от княжны Заокраинных Земель и Заклинательницы Стихии. - Как ты, Мейгри? - озабоченно спросила Лианна, усаживаясь на край кровати подруги. - Уже нормально. -- Тихо ответила чародейка, потом перевела удивленный и усталый взгляд на Анзона. - Спасибо, я твоя должница. -Не стоит, Исполнитель Мейгри, это был мой долг, в конце концов я ваш проводник. Продолжение следует... <


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"