Абрамов Владимир: другие произведения.

Мир Усталого Света

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Драконы бывают четырёх основных видов. Как известно, все они не существуют. Здесь драконов много не будет, хотя и совсем без них - никуда. Боги существуют точно. Иначе в кого бы мы верили? Эта почти серьёзная книга - об одном из нас, который вдруг приобщился к их славной компании. Выяснилось, правда, насколько труднее среди них быть. В общем, жил да был обычный человек. Или таковым прикидывался. Даже на работу много лет ходил - с ума сойти! В один прекрасный день он с него и сошёл, и начал делать, что хочет, и ходить, куда вздумается. По ходу, чем бы не занимался, не оставлял любимого дела - собирать сказки. Восстанавливал старые и придумывал новые. Почти сразу реальность, она же - Явь, запуталась и перестала отличать, где когда и что откуда, потом махнула рукой и разрешила всё считать настоящим. С Навью пришлось сложнее. Временами странник оказывался в очень странных местах, потом и времена смешались. Тем временем его, а, стало быть, и нас, стали навещать волшебные гости, с чудесами и приключениями. Наши Родовые Древние Боги. Те самые, кто давным-давно оставили нам Веды. Теперь они возвращаются. Благо, Земля вошла в Чертог Волка. И самое интересное только начинается...

  
   МИР УСТАЛОГО СВЕТА
   Свиток Первый

   С К А З К И _ Т Ё М Н О Г О _ В Е К А

   Содержание
   Часть 1
   Рукопись, найденная в Петергофе-1
   Сон в летнюю ночь
   Рукопись, найденная в Петергофе-2
   Часть 2
   Тёмная сторона Луны-1
   Смерть одноглазого циклопа
   Четыре стороны света
   Искушение прекрасной Селены
   Тёмная сторона Луны-2
   Часть 3
   Время белых ночей
   Заповедник иллюзий
   Корчма у дороги
  
  
   МИР УСТАЛОГО СВЕТА
   Свиток Второй
  
   ВЕСТИ НАВЬЕГО КРУГА
  
   Содержание
   Часть 1
   Понятия мнимого смысла
   Часть 2
   Апокалипсис блаженных
   Часть 3
   Инквизиция абсурда
  
  
   МИР УСТАЛОГО СВЕТА
   Свиток Третий
  
   МИФОЛОГИЯ НЕБЫВАЛОГО

   Содержание
   Часть 1
   Теперь не выбираем лица
   Сказки Коляды. Велес и Азова.
   Сказки Коляды. Финист - Ясный Сокол.
Часть 2
   Мощь несбывшегося или выдумка как лёгкость бытия
  Сказки Коляды. Хозяйка Медной горы.
  
  
  
  МИР УСТАЛОГО СВЕТА
  Свиток Четвёртый

   ТЕНИ НАВЬИХ ЛЕГЕНД

   Содержание
   Часть 1
   Илион
   Часть 2
   Оме Рус Илиас
   Часть 3
   Книга Перемены Мест
   Часть 4
   Елеон
  
  
  МИР УСТАЛОГО СВЕТА
  Свиток пятый

  
  ДОМ УСТАЛОГО СВЕТА

   Содержание
  Часть 1
   Основания Невозможного
   Часть 2
   Очертания Нереальности
          Тайны Старого Митино
   Часть 3
   Просветлённые Вероятности
  
  Иллюстрации: современные художники.
  Сказки Коляды - по мотивам Книги Коляды (перевод Александра Асова).
  Версия Троянской войны - по мотивам книги Анатолия Фоменко и Глеба Носовского.
  
  
  
  
   Вместо предисловия.
  
   Современная физика элементарных частиц загадочна и удивительна. Когда она не может что-то объяснить про свои частицы, она вводит новые и замечательные характеристики, такие как странность и очарование. Когда ей становится скучно без соседей, она объявляет, что вот-вот всё объяснит в соседних разделах физики. Например, всё прояснит про гравитацию. Вот только зафиксирует какие-нибудь бозоны Хиггса в адронном коллайдере. Иногда наша физика выдаёт совсем незаметные гипотезы, которые, впрочем, могут сильно повлиять на наши космогонические представления. Как гипотеза о старении фотонов. Действительно, если бы они и это умели, то другая, более шумная, гипотеза Большого Взрыва, лишилась бы основания. Да ещё и наблюдаемая Вселенная оказалась бы во много-много раз меньше, не разделяя галактики на мифические миллионы световых лет. Но больше интересует совсем не это. Если можно представить себе стареющие фотоны, то, наблюдая мир вокруг нас, на Земле, он начинает напоминать мир усталого света. Где свету не просто не хватает энергии бороться с тьмой, но почему-то не видно и желания, независимо даже от всеобщих приготовлений к вступлению в некую новую эпоху. Будет ли она называться Эрой Водолея, Чертогом Волка или Эрой Шестого Солнца...
   А как хорошо начиналось...
   В начале была Идея. И Идея была у Бога. И Идея была Бог...
   Скоро стали учить по-новому.
   В начале было Слово. И Слово было у Бога. И Слово было Бог...
   Потом и слова перепутали.
   В начале было Дело...
  
  Свиток Первый
   С К А З К И _ Т Ё М Н О Г О _ В Е К А

  
   Часть 1
   Рукопись, найденная в Петергофе-1
  
   Макошь [Корольков]
   Всмотрись в суть того, что пугает тебя, и ты увидишь пустоту, не обладающую какой-либо природой.
   Тибетская Книга Великого Освобождения
  
  
   Иногда бывают минуты, когда кажется: все, хуже быть не может. Берегитесь этого чувства. Оно обманчиво. Обычно вскоре становится еще более невыносимо. И предела нет. Если только не сойти с ума. Впрочем, предки верили, что временное безумие спасает от полного помешательства. А если это относится ко всей жизни человека? Тогда не надо искать смысла. Надо лишь стараться сохранить главное, постоянно жертвуя чем-то менее существенным. Вся проблема - почувствовать последнюю грань. Дальше отступать нельзя. Ошибка будет дорого стоить. Удивительно, но эти крайние положения обычно узнаваемы, и даже без всякой магии. Правда, от этого не легче. И тем более велик соблазн. Впрочем, вот вам история одного ленинградского химика, рассказанная им самим примерно через год после его собственной смерти...
  
   ...Все началось после переезда. Химический факультет Ленинградского университета съезжал с Васильевского острова в деревню Темяшкино, под Петергоф. В спешке паковали ящики, коробки, разбирали реактивы, книги, бумаги. Потом везли, сваливали в кучи, снова разбирали. В одной из коробок со старыми книгами я и нашел эту странную рукопись. Она попала к нам, видимо, в прошлый период всеобщих мистических увлечений, когда даже Менделеев, говорят, отдал дань изучению спиритизма. Манускрипт был написан на нескольких тонких листах по-старославянски, поэтому я поначалу ничего не понял, кроме того, что речь шла о рецептах каких-то снадобий для превращений. Будучи человеком советским и любознательным, я сунул бумаги в карман и занялся общественно-полезным трудом. К вечеру рукописи в кармане почему-то не оказалось. Пришлось заняться более важными вопросами. Конечно, не относящимися к химии. Важным у нас считается любой житейский вопрос на стадии его философского обобщения. Взять, к примеру, жилье и зарплату. Как известно, второй хронически не хватает от предыдущей до следующей, а первое кем-то строго рассчитано по нормам провинциального кладбища. Поскольку любой важный вопрос решить невозможно, его случайное обсуждение всегда становится отвлеченным. При этом можно даже получить какое-то удовольствие, если быть не очень трезвым. А почему бы и не выпить? Я ведь спирт на работе получаю. Тут и друзья-приятели. Часам к семи вечера собираются. Оно, бывает, и случится настроение. А утром, натурально, опохмеляться. Но я - не алкоголик. Просто вечером под Рождество я уже был слегка навеселе, когда обнаружил пропавшую рукопись в одном из ящиков стола. Неожиданно оказалось, что там подклеен перевод старинного текста. В нем действительно были рецепты и подробные описания приготовления снадобий перевоплощений. Случилось так, что для некоторых рецептов все необходимое оказалось под рукой. Я тут же сделал все как положено и опробовал соответствующий несложный ритуал. Все было очень обыденно. Поэтому я не очень удивился, когда ожидаемого результата не последовало. Тут же зашли друзья и задержались, и потому я скоро совсем забыл об опытах с превращениями. Вспомнил дома, когда столкнулся со стороны жены с полным непониманием в форме молчаливого осуждения и заодно убедился по ее немногим членораздельным словам, что достиг определенных успехов, приобретя признаки какого-то животного. Хотя это было не то, на что я рассчитывал.
   Как известно, советское Рождество - не выходной, и на следующее утро пришлось с тяжелой головой отправляться на работу. И надо было так случиться, что злополучная рукопись снова попалась мне на глаза. Где-то внутри возник суеверный холодок: в ней оказалось дополнение, которого вчера не было. Но любопытство взяло верх. Практические занятия магией были продолжены. Поначалу опять ничего не изменилось. И тогда был совершен последний обряд внутреннего отчуждения.
   ...Вдруг все исчезло. Не было ни стен факультета, ни корпусов общежитий, ни прочих признаков цивилизации. Зато были люди, много людей. И все они собрались поглазеть на мою казнь. Бессильная ярость сковала мысли, как веревки, опутывающие тело. Жалкий сброд. Только бы освободить руки. Можно добраться до меча. Тогда повеселимся. Еще не все потеряно. Только бы успеть. Вот и все... остальное просто. Руки еще слушаются. Короткое движение, веревки упали. Кровь застилает глаза. Много крови. Меч работает без остановок: отрубленные руки, вопли ужаса. Давитесь моим трупом. Что-то воткнулось в спину. Господи, как больно...
   ...Постепенно все вернулось. Я взглянул на часы. Время будто не изменилось. Значит, ничего не было. Ведь жизнь и время связаны очевидно. Время потому и необратимо, что является частью потока жизни. Или оба они - части чего-то общего. Впрочем, не важно. На сегодня хватит. И я пошел домой, где с удовольствием провалялся до вечера, читая книгу. Нет ничего приятнее незапланированного отдыха. Вечером, после душа, меня снова озадачила жена. Спросила, что у меня на спине. Я заглянул через плечо в зеркало: под правой лопаткой выделялся безобразный шрам величиной с пятак. А что, если в следующий раз мне отрежут голову?..
   ...В старину не всегда любили длинные заклинания - не то, что сейчас. Иначе бы мне вряд ли удалось повторить все во сне в ту же ночь. Сон был еще рядом, но предметы вокруг снова стали другими и осязаемыми до жути. Я был один в старинном доме. Я шел по бесконечным коридорам, спускался вниз и поднимался вверх. Вокруг было одно и то же: темные влажные стены, комнаты с замурованными окнами и лабиринты с иллюзиями в полумраке. Пустота пугала. Несколько раз я пробовал разбить свежую кладку в тупиках, но это рождало только страх. Теперь надо собраться. Сначала сесть и осмотреться. Стены и стены. Может быть, вспомнить, как я сюда попал. Вспомнить не удалось, но страх ушел. Если я ничего не помню, может, и терять мне нечего? И тогда я спросил себя: кто я? И вспомнил: человек. Это было открытием и породило ряд образов: я в детстве, я в зрелости. Не то. Представляю себя врачом. Перед глазами встают пациенты: старые и молодые, мужчины и женщины. При чем здесь все это? Пошли абстрактные образы, странные и непонятные. Вдруг пришла уверенность: я все могу. Я направил ладонь на тоненькую щепку на полу и сосредоточился. Середина щепки начала плавиться, потом исчезла. Где-то почудилась музыка. Представляю себе путь к свету. Можно идти. Теперь нет нужды торопиться. Я все вспомнил. Кажется, ее звали Вивьен. Я лечил душевнобольных. Точнее, уговаривал вернуться. С ними часто занимаются гипнозом, но это -обычный обман с помощью поверхностных иллюзий. Достаточно сильное внушение невозможно без обратной связи. Нужно открыть сознание и уловить симметрию взаимодействия. Затем наступает резонанс. Вивьен поразила меня сразу. Сказать, что она красива - не сказать ничего. Она сказочно красива. Ради таких женщин завоевывают царства и ими жертвуют. Такие выбирают и с такими соглашаются. Вивьен не была похожа на сумасшедшую. Спокойная сосредоточенность во взгляде, полное равнодушие к окружающему. Кажется, много лет она уединенно жила в лесу. Как она попала в город? Теперь это не важно. Важно, что сейчас я иду к ней. Световое окно впереди: выход на крышу. Свежий ветер и яркий свет хлынули одновременно. Вместе с огромной, многомерной и нереальной радостью. Конечно, я был в этом уверен: впереди стоит и зовет меня Вивьен. Теперь опасения напрасны. Некоторые говорили, будто я сам сойду с ума. Но выход из лабиринта есть. И теперь я все могу. Вивьен ждет меня. Мы берем друг друга за руку. Лазурное небо и гроза на горизонте. Между ними радуга. Мы идем по ней. Под нами - сказочные ландшафты, поля цветов и безумно красивые деревья. Здесь будет наш удивительный замок: я делаю лишь одно движение рукой. Вивьен ласково поправляет: возникают новые своды и башни, красочный парк с фонтанами. Но мы не останавливаемся, мы идем дальше. И какое значение может иметь что-то конкретное? Ведь все теперь - для нас. И что может быть существенно? Нет больше конкретного смысла. И зачем нам какая-то цель? Нет больше времени. Да здравствуют воздушные замки Броселианды! * * *
  
  
   Сон в летнюю ночь
  
   Русалья ночь [Корольков]
  
   Вы считаете юг светом, а север тьмою -
  -- будет время, когда приду от полуночи,
   и ваш свет померкнет.
   Гаутама
  
  
   ...Когда наступает ночь, и на землю спускается тьма, духи леса получают свободу. Бесплотным вихрем несутся они сквозь деревья, оставляя неподвижным каждый листочек в безветренную ночь. Но они способны затронуть все чувствительные места в человеке, потому что не имеют пределов и границ. И горе одинокому путнику в неудачном месте, если имеет внутри пятно темное. Темное становится черным, малое - большим. И тогда наступает время великого ужаса...
   Так примерно начинала рассказ бабушка. И молилась: "Ослаби, остави, прости, Боже, прегрешения наша, вольная и невольная, яже в слове и в деле, яже в ведении и неведении, яже во дни и в нощи, яже в уме и в помышлении: вся нам прости, яко Благ и Человеколюбец". И потом рассказывала маленькой Маше о страшных чудовищах и могучих чародеях, ужасных тайнах и волшебных приключениях, славных витязях и прекрасных принцессах, дальних странах и великих городах.
   Забылось все. Осталось единое таинственное ощущение, которое вернулось сразу, как только вокруг появились знакомые очертания лесного пейзажа. Случилось так, что молодая барыня Мария Алексеевна вернулась после долгого отсутствия в свое родовое поместье на Троицу, солнечным майским утром. Поместье, объединявшее ряд цветущих на берегах реки Осетр деревень Веневского уезда Тульской губернии, раскинулось в живописнейших местах, характерных для этого благодатного уголка России. И барышня, которая сама увлекалась живописью, с удовольствием разглядывала свои владения. Она, сказать, также не портила общей картины: озорная, красивая, легкая. С тем же вниманием и интересом осмотрела каждый уголок усадьбы, в которой отсутствовала десять лет. Привлекла внимание неизвестная картина "Снятие с креста", напомнившая голландскую. Вся группа изображена на залитой желтым светом площадке, в центре которой - тело Иисуса, отталкивающее, слишком натурально мертвое, лишенное привычного благообразия. Мария Магдалина смотрит в пустоту с ужасом и тоской затравленного зверя. Лицо Иоанна Зеведея выражает раскаянье, подавленность и страх. Но самым необычным в картине было то, что была она как будто бы живая. То есть, были люди, которые говорили, что якобы каждый год выражение лиц и даже положение фигур на картине чуточку меняется. И что вообще здесь нечисто. Да и то сказать, рисовал-то картину местный деревенский парень, который живописи был сроду не обучен. Правда, умел Иван многое - на все руки мастер. Барышня его с детства помнила. Детей любил. Бывало, наделает им игрушек - как живые. Таких и в столице не купишь. А ровно три года назад он исчез. Тогда зеленые гуляния в лесу были. Потому не иначе русалки утащили его в озеро. Значит, и в эту русальную неделю он обязательно объявится, да только видеть его и разговаривать никому не надобно, потому как добром такие встречи с русалиями не кончаются. А еще каждый год в то же время мужики в лесу Лешего видят. Он месячные ночи больно любит: сидит старик старый на пеньке, лапти поковыриват, да на месяц поглядыват. Как месяц за тучку забежит, темно ему, знашь, он поднимет голову-то да глухо таково: "Свети, светило",- говорит. А еще старики рассказывают, что есть в лесу такое заколдованное озеро, а при нем хозяйка живет, молодая такая, только волосы зеленые...
   Леший [Корольков]
  
   Марии было уже довольно: "Я обязательно буду на зеленых гуляниях этой же ночью". Вечером того же дня Мария приоделась как богатая крестьянка и отправилась в лес вместе с Дарьей, своей давней подругой по всяким-таким забавам. Даша уверяла, что перед тем, как идти в лес, непременно надо произнести заговор от лешего. И Мария с любопытством и робостью повторяла загадочные слова: "Хожу по лесам, по кустам, по мхам, по болотам... по чернику, по малину - куда не хожу, никогда не блужу; солнце по солнцу, месяц по месяцу; при частых зорьках, при вечерних зорях хожу не блужу, а тебе, лесной хозяин, покорность отдала: от меня, рабы, отшатнися, в березу обернися".
   В лесу было уже полно девушек и парней. Девушки заплетали березы, водили хороводы, кумились. Парни держались в стороне, но неподалеку; разжигали костры. В желтых бликах костров эти языческие забавы казались таинственными. Гадания на березах мало занимали Марию, и она пошла к озеру, где пускали в воду сплетенные из цветов венки. На берегу неподалеку, в тени густой ивы, сидела одинокая девушка и тихонько пела, да протяжно так, приятно. "И не скучно тебе тут одной?"- спрашивает Мария. А та повернулась, посмотрела так странно, да и говорит: "Эти гуляния не для нас. А в одиночестве не скука - тоска". И тут заметила Мария, что волосы-то у нее вроде зеленые, догадалась она, кто это, испугалось, было, да виду не подала - не из робких, вишь. Спросила только, не из тех ли та русалок, что добрым людям головы морочат, да губят почем зря. Вот и Ваню, художника, сгубили, сказывают. А русалка улыбнулась как-то жалко и говорит: "Ваню не козни мертвых сгубили, живые - они много опасней будут. А я просто живу здесь рядом, на озере. И все бы ничего, но, Господи, как одиноко!" - "А правда ли, что и старик какой-то здесь на полянке появляется?" - "Он выбрал когда-то не ту дорогу, да и заблудился. С тех пор не может вспомнить, куда шел. Так и остался в этом лесу. А в лунные ночи выходит на поляну, греется... Вот и луна взошла, мне пора" - русалка собралась уходить. - "Погоди немного - вспомнила Мария, - правду ли говорят, будто озеро это - заколдованное?" - "Для кого заколдованное, а для кого - волшебное, - усмехнулась русалка, - все зависит от того, кто в него смотрит. Важно другое: по сравнению со смертью зло бессмысленно",- сказала так и пошла, только бестелесный силуэт таял, таял... И тут Марию осенило, кого ей напоминала новая знакомая, да нет же, просто была ей. Это была Мария Магдалина с новой картины. "Почему же так получается ?- вдруг бессвязно подумала Мария ,- почему одних добрых намерений недостаточно, чтобы сделать человека счастливым? Почему чаще наибольшее зло приносят из добрых побуждений? Почему человек заблудший может быть много опасней того, кто творит зло, но сознает себя преступником? Но тогда получается, что ум и добро - это одно и то же, только называются по-разному, в зависимости от обстоятельств. Но где же взять столько умных, Господи! И как остальным жить по совести?"
   Мария не заметила, как вернулась на поляну. Она присела под березой невдалеке от костра, пригрелась, задремала. Очнувшись, она увидела перед собой Ивана. Мария сразу узнала его. Те же спокойные движения, насмешливые глаза. Он почти не изменился. "А мне говорили, будто художник Иван умер"- удивилась Мария. - "Художники мертвыми не бывают, - усмехнулся Иван. - Хотя... в мертвых - всеобщая связь живых. Это ли не достойная цель?" - "Цель... задача... предназначение?" - "У художника нет предназначения. Он просто отражает мир необычным образом". - "Для этого нужно суметь выразить себя. Но всегда ли талант может преодолеть обстоятельства?"- не унималась Мария. - "Да, если готов явить миру свое женское начало, сжигая себя на глазах равнодушных зрителей. Но главное - это прикоснуться к истине".
   - Когда-то в наших краях жил человек, - продолжал Иван. - Он обладал редким даром: те, кого он рисовал, иногда оживали. А рисовал он обычно всякую диковину. И вот, в окрестных лесах стали происходить странные вещи. Бывало, едет одинокий путник по лесу. Вдруг, окликнет его женский голос по имени. Оглянется раз, другой - никого. Третий раз оглянется - сидит меж ветвей невиданной красоты русалка, с человеческими ногами, только волосы зеленые, и вся голая, - потом вздохнет так печально, да и растает в воздухе. А кто семь раз на нее оглянется, тому и свет не мил -уходит от людей из деревни и все время что-то ищет, ищет... А то еще рассказывали, что в ту пору, когда в водах волшебного озера рыбу ловили, рыбаки забросят сети, станут вытягивать в лодку, а в сетях - та русалка. Будто приходит в себя сначала в лодке, а потом как рассмеется - забавляется, вишь. А от смеха того лодка переворачивается, и кто спасся, тот и молодец... А еще недалеко стал леший появляться. Весь заросший, растрепанный, идет обычно, спотыкается, что-то себе бормочет. А лицо странное - одним глазом смотрит, а другого не видно - может, волосы длинные мешают, - такой лохматый! Да только так-то оно лучше. Тому, на кого он в оба глаза посмотрит, плохо бывает. Начинает человек видеть в людях не только то, что есть, но и то, что представляется, да еще не может отличить одно от другого. Впрочем, старичок безобидный. Другое дело, недавно появился в озере дракон о трех головах...

   Сирин [Корольков]

   Лешие, русалки, водяные, болотные, - все они, и почему-то одновременно, возникли перед Марией. Потом что-то рассказывали, гримасничая и жестикулируя, с большим чувством. Потом встали все вкруг костра и завели чинный хоровод. Вот они стали кружиться быстрее, быстрее, а огонь - все ярче, больше. Глядь, а это и не костер уж вовсе, а огнедышащая голова дракона, растет и усмехается, вот-вот все проглотит...
   Тут Мария проснулась. Ярко горели костры. Ивана не было. Даша толкала и тормошила ее: "Проснитесь, барышня! Пропустите самое интересное. Пришла пора гадать на вещем озере".
   - Не надо делать ничего особенного, - объясняла Даша. - Надо только выбрать уединенное место у озера, посмотреть в него внимательно и представить себе что-нибудь светлое... Как идешь в детстве по лесу: кругом сумрачно, неуютно, - и вдруг выходишь на большую поляну, залитую солнцем, цветами, птичьим щебетом. Неожиданно становится легко, словно лететь впору. Кажется, будто находишься не только здесь, но и везде одновременно. И становится ясным и прозрачным все - как было и как будет...
   Мария слушала не очень внимательно. Она присела на знакомую с детства песчаную косу, шагах в тридцати от берега. Вода была тихой-тихой, гладь озера точно отражала звездное небо. Казалось, до звезд можно было дотронуться рукой. - Как это странно - подумала Мария. - Ведь они бесконечно далеко от меня. Но какое мне до этого дело, если для меня они - тут, рядом? И что с того, что вымысел - это иллюзия, если действует порой на человека больше, чем иная реальность? Искусство - это вымысел очищения. Творение - суть Святой Троицы. Существует все, что можно себе представить...
   В озере что-то изменилось. В глубине возник свет, вода стала прозрачной. Этот свет становился все ярче, откуда-то послышалась музыка. И вдруг ослепительная вспышка потрясла ее, лишила зрения, оглушила. Она ощутила всем существом какое-то смутное томление, сладостное и тревожное. Захотелось плакать, потом - смеяться. Но тревога выросла и заслонила все, сменившись отвращением, которое превратилось в ненависть. Но и это чувство стало стихать. Душа наполнилась уверенностью и мужеством. Потом все утонуло в буйном, безграничном восторге озарения, перешедшем в теплую, спокойную радость. Сколько времени она так находилась, Мария не знала. Постепенно стали возвращаться к ней. Через некоторое время все стало по-прежнему: лес, озеро, небо... Но что-то изменилось. " Теперь все будет по-другому: для нее, Даши, Ивана, зеленоволосой русалки, старого лешего". - Мария вытянула руку в направлении сухого дерева на другом берегу. Легкое движение, и оно повалилось на песок. Мария встала и пошла в ту сторону, прямо по серебристой глади озера. Невдалеке, на берегу, показались люди. Девушка с длинными волосами, какой-то растрепанный седой человек. О чем-то тихо беседуют. Кого-то не хватает... Да нет же, и Ваня здесь. Как хорошо! Теперь мы всегда будем рядом. Мы - с одного корабля.
   ...Когда наступает ночь, и на землю спускается тьма, путы реальности слабеют. Многое становится возможным. Теряются привычные связи, появляются новые смутные образы. Они способны сгущаться и совершенствоваться, смешивая времена и смещая представления. И, хотя воздух чист и прозрачен, что-то в нем неуловимо меняется, растворяя невидимые оболочки, разделяющие части целого. Наконец, пелена спадает, и исчезает личное отчуждение. И тает позади личная история, а впереди возникает сдержанное мерцание, указывающее вход в царство сияющего света. Этот вход открыт. Он ждет нас.
  
   * * *
  
   Рукопись, найденная в Петергофе-2
  
   Морана [Корольков]
  
   Всмотрись в суть того, что пугает тебя, и ты не увидишь пустоту, не обладающую какой-либо природой.
  
  
   К сожалению, мои путешествия далеко не всегда приятны. Чаще по ночам мучают материальные кошмары. Многие я просто не хочу вспоминать. Одно время мне казалось, что я не смогу больше спать. Но ко всему привыкаешь. Даже к угрызениям совести. Иначе разве стали бы люди мучить друг друга? А если мучаешь самых близких? Мои дети, жена... Они считали меня когда-то самым сильным...
   ...Вспоминаю себя в концлагере. До войны я был парикмахером. И здесь я тоже стригу. Здесь заготавливают женские волосы. А женщин потом ведут в газовые камеры. В этот раз была обычная партия. Я механически делал свою работу. И, вдруг, у меня внутри все остановилось. Две женщины в новой группе смотрели на меня. Это были мои дочь и жена...
   ...Ура будильникам! Они заменяют нам утренний крик петуха, отгоняя ночные кошмары. А время все-таки иногда движется. Это очень хорошо. А то ведь можно дойти до полной чепухи. Допустим, я перевоплощаюсь в другое я. Мое предыдущее я при этом замирает. Но можно войти в следующее воплощение, и снова прежнее как бы остановится. И так далее. А если продолжать до бесконечности? Тогда я буду везде и во все времена. Я - бог. Правда, довольно жалкий. Повсюду мертв, а где жив - бессилен. Скорее, оборотень. А если научить каждую прежнюю оболочку начать собственную серию? Полная чертовщина получится. Или существует раз и навсегда заданная цепочка материальных оболочек для каждой бессмертной души? Но почему тогда рождается больше людей, чем умирает? И как удавалось Иисусу жить одновременно в Индии и в Японии после воскресения? Впрочем, кое-что оказалось еще удивительнее. Достаточно было попасть в Кану Галилейскую. Мне всегда казалось забавным, что свое первое чудо в родных краях после возвращения Иша Натха совершил, превратив воду в вино на свадьбе в Кане. В этом смысле по его стопам пошли многие. Достаточно вспомнить Менделеева, первая серьезная работа которого была посвящена изучению взаимодействий воды с этиловым спиртом. Правда, немногие знают, что свадьба в Кане Европейской была свадьбой самого Иисуса с Марией Магдалиной, которая, конечно, не была никакой грешницей, а, наоборот, знатной дамой, дети которой основали династию Меровингов. Шесть чанов с вином символизировали шесть основных видов жажды жизни, но воды в них, конечно, не было, а была крепкая граппа, приготовленная по его технологии. Этот человек, а его и звали-то тогда по-другому, - вообще был жизнелюбом. И распят был в свои неполные сорок на Босфоре вовсе не для искупления мифического первородного греха человека. Разве один человек может умереть за всех? Разве Бог нуждается в смерти Праведного за неправедных? Потом было придумано и много других нелепиц. И были они уже далеко не так безобидны...
   ...Перед Первой войной мы жили в Семиречьи. В ту ночь у нас померла корова. Мать, как водится, плакала, а отец, еще до рассвета, принялся выкапывать яму. Вдруг вышла трехлетняя сестренка Надя. - "Коля, не закапывай коровушку, она молочко дает"...С того дня Надя стала слишком задумчивой. Бывало, увидит отца, покачает так печально головой. - "Эх, Коля, Коля!" - только и скажет. Отца через год убило на войне прямым попаданием снаряда. Надя умерла парой месяцев раньше от простуды. Когда ее внесли с мороза на отпевание в церковь, мне показалось, что у нее порозовели щечки. Но самое странное - не в этом. Дело в том, что погибший в Первой войне двадцати трех лет от роду Николай - мой родной прадед...
   ...Эльф Гвион охранял священный котел великой богини Керидвен. Зелье из вечно кипящего котла случайно попало ему на язык. И открылись эльфу прошлое и будущее, тайны движения времени и пространства, смены сущностей и телесных оболочек. Гвион навлек на себя гнев своей повелительницы. Он пытался скрыться, превращаясь в разные предметы и сущности, меняя времена и окружение. Все тщетно. Керидвен нашла его маленьким зернышком в огромной куче зерна и попросту проглотила, обратившись в черную курицу. Вскоре она забеременела. Родился мальчик. Керидвен решила избавиться от ребенка и выбросила его с люлькой в море. Люлька попала к сыну Гвиона. Тот вырастил ребенка, дав ему имя Талиезин, что означает Лучистая Звезда. Впоследствии он стал величайшим бардом и магом и основал славное и могучее племя друидов... Так гласит легенда.
   На самом деле, все было совсем по-другому. Царица Керидвен, действительно, занималась магией, но богиней времени и смерти ее стали считать куда позже. Гвион был молодым аристократом из ее свиты и ближайшим советником царицы. Однажды почему-то впал в немилость, в считанные дни как-то постарел, а вскоре был сослан царицей в свои владения, где, правда, дальнейшим гонениям не подвергался. Там Гвион сам увлекся магией. Про него стали рассказывать всякие ужасы, а его замок объезжать стороной. Говорили, будто по ночам он летает по небу, общается с покойниками и умеет превращаться черт знает во что. Временами он исчезает бесследно, а когда появится, смеется так странно и говорит, будто странствовал среди звезд или вовсе был в запредельном мире. Однажды он просто не вернулся...
  
   Перуница [Корольков]
  
   ... Керидвен любила Гвиона. Любила исступленно и деспотично. Гвион тоже любил ее. Но он был молод и ветрен. Однажды на пирушке он познакомился с юной красавицей Корриганой, дальней родственницей царицы. Перебрав хмельного, Гвион в тот же вечер уединился с Корриганой в ее покоях. Мало того, под ее чарами он выболтал ей секрет Керидвен, известный только ему: тайну ключей от подвалов темных духов. Корригана оказалась колдуньей. Она хотела получить власть над темными духами, чтобы убить Керидвен и царствовать. Но она не учла эффект бумеранга и не смогла принять нужных мер защиты. Она обрела лишь толику силы и была раздавлена темнотой. После этого Корригана не могла больше причинить вред Керидвен, и царица даже не думала ей мстить. Но Гвиону Керидвен отплатила полностью. Она была великой волшебницей. Она вызвала души Гвиона и Корриганы из тел и поменяла их местами. Потом посадила обоих под домашний арест. Это была хорошая пытка. Гвион в один миг превратился из блестящего царедворца в бесправную приживалку. Покончить с собой было большим искушением. Но из гордости новая Корригана научилась делать вид, будто у нее все нормально. А вскоре почти привыкла. И тогда Керидвен пошла дальше. Однажды она вошла в бывшее тело Гвиона, и этот Гвион изнасиловал Корригану. Та забеременела, и только гордость снова помогла перенести все. А дальше случилось неожиданное: она захотела иметь этого ребенка. Роды проходили долго и мучительно. Она не выдержала и умерла. На этом Керидвен свою месть закончила. Когда она сняла свои чары, Гвиона действительно трудно было узнать. Хотя все превращения были лишь наваждением. Затем Гвион удалился в ссылку, а Керидвен родила от него сына. И дано ему было имя Талиезин. И, конечно, ни в каком море божественная Керидвен своего наследника не топила. Иначе как бы я с ним потом разговаривал?..
   ...Я часто ловлю себя на мысли, что обычно не важно, что говорит собеседник, но всегда - каким тоном. От этого слова меняются до неузнаваемости. Что же говорить об изложении одних и тех же событий разными людьми? Бывает ощущение, что рассказывают о разном. Будто и вправду мир - это результат принятого способа описания. Потому я был уверен, что от Гвиона услышу совершенно другую историю. Может быть, историю любви. Но он действительно исчез. Мало того, я не смог настроиться на него и до исчезновения. Не иначе, и тут нечисто. Зато удалось, наконец, двойное перевоплощение. Был у Моцарта. Заказал ему реквием. Потом удалось послать себя дальше. Но что-то случилось. Дело в том, что я оказался - или оказалась? - женщиной. Само по себе это не слишком расстроило. Только собирался-то я в свое собственное будущее, а оказался рядом с собой настоящим, да еще, чтобы вскоре присутствовать на собственных похоронах. Древние славяне верили: когда человек умирает, богиня смерти Морана поет ему прощальную песню, а его душа вселяется в птицу Дио и слушает, находясь неподалеку. Бедная птичка! Я умер в сорок девять лет от кровоизлияния в мозг. Я наблюдала за последними днями своей жизни в качестве стороннего наблюдателя. Одного я не могу понять. Почему я не понимал своего двойного бытия так же ясно, как это осознавала я?
   ... Бояться действительно глупо. Смерти нет. Есть океан духовной энергии. И всеобщая связь, следующая закону качественного соответствия. Как в химии, где подобное растворяется в подобном, где электроны взаимодействуют при близких по форме и энергии орбиталях. Поэтому не правы те, кто считает инопланетными земных богов и пророков. Пусть Рама и Заратустра не принадлежат Земле, но им не надо было ниоткуда прилетать. Понятны трудности совместить то, что Бог - всемогущ и Бог - всеблагой. Он не может быть для нас ни тем, ни другим, если Бог - внутри каждого. Но не теряет ли тогда смысл само понятие Бога?
   ...Смирение паче гордости. Я видел Зеркало Жизни Заратустры. С ним можно растворяться во времени и в Многообразии, множественность миров - лишь одно из проявлений которого. По нему можно двигаться непрерывно, попадая порой на островки устойчивости. Как в Риг-Веде: "без усилий один мир движется в другом". Непонятно лишь, как все это может существовать одновременно. Скажем, продвинешься на несколько единиц изменчивости, попадешь в другой мир, оставив в прежнем свою старую оболочку. И тут нет моего двойника - все уже существует со мной во взаимосвязи. Хочешь - пользуйся, хочешь - иди дальше. И везде мир разный, но заранее ко мне приспособленный. И я могу выбрать все, что взбредет мне в голову, и все окажется реальностью. Но ведь реальность не может быть плодом моего воображения. Это ловушка. Поставленной цели достичь невозможно. Теперь я понимаю, почему Гвион не вернулся. На определенный вопрос не существует определенного ответа. Существует расхождение смысла, искажение отклика. Как в жизни: пока добиваешься цели, она становится ненужной. Для решения любой нетривиальной задачи необходимо иметь цель на порядок выше. Должно быть какое-то измерение, позволяющее оценить протяженность смысла. У меня нет другой возможности попытаться это выяснить: нужно отправится по новой цепочке превращений. Может быть, бесконечной. В дорогу! Я увижу новые страны и чудесные города, я буду общаться с интересными людьми и другими разумными существами. В моих воплощениях будет все меньше крови, насилия, жестокости. Мне нужно научиться любить. Наверное, это и есть самое главное. Только любовь может обуздать все самое темное, ужасное, чудовищное. Лишь она оправдывает жизнь во всех ее проявлениях. Сверкай, безумный алмаз!...
   ... На этом история моего друга обрывается. Она была записана в обычной общей тетради, которая попала ко мне при достаточно странных обстоятельствах. Ее принесла мне незнакомая миловидная женщина неопределенного возраста примерно через год после смерти друга, которого она знала, по ее словам, лучше всех. Это меня насторожило, но рукопись была убедительна. Его почерк: округленные буквы переменного размера, с частыми пропусками соединений. Разве что аккуратности несколько больше. Эта женщина меня заинтересовала. Я начал наводить справки. Выяснилось, что мой друг познакомился с ней незадолго до смерти. Примерно в это же время она заболела каким-то психическим расстройством. После визита ко мне у нее случилось обострение, и она попала в больницу, но вскоре полностью вылечилась. Когда я встретил ее через пару месяцев, она наотрез отказалась со мной разговаривать. Наверное, в этом и нет теперь необходимости. Теперь-то и я знаю древний рецепт!...
  
  
  
  
   Часть 2
  
   Тёмная сторона Луны - 1
  
   Царство Ирия [Корольков]
  
   Из Блаженства родились все эти существа,
   благодаря Блаженству они существуют и растут,
   к Блаженству они возвращаются.
   Таиттирийя Упанишада

  
   Смерть всегда приходит неожиданно. Даже человек, приговоренный к смерти решением суда, или обреченный неизлечимой болезнью, до последней секунды надеется на чудо или на все, что угодно. Надежда, смешанная с изумлением, остается даже после расставания внутренней сущности с материальной оболочкой. Некоторое время внутренняя сущность удивленно наблюдает, не покидая прежних измерений, за тем, что составляло с ней прежде слитное существо. Затем смещает размерности пространства и устремляется в длинный светлый тоннель к обновлению. Отсюда еще можно вернуться. Иное дело - вместилище перемен. Здесь не только меняют ориентацию сущности, но часто совсем забывают прежние идеалы. Не забывают лишь те, у которых память структурна. Впрочем, у них взамен происходит некое смешение понятий. Я, наверное, из таких. Поэтому мне не избежать некоторой путаницы.
   Я не помню своего нового вхождения. Одно лишь удивление зрелой фазы: здесь все не так. Нет розовых кущ и кипящих котлов. Впрочем, есть кое-что похлеще. А главное, все вперемешку. Но, в общем, все знакомо. Здесь обитают множество разных существ. И все, между прочим, имеют свои материальные оболочки. Конечно, очень убогие. Но от этого не менее дорогие своим владельцам. Представьте, те настолько дорожат своими телесными субстанциями, что посвящают порой их сохранению все движение. Или даже подчиняют их движению весь смысл. Или наоборот. Это обычно ускользает. Впрочем, это не важно. Главное - берегут. А для пущего сбережения материальных оболочек, - хотя чего их беречь? - сущность вечна - я знаю здесь это доподлинно - собственники несчастные,- здешние существа - и я такой же, вот смех! - организовывают - слово забыл - партии, союзы, объединения... - не то, - скажем, совокупности - малые, средние, большие. Малые могут состоять только из одного существа. Можно назвать это единением с Вселенной, можно и дремучим эгоизмом. Чаще встречаются парные сообщества. Хотя, с цифрами и существами здесь надо обращаться осторожно: те и другие часто самопроизвольно удваиваются, а то и утраиваются. Но пары обычно организуются так. Выделяют группу значимых признаков - существенных, нет ли - не важно, - общее-то количество для любого объекта бесконечно. Затем делят всю группу на две части. Потом определяют качество каждого признака обеих сущностей. И сравнивают. Если признаки первой части у партнеров похожи, а признаки второй части отличаются нужным образом, то образуется временная пара по совместному сбережению материальных оболочек. Все очень просто. Но на этом все только начинается. Сущности объединяются дальше, усложняя и запутывая все настолько, что дальнейшего процесса внятно описать не сумел никто. И я не буду. Главное, что результат знакомый. Поэтому и остальное обыденно.
   Наверное, наш мир - чистилище. Кто знает, сколько миров предстоит нам пройти, прежде чем раствориться в общем блаженстве? И есть ли оно? Многие думают, что мы вернемся в прежнюю обитель. И так бесконечно. Сансара - вишь. Но тогда оба мира теряют свой смысл. А ведь всему свое время и время для всего. Я знаю, что те, кто понял это, перешли в новое качество. Они могут вернуться только преображенными. И узнают ли они все? Мне многое кажется знакомым. Здесь есть добро и зло, радость и страдание. Здесь есть мужское и женское начала как носители незавершенного стремления к единому. Это, кстати, является одной из важных и не всегда осознанных причин формирования разнообразнейших структур и коллизий. Забавно бывает наблюдать, как многие мировые вопросы решаются на уровне личных влечений. И лучше делать это осознанно...
   ...Как это было у нас с Евой. То есть, это я так ее назвал. Она своего имени не помнила. Наверное, память у нее не структурна. Меня когда-то звали Адамом. Я это помнил. Может быть, всеобщее воскрешение мертвых в будущем - это просто воскресшая память всех о прошлых воплощениях. Но это тяжело психологически. Я, например, о некоторых и вспоминать не хочу. А вспоминать пришлось много: Еве было все интересно. Она слушала жадно и была совсем как ребенок. Я был польщен и молол без разбора: про Солнце и Землю, взаимодействие миров и искривление пространства, коварных рыцарей и благородных драконов, ужасных принцесс и прекрасных чародеев...
  

* * *

  
   Смерть одноглазого циклопа
  
   Берегиня [Корольков]
  
   Он, подавивший желания,
   не зависящий от корней,
   пастбищем которому пустота-
   необусловленная и свободная,
   путь его неисповедим,
   как птиц полет в поднебесье.
   Дхаммапада

   Давным-давно на белом свете жили страшные драконы и прекрасные феи, карлики-оборотни и великаны-циклопы, были русалки и лешие, ведьмы и домовые, и еще много-много чудесного...
   В те времена доблестные рыцари совершали славные безумства во имя прекрасных дам, а потом за Круглым Столом делились впечатлениями о своих блестящих подвигах. Могучие короли одерживали великие победы, а странствующие трубадуры слагали сладкозвучные песни: жизнь текла своим чередом. В свободное время рыцари вызывали друг друга на дуэль или похищали своих прелестных дам. Впрочем, бывало и наоборот. Фея Моргана, сестра известного короля Артура Пендрагона, сама похитила одного из славнейших рыцарей Круглого Стола - Ожье Датчанина, - и перенесла его на остров счастья Авалон. Другая фея Вивиана, знаменитая Леди Озера, заточила в воздушном замке Броселианды величайшего мага прошлого и грядущего Мерлина. В общем, делали, что хотели.
   Так вот, именно в это время жил-был дракон. И было у него три головы: одна - умная и добрая, другая - глупая и злая, и третья - ленивая. Это было очень неудобно, ибо головы никогда не могли достичь полного взаимного согласия. Бывало, встретит дракон очередного чудака, закованного в броню и одержимого странной страстью к истреблению драконов, да и расслабится. А злая голова - тут как тут: дыхнет разок огнем, да и нет чудака. Добрая голова расстроится: нельзя, дескать, отвечать на зло насилием, когда не ведает он, что творит. - А откуда мне это знать? - удивляется ленивая голова. - И чем вообще отличается добро от зла, если они неразлучны? - Каждому даны два глаза, - отвечает добрая голова, - дело лишь в желании видеть. Трудно было головам договориться, но делать нечего - не вступать же в схватку между собой, подобно двум львам, которые яростно дрались до тех пор, пока от них не остались одни хвосты. К счастью, люди подобной принципиальностью не отличаются, а то бы давно уничтожили все человечество. Из принципиальных соображений. Дракон тоже был типичный соглашатель - ведь головы даром что находились на разных шеях, но каким-то образом жили друг в друге, так что не всегда можно было с уверенностью сказать, чьей была очередная мысль.
   К сожалению, рыцари имели свои представления о чести, и надо было так случиться, что дракона вызвал на поединок блистательный сэр Ланселот - первый среди равных рыцарей Круглого Стола. Ланселот перед встречей с драконом странствовал после неудачного романа с королевой Джиневрой. У дракона тоже было плохое настроение. Поэтому ничего удивительного в их дуэли не было, хотя сейчас все предпочитают выяснять отношения без помощи оружия, что, конечно, гораздо опаснее для окружающих. И надо сказать, в данном случае каждый был под стать противнику: Ланселот привык иметь дело с драконами, да и наш дракон рыцарей на своем веку видывал. И потому бились они долго. Ланселот не мог приблизиться к огнедышащему дракону из-за нестерпимого жара, хотя и успевал отражать от себя пламя волшебным мечом Кольбурном. Но усталость понемногу брала свое. И когда внимание дракона притупилось, Ланселот неожиданно оказался перед ним и одним махом отрубил ему третью голову. Большего сделать не успел, ибо выбит был из седла мощным ударом хвоста дракона. Заколдованный меч валялся далеко на земле. Гибель Ланселота была неизбежна. Но в ту же секунду на место поединка сверху спустился густой туман. Вскоре он развеялся, но Ланселота на поле брани уже не было.
   Раненый дракон прилетел к своему другу, великому магу Мерлину, более известному под именем Тигеарнмас, - сетуя на несправедливость судьбы, благосклонной к его противнику. - Ничего не поделаешь, - мечтательно произнес Мерлин, - Ланселоту покровительствует Фея Озера Вивиана - единственная, против чар которой я бессилен. Вскоре Мерлин приготовил целебный чудодейственный эликсир, заживил дракону ужасную рану, а затем раскинул гадание на философском камне и крысиных хвостах. - Ясным утром после долгой ночи расцветет прекрасный лотос. И будет источаемый им аромат не только сладок, но ядовит. Но упадут на чудесный цветок капли вечерней росы и обезвредят яд, а сами превратятся в жемчужины... Так сказал Мерлин. Дракон не понял.
   - Все просто: в сказочной стране Филистинии...
   ... В сказочной стране Филистинии жил веселый народ - филистинляне. И жили они хорошо. Земля и все, что на ней было, было общим. Все трудились - не тужили, друг друга не обижали, да добра наживали. И были у них волшебная Мандрагора, дарящая их чудесными плодами, и великая Книга Судеб, открывающая им удивительные тайны жизни.
   Но внезапно все изменилось. Откуда не возьмись, стали появляться карлики. С виду - люди как люди, только мелкие. Но постепенно их становилось все больше и больше, и за ними стали замечать неладное. За что ни возьмутся - все из рук валится, а начнут говорить - не остановишь. Зато каким-то загадочным способом проведывали обо всех событиях в жизни каждого, даже мысли и чувства ведали. И постепенно стали они руководить единомыслием, чтобы управлять общим благом. Или наоборот. В общем, стали они работать. Проведают у кого единую мысль - так и сличают с идеалом. И все бы ничего, только люди исчезать стали, а карликов - все больше. Опомнились люди, да поздно было - карлики все лучшие места заняли, а люди для них стали как скот. И тогда люди восстали, и пошло кровавое побоище.
   И реки обагрились кровью, а горы содрогнулись от ненависти. Душераздирающие вопли, нечленораздельные стоны и злобные проклятия огласили долины. Великая река Рудра вышла из берегов от крови, а трупы убитых на поле брани некому было убирать. Таяли ряды людей, а карликов все прибывало. Стойко сражались люди, но были уже обречены...
   ...И тут на поле боя появился величественный всадник на белом коне. В чертах лица его или фигуры не было, казалось, ничего выдающегося, но был он в своем неистовом гневе и безумной отваге настолько прекрасен, что подобен только самому. Как бог смерти Яма ринулся он на врагов. И сокрушал их своим огненным мечом, и воспрянули люди духом, и с новой силой разгорелась битва. И перестало вдруг расти вражеское войско. Сражение уже не могло идти долго. Начался разгром. Скоро все было кончено. Из-за туч вышло яркое солнце и своим желтым светом сделало поле битвы оранжевым. Но победителей не было. Черты убитых карликов разглаживались, укрупнялись. Они превращались в людей. С ужасом узнавали в них уцелевшие своих пропавших родных и близких. А Белый всадник отпустил коня, сел под деревом на возвышении. Последний раз окинул он поле битвы спокойным угасающим взором и умер.
   ...Так записано было в Книге Судеб. Зловещая четырехликая богиня Кали сделает так, что глупость, зависть и злоба наполнят воздух и заразят людей. И спрячет свои чудесные побеги в землю священная Мандрагора, а корень ее вылезет наружу, обернувшись страшным Альрауном. И даст то начало отвратительному племени карликов-оборотней. Завладеют они Книгой Судеб и начнут стирать ее волшебные знаки, а взамен записывать туда своими каракулями имена людей, которые будут тогда в полной их власти. И будут оборотни непобедимы, пока жив Альраун. Много будет крови и слез. Но родится тот, кто положит конец мерзости и погибнет. Рано забудет себя, долго будет скитаться по свету. Нигде не найдет он покоя. Но встретит странник великого лекаря и примет из рук его шесть волшебных апельсинов. Вспомнит тогда себя и вернется домой. Без жалости уничтожит он злобного Альрауна, хотя будет знать, что погибнет, отравленный его ядом. Но останутся в земле добрые семена великой Мандрагоры. Может быть, они еще дадут обильные плоды.
   В сказочной стране Филистинии жил веселый народ - филистинляне...
  
   * * *
  
   Четыре стороны света
  
   Алатырь Камень [Корольков]
  
   Если я пойду и долиною смертной тени,
   не убоюсь зла.
   Псалом Давида

  
  
  
   За тридевять земель, в некотором царстве - тридесятом государстве жили-были царь с царицей. И был у них единственный сын - Иван-царевич. Когда исполнилось ему шестнадцать лет, отправился он путешествовать. Долго ли, коротко ли бродил Иван по белу свету, но попал он в дремучий лес, куда ни зверь не забежит, ни птица не залетит. Вдруг случилось диво дивное: все вокруг озарилось ослепительно белым сиянием, а перед Иваном, откуда не возьмись, стоит избушка на курьих ножках, к лесу - задом, к нему - передом. Зашел Иван - у печи сидит баба Яга - Костяная Нога. - Куды путь держишь, касатик? - спрашивает. - Дело пытаешь, аль от дела лытаешь?... - Я - Иван, царский сын, по белу свету хожу, на людей посмотреть, да себя показать, - подбоченился Иван. - А ты, старая хрычовка, прежде чем добра молодца пытать, баньку б истопила да хлебом-солью накормила... - Будь по-твоему, царевич, - ухмыльнулась старуха, а потом баньку истопила, Ивана пирогами накормила да спать уложила. А утром, ни свет-ни заря, кликнула-свистнула лешего лохматого и говорит Ивану:
   - Дам я тебе, Ваня, провожатого, выведет он тебя к вещему Латырь-камню. Идут от него четыре дороги. Первая дорога - гладкая да ровная, любому путнику по ней идти легко и приятно. Ведет она в счастливую страну, в которой люди все живут мирно и спокойно, ибо обладают они нравом тихим и кротким. Управляет ими добрый царь, которому помогают двенадцать мудрых советников. Женишься ты там на пригожей царевне и будешь жить долго и счастливо. Вторая дорога - тоже гладкая да ровная, но ведет она в несчастную страну. Люди, бедные и богатые, живут там плохо, потому что кто-то украл у них будущее, да черти всюду суют носы, и оттого там нравы - ужасные. И в этой стране ждет тебя, Ваня, свадьба с царевной, и будешь ты там царем. Но царевна окажется ведьмой, превратит она тебя в дракона шестиглавого, и погибнешь вскоре смертью лютою. Третья дорога - извилистая да с колдобинами, стерегут на ней путника трудности и опасности, но ведет она в ту же счастливую страну, что и первая. А четвертая - дорога - извилистая и опасная - ведет в ту же несчастную страну, что и вторая. Леший косоглазый покажет тебе, как распознать дороги, да и ступай себе на все четыре стороны.
   Тут баба Яга захохотала дико и исчезла, как сквозь землю провалилась, вместе со своею избушкой. А Иван-царевич благополучно добрался до бел-горюч камня Алатыря, хотя его спутник странный, похожий на Лихо одноглазое, по пути так и норовил свалиться в каждую яму и стукнуться лбом о всякое встречное дерево, так что Иван начал было побаиваться - уж не слепой ли тот вовсе. - Теперь, царевич, - пробормотал леший, не переставая кривляться, - встань возле вещего камня, закрой глаза, представь страну и дорогу по сердцу, да и ступай вокруг, пока не очутишься пути избранном.
  
   Баба Яга [Корольков]
   Сделал Иван-царевич все как положено, да и пошел по правильной дороге в счастливую страну. На седьмой день впереди показался город. К его удивлению, Ивана там ждали. Оказалось, что единственная царская дочь-красавица - на выданьи, да только о нем и думает. А царь с царицей, только Ивана увидели, так и предложили ему руку дочери своей и полцарства впридачу. Свадьбу назначили завтра, а Ивана поселили в царском дворце белокаменном с крышей из чистого золота.
   Ночью Ивану не спалось. Откуда-то снизу доносился неясный шум, и Иван встал и спустился в парадный зал. Там было полно гостей, которые чинно сидели вокруг полукруглого возвышения в западной части зала и что-то бубнили, отчего и стоял ровный негромкий гул. Подойдя ближе, Иван разглядел нечто вроде красного амвона перед золотыми вратами. У подножья бил тонкий прозрачный источник, а от него через весь зал протекал мутный, грязный ручей. На амвоне стоял сам царь и что-то говорил, опираясь на аналой. Что именно - Иван разобрать не мог, хотя отдельные слова были слышны отчетливо. Теперь Иван стал присматриваться к собравшимся и обомлел: зал был полон привидений, а поближе к царю сидели упыри и вурдалаки. Время от времени некоторые призраки выражали свое одобрение, солидно звеня цепями, кто-то по знаку царя вставал, подходил к источнику пить, потом садился на место. Вдруг один из них споткнулся и упал, да так неловко, что голова его отвалилась и покатилась прямо к ногам Ивана. Но голова почему-то нисколько не была удручена этим. Она нахально подмигивала Ивану, строила причудливые рожи. А тот онемел от ужаса и стоял, как вкопанный, не в силах оторвать от нее взгляда. Это была его, Ивана-царевича, голова.
   Из глубин памяти всплыла мерзкая старуха. Она кривлялась и отвратительным голосом повторяла: - Помни, Ваня! Это заклинание действует только раз в жизни! Не продешеви! - А губы уже бессознательно и исступленно повторяли заклятие старой колдуньи. И вдруг... точно пелена спала с глаз.
   Он сидел на полу посреди ярко освещенного зала и глупо озирался по сторонам. Было полно гостей. Играла музыка. И вокруг - такие милые лица, такие заботливые. - Какое счастье, что мне все почудилось! Какое счастье! - думал Иван. - Мне стало плохо? Как внезапно! - Да, так неожиданно! - щебетала царица, - мы все так испугались! Лучше бы тебе, царевич, отдохнуть с дороги. Завтра-то оно - больно суетливо будет. Царевича проводили в спальню, и он спокойно уснул. А назавтра сыграли веселую свадьбу Ивана-царевича с красавицей-царевной. И пир был горой, а кто там был - мед-пиво пил. А молодые стали жить-поживать, да добра наживать...
  
   * * *
  
   Искушение прекрасной Селены
  
   Русалка [Корольков]
  
   Видела дом, далекий от солнца,
   на берегу Мертвых, дверью на север;
   падали капли яда сквозь дымник,
   из змей живых сплетен этот дом.
   Старшая Эдда

  
   В старинном селе Кучугуры, на берегу Азовского моря, когда-то жила молодая вдова по имени Селена. Детей у нее не было, денег - тоже. Жизнь ее протекала уныло и безрадостно, хотя была она еще молода и красива, а постоянная бледность делала ее лицо особенно выразительным. Ни каждодневные заботы о хлебе насущном, ни беспрестанные ухаживания поклонников, ни даже окружающая синева неба и моря, - не могли развеять ее обычного состояния возбуждения и тоски. Правда, многие считали ее ненормальной. Выйдет, бывало, в тихую погоду к вечернему морю, встанет на берегу и будто забудется. Зовут ее, окликают в это время - не отвечает. Смотрит неподвижно куда-то вдаль и молчит. Молчит долго, а потом вдруг начинает напевать что-то странное - протяжное, непонятное, - жуть берет. Потом прервется на пол-слове - очнулась, стало быть, - оглянется по сторонам, смутится и бежит домой.
   Однажды, в один из теплых августовских вечеров, почти под Яблочный Спас, Селена гуляла по берегу моря. Неожиданно забрела к заброшенной избушке у Черных Камней, где, по слухам, обитала страшная змея. Змея нападала на всех людей, кто здесь появлялся, и убивала их. Селена ощутила тревогу, предчувствие чего-то плохого охватило ее. Она присела на камень перевести дух. И почти тотчас почувствовала, как что-то холодное и скользкое обвило ей ногу. Не помня себя от страха, Селена протянула руку и внезапно поймала огромную фиолетовую змею прямо за горло. И вдруг змея заговорила человеческим голосом: - Отпусти меня, и я исполню любое твое, самое сокровенное желание. - Поколебавшись минуту, Селена спросила: - Можешь ли ты вернуть мне моего мужа? - Могу, - сказала змея. Совсем успокоившись, Селена отпустила змею и пошла домой.
   Когда вернулась, Селена не сразу узнала свой дом. Тот превратился в роскошный особняк с высокими стропилами, темно-синими ставнями и позолоченным коньком крыши. Селену встретила почтительная прислуга. Множество прекрасных картин и скульптур подчеркивали богатство внутреннего убранства. Затем Селена долго нежилась в сауне, рассматривала и примеряла изысканные наряды и драгоценности, наконец, легла в изумительную постель, наслаждаясь нежнейшей музыкой. Но все вопросы о муже наталкивались на полное непонимание. Утомленная переживаниями дня, Селена уснула. И приснился ей странный сон. Сквозь густую дымку виден чудесный сад. На ветвях изящных деревьев резвятся яркие птицы. Звуки летнего леса. Воздух с цветочным ароматом. А прямо перед ней - ангел. Смотрит на нее, но ничего не говорит и будто зовет куда. Молчит и Селена, хотя хочет что-то сказать, что-то сделать, но не в силах ни вымолвить слово, ни пошевелиться.
   Когда Селена очнулась, она встала, оделась и вышла из дома. Ночное море было темно и неподвижно. Только мелкие барашки рассыпались на берегу мириадами огоньков. Серебристая дорожка лунного света соединяла берег с горизонтом. А там, казалось, начинается сказочно прекрасная страна. Сегодня у нее обязательно получится. Селена осторожно вошла в воду и ступила на этот путь. Вода расступалась с мягким свечением, отчетливо проявляя искристые контуры движущихся ног. Дальше - вплавь. Селена знала, что будет плыть долго, пока усталость не начнет сковывать тело. И тогда нужно набрать полную грудь воздуха и нырнуть как можно глубже. Где подхватит ее стремительное течение и понесет далеко-далеко. Туда, где царствует покой, и ничто не нарушает безмолвного величия. И только экзотические растения будут умиротворенно нашептывать ей что-то, освобождая тело от страданий измученной души...
   С тех пор каждый год, перед праздником Преображения Господня, когда море начинает светиться, в тихую ночь на берегу можно видеть стройную красивую девушку с длинными светлыми волосами. Стоит на берегу и молчит. И каждый может подойти к ней как угодно близко. Но стоит только окликнуть ее или заговорить, как она тут же исчезает, как будто ее и не было. Впрочем, может быть, может быть...
  
   * * *
  
   Тёмная сторона Луны - 2
  
   Дажьбог [Корольков]
  
   Немногим видеть тот дано
   Далекий и туманный берег,
   И снова, как давным-давно,
   Мы падаем у черной двери.
   Толпимся шумно у реки,
   Как будто бы достигли цели,
   Но незаметны и редки,
   Кто сумрак вод преодолели.
   Сквозь частую проплыли сеть,
   Спокойны к злу и милосердью,
   Они не победили смерть,
   Они возвысились над смертью.
   Дхаммапада

  
   Рассказываю я все это Еве и сам вскоре не отличаю правду от вымысла. Впрочем, какая разница? Правда, Ева от этих рассказов все больше впадала в какое-то беспокойство. И, в конце концов, решительно заявила, что мы должны куда-то уехать. Где все будет по-другому. Ситуация мне что-то смутно напомнила, но спорить я не стал. Чтобы не попасть ей под горячую руку. Все мы здесь немножко не в себе, а Ева еще и сильна в магии. Здесь это - дело обычное. Просто меняешь структуру пространства вокруг себя, или свою телесную оболочку под окружение, или делаешь еще черт-те чего, в зависимости от обстоятельств. Самым разумным при данных обстоятельствах я счел не спорить, а начать соображать. Раньше в таких случаях было несколько схем поведения, в чем-то различных, но в общем похожих. В рыцарские времена главный герой облачался в доспехи и ехал: либо брать приступом замок, где была заточена или нет его прекрасная дама, либо совершать подвиги в дальних странствиях, часто - совместных с прекрасной дамой. Подвиги обычно заключались в том, чтобы убивать встречных рыцарей или сарацинов, снимать чары со своей дамы, себя или окружающих, изредка брать новые или возвращать старые замки, пригодные для последующей счастливой жизни. В общем, следовало куда-то ехать, с кем-нибудь сразиться, чем-нибудь завладеть и на ком-то жениться, после чего полагалось жить долго и счастливо, рожая детей и умножая состояние. Но здесь все это не подходит. Ни тебе замков, ни тебе дорог. Разве что путь в смысле направления поиска. Но если нет представления цели? Тогда нужно остановиться хотя бы на чем-то знакомом. Так меня когда-то учили. Когда я, кажется, был предпринимателем. Предприниматель - это тот, кто предпринимает более или менее регулярные попытки чем-то завладеть, чем, кстати, очень похож на рыцаря. Но чем здесь можно владеть, если вещами, землей, деньгами, - какая у меня память! - невозможно? Остается информация. Здесь ее - море. Как только это в голову никому не пришло? Видно, голов здесь действительно не хватает. Раньше информацию связывали со смешным словом энтропия. Это - в привычках людей. Когда они перестают понимать смысл чего-то, тут же придумывают новое слово, а когда его не хватает - следующее. После нескольких разочарований создают не только слова, но и правила их сочетаний. Их тоже можно назвать. Например, физикой. И такие игры можно продолжать бесконечно. Что тоже умножает информацию. Но непроизводительно. Проще воспринимать и производить ее непосредственно. Так раньше делали маги. Теперь и мне можно. Для начала нужен сильный помощник. Конечно, это была Ева. Потом можно создать предприятие. Назову его Парадиз. Ева делает черновую работу. Она собирает информацию. Последний экстрасенс знает, как это тяжело. Нужно много способностей и усилий. Классификация поначалу мне казалась невозможной. К примеру, что общего у ощущения несбыточной мечты и закона всемирного тяготения? И почему именно сто восемь основных законов определяют состояние нашей видимой Вселенной? К счастью, потом классификация информации оказалась просто ненужной. Одним из свойств ее оказалась самоорганизуемость. Вот только с самого начала даже безобидный сбор информации вызывал недовольство иерархов. Приходили белоснежные Ангелы и делали тактичные в целом замечания. Будто беру я на себя лишнее, нарушаю хрупкое равновесие, тревожу ранимые души. Почему-то мне сразу это не понравилось. Потом перестал обращать внимание. Когда уровень информации вырос, дошло до скрещивания образов. Стали являться Иерархи высоких рангов. Интересно, почему Серафимов считают шестикрылыми? Не поверите, но ни разу их такими не видел. Да и зачем им крылья, если можно не летать, а оказываться? Так некоторые умники не имеют представления о многомерной точке, а берутся рассуждать о вихревом строении элементарных частиц. Обсуждают лептонное строение души, не понимая разницы между душой и духом. Душа, управляя телом, проявлена духом. Она живет, страдает и меняется, воплощается и умирает. К удивлению, Атман показался мне неизменным и, мало того, непознаваемым. К счастью, чаще хочется знать более простые вещи. Например, что нужно от меня Властям? Вообще-то, с ними чаще общается Ева. Мне просто некогда. Ева говорит, что меня подозревают в смешении понятий. Интересно, а как иначе я буду влиять на поле образов? Прежде, чем отсюда уйти, я хочу сделать мир вокруг лучше. У знания много общего с добродетелью. В основе обоих - сострадание. В форме самоотождествления. Чтобы узнать предмет, нужно стать им. Или представить себя таким. У Евы это хорошо получается. Она занимается этим вместо меня. Много перемещается, встречается с разными сущностями. Я предпочитаю работать с готовыми образами. Поэтому я нигде не бываю, находясь в одном месте. Сгущая, скрещивая и множа образы, я стараюсь сконцентрировать их так, чтобы менялась структура представлений, и тогда новые сущности рождаются сами собой. Дальше можно смешать понятия и все повторить. Все это требует огромной энергии. Иногда мне становится плохо. Ева просит даже поберечь себя. Будто в нашем положении еще может что-то грозить. Здесь ведь нет выходов. Ну да в раю и нирване - вообще подыхают со скуки. Прежний материальный мир - тоже не для меня. Там тесновато. Как если бы человеку подарили весь мир, а потом связали по рукам и ногам. Так называемым телом. Иногда мне в затемнениях кажется, что я снова на земле. Будто живу я в какой-то маленькой комнате, куда никто почти не заглядывает. И живу я словно за закрытыми дверями. И можно кричать во все горло, или молчать в отупении, но не к кому обратиться за помощью. Единственная моя радость - Ева. Она посещает меня даже в затемнениях. Приходит и садится рядом. Потом гладит и что-то говорит. И рассказывает долго, а от ее голоса становится хорошо и спокойно. Боль постепенно утихает, становится легко и тепло, хочется слушать и слушать, но я незаметно засыпаю. Просыпаюсь уже бодрым. Снова готов работать. Правда, термин этот не очень хорош. Но это - не важно. Мои занятия - ничем не хуже других. Взять, к примеру, Высших Иерархов. Скажем, из чинов Херувимов. Только и занимаются бхакти-йогой, то есть, восхвалением Господа. Это называется преданным служением. Ей-Богу, скучно. Наверное, это - богохульство. Раз мной заинтересовались Темные Иерархи. Я даже удостоился знакомства с помощником Ваал-Зебуба Асмодеем. Тот предлагал мне свою помощь. Давал какое-то средство. Незаменимое для управления представлениями. Бред какой-то. Мне такие помощники не нужны. Помощь можно принимать лишь от тех, кого любишь. После таких визитов мне особенно нужна Ева. Затемнения становятся все болезненнее. Постоянное ощущение, что вокруг идет какая-то игра. Будто я приближаюсь к чему-то важному. Тем сильнее сопротивление. Оно нарастает внутри тупой болью, потом взрывается в каждой части меня ярким бредом. Я - человек. У меня - любимая семья, дом-работа-друзья... Огромная, непрерывная радость. Когда ощущается каждая минута и приятно любое, даже мелкое событие. Потом приходит предчувствие. Что скоро все кончится. Потом - дорога. Туда или обратно? Мой дом в огне. Кто-то кричит. Пустота. Что-то оборвалось. Дальше - не помню. Снова белые стены. Какие-то люди. Или нелюди. И я знаю, что болен. Знаю, что скоро должен умереть. Но я их различаю. Хотя все эти ангелы и демоны поделены очень условно. Как и вся наша жизнь - чистилище - большая ошибка. Результат произвольно принятого способа описания. Когда заведомо знают: Земля - круглая. Или плоская, это - не важно. Ничего страшного, что есть черное и белое. Лишь бы помнить, что это - не повод для диалектики. Можно удовлетворить любопытство, узнав, что мир - трехмерен. Важно лишь представлять, что так обстоит приблизительно, в малом кусочке Вселенной, в данном отрезочке времени, а значит, вообще говоря, сомнительно. Единство материализма и диалектики - гениально. Единство дискретной логики и двоичности сознания. Будто все имеет лишь две противоположности, а не бесконечное множество. Для любого информационного воздействия возможны бесконечно многообразные реакции. Мир - не просто многомерен, а таков до причинности и непрерывности. Лишь сферическое сознание может ощутить многообразие, которое отражает всеобщую связь, соединяя несоединимое. Например, сочетания единого и множественности, постоянства и изменчивости, необходимости и свободы. Все это существует, и не по очереди, а одновременно. Мы сами творим своих богов. Черные и Белые Иерархи - дети двоичного сознания человечества. Равновесие между ними неустойчиво. Умножение абстрактного добра не уменьшает зла, а лишь смещает о них представления. Добро и зло неразделимы и различимы только с точки зрения человека. Подвижная граница - почти неуловима. Интуиция - единственное оружие для снятия оков разума. Им владеют демоны страсти и невежества. Подлинное знание - за пределами познанного, как истинное блаженство - за границей желаний. Одного я не могу понять. За что меня преследуют Иерархи? Пусть я знаю о их природе. Но я же не способен быть для них угрозой. Сверхчеловеков не бывает. И чем больше ощущения общего, тем больше и общей боли. Поэтому они должны знать, чем это кончится. Но они думают, что я не выдержу, испугаюсь, сдамся. Напрасно. По мне - так лучше умереть. Пусть это затемнение не исчезнет. Только зачем это все Еве? Впрочем, еще в начале того затемнения я вспомнил, что нахожусь будто в какой-то больнице, и будто бы Еву зовут по-другому. Ну и что? Может быть, и меня зовут не Адамом. Ведь не важно, Ева, как твое имя. Важно, что я тебя люблю. А имен у нас будет много. И не надо плакать. Мы обязательно встретимся. Те, кто любят, всегда встречаются. У нас в запасе - множество вечностей. В том числе и эта. Мы же не знаем, когда придет смерть. Смерть всегда приходит неожиданно...
  
   * * *
  
  
   Часть 3
  
   Время белых ночей
  
   Ночное зеркало [Корольков]
  
   Человек влюблен в цепи рождения,
   Поэтому он скован родственными цепями смерти.
   Шри Ауробиндо

  
  
   Каждый человек - самоубийца. Доходит ли до выстрела в висок или в ряду известных ядов выбирает более слабые табак и алкоголь, изводит ли себя низменными страстями или мучается от несбыточных желаний. Все просто: человек стремится к смерти. Иначе зачем бы он умирал? И зачем упорно тренируется, отходя ко сну, - словно бы не веря в возможность без этого отойти в мир иной? Меня во сне интересует не конечный результат, а то волшебство, которое возникает на стыке острой лени и дремучего любопытства. Самое интересное начинается часов через десять. Нужно лишь отогнать прочь так называемую реальность. Дальше начинаются отрывки самые яркие и вполне управляемые. Это, возможно, новая методика. Для тех, кто пытается управлять снами. Обычно предлагают до ломоты скучные и сомнительные процедуры, вроде блокнота с карандашом возле постели, или попыток увидеть во сне свои руки. По мне - так интереснее отключить сознание. Сном можно управлять эмоциями. Сначала нужно захотеть увидеть продолжение. Затем можно что-то менять. Наконец, наступает транс. Все меняется местами. Сны становятся явью. В них можно жить. Или умереть. То есть, не вернуться. Можно заняться магией. Не то, чтобы от тщеславия, скорее - от необычности ощущений. Ощущений радости, блаженства, слияния, могущества, легкости, достаточности. Можно менять тело или не обращать на него внимания, летать или оказываться, проходить сквозь стены или убирать их. Чтобы расплавить камень или пройти сквозь стену, не нужно знать температуру плавления материала или рассчитывать усилие. Надо просто представить себе результат и направить усилие. Как известно, для успешной магии необходимы правильное представление, обобщенное усилие и гармонизация отклика. К сожалению, действие, объект и образ никогда не бывают вполне адекватны друг другу. Возникают искажения. Иногда серьезные. Можно свихнуться. Или получить странный результат. Хотя какой результат может быть достаточно странным? Скорее, удивительным. Самое удивительное в снах - где они существуют? Почти все считают их иллюзией. Но это ничего не объясняет. В реальном сознании дела - еще хуже. Вначале явление заменяется образом, затем - представлением о том, каким должен быть образ, а потом и вовсе - образом представления. Так создаются мифы, позже - их системы. Затем эти мифические системы начинают формировать жизнь. И нелепость выдумок про первородный грех или Апокалипсис никого не смущает.
   В некоем недалеком королевстве жил-был король. И была у него юная дочь - принцесса, в которой тот, как водится, души не чаял. И вот однажды она загрустила, да так, что даже заболела. Уж и не знал король, чем бы ее развлечь. А принцесса - возьми да и попроси доставить к себе в комнату луну. Знамо дело - король приказал. Но у подданных случилась заминка. Казначей считал, что луна похожа на монету, только величиной с дворец и слишком высоко. Звездочет сказал, что та похожа на камень, только размером со страну и невероятно далеко. И тогда шут посоветовал королю спросить у принцессы, какова луна для нее, - да и сделать такую же. - Какие вы смешные, - удивилась принцесса - каждому видно, что луна похожа на мое серебряное зеркальце, только чуточку больше и крутится прямо над нашим садом. Приказал король, и сделали принцессе луну, и поместили в спальню. Принцесса была довольна и стала быстро выздоравливать. И опять случилась заминка: настоящую луну на небе не скроешь, - как объяснить, почему она оттуда не пропала? И опять никто не мог ответить, пока шут снова не посоветовал спросить у самой принцессы. - Какой ты глупый, - удивилась шуту принцесса. - На небе - как в саду: каждый знает, что, если садовник срезает розы, то взамен вырастают новые.
   Сумасшедшие бывают трех типов: свихнувшиеся, психи и душевнобольные. Как известно, все они не существуют. Существуют наши о них представления. Бессознательные сумасшедшие в этом мире не живут. Несознательные становятся пророками или юродивыми. Сознательные легко превращаются в нормальных зомби.
   А как хорошо начиналось...
   В начале была Идея. И Идея была у Бога. И Идея была Бог...
   Скоро стали учить по-новому.
   В начале было Слово. И Слово было у Бога. И Слово было Бог...
   Потом и слова перепутали.
   В начале было Дело...
   Путешествие заплутавшего сознания. Духовная эволюция убогих. Евангелие массовой культуры. Убогой, как демократия и неотвратимой, как всеобщая феминизация.
   Самое удивительное в мире - то, что он вообще существует. Неопровержимо свидетельствуя, что он - един. Вплоть до причинности и непрерывности. Для правильного описания любого объекта необходимо считать, что он есть везде и связан со всеми. Откуда тогда эта странная привычка делить все на противоположности? Если они - лишь плод поляризации сознания. Как говорили древние, Солнце - сплошной свет, и оно не знает темноты. Однако вы говорите о темноте, исчезающей при появлении солнца.
   В очень древние времена один добродетельный муж захотел воочию увидеть Дьявола. Он вышел из того места, в котором жил, и отправился в путь, всюду обращая внимание только на злые проявления людей и природы. Всякий раз, когда кто-нибудь на его глазах совершал преступление или делал злое, он спрашивал себя о мотивах такого поступка и находил в душе злодея дурное воспитание, бедность, отчаяние, одиночество, безумие, болезнь - но никогда не находил Дьявола. Когда мудрец этот присутствовал при различных разрушительных действиях Природы, он и в ней, размышляя, не находил зла, а только действие ее законов, неблагоприятных для удобства человека. Однажды мудрец задумался, на него нашел сон, и во сне он увидел перед собою грозного Ангела. - Ты ищешь меня повсюду, - сказал Ангел, - но ищешь меня не там, где я обитаю. Я обитаю в глазах твоих и в сердце твоем - подумай об этом!
   Вода не оказывает сопротивления пловцу, находящемуся в покое. Движение мысли человека неизбежно порождает поляризацию сознания. Но оно не может родить новое знание, в лучшем случае - детально описать полученное. Поэтому для восстановления единства представлений необходимо отключение сознания. Хорошо бы еще про сознание знать, что это такое. Но сон для меня является идеальным способом его отключить. Впрочем, про сон тоже никто ничего не знает. Ученые делят сон на фазы, как лягушку, а потом глубокомысленно вещают, что лягушка состоит именно из тех частей, на которые ее можно разрезать. Священники иногда бубнят что-то про время общения с Высшими силами. Как с тренером на скамейке запасных: целая вечность до и после, а поди ж ты - кричит, втолковывает. Для меня теперь сон - мое все. Заповедник иллюзий. Место взаимодействия реальностей. Время реальных изменений. Возможность любых представлений. Открываются тайны. Появляется сила. Исчезает страх. Уходят желания. Появляется жажда. Жажда любви и жизни. Наступает новое время. Светлый итог смешения дня и ночи. Время Белых ночей.
  
   * * *
  
   Заповедник иллюзий
  
   Озем и Сумерла [Корольков]
  
   Закрой врата лона и помысли о противодействии,
   Пришло время, когда нужны стойкость и чистая мысль.
   Тибетская Книга Великого Освобождения

  
   Горы Заилийского Алатау летом - это чудо. Совсем близко, рукой подать, - белые вершины со скальными пятнами образуют причудливую границу неба и земли. На подступах к снежным склонам - женственно-мягкие, округлые, ярко-изумрудные изгибы предгорий венчаются лесами стройных голубых елей. Вблизи огромные, невероятно правильной формы, забираясь вверх по склонам, эти реликты будто фиксируют для кого-то вертикальное направление в небо глубоко синего цвета. Сияющее желтое солнце перед закатом. Свежий разреженный воздух наполняет какой-то легкостью. Ласковый шум реки, украшенной переливающимися хрустальными барашками, нежно убаюкивает. Здесь проблемы кажутся пустыми, а жизнь - правильной. Земля создана, чтобы было это место. Даже темные скалы кажутся здесь не булыжниками или монументами, а базальтово-гранитными игрушками и украшениями. Перекличка птиц и кузнечиков под мягкий шелест зарослей урюка. Горьковатый аромат травы на фоне свежей хвои. Эйфория отсутствия суеты. Что еще надо, чтобы поверить в Бога? В этом месте не надо искать смыслов. Оно само по себе - смысл.
   Так должно было случиться, что в этот раз ущелье показалось мне особенно красивым. Может быть, из-за пьянящего запаха ностальгии. Старый домик близ урочища Чимбулак помнит много гостей и хозяев. Да и вокруг было разно всякого. Летающие тарелки, за ненадобностью, не видели, а вот снежные люди и барсы наведываются. Впрочем, соседи те совсем не навязчивы. Домик этот другим прославился. Посещают тут людей видения. А кто попробовал раз - считай, привязанный. Сюда всегда возвращаются. Я тоже - не исключение. Первый раз это было в детстве. Отдыхали мы как-то в турбазе по соседству. Днем случалось лазить в окрестностях. Вот и довелось наткнуться на сруб-избушку. Он сразу показался особенным. С виду заброшен, но крепок и не разваливается. Еловый, простой, маленький. Внутри незаметно, чтобы кто-то жил, но запустения и затхлости не чувствуется. Стоило мне туда попасть, как сразу спать захотелось. А стоило присесть, как сон пришел моментально. И вижу себя в странном месте. Что это - совсем не понятно. Вокруг - просто светло. Кто я - совсем не знаю. Внутри - только радость, безо всякой на то причины. Никаких следствий, причин или знаков. Ничто отдельно не важно. Я чувствую себя всем. Я ощущаю себя счастьем. Времени нет. Или не было. Потому что оно кончилось. Или не начиналось... Просыпаться было мучительно. Ощущение безвозвратной потери. Поначалу глухое. Иногда - обостряющееся. Оно преследовало меня всю жизнь. Годы учебы, работа, семья... Зачем это? Чтобы сюда вернуться. Почему не раньше? Страшно. Вдруг это больше не повторится? И вот я здесь. Мне некуда больше спешить. Терпение. Дождаться заката. Снова дома. Но все - иначе. Вокруг - безмолвие. Смутно проступают очертания елей. Все накрывается темнеющим небом. И вдруг разрывается растущими черными пятнами, в которых нет ничего. Никаких признаков материи или пространства. Ничего, кроме темного ужаса, самого в себе, поглощающего все. И это растет. Когда ничего, включая меня, не осталось, все взорвала яркая вспышка. Я - снова в сознании. В тех же четырех стенах. Что-то не сложилось. Надо попробовать заново. Снова смотрю в окно. Луна освещает склон напротив. Безумная четкость картинки. Видно каждый камешек, любую ветку. Все будто приближается. И вот уже видно каждую отдельную снежинку. Вдруг, сначала без потери резкости, по картинке пробегает мелкая рябь. Затем границы предметов начинают расплываться. Потом все становится вовсе странным. Границы исчезли. Оставшись на месте, ничего не стало. Ничего не смешалось, но все стало всем. И вот уже все неразличимо. И меня снова нет. Не осталось желаний, стремлений или чего-то еще, про что можно сказать слова. Сколько это длилось - не знаю. Времени не было. Вдруг снова все появилось: дом, горы, небо. Безразличие осталось. Небо в тучах. Темно. Вот и совсем ничего не видно. Тело становится невесомым. Но его куда-то затягивает. В темную, тягучую массу. Что осталось во мне, когда ничего не осталось? Нечем дышать, но мне уже этого не надо, нет мыслей, но и это - ни к чему. Провал почему-то кончается. Ощущение чего-то безумно твердого. Наконец, все взрывается ярким и белым...
   И снова не знаю, где нахожусь. Какие-то белые стены, странные скучные люди. Но все это меня почему-то не трогает. Я все пытаюсь вспомнить что-то важное. Или назвать это словами. Хотя и не помню, для чего это нужно. Или что-то кому-то объяснить или попытаться от чего-то кого-то спасти? Может быть, душу? - Чушь какая-то... Душа в спасении не нуждается. Она вечно свободна, чиста, пребывая навеки спасенной в своем сиянии... Она божественна, полна необыкновенного света и не затронута всей той грязью, которая набросана поверх нее. Спасать нужно Землю, потому что она под гнетом и спасать нужно Жизнь, потому что она умирает...
  
   * * *
  
  
   Корчма у дороги
  
   Гамаюн [Корольков]
  
   И сказал Велес:
   Открой короб песен!
   Размотай клубок!
   Ибо кончилось время молчания
   И пришло время слов!
   Песни птицы Гамаюн

  
   В некотором царстве - тридесятом государстве жил-был Иван-царевич. И прослышал он, что где-то за тридевять земель в Кощеевом царстве томится в неволе Марья Моревна, она же Мария Прекрасная, известная людям и как Марья-искусница. А живет она в темном лесу в зачарованном белом дворце, где держит ее Бессмертный Кощей в заточении. Порой выходит оттуда Марья-искусница к людям, но не надолго, ибо привязана она к тому месту страшным заклятием. Много витязей пытались вызволить ее, но, странное дело, большинство из них не нашли дорогу, а кто и нашел - так уж не расскажет, - не возвращается.
   Долго ли - коротко ли Иван собирался, но добирался еще дольше. Странствовал он три года и три месяца, натерпелся разного-всякого - не рассказать - не вспомнить. Наконец, пришел к странному месту в сосновом бору у слияния рек, откуда, слыхал, было уж рукой подать. Дело было к ночи, а тут - возьми и случись небольшая корчма у дороги. Решил Иван в ней переночевать, а уж поутру дальше путь держать. Хозяйка показалась ему похожей на ведьму - из-за огромной рыжей гривы волос на голове, да и прочих-всяких странностей: то ли косоглаза, то ли кривобока, и даже конопата. Но при всем при том - не стара и хороша собой. Она объяснила, что вообще-то постояльцев не держит, но если ему некуда деться, то так и быть, но она ни за что не ручается. За одним из столов сидели три каких-то странных мужика за бражкой и картами. Один из них, здоровенный битюг разбойного вида, нахальный и клыкастый, - главарь, стало быть, - лениво оглядел Ивана и пробормотал, что, дескать, мог бы помочь тому недотепе-дурню то, что он ищет. Иван возмутился было, те же - в драку лезть. Тут вышла хозяйка и велела им убираться. Те как-то сразу присмирели и засобирались, а первый смущенно так предложил Ивану встретиться завтра, чтобы помочь ему. На том и расстались, а Иван стал получше к хозяйке присматриваться - что за дружбу та водит с разбойниками? Благо, знал Иван, что грабить его особенно нечего, о чем не забыл сказать да и спать пошел.

   Превращение [Корольков]

   Наутро, после неожиданно вкусного завтрака, его уже ждали давешние знакомые. И пошли он вместе, вышли заутро - пришли к вечеру. Привели Ивана к какому-то Идолу. Идол большой стоит, каменный, четыре лица у него по сторонам света. Ответишь, говорят, на его загадку, сам спросить сможешь, о чем пожелаешь. А нам, дескать, пора, не то Хозяйка накажет, - может, еще и свидимся. Сказали так и ушли. А Иван стоит как дурак и не знает, как же общаться с тем Идолом. Вдруг в голове само зазвучало: что на белом свете важнее всего? - Конечно, жизнь, - ляпнул Иван, долго не думая, - а как мне найти Марью-Моревну?...Но ответа не было. Ждал-ждал Иван, да и пошел, куда глаза глядят. Не прошел и версты, как увидел дом. Подходит - а это - корчма, та самая! - Опять пожаловал? - удивилась хозяйка, - где ж ты был, добрый молодец? В вопросе насмешка почудилась, потому перевел Иван разговор на другое: что за край у них тут, чем живут-дышат? - Места здесь - заповедные, - отвечает хозяйка, - хранящие тайны Рода, а в остальном - все как везде. И снова Ивану послышалось странное, пошел спать, ошалев и запутавшись. Наутро - снова те же знакомые, теперь почему-то двое, но с предводителем. - Ну как, узнал, что хотел? - интересуется. А сам смотрит-то так очумело, будто не верит, что живой Иван перед ним стоит, - а то давай, еще раз попробуй. Сказано - сделано. Только теперь Иван очень тщательно путь примечал - голову на отсечение, - весь день шли, никуда не сворачивая. Покинули Ивана у Идола спутники, ждет он, в голове - снова слышится - что есть основа жизни? - Наверное, любовь, - отвечает Иван неуверенно, - а где находится смерть Кощеева? И снова в ответ - молчание. Разозлился Иван, да делать нечего - пошел восвояси. Версты не прошел - видит дом. Глядь поближе - та же корчма. А хозяйка, вишь, и не удивляется, лишь глядит так насмешливо. А Иван со злостью допрашивает - что за игры с ним, и что тут за Идолище? - Угомонись, Ваня, бузить не советую, - хозяйка вскинулась, - а видел ты никакое не Идолище, а образ четырехликого Сварога, Хранителя Рода человеческого, связанного с четырьмя небесными Стражами времени. И тут что-то у Ивана перед глазами поплыло, ноги стали как ватные. - Отравительница, - с тоской подумал он, и в глазах потемнело, но почему-то не умер, а попал в некое странное место. Здесь было светло и легко, и были люди, живые и мертвые, все - родные и знакомые. - Что-то здесь не так? - пытался вспомнить Иван. - Все не так, - отвечали ему, только не здесь, а у тебя в голове... Проснулся Иван солнечным утром, а его уже ждет приятель-разбойник, но уже в одиночку. Вид у него был совсем ошалелый, - третья попытка последней будет. - Ну ладно, - подумал Иван, - теперь-то я не дам себя одурачить. К Идолу пришли опять к вечеру. Оставшись один, Иван твердо решил не отвечать ни на какие вопросы, пока не узнает, где искать Марью Моревну. Но Идол молчал. Ждал Иван ждал, да и уснул. А наутро побрел себе куда глаза глядят.
   Вскоре снова увидел привычный дом. Но когда зашел, глазам не поверил: внутри был настоящий дворец, роскошный и огромный, что никак не мог разместиться в скромной корчме. И встретила его женщина ослепительной красоты. Это могла быть только она. Ниспадающее полупрозрачное платье подчеркивало все ее прелести: высокая, стройная фигура, крутые бедра, тонкая талия, пышная грудь, длинные ноги, изящная шея, сказочное лицо. Она была невероятно красива, а пышные светлые волосы, идеальная белая кожа и серебристый наряд, усыпанный бриллиантами, придавали ей сходство со снежной королевой. Вместе с тем налицо было и другое сходство, с кем-то очень знакомым.
  -- Здравствуй, мой герой! Счастлива тебя видеть! Ты так долго шел ко мне, столько препятствий одолел. Сказывают, даже чудо-юдо одолел. Теперь все позади. Я покажу тебе, где живу. Если хочешь, все это будет твоим.
   Как в тумане, Иван осматривал бесчисленные сокровища и прекрасные картины. После изумительной трапезной, где их потчевали чем-то сказочно вкусным, Ивана проводили в опочивальню, где его веки сами собой сомкнулись, и он уснул мертвым сном.
  
   Царь Кощей [Корольков]
  
   Проснулся он в подземелье, закованный в цепи. Рядом стоял огромный зловещий человек в кольчуге и с мечом. - Лучше бы Кощей убил меня во сне, - подумал Иван с горечью. - Мне не нужна твоя жизнь, - сказал Кощей, - отпущу я тебя подобру-поздорову, коли слово дашь принести мне три молодильных яблока с древа познания из сада Ирия. Что делать, горе - не беда, - Иван согласился. И тут же оказался у корчмы с проводником-разбойником. - Колдунья проклятая, - с тоской подумал Иван. А провожатый вдруг обернулся матерым серым волком. Иван вскочил на него, и помчались они, не разбирая дороги. Окружающее неслось с быстротой сказочной, потому не удивился Иван, когда к вечеру того же дня они были на месте. - Дальше мне ходу нет, - объяснил провожатый, - ступай вперед и, если ты - тот, кто нам нужен, тебе удастся не разбудить Змея Горыныча и вернуться с яблоками. - Неужели это - тот самый Горыныч, осквернитель рода человечьего? Что ж это тогда за яблочки? Эх, двум смертям - не бывать, а обратный путь вперед, - решил Иван, да и пошел. Змей не проснулся. Назад вернулись без приключений. Во дворце он увидел свою королеву. - Я принес Кощею молодильные яблоки. Ты свободна, уедем отсюда. - Не могу я, Ванечка. Связана я страшным заклятием. - Так я найду смерть Кощея и убью его. - Отдохни сперва, а потом уж я тебя спрячу.
   И действительно, огромная усталость накатила волной, Иван опустился на пол, положив голову ей на колени, и уснул мертвым сном. Очнулся опять в цепях в подземелье. И снова Кощей говорит ему:
   - Отпущу тебя опять восвояси, если обещаешь принести мне живой воды из колодца Живы Свароговны. Но гляди, третий раз мне не попадайся.
   Делать нечего, обещал Иван, с серым волком в путь отправился. Словно вихрь, принес его серый волк в место почти обычное. Сад - не сад, дом - не дом, только рядом - малый колодец. - Зачем я-то здесь? - спросил Иван, - зачем я понадобился? Набирай себе воды да проваливай. - Не так просто, - засмеялся оборотень, - тут охраны нет, да только сделать это может не каждый, а для прочих это смертельно. Набрал Иван воду в кувшин и отдал волкодлаку, а сам отправился другим путем. Решил найти смерть Кощееву. Перед уходом не удержался краем глаза заглянуть в дом - страсть любопытно было хозяев увидеть. Глянул Иван тихонько в окно и обомлел: за столом у свечи меж двух огромных зеркал сидели его хозяйка корчмы и какая-то старуха, о чем-то спорили. Но самое странное, что теперь он понял, на кого похожа хозяйка, да что там, это была вылитая Марья Моревна: косоглазие, конопатость и кособокость куда-то исчезли, лишь одета была скромнее. Понял Иван, кем была хозяйка корчмы, и так горько ему стало, что побежал он прочь, не разбирая дорог. Заблудился. Бродил до ночи и набрел на ветхую избушку. А там у огонька сидела знакомая уже старуха. Зашел Иван, поздоровался. Та оказалась бабкой приветливой, Ягой Виевной звали. Удивился Иван: не родня ли знакомой ему бабы Яги-Костяной Ноги? Сестрой оказалась. Накормила Ивана, обогрела, баньку истопила да спать уложила. А наутро поведал Иван ей свою печаль: мол, не знает он, как одолеть Кощея Бессмертного да вызволить любимую Марью Моревну. - А что ж ее вызволять-то? - удивилась Яга Виевна, - впрочем, то дело ваше, а только на Кощея у меня свой зуб имеется. - От сестры твоей слышал я, будто смерть Кощеева - в яйце, которое - в утке, та - еще в чем-то?
   - Эх, кабы так - эка невидаль! Яйцо действительно есть, но находится в шкатулке, запечатанной четырьмя стихиями - огня, воздуха, воды и земли. А шкатулка хранится в покоях Марьи Моревны. А заклятье то можно снять золотым волосом с ее головы. Дам я тебе щепотку зелья, всыпешь ты его Марьюшке в кубок, она и уснет. Найдешь у нее золотой волосок, хватай шкатулку и открывай быстрее, - вот и яйцо со смертью Кощея - твое. Но гляди - не разбуди Марью, не то Кощей тебе дедом Морозом покажется.
   Сказала так Яга и нехорошо захихикала. - Уж не отравить ли ты ее хочешь? - заподозрил Иван неладное. - Что ты, что ты, Ваня, где уж мне, старой! А чтоб не сомневался ты, я и сама при тебе зелья отведаю - посплю, как уйдешь. Возьми вот еще клубок путеводный, да и ступай себе лесом.
   Добрался Иван до Моревны, а она его спрашивает. - Зачем ты вернулся, Ваня? Или смерти своей ищешь? Ну да отдохни пока с дороги, жажду утоли, а там видно будет. Всыпал Иван зелье Яги Моревне в кубок, а сам не пил, незаметно все вылил. Потом притворился, что спать хочет, и дал отвести себя в спальню. Тут Марья сама и уснула, а Иван разыскал у нее в голове золотой волосок, да и выдернул. Поднялись тут тревога и шум-тарарам, да только шкатулку Иван еще раньше приметил, коснулся ее волоском, та и открылась. Схватил Иван яйцо, и тотчас в дыму и огне явился Кощей. Увидел яйцо и затрясся весь.
   - Не рушь яйцо, Иван. Не нами в незапамятные времена оно было создано, не нам и разрушать. Это - совсем не то, что ты думаешь. Я дам тебе за него все, что пожелаешь. Главное, не спеши, дай мне все объяснить тебе.
   Не стал Иван слушать Кощея, грохнул яйцо оземь. Как сквозь воздух, прошло оно под пол, и раздался неслыханный гром, а земля затряслась, как бешеная. Кощей вдруг вспыхнул, исчез - в дыму и пламени. А Марья Моревна очнулась будто и окинула все мутным взглядом. Увидела Ивана - поняла все. Вдруг лицо ее исказилось отчаяньем.
   - Что ты наделал, несчастный! Ты не только сгубил слугу моего верного, Хранителя. Уничтожил ты Врата и Хранилище, а в них - все, что мне дорого. Два раза я тебя пожалела, но теперь ты умрешь неминуемо.
   И стали вдруг руки Ивана как ватные, и не стало желанья противиться. А Моревна взяла его за руку и оказалась вдруг с ним на вершине скалы. Приковала руки-ноги ему к скале цепью крепкою. Оставила там умирать, да приговаривала. - Не буду я тебя хоронить по-твоему, пусть склюют твое тело вороны. Сказала Моревна так и пропала - будто и не было.
  
   Сварог [Корольков]
  
   Долго ли мучился Иван, а потом впал в беспамятство. И привиделся ему будто ангел. Утешает его и приговаривает. - Почему ж ты, Ваня, со мной не советовался? Почему считал, за других решать можешь? Почему уверен был, что правда - твоя? Вдруг настало у него просветление: глядь - а это не ангел, а Марья Моревна. - Зачем, - говорит Иван, - ты, Моревна еще меня мучаешь? Дай же мне умереть без мук. А она почему-то плакала и снимала с него цепи тяжелые:
   - Ох, и глупенький ты, Ванечка. Ничего ты так и не понял. Никакая я не Марья Моревна, а зовут меня - Жива Свароговна, а в народе кличут Марьей-искусницей. А Марья Моревна - моя родная сестра, настоящее имя ее - Марена Свароговна. А оставлены мы в Перекрестке Миров, чтоб пути охранять, я - живых, она - мертвых. Наступает большое безвременье. Замутилась силами Навьими вера древняя у людей в сердцах. Ей взамен теперь другая идет. Но утешит ли она в эру горестей? Так уж связано было, видно, Макошью, чтоб явился ты слепым орудием. Ты закрыл древних знаний Хранилище и закрыл Врата Перекрестка Миров. И продлится так чуть не тысячу лет. Нам - нести свой рок на Путях живых.
   Словно молния осветила Ивана-царевича, слезы сами из глаз брызнули:
   - Ты прости меня, моя Марьюшка. Не узнал я сразу любовь свою. Лишь позволь теперь искупить вину, не гони меня в годину трудную. Я люблю тебя так, как никто не любил. Я беречь тебя буду пуще жизни своей. Ты дозволь лишь быть мне всегда с тобой, ненаглядная, несравненная.
   ...Тут уж сказке нашей подходит конец. Неизвестно, гулял ли кто на той свадьбе. Только сказывают, что и ныне где-то у Рифейских гор стоит себе та небольшая корчма с очень обычным названием - Иван-да-Марья. Стоит корчма у дороги, где ходят множество путников. И не все пути их нам ведомы...
  
  

  
  
  
  
  
   МИР УСТАЛОГО СВЕТА
   Свиток Второй
  
  
   ВЕСТИ НАВЬЕГО КРУГА
  
  
   Часть 1
  
   Понятия мнимого смысла
  
   Матерь Мира [Рерих]
  
  О, мельница времён, о, эта птица,
  Утратившая ветку, но живая.
  Она в своей же песне возродится,
  Напева своего не узнавая.
   Висенте Уидобро
  
  Принято думать, будто оборотни не отражаются в зеркале. Какая ерунда! Вопрос в том, что вы хотите увидеть. Любая явная природа отражается неплохо, хоть и одномоментно, вот для образов Нави нужен инструмент тоньше. Обычно оборотней считают чем-то звероподобным и мерзко материальным. Если бы так просто. Оно, конечно, и мне доводилось увидеть себя в зеркале и ужаснуться. И я тоже не люблю это дело. Как и все оборотни. Но дело не в том, что видно, а в том, чего не видно. Зеркало отражает лишь малую часть живого, и только это видят все. Остальное как бы пропадает. Реально страшно. Всё остальное считают мнимым. Смешная привычка для этого всего. Визуальные образы и идейные понятия. Страшилки для не самых взрослых и понятия мнимого смысла. Теперь, когда мы думаем или говорим о чём угодно, надо пытаться не забыть мнимую часть этого чего, которая уже мало кому угодна. Иначе мнимая часть понятий может проявиться в самый неожиданный момент самым непристойным образом. Как у комплексных чисел в математике: мнимая единица в квадрате превращается в действительную единицу, но с отрицательным знаком.
   Демократия, говорите? Легко. Если помнить, что это - не только классическая неопределенность типа произведения бесконечно большого числа и бесконечно малого. Но обоснование сохранения власти имущих. История - не столько безобидный способ не слишком тяжелого заработка на безумных фантазиях. Но инструмент получения безумцами власти. Да и религия, будучи хорошей травкой для отдельно взятого за нужное место народа, остается лучшим способом держать его за это самое место. И так далее.
  Правда, оборотней такие хитрости заморочить не могут. Хорошо ли - плохо ли, мы видим объект целиком. И именно поэтому совсем не способны к логическому мышлению. Только не надо думать, будто речь идет о какой-то там жизни чувствами. Они так же неотделимы от разума, как тот не тождествен мозгу. Меньшая развитость его у животных вполне компенсируется цельностью видения без ущерба для разума даже на низшем уровне сознания. А вот что такое сознание, не знает никто, хотя и ощущают все. И все втайне сознают неполноту ощущений, чувств, эмоций, знаний, впечатлений, представлений и всего остального в этом роде. Мы пытаемся вырваться из замкнутого круга по-своему.
  Многим когда-нибудь хотелось повыть на Луну в полнолуние. Но не у всех это выливается в действие. К слову, волчья шкура мне никогда особо не нравилась. Просто по размерам и подвижности хорошо подходит, и ощущений новых - навалом! Главный наш, Семаргл, больше образ Крылатого Пса уважает. Мне, понятно, Царевна Лебедь роднее. А вообще, меня всегда угнетала возможность не быть хоть кем-то в этой жизни. Потом это частично выродилось в странную тягу к перемене мест и занятий.
   К счастью, всё существенно ограничивалось личным неприятием множества персонажей. Например, терпеть не могу вампиров. Люди часто смешиваю все свои страшилки в одну кучу. Ладно бы забавлялись всякими нелепыми небылицами типа чесночно-осиновых эпопей про вампиров на фоне спальных гробов в дворцовых подземельях. Так ведь додумались до того, будто оборотней хлебом не корми, а дай испить человеческой крови, не всегда, между прочим, свежей, и чаще - практически выродившейся. А то нам больше делать нечего! Сначала научитесь отличать оборотней от волкодлаков и баргестов! У вампиров, не спорю, такая привычка частично осталась. В то же время многие, с виду обычные, люди считают за честь пробовать вино, представляя его божьей кровью. Но не люблю я вампиров не только за это, а за инфантильность и примитивизм. Даже не худшие из них грубо скачивают энергию ци из жертвы в свое условное брюхо. Мы же взаимодействуем с объектом, организуя взаимный синергизм, в результате чего в выигрыше остаются оба. Недаром известна давняя духовная близость тех же индейцев со своими тотемными животными. Первая ступень такой близости - мысленное самоотождествление. В культурных странах эта стадия ученичества известна как лицедейство. А если весь мир - театр? То и каждый человек - потенциальный оборотень? Тут уж неизбежно нашлись те, кто додумались до инквизиции. Но если раньше часть людей просто убивали, теперь всем не дают нормально жить.
   Чтобы было шито-крыто, организовали путаницу понятий: каждое поделили на действительную и мнимую часть, а потом все перемешали в мнимом хаосе. Слово объявили главным, чтобы все привыкали думать, что говорят, а не говорить то, что думают. Придумали кучу новых слов и целых языков, чтобы скрыть связь близких явлений и навязать близость далеких. Написали гору текстов, которые можно было бы понимать, как хочешь, а толкователей таких текстов назвали учёными. После этого те стали говорить, что угодно. Например, будто Новое Слово к Слову Нави, как и Православие к Славе Прави, - не имеют никакого отношения. Зато Справедливость и Закон, Добро и Вера, Жизнь и Служение, - якобы одно и то же. Некоторые запутались и перестали верить всем и всему. Но большинство стали верить в любую ахинею, лишь бы обставлено было красиво.
  Для оптимизации процесса поглощения мерзостей организовали средства массовой информации. Цепь воплощений позволяет прервать или начать заново усвоение потока нелепостей? Неудобно. Надо объявить реинкарнации несуществующими. Сон показывает иную реальность? Неправильно. Надо рассказать про случайные мыслеобразы под действием нервных импульсов. Череда личин оборотней сохраняет им фокусировку восприятия? Ужасно. Надо сделать ужасными их самих. Эти люди часто достигают цели. И обманывают сами себя. Их главная цель - власть ничтожных над убогими. Потому и не сознаются: самим противно. Нам с ними не по пути. Собственно, у нас и нет пути, есть восприятие и видение. Хорошая имитация сотрудничества с кем угодно позволяет сохранять иллюзию свободы.
  
   Мардагайл []
  
   Именно тяга к свободе усиливается в лунные ночи. Больно хороша полная Луна в ясные ночи. Раньше многие верили, что Луна - это щит Мары, богини смерти и царицы оборотней, выкованный самим Сварогом. Сейчас Мару почему-то часто изображают в виде чёрной старухи с нелепой косой. Клевета. Мара вечно юна и прекрасна, с нежной белой кожей, глубокими черными глазами и пышными чёрными или тёмными волосами. Да и одевается она обычно в белые одеяния, разве что без обережных рун. Видеть в ней персонального убийцу могут лишь люди, страдающие единой манией величия и преследования. Встреча с Марой может быть предупреждением или началом перехода, но, прежде всего, это - награда.
   Впрочем, поначалу я так не думал. Больше того: я её вообще не узнал. Начиналось всё слишком буднично. Взял я безвременный творческий отпуск и поехал к Уралу. В леса. В глушь. Давно звали, а тут такое дело... Настоящая избушка лесника. На сто вёрст вокруг - никаких городов. Ближайшая деревушка - верстах в десяти. Там я и услышал эту историю. На первый взгляд - чересчур банально-экзотическую. Будто в глухом уральском лесу, в домике у заброшенной мельницы, живёт некий крепкий старик с взрослой дочерью. И ладно бы сам старикан. А уж как ей в такой глухомани - совсем непонятно. И живут они там будто бы не просто так. Хранят где-то таинственное нечто - не знаю что, - никто не видел, но очень круто. Понятно, сами - то ли ведьмаки, то ли инопланетяне. А чудеса вокруг них случаются. То тарелки летающие, то всяка нечисть шатается. А уж какой сад вокруг них! Не растёт здесь такое!
   Понятное дело - никому верить нельзя. Но ведь любопытно! В общем, и так я их обходил, и эдак, - решил заглянуть. Я был в образе. Вполне такой симпатичный бурый мишка, не слишком крупный, - самое то для прогулок. Не добравшись до места, почуял человека. На залитой солнцем лесной поляне медленно двигалась девушка. Длинное белое платье, тёмные распущенные волосы. Вроде прогуливается, да только под правой рукой само собой веретено вертится. А к нему откуда-то снизу тянутся многие нити-паутинки, сливающиеся в одну в сияющем клубке. И всё это - под аккомпанемент звонкого птичьего пересвиста и летних цикад. Зрелище завораживает. Поневоле двигаюсь вперёд, чтобы рассмотреть поближе. Предательски трескают сучья. Девушка замирает, потом делает круговое движение левой рукой. Веретено исчезает. Оборачивается. Боже, какая красивая! Вскрикивает и бросается бежать. Вовремя соображаю сделать то же самое. Почти сразу понимаю: здесь что-то не так. Здесь всё не так. Особенно нелепа финальная сцена. В то, что она может испугаться какого-то медведя - не верю. Зачем же тогда это показывать? Только если видит, кто я, но надеется, что я не пойму, кто она. Забавный спектакль. Ладно, поиграем. Для следующей сцены сменим декорации.
   Говорят, старикан её по пятницам выбирается в сельский магазин. Даже если для отвода глаз, всё равно - шанс. Он там, вроде, даже пивка выпивает. Чудненько. Подсыпаю ему снотворное. Сильное, но натуральное, на травках, - что ж мы, звери какие? Жду полчаса и иду за ним. Так и есть: разморило на солнышке, присел под берёзкой, да и уснул. Отмеренным движением навожу ему морок и начинаю сканировать мозг. Поразительно! Ничего необычного, одна бытовуха непрерывная. Неужели ошибся? Или это - простой служака-помощник? А если... Нет, об этом пока рано. Что ж, иногда самый верный путь - прямой. Пора придумывать повод для официальной части.
   К счастью, выдумывать ничего не понадобилось. Меня вдруг решил навестить приятель из столицы, с которым мы пару раз выбирались с общими знакомыми на рыбалку. Но я и предположить не мог, насколько широк у него круг знакомых. Как только он заявился в мою берлогу, тут же выяснилось, что он тут не случайно, а хотел проведать моих новых знакомых незнакомцев. Он случайно услышал о месте моего отдыха и тут же решил воспользоваться возможностью кое-кого навестить. Дальше - ещё интереснее. Оказалось, что эта нынешняя затворница по имени Майя ещё несколько лет назад считалась в столице весьма модной художницей, и с каждым годом становилась всё популярнее, не прикладывая к этому никаких усилий. Её редкие картины быстро стали стоить бешеных денег и как-то незаметно разошлись по частным коллекциям, а новые она перестала писать уже лет эдак десять. А три года назад она уехала за границу насовсем. И о ней совсем уж было стали забывать, да вдруг за океаном дотла сгорела крупнейшая выставка её картин. На волне вспыхнувшего интереса быстро разведали, что она вообще не покидала нашей страны, а заключительным известным местом её пребывания был город Чусовой. Поэтому приятель, будучи по редкому совпадению не только главным редактором солидного журнала, но и практикующим известным журналистом, просто не мог упустить такой случай. Он три месяца наводил справки, круг сузился. И тут вдруг подвернулся я.
   Мы решили навестить их в то же воскресенье. Попросту появились днём перед их пристанищем. Были готовы ко всему: не узнают, не пустят, не окажутся дома. Но таких трудностей не возникло: оказались, пустили, узнали. Они и в самом деле жили в мельнице. Та, конечно, и не думала работать. Хотя большое водяное колесо в узенькой, но быстрой речушке выглядело вполне работоспособным. А вот само строение, некогда деревянное, было облицовано декоративной плиткой и напоминало больше уютный и современный дом, с просторными комнатами на втором этаже и большой гостиной на первом. Обставлено всё было достаточно скромно, вот только на стене висела огромная плазменная панель, а работала она от спутниковой антенны. Хозяева оба были одеты в джинсы и совсем не походили на нарисованные образы. Кроме того, они, вопреки ожиданиям, оказались достаточно радушны. Напоили чаем с дивным вареньем местного сбора, с видимым интересом расспрашивали о столичной жизни. Вспомнили некоторых общих знакомых, обсудили новости политики, посмеялись вместе над светскими заморочками. Даже объяснили, почему они здесь. Причина оказалась вполне банальной: всё надоело. А как же назад? Нет, не собираются. И просят о них не писать, если рассчитываем на их дружеское расположение. Мы, конечно, обещали. В общем, расстались поздно и вполне дружелюбно. Вот только приятель становился всё более ошалевшим. Когда мы возвращались, он признался, что ничего не понимает. И главное: по документам ей сейчас должно быть 52 года, а на вид, со всеми натяжками, невозможно дать больше тридцати.
  
   Мельница [Томас Кинкейд]
  
   На следующий день, оставив соседа дрыхнуть, я по обыкновению отправился с рюкзачком в магазин. Я почти не удивился, почуяв гостью по возвращении. Заглянул в окно: они о чём-то беседовали. Когда зашёл, мне быстренько объяснили, что Майя заглянула только на минутку что-то передать с приятелем в столицу. Дождалась меня из вежливости, но сейчас ей край как надо домой. Потом ушла, не позволив даже себя провожать. Не знаю, о чём они беседовали наедине. Вот только приятель тоже резко засобирался домой и в тот же вечер уехал. Больше я его не видел. Стало быть, пора играть в открытую.
  Когда я пришёл поздно вечером, меня ждали. Вот ведь, думаю, смелая - ничего не боится! А она сидит себе в кресле, развалилась, и даже не смотрит в мою сторону. С виду, постарше меня. Одета в простые джинсы и свитер. Красивая: плавные линии стройной фигурки и чёткий профиль в лунном свете. Включаю свет, лениво так оборачивается. И как-то уверенно, по-хозяйски. Ну, думаю, это уже нахальство, надо бы спесь сбить. Дай, думаю, клыки покажу для начала.
   - Не напрягайся, - говорит - медвежонком смотрелся живее. Может, так тебя и оставить? Садись лучше, побеседуем.
   - Ну ладно. О чём?
   - Хочу попросить об одной услуге.
   - Неплохо для начала. А кто ты?
   - Можешь называть меня Мара.
   - Угу. Ещё скажи, что та самая!
   - Сам сказал.
   - Чем докажешь? У тебя не мания величия? - а сам собираю мысленный импульс и отправляю ей в голову. Приём отработанный, отключает собеседника минут на 5 минимум. Но не так...
   Через 5 минут очухиваюсь:
   - Что это было?
   - Видимо, проверка. Только уж больно экзотическая. Тебе больно.
   - Ладно, пойдём длинным путём. Что за услуга?
   - Командировка. Далеко. Место живописное, тебе понравится.
   - Надолго?
   - Как пойдёт: может месяц, а то и за неделю управишься.
   - Ничего себе! Что за разброс в прогнозах? А ещё Богиня...
   - Не хами. И не дёргайся, как нервная барышня. Всё просто...
   В общем, уговорила за 5 минут. Правда, деваться мне было некуда. От таких предложений не отказываются. Эти органы круче прежних. Да и любопытство меня погубит. Оказывается, мне надо доставить ей некую чашу. Грааль называется. Не больше - не меньше.
  
   Мара-Макошь []
  
  Вот я на месте. Неприметная деревушка вблизи Стамбула. Вокруг - вполне евангельские места: зелёные холмы, уходящие к Босфору, свежий пьяный воздух, уютные домики, не испорченные туризмом. Нахожу маленький небогатый домик. Открывает девушка лет шестнадцати. Селина. Возраст уже не тот, когда преобладает детская угловатость, но ещё не тот, когда уходит удивление миром. Она ждала меня, чему я даже не даю себе труд удивиться. Живёт с приёмными родителями. Мне-то легче: я знаю, где и за что убили её кровных родичей. Испытываю облегчение от отсутствия жалости: такие дети в ней не нуждаются. Давно не видел таких ясных и чистых глаз. Кое-кого она мне явно напомнила. Хочется поговорить. Долго сидим и беседуем. Пьём зелёный чай. Такое чувство, будто давным-давно знаем друг друга. Впрочем, кто знает? Тем труднее утром уходить. Словно теряю кого-то родного. Забираю эту несчастную чашу. Несчастную, потому что из-за неё было пролито столько крови. Одна из легенд гласит, что была она будто бы сделана из одного из трёх камней-обломков Зелёной Короны Люцифера. Глупость, конечно: у него и короны-то такой никогда не было. Другая байка - о якобы собранных когда-то в Чашу капельках крови одного очень хорошего человека. А вот это, если и было, то стало продолжением тех нелепостей, которые были наворочены вокруг известных событий, о коих потом придумали много несуразного и постыдного. На самом деле, эта чаша была когда-то в числе нескольких прочих предназначена для получения святой воды. Или, в других терминах, для направленного изменения структуры и состава воды, что придаёт ей совершенные и волшебные свойства. Кстати, тому же служил и известный обряд древних ариев, дошедший до нас как смешной обычай толочь воду в ступе. А вот известное чудо про 6 сосудов с вином на свадьбе - поздняя и не очень безобидная выдумка. Этот человек алкоголь не пил и другим не советовал, зато свойства воды улучшать реально мог, чем с удовольствием и занимался. К сожалению, правители всех времён и народов все значимые события сначала по-своему объясняют, потом по-другому описывают, а затем меняют на более удобные. В итоге историю пишут не победители, а профессиональные лжецы. Поэтому всегда оказывается, что уничтоженный народ был непременно каннибалами, а если народ свой и нынешний, то явно живёт на фоне страшного векового прогресса. Простая экстраполяция такого прогресса заставляет изображать, к примеру, средние века не иначе как тёмные и кровавые, а уж на древние времена и вовсе нужно навесить вдобавок жуткое рабство и сексуальный разврат. Всё было по-другому. Но главное, что в те страшные средние века жизнь человека ещё была ценностью, что успешно преодолели при помощи правильного прогресса. Вот и сейчас эту чашу хотят использовать, как я вижу, для обоснования одной из лживых легенд для закрепления вредного будущего. Как же они не понимают, что их время вышло? Или понимают, и потому спешат подстраивать новую систему понятий мнимого смысла?
   Прежде, чем вернуться, очень захотелось посетить ещё одно местечко. Теперь мне точно понадобится вся помощь, которую я могу получить. Но для этого сначала надо бы устранить микрочип, введённый мне в мочку уха заботливой Марой в момент моей отключки. Ох, и не люблю я эти пирсинги! Да и партнёрское доверие не вдохновляет.
   Вернулся я, как всегда, не вовремя. Интересно, это моя личная фишка, или Время вообще недолюбливает любые возвратные движения? Мельницы больше не было. На её месте чернело пепелище. Сначала я подумал, что хозяева сделали это сами. Но уж больно неаккуратные следы. А раз так, то следов может хватать и вокруг. Так и есть: в радиусе сотни метров разбросаны какие-то остатки неубранного снаряжения. И много запаха свернувшейся крови. Ого! Тут будто маленькая война случилась. И, судя по результатам, не без участия наших слабо силовых злобных ведомств. Как всегда, людей им не жалко, но раньше хоть тупости стеснялись. Думаю, и в свою избушку мне возвращаться смысла нет. Как и звонить приятелю в Москву. Из любопытства, звоню знакомым. Ну конечно! Срочно уехал в длительную командировку за границу. Даже не представляете, насколько длительную! Впрочем, это теперь не важно. Как мне найти Мару? Уж я-то ей маячков не ставил!
   Еду на более южный Урал. Останавливаюсь в первой приличной гостинице Магнитогорска. Думаю, она сама меня найдёт. Когда это происходит, нахожу в себе вежливости удивиться:
  - Как же моё свободное ухо?
  - Чудак, неужели думаешь, что я полагаюсь на эту новую технику? Это было только для твоего спокойствия.
  Как-то мне очень не понравилось, как она это говорит. Мучительно захотелось куда-нибудь смыться.
  - Даже не думай! Хуже будет!
  Тут я замечаю странные большие зеркала по четырём сторонам комнаты:
  - Неужели знаменитые Зеркала Смерти твоего дружка Ямы? Боже, какая честь!
  - Не юродствуй, даже со страху можно держать себя в руках. Пока это лишь во избежание эксцессов.
  - Какие эксцессы, Богиня? Помилуй!
  - Посмотрим! Лишние свидетели - лишние хлопоты. Никак не привыкну к новым веяниям: сейчас свидетелей убирают просто на всякий случай. Знаю, что ты привёз Чашу.
  - Конечно! Забирай, пожалуйста. Хотя, если честно, до сих пор не понимаю, к чему тебе эта рухлядь? У тебя ж таких наверняка навалом? И уж совсем не думал, что тебе может быть дело до современных церковных заморочек.
  
   Морена []
  
  - А твоё ли дело думать, смертный? Впрочем, смертный ли? Хотя нет, я бы узнала. Но что-то в тебе не так. Советую сказать сразу. Иначе мне придётся тебя убить. Времени не даю. Итак, кто тебя послал?
  - Ну и термины у тебя, Богиня! Как в этих наших, детективах. Я и не собирался ничего утаивать, хотя никто меня не посылал. Каким-то образом мне удалось подружиться с Тархом. Но уверяю тебя, не нужны ему ни сведения, ни артефакты.
  - Что же тогда? Уж не хочешь ли ты сказать, что им движет чистое любопытство?
  - Я не знаю, что им движет вообще. Но к тебе он явно неравнодушен. Ты и сама это знаешь! Хотелось бы верить, что хоть такие вещи у вас - как у людей!
  - Ладно, хватит! Разговорился! Живи пока. И советую больше мне на дороге не попадаться!
  Тут она эффектно взмахнула рукой и исчезла. Эк её проняло! Впрочем, кто их, небожителей знает! Но уж зарекаться от встреч я бы не стал. Мало того, я знаю, что ещё раз мы точно встретимся. Я никогда не был очень смелым, но этого просто не избежать.
  Не хочется в этом участвовать. Эти ребята под руководством Мары поставили прядение судеб на сверхнаучную основу. Куда там наивным Мойрам или могучей, но старомодной Макоши! Мара не заморачивается пустяками. Отдельные судьбы интересны только как элементы конструкции. Всеобщего счастья, не иначе. Или рациональности... Благообразия... Нужное подчеркнуть. Сгущение вероятностей правильных представлений. Реверсивное обращение вероятностей. Создание реальности представлений минувшего. Становление многовариантности прошлого. Утверждение оптимальной базы истории. Формирование тенденций связи с нынешним. Продолжение направлений в будущее. Целевое согласование движений. Закрепление результативных сдвигов. Выбор новой базы представлений. Оруэлл почти во всем был прав. Вот только преувеличивал роль власть имущих. Те вообще ничего не в состоянии понимать. Слишком жёстко заданный вектор развития по всем параметрам. Неизбежное отсутствие вариативности представлений. Прямой отбор специализированного мышления. Кто же реально управляет - это даже не очень интересно. Ради чего? Нельзя сказать, что получаемая картина мира совсем неинтересна. Вот только единая захватывающая бесконечность подменяется многообразием ложных альтернатив. Огорчает слабое обоснование добра. Удручает отсутствие единого чувства прекрасного. Редкие попытки настоящих художников выглядят трагически обречёнными. Боги! Как же хочется смысла!
  Пока остаётся делать то, что могу. Для начала - по хозяйству. Краткие проводы - краткие сборы. Только то, что может пригодиться живым. Несколько домов там и сям, кое-какие счета в разных странах. Остальное - по мелочи. Оно, конечно, приятно - раздать что-то людям. Беда только, что напрямую нельзя. Дело даже не в том, как они распорядятся - не бог весть, какие сокровища. Хуже другое - это стало бы чем-то вроде чёрного списка. Так-то, может, ту же Селину и не тронут. А вот по-другому могут и отомстить, даже безо всякого особого смысла. Ведь главную ценность она уже отдала. Как они думают. Но главное - это свет в её глазах. Впрочем, не все из моих врагов такие уж недалёкие. К тому же, очень хочется надеяться на остатки у тех из них, которых я лично и врагами своими не считаю, того внутреннего благородства, которое у них должно быть несмотря ни на что. Иначе и жить незачем. Впрочем, это всё, возможно, - мои фантазии. Так что посредник не помешает. Да такой, до которого им добраться трудновато будет. Разумеется, придётся напрячь Тарха.
  Дальше - всё просто. Гениальных идей у меня нет. В данном контексте - таких, которые можно было бы назвать божественными. Когда-то очень хотелось их иметь. Ради этого даже удалось найти путь, чтобы пожить подольше. Но любой долгий странник без идеи - Вечный Жид. Рано или поздно забивает вопрос: ради чего? Если не просто не можешь понять, как жить всем, но даже дать какую-то малость своим близким - жить вечно. То есть, достаточно долго, чтобы, хотя бы, не видеть их смерть. Смерть всегда отвратительна. Она не есть тот Переход. Хотя, к счастью, пока недостаточно сильна, чтобы всегда его прекратить. И, конечно, то, что люди стали путать порой Смерть и Мару, не справедливо. Наоборот, Мара как богиня царства духов, защищала людей, стояла на страже. Правда теперь это почему-то не работает. И, как мне кажется, я понимаю, почему. Иногда я вижу в себе типичное дитя своего времени. Мне гораздо лучше даются понятия с отрицательным смыслом. Для меня они стали понятиями мнимого смысла. Я не знаю, как любить, но я знаю, что такое не любить. Я не понимаю, как жить, но понимаю, как я жить не хочу. Я не вижу смысла, но вижу, что он должен быть. Не уверен, что такого видения достаточно, чтобы отдать за это, если придётся, жизнь. Интересно попробовать.
  Ладно. Я начинаю. Свой личный Конец Света. То есть, анти-светопреставление. Именно так. Не будет вам ни Всадников Апокалипсиса, ни полей битвы с романтическими названиями. Я же - специалист по деланию не так, как положено. Пусть будет та самая лесная опушка, на которой я первый раз увидел её. Я знал, что встретиться будет легко - достаточно одного правильного призыва. Но меня уже заранее ждут. Сюрприз неприятный. И не один. Кроме Мары, её мнимый папаша и верный соратник, Яма. В этот раз - весь такой важный, и при всех атрибутах. Я с первого раза понял, что он не так прост, но тогда ему ещё хотелось маскироваться. Да и Мара классная: точь-в-точь, как на самых красочных иллюстрациях Снежной Королевы. Всё-таки, что-то человеческое в них есть!
  
   Два лика Перыни - Мир Яви и Мир Нави []
  
  - Идущий на Смерть приветствует тебя, королева!
  - Опять эта глупая бравада! Ты хоть понимаешь, что не уйдёшь отсюда живым? Или назовёшь хоть одну причину не убить тебя?
  - Причина, как всегда, может быть только одна: отсутствие смысла. Главное, что мог, я уже сделал.
  - Я поняла, что это ты испортил моё Веретено. Оно теперь работает как-то не так, и я не вижу пока, как это исправить. Но ведь ты расскажешь. Тут даже пытки не нужны. Хотя Яма настаивает, но в нём говорит лишь досада. Я и без пыток выну из твоего мозга всё, что нужно.
  - Боюсь, не всё так просто. Я когда-то работал в группе по созданию искусственного интеллекта и тренировался в создании компьютерных вирусов. Это - моё лучшее произведение. Поэтому сейчас, даже если бы искренне хотел помочь вам, я не могу ничего сделать. Вы сами заложили в него эту возможность, когда создали не просто сложную машину с изощрённой программой, а практически живое существо, выполняющее вашу волю. Теперь в нём заложена как бы неизлечимая болезнь.
  Может быть, мне показалось, но выражение лица Мары изменилось. Да и Яма сделал видимое движение ко мне, но был пока остановлен одним движением её руки. Правильно, ещё не время.
  - И чего же ты этим добивался? - голос её был всё так же спокоен.
  - Всего лишь, свободного выбора. Может быть, это не так уж мало. Мало того, что ещё при жизни человек опутан сетями ложных представлений, в которых не осталось практически ничего истинного. Нет истории, литературы, идеологии, культуры, религии, науки... ничего нет. Всё извратили. Всё отняли. Вы и сами это знаете. Иначе бы не гонялись по всему миру за этими забавными артефактами, которые с упорством маньяков навязываете во всех религиозных конфессиях. Так вам еще и после смерти людей захотелось жульничать. Ведь первое назначение Веретена было иное. Когда-то его создавали, чтобы помочь рассеянным душам собираться для организации их скорейшего следующего воплощения. А сейчас? Чтобы сначала насильно утрамбовать их в прокрустово ложе примитивных и лживых представлений, а затем отправить их по пути бесконечного дурного повторения с неизбежной деградацией и без перспектив Восхождения. Попутно вы одним рассказываете сказки о порочности этого Колеса Сансары как любой цепи перерождений, а другим - о ложности кармических представлений и возможности перевоплощения как такового.
  - Ты всё сказал? Пожалуй, убедил. Я не буду тебя убивать. Было бы несправедливо не дать тебе возможность убедиться в неотвратимости кармического воздаяния. Так что, ничего личного, дружок. Но придётся немножко помучиться: не знаю уж, десяток лет или несколько. Заодно будет время поделиться конструктивными идеями по восстановлению испорченного, да и новые наработки нам пригодятся. Мне кажется, ты можешь быть нам полезен. А коли так, то я даже дам тебе столь любимую тобой возможность выбора. Вместо всего этого я могу исполнить любое твое желание. Или множество любых. Это не важно. И когда я говорю любое, то для повышения качества выбора, для начала, расширю твои возможности восприятия.
  - Именно этого я больше всего и боялся. Отдаю тебе должное: ты хорошо изучила мои слабые места, или всех людей, не знаю. Я знаю, что слишком долго жил с убеждением, что обидно не быть проституткой, обидно быть дешёвой проституткой. Но что стало с тобой? Что они с тобой сделали? Где та светлая Богиня, которая царствовала в Мире Духов и оберегала людей и всё живое на Земле от гибельного воздействия Навьих Сил? Я восхищался тобой. А сейчас? Несмотря на всё ваше могущество, вы сохранили его только для разрушения. Вы потеряли способность творить. А без этого, сколько бы Концов Света вы не делали, вы останетесь кучкой вырожденцев. Главное, что так называемой веры в любой религиозной конфессии на Земле недостаточно для любого сколько-нибудь выразительного светопреставления, оставляющего вас в роли демиургов. Так, максимум, что-нибудь типа банальной космической катастрофы. Но этим вы ничего не добьётесь и ничего не докажете. Даже себе.
  - Ты хорошо начал, солдат. Но плохо кончил. Теперь пора. - Мара внешне спокойно это произнесла и затем щёлкнула пальцами.
  После этого для отдельно взятого меня свет кончился. Во мне что-то взорвалось. Господи, как больно! Откуда столько боли? Я никогда при жизни столько не видел. Обычно, при её самой умеренной порции, я тут же отключался, типа терял сознание. А вот как быть, когда сознания нет, а боль осталась, это мы не проходили. И это ещё при том, что сценарий оказался не совсем тем. Или именно поэтому.
  В какой-то момент я очнулся. Потому что про время говорить теперь не приходится. За всё надо платить. Особенно, за фокусы, которые пробуешь впервые. Да ещё и перед эдакой аудиторией. Спасибо Тарху. Без него ничего не было бы. А так, в самый момент начала воздействия Мары на бедного меня, включилась простенькая программка темпорального скачка. Я не знаю, как она работает, и до сих пор имею шансы никогда не узнать этого, но каким-то образом происходит некое изменение симметрии темпорального пространства вокруг меня, и я становлюсь физически несовместим с окружением. Причем чем дальше, тем больше. Да ещё с побочными эффектами.
  Да и эффектов многовато. То, что я выпал из их опасной компании, - я к тому и стремился. Вот куда попал - непонятно. То есть, из какого места меня привезли в ту больницу, не так уж и важно. Об этом, как и о дате на дворе, мне уже рассказали, как немного в себя пришёл. А вот насколько это соответствует действительности, и какой из них, - это вопрос. Получилось так, будто для Мары с Ямой я как бы престал быть. Иначе бы они меня уже достали. Или мой скачок неудачен, а всё это - часть её плана? А если я перестал быть для них, то для кого ещё? И надолго ли? И не перестал ли я быть вообще как прежний? Во всяком случае, кое-какие способности у меня точно пропали. Да и память что-то подводит. Но я верю, что всё вернётся. Я же помню главное: я - оборотень. Или это - тоже часть бреда?
  Теперь мне остаётся ждать. И надеяться. И что-то делать. Не бывает так, чтобы от меня ничего не зависело. Я буду пытаться до последнего вздоха. Это - мой мир. И я буду пытаться делать его так, как я вижу. Не важно, сколько времени или жизней мне понадобится. Творит не тот, кто сильнее, а тот, кто хочет. И теперь у меня есть мечта. Я хочу показать Маре, что она прекрасна и удивительна.
  
  
  
  
  
   Часть 2
  
   Апокалипсис блаженных
  
   Анубис []
  
  
  Сивилла бесноватыми устами несмеянное, неприкрашенное, неумащенное вещает.
   Гераклит
  
  В действительности всё иначе, чем на самом деле
   Антуан де Сент-Экзюпери
  
  
  Никто не знает, что в начале сотворил Бог, когда и зачем это случилось. Я тоже не надеюсь это когда-то узнать, потому что не уверен, что на том уровне применимо хоть что-то от нашего разума. Поэтому и говорю я не о том, чего реально не понимаю, а только о том, как я вижу. Видение многим заменяет понятия, принципы и веру, да только не многие в этом сознаются. К сожалению, когда говорят о вере, то тут же подменяют понятия. Например, когда спрашивают, верите ли вы в Бога, обычно подразумевают, готовы ли признать истинность именно их набора постулатов, достаточно произвольно описывающих взаимоотношения тех объектов и субъектов, которые ими принято выделять как главные или основные. А зачем людям вера в Бога, если то, что Творец Сущего есть, очевидно? Мне кажется, надо верить Богу. Даже не имея счастья знать его лично. Людям хочется очеловечивать Всевышнего, подменяя веру в Бога желанием быть в связи и под защитой кого-то Всемогущего. А уж ради спасения себя любимых все готовы верить в любой миф о спасении, забывая об изумительном акте творения нашего мира и собственных обязанностей по его сохранению. Не помню, с какого момента, но мне захотелось выбрать для себя некую непротиворечивую систему понятий, которая сочеталась бы с моим видением мира, независимо от истины, о которой я, к сожалению, не имею никакого представления. Издавна такое считалось привилегией блаженных, которых считали то ли сумасшедшими, то ли не от мира сего. Сама возможность такой альтернативы говорит не в пользу эволюции мира. Зато даёт мне возможность удачно позиционировать себя для продвижения своих целей. В самом деле, в сумасшедшем доме я уже был. Так что мир может смело мной пренебрегать, когда в чём-то я буду считать сумасшедшим его.
  В идеале, система непротиворечивых понятий, принятых как постулаты, иногда даёт возможность развить весьма полезные прикладные науки, как термодинамика или квантовая механика, чаще - смешные недоразумения, как логика или теория относительности. Ни того, ни другого мне не надо. К счастью, видение отличается от набора принципов или постулатов. Как непрерывное от дискретного, как целое от фрагментарного, как изменчивое от застывшего. Не претендуя ни на полноту представлений, ни на их правоту. Никому никогда ничего не надо доказывать. Лучше следовать Конфуцию, который говорил, что знающий не доказывает, а показывает. Я так вижу. Пусть другие видят по-своему, лишь бы не обманывали. Можно даже быть не в своём уме...
  Итак, в начале была Идея, Идея была у Бога, и Идея была Бог. Потом Идея стала Родом и сотворила Мир...
  Даже не собираюсь делать вид, будто я это придумал или знаю подробности. Я с этим просто как-то внутри согласен. Равно как и с тем, что человек создан для радости. Не думаю, что самим Всевышним. Скорее, и тут не обошлось без посредников, которые отрабатывали детали, называть ли их богами или ангелами. Боюсь, что даже среди них были и есть разногласия. А уж когда к их продвижению подключились люди, то запуталось всё: от базисной космогонии до наборов этических заповедей. Впрочем, всё это давно мало кого интересует. Как из Евангелия, означающего Благую Весть, как из Апокалипсиса, в переводе, Откровения, так и из всех прочих божьих книг, будь то Веста или Авеста, - нынешний потребитель книг жадно пытается выискать одно - сведения о грядущем Конце Света. Будто любые данные о таком событии способны оправдать его жалкое существование и придать смысл его скорому концу от алкоголя, продажного офиса или другого орудия самоубийства.
  
   Чертоги Лисы и Волка []
  
  Для меня тема по-новому началась не так давно на Урале, когда я пытался, в меру своей глупой самонадеянности, вставить своё лыко в строку, но в результате оказался выброшенным на обочину, без своих новых способностей и средств. Сначала я даже радовался, что ушёл живой, хотя и понятия не имел о том, достиг ли хоть чего-то из своих целей. Потом боялся, что меня достанут. Через год начал тосковать. Когда через два года я получил это письмо, я радовался, как уже не помню когда. Письмо было в обычном почтовом конверте, так что я не слишком удивился бы, будь оно написано от руки. Но текст был печатным. Я настолько растаял от первых двух слов, что сначала не вполне понял содержание.
  - Дорогой друг! Думаю, придётся тебе стать нам настоящим другом, раз уж удаётся быть для нас столь дорогим. Пора как-то прояснить позиции, а то ты стал нервный, как барышня. Будто сказался тот недолгий период, когда тебе пришлось побыть женщиной. Так уж случилось, просто другого тела рядом вовремя не оказалось. А уладить вопрос с твоей временной смертью как-то надо было. Твои дела, коль понравилось. Зато в следующий раз ты прохлаждался почти в санатории, пусть и с уклоном для душевнобольных. Но и к этому тебе не привыкать. Иначе как тебя было отмазать от твоих художеств с убийствами, когда ты решил поиграть в народного мстителя? Тогда у тебя появилась новая смешная привычка собирать сказки, вместо твоей прежней алхимии, что было забавно и, в целом, нам на руку. Как видишь, мы были с тобой достаточно терпеливы и снисходительны. Тем неприятнее ты удивил в нашу крайнюю встречу. Должна признать, ты доставил нам немало хлопот. Мало того, что на время сломал устройство, смысла которого даже не понимаешь, так ещё и фокусы со временем вздумал показывать! Была охота искать тебя больше года, исправляя по ходу причинные сдвиги, вызванные твоей грубой работой! В общем, мне надоело. Пора сделать тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться. Только не надо опять каких-то истерик! Никто не требует от тебя клятв на крови и прочих глупостей. И, уж конечно, никому не надо, чтобы ты кого-то сдавал. Тебе даже не придётся поступиться какой-либо мелочью типа принципов, коих, впрочем, у тебя и нет давно. Напротив, можешь заниматься чем угодно, что нравится, но и тем, что нам надо, покуда наши интересы будут близки. Тебе же не нравится нынешняя, извиняй за грубость, цивилизация? И то, к чему её некоторые ведут - пошлому и грубоватому концу чего угодно, но не света, как они себе мнят? Ты был прав: мы имеем к этому прямое отношение. Только знак неправильно поставил: надо было плюс, а ты дал нам минус. Неужели мог вообразить, будто мне нравится этот маразм? Просто вспомни некую недавнюю поговорку: не можешь предотвратить пьянку, - надо её возглавить. В общем, берись за работу. Острые ощущения и развлекуху обещаю. Оно, конечно, - можешь и погибнуть. Не бери в голову: эта жизнь - не первая, не последняя. Гарантирую быстрое и удобное воплощение с любыми параметрами, в смысле пола, социального положения, происхождения и прочих заморочек. Даже память оставим, в виде исключения. Короче, совсем коротко: мы давно тоже занимаемся тем, что некоторые называют светопреставление. Правда, теперь сие действо превращается в самый абсурдный, из возможных, фарс. Конец Света ещё не кончился, а уже стал другим началом. Началом новой работы, о которой поговорим позже. Инструкции получишь от Мастера Ямы. За сим - до свиданья...
  В конце письма были подписи: Мара, Марена, Марина, Морана, Моргана, Марья Моревна, Мария, Морриган, Майя...
  Мастер Яма тоже не показал себя слишком многословным:
  - Сам знаешь, что вы не одни на этой планете. И я имею в виду не местных древних обитателей. Их уже мало, и ведут они себя тихо. А вот от вас, гостей, хлопот много. И толку мало, что люди здесь уже достаточно долго, чтобы считать себя хозяевами. Тогда и вести себя нужно, как положено. Иначе быстро найдутся новые. Уже нашлись. Вот только не приспособлены они пока генетически. Потому и есть у вас еще немного времени. Если сами себе с концом не поможете. А вам, видать, очень хочется. То есть, видать-то оно немногим, а только нанятым. Остальные спать наяву предпочитают. И себя же сказками чужими баюкают. Вот только сказки все страшненькие. Впрочем, это ты и сам знаешь. А теперь можешь активное участие принять. Не в том, смысле, чтоб практикующим сказителем. Скорее, идейным терминатором...
  - Люди оказались ленивы и не любопытны. Тем более, всех вас убивать никто не собирался: не меньше миллиарда бы оставили. Земли ваши занимать тоже без надобности. Да и благополучие материальное растёт. Так что вы почти сроднились. Эти ребята живут рядом, пасут вас и живут вашими тонкими энергиями. Почти идиллия. Вот только глобально система оказалась неустойчивой. Недавно снова начались катаклизмы, и система пошла вразнос. Теперь так называемое прогрессивное человечество искренне пытается всё склеить, чтоб было, как было, ничего в целом не меняя. А для этого надо убивать. Всё больше и разнообразнее. Вот только, когда пришлось взяться за рождаемость, пошёл обратный отсчёт...
  - Оно бы и Конец Света им сейчас кстати. Одна беда: глобальность, идейность и выгоду такого мероприятия совместить невозможно. Реально никто уже ни во что не верит, а новых идей нет. А если решиться очистить Землю основательно, так слишком хорошо шарахнуть надо. И остаться совсем без питания. Что делать, никто не знает. Пока-то идёт, как идёт: природные катастрофы, экономические кризисы, идейная пустота, моральное убожество. Только вот устойчивости это не прибавляет. И система, в любом случае, скоро изменится. А мы поможем...
  - А чем я-то вам могу помочь? - вставил, наконец, я свои полслова.
  - Хороший вопрос. Сам понимаешь, как мыслитель, вождь или маг ты нас не интересуешь. А вот посланник из тебя хоть куда: идеальный уровень - не слишком низкий для понимания, и недостаточно высокий для риска нападения.
  - А почему не сами напрямую?
  - Так тоже бывает. Но иногда для нас это утомительно и небезопасно. Да и паузы в переговорах часто полезны: в это время можно много сделать для наглядности намерений и возможностей.
  - Хорошенькое дело! Меня подставляют, да еще карты за спиной передёргивают!
  - Мне начинает это надоедать. Да или нет?
  - Конечно, да!
  - Вот и хорошо. Для начала пойдёшь к Михаилу-архангелу.
  - Так-таки к нему самому?
  - Может быть, и не к самому. Слишком большая свита вокруг него вьётся. Хотя я помню времена, когда он был другим, - всё было значительно скромнее и доступнее. Чувство собственной значимости никогда еще никому не помогало. Впрочем, это его дела. Речь о другом. Передашь послание. Пусть даже кому-то из его свиты. Предложение о сотрудничестве. Думаю, заключительное. Дальше просто может не стать предмета для договора. Да, и сувенир им передашь - Чашу Грааля, которую принёс с Боспора. Кстати, можешь не беспокоиться о судьбе Селины: теперь она под нашей защитой.
  - А можно полюбопытствовать, кто это - мы?
  - Нельзя. Может, потом. А сейчас пора.
  - Можно собираться?
  - Вот именно. Вот Чаша, вот пакет. Всё. Пошёл!
  
   Локи [Haime]
  
  
  И тут я очутился в каком-то незнакомом месте. Вокруг были невысокие горы, скальные породы вперемешку с участками чахлой растительности. Моросил дождик, и было довольно сумрачно. Невдалеке, возле какой-то пещеры, были какие-то люди. То есть, они были похожи на людей. Небольшая часть их были в белых балахонах, остальные - в серых. Видимо, мне к ним. Подхожу, здороваюсь. Кто-то из них отвечает что-то непонятное. Потом заговорил их главный. Или это я так решил. Но заговорил он на вполне понятном русском языке, только акцент забавный.
  - Здравствуй, странник. Можешь называть меня Михаилом. С чем пожаловал? Впрочем, вижу, давай. А отчего Локи сам не пришёл?
  - Здравствуй, Михаил. Ужель тот самый? И Локи тоже? Как говорила Алиса, всё страньше и страньше! То-то он говорил, что не шибко доверяет вашим ребятам. Неужто у вас может разборка случиться? Это будет круто! У него тоже атрибутов смерти хватает. Недаром же он Яма!
  - Извини, но я не в курсе твоих заблуждений. И не трясись так. Пока рано, а когда будет поздно, я скажу.
  - Какие вы все правильные! И такие самовлюблённые. А вот когда кого-то конкретно убивают, то никто не виноват. Как с родителями Селины. Кстати, этот подарок - от неё. Чаша Грааля.
  - Да-да, это было прискорбно. Но главное - пакет. А что тебе велено передать на словах?
   И тут я сделал вид, будто начал заводиться:
   - Велеть можно твоим рабам. Меня можно только попросить.
   Как я и ожидал, на его лице ничего не дрогнуло:
   - Ладно, пусть тебе ничего и не поручали, ты только из-за этого пытаешься кого-то обидеть?
   - Наверное, это личные счёты. Яма просил передать, что это предложение - заключительное. Вот только я не уверен, что попал правильно. Ты больше похож на Князя Тьмы или прочих Элохимов.
   - Вот это ты зря сказал, странник. Ты уверен, что готов отвечать за последствия?
   - Конечно, нет, - подумал я, и тут же повторил свой коронный временной трюк. Как тогда, с Марой. Беда лишь в том, что сейчас ничего не изменилось.
   - Ну и как, будем сотрудничать, или ум показывать?
   - Ладно. Что я, в конце концов, клятву верности давал?
   - Вот и хорошо. Мне клятв не надо. И про тебя я всё знаю. А поручение для тебя есть.
   И тут у меня будто башку снесло: я начал говорить. Красочно, подробно, обстоятельно... Я им и сжигание ведьм на кострах инквизиции припомнил, и геноцид индейцев... Обрыв был почти незаметным... Очнулся дома. Только поручение почему-то запомнил. Обижаться было глупо, поздно и бесполезно. Я предпочел спать, долго и со вкусом.
   К счастью, поручение было не из разряда типа взрыва Белого Дома. Или Серого. Цвет не имеет значения, впрочем, как и смысл подобного действа. Хотя, такое для меня было бы сейчас выполнимо. Как полезно-таки общаться с Великими. Каждый раз приобретаю какой-нибудь новый фокус в качестве амуниции. Оно, конечно, в сравнении с ними я напоминаю себе дрессированную мартышку. Но большинство отдали бы за такое умение многое. Например, я теперь неуязвим в схватках. Но это настолько буднично, что даже не интересно. Оказывается, достаточно включить сброс отпечатков образа. Кстати, раньше этой техникой владели берсеркеры. Правда, неосознанно, грубовато и не стабильно. Потом японские самураи и русские пластуны, которые были одного рода. В общем, достаточно сбрасывать с себя отпечаток образа своего материального тела, посылая истинный образ для материализации чуть вперёд и чуть на потом. Я не понимаю, как и в чём измеряются эти чуть, но результат выглядит эффектно. В замедленной съёмке - как будто вместо одного тела появляется их непрерывная череда, вызывающая эффект размытости и факт неуязвимости. Когда Чапаев в Первую Мировую плясал на бруствере, в него попадали пули. Точнее, они попадали не в него, а в след его образа. Сам он был в это время как бы размазан в его пространстве нашей реальности. И потому неуязвим. Беда лишь, что этот механизм не всегда включен. Мой прадед в этой жизни тоже не был бы в той Первой фатально накрыт снарядом, если бы предвидел и вовремя вошёл в раж. Впрочем, если бы предвидел, мог бы просто вовремя покинуть ту траншею. Но это - уже совсем другое умение. Как я читал позже, все эти фокусы - лишь малая часть Казачьего Спаса, коим владели характерники, в Индии называемые махаратхами. Основой этого боевого искусства является способность человека к переносу своего сознания в Навье астральное тело.
  
   Локи - женщина []
  
   Что ж, приступим к практическому занятию. Жалко, что связи с Локи нет. Интересно, кто его учил приёмам маскировки и конспирации? Сколько помню, он с любыми ситуациями справлялся блестяще. Например, когда брал у Фрейи магическое оперение сокола, чтобы превращаться в птицу. Даже сказки родил... про Финиста - Ясна Сокола. Но это были ещё цветочки. Однажды он нечаянно сжег ведьму-великаншу. И не удержался, съел её сердце, чтобы овладеть её магией. Ведь та была ученицей самой богини Фрейи, магия которой была недоступна асам. И вот тут он залетел буквально. То есть, забеременел. Что делать? Для соблюдения приличий пришлось превратиться в женщину. Эта Локи родила прелестную дочурку, которая стала, по слухам, родоначальницей всех ведьм на Земле. Какая интересная у богов жизнь! По правде, насчёт всех ведьм я сомневаюсь. Надо будет не забыть и у него самого поинтересоваться.
  Ладно, делать нечего. Иду на дело. Всего лишь к какому-то очередному нашему отморозку. Из тех, которых посадили на трубу и от этого они резко стали талантливыми и успешными бизнесменами. Мне и надо-то всего - изъять у него очередной артефакт. Армянское Копье Судьбы. Как всегда, самое правильное, хотя даже я уже знаю с полдесятка таких, и каждое - единственное. Будто бы именно им кто-то когда-то кому-то проткнул бок так, что это стало - с чего бы это вдруг? - некоей гарантией амулета, позволяющего управлять миром. Именно бредовость ситуации и стала решающим аргументом, почему я внутренне не возражал против такого задания. Как и все наши отморозки, живет он где-то на яхте, кружащейся на бесконечной привязи вокруг Британских островов. Но артефакты хранит здесь. Видимо, потому, что там хозяева могут проще отнять любую игрушку. Но мне-то оно не важно. Захожу. Даже не меняю облик. Но сброс отпечатка образа, понятно, включаю. Потому, что охранники всегда сначала стреляют, а потом делают вид, что разбираются. И тут я почему-то останавливаюсь. Меня поражает абсурдность ситуации. Служивых бережно бью дубинками по голове. По другому месту не понимают. Не кулаками, поскольку могу увлечься и покалечить. Ага, вот и Копьё. Забавно, сколько чудаков попадались на такую простую удочку, как это Копьё Судьбы. Достаточно вспомнить его австрийский вариант и простого паренька Адольфа. Но сейчас как-то всё - слишком просто. Подозреваю прикол. Поздно. Чем-то меня накрыли...
   Очухиваюсь под надзором какой-то достаточно не юной дамы. Потомственная ведьма, как оказалось. Она мне это кокетливо объяснила, ненавязчиво демонстрируя узкий разрыв между юбкой и кружевными границами чулок, конструируя нужный ракурс. Где-то я всё это уже видел. Дальше она начинает делать какие-то ритуалы и что-то втюхивать. Я изредка киваю головой и жду. Пора. Моя беда, что я не настоящий маг. Но за свою очень долгую жизнь я накопил немало фокусов. Как только она освободила мне руки за спиной, я щелкаю пальцами и превращаю её в подобие соляного столба, прямо, как у классиков. Ничего, скоро отойдёт. Казак ведьму не обидит. Дальше - просто. Очищаю помещения от чувственных тел, превращая их в бесчувственные. Забираю Копьё Судьбы и ещё ряд сувениров. Все равно, не понимаю, в чем прикол. И зачем для этого был нужен я?
  Ладно, возвращаюсь к этим, Элохимам. И тут их главный чудак поражает меня в самое сердце: ты, говорит, теперь причастен к облегчению судеб людей через это Копьё. А я им культурно так говорю: ребята, вы тут сходите с ума, как хотите, но не делайте свои нездоровые фантазии общей шизой для людей.
  - Не бери в голову. Сгоняешь ещё за одним сувениром? Проси, что хочешь.
  - Не сгоняю. Потому, что вся ваша компания мне очень не нравится. И тут я делаю еще один безрассудный фокус: показываю им фигу. Теперь они до конца жизни не будут иметь благоприятствия в любых начинаниях. Потом я уже могу согласиться на любое сотрудничество: дело сделано.
  - У тебя будет время подумать. Немного. А теперь бери послание для Локи и возвращайся. Я тебя больше не задерживаю. Пока.
  Оказавшись дома, хотя я и отложу необходимые пояснения насчет дома в моем случае, я не слишком удивился, увидев там моих обоих новоявленных шефов со многими именами. Кстати, об именах:
  - Уважаемая Мария Свароговна, извини, но я пока не понимаю, как к тебе правильно обращаться. Когда я услышал от Михаила, что наш многоуважаемый Мастер Яма зовется также Локи, я сразу вспомнил, что в библейских книжках писали, пропуская гласные буквы, да еще обычно справа налево. Но тогда Михаил - это те же Элохим, то есть Боги, в переводе с языка тех книг. Неужели те самые, из-за возможного сходства с которыми после дегустации плодов с Древа Познания из Рая выперли Адама и Еву? Причем, надо понимать так, что если бы те успели отведать от Древа Жизни, то сходство стало бы чересчур сильным, вплоть до бессмертия. Не слишком скромно, но круто. Но скажи мне, пожалуйста, дорогая Мария, ужель ты та самая Мария из тех же книжек?
  - Вот это - нет. Сама я по себе. А та самая Мария - Жива, сестрёнка моя любимая. Хоть и наплели про нее в тех книгах невесть чего, да и имён ей надавали люди поболе моего. Достаточно вспомнить Фрейю, Исиду и Астарту. Не всему в ваших книжках можно верить. Точнее, почти ничему. Но именно она не придерживалась общего запрета и постоянно вмешивалась в дела людей на протяжении всех этих тёмных веков. Именно её слезами плачут иконы Богородицы. Она всегда была слишком сентиментальна. И детей божьих уже родила немало. Но сейчас нас больше интересует Михаил. Точнее, силы, которые он представляет. Те, которые должны разыграть между собой жутковатую игру, называемую Концом Света. Как и положено по книге Иоанна Предтечи Апокалипсис.
  - Погоди-погоди. Я безумно благодарен тебе за столько новых сведений, хотя многие из них считаются сегодня спорными. Например, об авторе Иоанне. Но это - не самое главное. Много откровений, хоть и непонятно, с чего бы, но основные вещи расплываются. Что происходит? Кто главные действующие лица? И кто на чьей стороне?
  
   Архангел Михаил []
  
  - Опять эти комплексы! Я могу дать тебе на выбор несколько сказок, одна убедительнее другой. И что это изменит? Как сказано в одной из книг: по делам их узнаете их. А что происходит? Конец Света происходит, если кто-то не заметил. Уже сотню лет как происходит. Согласно полной описи и прилагаемым инструкциям. В полном соответствии с технологическим регламентом и согласно прейскуранту. Но время тьмы кончилось, настало время перемен. Ясность неизбежна, хоть это и не означает счастливый конец истории.
  - Трудно с вами, с Божествами. Ни сосчитать вас, ни приспособиться. Но я попробую. Расслаблюсь заодно, с вашего позволения. И тут делаю свой коронный фокус: превращаюсь в волка. Это мой главный образ и тотем. В конце концов, волкодлак я или где? В фильмах ужасов это показывают долго и грязно. Но где ж они видели настоящих оборотней? Всё достигается тренировкой. А уж послать своё тонкое тело в тело волка вообще каждый человек способен. Временно переделать своё грубое тело в этом мире - фокус посложнее. Зато какая лёгкость наступает! Но главное - меняется зрение. Как ни удивительно, Мара внешне совсем не изменилась, хотя я не уверен, что знаю, как она выглядит по-настоящему. Но класс налицо. А вот Мастер Яма изменился! Не знаю уж, насколько это для него существенно, или просто пренебрёг маскировкой. Но голова у него тоже стала выглядеть, как волчья. Передо мной был вылитый Анубис! Вот только более привычны были его изображения с головой шакала.
  - Ничего подобного! - усмехнулась Мара. Классические изображения нашего Мастера - с головой Лиса. Пока Земля была в Чертоге Лиса. Но раз она входит сейчас в Чертог Волка, то многим пора менять личины. Правда, новоселье в новой эре встречать рановато. Гораздо больше надо бы в связи с этим сделать. Так что хватит, Странник, развлекаться и разминаться. А вот тебе, мил человек, третье испытание. Решающее и самое трудное, как даже в сказках положено.
  - Протестую! Третьим было Копьё Судьбы!
  - Вот уж нет! Михаил нам - не друг и даже пока не союзник. Так что его поручения - не в счёт. Вот когда ты передал наше послание и вернулся живым - вот тут удивил! Но и то была службишка - не служба. Пора свёртывать Конец Света. Все эти Рагнарёки и Армагеддоны только на бумаге выглядят красиво и не страшно. Будем считать, что Вёльва и прочие Сивиллы погорячились. Вот что значит пожилых ведьм спаивать: ещё и не такого наговорят! Как ты понимаешь, с гигантским волком Фенриром мы с Локи уже договорились. Хотя Солнце проглотить он уж никак не мог. А вот со змеем Ёрмунгандом пока сложнее: пока его подручный, огненный великан Сурт, в деле и на свободе.
  - Погоди-погоди. Насколько я помню, там ещё и повелительница загробного царства Хель фигурировала, да ещё и вместе с Локи - в не слишком красивой роли.
  - Брось! Это старая ведьма с давней обиды на Локи и его дочку Хель наговорила. Впрочем, другие от злости вообще додумались назвать Фенрира и Ёрмунганда детьми Локи! И это - ещё далеко не всё! Да и про Анубиса много глупостей нагородили. Но сейчас речь не об этом. Сурт должен быть нейтрализован. Он же - Сет. Он же - Михаил. И сделаешь это ты.
  - Мне, конечно, лестно такое доверие. Настолько, что я даже боюсь испугаться. Но тут ты явно меня с кем-то спутала! Он меня размажет в одну секунду!
  - Никто и не говорит, что надо применять силу. Только доброе слово! Под моим руководством. Но для этого сначала надо ещё кое-что приготовить... Для начала, мы сломаем ключ Соломона...
   - Неужто, Пресветлая, решила извести Библию и Тору? Так это уже поздно. Разве что телевидение по всему миру грохнуть? Так тут я тоже вряд ли...
   - Да ладно, расслабься! Терминатор с тебя, и впрямь, не очень. Это тебе не кучку лопухов по рублёвским коттеджам гонять. Да и ликвидировать телевидение не надо. Достаточно синхронно уничтожить системы тайного кодирования. Цифровое телевидение для того и вводили, чтобы полностью кодировать каждого, кто его смотрит. Впрочем, им уже занимаются. Ты просто ещё раз сходишь к Сурту. Думаю, он уже готов.
   - Когда?
   - Скоро. Выживешь - сразу получишь свою награду. Нет - через воплощение. У тебя будет полная родовая память последних семи поколений. Это - почти бессмертие. Не знаю, правда, понравится ли такой подарок. Мастер Локи утверждает, что ты только запутаешься в своих родственных связях, бескрайне размножившихся этими поколениями перерождений. А ведь после этого конца света предстоит так много работы!
  
   Велесов День []
  
   И снова наступило время ожидания. Неизвестно, чего и сколько. Я не умею ждать. В такое время я утрачиваю даже остатки желаний. Мои возможности сейчас позволяют мне решить множество материальных проблем, что когда-то казалось немыслимым. Мне ничего не надо. Можно было бы заняться каким-то важным делом. Никому из деловых я не верю. И больше всех - так называемой элите общества, которая всегда была бандой бесконечно подлых и глупых людей. Иногда закрадывается нехорошая мысль: а может, люди уже заслужили, чтобы всё уничтожить, и начать сначала? Ведь были же до нас, по слухам, уже четыре населённые эпохи на Земле. Может, пусть будет когда-то без нас какая-нибудь эра Шестого Солнца, как её назвали бы нынешние майя, если бы их, вместе с другими народами Красного Континента, безо всяких предсказаний и сантиментов не уничтожили из принципиальных соображений? Чтобы не мешали жить правоверным рабам других континентов. И нужно ли оживлять погибших членов моей семьи, чтобы они снова оказывались в неволе у шайки мнимых вершителей мира, на деле являющихся грязными и мелкими наёмниками Тёмного Пантеона? Но потом я вспоминаю ясные и чистые глаза некоторых близких мне людей, и некоторых случайных попутчиков, как та же Селина. И становится понятно: надо хотя бы попытаться. Выйти из системы. Попытаться кому-то помочь. Я не уверен, что эта парочка, Мара и Локи, или кто там ещё за ними или с ними, абсолютно правы. Но пусть это будет моя заключительная попытка.
   Ура! Через три месяца обо мне вспомнили. Мои смертельные друзья появились неожиданно. Мара передала мне какой-то свиток, который я должен передать Михаилу. И кое-что передать на словах. Честно говоря, я даже разок потренировался перед зеркалом, сомневаясь, что мне хватит наглости это озвучить. Обошлось. Хватило. Думаю, Михаил перед зеркалом не тренировался. Поэтому поначалу я подумал, что всё идёт как-то не так. Вопрос лишь в том, сразу меня убьют, или сначала помучают. Я был за второй вариант и сразу решил выдать все явки и пароли. И ещё поразила перемена в его облике. Если раньше меня встречал усталый ангел, с добрым и отрешённым лицом, то теперь его глаза излучали неприкрытую ненависть. Каково же было моё удивление услышать от него слова, коих я менее всего ожидал:
   - Передай, что я на всё согласен. Иди.
   В этот раз я чуть не напился, хотя уже со времён моего тёмного химического прошлого не страдаю этим способом медленного самоубийства. А всё - нынешний выход, с которым мне мои подельники подсобили. Не просто ритуальный, а почти эпический. Как при этом живым остался - до сих пор не понимаю. Наверное, новые шефы объяснят. Но я в такие авантюры больше как-то не хочу. Интересно, все люди такие эгоисты, как я? Мне довелось познакомиться с Богами, которые дают возможность участвовать в величайшей битве. Меня допускают к великим тайнам мира и наделяют удивительными дарами. Не так давно об этом и мечтать было нельзя. А я сейчас способен думать только об одном: свалившемся на меня даре родовой памяти. Теперь я помню свои предыдущие жизни. Я помню многих любимых, родных и близких. И я боюсь. Боюсь того, что не смогу справиться со свалившимися на меня моральными обязательствами. К ответственности за весь мир я никогда не был готов. Поэтому до сих пор это была только увлекательная игра, которая временами подкреплялась необходимостью резвых движений для спасения собственной шкуры. Теперь же, несмотря даже на то, что все они меня в этой жизни не знают, я не могу их бросить на произвол судьбы. И не смогу оправдываться занятостью судьбами мира, которыми теперь, думаю, буду заниматься только в свободное время. Потому что я не могу любить всё человечество. Впрочем, и в других своих способностях я тоже сомневаюсь...
   ... На этот раз они появились неожиданно.
   - Вот и наш скромный герой! - голос Мары был почти смешлив.
   - Что-то вы не слишком торопились. Наведали только на третий день. Как на похороны.
   - Да ладно! Мы сразу знали, что ты жив. А значит, Сурт на всё согласился. Впрочем, у него и не было другого выхода. Как и у всей их компании. Но упрямство присуще не только людям.
   - Могу ли я рассчитывать на подробные пояснения?
   - Подробные - вряд ли. Всему своё время. Главное ясно. Они согласились потому, что признали своё поражение. Их время ушло. Как бы не называли люди наступление новой эры, но Древние Боги возвращаются. И всем понятно, что они сильнее. Поэтому Тёмные заранее запустили ряд проектов, такие как Нефилимы, Аннунаки, Атлантида и многие другие. Главной целью их было взять в заложники всех людей, до одного. И теперь уничтожить всех Тёмных Иерархов на Земле можно. Но только вместе со всем человечеством. А этого Древние делать не будут. Мы не так воспитаны. И потом, мы никуда не торопимся. Пусть кто-то тешит себя иллюзиями, будто это навсегда. Мы поможем разрушить этот симбиоз. Потому и не будет никакого конца света. Будет долгая и интересная работа. Люди, как правило, даже не представляют, как много они потеряли в своей эволюции сомнамбул. На пути развития увечной цивилизации. Как и было начертано в апокалипсисе блаженных. Теперь людям самим придётся думать и принимать участие в своём освобождении. Многим придётся начинать с расчистки идейных завалов и ликвидации морального уродства. Добро пожаловать в Инквизицию Абсурда!
  
  
  
  
  
   Часть 3
  
   Инквизиция абсурда
  
   Дана - Богиня Воды []
  
  
   Я призрак истин сплавил в стройный бред
   Максимилиан Волошин
  
  Бога ради, если вы хотите свободы и радости, неужели вы не видите, что этого нет нигде вне нас?
   Ричард Бах
  
   Новая власть обосновалась в семиреченской Малой Станице только в конце двадцатых годов. Конечно, к тому времени Малая Станица уже давно не была неформальным центром Туркестана, но местом пересечения многих путей белого казачества, особенно, при отступлении уцелевших атаманов из России, была несомненным. Красные чиновники организовали перепись населения в столь ненавидимой ими станице. Потом всё уцелевшее мужское население старше шестнадцати лет собрали в призывном пункте и расстреляли. Семьи врагов народа отправили в Сибирь. Нашей семье не повезло, как соседям. Там глава семьи погиб ещё в Первой Мировой, а потому вдову с двумя детьми не тронули. Наш отец пропал где-то под началом атамана Дутова, зато мне повезло с пятнадцатилетием и нас, маму с бабушкой и меня с маленькой сестрёнкой, этапом отправили на какое-то поселение под городом Бийск. Шли мы месяца два, и к концу пути нас осталось намного меньше, от голода и болезней. Все мои к тому времени куда-то подевались. Помню, бабушка не могла идти, а сестрёнка всё время просила есть. К концу пути я чем-то заболел и почти ничего не помню. Какой-то лес, какие-то бараки. Потом - провал. Очнулся почему-то уже не в бараке. Меня отпаивала травками какая-то симпатичная молодая женщина. Как оказалось, меня подобрали в лесу старообрядцы. Как годом ранее и её. К счастью, тайга у нас большая. Так я познакомился со своей будущей женой.
  Помню, сколько мы там жили, мы не испытывали нужды ни чём - ни в жилье, ни в одежде, ни, тем более, в еде. Опыт любых сообществ людей, где угодно на земле показывает однозначно: голод вообще не возможен там, где принято очевидное правило, что никакие люди не могут владеть землёй и недрами, а только использовать их, сообща и разумно. У людей старого обряда, наследников Сергия Радонежского, как и у староверов ведических, вообще не считается возможным садиться за трапезу, если известно, что хоть у кого-то из соседей есть нечего. Потом я читал историю сестёр Евдокии и Феодосии. Они жили во времена Тишайшего царя Алексея Михайловича и патриархов Никона, Питирима и Иоакима, которые казнили, сожгли и уморили много тысяч людей в России, внедряя свою замечательную церковную реформу. Правоверным христианам, а именно таким было официальное название, заменили Священное Писание, старинную Палею на Библию. Поменяли кресты и крещение. Церковь и прихожан стали называть православными. А название переняли у староверов, коих сами обзывали язычниками, от имён ведических Богинь, которых зовут Правь и Славь. Не согласились с новым обрядом очень и очень многие. Никогда. В их числе были и наши сёстры Евдокия и Феодосия. После четырёхлетнего заключения, допросов, издевательств и пыток, сестёр бросили в яму, где просто перестали давать им пищу. Вместе с ними была их подруга Мария. Первой от полного истощения умерла Евдокия. Феодосия прожила без пищи ещё три недели. За неделю до смерти она не выдержала и взмолилась охраннику: 'Помилуй мя, даждь ми калачика!' - А тот ей ответил: 'Не могу, тётка. Боюсь'. За три месяца до этого четырнадцать дворовых людей сестёр заперли в срубе и сожгли заживо. Евдокия и Феодосия по фамилии были в девичестве Соковнины, но Феодосия стала более известна в истории как боярыня Морозова.
   Современные люди обладают значительно большей пластичностью убеждений. Но даже нам иногда обидно, когда смерть приходит не в борьбе за правое дело, не как принятие страданий за собственные убеждения, а в результате почти банального несчастного случая. Я так и не понял причину, но случился пожар. Дом вспыхнул ночью, как-то быстро и сразу. Может быть, помешал дым. Но когда я очнулся, было уже поздно. Уходящим, исчезающим сознанием я успел лишь подумать: как хорошо, что дети имеют привычку в жаркие месяцы лета спать не в доме, а на сеновале. Потом всё исчезло в дыму и пламени. Может быть, я ошибаюсь, но думаю, что именно поэтому нам удалось с женой в следующей жизни оказаться в одной стране, одно время и почти рядом. Правда, она меня не помнит. Но я-то, спасибо Морене, помню всё. Сейчас мою жену зовут Таня. И нам даже лет одинаково. Правда, здесь она пока мне не жена, но да куда ж она денется?
   Теперь пора кое-что исправить. Зря что ли я с Богами дружбу вожу? Я выпросил у Мары возможность попасть ненадолго в прошлое. Мне семнадцать лет. Я приехал в Москву поступать на химический факультет Московского государственного университета. К чёрту! Мне надо в Питер. То есть, тогда ещё - в Ленинград, на химфак ЛГУ. Именно там я встречу свою Таню. Жизнь пойдёт по-другому. Мара уверила, что от неё мне отделаться всё равно не удастся. Кто бы сомневался: Богиня ты или где? И потом, вас с Локи мне тоже, если что не так, не хватало бы. Настолько, что я бы даже и не согласился. Я бы взял частями, но мне нужно всё. И у меня всё получилось. Я не знаю, что я потерял из того, что было прошлый раз в этой жизни. Не путать с прошлым разом в прошлой жизни. Возьму потом справку у Локи. Но здесь я в этой жизни женат, с детьми и внуками. Забавно только, что прожить заново весь кусок жизни, с вуза и до нынешнего момента в прошлый раз в этой жизни, мне не дали. Я как бы здесь оказался, со смешанной личной историей. Впрочем, и на том спасибо. Недостающие куски буду восполнять тренировками памяти и фантазией. Если только ещё не представится случаев попадать в прошлое. Теперь-то я знаю, к кому и как я буду попадать!
   Но с этими занудами не слишком-то разгуляешься. Локи заставляет отрабатывать. Хотя я же предупреждал, что мои личные дела меня волнуют гораздо больше, чем их мировые проблемы. Тем более, сейчас я точно не представляю, чем могу быть полезным. Мы будем заниматься снами. Дело в том, что человечество спит. То есть, не только когда во сне, но и наяву тоже. А если так и будет оставаться, то кое-кто доведёт-таки мир до катастрофы, поскольку ряд механизмов люди уже запустили, и имеют шанс справиться с успешным завершением конца света даже без квалифицированной помощи старших товарищей, то есть, младших Богов. Как же жалко, что моя жена - всего лишь тёзка одной их Древних!
  
   Таня и Эндамон []
  
  Давным-давно, когда люди ещё были не искушены, а Боги - не так обидчивы, жила-была Богиня Таня. Не знаю, смогу ли что-то правильно сказать о её специализации, но думаю, что ранее Боги были достаточно универсальны. И человечны. Во всяком случае, даже с людьми романы закручивали. А то и детей заводили! Вот и нашу Богиню Таню угораздило влюбиться в человека. Был это безумно красивый юноша по имени Эндамон. Беда только, что в него же влюбилась злая колдунья, которая успела его заколдовать. И уснул Эндамон вечным сном. Причем, в отличие от случая, описанного в сказке про спящую красавицу, он должен был бесконечно долго умирать во сне и очень сильно мучиться. Богиня Таня не могла отменить это заклятье, но она сумела его смягчить. Эндамон остался спать, но при этом совсем не старел и не мучился. Мало того, Богиня Таня могла навещать его во снах, и даже предаваться там с ним любовным утехам. С тех пор считается, что эта Богиня готова исполнить любую просьбу влюблённых, с которой к ней обращаются во сне. Она стала считаться Хранительницей Влюблённых.
   К сожалению, меня нагружают и достаточно скучной общественной работой. Той, в которой я мало что понимаю, но ещё хуже, что она мне - активно в лом. Например, поддерживать слом современной финансовой системы. То есть, её перестройку. Но, если ещё точнее, людей, которые понимают в этом больше моего. Для меня вся современная экономика напоминает больше сборник дурных анекдотов. Так, недавно я с восхищением узнал, что на рубеже веков общее количество денег в мире превышало совокупный мировой общественный продукт ровно в восемь раз. В точности, по поговорке: один с сошкой, семеро - с ложкой. В одной шибко развитой стране несколько человек присвоили право рисовать собственные деньги от имени всей этой страны, а ту, в свою очередь, обязали уже больше ста лет требовать от всего мира, чтобы деньги эти считали не иначе как мировой валютой и платили за это дань натурой. И не дай Бог кому усомниться. Тогда можно бомбить. Ещё одним славным перлом нынешней экономики, и тоже за гранью полного сюра, является ссудный процент. Можно даже забыть, что людей, которые этим живут и считаются нынче банкирами и сливками общества, не так давно называли ростовщиками и дружно презирали. В конце концов, а именно он и приближается, этические факторы принимать в расчёт стало дурным тоном. Но геометрическую прогрессию из курса математики никто не убирал. Поэтому слышать, при наличии ссудного процента, красочные и наукоёмкие фантазии о причинах инфляции, цикличности кризисов и прочей мистики становится даже не смешно. К счастью, не мне с этим разбираться.
   Вот новый персонаж нашего леса - это по мне! Тем более, такая женщина! Дело было в полнолуние. Я был в образе. То есть, волком. Люди со страху рисуют нас какими-то чудовищами. Оно, конечно, бывает. Как с Жеводанским оборотнем. Но тот людоед превращался вообще не в волка, как поначалу думали, а в огромную гиену, да и то - не с нашей планеты. В основном же, не поверите, но мы мало отличаемся внешне от обычных зверушек. Разве что покрупнее. Поскольку столько массы деть некуда. В общем, тогда я и увидел их впервые. Надо сказать, парочка была вполне колоритная. Она выглядела одновременно просто и потрясающе. Впрочем, при столь правильных чертах лица и такой удивительно женственной фигуре, в сочетании с белыми распущенными волосами до плеч и яркими голубыми глазами, она была обречена на внимание к своей персоне. Одета она была в короткую белую тунику с какой-то накидкой и забавными сандалиями. Возраста была неопределённого, но про неё сам подобный вопрос казался несусветной глупостью. Но главное, что поражало в этой милой барышне, это её глаза. Даже мельком пойманный взгляд, казалось, проникал насквозь. Было даже неуютно от того, что сразу становилось ясно: никаких тайн от неё нет. Она была вооружена большим луком, за спиной - колчан со стрелами. Будто на охоту собралась. Её спутник тоже выглядел импозантно, но, разумеется, попроще. Это был огромный почти белый волк классического сложения. И глаза - слишком умные для обычного волка. Ясное дело - наш брат, оборотень. Только вот моё внутреннее зрение мне ничем не помогло: прямо, как настоящий! Я был уже достаточно близко и думал только над тем, как успеть перевернуться, чтобы познакомиться. Но не повезло. Оба они внимательно глянули мне в глаза. Я остановился и всё понял. А потом они начали таять. Скоро я снова был один. Как нарочно, пару месяцев потом я их не видел, как ни хотелось, да и Морена и Локи не думали появляться, чтобы что-нибудь объяснить. Так ведь и помереть можно от любопытства!
  
   Таня - Купала []
  
   К счастью, Морена скоро появилась.
   - А ты шустрый оказался! И везучий. Впрочем, некоторые события приближаются. Может понадобиться любая помощь, которую только можно будет получить. Прошу тебя охранять это место. Надеюсь, это ненадолго. К нам вернулась Открывающая Пути. В Ведах - Богиня Таня, Яга Астрального Тела. Она же - хранительница шести видов танха, проявляющихся как жажда жизни. Она же - Дана - Богиня Воды у варягов, Даэна - Благая Вера у парсов, и Дану - Богиня Созидания кельтов. И прочее и прочее. Именно её отсутствие сделало Колесо Сансары столь неприглядным для людей. Знакомый тебе Сет извратил и присвоил себе её функции. Как всегда, этот Отец Лжи всё делал наоборот: не открывал пути, а закрывал. Иначе как бы он стал главным Ловцом Душ? Я могла только охранять их. И ждать. А вот Открывать Пути - это её Атрибут. К счастью, время пришло. Но потасовка будет. Не верю я в благородство Сета. Хоть и вынужден был дать определённую клятву. Значит, будет действовать с чьей-то помощью. Как всегда, чужими руками. Это место необходимо нам всем. Поэтому и прошу всё бросить и приглядывать за ним каждый день. Мы с Локи будем рядом.
   И потянулись рабочие будни. Я был там каждую ночь. Они появлялись дважды в месяц: в полнолуние и новолуние. Удивительное дело: даже теперь, когда я знаю, что наша Луна - искусственный спутник Земли, Луна не потеряла для меня ни капли своего величия. Наоборот: сейчас я точно знаю, что влияние её на людей вовсе не преувеличивалось. Хотя, незнание, как всегда, породило кучу нелепиц. Большое количество античеловеческих культов стали считаться почему-то лунными. Часто - просто потому, что коварные творцы этих культов или принижали значение нашего главного светила - Пресветлого Солнца, - либо прямо противопоставляли ему наше ночное светило. Понятно, что всё это - проделки Отца Лжи и его свиты.
   Когда появлялись Таня и её безмолвный спутник, они располагались прямо на огромном плоском камне перед обрывом, откуда открывался потрясающий вид на древнюю реку Чусовую и, конечно, на огромное звёздное небо с Луной как главной героиней. Волк ложился и лежал совершенно неподвижно. Древняя юная Богиня вставала лицом к Луне и начинала что-то говорить. Слов мне слышно не было: я находился метрах в ста, на входе на нашу поляну, окружённую лесом, и не пытался приближаться. Когда она заканчивала, она разворачивалась и проходила мимо меня, награждая кивком, но не пытаясь заговорить. Потом они просто исчезали. Что это было и зачем - меня не просвещали.
   Всё произошло неожиданно. Вдруг. Как положено. Была тихая ясная ночь тёплого бабьего лета. Полнолуние. Мои ребята занимались своим делом. Я лежал в тёплой волчьей шкуре и расслаблено щурился на них и на луну. Вдруг в узком просвете между обступившими деревьями, ведущем на нашу поляну, появилась фигура. Он был рядом, когда я попытался рыкнуть, только вот все звуки почему-то в горле застряли. Он повернулся ко мне и поднял руку: "Даже не думай!". И бесшумно направился прямиком к нашей парочке. Похоже, пора мне принять человеческий облик. Надо сказать, узнал я его сразу, хоть он вовсе не походил на того невзрачного схимника, с которым мне довелось общаться не так давно в качестве посланника доброй воли. Был он невероятно красив и весьма внушителен в чёрном средневековом костюме с лёгкими латами. Мои друзья по-прежнему не обращали на него никакого внимания. И тут я понял, что в этой жизни наступил момент, когда я должен это сделать. Невзирая на явную тщетность усилий нанести ему вред. Не глядя на то, что будет потом со мной. Он был ровно посередине полянки, когда я дал сигнал дистанционному взрывателю. Этот фугас с направленным вверх взрывом монтировал хороший военный специалист. А заговор великого схрона сплела та самая рублёвская ведьма, знакомство с которой получилось сперва не слишком приятным. Но получилось же! Даром, что небожитель, а подорвался как миленький! Красивое тело разорвало на части, которые подлетели вверх метров на десять, медленно осев вместе с облаком пыли в метровую воронку.
   Это была эффектная победа! Но временная. В воронке через минуту что-то зашевелилось. Ещё через три минуты рядом возник знакомый силуэт. И обратился прямо ко мне:
   - Какой же ты, парень, настырный! В прошлой жизни мы, на всякий случай, сожгли тебя заживо, вместе с женой. И то не помогло! В этот раз я лично придумаю для тебя что-нибудь интереснее. Не уходи никуда, я скоро освобожусь!
   И тут я почувствовал, что все органы мои онемели. Враз. Падая, я как-то сумел упасть так, чтобы видеть. Видеть я ещё мог. Да и посмотреть было на что. Светловолосая почему-то расслаблено и меланхолично стояла лицом к нам, опершись на лук. Казалось, ей было просто любопытно, что за шум такой ей мешает. А вот волка рядом уже не было. Вместо него поодаль стоял знакомый мне седой крепкий старик. Это был Мастер Яма. С обеих сторон поляны рядами стояли невесть откуда взявшиеся крупные зеркала. Я знал уже, что это знаменитые Зеркала Бога Смерти, но никогда не видел, как они работают. И тут Сет снова заговорил, причём безо всякого пафоса и как-то почти душевно:
   - Ребята, вы же знаете, что эти игрушки вам не помогут! Давайте решим всё полюбовно и мирно разойдёмся. Мне и надо-то всего - вон тот лук со стрелами.
   - Как это мило! В твои-то годы, Сурт! Попросил бы раньше, я бы тебе сотню таких прислала! - богиня-охотница выглядела почти заинтересованной.
   - Таких больше нет! Ты прекрасно знаешь, что это - Атрибут астрального пути. Не испытывай моё терпение! И не пытайтесь меня остановить. Бесполезно!
   - Бесполезно, Отец Лжи? Но я попробую! - Мастера Ямы уже на поляне не было, вместо него рядом с Суртом был его старый знакомый, Локи, Бог Огня, вечный соперник Сурта в хитрости и коварстве.
   Локи также явился в парадном обличии: стройный, юный, весь переливающийся языками пламени. И этот огонь отражался во всех зеркалах. Огонь приближался со всех сторон. Языки пламени уже вышли за пределы зеркал и образовали два полукольца, которые неумолимо стали сжиматься вокруг Локи и Сурта. Эти двое, казалось, не обращая ни на что внимания, смотрели в лицо своему врагу. Огонь продвигался. С отступлениями и неимоверными усилиями. Кольцо было уже плотным и сжималось. И тут Сурт начал таять. Стало ясно, что он обречён. Казалось, еще минуты, и всё будет кончено. И вдруг пламя остановилось.
  А посередине появился ещё один персонаж. Был он дьявольски красив и могуч, а тело его, как и у Локи, переливалось огнём и сияло. Это был сам светоносный Люцифер. Через некоторое время пламя с урчанием отступило в зеркала. А вот положение Локи стало казаться незавидным. В то время как Сурт снова стал плотным и бодрым, Локи стало как-то ломать и корёжить. Тело его как-то поменялось, стало плотнее и крепче. Черты лица стали меняться и огрубляться. Откуда-то подтянулись тучи. И вдруг ударили всполохи молний. Сначала вдалеке, но быстро приближаясь. И вот уже молнии во всю мощь бьют на нашу поляну. А вместо Локи - великий и могучий Один-Перун, при славе и при оружии. Что тут началось, было уже не видно и не слышно, в непрерывном огне и грохоте. Одно было ясно, что, будь я на той поляне, а не на её краю, или будь она поменьше, чем добрых сотня метров в диаметре, мне бы точно была хана. Они-то - Боги, им - хоть бы хны!
   А потом вдруг опять всё резко изменилось. Наступила тишина. Неестественная. Мёртвая. Все как застыли. Потянуло холодом. Всё стихло и прояснело: ни дуновения ветра, ни облачка на небе. Появилась лёгкая изморозь. Затем всё покрылось инеем. Огненное свечение Люцифера погасло. На него и Сета опустилась блестящая ледяная паутина. И тут появилась она - вечно юная и прекрасная Морена. Холодная и ужасная.
   - Здорово, ребята! Что-то вы тут расшалились. Только оставь вас без присмотра! Ты опять, Люцифер, в плохой компании. А ведь по прописям вы с Михаилом сражаться должны между собой. Как-то вы вольно со своими первоисточниками обращаетесь, а люди-то и так путаются. Одно хорошо: ты не выступаешь под чужим именем. А то это могло бы негативно отразиться на репутации твоих мнимых тёзок, особенно, невинных девушек. Вот скажи, например: зачем ты назвал себя Марой, когда искушал бедного Будду Шакьямуни? Это - тайное чувство или нездоровые наклонности? В следующий раз, если захочешь повторить, над внешностью поработай. Макияж подбери, а я тебе, так и быть, своё самое красивое платье подарю. Кстати, мне до сих пор любопытно, почему ты искушал его всего восемь раз? Чего не хватило - терпения или фантазии? Думаю, судя по индийским описаниям, второго. Впрочем, поболтать можно и потом. Сейчас времени не хватит. Все мы понимаем, что убивать вас у меня ни власти нет, ни желания. И держать вас тут долго я не смогу. Но сделать так, чтобы вы оба никогда не смогли причинить зло всем здесь присутствующим, это, к счастью - в моей власти. И потом, Сет тут кое-что кое-кому должен.
   Ко всему привыкаешь! Почему-то больше всего меня удивило в этой фантасмагорической картинке, как Сет и Люцифер реагировали на этот насмешливый монолог. Они не только не проявляли злости или даже какого-то беспокойства, а смотрели на Морену спокойно и чуть ли не с восхищением. Хотя, тут я, скорее ошибаюсь. Может быть, это было облегчение от сброшенной обузы от неприятной, но неизбежной обязанности. Но всеобщий почти умильный фон мне чем-то напомнил сцены из мексиканских сериалов. Даже с необходимым для этого атрибутом: ведь выяснилось же, что мой старый знакомый Локи заодно является и громовержцем Перуном. А тот, насколько я помню - родной брат Морены. А уж если дальше копнуть, то, помнится, была у Перуна и Дивы-Летеницы дочка, которая стала известной как Богиня охоты Девана. Так что, получается, что наша Открывающая Пути Таня - чуть ли не дочка нашего пройдохи Локи! Сейчас заплачу!
  
   Артемида []
  
   И тут картину всеобщего примирения нарушила главная тихоня нашего вечера. Светловолосая голубоглазая красавица, тихо и незаметно наблюдавшая до той поры за всем представлением, с самым невинным выражением лица вынула стрелу из своего колчана за спиной и неторопливо вложила её в тетиву. Затем плавно натянула тетиву, прицелилась и выстрелила. Точно Сету в живот. Не знаю уж, насколько он бессмертен, но кровь хлынула, как настоящая. А Сет упал, как подкошенный. Люцифер почему-то покачал головой и присел к раненому товарищу, одновременно делая какие-то пассы руками. Через несколько минут они стали таять, а потом исчезли.
   Вскоре повеяло ветерком. Постепенно всё стало меняться. Потеплело. Вернулись неясные шорохи леса, и даже какие-то птичьи голоса. Зеркала Ямы растворились в воздухе, а сам Яма-Перун вернулся в более привычный облик весёлого Локи. То ли он просто уступал свою оболочку товарищу со свежими силами? Кто их, богов, разберёт!? Надо отдать Локи должное, он сразу навестил меня на краю поляны и начал водить надо мной руками. Подвижность ко мне вернулась, боль в теле ушла, осталась только общая разбитость. И я сразу поковылял на разбитых ногах к Морене. А то ведь я их знаю: исчезнут опять, а я буду помирать в страшных мучениях от любопытства.
   - Ладно уж, герой. Пожалуй, ты заслужил свою награду. Можешь подумать на досуге, чего тебе не хватает. Хотя бы даже и второй долгий хроно-скачок. Как тот, когда ты корректировал прошлое, чтобы найти и встретить именно ту, которую надо было встретить в этой жизни. Хочешь, можно вернуться в тот момент, когда вы с ней жили вместе у староверов в прошлой жизни? Тогда и сжечь вас живьём не удастся. И всё пойдёт раньше и быстрее.
   - Спасибо, Пресветлая. Но я боюсь. А вдруг я не встречу её или вас в этой жизни? Лучше уж это оставим. Но ты не сомневайся в моей корыстности: я что-нибудь придумаю. Скажи мне лучше, Таня и вправду убила Сета?
   - Да ладно! Скажешь тоже! Ему это - как слону дробина. Акт носил чисто магический характер. Открывающая Пути лишила Сета права пользоваться своим Атрибутом. Теперь он не сможет хозяйничать в Астрале. Не сможет пленять души в ноосфере. У людей будет выход из Колеса Сансары. И вход, разумеется, тоже. В общем, грядут большие перемены. Народонаселение уменьшится, но постепенно и абсолютно естественным путём. Сны наяву будут заменены снами в нави. У людей появится возможность выбора пути и ориентиры ценностей. Ведь главная беда нынешних религий - неспособность показать истинные цели. Где единение с природой, радость бытия, любовь к ближнему? Откуда эти сказки, будто человек рождён страдать? Человек рождён для радости и любви. Но не для погони за материальными благами и чувственными удовольствиями. Люди не должны иметь страх божий и не могут быть рабами божьими. Все эти идеи внушены не гуманоидами. Но об этих ребятах поговорим потом. Лучше бы тебе с ними не встречаться. Но сейчас ты засветился. Сет и Люцифер тебе ничего не сделают: они связаны словом. Но есть другие подземные жители и их земная пятая колонна. Так что вам надо на время исчезнуть. Боюсь, что тут просто не обойтись без временного сдвига. Так что, вперёд, в прошлое!
  
   Вовкулак [Корольков]
  
   И вот я снова тридцать лет назад. Жизнь как бы разделилась на три части. Какие там вояжи в прошлые или позапрошлые воплощения! Мне бы с этой разобраться. До семнадцати лет всё чётко. А вот дальше... Хуже всего с первой частью, которая была и единственной до развилки. Вторую я до этого скачка тоже видел неясно и размыто. Может быть потому, что теперь-то мне и предстоит прожить по-настоящему? Но и это как-то не взаправду: ведь я знаю, что будет. Или что должно быть? Или что может быть? Как пел один прекрасный поэт, много неясного в странной стране, можно запутаться и заблудиться...
   А соблазнов сколько! Понятно, не материальных, типа букмекерских выигрышей или модного бизнеса. И не потому, что материальное потеряло для меня смысл, просто даётся оно теперь настолько легко, что лень этим особо заморачиваться. А вот разгадки множества тайн можно найти совершенно точные. Только вот людей они не будут очень интересовать или, тем более, убеждать. Люди чаще не ищут истину, а лишь подтверждение собственным установкам. Как с Великими Пирамидами. Спорят и о том, когда и кем они были построены. То ли несколько сот лет назад, то ли несколько тысячелетий. То ли местными строителями, то ли инопланетянами или богами. И делают вид, что не понимают, как их строили. И будто никого не интересует, зачем. Но понять, как их строили, легко любому непредвзятому наблюдателю, а вот зачем - это и есть самый интересный вопрос. Есть простые инструменты для решения таких вопросов, пока не вмешивается политика. В механике это закон наименьшего действия. В философии это Бритва Оккамы. Поэтому совершенно понятно, например, что, кто бы и когда бы их ни строил, но многотонные блоки заливались небольшими бригадами в мобильную опалубку на месте строительства, а вовсе не вырезались где-то далеко в каменоломнях. Никакими склепами для погребения фараонов пирамиды быть не могли. А чтобы определиться точно с их назначением и попытаться их использовать, надо, для начала, их добросовестно исследовать. И, заодно, сотни их собратьев по всему миру, к которым, как правило, просто не подпускают, а большую часть замалчивают.
   Или от личной скуки и общей пользы для организовать успешную идеологическую секту? На тридцать лет вперёд у меня предсказаний найдётся, ещё на тридцать - личных вымыслов нагородить, для достижения чего-нибудь определённого. Еще круче - предсказать лет шестьдесят из прошлого. Из того, что было забыто или станет известно, но будет скрываться через тридцать лет, в моём времени, но может понадобиться мне через шестьдесят. Есть у меня подозрения, что такие манипуляции со временем - совсем не редки и, похоже, более действенны в обществе, чем реальные путешествия во времени. Остальное - вопрос инвестиций и продвижения. Ведь основные группы игроков и их настоящие интересы теперь известны. Впрочем, это тоже как-то нечестно. Хочется чего-то настоящего. Светлого.
   - Мечтать не вредно, Странник. - Локи был, как всегда, язвителен и, как обычно, вовремя.
   - Значит, тридцать лет размеренной жизни мне не грозит? - огляделся я и обнаружил себя на той же знакомой поляне, чуть ли не в то же время, но без каких-то действующих лиц, кроме нас с Локи.
   - Это потребовало бы безумных энергетических затрат и оставило бы непомерно много искажений. Достаточно небольшого времени там, чтобы здесь ты был снова, как новорожденный для этого мира, без следов для тех, кто мог бы связать тебя с некоторыми событиями.
   - А скажи мне, как ты можешь быть столь разными персонажами и одновременно?
   - Не бери в голову! Во-первых, не одновременно. Во-вторых, иногда - это, скорее, я позволяю кому-то побыть во мне. А уж такие персоны, как Анубис из Египетской книги мёртвых - это переходящая функция, а не личность. Что бы там не напридумывали про него некоторые фантазёры. Как и Гермес, получившийся обратным прочтением имени Семаргл в более поздней иранской версии Симург. А Локи, если на то пошло, - это собирательное имя, дословно на санскрите означающее Места и указывающее на то, что его владелец вхож во все шесть миров-локов, описанных в Тибетской книге мёртвых.
   - Угу. А шесть видов танха соответствуют этим шести локам? С ума сойти! То-то у вас с Таней круговая порука! Всё страньше и страннее! О твоём истинном имени, думаю, спрашивать бесполезно.
   - Странный ты парень! Я могу назвать тебе несколько сочетаний звуков на любом из языков мира этого или других, но почему ты думаешь, будто это приблизит тебя к пониманию того, кто я есть на самом деле? Ты можешь называть меня Хорс, что также означает Место, но уже по-гречески. Или Волх, что указывает как на родоначальника касты волхвов, так и на мой главный тотем новой эры - Волка. А вот Сокол - мой главный символичный атрибут для перемещений среди миров. Поэтому Гор на египетских картинках изображён с головой сокола. Придумают же такое!
   Вроде бы, он говорил что-то ещё. Но меня там уже не было.
  
   Боги Славян []
  
   Это пришло во сне. Каким-то образом я понимал, что это сон, хотя вокруг всё было абсолютно реально. Мы с моей Таней идём по лесной дорожке. Лето. Солнечное утро. Во все голоса поют птицы. Хорошо бы добавить пару оленей с оленёнком. Вот так. Умиротворение и спокойствие. Выходим на большую лужайку. Теперь бы неплохо радугу. Ах, да! Для начала призовём тучку и сделаем слепой дождик. Теперь красивую радугу в три четверти неба. Здесь где-то должен быть широкий ручей. Пусть ещё через двести метров он образует маленький водопад. Возле него мы располагаемся на привал. Шум воды убаюкивает. Позволяем себе подремать. Нам теперь всё можно. Дрёмы во сне - это нечто! Теперь мы где-то летим. Или куда-то движемся. Или всё движется вокруг нас. Потому что тело не ощущается. Приближается какое-то сияние. И вот оно уже вокруг. Какое-то тепло. И огромная радость, сама по себе и безо всякой на то причины. Затем всё куда-то уплывает, но остаётся ровное свечение. Вокруг сгущаются и возникают картины. Что-то смутно знакомое. Как будто это было когда-то в детстве, но давно забылось. Это странно, потому что ничего из увиденного не могу назвать словами. Или они здесь не нужны. Но вот начинаются и более знакомые образы. Какие-то экзотические растения невиданных форм и море цветов сказочных оттенков. Вокруг звучит музыка. Но она непохожа на земную. Невозможно выделить какой-то один инструмент или голос. Временами чудится что-то знакомое, но потом плавно меняется и становится ещё красивее. Теперь мне понятно, почему никто из людей так толком и не описал знаменитые сады Ирия или Броселианды. Все сохранившиеся свидетельства не передают ничего. Ощущения могущества и чистоты, полёта и вездесущности. Непередаваемая лёгкость бытия, которую один хороший писатель интуитивно назвал невыносимой. К сожалению, сейчас на Земле она только такой для многих и может быть. Если бы люди могли почувствовать хоть малую часть всего этого, разве смог бы кто-то всерьёз задумываться о накоплении богатства или угнетении других людей? Здесь это выглядит более чем абсурдом. И лучший способ устранения подобных нелепостей - не борьба со следствиями больного видения, а приобщение людей к настоящему знанию мира. И всё это есть у каждого человека, поскольку все люди - дети божьи. Жаль, конечно, что всё божественное тщательно вытравливается из человека от самого рождения любыми доступными способами всех известных земных институтов. Это далеко отодвигает приобщение людей по времени. Но, в общем, и время в мире играет лишь вспомогательную роль.
   Просыпаемся у нашего водопада, где заснули. Но при этом по-прежнему спим. Только окружение стало совершенно земным и узнаваемым. И по-прежнему осталось близким и милым. Даже ещё более, поскольку теперь я в нашем видимом окружающем мире нахожу чёрточки того, незримого. Интересно, когда мы проснёмся в самом внутреннем мире, сохранится ли там что-то в душе от здешней идиллии? И является ли тот мир самым внутренним? Или, как считают некоторые философы, в так называемой реальности люди спят и лишь видят сны об этой самой реальности? Впрочем, мы в любом случае можем сделать её чуточку приятнее. Но пока есть ещё время прогуляться по лесу. Пользуясь случаем, принюхиваюсь к запахам. Как ни странно, ощущения ничем не хуже тех, что у оборотня. Те же насыщенность и глубина, то же многообразие. Да и яркость цветов на уровне! И частотный диапазон звуков втрое шире, чем у людей. Оказывается, чтобы ощутить всё это, даже не обязательно оборачиваться! Как это здорово! Иначе я бы не знал, как это передать Тане без потерь и упрощений. Жаль только, что пора просыпаться дальше. Или до конца. Хотя это и не очевидно. Проснёмся ли мы в какой-то другой реальности. Или не в то время. Или вообще не в реальности, а очередном слое сна. Всё это не так страшно. Обиднее будет оказаться в той унылой обыденности, которая когда-то окружала. Кто-то мне говорил, что надежда - глупое чувство. Но я надеюсь, что главный кошмар яви, если и случится, то будет поправим. Даром что ли я учусь ходить новыми путями у вершителей навьего круга?
  
  
  
  МИР УСТАЛОГО СВЕТА
  Свиток Третий

  
   МИФОЛОГИЯ НЕБЫВАЛОГО

  
  
  
  
  Часть 1
  Теперь не выбираем лица
  
   Жива - Фрейя []
  
   Их наслаждение обман, их плоды смертельная отрава, их обещание смерть.
  Дерево своей жизни они посадили в середине рая....
  Но я научу вас, что есть тайна их жизни...
  Корень дерева горек, и ветви его есть смерть, и тень его ненависть...
  Обман обитает в его листьях, и растёт оно во тьму...
   Апокриф Иоанна
  
  
  Современная физика элементарных частиц загадочна и удивительна. Когда она не может что-то объяснить про свои частицы, она вводит новые и замечательные характеристики, такие как странность и очарование. Когда ей становится скучно без соседей, она объявляет, что вот-вот всё объяснит в соседних разделах физики. Например, всё прояснит про гравитацию. Вот только зафиксирует какие-нибудь бозоны Хиггса в адронном коллайдере. Иногда наша физика выдаёт совсем незаметные гипотезы, которые, впрочем, могут сильно повлиять на наши космогонические иллюзии. Как гипотеза о старении фотонов. Действительно, если бы они и это умели, то другая, более шумная, гипотеза Большого Взрыва, лишилась бы основания. Да ещё и наблюдаемая Вселенная оказалась бы во много-много раз меньше, не разделяя галактики на мифические миллионы световых лет. Но меня больше интересует совсем не это. Если можно представить себе стареющие фотоны, то, наблюдая мир вокруг нас, на Земле, он начинает напоминать мне мир усталого света. Где свету не просто не хватает энергии бороться с тьмой, но почему-то не видно и желания, независимо даже от всеобщих приготовлений к вступлению в некую новую эпоху. Будет ли она называться Эрой Водолея, Чертогом Волка или Эрой Шестого Солнца...
   Правда, тут возникает вопрос: не потому ли мир вокруг нас таков, что мы сами его делаем, своим состоянием? Если мы рождены в Раю, а вот дальше - всё портим исключительно сами? А Мир и Боги всегда отвечают нам взаимностью. Что ж, не знаю, как другие, а я буду находить только то, что хочу, если уж не претендую на конструирование всего этого. Не забыть бы только, что, как заметил один умный человек, если вообразить, что Вселенная прекрасна, справедлива и совершенна, тогда надо быть уверенным ещё в одном. В том, что Сущее уже создало её в собственном воображении всё-таки немного лучше, чем это сделал ты.
   Действительно, человек за то неуловимое мгновение, которое живёт, успевает преисполниться значимостью и самомнением, что куда уж тем богам! А если Земля и Космос существуют хоть немногие из тех миллиардов лет, о которых нам твердят, то это настолько же невообразимо, насколько очевидным становится и многообразие форм жизни в космосе, и то, что одно из таких многообразий кем-то целенаправленно на Земле создано. Впрочем, доказательств этого на сегодня известно так много, что нет никакого смысла все перечислять. Достаточно вспомнить состав атмосферы, структуру воды, строение ДНК или рибосомы, мощность магнитного поля Земли, орбиту и размеры Луны, свойства Солнца и прочее, и прочее. Ко всему этому люди почему-то привыкли и даже не удивляются. Но кое-что людей пока ещё не оставляет равнодушными: невозможно себе представить, что нечто такое созданное было оставлено совсем без присмотра.
   Вот уж тут наши самолюбие, самомнение и самолюбование расходятся на всю катушку: бесконечные шумы вокруг НЛО, споры о палеоконтактах и иная хрень про чертовщину. А чего шум поднимать? Ну, НЛО. Ну, бесы. Шум-то инициируют, и как бы зажимают, но по факту направляют именно власти. Чтобы скрыть свои контакты и цели, и самая главная тайна - насколько те и другие убогие. На самом деле, их не интересуют контакты с иными цивилизациями как таковые. Иначе давно бы можно было наладить контакты с цивилизацией дельфинов. Между прочим, мозг у них намного больше и развитее, чем у человека. А вывод об их невысоком развитии сделан на основе их непонятного нежелания собирать какие-нибудь железяки или питаться в собственных Макдональдсах. А, между прочим, их цивилизация занимает на планете территорию раза в 4 больше по площади и раз в 40 - по объёму обитаемого пространства.
  И вот мы сидим с Тархом на берегу речки, потягиваем свежевыжатый яблочный сок и неспешно беседуем. Хотя я опять уверен как в том, что я не успею спросить и десятой части, так и в том, что он посетил меня неспроста. Эти Боги такие практичные! А у меня одни глупости в голове крутятся.
  
   Один - Перун []
  
  - Правда ли, что Йама, которого индийцы называют в Ригведе Солнечным Богом, но при этом носящий почему-то титулы "Владыка Преисподней" и "Царь смерти и справедливости" - то ли сам себе Близнец, то ли просто Двуполое существо? И он, якобы, отказался от бессмертия и совершил первое в мире жертвоприношение себя, которое стало основой возникновения мира и человечества?
  - Не всему, что пишут, можно верить. Кое-кто написал, например, и тут Тарх как-то странно глянул на меня и усмехнулся, - что верховный Бог викингов Один, чтобы постичь тайны рун, принёс сам себя в жертву и 9 дней провисел на ясене Иггдрасиль, прибитый к нему своим же копьём Гунгнир. Потом он даже Копьём Судьбы стал, но ты же видел - Гунгнир и на копьё-то не слишком похож. По другой легенде, Один пожертвовал правый глаз великану Мимиру, чтобы испить из источника мудрости. Впрочем, многие считают оба эти эпизода лишь символикой грядущей мировой религии, связанной с реальными мучениями ее невольного основоположника.
  - А скажи мне, пожалуйста, Тарх Перунович, только без обид, давно собираюсь спросить: правда ли, что написано о твоих романах с Живой и Мареной?
  - Какие люди смешные! Сначала выдумывают сказки, а потом так жаждут найти им подтверждение. Подумай сам: как это возможно, если обе они - мои родные любимые тётушки по тем же вашим сказкам?
  Тут он так хитро усмехнулся, что у меня так и остались сомнения: то ли они ему вовсе не родные, то ли у них, Богов, не так то и важно, то ли, если и было что, то вовсе не то и не так, как это мы себе представляем.
  - Зато ты, я видел, увлёкся со своей новой знакомой женской магией сейдра? Гляди.... Говорят, для мужчин это не всегда полезно.
  - Да ладно! Это для кого угодно не всегда полезно. Кстати, мы предпочитаем для этой разновидности магии название Сейт. Ты же знаешь, что с его помощью намного легче оборачиваться. Это вам, Богам, всё - шуточки, а тут до всего почти своим умом доходить надо. И умеете же вы сходу стрелки переводить. И ведь точно знаешь, что ещё сильнее во мне, чем страсть задавать вопросы, любопытство, что ж тебя привело на самом деле. Ведь как собеседник я для тебя - вряд ли такая уж находка.
  - Не скажи! Я давно не общался кое с кем из твоих новых знакомых. Поэтому ты - весьма ценный свидетель.
  - Как у вас всё сложно! И всё-таки?
  - Давно ли ты был на юге? Любишь ли ты дельфинов? Бывал ли у мыса Фиолент? Слышал что-нибудь о детях индиго?
  - Стоп-стоп! Пока хватит. Я и так не понимаю, при чём здесь всё это, да ещё в одной куче. Если про Индиго, то, вроде бы, аура у них какая-то особенная. И живут они как бы в себе больше, чем в окружающем мире. У многих необычные способности, но они их редко показывают, оттого что им мало что у нас интересно. Потом эти способности и вовсе пропадают - то ли не развивают их, то ли скрывают. А откуда или как те дети берутся, никто не знает.
  - В целом - близко к официальной легенде. Вот только всё обстоит и проще, и сложнее. По сути, почти все дети подпадают под это определение. И потому такая сказка для взрослых - попытка замаскировать суть общепринятой системы воспитания и образования, главная цель которых - вырастить полноценного биоробота без любых остатков человечности. Для того же - сказки про НЛО или подземных жителей. От тех легенд, что их нет, до тех - кто они и откуда. А уж когда трудно всем отвести глаза, всем дурят головы. Как с дельфинами. Их видели все. Но почти никто не задумывается, насколько это серьёзная, гуманная и дружественная людям цивилизация, которая давно готова, и, по мере своего понимания, оказывает людям определённую помощь. Вот только взаимное понимание пока не на уровне. Поэтому для людей общение с дельфинами сводится часто лишь к цирковым играм и фокусам. Но их внутренний мир и способности намного богаче, чем люди могут представить.
  - К чему ты клонишь?
  - К тому, что на юге России сейчас наблюдается повышенная активность в области всех неизученных и не изучаемых на планете явлений, движение масс людей с непонятными целями и перспективами. Такое впечатление, что это неспроста, как перед появлением кого-то из Великих. Нам нужен свой представитель. Поедешь, для начала, в Анапу. Там при дельфинарии работает смотритель, который изобрёл простое переговорное устройство для общения с дельфинами. Так он уже даже специальный словарь на несколько тысяч слов составил и может разговаривать с дельфинами на очень многие темы. Не на все, потому что часть звуков у дельфинов передают не простые слова, а сложные образы, а большинство таких образов дельфины передают мысленно и вообще без звуков.
  - А что за переговорное устройство?
  - Насколько мне известно, современный электронно-акустический прибор. Он позволяет преобразовывать человеческую речь так, чтобы расширить частотный диапазон и преобразовать ритмику и модуляции голоса до более понятных для восприятия дельфина. Когда высказывается дельфин, то происходит обратное преобразование, более привычное для человеческого уха. В результате, вашу речь прибор переводит на дельфиний набор звуков, а дельфин может говорить глубоким женским или мужским голосом.
  - А какова в этом деле моя задача?
  - Оглядись сначала. Дельфины - прекрасные друзья и помощники. Но они - не единственные не понятные людям существа на Земле. Подмечай всё любопытное и интересное. На тебя обязательно выйдут. А мы всё будем видеть твоими глазами. Вот и посмотрим...
  
  * * *
   Хель - дочь Локи []
  
  Рамзес Просветлённый
  
  Люди - удивительные создания. Многое умеют, но ещё больше делают. Многое знают, но ещё больше их даже не интересует. Все знания имеют какой-то прикладной характер, даже если начинаются как игра сознания и удовлетворение любопытства. Утилитарные накопления почему-то имеют два явных предпочтения: потребление и разрушение. Или наоборот. Имея потрясающие возможности для развития, упорно следуют догмам собственного неразвитого сознания, которое разделилось на две неравные части, почти не связанные между собой. Вторую часть называют сном и посвящают ей около трети своей жизни. Всю жизнь укорачивают странным питанием и вредными привычками, а потом судорожно пытаются восстанавливать химическими препаратами собственного сомнительного приготовления. Обладают выдающимися способностями психики и интеллекта, но намеренно ограничивают себя странными догмами, заметно снижающими их способности от поколения к поколению. Чувствуя растущую неполноценность своего организма, усиленно изобретают разнообразные технические средства, компенсирующие, а иногда на время и превосходящие их прежние способности. Сознательно игнорируют многие простые способы решения проблем из-за очень странных исходных посылок. Например, обычно считают, что мир жесток и потому не мог быть создан для радости. В нём никогда не смогут быть счастливы все. Значит, общество должно быть разделено на две неравные группы, а меньшая часть должна держать в подчинении большую, чтобы быть счастливой. Или как-то так. У людей с этим очень запутано, потому что многие никогда не сознаются, как они думают на самом деле, ибо это считается неприличным. Люди знают, что такое любовь, но немногие ещё остались способны полностью ощутить это как гармонию, резонанс и синергизм в силу разделения сознания и постепенного утрачивания многих врождённых способностей. Кроме того, у людей почему-то принято стесняться всего лучшего, светлого и бескорыстного, что осталось в душе, само существование которой многие считают сомнительным. Наверное, это является результатом неправильного воспитания, которое пытаются заменить его видимостью. С самого детства система воспитания у людей направлена на подавление любой индивидуальности и ярких способностей. Вместо этого пытаются привить безупречное послушание, отсутствие собственного мнения и внутренних этических норм. Идеальным образцом считаются высокоразвитые роботы, которых люди и стремятся создать больше всего на свете. Какие же потрясающие природные способности и внутренние резервы заложены у людей, если даже при таком антивоспитании рождаются и вырастают многие гении! Правда, даже их творчество пытаются обуздать так, чтобы оно помогало рождать как можно больше так называемых материальных ценностей. Хотя, что это, и кому это надо - не совсем понятно, если, как выясняется, более четверти людей во всём мире голодает. Это - совершенно удивительно, учитывая реальные запасы растительной и животной пищи на суше и в океанах. Только вот пользование у людей любыми земными ресурсами происходит по каким-то совсем не понятным законам. Будто бы главное по ним - лично владеть, а не пользоваться, а владеть можно якобы всем. Как-то даже не верится. Допустим, кто-то думает, что владеет участком земли. На сколько метров вглубь? До центра планеты? А то, что внутри? А насколько метров вверх это действительно? С морями и океанами - ещё смешнее. При этом люди пытаются не замечать подводного и подземного миров, считая себя хозяевами планеты. Они гордо стремятся в космос, не понимая, что с такими неразвитыми этическими представлениями они там никому не нужны. Как могут стать лишними и на нашей планете. Люди изначально были созданы с развитыми конечностями, приспособленными к изощрённым движениям и обращению с самыми разными предметами. Это во многом определило их развитие. Но, несмотря на некоторые преимущества, это таит две очевидные опасности. Первое - это путь потребления и удовольствий. Если это не компенсируется какими-то мощными стимулами развития, это быстро ведёт к деградации и инволюции в человекоподобных обезьян. Кстати, в их теории эволюции, вывернутой наизнанку, было бы много правильного, если только воспринимать её как теорию не эволюции видов, а их сохранения. Вторая опасность - также очевидна. Это техногенный путь развития. Как ни странно, на первом этапе техногенные увлечения помогают справляться с первой бедой. Действительно, они порождают многие увлекательные направления развития мысли и преобразования мира. Но потом это превращается в самостоятельный и неуправляемый людьми механический организм типа глобального раскачанного маятника. Он начинает порождать собственные приоритеты и подчинять людей. Люди всё больше пользуются техническими удобствами и постепенно лишаются многих своих природных уникальных способностей. Дошло до того, что они даже простые мысли не могут передавать друг другу непосредственно, а лишь с применением каких-нибудь хитрых устройств. На этом этапе происходит объединение техногенных и потребительских приоритетов, и их синергизм порождает нового монстра. Этот маятник имеет такую мощность и столь мало ограничителей, что если не предпринять специальных мер, очень скоро превратит наш мир в систему, неустойчивую относительно непрерывных изменений состояния. Многие это видят, и даже пытаются что-то изменить. Но пока такие попытки выглядят жалкими и разрозненными. Из-за того, что утрачено единство: способности мысленного единения почти потеряны, никто никому не верит, так называемые элиты полностью деградировали. Многие ждут то ли Страшного Суда, то ли новой помощи хоть от каких-нибудь Богов. А какая может быть помощь, если нет единого понимания, что просить? Неужели так трудно понять, что без единства всего живого на Земле, наделённого разумом, мы не сможем выжить на нашей планете? И тогда она избавится от всех нас, как от неудобных и надоедливых паразитов, как это уже имело место прежде не один раз.
  
  * * *
   Жива Фрейя []
  
  Рамзес - это не фараон. Между нами, по-настоящему их вообще не существовало. Фараон - это посмертный титул Императора. Той самой Империи. Но все они мне не интересны. Рамзес - это потрясающе симпатичный юный дельфин девяти лет рода Афалина, родившийся в Анапском дельфинарии. Титул Просветлённого присвоил ему я неофициально после полугода нашего знакомства. Могу сказать, что это не было легко. Не потому, что дельфины глупые. У нас мозги устроены по-разному. В отличие от людей, они не сомневаются, что этот мир создан для радости, и всю жизнь воспринимают всё вокруг как игру. Они не озабочены запасанием чего-нибудь ни на завтра, ни на после смерти. Им не требуется чем-нибудь владеть или кем-нибудь властвовать. Я долго не мог понять, что же спасает их от деградации. Оказалось, коллективное сознание. Не такое, как у пчёл или муравьев. У тех это - скорее, внешнее дирижирование простыми усилиями. У дельфинов - это почти свободное владение богатствами общего информационного поля. При этом они способны общаться даже с инопланетянами, не летая ни в какой космос, хотя и почти не пользуются этим ввиду отсутствия необходимости.
   Очень трудным оказалось сводить обрывочные сведения, получаемые от дельфинов, в связную картину, которая, в итоге, всё равно, оказывается слишком похожей на моё мироощущение, увиденное чужими глазами. Возникает подозрение, что многое в результате идёт от эффекта зеркала, когда дельфин чувствует, что ты от него хочешь, искренне пытается помочь... и формулирует тебе некоторые из твоих же мыслей, которые он добросовестно уловил. Поначалу очень помогал транслятор, смонтированный партнёром Рамзеса по выступлениям, молодым талантливым парнем Володей, который так уже сроднился с дельфинами, что вряд ли сможет когда-то заниматься чем угодно без привычного общения. Но когда стало очевидным, что главная трудность - не дословный перевод, а разность понятий и основ, я решился на рискованный шаг.
  В конце концов, оборотень я или где? Сначала я присматривался. Затем устроился на работу в дельфинарий. Изучал их язык как непосредственно, так и с помощью транслятора. Пытался подружиться с дельфинами. Пробовал перенимать их повадки. Через полгода сделал первую попытку. Как мне казалось, у меня получилось очень похоже. Но я, конечно, подозревал, что без накладок не обойдётся. Я выбрал время, когда Рамзес был один в своём бассейне. Для повышения качества перевоплощения я решил воспользоваться новоприобретённой техникой магии сейта. Была ясная июньская ночь и шикарное полнолуние. Я нарочно пытался всё делать на виду и неторопливо. Как оказалось, не зря. Рамзес забился куда-то в угол, что явно показывало, как он нервничает. Но это были ещё цветочки. Когда превращение закончилось, он не только отказался общаться, но и всячески избегал контактов, держась как можно дальше, насколько позволял бассейн. Как потом оказалось, от меня исходил настолько явный для дельфинов запах безумия, что при моём физическом уродстве это производило реально отталкивающее действие. Такие типажи, хоть и редко, и у них рождаются. Но не выживают. Нет, дельфины их не убивают, в отличие от косаток, этих великих инквизиторов моря. Но дельфины не могут, как люди, постоянно заботиться об уродах - в море всё жёстко, хоть и кажется, будто всё легко.
  Володя был предупрежден, хоть и не верил в перспективу внезапного обретения задарма нового подопечного. Но мы подготовили даже легенду для начальства, откуда я взялся. Хуже было другое. Теперь я не мог нормально общаться ни с людьми, ни с дельфинами. Непонятно было, сколько так оставаться: ведь нужно же получить от всего этого хотя бы какую-то пользу. А для этого нужно было научиться элементарным вещам. Например, дышать. Особенно, во сне. Как это они понимают. Мало того, нужно было учиться отрабатывать свой корм. Одно время мне казалось, что уж эта-то стадия у меня далеко позади. И дело даже не в том, что моё новое тело оказалось вовсе не так ловко скроено, как мне поначалу казалось. Поэтому те сказочно лёгкие, высокие и изящные прыжки у меня и близко не получались, как у любого нормального дельфина. И даже при этом своё новое тело мне казалось намного легче и свободнее, чем человеческое, что, разумеется, не говорит в пользу обычных обладателей таких тел в смысле отношения к ним. Хуже было другое. То, что на так называемых представлениях приходилось показывать элементарные вещи, примитивность которых могла соперничать только с эстрадными номерами по телевидению. Одна радость была иногда: детей покатать. Рамзес умудряется при этом подправить поле каждого ребёнка, поэтому после сеанса каждый из них выходил из бассейна буквально на путь полного выздоровления от любых болезней. Я так не умею и завидую ему белой завистью.
  Но скоро я почувствовал какое-то повышенное внимание к своей скромной персоне. Постоянное видеонаблюдение с непонятными целями, да ещё и на всех представлениях - странные люди в чёрном, толку от которых не стоит ожидать в любом деле. Понятно, что это была демонстрация, чтобы вынудить к интересным для кого-то контактам. Но отчего такая глупая? Ясно, чтобы скрыть основной удар. Что ж, я здесь как раз для этого. А раз ничего нет, значит, здесь есть что-то совсем интересное, до чего я не добрался. Беда лишь в том, что я даже представить себе не могу причины, ради которой стоило бы весь сыр-бор городить. Остатки Атлантиды или другие Великие Пирамиды? Так их известно уже достаточно много и в разных регионах. Жизнь и смерть святой Марии, которую многие стали считать Богородицей? Это западнее, в Крыму, под Бахчисараем. Тайные базы НЛО? Так они давно уже - не тайные. Известны примерные районы их базирования и дежурств. Входы в жилые подземелья неизвестно кого? Это, конечно, любопытнее, но их слишком много, они постоянно меняются, и даже те, которые известны, пугают людей до полусмерти. А если кто и осмеливался туда сунуться, так больше не сунется, за неимением субъектов. Про так называемые государственные тайны я и вовсе молчу, поскольку для колониальной страны это даже не смешно. Или пойти по традиционному пути? Ведь главная тайна правителей любой страны заключается в том, что у них нет никаких тайн. Кроме той, конечно, кто им отдаёт приказы, поскольку в том, что они - правители мнимые, и так никто не сомневается.
  Наконец, меня взяли. Какая сложная операция, с ума сойти! Стоило огород городить! Спросили бы попросту. Началось с самого невинного - с детей. Мы с Рамзесом готовились, как обычно, в конце выступления, покатать детей по бассейну. И тут меня поразила мамашка одной из девчонок. Нет, внешность - вполне заурядная. Только вот, чересчур средняя. Никак не вяжется с глазами. Причём, также - не Бог весть, с какими параметрами, и даже без боевой раскраски. Вот только, когда говорят, что взгляд проникает, так это - когда пытаются описать этот случай. Сначала она мне показалась на кого-то похожей, хотя вспомнить так и не удалось. Потом - до боли знакомой. Казалось, ещё лишь чуточку напрячься, одно лишь малое усилие - и я вспомню нечто важное, без чего и жить-то - не понятно, как. Почему-то в голове крутился солнечный ветер. Или я в нём. Или все мы, как его части. Потом я отвлёкся и выбросил всё из головы. А вечером вспомнил. И как-то мне стало нехорошо. То есть, её-то я так и не узнал. Но понял: началось. Вот только не так, как хотелось бы. Я перепробовал всё по нескольку раз. Тем более, и арсенал-то мой невелик. Не получалось ничего. Вообще ничего. Никаких остатков магических способностей не было. Но главное: вернуть человеческий облик я тоже не мог. Оно бы и не беда: полчеловечества всю жизнь без него живут и не парятся. Но мне он был дорог как память. После краткой, но содержательной паники, во время которой я вёл себя вполне достойно, лишь разок попытавшись разбить свою глупую башку об стенку бассейна, я таки успокоился. Ну, подумаешь! Был ходячей марионеткой, стал плавучей. Ша, ребята! Вы ещё не знаете, с кем связались! Или знаете... Но я-то здесь при чём? Спросили бы по-человечески. И я бы к вам по-людски. Ибо не терплю пыток: они унижают моё человеческое достоинство.
  А потом меня купили. То есть, натурально. Нас с Рамзесом разделили. Володю от общения со мной убрали. А потом меня загнали в какой-то маленький бассейн с евро-фуру величиной и увезли. И вот я маюсь от безделья, но, главное, от отсутствия общения. Я потерял счёт времени и не знаю, когда это кончится. И что - это. Закрытый бассейн, метров 50 в длину, с достаточно свежей, насколько могу судить, водой. Свежая рыба. Персонал из двух человек по 2 раза в сутки, не реагирующий ни на какие попытки общения. Но что-то мне говорило, что это - не просто частный дельфинарий какого-нибудь придурка-миллионера. И, надеюсь, не банальная месть лично дорогому мне. Значит, надежда остаётся. Обо мне вспомнят, если для друзей я достаточно открыт, или для врагов - хоть чуточку интересен. Впрочем, так сказать о себе может практически каждый. Вот только было бы ещё, кому сказать...
  Ещё не так давно в этой жизни такое положение ввело бы меня в панику, сразу и окончательно. Сейчас оно бы меня позабавило, если бы не одна вещь. Нет, смерти я не боюсь ввиду её очевидного отсутствия. Пыток, правда, не выношу, но, если будет невмоготу, могу остановить сердце. Да и пытка скукой после советских тренировок - не самая тяжёлая. Тем более, долго она не продлится: за мной кто-то придёт. Но вот тут-то собака и зарыта. Они это тоже знают. И решили сделать из меня живца. Достаточно жирного и аппетитного, если верить Рамзесу, для любой косатки, но не менее ценного, как они верят, для моих друзей. Хотелось бы мне разделить их веру! Вот только я ничем не могу помочь никому, кто бы за мной не пришёл. Вот это реально угнетает! И сколько это продлится, абсолютно мне не известно - день, год, век. Это для людей такие мелочи, как время, имеют какое-то значение. А Боги - такие легкомысленные! Для них время - не более чем ложная привязка, результат произвольно принятого способа описания. Зато у них ещё в ходу такие понятия, как честь, совесть, благодарность, благородство, справедливость, дружба, любовь. Всё то, что практически вытравлено всеми нашими религиями, демократиями и прочими экономиками. Но я знаю, что время этих ложных понятий уже выходит. Поймите, в жизни так много более важного, правильного и интересного! Надо только вспомнить, кто мы на самом деле. Понадобится ли для этого час, неделя или жизнь.
  
  
  
  Сказки Коляды. Велес и Азова
  
   Азова Исида []
  
  Я твой голос в ночи услышал
  и увидел пламя свечи...
  Я из тьмы на твой голос вышел -
  и молю тебя: не молчи!
   Книга Коляды
  
  Были те времена незапамятные, Боги были светлыми и могучими, люди - юными и красивыми. А среди Богов сиял Семаргл-Огнебог, урождённый из вихря огненного, когда искры от молота Сварога, вылетавшие от камня Алатыря, разожгли огонь в Земле-матушке. Бог Огня озаряет собой весь наш Белый Свет, днём он Солнцем горит, ночью - Месяцем. На главе его - золотые рога. Под Сварожичем - златогривый конь, у того коня - шерсть серебряная. Негасимым огнём кузни Сварога Огнебог греет небо и Землю-матушку, охраняет их и сад Ирия от владыки тьмы Змея Чёрного, стража пекельного царства Дыева. Обращается Семаргл в Сокола Рарога и летит на землю к людям праведным, чтоб учить их законам божеским, сохранению духа божественного. Потому Семаргл - не только Огненный Страж, но Хранитель Духа всего человечества.
   Как в небесном саде Ирия, у златой горы Алатырь поднимался цветочек Астры. Род лучами златыми звёзд озарил Ирийские горы - и тогда цветок распустился. Расцвела то не просто Астра - то родилася Злата Майя из Любви Всевышнего рода, из лучей золотистых звёзд. Во горах высоких Ирийских распустился чудесный сад, поднялись во саду палаты. Как во тех золотых палатах Злата Майюшка вышивала. Вышивала она чистым золотом. Шила первый узор - Солнце Красное, а второй узор - ясный Месяц, шила третий - звёзды частые как светлый Млечный Путь. И Сварог вместе с Ладой-матушкой по велению Рода Вышнего обратилися в могучее древо Ясень и в ликующую птицу Славу. А потом из-под Бела Камушка, взятого от горы Алатырской, протекли они Белой реченькой, речкой Славушки и Сварога. И приняли они молочными водами Деву Звёздную свет Азовушку, аккуратно сняв с Пути Млечного. И Азовушка белой Лебедью поплыла по молочным водам, из тех белых вод - в море синее, а из морюшка - в океан, где есть чудный остров Буян. И на острове том волшебном перья сбросила бела Лебедь. От воды она отряхнулась и Царевной Вод обернулась. Белый свет она затмевает, ночью землю всю освещает. Светлый Месяц блестит под её косой, и горит чело ясною звездой.
   И на том же светлом Млечном Пути шла Земун - Корова Небесная. И брала Земунушка Камень Синь-горюч, как звезду самого Бога Вышнего. Заходила с ним прямо к Ра-реке, там купала его, заговаривала, а потом в пелёнки укутывала, песни пела над ним волшебные, укладывала в чудесную люлечку. Превратился Камень в святое дитя. Так родила Земун славного Велеса, Аса Звёздного - Асилу могучего, основателя небесной поэзии. Воплотился Семаргл огненный в могучего Велеса, земного хранителя.
  Чёрный Вихрь подхватил эту люлечку и понёс над морями синими, обронил её в море Чёрное. Приплыла люлька к брегу Таврическому, и вышел из неё юный Велес-бог. Не по дням он рос - по минуточкам. Скоро сам себе сделал дубовый лук, из тростиночек - стрелы острые. И однажды в том синем море он увидел Белую Лебедь, а над ней кружил Чёрный Коршун, поразить её приготовился. Натянул Велес лук, прицелился, поразил прямо в горло Коршуна. Отряхнулась Лебедь от вод морских, обернулась в Деву-Азовушку. Признавались они в любви с Велесом, договаривались и свадьбу играть.
  Только злой Чернобог разгневался: Чёрный Коршун был его сыном, он решил отомстить за гибель. Из глубин Моря Чёрного и Сырой Земли Чернобог поднял зверя лютого. И вступил на берег Медведь-Гора, страшный, как дракон огнедышащий. И пошёл Медведь вдоль по берегу, сокрушая всё на своём пути. И не было от него никому никакого спасения. Так дошёл он до дуба могучего, где уснули Велес с Азовушкой. Стал тут Велес Медведю на гуслях играть, а Азовушка - песню волшебную петь. И от их волшебного пения замирали леса и горы, засыпали в полёте птицы, на бегу засыпали звери. И Медведь великий тут стал засыпать, глубже в морюшко морду он стал опускать. И от этой песни он стал цепенеть, стали члены его каменеть. И спина его стала горою, обернулась глава скалою, а бока стали кручами горными, шерсть густая - дубами да клёнами.
  А потом была свадьба великая. Принимали Велес с Азовушкой золотые венцы и кольца. И лилася рекой медовой из небесной Сварги сурина, и шумело море Азовское, расплескалось и море Чёрное. Днём купалось здесь Красно Солнышко, ночью - Месяц и часты звёздочки...
  И в той сиятельной любви родились светлейшие Боги. Могучий сын Волх - Бог Огня Солнца Хорс и Вестник Богов, Бог Света Солнца и хранитель мест силы. Рось Кострома - Богиня Кармы, Душ Хранительница - сама Берегиня славян, мать Даждьбога Тарха Перуновича. Таня Купала - Богиня Воды, Душ Целительница, Астрального тела хранительница, провожатая человеческих душ меж мирами Яви и Нави. Разлилась она чистой рекой Танаис, неся воды в Азовское море. Те же асы, кои на север ушли, называли Дон Танаксвилем. И тогда же родились царевны прекрасные, Рада-Радуга и Плеяна-Пленка - прародительницы европейских племён.
  
   Семаргл - Огнебог []
  
  Как во те времена изначальные, в те эпохушки стародавние, жил великий Бог Дый Седуневич. Жил на Небе он и Сырой Земле. Он в горах из алмазов возвёл чертог, а из крыльев орлиных на небе. Вылетал из орлиного гнёздышка Дый Седуневич на драконе, мчался вихрем под облаками. И кричал дракон в чёрных тучах. И от крика того горы рушились, содрогался небесный свод. И в глазах его маргарит сиял, где он взгляд бросал - там огонь пылал.
  И сошлись тогда ото всей Земли князи и волхвы многомудрые, и призвали на помощь Велеса Родовича. Бросил вызов Велес Дыю Седуневичу, собирался на битву трудную. Собиралась с ним и Азовушка, а доспехи ему сам Сварог сковал. И средь туч сошлись Боги сильные. Долго ль - коротко ли ратовались они, но побил Велес Дыя и сверг его. И разверзлась Земля Сырая - Дый низвергнулся в царство пекельное.
  Так стал царствовать Дый под Землёй Сырой, рядом с ним - Лунная Дивия, вместе с дочкой, прекрасной Дивой, с сыновьями - Чурилой, Индрой. И пришла пора - там созвали пир, на весь мир в знак примирения. Велес был приглашён, в числе многих Богов. Поднесли ему чару с ядовитой бузой. Выпил Велес и пал на Землю, и спустили его в пещеры холодные.
  Как узнала Азова дурную весть, взяла Сварги ключи у Сварога. Отворила ворота в подземное царство и предстала пред Веем Божественным. Вей - Верховный Бог всех нижних земель, управитель стихий и подземных руд. У него просила Азовушка вернуть друга милого, пела песню ему печальную. И холодное сердце дрогнуло, оживил Вей холодного Велеса. Пошёл Велес на песню Азовушки, так он путь нашёл из глубин Земли. И пошли они в подземелии, по пещерам-залам малахитовым. И дошли так до Азов-горы у Рифейских гор, где граница древней страны Арианы, легендарной Гипербореи. Вокруг - все места заповедные.
   С той поры Велес выйти мог из подземного царства в Белый Свет, умерев и родившись заново. Много раз многоликий Велес Осирис рождён, осветив лики вещих пророков. Покровитель волхвов и поэтов, искусств и ремёсел. Скотий Бог и Хранитель земледелия, защитник рек, лесов и природы всей.
  И Азова - Исида Пресветлая известна именами многими: Вила Сида и Ася Звёздная, Афродита и Царевна Лебедь, Хозяйка Медной Горы и Малахитница, Золотая Баба и Горная Матка. Главная Кармическая заступница и Берегиня любви и жизни.
  
  
  
  * * *
  
  Сказки Коляды. Финист - Ясный Сокол
  
   Леля и Финист - Ясный Сокол []
  
  
  Когда вода Всемирного потопа
  Вернулась вновь в границы берегов,
  Из пены уходящего потока
  На сушу тихо выбралась Любовь -
  И растворилась в воздухе до срока,
  А срока было сорок сороков...
   Владимир Высоцкий
  
   Были те времена достопамятные, Боги были сильными и прекрасными, люди - чистыми и праведными, а жизнь была ясная и долгая. Сам Семаргл огненный тогда на Землю сошёл могучим Велесом, мира хранителем, чтоб помочь жизни управиться, а людей научить жить с природой в гармонии.
  Как и было связано Макошью, на янтарном берегу моря синего увидал Семаргл-Велес Волынь-Купаленку, сестру морского царя Ильма-Ния Азову, океана юную владычицу. Спас её от Чёрного Коршуна, сына злобного Царя подземного. И вспыхнула у них любовь сильная, так что стало светлей на всей земле. И от той светлой любви родились Великие Боги. Могучий сын Волх - Бог Огня Солнца Хорс и Вестник Богов, Бог Света Солнца и хранитель мест силы. Рось Кострома - Богиня Кармы, Душ Хранительница - сама Берегиня славян, мать Даждьбога Тарха Перуновича. Таня Купала - Богиня Воды и Астрального пути, Душ Целительница и Астрального тела хранительница, провожатая человеческих душ меж мирами Яви и Нави.
  
   Семаргл - Рарог []
  
  Как родился могучий Волх у Волынюшки, стал расти не по дням - по минуточкам. Вырос юный Волх, все азы постиг, поселился у сада Ирия, охраняя его от ворогов. Появился там тот Великий Змей, величали которого Индриком, был царём он всего драконьего племени. Захотел Индрик-Змей захватить райский сад, чтоб владеть чудесными древами. Среди них - Древо Жизни с молодильными яблоками, дарящими вечную молодость, Древо Знания, с плодами сладкими, питающими светлую мудрость, Древо Любви с незримой эфирной кроной, держащей весь удивительный Мир.
   Долго бились могучий Волх со Змеем Индриком, одолел Волх дракона, срубив ему голову. Побеждён был там злобный Индрик-царь, но уползли в подземелье детёныши. С той поры много лет на земле война, что идёт меж людьми и драконами. А сам Волх тогда, в честь победы большой, получил прозвание Змеевич. Как Семаргл-Огнебог, огненный Волх обращался в ясного сокола. Финист Сокол к людям в пределы летел, обучал их Волх путям праведным, вести нёс от Великих Богов.
  И решили враги драконьего племени отомстить Волху по-лютому. Пераскея, жена убитого Индрика, ставшая царицей подземного царства Дыева, заманила Финиста Сокола в свои владения, напустив на него орла Магура. Одолел Финист Магура в жестокой схватке, но попал в западню, как загнал его в логове. Навела Пераскея на Волха порчу тёмную, кое-как из сетей он вырвался. Но память свою потерял полностью и остался навек серым соколом. Пераскея пустила в мир клевету несусветную, будто Волх-то был сыном Индрика, а отца родного убил, чтобы царствовать и жениться на Пераскее - на мачехе. И теперь Волх живёт в царстве пекельном.
  Потерял себя прежде сильный Волх. Он забыл, какого был роду-племени. Так летал бесцельно туда и сюда, не мог вспомнить ни часа из прошлого. Днём летал он Финистом Соколом к знакомому саду Ирия, возвращался ночью в постылое царство подземное.
  Как-то раз, находясь в саду Ирия, услыхал он чудное пение. А от звуков дивного пения замирали в роще все листики, умолкали птицы и слушали. Пела Леля, светлая Богиня Любви, воплощающая совершенство. И увидела Леля Финиста, поняла, что сокол - зачарованный. Попыталась она ему помочь, но не вышло у неё снять заклятие. Лишь на час он смог стать добрым молодцем. Но хватило им того времени, чтобы вспыхнула между ними любовь. А как вышел час, обратился Волх в того-самого серого сокола. Упорхнул Ясный Сокол из сада прочь, но оставил серое пёрышко. Подняла тогда Леля пёрышко, понесла его к сестрёнкам родным.
  Сёстры Лели - великие дочери Сварога: Жива, Богиня Жизни и Яви - Царица Явного Мира, и Марена, Богиня Жизни и Нави - Царица Мира Навьего. Сёстры взяли у Лели то пёрышко и тотчас сплели заклинание, что снимало любые заклятия при одном лишь прикосновении. Но напрасно ждала Леля Финиста: не являлся он больше в сад Ирия. Слишком рано сбросил он пёрышки, оставалось терпеть лишь чуточку. А теперь должен был навсегда оставаться Волх в царстве подземном пекельном. Как ни бился он, как ни маялся, а не мог покинуть подземных врат.
  Так прошло три дня как три года, Леля в путь собралась, искать Финиста. Не одна собралась - вместе с сёстрами. Жива Фрейя кликнула своих великих воительниц, тринадцать Перуниц Валькирий. А Морена седлала дракона трёхглавого, охраняющего Калинов мост над рекою Смородиной, разделяющей миры Яви и Нави. Как узнали то силы Навии, стали думать лишь о спасении. Пераскея-царица, вельможи её, и богатые, и начальники - скрылись в норы, пещеры, в ущелья гор. Говорят они горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лика Царицы Морены, ибо пришёл великий день гнева Её, и кто сможет устоять?
  Вмиг нашла Леля своего Финиста и вернула ему облик божеский. Все узнали Хорса пресветлого, богов Вестника Локи - Гермеса быстрокрылого, Хранителя Небесных чертогов Волхаллы. На радостях не стали даже Пераскею наказывать. Вернулись в чертоги райские и сыграли пышную свадебку. А на свадьбе той веселились все, ото всех миров, также Явь и Навь. Были Правь и Славь, и все великие Боги там, и на Землю благая весть была послана. Веселился весь православный мир, славя Лелю-Любовь, Волха-Вестника, в честь победы Правды над Кривдою.
  
  * * *
  
  
  Часть 2
  Мощь несбывшегося или выдумка как лёгкость бытия
  
   Лилит []
  
  Откуда я знаю, что я думаю? Вот скажу - тогда узнаю!
   Льюис Кэрролл
  
  Когда дует Чёрный Ветер, мир выворачивается сновидениями наружу,
  время останавливается, вечность приходит в движение и всё становится возможным,
  а каждый человек - тем, для чего рождён.
   Макс Фрай
  
  
  С некоторых пор мне кажется, что меня кто-то выдумал. И ладно бы в общем, бытийном смысле. А то ведь в обычном бытовом, как маленькую историю за чашкой чая. Поначалу я пытался время от времени резко менять обычное течение биографии. Но через какой-то период ловил себя на мысли, что это совсем не похоже на моё решение. А ещё - всё это я не просто где-то видел, но и точно знал, как это будет в следующий раз, и что тот самый следующий будет лишь очередным. Потом очерёдность стала слишком обыденной. И вдруг я испугался, что обо мне просто забыли. А если забыть про того, кого выдумал, его бытие будет всё более и более иллюзорным. В конце концов, такие становятся призраками, а то и, не поверите, исчезают вовсе. И тогда я решил отшибать подобное подобным. Я начал выдумывать своего Создателя. Очень долго не видел никаких результатов. Но продолжал своё с упрямством священнослужителя. Потом я начал ловить что-то вроде обратной связи. Началось с того, что стали сбываться все мои желания, рано или поздно, так или иначе. Беда лишь в том, что их стало быть всё меньше. Да и те лишь, которые являются результатом долгой привычки или чьих-то представлений о том, какие желания у меня должны быть. Хорошо, пойдём длинным путём...
  Пусть мой Создатель будет эмоциональным Богом. То есть, Хранителем тела эмоций человека. Такая уж у меня прихоть. В этом случае одно из имён его - Жель. Это - в традиции страны Орианы, более известной как Гипербореи. В намного более юной традиции скандинавов его звали Бальдр, или Вальдр, как его звали их южные предки из Приазовья. Викинги забыли истинное лицо Бальдра, его главное назначение. Почти ничего не рассказали о его жизни, хоть и отметили, что именно он всегда был душой компании всех богов-асов, поддерживал высокий эмоциональный фон, попросту создавал настроение. Некоторые даже называли его Богом Любви. Но, разумеется, не в этом было его главное назначение: главная Богиня Любви была Леля, которую, правда, некоторые путали с Фрейей, которая, как известно, именовалась также Живой и была родной сестрой Лели. А то б иногда и не перепутать! Уж больно эффектно выглядела Фрейя во главе эскорта из тринадцати Валькирий, а сама вблизи производила просто сногсшибательное впечатление! Правда, нашлись злые языки, которые приписывали её неизменное величественное очарование магическому ожерелью Брисингамен, да ещё и придумали грязные небылицы о том, как Жива его приобрела. Впрочем, это другая история...
  
   Бальдр - гибель []
  
  Про Желя не дошло почти никаких сведений, поскольку викинги свидетельствовали, что Бальдр ещё в юном возрасте был убит. Рассказывают это так. Будто бы мама его, верховная Богиня Фригг, с рождения договорилась со всем живым и неживым на Свете, что они никогда не причинят вреда её любимому сыну Бальдру. Забыла лишь договориться со скромной омелой. И якобы именно Локи вызвал её забывчивость. Когда Бальдр вырос, был он настолько красив, умён и силён, что вызывал порой некую зависть вокруг. Иначе бы с чего некоторым умникам на пирах хотелось непременно в него пострелять из разных видов оружия, как бы лишь для того, чтобы всем показать его неуязвимость? И, вроде как Локи подпоил великана Хеда и подсунул ему заговорённую стрелу именно из омелы. Потом были смертельный выстрел, всеобщее горевание, тризна и долгое забвение. До Рагнарёка! Там Бальдр должен таки ожить и проявить себя в последней битве богов.
  На самом деле, Локи там и близко не бывало! Он и Хеда этого не знал никогда, а вот к Фригг питал всегда исключительно тёплые чувства и не сделал бы никогда ничего плохого никому из её родных. Впрочем, злословие - это почти судьба великих в нашу эру Рыб Кали-юги. А уж Локи-то, с его славной биографией, будь он Локи, Яма, Гермес, Меркурий, Хорс, Гор, Волх или Финист... Вот кто приложил, как всегда, руку или что у него там, так это Змей Ёрмунганд. Уж с ним-то Фригг вряд ли смогла бы договориться! И уж, конечно, никто в Бальдра ни на каком пиру не стрелял. Всё проще: его отравили и, разумеется, не омелой, а спорыньёй, прародительницей всех наркотиков. Только с тех пор, кстати, и стало возможным активировать наркотические каналы для опускания людей, обеспечивая поначалу им некий всплеск эмоций.
  Когда погибают Боги, это не означает конец их существования, а только невозможность существовать здесь и сейчас в полной силе и доблести. Часть функций, разумеется, передаётся, но полностью никого заменить нельзя. И тогда начинает накапливаться потенциал неосуществлённого или мощь несбывшегося. Если эту мощь помочь правильно структурировать, то рано или поздно создаются условия для нового рождения Бога, в полной славе и со всеми атрибутами. Само собой, Тёмные пытаются присвоить или хотя бы рассеять эту Мощь, пока она не стала Властью. Никакие затраты тут обычно не считаются. Тем более, затраты времени, которое эти ребята по-своему сжимают, растягивают, закручивают в клубки, размножают и передёргивают....
  
   Бальдр []
  
  ... Только при чём тут я? Всё изменилось вдруг. Когда это случилось, я не понял. Потому что времени для меня давно не стало. Я помнил, что раньше я был человеком, но теперь, когда внезапно почувствовал долгожданное тело, то не понял этого и чуть не захлебнулся. Я лежал на площадке перед бассейном голышом и пытался вернуть дыхание. Внезапно осознал, что оказался не один. Рядом в кресле сидела весьма элегантная дама, которую можно смело назвать безумно красивой. Буквально. Поскольку хищный разрез глаз, ленивая насмешливая улыбка и боевая раскраска создавали сильное и не слишком комфортное впечатление.
  Как же мне не везёт! Столько красивых женщин мне встречаются, но ни с кем из них отношения не складываются. Сейчас, похоже, случай из самых сложных.
  - Хотя бы дельфином мне теперь быть не обязательно?
  - Не обязательно. Но и нахальничать не стоит. А то ведь и залететь можно.
  - Это как Локи когда-то? Шутка была та ещё! Не твоя ли?
  - Разумеется, моя! Как ему - понравилось? Учти, что с тобой можем повторить в гораздо более пошлой и неприятной форме!
  - Почему меня все пугают? Я простой посланник, и мне не надо никаких иголок под ногти, или ещё каких нетрадиционных ужасов. Я и так выдам все явки, пароли и прочее.
  - Никому не нужны твои явки-пароли. А вот реально сотрудничать придётся. У меня слишком много от тебя заложников.
  - Тогда нельзя ли узнать - кто ты? А то у меня догадки - одна другой сказочнее.
  - Или страшнее? Можешь называть меня просто Лилит. Кстати, это высокая честь.
  - Да уж! Это - форменное де-жа-вю! Примерно так же я знакомился с Мареной! Боюсь только, что сейчас всё закончится хуже. Если вообще закончится.
  - Правильно боишься! Особенно, если часто будешь Мару вспоминать.
  - Как же, как же! Теперь - одна Чёрная Лилит, великая и могучая! Она же - Кали-Дурга Разрушительница, Шакти Шивы Непобедимая. Какая честь! Ради такой встречи я бы с радостью ещё год пробыл водоплавающим. За одно только интервью с тобой все средства массовой дезинформации отдадутся мне без остатка: женская часть их - фактически и буквально, остальные - финансово и ещё хуже.
  - Молодец! Лесть - это один из маленьких, но плюсиков в твою пользу! А вот теперь - серьёзно. Слушай и запоминай. Второй попытки не будет. Ты придёшь к Тарху и, как это иногда у вас называют, забьёшь ему стрелку. При этом скажешь, что на свидание со мной он должен явиться в твоём сопровождении, но без никого более и никаких фокусов, иначе все твои знакомые до седьмого колена будут уничтожены. Кстати, это - правда! Сможешь ли ты с этим жить?
  - Вынужден тебя огорчить, Богиня! Жить я смогу с чем угодно. Я проверял. Но Тарху я всё передам. Неужели ради этого лишь всё городилось? С ума с вами можно сойти, это точно! Можно было сразу попросить. Кстати, сколько я тут пробыл?
  - Всего-то чуть больше года по вашему счёту.
  - На всякий случай, предупреждаю, Чёрная Лилит: если думаешь, будто этим я предаю Тарха в твои руки, то ты глубоко заблудилась. Как, впрочем, и относительно того, что он этого не предвидел.
  Тут я попробовал, тоже на всякий случай, новый фокус с исчезновением, которому меня научил Локи. Как я и подозревал, ничего не получилось.
  - Что, бедняжка, без женского платья колдовать не получается? А вот не надо было перенимать эту глупую женскую магию сейта у этой недотёпы Фрейи. Впрочем, лови эту хламиду, ибо тело твоё не слишком впечатляет. - Лилит откровенно насмехалась.
  - Не могу сказать того же про тебя. Как бы к тебе не относиться, но выглядишь ты потрясающе восхитительно!
  - Молодец! Продолжай в том же духе, и что-то тебе зачтётся.
  - Я думаю, с эти простаком Адамом у тебя и быть-то ничего не могло. Это всё средневековые фантазёры напутали?
  - Разумеется. Именно я им эту версию и подкинула. Чтобы выглядеть как-то человечнее. Просто пиар, ничего не поделаешь. К слову сказать, и Адама-то с Евой никаких не было.
  - Ну да, ну да. Зато дружба с Мировым Змеем, которого асы прозвали Ёрмунгандом, была именно у тебя с самого начала времён?
  - Какой догадливый! Просто убивать пора! Впрочем, ещё рано. Вали!
  И тут я оказался дома. Как будто ничего и не было. Практически сразу появился Тарх. Если и хотелось мне раньше высказать ему что-то не очень приятное, то теперь было достаточно просто повторить предложение Лилит.
  - Никак не могу понять - зачем ей это нужно?
  - В том числе взять меня в заложники, полагаю.
  - И ты пойдёшь?
  - А куда ж я денусь?
  - Боюсь я за тебя! А скажи, пожалуйста, что связывает её с Йамой?
  - Йама когда-то влюбился в неё без памяти, и некоторое время был её помощником, будучи Богом Смерти. А когда он ей смертельно надоел, она наложила на него чары, да и продала его в рабство великанше Ангрбоде. У греков в этой истории действует царица страны мёртвых Персефона, у нас - повелительница Пекельного царства Пераскея. Ангрбода поиздевалась над Ямой вволю! Миф о Геракле и царице Омфале сложен именно на основе той эпопеи. Но ни Ангрбода, ни, тем более, он сам, не рожали Змея Ёрмунганда или Волка Фенрира. Это уж пророчица Вёльва приврала, ибо тоже на Локи зуб имела. Ёрмунганд и Фенрир создавались как существа более древние и другого порядка: например, Ёрмунганд, который у нас известен как Юша Змей, помогает Землю держать. А Ангрбода, в конечном счёте, по-своему искренно полюбила Локи, отпускать только не хотела, так что пришлось в этом Марене помочь.
  
   Локи - Ангрбода  []
  
  - А потом, как Лилит сама призналась, именно она подстроила Локи ту шутку с сердцем некоей великанши, когда он его проглотил и от него забеременел? А потом для приличия обернулся женщиной, которая родила будущую царицу подземного царства и покровительницу всех ведьм Хель? Больше всего мне было непонятно в этой истории, зачем ему было есть это несчастное сердце? Официальная версия, будто он сделал это, дабы овладеть магией сейта, не убеждает, ведь его обучала этой магии сама основательница Фрейя.
  - Вот тут - правда. Не было никакой великанши. Была злая колдунья Гулльвейг, в образе которой и появилась в Волхалле сама Лилит. Именно Гулльвейг впервые занесла в Волхаллу алчность и злые чары, отравившие асам и ванам жизнь, предначертав им Рагнарёк и Конец Света. За это Боги трижды покарали её сожжением: 'Трижды сожгли её, трижды рождённую, и всё же она доселе живёт'. Три смерти Гулльвейг вызвали к жизни трёх норн. Причём когда она возродилась после третьего сожжения, Локи съел её сердце, чтобы взять в себя заключавшееся в ней зло. То, что Локи для своей милой дочурки Хель пришлось стать не отцом, а именно матерью, можно считать после всего этого просто невинной шуткой. Тем более, что именно Хель потом возродила свою вторую маму Лилит. Впрочем, каких ещё шуток можно ждать от Богини, которая в образе Богини Кали и мужа себе придумала, великого и могучего Шиву, а потом заставила поклоняться и ему, и себе кучу народа? Так что она - даже не Шакти Шивы, она и есть Шива Разрушитель. Как и Богиня Дурга. И прочая, и прочая и прочая....
  - Главная беда - она чертовски обольстительна!
  - Мне ли это не знать? Не бойся. Пошли.
  Мы оказались в какой-то огромной, сияющей и великолепно отделанной пещере. Всё сплошь выложено драгоценными или полудрагоценными камнями, вся отделка - в золоте и серебре. Антураж ещё тот! С ума сойти с этими небожителями! Я-то думал, у меня будет время расслабиться, отдохнуть. Даже кой на какие знаки внимания рассчитывал. Не бог весть, какой герой, конечно, но вести богам ношу регулярно. Надо бы специальную ставку попросить.
   И тут появилась она. Чёрная Лилит. Правда, чёрные у неё были только волосы. Кожа была бела и нежна, без единой морщинки. Надо отдать должное: лицо и фигура у неё были не просто впечатляющи. Они потрясали. Платье было также под стать: белое и воздушно-невесомое, всю тяжесть которого, казалось, составляли россыпи бриллиантов и огромное палладиевое колье. О том, что оно именно палладиевое, она, разумеется, просветила чуть позже. Я думаю, и металл она выбрала не без намёка на его имя, чтобы напомнить Афину Палладу. Хотя, конечно, больше она подходила на роль Хозяйки Медной Горы. По всей видимости, общее впечатление было рассчитано на Тарха, а весь антураж - на меня. Тут я даже возгордился - какой я начитанный! Уж я-то знаю, что настоящая Афина Паллада - это Жива, она же - Фрейя, Богиня жизни и мудрости, а потому - воительница, как и её подруги Валькирии. А настоящая Хозяйка Медной горы - Азова, она же - Вила Сида, Исида и Царевна Лебедь, - не перечислить все имена и титулы.... Кстати, и Богиня мудрости - в том числе, Сида так и переводится: мудрая....
  - Здоровы, ребята! Хоть бы комплимент какой девушке сказали. А у вас даже такта нет! А ещё сравнивать меня с кем-то! Я же лучше? Ладно уж! Хватит с вас! Пока добро пожаловать в гости! Впрочем, нет. Ты, бывший водоплавающий, можешь двигать ластами назад и передать всей вашей банде, что Тарх пока задержится у меня в гостях. Вдруг, да какой толк и будет. А остальным я предлагаю почётные условия сдачи, то есть, любые ваши условия. Главное: вы оставляете этот Мир в покое и не лезете сюда ещё так лет тысячу - пустяк по нашим меркам. Остальное - просите, что хотите. Золото, сокровища, информацию, души, планеты, звёзды....
  - Вот тут извините! Я не в курсе ваших разборок, но когда мне предлагают столько за одну планету, я подозреваю, нет, просто знаю, что меня обувают. Главный вопрос: в чём, по-твоему, или для тебя, такая уникальная ценность нашей Земли?
  - А вот это - точно не твоё дело. Тебе ж разрешили убраться? - Лилит стала какой-то жёсткой.
  - Тарх, а ты что молчишь? Почему не возразишь? Или закончишь безобразия?
  - К сожалению, пока не в силах. Делай, как она говорит. И, если что, не волнуйтесь: умирать мне уже приходилось. А ты возвращайся, когда услышишь Зов Навьего Ветра.
  
   Жива []
  
  После этого Лилит щёлкнула пальцами, и я очутился дома. Оно бы и лестно, что такие красавицы вертят тобой, как хотят, но как-то бы хотелось поделикатней.
  Не успел привести себя в божеский вид, как нагрянула божеская компания, да такая, что мне стало как-то не по себе. Здесь были знакомые и уже почти родные Марена, Таня и Локи, но были ещё двое, от каждого из которых можно было впасть в ступор. Один из них был не больше и не меньше, как сам верховный Бог викингов Один, он же - наш громовержец Перун. Узнать его было достаточно легко: огромный, бородатый, одноглазый и с вороном на плече. Интересно, он специально гримируется под свои публичные изображения, или и вправду предпочитает так выглядеть?
  Но самой потрясающей была ещё одна Богиня. После Чёрной Лилит я думал, что удивить меня никто не сможет. Но Жива, она же Фрейя, воспетая гениальным средневековым поэтом Гомером как Афина Паллада, - это было нечто невообразимое. И самое удивительное было не в её безумной красоте или великолепном наряде, а во взгляде и голосе. Когда она смотрела и говорила, то было уже абсолютно не важно, что она говорит: я был готов согласиться на всё, только бы она говорила ещё и ещё, глядя своими серыми огромными глазами, за которые не только можно было отдать всё, но и было совершенно понятно, почему её зовут Жива.
  - Ну вот, сестрёнка! Так всегда! - Марена была, как всегда, насмешлива. - Стоит тебе появиться, так мои верные подданные обо мне тут же забывают и млеют от тебя, как подростки. А ещё говорят, что мы с тобой похожи, как две капли воды!
  Тут я всё-таки взял себя в руки и отреагировал на предложение Перуна изложить вкратце, что видел у Лилит. Поскольку реально мне и рассказывать было почти нечего, я изложил всё за пять минут. Чуть подумал и вспомнил его странное заключительное замечание - вернуться, как услышу Зов Навьего Ветра.
  И тут с Мареной что-то произошло. Никогда бы не поверил, но она как-то не шутку разволновалась:
  - Не может быть! Я же смотрела! Жива, глянь, пожалуйста, поглубже!
  И тут я чуть в обморок от счастья не свалился: Жива подошла ко мне ближе, совсем близко, и заглянула в глаза. Я понял, что меня куда-то втягивает. Я не то, чтобы провалился, а, скорее, растворился и чуть позже ощутил себя вихрем, могучим и свободным. Тела больше не было. Я был везде и был всем. Настоящая лёгкость бытия, всеобъемлющая и всепоглощающая. Невыразимая и почти невыносимая радость, которой обязательно нужно поделиться, иначе мы не сможем вместить друг друга. Это даже не похоже на любой полёт: я - Мир, и я лечу ко всем и во всех. Я чувствую весь мир или любую его часть, меня никто не видит, но все ощущают как не меня, а нечто неуловимое, бескрайнее и бесконечное. Мои возможности безграничны, но они меня вовсе не занимают. Игра света и тени, звука и эха, потоки счастья и веселья, сами по себе и как игра со всеми. Но тут возникает и постепенно нарастает ощущение какого-то окружения, оно начинает стеснять и ограничивать. Я как будто замедляюсь, вплоть до того, что начинаю что-то весить, а потом вдруг ощущаю себя меньше мира - удивительная нелепость! Затем начинаю куда-то погружаться, и вдруг всё взрывается чем-то странным и до жути материальным.
  Я снова где-то лежу. Вокруг - участливые лица, и даже где-то как-то смутно знакомые. Постепенно возвращается память - кажется, так это здесь называется. От обиды не плачу только потому, что ещё больше хочется побуянить. Это - всё равно, что показать ребёнку самую лучшую в мире игрушку, о которой он мечтал всю жизнь, даже не зная, что такая бывает, а потом отобрать её, пользуясь грубой силой и даже не интересуясь, что отбираешь самое дорогое, что чуть было не смогло быть в мире, но так и не стало. Что бы это ни было, но всю оставшуюся так называемую жизнь я бы за это отдал. Если это сон, то зачем меня будили? Но ясно, что это не сон, скорее, первое реальное свидание с тем, кто меня создал. Не знаю уж, создавал ли он попутно эту Вселенную, или он узкий специалист по самому для меня дорогому.
  Беда только, что попытать по этому поводу было некого: все ушли, лишь мастер Яма ненадолго задержался, сухо перечислил, что и как делать дальше, и испарился. Даже как-то невежливо! Я тут, можно сказать, героически каждый день жизнью рискую, а они - ни объяснить толком, ни любопытство удовлетворить. Думаю, сегодня я, как никогда, близко был к своему Творцу - могли бы хоть чуть рассказать, какой он или она, ведь, наверняка, знают лично! Правда, кто-то скажет, будто легко из себя героя строить, если уже обещано оживить и всё такое. Оно бы и так, но, судя по репутации той же Чёрной Лилит, не сомневаюсь, что она способна устроить много чего покруче, чем просто лишний раз помереть.
  Ладно. Вернёмся к Творцу. Бальдр... Не очень-то по-нашему, но ничего. С нашим прототипом, который зовётся Жель, тоже не всё ясно. Многие считают, что Жель - это вообще Желя - Богиня скорби и провод. Какая чушь! На самом деле, Желя - это Хель, дочка Локи, жизнерадостная и симпатичная барышня, даром, что живёт в подземном царстве. Но и это - другая история. Бог Жель отвечает за эфирное тело человека и его чувства. С чувствами зрения, слуха, обоняния, вкуса и осязания считают практически всё ясным. Само собой, и тут глубоко заблудились. Достаточно проследить их деградацию в разы всего-то за тысячу лет. Шестым чувством считается телепатия, про которую предпочитают придумывать и рассказывать, чем просто пользоваться. Но тут-то хоть понятно: это чувство пострадало сразу и больше всех после введения звукового мышления, когда удалось вдолбить многим людям, будто "в начале было Слово...". С тех пор большая часть коммутатора, который обычно называют мозгом, занята обслуживанием сна наяву, в котором люди, в основном, и пребывают, а остальная часть живёт по-настоящему в Нави. Но и это - отдельная сказка. Да и телепатия - не самое интересное. Есть целый букет забытых чувств. Это - чувства внутренних желаний. Оставим самые простые из них - голода, жажды, боли и прочего. Чувства прекрасного, справедливого, доброго, красивого - всё это - не только литературные выражения. Людям успешно внушили глупости, будто это - некие искусственные понятия, которые почему-то надо сверять с некими прописными правилами, а это - естественные внутренние свойства, которые надо пестовать в себе и именно им следовать в жизни, а не тем самым дурно написанным правилам. Именно они являются основой здравого смысла и счастливой жизни, то есть, коном. Остальное - За-кон, в котором для дегенератов прописывают, когда, кого и сколько любить, что при этом положено чувствовать. Кому не нравится это определение, можно заменить обидный термин на биоробот или полит корректный гражданин. Правда, так получается ещё глупее. Как, впрочем, и любые другие иллюзии так называемой культурной части населения, которая всерьёз верит, что у них есть духовные сокровища и священные тексты. И дело не только в том, что большая часть их давно фальсифицированы. Просто, как заметили опытные люди, чтобы обладать истиной, надо её постоянно видеть - или, другими словами, понимать вновь и вновь, секунда за секундой, непрерывно.
  Впрочем, кажется, моих секунд остаётся не так много...
  
  * * *
  
  
  Сказки Коляды. Хозяйка Медной горы.
  
   Азова и Таня []
  
  Ты должен сделать добро из зла,
  потому что его больше не из чего сделать.
   Р.П. Уоррен
  
  Во времена незапамятные, в эпохушки непрозванные, на Урале жил народ солнечный. Оттого и Урал назвали: у Ра люди. Солнце они называли Ра и чтили его как Бога. А сами были под стать детям Солнца: светлые, крепкие и яркие. В одном из селений у реки Чусовой жил совсем молодой парень. Звали его Данила. Дом он себе уже поставил, но семьи ещё не имел. Как и многие вокруг, был Данила высок, статен, светловолос и голубоглаз. А славен он был уже тем, что был настоящим мастером по камням и металлам. Он их чувствовал так, как никто из его старых учителей в славном деле. При том одинаково успешно и увлеченно он работал как с драгоценными, так и с полудрагоценными, а то и с простыми камнями, да и по металлам мог сделать всё из золота-серебра, меди-бронзы или прочной стали. Разумеется, был он при таких достоинствах женихом видным, и многие девушки на него заглядывались. Но он ждал особенную, такую, какую встреть - и нет больше вопросов или каких-то там сомнений: она для меня!
  Однажды летом Данила ушёл в лес к дальним скалам, поискать малахит и других камней для своей новой вещи. Вечер застал его на берегу реки, где он собрал себе шалаш и лёг спать. Утром встал с Солнцем и вышел к реке умыться. Вот тут он их и увидел. Три красивейших лебедя неторопливо подплыли к берегу, вышли на берег и встряхнули крыльями. И вдруг на глазах превратились в обнажённых девушек изумительной, немыслимой красоты. Все - с точёными фигурами и изумительной красоты лицами. Все - с длинными, чуть не до колен, косами. Первая была самая юная, миниатюрная, голубоглазая и с льняными волосами, вторая - стройная, сероглазая и русая, а третья была также высока и бела, но с чёрными волосами и как бы постарше, или просто поуверенней. Данила потерял дар речи и застыл, не в силах отвести взгляд. А вот его, наконец, заметили. Девушки быстро чем-то укрылись, соткав себе невесомую ткань прямо из воздуха. А старшая обратилась к своим спутницам:
  - Что нам теперь с ним делать? То ли в оленя его превратить? А ведь у Деваны-Артемиды было что-то такое. Но там всё печально кончилось.
  - А может быть, он не нарочно? - попробовала заступиться младшая.
  - Что ж ты молчишь, как пень? - вступила средняя, обращаясь к Даниле.
  Данила понял, что его совсем не испугались, да и похоже, что бояться пора ему. Потому что в старшей он узнал саму Хозяйку Медной горы, Вилу Сиду, как её старики описывали. Мало того, что покрывшее её длинное платье было изумрудного цвета и осыпано малахитовыми блёстками и с какими-то, того гляди, драгоценными камешками. Но и притягивающий, властный взгляд, несмотря на юное лицо, давал понять, кто здесь главная.
  - Добрый вам день, красавицы! - нашёлся, наконец, Данила. - Извините, что так вышло! Но откуда мне было знать, что те прекрасные лебеди, которыми я не мог не залюбоваться, превратятся в прекраснейших богинь, от которых, воля ваша, но самому оторвать взгляд просто невозможно! Позвольте чем-нибудь искупить свою вину! Я буду счастлив!
  - А он довольно мил! - заметила средняя.
  - Да уж, языком трепать все мастера. А что ты ещё умеешь, мил человек?
  - Люди говорят, будто могу что-то. Данилой-мастером кличут. А мне теперь не будет покоя, Хозяйка, пока не дозволишь на свои подземные залы глянуть.
  - Что ж, коли ты тот самый Данила, то это можно дозволить. Только гляди, как бы тебе не пожалеть об этом. Я-то неволить не стану, да только тебе и самому белый свет стать не мил может, останешься под землёй навсегда.
  - Всё возможно. Да только без этого мне тоже жизнь не мила.
  - Ну что ж. Ты сказал. Приходи сюда завтра, но не так как сегодня, а через полчаса после восхода. А сейчас покинь нас. До свиданья.
  Данила ушёл и, конечно, не видел, что было на берегу дальше. Да и не до того ему было. Все мысли - о завтрашнем исполнении заветного желания, но и о сегодняшнем чуде из чудес.
  Наутро Данила был на берегу, но вместо юных богинь его ждал длинный чёлн, в котором сидел одноглазый старик с веслом. Засомневался было Данила, да старик слово заветное сказал. Только от берега отстали, как всё стало менять очертания: сначала подёрнулось дымкой, потом покрылось полупрозрачным туманом. Исчезли звуки и запахи. Ушло движение воздуха, как будто его и не было. Вскоре чёлн плавно вошёл в какой-то грот, а потом зашуршал днищем по дну. Звуки и запахи вернулись. Там ждал его другой провожатый, с которым долго шли по подземным ходам, то поворачивая, то углубляясь. И, наконец, они попали в огромную освещённую залу.
  То, что увидел там Данила, поражало своим великолепием. Залы и коридоры сменяли друг друга, а великолепие было каждый раз неповторимо. Среди красивейших комнат, отделанных кварцем, яшмой, малахитом, агатом и аметистом, сверкали столы и шкатулки, кубки и чаши, подсвечники и ожерелья, скульптуры и барельефы, сделанные из оникса и селенита, граната и изумруда, серебра или золота. Все представления о ценности материалов здесь не имели, казалось, никакой власти. Всё было устроено не по ценности отделки, а по какому-то изощрённому видению заказчика, превращённому в нечто совсем удивительное блистательным исполнением неких гениальных мастеров. Но больше всего его поразили мастерские по обработке металлов и камней, цеха по выплавке и термической обработке металлов, залы для изготовления изделий из жидкого камня.
  Данила вернулся в своё селение через три года, когда его и не ждал уже никто. Он не отвечал ни на какие расспросы и стал вовсе нелюдимым. Поставил отдельный дом невдалеке от места, где пропал, и стал жить в одиночестве. Мастерство его, казалось, перестало иметь любые разумные границы: любую вещь из любого материала он делал невероятно быстро и безумно красиво. Вот только брался он за чужие заказы очень редко, только если самому что понравится. Так прошли ещё три года.
  И вот, в одно чудесное утро Данила пришёл на то же место, где он видел когда-то трёх прекрасных богинь. Он увидел их издалека. Они сидели на камнях на краю береговой полосы песка и как будто чего-то ждали. Ожидание было тревожным. Да и выглядели они как-то странно. Волосы заплетены в тугие укороченные косы до пояса с широкими обручами вместо головных уборов. Короткие сарафаны дополнены высокими мягкими сапогами. За спиной - лук со стрелами, а на бедре - прямая короткая шашка. Ни дать, ни взять - на войну собрались. Тут уж и Данила подобрался со своим небольшим охотничьим арсеналом, состоящим из нескольких дротиков, лука со стрелами и большого ножа. По такому случаю решил остаться незамеченным на случай надобности в подмоге. Ждать пришлось недолго. Вдруг вода в речке начала как бы вскипать, а из воды показалась голова какого-то чудища: змея - не змея, но и до дракона не дотягивает. Как весь выполз, оказался всё-таки змей, только огромный: голова с бычью, а сам - длиной с взрослого дракона.
  Дальше Данила ожидал чего угодно, но не того, что случилось. Он думал, что начнётся схватка, и уже готовился броситься вперёд. Но змей, выбравшись на берег, свернулся кольцами, высоко поднял голову и что-то зашипел. Это было похоже на обращение. И, как ни странно, было видно, что его поняли. Вперёд выступила Хозяйка и что-то ответила. Змей опять зашипел и начал раскачиваться сильнее. Так продолжалось какое-то время. А потом, видимо, Данила потерял осторожность, и Змей его заметил. Он внезапно бросился туда, где был шпион. Хозяйка резко взмахнула рукой, и Змей упёрся в невидимую стену. Река вдруг встала стеной и пошла на берег. Потом, ударившись в эту стену, отступила, унеся с собой Змея.
  - У тебя просто специальный талант какой-то, Данила! Лезть, когда не надо и куда не просят! - Богиня была явно разгневана. В этот раз у неё были русые волосы до плеч. - Вот теперь тебе точно придётся постараться, чтоб хоть чем-то помочь.
  - Но мы же и так хотели поручить ему Меч? - как всегда, вступилась младшая.
  
   Дану []
  
  Вила Сида мельком недовольно на неё глянула и снова обратилась к Мастеру:
  - Придётся тебе, Данила, сделать Меч Кладенец, вещь чудесную и необычную. Клинок, который может перерезать волос или рубить скалы, накладывать заклятия и снимать чары. Это будет меч не просто из булатной стали: специальные легирующие добавки при выплавке, особая термическая обработка и вплетённые заклятия Яви и Нави при ковке сделают его оружием, достойным руки Святогора. Тогда отправится он в страну Поморскую и вызволит Плеяну, невесту свою и нашу сестрёнку любимую, которую искали мы уже много лет с тех пор, как унёс её Черноморский Змей.
  За новое дело Данила взялся с радостью. Ему и так покоя не было, как покинул он мастерские подземные. Он трудился три месяца и ещё три дня и вложил в клинок все свои умения. На клинок тот Кладенец даже Святогор глядел с восхищением и говорил, что таких мечей доселе не видывал.
  И отправился Святогор в страну Поморскую, куда злой колдун Черномор перенёс младую Плеянушку. Черномор тот был не просто колдун, огромным Змеем оборачивающийся, а сын самого Вия, владыки Царства Пекельного. Воспылал Черномор страстью к Плеяне юной и послал сватов к её родителям. Но Плеяна отвергла жениха ненавистного, и тогда тот поклялся отомстить немедленно. Он заколдовал её страшными чарами, от которых прекрасная Плеяна превратилась в чудовище: кожа стала как кора еловая, волосы - как ковыль степной, руки и ноги - когтистыми и узловатыми, а лицо превратилось в страшную маску с клыками огромными. Усыпил он её вечным сном и покрыл мраком забвения, перенёс в дальнюю страну Поморскую, уложил в пещере в хрустальный гроб. Чтобы, если и найдёт её когда суженый, не узнает и убьёт чудовище.
  Но недаром Вила Сида называлась Премудрою. Догадалась она, кто виновник похищения. Подговорила Чёрного Змея из окружения Черноморова, да и выведала все подробности. И теперь Святогор отправился выручать свою невесту наречённую. Долго ли, коротко скитался он, но нашёл, наконец, ту пещеру заколдованную, где в хрустальном гробу лежало чудовище. Лишь в восьмую часть силы ударил мечом, и рассыпался хрустальный гроб. Ударил Святогор мечом Чудо-Юдо в четверть силы, но никак оно не реагировало. Ударил он Кладенцом вполсилы, и чудовище заворочалось. И тогда Святогор приложился клинком в полную силу, и кора колдовская лопнула, а наружу явилась Плеяна прекрасная.
  - Как долго я спала? Видела какие-то сны ужасные. Будто я - не я, а чудовище. А меня все забыли и бросили. И теперь так быть до скончания веков.
  Святогор забирал свою Плеянушку, и отправились они домой, к саду Ирия. Там играли они свадьбу шумную, где были все гости из Яви и Нави. Потом жили они долго и счастливо, и родили много славных детей.
  Черномор же не был на свадьбе той. И открыто воевать побаивался. Но решил отплатить всем участникам. Он прислал к свадьбе сестры Виле Сиде подарок - серебряное зеркало. И послание:
  - Не держите на меня зла за колдовство с Плеяной. Ослеплён я был своей страстью к ней. Но то - дело прошлое. Нынче ведь всё хорошо закончилось, а чувства молодых теперь только крепче будут. А тебе лично, чтоб не гневалась, я дарю своё волшебное зеркало. Оно покажет тебе твоего суженого. Но только в минуту реальной опасности. Причём оно предупредит тебя, когда опасность наступит. И вот тут закавыка: я не желаю тебе никакого зла и ни малейшей опасности. Да и такая Великая Богиня, как ты, вряд ли кого-то может всерьёз бояться. Так что ума не приложу, как ты сможешь воспользоваться подарком по назначению. Носи с собой, может, когда-то оно и получится...
  Все вокруг наперебой стали советовать выбросить нежданный подарок колдуна коварного. Но Вила Сида что-то себе задумала:
  - Не волнуйтесь, скоро случай представится...
  И ещё три года прошло.
  За эти годы Данила стал известным на все края Мастером. Множество мастеровых людей вблизи и издалёка искали встречи с ним, чтоб посмотреть и научиться. Но, главное, он встретил ту, которая стала для него светом и смыслом, причиной и целью, водой и хлебом, кого назвал своей суженой. Они родили уже двоих детей, мальчика и девочку, и не собирались останавливаться на достигнутом. Вот только иногда находила Данилу грусть-тоска. По чему-то неявному или несбыточному, то ли мимолётному и туманному.... Выходил тогда Данила на знакомый берег и сидел там один, глядя на воду.
  И однажды случилось. Так должно было случиться. На берегу он увидел Хозяйку. Вооружена и одета она была, как и в прошлый раз, но теперь одна, без спутниц прекрасных. Волосы у неё были белы, как лён, подстрижены и распущены чуть ниже плеч. В этот раз также пришлось недолго ждать. Река вдруг забурлила и вздыбилась, а из воды показалось Чудище поганое: голова с быка, шея толстая, змеиная, тело как драконье, но уродливей. И тут Данила понял, что дело плохо: никаких переговоров не было, а Хозяйка была как-то чересчур спокойна. А потом вообще занялась чем-то странным и потрясающим: она начала смотреться в зеркало. Будто кокетка перед свиданием. Потом всё-таки опомнилась. Взмахнула рукой, как и прошлый раз, да только невидимой стены не образовалось. Либо чудище её не заметило. Тогда она подняла водную стену и обрушила её на Чудище. Некоторое время всё исчезло из видимости. Но потом всё вернулось. И, к сожалению, всё осталось по-прежнему. Вила Сида стояла прямо под скалами, Чудо-Юдо приближалось к ней с берега. Она сделала третью попытку. Взяла свой лук чудесный, вложила стрелу и выстрелила. Стрела угодила точно в глаз чудовищу и вошла в него на полдревка. Дракон заорал дурным голосом, но не умер, не встал. Метров десять всего-то осталось, и Даниле стало страшно по-настоящему. До последнего он надеялся на ворожбу Вилы, но теперь надежда растаяла. Волшебство на дракона не действовало, её гибель казалась неизбежною.
  И тут вдруг всё остановилось. Действительность подёрнулась дымкою, все персонажи как бы застыли. Зато появилось ещё одно действующее лицо. И какое! Это была невероятная, изумительная и потрясающая Богиня. Прекрасная, изящная и величественная. Могучая, властная и уверенная. Это могла быть только она! Вила Сида Изначальная, Исида Премудрая, Азова Пресветлая. Хозяйка Медной Горы и всех гор Урала впридачу. Верная жена Велеса многосильного во всех воплощениях его солнечных: от Семаргла до Осириса. Она мягко обратилась к той, кого Данила раньше считал Хозяйкою:
  - Добрейший денёк тебе, доченька! До чего ж вы, детки, упрямые! Как можно быть такой самоуверенной? Как можно так опрометчиво с драконами-василисками? Хорошо хоть, догадалась первоначально глянуть ему в глаза через серебряное зеркальце. Откуда оно у тебя? Хорошая вещь, с сильной магией. Василиска придётся отпустить. Он наслан на тебя Дыем и заколдован так, что если его разметать, то разнесёт полкрая вокруг.
  Тут она взмахнула рукой и дракон начал постепенно таять. Минут через пять от него ничего не осталось. А семейная сцена стала, на вкус Данилы, чересчур сладкой. Пока младшая Вила Сида его не окрикнула:
  - Ты снова здесь, Данила, подглядываешь? Сидел бы лучше со своей семьёй, а то ведь нарвёшься мне под руку!
  Данила не мог упустить случая и быстро подошёл к ним совсем близко. Да и уверен он был, что, несмотря на как бы строгие слова, ничего плохого она ему не сделает.
  - Скажите, пожалуйста, кто вы? Я совсем уже с вами запутался!
  Младшая Вила Сида посмотрела на него насмешливо:
  - Это мама моя, Азова Пресветлая, она - истинная Хозяйка Уральских гор, Азовского моря и Каспия, и прочая-прочая-прочая. Я же - старшая её дочь, и зовут меня Таня. Я - хозяйка водных стихий: родников, рек, озёр, лиманов, прудов, водопадов и подземных вод.... Потому иногда меня называют Купалой. Сестрёнки мои, коих видел со мной - Рада Радуга, наша общая радость младшенькая, и Рось Кострома, опора моя и родная помощница. Меч твой нужен был Святогору для спасения любимой потеряшки нашей - Плеяны Пленки от чар Змея Черномора, Посейдона Поморских стран.
  - Умеешь ты зубы заговаривать! - Азова усмехнулась. Я же вижу: ты что-то задумала. Не поделишься с родной матушкой?
  - Увидела я в волшебном серебряном зеркале долгожданного своего суженого. Он красив и могуч, как Великий Бог, быстр и лёгок, как эфирный вихрь, нежен и мягок, как прикосновение лепестков розы в летнее утро. Не будет мне теперь покоя, пока не найду его. Так уж вышло. Или было прописано Макошью. Теперь это не имеет значения. Но не вижу я, где искать его. Он - как свет мерцающий: то он есть, а то снова нет, когда есть, то, как будто без памяти. Не иначе, здесь тоже заклятие. Но оно мне не станет препятствием. Я его найду обязательно.
  - Вижу я, о ком ты рассказываешь. На Севере известен как Бальдр, Бог Эфира и Хранитель Душ, в южных странах - Адонис, Бог Весны и Света, Покровитель растений. Сын Дивы Додолы, её северный люд называет Фригг. Много лет назад заколдован Бальдр и развеян по царству Навьему, и никто не знает, как искать его. Но ты сделаешь это, а когда найдёшь, вы станете гармоничною парою. Он ведает эфирными телами людей, ты возьмёшь на себя их астральный путь, будешь Берегиней астральных тел....
  ... С той поры на Урале младую Хозяйку не видели очень много лет, но слава её вышла из Поморских и Предельных стран. А Купалу у нас везде и всегда ждут, каждый год её празднуют. Именины Тани отмечают 12 июня, потом празднуют зелёные Русалии вплоть до Летнего Солнцестояния. 24 июня - светлый праздник Купалы. В эту ночь всё тёмное с души смывается, а светлые мечты сбываются. Нынче вернулась Таня из дальних стран, и люди её и Вышних Богов славят....
  
  
   * * *
  
   Кали Шакти Шива []
  
  ... Утром я встал с уверенностью, что именно сегодня всё случится. Сначала прекратилась боль. Я перестал её чувствовать. Совсем. Словно бы и не было старых травм и просто долгих приобретений нездорового образа жизни. Это было уже неожиданно легко. Потом лёгкость охватила всё тело и сделала его каким-то странным, какого я и в юности не помню. Потом ушли неприятные воспоминания. То есть, все остались, но уже не причиняли каких-то угрызений совести или мучительного стеснения даже при поминании самых неприятных событий. Затем пришла общая лёгкость, сравнимая разве что с успешными опытами полётов во сне. А затем я всё вспомнил. Как хорошо! Мир снова стал привычным и понятным. Мировые линии обрели осязаемость и упругость. Пространство стало наполненным и прозрачным, в рамках обычных десяти измерений. Я мимоходом неспешно подправил несколько напряжённых частей окружающего континуума. Привычно погладил близкие эфирные стихиали. Тёмные сущности совсем не беспокоили, прячась по сторонам, как испуганные чёрные кошки. Светлые всполохи зарниц дружелюбно мигали согласованными огнями близких галактик. Множество невесомых существ оживлённо поднимали эфирную рябь, вливаясь светлыми струями в лоно мирового океана. Один из потоков прошелестел совсем рядом со мной, обдав свежестью и волной мягкого дружелюбия, пригласив расслабиться и стать частью потока. Я почувствовал Навий Ветер. И вот сам стал Навьим Ветром, который повсюду. Лёгок, невесом и всевидящ. Могуч, невидим и беззаботен. Временно можно и вернуть обычный облик. Тело послушно налилось разными оттенками всех восьми оболочек. Заодно и тут надо кое-что подправить. Ведь недаром же мне всегда казалось, что меня кто-то создал, и с ним мне непременно надо установить связь. Добро пожаловать к себе! В следующий раз, если он будет, надо быть как-то аккуратней. Хотя в этот раз просто кто-то помог. И, пожалуй, я её знаю. Что ж, пора сводить счёты. И дело не в мести. Просто когда-то всё должно становиться правильным, рано или поздно, так или иначе. Светлое облачко невдалеке вдруг засмеялось и из него выглянуло лицо Живы.
  - Привет, Бальдр! Я счастлива, что ты снова с нами.
  - А уж как я рад, Сероглазая! Вот только, как всегда, времени нет даже на удовлетворение любопытства. Ведь нам с тобой надо кое-что сделать?
  - Скорее, тебе. Я лишь окажу всю необходимую помощь.
  -Что-то ты стала слишком скромной, Королева Битв! А как же твои Валькирии? Почему они не с тобой? Нам бы сейчас пригодилась любая помощь.
  - Боюсь, что на этот раз это твоя битва. И ты это знаешь.
  - Ладно уж. Так всегда. Как что - так мне Мир спасать, а как гулять - так вам с Гермесом?!
  - Хватит причитать, Адонис! Или ты забыл, как вы крайний раз с Дионисом загуляли на Праздник Урожая? Вломились в сад Артемиды, дебош устроили. Бедняжка была вынуждена вас поколотить, связать и сдать на временное хранение Гере.
  - Умеешь ты как-то всё повернуть несерьёзно, Воительница.... Нет бы, настроение приподнять герою! Как же всё-таки надоело умирать! Что ж.... Мой выход, ребята. Пойдём, Афина!
  И мы оказались в той самой огромной пещере, где нас принимала Лилит в прошлый раз. Вскоре появились и Лилит с Тархом. Лилит и в этот раз была великолепна: вся в чёрном и серебристом, элегантна и выразительна, но, пожалуй, чуть мрачновата. Тарх же, напротив, был беззаботен и ироничен.
  - Рад вас видеть, ребята! Пресветлая Жива! Похоже, ты окончательно закрепила традицию приходить мне на помощь в самые нужные моменты!
  - В этот раз главная роль будет не моя. Бальдр всё сделает. Хотя кому-то это явно не понравится. Но ему теперь лучше не мешать.
  - Всё-таки обманули! - Лилит глянула мне в глаза, и тут я увидел, что такое настоящая ярость.
  - Что ж, Бальдр, пора сделать тебе финальный и итоговый дар от всей магии сейта. Жаль, что эту магию ты изучал обрывками и не под моим руководством, как когда-то Один и Локи. - С этими словами Жива как-то особенно сложила руки, направив их ко мне, и просто дунула.
  Вот тогда я понял, что такое настоящая мощь. Мощь несбывшегося. Всё, что не случилось, не произошло за эти сотни лет полного забытья, вернулось в один миг. Теперь я могу всё. Я везде и нигде, всё вижу и везде есть, всё знаю и всё могу. Я - Альфа и Омега. Тот, кто пришёл установить порядок. Во мне что-то родилось и начало расти, как всеобщая невидимая вспышка, не заметная никому, но ощущаемая всеми.
  И тут Лилит начала выть. Страшно и как-то жутко. Потом закричала:
  - Ко мне Михаил! Ко мне Иегова! Убейте его!
  
   Сурт []
  
  Почти моментально появились Михаил, он же - Элохим, и Сурт, он же - Сет. Михаил выглядел очень внушительно: весь при доспехах и в сиянии, точь-в-точь, как изображают его живописцы ведущей религиозной школы. А вот Сет много потерял человеческого с нашей крайней встречи и теперь походил на воплощение Дьявола из фильмов ужасов. Когда-то это бы меня испугало. Но теперь - даже не остановило. Я вытянул свои руки во всех измерениях к Сурту и просто порвал его на клочки голыми руками. Все куски от его сущностей я просто скрутил в один сгусток и швырнул его, как огромный снежок, прямо в Михаила, вызвав аннигиляцию, уничтожившую всё материальное в округе на сотню вёрст, но уже не опасную для наших божественных ипостасей. Мысленно собрал все остатки от оболочек Сурта и Михаила и развеял их по эфирному ветру. Даром что ли я Хранитель эфирных стихиалей?
  Кажется, Лилит всё поняла. И исчезла. Жива и Тарх послали мне некий салют и рассеялись тоже. Пора ставить точку. В этот раз не будет долгих и несколько показных пряток, как тогда, когда Богиня Керидвен - Кали гонялась по всем измерениям за Гвионом Велесом. Люди потом одновременно упростили и разукрасили эту историю, как они обычно делают. Я же теперь пытался насладиться каждым мгновением, подозревая, чем это всё может кончиться. Ведь я теперь знаю все секреты магии сейта не хуже самой Фрейи. Теперь мы с Кали всегда будем вместе - где ты, там я. Это - плата за то, что Лилит от меня теперь не уйти. Я собрал в кучку все свои сущности и кинул их в ничто. Потом собрал заново, не забыв и целевых ипостасей Лилит. И вот мы как бы стоим напротив друг друга. Она смотрит на меня с удивительной, всепоглощающей яростью, так что я и не понимаю, как цел до сих пор. Я же смотрю на неё с сожалением. О том, что эта красота точно никогда Мир не спасёт. Но теперь пора! Я делаю шаг вперёд и обнимаю её. Она не отступает и открывает объятия. Мы оба знаем, что это - объятия смерти. Может быть, даже истинной и окончательной....
  
   * * *
  
   Таня []
  
  
  Вместо эпилога.
  
  На берегу неширокой реки играли дети. Мальчик и девочка, лет десяти-двенадцати. Любой внимательный сторонний наблюдатель мог бы сказать, что это брат и сестра: сходство было достаточно очевидно. Дети были просто и легко одеты и отличались неброской красотой дикой природы.
  Ярко и ласково светило весеннее солнце. Мальчик сильно кидал в реку плоские камешки, имея цель, по всей видимости, переправить их на рикошетах на тот берег. Девочка задумчиво сидела на наклонённом стволе ивы у самой реки, разглядывая что-то в мелководье.
  К реке вышла молодая красивая женщина. Подойдя к детям, мягко сказала:
  - Дети! Пора домой. Лия, ты ведь помнишь, что завтра у тебя день рождения. Надо много чего приготовить. У нас будут гости.
  И они пошли домой, в большой деревянный дом неподалёку. За этим домом начиналась небольшая деревня, которая насчитывала пару десятков домов с участками соток по пятьдесят и заканчивалась на краю соснового леса.
  Утром пришли гости. В основном, это были юноши и девушки числом 15-20 из деревни. Для них накрыли во дворе большой стол, на котором из еды чего только не было.
  К полудню к маленькой деревянной пристани причалила лодка. Из неё вышли двое: женщина невиданной и невообразимой красоты и суровый крепкий мужчина с большим мешком за плечами.
  Когда они подошли к столу, молодая хозяйка почему-то заплакала.
  - Селина! Как тебе не совестно? Перестань! - мягко попросила приезжая. - Ты же знала, что это случится! И потом, это всего лишь учёба, а не тюрьма какая, так что видеть Балу ты сможешь часто.
  - Таня! Ты хоть Лию не забирай! И потом, ты же обещала помочь? Она до сих пор не говорит. Её молчание меня с ума сводит!
  - Всему своё время. Всё у неё будет хорошо. Не надо торопить события....
  
  
  МИР УСТАЛОГО СВЕТА
  Свиток Четвёртый

   ТЕНИ НАВЬИХ ЛЕГЕНД

   Содержание
  
   Часть 1
   Илион
  
   Часть 2
   Оме Рус Илиас
  
   Часть 3
   Книга Перемены Мест
  
   Часть 4
   Елеон
  
  Часть 1
  Илион
   Суд Париса []
  Шалтай-Болтай сидел на стене.
  Шалтай-Болтай свалился во сне.
  Вся королевская конница, вся королевская рать
  Не может Шалтая, не может Болтая,
  Шалтая-Болтая, Болтая-Шалтая,
  Шалтая-Болтая собрать!
   Алиса в Зазеркалье
  
   Как известно, человек произошёл от женщины. И звали её Лилит. Её первый опыт найти себе любимого мужчину в лице Адама оказался неудачным. Чтобы избавиться от него, она подговорила Мирового Змея создать для него Еву и убрать обоих из Рая. Это вызвало к жизни длинную цепь событий, завершающим звеном которой должен был стать Конец Света. Или, в крайнем случае, Рагнарёк...
   Генеральной репетицией Рагнарёка и стала Троянская война, она же - Илионская, описанная в эпической средневековой поэме Оме Рус Илиас, что означает Песнь Русская Илиада.
   Илиада как Библия Начала Империи стала итогом долгой правки и украшений, но даже поздняя каноническая редакция, оставив в ней мало реального смысла, не сумела скрыть той светлой и тайной грусти, которая накрывает нас с головой, когда мы входим в описания давно ушедших времён искренних чувств и чистых желаний.
  В Илиаде Богиня Раздора с творческим псевдонимом Эрида подкинула на олимпийском пиру золотое яблоко Гесперид мифической страны Гипербореи с надписью в одно слово - Прекраснейшей. Три Богини, достаточно красивые, чтобы принять это на свой счёт, но, главное, достаточно могучие, чтобы показать это и уцелеть - Гера, Афина и Афродита, - затеяли спор, кто из них прекрасней. Обратились, как водится, к Верховному, но Зевс отказался рассудить их, поскольку очень уж испугался гнева возможных проигравших. Вместо этого Зевс призвал рассудить спор Париса, младшего сына царя Илиона, и состоялся первый знаменитый суд, не дававший долго покоя наивным юным художникам всех времён и народов.
   Богини явились Парису обнажёнными на горе Ида, где его в детстве вскормила медведица. Гера пообещала Парису власть над всей Асией, Афина - военные победы и славу, а Афродита - любовь самой прекрасной женщины на Земле. Правда, тут же показала ему именно Елену Прекрасную, дочь Зевса и Леды, жену царя Спарты Менелая. То есть, попросту, сжульничала. Елена, конечно, дама была не рядовая, но ещё и давняя подружка Богини. Да и Парис, в силу юного поэтического возраста, не был вполне гормонально устойчив. Разумеется, он выбрал Афродиту. Когда-нибудь такие вещи станут называть коррупцией. Потом Парис, по совету светлейшей Богини Любви Афродиты, взял и выкрал Елену у опостылевшего, по правде сказать, мужа Менелая, да и на корабль. Менелай очень обиделся: разве солидные мужи так дела делают? Он собрал всех знакомых удельных князей вокруг и объявил войну Трое.
  Эта война стала величайшей в так называемой истории средних веков, длилась около десяти лет, принесла невиданные жертвы и закончилась уничтожением крупнейшего города Мира. В разные времена и у многих народов славный город имел много имён, но главным было имя на момент его гибели - Илион, а это означает Светоносный. Потому рассказ о тех событиях известен как Илиада, ставшая символом светлой печали о славных временах. Здравый смысл, правда, оттуда убрали, и с тех пор считается, что тот никому не нужен.
  Иначе как объяснить, что три величайшие Богини купились на дешёвый развод с яблоком. Трудно даже не столько представить себе их сомнения по поводу собственной исключительной красоты, хотя и все помним, между прочим, что внешность на Земле они могли придать себе любую. Сложнее представить себе, чтобы их интересовало чьё-либо мнение на этот счёт, и уж совсем невероятно было поручить сделать столь значимый выбор некоему царскому отпрыску с неустоявшейся психикой. И потом, зачем Афродите было подставлять Парису именно Елену Прекрасную, которая была не только заметно старше его, но и отягощена весьма нежелательными родственными связями. Напомним, что она была родной сестрой Клитемнестры, жены Агамемнона, который и стал в итоге главным предводителем разрушителей Трои. Мало того, Елена якобы была замужем за царём Спарты Менелаем, что, при строгости нравов того времени, обещало не только войну при попытке покушения Париса на чужую жену, но и его, Париса, личное бесчестие на всю жизнь среди чужих и своих. Понятно, что сегодня такие понятия, как честь, не считаются серьёзными аргументами, зато нынешние люди лучше видят, когда их обманывают, поскольку это происходит всегда. То есть, Троянская война не могла начаться так и потому, как это описано, даже если бы это касалось заведомо незначительной сказки. Значит, настоящие причины от людей намеренно скрывают. Но сегодня они стали известны, к чему мы вернёмся попозже. А пока лишь постараемся принять, что Илиада не является незначительной сказкой, а прекрасным поэтическим пересказом, несмотря на многочисленные неувязки, правки и переделки, эпохального исторического события, задавшего направление развития и гибели нынешней цивилизации.
  Два главных героя Илиады, Одиссей и Ахилл, с самого начала и до конца идут параллельно, но почти не пересекаясь. Воюют как-то совершенно отдельно и врозь. Но при этом многие события до самого конца войны оказываются у них подозрительно схожи или переплетены. Поэтому ничуть не удивительно, что именно Одиссей оказывается рядом и овладевает доспехами Ахилла после его гибели. Оба на войну Илионскую попали нехотя и неправдоподобно, да и в конкурсе за руку Елены Прекрасной оба не участвовали. Как известно, то ли за 7, то ли за 10 лет до войны состоялся знаменитый смотр женихов Елены Прекрасной, в котором ни она сама, ни её приёмный отец царь Тиндарей не могли, да и побаивались, отдать кому-то предпочтение. Будто бы тогда-то хитроумный Одиссей предложил забавный конкурс, в котором каждый претендент пытался закинуть стрелу в горлышко кувшина. Мало того, все вероятные женихи заранее дали слово, что не только не будут творить зла победителю, но и выступят с ним в одном строю в случае необходимости. Это уже позже выдумали, будто Одиссей тогда также хотел победить, надеясь втайне на своё великое искусство метания дротиков. Но Боги помогли Спартанскому царю Менелаю, брату царя Агамемнона. Менелай и стал временно счастливым обладателем руки Прекрасной Елены. Но не её сердца. А Одиссей якобы и тут получил приз в виде руки прекрасной Пенелопы, двоюродной сестры Елены. Однако этого быть никак не могло, поскольку они встретились ранее и совсем в других обстоятельствах.
  Так вот, когда Илионская война стала неизбежной, гонцы от Менелая и Агамемнона начали собирать героев. Пришёл черёд и Одиссея с Ахиллом, которых, к слову сказать, и среди женихов Елены не было...
  Одиссей, узнав, что к нему приедут гонцы от Агамемнона, чтобы привлечь его к войне, внезапно сошёл с ума и начал пахать землю. То есть, если б он только пахал, то такое сумасшествие можно было бы пожелать многим, но он не реагировал ни на какие обращения или просьбы и встретил послов как положено, то есть никак. Но нашёлся среди них некий Паламед, который положил на борозду юного наследника Телемаха. Одиссей был вынужден остановиться, и обман был разоблачён. Непонятно, правда, как Паламеду нечто подобное позволили, а если прозевали, то почему его Одиссей не убил сразу, как только бросил пахать? И вообще, почему даже после всего этого, а лучше сразу, нельзя было просто отказаться? Ссылки на клятву, которой будто бы были связаны все ведущие цари перед свадьбой Елены Прекрасной, как станет очевидно совсем скоро, не оправданы.
   Ахилл и дочери Ликомеда []
  
  Про Ахиллеса написано просто смешно. Будто бы мама Ахиллеса, Морская Богиня Фетида нагадала, что сын непременно погибнет в этой войне. Она уговорила его переодеться в девушку и жить в Скиросе среди дочерей царя Ликомеда постоянно, чтобы никто из его друзей не нашёл его и не уговорил уйти на войну. Так он прожил несколько лет, никем не узнанный и не разоблачённый. За это время он получил прекрасное воспитание, освоил самые изысканные виды шитья и рукоделий, стал прекрасно играть на лире. Любопытно, как воинские навыки сохранились? Одна из дочерей Ликомеда, Деидамия, родила Ахиллу сына Неоптолема. Именно участие Неоптолема в Троянской войне, на десятом году с её начала, было необходимо по предсказанию для взятия Илиона. Юный Неоптолем прибыл в 16 лет на десятый год Троянской войны к её окончанию. Поэтому Ахилл должен был прожить с Деидамией в женском образе до начала войны никак не менее 7 лет. Судьбы Ахилла, Одиссея и Неоптолема сплелись настолько, что именно Одиссей наследовал доспехи Ахилла после его гибели, встретил юного Неоптолема в Илионе и сражался с ним плечо к плечу, обучая воинскому искусству. Не удивительно, что именно Одиссея прислали ко двору царя Ликомеда, чтобы найти и увезти Ахиллеса. Интересно, откуда все так точно знали, где его искать? Не потому ведь только, что дело происходило в Скиросе, то есть Русской Скифии? Хитроумный Одиссей, замаскированный под торговца, привёз ко двору Ликомеда, судя по имени, царя с медовым ликом, кучу женских нарядов. Разложив их во дворце на женской половине, он спрятал внутри и красивое оружие. Дескать, Ахиллес непременно заинтересуется этим оружием и выдаст себя. Потом Одиссей поднял тревогу, Ахиллес схватился за оружие, выдал себя и был взят на войну. Совершенно непонятно, к слову, почему Ахиллеса нельзя было узнать без оружия в руках? Видимо, наш легендарный герой был убедительно женственным в царских нарядах женского терема.
   Елена Троянская []
  
  Но кто же была главная героиня, из-за которой разгорелся сыр-бор? Елена Прекрасная... Биография её сложна и запутана... Похожа то на Шемаханскую царицу, то на Царевну-Лебедь наших сказок.
  Будто бы была она дочерью самого Зевса-Вседержителя и смертной женщины Леды, которую тот соблазнил в образе прекрасного лебедя. По жизни Елену считали дочерью Спартанского царя Тиндарея и неизвестной женщины. Якобы в двенадцатилетнем возрасте Елена была похищена знаменитым героем Тесеем и увезена им к матери, но вскоре каким-то образом была возвращена её братьями Диоскурами в Спарту. В это время она то ли была изнасилована Тесеем, то ли нет, но забеременела и вскоре родила девочку, которую назвали Ифигенией. По-настоящему её звали Ифимедой, а Ифигения - один из эпитетов богини Артемиды, с которой она была связана по жизни. Ифигенией называли саму Артемиду во многих местах, например, в городе Гермионе. Тесно связаны между собой Елена Прекрасная, обе дочери Ифимеда-Ифигения и Гермиона, царская чета Пентесилея и Ликомед и сама Артемида-Ифигения. Богиня Артемида считалась покровительницей амазонок. Наверное, поэтому её переименовали из Деваны в Артемиду. Крайнее имя переводят то "медвежья богиня", то просто "убийца", что явно говорит о позднем происхождении имени от недругов. Так Богиня жизни и целомудрия Девана, дочь Перуна-громовержца, превратилась в богиню охоты Артемиду.
   Девана-Артемида []
   С тех пор, говорят, Елена вообще не воспринимала близость с мужчинами. Чтобы скрыть незаконное рождение, родная сестра Елены Клитемнестра удочерила Ифигению, и та была отдана на воспитание в храм Артемиды. Была ли Ифигения настоящей дочерью Клитемнестры или нет, но Клитемнестра её любила так, что Агамемнону, своему мужу и царю Спарты, она не простила его попытку принести Ифигению в жертву при отправке кораблей ахейцев в Трою. Вспомним, что собранные Агамемноном корабли, свои и союзников, никак не могли отправиться из Авлиды, как потом назвали древний Этрусский порт Эутриси, из-за полного отсутствия ветра несколько недель. Это Артемида постаралась за то, что Агамемнон лично оскорбил её, убив на охоте её любимую лань. И тогда Агамемнон решил принести в жертву Ифигению, свою старшую и самую красивую дочь, совсем юную послушницу храма Артемиды. Воля ваша, но более всего это похоже на шантаж. Видимо, это также укрепило слухи, что Ифигения была ему не родной. Как бы то ни было, занесённый жертвенный нож повис в пустоте, Ифигения была спасена Артемидой и мгновенно перенесена в Тавриду. После чего Артемида пока дала этим воякам попутный ветер, и те отправились в поход на Илион. Но эту новую обиду Артемида Агамемнону не простила.
  Саму же Елену при приближении совершеннолетия Тиндарей решил выдать замуж, созвал всех самых знатных, и предварительно, по совету хитромудрого Одиссея - куда ж без него! - взял клятву с каждого помогать единственному избраннику Елены после её замужества. Так уж случилось, что мужем Елены стал царь Менелай, младший брат Агамемнона. До Троянской войны Елена прожила с Менелаем в браке чуть ли не 10 лет и родила от него дочь Гермиону, но никогда Менелая не любила. Скорее, ненавидела, поскольку он тоже взял её силой в первую брачную ночь, и больше у них ничего не было. Зато Менелай открыто жил со своими рабынями. Другое дело, что и безумная страсть к Парису, будто бы вспыхнувшая у неё под влиянием Богини Любви Афродиты, весьма сомнительна по упомянутой уже причине. Во всяком случае, за 10 лет жизни с Парисом в Трое Елена не родила от него ни одного ребёнка. Отсюда возникла стойкая версия, что Елена вообще не была с Парисом в Трое, а была переправлена на все 10 лет войны в Египет, а Парис увёз с собой призрак Елены, заботливо сделанный Богиней Герой. В этом свете становятся забавными предварительные договора Афродиты с Парисом и Геры с Афродитой, но это уже не считается, по сравнению с тем ворохом недоразумений, давно скрывшим хоть что-нибудь правдоподобное. По окончании войны Менелай забрал Елену то ли из Трои, то ли из Египта, они вернулись в Спарту и жили еще несколько лет, но не слишком счастливо. У Менелая родились несколько детей от рабынь, Елена жила затворницей. Потом Менелай умер, а сыновья Менелая, нажитые им от наложниц, выгнали Елену из дома. Она скиталась, в нищете и безвестности, пока следы её не затерялись совсем. В общем, как-то не очень весело не только для дочери Зевса, но и для более простой трижды царицы - дочери царя и жены двух других великих царей. Женщины, красотой которой восхищался весь мир, и которой завидовали Богини. Той, которая до сих пор считается эталоном женственности и красоты.
   Перун-Один-Зевс []
  
  Но вернёмся к началу войны. Когда несостоявшаяся жертва Ифигении была отменена Богиней Артемидой, и ей был послан попутный ветер для внушительного флота в 1200 кораблей из этрусского порта Эутриси под общим руководством царя Агамемнона, все герои скоро и благополучно прибыли к Трое. Так началась Троянская война. Шла она 10 лет с переменным успехом и в классическом описании выглядела довольно странно. Время от времени один из героев той или другой стороны вдохновлялся на битву и шёл показательно громить выставленную против него рядовую пехоту. Остальные герои восхищались и обильно обмывали долгими вечерами эти славные подвиги. Для пополнения запасов греки регулярно грабили окрестные селения Босфора, устраивая опустошительные набеги. Именно это стало одной из причин, почему царство Амазония, до того придерживающееся нейтралитета, прислало свои отряды на Троянскую войну. Но не за нового царя Трои, с которым у них тоже были счёты, а для защиты местного населения от вооруженного бандитизма и для спасения хоть части тех не материальных ценностей, которые должны погибнуть после взятия Илиона. Именно тогда якобы и состоялась битва Ахилла с предводительницей амазонок Пентесилеей. И будто бы повергнув Пентесилею, Ахилл был так поражен её красотой, что влюбился в мёртвую воительницу и оплакивал её смерть много дней. Разумеется, этого никак не могло быть в свете дальнейшего изложения.
  Через несколько лет война всем надоела, многие просто соскучились, да и с припасами стало совсем плохо. События ускорились. И началось, как всегда, с женщины. То есть, с двух женщин, Хрисеиды и Брисеиды, захваченных в плен греками. Обе они были дочерьми видных жрецов Илиона, и будто бы стала Хрисеида рабыней и наложницей Агамемнона, а Брисеида - той и другой для Ахилла. Когда за Хрисеиду и её отца Хриса вступился сам Бог Аполлон, Агамемнон вынужден был отдать её отцу. Но взамен он будто бы отобрал у Ахилла Брисеиду. Тогда Ахилл обиделся и перестал принимать участие в войне. Кстати, и тут имеется нестыковка источников. Некоторые из них утверждают, будто было это в первой половине войны, а Ахилл, покинув войну, чуть ли не на пять лет вернулся домой к Деидамии. Но все согласны: троянцы, вдохновлённые отсутствием главного героя Ахилла, чуть не перебили всех греков и не спалили их корабли. Сначала, правда, им помешал друг Ахилла Патрокл, но его быстро убил главный герой троянцев Гектор. И тогда Ахилл, которому попутно вернули Брисеиду, то ли вернулся на войну, то ли просто вступил в битву по-настоящему. Перво-наперво он убил в поединке Гектора, а затем будто бы посватался к Поликсене, дочери легендарного царя Приама. По некоторым данным, именно в Трое на этой свадьбе Ахилл и был убит в спину отравленной стрелой Париса, а не обычной стрелой в не обмытую когда-то матерью Фетидой водами Стикса пяту. И уж совсем не важно, направлялась ли эта стрела самим Парисом, или ему помогал Бог Аполлон. Но после гибели Ахилла развернулся бой за его тело и доспехи. То и другое удалось у троянцев отбить. При этом отличились более всех Аякс Теламонид и Одиссей. Агамемнон отдал первенство и доспехи Ахилла Одиссею, а Аякс с горя пошёл и покончил с собой. Непонятно, правда, как, если не на бракосочетании, оказались греки в Трое, если было это за месяцы до знаменитого Троянского Коня? И кому вообще тот мог понадобиться при столь вольных и неформальных посещениях греками Илиона? Ведь примерно в это же время Одиссей и Диомед провели ещё одну яркую спецоперацию: похитили из храма Афины в Илионе Палладиум - священную статую Афины Паллады.
  Но апофеоз абсурда был необходим. Хотя бы для того, чтобы говорить: бойтесь данайцев, дары приносящих. И пришёл Троянский Конь. И совершенно не случайно придумал его хитроумный Одиссей. Хотя хитроумие автора в данном случае может вызвать разве что сочувствие. Причём даже не к Одиссею, а к автору Илиады, который, разумеется, не мог в оригинале такое написать. Разве что в палате номер шесть. Но, скорее, был просто и безжалостно исправлен. В общем, сделали греки, которых позже начали собирательно называть данайцами, огромного полого деревянного коня на колёсах. Посадили вовнутрь около трёх десятков лучших воинов в полном вооружении и оставили это чудище троянцам в подарок, отплыв от Илиона всеми кораблями. Троянцы, конечно, обрадовались, но почему-то решили на радостях приволочь этого коня в город, даже не поинтересовавшись, что же там внутри. Тут, к слову, следует стыдливое замечание, что Боги, дескать, лишили их разума. Но очевидно, что гораздо проще было лишить разума экономичнее: скажем, внушить всем горожанам просто открыть ворота грекам. А так засевшим в коне воинам пришлось-таки помучиться до ночи, чтобы вылезти и открыть ворота, которые, видимо, не охранялись, зато покинувшие побережье войска уже как-то незаметно вернулись и были тут как тут. Дальше просто: войска ворвались в город, и начались резня и поджоги. Троя пала.
  
  
  
  Часть 2
  Оме Рус Илиас
  Фрейя Жива []
  Мене, Текел, Перес.
  "Мене - исчислил Бог царство твое и положил конец ему;
   Текел - ты взвешен на весах и найден очень легким;
   Перес - разделено царство твое и дано Мидянам и Персам"
   (Даниил 5:26-28)
  
  В Начале были Образы: Боги-созидатели и Люди как дети. Всё было просто и натурально: Отец Создатель-Творец и Мать Берегиня-Хранительница объединяли Святой Дух-Живатму. Потом появились Люди, которые были, есть и будут Детьми Божьими и уже потому Богами. Это была Троя. Но с какого-то времени, когда людей стало много, они стали мало общаться и всё больше разделяться. Тогда Образы Начала подменили фантазиями о Сути, и Троя превратилась в Трояна (Добребог, Берегиня и Живатма), Тримурти (Брахман, Вишну и Атман) и Троицу (Бог-Отец, Богиня-Мать и Святой Дух). Впрочем, основные функции и атрибуты новых Образов Трои поначалу остались те же. Потом мужская часть населения почему-то вдруг решила, что именно они должны управлять на Земле всем, а женская доля - чисто вспомогательная и тем более приятная. Фантазии стали жёстче: в Тримурти Вишну поменяли пол с женского на мужской, в Трояне Живатму заменили на Злебога, а в Троице - Богиню-Мать на Бога-сына.
  Заодно поменяли Атман на Шиву. При этом Шива стал божеством мужским и, разрушительным, полным аналогом Злебога. Но этого показалось мало, и Шиве тут же сосватали Богиню Кали, великую и ужасную, Богиню смерти и разрушения. Разумеется, в этой роли выступила знакомая нам Богиня Лилит, которая по совместительству была уже Богиней обольщения и коварства, а теперь официально стала Шакти Шивы, то есть его женской ипостасью, полностью заменяющей его в Тримурти. Само собой, Лилит с титулом Кали не стала оглашать всем одну мелкую подробность - о том, что самого Шивы никогда не существовало и теперь уже быть не могло.
  В общем, Тёмные проделали впечатляющую работу, в которой выделялась Богиня Лилит. В образе Трояна она заменила Злебогом Живатму, Святой Дух, хранительницей которого является Богиня Жизни Жива, она же - Предводительница Валькирий Фрейя, а также Паллада как Дочь Богородицы Лады. Именно её Лилит считает своей самой ненавистной соперницей.
  Забавно, что всей той путаницы легко бы было избежать, если б мы просто различали наши, и без того смешные представления о Высших Сущностях-Богах, как Образы Начал и Личностей. Да ещё не придавали бы любым своим фантазиям напыщенную важность. Все троичные сказания могли бы относиться к Образам Начал. То есть, в них главное - не имена или заслуги индивидуумов, а функции. А в основе-то - сам человек как светлая Троица - единство Тела, Души и Духа. Отсюда только и понятно, что реально значит расстроить или настроить человека. Какие-нибудь Явь, Навь и Правь сами по себе не имеют никакого смысла и значения, пока мы не вкладываем в них смысл единого пространства выражения и проявления Тела, Души и Духа. А наиболее наглядным образом истинной Троицы является не нарисованная икона или забавная сказка, а обычная здоровая женская коса.
  И всё же... Сварог и Лада - это вполне реальные личности Бога-творца и Богини-хранительницы человеческого рода, неважно, так ли мы воспроизводим в частотах нашей несовершенной речи их имена, воспроизводимы ли их имена людьми вообще, да и имеют ли они какие-то определённые имена в частности. В то же время Бог Род - выразитель и представитель существа всего человеческого рода, а не конкретная личность, пусть и Божественного плана. Возможно, тот самый непостижимый Всевышний. Точно так же Бог Анубис - это не личность Бога Смерти, а его функция, поэтому в его роли неоднократно выступали, например, Мара или Яма.
  Споры о много- или едино-божии так же смешны. И не потому, что люди никогда об этом не знали и узнать не могут. А потому хотя бы, что отрицанием множества Высших по отношению к человеку Сущностей никто и никогда не занимался. Достаточно вспомнить 9 Чинов Ангельских в самой, что ни есть, монотеистической религии. Поэтому, как в ней же сказано, по плодам их узнаете их, то есть, важнее реальные следствия, а не произвольные названия. А те же плоды работы с Образом Троицы оптимизма не прибавляют. Поначалу отодвинули в неясном сознании Богородицу образом какого-то единого Бога-Сына. Необходимый прототип был успешно найден, поклонение ему было блестяще исполнено, а мучительная смерть его стала абсолютно неизбежна. Все яркие и привлекательные идеи собрали сначала под Его Знаменем, которое называли Спасом Нерукотворным. Но затем специально обученные люди начали превращать эти идеи в нечто немыслимое и ни с чем не сообразное. Рагнарёк стал близок. И не потому, что Силы Зла ждут нас на поле битвы Курукшетра, а потому, что они меняют наши мысли, изменяя нас.
  Теперь уже и не верится, будто что-то осталось, когда не осталось ничего.
  Так стало и с Илионом, который тоже когда-то гордо величали Троей.
  Так было и с Амазонией.
  Амазония - это не область реки Амазонки в Южной Америке. Это - крупное и вполне процветающее средневековое царство своеобразного конфедеративного или княжеского типа. Раскинулась Амазония между низовьями рек Танаис и Ра, между Южной Азовой и Северо-восточным побережьем Скифского моря, включая также Таврию и часть Северного Кавказа. Амазония, пусть и в нарочно урезанном виде, присутствует даже на карте Британской энциклопедии 17-го века. Позже, заметая следы великого царства, историки стали именовать северную и западную часть Амазонии неким Боспорским царством, которого, к слову, никогда не было, а называли его так только некоторые невежественные юго-западные пришельцы. От союза Амазонии и Скифии родилось, по известной легенде, царство Сарматия, расположенное когда-то на Северо-западном побережье Скифского моря, которое позже те же пришельцы стали именовать Понтом Эвксинским, переименовав заодно Азову в Меотиду.
  В эпоху становления мужского шовинизма, гордо именуемого ныне патриархатом, Амазония держалась довольно долго, прикрываемая с севера дружественными Скифией и Сарматией, а с запада и востока морями, но когда раздор пришёл к северным соседям, Амазонии стало трудно под напором южных врагов, но пала она именно от рук предателей с Севера. Сейчас нам рассказывают множество легенд об амазонках. Будто бы и одну грудь они себе отрезали для удобства стрельбы, и мужское население держали в подчинении и страхе, чуть ли не убивая значительную часть рождающихся мальчиков и другие нелепые глупости. На самом деле, Амазония несколько веков держалась именно на том, что там было истинное не равенство, а именно равноправие. Было всего 2 основных отличия царства Амазония от других, которые им так никогда и не простили так называемые патриархи : преимущественно женское право кровного родства и наследования имущества и исключительно женское право верховной власти, включая царский совет. Любой непредвзятый наблюдатель и сегодня согласится, что именно эти 2 положения являются главной основой чистоты крови и устойчивости рода, а также хорошим препятствием для врождённой мужской агрессивности. Про остальные сказки об амазонках достаточно сказать, что мужских войск там было больше, чем женских, но сам по себе выдающийся факт, что женские воинские отряды вообще были. Еще в правление Ивана Грозного тот совершал свои торжественные выезды в сопровождении конного отряда личных телохранительниц, состоявшего из 40 вооружённых и хорошо обученных амазонок, или, по-другому, поляниц, что производило абсолютно сногсшибательное впечатление на иноземных наблюдателей.
   Пентесилея []
  
  Заключительной царствующей поляницей была как раз вторая жена Ивана Грозного, Мария Темрюковна. Потом, правда, придумали, будто Мария Темрюковна была дочерью некоего кабардинского князя Темрюка. Но по жизни Мария Поляница просто была из ныне существующего города Темрюка, названного так много раньше без всякой связи с Кабардой. А заключительная, причем буквально, поскольку жила под домашней изоляцией, представительница царского рода поляниц-амазонок проживала в пушкинские времена на Кара-Даге, под Коктебелем, и лично передавала Александру Сергеевичу бесценные сакральные знания о мироустройстве и нашем прошлом. Няня Арина Родионовна, при всём уважении, такое бы никак не потянула. Поэтому именно на Лукоморье, как раньше и называли Таврию, произошла знаменитая встреча Богини Азовы в образе прекрасной царицы-Лебедь с могучим Богом Велесом, и от их любви родилась Таня, Богиня Астрального Пути. Велеса Пушкин скромно назвал Гвидоном. Хотя Гвидон, а точнее, Гвион - совсем из другой сказки, где описано рождение величайшего барда Талиезина.... Именно на Лукоморье, в священном городе Чуфут-Кале, доживала свою земную жизнь Святая Дева Мария. Именно на Лукоморье, в Таврию, была перенесена Богиней Артемидой-Деваной Ифигения после спасения той из-под жертвенного ножа.
  И тут пора бы вспомнить, кто и откуда были враги Илиона-Трои. Все эти ахейцы, данайцы, дорийцы, эолийцы и прочие ионийцы почему-то оказываются жителями населённого побережья Скифского моря, или Причерноморья, а не пустынной каменистой Греции, которой, к слову сказать, и не было тогда вовсе. Всё просто: Данайцы пришли из княжеств севернее устья реки Танаис, ахейцы представляли Амазонию, а остальные были с северо-западного Причерноморья. Поэтому у так называемых греков было не одно, а 2 войска: Западное, возглавляемое Агамемноном и Менелаем, и Восточное, с вождями Ахелисом и Патроклом. Да и само место, где была Троя, до сих пор оспаривают. Многие знают, что было это в вечном городе с множеством имён, самые известные из которых - Иерусалим, Рим, Византия и Константинополь. Другие пытаются приписать Илион к Констанце. Но все согласны с нелепостью современной сказки про маленькую средневековую деревушку, ныне величаемую Древней Троей, которую откопал смешной парень с жуликоватым маркитантским прошлым и теперь уже неоспоримым фальсификаторным настоящим.
  Честно сказать, достаточно странно звали некоторых героев Илиады в канонической книге. Например, Ахилл означает безгубый в современном переводе. А Одиссей - ненавистный или ненавидимый. Явное впечатление, что двух главных героев Илиады звать так не могли, это - лишь прозвища, данные врагами, да и то - значительно позже. И действительно, простое сопоставление других источников показывает что Ахилл - это вовсе не Ахилл, и даже не Ахиллес, а Ахелис, что означает попросту Ахейский Лис. И прибыл он на войну не просто из Скироса, то есть, Скифской России, а прямо из Амазонии, где он и жил благополучно при дворе царя Ликомеда со своей женой, царевной Деидамией, которая и родила ему сына Неоптолема. Причем, минимум за 6 лет до начала Троянской войны, которая длилась 10 лет, а Неоптолему, напомним, в конце войны пришлось в ней поучаствовать. Позже недруги добавили, что Ахелис перед Троянской войной жил именно в женском платье при дворе Ликомеда, скрываясь от призыва. Почему-то считалось, будто это показывает кого-то в неприглядном виде. И очень это напоминает другие известные выдумки: про бегство небезызвестного премьера после государственного переворота, или про убийство неким молодым князем какого-то святого старца. По правде сказать, князь тот женские платья действительно носить любил, но более ни на что заметное способен не был, тем более, на убийство.
   Амазонки Севера []
  
  Что касается Илиады, то совершенно понятно, что Ахелис никак не мог сражаться с предводительницей отряда амазонок Пентесилеей под Троей. Хотя бы потому, что Пентесилея была царицей амазонок и женой царя Ликомеда, мамой царевны Деидамии и, соответственно, Ахелису приходилась тёщей. Кроме того, под Троей её вообще не было, а отряд амазонок, присланный Пентесилеей как раз ему в помощь, имел простое и чёткое задание борьбы с грабительскими и карательными походами отрядов Агамемнона. Понятна и постоянная вражда между Ахелисом и Агамемноном. Тот и принял, в итоге, насильственную смерть от жены Клитемнестры после своего возвращения из-под Трои вовсе не вследствие измены, коварства и злобной сущности жены. А из-за того, что за 10 лет войны его злоба, подлость и извращённость удесятерились, и Клитемнестра, не забыв его попытку принести в жертву дочь Ифигению, просто не смогла больше терпеть.
  Имя другого главного героя Илиады, Одиссея, также упоминается. Это Улисс. Правильнее Улис. Хотя, на самом деле, это пусть и почётное, но тоже прозвище, означающее Умный Лис. Ничего не напоминает? Разумеется. Ахелис и Улис - это один и тот же персонаж, описанный в разных версиях ранних источников, и лишь много позже разведённый на два лица в канонической версии. Не касаясь многочисленных упоминавшихся параллелей в судьбах этих будто бы разных героев, пока Улис не стал официальным наследником Ахелиса, завладев его доспехами после смерти, надо упомянуть полное отсутствие совместных действий или хотя бы появлений этих героев во время Илиады. За исключением смешного, но нелепого эпизода призыва на войну Ахелиса при дворе Ликомеда. И наоборот. После официальной гибели Ахелиса вполне естественно всё внимание переключается на его преемника Улиса.
  До этого можно вспомнить лишь одно славное деяние Улиса. Вместе с Диомедом они проникли в Илион и выкрали из святилища Афины Паллады её миниатюрную статуэтку - Палладиум. И тут также возникают два вопроса. Во-первых, не вполне понятно значение того Палладиума, которое было бы сопоставимо с тем риском, которому подвергали себя герои. Ссылки на то, что без этой святыни было бы не взять Илион, не выглядят убедительными, поскольку судьба её в дальнейшем нигде и никак не освещается. Разве что под именем Палладиум скрывалось нечто другое. И совсем непонятным становится смысл главного деяния Улиса - славной выдумки про Троянского коня. В самом деле, если герои могли так легко проникать в осаждённый Илион, а Улис это делал и до того славного дела, то зачем было Коня городить? Как всегда, всё просто: за операцией Троянский Конь скрывается кое-что другое. Недавно стало ясно, что путаница возникла из-за сходного написания слов equa, означающее лошадь, и aqua, то есть вода. А реальной заключительной операцией перед падением Трои было умелое использование заброшенного акведука, ведущего прямо в крепость через её стену.
  Гораздо интереснее происхождение нашего Улиса. В своё время оно было настолько загадочно, что его объявили царём какого-то маленького затерянного острова с красивым названием Итака, вследствие чего много позже приписали это название одному из безлюдных островков Средиземного моря. Между тем происхождение его было действительно княжеское, но из северной страны вблизи самой Гипербореи. Но так уж сошлись в то время звёзды, что он просто должен был как-то оказаться в районе Трои, где решались судьбы всего мира Пятого Солнца. И повод оказался забавным. На праздник урожая Улис и Дионис, тот самый, которого некие римляне стали считать Богом, - загуляли. Весело, задорно, с переполнением бокалов и голов, с пересечением границ разумного и дозволенного. Дионис похвастал, что знает вход в волшебный сад Артемиды. Артемида, она же Девана, дочь Зевса, более известного как Перун, владела уникальным волшебным садом. Считалось, что он повторяет в миниатюре все чудеса божественного райского сада Ирия.
  Они вломились в сад Артемиды, как два слона в посудную лавку. Разгневанная Артемида явилась при славе и всех атрибутах и безо всяких разговоров начала избивать непрошеных гостей. Когда сознание их покинуло, Девана связала Улиса и Диониса, притащила их под светлы очи своей матушки, Геры Перуницы, и потребовала примерно их наказать. Дионис отделался ссылкой на 30 лет в Азию, а вот Улису Девана лично придумала месть - 15 лет службы в гареме царя Ликомеда. И находился Улис в гареме все 7 лет до начала войны, но самовольный уход раньше срока ему еще аукнется. Гаремом тогда называли женскую часть дворца, пока им не стали ставить отдельные терема. Там Улис и встретил свою любовь - Деидамию, одну из дочерей Ликомеда. Она и стала его женой, более известной под именем Пенелопа. Когда Улису пришлось уйти на войну, он оставил Деидамии сына Неоптолема. Который даже успеет принять участие в Троянской войне в её заключительный, десятый год.
  Возвращаясь домой после войны, именно по дороге к амазонкам Улис высадился в Таврии и оказался в гостях у Цирцеи, или, в другом прочтении, Кирки. В обоих случаях это означает просто Царицу. Царица, по легенде, была дочерью Бога Гелиоса и Океаниды Персы, и правила в одном из самых славных княжеств Сарматии испокон веков. У неё в гостях Улис прожил более года, хотя свою миссию, ради чего и прибыл в Таврию, выполнил быстро. Далее, как водится, летописцы придумали двух детей Улиса и Цирцеи, что повторилось в их показаниях о пребывании Улиса у нимфы Калипсо, у которой он пробыл целых 7 лет. Кстати, там же, в Тавриде, возле нынешнего Коктебеля. Впрочем, об этом - другая быль. Кстати, если верить этим ребятам, Улис неизменно становился отцом, причём, исключительно сыновей, во всех местах, где судьба сводила его с красивыми женщинами на срок не менее года. В общем, всё становится чем-то знакомым и близким и кажется, что достаточно одного заключительного усилия, и всё сойдётся, как и положено в хорошей и правильной сказке.
  ...
    []
  
  На самом деле, всё было не так. Всё началось за десять лет до Великой войны. Уже было известно, что скоро в Илионе будет царствовать Андроник. Родовое царское имя его в хрониках - Комнин, что означает Всадник. Именно тогда собрались три божественные сестры: Марена, Богиня Навьего мира, Жива, Богиня Явного мира и Леля, Богиня Любви. Жива и Леля позже у греков стали известны как Афина и Афродита. А вот про то, что там была Гера Перуница, люди напутали. Богини предвидели судьбу царя Андроника и попытались его спасти, устроив ему династический брак с Еленой, которую потом многие станут называть Прекрасной, а злые языки - грешницей. Была она приёмной дочерью главы другого царского рода, с родовым именем Ангел. Жила она в предместье Илиона и была младшей жрицей храма Вилы Сиды. Храмами тогда называли сообщества ведающих людей разных направлений, а не те помпезные строения, которые начали сооружать позже во имя кого попало, от недостатка веры в чудесное бытие. Разумеется, никакого изнасилования у неё в отроческом возрасте не было, а Ифигения была родной дочерью Клитемнестры. И само собой, замуж ни за какого удельного князька по имени Менелай Елена не выходила.
  Андроник при воцарении начал править совсем не так, как от него ожидали. Начал церковную и образовательные реформы. Учредил военную академию и народный университет. Любые поборы с населения ограничил десятиной. Из этих средств предложил вести государственные расходы, выделяя половину на ренты знати, храмовникам и армии. Впрочем, оставил возможность дополнительного заработка за счёт ренты, аренды, наёмного труда. Запретил рабство и ростовщичество. Основал государственный банк. Ввёл единые деньги и общий рынок товаров и услуг. Объявил свободу предпринимательства при народной собственности на все природные ресурсы. Выделил земли сельским жителям. Организовал единые и независимые от знати таможню, суд и милицию. Ужесточил наказания за мздоимство и казнокрадство. Дал женщинам абсолютно равные права с мужчинами, включая права собственности, наследования, выборов местной власти, супружества, государственной службы и предпринимательства.
   Аристократическая и храмовая знать такого простить не могли. Последней каплей стало то, что его жена Елена, которая как раз была из главного противоборствующего клана, и, по их мысли, в супружестве долженствующая быть их агентом влияния и постепенно полностью его подчинить, всецело поддерживала мужа и, мало того, была организатором некоторых особенно ненавистных начинаний. В первую очередь тех, которые касались женских прав.
   Был составлен заговор. Андроника схватили во время одной из загородных поездок. Его жесточайше пытали, выколов правый глаз и отрубив правую кисть, что имело конкретный магический смысл. Потом убили, заколов копьём в левый бок. Хотели тело прилюдно сжечь, но отложили это дело, спрятав его в фамильном склепе. О чём потом не раз пожалели. Дело в том, что власть в столице они успешно поменяли и закрепили. Но когда пришли утром за телом Андроника, оно исчезло. Это послужило началом легенды. И добавило заговорщикам, во главе с Гектором, другим царским сыном, много головной боли. Они надеялись сохранить всё в тайне. Но одновременно с телом Андроника исчезли его мать Мария и наиболее верные сподвижники, которых не было при захвате. Правда, Елену, вроде бы, поначалу удалось обмануть. Андроника объявили пропавшим без вести. Объявили огромную награду за любые сведения о месте его нахождения. Имитировали бурную деятельность по его поискам. И, наконец, объявили нового царя, которым стал Исаак Ангел. Под именем Эсак он известен как старший сын сказочного Приама. Но тут, как всегда, путаница. Приам - это легенда и собирательный образ династии Ангелов, означает всего лишь первый или лучший, но даже в этом случае конкретному человеку было бы трудновато иметь 50 сыновей и 50 дочерей, которых молва ему приписывает.
  По законам Трои, которые не все успел отменить Андроник, в случае преждевременной кончины царя его вдова имела право выйти замуж только за подходящего по возрасту ближайшего родственника нового царя, которым мог быть только его родной брат или один из сыновей. Тогда за ней сохранялся титул царицы и все привилегии. Поскольку Елене такие игрища были противны, её обручили с юным Парисом, не только не интересуясь её мнением, но и без её личного участия. И именно поэтому у неё не было и не могло быть с Парисом никаких общих детей. Но правдой является и то, что Парис всегда относился к Елене с искренним восхищением, похожим на благоговение. Именно он позже основал в Аквитании церковь богумилов, считавшей её святой.
   Но это уже было позже. А тогда несколько княжеств начали собирать войско в поход на Трою. Добровольцев было много - шутка ли - 1200 кораблей! Большинство шли на войну за истинную Веру, символом которой стала Прекрасная Елена. Другие - для освобождения Прекрасной Елены и наказания виновников гибели законного царя Андроника. Кто-то - в поисках воинской славы. Многие - просто ради наживы. Но главными, как обычно, стали те, кто жаждали власти. И первыми среди них стали братья Агамемнон и Менелай. Именно Менелай первым начал называть себя наречённым мужем Елены, сначала придумав версию об обручении и женитьбе, а потом запустив сплетню о похищении законной жены. У них были и другие, более известные имена. Но благодаря средневековому поэту, именно эти имена стали символами предателей, убийц и насильников.
  Поэтому так странно, казалось бы, вели себя амазонки. Они искренне ненавидели убийц Андроника, но не могли сражаться в одном войске с такими негодяями, как Менелай и Агамемнон. Поэтому они девять лет не вступали в войну, а в десятый год выступили на стороне Трои, зная уже, что она обречена, но поставив цель спасти многих людей от уничтожения и обеспечить уход своей диаспоры после падения Трои.
  И тут пора вспомнить, что женой царя Ликомеда, у которого гостил Улис, была царица амазонок Пентесилея. Одно сопоставление имён даёт ясно понять, кто есть кто в этой сладкой парочке. Ликомед, он же - Медовый Лик, будто бы прославился ещё тем, что предательски убил героя Тесея, столкнув его с горы. В общем, сомнительно. Неизвестно даже, как Тесей вообще оказался в их царстве. И уж точно Тесей не участвовал ни в каком похищении и, тем более, изнасиловании Елены. Пентесилея означает Пять Сил, что попросту говорит о её божественном роде. Поэтому именно царица амазонок Пентесилея отпустила Улиса на эту войну - для проведения специальных операций по спасению Елены и брата Андроника - Энея с семейством, а также наказания конкретных виновников гибели Андроника. Со второй частью задания Улис справился не идеально: Гектора он убил в поединке, а вот казнить других злодеев удалось только войскам, взяв павшую Трою.
  Зато Парис, вопреки принятой версии, уцелел и уехал из Трои прямиком в Галлию, где основал также известный ныне город имени себя. А Елена ни с Парисом, ни с Менелаем никуда не поехала, но успешно была переправлена в Таврию амазонками, куда ещё раньше перебралась мать Андроника Мария. Кстати, княжил в Таврии знаменитый герой Тесей, который именно там победил в эпической битве царя Минотавра, что означает Минойского Тавра, а, точнее, Минея из Таврии. После этого он успешно женился на княгине Раде и жил с ней долго и счастливо, и, разумеется, не погибал от руки Ликомеда и даже не знал его лично. Позже Елена с двумя детьми перебралась в Аквитанию, расположенную на юге нынешней Франции, где началась её новая жизнь, но это уже совсем другой сказ. Там она более известна как Мария Магдалена, что означает буквально "Госпожа Елена из Магдалы". Магдалой, как известно, было предместье Илиона-Византии.
  Эней, вопреки вымыслам, с Ахелисом или Диомедом не сражался, а громил лишь отряды мародёров Менелая и Агамемнона. После войны Эней со своим семейством из Трои перебрался в Скифию, где основал новый Рим, ставший прямым наследником Великого Илиона и родоначальником великого государства. В летописях его прозвали Рюрик, что означает просто Русский Царь. Поэтому итальянский Рим был основан много позже совсем другим князем. А вот этруски, вышедшие из Руси и основавшие первые города в Италии, очень почитали Энея и создали в его честь множество произведений искусства.
  Остаётся понять, почему же у главного героя Илиады, Улиса, после великой победы сложилось всё так неудачно. Действительно, два года где-то мотался между всякими Сциллами и Харибдами, развлекаясь по пути то опасным пением сирен, то пребыванием на острове реликтового гоминида по прозвищу Циклоп Полифем. Затем Улис на целый год угодил в гости к волшебнице Цирцее, которая пыталась превратить его в свинью. Правда, мы уже выяснили, что Цирцея или Кирка - это просто царица Таврии, которой была жена Тесея Рада. После этого Улис умудрился угодить в настоящий плен на целых 7 лет к нимфе Калипсо, которая будто бы родила от него двоих детей. Потребовалось личное вмешательство Зевса Вседержителя, чтобы Калипсо согласилась отпустить его со своего мифического острова к милой Пенелопе. Когда же, наконец, добрался до родной Итаки, хотя в реальности - до Тамани, застал там ужасающую картину бесчинств сотни женихов, добивавшихся руки его верной жены Пенелопы. А поскольку Улис был не только герой, но очень горячий, он организовал массовое убийство женихов, которое совершил собственноручно при помощи своего сына Телемаха-Неоптолема. Одиссея заканчивается счастливой любовью Пенелопы-Деидамии и примирением с родственниками погибших знатных женихов. Занавес. Но по другим данным, Улис был вынужден покинуть Итаку из-за непримиримости тех самых родственников, и скитался в чужих краях до конца жизни.
  На самом деле, никакого такого массового убийства женихов, как и их предыдущего разгула, да и их самих в том смешном качестве и невероятном количестве, не могло быть вовсе. Всё это, как и ненавистное прозвище Одиссей, придумали про Улиса его враги. Вспомним, что на самом деле легендарной Итакой для Улиса была Амазония. Единственная страна с реальным равноправием женской и мужской частей населения, причём первая во всех вопросах супружества, родственных связей, наследования имущества и верховной власти была приоритетной и определяющей. Пенелопа-Деидамия была чистокровной царевной-дочерью при живой верховной царице Пентесилее и каком-никаком царе Ликомеде.
   С нимфой Калипсо, в плену у которой Улис прожил на её острове 7 лет, тоже всё было по-другому. Начиная, само собой, с двух детей, которых Калипсо ему за это время будто бы родила. То, что всё было не на таинственном острове, а на восточном берегу Таврии, ещё ладно. Кстати, там еще в средние века после известных событий находилось селение Нимфос. То, что Улис не мог покинуть это место без разрешения Перуницы - тоже понятно. Ещё до Троянской войны он честно заработал 15-летний срок, кровно обидев Девану-Артемиду. Самое главное - нимфа Калипсо вовсе не была той нежной эфироподобной богиней, образ которой смакуют поэты. И звали её не всегда так. Но это уже - не то сказание...
  
  
  Часть 3
  Книга Перемены Мест
  Локи Хорс []
  
  
  Ом Мани Падме Хум
  Народная мудрость
  
  
  Из всех Богов больше всего сплетен и наветов досталось на долю Локи. Его обычно считают хитрым, двуличным и коварным трикстером, а то и просто злодеем всех времен и народов. Люди предпочитают не вспоминать другие его славные имена, как Волх, Хорс, Гор, Гермес, Меркурий или, хотя бы, Лодурр. Не помнят его славные дела даже из исландских саг под именем Локи: как он много раз спасал Фрейю, Тора, Одина и других Богов, не говоря уж о таких сокровищах, полученных Богами от него, как молот Тора Мьёлльнир, копьё Одина Гунгнир, корабль Скидбладнир, кольцо Драупнир и вепрь Гуллинбурсти. Кстати, и волшебное ожерелье Брисингамен, дарующее хозяйке неотразимое очарование, добыл у четырёх гномов для Фрейи именно Локи, за что Фрейя и обучала Локи женской магии сейдр. Разумеется, дикие вёльвы позже напели, будто Фрейя добыла это ожерелье у гномов, переспав с каждым из них в течение четырёх ночей, а Локи потом выкрал у неё это ожерелье по приказу Одина. Больше всего эти странные дамочки любили распускать нелепые сплетни именно про Локи, по наущению теперь уже известно кого. Например, будто три года перед войной асов с великанами Ётунами жил он в Ётунхайме мужем великанши Ангрбоды и та родила именно от него гигантского змея Ёрмунганда и чудовищного волка Фенрира, сыгравших, как известно, решающие роли в Рагнарёке и гибели Богов. Мало того, даже его славные дела, когда он, скажем, спасал Богиню Фрейю от инеистого великана, обставляют совершенно безумными обстоятельствами: будто бы для этого он в образе прекрасной кобылы соблазнил волшебного жеребца Свадильфари того самого великана. Тем самым он сорвал великану своевременное окончание строительства Божественных укреплений в положенный срок, за которое те самые невинные Боги обещали ему отдать Богиню жизни Фрейю. При этом только Локи натурально пострадал, забеременев, выносив и родив волшебного восьминогого коня Слейпнира, на котором, к слову, сам Верховный Бог Один потом и ездил, долго и счастливо. Кстати, считается, что Ангрбода родила от Локи ещё одно хтоническое чудовище - дочь Хель, которая стала Богиней царства мёртвых и также вроде бы приняла активное участие в Рагнарёке не на той стороне. По сравнению с этими достижениями, другие его похождения выглядят как чуть ли не милые шалости и чудачества. Как будто бы однажды он случайно сжёг колдунью-великаншу, а потом не удержался да и съел её сердце, чтобы завладеть её магической силой, полученной от той же Богини Фрейи. В свете вышеизложенного уже даже не кажется удивительным, что от съеденного сердца колдуньи Локи забеременел, по необходимости поменял пол, и через положенный срок родил прелестную девочку. Которая, правда, вот беда! - стала родоначальницей всех ведьм на свете. Как ни странно, именно эпизод с сердцем колдуньи почти правдив, в отличие от множества других сказок про Локи. Разумеется, никакого участия в рождении змея Ёрмунганда и волка Фенрира он не принимал. Да и великанша Ангрбода - полностью выдуманный персонаж, придуманный, правда, по мотивам его реального увлечения Богиней Кали, которое обернулось для него долгой бедой. Но вот та прелестная девочка, которую он родил от сердца колдуньи, была та самая Хель, которую потом стали называть дочкой несуществующей Ангрбоды и придумали кучу других, не столь безобидных небылиц. И ладно бы была Хель в этих сказках просто Богиней царства мёртвых, или даже родоначальницей всех ведьм на Земле, что уж точно никак не возможно. Не удержались даже от лживых внутренних и внешних характеристик. Например, не в силах называть её красивое лицо уродливым, придумали, будто одна половина тела у неё красная, другая - синяя, а ниже пояса она покрыта трупными пятнами. Будто по характеру она злобная, жестокая и вероломная, а встреча с ней сулит неминуемую смерть, да ещё и мучительную. Когда придумывают и активно продвигают такое про милую и душевную девушку, пусть и живущую, по некоторым причинам, в подземном мире, любой непредвзятый уверится, что за этим стоит что-то другое и особое. А всё дело в мести за само её рождение. Ведь не было никакой случайно спалённой колдуньи Богом Локи, сердце которой он съел якобы для того, чтобы овладеть её магической силой особой женской магии сейдр, которой будто бы обучала её сама Богиня Фрейя. Колдунью эту, как-то так вышло, Фрейя ничему подобному не учила. А вот всего двоих богов мужского пола за все времена, Локи и Одина, Фрейя как раз-таки и без этого обучала той самой женской магии сейдр, и, судя по некоторым отзывам, можно представить себе, чему в том числе они у Фрейи научились. Просто колдунья та была вовсе не случайная, а сама Богиня Гулльвейг, личная подруга и наперсница великой и ужасной Богини Кали. Именно Богиня Гулльвейг внесла в мир людей и Богов дух наживы, власть золота и культ денег. Именно эта зараза и стала зародышем и причиной всеобщего разложения и деградации. Боги знали, что её нельзя убить, но не могли не попытаться. Как всё самое неприятное, поручено это было вестнику Богов Локи, который единственный имел какие-то шансы с ней справиться. Локи не подвёл и придумал, как её уничтожить. Для этого мало было суметь её убить, но надо было съесть её сердце. Но этим, как известно, дело не кончилось. Локи мог от бремени избавиться, но тогда бы растворившийся в нём Дух Гулльвейг захватил бы всю его сущность. В результате родилась Хель - по самой природе своей существо двойственное, и борьба за неё стала высоким смыслом многих сил. Вплоть до Рагнарёка.
   Бальдр Жель []
  
  В прорицании Вёльвы оглашено, будто Рагнарёк наступит вслед за последней битвой в долине Вигридр между Богами и хтоническими чудовищами. С Одином сразится сам чудовищный волк Фенрир, его чудные детки Сколь и Хати схватят Солнце и Месяц, мировой змей Ёрмунганд вызовет наводнение и сразится с Тором. Пока они и другие славные парочки друг дружку убивают, из царства мёртвых Хелльхейм приплывёт корабль мертвецов Нагльфар в качестве сторонних наблюдателей. В это время вылезет сам Сурт с пылающим мечом и всё и всех сожжёт. В общем, все умерли. Неужели ради такого бреда Один специально оживлял ту самую Вёльву? Ясно, что все эти сказки - отвлекающие. От настоящей компании лжи. Во время которой Боги вымрут сами, не дотянув до Рагнарёка.
  Отсюда всё и пошло. Ведь сказано, что Сет со множеством имён - отец лжи, а Кали-Лилит-Дурга - мать лжи. Об этом и прямо говорит имя Дурга, которое означает Дурная Голова, то есть, призвание дурить головы. Начали с прорицателей и, не боюсь этого слова, прорицательниц. Поскольку сивиллы, вёльвы и прочие экстатические дамы выглядели более эстетично и ярко, чем аналогичные ребята мужеского пола. Правда позже, в эпоху принудительной дефеминизации, тех повысили в ранге и стали именовать не иначе пророками. Но в это время акценты уже начали смещаться в сторону художественного слова, и в дело Шалтая Болтая вломились эпические художники и поэты. Для систематизации тех и других в нужном ключе вступили историки. Теперь вообще всё упростилось и ложь из любых источников успешно воспринимается непосредственно безо всякой сложной подготовки, в виде общего потока бес-сознания. Родились Средства Массовой Информации. Для умножения лжи.
  Так полезная божественная функция Йамы как проводника мёртвых, именуемая у кого-то Анубисом, у других - Хароном, превратилась в страшнючего Бога Смерти Яму. Именно тогда, когда атрибуты и обязанности Йамы были заботой Бога Локи. Богиня Нави Марена, охраняющая Грани Миров и чистоту непроявленного мира, была объявлена, в силу примитива выдумщиков, Богиней Смерти Марой. Чтобы закрепить эту, не слишком убедительную версию, придумали забавную сказку о том, как Будду Шакьямуни перед просветлением искушал злобный Бог Смерти Мара в окружении своих похотливых дочерей. Для полноценного совмещения с первой богиней смерти этому божку в данном эпизоде забыли поменять пол, но для массового бес-сознания - и так сойдёт. Одно лишь во всех этих вертушках осталось верным: Марена и Локи были и остались соратниками и друзьями.
  А вот Светлейшему Солнцу не повезло: пока его функции олицетворяли Ра, Семаргл и Хорс, всё было в наших мифах пристойно. Но в разгар Кали-Юги, когда Солнце представлял Тарх Перунович Даждьбог, силы зла разгулялись в сознании людей и извратили там всё - и его представления, и его учение, даже день Рождества Солнца, который праздновали раньше 25 декабря все люди - и тот отменили, напридумав совершенно иных сказок.
  Если всё же попытаться вернуться к сказу о Локи, то легко убедиться, что ключевой сказкой в компании опускания Бога Локи стали не его выдуманные начала в рождении хтонических чудовищ, и даже не инициация и активное участие в Конце Света, а его мнимое участие в гибели Бога Бальдра, сына Одина и Фригг. Этот Бог Весны и Эфира, известный также как Адонис и Аттис, хоть и был напрямую связан с умирающей и возрождающейся природой, и даже несмотря на то, что был чист душой и безумно приятен в общении, всё-таки не относился к кругу главных Богов. Когда опять-таки колдунья-провидица предсказала Бальдру, что он погибнет от руки брата, слепого Бога Хёда, мама Бальдра, Богиня Фригг, взяла клятву у всех живых существ, камней и растений, что они не причинят вреда её сыну. Вот только омелу злонамеренный Локи спрятал, сделал из неё стрелу, а потом обманом вынудил Хёда выстрелить ей в сторону Бальдра. Стрела насмерть пробила сердце. Бальдра и тут ещё можно было спасти, предложив царице мёртвых Хель выкуп. Хель согласилась оживить Бальдра при одном условии: если весь мир будет о нём плакать. Боги натурально разошлись по миру за нужными отзывами. И кто-то из них встретил великаншу Тёкк, которая сказала, что не будет плакать по Бальдру. Так Бальдр остался в царстве мёртвых. Само собой, в ту великаншу Токк предусмотрительно превратился сам Локи. Непонятно, правда, почему в великаншу, а не в великана? Видимо, чтобы подчеркнуть его злонамеренность. И тогда уж бедному Локи досталось по полной. Боги в момент забыли все заслуги и услуги Локи, привязали его к скале кишками его собственного сына, которые предварительно выпустил у того другой сын Локи, намеренно превращённый для этого Богами в злобного волка. А чтобы мучений было побольше, заботливо подвесили над головой ядовитую змею, яд которой прожигал ему кожу и вызывал его содрогания, которые, кстати, и считались причинами землетрясений всего Мидгарда. И единственное, чего эти милые Боги не смогли лишить Локи - это беззаветной любви его единственной любимой жены Сигюн, которая с тех пор всегда держала над ним миску, в которую пыталась поймать весь яд той самой змеи.
   Локи и Змей []
  
  Между прочим, Сигюн у древних скандинавов означает Победная, но скудность нордического мифа о ней порождает чёткую уверенность, что в ней, как и других Богах северной мифологии, скрыта более глубокая оригинальная традиция. В реальности Сигюн - родная сестра Фрейи. Пришедшая в Асгард от племени Ванов Фрейя - это Богиня жизни Жива, дочь Лады и Сварога, вечно юная царевна царства Явь, воительница и глава божественных поляниц-валькирий. Известна также как Афина Паллада - дева-воительница Олимпа, Богиня разума в западной традиции. Сигюн на самом деле - Богиня Любви Леля, известная также и как Афродита. Остаётся выяснить, что Бальдр - это не только Бог Эфира Жель, но и Бог Весны Лель и племянник Лели, он же - Адонис в более поздних источниках, как к одному из основных мифов Асгарда не остается никакого доверия. Более того, Один не только приходился Локи шурином, но они были кровными побратимами, и потому причинить любой вред сыну Одина Бальдру было бы для Локи немыслимо. Некоторые скажут: подумаешь, в древние времена и люди, и Боги были гораздо менее щепетильны в вопросах крови и родства, жизни и смерти, а многие из них - попросту кровожадны. Но это - неправда, которую тиражируют злонамеренно: именно в более древние времена, в начале Кали-Юги, к жизни относились гораздо более трепетно и бережно. А уж о сравнении отношения людей и Богов к вопросам чести тогда и в нынешние времена можно вообще ничего не говорить...
    []
  
  Но это - ещё не всё. Главное - что Бог Локи является для Богини Хель родной матерью, как бы дико это не выглядело. И не надо спрашивать, причём тут опять этот казус? При том, что приключения Бальдра и Хель - это, вопреки Тёмным, - не летопись предательства, гибели и скорби. Это - песня светлой и чистой любви! Даже северные источники не отрицают, что Бальдр ушёл в Царство мёртвых к Хель. И даже придумали сказку о том, как доблестно Боги пытались его оттуда вызволить, чему помешала, дескать, только злобная великанша Тёкк, в образе которой выступил, конечно же, сам Локи. Но умалчивают о том, что Бальдр вообще не погибал, а ушёл в подземное царство Хель добровольно, по большой и глубокой любви. И с тех пор только и является тем самым настоящим Богом Весны и расцветающей природы, который по весне появляется на земле и самим собой ту весну и знаменует, а осенью уходит под землю к своей любимой Хель. Хель, в силу своего тёмного происхождения от Царицы Ночи Гулльвейг, которая, если разбираться в парадоксах, является Богине Хель скорее отцом, не может жить на солнечном свете. Но иногда навещает своего любимого на земле, особенно в Новолуния. По правде сказать, Бальдр-Жель тоже имеет глубокие родственные связи с Навью. Ведь его мама, Богиня Фригг-Перуница, супруга Одина-Перуна, является урождённой Дивой, дочерью Дыя и Дивии Лунной, властвующих в Подземном царстве.
   Саму Богиню Хель в союзе с Бальдром стали называть Нанна, что означает просто мать, а кое-кто даже стал считать Богиней плодородия. Их сын Форсети, стал не больше - не меньше, Богом справедливости и правосудия. В общем, сказ о Бальдре и Хель напоминает известную легенду Велеса и Сиды Вилы Азовы, но это, в отличие от множества других двойников в мифах - всё-таки разные личности. И они даже знакомы и дружат... Так получилось, что Хель - родная внучка Велеса-Осириса и Азовы-Исиды, только у них было наоборот: Велес потерял способность жить на солнечном свете, и Азова перебралась к нему в подземное царство. Но путаница вокруг Бальдра и Хель на этом не закончилась: очень скоро, с подачи известно кого, их самих стали путать. Могучий Бог светлого эфирного пути Жель с северным прозвищем Бальдр и детским именем Лель незаметно в людских источниках стал упоминаться как Тёмная Богиня скорби и царства мёртвых по имени Желя. И теперь Жель - это Желя, а Хель как бы и нет вовсе, а сама Желя - достаточно жутковатый персонаж. Поэтому сама Хель предпочитает теперь имя Хелен, что на некоторых новых языках - та же Елена. Это она делает ещё и из искренней симпатии к Елене Прекрасной, с которой они с некоторых пор дружат. И как всегда, дело здесь не в путанице имён или названий мест. Как первое, так и книга перемены мест имеют прикладное значение. Например, подземное царство, царство мёртвых, чистилище и Навий Мир - это абсолютно разные вещи, которые и местами-то назвать можно лишь условно. Главное - это наступление эры смешения понятий, которая и есть та самая Кали-Юга.
  
  
  
  Часть 4
  Елеон
  Хель []
  В фильме должны быть начало, середина и конец -
  но не обязательно в этом порядке
  Жан Люк Годар;
  
  
   Я уже не удивляюсь заметной потере памяти в следующий приход. Можно понять, как не помнят меня. Главное - чтобы меня узнала она. В этот раз я родился не так далеко от Сердца Мира, в какой-нибудь тысяче-другой километров. На дворе был конец Кали-Юги, и поэтому из меня все с малых лет дружно стали выбивать ту детскую дурь, как её себе честно представляли. Все дети лет до пяти видят мир образно и придают небольшое значение словомешалке именно потому, что мешает, разве что временами, как забавной игре, помогающей менять некоторые части мира. Впрочем, взрослые первым делом пытаются доказать, что это невозможно, и обычно достигают успеха, поскольку вкладывают в дело разрушения всю страсть своего несбывшегося. В целом я рос вполне вдумчивым и спокойным ребёнком, и поэтому рано научился маскировать, что я вижу и понимаю на самом деле и, наоборот, время от времени показывать, как вовремя можно на публике сказать что-то банальное, но вызывающее от неожиданности чуть ли не восторги и умиление. Видимо, имя Владимир также способствовало некоторому конформизму. Как я потом выяснил, оно означает владеть миром не в смысле его иметь, управлять или повелевать, а ладить Мир и с Миром ладить, то есть, пытаться быть с Миром в Ладе. В общем, ВЛадеМир во всём мире.
  К тому времени люди уже давно додумались до системы образования, которую пока честно называли средней школой, целью которой было воспитание нового человека труда, то есть индивидуума, имеющего средний набор знаний обо всём, что не мешало бы ему считать труд основной ценностью бытия. Для того, чтобы в бытии основное место занял быт, мир предложили считать материальным, впрочем, допуская некоторые вариации. Большинству быт ограничили прожиточным, но предложили считать главным не его, а цель. Цель заменили будущим, которое приблизить можно только упорным трудом. Процесс такого труда предложили считать духовным, но, во избежание недоразумений, объявили дух менее важным, чем материю. Для тех, кто в этом сомневался, оставили возможность думать об этом когда-нибудь или под чутким руководством. Другим отладили систему распределения. В общем, учился я в этой системе вполне успешно, не слишком напрягая и развивая как душу, так и тело, и оставляя дух, как водится, сторонним наблюдателем. Поэтому можно считать, что главная задача про меня кем-то решалась приемлемо. То есть биоробот из меня получался вполне справный. Даже в университете сознание, вроде, временами просыпалось, а дух так и не включился. В таких случаях приятнее думать, что всё это не просто так. Например, в прошлом воплощении крупно повздорил с какой-нибудь тёмной сущностью, вот дух-то и отшибло. Но это не отменило задачу маскировки. А для того, чтобы искры сознания не проскакивали слишком явно, приходилось применять некоторые опасные средства. К примеру, алкоголь. И оставалось помнить лишь, что не за то цыган цыганёнка бил, что играл, а за то, что заигрывался. К счастью, моменты просветления таки бывали. В один из самых светлых из них я женился на Тане. Или она куда-то за меня вышла. Далее пришлось бегло выполнить последовательность некоторых мер, которые, считают необходимым набором для более комфортного существования биороботов. Срубить дерево, сжечь пару домов, посадить сына - что-то ещё упоминают обычно про людей мужеского пола. То есть для тех биороботов, которые не обладают способностью непосредственного воспроизводства из самих себя себе подобных, что, как считается во всех религиозных системах, само по себе освобождает тех, кому с этим повезло, от необходимости любого другого смысла. Кроме того, остальные, по данным некоего академика, наделены дополнительной массой мозга, которая закинута им в голову неким довеском, но даже не в награду или наказание, а в качестве дополнительной повинности развить что-нибудь новое и полезное для всей восхищённой популяции. Так вот, если это не получается в силу каких-нибудь обстоятельств, то считается вполне достойным удовлетвориться тем самым списком про дерево и всё остальное. Правда, в процессе материализации того списка теперь считается нормальным задвинуть куда-нибудь нормальные понятия о чести, достоинстве, благородстве и прочих глупостях, которые любая религия собирательно называет гордыней, а опираться, по вкусу, либо на чисто материальные, а попросту скотские законы и запросы, обязательно с частицей за-, либо на якобы духовные установки, диктуемые какой-нибудь религией. Разновидность таковой не имеет значения: будь то талмудизм, христоторговля, славянофилизм или какая угодно модная шизотерика. Сюда же, разумеется входит и так называемый атеизм как вполне солидный вид современной религии. Разумеется, продвигают это по всему миру отпетые негодяи, которые даже хуже, чем просто политики, хотя многие считают, что это невозможно. Отдельной и зачастую красочной разновидностью божественного бреда является так называемая наука, а её учёные жрецы осчастливили других подельников эпической вестью, что бред надо начинать с постулатов, которые и доказывать не обязательно.
  В общем, совершенно понятно, что именно на этом меня и прихватили. Видимо, все мои попытки научных изысканий или технологических трудов были мало кому интересны, так называемые бизнес и политика и без того всегда мне были омерзительны, а вот то, что моё безобидное и непритязательное хобби по собиранию некоторых сказок кого-то всерьёз заинтересовало, не могло не затронуть каких-то остаточных слабостей у меня внутри.
   Ко мне обратилась литературная агентша. Говорят, такого рода новомодные словечки называются феминизмами или как-то так. Но как её называть агентом, если на встречу в кафе пришла с виду миловидная молодая девушка со светлыми волосами и большими серыми глазами, стильно одетая, хотя в этом я понимаю немногим больше, чем в феминизме вообще. Её можно было бы назвать симпатичной, но смотрела она как-то отстранённо и небрежно, и даже изредка проявляемый во взгляде интерес больше напоминал мимолётное любопытство к какому-нибудь предмету обстановки. Она назвалась Майей и после заказа кофе начала что-то деловито излагать. В числе прочего она сообщила, что ей поручено предложить мне напечатать книгу. Мало того, продвигать все последующие мои произведения. Честно говоря, когда-то это вполне могло меня заинтересовать. Но сейчас мне было скучновато. Что вызвало какие-то признаки досады у моей визави. Настолько, что она свернула какие-то дежурные комплименты и поставила вопрос ребром, что-то насчёт моего согласия. Мне пришлось сообщить, что я-то не против, но как-то не очень понимаю, в чём прикол. В выгоду проекта, уж извините, как-то не верю, а уж в бескорыстное увлечение их уважаемого издательства такими вещами не верю ещё больше. Тут она как-то и сама попригасла, по ходу, видать, сообразив, что смущать меня в ответ посулами или даже намёками на личную славу или выгоду - так же бессмысленно. Тут мне, как всегда, стало неудобно расстраивать даму, и я сказал, что, дескать, ладно - где-нибудь же надо мне печатать, так почему бы и не у них. Вот только никакого редактирования своих текстов, планов на производство последующей продукции и какой-либо монополии на свои такие ли - сякие ли опусы я не допускаю. На это она заметно оживилась, уверила, что они на всё согласны, и даже с некоторыми уточнениями. Редактировать или проверять меня никто не собирается, равно как и ставить какие-то планы и условия, но, если я захочу, могут бесплатно предоставлять мне любых помощников для печати, правки, иллюстраций и даже сырых текстов на любую тему. На эксклюзив они тоже не претендуют, но готовы при любом предложении со стороны дать тройной ответ по тиражу, гонорару или рекламе. После этого я как-то не нашёл более причин отказываться. Тут же подписали договор о намерениях. За сим и расстались. Вот только смутное чувство, будто я где-то иль во что-то не въехал, почему-то осталось. Мелькнула мысль: надо было какую-нибудь литературную премию попросить для начала. И с удивлением показалось, что это бы их не остановило.
   Книга вышла очень быстро. И с этого момента что-то изменилось. Нет, никакой-такой славы на меня не навалилось - ни юных поклонниц, ни модных тусовок или скучных интервью. Да и денег каких-то, судя по продажам, ожидать не стоило. Вот только всё стало как-то легко получаться. Дела, которые раньше считались трудными и скучными, или не и, а потому что, вдруг стали делаться сами собой и без заметных усилий. Что казалось тревожным или не известным, становилось спокойным и ясным. Даже здоровье стало улучшаться: кровь пришла в норму, высокое давление перестало беспокоить, и даже рубец на сердце стал почему-то уменьшаться.
   Акаша []
  
  Через некоторое время моя литераторша Майя, как я её называю, пригласила меня в ресторанчик обсудить какие-то издательские дела. Подробности меня не интересовали, но я был рад новой встрече, поскольку всегда был слаб на любую таинственность, которая в данном случае была в избытке. И она меня не разочаровала. И дело было не только в её внешности, хотя на этот раз она предстала в совершенно ином облике. На этот раз не было никакой преуспевающей секретарши в дорогом и строгом костюме. Теперь это была средневековая почти светская львица, вот только длинное серебристое блестящее платье было немного чересчур облегающим, не слишком открытым, но излишне подчёркивало античное совершенство форм и какую-то невероятную гибкость движений, которую можно было назвать почти змеиной грацией. Причёска не жгучей брюнетки и макияж также были безупречны, а умеренный набор украшений мог вызвать оторопь у истинных ценителей драгоценностей. Всё это чудо венчало красивое юное лицо с большими почти детскими глазами, истинное выражение которых можно было разглядеть только вблизи.
   Разумеется, она выглядела странно в этом маленьком и совсем не шикарном ресторане, с приглушёнными светом и музыкой, с немногочисленной и непритязательной публикой. Пока она со своей змеиной грацией проходила к моему столику, все присутствующие обоих полов смотрели на неё во все глаза, да и я, честно говоря, был вполне ошарашен. Она была здесь попросту неуместна, и у меня даже мысли не помещалось, что всё это представление - ради моей скромной персоны.
   Всю деловую часть мы обсудили за пять минут за бокалом ординарного красного сухого чилийского вина. Она что-то такое предлагала, я с этим всем соглашался, точно не помню. А вот дальше всё пошло, как в дурном кинофильме. К нашему столику подошли три здоровых мужика разных национальностей и степеней опьянения. Один из них пригласил Майю на танец. Она сказала, что не танцует. Тогда он начал настаивать, и даже говорил, что научит. На это она попросила его пойти кого-нибудь поучить в другом месте. После этого он повысил голос и пообещал разобраться с ней и её хахалем. Я всё это время прикидывал, в какое количество травм всё это обойдётся мне, поскольку справится с ними тремя представлялось проблематичным. И тут он взял её за руку. Это было ошибкой. Майя выставила другую руку ладонью вперёд и сделала лёгкое движение по направлению к его голове. Он как-то нелепо подлетел и продолжал движение, пока не остановился головой у барной стойки. Второй сделал было шаг вперёд, но теперь уже свободной первой ладонью, Майя отправила его в полёт в другую сторону. Но самое удивительное было с третьим. Он вдруг бухнулся на колени и залепетал: "Извини, Королева! Не признали!" На что Майя почему-то благосклонно кивнула и обратилась ко мне с разумной репликой, что здесь как-то не комфортно, и нам, видимо, пора. Я закрыл рот, почти в фигуральном смысле, и мы без дальнейших приключений ушли.
   Кстати, если кто-то подумал о продолжении вечера в любом смысле, так этого не было. Мы благополучно разъехались в разные стороны. Вот только я потом долго мучился: что это было? В случайности я уже давно не верю. В такое соблазнение меня - как-то тоже. Тогда зачем была эта демонстрация? Ведь она даже не удосужилась изобразить применение каких-нибудь боевых искусств. Остаётся догадаться, к чему же склоняют. Значит, надо ждать продолжения.
   Через пару дней я уже вовсе не удивился, когда Майя позвонила и хорошо поставленным, но уже, к счастью, не таким томным голосом пригласила меня снова в ресторан:
   - Не волнуйся, в этот раз всё будет тихо-мирно.
   - Вот-вот, это как раз пугает больше.
   - Брось! Просто наш главный... редактор хочет с тобой познакомиться.
   - И сделать предложение, от которого я не смогу отказаться?
   - Это уж, как пойдёт...
   Фенрир и Мировой Змей []
  
   А пошло-то сразу не очень. То ли встал я не с той ноги, то ли мужик совсем не понравился. Хоть и выглядел он весьма представительно и вполне вальяжно. Было в нём как-то всё слишком правильно: почти красивые, но какие-то не запоминающиеся черты лица, спортивная фигура, подчёркнутая дорогим костюмом, но без какого-нибудь пошлого недешёвого галстука, даже видимый возраст играл на некоего обычного профессора с непременной сединой в коротких волосах и усталой мудростью взгляда. Майя снова была в своём почти строгом костюме весьма умеренной длины и изысканных розовато-серых тонов, но от каких-то безумно дорогих карденов. Как зовут профессора, я забыл почти через минуту после представления. Впрочем, вскоре стало не до того. Для начала он предложил написать книгу. Роман. Про Конец Света.
   - Вы же не считаете меня профессиональным литератором?
   - Боже упаси! - усмехнулся он. - Профессиональным литераторам и, в первую очередь, их низшим кастам - историкам, журналистам и церковникам - я бы не доверил написание даже собственных некрологов.
   - И у меня нет ни стиля Иоанна Богослова, считающегося автором Апокалипсиса, или Стурлусона, будто бы описавшего Рагнарёк. Да и знаний специальных явно не хватает.
   - Не беда. Те стили сейчас и не в моде. А литературой мы тебя обеспечим такой, какую никто из современных авторов и не видывал.
   - Кроме того, мне нужно подумать.
   - А вот на это у тебя будет времени более, чем достаточно.
   - Я имел в виду подумать над согласием, а не композицией, - начал я. Но закончил уже совсем в другом месте.
   Почему-то оказался на берегу моря. Я сидел на песке недалеко от ленивого прибоя и пытался собрать мысли в кучу. Вечерело, было тепло и безветренно. Невдалеке виднелись невысокие скалы среди зелёных деревьев.
   Я пошёл в ту сторону и очень скоро набрёл на уютный вход в какую-то пещеру. Рядом был прогоревший костёр, в котором какая-то девушка ворошила тлеющие угольки под небольшой жаровней с вкусно пахнущим мясом. Когда она обернулась, я её почти узнал. Почти, поскольку она была очень похожа на Майю. То, что на ней была весьма живописная туника вместо прежних костюмов, это бы ладно, как и иссиня чёрный цвет волос, но лицо, будучи очень похожим, чем-то неуловимо отличалось.
  - Здравствуй, знакомая незнакомка! Как тебя величать? Если, конечно, не Майей?
  - И тебе добрейший вечерок, мил человек! Можешь называть меня Акаша.
  Тут у меня в голове завертелись какие-то нелепые фильмы и вырвался не менее глупый вопрос:
  - Уж не та ли Акаша, которая описана и показана как Королева Проклятых, родоначальница вампиров и прочая и прочая?
  - Это как тебе больше нравится. Но ты бы лучше вспомнил о чём-нибудь более важном. Например, о Хрониках Акаши.
  - Но ведь это - совсем о другом! О Мировом Эфире как праматерии Вселенной?
  - О, ты не вполне безнадёжен! Впрочем, как сказано, времени у тебя будет достаточно для получения любых знаний. В пещере есть большое помещение с оптимальным микроклиматом и обширной библиотекой, включающей как известные редкости типа тридцати четырёх Евангелий или переводов полного собрания русско-индийских Вед, так и такие издания, о которых никто даже не подозревал.
  - Ух ты! А ты теперь моя личная надсмотрщица! Круто! У меня в жизни такого не было!
  - В этой жизни, возможно. Но я бы предпочла термин смотрительница.
  - Как смотрительница маяка? Как же, как же, помню... И свет во тьме светит, и тьма не объяла его... Или как-то так.
  - Шутишь - это хорошо. Но эта шутка - не очень. Тебя никто не держит. Иди куда хочешь, когда и с кем пожелаешь. Правда, остров небольшой и необитаемый, да и находится неизвестно где и посещается неизвестно когда. Ну так, везде свои недостатки!
  - Тогда я буду называть тебя Калипсо. Правда, я не очень хорошо представляю себе, кто такие нимфы. И потом. Улис отбывал у Калипсо законный остаток срока заключения. По легенде, семь лет. А мне-то за что? И сколько?
  - Всё зависит только от тебя! А я просто живу здесь.
  Это мне что-то смутно напомнило, но крыть было нечем.
  И потянулись дни за днями, недели за неделями. Потом и время сбилось.
  Вообще-то я люблю читать. Но до одури ещё не приходилось. У меня всегда чтение заканчивалось, когда иссякало любопытство. И его надо было как-то воскрешать, если ещё что-либо почитать было необходимо. Но здесь, чем больше я вникал в тему, тем меньше у меня оставалось интереса. Я не вижу никакого божественного смысла делать из Конца Света какой-то спектакль. Ну, не получилось. Хотя и не вполне понятно, как может что-то не получиться в претворении Божественного замысла? Стереть всё под корень и попробовать заново. Первый раз, что ли? Есть множество признаков, что не впервой. И, скорее всего, так втихую и делалось. Это уж потом новые церковники выдумывали сказки про Армагеддон, Ноев Ковчег и прочую экзотику. А уж в некоторых случаях жители сами увлечённо уничтожали себя каким-нибудь ядерным или подобным оружием, безо всякого божественного участия или даже явной чертовщины. Я говорю про жителей, поскольку вовсе не обязательно они были людьми. Мало того, у меня возникли большие сомнения и на наш счёт. И дело не только в том, что четыре расы на планете имеют достаточно различий, чтобы утверждать, что у них кардинально разное происхождение, а вместе сведены у нашего Солнца только потому, что гораздо больше общих признаков, что допускает межвидовое потомство и, следовательно, какое-то продолжение неизвестно чьего эксперимента. Есть и забавные гипотезы о том, что женская и мужская части населения - из разных звёздных систем. Что становится менее забавным, когда становится известно, что уже давно все хромосомы человека непрерывно деградируют. А если учесть, что у женской половины 46 икс-хромосом, а у мужской - 45 тех же икс- и только 1 игрек-хромосома, то дальше - одна арифметика и ничего личного: через какую-нибудь сотню-другую лет дети мужского пола просто перестанут рождаться. Впрочем, до этого мы, скорее всего, просто не доживём. Хотя мозг человека только за последние сто лет уже в среднем уменьшился на пятую часть.
  Но больше меня потрясло другое открытие: человечество не едино ещё и потому, что большая часть людей - биороботы. То есть, в какой-то степени, все люди - роботы. Во всяком случае, все части физического тела - всего лишь элементы конструкции. Например, мозг не рождает мысли, а лишь принимает идеи из ноосферы и как-то систематизирует. С бессмертной душой церковники тоже всё сознательно напутали. Душа есть у каждого биоробота и у всех животных, чтобы управлять биомассой. Единственное, что отличает от них Человека как Дитя Божие - Дух Божий, он же - Живатма, Атман или по-другому, как его не назови в любой системе представлений. И самое трагичное, что Дух может покинуть не только ставшее бесполезным тело, но и негодную душу. Поэтому бездуховный негодяй - это всего лишь биоробот, который таким не родился, а по жизни утратил Божественную искру из-за негодности души. Правда, я так и не понял, хотя и хотелось бы надеяться, возможна ли обратная эволюция биороботов с обретением Духа и превращением в человека. Ведь большинство из них такими и родились.
   Лаверна []
  
  Но всё когда-нибудь кончается. Так и моё терпение. Начался период подготовки к возвращению. Надо сказать, с моей Калипсо мы уживались вполне мирно. Мало того, что она оказалась хорошей охотницей и снабжала нас свежей дичью, помимо немалых запасов провизии в пещере, но и как собеседница была вполне забавна. Вот только романтические отношения, как у мифического Улиса, у нас не сложились. То есть, она время от времени с удовольствием демонстрировала себя в весьма интересных ракурсах. Но мне не навязывалась. Я же её попросту боялся. И не физического насилия, которое я уже как-то наблюдал воочию. Ведьма способна через постель ввести в полную кабалу как бы вообще без насилия. Кроме того, она явно была уверена, что время играет на неё, и я всё равно от неё никуда не денусь.
  По знакомым созвездиям я определил, что мы были в Северном полушарии. Порывшись в литературе, с помощью некоторых простых приспособлений я определил примерно свои координаты. Результат не удивил и не порадовал: мы были где-то в северо-восточной части Чёрного моря. В общем, курс на север, и - вперёд! Вот только не на чем. Перебрав все возможные варианты, включая плот, сигналы и чудо, я принялся тщательно прорабатывать первый. Меня хватило на целую неделю. После этого осталось уповать на чудо общения. Когда мы встретились с Майей, моего красноречия хватило почему-то лишь на первую фразу, да и то - какую-то жалостливую:
  - Отпустила бы ты меня...
  - Ты еще не дал положительного ответа Велиалу.
  - Я такого не знаю. И потом, для чего вопрос, если ответ может быть только положительным?
  - Не прикидывайся убогим. Да и вопроса не было - было предложение.
  - Ладно. Я согласен. Приятно было быть твоим маяком, Свет очей моих!
  - Ты не убогий, а юродивый, - услышал я напоследок и вдруг оказался дома.
  Интересно, этими вполне достойными словами она обидеть меня хотела или похвалить? Но это ничего не меняло. Мне предстояло дело: долгое, трудное, неблагодарное и, на мой взгляд, вполне безсмысленное. Или бессмысленное. Или и то, и другое. И ведь халтура с ними не прокатит. То есть, то, что выйдет что-то путное, или оно им понравится, было по-прежнему маловероятно. Да и наверняка у них есть ещё волонтёры с подобным заданием. Но то, что всем нам придётся вывернуться чуть не наизнанку, было ясно.
  И снова настали будни, долгие и безпросветные. День за днём я пытался выдавить из себя хоть полстранички, потом неделями не подходил к клаве, потом признавал всё негодным и начинал заново. Название вышло совсем не оригинальным: Рагнарёк. Что для меня означает рок богов. Остальные термины показались либо слишком напыщенными, как Судный День, или узковатыми по смыслу, как Армагеддон, а то и просто нелепыми, как Конец Света, другие же и вовсе не знакомы широкой публике.
  Хуже было другое - три почти очевидных заключения, поставивших проект в нелепое положение: полное отсутствие всякого смысла с каждой из предполагаемых сторон, фактическое начало судного времени задолго до любой предсказуемой даты и до оскомины очевидная скука публики при любой заявленной теме такого рода. Хуже того, наша юная так называемая цивилизация за короткий срок настолько успела пропитаться неправдой во всех областях своего присутствия, что любое описание конца всего этого безобразия необходимо было бы назвать "Апокалипсис Неправды" или как-то так. Действительно, если Откровение Иоанна было больше гороскопом конца пятнадцатого века так называемой новой эры, но оно было хотя бы раскрашено множеством страшилок, которые тогда ещё могли напугать ту самую вконец опустившуюся Европу, особенно, перед лицом нагрянувшей инквизиции. Сегодня в Европе, которая до сих пор считает себя единственной, о ком стоит говорить, любые официальные истинные ориентиры отсутствуют. Никто не понимает смысла любых, будь то тёмных или светлых, понятий - как порок или чистота, изврат или норма, глупость или мудрость, подлость или благородство, ложь или правда, и прочая и прочая. Всё подменили понятием выгоды, которую громко называют целесообразностью, а втихаря признают корыстью. Придумали, или позаимствовали и извратили кучу лженаук, наиболее лживыми и подлыми из которых являются история и физика, а остальных терпят лишь до тех пор, пока они обслуживают первых. Монголо-татарское иго и пирамиды из каменных мегалитов вместо бетона, дарвинизм и теория относительности, - несть числа намеренным глупостям. Мне, как человеку с тёмным химическим прошлым, было особенно обидно за Дмитрия Ивановича Менделеева, чью таблицу химических элементов просто обрезали, выкинув оттуда важнейший элемент Ньютоний - частицу Мирового Эфира. Может, по-ихнему, и всепроникающего Эфира не существует? Да что Эфир? Мировоззрение - и то упразднили, заменив его тупыми и злобными религиозными выдумками.
   Морок []
  
  В общем, в определённый момент я не только понял, но и сознался, что ничего подобного я описывать не буду. Разумеется, вскоре, прямо у меня дома, появилась моя смотрительница Майя-Акаша-Калипсо, или как там её ещё звать.
  - Так-то ты держишь слово, неверный? - произнесла вместо приветствия моя элитная секретарша.
  - Слово моё, я дал - я взял. Чистый форс-мажор и ничего более. Ведь вы меня специально обманули. И потому понятно, кто вы, или кого представляете.
  - И ты не боишься?
  - Боюсь, конечно. Но даже это делать я устал. Никогда бы не подумал, что есть вещи посильнее страха. Ведь всю жизнь был типичным обывателем.
  - И что же, на твой взгляд, сильнее?
  - Скука. Большая Скука. Та, под которой многие понимают смерть. Ту самую, которой нет.
  - Вот как? А вдруг - это я и есть?
  И тут она начала преображаться. Черты лица стали как-то мумифицироваться, одёжка начала размываться из элитно-дизайнерской в смутно-хламидную и реально чёрного цвета. Не хватало длинной косы с устрашающим лезвием, но и та вскоре возникла.
  - Спасибо за представление! - Честно говоря, мне не было весело. Но держаться как-то стоило. Хотя бы, из упрямства.
  - Неужели считаешь, будто я не понял, что грохнуть ты меня могла бы и без таких понтов? Или тебе тоже скучно?
  Она вернула себе глянцево-журнальный вид, но показалось, будто она слегка разочарована.
  И тут сцена стала похожа на банальную театральщину. В комнату вошла моя жена. Сразу вспомнилось, что в западных фильмах в таких случаях сначала я должен сказать: "Это - не то, что ты думаешь!" То есть, считается, что все должны думать в таких ситуациях то же, что и их киношные придурки.
  - Таня, привет! Это - моя очень литературная агентша Майя. Майя! - это моя жена Таня.
  - Привет, Пераскея! Давненько не виделись! - начала Таня, но как-то не понятно.
  - Вы разве знакомы? А что за странное имя? - обратился я неизвестно к кому.
  - И тебе привет, Таня! - выдавила наша гостья, теперь уж и не знаю, как называть её по имени. - Как я могла тебя проворонить?
  - Очевидное иногда кажется слишком обыденным. Или наоборот. В общем - не суть. Этот человек - мой! - заявила как-то очень уверенно моя благоверная.
  Тут сцена снова стала напоминать мне какой-то мексиканский сериал, ни одной серии целиком из которых я, правда, никогда не видел.
  Майя-Пераскея как-то изменилась в лице и, после недолгой немой сцены, начала таять. Пока не исчезла вовсе.
  - Ужель та самая Татьяна? - вспомнил я классика.
  - Я предпочитаю имя Таня. Как имя своей прародительницы.
  - Мне кажется, нам пора всерьёз поговорить! - опять потянуло меня на штампы. Наверное, от нервов.
  - Что ты хочешь узнать, Кисуля? - сладенько начала она.
  - Кто я?
  - Ну, вообще-то, это известный философский вопрос, на который Ошо, к примеру, предлагает отвечать всю жизнь.
  - Хорошо. Начнём с Пераскеи. Неужто та самая царевна из Подземного царства, о которой я читал в наших мифах? Насколько я помню, она вовсю охмуряла Волха-Финиста, чтобы укрепить свою власть, и, заодно, почистить Сад Ирия? То-то она мне напомнила нимфу Калипсо, семь лет державшую в плену Улиса. У неё что, специализация такая?
  - Что-то вроде того. Бедному Локи не повезло с ней дважды - как в образе Финиста, так и ранее, когда был он ещё несмышлённый Лодурр. Тогда его угораздило увлечься самой Кали в образе Лилит. Та лишила его памяти и отдала в рабство великанше Ангрбоде, которой также была Пераскея. В результате совместной жизни они будто бы и породили хтонических чудовищ. Бред, конечно. Но Локи было очень больно. С тех пор эта парочка, Кали со своей подружкой Пераскеей, тем и занимаются: лишают памяти. Как отдельных людей и Богов, так и целые народы.
  - Ух, ты! - А меня кто лишил памяти? Какая-нибудь баба Яга? Надеюсь, не ты? - мне как-то хотелось шутить, но получалось не очень.
  - Сам ты баба Яга! То есть, буквально. Баба - просветлённый уважаемый человек, независимо от пола. Яга - это один из восьми основных путей развития Души в соответствии с Духом. К примеру, мой путь - астральный. У тебя - эфирный. Вот только без памяти это не получается. А с тобой поработала лучшая в этой области - сама Кали, великая и ужасная.
  - Боже! Какая честь! А зачем же было приставать ко мне со своей, то есть, с моей, бульварной литературой?
  - Всего лишь текущий контроль. Ведь лишение памяти, к счастью, не вечно. Даже у людей.
  - Видимо, у тебя-то с памятью полный порядок. А не было идеи просветить и меня?
  - Без конкретной опасности это не имело смысла. Вот и сейчас ты не веришь даже в то, что уже знаешь. И вряд ли поверишь в то, что я тебе расскажу, пусть даже теперь это необходимо. Но просветление наступит - годом раньше - годом позже. Всё необходимое для этого мы делаем. Они больше не придут. А теперь я должна тебя покинуть.
  Вот так всегда - на самом интересном месте! Надо отдать ей должное: никаких внешних эффектов - просто вышла за дверь. Стиль! Когда я выглянул туда через десяток-другой секунд, её уже не было.
  
  И что теперь? Ждать её или просветления? И сколько - день, месяц, год, жизнь? Но терпение никогда не относилось к числу моих добродетелей. Особенно теперь. Какие-либо житейские дела или цели с каких-то пор больше не имеют для меня никакого значения. Идти в монастырь тоже не вижу никакого смысла, поскольку все они связаны с какой-нибудь религией, а для меня таковой ещё не написано. Да и просто отшельничество - это не обязательно лес, скит или пустынь. Когда надо, я чувствую себя одним в любом месте и окружении. Поэтому мне всегда была ближе идея не искать по всему свету Елеон как гору своего восхождения куда угодно, а строить его самому. И дело вовсе не в объёмах, масштабах или количествах. Главное - увидеть хоть малейший просвет, за который можно ухватиться затухающему сознанию. И есть только один помощник для всего этого: не разум, а то самое чувство, даже называть которое не хочется всуе - настолько нас отучили относиться к нему серьёзно или вкладывать в него истинный смысл. Поэтому я и не понимаю до сих пор, чем был её уход - знак, символ, стимул? И от кого теперь ждать помощи? Ведь помощь можно принимать только от тех, кого любишь. К счастью, и уныние никогда не относилось к перечню моих недостатков. Поэтому пора отправляться. Городить свой Елеон.
  
  
  
  МИР УСТАЛОГО СВЕТА
  Свиток пятый

  
  ДОМ УСТАЛОГО СВЕТА

  
  
  Часть 1
   Основания Невозможного
  
   Руна Райдо - Путь []
  
  Уснувшие в реке времени опускаются на ее дно и лежат там, запутавшись судьбой за коряги;
   лишь тех, чья судьба коротка и жестка, как волосы новобранца, может унести течением и выбросить на берег
   - в любом месте, как повезёт.
  
   Макс Фрай, Книга перемены мест слагаемых
  
  
  И вновь мы сидим с Тархом рядышком, небрежно развалившись в креслах, поставленных прямо на солнечной опушке летнего зелёного леса, с лёгким цветочным ароматом и непрерывным щебетом птиц. То есть, о том, что такое нам уже не впервой, я знаю пока со слов родичей и знакомых, пытающихся, по мере сил, восполнять пробелы моей бедной памяти и, по возможности, избегать того, чтоб это выглядело, как общение с больным ребёнком. А уж с Тархом-то общаться как бы сам Бог велел! По легенде, он является мне - не больше и не меньше - сводным братом. О чём я и не преминул его спросить:
  - Правда ли, что Перун - наш общий родитель? И неужели родственные отношения и всё остальное у нас - прям как у людей?
  - Разумеется. Иначе с кого бы они всё это скопировали? - лениво произнёс Тарх, потягивая из бокала какой-то напиток. Само собой, в земных воплощениях у тебя было уже множество родителей, но первоначальные твои батюшка с матушкой - Перун и Дива. Как мои - Перун и Рось.
  - А как же тогда легендарные отношения Даждьбога с сестричками Живой и Мареной? Ведь обе они, в таком случае, - твои родные тётушки!
  - К Живе и Марене я отношусь с нежностью, но в тех мифах, которые ты имеешь в виду, сказано вовсе не про меня. Это про любовь Ивана к Марене. Именно от него и пошло имя Иван, означающее, пусть и в позднем толковании, Дар Бога, то есть, почти то же, что и мой скромный титул Даждьбог, который более точно звучит как Дающий Бог. Кстати, этот титул в своё время по праву принадлежал Богумиру, Будде и некоторым другим просветлённым личностям.
  - И кто были эти просветлённые личности - люди, Ангелы, Боги?
  - Пойми, что разница в этих терминах часто иллюзорна. Если говорить о Богах во множественном числе, не поминая всуе Всевышнего, то реальной разницы между ними и Ангелами нет. Разночтения возникают лишь в контексте происхождения терминов и ассоциаций с конкретными вариантами мировоззрений, особенно, если те привязаны к определённым религиозным системам. Да и люди, если это не биороботы, лишённые Духа, то они - не только дети Божьи в смысле происхождения, но и потенциально - те же Боги. Независимо от того, спят ли они и ждут пробужденья, и насколько далеки они до завершения своего пути Восхождения.
  - Всё это почти понятно. Лишь бы нашёлся кто-нибудь, кто б поделился с каждым жаждущим - как пробудиться и взойти? И, желательно, легко и сразу. Но кто же, всё-таки - тот самый Иван? - не унимался я. - Я его знаю?
  - Узнаешь, когда пора придёт. Достаточно прочитать имя Иван наоборот, чтобы понять, что он имеет прямое отношение к миру Нави. Там он известен как Вей, Бог мудрости и видений, ведунов и весей, предводитель фей, Хранитель Светлых границ, оберег людей зрелого возраста, и прочая, и прочая.
  - Ух ты! Ужель тот самый Вий, кого показал Николай Васильевич?
  - Нет, конечно! Мало того, это и не тот реальный Вий, который является ближним родственником подземного царя Дыя, с которым оба в своё время принимали активное участие в печальных событиях смерти и воскрешения Велеса. А гоголевский Вий, при всём уважении, не имеет с ними обоими ничего общего, а является собирательным образом всех страшилок про Навь. И в противоположность тому, Вей вечно юн и красив как Бог. А общее у них только то, что Вей тоже имеет отношение к Нави, которая намного сложнее и интереснее, чем расхожие представления о ней. Ведь обычно смешивают в одну кучу Подземное царство, Навь, Царство мёртвых, Ад и много других выдумок. Всё сложнее и интереснее. Навь - это непроявленный мир, который связан со всей Явью. А Подземное царство - это не только огромные города прямо под нашими ногами, ныне большей частью пустующие, не только огромные океаны в глубине с водой в совершенно особом состоянии. Даже таинственная магма составляет лишь небольшую часть и имеет специальное назначение. Главная святыня находится в самом центре. Животворящий Ра - источник всей жизни на Земле, то внутреннее Светило, которое иногда путают со Светилом внешним - великим и могучим Яром. Именно ради служения сияющему Ра Светлые были вынуждены ограничить своё влияние на Земле в эпоху Кали-Юги, когда всё светлое было прикрыто Тенью. Семаргл является главным хранителем Великого Ра, Хорс-Локи является его верным помощником. Вей также связан с Ра, обеспечивая связь его со светлыми душами. Поэтому также имеет к нему прямое отношение. Но более - к границе Нави и Яви, как верный помощник Марены.
  - Но почему в том мифе про Мару, Живу и Ивана, под которым, как выяснилось, надо понимать не Даждьбога, а Вея, тогда всё так нелогично закончилось?
  - С чего ты взял? Да, действительно, тогда ему, несмышлёному, от Марены досталось - она бывает временами весьма горячей, даром что связана с водными стихиями. Но всё закончилось хорошо. И, хотя освободила его тогда действительно Жива, но остался-то Вей именно с Мареной, которую полюбил. А Кощея они потом вместе создали нового. Кощей-то потому и Безсмертный, что вовсе не живой, а робот, пусть и безумно сложный по вашим меркам.
  - Обалдеть - не встать! Рабыня Изаура отдыхает! В таком случае, как я понимаю, у Волха Локи с Лелей никаких родственных проблем в их любви тоже не было?
  - Конечно, ведь Леля - родная дочь Сварога и Лады, а матушка Локи Сида - их приёмная дочь. Изначальное же происхождение Сиды Азовы - так же непостижимо, как у Дыя и Влеса, как у Лады со Сварогом. Поэтому и дочка Азовы, Русалка Рось по прозванью Кострома, стала самой судьбой для Перуна - мечтательно потянулся Тарх.
  - Угу, не считая его романа с Дивой Дыевной, во время которого появился некий Бальдр, который, вроде бы - я.
  - И ты чем-то недоволен?
  - Только тем, что ничего не помню.
  - Да ладно! Жива говорит, что постепенно память вернётся. Какая-нибудь пара десятков лет.
  - Какая прелесть! А Таня куда делась?
  - Не переживай! Вернётся. Дело у неё имеется. Скоро и тебе достанется.
  
   Фрейя и кошки []
  
  На этом месте нас ярко прервали.
  Явилось Чудо чудное. То есть, в данном случае Чудо было явно женского рода, но её имени я ещё не знал, и первым пришло в голову именно это слово. На вид - молода, но не юна, не толста и не худа, высока и лицом прекрасна. Про фигуру сказать что-либо было трудно, поскольку на ней было светло-зелёное платье до колен весьма вольных драпировок. В левой руке - длинный лук, за спиной - колчан со стрелами. Длинные и светлые пышные волосы были схвачены в три легкомысленных хвостика. Когда я разглядел единственное украшение у неё на шее, я догадался, наконец, кто она. Я никогда раньше не видел знаменитое ожерелье Брисингамен, но оно было безумно красиво, а других таких из мифов я попросту не знал.
  - Привет тебе, Жива!
  - Здоров, Жельчик! Или ты предпочитаешь какое-то другое из твоих божеских или людских имён? Например, Бальдр или Адонис?
  - Да нет, из твоих уст сахарных любое имя в радость. Правда, и меня так и подмывает назвать тебя Живчиком.
  - Молодец! Научился обращаться с дамами! Делать комплименты и подкалывать одновременно. А то ведь когда-то именно от них тебе доставалось больше всего. А как ты меня узнал?
  - Хотелось бы сказать, что такой красивой могла быть только ты, но боюсь, ты окончательно перестанешь мне верить. По ожерелью. Про которое очень бы хотелось тебя расспросить.
  - Только не вспоминай ту дурацкую сказку про четырёх гномов! А то не смотри, что я добрая, сгоряча и прибить могу!
  - Да нет, мне, как бывшему химику, интересно, из чего ожерелье сделано?
  - А, ну это другое дело! Редкий сплав палладия, родия и платины, ну и бриллианты, в том числе, из окрашенных алмазов. И заговорчик специальный, конечно.
  - Ты лучше любого заговора!
  - Ах! Слушать бы тебя и слушать, медовый ты мой! Но я здесь по делу. Нам нужно срочно съездить в горы. Тут недалеко, на Архызе. Устроим небольшую инспекцию на метеостанции.
  - А зачем? - спросил только я.
  - Там выявилось сильное напряжение и искривление пространства. Вот-вот повалят оттуда на Землю всякие бесы. Надо бы прикрыть.
  - Как я понимаю, вы с Тархом справитесь? Меня ведь берут только на экскурсию? Очень мило.
  - Пока да. Но ты не обольщайся. Исправления должны вноситься на уровне эфира. А это, вообще-то, всегда относилось к твоим атрибутам. Как с водой и астралом наиболее лихо обращаются Азова, Таня, Ульм и Марена, так и с эфиром без тебя прилично управляются наши солнечные ребята - Яр, Семаргл, Хор и Тарх. Так что на тебя мы очень скоро надеемся.
  К концу фразы она уже сделала круговое движение рукой в нашу сторону и мы моментально оказались в строгих таких костюмах, спасибо, хоть без галстуков. Затем она пижонски щёлкнула пальцами и преобразила себя. На ней теперь тоже был брючный костюм почти серого цвета. Удлинённый и слегка приталенный пиджак делал вид, что скрывает фигуру. Белая шёлковая блузка с воротником-стойкой полностью спрятала её ожерелье. Волосы были связаны с толстый тугой хвост. Я бы сказал, что для инспекции метеостанции она выглядела всё-таки несколько гламурно. Что значит иметь в распоряжении совершенную магию сейдра! Известно, что основными её сильными сторонами являются превращения и предсказания. Поэтому подобные преображения являются всего лишь простыми частными случаями.
  Жива ещё раз щёлкнула пальцами, и мы трое оказались в каком-то достаточно простом джипе, стоящем на какой-то горной дороге. Тарх устроился за рулём и завёл машину. Через пять минут мы уже подъезжали к какому-то скромному двухэтажному домику, устроившемуся на пологом горном склоне среди каких-то хозпостроек.
  Быстро познакомились с личным составом. На станции постоянно находились всего пять человек. Начальница станции, немолодая брюнетка полувосточного типа с редким именем Аида, почти приятная с виду, но вылитая ведьма. Её помощник, средних лет мужичок с непритязательной внешностью по имени Артём. Тимур, молодой человек со спортивной фигурой, но каким-то блеклым взглядом. И пожилая пара кавказцев, муж и жена, проживающие здесь давно и постоянно и несущие на себе всякие бытовые и хозяйственные заботы. Основная работа заключалась в регулярной обработке данных многочисленных автоматических приборов, составлении кратких ежедневных и более подробных еженедельных отчётов, и отправки их по электронной почте в головную организацию. Раз в неделю их навещала машина с припасами, почти так же часто - туристы и прочие посетители.
  
   Тарх []
  
  Нашу скромную делегацию возглавляла, само собой, Жива, которая представилась как Мария Владимировна. С ума сойти! - надо б запомнить. Меня благосклонно назвали помощником, на что Аида едва заметно хмыкнула, а вот Тарх в ранге главного технического специалиста тут же пошёл с Артёмом проверять работу оборудования. Дамы на часок уединились в кабинете, Тимур пошёл готовить шашлык, а я изъявил желание прогуляться. Стоял прозрачный майский вечер. Было солнечно и тепло. Хотелось дышать. Живописнейшая гора София невдалеке с изящным водопадом была как живая. И зачем выдумывать нелепые причины, чтобы сюда приехать?
  - Прекрасное место для беседы! - Жива появилась неожиданно.
  - Рядом с тобой любое место становится ещё лучше.
  - Наверное. Но я не об этом. Надо кое-что обсудить. После полуночи Тарх в эфире поработает здесь с деформацией пространства. Но сложность в том, что тёмные сделали это через внутреннюю сущность кого-то на станции. И для полного результата надо бы знать, кого.
  - А вы сами не видите? Так спросите у них! Всего-то - одного из пяти!
  - Вообще-то, из трёх. Пара из обслуги - не люди. Биороботы. Как и добрая, или не очень, часть всего населения Земли. Впрочем, об этом потом. Но из трёх мы тоже угадывать не можем. Все они, даже кому скрывать нечего, связаны очень качественным заклятием. Узнаю руку мастера. Не иначе как Сет или даже сама Кали поработала. При малейшем внедрении в мозг такого человека - моментальная смерть, и даже без шансов поймать душу. Остаётся взять одного и использовать втёмную как антенну. Не повезёт - помрёт, и всё пойдёт намного труднее. Повезёт - всё равно помрёт, но всего один, да и с пользой для дела.
  - Так и берите их по очереди!
  - А не жалко? У нас не то воспитание! И потом, после первой неудачной настройки перестройка идёт не быстро и с потерями. Так как думаешь - кто?
  - Конечно, Артём! Это самое логичное.
  - Молодец! Мы с Тархом тоже так посчитали. Я-то подумала, ты на ведьму укажешь. А теперь пора на ужин в нашу честь. В одиннадцать всех выпроваживаем и через полчаса - сбор на крыше.
  Ужин прошёл почти жизнерадостно. Все были дружелюбны и беззаботны. Но мне внутри смутно чего-то не хватало. Перед тем, как расходиться, я наконец понял, чего. Уверенности.
  На крыше тоже было очень уютно. В эту тёплую звёздную ночь. Вот только Тарх и Артём выглядели совсем не мирно, стоя напротив друг друга.
  - Жива, их двое! - крикнул я.
  - Разумеется! А сколько должно быть? - насмешливо вопросила она.
  - Трое! Живо тащи сюда Тимура! Он тоже при делах.
  Через секунды их было уже трое, плюс ещё мы с Живой в сторонке.
  - Как догадался? - спросила Жива.
  - По себе сужу. Я бы обязательно продублировал!
  
   Бальдр []
  
  И тут всё вокруг стало меняться. Как-то всё посветлело, но контрастность пропала. И всё как-то вывернулось наоборот. Воздух стал казаться светлым и плотным. Все предметы стали бесцветными, полупрозрачными и пустыми. Было непривычно ощущать, как почти прозрачная крыша притягивает. Или, наоборот, плотный воздух, как вода, выталкивает к крыше. То есть, сила тяжести, вывернувшись наизнанку, действовала в ту же сторону. При этом можно было свободно проткнуть крышу и поболтать в ней ногой. А вот в воздухе можно было почти плыть, преодолевая лёгкое сопротивление.
  - Это Тень, - раздался голос Живы у меня в голове, или в том месте, что от неё осталось. Некоторые называют её Тёмной Стороной, другие - Сумраком, третьи - Изнанкой Мира, наиболее невежественные - самой Навью. Все эти термины несовершенны, а уж к Нави это и вовсе не относится. Это часть Яви, разве что, скорее, пограничная. В общем, привыкай. Так ведёт себя Эфир. Прошу любить и жаловать! Когда-то ты в этом лучше других разбирался. Надеюсь, скоро ты вернёшь свои атрибуты.
  - Я тоже надеюсь. С учётом свойств эфира можно было бы, между прочим, пересмотреть так называемые закон всемирного тяготения, строение атома, общую теорию взаимодействий и другие забавные вещи, позволяющие создать единую теорию поля, вечный двигатель и новую космогонию. В космос нынешний человек после всего этого доступ всё равно не получит, но это - уже совсем другой вопрос.
  Почти благостная картинка сохранялась недолго. Периферия покрылась мелкой рябью, ближний круг начал вспучиваться и лопаться мелкими пузырями, на месте которых оставалась темень. Потом расширение их прекратилось. Силуэт Тарха, ставший почти невидимым, стал вдруг расти и приобретать чёткость. Из ладоней показались лучи, которые становились всё ярче и шире, пока не охватили весь фронт. Потом всё вспыхнуло яркой вспышкой, но вскоре погасло с громким хлопком. Потом стало темно и тихо.
  Скоро свет вернулся, теперь уже явный. Мы были на той же крыше - Тарх, Жива и я. Плюс невдалеке лежали ещё два тела, в которых уже трудно было узнать наших новых знакомых. Светало. Первые лучи упали вдоль ущелья. Лежащие тела стали покрываться серым и вскоре рассыпались пеплом.
  - Спасибо! Ты реально помог! - сказал Тарх.
  - Да ладно! Сегодня я был зрителем. А как быть с исчезновением двух людей?
  - Никак! После небольшой подчистки памяти оставшиеся трое о них забудут. Все документы о них исчезнут как здесь, так и в головной организации. Близких родственников у них не было. Не очень близким, как и просто знакомым, придётся немного погадать или потерпеть. Всё!
  - А что за сказка про биороботов на Земле? - обратился я к Живе. Ты обещала позже поведать.
  - Ну прям как маленький! - умилилась Жива. Рассказать тебе сказку, малыш?
  - Не такой уж и малыш, судя по всему, - ухмыльнулся я. По официальной легенде, хоть ты мне и тётушка, но я всего-то на какую-нибудь сотню лет младше.
  - Что ж за день сегодня такой? Теперь ещё и о возрасте напоминают. Прям-таки, не комильфо! Но, так и быть, ладно. Слушай сказку.
  
   Пераскея []
  
  
   Сказка о происхождении человека Эры Пятого Солнца.
  
   Шестой день Сотворения Мира...
   И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами,
   пресмыкающимися по земле.
  И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.
  И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным,
   пресмыкающимся по земле.
  И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; - вам будет в пищу;
  а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так.
  И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой...
   Восьмой день Сотворения Мира...
   И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою.
  И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал.
  И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.
  И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.
  И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть,
  а от дерева познания добра и зла - не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь.
  И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему.
  Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привёл к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречёт человек всякую душу живую, так и было имя ей.
  И нарёк человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему.
  И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию.
  И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привёл её к человеку.
  И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа.
  Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть.
  И были оба Наги, Адам и жена его, и не стыдились.
  
  
  - И в чём прикол? - провокаторски спросил я.
  - Не прикидывайся! В сказке, условно на шестой день, Вышний Бог Род сотворил людей, а на восьмой день Господь Бог Сатанаил создал биороботов. Так по сей день и воюют. Пока.
  - Что значит пока? И потом... О какой расе людей речь? Или обо всех сразу?
  - В сказке речь идёт о белой расе. Вообще-то, все люди Эры Пятого Солнца на Земле пришельцы. Но красные, жёлтые и чёрные - просто заметно позже и совсем из других мест. Ничего личного!
  - Угу. И вот этот поросёночек рос-рос, рос-рос, и расплодился чуть не до восьми миллиардов...
  - Где ты взял эти глупости? Из статистики? Так про них уже всё сказано: про ложь, гнусную ложь, и про неё, болезную. В том же Китае на двадцать крупнейших городов - не более ста миллионов жителей. Где ж столько душ взять? Больше, чем на миллиард, их пока не набирается. Хотя, конечно, и это немало. Но беда не в том. Из них в Духе - не более трети. Да и то - большей частью - бес-сознания.
   Когда я вернулся домой, меня ждал сюрприз. Вернулась наша кошка Василиса, которая исчезла вскоре после ухода Тани. Вася была кошкой необыкновенно импозантной: некая смесь европейской и восточной пород, с несколько длинноватой для восточной шерстью, но столь же стройная и высокая, сильная и прыгучая, тигрово-полосатой коричневой масти. Но главными её особенностями были редкие сообразительность и сочетание ласки и бесстрашия. Она никогда не бегала от собак, и тем из них, которые пробовали себя вести с Васей с позиции силы, доставалось порой очень не слабо: глубоко расцарапанные морды, включая носы. Но со своими Вася была бесконечно ласкова, обожала не только меня с Таней, но и детей, а также усердно ухаживала за любой живностью, появлявшейся у нас в доме, будь то собаки или морские свинки. Хотя диких мышей и крыс иногда гордо приносила как знак своей охотничьей доблести. Любимым ритуалом Васи было встретить меня дома, поджидая на вешалке, прыгнуть с неё мне на плечи и хотя бы пять минут покататься на мне довольно увесистым воротником, урча в ухо, как маленький трактор. Впрочем, любила она всех домашних, Таню - просто до одури, позволяя ей делать с собой что угодно, например, вычесывать с себя шерсть достаточно жёсткой металлической щёткой. Французского бульдога Жоржа, которого мы взяли совсем крохотным, Вася тут же взяла под свою опеку, грела его своим телом и постоянно вылизывала. Даже когда Жорж стал заметно увесистее её, она продолжала пытаться его воспитывать и даже баловать, для чего иногда специально воровала для него мясо или колбасу на кухне. Своих котят Вася тоже приносила регулярно, хотя каждый раз рожала не помногу, что было удачно в смысле их дальнейшего устройства. Большинство её котят удавалось пристроить, а некоторых она куда-то уносила сама, поэтому нам, к счастью, никогда не приходилось избавляться самим от котят варварским способом.
  
   Жива Фрейя []
  
  Когда я всё это рассказывал Фрейе, она слушала в полном восхищении с широко открытыми глазами восторженного ребёнка. Поэтому я легко поверил тому, что она является не только предводительницей валькирий, но и покровительницей всех кошек на земле. Уверен, что она приложила руку к тому, что Вася нашлась. Как бы то ни было, теперь я был не одинок. Тем более, что будущее представлялось таким же расплывчатым. Хоть к гаданию прибегай. На тех же рунах. Тем более, рядом случаются непревзойдённые спецы. Вообще-то, я не верю в гадания, когда речь идёт о некой предопределённости. Но если гадания рассматривать в смысле возможности или пути, то может быть, может быть...
   Так или иначе, обустраиваться нам теперь именно с Васей. И возможно, надолго. Неизвестно, когда вернутся память и Таня. И вернутся ли вообще. Это у Богов десятилетием больше - десятилетием меньше - не так важно. Лишь бы вообще, не жизнью больше - жизнью меньше. А для меня, по укоренелой привычке человеков, это как-то имеет значение.
   В молодости, когда я ещё знал, что я - человек, я увлекался физической химией. На той самой кафедре, где когда-то творил Дмитрий Иванович Менделеев. Помимо общего увлечения теорией растворов, меня временами интересовали всякие базовые проблемы типа эргодической гипотезы. О том, если упростить, что средние по времени значения физических величин, характеризующих систему, равны их средним фазовым, или статистическим, значениям. Несмотря на кажущуюся очевидность или даже отвлечённость вопроса, эргодическая гипотеза имеет реально базовое значение для обоснования всей статистической физики. Над этим бились многие великие умы, включая гениального Анри Пуанкаре. Не найдя строгого доказательства, он, между тем, оформил математические основы всей статистической термодинамики. Попутно, как шутка гения, родилась специальная теория относительности из принципа относительности и предположения о предельности скорости света, с формулами преобразований Лоренца. Со временем другие люди прибрали, дополнили и раскрутили эту забавную, но достаточно частную теорию, на всё и вся, превратив её в светоч и мерило всей современной науки. Заодно откинули эфир, сначала представив его как нечто неподвижное и инерционное из мириад мельчайших частиц, а значит, и вполне эфемерное. Разумеется, эфир не таков: он всё объемлет, везде проникает, не имеет границ скоростей, направлений и расстояний, формирует и служит основой всех частиц, образов и образований. Само собой, очень скоро товарищи учёные были вынуждены искать массу замен забытому эфиру в виде кварков и тёмной энергии, вакуума и антиматерии, струн и чёрных дыр, не говоря о прочей мистике.
  У эргодической гипотезы была другая судьба. В отличие от теории относительности, не только экспериментально опровергнутой, но и теоретически вредной при её навязчивом обобщении, статистическая термодинамика оказалась настолько полезной и неоценимой в прикладном развитии техники, что попытки доказать эргодическую гипотезу продолжаются более века. И, время от времени, заканчиваются успехом. Правда, каждый раз оказывается, что по ходу привлекаются странные и недоказуемые предположения и понятия. Например, о метрической транзитивности систем, или о некоей размешиваемости ансамбля систем. Сродни камланиям шаманов Вуду или лепету несмышлёного ребёнка. Что, впрочем, из одной оперы. Но, по большому счёту, вся статистическая физика априори предполагает однородность пространства, бесконечное время процесса и закрытые системы. Как известно, все они не существуют. Закрытых систем не бывает ни больших, ни малых - ни снаружи, ни изнутри. Однородности пространства не наблюдается ни в больших, ни в малых объёмах, независимо от его мерности, которая, к слову, также не постоянна. Времени вообще нет, время - это ложная привязка и результат произвольно принятого способа описания. Физически существуют только скорости процессов, для рассмотрения которых и вводится условный коэффициент под названием время. И тут совсем становится непонятным, что делать с бесконечностью времени, ведь для того, чтобы в результате деления на бесконечность получить хотя бы неопределённость, а не ноль, надо и в числителе иметь бесконечность. Можно, конечно, перейти к дифференциалам, но тогда результат рассматривается как мгновенный и тем самым по-другому превращает время в Ничто. Чтобы вернуться к реальным величинам, можно прибегнуть к интегрированию, но обычно почему-то оказывается, что выбор независимых переменных для любой функции бывает не только не исчерпывающим, но и не адекватным для любого выбранного физического явления. И так далее.
   И тут за мной снова пришли.
   Боги! Как умирать надоело!
  
  
  
   Часть 2
   Очертания Нереальности
  
   Руна Turisaz - Врата []
  
   Мы говорим про истину не потому, что там что-то есть.
  Наоборот - мы думаем, что там должно что-то быть,
  поскольку существует слово 'истина'.
  
   Виктор Пелевин - Священная Книга Оборотня
  
   На этот раз меня убивали профессионально. Без разговоров, объяснений или предложений. Разумеется, это была Пераскея! Видимо, она не могла себе отказать в этом маленьком удовольствии. На этот раз она была похожа на саму себя - даже характерные длинные заострённые уши не стала прятать - не то, что изображать красавицу-вамп в стиле пресловутой королевы Акаши из мистического боевика. Даже выражение лица у неё оставалось чуточку по-детски наивное, когда она внезапно оказалась прямо передо мной на пороге дома. Совершенно беззвучно она ввела свою изящную пятерню с удлинёнными когтями мне в грудь вокруг сердца и начала медленно и больно её сжимать. Я услышал странный хруст, и фонтан крови начал заливать мне лицо. Неожиданно до меня дошло, что кровь вовсе не моя, и хлещет она оттуда, где ещё недавно была голова Пераскеи. Голова её в это время валялась на полу, а тело уже медленно оседало, освобождая свой захват.
   - Мог бы и пораньше, - прохрипел я сквозь боль к кому-то в чёрном.
   - Я тоже рад тебя видеть! - Локи был невозмутим. - Сейчас я тебя подлатаю. Впрочем, если бы даже она успела, ничего страшного! Ну, ещё лет тридцать на перерождение-взросление. Да и то сказать, до этого она тебя уже пару раз убивала.
   - Да и её, я слышал, уже убивали. Но тоже не до конца? Теперь ей тоже лет тридцать по нашему счёту понадобится?
   - Бери выше. Меньше, чем за триста не оклемается.
   - Оно бы и ладно. Но мне-то что делать? Ждать кого-то ещё?
   - Полагаю, что нет. Но это кардинально тебе жизнь не облегчит. Впрочем, дальше, к счастью, не моя забота. Будь здоров!
  Локи исчез, успев, надо отдать ему должное, как-то залатать мне грудину. Мало того, ещё и убрав все следы случившейся резни. Вопросы остались. Но когда в последнее время их не было? Я вышел прогуляться. Надо сказать, что у нас с Таней хороший удобный дом почти на берегу Азовы. Идеальное место для прогулок в весеннее солнечное утро. Но сегодня всё было по-своему. Мир стал выворачиваться. Наизнанку. По-другому это представить трудно. Или странно. Что, впрочем, не важно. Коль скоро начало переворачиваться всё: представления, понятия, реакции. Началось с неясной смены ощущений. Собственного тела, непонятного настроения и вообще себя. Появился звук. Сначала тихий, потом нарастающий где-то в глубине головы, обогащённый неожиданными переходами, безумно приятный. Напоминающий одновременно все наиболее проникновенные мелодии любимого мной когда-то арт-рока, будь то печально-протяжный Пинк Флойд, экспрессивно-выразительный Генератор Ван-Дер-Граафа или нежно-мелодичный ранний Дженезис. Я вспомнил, как первый раз увидел Таню в этой жизни. Был обычный плановый обход внутри нашего общежития химического факультета на Васильевском острове. Сейчас многие уже понятия не имеют, что такое плановые обходы ДНД - Добровольной народной дружины, но это уже и не важно. Таня сидела в комнате за столом рядом с одной из своих соседок, и не помню, чем занималась. Помню чёткое просветление: я дома. Потому что она рядом. Разумеется, пусть и не сразу, но скоро, всё формализовалось правильно: свадьба, дети и ещё много чего хорошего.
  Тем временем звук начал становиться всё более звонким, высоким и менее разборчивым, приятно затихая где-то вдали колокольчиками. Всё стало прозрачным, как и при прошлом нашем свидании с эфиром. Сила тяжести привычно кувыркнулась и встала на место наоборот: воздух стал плотнее земли, но выталкивал именно к ней. Но кое-что стало по-другому. Если прошлый раз мир стал прозрачным, светлым и бесцветным, то теперь он был раскрашен невероятно ярко, умудряясь пропускать взгляд как угодно вдаль или вглубь, стоило лишь слегка приглядеться к чему-то. Земля стала казаться не выпуклой, а почему-то вогнутой. Поначалу именно казаться, поскольку на первый взгляд поверхность её до горизонта выглядела всё такой же плоской, как ей и положено было быть визуально. Но стоило приглядеться к горизонту, как он начал как-то приближаться и искривляться в обратную сторону, будто мы живём не на земном шаре снаружи, а на вогнутой земной коре внутри сферы. При более пристальном вглядывании горизонт начал отдаляться, при этом поднимаясь к небу и расплываясь дымкой так, что вскоре уже было непонятно где он заканчивается, или они почему-то с небом слились.
  Теперь и с солнышком стало что-то не так. Оно стало казаться каким-то маленьким и домашним, и вовсе не таким жарким. То есть, с теплом от него было всё в порядке, но казалось, что это не только и не столько от него самого, как от ещё множества источников инфракрасного излучения вокруг. Да и свет выглядел рассеянным со всей небесной сферы, по которой двигалось самое яркое, но такое непривычное светило. При продвижении ещё выше угадывалась тёмная мерцающая сфера, в которую превратилось звёздное небо, которое пока не было возможности сравнить с привычным вариантом. А вот ещё дальше... Еще дальше было что-то невидимое, но огромное и невыразимо тёплое, причём не только буквально, но по ощущениям всех известных чувств давно не балованного тела. И не только тела. Сверху исходила огромная и одновременно нежная сила, которая наполняла безотчётной радостью и, возможно, счастьем. Если бы, конечно, знать, что это такое.
  
   Грифон []
  
  Какая качественная галлюцинация! Мои глюки неуклонно совершенствуются! Действительно, может быть, кто-то понял, что не обязательно регулярно убивать тело, а надёжнее качественно свернуть ум за разум? Им позабавней, да и мне приятней. Только это пришло мне в голову, как наваждение стало помаленьку рассеиваться. Лазурный цвет утреннего солнечного неба вернулся, горизонт у кромки моря встал на место, да и солнце стало понемножку припекать. Оставалось окунуться в тихое ласковое море, чуть охладиться и идти домой. Дома я на минутку прилёг и практически сразу уснул.
   Мне снилась война. То есть, даже не война, а уничтожение. Буквально всего живого на огромной территории, которую потом будут называть Евразией. Я был неким сторонним наблюдателем. Я чётко представлял, где и когда это происходит - около двухсот лет назад, и сам, похоже, физически не присутствовал. Мало того, даже не понимал, толком, кто я. И как бы смотрел кино. Но кино не только страшное, но и до жути осязаемое, с визуальными подробностями и объёмными деталями. Большие города накрывались огромными огненными вспышками, сметались ударной волной, оставляя плавленые камни, горящие развалины и тени трупов. Древние леса боле ста метров высотой складывались вокруг как спички, а затем покрывали бывшую тайгу сплошным зловещим ковром пожаров. Наиболее циничные представители нашей продвинутой цивилизации любят смаковать смерть одного или нескольких человек как трагедию, гибель сотен и тысяч описывают как бедствие, а вот потери миллионов рассматривают не иначе как статистику.
  Потом наступил Конец Света. То есть, буквально. Света не стало. Континент покрылся огромной массой ядовитого дыма, смога и туч, проливавшейся временами многочисленными потопами, но несколько лет не давая даже выглянуть солнышку. Реки вышли из берегов. Северное полушарие накрыл малый ледниковый период. Урожаев не стала. Начались голод и эпидемии. Люди опять гибли миллионами. Европа и Южная Азия заметно обезлюдели. Населённая Сибирь исчезла.
  
   Беловодье - Тартария []
  
  Так было уничтожено величайшее мировое государство, сохранившееся на средневековых британских и прочих уцелевших картах как Великая Тартария, главный символ которой - древнее сказочное существо Грифон, с головой и крыльями орла и телом могучего льва, сохранилось ныне на гербах множества стран и городов мира. Вообще-то, поначалу Тартарией называли все места, где жили арии. Но это было само по себе нетерпимым для наших недругов. Поэтому оперативно сложили греческие сказки про страшный бездонный Тартар, куда светлейший Зевс свергал самых страшных и злых врагов. С тех пор и поныне почему-то считается, будто название Тартарии произошло именно от того Тартара. И сегодня официально принято о Тартарии или не вспоминать вовсе, или - как о чём-то мифическом. И это - о стране, которая до семнадцатого века располагалась на всей территории Евразии и половине Северной Америки, а ещё в девятнадцатом была половиной Евразии.
  Но мы называли нашу землю вообще по-другому - Арианой или Беловодьем. Более или менее далёкие соседи - Гипербореей или Рассенией, но в просторечье - не иначе как ордой. Видимо, от вечного и неизбывного страха. А от Тартарии пошла Татария, сначала - как безобидный синоним страны казаков, а с недавних пор - как название одной из республик Поволжья и даже имя для отдельной национальности. Хотя вокруг Казани, которую в так называемые средние века называли Итиль, жили люди, которые именовали себя не иначе как Волжские Булгары. Много позже вокруг придуманного термина монголо-татары нагородили целые тома фантастических историй.
  К сожалению, очнувшись от этого фильма ужасов, я не мог считать это каким-то бредом. Слишком много очевидных свидетельств осталось. Начиная с тысяч так называемых карстовых озёр по всем просторам Сибири-Урала-Поволжья-Причерноморья, которые почему-то имеют почти идеально круглую форму, а размеры хорошо соответствуют воронкам от надземных ядерных взрывов мощностью до 10 мегатонн. Разумеется, дно у них покрыто сплошной толстой коркой оплавленных пород. И названия почему-то у всех подходящие: Шайтан-озеро, а также Адово, Чёртово, Мёртвое и тому подобные.
  Сейчас у нас древних лесов нет. Совсем нет. В той же тайге все деревья - моложе двухсот лет и ниже тридцати метров, хотя потенциал всех пород - существенно больше. Да и все немногочисленные ныне города Сибири построены менее двухсот лет назад. Даже те из них, которые считаются более древними, как Омск или Тобольск, - стоят почему-то ныне не совсем в тех местах, где когда-то были основаны. То же касается и таких городов Поволжья, как Астрахань или Самара. Кстати, трёхлетняя ядерная зима 1816-1819 подробно описана в многочисленных европейских и североамериканских хрониках.
  Что же до наших реально более древних городов, так там всё ещё интереснее. Прежде всего, всё скрывается про Москву и Питер. Мало того, что тот же Питер никак не мог быть основан никаким Петром, поскольку был задолго до него, с другим именем, но с очень близкой планировкой так называемого исторического центра. Даже набережные Питера не могли быть построены за ту сотню лет всех псевдо-Романовых от Петра до Александра. Ничего личного: попросту неоткуда было взять, негде и некому было обработать хотя бы заметную часть из тех примерно пяти миллионов тонн гранита, которые пошли на устройство набережных. А некоторые сооружения Питера не в состоянии воспроизвести даже современные технологии. Например, Александрийский Столп или колонны Исаакиевского Собора. Зато как этот уникальный Собор, так и многие другие старые здания, как Зимний и Меньшиковский дворцы, Андреевский собор, Петропавловская крепость и многие другие - сохранили явные двухметровые заносы оснований осадочными породами, от которых они не откопаны до сих пор. Поэтому странно выглядит, что все первые этажи в таких зданиях, нелепо выглядывая верхушками, выстроены в полный профиль на уровне глубоких подвалов, а на тех же уровнях регулярно откапывают рядом участки каменных мостовых, опять-таки на пару метров ниже нынешних дорожных покрытий. Всё просто: в девятнадцатом веке одной ядерной зимой дело не ограничилось, произошла подвижка полюсов и почти через всю северную Евразию прокатились затихающие волны цунами более двухсот метров высотой, неся миллионы тонн ила и осадочных пород. Между прочим, климат с тех пор у нас стал заметно холоднее: виноград в Москве больше не растёт.
  Теперь остаётся растить леса заново. И, хотелось бы, не только леса. Нужно восстановить сознание. То самое общее истинное знание, которое Вернадский величал ноосферой и которое имеет весьма косвенное отношение к той тьме теорий, слухов и суеверий, блуждающей, обычно не бескорыстно, в головах, речах и гаджетах так называемых учёных, интеллектуалов и прочих обывателей. Мы живём в удивительное время множественных миров. И речь тут не о ходовых представлениях фантастов, будь они основаны на рассуждениях о сочетании и взаимодействиях проявленного и непроявленного, сложнейшем многомерном строении Вселенной, или, наоборот, простом утверждении, будто если достаточно долго бороздить космос, то непременно наткнёшься на мир, во многом подобный нашему.
  
   Беловолье - Ариана []
  
  Дело в том, что бесконечно множественные Очертания Нереальности мы создаём сами, ведущие, через безотказный механизм Понятий Мнимого Смысла, к Власти Несбывшегося во всех её проявлениях. Понятия Мнимого Смысла вводят для того, чтобы каждое понятие, представление, событие или процесс имели, по аналогии с математической теорией комплексных чисел, не только действительную, но и мнимую часть. Дальше операции с такими числами заметно усложняются, но зато становятся возможными разные чудеса. Например, по правилам математики, мнимая единица в квадрате даёт действительную единицу, но уже с отрицательным знаком.
  Идеалом нынешнего общества потребления является человек неразумный, то есть, абсолютно подменяющий любой мыслительный процесс удачной головной жвачкой между сном и принятием пищи. Этой жвачкой может быть последовательность операций на конвейере, футбол или очередные слухи про политику или НЛО. Но к идеалу приходят не сразу. При этом в процессе совершенно необходима помощь Понятий Мнимого Смысла. Любому здравомыслящему человеку ясно, что теории эволюции, относительности или Большого Взрыва не имеют разумных оснований. Зато так называемый вечный двигатель вполне возможен, если более разумно рассмотреть условия замкнутости системы и некоторые взаимодействия, ныне сознательно игнорируемые. Не было и не могло быть ни монголо-татарского нашествия и ига, ни Древнего Рима или Древней Греции, но было великое и единое Евразийское государство, процветавшее до конца семнадцатого века, но с тех пор активно уничтожаемое при помощи Тёмных иноземных пришельцев, издавна известных как Бесы, и окончательно добитое самым изуверским способом в веке девятнадцатом. Та же участь, но как бы более гуманными способами, постигла и миллионы североамериканских индейцев.
  Гуманных основ нынешней западной цивилизации не просто нет, но и не было никогда, как и любых исторических событий, фактологически верных в наших учебниках хотя бы наполовину. Духовность чаще всего подменяют слепой верой в лоне одной из мировых религий, при этом не только переделывая или произвольно объясняя, но благополучно и окончательно подменив учения основателей, в первую очередь, Христа, учениями и толкованиями о их жизни, и совершенно не собираясь признавать тот факт, что все остальные мировые религии являются вариациями или иными вырезками того же самого христианства. При этом уже давно никого не смущает, что Ветхий Завет в основном объёме написан в семнадцатом веке нашей эры, а так называемый Древний Иерусалим - построен с нуля и целиком в девятнадцатом. Хотя основы раннего христианства излагаются, в том числе, в росписях египетских пирамид, правда, чаще весьма неудобно для нынешних толкователей. Далее просто. Любая ложь, повторенная тысячу раз из источников, которые считаются компетентными, становится официальной правдой. Далее всем становится всё равно.
  С доказательствами тоже просто. Можно фантазировать о миллионах рабов, таскающих на себе тысячетонные каменные блоки, игнорируя доказанные факты строительства тех же пирамид методом монолит-бетона из местного строительного материала. Разрешается применять научные методы датировок типа радиоуглеродного анализа, не учитывая факт, что этот метод имеет столь широкие ограничения, что практически не применим никогда. Например, некоторые моллюски, найденные в многовековых отложениях, датированные данным методом, оказывается, ещё не родились. Зато гороскопы позволяют вычислить математически точно даты многих событий. Но, разумеется, такие методы объявляются ненаучными, и им верить нельзя. Особенно, если они указывают на неудобные датировки типа средневекового происхождения росписей в египетских пирамидах. Вообще, так называемыми Великими пирамидами Египта принято восхищаться, и, разумеется, по праву. Но при этом совершенно замалчивается, что пирамид такого масштаба открыто уже сотни по всему миру. К сожалению, никаких достоверных письменных источников старше двенадцатого века не сохранилось. Не беда, вовремя находятся куча достоверных копий, неизвестно кем и когда написанных. Для особой убедительности привлекают вещественные доказательства, являющиеся грубыми подделками. Как развалины Римского Колизея, сооружённые в восемнадцатом веке, останки Древней Трои, найденные известным аферистом в девятнадцатом, или Гробница Тутанхамона, построенная в двадцатом. В то время как реальные чудеса - индийская Железная колонна из недоступно чистейшего железа, происхождение гигантского Баальбека Ближнего Востока или огромные каменные города на дне Атлантики - активно замалчиваются.
  
   Беловодье - Иванов []
  
  Эпоха Возрождения была в Европе совсем недолго в семнадцатом веке, сменившись жутким периодом Реформации, но оставила настолько яркое культурное наследие, что его протянули на много веков назад. За это время оформили красочные древнегреческий и древнеримский божественные пантеоны, создали ещё с десяток вариантов христианства, дополнив всё это, правда, их оргиастическими вариациями. Была создана не только большая часть великолепной живописи Ренессанса, но вся античная скульптура, включая мифических и сказочных героев, а также всех видных деятелей Древних Рима и Греции. Характерно, что большинство мужчин в этих скульптурах изображены гладко выбритыми. Вот только опасные бритвы для этого дела были изобретены лишь в начале семнадцатого века - до этого не было технологии изготовления стальных изделий. Как видим, таковые сразу оказали заметное влияние на прежние каноны мужской красоты.
   С современными научными сказками тоже непорядок. Начиная с небылиц про парниковый эффект или общий теплофизический баланс атмосферы и на каждом шагу встречая солидные нелепые модели типа круговорота воды в природе. Казалось бы, уж тут-то всё ясно: вода испаряется в атмосферу, конденсируется и проливается дождями, стекает моря и реки, снова испаряется. Сколько убыло - столько прибыло, и так без конца. Вот только оказалось, что из туч дождями вытекает чуть не в сотню раз больше воды, чем общая масса всех этих облаков и туч. На землю теми самыми дождями и ливнями выливается в тысячу раз больше воды, чем её же испаряется со всей планеты в это же время. Да ещё и некий подземный океан имеется, в котором воды в десять раз больше, чем во всех земных реках, морях и океанах. Не говоря уж о том, что под землёй вода тоже должна куда-то деваться, чтобы не нарушить общий баланс. Но это уже отдельная тема.
  В итоге, сейчас мы имеем такой гигантский неразборчивый клубок из понятий и представлений, заблуждений и суеверий, многолетних устоев и удобных направлений, целенаправленной лжи и мелкой корысти, что каждый может совершенно свободно выбрать себе свой персональный вариант сумасшествия и жить в нём недолго, но счастливо. Наступает Власть Несбывшегося. То есть, никому ничего не понятно, поскольку рассуждают из ложных посылок. Никто точно не знает или знает наоборот о том, что было и чего не было. Что создаёт причудливую смесь иллюзий реальности и сомнений существования чего угодно и где попало. Вплоть до серьёзных убеждений, что весь мир - иллюзия, и ни у кого ничего и не было. Но ведь должно же было! Или, хотя бы может...
  Но последнее время что-то заметно меняется. Я не знаю, почему. То ли потому, что иначе время станет для нас и впрямь последним. Или планета действительно совершает значимый переход, будь то из Чертога Лисы в Чертог Волка, из эпохи Рыб в эпоху Водолея, или из эры Пятого Солнца в эру Шестого Солнца. И влияние верховных Тёмных Иерархов существенно ослабевает на жителей планеты, а помощь Светлых Демиургов заметно усиливается. Но факт остаётся фактом.
  Нет, верховные управители под водительством тёмных невидимок по-прежнему лихо и с удовольствием измываются над основной частью населения, которых они-то за людей точно не считают. Королевские семьи по-прежнему делают вид, что они не при делах, а их финансовые младшие родственники - будто они главные, политики - по воле тех и других организуют повсюду конфликты и недостаточное или некачественное питание, интеллигенты обеспечивают развитие ограниченной прикладной науки потребителей и обоснование правильности и неизбежности такого бардака, пятая власть древнейшей профессии активно ездит по ушам случайно уцелевшему для работы населению, люмпены и радикалы в меру сил вредят всем, кому смогут, культурно-попсовая тусовка активно припадает к кормушкам. Радует другое. Тёмные не вмешиваются сами в процессы прямого геноцида. Раньше они, как не по ним, сами наводили цунами-потопы-извержения-землетрясения. Да ещё и ядерными бомбами кидались повсюду, прямо с ближней космической орбиты. Теперь же только изредка обрабатывают оттуда пшеничные поля, оставляя нам непонятные, но как бы явно гуманные послания. Хотя иногда и грешат мягкими пси-излучениями для правильной настройки разного электората. Но убивать последние лет двести предпочитают косвенными методами. Через своих подсадных ставленников, сделав конфликты ограниченными, но повсеместными, а отравление генома и психики мягкими, но не ограниченными никакими другими рамками.
  Такое впечатление, будто сами они подпали под некий контроль, ограничения и некоторые прямые запреты. Разумеется, они нашли выход, активно и равномерно рассеявшись по всей планете и вооружив человека ядерным и прочим оружием, превратив население в заложников. Поэтому теперь, как однажды проговорилась Мара, Светлые могут полностью уничтожить Бесов только вместе со всем человечеством.
  Да и с самим человечеством всё непросто. Хотя ещё недавно мне было, вроде бы, в целом понятно. Людей сотворил Бог-отец по образу и подобию своему, как своих детей, то есть, по-видимому, из божественной материи. А биороботов, которых будем называть для простоты человеками, создал Господь Бог из праха земного. И истинное имя их создателя - Сатанаил. Он же - Вельзевул, Саваоф, Иегова. В общем, тот самый, к детям которого был послан Христос, чтобы попытаться их спасти. И с тех пор большая часть человечества, то есть, биороботы, управляемые подручными Сатанаила Бесами, неизбежно противостоят меньшей части людей, имеющих божественное происхождение и вдохновляемых помощниками Бога Ангелами. И было даже примерно понятно, чем люди существенно отличаются от человеков: у людей, кроме тела и безсмертной души, есть ещё Дух, который является божественной искрой или частицей Бога. Значит, выражение 'бездуховный человек' имеет не фигуральное, а по-настоящему буквальное значение.
  Но что-то в общей картине не складывалось. Во-первых, с каких-то пор у меня начало складываться твёрдое убеждение, что при столь серьёзном отличии человека от людей - шутка ли! - искра божья как бонус - должна породить гораздо большую разницу во всём: способностях, стремлениях, образе жизни. Кроме того, мне было совершенно непонятно, почему Христос должен был спасать именно иудеев. Особенно, когда знаешь, что в древние времена никаких иудеев вовсе не было, и это - совсем не национальность, а каста, сложившаяся только в средние века как достаточно широкая группа лиц, занимавшаяся налоговыми, долговыми, кредитными, накопительными и прочими денежными делами. И уж совсем непонятными становились не только вопросы генетики и наследственности в смешанных браках, но и кармические законы и моральные установки.
  Кроме того, всегда смущало столь скромное божественное участие, пусть бы даже через 9 чинов своих ангельских, или соответствующего пантеона богов - кому как больше нравится. Это даже породило в своё время известную парадигму о всемогуществе или всеблагости Бога. Если он всемогущ, видит всё зло на земле, но терпит, значит - не всеблаг. А если он всеблаг, но не может всё исправить, значит - не всемогущ. Аргумент о том, что противоречие снимается свободой выбора, которую Бог сознательно дал людям изначально, на самом деле мало помогает ввиду непонятных критериев границ и целей той свободы, что порождало дополнительные вопросы. Это породило и так называемую манихейскую ересь, которую правильнее было бы назвать катарским взглядом на проблему. Они предположили, что слова Христа о том, что царство его - не от мира сего, следует понимать буквально. То есть, наш материальный мир целиком создан не Богом, а Сатанаилом, который, как известно, тоже когда-то был Ангелом, но отступился и пал с духовных небес, сумев увлечь за собой некоторую часть других Ангелов. Надо сказать, что такая гипотеза значительно лучше объясняет всё. Но тогда получается, что, когда Бог-отец на шестой день творения сотворил людей, это были те самые совершенные люди, которых мы сегодня называем кто-то Ангелами, а кто-то - Богами. Позже они как-то разделились на Ангелов и Бесов, или на добрых и злых Богов - в зависимости от принятой терминологии. А человеки, или человечество, составляет на Земле подавляющее большинство, но до сих пор даже близко не может сравниться по своим способностям и возможностям с людьми, поскольку каждый человек по природе - биоробот, созданный для помощи людям в наведении порядка на Земле. Вся разница в том, что пока ещё, к счастью, многие из нас стремятся стать настоящими людьми. Бедный человече! В свете таких представлений все его смыслы видятся совсем по-другому. И хорошо бы их вообще разглядеть! А уж добиться...
  
   Морена []
  
  Смерть всегда приходит неожиданно. Даже если её ожидаешь. Где-то я уже что-то такое слышал. Тут же явилась даже не смерть, а та, которая олицетворяет таковую. По-простому, без атрибутов и церемоний. Не поверите, поначалу даже не узнал. Симпатичная дама неопределённо-привлекательных лет просто подошла ко мне на веранде, когда я в жаркий весенний день вышел подышать северным морским бризом. В нашем доме летом живут много родных и бывает много гостей. Но сейчас был ещё не сезон, а, главное, Таня уже полгода неизвестно где отсутствовала. Поэтому я сначала удивился. Гостья была похожа на типичную приезжую отдыхающую: шорты, футболка и шлёпанцы в качестве немудрёного гардероба и характерная северная бледность. И тут до меня дошло.
  - Здравствуй, Светлейшая! - я старался оставить голос обыденным.
  - И тебе не хворать! Спасибо, хоть не величаешь бледнейшей! - Мара, как обычно, была спокойна и иронична.
  - Ты опять пришла сделать мне предложение?
  - Действительно, де-жа-вю какое-то! Просто нас почему-то каждый раз разлучают твои горячие поклонницы. К счастью, крайний раз у этой неумехи Пераскеи, благодаря Яме, ничего не вышло. А вот до этого Кали поработала на славу! Очень качественно тебя убила. Даже новое тело в прежнем качестве собрать не удалось. Так что теперь ты, по собственной терминологии, стал человеком. Уж извини!
   - Так у меня теперь и Духа нет? - мне стало не очень уютно.
  - Не суетись. Ты всё упрощаешь. Как известно, существует семь тонких тел. Из которых три высших связаны с духом. Даже у человека. Просто они не развиты и не связаны с Единым. Вот и твой дух пока разобщён и витает, пытаясь воссоединиться с прообразом.
  - И как долго он будет рассеянно витать? И как мне теперь со всем этим быть?
  - Пока точных ответов нет. Но ситуацию можно использовать.
  - Как это?
  - Будешь Бесом.
   - Это как? - моё скудное красноречие на том закончилось.
  - Как обычно. Свой человек в чужой команде.
  - И кто мне поверит? С моим-то прошлым?
  - Правильно. Не поверят. Но достаточно того, чтобы сразу не убили. А этого не будет. Потому что им тоже будет любопытно. Во-первых, следов божественности на тебе сейчас нет. Кстати, это и будет твоим главным козырем. Во-вторых, у тебя и памяти о прошлых воплощениях не осталось. Да и об этом я кое-что подправлю.
  - Ладно. Но тебе-то это зачем? Не поверю, что ты о них чего-то не знаешь из того, что я мог бы добавить в своём нынешнем состоянии. Тем более, что они и не пожелают меня хоть во что-нибудь посвятить. Максимум, оставят где-нибудь жалким приживалой.
  - Вот этого и будет достаточно. Для начала. А потом вступит в силу план Б.
  - Это ещё что?
  - Всему своё время.
  - А как же я? Как же Таня?
  - Да цела твоя Таня. Думаю, скоро объявится. Она и так за тобой приглядывает. Глазами вашей кошки.
  - Ух ты! Это Жива ей так подсобила?
  - Разумеется! Это ж она у нас покровительница кошачьих!
  - И ещё вопрос. Когда?
  - Скоро. Жди.
  И тут Мара начала таять. Я же онемел, и, вместо того, чтобы окликнуть её, ещё о чём-то расспросить, стоял и пялился на место, где она только что была.
  Человек - поистине странное существо. Мы обычно не ценим того, что имеем, но подсознательно стремимся к чему-то несбыточному, не представляя себе ни конечной цели, ни методов её достижения. У нас не очень хорошо с нашим сознанием, и мы пытаемся компенсировать это - кто эмоциями, кто интуицией, а многие надеются на помощь свыше. Тем более, что часто всё усугубляется тягой к удовольствиям, утерями ценностей и фатальной ленью. Втайне мы осознаём своё несовершенство, что выражается то в излишнем самомнении, то в неоправданном самоуничижении из мировых религий. Мы убиваем всё живое ради собственных сиюминутных интересов, но всегда готовы опомниться и искренне пожалеть какой-то отдельный объект внимания, будь то человек, животное, растение или творение природы. Многие, видя всё это, объявляют всё безсмысленным и пускаются во все тяжкие. Другие на что-то надеются. Хотя надежда - глупое чувство. И теперь я знаю, почему. Потому что есть реальные основания разорвать этот порочный круг между внутренним несовершенством и стремлением к идеалу. Главное - не растерять желание, стремление и решимость. Интересно будет попробовать...
  
  
  
     Тайны Старого Митино
  
  Мы выпили Сому, дающего бессмертье, обрели, изведали Диво
        Ригведа, гимн Сома Павамада   
  
  
   Митино - Герб []
  
  
  Когда мне понадобилось какое-то время пожить в Москве, я выбирал жильё не где-нибудь у славных ныне Семи Холмов, а именно в Митино, недавно ещё маленькой близлежащей деревне, но когда-то вполне значимом и известном сакральном месте. Мало того, ещё и летописном. Впервые Митино встречается в 1389 году в завещании Дмитрия Донского как Митин Починок. Затем, помимо более поздних описаний старых вотчин Троице-Сергиевского и Чудова монастырей, в 1417 году упоминается царём Василием Первым, и тоже почему-то в завещании. А уж герб Митино - вообще нечто выдающееся. Старинная золотая ладья под парусом и на колёсах. То ли намёк на участие в мифическом походе князя Олега на Царьград, то ли просто символ центра старинных торговых путей с эдаким универсальным транспортным средством.
  В результате немалых морально-волевых усилий и материальных затрат я поселился в уютной двухкомнатной квартире, совсем рядом с Митинским парком и недалеко от Красногорской лесополосы, протянувшейся между Митино и Красногорском на несколько десятков километров к западу. Это сейчас по местным овражкам журчат обмелевшие речушки с легкомысленными названиями Банька, Синичка и самая близкая - Барышиха. Пенягинский пруд в Митино - именно её заслуга. Но ещё сотню лет назад, в каждой из них, впадающих в Москву-реку выше города по течению, была чистейшая вода с более приличной глубиной, и там водилась даже такая благородная рыба, как стерлядь. Зато теперь Митино считается одним из самых благоустроенных и удобных районов Первопрестольной. Всё это время официально я занимался технологией производства соков и напитков. Разумеется, мои любимые божественные сурья, сома и амрита среди них не были. Для них необходимо слишком много компонентов, и некоторые из них уникальны. Поэтому эти напитки удавалось готовить только изредка дома, да и то - по упрощённым рецептурам. По жизни приходилось заниматься массовыми проектами соков, алкогольных напитков и всяческих лимонадов. Зато такое положение дел давало широкие возможности выезжать в разные уголки России и посещать, когда надо, другие страны. В остальном я вёл жизнь примерного обывателя: с утра до вечера находился на службе, по выходным - или тихо сидел дома, или прогуливался с любимой женой Таней либо в одиночку по Митинскому парку. Что, собственно, мне и было нужно. Мне было поручено приглядывать за ним, и теперь это было удобно.
  Дело в том, что недавно в Митинском парке обнаружили несколько древних курганов, которые тут же обозвали могильниками. Как обычно, некоторые силы озаботились попытками всё это похоронить. Как, например, пытались сделать с Аркаимом. Его, как известно, сначала хотели затопить никому не нужным водохранилищем, а затем, когда это не удалось, попытались продать всю территорию под эксклюзивное право раскопок американской компании Панамерикэн ровно за один миллиард долларов. К счастью, власть в стране снова поменялась, и ей стало не до этого. В Митино, казалось, всё можно было сделать проще: запланировали массовую жилую застройку, под которую всё можно было сравнять под ноль. Но и тут повезло: оказалось, что это само по себе очень дорого из-за перепада высот более тридцати метров, а тут ещё грянул очередной финансовый кризис, поэтому все планы пришлось менять. Тогда Митинский парк, в котором старых курганов открыто уже около тридцати, назвали ландшафтным, сделали вид, будто всегда хотели видеть его именно таким, и оставили его в покое. Надеюсь, навсегда. В одну из прогулок по парку я заметил странную группу отдыхающих. По выходным здесь в ясные дни полно народу. Но большая часть из них располагается по берегам пруда, жарит шашлыки в лесочке по верхам холмов, либо просто гуляет по тротуарным дорожкам. Эти же расположились на самом дне оврага, разбив сразу три палатки прямо возле речки Барышихи. Их было четверо. Но на чёрных копателей времён войны как-то тоже непохожи. Во-первых, область интересов тех находится существенно южнее. Да и по виду - трое из них - типичные молодые научные сотрудники-ботаники, включая и довольно миловидную дамочку, а старший - с явной печатью профессора-корифея на лице. Стало ясно, что это - те самые копатели. Археологи из так называемых историков. Но здесь - явно неофициально. Здесь раскопки, насколько я знаю, пока не разрешены, да и поведение их было похоже на детей, сговорившихся хранить какую-то страшную тайну. Что ж, придётся мне их принять. По возможности, не слишком жёстко, но чтоб осталось неповадно.
  Включаю верхнее зрение. Непростые ребята. Явно пользовались современными приборами. Расположились чуть ли не в двух десятках метров от бокового входа в главное хранилище. Это не может быть совпадением. Разве что какой-нибудь древний план. Но это - вряд ли. Да и не такими уж ботаниками при ближнем рассмотрении оказались: крепкие ребята, а один из них - так почти атлет. Так что имели неплохие шансы. Идём дальше. Переходим на личности. Профессор. Карьера, научные труды, семейная жизнь - ничего интересного. Так. Увлечение молодой аспиранткой. Банально, но годится. Думаю, и на необычные для него подвиги потянуло не без этого. Вадим. Почти типичный научный сотрудник. Фанат археологии. Не женат, не бабник, не корыстен, не завистлив. Всё немного сложнее. Но решаемо. Александр. Более широкие, но гораздо менее глубокие интересы. Не слишком крупный, но накачанный. Бабник с некоторым комплексом мачо. Это уже что-то. Проблемы с девушкой. В первую очередь, материальные. Тогда всё просто. Оксана. Та самая молоденькая аспирантка. Тут проще. Археология её очень интересует, но профессор ещё больше. Уверена, что уведёт его из семьи, и явно не без оснований.
  Очень скоро служебный роман профессора станет известным как в семье, так и на кафедре, да ещё и подкреплённый серией достаточно откровенных снимков. Ему надолго станет не до археологии, поскольку последует развод с женой, несмотря на тридцать лет совместной жизни и троих детей, впрочем, уже вполне совершеннолетних. Тут весьма кстати придёт приглашение возглавить кафедру университета культурной столицы, чем он с радостью воспользуется и переедет в Питер. А на своей аспирантке он и в самом деле женится, но уж как там у них дальше сложится - даже не интересно. Вадим получит предложение и возглавит Новгородские раскопки в группе другого известного профессора-археолога. Александр вскоре получит возможность через свою дамочку заняться маленьким бизнесом, и это дело у него пойдёт настолько успешно, что он решит наконец свои материальные проблемы, а про археологию будет вспоминать как приятное увлечение молодости.
  В предыдущем моём воплощении, когда меня звали Бальдром, как поведал мне Локи - да, да - тот самый Бог Асов, как бы дико это для самого меня это поначалу не звучало - я умудрился сойтись на тропе войны с самой великой и ужасной Богиней Кали. Что не кончилось хорошо, и почему-то, не только для меня. Мы успешно друг дружку уничтожили, да так, что ошмётки личностей для нового воплощения пришлось собирать по кусочкам, а большая часть наших божественных сущностей была развеяна, причём даже неизвестно точно, насколько обратимо. В новой жизни я, по мере сил собираю себя, и, по возможностям, помогаю своим старым друзьям - Локи, Марене, Тарху - в трудах их праведных. Когда меня направили в Митино, мне это поначалу казалось чем-то вроде смотрителя музея в почётном санатории. Но теперь я сильно подозреваю, что так просто никогда не бывает.
  В любом случае, пора делать ревизию. Попросту разобраться, что же там на самом деле в Митинском парке. В целом, по всему миру на сегодня существуют сотни тысяч так называемых курганов. Тысячи наиболее значимых из них оформлены в виде пирамид, построенных из монолит-бетона. Разумеется, назначение этой единой грандиозной системы - отнюдь не могильники для князей-царей-фараонов, хотя очень многим из этих сооружений пришлось стать захоронениями по совместительству. Уж больно велика всегда тяга власть имущих приобщиться к великим тайнам, но, главное, к безсмертию. Что, впрочем, породило моду понаделать множество настоящих могильников, лишь имитирующих настоящие курганы по форме. А курганы и пирамиды - это единая энергоинформационная система планеты, обеспечивающая целостность ноосферы, передачу информации и энергии на расстоянии и связь с космосом. Сейчас эта система выключена и частично разрушена. Но на кое-что способна и теперь.
  Локи договорился с кем-то из подземных жителей прокопать в гору подземный ход. Тот самый, что собирался делать профессор. Снаружи его замаскировали под люк канализации. Да ещё, вроде бы, обеспечили защитой отвода глаз для тех, кто случайно этим люком заинтересуется. И вот я на месте. Сегодня предстоит обойти восемь курганов, расположившихся относительно нешироким полукругом вокруг трёх главных пирамид и связанных между собой узкими проходами. Ещё пара десятков курганов разбросаны по большой территории и пока мне не до них. А вот три главные цели очень интересны, но их тоже пока придётся отложить. Две пирамиды относительно невелики - не более двух десятков метров в высоту и сделаны то ли из обожжённой глины, то ли попросту из кирпича, основанием - глубоко в земле. А вот центральная пирамида начинается метров на десять ниже уровня речки Барышихи, составляет тридцать четыре метра в высоту и сделана из настоящего рукотворного камня. Разумеется, это не те размеры, которые бы могли тягаться с крымскими, карельскими, китайскими или чукотскими пирамидами, но для Митино это очень круто.
  Иду по коридорам своих курганов. Внешне - ничего эффектного или впечатляющего. Голые стены, прямые ходы, но часто - под непонятными углами подъёмов-спусков. Небольшие помещения, безо всяких захоронений или сокровищ, но с немногочисленными ящиками-приборами непонятного назначения. Такие курганы обычно учёные объявляют разграбленными и теряют к ним интерес. Правда, обнаруженные там приборы изымаются и потом куда-то бесследно исчезают. Настоящий сюрприз ждал меня в пятом по счёту кургане. Даже не сюрприз, а настоящее потрясение. Внизу открылось помещение, в котором стоял огромный саркофаг из литого малахита. А внутри - закрытый хрустальный гроб. В нём лежала настоящая царица. Не чрезмерно красивая и не слишком юная, но с богатыми украшениями и даже небольшой короной. Но главное - абсолютно живая с виду. Как будто просто спала. Всё это не было похоже на усыпальницы цариц-амазонок, где обычно было множество боевых доспехов, драгоценностей, одежды и бытовых предметов. Непохоже и на обычные княжеские гробницы с их помпезными украшениями и кучей ритуального снаряжения и текстов обрядовых молитв и посвящений. Кроме хрустального гроба в саркофаге со снятой верхней частью, стоявшей сбоку, вокруг не было ничего. Я не знаю, сколько я так стоял, не в силах отвести от неё глаз. Наконец, собрался с духом и побрёл дальше. Остальные сооружения я обошёл уже чисто механически и отправился домой. Задержавшись, конечно, на обратном пути в той самой заветной комнате Митинской Царицы.
  Вернувшись домой, я понятия не имел что мне со всем этим делать дальше. Ну и ладно. Сегодня у меня просто праздник. Гулять так гулять! Достаю любимую сурью. Изготовленную по одному из моих фирменных рецептов. Для приготовления сурии надо добавить в приваренные высевки (ячменную шелуху) полевой мёд, ягодную закваску из перезрелых лесных малины, земляники и винограда сорта Квасностоп с кожицей, и водные настои амаранта, хмеля и лимонника. Всё это поставить дня на три бродить в тёплом месте без доступа света и воздуха. Потом дображивать ещё неделю при низкой температуре. При достижении крепости в пять градусов брожение прекратить, сколько бы не было остаточной сладости, проведя грубую, затем тонкую, и, наконец, ультрафильтрацию. Готово! Такой напиток реально веселит душу и не портит кровь!
  Я надеялся очень скоро вернуться к осмотру. Но всё сложилось иначе. Причём навалилось всё сразу. Вдруг выяснилось, что Тане надо срочно и надолго уехать. В её наследное именьице в Кучугурах. Тех самых, что на Азовском море. Предстояло долгое и многостадийное оформление прав на землю, составляющих всего-то тридцать четыре сотки, но разбитых, так уж получилось, на четыре участка формально разных собственников. Кроме того, необходимо было отследить решающий год строительства нового дома, которое было затеяно несколько ранее, но развивалось к тому времени через пень-колоду, как это всегда бывает без должного присмотра.
  Кроме того, меня срочно послали за рубеж в командировку. Но если обычно, когда речь шла о подборе нескольких аром для ВИП-клиентов, я летал в Амстердам к нашему генеральному партнёру на 3-4 дня, то теперь предстояло лететь в Италию для подбора более широкой коллекции, что требовало для начала не менее полумесяца. Разумеется, я был вовсе не против. Но слегка тревожило то, что такое явно намекало на предстоящую смену наших главных партнёров, а то и жилья с работой. Это всё явно кое-что напомнило. Почти симметрично к моим разборкам с археологами. Надеюсь, всего лишь домыслы. В общем, вернуться к осмотру курганов удалось почти через месяц. Теперь предстоит ознакомиться с тремя главными достопримечательностями. Впрочем, после знакомства со спящей царицей, я уже вовсе не уверен, что окажется главным. Иду по коридорам первой из пирамид и пока не вижу ничего нового или необычного: те же ходы под неожиданными углами, редкие камеры с непонятным оборудованием, отсутствие каких-то гробниц или кладов.
  Вторая пирамида оказалась значительно интереснее. Именно она и была уже публично объявлена как главный могильник, пока ещё не изученный. Вот и хорошо! Ей и суждено стать главной жертвой науки, которую будут раскапывать и изучать долгие годы. Как ни странно, в ней действительно обнаружилось огромное центральное помещение, в котором находилось пышное захоронение некой царской четы, с дополнительными саркофагами придворной знати. Саркофаги были закрыты, кроме царских, в которых лица мумий были закрыты масками из чистейшего золота. Всё было пышно, роскошно, с избытком богатого вооружения и доспехов, обилие богатой одежды, мехов, драгоценностей, разнообразной посуды и бытовой утвари - в общем, всё, что надо для удобной комфортабельной жизни в загробном мире. Всё это было интересно и завораживающе. Но некоторые экспонаты были просто уникальны. Например, на полу стояла каменная плита размером примерно два на три метра, на которой была подробнейшим образом изображена рельефная детальная карта континента, с горными массивами и хребтами, с морями, озёрами и реками, с огромным количеством городов. Очертания морей и озёр были в целом узнаваемы, но имелись серьёзные отличия. Обращало на себя обилие больших городов по всей Сибири, многие из которых имели совершенно незнакомые названия. Понятно было, что изготовить такую карту можно было только методом холодного каменного литья, и с использованием точнейших аэрокосмических данных не совсем нашего времени. Но удивления и восхищения этим шедевром такое понимание никак не умаляло. Как зачарованный, бродил я среди бесценных реликвий, потеряв счёт времени, иногда ощупывая предметы руками - будто не веря в их материальность. Вдруг осознал, что пора двигаться дальше, а то ведь эдак и насовсем здесь можно остаться.
  И вот она - основная цель! Главная пирамида. Поначалу - ничего заметно иного. Те же коридоры без украшений, те же неожиданные камеры и комнаты с непонятными приборами и ящиками. Никаких следов религиозных росписей или признаков погребений. Все ходы, казавшиеся поначалу хаотичными, вдруг уверенно повели наверх. Для того, чтобы привести в просторнейший зал, со скошенными стенами и высоченным уменьшенным потолком. Вверху висел огромный хрустальный шар с бесконечным числом прозрачнейших граней. От стен исходило ровное неясное сияние. Тело попало в окружение каких-то мягких, еле ощутимых объятий из волн, похожих чем-то на водные, если бы хоть чуточку более весомые. В центре зала стоял огромный малахитовый саркофаг, похожий на тот, что я уже видел совсем недавно. Саркофаг был открыт, а в нём стоял открытый хрустальный гроб. Послышалась какая-то музыка, тихая, мелодичная и успокаивающая. Внезапно хрустальный шар наверху стал почти незаметно крутиться, засветившись своим неярким свечением. Музыка стала убаюкивающей. Всё стало похоже на сон. Всё вокруг стало полупрозрачным. Тело стало почти невесомым, а воздух вокруг, наоборот, сгустился и сделался плотным, как вода, и в нём стало можно плавать.
  Появились какие-то люди. Все были странно одеты, но безошибочно узнаваемы как жрецы неведомо каких культов. В руках у них была дикая смесь предметов - древние рукописи, странные приборы, а у кого-то - оружие. Несколько человек подошли ко мне, бережно подхватили меня под руки, сняли с меня всю одежду. Затем переодели меня полностью и уложили в тот самый хрустальный гроб. При этом ни сил, ни желаний чему-то мешать у меня почему-то не было. Музыка усилилась и заворожила полностью. В сознании крутились какие-то обрывки воспоминаний, потом целые куски, прожитые цельно и ярко, как наяву. Отчётливо запомнились запахи: вначале аромат свежей лесной земляники, потом терпковатые травы с лёгким винным тоном муската, а в конце подоспела и всё заслонила горькая полынь. Все эти люди вокруг пели какие-то бесконечные гимны, заговаривая непонятными молитвами и заклинаниями, водя вкруг меня причудливые хороводы. Потом - забытьё.
  Очнувшись, я не сразу и понял, что дома. Я лежал на диване. Напротив, в кресле, лениво развалился Локи с бокалом в левой руке. Думаю, там была его любимая сома с эфедрой. В правой руке он вертел какую-то фигурку, как бы отвлекая моё внимание.
   - А ты - счастливчик! Поспей я хоть немного позже, и быть бы тебе ещё одним редким экспонатом в хрустальном гробике, как та царица, которая недавно произвела на тебя столь сильное впечатление.
  - А кто она? - от любопытства я даже забыл для порядка обидеться, что меня, как всегда, использовали втёмную.
  - Малышка Хель. Храни её Боги! - Локи было не узнать - в лице были мягкость и нежность.
  Я онемел. Сказать, что я ошарашен - было не сказать ничего. Получалось, что это - та самая Богиня Подземного царства Асов Хель. По сплетням врагов - родоначальница всех колдуний и ворожих на земле. Родная дочка самого Локи. И, самое главное, моя суженая в те самые давние времена, когда я в прошлой или какой-то иной жизни был Бальдром. Как известно, все сохранившиеся письменные источники об этой былине были известно кем искажены. И в них романтическая любовь Хель и Бальдра была забыта, описание жизни Бальдра было сокращено до нелепого, но подробнейшего описания его смерти, а Локи, как всегда, изобразили главным виновником его гибели, да ещё попытавшись отправить его за это на длительные пытки, устроенные его верными Богами-сподвижниками.
  - В прошлый раз я всё-таки не успел. И теперь она вечно не с нами. Она где-то витает, оставаясь Хранительницей Мирового Эфира.
  - А чего эти люди от меня хотели?
  - Не совсем люди. Все, как один - Бесы. А хотели того же самого. Получить дополнительный доступ к Эфиру. Используя тебя как ключ. Ведь эфир раньше реально был твоим Атрибутом. Но не сейчас, после твоей эпической битвой с Кали. Не знаю уж, к счастью, иль к сожалению. В общем, у них ничего не вышло. Но не попытаться они не могли.
  - А что станет с пирамидой?
  - Ничего. Будет законсервирована. К счастью, Эфир пока способен воспроизводить большинство своих функций автоматически. Кроме того, его пока осталось кому поддерживать. К счастью, земная лженаука до сих пор отрицает само его существование. Система пирамид на Земле когда-то создавалась именно для гармонизации всех видов природной энергии с полями людей через общую ноосферу. Потом пошли искажения, связанные с вмешательством Тёмных, через ложные религии и прямые воздействия. Пришлось большинство из Пирамид остановить. Это совпало с наступлением эры Кали-Юги. Ваша Митинская Пирамида - одна из основных в общей системе Великих Пирамид Мирового Эфира. Эфир является невидимой основой нашего Мира. Это не только фундаментальная составная часть атомов и молекул, но и основной компонент взаимодействий и переходов веществ в другие виды. Именно он отвечает за сохранение атмосферы планеты в бесконечном космосе, придавливая её к поверхности. Он же является источником образования обилия необходимой воды, источники которой вы отследить не в состоянии. Эфир - важнейшее связующее звено между миром так называемым материальным, и миром более тонких и высоких энергий. Проводник всех связей и взаимодействий, обмена веществ и круговорота материи, отвечающий, в конечном счёте, за само существование органической жизни на всей планете.
  - Однако, засиделся я тут с тобой! Пора! - Локи, как всегда, даже не попытался быть обходительнее и деликатней, и стал таять на глазах, вскоре исчезнув, как будто его и не было. Я же, как всегда, остался в весьма противоречивой ситуации. В первую очередь, с чувством некой неполноценности в смысле далеко не полного соответствия себе самого себя. С другой стороны, оставалось какое-то удовлетворение от того, что получилось хоть на что-то пригодиться даже в таком несуразном виде. Но главная неприятность была в том, что по-прежнему было непонятно, чем заниматься дальше. Разве что - добросовестно пытаться сродниться и изучать доступными ныне способами Эфир как мою самую родную стихию. Недаром же когда-то он считался моим Атрибутом!
  
  
  
  Часть 3
  Просветлённые Вероятности
  
  Воин не испытывает угрызений совести за что-либо содеянное, так как оценивать
  собственные поступки как низкие, отвратительные или дурные означает приписывать
  самому себе неоправданную значительность.
   Карлос Кастанеда
  
  Только перестав быть собой, получаешь шанс обнаружить себя.
   Макс Фрай
  
   Руна Wunjo - Радость []
  
  
  Так уж повелось, что в этот раз всё снова начиналось с моего тела. Безчувственного и бездыханного. То есть Локи пришлось имитировать, будто он не совсем успел доделать свои дела, убив глупую мстительную Пераскею, и ретировался. Оставив обезглавленную её и обездвиженного меня. Для него - всего лишь небольшой фокус с временным возвратом, а для меня - возврат к очень болезненному состоянию. Разумеется, Локи мог просто и мгновенно доставить меня здорового к Сету, Михаилу, Люциферу или Велиару.
  Когда я очнулся, передо мной был Велиал. Он же - Белиал, Велиар, Ваал, Агриэль, и прочая, и прочая. Демон лжи, вероломства и обмана, великий герцог ада. Не знаю, как за последние сотни лет, но с момента нашей крайней встречи он ничуть не изменился: те же внешность и манеры отдыхающего аристократа в зрелом возрасте и в небрежном и одновременно безупречном костюме. Лицо его было насмешливым и почти добродушным, если бы не чуточку брезгливым:
  - И кто ж у нас такое натворил? Судя по почерку, похоже на нашего заклятого друга Яму.
  Видя, что вместо ответа я беззвучно открываю рот, он плавно провёл рукой, и меня отпустило, а рана на груди начала затягиваться. Следы резни и тело Пераскеи он тоже убрал.
  - Глупышка Пераскея! Поверь, её никто не просил. Это какие-то личные счёты. Хотя, возможна ловушка. Впрочем, чего уж теперь... Не хочешь ли чего попросить напоследок?
  - Силы!
  - Чего-чего? Какой такой силы? Это нашей-то - Тёмной? А как же твои опекуны? Не могут помочь?
  - Могут. Но говорят, что речь может идти о моей божественной энергии, которая развеяна так хорошо, что на сборку может уйти несколько веков. С тёмной энергией на чистое место это не так.
  - Хмм... Божественной энергией тут и впрямь не пахнет, да и памяти в тебе почти не осталось. Правда, именно поэтому ты нам совсем не интересен. Ни как посланник, ни как перебежчик. Да и не верю я тебе. Совсем. Ничего не понимаю, но чую интригу. В стиле нашей красавицы Мары. Поэтому не обольщайся, будто приобщишься каких-либо тайн или войдёшь в какие-то круги. Да и обидеть кого-то из своих не дадим. Но в качестве эксперимента... Почему бы и нет? Любопытно будет понаблюдать... Лови! Уже завтра начнётся приход.
  И тут он начал делать плавные круговые движения руками, что-то вполголоса приговаривая, отчего я начал погружаться в некое полусонное состояние, пока не вырубился совсем. Обещанный приход пошёл поутру. На этот раз мир не стал выворачиваться наизнанку. И даже поначалу не показывал необычных сторон. Усилилась резкость восприятия у меня. То, к чему раньше пришлось бы присматриваться, или было бы неразличимо вовсе, виделось во всех деталях, хотя и визуально не приближалось, как бинокле или увеличительном стекле. Те запахи, улавливание и различение которых я мог ожидать только у собак или диких животных, я совершенно явственно и чётко фиксировал и раскладывал на составляющие. Звуки стали отчётливы и бесконечно выразительны, став намного более разнообразными по тональности, глубине и тембральному насыщению, не прибавляя заметно в громкости. Видимо, всё это и есть та острота чувств, коих человек лишился в конце мифического Золотого Века. Осталось проверить эмоциональное и так называемое сверхчувственное восприятие. Но если с первым, как я надеюсь, у меня всё ещё впереди, то второе проявило себя достаточно быстро.
  
   Богиня Таня []
  
  Для начала на меня стала шипеть собственная кошка. Как же так, Васяня? Никогда такого не было! При этом я чётко видел, как её аура перешла из приятного прозрачно-зеленоватого цвета в почти фиолетовую. Краем глаза увидел, как из-под стола метнулись к двери два мелких силуэта. На автомате щёлкнул пальцами в ту сторону и убедился, как искра, вылетевшая из моих пальцев, щёлкнула по затылку одного из странных гномиков, который тут же распластался на полу, в то время как второй вроде благополучно сбежал.
  - В общем, так! Свистать всех наверх! И не заставляйте меня говорить заклинание призыва! Хуже будет! Я здесь хозяин! - громко скомандовал я.
  В ответ начали появляться и проявляться разные существа. Одни из них были похожи на давешних гномиков, другие были крупнее, но как бы менее плотные по фактуре. Третьи - и вовсе тени умерших людей. Некоторых других я не знал, но смутно откуда-то помнил. В общем-то, их было не так много, но всё-таки не менее двух десятков.
  - Значит, так, ребята! Шутить со мной не надо! Прятаться тоже не советую. Бесполезно! Но особенно не рекомендую следить за мной и доносить, куда надо. То есть, не надо! Развоплощу или изувечу! А сейчас все разбрелись и быть готовыми явиться по первому зову для выполнения моих поручений! Время пошло! - сказал и сам удивился, не столько даже появившемуся откуда-то командному голосу, сколько удовольствию, с каким отдавал распоряжения. Для начала надо понять, что делать. Перебирая свои немногие деловые бумаги, наткнулся на записи, начатые по заказу Велиала, но закончившиеся в самом начале несостоявшегося эпоса по моей инициативе. Читаю.
  Многие считают, что любая Реальность - мыслящая, сознательная и разумная - для тех, кто видит разницу между этими понятиями. Имеет свои способности к развитию, старые и новые связи, вкусы и предпочтения, тайные и выраженные желания. Живущие тут и сейчас, хотя некоторые предпочитают считать, что живут во многих реальностях одновременно, вынуждены ко всему этому приспосабливаться. Независимо от того, считают это правильным или закономерным, будь то карма или закон природы, или наоборот - неразумным и случайным, как ураган или стихия. Наша Реальность, основанная на действительных и мнимых величинах и ценностях - когда они непрерывно порождаются, умирают, а то и вовсе меняются местами - похожа на пьяную или просто сумасшедшую. Изначальное и понятное отсутствие двоичной логики дополняется и умножается сознательным и случайным нарушением всех мыслимых связей и устоев так называемого общества на теле уставшей Реальности. Её ткани начинают истончаться, разрываться и даже таять. Вплоть до пробелов однородности, непрерывности и самого бытия. Многие границы становятся зыбкими, условными или нереальными. Между делом стираются границы между здесь и не здесь, или так и эдак, между есть и нет, или сейчас и прежде. С какого-то момента изменения могут стать всеобщими и необратимыми. До исчезновения целого Мира. Куда уж там древней мнимой вражде миров Яви и Нави! Или старому доброму Всемирному Потопу. Добро пожаловать в новый Конец Света! По оригинальному сценарию Велиала.
  
   Архангел Люцифер []
  
  - Тебя действительно проще убивать сразу! - Велиал выглядел задумчивым, а голос звучал спокойно и мечтательно. Ты умудряешься упрямо докапываться до самых нежелательных вопросов и ответов.
  - Какая честь! Меня курирует сам Велиал! - я старался смотреться уверенней.
  - Обойдёшься! Присматривать за тобой будет Дый. А то у дам с тобой как-то отношения не складываются. И подозрительно плохо для них заканчиваются. А вот какую-никакую общественную нагрузку тебе, пожалуй, пора дать.
  - Ну вот! А обещали, что буду свободен, как ветер!
  - Так спокойней! Особенно, под присмотром. Но если и с Дыем что-нибудь случайно произойдёт, то уж не обессудь!
  - Странно! Я думал, Дый Седуневич у вас немножко по другой части. Командует себе в Подземном царстве. Так что за нагрузка?
  - Тебе понравится. Будешь по мере сил разбираться с некоторыми нашими беспредельщиками. С некоторых пор это и в наших интересах. Что-то типа инквизиции. Задания будешь получать от Дыя. Всё! Будь здоров! Пока... На этом Велиал провёл рукой в сторону моих заметок, которые тут же вспыхнули и рассыпались пеплом, а сам бесшумно повернулся и растаял в воздухе. Дый не заставил себя долго ждать. Объявился на следующий день. Нахальный и довольный, похожий на благообразного пожилого преуспевающего торговца. Как он там на самом деле выглядит, я понятия не имею, да он и сам, возможно, давно забыл.
   - Привет, Владимир! Или предпочитаешь одно из старых добрых своих имён? - Дый был вызывающе дружелюбен.
  - И ты будь здрав, Дый Седуневич! Зови, как удобно. С чем пожаловал?
  - Есть одно предложеньице! Надо разобраться с одной старой ведьмой. Злобная старуха. Вылитая Баба Яга! Тебе понравится! Ты ж у нас как-то особенно крут по части колдовской женской половины! - Дый откровенно ухмылялся.
  - Стоп! Ты уже наговорил много лишнего! Ведьма - это изначально Ведающая Мать. Баба
  - это просветлённый уважаемый человек, независимо от пола. А Яга, или, по-современному, Йога - один из путей духовного развития. Коих, разумеется, бесконечное множество, но часто выделяют восемь основных по типам оболочек человека. Кстати, Эфирная Яга когда-то считалась моим Атрибутом, а Астральная Яга - Богини Тани. Это вы потом со своей нечистью нагородили лживыми сплетнями вокруг сплошной негатив.
  - Ладно-ладно! Экий ты у нас щепетильный! Зови её просто по имени - Старая Жахха. Представляешь, жила себе скрытно и одиноко в лесу, нигде особо не светилась. Некоторые из наших об этом жалели, другие радовались - уж очень всегда была даровита. То есть, иногда она добросовестно наводила ужас на всю округу, чем и заслужила имечко Жахха. Бывало, сжигала под корень целые деревни, особенно, когда те её уж слишком доставали. Правда, население при этом обычно успевало уйти и уцелеть, но остаться без крова и начинать жизнь на новом месте - тоже не сахар. А вот охотникам за ней она обычно отрезала головы и аккуратно украшала ими частокол вокруг своей избушки. Словом, нормальная была бабушка. И вдруг как сбрендила. Начала настоящую охоту на всех колдуний. Сначала перебила всех в округе. Потом принялась за дальних. Не знаю уж, ревность какая здесь, или ещё что, но эдак вскоре оттуда некому и на Лысую Гору летать будет. Надо разобраться!
  - То есть, убить? - уточняю я.
  - В общем-то, не обязательно. Хотя, по-другому остановить её вряд ли получится. Но хотелось бы понять, отчего всё так пошло?
   - Но если она - вся из себя такая талантливая, то как же мне с ней справиться? Ведь у меня как-то со способностями сейчас - не густо.
  - Хороший вопрос! На это, как в сказках и положено, вот тебе три волшебные вещицы. Три эдаких чудесных колечка. Кольцо Защиты, Мост Переноса и Печать Смерти. Первое не только обеспечивает некий обережный круг, но и мгновенно даёт понять, когда угрожает быстрая гибель. Второе переносит, куда пожелаешь, но чаще - из тех мест, которые достаточно хорошо себе представляешь. Ну а с третьим, думаю, и так всё ясно.
   - Ладно! Я пошёл! - нацепил все перстни, попытался представить себе в красках Старую Жахху и потёр нужное колечко.
  Не знаю уж, насколько хорошо я всё себе представил. Или это всё прикинулось именно таким. Я подозреваю, что скорее второе. Но, так или иначе, я оказался в чудненьком местечке. Всё на месте: лес, частокол с голыми черепами, узкие ворота с видимой небольшой избушкой. Захожу. У избушки сидит старушка. Вся в каких-то лохмотьях, но в добротных куртке и унтах из настоящей волчьей шкуры. Рядом - классический чёрный кот. Смотрит на меня лениво и задумчиво.
  - Будь здрава, бабуля!
  - И тебе не хворать! - ответила она неожиданно сочным низким голосом. С чем пожаловал, добрый молодец?
  - Поговорить пришёл - начал я и глянул, на всякий случай, на колечко защиты, которое, вроде, ничего плохого не показывало.
  - Вижу-вижу, от кого ты пришёл. Но поговорить можно. Только на свои амулетики, предупреждаю, особо не рассчитывай.
  - С чего всё началось? Я имею в виду убийства всех этих колдуний в округе?
  - Попробую объяснить - поймёшь, нет ли - не моя беда. Видишь ли, у женщин всё немножко по-другому. Мужик - он по природе пробный и расходный материал. Поэтому у него и мозг больше, хоть и добавка по большей части мусорная - на авось. Да и рожать не надо, что даёт даже больше преимуществ по жизни, чем физическая сила. Поэтому для мужика так часто важны почести, слава и другие вещи, вроде как способные оправдать его существование. Но если из этого пробного материала и впрямь изредка проявляется исключительный дар и огромная польза, то увы, намного чаще исходит большая часть жестокости, глупости и эгоизма.
  - У женщины главная цель - продолжение рода и закрепление всего лучшего в нём - продолжала Жахха. Ей нет нужды оправдывать свою жизнь чем-то другим. Поэтому само собой, что среди них почти не бывает с каким-то безумным даром, какие очень редко, но встречаются среди мужиков. Но таких - вообще единицы. Зато у них, в отличие от мужчин, во много-много раз меньше маньяков, убийц и подонков. Гораздо выше терпимость и мягкость, доброта и сердечность, психологическая устойчивость и жизненная сила. Так что двигается род человеческий, может быть, и мужиками, но держится не на них, а на женщинах.
  - Прекрасная теория пола! - не удержался я. Даже напоминает мне кое-что из современных теорий. Но какое это имеет отношение к нашим колдуньям?
  - Некоторые из них начинали вынужденно и понемногу. Другие от тоски и неустроенной личной жизни. Некоторые были даже похожи на меня и приходили к этому после личных трагедий. У меня родителей убивали на моих глазах в двенадцать лет. Поэтому я помню всё очень ярко и красочно. Слишком хорошо для первых четверых моих врагов. Позже я каждому из них лично вырезала сердце и скормила собакам. Лишь единицы женщин начинают заниматься колдовством ради ощущения силы или удовольствия власти. Но, по мере втягивания, все они, кто постепенно, а многие быстро, менялись. То, что они становились неприятными и порой невыносимыми - ещё бы ладно. Но им требовалось всё больше силы, как пьяницам, а способностей чаще не хватало. Приходилось прибегать ко всё более кровавым ритуалам. В некоторых из них пьют кровь младенцев и детей. Такие ворожихи возмущали меня одним фактом своего существования. Я начала их попросту вырезать. Поначалу я считала это единичными случаями. Их и было не так много. Но несколько раз я заметила, как такие вещи начали делать те, на кого раньше бы никогда не подумала. Да и остальные, обычно не доходя до таких крайностей, становились для меня всё более мерзкими. Тогда я начала убивать их всех.
  - И что же нам с тобой делать?
  - Не знаю. Мне всё равно. Я очень устала.
   - Предлагаю договориться. Ты даёшь слово, что прекратишь свои безобразия, то есть убийства всех этих ворожих. Я бы даже не возражал против некоторых исключений, ну тех, о которых ты про кровь младенцев рассказывала. Таких ведь, сама говоришь, немного. И мы расстаёмся довольные друг другом.
   - Меня устраивает. Даю слово. Но с теми самыми исключениями - и тут глаза её, впервые за вечер, неожиданно блеснули.
  - Приятно было познакомиться. И познавательно - добавил я. Потом потёр нужный перстень и моментально оказался дома. Дый как будто и не уходил вовсе. Сидел, развалившись, в кресле и лениво потягивал какой-то напиток.
  - Ну что, я уволен? - бодро начал я.
  - Напротив, ты отлично справился. Правда, немного чересчур гуманно, не по-нашему. Но, для разнообразия - даже неплохо. Так что - до новых встреч! И растаял на глазах. Я было хотел расслабиться. И вдруг вспомнил. Сегодня - канун Первомая! Грех не использовать такой шанс! Посетить Большой Шабаш на Лысой Горе. Правда, меня туда никто не звал. А незваные гости, по слухам, обычно там не выживают. Но у меня пока чуть-чуть особое положение и неплохое снаряжение. Убивать меня, вроде, особого смысла нет. Ну, выкинут оттуда, в случае чего. В убийственную сакральность происходящих там таинств я никогда не верил. Да и просто в элементарную достоверность описаний, если честно. Собственно, и мест таких много.
  
   Ночь на Лысой Горе []
  
  Начать с того, что настоящая, оригинальная Лысая Гора находится и сейчас вблизи сакрального города ариев времён переселений под названием Аркаим. Почти на юге Урала, рядом с удивительной рекой Караганихой, небольшой по длине и от десятка до сотни метров в ширину, но в глубину достигающей местами чуть не полкилометра. Речка славится не только кристальной чистотой, но и тем, что в глубинах открывает ходы к неким таинственным древним пещерам со множеством тайн. Лысая Гора первоначально называлась Гора Светлых Желаний, была, как и положено, пониже Горы Любви, расположившейся по соседству, как раз за Караганихой. Немного поодаль от них имеется и третья замечательная гора - Гора Разума. Все названия говорят сами за себя. Гора Светлых Желаний стала Лысой после известных событий около двухсот лет назад. Тогда её стали называть ещё и Шаманихой. Поскольку всех своих чудесных свойств она не потеряла. И до сих пор толпы адептов и оккультистов круглогодично осаждают эти места. Наиболее ретивые каждый день воспроизводят безотказный рецепт: если загадать желание и пройти против часовой стрелки по спиралевидной мандале, выложенной камнями на вершине Шаманихи, желание непременно сбывается.
  Разумеется, наша Шаманиха никакого отношения к тем непотребствам, которые описывают во время шабашей, не имела и не имеет. Тёмные в своё время перехватили инициативу. Для начала подыскали место, более подходившее для тёмных ритуалов. Таковое нашлось под Киевом. Правда поначалу гора называлась Девичья, но её быстренько переименовали в Лысую и заложили те самые тёмные традиции, которыми она и прославилась позже. В Германии не выдержали и организовали аналогичную Гору Броккен, которую успешно прославили усилиями некоторых классиков, благодаря которым Ночь на Лысой Горе известна как Вальпургиева Ночь. А уж теперь своя Лысая Гора есть чуть ли не в каждой уважающей себя европейской стране. Не только потешить местное самолюбие, но и для того, чтобы закрыть большую массу светлых весенних праздников.
  Но описания этих мероприятий никогда не вызывали у меня никакого доверия. Мало того, что они приписывали всем этим ребятам не вполне понятный примитив, но и отражали явно нездоровые фантазии самих авторов иезуитского или подобного происхождения. Начинается всё будто бы с личного допроса от самого Сатаны, чаще - в образе Бафомета, непременно свинорылого, хвостатого и козлоногого. Продолжается публичным насилованием девственницы, опять же - самим Бафометом. Заканчивается - бесконечными пьянками и оргиями, с любыми видами насилия и извращений. Сюжет не столь важен, но подробное описание, вплоть до анатомических подробностей, обязательно. В общем, авторов выдаёт с головой. Разумеется, я знаю, что Тёмные при необходимости не пренебрегают никакими ритуалами, включая кровь младенцев. Да и в личной жизни воздержанностью далеко не отличаются. Но к чему они всегда стремятся - выглядеть и действовать красиво. Как оказалось, я был прав. Я очутился там за час до полуночи. Хотелось освоиться, осмотреться. Да и разборки, если что, будут не такими горячими. Сияла яркая полная Луна. Она, конечно, вовсе не отвечает за морские и океанские отливы на Земле, но определённое астральное влияние на всё живое имеет. На изящных столах с едой и питьём - множество чёрных свечей, создающих под лунным светом мягкое освещение, не потревоженное ни малейшим ветерком. Играла тихая и спокойная музыка с очень приятными мелодиями. Очень похожая на классическую, но совершенно не знакомая. Не удивлюсь, если нечто из того, что по жизни не исполнялось никогда. Публики уже было немало. Одеты все удобно и неброско, почти как на какой-нибудь вечеринке в яхт-клубе после лёгкой регаты. Идеально постриженный газон, модные шведские столы с выпивкой и закуской - всё под открытым небом с обеспеченной ясной и тёплой погодой - в общем, как-то совсем не в традиции, если ей верить. Да и гости, самого разного возраста, но все - подтянутые и благообразные, никаких уродств, разве что хищные выражения лиц иногда проскальзывают.
  
   Таня []
  
  Но главный сюрприз ждал меня впереди. Среди гостей неподалёку я заметил знакомый силуэт. Она стояла среди нескольких парочек и лениво потягивала рубиновый сок, похоже, гранатовый. Это была моя Таня. Собственной персоной.
  - Так это и было то дело, ради которого ты меня так надолго покинула?
  - Я тоже рада тебя видеть, милый! - проворковала она и поцеловала меня в щёку накрашенными губами.
   - Что ж, можем отметить это событие! Я имею в виду нашу встречу, а не их.
  - Разумеется. Но их встречу мы тоже не можем пока пропустить.
  - Видимо, ты больше меня знаешь о том, что здесь будет?
  - Только в общих чертах. Но будет интересно.
  - Неужто так называемый план Б от Марены?
  Между тем, приближалась полночь. Вокруг становилось тесновато. И наконец раздался мелодичный бой часов, чем-то напоминающий куранты. Полночь! На небольшом возвышении в центре собравшихся появился Велиал. Всё стихло, и он начал говорить.
  - Дорогие друзья, уважаемые гости! - начал он, и в этом месте, как мне показалось, глянул прямо на нас с Таней. - В наши смутные времена, которые всегда таковыми и будут, я рад приветствовать почтенную публику на нашем скромном традиционном мероприятии! Многие из вас прибыли сюда встретиться с друзьями, хотя злые языки утверждают, будто у нас их не бывает. Другие - обсудить новости и планы на будущее, а они нынче весьма тревожны. Кого-то привели сюда важные дела, которые лучше всего начинаются в непринуждённой обстановке. Я всем вам желаю успеха! А теперь скиньте напряжение и получайте удовольствие! В пределах разумного и не очень. Потом Велиал куда-то исчез, а публика оживлённо зашумела. Потребление разных напитков заметно увеличилось. Некоторые парочки куда-то улетучивались, другие объединялись в более шумные и весёлые компании - вечеринка удалась и шла своим чередом.
  - Неугомонные вы ребята! - вкрадчивый голос Велиала раздался совсем рядом. - Что-то мне подсказывает, что даже дополнительный заложник в моей колоде мало что меняет в общем раскладе. Узнаю руку Марены!
  - Что поделаешь! Времена основательно изменились. С той самой последней знаковой разборки, которую устроили Кали с Бальдром. Пора бы это признать - голос Тани звучал как-то, по мне, немножко чересчур уверенно.
   - Да, неплохое шоу получилось! Иных уж нет... Честно сказать, и на этот вечер у меня были поначалу более интересные планы! Например, показательная казнь заложников при такой-то публике! Эффектно, красиво. Как заключительный акт определённого этапа.
  - Даже и не думай, Велиал! - ясно прозвучал голос Марены. Она стояла, небрежно опершись на свою косу, подчёркивая связь со своим смертоносным Атрибутом. Рядом был её частый спутник Локи, с наполовину огненным лицом Хорса и оружием Бога Смерти Ямы. Другая половина его лица откровенно ухмылялась.
  - Да ладно! Не очень-то и хотелось! Уж и пошутить нельзя! Я ж понимаю - на дворе новая эра. Непримиримое Перемирие! Помаленьку привыкаем.
  - А колечки-то наши верни! - обратился Велиал уже ко мне. Что я, разумеется тут же исполнил, ещё раз мысленно радуясь, насколько мало они оказались мне нужны.
  - Странный вы народ! - задумчиво произнёс Велиал. Когда с вами по-плохому, вы становитесь на нормальных людей похожи. Но когда по-хорошему, всё запутываете и переворачиваете до полной непонятности!
  - Это потому, что ты изначально всё норовишь свести к понятиям двоичной логики так называемой диалектики! - ответил Локи.
  - Ладно уж! Забирайте своих апостолов и дуйте отсюда! Не портите людям праздник! Мигом позже мы оказались дома. Всей честной компанией. Мара и Локи тут же приняли более привычный, почти домашний вид. Да и мы с Таней заметно расслабились.
  - А мне во всей этой истории ничего не ясно! - обратился я прямо к Маре. По идее, так и должно быть. Ведь я понимаю, кто кроется у Тёмных в деталях. Как и то, что если ты что-то про них понял, то скоро обнаружишь, что не заметил более существенного. Но всё-таки... Допустим, угроза прямого и полного уничтожения человечества руками самих Тёмных миновала. Хотя оставить такую угрозу со стороны человека они предусмотрительно позаботились, не говоря уж о глобальной системе локальных конфликтов. Так называемая эпоха Непримиримого Перемирия. Возможно, они в отместку предусмотрели создание механизмов генного, экологического, цивилизованного и даже психофизического механизмов уничтожения населения планеты. Но зачем им это? Разве они во многом не живут за счёт человека - его эмоций, энергии, мыслей, эфира? Наконец, они просто напрямую причастны к созданию человека...
  - Пока к тебе не вернулась собственная память, тебе никто и ничего толком не объяснит - мягко произнесла Мара. Конечно, хорошо, что ты задаёшь себе любые вопросы, и, как вижу, многие ответы начинают приходить, пусть пока отрывочные и бессвязные. Это тебе очень поможет. Но главное - не забывать о другой, более важной части восприятия Мира как такового. Для людей чаще не столь важно, кто победит или чем всё закончится. Какая разница, если внутри темно, пусто и холодно? Наполнить себя смыслом, теплом и уютом - более интересная задача. Главный вопрос - не в том, быть или не быть? Основной вопрос - быть или не быть Дома.
  
  
  
  Почти настоящий эпилог.
  
  Душа в спасении не нуждается. Она вечно свободна, чиста, пребывая навеки спасенной в своем сиянии...
  Она божественна, полна необыкновенного света и не затронута всей той грязью, которая набросана поверх нее.
   Спасать нужно Землю, потому что она под гнетом и спасать нужно Жизнь, потому что она умирает.
   Шри Ауробиндо
  
  Я купаюсь в волнах усталого света. На закате тёплого летнего дня. Лёгкие ощущения тепла и свежести сливаются в одно гармоничное целое. Солнечные лучи дразнят формирующиеся вокруг водно-эфирные содружества. Некоторые лучики замедляют свой ход, и их приходится уговаривать ещё немного подождать. Другие пытаются слишком далеко уйти в красную сторону. Самые яркие и юные норовят убежать куда-то в ночь поиграть зарницами. Эфир продолжает непрерывную работу по образованию новорождённой воды. В этих местах образуются невидимые силовые поля, в которых эфир замедляется и вдруг бесшумно оборачивается маленькими облачками тончайшего пара.
  То и дело попадаются силовые неправильные линии. Их приходится мягко подправлять, объединяя усилия с соседними эфирными потоками. Ветер, готовый сливаться в бурные порывы, успокаивается и устремляется в свои загадочные скитания. Затем снижается к своим любимым полям и лесам, играя с лесными духами и стихиалиями, расшевеливая сонные царства и увлекая случайных путников. Астральные энергии мягко огибают всё, доступные, помимо лёгких приятных ощущений, только на границе сознания к ясному и душевному общению. Грозовые сполохи на горизонте показывают, где заканчивается временный оазис тепла и спокойствия.
  Мир прекрасен и удивителен. Коротко это может звучать излишне привычно. Но самое удивительное в нём - то, что он вообще существует. Одно это делает нелепыми все попытки доказывать, что Бог есть. Не надо верить в Бога. Надо верить Богу. Мир имеет и другую особенность, которая потрясает и восхищает - он остаётся прекрасным, несмотря на любые невзгоды и перемены, в нём происходящие, и на любые несчастья, которые он обрушивает на человека. И действительно, когда мы рассматриваем разрушительные ураганы или другие стихийные бедствия, мы видим естественные проявления стихии, чаще всего усиленные негативным влиянием человека. Когда мы утопаем в несчастьях войн и массовых преступлений, мы видим прямую вину самого человека из-за его непомерного себялюбия, стяжательства и эгоизма. Разумеется, всегда было, есть, и будет вмешательство внешних сил, Тёмных и Светлых. Но начинать нужно с себя. Ведь Земля наша такова, какой делаем её мы сами, своим состоянием. И пусть сейчас Свет немного устал. Всё равно - это наш Дом. Дом Усталого Света.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"