Франц Андрей: другие произведения.

Тупиковая ветвь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Тупиковая ветвь

Вот только Генерального Инспектора здесь еще и не хватало!

Мак Тван, пожилой, но вполне себе крепкий имперец из Центрального мира беззвучно выругался. Расшифрованное личным ключом сообщение о предстоящем визите Генерального Инспектора второго ранга Кантодио Блоха издевательски подмигивало с экрана, напрочь выметая из головы все мысли. Кроме совершенно нецензурных. Но их, к счастью, считывать было совершенно нечем. Кто бы поставил безумно дорогие ментодетекторы на заштатную наблюдательную базу окраинного варварского мирка!

Не то, чтобы достопочтенному Твану было чего опасаться. Ну, какие в самом-то деле нарушения и злоупотребления можно найти на наблюдательной базе? Всякая ерунда, мелкие гешефты, связанные с натуральными материалами и артефактами из наблюдаемого мира. Так на эту мелочь, позволявшую работникам базы вести вторую половину жизни в чуть более приятных условиях, нежели предоставляются имперской пенсионной программой, все давно привыкли смотреть сквозь пальцы. Вот уж здесь-то опасаться было совершенно нечего. К тому же, Мак Тван благоразумно не обходил подарками центральное руководство родного Департамента. То есть, с этой стороны тылы были более или менее прикрыты.

И все же пальцы начальника стационарной спутниковой базы наблюдения мелко подрагивали. Он слишком хорошо знал, какими воистину бескрайними полномочиями обладают функционеры департамента Генеральных Инспекторов. И чем иной раз заканчиваются такие вот визиты. А тут еще второй ранг! Как и во всех имперских департаментах, ранговая структура у "инспектов" включала двенадцать ступеней. Инспекторы первого ранга получали задания исключительно из рук самого Императора. Так что, второй ранг Инспектора Блоха - это для скромного хозяйства достопочтенного Твана все равно, что уровень одного из младших богов в пантеоне дикарей Океании четырнадцатого альфа-сектора, где Тван начинал когда-то свою карьеру в Департаменте внешних исследований. Полностью уничтожить островную общину младшему богу не по чину, но зато личные неприятности для любого отдельно взятого островитянина он может устроить практически в неограниченном объеме.

И как же все не вовремя! Еще пару локальных лет, и базу перевели бы на один из спутников газового гиганта, что крутится вокруг местного светила парой орбит дальше. Все же аборигены начали проявлять некоторую активность в планетарном космосе. Их примитивные химические горелки уже пробуют доставлять исследовательское оборудование на единственный естественный спутник планеты. Так что, появился некоторый риск обнаружения базы, расположенной на обратной стороне этого самого спутника.

Боги космоса! Всего два местных года, и персонал вместе с оборудованием отправился бы обживать новую базу. Уже под руководством нового директора. А Мак Тван, в свою очередь, обживал бы давно отстроенный домик в Центральном мире, сполна вкушая заслуженные блага второй половины жизни. И тут - нате вам, неведомо откуда взявшийся Генеральный Инспектор второго ранга Кантодио Блох!

Впрочем, "неведомо откуда" - это эмоции. Достопочтенный Тван прекрасно понимал, откуда у этого визита ноги растут. Когда стажер-исследователь Массимино Блох потребовал у начальника базы закрытый канал гиперсвязи для передачи в адрес руководства Департамента сообщения особой важности - о, пятая точка достопочтенного Твана еще тогда забила тревогу! Жаль, что ни малейшей возможности отказать в предоставлении канала этому невесть что вообразившему о себе юнцу не было. Запрос на гиперсвязь поступил в официальном порядке, то есть был надлежащим образом запротоколирован. Отказ в отправлении информации особой важности автоматически означал официальное расследование. И только боги космоса знали, к чему такое расследование могло привести.

Так что, оставалось только попытаться как-то пережить эту - чтоб ей провалиться в пучины Космоса - инспекцию! Достопочтенный Тван со вздохом включил селекторный режим коммуникатора и пригласил своих заместителей, а также руководителей отделов и служб на экстренное совещание...

***

- Дядя, каким ветром ты здесь?

Стажер-исследователь Массимино Блох был удивлен и обрадован. Хотя, больше, наверное, все-таки удивлен. Он, разумеется, рассчитывал, что его доклад вызовет в Департаменте внешних исследований достаточно бурную реакцию. И ожидал вызова в штаб-квартиру Департамента на Центральный-3 для дачи пояснений. Но то, что в ответ на его информацию сюда, на периферию исследованного пространства, прибудет целый Генеральный Инспектор второго ранга - это оказалось для молодого ученого совершенной неожиданностью.

А вот то, что инспектором оказался родной дядя - это было приятно! Все два года работы на базе наблюдения, Массимино скучал по старику. Ведь дядей Кантодио Блох был лишь официально. А на самом деле он всю жизнь заменял для Массимино отца. Юноша был из "посмертных детей". Как известно, каждый имперский подданный по достижению совершеннолетия сдает генетический материал в Банк Жизни. Вот только не для каждого издается - в случае безвременной гибели и отсутствия потомства - именной императорский указ "О продлении рода"!

После нелепой гибели Ардоса Блоха - безумно талантливого и многообещающего универсал-интуита - такой указ был подписан. И когда его ближайший родственник, брат Кантодио, завершил этап интенсивного карьерного роста, выйдя на относительно спокойную прямую, генетический материал Ардоса Блоха был помещен в репликатор. Так на свет появился маленький Массимино, со временем также обещавший стать выдающимся ученым. А дядя Кантодио - ну, это же дядя Кантодио...

- Садись, малыш! Садись и рассказывай.

После официальной церемонии знакомства с руководством базы, каковую, впрочем, Генеральный Инспектор провел по самому укороченному варианту, ему было предоставлено рабочее помещение. Куда незамедлительно был приглашен стажер-исследователь Блох. А руководство базы в лице начальника и пары его заместителей вздохнуло спокойно. Что бы там ни было, "инспект" прибыл не по их души.

- Я, конечно, ознакомился с твоим докладом. Вот только разбираться на старости лет со всеми этими формулами, уравнениями, графиками и диаграммами... Откровенно тебе скажу, нелегко. Ты уж как-нибудь на человеческом языке объясни мне, старику, почему Империя должна все бросить и заниматься этими твоими реликтами?

- Но дядя, там же в Выводах все... - наткнувшись на построжавший взгляд старика, молодой человек, как это не раз бывало, смутился и принялся выполнять слегка завуалированный под просьбу приказ.

- Ну, хорошо. Дело тут вот в чем. Э-э-э... Ну, короче, суть в том, что здесь, на планете сохранился антропологический реликт примерно из двухсот миллионов особей. Если им создать оптимальные условия психо-эмоционального развития, то в течение примерно двух-трех поколений из них, по моим расчетам, можно получить не менее сорока миллионов универсал-интуитов...

Лицо Генерального Инспектора, почти не изменившись, как-то вдруг закаменело. Взгляд сузился до размеров окуляра баллистического вычислителя полевого плазмомета. А слегка побелевшие кисти рук почему-то стали на удивление напоминать когти крупной хищной птицы. Такого дядю Кантодио стажер-исследователь видел, пожалуй что, впервые в жизни.

С другой стороны, оно и понятно. Из двухсот пятидесяти миллиардов имперских подданных наукой занималось что-то около четырех с половиной миллиардов человек. Четыре с половиной миллиарда обычных ученых - или, как их называли, "инструменталистов". И лишь чуть более четырехсот тысяч человек из их числа были "универсал-интуитами". Одна сотая процента! Но это была воистину элита имперской науки! Ибо вышеупомянутая одна сотая процента давала более семидесяти процентов фундаментальных научных результатов! И эти результаты стабильно обеспечивали империи научное лидерство в обитаемом космосе. Всего четыреста тысяч! Так чего же можно ожидать от сорока миллионов!

- Ты не мог ошибиться?

- Исключено, дядя! Полевые замеры я проводил по последним расширенным методикам Вейшского университета, а он - недосягаемый лидер в этом вопросе. Для расчетов применялось поставляемое им же сертифицированное программное обеспечение. Так что, если я и ошибаюсь, то вместе со всей имперской антропометрией.

- Как же тебе удалось провести полевые замеры?

- О, дядя, теперь это проще простого! У них там внизу теперь просто бум различных социологических, психологических, маркетинговых и космические боги знают - каких еще исследований. Так что, зарегистрировать исследовательскую фирму, нанять достаточно квалифицированных волонтеров и прогнать под запись на нашем оборудовании всю исследовательскую программу оказалось совсем несложно.

- Понятно. - Генеральный инспектор промокнул вспотевший лоб и кивнул племяннику. - Ну, и откуда же в этом варварском мире образовалось такое счастье?

- Как я и говорил, дядя, уникальное сочетание географических и исторических факторов.

- Хорошо. Давай с самого начала. И в подробностях.

- Ну, с начала, так с начала, - пожал плечами Массимино. - Тут такое дело. До известного периода развитие местных разумных полностью повторяет генеральную последовательность по всем известным гуманоидным формам. Освоение первичной орудийной деятельности. Сопутствующее этому развитие мыслительных функций головного мозга. И, разумеется, параллельное освоение первичных форм общинной социальности. Все, как везде. Далее, опять таки, как и везде, начинается разрушение первичных родовых общин, выделение военных вождей и общинных дружин в самостоятельные, все более независимые от общин образования. И, наконец, эпоха миграций, где военные фракции окончательно отделяются от породивших их общин и начинают жить самостоятельной жизнью. Каковая состоит на первом этапе из военных набегов и грабежей. А на втором этапе военные фракции, превратившиеся уже в кочующее войско, подчиняют себе те или иные территориальные общины, формируя двуэтничные общности. Каковые и развиваются в первые государственные образования. Формируются прото-государства, где подчиненные аборигенные общины составляют "народ", а подчинившее их войско становится военно-административной элитой, аристократией. До этого момента у местных все идет стандартно и в более подробном разборе, я надеюсь, не нуждается. Так ведь, дядя?

- Хм, заголовки в учебнике по антропо-социогенезу я вроде бы еще помню. Так что, пока все более или менее понятно. И в чем же особенность местных разумных, из-за которой ты поставил на уши не только родной Департамент - как это ты и планировал - но и имперскую СБ, и Департамент Генеральных Инспекторов? На что ты, я полагаю, совершенно не рассчитывал?

- Да уж, дядя! На СБ и твой департамент я не рассчитывал точно ! Что же до местных разумных, тут есть тонкость. Речь идет не обо всей популяции, а, как я уже говорил, об одном уникальном реликте. Образовавшемся из-за уникального же стечения географических и исторических обстоятельств. Вот, смотри на карту. Это - крупнейший материк планеты, самоназвание у местных - "Евразия". Видишь, лесо-степная кромка северной части Евразии, от центра и далее на запад. Это та самая зона, откуда начинались крупнейшие миграционные волны пустившихся в самостоятельное плавание военнизированных фракций местного общинно-родового субстрата. Было примерно пять больших трансконтинентальных миграционных волн, создавших крупнейшие цивилизации Евразии. И огромное количество сравнительно мелких миграций, воспринимавшихся местными просто как грабительские походы крупных кочующих банд. Вот все это и создало в конечно итоге доминирующий сегодня на планете антропологический кластер. Только представь себе: пять крупных трансконтинентальных волн и неучтенное количество мелких. И большинство из них начинались примерно из одной и той же зоны! Прикинь, какая в этом месте происходила селекция! Ведь территорию покидали особи с повышенным индексом доминантности, то есть - наиболее склонные к агрессии и к подчинению себе остальных особей. А на месте оставались, соответственно, индивиды с пониженным индексом доминантности, с пониженной агрессивностью и низким эго-индексом. Готовые века сидеть на месте, лишь бы их не трогали. И так - волна за волной, тысячелетие за тысячелетием...

- Ну и что? Оставался генетический шлак, мусор - особи, не способные к лидерству в гонке за выживание. Почему это должно представлять какой-то интерес?

- Э-э-э, дядя, все так, да не так! - в голосе Массимино появились самодовольно-поучающие нотки, которые, правда, тут же растворились в порыве научного энтузиазма. - Они бы так и остались мусором, если бы не любопытный исторический зигзаг! Все эти остатки общинно-родового субстрата с пониженным индексом доминантности развивались далее по двум путям. Часть из них была выдавлена из ландшафтных ниш проживания, рассеяна и далее в течение многих столетий развития просто ликвидирована. Как не справившаяся с задачами выживания. А вот другая часть оказалась сравнительно мягко подчинена иноэтничной военно-политической аристократией и сумела сохраниться до наших дней с почти не тронутыми базовыми антропологическими настройками.

- Это невозможно! - твердо проговорил Генеральный инспектор. - Уж в этом-то объеме я теорию антропо-социогенеза помню. Подчиненные аборигенные общности могут быть законсервированы на довольно длительное время после самых ранних миграционных волн. Но при разрастающемся населении каждая следующая волна военных миграций порождает все более интенсивную внутреннюю молекулярную гражданскую войну всех против всех. Где сеньоры воюют с общинами, воюют друг с другом, воюют с церковью, с королем, общины также находятся в постоянном военном конфликте из-за земельных угодий, и так далее. Эта неугасающая война всех против всех в конечно итоге, либо уничтожает особей с низким индексом доминантности, либо существенно перестраивает их базовые антропологические настройки. Заставляя их изо всех сил имитировать ментальность, поведенческие модели и ценностные предпочтения высоко-доминантных особей. На высших ступенях исторического развития сохранение крупных анклавов с низким уровнем доминантности в базовых настройках физически невозможно, племянник. Все особи на этом уровне развития либо прямо реализуют, либо старательно имитируют высокодоминантные модели поведения и ценностных предпочтений. Это аксиома. Так что, ищи ошибку!

- Искал, дядя. Ошибки нет! А есть, как я и говорил, уникальное стечение географических и исторических обстоятельств. Значит так: исторический анклав, о котором идет речь, образовался в лесо-степной зоне северо-западной Евразии. Реликтовые остатки балтийских, финских, угорских, тюркских и, самое главное, славянских этносов были сметены внешним давлением в лесо-степную зону Русской равнины - так они ее сегодня называют. На Русской равнине эта сборная солянка низкодоминантных фракций различных этносов - по большей части, однако, все же славян - попала в конечном итоге под власть одной из военных фракций угорского происхождения. Ее местное самоназвание - "россы".

Стажер-исследователь вскочил с места и в научной ажиотации начал прохаживаться взад и вперед перед носом терпеливо все это переносящего Генерального Инспектора.

- Да, "россы". Ассимиляция произошла довольно быстро. Очень скоро вся эта полиэтничная конструкция переняла название угорской военно-административной верхушки и уже где-то к середине одиннадцатого века по местному летоисчислению стала именовать себя Русь. Причем, ассимиляция оказалась настолько полной, что об угорских корнях военной аристократии даже сумели позабыть. И потом долгое время ошибочно приписывали ей скандинавское происхождение. Впрочем, неважно! Этим конгломератом низко-доминантных этнических фракций все равно всегда правили иноэтничные аристократии. Неоднократно меняясь в течение долгой исторической жизни этого реликта. Тут главное другое. Во-первых, постоянное внешнее военное давление все время вынуждало направлять вектор военных усилий - вовне. То есть, для непрерывно идущей внутренней молекулярной гражданской войны, как это было на высоко-доминантном Западе, ни военных ресурсов, ни сил просто не оставалось. Так что, не было ее здесь, гражданской войны, дядя! Этот фактор переформатирования базовых ментальных настроек отсутствовал. И перенаселения тоже не было - фактически до шестнадцатого века по местному летоисчислению. Но и тогда его удалось избежать за счет массовой сельскохозяйственной колонизации полупустых восточных территорий. Результат? А в результате все исходные архаические низко-доминантные базовые настройки оказались к настоящему времени почти не затронуты. Если не считать социокультурного влияния последних двадцати-тридцати локальных лет.

- Ну, хорошо, - устало согласился Инспектор, - ты, в конце-концов, в этом деле специалист. Не буду спорить. Допустим, все так и есть, как ты говоришь. Куча низко-доминантного генетического мусора умудрилась сохраниться до наших дней. Успешно отбиваясь под предводительством иноэтничных аристократий от своих более высоко-доминантных соседей. Ну, наши им поздравления! Какое это все имеет отношение к упомянутым тобою сорока миллионам универсал-интуитов?

- Прямое, дядя, прямое!

Последовала пауза, во время которой стажер-исследователь пил воду, вытирал пот со лба, искал что-то на столе, оглядывался вокруг и еще десятками способов тянул время. Явно следуя заветам великого Сениона: "Чем больше артист, тем больше у него пауза". В конце-концов Инспектору это надоело.

- Юноша, немедленно прекращайте тянуть горгота за яйца и выкладывайте, что там у вас припасено.

- Фи, дядя, эти ваши казарменные шуточки!

- И не нужно изображать из себя девицу, впервые посетившую бордель в поисках работы! Стажер-исследователь Блох!

- Я!

- Доложите ваши соображения по поводу сорока миллионов универсал-интуитов!

- Слушаюсь, господин Генеральный Инспектор второго ранга!

Собеседники весело поржали, насладившись привычной пикировкой, и слегка расслабившийся Массимино продолжил.

- Тут, дядя, смотри какое дело. Из теории антропо-социогенеза нам известно, что тип научного мышления задается типом предшествующего ему религиозного мышления. Так?

- Ну, так.

- Ключевым событием религиозного развития на западе континента, что повлияет впоследствии на их формат научной мысли, была так называемая дискуссия номиналистов и реалистов. В нашей истории нечто подобное тоже случалось. И тем же, кстати, закончилось. Помнишь, так называемый "Диспут четырех университетов"? Правда длился он у нас с некоторыми перерывами почти полтора столетия. Так вот, здесь у них на Западе было все то же самое.

- Извини, племянник, но так широко мои исторические знания все же не простираются. Название диспута помню, а о чем там речь шла - боюсь, никогда и не знал. Так что давай уж подробнее об этих твоих номиналистах и реалистах.

- Да, дядя, тут же все очень просто! Наука ведь занимается общими понятиями и закономерностями. Вот номиналисты с реалистами и спорили: существуют ли эти самые общие понятия и законы в самой окружающей реальности? Или же они - продукт человеческого мышлению и его инструментов познания? А вопрос с реальностью - дело темное и науке неподвластное. Такой вот у них был религиозный спор. Наши, кстати, полтора столетия ровно об этом же дискутировали. Да. Так вот, местные реалисты утверждали, что общие понятия и закономерности - суть характеристики самого мира. То есть, существуют сами по себе - в реальности. Человек их лишь познает. А местные же номиналисты, наоборот, были уверены в том, что общие понятия и законы существуют лишь в человеческом мышлении, вернее - создаются в процессе мышления. Человек их выстраивает в своей голове, используя разнообразные мыслительные инструменты - слова, символы, формулы, понятиях и так далее. И никакого прямого отношения к так называемой реальности общие понятия и законы иметь не могут. Там, в реальности, есть лишь единичные не взаимосвязанные вещи. В общие конструкты и закономерности их объединяет только человеческая голова.

- Да? Надо же! О чем только у людей голова не болит! Ну, и кто же из них победил?

- И здесь, на Западе, и у нас многие столетия назад победили номиналисты. И здесь, и у нас наука стала развиваться не как форма познания мира самого по себе, а как все более усложняющая совокупность мыслительных инструментов. Позволяющих создавать все более и более сложные и изощренные "научные картины мира". Фактически, развитие науки превратилось в процесс развития мыслительных инструментов, создающих все новые и новые, более совершенные и детальные "картины мира". Именно поэтому у нас основная масса ученых и получила наименование "инструменталистов". Их ремесло - развитие и употребление мыслительных инструментов.

- Ну, а откуда же тогда взялись "универсал-интуиты"? И чем они так вот принципиально отличаются от "инструменталистов?

- "Универсал-интуитам", дядя, реальность открывается в моменты озарений - "так, как она есть". Без всяких там "инструментов научного познания". Голая истина в чистом виде! Им остается лишь подобрать или построить научный язык, позволяющий передать это знание остальным. Именно поэтому они и создают сегодня основную часть фундаментальных научных достижений империи. Их манера общения с реальностью оказалась на много порядков эффективней, чем у инструменталистов. Признаться честно, откуда "универсал-интуиты" берутся у нас - для меня загадка. Но вот, откуда они взялись здесь, внизу, мне более или менее понятно.

- Так уже не томи, просвети старика!

- Хорошо, дядя. Я, собственно, к этому и веду. Возвращаемся обратно к религии. У нас фаза единобожия наступила в свое время за счет почти мгновенного распространения культа Бога-Отца на всей территории древней Империи. Никаких особых внутренних различий в формах отправления этого культа в Империи не было. А все конкурирующие версии религии Бога-Отца исчезли вместе с обломками уничтоженных Империей государств "большого полушария". Здесь же все было не так. Мало того, что местная версия культа Бога-Отца - они называют ее христианство - имела множество так называемых ересей, так существовало еще и два крупных соперничающих течения, образовавшихся после раскола единого культа на восточное и западное христианство. Западное христианство породило научный стиль господствующего сегодня на планете антропокластера.

- Ага, а восточное христианство, хочешь сказать, было воспринято этим твоим полиэтническим реликтом? Как его там...

- Русь, дядя, они называли себя Русь.

- Ну, и в чем же разница между западной и восточной версиями местного культа Бога-Отца?

- Различий много, все перечислять замаешься. Но мы с тобой говорили о споре номиналистов и реалистов, не забыл? Так вот, внутри восточного христианства не совсем такой, но во многом похожий спор также случился. Примерно за три столетия до того, как это произошло на Западе.

- Ну и?!

- У них победила доктрина, которую с известными допущениями можно назвать реализмом. Сами себя они называли исихастами. Суть их учения заключалась в том, что праведник, используя определенные психологические практики так называемой "умной молитвы", может "обожиться", то есть непосредственно созерцать энергии Бога, невидимого и непознаваемого никакими мыслительными инструментами. Может созерцать Бога так, "как он есть". Вот эта вот нацеленность на созерцание Бога, "как он есть", в совокупности с медитативными практиками "умной молитвы" - это все и стало главным наследием, полученным Русью, русскими от ромеев - изначальных религиозных лидеров восточного христианства. Чувствуешь, дядя? Не оперирование мыслительными инструментами, как у западных номиналистов, а познание Бога "как он есть сам по себе". В практике медитативного озарения. Ничего не напоминает?

- Медитативные практики универсал-интуитов!

- Именно!

- Дальше!

- А дальше все просто. Ментальный формат восточного единобожия - кстати, они здесь называют его Православием - наложился на низкодоминантные ментальные настройки Руси, русских. И смесь получилась просто взрывная.

- Это еще почему?

- Ну, дядя, посудите сами! Универсал-интуиты по типу своего отношения к миру - это все равно, что эмпаты. Только вчувствуются они не в эмоции человека, а вообще в любую реальность вокруг нас. Вчувствование в реальность - это и есть их метод работы. То же самое у этих, ну, ромейских исихастов. Они тоже ставили задачу вчувствоваться в "энергии Бога". Развивая необходимые для этого медитативные практики. Но процесс "вчувствования" - он ведь всегда требует отказа от собственной субъектности. Отстранения от собственного "Я". Чем выше у человека эго-индекс, тем более он склонен проецировать на реальность собственные установки, представления, предубеждения, идеи, страхи, надежды, фобии. И вот, он уже видит в реальности не ее самое, а лишь отражение себя любимого.

- Ты хочешь сказать...

- Ну, конечно! Чем ниже у человека эго-индекс, тем меньше его "Я" мешает ему вчувствоваться в реальность. Видеть ее саму по себе, без проекций на нее собственного эго. А ведь эго-индекс у всех гуманоидных рас прямо пропорционален индексу доминантности! Высоко-доминантная особь всегда будет иметь и высокий эго-индекс. Фактически, это две стороны одной медали. И следовательно, такая особь окажется абсолютно неспособной к тем практикам вчувствования в реальность, которые делают человека универсал-интуитом. И к восприятию которых ромейское христианство подготовило двести миллионов человек русского антропокластера.

- То есть, весь этот низко-доминантный генетический мусор...

- ... вовсе не генетический мусор, а уникальное месторождение потенциальных универсал-интуитов!!! Да, их низкий индекс доминантности никогда не позволит им доминировать на планете! Но он же, помноженный на многовековое ментальное форматирование в рамках ромейской ветви христианства, делает чуть ни каждого пятого из них потенциальным универсал-интуитом. Стоит лишь поместить их в соответствующую образовательную, ценностно-смысловую и психо-эмоциональную среду! Это же бомба!!! Это десятки миллионов элитных ученых уже во втором поколении - при условии помещения их всех в правильно подготовленную среду! Миллионы универсал-интуитов смогут уже через пару поколений поколений двинуть имперскую науку просто на недосягаемую высоту! Да что там будущее! У себя на планете, получив примерно на сто локальных лет приоритетный ценностный статус, они сумели, стартуя с крайне низкого образовательного и научного уровня и несмотря на крайне неблагоприятные внешние условия череды войн и революций, создать вторую в мире глобальную научную школу - наряду с самым богатым государством их планеты, развивающимся в исключительно благоприятных условиях. Что же они сумеют, если поместить их в благоприятную среду обитания!

- И как ты, дорогой племянник это себе мыслишь? Перевезти двести миллионов человек в Центральный мир?

- Нет, это, конечно не реально. Но условия ведь можно создать и здесь, на планете. Я чуть-чуть, совсем немного в курсе той работы, что проводит на планете наш Отдел непрямого воздействия. В целом он занят ускорением развития доминирующего на планете англо-саксонского антропокластера. Но, может быть, поиграть немного и на стороне русского реликта? Это ведь не так сложно. Сбалансировать отношения с внешним окружением. Подчистить и подправить внутреннюю аристократию. Сформировать на социо-структурном уровне соответствующие приоритеты развития... Это же азы социальной инженерии! А затем просто черпать практически готовых универсал-интуитов в промышленных количествах. Что, не так?

Похоже, что-то было действительно не так. Весь облик Генерального Инспектора как-то посмурнел и осунулся. Плечи сгорбились. Обозначились дряблые, в сеточке морщин, мешки под глазами.

- Дядя, что с вами? Вам плохо? Вызвать медицинский модуль?

- Нет, ничего... Все прошло. Прости меня, малыш. Это мой недосмотр. Ты не должен был попадать на эту базу. С твоим-то талантом, весь в отца пошел... А я вот недоглядел...

- Дядя, что ты такое говоришь? Ведь это же невиданные возможности...

- На вот, глянь, - старик протянул стажеру-исследователю кристалл-накопитель, а сам откинулся на спинку кресла.

Воткнув кристалл в разъем, Массимино Блох начал пролистывать страницу за страницей. И с каждой следующей на его лице все более проступало выражение недоумения и обиды. Наконец, он погасил голоэкран и повернулся к собеседнику, сидевшему все это время неподвижно и глядевшему куда-то в угол стола.

- Послушай, дядя, но ведь это - фактически то же самое, что сделал я. Причем, судя по программным интерфейсам, исследование выполнено лет восемьдесят назад. Кто его проводил? Почему до сих пор ничего не слышно о результатах адаптации местных русских в научное сообщество империи? Как вообще это все понимать?

- Исследование сделал твой отец и мой брат, Ардос Блох. Он ведь тоже стажировался на этой базе, а я, старый дурак, совсем об этом забыл! Почти сразу же его работа была помещена в Запретный список. Любая ссылка на нее, любое упоминание фигурировавших в ней материалов и выводов было приравнено к государственной измене. С соответствующими санкциями. Ардос не захотел смириться с замалчиванием, как он тогда считал, открытия века. И был ликвидирован имперской Службой Безопасности. Вот почему, как только твой доклад был получен в Департаменте и сигнал ушел в СБ, я кинулся сюда, к тебе. Учитывая мои заслуги и седины - снизошли. Разрешили.

- Дядя, прости, я ничего не понимаю! Отец... исследование... СБ... Почему? Почему эта информация была засекречена, а усилия Отдела непрямого воздействия направлены - специально, как я теперь это понимаю - на ликвидацию условий существования русского реликта? Почему его уникальный потенциал остался никому не нужным? В чем его опасность? Кому он вообще мог помешать?

- Ну, подумай сам, малыш! Четырехсот тысяч универсал-интуитов империи вполне достаточно, чтобы поддерживать абсолютное научное лидерство в обитаемом космосе. Зачем ей сорок миллионов? А вот высоко-доминантные особи с этой планеты оказались очень даже востребованными. Вот уже почти триста локальных лет мы изымаем отсюда примерно двести тысяч человек ежегодно. Здесь их исчезновение никто особо не замечает. А вот имперская армия, так же как и имперские бизнес-корпорации считают выходцев с этой планеты очень неплохим приобретением. Хорошо адаптирующиеся, весьма агрессивные, напористые, энергичные, они неплохо себя зарекомендовали и в войсках, и на биржах. Хотя, мировые биржи - это, как ты понимаешь, тоже поле боя. А империя, как никогда, нуждается сегодня в хороших бойцах. И там, и там.

- То есть, во имя целей войны... космической войны, экономической войны... империя готова принести в жертву явление, которое позволило бы человечеству подняться на... на такую ступень... ?

- Ты, племянник не докрутил записи своего отца до конца. И напрасно. Там есть раздел, где Ардос собирал особо понравившиеся ему изречения местных мудрецов. Ну-ка, включи!

Молодой человек включил экран, и старик отправился в нижнюю строку меню.

- Ага, вот. Читай!

- "Война - отец всех, царь всех, - начал читать Массимино, - одних она объявляет богами, других - людьми, одних творит рабами, других - свободными..."

- Вот, - одобрительно кивнул Генеральный Инспектор, - Гераклит. Две с половиной тысячи локальных лет назад жил человек. А понимает все, как сейчас. Война, мальчик мой, война, доминирование и власть - все это понятия одного ряда. И говорят об одном и том же. О том, вокруг чего все в жизни и крутится. Так было, так есть и так будет всегда.

- Но почему?!! Ведь полномасштабная реализация потенциальных возможностей русского реликта позволит людям встать на один уровень с богами! Неужели оно того не стоит?!

- Встать с богами, стать богами, - усмехнулся старик, - расскажи об этом нашим генералам и корпоративным боссам. Боги не воюют и не торгуют. Им это не нужно. Значит, что же - генералов и корпорантов теперь в мусорное ведро? А если они не хотят? А если они и есть империя? Что, думаешь, империя - это император? Нет, мальчик. Империя - это первая гильдейская тысяча, плюс Генеральный Штаб, плюс Штаб-квартира СБ, плюс Департамент Генеральных инспекторов... Так-то вот. И поверь, очень мало, кто из имперской элиты хотел бы стать богами. Ведь сегодня они и так уже - все равно, что боги. А кому они станут нужны, сработай вдруг русская бомба?

- Нет, дядя, это неправильно! Человечество не может упустить такой шанс! Да и как же русские...

Едва слышно свистнул парализатор, и негнущееся тело стажера-исследователя повалилось навзничь. Повинуясь сигналу коммуникатора, в кабинет вошли два бойца охраны, дабы забрать арестованного.

- "Как же русские", "как же русские", - проворчал Генеральный Инспектор, ставя парализатор в магнитный зажим. - А что русские? Тупиковая ветвь...


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"