Freedomni: другие произведения.

Некс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ситуация на Земле стабилизировалась. Опасный вирус полностью побежден, и человечество больше не нуждается в мутантах. Более того, правительство считает их опасными. Было принято решение переселить их всех в закрытую зону, дабы держать под контролем. Они напарники - Риа и Шей - новое поколение мутантов, которым пришлось приспосабливаться к новой жизни и новому миру. А напарники это больше чем друзья, больше чем семья. Они часть одного целого, и ради друг друга готовы пожертвовать жизнью, вот только хватит ли этого, когда выяснится, что в мире не спокойно, и города мутантов один за одним превращаются в города-призраки, и всей расе грозит полное вымирание?


Freedom

Некс

ZIREX- 2



0x01 graphic

Аннотация

   Ситуация на Земле стабилизировалась. Опасный вирус полностью побежден, и человечество больше не нуждается в мутантах. Более того, правительство считает их опасными. Было принято решение переселить их всех в закрытую зону, дабы держать под контролем.
   Они напарники - Риа и Шей - новое поколение мутантов, которым пришлось приспосабливаться к новой жизни и новому миру. А напарники это больше чем друзья, больше чем семья. Они часть одного целого, и ради друг друга готовы пожертвовать жизнью, вот только хватит ли этого, когда выяснится, что в мире не спокойно, и города мутантов один за одним превращаются в города-призраки, и всей расе грозит полное вымирание?

  
  

Некс

  

Лёгкий ветра вздох - "Смерти нет..."
Тот, кто пламя сам, не сгорит в огне
.
Бьётся на ветру, словно знамя, плащ
.
Ветер, верный друг, обо мне не плачь
.

Всё, что было - не было, всё в огне сгорит
,
Пламя рыжей птицею к небу полетит
.
Имя моё прежнее здесь забудут пусть
,
Долог путь в Бессмертие. Я ещё вернусь...

Только долгий путь. Смерти нет
.
Пламени цветок. Ярко рыжий цвет
.
Искры рвутся вверх - россыпь янтаря
.
Свой короткий путь я прошла не зря

Всё, что было - не было, всё в огне сгорит
,
Пламя рыжей птицею к небу полетит
.
Имя моё прежнее здесь забудут пусть
,
Долог путь в Бессмертие. Я ещё вернусь...

Искра на ветру. Смерти нет.
Отблеск на лице, странно жаркий свет
,
Тихий наговор - ворожу огонь
:
"Брат, сестру свою младшую не тронь..."
.

Всё, что было - не было, всё в огне сгорит
,
Пламя рыжей птицею к небу полетит
.
Имя моё прежнее здесь забудут пусть
,
Долог путь в Бессмертие. Я ещё вернусь...

Горечь на губах. Смерти нет.
В чём моя вина? Тишина в ответ
.
Не сверну с пути... Умирает вздох
.
Не спасёт меня ни судьба, ни бог

Всё, что было - не было, всё в огне сгорит
,
Пламя рыжей птицею к небу полетит
.
Имя моё прежнее здесь забудут пусть
,
Долог путь в Бессмертие. Я ещё вернусь...

Лёгкий ветра вздох
Только долгий путь
Искра на ветру
Горечь на губах
Смерти нет

Тэм Гринхилл "Смерти нет"

Вступление

  
   Ситуация на Земле стабилизировалась. Опасный вирус полностью побежден, и человечество больше не нуждается в мутантах. Более того, правительство считает их опасными. Было принято решение переселить их всех в закрытую зону, дабы держать под контролем. Всех, кто отказался подчиниться, устранили. Остальных же закрыли в специально отведенной местности - "заповеднике", хорошо охраняемой, постоянно находящейся под наблюдением и полностью изолированной от остального мира.
   2037 год. "Заповедник" был разрушен вследствие ужасного землетрясения, и мутантам разрешили вернуться в общество. По всему миру прошли массовые страйки и протесты против этого решения. Люди боялись мутантов и опасались их мести. У правительства не было другого выхода, кроме как изгнать их вновь. Теперь выжившие мутанты скрываются в подземном городе - Аренсе. Главная их цель - выжить как расе. Не менее важная - вернуть свое место в мире. Герои стали изгнанниками, бездействующие - лидерами. Внешний мир кардинально изменился: стал иным климат, флора и фауна. Человечество ощущает себя в полной безопасности, но так ли это на самом деле?
   Время покажет.
  

Один

Аренс - город Отверженных


Вот и настал
Час испытания.
О, как я устал
От ожидания.
Долог был путь
К цели заветной
,
Тёмная
суть
Магии светлой.

Что за звуки, полный боли стон
.
Голос тихий, как хрустальный звон,
Жизнь в нём тепл
ится едва-едва,
И я слышу слова:

Враги в нашем доме
,
Земля в муках стонет
,
Убийца на троне -
Он зло во плоти.
Война на пороге,
Увы, мы не боги,
Назад нет
дороги-
Туман впереди!

Призрак Войны
Энию охватил
В лапах у тьмы
Та, кого я любил.
Я не святой,
Чтоб свергнуть тьмы оплот,
Я
не герой -
Стурм или Ланселот.

Выбор ясен - он теперь за мной,
Все сомнения за моей спиной.
Я изгой - пути мне нет туда,
Но даёт
шанс беда!
Враги в нашем доме
,
Земля в муках стонет
,
Убийца на троне -
Он зло во плоти.
Война на пороге,
Увы, мы не боги,
Н
азад нет дороги-
Туман впереди!

Выбор ясен - он теперь за мной,
Все сомнения за моей спиной.
Я изгой - пути мне нет туда,
Но даёт шан
с беда!
Враги в нашем доме
,
Земля в муках стонет
,
Убийца на троне -
Он зло во плоти.
Война на пороге,
Увы, мы не боги,
Назад нет дороги-
Туман впереди!

Эпидемия - Час испытания

  

1

   В кустах послышался шорох. Едва различимый для человеческого уха, но настолько отчетливый для Шея, как если бы кролик сам поздоровался с ним. Парень прижался к земле, пытаясь не спугнуть маленького, но удивительно шустрого зверька. Шей специально притаился в кустах не с подветренной стороны, и теперь ему оставалось просто ждать. Это-то и было самым сложным. Поставить силки совсем просто, но вот дожидаться, пока туда попадется добыча, было просто ужасно. Гораздо лучше было бы взять в руки лук со стрелами и отправиться на настоящую охоту в лес, но Управляющий строго на настрого запретил любое использование оружия. Более того, если он узнает, что они пробрались в лес не в свою смену, у них возникнут большие неприятности. За себя Шей не боялся. Он без сомнения вынесет любое наказание, но ему хотелось защитить Ри. Это было совсем нелегким делом, так как сегодняшняя охота была именно ее идеей. Шею было шестнадцать, значит, они знакомы с Ри уже тринадцать лет. И с того времени не расставались не на день. Даже то, что ее сейчас нет рядом с ним, уже казалось чем-то неправильным.
   Шей был нексом. Потомком первых мутантов, созданных "AlA" в начале 2020-тых. С того времени прошло уже почти двадцать лет, из которых пятнадцать все мутанты прожили здесь, в Аренсе, 50 метров ниже уровня моря. Шей совсем не помнил другой мир. Аренс стал его домом, его миром. Постоянная жизнь под землей была трудна, но оттого недлительные вылазки на поверхность были только отраднее. Главным счастьем для многих нексов стала охота, и Шей не стал исключением. Но одно дело охота, и совсем другое бессмысленное ожидание в кустах.
   И тут раздался негромкий щелчок, а затем еще один. Ловушка захлопнулась. Шей вскочил на ноги и подбежал к ней. Так и есть. В силки попался кролик с пушистым коричневатым мехом. Довольно крупный для диких. Килограмма два. Вполне приличная добыча. Шей не спеша подошел к оцепеневшей добыче и вытащил из рюкзака мешок. Кролик знал, что у него нет ни единого шанса сбежать, и тихо ждал своей участи. Одним движением Шей сломал ему шею и убрал добычу в мешок. Теперь нужно было убрать силки. Если кто-то случайно наткнется на них, наказания не избежать. Кролик приятно оттягивал плечо. Хорошо все-таки вернутся не с пустыми руками.
   Парень оглянулся по сторонам, проверяя, все ли спокойно и пошел ко входу в пещеры. Затем сверился с показаниями наручных часов и вновь распустил рукав, удостоверившись, что возвращается как раз вовремя.
   Вот уже стала видна пещера. Большая, словно специально вытесанная в огромном кряже. Она заросла плющом и диким отравленным виноградом, как и вся стена, так что ее невозможно было обнаружить сверху. Шей скользнул в пещеру под защиту полумрака и принялся ждать возвращения Ри. Время уже поджимало. Если они не хотят никому попасться на глаза, нужно поторопиться. Ну где же она? Обычно Ри никогда не опаздывает и всячески ругает за опоздание самого Шея. Сбросив с себя рюкзак и прислонив его к одной из стен, он достал бутылку с водой и уже поднес ее ко рту, когда чья-то рука легла ему на плечо.
   - Что это вы делаете здесь, мистер Шей? Никак самовольная вылазка без разрешения коменданта, - произнес грозный голос за его спиной.
   Шей подскочил на месте, едва не подавившись водой. За его спиной послышался смех.
   - Грант никогда бы не сказал "самовольная вылазка" - недовольно пробормотал парень, убирая на место бутылку.
   - Никогда бы не сказал "самовольная вылазка", - передразнила Ри, вырвав бутылку у него из рук. - Но это не помешало тебе подпрыгнуть на три метра.
   - Неправда. Хоть твое появление и стало для меня неожиданностью, но если бы на твоем месте оказался бы кто-нибудь из нормалов, я был бы готов к битве.
   Риа, или Ри, как он называл ее, стояла прямо перед ним в своих брюках цвета хаки, черной майке и десантных ботинках. Да еще и улыбалась во весь рот. Ему казалось, что он уже привык ко всем ее выходкам, но ей все еще удавалось удивить его. Хорошо все-таки, что люди с возрастом взрослеют, когда им было по семь, она постоянно издевалась над ним, каждый день придумывая все новые и новые розыгрыши. Синяки у него на теле в те времена вообще не сходили, и это было еще не самое страшное.
   Сейчас настоящих мутантов почти не осталось, нексов было очень мало, так что все мутанты как раса боролись за свое выживание. Еще почему-то у них в основном рождались только мальчики, а девочки были большой редкостью. Из всех 62 нексов было всего 15 девушек. То есть одна девочка на трех мальчиков. В мире людей соотношения было противоположным. Именно поэтому к каждой девочке приставлялся один мальчик - защитник. Иногда даже два, если девочка была из влиятельной семьи. Родители Ри были очень влиятельными мутантами. Отец - заместитель управляющего - второй человек в Аренсе. А мать... ну кто же не знает ее. Она вела переговоры с людским правительством, и вот уже десять лет делала все возможное, чтобы восстановить мутантов в правах. Шей не сомневался: если кому-либо это удастся, то только ей. Точно сказать, кто из них был более влиятельным, невозможно. По правилам, у Рии должно было быть даже не два, а целых три защитника, но она наотрез отказалась. Спорить с ней было невозможно, даже когда ей было всего восемь. Единственные, кто мог исправить ситуацию, ее родители, почему-то согласились с ее решением, объяснив до этого, к чему это может впоследствии привести. Когда Рии исполнилось шестнадцать, она могла изменить свое решение, но не стала этого делать. Шею было нелегко в этом признаться, но он был очень рад, когда узнал, что ему ни с кем не придется ее делить. Риа была очень упрямой, деятельной, самоуверенной и большой любительницей влипать в разные истории, но Шей был готов на все ради нее. Он, не раздумывая, пожертвовал бы ради нее своей жизнью, прыгнул со скалы или сделал еще что-нибудь бы настолько же безумное, если бы его Ри попала в беду. И дело было не только в обязательстве защитника, хотя и это тоже. Просто это была Ри. Без нее Шей не чувствовал себя цельным, а только каким-то куском ненужного железа. О чем же думала она сама, сказать было довольно сложно.
   - Идем, Шей. Пора возвращаться, - сказала Ри, заглядывая в его рюкзак. - О, кролик.
   - А у тебя есть что-нибудь?
   Она покачала головой:
   - Всего несколько птиц. Возвращаясь, я увидела кабана, но в такие силки его явно не поймать. Был бы со мной лук.
   - Хватит мечтать, идем.
   Шей нащупал на стене потайную кнопку и открыл проход. Прежде чем попасть в Аренс, нужно было еще миновать сложную систему подземных ходов, но ведь это была не первая их вылазка. Ри чувствовала себя в подземелье совершенно уверенно. Шей быстро шагал по каменным туннелям, подсвечивая себе фонариком. Иногда у него внезапно начинались резкие приступы клаустрофобии, и только Ри могла помочь ему справится с ними. Но сегодня с этим не возникло никаких проблем. Постепенно рядом с камнем стал проступать металл. Когда металл полностью вытеснит камень, это будет означать, что они уже близко. На строительство города ушло немало не много - десять лет. Зато теперь здесь было практически все, а внутренние туннели больше напоминали внутренности космического корабля. Единственное, за чем скучали местные жители, конечно же, солнце. Шей подумал, что, возможно, когда-нибудь ученые разберутся и с этим.
   Аренс был не только совершенно самостоятельным маленьким городом, но и своеобразным государством в государстве, как Ватикан. Здесь действовали собственные правила, и никто не обязан был подчиняться законам двух соседних супердержав - США и России. После того, как две эти страны поделили между собой Канаду, их отношения ухудшались с каждым днем, но пока правительство обеих стран придерживалось мнения, что худой мир лучше войны.
   Аренс находился прямо между ними. Не самое мудрое решение, о чем не раз заявляла мать Рии и Управляющий, но они ничего не хотели слышать. Им нужна была граница, а точнее общий враг, и они нашли его в лице мутантов, которых сами некогда создали для решения своих проблем. Чертовски удачно придумано.
   Шей и Ри пересекли сектор С, не встретившись с патрулем, и благополучно пробрались в Аренс. Понятно, что за три часа, пока они отсутствовали, ничего не изменилось. Население из ста тридцати девяти мутантов не выросло, солнце не появилось, а посреди главной площади не стали раздавать бесплатное мороженое. Мороженое было своеобразной иконой Аренса, и каждая порция стоила баснословных денег, так как достать его было очень трудно. Однажды Ри и Шей целый месяц обрабатывали шкуры, чтобы купить четыре порции на двоих, но это того стоило. Особенно, лимонно-шоколадное. Почему бы такому не поклоняться? Пища богов.
   Внутри уже можно было не бояться, что их поймают за незаконное проникновение через границу. Первым делом они зашли на кухню и продали свою добычу - кролика и трех куропаток. Не ахти, конечно, но пятнадцать балов тоже деньги.
   Возвращаясь на жилой этаж, они здоровались с другими нексами и обменивались шутливыми замечаниями. Практически каждый встретившийся им парень провожал Ри заинтересованным взглядом. Шей уже давно привык к этому. Риа была местной знаменитостью, и никто не мог поспорить с этим. Авторитет ее родителей играл немалую роль, но не поэтому она была так популярна. Шей внимательно посмотрел на шедшую рядом с ним девушку. Она была на добрую голову ниже него, изящного телосложения, с коротко стрижеными темными волосами, которые едва можно было связать сзади резинкой и имевшими дурную привычку виться, когда хозяйка не хотела этого. У нее была светлая кожа и большие глаза, настолько темные, что обычно казались черными. Но когда она была в особенно хорошем настроении, они сияли, как ночное небо. И еще она была очень хорошенькой. Наверное, во всем Аренсе нельзя было найти никого красивее ее. Хотя Джез тоже была очень даже ничего. Или Кел.
   Но и это было еще не все. Кто быстрее всех справился с заданием? Ри. Кто-то бросил нож точнее всего? Ри. Лучше всех написал тест по истории? Снова Ри. Это имя слышалось везде. И если кому-нибудь бы удалось поспорить с ней в чем-то, то ее старшему брату - Джейку. Только у него хватило бы смелости бросить вызов всемогущей младшей сестренке и одержать победу. Джейк был на шесть лет старше ее, то есть ему было двадцать два, и он работал инструктором для младших нексов. Эта работа могла бы показаться вам скучной, если бы не нужно было тренировать Ри.
   Наблюдая за своей напарницей, Шей очередной раз удивился тому, что сейчас находиться здесь, рядом с ней. Его родители были совершенно простыми мутантами, обслуживающим персоналом, и никогда не участвовали в опасных сражениях. Только во времена решающей битвы его отец совершил смелый поступок и едва не погиб, пытаясь спасти членов своей команды. Предводители не забыли этого. После его смерти (это случилось четырнадцать лет назад) они не только забрали его жену и маленького сына с собой, но сама Зетва пообещала заботиться о них. Именно она доставила их сюда и отдала Шея в класс, где он учился вместе с другими нексами, чьими родителями были настоящие герои. Дети невзлюбили его с первого взгляда, видя, что он отличался от них. Шей никогда не был общительным, а знакомство с новыми людьми вообще давалось ему с большим трудом. Он был изгоем. А банда самых популярных и самых противных (на его взгляд) детей-выскочек, во главе которых стояли Зик и Риа, постоянно издевались над ним, не позволяя забыть о тот, что он просто другой. Шею ничего не оставалось, как научиться защищать себя. Он тренировался по шесть часов в сутки, не жалея себя. Видя его старания, Управляющий лично занимался с талантливым и очень упорным мальчишкой. Уже через несколько месяцев он стал лучшим бойцом среди однолеток. Сначала он вызвал и побил Зика, а потом Риа сама вызвала его. Вот это был бой так бой. Семилетний Шей припомнил ей все детские обиды и издевательства, и домой Риа пришла с подбитым глазом и синяками по всему телу. Он ожидал, что "банда" ему этого не простит, но вышло совсем иначе. Они полностью оставили его в покое. А проходя мимо, Риа и остальные только бросали в его сторону злые взгляды, но почему-то не трогали. Боялись, понял Шей. Их семеро, а он один. И боялись же.
   Но самое удивительное случилось, когда Ри исполнилось восемь, и она получила право выбрать себе защитника. Недолго думая, упрямая девчонка вышла в центр зала и ткнула пальцем в сторону Шея. Казалось, никто такого не ожидал, особенно сам Шей, но он вынужден был подчиниться. Быть защитником очень почетно. Быть защитником девчонки из такой семьи - вдвойне.
   Узнав об этом, мать Шея в тот же день расцеловала его в обе щеки и сама испекла огромный ягодный пирог.
   На следующий день начался настоящий ад. Шей и Риа стали не только непримиримыми врагами, но и соперниками. Не было ни одного вида единоборств, урока или вообще чего-нибудь, в чем бы они не соревновались между собой. Выигравший ставил проигравшему десять щелбанов. Сначала Шей боялся сделать ей больно и, даже если выигрывал, старался бить не в полную силу. Но Риа не только не унималась, но ее затрещины с каждым разом становились все сильнее и сильнее. В итоге мальчик тоже перестал ее жалеть.
   Они возвращались с занятий побитыми, перемазанными зеленкой, все в синяках, уставшие. Ночевать уже тогда им приходилось в одной комнате. Они засыпали в разных углах комнаты, и даже это стало для них соревнованием: кто заснет первым - слабак. Половина ночи проходила в борьбе со сном, а просыпаясь утром, едва они успевали вскочить с кровати, все начиналось снова. Шей тогда ужасно боялся, что рано или поздно к нему придут ее родители. Но они все не приходили. А когда, решившись, он, наконец, спросил об этом у самой Рии, она горделиво ответила, что сама сможет разобраться с каким-то оборванцем.
   Шей улыбнулся, вспоминая их детские шалости. Теперь же он и часа не мог прожить без нее, как и она без него. За эти годы они настолько сблизились, что она была ему не только как сестра, но и как лучший друг, что гораздо важнее. Они легко предугадывали мысли и желания друг друга, и хоть до сих пор часто спорили, всегда могли найти общий язык. Главным образом это происходило потому, что с годами Шей освоил одну человеческую мудрость и научился сдаваться, когда это было нужно. Иногда, чтобы выиграть, нужно стать проигравшим.
   Они дошли до своей комнаты, Ри открыла дверь электронной карточкой и зашла внутрь.
   - Чур, в душ я первая, - прокричала она из ванной, одновременно с этим, закрыв дверь на замок.
   - Ты всегда первая, - улыбнулся Шей.
   Комната была небольшой, но им места вполне хватало. Одна большая кровать. Возможно, получив сейчас такое задание, Шей бы смутился, но они были знакомы с самого детства, и ни никаких романтических мыслей по отношению к ней у него никогда не возникало. Ну ладно, почти никогда. Напротив кровати стоял письменный стол, слева кожаный диванчик, полка с книгами и большая боксерская груша, где они часто отрабатывали удары. Плюс, у них была своя ванная.
   Если бы Риа согласилась, им бы выделили комнату втрое большей этой, с личным гимнастическим залом, джакузи и еще чем угодно. Но Шей знал, что она никогда не согласиться пойти на никакие послабление только из-за того, что ее родители влиятельные.
   Он вспомнил, как в детстве она никак не могла научиться разбивать кулаком доски. Он наблюдал, как она, маленькая, очень худенькая девочка с длинными толстыми косичками, подскакивала к доскам, раз за разом наносила удар и сразу же отскакивала назад. Ее руки были все в крови, кожа сбита до самого мяса, но она не сдавалась. Шей наблюдал за ней почти что с благоговением. Даже несмотря на то, что они тогда были еще непримиримыми врагами.
   Когда она делала себе очередную повязку, обматывая руки новым бинтом вместо окровавленного, он попытался помочь ей. Но Ри вырвала у него свою руку и, грозно сверля взглядом, сказала:
   - Нет, не трогай. Я сама. У меня все получиться.
   И у нее действительно получилось. А Шей стал вторым человеком, кому она сказала об этом, сразу же после отца. В тот момент он впервые почувствовал гордость за нее.
   - Шей! - послышался крик из ванной. - Принеси, пожалуйста, полотенце.
   Он подошел к шкафу и вытащил полотенце. Когда парень подошел к двери ванной, услышал, что она что-то поет. Достаточно громко, чтобы услышал не только он, но и напарники из соседней комнаты - Дин и Люси. У нее был хороший голос. Интересно, есть ли в мире что-то, чего Риа не умеет? Наверняка есть, ему нужно только поискать.
   Шей открыл дверь и вошел в ванную. Риа стояла под душем, даже не глядя в его сторону.
   - Повесь там, - она неопределенно кивнула головой влево, даже не потрудившись затемнить дверцы. Никакой романтики, никакого влечения. Какая романтика между братом и сестрой? Оставив полотенце, Шей вышел из ванной, прикрыв за собой двери.
   Риа могла провести в ванной не один час, но вот душ она не любила. Не успел Шей прилечь на кровати и попытаться уснуть, как она вернулась, закрученная в белое махровое полотенце. Сейчас, после душа, ее короткие волосы завились и подскочили, лицо раскраснелось от жара, и были видны все поры. Девушка скинула полотенце и быстро натянула пижаму прямо на влажное тело, поспешив забраться под покрывало.
   - Завтра, - сказала она.
   Ему не нужно было пояснений. И так было ясно, о чем она думала эти несколько дней. До шестнадцати лет нексам запрещалось использовать свою силу. При рождении всем младенцам водилась специальная сыворотка, блокирующая сверхвозможности. Все нексы с нетерпением ждали момента, когда они станут настоящими мутантами. Пожалуй, все кроме Шея. У его матери был талант ботаника. То есть она могла управлять растениями и даже деревьями, поэтому и проработала всю жизнь в лаборатории. Хотя и сейчас она находилась там же. Она всегда говорила, что ей нравится ее талант. Но от мысли о большой теплице, сотни растений, за которыми нужно постоянно приглядывать, проверять почву и заниматься вечной прополкой, Шею становилось плохо. Он просто не переживет этого. Он был защитником Рии. И как он будет защищать ее с таким даром? Обовьет коконом из дикого винограда? Забросает врагов картошкой и яблоками? Это будет ужасным позором для него. Люди с таким даром становятся либо столярами, либо фермерами.
   У отца Шея был дар покорителя воздуха. Он мог изменить погоду, нагнать сильный ветер, отбросить врагов на достаточное расстояние от себя или даже полностью перекрыть человеку доступ кислорода, то есть фактически убить. Интересный дар, но очень редко встречающийся. Обычно покорители воздуха работали на электростанции и занимались очисткой воздуха и обогащением его кислородом. Очень важная работа, если вы живете под землей.
   Ботаники и воздуховики - типичные способности рабочих мутантов. Совсем не то, чего хотел Шей. Его сверстники только сейчас по-настоящему приняли его, как равного, и если у него появится такой дар, то о дальнейшем будущем в роли защитника Рии можно будет забыть. Парень даже думать об этом лишний раз не хотел.
   Риа же думала об этом почти постоянно. Если твои родители были настоящими воинами, то почти нет вероятности, что ты станешь работником. Хотя и такие случаи были. Риа вспомнила о Дэйве Ричардсоне. Его родители были воинами. Мать была одной из телепатов и работала в группе наравне со всеми, а отец мог согнуть одной рукой рельсу. Все ожидали от Дэйва чего-нибудь не менее удивительного, но у него был талант механика. То есть он мог разговаривать с любыми машинами и соорудить практически что угодно из нескольких металлических листов, пучка проводов и компьютерного чипа. Дэйв был настоящим гением, и его работа очень ценилась в городе, но ему никогда не стать настоящим воином.
   Ри откинула подобные мысли, совершенно уверенная, что с ней такого точно не случиться. Ее брат, Джейк, шесть лет назад уже прошел через это. Он тоже волновался, как и она сейчас, но для него этот день стал самым лучшим в жизни. У Джейка был потрясающий талант. Он управлял огнем. Более того, даже мог летать. Кроме него никто из нексов не мог ничего подобного. В детстве Ри всегда мечтала стать такой же, как Джейк. Чтобы у нее тоже был какой-нибудь удивительный талант. И сейчас она верила, что именно так оно и будет. Осталось подождать до завтра.
   Она чуть ли не светилась от счастья. Ей хотелось поговорить об этом с Шеем но она знала, что не стоит.
   Ри взяла его за руку:
   - Вот увидишь, у тебя будет самый лучший талант из всех них. Тогда они наконец поймут, что ты действительно лучший. Не просто хороший боец, а лучший.
   Он с благодарностью посмотрел на нее, сжав маленькую ладонь в своей руке.
   - А теперь давай спать. Я ужасно устала сегодня.
   - Спокойной ночи, Ри.
   - Спокойно ночи, Шей.

2

   Раньше, чтобы узнать, какой талант у мутанта, его подвергали тяжелым испытаниям. Это было известно всем. Но вот каким именно никто не знал. Старшие не очень-то распространялись об этом. Отчего так Риа не знала, но никто никогда не отвечал на этот вопрос. Версии среди нексов ходили самые разные. Кто-то говорил, что мутантов помещали в огромный металлический куб и заставляли выбраться оттуда. Кто выбирался, становился воином, остальные - рабочими. Другие говорили, что их заставляли драться между собой на смерть и оставляли только лучших из лучших. Были и другие не менее популярные предположения: игра на выживание в джунглях, психологическая атака, прибор, переносящий человека в какой-то специально подготовленный мир, как в видеоигре. Всех предположений сейчас Риа даже не могла вспомнить, только знала, что их было очень много.
   У них все походило по-другому. Не было никакой смертельной опасности, никаких роботов-убийц, никаких скитаний по заброшенным туннелям. Для того чтобы узнать свой талант, нужно было просто зайти в кабинет под названием "Тестирование способностей" и подключиться к компьютеру. И все. Это казалось слишком легким. Тем не менее, все равно было страшно.
   Ри сидела в кресле в небольшом тупичке рядом с "ТС". Рядом с ней сидел Шей, бывший мрачнее обычного, и остальные нексы из их группы - всего одиннадцать человек. Из них только три девушки - сама Риа, высокая тонкая Фиби и красивая кареглазая блондинка Лиз. Рядом с ними сидели их защитники - Джаред и Пол. По левую руку от Ри сидели Зик и Сэм. А напротив Ник, Хиро и Ти.
   - Ну, сколько можно ждать? - застонал Ник, закрыв лицо руками.
   - Боишься, Ник? - насмешливо спросил Зик. - Ну ладно тебе, не переживай, садовники Аренсу тоже нужны. Ведь, правда, Шей?
   Шей посерел от злости, но сдержался, чтобы прямо здесь и сейчас не ударить Зика в лицо.
   Они ненавидели друг друга еще с того момента, как впервые встретились на тренировке. Зик был самоуверенным выскочкой, непонятно что возомнившим о себе. Шей не мог не признать, что Зик был хорошим бойцом и далеко не тупым, что не мешало ему быть зазнавшимся придурком. Самовлюбленный осел. И, тем не менее, Зик постоянно околачивался рядом с Ри. Шей был категорически против, чтобы она общалась с ним, но Ри не хотела ничего и слышать.
   Ри и Зик были самыми крутыми в их группе. Наверное, вообще самыми крутыми среди всех нексов. Так же в их "звездную тусовку" входили еще Сэм и Лиз, но они играли второстепенные роли. Родители Зика тоже были очень известными, героями революции, победившей "AlA". Кроме того, Управляющий, внимательно следивший за успехами всех нексов, выбрал именно его в качестве защитника для своей единственной дочки, бывшей всего на год младше Рии. Аманде было пятнадцать, и поэтому они учились отдельно, но так же делили одну комнату, и должны были стать неразлучны уже через два года, когда девушка закончит программу подготовки.
   Аманда выглядела на шестнадцать, если не на все семнадцать из-за своей дорогущей одежды и огромного количества косметики, которой она пользовалась. Она была красивой, умной, но чертовски испорченной девушкой, да еще она была по уши влюблена в красавчика Зика. Ну, тот и вправду был красивым. У него были правильные, немного острые черты лица и длинные черные волосы, которые он обычно собирал в хвост или же просто позволял им свободно лежать на плечах. И было в нем что-то такое, что заставляло постоянно смотреть на него. Может быть, пристальный взгляд ярко-зеленых глаз, а может, постоянное насмешливое выражение лица и вечная ухмылка, которая делала его просто неотразимым.
   Наконец дверь кабинета открылась, и на пороге показалась высокая красивая мутантка. У Ри перехватило дух. Эта мутантка была натуральной блондинкой и была очень красива, к тому же ее лицо, как и ее имя, было известно всем в Аренсе. Выглядела она лет на тридцать или чуть больше, но все знали, что она гораздо старше.
   Лориус приветственно махнула рукой:
   - Ваше "ТС" начнется прямо сейчас. Наслаждайтесь своими последними минутами, пока вы еще нексы. Как только вы выйдете из этого кабинета, вы перестанете ими быть. Это останется позади, и вы станните либо воинами, либо рабочими. Я знаю, что вы уверены, что участь рабочих вам не грозит, - она нашла взглядом Шея, - по крайней мере, большинство из вас. Но судьба может распорядиться по- своему. По статистике в каждой группе из десяти - двенадцати нексов большая часть имеет талант воина, но три-четыре человека обязательно становятся рабочими. Надеюсь, всем вам повезет. И так первым будет Зик. Прошу.
   Зик немного замешкался, а затем все-таки поднялся с кресла и подошел к двери. Перед тем, как зайти в кабинет "ТС", он встретился взглядом с Ри и подмигнул ей, стараясь показать, что он не боится. Дурак, она и так знала. Сердце глухо колотилось у нее в груди, будто бы там, внутри, была она, а не Зик. Дверь закрылась. В коридоре повисла давящая тишина. Ри все сильнее сжимала руку Шея.
   Зик вернулся минут пять спустя. На его лице не было самодовольной улыбки, напротив, оно было серьезно как никогда. Вслед за ним вышла Лориус.
   - Зик - воин, - сказала она. - Талант: телекинез и суперскорость. Отличный результат.
   В Аренсе никто не делает тайны из умения других мутантов. Даже наоборот, скрывать свой талант означает высшую меру недоверия.
   Разразились аплодисменты. Действительно, отличный результат. Управлять предметами на расстоянии это очень круто, да еще и скорость.
   Риа посмотрела на Зика, и тот улыбнулся ей, осознавая свое превосходство. Он так и будет вести себя, пока кто-то не затмит его талант.
   - Следующий Сэм.
   - Давай, чувак. Это вовсе не так страшно, как кажется сначала, - подбодрил его Зик.
   Сэм выдавил слабую улыбку и зашел в кабинет вместе с Лориус. Зик развернулся и вышел согласно правилам. В коридоре осталось всего девять человек.
   Риа переживала все больше и больше, а Шей же наоборот успокаивался. Она хотела бы пойти самой первой, ну или второй, в крайнем случае, но не сидеть сейчас здесь и ждать. Шей же постепенно совладал со своим страхом, и решил, что переживать и бояться нет смысла. Все равно сила уже есть в нем от самого рождения. И никто не в силах изменить того, что заложила в нем природа. Ему не хотелось думать о том, что случиться, если он провалиться, точнее, если он окажется рабочим. Его и так с неохотой приняли в эту группу, если бы не Зетва, он бы учился сейчас вместе с остальными детьми рабочих. В тех группах тоже рано или поздно появлялись воины, но это было очень и очень редко, и потом, когда им приходилось учиться дальше вместе с другими воинами, те всегда издевались над ними.
   У него перед глазами пронеслась картинка.
   - Ну что, ничего другого мы от тебя не ожидали, - скривился Сэм.
   - Конечно, он же сын работников. Позволить ему учиться с нами было огромной ошибкой, - добавила Лиз, сморщив хорошенький носик.
   - Я ошиблась в тебе, - уловил он разочарованный взгляд Ри.
   - Работник, Шей, пройдите, пожалуйста, в теплицы, там вам покажут и расскажут все, что вы должны знать...
   Шей покачал головой, стараясь избавиться от наваждения. Это было его самым большим страхом. Он мог справиться практически со всем. Мог наверстать упущенное время дополнительными тренировками. Научиться бросать чертовы ножи, так как был единственным, у кого это не получалось. Каждую ночь. Каждую ночь он приходил в зал, когда Ри уже давно спала, измученная их постоянными перебранками, и тренировался, пока, наконец, не стал лучшим в классе. Он был готов сделать все, тренироваться хоть двенадцать часов в сутки.
   Но это никак не зависело от его стараний. Здесь он ничего не мог сделать. Оставалось только ждать. Шей был настолько поглощен своими мыслями, что даже не заметил, как они остались в коридоре вчетвером. Рядом с ним сидела Ри, а напротив неестественно бледная Лиза и Пол.
   Открылась дверь, и оттуда вышли Фиби и Джаред.
   - Фиби и Джаред - воины, - огласила Лориус. - Фиби - телепат, Джаред - элементал.
   Шей вздохнул. Элементал мог управлять всеми четырьмя стихиями: водой, огнем, землей и воздухом. Странно, что этот дар достался такому, как Джаред. Затем он перевел взгляд на Фиби. Она была ростом с самого Шея, то есть на несколько сантиметров выше Джареда, очень сухой и всегда носила только черное. Телепат. Ну-ну. Ее защитник был тоже достаточно высоким, чуть полноватым и совершенно рыжим. Щеки у него были внушительнее бицепсов, все лицо усеяно мелкими веснушками. К тому же Джаред славился своей простотой на уровне деревянной табуретки. Неплохой парень, но слишком уж большой чайник. И за что ему талант элементала? Жизнь не справедлива, Шей убедился в этом в очередной раз.
   - Следующие - Лиз и Пол.
   Пол схватил Лиз за руку и потащил в кабинет. Казалось, девушка вот-вот потеряет сознание.
   - Черт, мы самые последние, - застонала Ри. - У меня уже нервы не выдерживают.
   Он знал. Ри ненавидела долго ждать.
   - Повезло же Зику.
   Риа уже не могла усидеть на стуле, поэтому вскочила и стала ходить из угла в угол. Казалось, время не идет даже, а медленно-медленно ползет.
   - Да ладно тебе, - не выдержал Шей. - Ты ждала этого дня столько лет, неужели нельзя подождать еще пять минут?
   Она повернулась к нему, и что-то такое вспыхнуло в ее глазах, что он понял, что она боится. Ри, которая никогда ничего не боялась. Он решил, что все дело в нем. Что он не пройдет испытание и подведет ее. Это было ужаснее всего.
   - У меня какое-то нехорошее предчувствие, - сказала она еле слышно, словно боясь, что их кто-то может услышать. - Я боюсь, что...
   Она не успела договорить, так как тут снова открылась дверь. Лиз была не такой бледной, на ее щеках уже появился легкий румянец. Верный Пол поддерживал ее.
   - Лиз и Пол - воины. Пол - метаморфоз, Лиз - невидимка.
   Значит, Лиз могла становиться невидимой, а Пол получил талант полного преображения. Это значит, что он может принять любой облик, полностью изменить внешность, или даже превратиться в какого-нибудь зверя. Даже дракона или динозавра, если у него хватит фантазии. Круто, но не настолько, чтобы обойти Зика. Никто не сравнился с ним. Пока.
   Ри и Шей одновременно поднялись на ноги, но Лориус покачала головой.
   - Простите, ребятки, но ваш тест придется перенести на завтра. Уже слишком поздно, и я, и компьютер устали. Я смогу принять только одного, но поскольку вы напарники, то должны тестироваться вместе. Так что приходите сюда завтра в одиннадцать. А пока можете уходить вместе со своими друзьями.
   Затем Лори закрыла дверь кабинета электронной карточкой и зашла в лифт. Ри и Шей переглянулись.
   - Вот так повезло, - сказала Ри.
   - Да ладно тебе, - махнула рукой Лиз. - Ну, узнаешь о своей супер силе завтра. Большая разница. Зато Зик сможет насладиться моментом, что на сегодняшний день он самый крутой из всех новичков.
   - Мы прикроем тебя от его нападок, - пообещал Пол, как-то недоброжелательно косясь на Шея. Его то уж явно никто не будет защищать от насмешек. Скорее наоборот. - А тебя пожалели, будущий садовник. Ты сможешь еще целый вечер наслаждаться нашим обществом.
   - Прекрати, Пол, - не выдержала Ри.
   - Пол, - Лиз закатила глаза и только пожала плечами.
   - Молчи, женщина. Если ты меня разозлишь, я превращу тебя в золотую статую.
   Это не было пустой угрозой. Метаморфозы действительно могли сделать такое. Но не новички и явно не Пол.
   - У тебя силенок не хватит, - уверенно заявила Лиз. - Скорее ты уж себя превратишь в камень. Ты еще даже не знаешь, как этим пользоваться, в отличие от меня. Смотрите.
   Вроде бы Лиз ничего не сделала, но ее тело вдруг постепенно стало прозрачным. Очень медленно, но через минуту она уже исчезла вся. Опытные невидимки могут появляться и исчезать практически мгновенно.
   - Ладно, идем, Лиз. Лиз? - Пол пытался нашарить ее в воздухе, но это было не так просто.
   Послышался звонкий смех.
   - Ну, уж нет. Сначала я немного развлекусь. Идемте.
   Они вышли из коридора и свернули к жилым помещениям. У них была одна общая гостиная, где все собирались по вечерам. Точнее, там разрешено было собираться всем, но "звездная тусовка", как называл ее про себя Шей, заявила свое исключительно право на это место, и использовало это право на полную катушку.
   Сначала им нужно было пройти сквозь столовую и библиотеку, где собирались дети рабочих. Когда Лиз попросила их немного замедлиться и смотреть в оба, Шей понял, что она задумала что-то нехорошее. Что поделать, если дети воинов не любили их, хотя те были точно такими же нексами. Нет, поправил себя Шей, нексами остались только он и Ри. Лиз и Пол уже настоящие воины. Хотя официально считается, что они станут ими только через несколько дней, когда им нанесут специальный знак, но это уже никого не интересовало. Какая разница, есть у тебя знак, или нет, если ты обладаешь силой?
   В столовой за одним столиком сидели трое нексов: два парня и одна девчонка, а за соседнем еще несколько парней. Судя по горе книг на столе, они делали домашнее задание. Шей все никак не мог понять, что же задумала Лиз. Риа и Пол поглядывали на нексов с интересом.
   А затем вдруг девчонка дала пощечину одному из парней. Просто так, без всякого повода.
   - Эй! - возмутился он.
   - Не смей протягивать ко мне руки, урод, - заявила та и вскочила с места.
   - Мег? - крикнул парень, но она уже унеслась прочь. Тогда он посмотрел на другого парня, сидящего теперь рядом с ним. Ушедшая девушка сидела как раз между ними. - Ты что охренел, Том? - зарычал первый парень.
   - А я тут при чем? Если ты вздумал приставать к ней...
   Первый парень с разворота ударил его в челюсть. Началась драка.
   Лиз схватила Ри за руку и потащила прочь оттуда.
   - Идем, не нужно, чтобы нас тут застукали.
   Отойдя на приличное расстояние, Лиз вновь стала видимой.
   - Блин, развела как младенцев, - сказала она самодовольно.
   - Ну да, а после этого еще говорят, что мы не любим прислужников. Да они же тупые, - подхватил Пол.
   Шей недовольно посмотрел на него, но удержался от комментариев. Честно говоря, ему и не хотелось ничего говорить, только подойти и ударить этого чертового жлоба. Как только Ри терпит их?
   В гостиной уже собралась вся команда: непревзойденный Зик, Сэм, Аманда, Кел и Гейл.
   Зик и Сэм заняли диван. Между ними сидела хорошенькая Аманда, подобрав под себя длинные ноги. У нее были длинные черные волосы и совершенно бледная кожа. Лиз подошла к ней и поцеловала в щеку, удивительно загорелая на ее фоне. Аманда еще никогда не выходила на поверхность. Единственную дочку Управляющего берегли, как зеницу ока.
   Кел и Гейл сидели напротив, на двух мягких креслах. Они тоже были напарниками. Красивая смуглая Кел и высокий брюнет Гейл. Они отлично смотрелись вместе.
   - Поздравляю, - искренне сказала Аманда Полу и Лиз. А затем перевела взгляд на Ри. - Не расстраивайся сильно. Техника, что тут скажешь. Зато ты еще на один вечер сможешь остаться нексом и понаблюдать, как будут вести себя эти надутые "воины". У меня такое ощущение, что вместе с талантом им открыли еще и непреодолимый эгоизм и самоуверенность. Радуйся, что тебя еще все в порядке с мозгами.
   - Но ты то небось с нетерпением ждешь, когда у тебя тоже добавиться лишнего эгоизма, - заметил Зик, толкнув Аманду локтем. - Хотя куда уж больше?
   Аманда покраснела. Он попал в точку. Хорошей доченьке Управляющего не терпелось вступить во взрослую жизнь и стать настоящим мутантом.
   - Утомительно, наверное, когда тебя все время защищают, - усмехнулась Кел.
   Аманда смерилась ее взглядом, но затем отвернулась.
   - Не завидуй, Кел, - не выдержал Пол.
   Они просидели в гостиной весь вечер. Разговор шел в основном об новых возможностях и особенно о том, какого это быть настоящим мутантом. И не беда, что никто из них не знал этого наверняка. Они гордились тем, что перестали быть нексами.
   Шей, как всегда, сидел в стороне и за весь вечер не сказал ни слова. Его и не спрашивали. Он терпеть не мог такие вечера, когда должен был сидеть здесь и слушать их глупые разговоры.
   Двуличные лжецы. Самодовольные ублюдки. Лжецы. Лжецы. Лжецы. Казалось, этому не будет конца. Он бы уже давно ушел, но оставить Ри здесь с ними...совсем одну...Постоянно проскальзывали фразы о рабочих. И тогда Шею хотелось немедленно заткнуть уши руками и оказаться где-нибудь в другом месте.
   Где угодно, повторял он про себя. Где угодно, только не здесь. Где угодно, где угодно, где угодно...
   На несколько минут он словно выбыл из действительности, а когда вновь открыл глаза, то увидел, что Зик склонился над Ри, непонятно как оказавшейся рядом с ним. Он что-то сказал ей на ухо, так тихо, что никто кроме них не услышал. Она засмеялась, а в следующий миг Зик попытался ее поцеловать. Ри отстранилась от него и попыталась перевести все в шутку. Судя по всему, это ей удалось, а затем девушка поднялась со своего места и громко сказала:
   - Уже поздно. Мы уходим.
   Шей тут же вскочил на ноги. Наконец-то все это закончилось. Всю обратную дорогу они шли молча. Ри была полностью поглощена своими мыслями. И в них был совсем не Зик. Она давно знала, что нравится ему, но это была не ее проблема. Он может испытывать к ней какие угодно чувства, ее это не касается. Она снова думала о том, что почти сказала тогда Шею. Странное предчувствие не покидало ее. Должно случиться что-то, совсем скоро, но это будет вовсе не то, чего она так ждала.
   Ри открыла дверь и уступила напарнику дорогу. Тот зашел в комнату и сразу же направился в ванную. Его лицо пылало. Внутри поднималась непонятно откуда взявшаяся злость. Сломать. Ему хотелось что-то сломать, чтобы как-то обуздать ее.
   - Ты в порядке? - сзади появилась озабоченная голова Ри.
   - Чувствую себя просто прекрасно, - резко ответил он. - Все чудесно, а теперь оставь меня, пожалуйста, в покое.
   - Как скажешь, - заявила она обижено и закрыла за собой дверь.
   Ему не стоило так говорить с ней, но он не сдержался. Нужно было дать выход злости. Тут он понял, что злился именно на Ри, не хотел даже видеть ее, хотя она ничего не сделала. Совершенно ничего, что могло бы расстроить его. Все как всегда. Она снова потащила его на эту чертову вечеринку, организованную ее идиотами-друзьями, самовлюбленными кретинами. Она знала, что он ненавидит эти сборища, но все равно продолжала ходить туда. Каждый раз все повторялось сначала. А потом еще этот Зик...
   Волна злости была вызвана ревностью. Нет, быть этого не может. Шей любил Ри как сестру, они всегда были вместе, и он не привык ни с кем ее делить, особенно с кем-то вроде Зика. Глупо, по-детски, собственнически. Ему нужно немедленно вернуться и извиниться перед ней.
   Выплеснув в лицо холодной воды, он умылся, пока кожу не стало печь от холода, и простоял еще несколько минут возле раковины, рассматривая свое отражение в зеркале. Ничего нового он там не увидел. Узкое смуглое лицо, отдававшее желтизной в свете лампы, узкий прямой нос, длинный шрам на левой брови, короткие темно-каштановые волосы. Губы против воли растянулись в усмешке, куда ему до красавчика Зика?
   Собравшись с силами, Шей вышел из ванной и встретился взглядом с сидевшей в кресле Ри.
   - Прости меня, я был не прав. Нервы. Сегодняшний день был для нас трудным.
   На ее лице появилось какое-то странное выражение. Но затем оно смягчилось.
   - Действительно трудный. Пора ложиться спать. Завтра предстоит важный день.
   Шей снял с себя одежду, оставшись в одних боксерах, и залез под одеяло. Ему было очень холодно, несмотря на отрегулированную в комнате температуру. По хребту пробежали мурашки, а затем сразу же выступил пот. Его руки слегка тряслись, и он прижал их к себе, отвернувшись от Рии. Девушка предприняла безутешную попытку обнять его, но он сразу же отстранился. Почему-то ее прикосновения причиняли ему боль.
   - Ты спишь? - прошептала она еле слышно. Ее голос был подобен шороху листьев. Но это было на поверхности, не здесь.
   - Нет, - ответил он минуту спустя.
   - Я не люблю это, как и ты. Не люблю этих людей, ради которых должна разыгрывать из себя их подругу. Мне ужасно осточертело это.
   - Тогда зачем ты продолжаешь таскаться туда? - не выдержал он. Его голос прозвучал гораздо более резко и грубо, чем он хотел.
   Ри тоже почувствовала это и задрожала всем телом, обхватив себя руками.
   - Я не могу иначе. Ты же знаешь. Кто если не я соберу этих людей вместе?
   - Ты все еще надеешься, что у твоей матери получиться. Что мы сможем вернуться на поверхность, а не жить здесь, как кроты?
   - Я верю в это. Делаю единственное, что остается.
   Шей повернулся к ней, но она лежала на спине, уставившись глазами в потолок. Глаза были широко распахнуты, но она не моргала. Шей знал, что в таком оцепенении она может пролежать не один час.
   - Может, пора перестать мечтать? - спросил он серьезно. - Может, пора начать жить в настоящем мире?
   - Может, - эхом отозвалась она. - А, может, и нет. Как знать, что правильно, а что нет?
   После этих слов он подвинулся к ней и притянул ее к себе, как всегда, когда ей нужна была его поддержка. Ему ли не знать, что непобедимой принцессе тоже иногда бывает очень страшно.
   - О чем ты думаешь? - спросил он, уткнувшись лицом в ее плечо.
   - О завтрашнем дне. И я боюсь. По-настоящему боюсь.
   Опять это ужасное ощущение внутри. Она не должна волноваться за него.
   - Стать садовником не так уж и ужасно, как кажется на первый взгляд. Или воздуховиком. Или еще кем-нибудь. Я выдержу это.
   - Я знаю. Ты сильный. Сильнее всех, кого я знаю. Я боюсь за себя.
   - Чего тебе боятся? Ты всегда была впереди всех. Кто если не ты сможет утереть нос Зику? А теперь давай спать.
   Парень закрыл глаза и почти сразу же уснул, все так же сжимая Ри в своих объятиях. Но она еще долго не сомкнула глаз.
  
  

3

   - Пора, - негромко сказала Ри. - Мы уже должны быть на месте.
   - Сейчас без трех. Успеем, - отозвался Шей, пытаясь подавить тошноту. - Зато сегодня мы будем не только первыми, но и единственными. А значит, в любом случае лучшими, что бы там не случилось.
   Он почти сразу же пожалел о своих словах, видя, как приуныла Ри. Нужно было как-то поддержать ее, сказать что-то, но слова застряли у него в горле, и он так и не смог произнести ни звука.
   Лориус уже ждала их у входа в кабинет.
   - Явились, наконец? Ну что, проходите.
   Шей первым вошел в кабинет, словно там их мог поджидать какой-то невидимый враг. Но никакого врага не было. Только стол посреди комнаты, три стула и какой-то крупный прибор. Голые стены были выкрашены бледно-голубой краской, на полу белоснежные плиты. Единственное украшение комнаты - большой плазменный экран - висел прямо над столом и должен был отображать все изменения в мозге некса.
   - Парни вперед, - сказала Лориус, садясь в кресле напротив. - И так, Шей. Тебе нужно только прикрепить вот эти электроды к своим вискам. Остальное сделаем мы с машиной. Может быть немного больно, даже скорее просто неприятно, чем больно. Но гарантирую, ты выживешь после этой процедуры. Еще никто не умирал, и вряд ли ты станешь первопроходцем в этой области. Готов?
   Парень кивнул, и почти сразу почувствовал приступ мигрени. Перед глазами у него все поплыло, а когда он снова открыл глаза и смог сфокусировать взгляд, комната еще несколько долгих секунд вращалась против часовой стрелки.
   - Все, - сказала Лориус. - Результаты будут готовы через две минуты. Риа, теперь твоя очередь.
   Девушка взяла электроды и прикрепила их к своим вискам. Теперь Шей внимательно наблюдал за действиями Лориус. Мутантка нажала на пульте какую-то кнопку, и машина заработала, с еле слышным гулом обрабатывая информацию. Затем Лориус вскинула голову наверх и посмотрела на экран.
   "Обработка данных" - значило там. А затем экран просто погас.
   - Что случилось? - спросила Ри.
   - Не знаю, чуть позже попробуем еще раз. Пока давайте посмотрим, что показали результаты защитника.
   Шей внутренне напрягся, ожидая вердикта. Он даже перестал дышать. Сейчас должна решиться его судьба.
   - Сколько человек из нашей группы стали работниками? - неожиданно для себя просил он.
   - Всего один, - ответила Лориус. - Ник.
   - Всего один, - задумчиво повторила Ри.
   - И так, результаты готовы. Вы готовы услышать их, мистер Шей?
   Она что специально издевается над ним?
   - Я давно готов, - ответил тот хрипло.
   - Какими бы они не были?
   - Именно так. Только не тяните, пожалуйста.
   На ее лице появилась улыбка:
   - Что ж, Шей - воин, - он сделал глубокий выдох, мутантка продолжала. - Талант: N 3.
   - Что? - переспросил он, настраиваясь уже на самое худшее.
   - Это значит, что вам очень повезло. Лучший результат в этом году.
   По ее голосу невозможно было понять, шутит она, или серьезно.
   - Вы можете объяснить нормально или нет?
   Лориус усмехнулась, а ему ответила Риа:
   - Ты сделал это, Шей. Ты победил Зика и всех остальных. N 3 включает в себя сразу три таланта, ну это что-то вроде набора супермена.
   - Точно, - подтвердила Лориус. - Это так же означает, что вашим тренером будет сам Управляющий.
   - Управляющий?
   Шею до сих пор казалось, что его разыгрывают. У каждого новичка-мутанта есть свой тренер среди старших с максимально похожим талантом, который будет обучать его. Сам Управляющий. Невозможно. Потрясающе. Это было больше, чем все его самые смелые мечты.
   - Попробуем еще раз, - сказала Лориус Рии.
   - Конечно, - кивнула девушка и снова прикрепила электроды.
   Лориус еще раз включила машину, на этот раз та не погасла, но на экране появились два слова. Два ужаснейших слова, какие только можно было себе представить.
   "Идентифицирование невозможно".
   Такое тоже иногда случалось. Бывало, что у детей мутантов полностью отсутствовали какие-либо супер силы. Шей замер, не в силах пошевелиться. Такое могло случиться с кем угодно, даже с ним, но только не с Ри. Всемогущая Ри, непобедимая Ри, лучшая...
   - Боюсь, тут я ничего не могу сделать, - грустно сказала Лориус.
   Ри только кивнула, стараясь сдержать слезы.
   - Спасибо.
   Она первой поднялась из-за стола и вышла в коридор, раскачивающийся у нее перед глазами, то влево, то вправо. А затем ей вдруг стало казаться, что она находиться где-то сверху и смотрит на свое одиноко бредущее по коридору тело. Шей догнал ее через несколько секунд. Она сделала над собой невозможное усилие и улыбнулась ему.
   - Ты молодец. Такой талант. Я ни секунды в тебе не сомневалась.
   Он понял, что она сказала чистую правду. Все эти дни она пыталась сказать ему, что ее тревожит, но он каждый раз обрывал ее, думая, что она боится за него. На самом деле она боялась за себя. Дурное предчувствие. Куда уж хуже?
   Когда они вышли в главный зал, остальные нексы провожали их удивленными взглядами. Из способностей мутантов никогда не делают тайны. Сейчас уже весь Аренс знает, что у Рии нет специализации. Такого явно никто не ожидал. Мало того, что Шей показал лучший результат среди своих сверстников. Сын простых рабочий стал лучшим воином. Невиданно. Противозаконно. Но то, что случилось с Ри... Это было еще ужаснее, чем если бы она стала работником. Даже у тех есть какие-то силы, отличающие их от людей. Шей знал, что никто не решится изгнать ее из Аренса, но никто и не примет ее здесь. Всего один миг так резко изменил их жизни. Шею хотелось сделать хоть что-нибудь. Защитить ее как-то от всего этого. Защитить от пристальных взглядов, которые преследовали ее всюду, закрыть собственным телом. Если бы он мог поменяться с ней сейчас, он бы с радостью отдал свой трижды долбанный талант, если бы это помогло ей. Все что угодно. Все что угодно. Но сейчас Шей был абсолютно бессилен. То, что казалось ему таким ужасным еще вчера вечером, стало теперь глупым и совершенно нестрашным. Он схватил ее за руку и потащил вперед, расталкивая зевак. Ри была послушной, как кукла. Она сейчас ничего не видела перед собой. Ни настырных взглядов, ни кружащейся комнаты. Ее глаза были широко распахнуты, в них не было ни слезинки, но она все равно ничего не видела. Конец. Конец. Конец...
   Этого не могло произойти. Только не с ней. Только не с ней. Это просто сон. Ужасный кошмар. Сейчас она проснется в своей кровати и...
   И тут впереди показались темные фигуры. Зик. Лиз. Пол. И все остальные.
   Лиз смерила Ри насмешливым взглядом, хотя еще вчера смотрела на нее с неприкрытым обожанием.
   - Ну что, тебе удалось удивить нас, Шей, - сказала она, даже не смотря в сторону Ри.
   - Очень неожиданно, - согласился Зик. Его самолюбие было уязвлено. - Тебе удалось обойти меня. Это было бы даже смешно, если бы не так тупо. Ну что ж, посмотрим, сумеешь ли ты удержать место лидера, или у тебя кишка тонка.
   - Победишь его, - сказала Лиз, - я назначу тебя своим защитником.
   - Эй! - воскликнул Пол, но Лиз только отмахнулась от него.
   А затем они ушли, ни слова не сказав Рии. Они вели себя так, словно ее здесь не было.
   Шей вновь потащил ее вперед. Их комната была уже совсем близко. Там они будут в безопасности. По крайней мере, какое-то время. Он закрыл двери изнутри, чтобы никто не беспокоил их и налил две чашки зеленого чая.
   Ри сидела на полу, прислонившись спиной к спинке кровати, и смотрела прямо перед собой. В ее голове все еще звучали слова Лиз. Теперь, когда она осталась нексом, она больше не ровня им. Теперь она изгой. Это значит, что Лиз действительно могла получить Шея в качестве своего защитника. Может, так будет лучше для него. Она чувствовала себя ужасно никчемной, бракованной, неправильной. Как такое могло произойти?
   Некс. Она все еще была нексом. Иногда способности раскрывались чуть позже. Но в таких случаях компьютер писал "Недостаточно данных". Тогда за подростком оставляли название "некс", и разрешали ему и дальше тренироваться с остальными в ожидании, пока раскроется его дар. Но ей предстояло навечно остаться нексом. Или же вообще покинуть город и уйти жить к людям, спасаясь от позора. Забыть, кто она, и начать жизнь сначала. Великий день стал грандиозным кошмаром. И, что самое страшное, непоправимым.
   Шей сел на пол рядом с ней, собираясь сказать что-то, но опять не смог подобрать слов. А что можно сказать в такой ситуации? Как утешить? Нексом тоже быть неплохо? Зато ты теперь самая крутая среди людей? Вряд ли от таких слов кому-то может стать лучше.
   Внезапно она поднялась на ноги и впервые за последнее время осмысленно посмотрела на него:
   - Зря я расклеилась. Все равно, уже ничего не поделаешь, - ее губы тронула слабая улыбка, перекошенная, будто у нее болят все зубы. - Нужно отправится к Управляющему и узнать его решение. Может, сегодня мой последний день здесь.
   - Они не выставят тебя из Аренса, - сказал Шей, покачав головой.
   - Кто знает. Ведь я не мутант. Всего лишь некс.
   - Тогда я отправлюсь с тобой куда угодно.
   Она посмотрела в его глаза. Он не лгал ей. Ее Шей, который не умел утешать, никогда не мог правильно подобрать слов, которому с трудом давалось общение с незнакомцами, был самым преданным и самым верным человеком, которого она когда-либо знала.
   - Я знаю, Шей. Я знаю.
   Тянуть не было никакого смысла. Все равно рано или поздно это случится. Так уж лучше прийти самой, чем ждать, когда ее силой приволокут в кабинет или просто выставят за стены Аренса.
   Аренс занимал только десятую часть располагающихся здесь подземных туннелей. Когда-то здесь был полигон для испытания химического и атомного оружия. Испытание не проводились здесь уже почти тридцать лет, а туннели до сих пор стояли как новенькие. На расстоянии десяти километров от Аренса находился человеческий город, точнее даже не город, а большой поселок, где жили обычные люди-беженцы. Оказалось, не всем хватило места в прекрасном новом мире. Насколько Ри знала, эти люди раньше жили в городке на севере от туннелей, но после одного из учений, случился сильный выброс радиации, и теперь городок был почти полностью необитаем. Правительство хотело выслать беженцев куда-то в район северной части материка, на самый север, в земли, некогда принадлежавшие Канаде. Но люди наотрез отказались. Им отказали в визе, и населению пришлось спуститься в подземелья, где уже жили "ужасные мутанты". Мутанты почти не пересекались с беженцами, и всех устраивали такие отношения. В первый год после учений они даже вместе сражались против тех тварей, что лезли с бывшей свинофермы. Милые розовые хрюшки отрастили по лишней ноге, двадцатисантиметровым рогам, еще черт знает чему и пошли в атаку. Нападение удалось отбить, и после этого ничего такого больше не происходило. Хотя до сих пор выходя в лес, нужно было быть начеку. Мало ли что может выйти оттуда. Радиационный фон в несколько раз превышал норму, и люди не ходили туда без защитного костюма и противогазов. В этом мутанты явно были в выигрыше. Будучи уже облученными гамма лучами, радиации они не боялись.
   К востоку находилось еще одно точно такое же заброшенное селение, куда время от времени наведывались только вандалы и поисковики, которых на модный манер называли сталкерами. Ри не знала, откуда пошло это слово, но тем не менее оно прочно вошло в обычный лексикон местных. Впрочем, она где-то слышала, что в том селении жило несколько русских семей, и именно они придумали это слово "сталкер".
  
   Кабинет Управляющего находился в самом центре Аренса, в самом защищенном месте за титановыми стенами и тремя автоматическими дверьми. Для того чтобы попасть туда, им с Шеем пришлось пройти через три блок-поста и несколько раз проходить через голубой коридор - длинную рентген комнату. Это было удобнее, чем каждый раз производить обыск.
   Наконец, они оказались перед дверью. Ри помедлили на мгновение, собираясь с силами, и коснулась рукой кнопки. Датчик тут же отсканировал отпечатки и нашел ее в базе данных.
   - Входи, Ри, - послышался голос с другой стороны.
   Управляющий был хорошим приятелем ее отца, и она уже не раз была здесь. В просто обставленном кабинете, за столом сидел средних лет мужчина. Невысокого роста, худой, в своем неизменном сером костюме. Он тут же поднял голову и поздоровался с ней. Шей за спиной Ри непроизвольно выдохнул. Не каждый день видишь перед собой такого человека. Может, Ри и привыкла к такому, но ему каждый раз находиться здесь было некомфортно, словно его, обычного школьника, пригласили на чай в кабинет президента.
   У Управляющего была имя - Георг. Или же - Лучник, как его звали в молодости, когда он сам возглавлял одну из команд "AlA". Теперь же ему было под шестьдесят, и, хоть и выглядел он не старше сорока, славные времена бурной молодости остались позади. Теперь его уважительно называли мистер Георг, или же просто Управляющий.
   Всемогущий главнокомандующий единственным городом мутантов, поднял голову и пристально посмотрел на Шея. Парень сразу же отвел взгляд, не зная, как ему себя вести в присутствии такого человека.
   - Я рад тебя видеть, Шей, - любезно сказал Управляющий, и только тут Шей вспомнил, что именно он будет его куратором, его тренером. Вот так повезло, ничего не скажешь.
   - Благодарю вас, сер.
   - Вы же уже приняли решение? - перебила его Ри. Только ей такое и могло сойти с рук. Она была любимицей Управляющего.
   Его лицо сразу же побледнело.
   - Еще нет.
   - Но вы же...
   - Сядь, Риа. Немедленно успокойся и не заставляй меня повышать голос. Только истерик мне сегодня не хватало.
   - Простите, Управляющий
   Ри послушно села в кресло. Шей опустился в соседнее. Они оба с нетерпением ждали его решения.
   - Такого еще ни разу не было, - заметил тот, почесав затылок. - Ни разу не случалось, чтоб компьютер выдавал результат "Идентифицирование невозможно". Беспрецедентный случай. Всякое бывало за эти десять лет, но с таким я сталкиваюсь впервые. - он поднял свои светло-серые глаза и взглянул на Ри. - У меня есть всего два выхода из этой ситуации, и оба известны тебе. Либо ты навсегда возвращаешься к людям, либо остаешься здесь в качестве некса. В таком случае, у тебя есть всего чуть меньше года, и если после этого срока у тебя не проявится талант, я все равно буду вынужден выслать тебя. Каждый из этих вариантов имеет как свои положительные, так и отрицательные стороны. Если ты останешься нексом, то будешь продолжать тренироваться вместе с остальными из своей группы. Это значит: задания повышенной сложности, вылазки на поверхность и постоянный риск быть убитой. Без силы ты будешь уязвима. Если отправишься к людям, то будешь в безопасности, но потом ты уже никогда не сможешь вернуться, чтобы не произошло. Решать тебе.
   Ри посмотрела на Шея, и тот еле заметно кивнул. Никто посторонний не понял бы их мысленно диалога, но им было все предельно ясно.
   "Что делать?" - спросила она.
   "Ты и так знаешь ответ"
   "А если..."
   "Ты не сможешь выжить там".
   Она кивнула, сдаваясь.
   - Я буду защищать ее, чтобы не произошло. Жизнь отдам за нее, если потребуется, - искренне сказал Шей.
   - Значит...
   Ри внимательно посмотрела на Управляющего и сказала, четко проговаривая каждое слово:
   - Я остаюсь здесь. Я остаюсь нексом.
   - Ты хорошо подумала? У тебя не будет шанса изменить свое решение.
   - Знаю. Мне все равно, я ни за что не сбегу в мир людей, не стану прятаться.
   Управляющий внезапно встал из-за стола и подошел к книжному шкафу. Шей решил, что он просто не хотел встречаться с ней взглядом.
   - Я ни раз думал, почему так получается...Почему, дети рабочих иногда становятся воинами (на этих словах Шей окаменел), или на оборот. Уверен, ты знаешь Дэвида, но он не единственный, кому пророчили будущее великого воина, но он стал рабочим. Известным, гениальным, но все же рабочим. Иногда природа выбрасывает такие фокусы, что нам остается только гадать, почему так вышло. Так вот, у меня есть маленькая теория. Многие слышали о такой поговорке, что природа отдыхает на детях гениев. Твой отец, твоя мать великие воины. Твоему брату тоже повезло...
   - А мне нет, - холодно закончила Ри.
   - Я не сказал этого.
   - А разве не к этому ведет ваша теория?
   Управляющий повернул голову от полок и посмотрел на Шея:
   - Вот видишь, люди всегда слышат только то, что хотят. Я еще ничего не сказал, а они уже обвиняют меня в чем-то. Научитесь сначала слушать, молодая леди, а уже потом начинать злиться...Так вот, когда вы перебили меня, я хотел сказать вот о чем. Твои родители многим пожертвовали ради общей цели, как и другие, те, кто стоял у истоков, те, кто сражался в первых рядах и победил. Я снова отвлекся... Ну вот я считаю, что эта поговорка ошибочна, но все равно всем вести не может. Кому сила дается легко, а кому-то наоборот приходиться сражаться за нее. Но зато подумай вот о чем: чем больше и тяжелее испытания, тем слаще окажется победа, тем желаннее приз. Возможно, именно так выйдет с тобой. Раз ты уже приняла решение, я не буду уговаривать тебя изменить его. Это твоя жизнь, твой путь, а значит, и твой выбор. Никому не известно, чем это закончится. Может, ты так и останешься на всю жизнь нексом, а может, станешь самой великой из ныне существующих мутантов. А теперь иди и не отвлекай меня больше.
   - Спасибо, Управляющий, - Риа поклонилась ему и вышла из кабинета. Шей последовал за ней.
   Некоторое время они шли молча.
   - Ты уверена в принятом решении? - наконец тихо спросил он.
   - Да.
   - И не будешь жалеть?
   - Посмотрим, - ответила она честно.
   Возле комнаты Ри уже ждал посыльный. Девушка вздрогнула, как от пощечины.
   - Пройдемте со мной, мисс Риа, - вежливо сказал тот.
   Она кивнула Шею и направилась вслед за посыльным. Шею ничего не оставалось, как зайти внутрь их комнаты и ждать. Судя по всему, ее вызвал кто-то из высших мутантов. Зачем? Кому она могла понадобиться, только если...Шей сжал руки в кулаки, принявшись расхаживать туда обратно по комнате. Сколько еще напастей уготовано сегодня Ри?
  
   Риа послушно шагала за посыльным. В отличие от Шея, у нее не было ни капли сомнения по тому поводу, кто и зачем ее вызывает. Нексам запрещено видеться с родителями до окончания подготовки, но ради нее несколько раз в год делали исключение. Ри не знала, чего ждать от этой встречи, но вряд ли чего-то хорошего. Она всегда была папиной дочкой, его гордостью, а теперь...теперь она стала изгоем.
   - Отец уже ждет вас, - сказал посыльный и ушел, оставив ее одну в коридоре.
   Ри сделала глубокий выдох и шагнула вперед. Да, отец действительно был здесь. Выглядел он лет на тридцать пять, но ему было гораздо больше. Высокий, с короткими черными волосами и глазами точно как у Ри. Ей все говорили, что она похожа на отца, разве что волосы у нее немного светлее, а Джейк был скорее похож на мать.
   Едва войдя в комнату, она поймала его холодный взгляд и сразу же внутренне сжалась. Но он ничего ей не сказал. Ри гордо вскинула голову и выпрямила спину, приготовившись к защите.
   - Прости, что подвела тебя, папа, - она почти гордилась собой, даже голос не дрогнул.
   - Ты вовсе не подвела меня, Ри. Ты же знаешь, что мы с мамой любим вас. Мнение других волнует тебя, я знаю это, но точно не меня. Чего обо мне только не говорили, а думали еще больше, это не помешало мне стать тем, кем я есть сейчас. Ты должна больше верить в себя и в людей, которые тебя окружают, которым ты не безразлична. А ты зацикливаешься на том, что о тебе подумает кто-то. Меня не должно быть здесь, но я здесь, чтобы поддержать тебя. И не нужно так смотреть на меня, будто я готов сейчас тебя съесть.
   Он подошел и обнял ее. Ри почувствовала себя совсем маленькой девочкой, и ей впервые за последнее время было спокойно. Он здесь, он защитит ее, ей ничего бояться.
   - Прости, но мне пора. Я улетаю к маме. Ей тоже нужда моя помощь.
   - И долго тебя не будет?
   - Несколько месяцев, не меньше. Мне жаль, правда, особенно сейчас. Но ведь у тебя будет Шей.
   Риа знала, что отец никогда не любил Шея.
   - Неужели он стал тебе нравиться?
   - Нет, но я определенно стал его уважать. Он сильный и настойчивый парень. А еще я уверен, что он позаботиться о тебе, пока нас не будет рядом. Кроме того, у тебя еще есть Джейк. Должен кто-то приглядывать за ним в мое отсутствие. Ты справишься с этим, Ри?
   - Обещаю.
   В дверь настойчиво постучали, а затем вошел Управляющий.
   - Ты готов?
   Отец Ри кивнул. Управляющий, прищурившись, посмотрел на девушку:
   - Опять ты. Разве что-то мы с тобой не закончили?
   - Прости, Лучник, это я позвал ее, чтобы попрощаться.
   - Ну ладно. А теперь иди, пока кто-то не заметил, что ты здесь.
   - Я люблю тебя, папа. Передай привет маме.
   - Я тоже люблю тебя, Ри. До встречи.
   Ри быстро вышла из комнаты, чтобы никто не увидел, что она плачет. Предательские слезы застыли в глазах. Почему он уезжает именно сейчас? Почему бросает ее? Внутренний голос кричал, что она несправедлива, но Ри не желала его слушать, пусть лучше заткнется.
   Возвращаться в свою комнату ей тоже не хотелось. Вместо этого она пошла в дальние туннели, где можно было побыть в одиночестве и пожалеть себя, как говорила ее мать. Пусть внешне Ри походила на отца, но характером точно пошла в мать. Двум сильным женщинам с пробивным характером нелегко было ужиться вместе и не всегда удавалось найти общий язык. Ри уважала мать и всегда хотела быть такой же, как она, но больше любила отца. Так же она знала, что была у него любимицей, в то время, как мама любила их с Джейком одинаково. Именно у матери Риа научилась быть сильной и справляться со всеми трудностями. Но сейчас даже непробиваемой Ри было трудно. Если бы мама сейчас была рядом...
   Ри даже могла представить себе эту сцену.
   Мама сидит на корточках рядом с ней, перебирая в пальцах зажигалку. Она никогда не курила, но почему-то всегда носила ее с собой.
   - Ну и долго ты еще будешь сидеть здесь и раскисать?
   Риа вздрогнула, настолько реально прозвучал голос у нее в голове.
   - Долго еще будешь желать себя? - снова повторила мама. - Я знаю, что тебе трудно, знаю, что ты сломлена, но еще не время сдаваться. Ты сильная, Ри, ты сможешь справиться со всем, даже с этим. Так что поднимайся и иди к себе, отдых тебе понадобится. Знаешь зачем? С этого дня ты будешь тренироваться еще больше, еще лучше для того, чтобы доказать, в первую очередь себе, что ты это можешь.
   Ри сразу же вскочила на ноги, сильно сжимая руки в кулаках. Еще больше, еще лучше. Потому что ты можешь, и только поэтому.
  

4

   Удар-выдох, удар-выдох, удар, удар, снова удар...Груша отлетела в сторону, и опять удар.
   - Ты вообще знаешь, сколько времени?
   Ри оторвалась от груши и повернулась на голос. Рядом с ней стоял Джейк, с наброшенным на плечи полотенцем, его короткие темные волосы были мокрыми от душа.
   - Три часа ночи, Ри. Ты что с ума сошла?
   Девушка дернула головой, отбросив со лба волосы.
   - Отстань, Джейк. Хочешь спать - иди спать, но меня не трогай. Я тебе точно ничем не мешаю.
   Джейк прищурился:
   - А Шей знает, что ты здесь?
   - А Мелани знает, где тебя носит в три часа ночи?
   На это Джейку нечего было ответить. Ри нужно было бы спросить, что ее братец забыл здесь так поздно, но сейчас она находилась не в том положении, чтобы задавать подобные вопросы.
   Раз Джейку было двадцать два, он уже мнил себя совершенно взрослым, и последние несколько лет отношения у них не складывались, хотя в детстве Ри просто боготворила его. Были друзьями, стали соперниками. Теперь, когда все знали о том, как облажалась Ри, ей особенно не хотелось встречаться с братом. Ну что поделаешь, если он был их инструктором?
   С Мелани, напарницей Джейка, у Рии были более-менее нормальные отношения, но подругами они никогда не были.
   - Давай так: ты немедленно отправляешься в душ, а затем спать, а я делаю вид, что не видел тебя сегодня.
   Ей очень хотелось возразить, но если инструктор доложит о том, что видел ученицу в тренировочном зале так поздно, ей не избежать проблем. Пришлось смириться.
   Уже уходя, Джейк накинул ей на шею полотенце, она повернулась к нему:
   - Не расстраивайся так из-за того, что произошло. Это еще не приговор, и не изменит того, кто ты есть. Послушай меня хоть раз и иди спать, завтра на тренировке я выбью из тебя всю дурь, и только попробуй быть не в форме.
   - И тебе спокойной ночи, Джейк, - буркнула Ри и направилась в душ.
   Ей удалось неслышно пробраться в комнату и залезть в кровать, не потревожив Шея. Если он узнает, ей не поздоровиться. Сейчас, после тренировки, она чувствовала себя лучше. Наверное, помогла усталость. Нет сил, чтобы думать, нет сил, чтобы переживать. Можно просто закрыть глаза и провалиться в сон.
  

*****

  
   Смешки и голоса стихли, как только Ри и Шей вошли в зал. Догадаться, что они только что так резво обсуждали, было нетрудно. Шей посмотрел на Ри, но на ее лице застыла насмешливая улыбка, за которой она могла скрыть какие угодно чувства.
   Зик и остальные держались чуть в стороне от остальной "массы". Все делали вид, что не замечают Ри, и только Лиз на мгновение взглянула на нее, но была вынуждена тут же отвести взгляд, словно глаза Ри обожгли ее пламенем.
   Остальные мутанты-новички сидели или стояли, негромко разговаривая. Тренировка начнется, как только прибудут инструктора.
   Ри раздраженно посмотрела на настенные часы. Пусть лучше уж это начнется раньше и быстрее закончиться. Она прошла в дальний угол и присела прямо на пол, приобняв колени.
   В коридоре послышался шум, а затем отворилась дверь, и вошли Роберт и Джейк - сегодняшние инструктора. В комнате послышались вздохи облегчения. Это был один из самых лучших вариантов для новичков. И дело даже не в том, что Роберт и Джейк были самыми молодыми, самыми симпатичными, или жалостливыми. Возможно, гоняли они даже больше остальных, но они были справедливыми, и с ними всегда было весело.
   Роберт и Джейк переглянулись, и на их лицах синхронно появились кислые усмешки, словно они только что на пару раскусили несколько лимонов.
   - Вы рано радуетесь, - усмехнулся Джейк. - Мы сегодня только помощники, вашим инструктором будет Ричард.
   - Твою мать, - выругалась Ри так тихо, что ее услышал только Шей.
   Почему именно он? Худшего расклада трудно было и возразить. Ричарду было двадцать пять, и он был одним из самых мерзких и придурковатых мутантов во всем Аренсе. Ри всегда прямо заявляла ему об этом, зная, что возможность того, что именно его назначат ее инструктором была немала. Но в ее планах она уже была крутым мутантом, а Ричарду оставалось только молча наблюдать за ней, боясь расправы. Но сейчас, сейчас она была перед ним совершенно беззащитна.
   Поймав на себе сочувствующий, и, тем не менее, насмешливый взгляд Джейка, она тут же вскочила на ноги.
   Ричард не заставил себя долго ждать. Самое удивительное, что внешне он не был ни отталкивающим, ни неприятным. Метр восемьдесят пять ростом, сухопарый с темно-каштановыми волосами, светло-карими глазами, он был вполне симпатичным. Но это совершенно ничего не значило. Ни многим из новичков приходилось сталкиваться с ним, но, тем не менее, о нем уже ходили разные слухи, в основном отрицательные. Ричард славился своей беспощадностью и в некотором роде даже жестокостью.
   Ричард встал перед толпой (безошибочно находя в ней Ри) и заговорил:
   - Меня зовут Ричард, и на ближайшие несколько недель я буду вашим инструктором. Все из вас, - он улыбнулся Ри. - уже мутанты, но вы еще не умеете использовать свою силу, как надо. К каждому из вас уже представили наставника, и я не претендую на его роль. Моя задача - отточить ваши физические навыки и умение сражаться. Именно этим мы и будем заниматься каждое утро в семь часов. Сегодня мне будут помогать Джейк и Роберт, но не слишком надейтесь на их защиту.
   И так, приветственная речь окончена. Пора перейти к практике. Проведя быструю разминку, Ричард заставил своих учеников отрабатывать удары на груше, прежде чем перейти к работе в парах.
   Ри вздохнула. Это было несложно. Подойдя к своей груше, она провела несколько смешанных атак, а затем принялась за отработку ударов ногами. Они получались у нее всегда лучше, нежели удары руками. Особенно боковые. Но только не в этот раз.
   - Погоди, Ри, - услышала она совсем рядом голос Ричарда.
   Она ждала, пока он медленно подойдет к ней.
   - Это слишком просто для уровня мутантов. Ты не на программе нексов, Ри. Пора переходить к более сложным упражнениям.
   Она ждала.
   - Вертушка.
   Ее сердце упало куда-то на уровень почек. То, что у нее никогда не получалось выполнить правильно. Черт бы побрал этого Ричарда.
   - Смотри.
   Надо отдать ему должное, он был хорошим воином, и выполнил вертушку легко и непринужденно.
   - Теперь ты.
   Надо ли говорить, что у нее не вышло? Ладно, это действительно так. Она попробовала еще несколько раз, и с тем же результатом.
   - Ты недостаточно выворачиваешь бедро. Да и твои стопы...Если не можешь выполнить такой простой прием, может, тебе не место здесь?
   Он говорил уверенно и совершенно спокойным тоном, не издеваясь, не обвиняя, просто говорил то, что думал. Читай между строк, детка: тебе здесь не место. Это приводило Ри в бешенство. Да кто он такой, чтобы указывать ей? Как он смеет?
   "Ты здесь никто" - нашептывал противный голос внутри.
   Тебе разрешили остаться только из жалости.
   Ри стиснула пальцами виски, стараясь вообще ни о чем не думать. Она уже даже перестала слышать Ричарда.
   - Я сделаю, - наконец, сказала она, отойдя на шаг назад.
   Сердце бешено стучало в груди. Перед глазами все поплыло от напряжения.
   Но она все-таки сделала ее. Пусть не так идеально, как Ричард, но сделала. Откинув со лба волосы, она выжидающе посмотрела на Ричарда. Тот только невнимательно кивнул и отвернулся от нее.
   - Сволочь, - прошептал Шей.
   Ри бросила на него предостерегающий взгляд, но Ричард все равно не услышал, или сделал вид, будто не услышал. Зато услышал Джейк.
   - У тебя какие-то проблемы, Шей? - сказал он, подойдя к парню.
   - Все в порядке, - буркнул тот.
   - Прости, мне показалось, что у тебя какие-то трудности.
   В следующую секунду один из новичков едва не проломил напарнику череп, и Джейк, к величайшему облегчению Ри, вынужден был удалиться.
   Все оставшееся время, Ри и Шей не могли даже поговорить, ограничиваясь быстрыми взглядами и понимающими усмешками. Заставить мутанта почувствовать усталость очень сложно, но у Ричарда это вышло блестяще. К концу тренировки Шей уже почти не чувствовал ног, майка прилипла к его спине, а пот стекал с лица до самых пят. Остальные тоже выглядели не очень, даже Зик.
   - На сегодня все, - проговорил Ричард, переводя взгляд с одного смертельно уставшего подопечного на другого. - Должен вам сказать, вы просто в ужасной форме. Не знаю, чем до этого занимались ваши тренера, но двигаетесь вы как сонные мухи, а бьете еще хуже. Я знал, что обучить вас будет сложно, но не ожидал, что настолько. Увидимся завтра, а пока все свободны.
   Ему не пришлось повторять дважды.
   - Ри, останься.
   Девушка выругалась про себя, но все же заставила тело замедлиться. Шей одобряюще улыбнулся ей, но ему тоже пришлось выйти из зала.
   Ри осталась с Ричардом наедине. Да уж, не самая радужная перспектива.
   Инструктор подошел к ней, погасив две самые яркие лампочки и явно собираясь закрыть спортзал, как только окончится их "беседа".
   - Послушай, - сказал он, остановившись в нескольких метрах от нее. Сейчас он выглядел уставшим, больше ничего. Никакой злости, никакого сарказма, никакой насмешки в глазах. - Ты уверена, что сможешь работать не хуже других?
   - Абсолютно, - она ответила так, будто ей приходилось выдавливать слова из себя. - Может, я и некс, но явно не инвалид, и не идиотка.
   - Я не имел ничего подобного...Если ты откажешься, это вовсе не будет выглядеть проявлением слабости. Напротив, как мудрое взвешенное решение человека, осознающего, на что он идет.
   - Отлично, и чем же ты предлагаешь мне заняться? - ярость медленно, но верно подтачивала самообладание девушки. - Пойти работать на кухню? Уборщицей? Как я могу стать хоть кем-то, не окончив подготовки? Или, может, я должна покинуть Аренс?
   Ричард зло прищурил глаза.
   - Я пытаюсь говорить с тобой как с взрослой, а ты всего лишь глупая девчонка. Ты должна реально оценивать свои шансы.
   - Я смогу справиться с этим! - выкрикнула она, стараясь перекричать собственное сердцебиение, колокольным звоном стучащее в висках.
   - Ты можешь справиться с чем угодно, непревзойденная Риа. Но ты должна научиться думать не только о себе. Что если ты подведешь кого-то из своей команды. Что если они пострадают из-за тебя? Это не отряд техников-механиков или садоводов-любителей, это спецотряд, которому предстоит участвовать в самых опасных заданиях и стать живой стеной Аренса.
   - Мне ли не знать этого. Столько лет, столько трудов приложено, а теперь я должна бросить все? Это несправедливо. Что ты можешь предложить мне?
   - Я не девушка из дома терпимости и ничего предлагать тебе не собираюсь, - проговорил он, и Ри покраснела. - Подумай до завтра. Если тебя не будет завтра на тренировке, я пойму, что ты приняла правильное решение.
   - Я буду здесь, даже если мне придется ползти, - заявила она и вышла из зала.
   Девушка стремительно пронеслась мимо, даже не взглянув на застывшего Шея.
   - Нет смысла спрашивать, как все прошло.
   - Совершенно верно, - сказала она, не замедляя шага.
   - Опять поругались? Чего он хотел от тебя?
   - Чтобы я ушла и больше никогда не приходила. "Ты не сможешь справляться наравне с другими" - передразнила она. - Это ничего для меня не значит.
   - Я даже не сомневался, ты же Ри.
   - Нужно только больше тренироваться, - сказала она, даже не слыша его. - Если удвоить часы тренировок...
   - То ты умрешь до того, как закончиться программа подготовки, - закончил он. - Ты и так справишься со всем, Ри. Я никогда не оставлю тебя.
   - Конечно, Шей...О, прости, я слишком уж зациклилась на себе. Когда у тебя назначена первая встреча с Управляющим?
   - Сегодня в шесть.
   - Через два часа? - удивилась Ри. - Почему так рано?
   Шей только пожал плечами.
   - Представляешь, какие лица будут у Зика и остальных, если ты когда-нибудь сам станешь Управляющим? - на ее лице появилась озорная улыбка.
   Он ответил ей тем же. Иногда у них были моменты, когда они понимали друг друга даже не с полуслова, с полумысли.
   - Ты уж там покажи ему, что значит быть настоящим мутантом.
   Шей закатил глаза:
   - Еще бы. Я не упущу свой шанс.
  

*****

  
   Размеренная походка, учащенное сердцебиение, застрявший в горле ком...Не каждый раз простому мутанту доводиться приходить в гости к самому Управляющему. Шей приказывал себе держаться, но никак не мог избавиться от ощущения, что вот-вот потеряет сознание.
   Он даже не знал, было ли это очень круто, или очень страшно. Наверное, и то, и другое одновременно.
   В последний раз, когда он шел по этим коридорам, ситуация была не самая удачная, но тогда он хотя бы знал, чего ожидать.
   - Входи, Шей, - раздался голос Управляющего еще до того, как парень подошел к двери.
   Подавив легкую волну страха, Шей присел в кресло напротив своего наставника.
   - Рад, наконец, познакомится с тобой. Слышал о тебе много хорошего. Хочешь воды? Ты, я вижу, волнуешься.
   - Спасибо, - кивнул Шей и налил себе в стакан немного воды из графина.
   - Тебе не нужно опасаться меня, Шей. Я вовсе не такой страшный, каким кажусь на первый взгляд. Строгий, да, требовательный да, но еще никто не обвинял меня в несправедливости.
   Управляющий тоже налил себе воды и одним глотком осушил стакан. Его светлые глаза странно блестели в ярком свете лампы.
   - Я хочу поговорить с тобой откровенно. После того, что случилось с Ри, а точнее, чего не случилось, ей нужен будет не только друг и товарищ. Я хочу, чтобы ты понимал. Тебе придется взять на себя ту часть работы, которая окажется ей не под силу, и при этом так, чтобы она ни о чем не подозревала. Если Ри почувствует себя слабой и беспомощной..., - он покачал головой, и Шей не смог сдержать улыбки. - Тогда всему Аренсу не поздоровится.
   - Я готов. Сделаю все, что от меня потребуется, - ответил парень уверенно. - Как вы думаете, у нее есть шанс?
   - Шанс? Он есть у всех. Проблема в том, что ни от нее, ни от нас здесь ничего не зависит. Это уже предопределенно заранее. Ты либо рождаешься художником, либо нет. Со временем ты можешь научиться азам и отточить свои умения, но если у тебя нет таланта, вероятность того, что ты прославишься, очень невелика. Остается только верить в нее и надеяться. Но разговор сейчас пойдет не о Ри. Я очень горд тем, что именно ты сейчас сидишь передо мной, Шей. Зетва еще давно говорила мне, что из тебя выйдет толк. Должен признаться, я не верил в то, что сын простых рабочих может стать отличным воином, но ты упорно доказывал мне, что я ошибался. Теперь я, наконец, поверил в тебя. Я хочу, чтобы ты приходил сюда каждый день в семь часов вечера, кроме, пожалуй, вторника. По итогам этого года, ты - лучший из новичков. Но это только то, что заложено в тебе природой. Если ты не будешь стараться, тебе не достичь успеха. Уверен, с этим проблем не возникнет. Есть ли у тебя ко мне какие-то вопросы?
   - Что именно включает в себя N3?
  

5

   - И вы ошибаетесь, если думаете, что это игра, - голос Ричарда звучит еще противнее, чем обычно. - Вы считаете себя непобедимыми, всемогущими, но это вовсе не так. Каждый, - он обвел всех присутствующих пристальным взглядом. - Может не вернуться с этого задания.
   Новички делали вид, что слушают, но на их лицах то и дело появлялись самодовольные улыбки. После четырех месяцев дополнительной подготовки, после всего того, что им довелось пережить? Любое задание окажется им под силу.
   Шей изо всех сил старался удержать на лице серьезное выражение. Стоявшая рядом Ри широко улыбалась. Она смогла сделать это, выдержала все испытания и доказала свое право находиться здесь. Что еще нужно? Она до сих пор оставалась нексом, но сумела свыкнуться и с этим тоже. У нее еще есть время, в пока можно позволить себе небольшую передышку.
   - Вас здесь семнадцать человек, - продолжал Ричард. - Шестеро самых лучших отправятся на задание повышенной сложности. И, думаю, нет смысла напоминать вам, что туда отправятся три лучшие пары.
   Новички задержали дыхание, ожидая. Вот сейчас Ричард, наконец, назовет имена счастливчиков. Шей, не отрываясь, смотрел на сцену, Ри подалась вперед.
   - А сейчас я назову эти двойки. И так, первые - Лиз и Пол.
   Послышались аплодисменты. В принципе, ничего удивительного. Пол - неплохой воин, да и Лиз тоже. Шей знал, что на месте Пола должен был быть Зик, но Аманде ни за что не позволят участвовать в столь опасной миссии, по крайней мере, сейчас.
   - Вторая двойка: Дженифер и Фел.
   Снова аплодисменты. Ни Ри, ни Шей не знали их, так как входили в разные группы. Но вскоре из толпы вышли двое: парень и девушка и присоединились на сцене к Лиз и Полу. Дженифер была высокой и худощавой, с длинными русыми волосами, бледно-зелеными миндалевидными глазами и загорелой кожей, а Фел - ростом под два метра, здоровенный, как шкаф, со светлыми, торчащими в разные стороны волосами и целой плантацией веснушек.
   - И, наконец, последние - Шей и Риа.
   Ри побледнела, а Шей сжал ее руку. Этого просто не могло быть. Неужели их действительно признали одними из лучших? Но даже сейчас Ричард не упустил возможности унизить Ри, переиначив правила, согласно которым, первым произносилось имя девушки, а уже потом ее защитника. Но на это ей уже было наплевать. Она сделала это. Доказала остальным, что она по-прежнему лучшая.
   На негнущихся ногах Ри поднялась на сцену, отпустив руку Шея. Зал приветствовал их аплодисментами, но они были какими-то неуверенными.
   Ричард обжег Ри взглядом, прежде чем продолжить:
   - Вот они: лучшие, гордость этого курса. И именно им придется рискнуть своей жизнью ради остальных. Наши воины, наши защитники.
   Когда они спускались со сцены, Ричард на мгновение схватил Ри за руку и тихо прошептал ей:
   - Еще не поздно передумать. Никогда не поздно.
   - Только не для меня, - девушка с силой вырвала свою руку и спустилась вниз, к Шею.
   Внизу их уже ждали. Джейк и Лори. Приветствовав победителей, они приказали им следовать за собой. Дисциплина прежде всего.
   - Тебе все же удалось это, сестренка, - усмехнулся Джейк, но ему вовсе не было смешно.
   - Неужели ты сомневался во мне, братец?
   - Вот мы и пришли, - перебила их Лори, открывая дверь электронной карточкой.
   Комната была небольшая, зато максимально использована. Даже на станах висел всевозможное оружие: мечи, луки, пистолеты, автоматы, ракетницы, ... нунчаки.
   - Другие новички о таком и не мечтали, - присвистнул Пол.
   - Для других новичков первое задание - охрана периметра, - сказал Джейк, подходя к компьютеру. - Вам же придется продвинуться почти на десять километров по северным туннелям и проверить сигнал тревоги. Ничего особенного, нам постоянно приходится заниматься этим, хотя за последний месяц подтвердился только один случай из восьми. Скорее всего, это будет просто прогулка по туннелям, зато вам разрешат подержать в руках оружие.
   - Боюсь, так и есть, - кивнула Лори, в ответ на разочарованные взгляды. - Но это ведь только ваша первая миссия.
   - И это не повод расслабляться, - резко проговорил Джейк. - Если сигнал все-таки окажется не ложным, вы должны будете действовать быстро и четко. Замешательство может грозить вам смертью.
   - Опять чертов заброшенный город? - спросила Дженифер.
   Джейк кивнул:
   - Мы тревожимся за невиданную активность в том районе. Возможны новые виды мутации.
   - Если только это, нам нечего опасаться, - проговорила мутантка.
   - Возможно, не всем из вас, - задумчиво сказала Лори, глядя на Ри.
   - Может, это, наконец-то, поможет кому-то обрести специализацию, - усмехнулся Пол. - Раз уж гены подвели, то радиация завершит дело.
   - В твоем случае уже ничто не поможет, Пол, - бросила Ри. - Плохие гены. Или, может, мама слишком часто роняла тебя в детстве?
   - Эй, успокоились, только этого мне еще не хватало, слушать, как двое малолеток выясняют здесь отношения. Меня попросили помочь Лори, а не стать вашей нянькой.
   И в самом деле, на этом разговоры прекратились. Лори каждому выдала оружие и бронежилет и вывела их из оружейной.
   - С вами отправится кто-то из старших, - сказал Джейк. - Скорее всего, Роберт.
   - Спасибо, что не Ричард, - пробормотала Лиз, разглядывая свои покрытые мозолями руки.
   Роберт прибыл через несколько минут, при полном вооружении.
   - Ну что, готовы? - поинтересовался он, похлопывая рукой по прикладу.
   Новички ответили почти синхронным кивком.
   - Так я и думал. А то уже засиделись здесь, небось. Отряд, за мной. Я иду впереди, Фел - замыкающий.
   И вот отряд, облачившись в бронежилеты и прихватив оружие, тронулся в путь. Это был первый случай, когда им официально разрешили покинуть Аренс и отправится в туннели. Все искусно (так им казалось) делали вид, что находятся здесь впервые и с изумлением пялились на стены туннеля. В самом Аренсе и рядом с ним они были железными, а дальше - каменными, вырубленными в прямиком в горе.
   - Хватит уже, - не выдержал Роберт. - Не нужно больше делать такие лица. Можно подумать, я настолько наивен, что могу поверить в то, что вы никогда не бывали здесь. Кроме того, разве это не ты, Пол, потерял здесь свой нож? И еще хватило ума вырезать на нем свои инициалы.
   Пол покраснел, остальные засмеялись.
   Десять километров достаточно большое расстояние. Спешить им было некуда, и они не бежали. Потолки в туннелях то становились очень высокими, едва ли не в пять метров высотой, то опускались до отметки в 170 см, и тогда парням приходилось пригинаться.
   Они отошли уже далеко от города, здесь не было ни ламп искусственного света, ни даже факелов, которыми, по рассказам, пользовались люди, скрывающиеся в восточных туннелях. У Роберта, Лиз и Фела в руках были фонари, остальным приходилось довольствоваться этим. Но никому не было жутко. Люди, привыкшие к жизни под землей, двигались быстро и уверено. Ощущения оружия в руках создавало какое-то странное чувство значимости, уверенности в своих силах.
   - Остался всего один километр, - сказал Роберт, сверившись со своим GPS. - И мы на месте. Пока все идет хорошо.
   Еще несколько десятков шагов, и в воздухе повисло напряжение.
   Еще с десяток шагов, и раздался жуткий вопль.
   Еще мгновение, и кто-то вскрикнул у Ри за спиной. Скорее всего, Лиз.
   А затем раздался скрежет и вопль.
   - Что это, черт возьми? - завизжала Лиз. - Что за хрень?
   - Новая мутация. Нам точно неизвестно, - бесцветным голосом ответил Роберт.
   - То есть, это может быть все что угодно, - сказал Шей. - Хоть домашняя мышка, хоть бык с пятью рогами.
   - Не думаю, что нам так повезет, - усмехнулась Ри.
   Вопль опять повторился, и разговоры тут же прекратились.
   - Значит так, - быстро проговорил Роберт. - Я и Пол идем вперед на разведку, остальные ждут здесь. Будьте готовы прийти к нам на помощь. Пока спрячьтесь.
   Роберт и Пол скрылись за поворотом, остальные затаились. Ожидание растянулось на ужасно долгое время. Ри чувствовала, как быстро, как глухо бьется в груди сердце, Лиз побелела, как бумага. Дженифер и Фел о чем-то негромко переговаривались, а Шей просто ждал.
   Все вздрогнули от очередного вопля, а следом за ним послышался крик. Человеческий крик. Ри, не выдержав, бросилась вперед, снимая оружие с предохранителя. Перед ее глазами предстала жуткая картина. В центре зала стояло какое-то ужасное существо, размером со слона, но с совершенно черной, покрытой шипами кожей, маленькими, будто обрубленными ушами и шестью глазами.
   Потолка не было, наверное, камень просто провалился под весом монстра. Рядом стояли Роберт и Пол, стреляя в него. Чудовище ревело, но не двигалось с места.
   - Что ты делаешь здесь, Ри? - закричал Роберт.
   Вместо ответа девушка открыла огонь по мутанту. Еще через несколько секунд выбежал Шей и тоже открыл огонь. Это попахивало прямым нарушением приказа, но ему было плевать, когда здесь Ри, и когда она нуждается в защите.
   Вчетвером им удалось обратить мутанта в бегство, но радоваться, как оказалось, было еще рано. Не прошло и минуты, как на них полезли уже другие твари. Они были меньше, и походили скорее на собак, или волков. У них были клыки, как у саблезубых тигров, раздвоенный лысый хвост и совершенно желтые круглые глаза.
   - Фел, Джен, Лиз!
   Подкрепление не пришлось ждать долго. Другое дело, была ли от него какая-то польза. Лиз оглушительно завизжала, только отвлекая. Из-за нее Пол обернулся и замер.
   - Пол! - закричал Роберт.
   Но Пол словно примерз к одному месту. Ему все-таки удалось обернуться, его глаза расширились, как у безумного, и он так и остался стоять.
   - Что с ним такое? - крикнул Шей.
   - Шок, - ответил Роберт, чудом успевая отреагировать на нападения еще одного из "волков". Уже не меньше дюжины лежали на земле мертвыми, но новые все наступали и наступали. Роберту, Шею, Ри, Джен и Фелу с трудом удавалось удержать их, Пол так и стоял, вперившись глазами в одну точку, а Лиз стояла сзади, время от времени издавая новый визг. Даже взрослому мутанту не каждый день доводится увидеть такое, то уж говорить о новичках.
   Шей дернулся в сторону, прикрывая Ри, но она успела и сама.
   - Если они не закончатся через несколько минут, будем отступать, - крикнул Роберт. - Запасы патронов не безграничны.
   Их автоматы работали на чистой энергии и не использовали обычных свинцовых пуль, но и энергия рано или поздно заканчивается. Ри выстрелила, и один из монстров упал, пронзенный короткой молнией. Монстры все-таки закончились.
   - Все? - выдохнув, спросила Дженифер, вытерев со лба пот.
   И тут, словно отвечая на ее вопрос, впереди послышался скрежет и еще один вопль.
   - Нужно добить еще одного, - "оттаяв", сказал Пол, двинувшись вперед.
   - Нет, - Ри поймала его за руку и остановила на месте. - Ты уже показал, какой из тебя храбрый воин. Оставайся здесь и сторожи свою тень. Я возьму его на себя.
   Никто не успел возразить, и Ри бесстрашно кинулась вперед, поднимая автомат. За поворотом оказался даже не один, а три монстра. Всего три. Ри подняла автомат, прицелилась и нажала на курок, убив одного из мутантов на месте. Тот с мерзким звуком упал на землю, принявшись жалобно скулить. Другой бросился другу на помощь. Этот был крупнее, и у него был длинный нос, как у муравьеда. Ри даже не успела удивиться, для чего он был ему нужен. Мутант издал какой-то странный звук и плюнул, попав прямо на автомат. Тот зашипел и начал плавиться. Ри пришлось немедленно выбросить его, но несколько капель ядовитой жидкости все же попали ей на кожу. Девушка вскрикнула.
   Второй мутант бросился на нее, сзади появился еще один, оттесняя ее и перекрывая выход. Откуда не возьмись, появились еще трое, окружая ее. Ри поняла, что попалась. Так глупо, так обидно. Но ей было не выбраться. Оставалось только позвать на помощь, но в горле почему-то пересохло, и она не могла закричать.
   Стоило ли так стараться, чтобы вот так закончить свою жизнь? Но одна мысль сильнее всех жгла ее. Она так и умрет нексом. Она проиграла.
   Мутанты зарычали и медленно начали сужать круг. Они хотели разорвать ее на куски и насладиться еще теплым вкусным мясом. Если бы у нее была сила. Если бы она могла сделать хоть что-то. Но она была абсолютно беспомощна.
   Тебе здесь не место.
   Ты здесь чужая.
   Ты Никто.
   Некс.
   Некс.
   Некс.
   В голове одна за одной проносились отравленные мысли, одна хуже другой. Ри открыла рот, чтобы закричать, но в горле встал ком, и она только закашлялась. Зубы вонзились ей в голень, пронзая вместе с одеждой кожу и доходя до костей. Она наконец-то смогла закричать, но было уже поздно. Вся орава бросилась на нее, а в голове все крутилось одно единственное слово. Некс! Некс! Некс!
   Боль была настолько острой, что из глаз брызнули слезы. Еще одна тяжелая пасть повисла на ней. Очередной укус. Новая вспышка боли.
   - Риа! - послышался отчаянный вопль, и кто-то бросился в самую гущу, отрывая от нее монстров.
   - Шей, - она смогла дотянуться до его руки и сжала ее так сильно, как только могла.
   Он разбрасывал волков в разные стороны, руками ломая мохнатые шеи, пиная их ногами. Послышался топот ног, и вбежали остальные. От большой кровопотери, Ри качнулась вперед, едва не потеряв сознание. Шей был слишком далеко, чтобы поймать ее, поэтому ему пришлось сделать несколько отчаянных шагов. На нем повисло сразу пятеро волков. Пока одни рвали его, другой высоко подпрыгнул, вонзаясь ему в горло. Брызнула кровь.
   - Шей! - закричала Ри, бросаясь к нему.
   Шей покачнулся и тяжело упал на пол. Дышал он тяжело, из груди вырывались хрипы. Все тело было покрыто царапинами и укусами. Все одежда насквозь пропиталась кровью.
   Ноги подогнулись под Ри, и девушка упала на колени рядом со своим напарником, не обращая никакого внимания на мутантов. Где-то сзади продолжали стрелять. Кто-то вцепился ей в бок, а затем в руку, но ей было все равно. Она склонилась над Шеем, сжав его руку.
   Его глаза еще были открыты, но зрачки блуждали из стороны в сторону.
   - Шей, - тихо позвала Ри.
   - Ри? Это ты? Я ничего не вижу.
   - Это я, Шей, - она едва не рыдала в голос.
   - Ты в порядке? - взволновано спросил он.
   - О, Господи. Какая я идиотка, прости меня, Шей. Пожалуйста. За мою глупость лучше бы эти волки разорвали меня.
   - Не говори так, - его рука в ее руке стала ужасно горячей, будто бы он сгорал заживо. - Я бы сделал это еще хоть миллион раз. Ты же знаешь. Единственное, что меня огорчает, так это то, что о тебе больше никто не сможет так позаботиться, как я.
   - Нет, пожалуйста. Не смей даже думать об этом, - взмолилась она. - Ты не погибнешь, Шей. Пожалуйста, не бросай меня, я умоляю тебя. Только не сейчас.
   - Мне жаль, Ри. Правда, жаль...
   Он замолчал и закрыл глаза. Ри положила голову ему на грудь, пытаясь услышать сердцебиение. От страха у нее все похолодело внутри. О, Господи. Все что захочешь, только пусть он не умрет. Я сделаю все, что ты захочешь. Я навсегда покину Аренс, покину мутантов, Шея, только пусть он живет. Он не должен умереть из-за меня. Пожалуйста!
   Есть. Едва слышное сердцебиение. Стук...стук...стук.
   - Сюда, - закричала Ри. - Помогите же ему, пока он еще жив. Сделайте же хоть что-нибудь.
   Роберт присел рядом с ней, нащупывая у Шея пульс.
   - Носилки. Срочно!
   - Но откуда...? - начал было Пол.
   - Мне все равно. Придумайте что-нибудь. Живо.
   Роберт старался не сталкиваться взглядом с Ри. В глубине души он знал, что ничего не выйдет. Среди них не было ни одного лекаря, и даже если бы был, вряд ли что-нибудь можно было сделать. Шей тяжело дышал, открыв рот. Каждый вдох давался ему с огромным трудом.
   - Держись, парень, только держись, - сказал Роберт, добавив про себя. - Тебе может помочь только чудо.
   Полу и Фелу все-таки удалось соорудить какое-то подобие носилок, на которые и погрузили бесчувственное тело Шея.
   Все молчали, даже Ри. Слезы у нее в глазах высохли, казалось, сердце вот-вот выпрыгнет из груди, но она больше не плакала. Она всю дорогу держала Шея за руку, чувствуя, как тепло медленно покидает его тело. С каждой секундой он становился все бледнее и все холоднее. Ее губы продолжали шевелиться в беззвучной молитве.
   Пожалуйста, пусть он выживет.
   Ей было наплевать, кто ее услышит и чем придется расплатиться, только бы он выжил.
   Даже Пол замолчал и за всю дорогу не произнес ни слова. Лиз неслышно шла рядом с носилками, смотря себе под ноги. Дженифер старалась держаться позади, держа в руках фонарь Фела.
   Все боялись даже громко дышать, словно от этого Шею могло стать хуже.
   Каждый шаг приближал их к Аренсу.
   Каждый шаг на каплю увеличивал надежду, что Шея смогут спасти.
   Ри то и дело сверялась с GPS. Осталось всего два километра. Совсем чуть-чуть.
   - Потерпи, - шептала она. - Потерпи.
   Она не была уверена, что в Аренсе ему смогу помочь, но верить в это было единственным шансом для нее не сойти с ума. Просто верить в чудо.
   Чудо не произошло. До Аренса оставалось всего пятьсот метров, когда Шея не стало. Он умер, так и не приходя в сознание.
   Роберт обернулся, чтобы встретиться взглядом с Фелом. На их лицах застыло одинаковое выражение лица. Носилки, где только что лежал их товарищ, перестали представлять какую-нибудь ценность.
   Нижняя губа у Ри предательски задрожала, но ни одна слезинка так и не потекла по щеке.
   Это она виновата в том, что произошло. Только она.
   Она должна была принять верное решение и уйти еще тогда, не подвергая его опасности.
   Она сохранила свою жизнь ценой жизни самого родного и самого близкого ей человека.
   И именно ей придется встретиться с матерью Шея и рассказать, как все произошло.
   Не было ни боли, ни отчаянье, не было и разъедающей пустоты. Внутри у нее не осталось ничего, кроме ненависти. Ненависти к себе.
  
  
  

Два

Риа

Я помню почти до минуты
Тот день сентября,
Когда я узнала, что утром
Не стало тебя...
Я помню, как рвали на части
Слова из свинца,
Как больно мне было встречаться
С глазами отца.
И падал вниз,
Меняя свой цвет,
Осенний лист,
И мир за ним вслед.

Мы тратим всю жизнь ради списков
Ненужных побед.
Есть время на все, лишь на близких
Времени нет.
Не ценим, теряем и платим
Слезами утрат.
Извечной цепи эпитафий
И траурных дат.
В моей душе
Остался твой свет.
Он будет жить,
А ты уже нет...
Ну если был хотя бы шанс
Что-либо изменить,
Я отдала бы все за то,
Чтоб ты сейчас был жив.
Но тебя уже нет
Я лишь прошу тебя, мой брат,
За все меня прости.
Я не смогла помочь тебе
И не смогла спасти.
Но если был хотя бы шанс
Что-либо изменить,
Я отдала бы все за то,
Чтоб ты сейчас был жив
В моей душе
Остался твой свет.
Он будет жить,
А ты уже нет...
Но если был хотя бы шанс
Что-либо изменить,
Я отдала бы все за то,
Чтоб ты сейчас был жив

Но тебя уже нет...

  

1

   Наверное, я ужасная, бесчувственная дрянь. Никуда не годная, неблагодарная, не заслуживающая жизни. Я согласна с этим. Я эгоистичная, самовлюбленная, излишне самоуверенная, лишенная сочувствия и жалости. Спорить не стану. Это все обо мне. Но сейчас, стоя перед каменным надгробием, где покоится тело Шея, я не испытываю ровным счетом ничего. Он умер, и его здесь нет. Передо мной лежит всего лишь мертвое тело, единственное, что осталось от человека, которого я любила больше жизни.
   Мне не больно, просто легкие сдавило, и я не могу дышать, а сердце стучит так, что вот-вот наткнется на ребра и истечет кровью. Мне совсем не больно.
   Я ничего не боюсь, кроме себя. И винить мне тоже больше некого.
   Ничего. Совершенно ничего не чувствую, кроме ненависти. Если бы я могла сейчас просто перестать дышать и умереть, я бы так и сделала.
   Рядом со мной раздаются рыдания, от которых я наверняка бы поседела, если бы могла что-то чувствовать. Но камень не чувствует боли. Камень не умеет плакать или кричать.
   Мать Шея сидит на земле рядом с могилой и плачет. Я не могу ничего сделать, чтобы помочь ей. Никак не могу облегчить ее страдания. И она не обвиняет меня в смерти единственного сына. Лучше бы обвиняла. Лучше бы она кричала, дралась и требовала моей смерти. Мне было бы легче. Ну вот, даже сейчас я думаю о себе.
   Кроме нас здесь стоят еще двое: Управляющий и Джейк. Остальные уже разошлись по домам. Управляющий мрачнее тучи и такой же бледный, как я. Лицо у него даже не белое, а светло-серое с желтоватым отливом. Джейк стоит рядом со мной, готовый в любой момент подхватить меня, если вдруг у меня откажут ноги или рассудок. Но этого не случится. Я поклялась себе, что этого не будет, пусть лучше я умру.
   Не могу себе простить. Не могу перестать думать об этом. Ну почему эти чертовы мутанты не съели меня, не разорвали на мелкие куски? Почему они оставили меня в живых? Шей был достоин жизни, а не я. Если бы можно было только поменяться с ним местами, я сделала бы это, не раздумывая. Я молила: все, что угодно, только пусть он будет жив. Бог никогда нас не слышит. А, может быть, ему просто все равно?
   - Ри, - тихо позвал Джейк.
   На его лице выражение скорби. Глаза запали, хуже только у меня, и у матери Шея. Я боюсь поднять голову и встретиться с ней взглядом. Я боюсь причитать в ее взгляде горе и сочувствие ко мне. Я помню первые слова, которые она тогда сказала мне: "О, Господи, Риа, вы же были с ним одно целое. Он же никого не любил так, как тебя".
   Любил...Больше он никого никогда не будет любить. Теперь это в прошлом. Я бессердечная сука? Сто процентов, но только это дает мне силы жить, а не биться головой о стену и кричать.
   - Пойдем, Ри, - повторил Джейк, кладя мне руку на плечо.
   Я инстинктивно сбрасываю ее. Любые прикосновения обжигают меня, как расплавленное железо.
   - Хорошо, - бесцветным голосом отвечаю я.
   Мне все равно, что делать и куда идти. Мне все равно, умру я или буду жить.
   Мы отходим от склепа и идем к его комнате. Возвращаться в свою у меня просто нет сил. К тому же она никогда и не была моей. Она была нашей, а теперь целиком и полностью принадлежит покойнику. Пока я живу вместе с Джейком и Мелани, а они еще не решаются меня выгнать, хотя я здорово отравляю им жизнь. Честно говоря, я рада, что плохо не только мне.
   Уже у самых жилых коридоров мы сталкиваемся с Ричардом, и мне еще больше хочется умереть. Он говорил, предупреждал меня, чем может окончиться мое нежелание смириться. Но я не послушала его, не возжелала послушаться. Единственное, что мне не понятно: почему за мою ошибку пострадал Шей. Я поспешно отвожу взгляд и далее смотрю только себе под ноги.
   Мелани в комнате нет. Я считаю, что она просто не хочет находиться здесь вместе со мной. Все в Аренсе знают из-за чего погиб Шей. Никто не говорит прямо мне в глаза, что я виновата в его гибели, но я и так знаю это и постоянно чувствую на себе их взгляды. Чертовы мутанты, щадящие мои чувства. Можно подумать, если они будут презирать меня молча, мне это поможет. Сейчас я даже рада, что не такая, как они. Я не мутант. Только некс. Некс. Вот оно, ужасное слово, погубившее и меня, и Шея.
   Я сажусь на угол кровати и говорю, не поднимая головы:
   - Оставь меня одну, Джейк. Со мной ничего не случится. И накладывать на себя руки я тоже не собираюсь. Можешь покинуть на несколько минут свое дежурство. Иди лучше и утешь Мелани.
   - Ты все не так поняла, - оправдывается Джейк. - Мел вовсе не хотела обидеть тебя, или...
   - Нет, Джейк. Не начинай. Я все правильно поняла. И мне все равно. А теперь выйди, пожалуйста.
   Ему нечего возразить мне, и он просто уходит. Наконец-то я одна. Все тело начинает трясти, как при лихорадке. Не хочу, чтобы кто-то видел это. Чтобы понял, как я слаба на самом деле.
   Делаю глубокий вдох и выдох, стараясь взять себя в руки. Тряска постепенно успокаивается, и я снова учусь дышать.
   Не могу. Не могу больше оставаться здесь. Мне кажется, будто даже стены из секунды в секунду твердят одно единственное слово: виновна. И все было бы не так ужасно, если бы и я не была в этом уверена. Если бы не я, Шей был бы сейчас жив. Я.я.я...я.я.я.....
   Рывком поднимаюсь на ноги. Даже эта комната мне ненавистна. Хотя, какая разница, я все равно не задержусь здесь надолго. Для меня нет другого выхода, кроме как бежать отсюда. Спасаться, бежать из-за всех сил. Аренс душит меня. Нужно уйти. Куда угодно, только бы подальше.
   Завтра, решаюсь я. Я покину это место завтра, а сначала нужно взять с собой все, что может пригодиться, раздобыть оружие и вещи первой необходимости.
   Сидеть здесь и ждать я тоже больше не могу. Нужно хоть чем-то занять себя, чтобы, наконец, перестать думать. Быть камнем намного проще.
   Выхожу из комнаты, даже не потрудившись закрыть ее на электронный замок, и просто иду вперед. Никогда, даже в самом раннем детстве, не терялась в этих тоннелях, а сейчас они все для меня на одно лицо: камень и железо, что сверху, что снизу, что по бокам. Надеваю на голову капюшон своей черной куртки, сую руки в карманы и иду вперед, опустив голову. Может, хоть так не буду бросаться в глаза и стану невидимкой. Аренс сегодня просто переполнен людьми. Мне кажется, будто бы они повсюду. Мутанты, гораздо реже встречаются нексы, и один из двадцати - ребенок. Последнее время у мутантов рождается все меньше и меньше детей. Если так пойдет и дальше, то мы просто вымрем, как динозавры.
   Лавировать между прохожими и одновременно выбирать путь не так легко, как может показаться на первый взгляд, особенно, когда вам нельзя поднимать голову. Стараюсь выбирать туннели, где как можно меньше людей и как на зло попадаю в самые людные. Они что издеваются надо мной?
   Выбираю направление на электростанцию, не зная, насколько оно удачно, но менять решение уже поздно. Резко сворачиваю в левый коридор, и наслаждаюсь тишиной. Здесь никого нет, кроме меня. Последние несколько дней я могла только мечтать об одиночестве. Быстро иду по туннелю, не поднимая головы. Еще один поворот, и покажется гидроэлектростанция. Там уж точно никого не будет, кроме нескольких рабочих, которые вряд ли потревожат меня.
   Моих ушей достигает шум подающей воды и работы механизма. Станция совсем близко. Вообще-то нексам сюда ходить строго запрещено, но в данный момент меня это совсем не волнует. Здесь почти совсем нет освещения, и мне приходится достать карманный фонарик, чтобы ненароком не споткнуться в темноте. Как только я тянусь за фонарем, кто-то со всей дури врезается в меня. Я отлетаю в сторону, хватаясь рукой за стену. Черт возьми, если я наткнулась на патруль...
   - Кто здесь? - спрашивает голос, я молчу. Незнакомый голос, хотя я уверена, что знаю всех жителей Аренса. Что за...?
   Щелкает кнопка фонарика, и яркий луч искусственного света бьет мне в лицо, полностью лишая ориентации. На несколько секунд я теряю способность видеть. Фонарь щелкает еще раз, меняя режим, и луч отводят в сторону. Наконец-то. Поворачиваю голову и смотрю на сбившего меня человека. Он высокий, на голову выше меня, если не больше. У него темно-каштановые волосы до плеч, светлые глаза и шрам, пересекающий губы, из-за чего кажется, что он все время усмехается. Черты лица кажутся резкими и хищными в свете фонаря. Я абсолютно точно вижу его впервые. Он не из наших.
   - Кто ты? - спросила я, беря себя в руки. Он точно не из патруля.
   - Я могу спросить у тебя то же самое.
   Мои брови удивленно приподнимаются:
   - Я живу здесь. А тебя, между прочим, вижу впервые. Может, ты какой-нибудь шпион, посланный с поверхности.
   В данный момент я пожалела, что у меня с собой нет оружия. Я была уверена, что справлюсь с незнакомцем, даже не обладая супер силой, но все же пушка не помешала бы.
   - Я посланец из Города-4.
   Ха. Можно подумать, мне это о чем-то говорит.
   - А я фея из волшебного мира, - мои губы раздвигаются в усмешке. - Никогда не слышала о таком.
   - Еще бы, - незнакомец усмехнулся, и мне хотелось попросить его перестать, слишком уж жутко у него это получалось. - Просто проводи меня к Управляющему. Уж он то точно слышал о Городе-4.
   - У тебя есть что-то, что подтверждало бы твои слова? Мне нужны гарантии, - мой голос звучит совершенно спокойно и непринужденно. Готова поспорить, он не видит, как дрожат у меня руки. Хотя чего мне переживать? Если бы он был убийцей или шпионом, я бы уже давно была бы мертва. Если ему нужно просто поговорить с Управляющим, то почему бы и нет. А если он хочет убить Управляющего? Ну нет, совсем уж бессмысленная гипотеза. Скорее он уж здесь для того, чтобы стать моим телохранителем, или украсть здесь несколько порций мороженого.
   - Как ты попал сюда, кстати? Границы Аренса хорошо охраняются, и проникнуть внутрь не так просто.
   - Для нормалов, возможно. Но только не для тех, кто владеет силой. Болтать с тобой, конечно, очень приятно, но у меня нет времени, извини уж. Если ты не хочешь мне помочь, я найду кабинет сам.
   Он легко отодвинул меня в сторону и прошел мимо. Я так и осталась стоять посреди темного туннеля, с выключенным фонарем. Интересно, это все на самом деле, или я уже начинаю сходить с ума?
   Включаю фонарь и иду дальше. На станции никого не видно. Должна сказать, это одно из самых красивых мест под землей. Станция состоит из трех отсеков, попросту зданий, соединенных между собой специальными коридорами. Поскольку это гидроэлектростанция, то электричество вырабатывается, перерабатывая кинетическую энергию воды в механическую. В реале это пять огромных колес, какие раньше использовали на речных мельницах, только они покрыты тонкой пленкой серебра специального сплава для предварительной очистки воды. Колеса освещаются разноцветной подсветкой, и текущая вода кажется то красной, то синей, то желтой.
   Единственный звук здесь - шум воды, успокаивающий нервы. Нексам не разрешено приходить сюда, но я бываю здесь частенько, когда мне нужно что-то обдумать или просто побыть в одиночестве. Понятное дело, что здесь нет скамеек или чего-то в этом роде. Мне и не нужно. Лучше место для отдыха здесь - навесной мост, связывающий два из трех зданий, но сейчас идти туда рискованно. В ночную смену рабочие часто переходят из одного отсека в другой, а мне бы очень не хотелось этой ночью попасться еще кому-нибудь на глаза. Смешно звучит, ночью, если ты живешь под землей и видишь солнце не чаще, чем трижды в месяц. Некоторые чаще, но это зовется у нас "самовольная вылазка". Главное не переусердствовать. Стоит обгореть коже на лице, или на руках, и сразу станет понятно, где ты проводишь свободное время.
   Поскольку мост для меня сегодня закрыт, приходится довольствоваться тем, что есть. Станция знаменита еще кое-чем. Раз здесь есть вода, значит, есть и растения. И это не просто какие-то там водоросли или мох, а настоящие деревья. Они могут быть высотой от метра до четырех включительно, у них темно-сырые столбы, покрытые совершенно гладкой корой, раскидистые кроны и почти совсем нет листочков. Обычно они засыхают еще будучи почками, но на каждом дереве все же можно найти около десятка маленьких, с половину пальца, темно-зеленых листков. Корни у этих деревьев по размеру вдвое превышают крону и уходят так далеко в землю, что полностью выкорчевать их практически невозможно. Так же они не фотосинтезируют, лишенные солнечного света, а только поглощают наш воздух. Воды и минеральных солей им достаточно, а что касается органики...Деревья "питаются" существами, живущими в земле. Они заманивают мелких грызунов и эксклюзивных одноклеточных размером с мою ладонь, водящихся только здесь, и те, едва прикоснувшись к корням, намертво прилипают и медленно перегнивают. Так что эти деревья в прямом смысле слова не кто иные как сапротрофы, как грибы, питающиеся мертвой органикой. Сомневаюсь, что где-то еще на земле могут существовать подобные организмы. Но мы уже привыкли к ним и воспринимаем просто как деревья. В конечном счете мутанты должны держаться вместе. Говорят, первые семена попали сюда еще шестнадцать лет назад, как только произошел сильный выброс радиации. Впрочем, в отличие от других монстров, деревья практически безвредны для нас, если, конечно, не трогать их корни и не пытаться навредить им.
   Есть у них и свой "лидер", или как мы зовем его - Большой Папочка. Это дерево достигает в высоту пятнадцати, а диаметр его ствола - три метра. Да и кора вовсе не гладкая, а шершавая и вся покрытая полосами и бороздами. Его крона действительно огромна, и, что почти невероятно, оно цветет каждую весну. В мае каждого года на нем раскрываются ярко-желтые цветы размером с две мои ладони, то есть они в несколько раз больше листьев, и на все подземелье распространятся кисло-сладкий аромат. Корни Большого Попочки уже не помещаются в земле, и потому они расходятся во все стороны примерно на десять-двенадцать метров, местами утопая в воде, только чтобы не дать такой махине перевернуться. Большой Папочка своего рода одна из главных наших достопримечательностей. Пока он никак не мешает механизмам станции, но пройдет двадцать-тридцать лет, и придется принимать решение, как оградить его. Сомневаюсь, что его и сейчас возможно срубить. Разве что подорвать бомбой, а что случится через тридцать лет, даже предположить не рискну. Но других это почему-то не заботит.
   Люблю это место. Здесь можно просто посидеть и насладиться одиночеством. Оно тоже бывает красивым. Подхожу к дереву и замираю в нескольких метрах от него. Иногда мне хочется просто подойти и прикоснуться к нему, как и к тем деревьям, что растут на поверхности. Но теперь об этом можно только мечтать. Последние тридцать лет деревья в этих краях опасны, и пусть мутантам не страшна радиация, но если дерево поглотит тебя заживо, ты умрешь совсем не от радиации.
   Подземные деревья не такие активные, как их наземные собратья. Реакция у них медленнее, а яд не такой опасный, но все равно, как только я подхожу к одному из них, ветки словно оживают и тянутся ко мне. Стоит сделать еще несколько шагов, и дерево схватит меня, притянет к земле и будет ждать, пока мое тело медленно перевариться и сможет насытить его. Жутко, правда?
   Поспешно отхожу назад и закрываю глаза, представляя. А ведь когда-то и здесь все было нормально, еще до того, как военные устроили здесь полигон для своих испытаний. А после того, как все было уже сделано, правительство приняло решение поселить здесь мутантов и убить двух зайцев одним выстрелом. Да и чем мы отличаемся от тех же деревьев? Мы были созданы искусственно, были результатом длительной работы нескольких сот ученых, а эти деревья создания огромной, опасной и неконтролируемой силы, вырвавшейся на свободу. Никто точно не знает, на что они способны и чего бояться. Их невозможно взять в плен и изучить, как изучали нас.
   Впрочем, мое поколение, поколение нексов, точно такое же, как и эти деревья. Нас никогда и никто не изучал. Мы просто родились здесь и теперь, возможно, каждый из нас - бомба замедленного действия. Взрывную способность которой невозможно оценить до того, как начнется необоротный процесс. Но мы стараемся не думать об этом. Просто живем и по возможности наслаждаемся этим процессом.
   Здесь было тихо и спокойно, но я не могла прятаться здесь вечно. К несчастью.
   Обратная дорога заняла чуть меньше времени. По пути к главным туннелям уже можно было не опасаться патрулей. Стоило мне выйти из темноты в один из освещенных залов, как по спине пробежали мурашки. Десятки колючих, обжигающих взглядов, в которых ясно читалось презрение и что-то еще, холодное и густое, как желе. Выдерживать это было очень трудно.
   Нет. Не трудно, нужно только не вспоминать, кем я была до этого. Той Ри больше нет, она умерла и теперь находится в могиле, похороненная вместе с Шеем. Осталось только понять, кто теперь смотрит на меня из зеркала. Чьи это пустые темные глаза, чье лицо, скрытое за бледной маской.
   По привычке я направилась в свою комнату, а не в комнату Джейка. И почти тут же пожалела об этом, почувствовав нарастающую в груди пустоту. Я не была здесь с того самого момента, как...Но теперь было уже поздно отступать. К тому же мне не нравилось чувствовать себя жалкой.
   Я медленно подошла к двери и открыла ее электронной карточкой и сделала шаг, войдя внутрь. Затем, уже в комнате, так же медленно подошла к кровати и села, хотя мне хотелось кататься по полу и царапать себе лицо руками и кричать. Самообладание. Ну хоть что-то у меня еще осталось.
   Несколько минут спустя в дверь постучали. Я вздрогнула, словно в комнату мог войти какой-то монстр.
   - Ри? - голос Джейка.
   - Я здесь.
   Дверь открылась, и показалась знакомая темноволосая голова. Вид у него был виноватый.
   - Управляющий хочет немедленно видеть тебя.
   - Хорошо, - отозвалась я, поднимаясь на ноги.
   - Провести тебя? Ты выглядишь неважно и..., - он осекся.
   - Нет, мне ничего не нужно.
   Я закрыла за собой дверь и пошла по коридору. Это должно было случиться после того, что произошло с Шеем. И мне было все равно, какое решение примет Управляющий. Пусть меня выгонят из Аренса, пусть отправят к людям, пусть посадят на электрический стул...Мне плевать. Любого наказание будет недостаточно. Я была даже хуже, чем маньяк-убийца, даже те не убивают тех, кого любят. Разве что психопаты? А это уже ближе к правде.
   Никто не встретился мне на пути. Спасибо тебе, Господи. Хоть в чем-то мне везет. Хотя очень сомневаюсь, что дело тут в везении.
   - Управляющий уже ждет тебя, - сказал мне один из телохранителей у двери.
   Интересно, почему он не заведет себе постоянную секретаршу?
   Я только кивнула и вошла внутрь. Меня тут же обдало холодным воздухом. Кондиционер работал на полную мощность, разнося вокруг сладковатый аромат. Управляющий сидел за своим столом, разглядывая что-то, и угадайте, кто стоял напротив него? Загадочный посланец из Города-4.
   На мгновение наши взгляды встретились. Ничего доброго в них не было. Ручаюсь, он был удивлен точно так же, как и я.
   - Я рад видеть тебя, Риа, - приветствовал меня Управляющий. - Позволь познакомить тебя. Это Дрейк из Города - 4.
   Я заставила себя не открывать от удивления рот. Вот это да.
   Тем временем Управляющий повернулся к Дрейку:
   - Это та самая Риа, о которой я говорил тебе.
   Лицо Дрейка странно побелело и исказилось, словно у него разом заболели все зубы. Как приятно, когда тебе рады.
   - Что ж. Лучше сразу перейти к делу. Город-4 - еще один город мутантов, но находится он далеко отсюда, на границе с людьми. Нам только недавно удалось выйти с ними на связь, и мы очень рады, что на земле существует еще один наш город. Для установления дружеских отношений было принято решение, так сказать, обменяться опытом. Твой брат, Риа, отправится в Город-4 в качестве посланника, а Дрейк останется с нами.
   Я внимательно слушала его, пытаясь нащупать нить, что-то, что связывало бы меня со всем этим, но пока безрезультатно.
   - Я, как и ты, скорблю о смерти своего ученика, но Шея уже нет, а я не могу оставить тебя без защиты. С этого дня Дрейк будет своим напарником.
   Меня как будто ударили под дых.
   - Не уверена, что это хорошее решение, Управляющий.
   А что еще я могла сказать?
   - Отец ни слова не сказал о том, что мне придется стать чьим-то напарником, - возразил Дрейк. - В Городе-4 у меня остался свой напарник.
   - Так устроен наш город, - спокойно ответил Управляющий. - У нас очень мало женщин-мутантов, и поэтому к каждой из них приставляется напарник, или же защитник. Напарник Рии погиб несколько дней назад.
   - Неужели нельзя найти ей напарника из местных мутантов? - удивился Дрейк.
   Управляющий покачал головой:
   - Здесь особый случай. Дело в том, что Риа еще не имеет определенного таланта.
   - Она до сих пор некс, - закончил Дрейк. Его голос прозвучал пренебрежительно, а последнее слово вообще как ругательство. Мне захотелось ударить его.
   - И меня никто больше не хочет брать, - заключила я мертвым голосом, постепенно переходя на крик. - Поэтому вы решили насильно приставить его ко мне.
   - Это мое решение, Ри, и будет так, как я того захочу. Я прекрасно понимаю, в каком ты сейчас состоянии, но это не дает тебе права разговаривать со мной в таком тоне.
   - Простите, Управляющий, - прошептала я, извиняясь за то, что позволила себе забыться, а затем обожгла Дрейка холодным взглядом.
   - Я выделю вам новую комнату. Ты, Риа, введешь его в курс и покажешь, как здесь все устроено, а от тебя, Дрейк, потребуется только смотреть и слушать. Твой отец одобрил мое предложение, так что у тебя нет ни единого шанса отвертеться. С сегодняшнего дня вы, ребята, в одной связке и отвечаете друг за друга.
   - Ну, если отец согласился, - Дрейк покачал головой, выразительно посмотрев на меня, словно оценивая. - У меня просто не остается другого выхода.
   - Совершенно верно, - удовлетворенно кивнул Управляющий. - А ты что скажешь, Риа?
   Можно подумать, у меня был выбор.
   - Я приму любое ваше решение, Управляющий. Даже если вы решите изгнать меня из Аренса.
   Это был вызов. А ведь еще несколько минут назад я думала, что мне все равно, что со мной будет. Какая оплошность.
   - В таком случае можете идти, пока я не решу, что делать с вами дальше. Свободны.
   Я легко поклонилась ему, отходя назад, и кивнула Дрейку, предлагая следовать за собой.
   - До встречи.
   Оказавшись в коридоре, я посмотрела на Дрейка, равнодушно прошедшего мимо меня. Как мне показалось, он смотрел на меня пристально и при этом без всякой симпатии.
   - Он сказал, что выделит нам комнату? - спросил он, наконец. - Мы что будем жить вместе?
   Я кивнула:
   - У нас напарники действительно напарники, а не фифа и защитник. Они и работают и живут вместе с детства. В этом нет ничего особенного.
   В ответ вижу усмешку на его лице.
   - Неужели у вас нет такого?
   Он покачал головой:
   - Моя мать в Городе-4, ну как ваш Управляющий, поэтому у меня были собственные два телохранителя.
   - Чем же это ты так разгневал ее, что тебя отправили сюда?
   - Чем это ты разгневала своих, что никто не хочет быть твоим напарником? - ответил он ударом на удар.
   Да уж, нам с ним явно будет весело. Я не ответила на вопрос, как и он на мой, впрочем.
   Через несколько минут к нам в коридор вышел помощник Управляющего, Оливер. Высокий, очень худой с короткими рыжими волосами.
   - Вот, - сказал он, подавая мне две карточки. - Ваша комната - 47 в секторе F.
   - Спасибо, Оливер.
   - Не за что.
   - А ты знаешь, когда Джейк уезжает?
   - Завтра. Вместе с Мелани.
   - И они не вернутся обратно, пока мы не выпрем этого? - я указала рукой в сторону Дрейка.
   Оливер кивнул. А затем развернулся и ушел в открытую дверь.
   - Как насчет экскурсии? - спросил Дрейк, подходя ко мне.
   - Экскурсии? Купи себе путеводитель по Аренсу. Могу посоветовать.
   Он скорчил рожу:
   - У нас с тобой было не лучшее начало. Может, стоит все-таки попробовать еще раз?
   - Отлично.
   Я сделала к нему еще один шаг и протянула правую руку:
   - Ри.
   - Дрейк, - рукопожатие осуществилось.
   - А теперь нужно подать право на нашу комнату.
   Сектор F располагался в самой отдаленной части жилого крыла. Видимо, не зря выбор Управляющего пал именно на него. До этого я жила в секторе В-1. В секторе F тоже жили мутанты. Где-то рядом была комната Лиз и Пола. Надеюсь не рядом с моей.
   Как только я открыла карточкой дверь и вошла внутрь, на меня дохнуло удушающим жаром. Здесь давно никто не жил и не пользовался кондиционером. Зато было чисто. Идеально чисто. Если ты живешь в комнате без окон и с закрытой дверью, о пыли можно не беспокоиться.
   Комната по размеру была больше той, что мы занимали с Шеем. Видимо, Дрейк не привык жить в тесноте. Большая двуспальная кровать, несколько кресел, мягкий диван, напротив которого висел большой плазменный экран, большой светлый ковер на полу с длинным ворсом, разбросанные подушки, отдельная гардеробная. Могу поспорить на что угодно, что в ванной комнате окажется джакузи. Не хватало только позолоченных подсвечников и лепнины под потолком.
   - Гостевая, - пробормотала я сквозь сжатые зубы.
   Никогда бы не подумала, что меня поселят в комнате для гостей. Это было унизительно.
   - Ты жила в такой же комнате? - спросил мой новый сосед из противоположной стороны комнаты, разглядывая потолок.
   - Нет. Наша комната была менее кричащей.
   - Голые стены и тюфяки на полу?.. И здесь нет ни одного окна.
   - Это потрясающе несправедливо, если ты живешь под землей, - с сарказмом проговорила я. - Ничего. Привыкнешь, мы все привыкли. Это не так плохо...
   - Если не живешь на земле, а не под ней, - перебил он.
   Не слушая его, я регулировала климат контроль. Жить в такой духоте дело немыслимое. Ладно, Управляющий подкинул мне нового защитника, но что теперь будет со мной? Неужели мне разрешат вернуться к выполнению миссий после того, что я сделала? Вряд ли. Но и сидеть без дела я тоже не могу. В Аренсе нет бездельников. Работают все без исключения. Подумаю об этом потом.
   Я устала. Очень устала. И единственное, чего мне сейчас хочется, забиться в какую-нибудь дыру и закрыть глаза.
   Мои вещи уже были здесь. В гардеробную я не заглядывала, но на прикроватном столике стояла рамка с фотографией: отец, мама, Джейк и я.
   Дрейка эта фотография тоже заинтересовала. Он подошел к ней и несколько минут разглядывал.
   - Это твои родители?
   - Да.
   Я зашла в гардеробную, взяла оттуда чистую пижаму и поспешила в ванную.
   Душ не принес мне никакого удовольствия, но зато когда я вышла из ванной в комнату, меня пробила дрожь. Надо было поставить температуру повыше.
   Мне было настолько все равно, что я села на край кровати, сбросила с себя полотенце и медленно надела большую просторную футболку, заменявшую мне иногда пижаму, и короткие шорты. Затем я повесила полотенце на кресло, залезла под простынь и выключила свет, отдав голосовую команду.
   - Это наглость с твоей стороны, - послышался недовольный голос.
   - Прости, я хочу спать.
   - Тебе наплевать, что я скажу, да?
   - Спокойной ночи, Дрейк.

2

   Когда я проснулась несколько часов спустя, кровать была пуста. Здесь и не было никого, кроме меня. Дрейк, свернувшись, как мог, лежал на диване. Тот был слишком коротким для его роста, и ноги все равно свешивались вниз. И кому он делает хуже? Я повернулась на другой бок и моментально уснула.
   Второй раз я разлепила глаза от какого-то ужасно громкого звука. Только через несколько минут до меня дошло, что это какая-то свинья стучит в дверь. Может, он все-таки уйдет? Не ушел. Пришлось подниматься и идти открывать. По пути я наступила на лежавшего на полу Дрейка, которому, видимо, надоело спать сложившись втрое. Тот недовольно крякнул и откатился в сторону. Я подтянула простынь повыше и пошла дальше.
   - Кто это? - спросила я, почти открыв дверь.
   - Оливер.
   - Входи.
   За дверью, правда, стоял Оливер. Несмотря на ранний час, выглядел он очень бодро и даже жизнерадостно. Увидев меня в намотанной вокруг тела простыне, он немного смутился, на щеках выступил румянец.
   - Прости, что беспокою тебя так рано, но Управляющий отдал приказ. Ты не вернешься в команду. Вместо этого тебе придется занять место Джейка.
   - Стать тренером? - зачем-то спросила я.
   Рыжий Оливер кивнул:
   - Тренировка начнется через полтора часа во втором зале. Роберт все объяснит тебе.
   - Хорошо.
   Я уже закрыла дверь, а Оливер давно скрылся за поворотом, когда до меня постепенно начало доходить. Меня назначили тренером для младших нексов. Впервые некс будет учить нексов. Оливер сказал вчера, что Джейк с Мелани уезжают сегодня. Надо успеть переговорить с ним до этого. И тогда я единственная из нашей семьи останусь в городе. Надолго ли?
   - И чего хотел посыльный? - спросил Дрейк, выходя из ванной.
   На нем были надеты только черные джинсы. И волосы стали намного короче, словно он посетил парикмахерскую, пока я спала.
   - Я стану тренером.
   - А что насчет меня?
   - Не знаю. Ты подстригся?
   Он резво подергал головой:
   - Длинные волосы только мешают.
   Вопрос ясно себя исчерпал. Я быстро умылась и оделась, в то время как Дрейк снова развалился на диване.
   - Ты разве не пойдешь со мной? - удивилась я.
   - Почему я должен идти с тобой?
   - Потому что ты мой напарник, - для меня это было веское основание.
   - Я твой напарник, а не твоя нянька. Что может случиться с тобой на детской тренировке?
   - Это не имеет никакого значения. Ты мой защитник и должен везде сопровождать меня.
   Он удивленно вскинул бровь, словно я говорила полную чушь.
   - Разве ты не хотел экскурсии? - выдала я свой последний козырь.
   - Ах да, - он тут же вскочил с дивана и надел черную футболку.
   Я надеялась, что Роберт прочистит ему мозги и расскажет, что входит в его обязанности защитника. А то можно подумать, что все как раз на оборот. И это не его, а меня приставили к нему, причем прислугой. Мало того, что из-за него сорвался мой побег, так теперь еще и это. Черт бы его побрал.
   Роберт уже ждал нас. Но мне пришлось принять и еще один удар. Мы должны были быть младшими тренерами при Ричарде. Вот она, вселенская справедливость. Роберт только приветственно кивнул мне, а Ричард вообще в упор меня не замечал, зато поздоровался с Дрейком и отошел в сторону.
   - Как настрой? - усмехнулся Роберт, глядя на меня, пока я рассматривала стоящих передо мной новичков.
   Их было четырнадцать. Четырнадцать десятилетних нексов. У меня засосало под ложечкой. Не переношу детей, особенно в таком количестве. Может быть, это действительно "взбодрит" меня, вот только какой ценой? Но уйти мне никто не даст.
   Ричард вышел вперед и толкнул свою приветственную речь, которая была неизменна в течение пяти лет. Новички сидели на полу перед ним и слушали. То и дело, после очередного ораторского приема Ричарда их бросало в дрожь, особенно после того, как он начертил перед ними на доске график тренировок. Даже мне было их жаль. Шесть тренировок в неделю по четыре часа с добрым дядей Ричардом (зовите меня Тренер) не каждому под силу.
   Вышел Роберт:
   - Мы с Рией будем помощниками главного тренера. Могу пообещать вам, что тренировки будут очень тяжелыми и насыщенными, но со своей стороны я сделаю все, чтобы они были еще и интересными.
   Карапузы захлопали. Моя очередь.
   - Увидимся завтра в это же время, - я выдала им улыбку голодного крокодила. - Опоздавшим - штраф в размере пятидесяти отжиманий.
   Роберт толкнул меня локтем в бок, пока дети покидали зал:
   - Они еще даже не начали по-настоящему заниматься, а ты уже напугала их.
   - Неправда. Ричард напугал их еще до меня.
   - Все равно роль плохого тренера твоя.
   - Кто бы сомневался, мистер хороший тренер?
   - Ну а я тут причем? - лениво поинтересовался Дрейк, громко зевая.
   - Да в общем-то не при чем, - пожал плечами Роберт. - Но ты обязан везде присутствовать при Ри, раз уж тебе доверили ее защиту.
   - Почему же не причем? - спросила я. - Пусть ведет утреннюю разминку. Должна же от него быть хоть какая-то польза.
   - От тебя больно много пользы, - проскрипел тот в ответ, повернувшись к Роберту. - Боже мой, как прошлый защитник только выносил ее?
   - У них с Шеем было полное взаимопонимание. Отличный парень был, пока...
   - Пока...?
   - Пока его не сожрали мутирующие твари, - закончила я. - Идем, если ты еще не передумал по поводу экскурсии.
   Мы не разговаривали, не считая моих комментариев. Аренс - огромный город, как по мне, но Дрейк сказал, что Город - 4 по меньшей мере впятеро больше. Я не спорила. Я провела его по всем главным коридорам: к столовой, к главному залу, оружейной, спальным корпусам, библиотеке и, наконец, к гидроэлектростанции.
   - Как ты, кстати, попал сюда? - спросила я, когда мы проходили мимо станции.
   - Тебе, как нексу, этого не понять, - скривился он. - Это было нетрудно. Я уже поговорил по этому поводу с Управляющим и указал на все слабые стороны защиты. Захоти я проникнуть сюда незаметно и уничтожить ваш город, его бы уже не было.
   Я обожгла его взглядом, но ничего не сказала. Попробуй пробить такой панцирь самоуверенности.
   - Как погиб твой напарник? - вдруг спросил он.
   - Весь город только об этом и говорит. Послушай, если тебе так интересно.
   - Сплетни сплетнями, а правдивая история всегда интереснее, - он усмехнулся половиной рта. Ублюдок.
   - Это было задание. Первое серьезное задание для нашей группы. Шестеро лучших. Мы были в их числе. Сначала все шло хорошо, но затем мутанты повалили отовсюду. Двое из наших растерялись, остальные двинулись вперед. А затем я все испортила.
   - Как?
   - Необдуманно бросилась вперед, без напарника, без Шея, и попала в ловушку. Они бы растерзали меня, если он не появился в последний момент и не спас меня ценой собственной жизни. Это все, что ты хотел узнать из моей биографии?
   - Так значит, это ты виновата в его гибели? Бедный парень, наверное, тысячу раз пожалел, что связался с тобой.
   Я ударила его кулаком в лицо, едва не сломав нос. На коже остался след, сбитые ударные костяшки запекло, но на его самодовольной роже появилось удивленное выражение. Из носа хлынула кровь.
   - Заслужил. Прости, - отозвался он, закинув голову наверх.
   - Идем. Я еще не успела показать тебе медпункт, - сказала я холодно. - И не закидывай голову так далеко.
   В медпункте сегодня дежурил молодой целитель, всего несколько месяцев назад бывший нексом. Его звали Кар, и ростом он был под два метра, широкоплечий, темнокожий, с гладко выбритым черепом и походил скорее на боксера, а не на доктора.
   - Какие-то проблемы, парень? - спросил Кар густым басом, надевая висевший на спинке стула белый халат.
   - Травма по неосторожности, - ответил мой напарник.
   - Вот как? - доктор усмехнулся, вооружившись бланком. - Имя?
   - Дрейк.
   - Новенький?
   - Как насчет помощи, доктор?
   - От кровопотери в результате носового кровотечения еще никто не умирал, на моей практике, по крайней мере. Садись.
   Пришлось не только остановить сильное кровотечение, но еще и вправить искривленный нос. Ай да я.
   - Посидишь здесь еще минут пятнадцать, а потом свободен, - сказал Кар, моя руки под краном, то и дело бросая на нас довольные взгляды. - Ох уж эти притирки. Тебе еще повезло, парень. Я несколько раз видел, в каком состоянии приходил сюда Шей, хоть и не был тогда врачом.
   Мне не понравилось то, что он сказал. Совсем не понравилось.
   Кар несколько минут посвятил заполнению бумаг, то копаясь в большом ящике с документами, то сидя за монитором компьютера.
   - Кстати, как твое плечо, Ри?
   Я пошевелила им для пущей уверенности.
   - Отлично.
   - Даже не смотря на то, что ты ни разу не приходила ко мне на перевязку? - спросил он с сомнением. - Тебе стоило бы получше заботиться о собственном здоровье.
   - Конечно, док. Но все, правда, в порядке.
   - Дашь мне взглянуть?
   Я стянула рубашку через голову, не желая заморачиваться насчет пуговиц. Плечо, действительно, почти зажило, и стежки были едва заметны на бледно-розовой коже. Может я и некс, но восстанавливаюсь все равно быстрее людей, даже быстрее большинства мутантов, если на то пошло.
   Доктор, судя по всему, остался доволен проведенным осмотром. Он только несколько раз хмыкнул, легко провел ладонью по коже, нащупывая пальцами нитки, которые должны были раствориться в ране, и разрешил мне одеться.
   - А что с ногами?
   - Ваша мазь отлично действует.
   На самом деле он был всего на несколько лет старше меня, но ему нравилось, когда его называли на "вы".
   Я закатала штанину, подтверждая свои слова. Укусы и царапины почти зажили. Гораздо быстрее, чем я предполагала.
   - Что ж. Превосходно, Ри. Хотел бы я, чтобы и остальные пациенты выздоравливали так быстро. Если что, обращайтесь. И дай парню хоть немного оклематься.
   - Конечно, Кар. Не за чем добавлять тебе лишней работы. Уверена, ее и так хватает.
   - Хватает.
   - Ну тогда мы пошли.
   Надо все же отдать ему должное, Дрейк молчал всю дорогу. Руки у меня так и чесались врезать ему как следует, но я пока сдерживалась. Из последних сил.
   Добравшись до своей новой комнаты, я открыла дверь карточкой, пропуская раненого, и быстро заперла ее. Чувствовала я себя не то что хреново, а просто мерзко, словно внутри меня облили серной кислотой, затем бензином и подожгли все это с помощью атомной бомбы. Больше всего не свете мне хотелось свернуться калачиком и кричать изо всех сил, царапая ногтями пол. Но я не стану этого делать. По крайней мере, сейчас, и уж точно не при нем.
   Заняться было особенно нечем, а сидеть без дела я просто не могла. Значит, душ. Может, хоть это поможет мне немного взбодриться. Тщательно вымыв голову шампунем и простояв под сильным напором обжигающей воды минут двадцать, я решила, что больше не могу. Протянув руку к стене, попыталась нашарить полотенце, и только сейчас вспомнила, что так и не потрудилась его захватить. Одежда, которая была сегодня на мне, уже лежала в корзине для грязного белья, и мне не очень-то хотелось доставать ее оттуда. Можно было просто попросить Дрейка подать его мне, а можно было...немного поразвлечься.
   Я мокрая вылезла из ванны на мягкий коврик, издавший чмокающий звук под моими ногами, и подошла к двери.
   - Дрейк, принеси мне, пожалуйста, полотенце.
   - Ты специально, да?
   - А то. Оно висит на кресле. Нашел?
   - Синее?
   - Ага.
   Он медленно подошел к двери, открыл ее и замер на месте, уставившись на меня широко распахнутыми глазами. Сразу видно, что чужак. Наших таким не удивишь. Когда привыкаешь защищаться с самого детства и в любую секунду ожидаешь нападения, не до стыдливости. Спасение жизни превыше всего.
   - Спасибо, - улыбнулась я, протянув руку за полотенцем. - Теперь можешь идти.
   Он только кивнул и медленно вышел. Я завернулась в полотенце, как только за ним закрылась дверь, и повернулась к зеркалу, разглядывая свое отражение. Лицо покраснело от жара, а глаза светились каким-то неприятным светом. Я улыбнулась сама себе, испытывая от недавней сцены определенное удовольствие. Извращенное, но все же лучше, чем ничего. Для меня такое было в порядке вещей. Шей бы точно не удивился. Никто из наших не удивился, так что я не настолько уж и развратная. Но это было интересно. Да и показать явно есть что.
   Когда я вышла из ванной, погасив свет голосовой командой, Дрейк старался не смотреть на меня. Хотя лицо его никак не изменилось. Он казался расслабленным.
   Я прошла мимо него к шкафу. Полотенце едва держалось на мне, но я не стала придерживать его, боясь уничтожить эффект. Захватив из шкафа чистые вещи, я сделала вид, что буду переодеваться прямо здесь.
   - Ты не могла бы сделать это в ванной? - спросил Дрейк.
   - Тебя это отвлекает? - невинно спросила я. - Неужели такого бравого парня смущает вид обнаженной женщины?
   - Если тебе не трудно, - сказал он, будто не слыша меня.
   Я рассмеялась, но все-таки ушла в ванную. Это было странно, смеяться. Сродни предательства к Шею. Словно я не имела на это права. Впрочем, почему? Я ведь жива. Ничем помочь ему я уже не могу, хотя бы сделала все ради этого, так что же теперь постричься и уйти в монахини? К тому же это смех был на грани истерики. Лучше уж смеяться, чем реветь. По крайней мере, лучше для меня.
   - Тебе нужно привыкать, - сказала я, ни к кому конкретно не обращаясь. - Я не сделала ничего такого особенного. У нас напарники, как брат и сестра. Ничего такого страшного, или развратного. Но они должны быть достаточно близки, чтобы не медлить в случае чего. К примеру, что если на девушку нападут, пока она будет в душе, а парень не сможет войти и спасти ее только потому, что испугается увидеть ее голой?
   Он резко покачал головой:
   - Мне этого не понять. У нас тоже заключается такая сделка между мужчиной и женщиной, когда он клянется защищать ее ото всех бед и возможных опасностей, но это называется брак.
   Я пожала плечами:
   - Ты ошибаешься, если думаешь, что я не знаю, что это значит. Но это близко не то же самое.
   - У вас никто не жениться?
   Я покачала головой:
   - К тому моменту, как мутанты перебрались сюда, почти у всех уже были пары, а остальным и так хорошо. Что же касается нексов... Самому старшему из них двадцать три и жениться он пока не собирается.
   - И все же. Когда парень и девушка влюбляются, они же не могу ходить на свидания вчетвером?
   - Девушка в любой момент может поменять своего напарника, если у нее возникнет такая необходимость. Но причина должна быть достаточно веская. Если она соберется замуж, ее защитником могут назначить ее избранника, а старого перекинуть к другой девушке. Да и парней куда больше, чем девушек. Это удобно. Но все же, если образуются пары, напарники почти никогда не расстаются, слишком уж привязаны друг к другу.
   - И как тогда это происходит? Просто несколько свиданий в неделю, а живет она по-прежнему со своим напарником? Это, по меньшей мере, странно.
   - Свиданием ничто не мешает. И все довольны.
   - А есть пары среди защитником и его девушкой? - внезапно спросил он.
   - Есть. Например, мой брат и Мелани. Еще Люк с Кетти. О других я не слышала.
   - А я еще думал, что Город -4 странный, - вздохнул Дрейк, развалившись на диване и подложив согнутые локти себе под голову.
   - Расскажи мне о нем, - попросила я, садясь рядом с ним на диван. - Честно говоря, я ни разу не слышала о таком городе, пока не познакомилась с тобой.
   Он повернулся ко мне, раздумывая о чем-то. Он что сомневается, можно ли обсуждать это со мной?
   - Мы напарники, - сказала я несколько раздраженно. - И обязаны прикрывать друг другу спины в случае опасности, а ты боишься растрепать мне что-то лишнее?
   - Я думал, что это парень должен защищать девушку.
   - Возможно, с некоторыми так и есть, но я не собираюсь стоять в сторонке, пока моего защитника убивают, - я заткнулась, вспомнив о Шее. Да уж, помогла, ничего не скажешь.
   - Я просто не знаю, что тебе рассказать. Город-4 не настолько особенный, как Аренс. Это просто город. Расположен он на поверхности, как все остальные города. Там стоят дома, в основном одноэтажные, дороги, правда, вокруг только грунтовые. Это бывший человеческий город, покинутый еще во времена первой вспышки. Понятное дело, что радиационный фон там зашкаливает, но зато мы можем не опасаться прихода людей. Сверху он ничем не отличается от других заброшенных городов: разрушенные дома, поваленные крыши. Но там очень хитро все устроено. Это трудно объяснить, надо увидеть своими глазами, - когда он рассказывал, в его голосе прозвучали нотки гордости.
   - Сколько мутантов там живет?
   - Шестьсот сорок человек, где-то около того. Не могу припомнить точные цифры. Чуть-чуть больше шестьсот сорока.
   - Ого, - удивленно воскликнула я. - В Аренсе живет всего сто тридцать девять мутантов, а ведь он считался самым крупным нашим поселком. Как же это мы ничего не знали о вас столь долгое время?
   - Город-4 был заселен уже после того, как первые мутанты ушли под землю. Аренс уже был закрыт, а новые мутанты все прибывали на место, точнее сказать их изгоняли. Самым опуститься под землю они бы не решили, оттуда еще эти твари полезли... Кроме того, были не уверены, что внизу всем хватит места. Вот и решили остаться там, только бы вместе. Первое время было особенно трудно, но потом освоились.
   - Ты так рассказываешь, словно сам через все это прошел.
   - Нет, что ты. Мне отец рассказывал, я сам мало что помню. Мне ведь всего девятнадцать. Мне было всего три года, когда нас выгнали из города, но я до сих пор, как тогда было страшно.
   - А я вообще не знаю, как живут люди. Я родилась здесь и не знаю ничего, кроме Аренса.
   - Ты не слишком много потеряла, - сказал он, отвернувшись и показывая, что больше не намерен со мной разговаривать. Ну и ладно.
   Стараясь не сдаваться и не расслабляться, я включила компьютер и зашла во внутреннюю сеть Аренса. Прежде всего проверить расписание. Ричард назначил мне три тренировки каждый день. 6.30 утра, 14.00 и 19.00. Круто. Придется все дни напролет вкалывать. Но, наверное, это лучше, чем сходить с ума, заперевшись в своей комнате.
   Остаток дня я провела, листая расписание других тренеров, пытаясь понять, с кем мне придется работать, и проверяя местные новости. Ничего особенного. Дрейк тоже сидел тихо, думая о чем-то своем. Судя по выражению его лица, это что-то не приносило ему никакого удовольствия.
  

3

   Тренировки изматывают. Да, конечно, просто...
   - Эй, Ри, ты сейчас грохнешься носом в тарелку...
   - Спасибо за заботу, Роберт, я в порядке.
   - Что-то не похоже. Сколько Ричард заставляет тебя работать?
   - В три смены, - проговорила я, задумчиво рассматривая грибы в своей тарелке.
   Выглядели они не особо аппетитно, впрочем, как и остальная подземная еда. Придется питаться этим еще несколько дней, прежде чем вернется команда с поверхности. Я должна была сейчас быть вместе с ними, а не сидеть здесь, засыпая над тарелкой с грибами...
   - В три смены? - Роберт был ошарашен. - Это же просто невозможно. Ты еще много продержалась...Сколько, кстати? Две недели?
   - Вообще-то, пятнадцать дней.
   - Он совершенно не ценит тебя.
   - Скажи ему об этом, может, увеличит мне паек.
   - Кстати, как справляется твой напарник?
   - Пока держится. У меня просто нет времени особо доставать его.
   - А ты как?
   - О чем ты? - спросила я, чувствуя, что опять засыпаю. Веки становятся все тяжелее и тяжелее. Затем последовал громкий зевок, но это, к несчастью, не помогло.
   - Привыкаешь к нему?
   Чтобы ответить тебе, Роберт?
   Я не то что привыкла к нему, скорее просто смирилась с его присутствием, как и он с моим. Мы не были ни друзьями, ни врагами. Даже приятелями не были, скорее просто знакомыми людьми. Он везде таскался за мной, явно не получая от этого никакого удовольствия, мы то и дело обменивались остроумными замечаниями и цепляли друг друга всеми возможными способами. Он по-прежнему спал на полу. Мы почти не разговаривали, обмениваясь только односложными фразами и междометиями. Было бы мне без него хуже? Точно нет. Я до сих пор надеялась, что его отошлют куда-то, а я стану предоставлена сама себе. Отправилась бы я спасать его, если появилась бы такая необходимость? Наверное, да, но только из-за чувства долга перед Управляющим. Между настоящими напарниками должны быть совсем другие отношения, мы же были друг для друга просто посторонними людьми. Но как я могла сказать об этом Управляющему? Да он и сам должен был все понимать. Но именно из-за Дрейка я все еще находилась здесь. Не могу же я просто сбежать, когда ко мне приставили такого здоровенного сторожевого пса? Что-что, а это ему хорошо объяснили: одну меня никуда не отпускать, разве что в ванную. Управляющий до сих пор ждет моего побега, и ни зря, кстати.
   Как бы мне избавится от Дрейка?
   Еще эти дурацкие тренировки. Не только Роберт заметил, что засыпаю на ходу. Все заметили, кроме Ричарда. Но дети до сих пор бояться меня. Да и у меня не хватает времени, чтобы начать жалеть себя. Никогда не думала, что скажу это, но спасибо, Ричард.
   - Может, тебе стоит взять выходной?
   - Что? - переспросила я.
   - Говорю, может, пора взять выходной? Выглядишь ты неважно.
   - Да, наверное. Хотя не думаю, что Ричард позволит.
   - Все же стоит попытаться. У меня две тренировки через день, да и то я уже загибаюсь, а у тебя вообще звериный график.
   - Кстати, что ты такого сделал, что тебя запихнули в инструктора?
   - Мы с Джейком были самыми неуправляемыми в группе. Управляющие побоялся отпускать нас на свободу, думая, что мы сбежим, - на лице Роберта появилась широкая улыбка.
   - А ты бы, правда, сбежал, если бы появилась такая возможность? - недоверчиво спросила я.
   - Конечно. Здесь так скучно. И мне всегда хотелось немного попутешествовать.
   - Скажи, а ты помнишь что-нибудь из раннего детства? Еще до жизни здесь? Я часто спрашивала об этом Джейка, но он никогда не отвечал.
   Улыбка померкла. Роберт сразу же стал официально серьезным.
   - Прости, Ри, но это не то, о чем хочется говорить. Никто из мутантов не станет обсуждать эту тему, и я тоже не хочу. Извини.
   - Да какие тут обиды? Идем, я все равно не собираюсь есть эту дрянь. До начала следующей тренировки еще два часа. Может, смогу хоть час поспать.
   - А где твой доберман?
   - Дрейк? - я не смогла сдержать улыбки. Значит, не только мне он кого-то напоминает.
   - Ну да. Он всегда такой серьезный, такой важный.
   - Честно говоря, понятия не имею, но ты не говори никому, а то меня ждет выговор.
   - Конечно. Но я все-таки поговорю с Ричардом.
   Мне, правда, нужно было немного отдохнуть. Идя по коридору к своей комнате, я передвигалась медленно, как зомби. И где это, интересно, носит этого болвана Дрейка?
   Не время думать об этом. Сейчас только здоровый сон.
   Ввалившись в комнату, я заперла дверь, и только потом внимательно осмотрелась вокруг. Дрейка здесь не было. Случайно мне на глаза попался висящий на стене календарь.
   - Вот так сюрприз, с днем рождения тебя, Риа.
   Не удивительно, что меня никто не поздравил, раз я сама забыла о своем дне рождении. Да и кому здесь меня поздравлять? В Аренсе нет ни мамы, ни отца, ни брата. А больше я никому не нужна. Я и так чувствовала себя неважно, зато теперь все стало в сотню раз хуже. Зачем я вообще посмотрела на этот чертов календарь?
   Зато теперь мне семнадцать. Только семнадцать, о боже. Такое ощущение, что мне миллионы и миллионы лет.
   Развалившись на любимом диване Дрейка, я представила, как бы мог пройти мой день рождения. Вечеринка, огромная куча подарков, большой торт с кремом, танцы и море гостей. Рядом со мной бы весь вечер околачивался Зик, а Шей бы дико злился, но вежливо мялся в стороне...
   Так, стоп, это уже запретная тема.
   Понятия не имею, сколько длился мой приступ садомазохизма, но время стремительно убегало, а предстоящая тренировка уже маячила на расстоянии вытянутой руки.
   Как же меня все это достало. Больше того, бесит. Этот чертов город, вежливые мутанты и эти дети, особенно дети, которые вечно кричат, бегают вокруг и делают что угодно, только не то, что ты им говоришь. Наверное, это такая международная детская игра, вроде игры в догонялки. Как бы мне сейчас хотелось оказаться где-нибудь в другом месте...
   Погруженная в свои размышления, я даже не заметила, как уснула.
   Но пробуждение было не из приятных. Я проснулась в абсолютной темноте, хотя отчетливо помню, что не тушила свет, и мне пришлось тут же погрузится во мрачную атмосферу подземного мира. Нигде не может быть так темно, как под землей. И только здесь понимаешь, что такое полный мрак. Без шуток.
   Во сне я сильно вспотела, и футболка прилипла к спине. Я хлопнула в ладоши, но свет не включился. Тогда я отдала голосовую команду, и опять с тем же результатом, то есть с его полным отсутствием. Неужели какая-то поломка на электростанции?
   Стараясь дышать глубоко и медленно, я поднялась на ноги. В нижнем ящике стола лежит отличный дорожный фонарь. Оказалось, что найти его было не так просто, как я думала, хотя он оказался именно там, куда я его и положила. Двигаться только на ощупь было...непривычно, неудобно, неправильно.
   Когда фонарь вспыхнул, осветив комнату, я на какое-то мгновение замешкалась. Если нет света, значит, в Аренсе вообще нет электричества. То есть не работают и телефоны, и видеонаблюдение, и все лифты, и электронные замки...
   Такого шанса у меня больше может не быть.
   Я уже трижды подавала Управляющему рапорт об уходе, но он отказывался выпускать меня из города. Я стала заложницей Аренса, и мне это не нравилось. Как и взгляды, которые бросали на меня остальные жители, за исключением разве что Роберта, Лори и еще нескольких. И вот сейчас, если они не починят все за полчаса, у меня появляется прекрасная возможность уйти отсюда. Я не знала, куда пойду, если мне удастся вырваться на свободу. Да мало ли куда можно отправиться: любой человеческий город примет меня. Главное забыть о том, что я жила здесь, к тому же я ведь даже не мутант, я некс, быть может, хоть люди примут меня.
   "Если ты снова все не испортишь" - сказал противный голос внутри.
   Без спешки подойдя к шкафу, я схватила рюкзак с вещами, который сложила сразу после похорон. Там есть все необходимое, на первое время точно хватит, а там посмотрим. Главное - выбраться отсюда.
   Приглушила фонарь, медленно открыла дверь и вышла наружу, стараясь двигаться бесшумно.
   Аренс словно вымер. Может тут что-то опаснее простой поломки на станции? Например, нападение мутантов. Всех жителей эвакуировали, а я осталась тут одна? У меня по коже пробежали мурашки. Буду надеяться, что это не так.
   Решив рискнуть, я направилась к главной площади. Ни души. Все было в полном порядке: кафе, вход в библиотеку, несколько рядов свободных скамеек, а вот и главная сцена, где Управляющие выступает перед публикой на каждом большом празднике. Еще ни разу не видела, чтобы это место было так пустынно. Обычно здесь всегда кто-то шатается. Послышался какой-то звон, и я вздрогнула, схватившись за нож.
   Часы. Это были просто огромные часы над площадью. Они пробили девять раз и замолчали. Девять часов вечера. По-моему, я проспала не только свою тренировку, но и нашествие инопланетян.
   Не зная, куда двигаться дальше, и что вообще делать, я стала медленно продвигаться вперед, когда услышала странный скрежет, а затем шаги. Это были шаги охотника, тихие, едва различимые, если бы не столь полная тишина, я бы ни за что не услышала их.
   Меня будто током пробило. Сделав глубокий вдох, я стала медленно отходить назад, прочь от "охотника", погасив фонарь. В жилых комнатах проще спрятаться. С другой стороны я ведь даже не знаю, с чем мне придется сражаться. Еще шаг, и я едва не упала, споткнувшись о что-то лежавшее на полу. Шаги затихли. Я перестала дышать. Несколько мгновений спустя я вновь услышала это: едва слышное топ-топ где-то в стороне от меня. Шаги становились все тише и тише, пока и вовсе не растворились во тьме. Он ушел к восточным воротам. Дело плохо. В той стороне располагалась оружейная, а так же единственный возможный туннель, который выведет меня отсюда прямо к большому городу. Если я хочу выйти из города, придется идти за ним.
   И все же мне везло. Здесь, в отличие от тех же жилых секторов, не было полной темноты. Из непрозрачного защитного купола над площадью все же пробивались редкие лунные лучи, дававшие скудное, но все-таки какое-то освещение. Для моих глаз, куда острее человеческих, этого было вполне достаточно.
   Первые несколько шагов дались мне нелегко, но затем дело пошло живее. Ступая все так же осторожно, я продвигалась в коридор, в котором только что скрылся враг.
   Помоги мне, Боже, кем бы ты ни был, и как бы тебя ни звали...
   Я уже почти прошла половину коридора, когда где-то совсем рядом скрипнула дверь. У меня душа в пятки ушла. Я вновь замерла, прислушиваясь. Равномерные шаги направлялись прямо ко мне. Все, что могу сказать, - это человек, ну или мутант. В любом случае это не зверь, и точно не какая-нибудь мерзкая тварь, неизвестно как забредшая сюда. И он один. Я сильно сжала в руке нож. Возможно, у меня был шанс справиться с ним.
   Он двигался медленно, осторожно. Так словно сам боялся напороться на какого-то монстра, в данном случае - на меня. Может, тогда он - вор? Если он убийца, вряд ли бы двигался так в совершенно пустом городе, хотя...Возможно, я не единственная, кто остался здесь? Есть ли другие: Управляющий, Роберт, Ричард, Дрейк? Сейчас я была согласна даже на Дрейка.
   Внезапно шаги вновь смолкли. В одно мгновение. Может, у меня уже начались галлюцинации? Но нет, еще через секунду послышался вздох. Ближе, чем я предполагала. Всего в пяти-семи шагах от меня. Я медленно повернула голову, и действительно рассмотрела темные силуэт на фоне дверного проема. Интересно, чего он ждет?
   Какие глупости, нужно сосредоточиться.
   Я могу бросить что-то в конец коридора, а самой медленно пойти в противоположную сторону, молясь, что это обманет его хотя бы на несколько минут. К несчастью, это "что-то" может быть только мой фонарь, а терять его мне бы совсем не хотелось.
   Еще я могла просто побежать наугад, или попытаться убить его.
   Вместо этого я не сделала совершенно ничего, оставшись на месте. В каком-то смысле это было похоже на игру: у кого нервы здоровее.
   Затем он снова вздохнул и сделал шаг в мою сторону. Это был широкий, уверенный шаг. Он не знает, что я здесь, ну ладно, точно не знает, но догадывается, что я где-то рядом. Может быть, он просто пройдет мимо? И тут я вспомнила, что как раз за моей спиной начинается развилка. Это было бы моим спасением, если бы я решила бежать, и станет моей погибелью, если у него зрение хотя бы такое, как у меня. Коридор за моей спиной как раз тот, что идет с главной площади. А там светлее, чем здесь. Да, я буду более чем заметна, даже с моим ростом. Значит, нужно действовать. Подождать, пока он заметит меня, а затем попытаться вырубить его.
   Я стала ждать, считая его шаги. Шаг, второй, третий, четвертый, пятый и...он остановился, слабый порыв воздуха коснулся меня. Да, ровно шесть шагов. Он на ощупь протянул руку, почти касаясь моего лица, и в это же время я включила фонарь, направив ему в лицо. Судя по всему, он опешил на долю секунды, а я уже выхватила нож...
   - Ри?
   Моя занесенная с ножом рука замерла в десятки сантиметров от его груди.
   - Это ты, Риа? - тихий, но тем не менее отчетливый голос. Более того, знакомый голос.
   Я медленно подняла фонарь и направила его в потолок. Передо мной стоял Зик. Рассмотрев меня, он издал облегченный вздох.
   - О, Господи, Ри, а я уже подумал, что это один из них. Ну и напугала ты меня.
   Зик. Так вот с кем мы десять минут играли в кошки-мышки, и из-за кого я едва не поседела.
   Зик явно был не тем, кого бы я сейчас хотела встретить, но все же хорошо знать, что я не одна в этом городе.
   - Что происходит, Зик? Где все?
   - Я хотел то же самое спросить у тебя. Я услышал вой тревожной сирены, а затем почти сразу выключился свет. В зале кроме меня больше никого не было, решил потренироваться..., - он звучал как-то странно, не как Зик. Потом до меня дошло. В его голосе не было ни капли самоуверенности, он был напуган, точно как и я.
   - То есть ты тоже не знаешь, что здесь случилось? Не могли же они просто так все исчезнуть?
   - Понятия не имею, что здесь твориться. В любом случае я встретил здесь уже троих зверей. И скоро сюда подтянуться их друзья. Нужно уносить ноги из города, и как можно скорее.
   - Никаких возражений. Только сначала нужно зайти в оружейную, затем прихватить с собой какой-нибудь еды, запасные фонари и сменные батарейки.
   - Начнем с оружейной.
   Поймите меня правильно, Зик был еще той занозой в заднице, самоуверенным типом, можно сказать, главным злодеем здесь, но все же мы долгие годы были с ним за одно, до того момента, как я...Не важно. Короче говоря, мы привыкли действовать если не как напарники, то уж точно в паре. Вопрос только в том, долго ли продлиться наше перемирие, после того, как он окончательно придет в себя. Я бы выбрала оставаться с ним, пока мы не выясним, что тут произошло, и почему Аренс вдруг стал зоной отчуждения, а когда выберемся на поверхность, там уже каждый сам за себя. Никаких вопросов.
   Поскольку больше никаких шагов, да и звуков тоже, мы не слышали, то рискнули включить фонари. По пути в оружейную я не заметила ничего странного, разве что полное отсутствие жителей. Хм. Ну это еще ничего.
   - Что за тварей ты видел?
   - Здоровенных собак с длинной бело-рыжей шерстью, размером с пони. Клыки сантиметров двадцать, как у саблезубых тигров.
   - Никогда не встречала таких.
   - Я тоже, - усмехнулся он. - Представь себе, ты не самая крутая мутантка современности.
   Я скорчила гримасу:
   - А ну точно. Я самая крутая нексиха современности.
   - Ты просто чересчур самоуверенная нексиха.
   - Шшш.
   Мне показалось, что я услышала что-то. Несколько минут мы простояли, вслушиваясь, а затем Зик махнул рукой:
   - Здесь никого нет. Похоже, тебе просто показалось, а, может, они уже ушли.
   - Ты уж как-то определись, ушли они, или это плод моей фантазии.
   - Я ни в чем не могу быть уверен, пока не выясню, что куда подевались все мутанты.
   - Сколько времени прошло с момента включения сирены до того, как полностью вырубился свет?
   - Меньше пяти минут.
   - Это точно не нападение зверей, иначе город уже был бы завален трупами. Ты уверен, что кроме нас здесь никого нет?
   - Я не ходил по коридорам, и не открывал каждую дверь, если ты имеешь в виду это. Я вышел на главную площадь, затем в командный центр, в зал собраний, и даже в убежище. Никого. И совершенно никаких следов того, что кто-то там недавно находился.
   - Какие еще могут быт варианты? Братский захват территории из Города-4? Люди? Землетрясение? Что могла заставить их так быстро уйти?
   - Посмотри вокруг. Мебель в полном порядке, никакого мусора, ни оружия, ни тел. Даже все двери оставались закрытыми до того, как вырубили электричество. Не похоже, что они уходи в спешке, побросав все свои дела.
   - Да блин. Просто мы перешли в другое измерение и теперь не видим их.
   - Это не смешно, - отчетливо сказал он, улыбка медленно сошла с моего лица. Да это и впрямь совсем не смешно.
   - Оружейная.
   Действительно впереди показалась трехметровая железная дверь, оббитая титановыми пластинами. Никогда еще нельзя было просто так войти сюда, но дверь просто открылась, пропуская нас. Мне не хотелось закрывать ее. Пусть это паранойя, но если она вдруг закроется, мы застрянем здесь внутри очень надолго. А как только включится электричество, сработает сигнализация, и тогда нам конец.
   Зик взял себе два небольших пистолета и несколько коробок патронов, затем еще несколько ножей, пару гранат и один из последних автоматов, стреляющий электрическим разрядом. Что-то вроде электрошокера на расстоянии, но в сто раз мощнее. Переносная личная молния. Под землей иногда встречаются существа, которых можно убить только такой штукой. Надеюсь, мы их не встретим.
   Я так же взяла два пистолета, три метательных ножа, один большой, охотничий про запас и мой любимый МS-316 - крутейшая вещь, которая косит всяких уродов, как газонокосилка. Три ленты по пятьсот патронов, и при этом он не такой уж и большой по размеру, сантиметров сорок в длину.
   Хорошо быть при оружии, даже если рюкзак стал в два раза тяжелее, чем раньше. Отправится в путешествие по подземным тоннелям, имея с собой только небольшой ножик, все равно, что повесить на спину неоновую вывеску "Сожри меня".
   Нужно было еще прихватить с собой пару наборов "в дорогу", чтобы как-то утолить голод, пока не выберемся на поверхность.
   - Давай так: ты за съестными припасами, а я в информационную. Может, удастся узнать что-нибудь. Закончишь раньше - возвращайся сюда. Если меня не будет здесь через пятнадцать минут, выбираешься из города самостоятельно.
   Мне не понравилось то, как он вдруг раскомандывался, возомнив себя самым главным. Но с другой стороны не находила в себе сил, чтобы спорить. Мне удалось поспать всего несколько часов, чего явно было слишком мало.
   Зик вышел из оружейной первым. Я - спустя несколько минут. До комнаты с припасами было рукой подать. Ее специально устроили рядом с оружейной на случай внезапной атаки. Попасть внутрь не составило никакого труда. Да и не должно было.
   Комната была примерно такой, какой я ее себе представляла: длинная, словно кишка, оббитая изнутри сверхпрочными пластинами и заставленная таким же длинными железными полками, как в самом большом в мире базаре. Тут легко можно было пережить даже самую сильную бомбардировку, а запасов хватило бы, чтобы кормить все население Аренса в течение трех лет, если не дольше.
   Чего тут только не было: палатки, спальные мешки, походные коврики, дорожные ведра, всевозможные консервы, переносные фильтры для воды, запасные фляги для воды...
   Я не собиралась долго задерживаться здесь. Просто собрала самое необходимое: несколько фильтров, с десяток банок с консервами, плащ-палатку, небольшой комплект для разжигания костра, зажигалку, аптечку для оказания первой помощи. В итоге рюкзак с трудом застегнулся, но все же оказался практически неподъемным. Я не человек, и могу легко поднимать вес около восьмидесяти килограммов, то есть на больше чем на двадцать пять больше, чем вешу сама. Но и у меня есть свои пределы. Разговоры разговорами, но если придется, я не то что пойду, а побегу с этим рюкзаком за плечами. И все-таки рюкзак намного удобнее сумки, так как руки всегда остаются свободными.
   Наручные часы завибрировали. Уже прошло пятнадцать минут. Пора возвращаться назад. С кое-каким трудом подняв рюкзак, я вышла в коридор, прикрыв за собой дверь, и направилась к оружейной, раздумывая на тем, удалось ли Зику узнать хоть что-то. Честно говоря, очень сомневаюсь в этом.
   Я думала, что Зик уже на месте и сейчас начнет ругать меня за то, что я задержалась, но его самого не оказалось внутри. Он говорил идти, если его не будет, но я не сдвинулась с места. Во-первых, мне нужно немного передохнуть, так как тяжеленный рюкзак отдавил плечи. Во-вторых, мне не хотелось самой выбираться из города-призрака. Можно было дать Зику еще несколько минут.
   Поэтому я просто сняла рюкзак, поставила его на пол у своих ног, и закрыла глаза, прислонившись спиной к стене. Отдохну всего несколько минут, а затем можно будет и идти, если Зик не появится.
   Оказалось, что я все-таки уснула. К несчастью, я поняла это только в тот момент, когда меня вывели из состояния полусна- полубодрствования. Шаги, шаги и скрежет чего-то острого по металлическому полу, словно кто-то специально царапал по нему ножом. К чему бы это? Вряд ли Зик решил захватить с собой что-то настолько тяжелое. Фонарик дрогнул у меня в руке. Только я могу так отключаться: стоя и с зажженным фонарем в руке. Мне вновь стало не по себе, и я поняла, что страх никуда не делся, а просто затаился в глубине сознания, ожидая своего часа. Мои внутренности словно сжал в кулак кто-то невидимый, и я едва не подпрыгнула в воздухе.
   Разумно ли будет выключить фонарь, или меня уже заметили, и тьма только помешает мне защищаться? Черт его знает. Все же я решила не выключать фонарь и на всякий случай снова надеть рюкзак. Кто-то медленно приближался ко мне. Я слышала мягкие шаги, сопровождающиеся цоканьем. Скорее всего, какой-то зверь, похожий на волка, ну или медведя. Нельзя исключать никакой возможности. Я медленно выхватила один из своих пистолетов, покоившийся в наплечной кобуре.
   Зверь уже был рядом со мной и остановился только у двери, ведущей в оружейную. Я замерла, готовясь действовать. Послышалось поскуливание, а в следующий миг дверь начала медленно открываться. Показался кусок серой морды, я подняла пистолет и прицелилась. Дверь еще больше отъехала в сторону, впуская непрошенного гостя.
   Да, это был волк. При чем такой, каких мне еще никогда не приходилось видеть. Даже стоя на четырех лапах, он достигал мне до талии. Огромные лапы и морда втрое больше моей головы с двумя желтыми глазами и рядом острых клыков. Шерсть у него была снежно-белая, если не считать серого пятна на морде и такой же полосы на спине. Он был старый вояка, о чем свидетельствовали многочисленные шрамы, шерсть на которых отросла на несколько тонов темнее. Длинный шрам пересекал всю морду и едва не лишил волка правого глаза.
   Он оскалился, увидев меня, блеснули клыки. Мой палец был на курке, но волк не бросился на меня. Вместо этого он повернулся к двери и грозно зарычал на кого-то невидимого. Ему ответил другой. Вой был наполнен ненависти и ярости. В следующий миг послышался топот множества лап. Они приближались сюда. Я убрала пистолет и схватила лежащий на столе автомат, приготовившись защищаться.
   Дверь с грохотом отлетела в сторону, а затем в оружейную вбежало сразу трое волков. Они были чуть мельче того, что вошел первым, и совершенно коричневыми. И в отличие от своего белого собрата, настроены очень решительно. Один из них тут же бросился на меня. Все произошло так быстро, что я даже не успела нажать на курок. Вот мутант одним мощным прыжком отрывается от земли, а затем странный белый волк бросается на него, вцепившись зубами в горло. Началась схватка. Больше я не медлила. Потребовалось всего два выстрела моей "молнии", чтобы поджарить двух приближающихся ко мне волков. Тем временем странный уже справился с тем, что напал на меня. Несколько долгих секунд мы стояли друг напротив друга: я держа его на мушке, он - обнажив окровавленные клыки.
   А затем он грозно зарычал на меня, сверля странно осмысленными для зверя желтыми глазами, и просто выбежал в коридор. Мне потребовалось еще несколько минут, чтобы прийти в себя. Этот волк только что спас мне жизнь. С чего бы это ему делать это? Может, он местный и...ну типа охранял свою территорию от чужаков, ну и меня заодно, как возможную добычу на будущее? Самое свежее мясо - мясо только что убитой жертвы, и всегда может пригодиться?
   Поправив лямку рюкзака, я вышла в коридор, в одной руке держа оружие, в другой - фонарь. В коридоре не было никого. Абсолютная тишина. Неужели сюда еще не проникли другие мутанты, а только трое обычных волков и один странный? В таком случае нужно поторопиться и уйти, пока не пришли остальные. И где это Зика до сих пор носит? Может другие уже добрались до него?
   У меня не было возможности как-нибудь связаться с ним. Значит, оставалось только положиться на себя и отправится к нему на своих двоих, что меня не особо радовало. Оружие я так и не убрала.
   Только повернув в коридор N 16, я увидела свет. Не настолько яркий, чтобы исходить от лампы дневного света, но вполне достаточный для хорошего фонаря. Я как можно тише то ли подошла, то ли подкралась к двери, и так же неслышно заглянула внутрь. Зик был здесь, живой и невредимый. Судя по тому, как энергично он размахивал своим фонарем, парень прибывал в поисках.
   - Что это ты тут делаешь, черт тебя подери? - спросила я так спокойно, как только могла.
   Он вздрогнул, повернувшись ко мне. На миг на его лице мелькнуло виноватое выражение лица. Он просто забыл обо мне.
   - Разглядываю планы подземных туннелей. Ищу, как бы нам выбраться отсюда.
   - Значит, ты здесь в полной безопасности коптишь над картой, пока я с тяжеленным рюкзаком отбиваюсь от гастрономически зависимых волков с меня ростом? Или я чего-то не поняла?
   -Ты наткнулась на волков? - спросил он удивленно.
   - Это они наткнулись на меня, - поправила я.
   - И сколько их было?
   - Трое.
   Трое? Почему это я вдруг решила солгать? Но это так легко соскочило с языка, что я даже не успела подумать.
   - Пора уносить отсюда ноги, если ты еще не понял.
   - Конечно, еще несколько минут, - он вновь сосредоточился на карте, а я решила осмотреться вокруг.
   Попасть сюда - одно из главных желаний всех нексов и молодых мутантов. Совершенно пустая, поняла я, стоя здесь сейчас. Это комната была просто местом собрания всех главных компьютеров, контролирующих жизнеобеспечение города. Ни больше, ни меньше. Некоторые были совсем маленькими, другие больше меня, но все он сейчас были абсолютно бесполезны, не имея доступа к электричеству. В отличие от большой, пожелтевшей от времени карты, над которой сейчас навис Зик.
   - Черт бы тебя побрал, Зик, - прошипела я. - Сколько уже можно любоваться подземельями? Идем, я покажу их тебе вживую.
   Он, не скрывая, впрочем, своего неудовольствия, повернулся ко мне, наградив мрачным взглядом, а затем скатал карту в валик и засунул себе в рюкзак.
   - Идем.
   - Скажи лучше, ты узнал, что произошло в городе?
   - Ничего. Да и как я мог бы сделать это, пока Аренс полностью обесточен?
   - Как думаешь, мы смогли бы снова запустить электричество?
   - Может, и смогли бы, но вряд ли это принесло бы нам пользу. Только выдали себя с головой.
   Двигаться по темным, совершенно безжизненным коридорам, было не столько страшно, сколько непривычно. Словно я не здесь, а где-то совсем в другом месте. Но зато еще никогда покинуть пределы города не было так легко.
   Мы совершенно спокойно миновали главные ворота, так и не встретившись больше с кровожадными мутантами, и вышли в туннели. Прощай, Аренс.
  

4

   Если вам кажется, что идти по неосвещенным подземным туннелям - весело, вы - идио... сильно заблуждаетесь. С каждым шагом я норовила споткнуться, упасть и потянуть себе что-нибудь. Да еще и этот тяжеленный рюкзак... Уже через час непрерывной ходьбы, мне хотелось кричать. Но вместо этого я продолжала идти вперед, пытаясь уговорить себя не думать о том, как на моих плечах, под лямками, появляются длинные кровавые следы. Зик молча шагал рядом со мной. За всю дорогу мы не обменялись и парой слов - нелегко идти и разговаривать одновременно, если вы, конечно, не в парке на прогулке. Это как кросс. Вы же не останавливаетесь посредине дистанции, чтобы потрещать с противником. Спортсмены знают, что нужно поберечь дыхание. Да и не только спортсмены
   Пока туннель послушно вел нас вперед, не петляя, не расщепляясь на части, запутывая нас. Это была просто длинная, практически ровная дорога. Шагать по камням и земле тоже было не так уж и плохо, но все же дороге частенько попались достаточно большие камни, за которые я то и дело цеплялась. Я вспомнила то, как шла здесь в прошлый раз, а за одно и то, что последовало за этим...Ну уж нет, я покинула город для того, чтобы забыть об этом, а не вспоминать снова и снова. Хотя даже в тот раз мне не пришлось нести такой внушительный вес.
   Мне почему-то казалось, что Зику путешествие дается гораздо легче, да и выглядел он на моем фоне, как молодой, бодрый и жизнерадостный тренер рядом со старикашкой-пенсионером, которому на старости лет ударили в голову его миллионы, и он решил к вековому юбилею поднакачать мышцы. Меня это злило, но сделать я ничего не могла, оставалось только шустрее шевелить ногами.
   Равномерный звук шагов глухим эхом разносился по всей пещере, нагоняя на меня сон. А вот думать о том, как я устала, сейчас точно не время.
   К тому времени, как я поняла, что больше идти не могу, прошло уже пять часов. Мне бы очень хотелось быть крутой мутантшей, способной телепортироваться, или хотя бы летать со скоростью звука и уметь делать еще кучу крутых вещей, но, к моему огромному несчастью, ничего такого я не могла. Просто некс, что ненамного лучше, чем быть простым человеком. Я неоднократно задалась вопросом, почему Зик все еще со мной. Сам он смог бы выбраться на поверхность гораздо быстрее. Не все мутанты, да и не все нексы, кстати, смогли бы выйти наружу и смешаться с толпой. В Аренсе нередко можно было встретить мальчика, который бы дышал с помощью жабр, или девочку с крыльями, как у огромной бабочки, ну или семейку мутантов, покрытых длинной белой шерстью. Все это было в порядке вещей, и я никак не могла понять, отчего это так смущает людей. Хотя, если правда то, что я слышала, и если и вправду там могут убить другого человека из-за того, что у него не тот цвет кожи или глаза другой формы, то нужно просто принять это как факт. Люди - злые.
   - Все, - сказала я, с грохотом опустив рюкзак на пол. - Больше я идти не смогу, пока мы немного не отдохнем.
   - Хорошо, - кивнул Зик и тоже скинул свой рюкзак с плеч. С него градом катил пот, но судя по выражению его лица, он смог бы пройти еще столько же.
   Туннель везде был одной ширины, не расширяясь, и не становясь уже. Да и высота была совершенно одинаковой. Найти какое-то особенное место, подходящее для ночлега больше, чем остальные, было просто невозможно. Поэтому мы расположились именно там, где встали. Это даже нельзя было назвать лагерем. Мы не ели, ограничившись тем, что выпили пол-литровую бутылку воды на двоих. При этом осушила ее, практически я одна, в то время как Зик сделал только несколько глотков. После того, как с "ужином" было покончено, я разложила прямо на земле две плащ-палатки, улеглась на одну из них, закутавшись, и тут же уснула.
   Зик остался часовым. В одной руке у него был фонарь, который он для конспирации держал выключенным, в другой автомат. Сидел он так, чтобы наши спины соприкасались. Опять-таки на всякий случай. Если в туннеле послышится какой-то подозрительный звук, вследствие чего к нам может явиться какой-то монстр, Зик тут же разбудит меня, и мы либо даем ему отпор, либо унесем ноги.
   Уже во второй раз я проснулась в полной темноте. Спросонья, чуть не закричала было сдуру, но чья-то большая и очень теплая шершавая ладонь закрыла мне рот.
   - Тихо, - прошептал Зик несколько секунд спустя. - Ты проспала где-то около пяти часов. Теперь моя очередь.
   - Ты так и не закрыл глаз? Ни на минуту?
   Даже не видя его, я догадался, что он улыбнулся.
   - Я защитник. Пусть не твой, но это моя работа - защищать девушку. Так много времени мне не потребуется. Через два часа разбудишь меня, и мы продолжим путь.
   И не тратя времени на споры, Зик улегся на плаще.
   - Ты скучаешь за Амандой?
   Глупо. Нужно научиться лучше держать язык за зубами. Как он может не скучать?
   - Да. Аманда та еще заноза в заднице, но так непривычно, когда ее нет рядом. Я чувствую себя ненужным. Но с другой стороны, если бы здесь была она, а не ты, я вообще бы не смог отдохнуть, даже чуть-чуть. Она некудышний воин и толку от нее было бы мало. Я много раз говорил об этом Управляющему, но он не желает приказывать ей...Кстати, почему ты не выбрала тогда меня в напарники? Мы ведь были с тобой не разлей вода, - мне показалось, что в его голосе послышался отголосок чего-то очень давнего, знакомого и в то же время грустного.
   - Мне тогда больше хотелось насолить Шею. Да и я вообще не задумывалась о том, как это важно.
   - Но ты бы не переменила своего решения сейчас?
   Откровенность за откровенностью.
   - Нет. Я рада, что тогда выбрала его. И сделала бы это снова.
   - Даже если его сейчас нет рядом с тобой?
   - Да. Отдыхай, твои два часа уже начались.
   - Конечно.
   Через несколько минут, Зик тихо засопел, оставив меня наедине со своими мыслями. Теперь я понимаю, почему он сел так, чтобы находиться рядом со мной. Сидеть здесь, в полнейшей темноте, где нет ни единого звука, кроме какого-то ужасно далекого гула и шума подземной речки, было жутко. Особенно, когда вспоминаешь, что находишься под землей. Легко можно было свихнуться. Я подумала о том, что было бы, отправься я сюда сама, как планировала еще до появления в моей жизни Дрейка, и придвинулась ближе к Зику.
   Дрейк. Интересно, где сейчас его носит. Может, он на поверхности. Или в плену. Или уже мертв. Наверное, последнее должно было расстроить меня больше, но чего нет, того нет.
   Находясь в каменном гробу, в голову мне не приходило ни одной хорошей мысли, поэтому я начала мысленно считать собственные вдохи, стараясь сконцентрироваться только на этом. Прошло где-то около получаса, и за это время я не слышала ничего подозрительного.
   Еще час. Мне хотелось разбудить Зика прямо сейчас и убраться отсюда, но меня остановило проклятое чувство долга. Иногда мне было жаль, что я не могла позволить себе вести себя как маленькая засранка Аманда и думать только о собственной персоне. Но это бывало очень и очень редко.
   Когда до конца моей смены оставалось где-то минут двадцать, я услышала волчий вой. Этот звук нельзя перепутать ни с каким другим. Это был страшный вой одиночества и беспомощности, и я почему-то сразу вспомнила о белом волке, хотя вряд ли это был он. Беспокоить меня должно было совсем другое, как бы братья-волки не оказались бы где-нибудь поблизости да не попытались нас съесть. Понять, откуда исходил вой, было совершенно невозможно: каменные стены искажали все звуки. Но мне показалось, что выл он где-то далеко.
   Я прислушалась. Зик не пошевелился. Неужели не проснулся от воя? Вроде бы нет. Но точно утверждать я ничего не могла. Даже мое острое зрение было бесполезно в таком мраке, а включить фонарь я не могла без острой необходимости. Волчий вой в подземелье явно был достаточно веской причиной, но я не была уверена, что нашим жизням что-то угрожает, и не так и не удалось услышать стука когтей или еще каких бы то ни было звуков, свидетельствующих о том, что мутанты приближаются, а просто так будить Зика мне не хотелось. Он тоже заслужил на отдых. Я еще раз порадовалась тому, что застряла здесь ни одна.
   Вой не повторился. Время моего дежурства уже истекло, но я решила дать ему еще полчаса. Хуже от них мне точно не станет, а ему только пойдет на пользу.
   Вдруг мне почему-то стало не по себе. Да так, что мурашки побежали по коже. Никаких причин для этого я не видела. Никаких физических причин. Мне не было холодно, и ничего такого я не слышала. Неожиданно сердце забилось быстрее, как у бедного перепуганного кролика, и я вздрогнула в темноте, боясь, что разбужу Зика. Но он не проснулся, что одновременно обрадовало и расстроило меня. Прошло всего два с половиной часа, а у меня уже нервы сдают. А ведь Зик продержался в два раза дольше.
   Вдруг чья-то рука схватила меня за локоть. Неужели моя паранойя начинает сбываться? Только чудом мне удалось сдержать вопль ужаса.
   - Тшш, Риа. Это же только я. Все нормально?
   Только со второго раза до меня дошло, что он задал какой-то вопрос.
   - Полчаса назад, где-то далеко выл волк, - тихо ответила я, и мой голос еле слышно подрагивал. - Я не смогла определить направление, но мне показалось, что это было где-то очень далеко от нас. Больше ничего. Нам пора идти. Эти семь с половиной часов придется наверстать, и чем быстрее, тем лучше.
   - Отправляемся немедленно.
   Я убирала плащи себе в рюкзак, когда Зик неожиданно подошел и вырвал его у меня из рук.
   - Что за...?
   - Подожди, - отмахнулся он, головой придавив фонарик к плечу.
   Затем он провел какие-то махинации, подсвечивая себе фонарем, и когда отдал его мне назад, рюкзак стал несколько легче. Ну, прям джентльменский поступок. Я поаплодировала бы, если бы не опасалась, что он заставит меня обменяться с ним ношей. Есть никому из нас не хотелось. Поэтому мы сделали еще несколько глотков воды, и тронулись в путь.
   Видеть свет было облегчением. Пусть даже это был всего лишь свет от жалкого фонарика, бегающий по стенам, полу и потолку. Мы старались идти как можно быстрее, так как ни одному из нас не хотелось надолго оставаться здесь.
   Я никогда не забиралась так далеко от города. Да что там я, наверное, почти никто из бывших нексов не выбирался. Туннели здесь были не такими ухоженными, как те, что окружали Аренс. Каменная плитка местами отошла, как и попадающаяся кое-где штукатурка. Осевшая на полу пыль поднималась в воздух, стояло наступить на нее ногой, и мне тут же приходилось закрывать нос и рот ладонью. Ну это все равно не помогало. Хотя бы это не было так плохо, чтобы я не смогла вынести это.
   - Как думаешь, долго нам еще идти? - спросила я, надеясь, что Зик услышит меня.
   - По моим расчетам, мы уже должны были выйти на поверхность, - ответил он как-то отстраненно. - Понятия не имею, почему мы все еще под землей.
   - Ты не мог перепутать какой-то поворот? Может быть, мы просто свернули не туда?
   - Нет, - на этот раз его голос прозвучал твердо. - Мы практически на месте.
   - На месте, - усмехнулась я. - И где оно это место?
   - Рядом с одним из человеческих городов.
   - Только не говори мне, что там до сих пор кто-то живет.
   - Не знаю. Той карте было лет десять. На момент, когда мутанты спустились под землю, город был вполне обитаем. Сейчас, может, уже нет.
   Я выразила спиной и плечами все, что думала по этому поводу, но, конечно же, он меня не увидел.
   Я даже не была уверена в том, что мы ищем. Будет ли это просто дверью или же расщелиной в стене?
   Зик уверенно двигался вперед, не переставая шарить фонариком по гладким каменным стенам. Надеюсь, хотя бы он знает, что делает.
   Мы шли еще почти час, прежде чем он схватил меня за руку:
   - Там. Смотри.
   Не трудно было понять, на что он указывает. В стене был огромный провал. Это не походило на аккуратный вход, вырезанный кем-то, чтобы им можно было пользоваться, не привлекая внимания. Это походило на то, если бы кто-нибудь просто заложил в стену несколько килограммов взрывчатки. Так действуют, когда нужен быстрый результат, не заботясь о последствиях.
   Под ногами до сих пор лежали обломки каменной плиты и пыль, издающая под ногами странный шипящий звук. Но зато здесь было практически светло. Не раздумывая, я направилась вперед, к свету, перешагивая через большие камни. Мне не терпелось выбраться отсюда.
   Первое, что я увидела, отодвинув толстую зеленую ветку, было яркое солнце, ударившее мне прямо в глаза. Я зажмурилась, прикрыв руками лицо, и шагнула вперед. Под ногами была трава, высотой мне до колена, ярко-зеленая у земли, и пожелтевшая на кончиках. И деревья. Много деревьев, большинство которых выглядели точно как старые деревья на картинках. Мне никогда не приходилось видеть таких...нормальных деревьев. Подойдя ближе, я осторожно положила рука на ствол одного из них. Он оказался шершавым и теплым на ощупь. Да и на руке не появился ожег. Я громко рассмеялась.
   Мы с Зиком стояли посреди большой поляны неправильной формы, со всех сторон окруженной деревьями и кустами. День в самом разгаре, и хотя я только вышла на воздух, солнце уже начинает припекать мою бледную, привыкшую к подземной жизни кожу.
   Но мы выбрались. Я с трудом могу поверить в это. Я больше не в Аренсе. Теперь я, наконец-то свободна.
   - Пойдем. Ты же не хочешь, чтобы нас заметили?
   - Заметили? Здесь никого нет, - мой голос звучит чересчур расслабленно. Даже беспечно.
   - Ты неправа. Поселок всего в нескольких сотнях метров отсюда. Идем.
   Мне слишком хорошо, чтобы я начинала спорить. Зик устремляется в тень деревьев, и я следую за ним. Сначала мне кажется, что он преувеличивает, но оказывается, что это не так. Уже метров через двести мне удается разглядеть впереди крышу какого-то здания, утопающего в зелени. Зачем было строить город так близко? Или город был построен до того, как эта зона стала закрытой?
   - Здесь жили военные, - сказал Зик, отвечая на мой невысказанный вопрос. - Это даже нельзя назвать городом, скорее поселком. К тому же местные уже давно вынесли оттуда все, что можно было, за столько-то лет.
   На всякий случай я стараюсь идти как можно тише, но мне это не особо удается. У меня под ногами то и дело трещат какие-то веточки, да и тяжелые ботинки постоянно заплетаются в высокой траве. Я не так часто выходила на поверхность, чтобы чувствовать себя здесь уверенно.
   Дом предстает перед моими глазами так внезапно, что на какое-то мгновение я задерживаю дыхание. Это и на дом не особо похоже. Все стены покрыты дырками, словно в них долго и явно намеренно стреляли, непонятно как они вообще не обвалились, да и крыша на месте. Вся северная сторона заросла чем-то наподобие дикого винограда, или плюща, никогда не отличала их, что и не удивительно, так как мне ни разу не приходилось встречаться вживую ни с тем, ни с тем. Рядом с домом стоит железная будка, примерно четыре на два метра, и метра два в высоту. Она так же вся заросла, но под гибкими тонкими стеблями, покрытыми крошечными острыми листочками, можно рассмотреть зеленую краску, в которую некогда была выкрашена будка.
   Я осторожно подкрадываюсь вперед, как будто из-за будки на меня может выпрыгнуть какая-то тварь. Но за ней никого нет. И все равно мне не нравится это место. В лесу, где мы иногда охотились с Шеем, никогда не было тихо. Шелестели листья, дул ветер, где-то вдалеке доносилось пение птиц. Здесь же не было слышно ни звука.
   Я обернулась, но Зик не смотрел на меня. Его мысли были заняты заросшей будкой. Слева, на двери висел внушительного вида замок, но, честно говоря, меня совершенно не интересует, что находится за ним.
   Вместо этого я медленно прошла вперед, обойдя дом, и оказалась на том месте, где когда-то была дорога. Точнее сказать, она и сейчас нам есть, хоть по ней никто и не ездил как минимум лет пять, и потому она заросла травой мне по пояс. Почему тогда я могу различать ее границы? Да потому, что на обочине трава еще выше.
   Здесь точно больше не живут. Все дома, представшие перед моими глазами, заброшены. Многие лишились крыш, или даже стен. Почти каждый зияет пустыми провалами окон. От этого зрелища у меня в горле образуется комок. Это почти то же самое, что находится на кладбище. А ведь когда-то здесь жили люди, радовались, смеялись, огорчались, пока в один день им не пришлось поспешно спасаться бегством.
   Интересно, насколько это место заражено радиацией? Мне-то она, конечно, повредить не может, но все-таки? Если зрительные проявления не так сильны, то возможно, стоит опасаться скрытых?
   Я слышу шаги за моей спиной.
   - И куда дальше?
   - Здесь недалеко есть два города. Расстояние до них примерно одинаковое: около дня пути. Первый - небольшой человеческий город, откуда мы сможем отправиться в любое место земного шара. Второй - недавно открытый Город -4.
   Я награждаю его удивленным взглядом:
   - Город-4? Так близко.
   На его лице появляется горькая усмешка:
   - Если верить карте, то да. И все же советую тебе хорошенько подумать, прежде чем отправляться. Меня уж точно примут в Городе-4, но ты то некс.
   - Я же не человек, - сказала я уверенно.
   - Ты думаешь, между этими понятиями такая же большая разница? Ты не одна из нас, Ри. Как и не одна из них. Но притвориться человеком для тебя было бы проще.
   - В Городе-4 мой брат. Кроме того, я тоже хочу знать, что случилось с Аренсом.
   - А что ты будешь делать, если тебя не примут? Неужели просто уйдешь.
   - У меня не будет выбора. Если меня не примут, мне придется уйти.
   Или же меня просто устранят, как человека, нарушившего границу. Такая мысль пришла мне в голову впервые.
   Это было странно. Еще недавно я так стремилась порвать все свои связи с мутантами и жить как человек, а теперь никак не могу распрощаться со своей старой жизнью.
   - Как хочешь. Но я бы на твоем месте просто бы исчез и растворился среди людей. Попробуй начать все сначала.
   Попробуй начать все сначала. Забудь о том, кто ты.
   Эти и другие отравленные мысли проникали в мое сознание. А, может, это действительно лучший выход, пока еще кто-нибудь не погиб из-за меня? Но для начала придется переступить через себя, а это будет ой как непросто.
   - Пока предлагаю просто утроить где-нибудь здесь привал и пообедать, - миролюбиво предложил Зик. - Не знаю, как ты, но я по-настоящему устал от жизни в норе.
   Отличный совет. Пожалуй, сейчас стоит заняться именно этим. Мы съели немного. Ровно столько, чтобы утолить голод, но при этом не наестся от пуза. Сытость расслабляет, делает тебя невнимательным и излишне самоуверенным.
   Как только с трапезой было покончено, мы решили осмотреться. И я и Зик были здесь впервые, и было бы глупо не воспользоваться такой возможностью.
   В целом в городе не было ничего особенного, но для меня находиться здесь, на поверхности, - это уже что-то выходящее за рамки обычного. Все дома были заброшены и давно заросли буйной зеленью, перекошенные, с обвалившимися стенами и крышей. Разбитые. С момента, когда мы вышли из туннелей, нам не попалось на глаза ни одно живое существо, что нервировало меня, заставляло думать о какой-то опасности. Что здесь может находиться такого, что все животные и птицы поразбегались?
   Дойдя до восточной границы селения, мы уже собирались повернуть назад и отправиться в сторону Города-4, когда услышали чей-то тихий вскрик. Я тут же замерла, потянувшись за оружием, Зик застыл в нескольких шагах от меня.
   - Человек или животное? - спросил он тихо.
   - По-моему, какая-то птица, - ответила я не слишком уверенно. - Судя по всему, ее что вспугнуло.
   - Кто-то, - поправил Зик.
   Я не собиралась спорить с ним. Вместо этого я лихорадочно искала вдали того, кто вспугнул эту птицу. Слева как-то подозрительно зашуршали кусты, но это просто ветер.
   Может быть, птицу вспугнул какой-то зверь? Или мутант? А, возможно, это был кто-то из наших, так же, как и мы, покинувший Аренс. Или же...
   - Ри!
   Судорожный вскрик Зика заставил меня резко обернуться, но было уже поздно. Справа от меня мелькнула тень, слева еще две, нет три...Они двигались так быстро, что я даже не успевала следить за ними глазами, а затем один из них оказался у меня за спиной, щелкнул замок, и что-то холодное обернулось вокруг моих запястий. В этот момент я проклинала то, что была нексом, и не могла сделать хоть что-нибудь. Хотя, другой так же легко скрутил Зика, заставив его опуститься на колени. Боже мой, никогда не видела, чтобы хоть кто-то мог двигаться настолько же быстро, ни один мутант. Но они определенно были мутантами.
   Когда они замедлились до нормальной скорости, я смогла лучше рассмотреть их. Один до сих пор стоял у меня за спиной, еще двое рядом с Зиком, и четверо напротив меня. Всего семеро. На них была простая одежда: джинсы, футболки, кеды, словно они просто собрались на прогулку. Да и выглядели все как обычные люди.
   Просто из упрямства, я попыталась ударить стоявшего позади меня парня, но тот только рассмеялся и толкнул меня вперед с такой силой, что я больно ударилась коленями о землю.
   - Это было очень неразумно с твоей стороны, - послышался насмешливый голос. Но не сзади, а спереди.
   Один из четырех парней с интересом разглядывал меня. Выглядел он не на много старше меня, ему было не больше восемнадцати. Высокий, но не слишком, с короткими светлыми волосами, пребывающими в таком беспорядке, что он просто не мог быть естественным, с карими, почти янтарными глазами, красивый. Но мои глаза сразу же уставились на его сильные, жилистые руки, а точнее на небольшой нож, который парень лениво подкидывал вверх.
   Рядом с ним стоял высокий чернокожий парень с дредами и поразительно черными, лишенными белка глазами и улыбался. У третьего парня были темно-рыжие волосы с красноватым оттенком и ярко-красные глаза. Четвертой была девушка. Я заметила это только сейчас. Возможно потому, что она была такой же высокой, как и парни, длинные волосы цвета воронового крыла заплетены во множество тонких косичек, ярко-голубые глаза. Теперь я не понимала, почему приняла ее за парня. Фигура у нее была вполне женская с округлыми бедрами и грудью больше чем у меня, да и лицо было очень красивым. Рядом с ней я почувствовала себя посредственной, правда, всего на какое-то мгновение.
   - Кто вы такие и что делаете на нашей территории? - спросил блондин.
   - Мы мутанты из Аренса, - ответил Зик, глядя на него снизу вверх. Ему так и не позволили подняться.
   Стоять перед ними на коленях было унизительно, но подняться я тоже не могла, чувствуя на своем плече тяжелую ладонь.
   - А вы кто такие? - спросила я.
   - Кто мы такие? - удивленно переспросил блондин. - Мы хозяева здешних земель.
   - Да ты что. Эти земли принадлежат всем мутантам, согласно закону, принятому в Белом Доме.
   - Ты ошибаешься. Не всем, а только тем, что живут в Городе-4.
   - Нас не предупреждали о том, что из Аренса должны прийти гости, - сказала девушка.
   Блондин хмуро посмотрел на нее. Похоже, ему не нравилось, когда его перебивали.
   - В городе что-то произошло, и все жители, кроме нас исчезли, - презрительно сказал Зик. - Мы надеялись, что вы знаете что-то об этом. Поэтому и направлялись в Город-4.
   - Нет, - ответил парень, смотря на Зика с каким-то странным выражением. - Нам ничего не известно. Из Аренса не было никаких вестей уже трое суток. Но кое в чем мы все же можем вам помочь. Сейчас вы вместе с нами отправитесь в Город-4, мы не можем рисковать, отпустив вас на свободу. И пусть совет решает, что делать с вами дальше.
  

5

   Как нам "повезло". Нас все же доставят в Город-4, правда, в качестве пленников, и в наручниках. Но не могут же все мечты сбываться в один миг. Как нам сказал один из стражей (а именно так они и называли себя), отсюда до города часов шесть пути. Я в который раз подумала, как обманчиво расстояние выглядит на карте.
   Наручники были достаточно свободны, чтобы не причинять боли, не настолько, что бы их них можно было освободиться. Ноги были свободны, но я понимала, что мне не удастся удрать, какую бы отчаянную попытку я не предприняла. Меня сразу же пристрелят.
   Рядом со мной шел один из стражей, представившийся как Алан. Он был очень худым, с торчащими во все стороны коричневыми волосами и темными глазами подстреленной лани. Совершенно непонятно, а как его взяли в патруль. Но, тем не менее, оружие он держал уверенно и явно знал, что с ним нужно делать. Может, несчастный вид был своего рода естественной маскировкой?
   Зик шел впереди меня, так что я могла сколько угодно времени посвятить созерцанию его затылка, что не слишком расслабляло, если честно.
   Я уже устала идти, и ноги ныли. По гладкой поверхности или по камням я могла бы идти очень долго, но не по нервной земле, где сильно мешала высокая трава и постоянно попадающиеся поленья и пеньки. Это было для меня слишком непривычно, и потому вызывало дискомфорт. Зато стражи шли легко и уверенно, ступая практически бесшумно, в отличие от нас с Зиком.
   Судя по всему, блондин не сильно выбирал дорогу, думая только о том, чтобы добраться до города как можно скорее. Мой рюкзак теперь болтался на спине у Алана, и меня тщательно дважды обыскали, забрав все оружие. Без тяжелого рюкзака идти было легче, но мне не нравилось чувствовать себя безоружной.
   Вдруг справа мелькнула тень, и я снова увидела блондина. Но он шел не ко мне. Вместо этого он подошел к Зику и кивком головы дал понять стражу, стерегшего его, что тот может идти. Страж только кивнул и пошел вперед отряда. Казалось, никто кроме меня не заметил этого. Даже Алан продолжил идти вперед, не подняв и головы. Нас с Зиком разделяло не больше пяти шагов, но несмотря на свой острый слух, я не слышала ни слова из того, что они говорили. Наверное, они специально говорили так тихо, а слух у мутантов был острее, чем у нексов.
   Их разговор продлился минут десять, не меньше. Все это время Зик что-то рассказывал, взволновано жестикулируя связанными руками, а блондин только кивал время от времени, смотря куда-то в другую сторону.
   Я постаралась идти быстрее. Может, если мне удастся сократить разделявшее нас расстояние, я услышу хоть что-нибудь.
   - Даже не старайся, - смилостивившись, предупредил меня Алан. - Ты все равно ничего не услышишь. Никто не услышит Адама, когда он этого не хочет. У тебя нет ни единого шанса.
   Вот, значит, как его зовут. Адам. Я посмотрела на блондина, шедшего впереди меня, и внезапно почувствовала раздражение. Не такого приема я ожидала, направляясь в Город-4.
   - Что твой друг хочет от Зика?
   Алан удивленно посмотрел на меня, словно я сморозила какую-то глупость.
   - Адам не отчитывается передо мной, хотя это было бы очень даже неплохо. И он не мой друг. Адам - лидер нашей группы.
   - Вашей группы? - переспросила я. - Сколько вас всего? Только семеро?
   Алан уже собирался ответить мне, когда Адам вдруг резко повернулся ко мне.
   - Может, тебе еще стоит разболтать ей, сколько всего мутантов в городе и чем они вооружены? - спросил он недовольно. - Она может оказаться шпионкой, а ты так легко выбалтываешь ей все тайны только потому, что она симпатичная?
   - Симпатичная, значит? - усмехнулась я.
   Он оценивающе посмотрел на меня, а затем на его лице появилась самодовольная усмешка:
   - Не настолько, чтобы я стал выбалтывать тебе какие-то тайны. Было бы сложнее, если бы на твоем месте был кто-то вроде Элис, - я не знала, кто это, но перед лицом сразу же пронеслось видение красивой брюнетки, которая стояла рядом с Адамом. - Но ты не дотягиваешь до этого уровня.
   Я покраснела от злости. Парень только ухмыльнулся и тут же забыл обо мне. Алан выглядел пристыженным и больше ни на какие мои вопросы не отвечал, погрузившись в свои мысли. Я устала, и мне было скучно, а вокруг не было ничего, кроме леса. Казалось, время остановилось, и эта пытка может длиться вечно.
   Внезапно я зацепилась ногой за очередной сук, скрытый в траве, и полетела вперед. Алану удалось поймать меня до того, как я зарылась носом в землю, и он, пробормотав что-то себе под нос, вновь поставил меня на ноги.
   - В следующий раз будь осторожнее, ладно?
   - Я бы могла быть осторожнее, если бы мои руки не были скованы в наручниках.
   - Скажи спасибо, что у тебя ноги свободны.
   - Спасибо большое, - я вложила в эти слова столько сарказма, что Алан едва не подавился им, но это вовсе не освободило меня, хотя если бы я могла убивать взглядом, страж уже давно был бы мертв.
   - Быстрее, что вы там возитесь? - послышался недовольный голос сзади, и что-то острое и холодное коснулось моих лопаток.
   - Конечно, Нео, - слова, сказанные Аланом, прозвучали так, словно он извиняется, только я никак не могла понять за что.
   Алан схватил меня за локоть и силой поволок вперед, заставляя быстрее передвигать ногами. Мне уже не в первый раз показалось, что его здесь не особо любят. Мне вспомнилось, как остальные нексы относились к Шею, но я сразу же выбросила подобные мысли из головы. Ни к чему сейчас расстраивать себя еще больше.
   Поглощенная своими мыслями, я не сразу заметила, что остальные остановились. Только когда врезалась в Зика.
   - Почему мы...? - начала я, но Алан тут же закрыл мне рот шершавой ладонью.
   Остальные мутанты стояли, вслушиваясь. Вокруг было совершенно тихо, если не считать шелеста листвы и моего дыхания. Несколько мгновений спустя послышался волчий вой. Близко, ближе, чем в километре от нас. У меня по коже поползли мурашки. Те самые твари, что разорвали Шея.
   Несколько секунд спустя вой повторился, на этот раз еще ближе. Они приближаются. Теперь понятно, почему остальные стоят. Убегать от волков - настоящее безумие, проще дождаться их тут и принять бой. Остается только надеяться, что их не слишком много.
   Когда вой повторился в третий раз, стало понятно, что они вот-вот нападут на нас.
   - Пещера всего в километре от нас, Адам, - сказал мутант с дредами.
   Адам только раздраженно посмотрел на него:
   - Мы не успеем дойти туда вовремя, Кракен, и тебе известно об этом. Они преодолели два километра за минуту. Встретим их здесь.
   Нил не стал спорить, но по его лицу было видно, что он не согласен. Остальные просто ждали, стараясь лишний раз даже не двигаться. Если Адам был прав, волки уже должны были быть здесь, но я ничего не слышала. Ни воя, ни шагов.
   - Вон там, - сказал Алан, указывая куда-то за моей спиной.
   Я развернулась как раз в тот момент, когда один из волков прыгнул на стоявшего впереди всех стража, тот попытался было извернуться, но волк двигался так же быстро, как и он. А это уже было что-то из научной фантастики. В следующий миг второй волк прыгнул на Алана, прижимая того к земле. В руках у парня блеснул клинок, и волк зарычал, заваливаясь на бок. Алан рывком поднялся на ноги, бледный и весь в крови, зрачки у него были едва ли на пол лица, и я даже испугалась, не кинется ли он сейчас с ножом на меня. У парня явно был шок.
   На поляне появилось еще с десяток волков, но мне так и не удалось увидеть ни одного белого. Эти были серыми и больше походили на тех, с которыми нам довелось встретиться в Аренсе, чем на тех, что убили Шея. Впрочем, это не делало их менее опасными. Я услышала страшный крик и вой. Им все-таки удалось растерзать одного из мутантов, и теперь от того не осталось ничего, кроме нескольких костей. Волки растерзали и обглодали его меньше чем за минуту.
   Пока я отвлеклась, еще двое волков напали на Алана. Тот ушел в сторону, выставив вперед острие своего ножа, но почему-то споткнулся и растянулся на траве, едва не напоровшись на собственный нож. Волки бросились на него, но парню удалось как раз вовремя подняться на ноги и отскочить вправо, спасаясь от острых, как бритвы, клыков. Один из волков зарычал, оскалившись, и стал медленно приближаться к мутанту. Алану пришлось отступать. И вдруг второй волк, тот что до этого практически не проявлял к Алану никакого интереса, кинулся на него, парень в последний миг поднял нож и упал, приваленный тяжелой тушей убитого зверя. Я понятия не имела, жив ли он, или волк успел растерзать его, но Алан не поднимался и даже не двигался больше, а у меня появились собственные проблемы.
   Второй волк без всякого предупреждения бросился на меня, и я воспользовалась против него тем единственным, что у меня было - цепью своих наручников, боясь, что он сможет просто перекусить его, или что цепь расплавиться от его ядовитой слюны. Но этого не произошло. Волк повис на цепи, вцепившись в нее зубами, как пес вцепляется в палку, и я едва не упала вперед, потеряв равновесие. Затем он разжал пасть и отодвинулся на шаг назад, давая мне небольшую передышку. Сомневаюсь, что трюк с цепью сработает во второй раз. Думаю, волк уже понял, что нужно целиться в ноги, или же просто обойти меня сзади. В таком случае я совершенно ничего не смогу сделать, цепь была недостаточно длинной для этого. А никакого другого оружия у меня попросту не было.
   Жаль, но волка это нисколько не интересовало. Он прыгнул снова, и я распласталась на земле, пропустив его над собой, тут же снова вскакивая на ноги. Из груди вырывалось хриплое дыхание, а наручники успели до крови расцарапать руки. Волку определенно не нравилось, что добыча так долго уходит от него, поэтому он решил действовать без промедления. И, по-моему, его так же заводил запах моей крови. Сделав обманный маневр, будто бы собираясь напасть слева, он бросился влево. Я не успевала уйти и только инстинктивно выставила вперед руки, понимая, что это никак мне не поможет. Даже сейчас я не позволила себе закрыть глаза.
   Но волк так и не успел вцепиться в меня зубами, так как между нами кто-то встал, а в следующий миг зверь уже лежал на земле, дергаясь в предсмертных судорогах. Адам наклонился к нему, чтобы вытащить красный от крови нож. Я неловко поднялась на ноги, помогая себе локтями и коленями.
   Ну, теперь-то, надеюсь, они наконец-то освободят меня и дадут оружие.
   Но этого не произошло. Адам, бросив на меня быстрый взгляд, вновь исчез, так же внезапно, как и появился здесь. Ему уж точно было не до того, чтобы освободить меня.
   - Как ты, Ри? - спросил Зик, приближаясь. Его плечо было окровавлено, но больше никаких ран я не заметила.
   - Цела и невредима, - ответила я. К моему большому удивлению, так все и было.
   Сражение уже почти закончилось, а на мне ни царапинки. Даже колени не разбила, упав на землю.
   Вскоре, в живых остался всего один монстр, и Адам легко справился с ним один на один. Его волосы еще больше растрепались, брюки на правом бедре насквозь промокли от крови, а все руки были покрыты сеткой царапин, но на его лице было радостное выражение, словно это было для него неплохим развлечением.
   Две дюжины волков были мертвы, а из мутантов лишь один был убит, остальные получили только травмы разной степени тяжкости, ни одна из которых, впрочем, не была смертельной. Даже Алан, как выяснилось, не пострадал, его просто оглушило ударом.
   К моему удивлению, к нам вновь подошел Адам, выглядевший чуть более потрепанным, чем я запомнила, но не похоже было, что он озабочен этим. Точнее подошел он не к нам, а к Алану.
   - Ну что, ты снова в строю, Флейс? - насмешливо спросил он, похлопав парня по плечу.
   - Я в порядке, - кисло ответил Алан, смутившись.
   - Вот и отлично. И проследи, будь добр, чтобы заключенные все-таки предстали сегодня перед судом. Надеюсь, ты больше не собираешься терять сознание?
   - Нет, сер.
   - Не подведи меня, Флейс, - бросил он на прощание и окликнул другого мутанта.
   Так вот почему он спас меня. Чтобы я обязательно предстала перед судом. Ведет себя с нами так, словно мы какие-то преступники.
   - Тихо, Ри, - Зик положил мне руку на плечо, пытаясь успокоить. - Мутанты сейчас практически в состоянии войны с людьми, неудивительно, что они так требовательны.
   - Требовательны? - переспросила я. - Требовательными можно быть при покупке телевизора, но это просто выходит за всякие рамки. Они оставили меня без защиты, а ведь волки едва не растерзали меня.
   - Но ведь этого не случилось, - заметил он миролюбиво.
   Я сделала резкий выдох через нос, но оставила свои замечания при себе.
   - Отлично, а теперь, может, мы все-таки пойдем? Мне уже не терпится сплясать перед судьей канкан.
   - Риа...
   - Не удивлюсь, если меня приговорят к расстрелу.
   - Они не могут сделать этого. Если твой отец узнает...
   - Моего отца уже может не быть в живых, Зик, можно подумать, ты не учел такой возможности. Нам до сих пор неизвестно, что произошло в Аренсе.
   - Они могут сделать, все что угодно. Она может, если решит, что вы представляете угрозу ее мутантам, - совершенно серьезно сказал Алан.
   Мы с Зиком переглянулись.
   - Кто она? - спросила я.
   - Управляющая Города-4, кто же еще?
  

6

   Поскольку я выросла в Аресне - единственном известном мне городе, в котором жили мутанты, то я на сто процентов была уверена, что в мире не существует места прекраснее. Стоит вспомнить только величественный колонный зал, или же подземный сад, в котором любила проводить время мама. Или огромную библиотеку с полом из черного мрамора, кремово-коричневыми колоннами и несколькими десятками резных деревянных столов, большинство из которых были заняты весь день. Да много еще чего можно было вспомнить, и каждое воспоминание теплом отдавалось в моем сердце.
   Место, где я сейчас нахожусь, сильно отличается от Аренса. Самым странным для меня является то, что город построен на земле, а не под ней. По крайней мере, большая его часть. Здесь есть асфальтированные улицы и множество одно-двух этажных домов, где живут мутанты. Так же здесь есть магазины, клубы, фермы в западной части. Раньше это был человеческий город, так нам сказал Алан, но все жители были эвакуированы незадолго перед аварией, и теперь в этих местах не выжить ни одному человеку, если на нем, конечно, нет противорадиационного костюма и противогаза. Да и тому долго не продержаться.
   Этот город раньше был огромен - один из главных мегаполисов, но теперь большая его часть превратилась в руины, а мутанты отремонтировали только южную часть города, которая одна может вместить в себя всех новых жителей. Но экскурсию для нас проводить явно никто был не намерен.
   Вместо этого небольшой отряд направился к самому высокому зданию, возвышавшемуся над остальными, как гигантская скала. Мы шли по пустынным, но чистым улицам. Витрины магазинов были разбиты, а стены разрисованы краской из баллончиков, но все осколки и мусор вывезли. Я с любопытством смотрела по сторонам. Особенно меня заинтересовали жилые дома. Сначала мне показалось, что все они необитаемы, так как они были темными и неприветливыми, но потом я увидела веревку с сушащимся бельем возле одного из домов, в окне другого висели белоснежные занавески, странно контрастирующими с обшарпанными стенами и полуразрушенной крышей. А перед одним из домов вообще был небольшой, но очень ухоженный садик с розами.
   Рядом с огромным зданием было еще одно, такое же большое, но оно выглядело совершенно иначе. Если первое здание хоть и было огромным, но казалось каким-то легким и воздушным со своими колонами, прекрасными фресками и мраморной лестницей, то, другое, походило на высеченный черный столб света, спускавшийся откуда-то сверху, или же наоборот подымающийся из земли. Резкие грани, узкие высокие окна, треугольная крыша. Стены были из очень темного, почти черного камня, и мне стало не по себе, когда я проходила мимо. Никогда мне еще не доводилось видеть настолько невероятного строение, принадлежавшего, казалось, к какому-то другому веку, другому миру.
   - Это костел, - пояснил Алан, проследив за направлением моего взгляда. - Католическая церковь. Очень древняя.
   Его голос прозвучал совершенно лениво, словно это здание не вызывало у него никаких особенных эмоций.
   - Между прочим, он до сих пор функционирует, - продолжал он.- Правда, приходят туда только шестеро или семеро мутантов, но пастырь всегда рад их видеть. Ты же знаешь, что такое католицизм?
   Я кивнула головой. Мы проходили это на истории. Не только католицизм, но и другие человеческие религии: христианство, буддизм, ислам, иудаизм, протестантство и еще много разных. Люди до сих пор верят в это, правда, количество верующих в последнее время резко уменьшилось. Мутанты не признавали ни одной из этих религий, и в Аренсе не было церкви. Возможно потому, что церковь сама не признавала нас, отлучив всех мутантов. Священники считали нас нечистыми, порождениями Сатаны, демонами. Отец всегда говорил, что нет смысла верить во все это, так как священники никогда не говорят всей правды, только то, что позволит им держать свою паству в ежовых рукавицах. Я вспомнила средневековье - одни из самых кровавых столетий, крестовые походы, инквизицию, кровавые человеческие жертвоприношения североамериканских индейцев и странные обряды, проводимые на островах Тихого океана, которые нередко заканчивались каннибализмом...Нет, мне наверняка не понять, зачем людям нужно все это. Может, это доставляет им какое-то извращенное удовольствие?
   Я еще раз посмотрела на костел, удивляясь тому, какие удивительные чувства он во мне вызвал. Надо будет как-то зайти внутрь. Если, конечно, меня выпустят.
   Но стражей костел совсем не интересовал. Адам первым поднялся по мраморной лестнице, покрывшейся от времени паутиной черных трещин, и открыл огромные двери некогда великой библиотеки. Как только мы вошли внутрь, дверь тут же со скрипом закрылась.
   Внутри было темно, затхлый воздух давил на легкие, не давая нормально дышать, но все же здесь было красиво. Мраморный пол под ногами, мне показалось, что это не просто хаотично разбросанные плиты, а какой-то мозаичный рисунок, но в темноте никак не могла рассмотреть, какой именно. Солнечные лучи, преломляясь сквозь чудом уцелевшие витражи, скользили по полу разноцветными солнечными зайчиками. Но все же оставаться там мне совсем не хотелось.
   Стражи спустились по лестнице вниз на несколько пролетов, оказавшись в подземельях. Туннели, судя по виду, были такими же древними, как и библиотека, и строили их еще люди, но мутанты определенно расширили. Оказавшись под землей, я почувствовала себя чуточку лучше, будто бы снова была дома, в безопасности. Но это было не так.
   И вот теперь мы с Зиком сидели тут же, в подземелье, запертые в узкой железной клетке. Алан оставил нас тут и ушел вслед за остальными. Меня это бесило. Здесь было темно, если не считать слабой лампочки под потолком, то тухнущей, то вновь зажигающейся, и пахло пылью, словно мы были здесь первыми посетителями за много-много лет. В камере имелись две кровати, но садится на них ни у меня, ни у Зика не было никакого желания. Ровно как и вообще находится здесь.
   - Ты можешь вытащить нас отсюда? - спросила я, вцепившись руками в прутья.
   Зик постучал кулаком по клетке и несколько раз слабо подергал.
   - Могу. Это просто железо, даже без титанового напыления. Но если я сделаю это, они только уверяться в том, что мы шпионы. Лучше оставить все как есть и просто ждать.
   Просто ждать. Отличный план.
   - Твой друг прав, - послышался голос, и одновременно с этим звук приближающихся шагов. Адам и еще двое стражей по бокам от него. Его светлые волосы казались чересчур яркими под блеклым светом тюремной лампы. - Больше вам ждать не придется. Управляющая примет вас прямо сейчас.
   Я так и не решила, должно было это обрадовать меня, или наоборот огорчить. Наверное, все-таки обрадовать, что не придется томиться неизвестностью.
   Адам открыл дверь с помощью пластиковой карточки, выпуская нас. Стражники уже направились к нам, намереваясь вновь заковать, но Адам только покачал головой:
   - Оставьте их. Еще не доказано, что они преступники. У нас не человеческий суд, где нужно доказать, что ты невиновен, еще до того, как тебе вынесут первые обвинения. Они все еще наши гости, и было бы нелюбезно отправить их на встречу с Управляющей, закованными и в наручники.
   Стражники не стали возражать, но все же глаз с нас не спускали. Адам первым вышел из комнаты, даже не потрудившись удостовериться, идем ли мы за ним, Зик пошел следом, схватив меня за руку, позади бесшумно следовали наши охранники. Я обрадовалась, что у меня наконец-то были свободны руки, хотя я все еще была безоружна.
   Он вел нас по многочисленным темным коридорам, заблудиться в которых было не сложнее, чем в тех, что располагались под Аренсом. И зачем людям было строит такое? Затем Адам остановился перед огромными деревянными дверьми, высотой метров пять, не меньше. Стоявшие по бокам стражи распахнули перед ним дверь, поглядывая на нас с любопытством. Мне не понравилось, как именно они посмотрели на нас. Один из моих охранников поторопил меня, толкнув чем-то в спину. Я сделала глубокий вдох, стараясь сдержать все нарастающую злость, и шагнула вперед.
   Место, в которое мы попали, нельзя было назвать иначе, как Королевский зал. Высокие потолки, лепнина, огромные, на всю стену, цветные фрески, подвесная люстра, достигавшая метра три в диаметре. Этот зал, в отличие от всех прочих, не был тенью минувшего великолепия, он сам был великолепен. Впереди, ровно по центру стоял королевский трон, позолоченный, обитый красным бархатом и украшенный драгоценными камнями. А на троне, закинув одну ногу на другую, сидела прекрасная черноволосая женщина. Я вздрогнула, стоило мне увидеть ее лицо и удивительно темные глаза.
   Адам с уважением поклонился женщине и отошел в сторону, оставив нас с ней один на один. Было такое чувство, словно мы попали на прием к королеве. С другой стороны, она и была настоящей королевой.
   Женщина улыбнулась, сверкнув белоснежными зубами, и убрала с лица прядь черных волнистых волос:
   - Добро пожаловать в Город-4, - сказала она. Ее губы все еще были раздвинуты в улыбке, но глаза внимательно изучали нас. - И только от вас зависит, что вы найдете здесь: новый дом или смерть.
   На мгновение я забыла как дышать. До этого мне приходилось только один раз в жизни видеть ее, это случилось одиннадцать лет назад. Тогда я была совсем ребенком, но сейчас, повзрослев, испытывала перед ней все тот же почти суеверный ужас, что и тогда. И вот она снова передо мной, великая Зетва, королева всех мутантов.
  
  
  

7

   Зетва поднялась со своего трона и спустилась на три ступеньки вниз. Теперь нас разделяло не больше пяти шагов. На ней были простые черные брюки и белая рубашка с поясом, делавшие ее похожей на королеву пиратов. Она держалась очень просто, но в то же время с таким достоинством, что хотелось тут же преклонить перед ней колени. Я была неправа, у мутантов все-таки есть свое собственное божество, своя богиня, и сейчас она стоит передо мной.
   К моему удивлению, она оказалось совсем небольшого роста, даже ниже меня. Каблуков не было, только длинные сапоги на мягкой тонкой подошве, в которых она двигалась совершенно бесшумно. Длинные волнистые волосы красиво рассыпались по плечам, из-за чего тонкое лицо казалось еще более бледным, чем было на самом деле. Выглядела она лет на тридцать, больше ей дать было никак нельзя, хотя она была всего на несколько лет младше моей матери.
   - Я - Зетва, управляющая Города-4, - представилась она, чтобы соблюсти этикет. Вряд ли бы в мире нашелся хоть один мутант, который бы не узнал ее с первого взгляда. - Мои стражи нашли вас возле входа в подземные туннели. Кто вы такие, и откуда прибыли сюда?
   - Мы из Аренса, госпожа, - сказала я, стараясь подавить появившийся в городе ком. - В нашем городе что-то произошло, и мы остались единственными мутантами там, не считая нескольких дюжин волков. Мы решили направиться сюда в надежде, что вы что-то знаете о том, что там произошло.
   Зетва пристально посмотрела сначала на меня, затем на Зика.
   - Назовите ваши полные имена, - приказала она, присев на нижнюю ступеньку.
   - Зик Уильям Уэйс.
   - Риа Шенон Блейк.
   Зетва удивленно вскинула брови:
   - Блейк? Так ты дочь Джонатана Блейка? - казалось, она действительно была удивлена.
   - Да, мем. Здесь, в Городе-4, находится мой брат Джейк.
   Она кивнула:
   - Да. Лучник прислал его сюда после того, как мой сын Дрейк прибыл в Аренс.
   Теперь уже была моя очередь удивляться. Так значит мой новоиспеченный напарник - сын Зетвы? Вот это да.
   - Джанин, - обратилась Зетва к одной из мутанток, стоящей слева от трона. - Приведи сюда мистера Блейка. И сделай это как можно скорее.
   У меня появилась крошечная надежда на то, что меня все-таки не убьют.
   - Значит, - вздохнула Зетва, - вы утверждаете, что город вдруг опустел, и там не осталось никого, кроме вас двоих, это так?
   - Да, госпожа, - ответила я, переглянувшись с Зиком. - Я уснула в своей комнате, а проснувшись в полной темноте, нашла фонарь и направилась на центральную площадь. - Мой голос едва заметно дрожал, когда я говорила. - Аренс опустел, все системы вышли из строя. И я слышала чьи-то шаги.
   - Я тоже слышал шаги, - сказал Зик, улыбнувшись. - Сначала решил, что это кто-то из врагов, но неожиданно наткнулся на Ри. Мы вместе проверили все коридоры, затем контрольную рубку, комнату с припасами, оружейную и даже бункер, но нам так и не удалось никого обнаружить. Уже выходя из города, мы отбились от стаи волков и по туннелям отправились на север.
   - И больше вы не видели ничего странного?
   Мы синхронно покачали головами.
   - Проверили ли вы станцию и кабинет Лучника?
   Я застыла. Станцию? Кабинет Управляющего?
   Заговорил Зик:
   - Станция была полностью обесточена. Кто-то или что-то вывело из строя главный генератор, и все механизмы на станции встали. Ни на одной из дверей не работал электронный замок. Даже аварийное освещение не включилось. Кабинет Управляющего был совершенно пуст. Оттуда вынесли все бумаги, сейф был открыл, и внутри тоже ничего не было.
   Зетва перевела взгляд на меня:
   - Ты подтверждаешь его слова, дочь Блейка?
   А что мне еще оставалось делать? Я не была там, но с чего бы Зику лгать?
   - Да, госпожа.
   - Значит, кто-то проник в Аренс, вывел из строя главный компьютер и полностью обесточил его, а затем пропали все жители, включая моего сына. Все, кроме вас двоих. Это странно. Либо же на них что-то напало, и жители сами были вынуждены покинуть город и уничтожить его сердце, чтобы их не смогли найти. Мы уже четверо суток не получали из Аренса никаких вестей, но когда Лучник в последний раз связывался со мной, он сказал, что все в полном порядке, и никаких происшествий с того времени, как мы говорили с ним в последний раз, не было. И наш спутник не засек никого, выходящего из города за все эти дни, опять-таки, никого кроме вас двоих. - внезапно Зетва изящно изогнула левую бровь, посмотрев на меня. - Я несколько раз была в Аренсе, почему тогда я совсем не помню тебя, Риа Блейк?
   Я улыбнулась, вдруг совершенно перестав бояться за свою жизнь.
   - Я шестнадцать лет прожила в Аренсе, почему тогда я ни разу не слышала о Городе-4, пока не познакомилась с Дрейком? Я помню ваш последний визит к нам, мне тогда было пять, но я хорошо помню вас. После того, как вы покинули нас, большинство было уверено в том, что вы отравились в один из человеческих городов. О Городе-4 знали только самые доверенные люди Управляющего, почему? Разве мутанты не должны держаться вместе?
   Почему-то всегда, когда страх отступал, я становилась чересчур дерзкой. Из крайности в крайность. Хотя вовсе не была уверена, что такое поведение безопасно для меня.
   - Мы заняли эту рухлядь всего четыре города назад. Именно тогда мы стали приспосабливать его под себя. До этого здесь были только обломки и кучи мусора. К тому же мы не так хорошо защищены, как Аренс. Большая часть города находится на земле, а не под защитой камня. Люди не должны были знать наверняка о существовании Города-4. Это второй, а на сегодняшний день - единственный обитаемый город мутантов. И я опасаюсь, чтобы то, или те, кто напали на Аренс, не сделали то же с моим городом. Я ответила на твои вопросы, девочка?
   - Да, госпожа.
   Хоть голос Зетвы и звучал спокойно, но я поспешила умерить свой пыл и говорить с ней в более почтительной манере.
   - Хоть вы и не помните меня, но должны помнить моего...моего бывшего напарника. Шея Герондейла.
   Зетва кивнула, на ее бесстрастном лице появилась какая-то теплая эмоция.
   - Шей. Да я помню этого мальчика. Но почему ты сказала "бывший"?
   Ох, как нелегко мне было произносить эти слова.
   - Потому что Шей погиб несколько месяцев назад. Во время задания. Моим новым напарником Управляющий назначил Дрейка.
   Не знаю, была ли королева удивлена этим моим заявлением, но на ее лице ничего не отразилось. Зато Адам точно был удивлен. Он стоял рядом со мной, и я заметила, как он напрягся.
   Мне показалось, что Зетва хотела задать мне еще один вопрос, но в следующий миг двери отворились, и вошли Джанин и Джейк.
   Брат поклонился Зетве и вышел вперед, когда она кивнула ему. Увидев меня, глаза Джейка расширились.
   - Знаешь ли ты этих двоих, Джейк?
   - Да, госпожа. Это моя сестра, Риа, и еще один новичок, Зик. Я был его тренером. Кроме того Лучник назначил его защитником своей дочери.
   - Благодарю тебя, Блейк. Твои показание были для нас чрезвычайно полезны, - усмехнулась она. В ее голосе прозвучали слабые нотки веселья. Затем она снова повернулась к нам. - У меня нет никаких оснований сомневаться в вас. Но все я должна совершить проверку. Готовы ли вы открыть мне свои мысли, чтобы я могла удостовериться в том, что все сказанное вами - правда?
   Я кивнула, Зик спустя несколько минут тоже.
   - Отлично. Сын, займись этим.
   - Конечно, - ответил Адам, и я удивленно повернулась к нему.
   Сын? Неужели он брат Дрейка? Просто удивительно. У Адама светлые волосы, светлая кожа и светлые глаза. Зетва брюнетка, и ее муж, насколько я знаю, тоже. Наверное, он для них неродной сын.
   Адам встал напротив нас.
   - Если вы не будете пытаться закрываться от меня, я не причиню вам боли, - предупредил он. - Это займет не больше минуты.
   Мне совсем не хотелось, чтобы кто-то копался у меня в голове, пусть даже это будет такой красавчик, как Адам. Но выбора у меня не было.
   - Кто будет первым?
   - Я, - сказал Зик, улыбнувшись мне.
   Джентльмен, думает, что мне будет легче, если он вызовется первым. Но мне действительно стало немного легче.
   Адам равнодушно пожал плечами, словно для него было совершенно все равно, кого проверять. Он не сделал ничего особенного, только пристально посмотрел на Зика. Мой товарищ сразу же перестал улыбаться, а затем, издав тяжелый вздох, осел на колени, принявшись тяжело дышать. У него по лицу стекал пот.
   - Я предупредил, чтобы ты не ставил никакой защиты, - холодно сказал Адам. - Ты не послушался, и кому от этого стало хуже?
   Зик поднял глаза и с ненавистью посмотрел на него.
   - Я уже узнал все, что нужно, - полностью проигнорировав его, продолжал Адам, обращаясь к Зетве. - Он сказал правду. Я не нашел у него в памяти ничего примечательного, ничего такого, чтобы выглядело подозрительно.
   - Хорошо, - кивнула Зетва. - Теперь девчонка.
   Адам посмотрел на меня. Его глаза были совершенно серьезны. Сейчас радужка стала золотистой, зато зрачок увеличился чуть ли не вдвое.
   - Надеюсь, ты не повторишь ошибок своего друга?
   Я покачала головой, расслабляясь. Я видела, как быстро он расправился с Зиком. Силен, слишком силен, чтобы я могла с ним соревноваться в этом.
   Со мной это было уже не в первый раз. В моей голове уже капались и ни раз, пока я проходила подготовку. Когда кто-то пытался вторгнуться в мои мысли, я обычно начинала читать про себя стихи, или же на ходу придумывать собственные, потому что в таком случае это занимает мозг еще больше. Но сейчас я просто расслабилась, позволив ему проскользнуть в мою голову. Прикосновение его разума было совсем легким, едва ощутимым, как луч света в хорошо освещенной комнате. Я даже не чувствовала обычной щекотки в голове. Что говорить, в этом Адам настоящий профессионал.
   - Все, - удовлетворенно сказал он, качнув головой, словно стряхивая мои воспоминания. - Она безопасна для нас. Я не нашел в ее голове ничего интересного, за исключением того, что она до сих пор некс.
   За моей спиной прошелся громкий шепот. Ну, спасибо тебе большое, Адам.
   - Некс? - удивилась Зетва. - Разве тебе еще нет шестнадцати?
   - Мне уже больше чем шестнадцать, - ответила я. - Но это так. Я до сих пор некс. Компьютер не смог определить мою специализацию.
   - Это город мутантов, а ты практически человек, - скептически проговорила Зетва. - Сможешь ли ты жить в наших условиях?
   - Я больше шестнадцати лет прожила в Аренсе, где радиационный фон не меньше, чем здесь. Я прошла полную программу подготовки вместе с остальными мутантами своего возраста. Неоднократно выходила на охоту, участвовала в миссиях группы А, а затем была тренером для младших нексов. Управляющий доверял мне и разрешил остаться, а не прогнал в человеческий мир. Я потеряла связь со своими родителями, и почти всеми, кого знала. Неужели теперь вы хотите лишить меня того, что у меня осталось?
   Несколько секунд мы просто смотрели друг другу в глаза, затем Зетва качнула головой и проговорила:
   - Зик Уильям Уэйс, Риа Шенон Блейк, вы можете остаться в Городе-4, если согласитесь выполнять все мои распоряжения, как и остальные мутанты города. В ближайшее время мы подберем для вас работу. У нас никто не бездельничает. А пока можете идти. Джейк, займешься ими.
   - Да, госпожа, - мне показалось, что Джейк наконец-то вздохнул с облегчением. Да и я смогла выдохнуть.
   - Зик, погоди.
   Зик вновь повернулся к Зетве, не понимая, чего еще ей от него нужно.
   - Да?
   - Адам, ты говорил, что тебе нужен еще один страж. Почему бы не взять его? Знаю, что он не в форме, но ведь его можно и поднатаскать.
   Почему она говорит о нем так, словно Зик - собака? Не в форме? Да Зик один из самых крутых новичков Аренса. Хотя, вспомнив о том, как быстро ее стражи нас отделали, я не могла не согласиться с ней.
   Адам с сомнением посмотрел на Зика, затем снова на мать. Похоже ее предложение не вызывало у него никакого энтузиазма.
   - Хорошо, - наконец сказал он. - Я выделю кого-нибудь, чтобы подучили его.
   - А мне тоже можно? - неожиданно для себя спросила я, понимая, как глупо это звучит.
   Адам усмехнулся. Как странно они смотрелись вместе. Даже не скажешь, что мать и сын. Дайва выглядела чуть старше него. Я бы в жизни не поверила даже в то, что они родственники. Совершенно непохожи. Хотя, если присмотреться...Я уверена, если бы волосы у него были чуть длиннее, они бы тоже начали слегка виться, да и было еще что-то неуловимое в чертах его лица, в разрезе глаз. Сын был почти на две головы выше матери, к тому же блондин, да и глаза у них совершенно разные. У нее раскосые, очень темные, даже хитрые, а у него янтарные с золотистыми крапинками.
   На какое-то мгновение я залюбовалась им, но это разрушилось, как только он заговорил:
   - Нет. Она слабая, к тому же некс. Ей просто не справиться с такой работой. Подыщи для нее что-нибудь полегче.
   Словно пощечину влепил. Я была уверена, что в этот момент у меня на скулах выступили огромные красные пятна.
   - Нет, - сказала я так же строго, как и он. - Я смогу справится с этой работой.
   Никому не позволю сомневаться в себе.
   Зетва смерила меня тяжелым взглядом, но затем ее лицо разгладилось, а затем вспыхнуло довольной улыбкой:
   - Что ж. Я ничего не имею против, - начала она, а я обрадовалась. - Ты напоминаешь мне, какой я была в твоем возрасте. - Я заставила себя сдержать самодовольную улыбку. - Но, за патрулирование ответственный мой сын, и именно ему решать. Если ты сумеешь убедить его, вступишь в патруль, если нет, придется тебе найти другую работу.
   От радости не осталось ни следа. Ее просто растоптали, вдавили в грязь, вместе с моей гордостью. Я посмотрела в лицо Адаму и совершенно точно поняла, что он не изменит своего решения.
   - А теперь, все вон. Вы и так забрали у меня слишком много времени. Не выношу длительных разборок.
   Зик схватил меня за локоть и едва ли не силой выволок из зала. Рядом с нами оказался Джейк, а еще Алан.
   - Как ты, сестричка? - Джейк заключил меня в объятия, и я поняла, что действительно очень рада его видеть. Затем брат отстранился с таким лицом, словно меня сейчас ждет выговор. - А теперь скажи мне, какого черта ты полезла в этот патруль?
   Зик рассмеялся, а я ткнула его локтем в бок.
   - А чем еще мне заниматься? Устроиться на кухню чистить картошку? Или же в прачечную? Я шестнадцать лет провела под землей, и вот у меня наконец-то появился шанс узнать, какого жизнь на поверхности...Только не говори мне снова, как это опасно, - взмолилась я.
   - Мне не придется ничего говорить. Адам тебе уже все сказал, разве нет?
   Напоминать об этом было очень некрасиво с его стороны.
   - Отведите меня к нему, - потребовала я.
   - Что?
   - Отведите меня к этому парню, и пусть повторит мне еще раз свои доводы.
   - Ты что мазохистка? - поинтересовался Алан.
   - Хорошо, - кивнул Джейк.
   - Что? - в один голос спросили Зик и Алан.
   - Алан, отведи ее к Адаму, и пусть она убедится еще раз, раз уж не понимает по-нормальному. Сейчас же, - повторил он, видя, что Алан собирается возразить ему.
   Алан только махнул рукой:
   - Ладно, пойдем Ри.
   Я наградила брата уничтожающим взглядом и направилась следом за Аланом. Интересно, когда это он из плохого тюремщика превратился в хорошего парня? Впрочем, это не так и важно.
   Алан шел вперед, легко ориентируясь в подземных туннелях, а я пыталась запоминать дорогу, что, впрочем, давалось мне с большим трудом.
   - Зря ты идешь туда, - предупредил Алан. - Мистер Совершенство не из тех, кто меняет свое решение.
   - Мистер Совершенство? - повторила я, взглянув на Алана.
   Похоже Алан смутился, что сболтнул лишнего.
   - Ну он...эээ...
   - Да ладно тебе, я и так все понимаю, - великодушно заявила я. - Так они с Дрейком братья? Никогда бы не сказала.
   - Они сводные братья. Адам - родной сын Зетвы и Эванжера, а Дрейк - приемный. Зетва усыновила его, когда парню было всего несколько месяцев, и выросли они действительно как братья.
   - Я бы сказала, что все обстоит как раз иначе. Ну, Адам не сильно похож на родителей.
   - Адам похож сам на себя, - проговорил Алан, по голосу было понятно, что он не очень-то любит "мистера совершенство". - В детстве он был темненький, черноглазый, а затем резко изменился после того, как перестал быть нексом. Никто толком не знает, почему так произошло. Но характер легче у него от этого точно не стал. А вот мы и пришли.
   Алан остановился перед одной из дверей. Этот коридор более всего походил на один из наших коридоров. Металлический, стены выкрашены в светло-серый цвет.
   - Надеюсь, он меня не съест? - попыталась пошутить я, но прозвучало совсем не смешно. Честно говоря, мне было жутко от мысли вновь столкнуться с ним, тем более один на один.
   - Вперед, Ри, он уже ужинал сегодня. Наш граф Дракула питается хорошенькими девочками только на рассвете.
   Мне сразу же вспомнились слова, которые Адам сказал тогда в лесу. "Ты не дотягиваешь до ее уровня". Злость придала мне смелости, и я постучала в дверь. Никакого ответа. Я попробовала снова, но с тем же результатом. Его здесь не было.
   Где-то в глубине души частица меня вздохнула с облегчением. Или это был Алан?
   - Ну, все, пошли, - засуетился Алан. - Все равно его здесь нет.
   - Кого здесь нет? - поинтересовался кто-то у меня за спиной.
   Я развернулась, едва не столкнувшись с Адамом. На его лице все еще сияла улыбка, словно ему только что рассказали отпадную шутку.
   - Тебя нет, - сказал Алан, отступая. - Ну ладно, Ри. Я подожду тебя за углом.
   - Предатель, - прошептала я одними губами.
   Алан только помахал мне ручкой и дезертировал с поля боя.
   - Так что там у нас с хорошенькими девочками, которых мне должны были подать на ужин? С завтраком я сегодня точно пролетел. - поинтересовался Адам, довольно усмехаясь.
   - Знать не знаю ни про каких девочек, - заявила я, надеясь, что щеки не покраснели. - Я хочу стать стражем, - сказала я прямо.
   - И что? Много ли чего ты хочешь. Я уже сказал тебе: ты не годишься для этой работы.
   - Но Зика ведь взяли...
   - Зик - мутант, а ты - нет, - сказал он резко. Улыбка сошла с его лица, а глаза стали холодными и темными.
   - Я докажу, что смогу с этим справится не хуже Зика.
   - Интересно как?
   - Просто дай мне шанс.
   Он рассмеялся.
   - На твоем месте я был бы благодарен за то, что тебя вообще не выкинули отсюда. Для некса у тебя чересчур большие аппетиты.
   Злость сменилась обидой. У меня не было еще настолько неудачного года, как этот. Неужели я заслужила все это?
   - Эй, только слез мне здесь не хватало. Это явно не лучший способ доказать мне, что ты хороший боец.
   Я провела тыльной стороной руки по глазам, с удивлением отметив, что действительно плачу.
   У меня не было ни единственного шанса, но я все-таки подняла глаза и посмотрела на него.
   - Всего один шанс, - повторила я, вложив в эту фразу все свое желание, и чуть было не добавила "пожалуйста", но вовремя отдернула себя.
   - Тебе пора, некс, - сказал он, зевнув. - Я устал, и у меня нет никакого желания торчать всю ночь в этом коридоре с тобой.
   - Спокойной ночи, - выдохнула я, оправившись искать Алана.
   Я уже почти дошла до конца коридора, когда меня остановил его голос:
   - Вот что, некс, - он говорил тяжело, будто бы ему приходилось клещами вытягивать из себя каждое слово. - Вот как мы поступим. Я даю тебе время до завтрашнего утра, чтобы найти себе тренера. У нас всего двадцать три стража, то есть без меня двадцать два. Если хоть один из них согласиться возиться с тобой, я дам тебе шанс. Не думай, что я сразу же приму тебя в команду. Сначала тебе придется доказать, что ты чего-то да стоишь. Жду тебя здесь завтра в восемь утра. А теперь, будь добра, оставь меня в покое.
   Мне захотелось хотя бы поблагодарить его, но стоило мне взглянуть в его лицо, как вся радость вмиг исчезла. У него было такое выражение лица, словно он уже жалеет о своем решении.
   - Если ты не уйдешь отсюда через пять секунд, я могу передумать, - предупредил он.
   - Спасибо, Адам.
   Он вздрогнул, услышав свое имя, но я развернулась и едва ли не бегом бросилась прочь еще до того, как он успел сказать что-то еще.
   Это, конечно, не то, чего я хотела, но, по крайней мере, и не полный провал.
  
  

8

   - До завтрашнего утра? - спросил Алан. - Это было все равно, что просто сказать тебе "нет", и этот парень знает об этом, поверь мне. Всегда знал, что он жестокий.
   - Но он все же не сказал "нет", - улыбнулась я.
   - Но, скажи мне, где ты найдешь за несколько часов стража, который согласиться стать твоим тренером? - я улыбнулась еще шире. - О, нет, Ри, нет! Я ни за что не возьмусь за это. У меня и так хватает неприятностей.
   - Ну, пожалуйста, Алан, - взмолилась я, зная, что в данном случае это подействует как надо.
   - Нет, Риа. Я самый неудачливый из всех стражей. Ты хочешь, чтобы надо мной все смеялись? Хотя они и так смеются...Все равно нет.
   - Но если ты обучишь меня как надо, остальные перестанут издеваться над тобой, вот увидишь. Я не подведу тебя, Алан.
   - Риа.
   - Алан.
   - Нет, Риа.
   - Алан. Ты хочешь, чтобы я встала перед тобой на колени?
   - Нет, конечно, Ри. Это тебе не поможет...
   - Но я все равно встану, - упрямо сказала я, опускаясь перед ним на колени. У меня редко слова расходятся с делом. Проблема скорее в том, что дела у меня иногда опережают мысли.
   Алан издал тяжелый вздох:
   - Ну ладно. Я попробую.
   Я тут же вскочила на ноги, поцеловав его в щеку:
   - Я обожаю тебя, Алан.
   Он кисло посмотрел на меня:
   - И именно поэтому я сейчас уверен, что совершил самую большую ошибку в своей жизни.
  

****

   Я притащила Алана даже раньше срока.
   Меня поселили в комнате с девушкой-мутантом по имени Мадлен, ну или Меди, как она представилась мне. Она была невысокой, чуть полноватой и очень загорелой, с темно-зелеными, практически изумрудными глазами и золотисто-каштановыми волосами. В целом, она отнеслась ко мне неплохо, и даже не стала закатывать истерик.
   Наша комната была небольшой, но места на двоих вполне хватало. Главное, тут была кровать и личная ванная. Больше ничего мне было не надо. Ну ладно, еще музыкальный плеер.
   Когда без двадцати восемь я принялась барабанить в дверь Алана, прохожие мутанты смотрели на меня с нескрываемым любопытством. Видимо, нечасто красивые девушки заглядывали в комнату к Алану. Если там вообще побывала хотя бы одна.
   Он открыл мне дверь, бледный, заспанный, с темными мешками под глазами.
   - Чего тебе, Ри?
   - Адам ждет нас.
   - Адам еще спит, - зевая, проворчал Алан и закрыл дверь прямо перед моим лицом.
   Прошло всего несколько минут, как дверь открылась вновь, пропуская своего хозяина, на этот раз одетого, обутого и почти причесанного. Волосы все равно торчали у него на голове в разные стороны, как у пугала, но я решила не говорить ему об этом. И без того было похоже, что парень сейчас просто сбежит. Ну уж нет, я не собиралась упускать свой последний шанс.
   Через минут пять мы уже стояли у двери Мистера Совершенства. Я постучала несколько раз, но мне так никто и не открыл.
   - Я же тебе говорил, - сказал Алан, в очередной раз зевая.
   На часах 7.50
   Изнывая от нетерпения, я постучала еще раз, даже не думая о том, что мне могут открыть. Наверное, Алан прав, и Адам еще спит.
   Но дверь открылась. Я приготовилась увидеть сонного несчастного Адама в помятой пижаме (ну или без, смотря в чем он спит), но дело обстояло гораздо-гораздо хуже. На пороге стоял вполне себе бодрый Адам в одних спортивных брюках, с мокрыми после душа волосами. Я изо всех сил старалась не смотреть на его накаченный торс и то, как по нему медленно скатываются капли воды. Закрыв от удивления рот, я почему-то так и не смогла его открыть, чтобы пробормотать что-то вроде приветствия, и просто стояла, как дура, и пялилась на него.
   Адам тоже пялился. Но не на меня, а на стоящего рядом со мной парня. Вот это да. Казалось, сначала он не мог поверить в то, что видит перед собой именно Алана, а затем начал смеяться. Причем так, что мне против воли, захотелось смеяться вместе с ним.
   Сделав глубокий вдох, я произнесла:
   - Ты хотел, чтобы я нашла добровольца, я его нашла.
   Успокоившись, он с улыбкой посмотрел на меня:
   - То есть, ты действительно хочешь, чтобы Флейс был твоим тренером? Боюсь, с таким уровнем тебе ни за что не попасть в команду.
   Я смерила его ледяным взглядом:
   - Ты дал мне всего несколько часов, чтобы найти кого-то.
   Он снова посмотрел на меня. На этот раз совершенно серьезно.
   - Хорошо. Посмотрим, чему Флейс сможет тебя научить. Зетва дала Зику две недели, значит, у тебя времени столько же. Но, предупреждаю сразу, тебе не позволят все время посвятить тренировкам. С сегодняшнего дня ты так же поступаешь в распоряжение Меди и будешь помогать ей во всем, в чем она скажет. Надеюсь, на этом все?
   - Да, - кивнула я и пошла.
   Алан последовал за мной.
   - Почему они так не любят тебя? - спросила я, когда мы отошли на достаточное расстояние.
   - Потому что они - снобы, - ответил парень, нахмурившись. - Разве этого не достаточно?
   Я вспомнила, как Зик и остальные издевались над Шеем. Да что там, как я сама издевалась над такими, как Алан. Вот только теперь я сама поменялась местами со всеми теми, кого раньше одной фразой или жестом могла унизить, и поняла, что это такое: быть неудачником. Быть вечным нексом.
   - Я не был самым сильным в группе, - продолжал он. - Никогда. Все физические упражнения, которые всем давались легко, мне вообще не давались, и мне приходилось очень много работать, чтобы не отставать от остальных. Да еще и моя внешность...Меня всегда считали ботаником.
   - Как тогда тебе удалось войти в патруль? - спросила я, не глядя на него.
   - Последнее испытание я прошел лучше всех остальных. Почти так же хорошо, как Адам. Из нашей группы тогда в стражи вошли только четверо: я, Адам, Джейс и Джордан.
   - Вы с Адамом учились в одной группе? А Дрейк?
   - Дрейк почти на год старше Адама. К тому же он никогда не рвался в патруль. Сразу же после его девятнадцатилетия его отправили к вам в Аренс. Да и отношения у них с братом в последнее время особо не складывались. Уж не знаю, в чем у них там дело было, но однажды они чуть не подрались, всерьез причем. Видела бы ты, как мы тогда их разнимали.
   - Ладно, Алан. Я сейчас вернусь к Меди и узнаю, что именно от меня требуется, а как только закончу сразу же к тебе. Ты ведь сегодня не занят?
   - Те, кто входит в патруль, не выполняет никакой дополнительной работы, ну разве что по желанию. Зато и дежурства у нас длятся по пять-шесть дней, но и отдыха дня три-четыре теперь будет. И еще, Ри, - Алан выдал такую обворожительную улыбку, что я даже не ожидала, что он способен на нечто подобное. - Удачи тебе.
   - Спасибо, Алан.
   Когда я вернулась в свою комнату, Меди уже ждала меня. Несколько минут она щебетала о том, как хорошо живется в Городе-4, а затем пропела мне целую лекцию на тему "Здесь никто не бездельничает, и все должны работать одинаково ради общего блага".
   После этого она проводила меня в прачечную, где я должна была провести три часа. Стирать руками не приходилось, а только загружать грязное белье в машинку и засыпать порошок, а затем вынимать уже чистое и отправлять его в гладильную машину. Так же была целая проблема с пятнадцати совершенно одинаковыми баночками, которые отличались разве что цифрами на крышках: несколько разных видов порошков, три отбеливателя для разных типов ткани, пятновыводитель и еще какая-то дрянь. Один раз я до того заработалась, что сняла крышки с двух банок одновременно и потому долго не могла понять, что из них что.
   Когда моя смена в прачечной закончилась, я была вымотана до предела, вся вспотела, пропахлась моющими средствами, а руки от порошка жутко пекли и чесались, как от аллергии. Но я терпеливо выносила все эти мучения, даже рта ни разу не раскрыв. В паре со мной работала смешная девчонка лет тринадцати, жутко худая, с выступающими лопатками и длинной тонюсенькой косичкой, откликающаяся на толи-имя-толи-кличку - Утенок. У нее правда нос по форме напоминал утиный, и всю нашу смену она весело щебетала, за что я ей была благодарна. Она даже не требовала от меня участия в беседе, ей хватало и того, что я иногда слушала ее.
   Закончив, я поплелась в душ и долго стояла там под сильным напором воды, пока с меня не смылся этот мерзкий запах порошка. Тогда переоделась в чистую одежду, пришедшуюся мне почти в пору, собрала волосы в высокий хвост и пошла искать Алана.
   Я все никак не могла понять, как стражи умудряются двигаться так быстро. На что Алан ответил, что так могут практически все мутанты, нужно только развить в себе эти способности. Попадались, конечно, некоторые уникумы, которые не могли освоить эту технику, но их точно не брали в стражи. Мой тренер примерно часа два потратил на то, чтобы познакомить меня с теорией. К несчастью, я относилась к тем людям, которые теорию не воспринимают в принципе. Как говорил Ричард: только лобовое столкновение с практикой. С каких это пор я стала цитировать Ричарда?
   - Давай еще раз, - кажется, в сотый раз повторил Алан.
   Я сделала серию из глубоких вдохов и выдохов, а затем представила, что прозрачная и невесомая, как туман, как воздух. Что я могла быть всюду, где только захочу. Что и я есть всюду. Одно целое с природой и окружающей меня энергией. Поэтому я могу передвигаться так быстро, как энергия.
   - Готова? - снова спросил Алан.
   - Да.
   - Точно готова?
   - Да.
   Алан сделал шаг назад, а затем буквально исчез, растворился в воздухе. Но я то теперь знала, в чем дело. Просто он двигается так быстро, что мое зрение не успевает за ним. Вдруг, совершенно неожиданно для меня, он вынырнул справа, готовясь нанести мне удар в живот. Я видела, откуда должен выйти удар, знала, куда он должен был прийти, но все равно не успевала, не только поставить блок, но и просто отскочить в сторону. Кулак Алана с силой врезался в мой живот. Я попыталась вдохнуть, но смогла только забулькать, опустилась на колени и принялась судорожно пытаться сделать вдох.
   Это никуда не годиться. Он ведь всего один. И это только один удар, а я уже дышу, как выброшенная на берег рыба, и не могу даже пошевелиться.
   Радуясь, что мне, наконец, удалось вдохнуть, я перевернулась на спину, прижав руки к груди, а затем подтянула под себя колени.
   Даже страшно подумать, что сделают со мной другие стражи.
   Как отделает меня Адам.
   - Поднимайся, - говорит Алан.
   И я поднимаюсь, медленно и неуклюже.
   - Ты готова, Ри?
   - Готова.
   А затем все повторятся снова. Я снова на полу и снова судорожно хватаю воздух, но поднимаюсь, как только он говорит, и снова начинаю дышать.
   Некоторые люди могут понять истину только после того, как будет сломлено их тело.
   Сначала нужно уничтожить в себе лень и страх, и только потом узнать просветление.
   Кому-то это дается так же легко, как дыхание.
   А кому-то приходится преодолевать чудовищную боль.
   Наконец, наступает такой момент, когда я уже не могу подняться. Тогда Алан приседает на корточки рядом со мной, чтобы положить мне на лоб мокрую тряпку. Это приносит мне слабое облегчение, но я все равно радуюсь. Затем парень помогает мне подняться. Сначала я могу только сидеть и лишь затем встать. Меня качает так, словно я перебрала на одном из наших немногочисленных праздников.
   Я не привыкла, чтобы было так трудно. Я же все-таки Риа, та самая Ри, которой все дается легко и просто, как воздух. Так было всегда, но теперь я чувствую себя сломанной, совершенно разбитой и ни на что не годной.
   Вот какого быть нексом.
   Это мое проклятие.
   И моя боль.
   - Я не знаю, Ри. Может быть, некса вообще нельзя научить этому, - лицо Алана выражает страдание. Я знаю, что ему совсем не нравится избивать меня, но ведь я сама просила его именно об этом. - У нас учится "скорости" начинают только те, кто уже открыл для себя силу и научился контролировать ее. Что если все это напрасно?
   - Я должна попробовать, Алан. Это все, что мне остается. Пробовать. Снова и снова. Я не хочу становиться прачкой или еще кем-то в этом духе.
   - Тебе не обязательно становиться прачкой. Здесь много других работ.
   Я поднимаю голову, чтобы увидеть его глаза:
   - Много, - киваю я. - Но моя только одна. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы получить ее. По крайней мере, никто не сможет упрекнуть меня в том, что я не пыталась.
   Когда я дошла до своей комнаты и показалась на глаза своей соседке, та едва не упала в обморок. И да, я знаю, в чем дело. Все мое тело покрыто синяками. Некоторые из них еще черные, а те, что поменьше, уже успели приобрести поганый фиолетово-желтый оттенок начавшего гнить банана.
   Хотя, кое в чем мне все-таки везет. Меди - целитель. И хотя она не понимает мое увлечение "боевыми искусствами", все же сжалилась надо мной, и подлечила мои раны.
   Той, самой первой ночью, я могла спать только на спине, так как там было меньше синяков. Вставив в уши наушники, я включила кое- что легкое, как раз под настроение. Что-то из Slipknot. Даже название группы показалось мне довольно символичным "удавка". Засыпая под нежные звуки "snuff" - одной из моих самых любимых песен этой группы, я медленно опустила веки, и у меня перед глазами совершенно самовольно всплыло лицо Шея. Сегодня я настолько устала, что его лицо не столько огорчило меня, сколько обрадовало. Можно было притвориться, что он сейчас находится рядом со мной.

9

   Проснувшись утром, я испытала шок, увидев склонившееся надо мной девичье лицо. Просыпаясь каждое утро в течение большой половины своей жизни, обычно я видела лицо парня, но чтобы девушки...
   Затем до меня дошло, что: а) эта девушка - Меди; б) Меди - моя соседка по комнате; в) она трясет меня за плечо.
   - Что? - испуганно спросила я. - Что случилось?
   Меди потребовалось еще несколько мгновений, чтобы понять, что я проснулась, и только тогда она отпустила меня и отошла на несколько шагов назад:
   - Тебе приснился кошмар. Ты так кричала, - проговорила она. Ее лицо выражало истинное беспокойство за меня.
   Это, конечно же, было приятно, но я никак не могла понять, о чем это она говорит. Мне определенно что-то снилось, но вот что именно, я никак не могла вспомнить. Как только я проснулась, мне казалось, что эта ниточка совсем близко, нужно только потянуть за нее, и я тут же все вспомню. Но потом меня отвлекла Меди, и я забыла. Наверное, я действительно кричала, но горло у меня совершенно не болит, да оно даже не пересохло. А в голове отсутствует та нестерпимая, какая-то грязная боль, которая сопровождает меня первые десять-пятнадцать минут после кошмара, а иногда и весь день. Мне не удалось выудить из своей головы никаких сведений о том, что же мне все-таки снилось. Это могло быть что угодно: начиная от розовых слоников, заканчивая тем, кто я бензопилой отпиливаю голову Ричарда, чтобы сварить из него суп (такое мне тоже снилось несколько раз).
   - Я говорила во сне? - спросила я, зная за собой эту дурацкую черту. Шей всегда говорил, что я говорю во сне, когда сильно расстроена или очень устала.
   Меди энергично покачала головой.
   - Вот что, - уже деловито сказала она. - Раз ты все равно больше не сможешь уснуть, отправляйся в душ, а затем тебя ждет работа.
   - Где на этот раз? - спросила я, не желая даже подниматься с кровати.
   - Сегодня будешь помогать мне на плантации. Три часа там, а потом поможем Лили с посудой на площадке.
   - Надеюсь, прачечной больше не будет.
   - Сегодня?
   - Никогда.
   - Без прачечной мы бы ходили грязные, как свиньи, - возразила Меди.
   - Зато с прачечной у меня руки скоро порозовеют, как у свиньи, - пробормотала я.
   Меди хрюкнула от смеха, подтверждая, до чего доводит прачечная приличных людей.
   Раньше мне никогда не приходилось работать на плантации, да и вообще все мое общение с природой сводилось к нескольким вылазкам за дичью. Оказалось, что она была огромной. Действительно огромной. Все, что я видела вокруг, - поле: зеленое, желтое, горчичное и даже красное.
   Нам отвели небольшую площадку примерно метров пятьдесят в длину, где росли какие-то крошечные растения с острыми зелеными листьями. Впрочем, они были почти невидны из-за густо разросшихся сорняков.
   - Что это? - спросила я.
   - Огурцы, - ответила Меди, не поднимая головы.
   - Огурцы?
   - Ростки только взошли, - терпеливо сказала она. - После их придется подвязать к палкам, - девушка подняла голову, чтобы посмотреть, как продвигалась моя работа. Вряд ли она осталась довольна. - Пропалывать надо тщательнее. Пропустишь хоть один сорняк, и он разрастется так, что придется все начинать заново.
   - Конечно, - вздохнула я, изо всех сил потянув очередной сорняк, похожий на миниатюрную елочку. Корень у него в несколько раз превышал длину самого растения.
   Прополка тянулась очень медленно и очень нудно. Многие женщины и мужчины, работающие по соседству с нами, работали стоя, нагибаясь вниз. Но для меня это было уже слишком, поэтому я просто села коленями в землю, дергая эти ненавистные растения. В жизни мне еще не приходилось заниматься такой плебейской работой. В Аренсе нексы-воины занимались только тренировками, а приходя в город после задания, могли позволить себе ничего не делать, но здесь я стала одной из работниц.
   Три часа уже прошли, а два метра грядки все еще остались заросшими, поэтому нам пришлось задержаться. Я не стала жаловаться, хотя спина болела просто жутко, и все тело ломило после вчерашней тренировки с Аланом.
   - Вот и все, - радостно сказала Меди, с любовью глядя на свою работу.
   Я буркнула что-то, поднялась с колен и принялась растирать затекшие ноги. Смотреть на чертову грядку мне точно не хотелось.
   К несчастью, на этом мои мучения не окончились. Как и сказала Меди, после прополки нам необходимо было вернуться на поле и помочь Лили. Я подумала, что теперь мы пойдем на кухню, но вместо этого Меди обошла поле, здороваясь со все еще работающими мутантами (хотя большинство из них уже ушли, закончив свою смену), обошла его вдоль забора и действительно вышла на просторную площадку, с востока и юга окруженную лесом, с запада к ней примыкал Город-4.
   На поляне стояли небольшие деревянные домики и навесы, под которым работали другие мутанты. Возле одного из домов стоял стол с едой. Когда кто-то заканчивал свою работу, или же просто хотел сделать перерыв, он подходил к столу, брал чистую тарелку и наполнял ее едой, а доев, оставлял грязную посуду на соседнем столе и вновь принимался за дело. Дайте-ка я угадаю с первого раза, чем нам придется заниматься дальше.
   Меди легкой походкой направилась к девушке, стоявшей на корточках около огромного таза с водой. Та опустила руки в таз и мыла грязную посуду.
   - Привет, Лили.
   Девушка подняла голову, встряхнув золотистой гривой кучерявых волос. Хорошенькая девушка с бледной кожей, веснушками на носу и светло-зелеными глазами.
   - О, Меди, я рада, что ты все-таки пришла, - сказала Лили, улыбнувшись. - Но у тебя ведь и так сегодня было полно работы.
   - Это ерунда, - отмахнулась Меди. - Мы совсем не устали. Так ведь, Риа?
   Я не ответила, так как не могла с ней согласиться.
   - Кстати, познакомься. Это Риа, моя новая соседка по комнате. Риа - Лили.
   - Очень приятно, - сказала я, выдавив из себя улыбку.
   Все мои мысли занимала необъятная гора грязной посуды. Ее и за час не вымыть даже втроем.
   - Мы справимся, - кинула Меди, проследив направление моего взгляда. - Бывало и хуже.
   Лили выдала нам по паре резиновых перчаток, и мы втроем уселись вокруг таза. Вздохнув, я опустила руки по локоть в воду, ощутив это приятное в данный момент чувство прохлады. Я мыла, Меди вытирала, а Лили, руки которой уже побелили под перчатками, раскладывала чистые тарелки и снабжала нас новыми.
   Жизнь в Городе-4 так и кипела. Мутанты суетились, ходили туда и обратно, громко разговаривали между собой. Я с интересом поглядывала на один из домов, откуда доносился стук кузнечного молота. Несколько раз высоченный четырерукий мутант - кузнец, выходил наружу, зачерпая ковшом воды из бочки и запрокидывая себе в рот.
   Лили и Меди весело разговаривали о чем-то, то и дело обмениваясь странными улыбками, но я почти не слышала их. Я должна была сейчас находиться в тренировочном зале, а не отрабатывать навыки посудомойщицы.
   Мне было откровенно скучно, веселое щебетание девушек меня откровенно раздражало. Если хоть чуть-чуть подумать, у меня с ними вообще не было ничего общего. Их место здесь, в тылу, в то время как я должна была находиться совершенно в другом месте.
   Стоило подумать об этом, как я услышала веселые голоса, а несколько минут спустя на площадку бодро вбежало несколько десятков парней. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять, кто это. Стражи. Некоторых из них я даже узнала.
   Самому старшему из них не было и тридцати. Парни были одеты в черные брюки и застиранные темные футболки, синие и зеленые, редко красные. Большинство из них были высокими и мускулистыми, но попадались и такие, как Алан - худощавые, жилистые. Стоило им появиться, как площадкой завладело возвышенное, даже радостное настроение.
   Один из стражей подошел к кузнецу, как раз вышедшему из своего логова, и сказал ему что-то, похлопав по плечу. Были там и две девушки. Одна высокая блондинка, а другая брюнетка, которую я уже видела.
   Я вновь опустила голову, не желая смотреть на них.
   Это была элита, лучшие воины, всеобщие любимцы. Стражи.
   И я была готова на все, чтобы присоединиться к ним.
   Несколько стражей подошли к столу, нагружая тарелки бутербродами с мясом, мытыми овощами и сыром. Еще один парень - симпатичный шатен - улыбнулся блондинке, протягивая ей свою тарелку. Девушка только рассмеялась, подтолкнув его, схватила со стола помидор и бросила себе за спину, целясь в другого стража. Тот легко, играючись, поймал его, откусив приличный кусок:
   - Спасибо, Иззи.
   - Не за что, Дени. Ты же у нас вегетарианец. Кушай на здоровье.
   Им уж точно не приходиться мыть по утрам грязные тарелки или пропалывать грядки. Домыв последнюю тарелку, я отдала ее Меди, и отбросила назад промокшие от пота волосы. Из лесу вышли еще четверо парней. Впереди шел блондин в черных брюках и черной футболке - Адам. Рядом с ним шел Зик. Мой почти-напарник бодро шел, улыбаясь, и что-то говорил Адаму. В отличие от меня, Зику тоже не нужно было работать. Никто не сомневался в том, что чуть позже он войдет в команду стражей, стоит ему закончить подготовку. Я до боли сжала кулаки, стараясь подавить в себе обиду. Это было несправедливо. Но с другой стороны тем слаще будет моя победа, если я все-таки смогу добиться ее.
   Я видела, как Адам подошел к столу, подхватив что-то с тарелки и забросив себе в рот.
   - Эй, парень. Как насчет поединка? - послышался насмешливый голос.
   Адам обернулся, кивнув подошедшему к нему высокому чернокожему парню. Он был на полголовы выше Адама. Бритый череп отливал синевой, за исключением тонкой полоски волос по центру. Руки, начиная с предплечий, покрыты татуировками, еще одна татуировка украшала шею от правого уха.
   - И я рад тебя видеть, Джордан, - усмехнулся Адам.
   - Так что, играем?
   - Сколько?
   - Пять на пять.
   - Отлично.
   - Твои - черные, мои - зеленые.
   Адам только кивнул, а затем развернулся к остальным и, сложив руки рупором, прокричал:
   - Начинаем поединок двух капитанов. Зеленые Джордана и черные Адама.
   Народ радостно загудел, послышались аплодисменты. Он что только что говорил о себе в третьем лице?
   Капитаны разошлись в разные стороны, подзывая к себе того или иного стража. Если Адам вызывал к себе парня, на котором была зеленая футболка, тот снимал ее с себя, обмениваясь с участником другой команды. В итоге образовались две команды по пять человек. Я до сих пор не знала, в чем же они будут соревноваться, но только до тех пор, пока Иззи не вынесла откуда-то новенький баскетбольный мяч. Стражи были высокими, некоторые даже метра два ростом, так что матч предстоит быть интересным.
   Затем двое из "зеленых" соорудили две баскетбольные корзины из плетенных корзин без дна и сетки. В итоге от корзины остались только плетенные обручи, в которых и закрепили сетку. Было видно, что они делают это уже не в первый раз. Затем "корзины" подвесили с двух сторон окруженной сеткой площадки, которая была по размеру почти такой же, как и профессиональная баскетбольная.
   - Сейчас начнется, - сказала Меди, протягивая мне тарелку с едой.
   Было странно есть из тарелки, сотню сестер которой мы только что перемыли, но я все-таки взяла ее. Там лежало четыре бутерброда из черного хлеба с козьим сыром и помидором, а на одном из них лежала аппетитная мясная отбивная. Кроме того в углу что-то похожее на салат, только темное и усеянное кунжутом. Я даже не догадывалась о том, как сильно проголодалась, до того, как не откусила первый кусочек. Затем, как зверь, накинулась на пищу, практически заглатывая ее целиком и не пережевывая.
   - Ри? - рядом со мной на землю опустился Зик.
   Кажется, он был удивлен, увидев меня здесь. Неужто запахло гнилью в Датском королевстве?
   - Представь себе, Зики, - я закатила глаза, отправив в рот еще один бутерброд.
   - Почему ты здесь? - удивился он.
   - А где я, по-твоему, должна быть?
   - Я думал, ты сейчас тренируешься вместе со своим наставником. Адам сказал, что ты все-таки выбила у него возможность вступить в стражи.
   - Я бы не назвала это возможностью. Кроме того я вынуждена каждый день работать на благо города, в отличие от некоторых.
   - Ты ведь не считаешь, что это моя вина? - обиженно спросил парень. - Неужели я виноват только в том, что меня не заставили мыть посуду? - последние слова он проговорил куда громче, чем нужно было.
   - Риа, - упрекнула меня Меди, словно я была в чем-то виновата перед ней и перед Зиком.
   - Что, Меди? - спросила я мертвенно спокойным голосом. Все, кто знали меня, сразу поняли бы, что это не к добру.
   Но только не Меди.
   - По-моему, ты перегибаешь палку, - уверенно проговорила девушка.
   - Отлично, я перегибаю палку, а еще я контуженная истеричка, - в подтверждение своих слов, я подняла с тарелки последний бутерброд и укусила его, медленно жуя. Пусть думают себе, что хотят.
   Тем временем Иззи встала прямо посредине площадки и подкинула мяч, который достался-таки игроку в зеленой футболке. Часть толпы загудела, увидев в этом хороший знак. Началась игра.
   Не скажу, что я любила баскетбол. У нас очень редко кто в него играл, да и сама я пробовала только несколько раз. Джейк любил его и Шей, а я всегда с неохотой говорила об этом и была всего на двух или трех играх. Что может быть интересного в том, что десять здоровенных мужиков бегают по маленькой площадке за одним мячом? Но сегодня, черт возьми, я просто взгляда отвести не могла. Большинство из игроков выглядели совершенно нормально. Видимо, остро выделяющихся мутантов не брали в стражи, дабы они случайно не вспугнули посторонних, мало ли какие слухи потом пойдут. Только у одного парня на голове росли короткие серые рога, слегка загнутые ко лбу, а у другого была бледно-серая кожа, словно он постоянно прибывал в состоянии сильного страха, ну или поздней стадии морской болезни. Я думала, что игра будет напоминать отрывок из фантастического фильма: трехметровые прыжки, сальто через голову и еще какие-то крутые мутантские трюки, но ничего этого не было. Игроки максимально точно придерживались правил и человеческого поведения, при этом игра была динамичной и острой, а такой скорости игроки-люди точно не смогли бы придерживаться.
   Уже после первых десять минут игры счет был 64- 82 в пользу команды Джордана. Болельщики "зеленых" кричали и свистели, а иногда даже выкрикивали имена своих любимцев. Те, кто болел за "черных" временно приуныли, и голоса с их стороны смолкли. Так вышло, что мы оказались прямо между импровизированными "трибунами", а потому могли в полной мере насладиться криками обоих, но зато отсюда открывался отличный вид на площадку.
   Еще через десять минут ситуация кардинально изменилась. Теперь счет стал 132-124 уже в пользу другой команды, но Джордан явно не собирался сдаваться. Отобрав мяч у одного из игроков "черных", он разделался еще с двумя и забросил мяч в корзину, повернувшись в воздухе на триста шестьдесят градусов. Болельщики закричали. Почти сразу после этого один из "черных" ответил на это удивительно точным трехочковым броском. Но "зеленые" быстро снова вышли в лидеры после того, как один из их противников заработал фол, а потом еще один.
   Я, не отрываясь, смотрела, как двигаются стражи. Каждое их движение было точным и выверенным, они не оступались, действовали быстро и слажено, и за всю игру не собралось и десятка промахов. Самым трудным было пройти оборону противника, так как переходя к защите, игроки принимали такие позиции, что пробиться к кольцу было практически невозможно.
   В последние десять минут ситуация обострилась до предела. Команды шли ноздря в ноздрю, то одна, то другая вырывалась вперед на 2-4 очка, но сохранить преимущество ни у одной команды так и не получалось. А выиграть хотелось каждой, да еще и как хотелось. Разошедшись, один из "зеленых" - двухметровый негр с мышцами, как у быка, - вышел из себя и протаранил первого попавшегося под руку игрока, применив к нему грубую физическую силу, тот отлетел на несколько метров так быстро, что я увидела светлую голову и узнала Адама только тогда, когда он уже поднимался с земли. Тот самый "зеленый" протянул ему руку, бормоча какие-то извинения, и Адам принял его руку, улыбнувшись. Если бы это был футбол, нарушителю бы уже показали красную карточку, но судья матча - Иззи - назначила только фол, и Адам легко забил в корзину соперников два мяча. После этого было еще несколько нарушений со стороны обеих команд. Игроки от усталости двигались уже не так уверенно, а их футболки насквозь промокли от пота.
   Особенно мне запомнился один из моментов, когда атаковал Адам. Получив мяч от одного из своих, он легко справился с обороной, сделав несколько обманных маневров, подошел к самому кольцу и прыгнул, забрасывая мяч и цепляясь руками в плетенный обруч, на котором держалась сетка. Игроки часто "повисали" на корзине, забросив мяч, некоторые даже принимались отжиматься (а я искренне удивлялась, почему корзина до сих пор не оборвалась) или делали еще какие-то трюки. Но Адам не просто красиво забил мяч сверху и совершил прыжок на триста шестьдесят градусов, но и, повиснув, не дергался как обезьяна в припадке эпилепсии, а подтянулся на руках вверх, сделав прыжок через голову. На какое-то мгновение вид его красивого подтянутого тела, повисшего на кольце, вызвало у меня приступ дрожи, но я быстро выкинула это из головы.
   - Минута, - провозгласила Иззи.
   Болельщики вмиг затихли, и не было слышно ничего, кроме ритмичного постукивания, когда мяч касался асфальта. Здесь не было специального табло, на которое выводились бы результаты, поэтому в конце каждых десяти минут судья оглашала результат. После первого же оглашения я попыталась считать очки в уме, но то и дело сбивалась.
   Наконец Иззи громко засвистела, имитируя финальный свисток. Все принялись кричать, хлопать, некоторые даже топали ногами и свистели. Сами же игроки тяжело дышали, стараясь отдышаться, и с нетерпением ждали вердикта.
   - С результатом 272-259, с перевесом в тринадцать очков, - далее Иззи сделала паузу, - победила команда, - снова пауза, усмешка, нетерпеливые вздохи болельщиков, - "черных".
   Далее мне показалось, что я оглохну, так громко кричали мутанты, поздравляя друг друга. Я поняла, что многие, да как и я впрочем, смотрели игру только развлечения ради, и приветствовали бы любую команду-победителя, но нашлось и несколько таких, которых победа "черных" явно расстроила. Не победа "черных" - подсказала мне Меди - победа Адама.
   "Черные" кричали от радости, бывшие противники поздравляли их с победой и обещали надрать им задницы в следующий раз. Адам, названный сегодня лучшим игроком по количеству очков, на радостях сорвал с себя мокрую футболку, обнажив потрясающий красивый торс. Я, конечно, уже видела это зрелище раньше, но все-таки не смогла сдержать чудовищно ускорившийся пульс. Он радостно улыбался, говоря что-то поверженному Джордану, а затем они оба рассмеялись.
   Зик поднялся на ноги, старательно не замечая меня, и позвал его. Адам подошел через несколько минут, поздравив прежде всех игроков своей команды. Он все еще улыбался, подойдя к нам.
   - Хорошая игра, - искренне похвалил Зик. Получить от него похвалу было непросто, но не думаю, что это произвело на Адама какое-то впечатление. Здесь он - самый крутой, а не Зик.
   Но все же он сказал:
   - Спасибо. Я знал, что мы их порвем.
   - Тринадцать очков? - насмешливо переспросила я. - Ты называешь это "порвем"?
   Я поняла, что сморозила глупость за секунду до того, как он повернулся ко мне, зло сверкнув глазами.
   Но Адам спокойно ответил:
   - В обычных баскетбольных матчах счет обычно не превышает ста пятидесяти очков. Но мы то не люди. Играть с мутантами гораздо тяжелее, и нередко игра заканчивается с разницей в три-четыре очка. Тринадцать это действительно много.
   Он говорил серьезно и был уверен в своих словах, я не стала с ним спорить. Выражение его лица изменилось, стоило ему увидеть меня. Как будто он вообще вспомнил о моем существовании, только столкнувшись со мной лицом к лицу.
   - Что ты здесь делаешь? - спросил он, наконец.
   - Работаю, - сказала я, кивнув головой на таз с водой, а затем на стол, заполненный вымытыми тарелками.
   Нет, блин, пришла посмотреть, как ты тут развлекаешься, вместо того, чтобы тренироваться.
   Словно прочитав мои мысли, он спросил:
   - Сколько часов ты тренируешься в сутки?
   Он что намекает, что я должна тренироваться еще и ночью?
   - Четыре-пять часов, - недовольно ответила я, предвидя его реакцию.
   - Четыре-пять часов? - ошеломленно повторил парень, глядя на меня как на полную дуру. - Этого не достаточно, чтобы научиться хоть чему-нибудь. Да к концу срока ты не овладеешь и третью необходимых знаний.
   - Прости, но мне нужно время на сон и еду, - с вызовом ответила я, глядя ему прямо в глаза. - А еще я должна работать.
   Он несколько раз моргнул, а затем на несколько секунд закрыл глаза, раздумывая о чем-то, жестом приказал Зику следовать за собой, развернулся и ушел. Я с минуту злым взглядом провожала его спину, мечтая, чтобы она сейчас вспыхнула. Меди положила мне руку на плечо:
   - Пойдем, Риа. Тренировки это не женское дело. С нас и так хватает работы.
   - А как же Иззи? И та другая, брюнетка? - спросила я, не глядя на нее.
   Меди шумно вздохнула, но руку с моего плеча все же убрала.
   - Изабелла и Элисандра - исключения. Тебе совсем не обязательно становиться похожей на них. Честно говоря, иногда я побаиваюсь их. Эти девушки даже опаснее и безжалостнее остальных стражей.
   Я поняла, что они вовсе не такие, просто для Меди было непривычно видеть воинственных девушек, которые могут постоять не только за себя, но и за других парней. Здесь, как и в Аренсе, все мутанты проходили подготовку, чтобы иметь возможность дать врагу отпор. Их учили обращаться с оружием, как холодным, так и огнестрельным, но все это обучение было не больше чем предосторожностью, и такие, как Меди, не видели в нем никакой необходимости, только неоправданную жестокость. Хотя, возможно, я и была жестокой.

10

   Я уже подумала, что Адам снова забыл обо мне, что было неплохо, так как мне и так хватало проблем. Во всяком случае, я точно забыла о его существовании до тех пор, пока он вдруг не появился в зале во время одной из наших тренировок с Аланом. Это произошло через два дня после того разговора в день игры, и я оказалась совершенно не готова к его появлению.
   Все эти два дня мне приходилось работать. Первый день я провела на кухне, занимаясь чисткой картошки и других овощей, а следующий снова на грядке, сегодня же мне пришлось вновь вернуться в прачечную. Даже обидно, как низко они оценивают мои таланты. Неужели я не могу справиться с более интересной и трудной задачей, кроме прополки и стирки? Но все же за эти три дня меня ни разу не задержались дольше, чем на три часа, даже если не вся работа еще была сделана.
   Когда Адам вошел, я отрабатывала все тот же жуткий прием. Суперскорость упорно мне не давалась. На теле уже не было белого места, так как маленькие синяки слились в один огромный, но прогресса за эти три дня так и не было. Поглощенная тренировкой, я даже не заметила, как он вошел, а затем я уже снова вынуждена была подниматься с пола, ругаясь про себя.
   - И это весь прогресс? - холодно спросил Адам, а в следующий миг его губы тронула легкая усмешка. - Это никуда не годиться.
   Моя самооценка и так пострадала, еще его тут не хватало.
   - Что ты здесь делаешь? - неприветливо спросил Алан. Вот кто был рад Адаму еще меньше меня.
   - Пришел посмотреть, как у вас здесь дела, - ответил тот спокойно, будто не уловив враждебного тона Алана.
   - И что, узнал все что хотел?
   - Ага. Вы с треском провалитесь. Оба. И еще это будет более чем унизительно.
   Я сильно сжала руки в кулаки и прикусила губу, чтобы не разрыдаться. Я, конечно, не дура, и сама прекрасно понимаю, что ничего у нас не выходит, но когда это утверждает кто-то посторонний, становится еще больнее.
   - Давай, - обратился ко мне Адам, смотря куда между мной и Аланом. - Сделай это еще раз.
   Я подчинилась. Все было как обычно: я видела движение, знала, куда именно сейчас ударит Алан, благодаря полученному в тренировочных боях опыту, но не успевала ничего сделать. Единственное, что мне удавалось, - сгруппироваться, падая на пол. Я до доли секунды знала, когда кулак Алана достанет меня, и когда мое тело рухнет на пол. Но этого было недостаточно.
   Алан в очередной раз безошибочно назвал мою ошибку и дал еще несколько комментариев, обращая на Адама внимания не больше чем на выкрашенные в серый цвет стены. Удивительно, но Адам не сделал никакого саркастического замечания, а наоборот поддержал Алана, прибавив к его комментарием еще несколько, и приказал мне пробовать еще.
   Моему тренеру не нравилось избивать меня. Я видела, как искажалось его лицо всякий раз, когда он смотрел на мои руки и ноги, покрытые черными синяками. Все остальное было скрыто одеждой, но болело никак не меньше. Адам же наблюдал за мной с бесстрастным выражением лица, словно ему вообще было все равно, больно ли мне. Его интересовал только результат и ничего больше.
   Прошло еще полчаса, и Алан сел, чтобы чуть-чуть перевести дух. Я с трудом стояла на ногах. У меня болело абсолютно все, я чувствовала себя избитой, беспомощной и очень-очень уставшей.
   - Давай еще раз, - сказал Адам, посмотрев на меня.
   Он сидел на лавке, вытянув вперед длинные ноги и сцепив длинные тонкие пальцы.
   - Дай я немного передохну, - застонал Алан, уставший не меньше меня. - Да и девчонке нужен отдых.
   Вместо ответа Адам сам поднялся с лавки и встал напротив меня, неотрывно смотря своими золотистыми глазами. От его взгляда у меня мурашки поползли по коже.
   - Ты до сих пор не понимаешь, что от тебя требуется, - уверенно сказал он, все еще глядя на меня. - Ты стараешься быстрее двигать телом, но это невозможно. У тела есть свои пределы, если ты, конечно, не обладаешь талантом скорости, а ты не можешь им обладать, так как у тебя вообще нет никакого дара, - продолжал он жестоко. - Ты же видишь его движение, так? Я знаю, что видишь, и знаешь, куда он будет бить. Тебя неплохо подготовили в Аренсе. Но все же ты слишком самоуверенна. - Я удивленно взглянула на него. По-моему, не только я страдаю этим. - Ты надеешься на себя и свое тело. Привыкла надеяться, привыкла, что ты всегда можешь положиться на тело, и оно сделает все, что ты хочешь. Все же, что тебе нужно, - это двигаться вслед за мыслью. Представь, что твое тело легкое и невесомое, как ветер. Ты знаешь, куда будет направлен удар, но вместо того, чтобы подставлять под удар руку, тело, просто уйти в сторону за своим духом, стань им.
   - Если бы все было так просто, - усмехнулась я и сразу же пожалела об этом. Оказывается, даже улыбаться мне было больно.
   - Это действительно легко, - сказал он. - Даже твой друг сумел справиться с этим.
   - Зик? - ревностно спросила я.
   Адам кивнул. Зик. В конце концов, Зик бы мутантом, воином, а я всего лишь девчонка. Но Зик никогда раньше не мог победить меня, не до того, как стал воином. Я почувствовала злость.
   - Ударь меня.
   - Что?
   - Ударь меня, - повторил Адам. - Так быстро и так сильно, как только можешь.
   - Но...
   - Делай, что я говорю, - приказал он резко.
   Я только плотнее сжала губы и резко, без подготовки, даже не меняя позы, бросилась на него. Я не раз проделывала такое раньше. Противник ждал, пока я встану в удобную позу, и оказывался не готов отразить такой молниеносный удар. Только не Адам...Он легко, даже непринужденно, блокировал мой удар, и еще пять следующих. Мне так и не удалось ни разу достать его, даже прикоснуться к нему. Я напирала изо всех, нанося удар за ударом, но он не сдвинулся с места ни на миллиметр, как скала, о которую разбивались все мои атаки. К счастью, он только защищался, даже не пытаясь атаковать, хотя легко бы смог перейти к атаке, и тогда уже мне пришлось бы отходить, не просто отходить, спасаться бегством. Мне еще не приходилось видеть настолько совершенной защиты. Я не могла заметить в его движениях ни единого слабого места, ни единого промаха, которым можно было воспользоваться. Да даже если бы заметила, все равно бы не успела ничего предпринять.
   - Видишь, - сказал он совершенно нормальным голосом, не прекращая ставить блоки. Даже не запыхался, гад. - Если ты не сумеешь овладеть этим приемом, тебе ни за что не выстоять против любого стража, даже новичка. Ты просто не сумеешь пробить его защиту, не успеешь нанести ни одного удара. А теперь смотри внимательно, как буду атаковать я.
   Отбив очередной из моих неудавшихся ударов, он нанес один свой. В голову, и я совершенно точно знала, что это просто финт, закрыла живот, но все равно не успела. Его кулак врезался в центр моего солнечного сплетения еще до того, как я завершила блок. Удар бы не очень сильным, но меня все равно отбросило на два шага назад, и я потеряла равновесие, качнувшись вперед, тем самым напоровшись на новый удар. Еще несколько точных удар, и я снова на полу. Я даже обрадовалась, почувствовав щекой его холодную гладкую поверхность, такую родную и удобную.
   - Вставай, - сказал Адам.
   Я осталась лежать на полу.
   - Вставай, - повторил он. - Иначе я заставлю тебя сделать это.
   Задержав дыхание, я попыталась встать, но это вышло у меня только со второй попытки. Теперь у меня все болело не только снаружи, но и внутри. Надеюсь, у меня нет внутреннего кровотечения? Мне бы не хотелось умереть прямо здесь.
   - Откуда столько жестокости? - спросил Алан, пока я пыталась подняться. В его голосе звучала нескрываемая ненависть. Ого.
   Но Адам остался все так же холоден к нему, как и ко мне.
   - Это не жестокость. Мне это нравится не больше, чем тебе. Но раз она не может понять по-хорошему, придется по-плохому. Не все дети понимают с первого раза или даже с третьего, некоторых сначала нужно больно ударить по затылку, и только тогда в их маленьких головах начинает укладываться принцип таблицы умножения. В таких случаях
   помогает злость.
   Злость. О, да, это именно то, что я чувствовала. Много, очень много злости. Но пока это не никак не помогало.
   - Еще раз. И, черт тебя подери, сделай это, наконец-то. Предупреждаю тебя, ты не выйдешь из этого зала до тех пор, пока до тебя не дойдет. Неужели тебе нравится, когда тебя избивают?
   - Тебе бы понравилось? - прошипела я сквозь сжатые зубы, чувствуя, как рот наполняется кровью.
   Стоило мне произнести эти слова, как у меня внутри что-то перемкнуло. Это не было подобно зажжению лампочки, скорее удару кувалды по затылку. Моя злость превысила всякий разумный рубеж и все нарастала, практически начав граничить с ненавистью к этому самоуверенному типу. Я тут же отдернула себя. Ненависть только помешает мне. Нет, нужна просто злость. Я не чувствовала ничего подобного к Алану, видя, что ему это так же неприятно, как и мне, видя, что он всякий раз будто извиняется, нанося мне еще один удар. Адам же не делал ничего подобного. Он был холоден, спокоен, непоколебим. Его сознание было чистым, как морозный воздух...
   Чистый морозный воздух, каким и мне предстояло стать. Быть везде, и одновременно нигде. Быть всем и ничем...
   Не дожидаясь моего разрешения, Адам нанес первый удар, в живот. Я среагировала моментально, но все равно не успела. Пресс заныл, и я почувствовала сильную тошноту.
   Чистый морозный воздух...
   Еще один удар, и снова прямо в цель. Я полностью очистила свое сознание, не оставив там ничего лишнего, ни единой лишней эмоции: ни ненависти, ни страха, ни боли, ничего.
   Я вновь взглянула на него, видя, как он заносит левую руку для нового удара. Этот удар будет направлен в корпус, справа...Поставить руку я уже не успею, так быстро мне ни за что ее не передвинуть, но если не рука, тогда...Вместо того, чтобы блокировать, я сделала то единственное, что могла сделать в этот момент, - ушла. Но не так, как делала это обычно, а приказала уйти себе, а не своему телу, и кулак Адама пронзил только пустоту. Меня там уже не было. Но уже в следующий миг он снова обрушился на меня, а у меня просто не было времени, чтобы вновь вернуть то кристально чистое состояние разума, которое было для этого так необходимо. Через несколько минут, я уже вновь оказалась на полу.
   Но на этот раз Адам не бросил свое "вставай", вместо этого он подошел и протянул руку, чтобы помочь мне подняться. Ноги плохо слушались меня, поэтому я решила не побрезговать помощью. Я думала, он скажет что-то. Хотя бы похвалит меня. Но этого не произошло.
   - На сегодня хватит, - это было все, что он мне сказал.
   - Но ты же говорил, что...
   - Это неважно, - перебил он, с раздражением посмотрев на меня. - На сегодня достаточно. Главное, что ты поняла, что должна делать. Я не просил тебя становиться мастером за один день и отклонять все мои атаки, - тут он снова самодовольно усмехнулся. - Это у тебя попросту не выйдет. Я хотел, чтобы ты поняла, и видел слабый проблеск. Пока этого достаточно.
   Слабый проблеск?
   Поставив меня на ноги, он тут же отошел к двери, собираясь уйти, но потом все-таки снова повернулся ко мне:
   - Возвращайся к себе в комнату, и пусть Мадлен излечит тебя. Завтра тебе нужно быть в форме...Ты учишься слишком медленно, слишком по-человечески. Если так пойдет и дальше, то единственный способ заставить тебя понять - притащить сюда всех стражей и заставить их всех избивать тебя, причем одновременно. Подумай об этом.
   И затем Мистер Совершенство вышел, оставив нас с Аланом наедине. Уже мог бы и попрощаться.
   - Сильно болит? - жалостливо спросил Алан.
   - Мне кажется, что я сейчас умру, - проговорила я, чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза. Как только кто-то начинает меня жалеть, мне всегда становится еще хуже, так как я тоже начинаю себя жалеть. Боль еще можно победить, но не жалость к себе.
   - Идем, я отведу тебя к Мадлен.
   По-моему, я потеряла сознание уже через несколько минут, обвиснув в его руках. Последнее, о чем я подумала, - хорошо, что этого не видел Адам.
  
  

11

   Больше Адам не появился ни на одной из моих тренировок. Несколько раз я мельком видела его издалека, но он даже не смотрел в мою сторону. Все же за одно я была ему благодарна. После его визита количество моих рабочих дней сократилось вдвое. Теперь один день я могла полностью посвятить тренировкам, и только на второй идти на работу. Две недели пролетели для меня подобно нескольким часам.
   Тренировка - прачечная - тренировка - поле - тренировка - кухня - снова тренировка. И так до бесконечности.
   Мадлен мило улыбалась мне каждое утро и почти всегда сопровождала меня на рабочей смене, но не покидала попыток отговорить меня от дурацкой идеи вступить в стражи. В конечном итоге ей все же пришлось сдаться.
   - Потом сама поймешь и смиришься, - сказала она, когда мы в последний раз говорили об этом.
   Но я вовсе не хотела смириться. Алан признал, что я наконец-то добилась некоторых успехов, и я сама знала это. Мне уже почти удавалось блокировать большую часть его ударов и даже наносить свои. Я занималась этим каждый день, вне зависимости, проводила ли по семь часов в прачечной, или нет.
   Не все мои тренировки сводились к маханию кулаков. Как рассказывал мне Алан, стражи должны уметь не только двигаться быстрее всех остальных мутантов, но так же замечать все, даже самые мелкие детали. Долгие часы мне приходилось проводить в медитациях или разговорах со своим наставником. К концу первой недели моих тренировок поменялось даже мое отношение к жизни, мое мировоззрение - то есть то, что было неизменно всегда. Мне пришлось смириться со своей потерей и похоронить прежнюю Ри, дабы дать жизнь новой. И как любое другое рождение, этот процесс сопровождался кровью, болью и преодолением страхов.
   Дважды я наведывалась к Зетве, пытаясь выяснить судьбу Аренса и его жителей. Но никто из обитателей Города-4 не мог мне помочь, словно Аренс просто вымер. Не удалось нам и связаться с другими мутантами, который должны были находиться в мире людей, в том числе с моими родителями. Так что пока о моей прошлой жизни напоминали только трое: Джейк, Мелани и Зик. Я старалась не поддаваться унынию и верить, что мы когда-нибудь найдем их, причем живыми, но это было сомнительно.
   Джейк и Мел были рады увидеть меня, в то время как Зика приняли довольно холодно, хотя бы не похоже, что это как-либо его заботит. Зик быстро нашел контакты в Городе-4 и тусовался теперь только с другими стражами, когда мне пришлось ограничиться общением с Аланом и Меди.
   Отведенные мне две недели быстро подошли к концу. Уже завтра я должна была предстать пред стражами и показать, на что я способна. Я больше не была на сто процентов уверенна в себе, как это бывало раньше, но все же мне было, что показать. К тому же у меня было другое преимущество. Если (а скорее всего так и будет) мне придется сойтись в поединке с Зиком, я буду знать, чего от него ожидать. Мы часто сражались в Аренсе, и Зик был достаточно самоуверенным и прагматичным, чтобы применить против меня старые приемы. Особенно сейчас, когда он мутант, а я всего лишь жалкий некс. У меня же появилось кое-что новенькое, чем можно будет его удивить.
   Ночью перед испытанием на душе у меня было неспокойно. Даже подумать страшно, что случится, если я завтра провалюсь. Да здравствует работа в поле на веки вечные. Или же можно было снова сбежать. На этот раз в один из человеческих городов. Зетва разрешила мне остаться в ее городе, значит, меня не вышибут отсюда только потому, что я некс. Пусть даже я буду им до самой смерти. Вопрос только в том, смогу ли я смириться с подобной жизнью?
   Меди уже давно спала, негромко постанывая во сне. Наверное, ей опять снился тот самый кошмар, о котором она говорила мне позавчера. Но у меня сна не было ни в одном глазу. Это было глупо, перед завтрашним днем нужно было как можно лучше отдохнуть, но я даже не могла уговорить себя просто закрыть глаза.
   Отчаявшись уснуть, я поднялась с постели и неслышно выбралась из комнаты в коридор. На мне все еще была рабочая одежда: темные брюки из легкой ткани и рубашка с короткими рукавами, кое-где выпачканная в земле.
   Я привыкла по ночам гулять по Аренсу, но здесь над головой было звездное небо, рядом шумел лес, а под ногами был не привычный металл, а потрескавшийся от времени асфальт. Пусть прошло две недели, но я так и не смогла привыкнуть к этому. Вокруг было тихо, несмотря на шум листьев. Большинство мутантов уже разбрелись по домам и спали, лишь кое-где в окнах еще горел свет. Мне не хватало вентиляторов и гудения генератора, не хватало родной станции и даже наших деревьев, всегда казавшихся мне живыми и наделенными собственной душой. Деревья рядом с городом были однообразные и заставшие, и иногда мне даже казалось, что они как-то недобро наблюдают за мной.
   Ноги сами принесли меня к выходу из города, к тому месту, где находилась дорога, ведущая к скалам, к Аренсу. Вздохнув, я развернулась и пошла в другую сторону, выбрав направление наобум. В итоге я оказалась в восточной части города, где еще никогда не была до этого. Можно было не опасаться того, что я могу заблудиться, так как здание библиотеки хорошо просматривалось отсюда, а жила я до сих пор в одном из тоннелей, попасть в которые можно было только через библиотеку, по крайней мере, мне не удалось обнаружить больше следов никаких других входов, и, скорее всего, если те и существовали когда-нибудь, то сейчас уже были завалены.
   Мне всегда нравилось гулять ночью. В Аренсе разница между днем и ночью была почти незаметной, но не здесь. Мне нравилось смотреть на звезды и дышать прохладным чистым воздухом.
   В восточной части Город-4 омывался широкой рекой, названной Сильвер. Мне сказали, что это искусственная река, и еще лет десять назад ее здесь не было, но после того, как уровень мирового океана поднялся на добрые десять метров, чтобы избежать затопления городов, нужно было срочно найти отвод для воды. Вот так и появилась Сильвер. Дно это реки вправду отливало серебристым, и неподалеку действительно добывалось серебро. Не для денег, которых ни в Аренсе, ни в Городе-4 не было, а для нужд населения. Из серебра здесь изготовлялось оружие, столовые приборы, так же оно входило в состав рабочих сплавов. Жилка была небольшой, но для мутантов пока хватало и этого.
   Я спустилась к воде и, разувшись, вошла в реку, чувствуя, как чистая прохладная вода щекочет мне ступни. Все дно здесь было покрыто мелкой галькой, и хотя она были гладкой на ощупь, это ощущение для меня так же было непривычным. Увлеченная своими мыслями, я не сразу заметила фигуру, стоящую в сотне метров от меня. Когда я спускалась сверху, фигуру скрывало от меня дерево, но тут он - а это был он - стал виден более чем отчетливо, как и я ему. Скорее всего, это был кто-то из мутантов, которому, как и мне, захотелось подышать свежим воздухом, но почему-то мое сердце пропустило несколько ударов.
   Он заметил меня, вздрогнув, будто бы его заметили за каким-то позорным делом, а затем развернулся и пошел прямо ко мне. Я так и не вышла из воды, но на всякий случай положила левую руку на рукоять ножа.
   Ночной гость был высоким и в меру мускулистым, что было видно даже сквозь футболку по рельефу фигуры, он приближался ко мне уверенными, но совершенно бесшумными шагами, но вот его лица я пока так и не смогла разглядеть. Все, что я увидела, так что волосы у него короткие и торчат в разные стороны. Когда нас разделяло меньше сорока метров, позади послышался какой-то шум, и приближавшийся ко мне человек внезапно прыгнул вправо, исчезнув в кустах.
   - Риа?
   Я вздрогнула, повернувшись назад. Ко мне уверенной походкой приближался Зик. Он медленно подошел ко мне и остановился в нескольких сантиметрах от воды.
   - Что ты делаешь здесь?
   - А ты? - ответила я вопросом на вопрос.
   - Отлично. Наверное, нам обоим захотелось подышать свежим воздухом...Прости, что наш прошлый разговор закончится так. Я знаю, что тебе сейчас трудно и...
   - Ты слышал что-то, когда шел сюда? - перебила я его, даже не слушая, что он говорил мне только что.
   - Если ты не хочешь со мной разговаривать...
   - Да нет, просто мне показалось, что здесь был кто-то еще. Он стоял вон там, затем увидел меня и шел прямо сюда, пока не услышал тебя. После этого он сразу же скрылся в кустах.
   Зик с сомнением посмотрел на меня.
   - Ты уверена, Риа? Может, все дело в нервах? Завтра для нас с тобой важный день.
   - Я не шучу, Зик. Там кто-то был.
   - Может, это один из мутантов из Города-4, как и мы с тобой.
   - Почему тогда он так испугался тебя?
   - Ты не думала, что он просто принял тебя за кого-то другого? Ну, там, к примеру, у парня с девушкой здесь было назначено тайное свидание и все такое. Он увидел тебя, а принял за свою девушку.
   - Разве мутантам запрещено встречаться с тем, кто им нравится?
   Зик закатил глаза:
   - Здесь все обстоит не как в Аренсе, Риа. Тут так же у каждой девушки есть защитник, но он приставляется к ней только в шестнадцать лет, и с этого дня они обязаны быть вместе всегда.
   - В смысле всегда? Это то, о чем я подумала? - ошеломленно переспросила я.
   - Именно так. Здесь напарники не просто побратимы и друзья, это пара.
   - Но ведь девушка сама выбирает себе защитника.
   - Не всегда. Иногда случается так, что защитника для девушки подбирают родители, а она, к примеру, любит другого.
   - Глупость какая-то. Мы что в средневековье живем?
   - Это глупость для тебя, и для меня, но не для тех, кто живет здесь. Девушка имеет право выбрать себе другого защитника только после смерти первого.
   - И кто это придумал такой дурацкий закон, Зетва? - спросила я с раздражением.
   Зик покачал головой:
   - Зетва стала Управляющей только год назад, до этого главным был Сириус.
   - Сириус, - повторила я вслух. Это имя показалось мне знакомым.
   - Мы проходили это на уроках новой истории.- Сказал Зик, как-то странно посмотрев на меня. - Сириус был одним из первых мутантов, созданных "AlA", позже возглавил одну из команд Zirex, вместе с Дайвой. Ну, хоть про Дайву ты, надеюсь, слышала?
   Я гневно кивнула. Как можно не знать, кто такая Дайва? Мутантка, организовавшая революцию, мать Зетвы, она была той, кто победил страшный вирус, спасла людей и тем самым прирекла мутантов на вымирание. Хотя, вряд ли у нее был тогда выбор. Возможно, если бы не революция, мутанты бы до сих пор работали на людей и "AlA" и служили устранителями "зомби". И все же Дайва стала одной из ключевых фигур в истории мутантов, спасительницей и уничтожителем одновременно. Она возглавляла мутантов десять лет, но затем просто исчезла. Некоторые поговаривали, что она умерла. Другие, что изменила внешность и теперь живет среди людей, пользуюсь благами заново созданной ею цивилизацией. Но точно этого не знал никто.
   Затем я вспомнила о Дрейке. Наверное, именно из-за этого глупого закона он так враждебно относился ко мне, не зная, что в Аренсе означает быть напарниками. Он подумал, что его заставили на всю жизнь связать себя с неудачницей, нексом. Надо спросить, была ли у него здесь девушка, и что теперь с ней стало.
   - Ты вообще слышала, что я тебе говорил? - в сотый, кажется, раз повторил Зик.
   - По поводу извинений? Да, я слышала. Прости, наверное, я тогда тоже перегнула палку. Мне жаль, - ответила я, пытаясь придать своему голосу виноватое звучание. На самом деле я вообще не считала себя ни в чем виноватой. И мне было наплевать, что по этому поводу думает Зик.
   - Удачи тебе завтра, - сказал он тихо, глядя на воду.
   - И тебе того же, - невнимательно отозвалась я, стараясь не смотреть на кусты, где недавно скрылась темная фигура. Вдруг мне показалось, что в походке и контуре плеч было что-то смутно знакомое.
  

12

   В зале было очень тихо. Я стояла прямо, гордо выпрямив спину, стараясь игнорировать уставившихся на меня мутантов. Тронный зал был практически пуст, не считая Зетвы, пятнадцати стражей и нас с Зиком. Не думала, что все будет так...официально. Я думала, что это мероприятие проведут в тренировочном зале, ну или в лесу, но никак не здесь. И все же никому лишнему присутствовать здесь не разрешили, даже Джейку, как брат не хотел поддержать меня.
   Зик держался так же уверенно, как и я, расправив плечи и бесстрашно смотря вперед. Слева от меня стоял бледный, но решительно настроенный Алан, а справа от Зика - его временный наставник - страж по имени Гай. Он был под два метра ростом, широкоплечий с длинными темными волосами, заплетенными во множество тонких косичек.
   - И так, - начала Зетва. - Мы собрались здесь для того, чтобы проверить двух новичков, посягнувших на место погибшего стража Кристофера. Один из них - достойнейший - вступит в ряды стражей, другой же потерпит неудачу и будет вынужден приступить к работе, которую назначит ему совет.
   Зик ошеломленно посмотрел на меня. На моем же лице не дрогнул ни один мускул, хотя я чувствовала себя так, словно на меня только что вылило ведро ледяной воды. Я знала, что буду сражаться с Зиком, но не ожидала, что место будет только одно. Теперь мы стали не просто соперниками, а конкурентами. Лишь один получит желаемое, другой провалиться. Удивительно, но это только придало мне решимости. Я должна победить, слишком уж часто в последнее время терпела неудачу. Это было жестоко со стороны Зетвы и стражей - не предупредить нас заранее, но ведь я даже не спрашивала. Подобный расклад мне и в голову не приходил.
   - Один из вас мутант, другой - некс, но сражаться вы будете на равных, - продолжала Зетва, не изменившись в лице. Она смотрела на нас так, словно не решала сейчас нашу дальнейшую судьбу, а думала, как бы побыстрее от нас избавиться. - У вас будет только два испытания: битва разума и битва тела. Начнем с битвы разума.
   Алан и Гай сделали несколько шагов назад, а мы с Зиком синхронно поклонились Зетве и встали друг напротив друга на расстоянии примерно метра в четыре. Я кожей чувствовала волнение Алана. Он очень многим пожертвовал ради меня, можно сказать: поставил на карту то немногое уважение, которое испытывали к нему другие стражи, и если я сейчас с треском провалюсь, ему лучше добровольно уйти из стражей. Я сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться и посмотрела на Зика. Тот сиял, как новый медный пятак. Я вдруг тоже ощутила прилив теплой энергии.
   Битва разумов. Мы нередко занимались этим еще в Аренсе, и Зик всегда был моим главным противником. Когда мы оба были нексами, то однозначного победителя не было. Но в последний раз, когда мы сражались, уже после трансформации, ему легко удалось победить меня. Сейчас мы оба знали, что это не главное испытание. Решающим будет именно второе, схватка, а это скорее разминка перед боем.
   - Ну что готова, Риа? - насмешливо поинтересовался Зик. - Готова сдаться мне прямо сейчас?
   Я ослепительно улыбнулась ему в ответ, наблюдая, как усмешка покинула его лицо. Он всегда был неравнодушен ко мне, и это почти всегда действовало в начале. К несчастью, не потом, когда он был полностью сосредоточен на своей цели.
   Наверное, это было странно, но сейчас для нас не существовало ни этого зала, ни всех этих мутантов, наблюдающих за каждым нашим движением, ни огромной ответственности. Были только мы двое, и очередная схватка между нами.
   - Могу спросить тебя о том же.
   - Ну да, конечно. Я теперь мутант. Позволь напомнить тебе, чем закончилась наша последняя подобная схватка.
   - Начинайте, - прервала нас Зетва. Ей, как и остальным стражам, уже наскучило ждать.
   Я закрыла глаза, почувствовав силу Зика за мгновение до того, как она попыталась вторгнуться в мой разум. Инстинктивно построив вокруг себя высокую каменную башню без окон и дверей, я попыталась закрыть от него. Раньше бы это сработало, но не сейчас. Теперь Зик, орудуя своей силой, как тараном, просто напросто снес мою башню, как танк. Он умел действовать аккуратно и практически незаметно, когда хотел этого, но сейчас ему хотелось похвастаться перед стражами. Я знала, что будет именно так. Зик уже заранее был уверен в своей победе только потому, что он мутант, невзирая на то, что сказал мне вчера. Он считал себя лучшим. И я подыграла ему. Стоило на мгновение ослабить защиту, как он вихрем ворвался в мой разум. Я позволила ему это. Какой смысл пытаться остановить его в лобовой атаке, когда я не обладаю такой силой? Это было бы то же самое, что пытаться остановить поезд на полном ходу. Но Зик забыл, что это битва воли, а не силы.
   Оказавшись внутри моего сознания, он почувствовал себя настоящим хозяином. Теперь он мог управлять моим телом, а не я. Я позволила ему это, укрывшись в самом темном уголке своего разума, в собственных воспоминаниях, раз за разом переживая каждое из них. Зик, довольный собой, прошелся взад и вперед в моем теле, несколько раз сжал и разжал кулаки.
   - Это было даже проще, чем я предполагал, - сказал он моим голосом. - Ты больше не можешь конкурировать со мной, хоть и была когда-то лучшей в этом деле.
   Я слушала его будто издалека, даже не пытаясь сопротивляться. Будь он умнее, попытался бы найти меня, обезвредить, но он не сделал этого, решив, что я вовсе не смогла сопротивляться его силе и его напору, поэтому и не разглядел ловушки до того, как полностью увяз в ней.
   Я не стала защищать свое тело, позволив ему захватить его, не стала оберегать от него свои воспоминания, но именно утонув в них, он не мог прочитать мои мысли и понять, что я задумала до того, как стало слишком поздно. Я позволила ему побыть главным, слиться с собственным сознанием и сейчас была готова нанести единственный ответный удар.
   Зик так увлекся контролем над моим телом, что совершенно забыл о своем. А зря. Я легко проникла внутрь его сознания, слившись с его собственными мыслями о победе надо мной в то время, как он просматривал мои воспоминания. Пусть смотрит, мне нечего скрывать ни от него, ни от кого-то другого. Не удержавшись, я громко спросила:
   "Неужели ты не додумался защитить свое тело?".
   Он вздрогнул в моем теле, наконец, осознав, что я задумала, и метнулся назад, но я уже захватила не только его тело, но и его разум, окружив его с двух сторон. В отличие от него, я оставила некую часть себя в воспоминаниях, которые он так тщательно осматривал. Я получила не только полный доступ к его мыслям и контроль над его телом, сейчас все его сознания было сковано моей волей. Сила силой, но этого у меня точно не отнимешь. В этом я всегда была лучшей, во всяком случае, лучше него уж точно.
   Я победила.
   Вернувшись в свое тело, я щелкнула пальцами, даже не глядя на Зика, и заставила его тело опуститься на колени.
   - Ай, яй, яй, Зик, - улыбнулась я, глядя внутрь себя в созданную мной клетку. - А ты еще глупее, чем я думала. Ну что, нравится тебе там?
   - Достаточно, - проговорила Зетва. - Отпусти его, Риа. Ты победила.
   Я знала, что она, как и все стражи, наблюдала за нашей битвой. Мы с Зиком позволили им присутствовать. Я легко поклонилась ей и все же отпустила Зика. У меня был соблазн оставить внутри лазейку, по которой можно было снова захватить над ним власть, но знала, что делать этого не стоит. Так как это, во-первых, было против правил. А во-вторых, в случае моей победы, даже если бы я никак не давила на него, кто-то из стражей, да тот же Гай, мог бы сказать, что я нарушила правила, и моя победа стала бы недействительной.
   Я смогу победить его и так.
   Зик поднялся на ноги, отряхнув колени. Стражи смотрели на меня. Некоторые просто удивленно, другие подозрительно. Я видела, как удлинилось лицо Адама, но ни на мгновение не задержала на нем взгляда и тут же выкинула его из головы, зная, что он сейчас так же может читать все мои мысли.
   - Первый победитель - Риа. Прими мои поздравления, - улыбнулась Зетва.
   - Меня еще рано поздравлять, госпожа, - ответила я.
   - Она права, - сказал один из стражей. - Это только первое испытание. И даже если она и выиграла его, это еще не означает, что ей удастся победить во втором поединке.
   Я улыбнулась ему, ответив насмешливым поклоном. Надо же, как мило.
   Затем я снова повернулась к Зику. Тот смотрел на меня исподлобья, прямо-таки сверлив своими зелеными глазами. Больше он не повторит этой ошибки, не станет недооценивать меня, чтобы я не сделала. Какой бы слабой не показалась на первый взгляд. Зик всегда быстро учился на своих ошибках, если ему, конечно, удавалось совладать со своей гордостью. А сейчас все было слишком серьезно, чтобы заботиться о своей гордости.
   Я мысленно попросила об удаче. И пусть эти снобы слышат все. Победить его во втором раунде будет не так просто. Зик отличный боец, один из лучших бойцов в Аренсе, несмотря на то, что ему еще нет и семнадцати. К тому же он обладает силой.
   - Приступайте, - сказала Зетва.
   Зик первым атаковал меня, еще до того, как Зетва произнесла это слово полностью. Он двигался быстро, как никогда, но я была готова и отбила его удар. Он напирал, как бык, увидевший красную тряпку. В сражение запрещено было пользоваться любым оружием, кроме силы. Ни ножа, ни даже деревянной палки. Только руки, ноги, локти и колени. Я считала, что это было нечестно, особенно если твой противник мог выдвигать из кожи мечи или дышать огнем. Но Зик этого не мог. Он умел передвигать любые предметы силой мысли, но здесь не было ничего, кроме трона Зетвы, и вряд ли он решится швырнуть его в меня. Так же он мог двигаться очень быстро. Быстрее всех остальных мутантов, даже быстрее стражей, пусть всего на крошечную долю секунды.
   Он уже трижды достал меня, когда я просто не успела поставить блок, но все же я гордилась собой, уловив краем уха, несколько удивленных возгласов. Он мог двигаться так быстро, но не я, какой-то жалкий некс. А сейчас я делала именно это.
   Но радовать было еще рано. Несмотря на все мои старания, на все эти бесконечные часы, проведенные в зале для тренировок, он все же был лучше меня. Да, пока я еще могла защищаться, но удерживать эту скорость становилось для меня все сложнее, а сам темп сражения изматывал меня. Защита Зика была безупречна, и те несколько ударов, которые я все-таки сумела сделать, наткнулись на его железные блоки.
   Отбив очередной из них, он будто бы ничего не сделал, но меня отбросило на несколько метров назад. Как же так? Ах да, мое тело ведь тоже предмет. Почему-то раньше я даже не подумала о том, что им он тоже мог управлять. После этого внезапного открытия, защищаться стало еще сложнее, так как тело теперь постоянно подводило меня, не успевая за мыслью. Контролировать его Зик не мог, но вот слегка передвинуть, на несколько сантиметров изменив траекторию, легко.
   Я выругалась про себя, что, впрочем, было так же, если бы я просто сделала это вслух. На несколько мгновений Зик остановился, и мы снова замерли в нескольких шагах друг от друга. Я задыхалась, одежда промокла от пота, волосы Зика так же промокли и прилипли ко лбу, но дышал почти покойно.
   - Что, принцесса? Воля волей, а сила - это сила?
   Покачав головой из стороны в сторону и скорчив ему рожу, я завела локоть, как будто собиралась сейчас ударить его в корпус, но вместо этого ударила ногой. Будь я повыше, смогла бы достать ему до головы, растяжка у меня отличная. Зик успел поставить блок, но уже в следующий миг я нанесла ему несколько ударов в корпус и почти дотянулась коленом до паха. Зик снова отбросил меня в сторону, на этот раз метров на пять, так что я упала, ударившись спиной о стену. Удар был такой силы, что у меня перехватило дыхание. Это был опасный удар. Когда теряешь дыхание, становишься беззащитным и скорчиваешься на полу, судорожно пытаясь сделать вдох. Но я не стала делать этого. Не стала даже притворяться. Мне нужна была уверенная победа, чтобы ни один из стражей не смог прикопаться.
   Я успела отскочить в сторону как раз вовремя, но не успела развернуться, как Зик снова атаковал. Мои шансы на победу таяли с каждой минутой. Я уже не могла двигаться так быстро, как в самом начале. Ноги ныли, левая рука практически не сгибалась, да еще эти ужасные порезы на спине не давали мне покоя. Хотелось сдаться прямо сейчас, послушать свое тело и начать себя жалеть, но я не позволила себе, действуя своим самым острым оружием - волей. И пусть это палка о двух концах, но если мне и не суждено сегодня выиграть, я сделаю все, чтобы это можно было утверждать с уверенностью. Про меня никто не скажет: "Она просто сдалась".
   "Ты снова полагаешь на тело" - послышался в моем сознании отчетливый голос.
   Сначала я подумала, что это Алан, но ему как тренеру запрещено было выходить со мной на связь. Значит, кто-то из стражей. Вернее, только один, так как больше никто из них не присутствовал на моих тренировках. Но все же я не была уверена в этом на сто процентов, да и уже никак не могла проверить.
   Не отвлекайся! В наказание для меня Зик снова попал, на этот раз его кулак врезался мне в лицо, я едва успела спасти челюсть, но сумела добиться только того, что удар вышел смазанным.
   Ты снова полагаешь на тело. Сомневаться в том, что это значит, не приходилось. Адам хотел, чтобы я освободилась еще больше. Стань чистым морозным воздухом. Я представила себе чистый хрустальный бокал, наполненный льдом, при этом не переставая блокировать удары Зика.
   Не думай как воздух. Будь им. Твое тело везде и нигде. Ты можешь быть, где пожелаешь и двигаться быстро, как мысль.
   Я уже делала это сегодня, настраиваясь на поединок, но все равно не могла двигаться так быстро, как Зик. Чего тогда хочет от меня Адам?
   Отчаянно отражая направленные на меня удары, я все пыталась найти и почувствовать что-то, что осталось вне поля моего зрения, какую-то деталь, которая помогла бы мне. Но все безрезультатно. Полностью очистив свое сознание, я попыталась настроиться на волну Зика, предугадывая каждое его движение. Это было нетрудно. Мы были знакомы с ним с самого детства. Я знала его очень хорошо, не так, как Шея, но все же достаточно. Впрочем, и он меня тоже. И все же в этом я была права: он действовал как обычно, в то время, как я использовала свои новоприобретенные навыки, чередуя их со старыми.
   Трудно оставаться спокойной в такой ситуации, но я знала, что это необходимо. Стоит мне выйти из себя или отчаяться, партия будет проиграна. Поединок - это, прежде всего, холодный расчет и грамотная тактика, а не физическая сила, хотя и это, конечно, тоже важно.
   Когда мне уже начинало казаться, что выполнять эти козлиные прыжки больше невозможно и сил просто не хватит, меня вдруг пробило дрожью, и мне в голову пришла совершенно неожиданная мысль. Настолько безумная, что я отбросила ее сразу же. И все-таки...
   Разве не безумием было решение остаться среди мутантов? Не безумием было войти в патруль? Предпринять это путешествие в Город-4 и напроситься остаться здесь? Выпросить тот единственный ничтожный шанс, и теперь стоять здесь напротив Зика?
   Да я - само безумие.
   И я сделала то, что советовал какой-то неуловимый голос внутри меня, не раздумывая. Полностью опустошила себя, сделалась пустой и полной одновременно, вобрав в себя окружающую меня энергию. Это было странное ощущение легкости, которое давило на мое сознание, наполняло его разными желаниями и страхами, мыслями и мечтами. Но все же это делало меня сильнее. Я больше не раздумывала о том, куда послать руку, или как отойти назад. Стоило принять решение, и тело само делало то, что нужно. Я контролировала свое сознание, а тело только слушалось. Наверное, впервые за все время мы стали одним целым. Тело стало чем-то большем, чем просто оболочкой из мяса, костей и крови. Теперь уже я опережала Зика, а ему с трудом удавалось защищаться. Считывая наперед все его движения, я наносила удар раньше, причем в те места, куда он совершенно не ожидал. Вот уже мой кулак с треском врезался ему в челюсть, хрустнула кость, а я уже перевела удар в корпус. Зик клюнул, но это был только финт для подсечки. Парень повалился на пол, запутавшись в собственных ногах, а я пожелала о том, что у меня с собой не было никакого оружия.
   Подрубить сухожилия на ногах, один раз прицельно пнуть ногой в живот и перерезать горло лезвием ножа...
   Но я не хотела этого. Это была мысль одного из стражей. Возможно, простой просчет возможных вариантов при встрече с врагом, но я уловила и его. Оружия у меня не было, поэтому я опустилась на колени перед распростертым на полу Зиком и обхватила руками его горло, аккуратно, почти нежно. Стоит мне сейчас сжать руки, и хрустнут позвонки. Может, я и некс, но я все же намного сильнее обычного человека.
   Я победила.
   Снова.
   О, черт меня подери. Я сделала это.
   - Достаточно, - сказала Зетва, и я тут же разжала руки.
   Зик принялся тереть руками горло. Взгляд у него был ошеломленный.
   - Но как? - прошипел он. - Как ты сделала это?
   - Поднимись, Риа Блейк, - приказал один из стражей. Мужчина лет тридцати с бесцветными волосами, белесыми бровями и ресницами, и будто вылинявшими серыми глазами. Затем он повернулся к Гаю. - Неужели мальчишка настолько слаб, что его победил некс? - зло бросил он.
   Гай только покачал головой.
   Тогда альбинос обратил свой гнев на Адама:
   - Тогда это ты, Ястреб. Я слышал, как ты обращался к ней. Что ты сделал?
   Адам пожал плечами:
   - Я ничего не сделал, Тиберий. Просто дал девчонке совет. Но он был ей не нужен. Она прекрасно справилась сама.
   - Ты знаешь, что это против правил, - проговорил Тиберий резко.
   - Не более того, что делали во время поединка Гай и Оливер, - возразил Адам.
   Тиберий не нашелся, чтобы возразить. Оставив Адама в покое, он повернулся ко мне, сверкнув серыми глазами.
   - В таком случае, ты сможешь так же составить мне достойную конкуренцию, некс, - проговорил он, подходя ко мне.
   - Тиберий, - строго возразила Зетва, но страж уже стоял напротив меня. - Ты отказываешь выполнять мой приказ? - спросила она, вскинув бровь. Сейчас ее было не узнать. Она больше не походила на прекрасную насмешливую женщину. Огонь зажегся в ее темных зрачках. Еще слово, и от Тиберия останется только кучка пепла. Причем в самом прямом смысле.
   Страж тоже понял это, так как тут же повернул к Зетве и поклонился ей. Остальные стражи побелели, как полотно. Разве что кроме Адама, с интересом наблюдавшего за происходящим.
   - Нет, госпожа, - сказал Тиберий, опустив глаза, но даже сейчас он умудрился сохранить чувство собственного достоинства. - Я просто хочу еще раз проверить некса. Мы должны быть уверены на сто процентов, прежде чем позволить ей каждый день рисковать нашими жизнями.
   То есть вот как он заговорил. Рисковать "их" жизнями. Не моей.
   - Но если ты прикажешь мне не делать этого, - продолжал он. - Я тут же отступлюсь.
   Зетва вскочила со своего места и подошла к нему. Она была на голову ниже него. Маленькая и худенькая. Сейчас она была рассержена по какой-то непонятно для меня причине, но была подобна не рассерженной осе и не маленькой птичке. Скорее уж она напоминала грозную пантеру.
   - Ты не потрудился спросить моего разрешения, когда подошел сюда, Тиберий. Ты знаешь, с каким уважением и признательностью я отношусь к стражам, но посмел перечить мне во время моего избрания? - спросила она спокойным голосом. Внутреннее чувство подсказывало мне, что это было много опаснее крика.
   Тиберий опустился перед ней на колени:
   - Прости меня, госпожа. Я вовсе не хотел прогневить тебя.
   - Заканчивай со своими этими высказываниями, Тиберий, - оборвала его Зетва. - мы не в историческом фильме. Ты не в первый раз делаешь то, что тебе нравится. И сейчас я предупреждаю тебя при всех: ты лишишься своего места, если не умеришь свой пыл.
   - Да, госпожа, - пробормотал он, не поднимая глаз.
   - Разве я спрашивала тебя?
   Он покачал головой, и волна его гнева прокатилась по залу. Это был опасный мутант. Очень опасный. Все еще пребывая в "хрустальном" состоянии, я могла ощущать его ледяную силу и его гнев, но в то же время там присутствовал страх.
   - Ты можешь проверить ее, если так уж этого хочешь, - смилостивилась Зетва, отойдя от него на несколько шагов. Ее лицо превратилось в маску раздражения. - Но не стоит делать это так, чтобы расстроить меня. Эта девочка не Лео, - стоило ей произнести это имя, как все стражи, как один, ахнули, словно она нарушила какое-то страшное табу. - Так, будто только от тебя зависит, достойна ли она жизни.
   Затем Зетва вновь заняла свой трон, а Тиберий медленно поднялся, расправив плечи. Понятия не имею, что здесь только что произошло, но он сейчас был очень зол, а я была тем, на ком он мог эту злость сорвать. Но я не боялась его сейчас, пока не разрушилась эта связь. Не знаю, правда, как долго она продлиться.
   Тиберий стоял напротив меня. Я не сводила с него взгляда. Осталось только определить, кто из нас охотник. Он двинулся вправо, я немедленно повторила его движение в зеркальном отражении. Страж сделал шаг ко мне, и я опять сделала то же самое. Я даже не смогла заметить, когда именно он начал движение, так быстро он двигался, но его рука не прошла мимо моей защиты. Рука о руку, кость о кость.
   - Что ж, неплохо для начала, - похвально отозвался он, не прекращая двигаться вокруг меня, так волк загоняет овцу. - Посмотрим, на что еще ты способна.
   На этот раз он двигался еще быстрее, но интуиция опять подсказала мне, куда он будет бить, и снова я успела выставить блок. Тиберий тут же разорвал дистанцию, уходя назад.
   - Что мне нужно сделать, чтобы прекратить это? - спросила я, чувствуя смертельную усталость. Даже голос звучал без каких-либо интонаций.
   - Достань меня хотя бы раз. Сможешь нанести удар, и я отпущу тебя.
   Мне не понравилось, как это прозвучало. Что значит, отпускаю? Я ему что собака? Но я не стала спрашивать. Вместо этого я стала двигаться так же, как недавно двигался он. Теперь уже стражу приходилось двигаться по моему ритму. У меня было уже два шанса нанести удар, но я не спешила, усыпляя его бдительность. Конечно, он крутой страж, а я девчонка, но сегодня у меня определенно было преимущество.
   - А ты, я вижу, устал, Тиберий, - усмехнулась я, в мгновения ока оказавшись рядом с ним. Молниеносный удар - молниеносный блок, и я снова отошла назад. - Или просто теряешь навыки?
   И тут впервые страж усмехнулся, теперь уже мне пришлось защищаться. Поединок был бы интереснее, если бы я не была так измотана. Но сейчас мне хотелось только поскорее закончить его.
   Я снова оказалась рядом с ним, сделала финт в корпус, а затем вынуждена была спасаться от подсечки. Еще один рывок, еще один блок и снова удар. Теперь уже он первым разорвал дистанцию, спасаясь от меня. Никогда прежде я не чувствовала в себе такой силы и никогда прежде не была настолько уставшей.
   - Тиберий, - позвал Адам. - Твоя щека, Тиберий.
   Страж-альбинос остановился, проведя рукой по своей щеке. Его пальцы окрасились в красный. Неужели мне все-таки удалось достать его? Ну не при бритье же он порезался. На щеке Тиберия алела длинная тонкая царапина, несколько красных капель стекали по лицу.
   - Хорошо, - кивнул он. - Она не так уж плоха.
   Я почувствовала, что вот-вот потеряю сознание, а в следующий миг Алан уже подхватил меня и помог удержаться на ногах. В горле пересохло, а перед глазами крутились разноцветные круги.
   - Риа Блейк назначается стражем, - почти ласково произнесла Зетва. - Первый некс в истории, награжденным столь почетным титулом.
  
  

13

   Очнулась я в своей комнате, чувствуя себя уставшей и выпитой. Что ни помогло мне в битве с Зиком и Тиберием, за свою помощь оно взяло хорошую цену. Несколько быстрых минут я позволила себе просто лежать в кровати, наслаждаясь покоем, а затем снова медленно открыла глаза.
   Меди не было. Ее кровать была тщательно убрана, идеально, как всегда. На столике стояла вазочка со свежими цветами, с ярко-желтыми серединками и длинными белыми лепестками.
   - С добрым утром, Риа.
   Я едва не подпрыгнула на кровати. Рядом со мной, на стуле, закинув ногу на ногу, сидел Зик. Вот кого-кого, а его я точно увидеть здесь не ожидала. После того, что произошло...А когда, кстати, это произошло?
   - Вчера, - подсказал он, уловив причину моего замешательства. - Избрание было только вчера.
   - А ты? Как ты здесь, если...
   - Со мной все в порядке, благодаря тебе, вернее благодаря Тиберию. Проверив тебя, он тем самым доказал, что не такой уж я и неудачник. Меня тоже взяли в команду, Риа. Нас обоих взяли. Да, кстати, как тебе все-таки удалось победить меня? Это было просто невероятно. Ты развивала почти такую же скорость, как и Тиберий, - Зик говорил взволнованно, глядя прямо на меня.
   - Понятия не имею, - проворчала я. - Тут есть что-нибудь попить?
   - Конечно, - он подхватил с тумбочки графин и налил в стакан воды, передав мне.
   Я с облегчением сделала глоток.
   - А ты здесь какими судьбами? - поинтересовалась я, когда горло уже драло не так сильно.
   - Пришел посмотреть на твой бездыханный труп, что же еще. Я думал, ты хоть немного обрадуешься, увидев знакомое лицо, - проговорил он с легкой обидой.
   - А где Джейк?
   - Джейк работает. Ему отдали на растерзание целую группу нексов, лет по семь, я думаю. Вот уж кому не скучно. Мел помогает ему.
   Я кивнула:
   - Спасибо, Зик. Я рада, что тебя взяли.
   Он ответил мне ослепительной улыбкой:
   - Еще бы ты была не рада. Кстати, командир просил передать тебе, что наше первое задание состоится завтра. Уходим на рассвете. А пока отдыхай. Ты не поверишь, куда мы отправляемся.
   - Неужели в Аренс? - ухмыльнулась я.
   Он недоверчиво посмотрел на меня:
   - Ты знала.
   - Нет, честное слово. Так мы, правда, идем в Аренс?
   - Да. Зетва решила, что пора наконец-то узнать, что там произошло. И еще один сюрприз. Нас обоих определили в команду Ястреба.
   - Ястреба? - переспросила я, не понимая, где я слышала это.
   - Ну да, сына Зетвы, - Зик закатил глаза.
   - Адама что ли? А почему его называют Ястреб?
   - У каждого стража есть свой позывной, ну что-то типа клички.
   - И какой позывной дали тебе?
   - Пока никакой. Прозвище еще нужно заслужить. Зато тебя уже все называют не иначе как "некс".
   - Замечательно.
   - Нет, я серьезно. В городе все разговоры только о том, что некс вошел в команду стражей. Такого раньше никогда не было. Ты стала знаменитостью.
   Возможно, но это меня совершенно не радовало. Вскоре Зик ушел, оставив меня в одиночестве. Я не спеша оделась, чувствуя, как медленно и заторможено двигается тело. Казалось, что я спала долго-долго, и за это время мои конечности успели превратиться в камень. Затем причесала отросшие темные волосы, собрав их на затылке, и умылась.
   Я должна была испытывать счастье, ну хотя бы радость. Я справилась, стала стражем, сделала это. Снова. Но на душе у меня не было ничего, никаких эмоций я не чувствовала. Мне ничего не хотелось делать, никого не хотелось видеть. Но вместо того, чтобы остаться в комнате и насладиться своим единственным за долгие дни выходным, я вышла из комнаты и направилась в восточные коридоры.
   Никто не встретился мне на пути, чему я сильно обрадовалась. Я задыхалась в подземелье, мне нужно было срочно оказаться на поверхности и вдохнуть чистого воздуха. Сердце оглушительно билось в груди, колени начали подгибаться. Чем вызвана эта странная слабость и внезапно охватившая меня боль? Неужели вчерашней битвой и усталостью? Я не могла знать этого точно, да и все мои силы были сейчас направлены только на то, чтобы не упасть. Не успела я дойти даже до главной лестницы, как мне пришлось ухватиться рукой за стену, чтобы не упасть. Я остановилась, принявшись медленно дышать. Да что это со мной?
   Впереди послышались шаги и чьи-то голоса. Я успела увидеть только знакомую черную футболку и порванные во многих местах джинсы, прежде чем всем телом привалилась к стене, пытаясь устоять на ногах.
   Алан уже через несколько мгновений подбежал ко мне:
   - Ри? - испуганно спросил он.
   Но я не ответила ему. Просто не могла. Не меньше пяти минут я простояла, вцепившись в него, судорожно стараясь сделать вдох, затем мне стало лучше. Это произошло так резко, что у меня вырвался удивленный вздох.
   - Что с тобой, Ри? - вновь спросил Алан.
   - Не знаю. Схватило что-то...Мне уже лучше, честное слово, - голос не дрожал, да и колени больше не раскачивались. - Это, скорее всего, от переутомления.
   - Ты уверена, что сможешь отравиться с нами в Аренс? - спросил страж с сомнением.
   Я гневно кивнула.
   - Ах да, как я мог забыть, что ты - Риа? Все равно ты должна лучше заботиться о себе.
   - Я должна хорошо выполнять свою работу, - возразила я. - Просто идеально, раз я сама себе ее выбрала. Больше я ничего не должна.
   - Ты знаешь, что просто невыносима?
   - Всегда знала об этом. Откуда ты, кстати?
   - Сверху. У нас сегодня выходной. На патрулирование команда Тиберия, а наше дежурство начнется только завтра.
   - Знаю.
   - Откуда? - Алан удивленно вскинул странно широкие темные брови на тонком продолговатом лице. У него была по-девичьи тонкая и аккуратная челюсть, на которой не было заметно ни следа щетины.
   - Зик сказал. Он сегодня заходил ко мне.
   - Интересно.
   Вот и все, что он сказал: "интересно".
   - Адам хочет видеть тебя, - сказал он, насупившись. - Он на площади.
   - С чего вдруг мне выпала такая радость? - казалось, он поделился со мной своими мрачными мыслями. - То знать меня не знал, забывая о том, что я вообще существую, а теперь ему вдруг захотелось со мной побеседовать.
   - Тогда ты была просто девчонкой, а теперь - член его группы. Он приказывает, ты исполняешь. И лучше тебе поспешить.
   - Не хочешь провести меня, тренер?
   - Во-первых, я тебе больше не тренер. Во-вторых, не думаю, что Адам захочет говорить при мне, а в-третьих, у меня и своих дел по горло. Ты легко найдешь его.
   - Ладно.
   - Подожди, Ри.
   - Да?
   - Удачи.
   Я удивленно вскинула брови. Неужели со мной может случиться еще что-то плохое? Чем еще я могу не устроить стражей?
   Алан был прав. Я увидела его, как только подошла к площади. Сейчас здесь было совсем мало мутантов, так как был самый разгар рабочего дня. Только нексы тренировались в дальнем углу, отрабатывая какие-то удары. Я вспомнила было о Джейке, но его здесь не было.
   - Вот ты где, некс.
   Я повернула голову, увидев подошедшего ко мне стража. Теперь я отчетливо поняла, почему его называли Ястребом. Он вовсе не обладал характерными резкими чертами лица или формой носа, но достаточно было взглянуть в его глаза, чтобы понять, кто перед тобой. Это однозначно был охотник. Сегодня на нем была светлая футболка и серые брюки, вместо обычных черных. На ногах привычные темные кроссовки, на голове - тщательно продуманный беспорядок. Интересно, подумала я, он утром укладывает их с помощью геля, или само так получается?
   Я старалась угадать его сегодняшнее настроение, но взгляд карих глаз был непроницаем.
   - Пойдем прогуляемся, некс, - сказал он, махнув рукой в сторону леса. - Нужно обсудить кое-что.
   В ответ я только кивнула и направилась за ним, по пустынной площади. Адам отошел метров на триста, оказавшись на заросшей травой грунтовой дороге, и медленно пошел вперед, скрываясь под тенью густых зеленых крон. На какое мгновение я залюбовалась его стройным силуэтом, затем пришла в себя и, выругавшись, догнала его. Мне пришлось перейти на бег.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил он тоном, не выражающим никакого беспокойства, словно вопрос был просто формальностью.
   - Нормально, - буркнула я, не понимая, отчего всегда такая бойкая на язык и чересчур разговорчивая, рядом с ним начинала неметь и вести себя как влюбленная школьница. Я еще раз повернула голову и посмотрела на него, прислушиваясь к своим ощущениям.
   Он был красивым. Высокий, светловолосый и прекрасно сложен. Я восхищалась, глядя на него каждый раз. Его присутствие вызывало в моей душе странный трепет, сладкий и одновременно острый, на грани боли.
   Но я не влюбилась в него. Находясь рядом с ним, я любовалась им, словно какой-то чудом ожившей статуей, прекрасной, но неумолимо холодной. У него был сильная, решительная натура. И я была уверена, что его назначили главой одного из отрядов не потому, что он - сын Зетвы и Эванжера. Я уже достаточно знала о Зетве, чтобы понять - она никогда не поступила бы так. Так же Адам - превосходный воин, наделенный множеством разнообразных талантов. Но идя рядом с ним, когда нас разделяло меньше полуметра, мне вовсе не хотелось приблизиться к нему ближе хоть на крошечный шаг или обнять его. Это наоборот вызвало бы во мне только ужас. Мне никак не удавалось понять, как же я отношусь к нему. Это был взрывоопасный коктейль из уважения, восхищения и недоверия, сдобренный опасением и даже щепоткой страха. Действительно ястреб, прекрасный, но в то же время смертельно опасный и жесткий.
   - Прошел всего один день, - продолжал он, повернувшись ко мне. - Я не уверен, что ты достаточно восстановилась для того, чтобы отправится завтра с нами.
   - Я справлюсь, - почти прорычала я, выйдя из себя от обиды. Я столько сделала, чтобы оказаться сейчас здесь, а не в прачечной, но этого все равно мало, чтобы они приняли меня, уже не говоря о том, чтобы я стала для них одной из своих.
   Адам недоверчиво посмотрел на меня, словно желая что-то сказать, но промолчал.
   - Если ты опасаешься, что из-за меня могут пострадать твои люди, то смею тебя заверить: я сделаю все, чтобы этого не произошло снова.
   - Мои стражи могут позаботиться о себе, - возразил он. - Я больше беспокоюсь за тебя.
   - За меня? - переспросила я, не веря собственным ушам. - С каких это пор моя жизнь волнует тебя? Не помню, чтобы ты сильно переживал, когда избивал меня на тренировке.
   - С тех пор, как я отвечаю за тебя, - сказал он холодно, неодобрительно сверкнув глазами, словно я сильно огорчила его. Даже не просто огорчила - разочаровала. - Я - твой командир, и я отвечаю за тебя. Мне не нужна твоя смерть.
   Ха. Как это прозвучало: мне не нужна твоя смерть. Будто он делает мне великое одолжение. Но мне оно ни к чему. Ни от него, ни от кого-то еще.
   - Мне тоже не хочется умирать, - сказала я чуть мягче. Мы остановились. - И я действительно в полном порядке, спасибо, что спросил. Мы идем в Аренс, и не думаю, что кто-то больше нас с Зиком заслуживает того, чтобы узнать, что там произошло. Тебе еще есть, что мне сказать...Ястреб?
   Несколько минут он пристально смотрел на меня, затем только кивнул головой и отвернулся. Темный огонек в его глазах погас, будто бы его и не было. Но почему мне с ним так сложно?
   - Хорошо. Мы отправляемся завтра на рассвете. Будь готова к этому времени. Алан выдаст тебе стандартное оружие, так же можешь забрать то, с которым пришла к нам из Аренса. И еще, должен предупредить тебя, некс. У нас дисциплина занимает очень важное место. Если ослушаешься моего приказа или плохо покажешь себя, то это будет твое первое и последнее задание в качестве стража.
   - Благодарю вас, ваше величество, - я не смогла удержаться, присев в реверансе. - А теперь могу ли я откланяться, или у вас ко мне будут еще какие-то вопросы?
   Я даже не пыталась скрыть сарказм и насмешку в голосе, но Адам только усмехнулся, совсем не весело, правда.
   - Можешь идти, - великодушно разрешил он.
   Я развернулась и действительно пошла, оставив его стоять под деревьями в одиночестве. В груди у меня все клокотало от гнева.
   Ты не сможешь. Ты ведь просто девчонка, некс.
   Он не сказал этого вслух, но для меня все было так, словно сказал. Мне достаточно было видеть выражение его лица, когда он смотрел на меня, словно я была для него еще одной помехой.
   Пусть так.
  

*****

  
   Оружие мне выдали еще этим вечером. Не только то, что я прихватила с собой из оружейной Аренса, но так же еще один небольшой пистолет, несколько ножей (один крошечный, почти карманный, другой же, наоборот, с длинным и широким лезвием) и мини-автомат.
   Несколько часов я провела в подземном тире, стараясь привыкнуть к своему автомату, так как раньше мне не доводилось стрелять ни из чего подобного, но я даже не сомневалась в том, что смогу справиться с ним.
   Закончив с этим, мне вновь захотелось подышать свежим воздухом. Выбравшись на поверхность, я сделала несколько глубоких вдохов, наслаждаясь ночной прохладой. Мне казалось, что в это время здесь должно быть тихо и спокойно, но я ошиблась. Вокруг разносились громкие восторженные голоса, смех и даже песни. Мне еще не приходилось видеть здесь такого оживления.
   Площадь же вообще превратилась в остров веселья. Во всех окнах, выходивших на площадь, ярко горел свет, крыши были опоясаны длинными разноцветными гирляндами, как на рождество, громко звучала веселая музыка, какой мне еще тоже не приходилось никогда слышать. Она была громкой, ритмичной, но не однообразной и ничуть не раздражала. Мне наоборот хотелось тут же пуститься в пляс. Всюду ходили веселые, даже слишком веселые, мутанты. Многие здоровались, проходя мимо меня, и я тоже здоровалась с ними, не забывая отходить как можно дальше от центра. В самом центре площади горел огромный костер, вокруг которого собирались люди, усаживаясь у огня, кто на плоских подушках, кто просто на земле. В воздухе пахло дымом, какими-то благовониями и еще чем-то острым и пряным. У нас в Аренсе почти не было алкоголя, и его не употребляли даже на праздники. Красное вино было напитком скорби. Его выдавали только в честь каких-то печальных событий. На похоронах, или же в День Скорби - день, когда мы вспоминали всех мутантов, погибших ради Революции и во время революции. Я до сих пор помнила сладковато-острый вкус этого красного, как кровь напитка. Так же мама несколько раз давала его мне, когда я сильно болела, заваривая с корицей, лаймом и еще какими-то травами. Она называла это - грог, и он был обжигающе горячим. Так что для меня алкоголь сочетался только с грустью и болезнью. Я удивлялась, как все эти мутанты, употребляя его, могут быть так веселы и беззаботны. У некоторых глаза уже стали мутноватыми и странно блестели, будто бы они были нездоровы или не в себе. Я старалась идти еще быстрее, когда кто-то окликнул меня в толпе.
   На несколько секунд я растерялась, пытаясь понять, кто же меня звал, и за это время топа унесла меня прочь от моего пути, почти к самом центру, к костру. И тут кто-то схватил меня за руку и потянул к себе. Это был Зик. Его глаза показались мне какими-то дикими, но от него не пахло ничем, кроме пота и пороха, так что я решила, что он еще ничего не пил. Должно быть, для него это было так же странно, как и для меня.
   - Что здесь происходит? - спросила я, пытаясь перекричать толпу. Это было непросто сделать, так что мне пришлось почти уткнуться лицом ему в шею, а ему - нагнуться.
   - Праздник освобождения, - прокричал он. - День Революции. Второй главный праздник в Городе-4 после его основания.
   - Уйдем отсюда, - попросила я, не думая, что он услышит - рев толпы стал еще громче - но он услышал, должно быть, прочитав по губам.
   - Хорошо, - ответил Зик, подкрепив свое заявление кивком.
   Мы уже развернулись, намереваясь как-то выбраться из этой толпы, когда нам преградили дорогу трое стражей. Здесь была Иззи, Джордан и Элис. Парень был одет как обычно, а вот девушки явно принарядились в честь праздника. На Иззи была короткая темная юбка и топ, настолько открытый, что она могла бы вообще обойтись без него, а прийти сюда просто в своем черном кружевном лифчике. На Элис же было изящное черное платье. Оно было простеньким, но зато выгодно подчеркивало ее прекрасную фигуру. Обе были накрашены.
   - Куда это вы собрались? - поинтересовался Джордан, став так, чтобы мы никак не могли их обойти.
   Сзади вынырнуло еще трое стражей. Насколько я знала, они были не из нашей группы.
   - Вы никуда не уйдете, пока не примете жертвенный дар, - добавила Элис, усмехнувшись. - Иззи?
   Блондинка вынырнула из-за спины одного из стражей, неся в руке два высоких бокала, и подала их нам.
   - Что это? - спросил Зик, принюхиваясь.
   Я поднесла бокал к лицу. Жидкость была вовсе не бардовая, и вообще не красная, а темная и густая.
   - Вам понравится, детки, - пообещала Иззи, отойдя от нас.
   - Завтра нам на задание, - запротестовала я, отведя руку с бокалом.
   - От одного бокала ничего не будет, - сказала Элис. - Да и вы не единственные стражи, которые пьют сегодня вечером. У нас обычно не пьют, но сегодня особый случай.
   - Мы все равно вас не отпустим, пока бокалы не пустеют, - кивнул Джордан, пожав мускулистыми плечами.
   Зик вздохнул, еще раз посмотрев на стражей, а затем выдохнул и залпом опустошил свой бокал, отдав его Иззи. Та улыбнулась. Очередь была за мной, но я медлила. Не люблю алкоголь. От него смазывается ощущение реальности, ослабевает контроль над своим телом и, главное, над своим разумом.
   - Давай быстрее, некс, - поторопила меня Элис. - Мы не будем стоять здесь всю ночь.
   - Иначе нам не избавиться от них, - кивнул Зик.
   С сомнением посмотрев на них, я поднесла бокал к губам и сделала маленький глоток, который тут же обжег мне горло и потрескавшиеся губы. Это было и приятно и неприятно одновременно, но все же я сморщила нос. Напиток был действительно пряным и терпким, но все же вкус его был очень необычен. Мне не хотелось пить еще, но я вынуждена была опрокинуть бокал полностью, едва не подавившись. Затем мне потребовалось сделать еще одно мучительное движение, чтобы проглотить все. Я закашлялась, отдавая бокал. Стражи откровенно посмеивались, глядя на меня. Их глаза так же покрывала тонкая пленка, из-за чего взгляд казался мутным и нечетким.
   - Ну вот и отличненько, теперь можете идти.
   Они расступились, пропуская нас. Зик взял меня за руку и повел прочь, проталкиваясь сквозь толпу. Он отпустил меня, лишь когда мы вышли за границы площади. Несмотря на то, что я выпила огромный стакан какой-то дряни, я чувствовала себя совершенно нормально, не ощущая в себе никаких перемен. Вскоре я поняла, что Зик тянет меня к реке, но и не думала сопротивляться. Там, должно быть, сейчас никого нет.
   Мы легко спустились вниз по склону к самой реке, не встретив ни одного мутанта или некса. Единственными звуками были здесь шум воды, пение птиц и треск цикады. Даже царивший наверху шум не мог добраться сюда этой ночью.
   - Подожди меня здесь, я сейчас, - сказал Зик, совсем выпустив мою ладонь из своей руки, и скрылся в темноте.
   Мне вдруг стало ужасно скучно. И ждать Зика, стоя на одном месте, я уж точно не собиралась. Кожа вспыхнула жаром, а затем еще одна такая же обжигающая волна прокатилась внутри, на лбу выступил пот. В нескольких шагах от меня в воде лежал камень, поднимаясь над водой где-то на полтора метра. Мне захотелось взобраться на него в чего бы то ни стало. Я сделала несколько шагов, подойдя к воде, а затем прыгнула вперед и вверх. Мне показалось, что я все сделала правильно, но это было не так. Я запнулась, прыгая, и поскользнулась на камне, едва не ударившись о него носом. Только в последний момент мне удалось поймать равновесие и удержаться наверху, балансируя, вытянув руки в стороны, словно я находилась не на камне, а на цирковом канате. А я еще было решила, что алкоголь никак на мне не сказался.
   За моей спиной послышался смех. Я резко обернулась, правая нога соскользнула, и я начала падать. Сильные руки подхватили меня за талию и сняли с камня, аккуратно поставив на траву. И он снова засмеялся.
   - Очень смешно, Зик, - проворчала я. - Ну да, это было глупой идеей, не менее глупой, чем пить то варево, которое они заставили нас выпить. Моя не сломанная шея тебе очень благодарна, но, может, ты все-таки перестанешь смеяться надо мной?
   - Конечно, - заверили меня. Смех тут же прекратился. Но голос принадлежал не Зику.
   Я обернулась.
   За моей спиной стоял Адам, неизвестно как появившийся здесь. Я несколько раз моргнула и потрясла головой, стараясь убедиться, что он это действительно он, а не накрывшая меня галлюцинация. И хоть он перестал смеяться, улыбка еще не исчезла с его лица. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять: он тоже был пьян. Его не шатало, стоял он так же уверено, как раньше, да и его руки не утратили твердости (что я уже проверила на себе), а глаза не напоминали глаза мертвой курицы, только зрачки были расширены и сверкали, как драгоценные камни. В левой руке он держал наполовину пустую стеклянную бутылку, которую умудрился не выпустить, когда ловил меня, а в его дыхании слышался тот самый острый запах. Но самым главным отличием трезвого Адама от нетрезвого было выражение его лица. Сейчас оно не было серьезно, хмуро или же мрачно, наоборот, оно светилось, как во время игры, или битвы с теми тварями из леса. Казалось, прекрасная статуя ожила и теперь пришла мне на помощь.
   - Что ты делаешь здесь, некс? - спросил он, с улыбкой глядя на меня. Он говорил чуть быстрее, чем обычно, и у него едва заметно заплетался язык.
   - А ты? - ответила я вопросом на вопрос.
   - Решил прогуляться в одиночестве, - сказал он, потрясся у меня перед носом бутылкой. Затем глотнул из нее, жидкость обижено булькнула и вновь успокоилась. - Будешь? - спросил он.
   Я резко покачала головой.
   - Ах, да. Совсем забыл, что тебе всего семнадцать. Ну не хочешь, как хочешь, - за этим последовал еще один глоток. Затем он присел на корточки у самой воды и спросил, не глядя на меня.- Ты так и не сказала мне, что делаешь здесь.
   - Мне захотелось подышать свежим воздухом. Я вышла наружу, а на площади такой шум. Я решила, что здесь никого не будет, но стражи все равно поймали нас по дороге и заставили выпить эту черную густую жидкость, - пробормотала я, словно разговаривая сама с собой.
   - Вас? - переспросил он, повернувшись ко мне. Было вообще удивительно, что в таком состоянии он заметил мою ошибку.
   - Ну да, - ответила я, отчего-то немного смутившись. - Меня и Зика.
   - Тебя и Зика, - повторил он, в очередной раз опрокидывая бутылку. - И где же твой дружок?
   Я только пожала плечами:
   - Сказал, что скоро вернется.
   Несколько минут мы просидели в полной тишине. Он, сидя у воды и неотрывно глядя на реку, а я так же глядя вперед, стараясь при этом не смотреть на Адама. Отчего-то мне было неловко оставаться с ним здесь ночью. На какой-то безумный миг мне захотелось остаться с ним здесь вечно, и чтобы больше никого не было, только он и я. А затем, испугавшись собственных мыслей, я пожелала, чтобы Зик поскорее вернулся. Ох уж это непостоянство женской натуры. Сами не знаем, чего хотим, но требуем, чтобы другие нас понимали.
   - Неужели тебе действительно нравится это? - спросила я, вдруг осмелев.
   - Что "это"? - отозвался он, словно я вырвала его из плена его собственных мыслей.
   Я указала на бутылку, которую он держал в руке.
   Адам несколько секунд внимательно рассматривал ее, словно ожидая, что она сейчас заговорит с ним, а затем пожал плечами.
   - Не знаю, - ответил он, наконец, мне показалось, честно. - На вкус оно приятное, похмелье на утро от него не мучает, зато это позволяет мне почувствовать себя...свободнее.
   - Это вовсе не значит, что ты становишься свободнее, когда пьешь это, - строго возразила я. Это было странно, говорить в таком тоне с Адамом, с моим начальником, но сегодня я позволила себе это. В конечном счете, я тоже не была трезвой.
   - Попробуй, - снова предложил он, протягивая мне бутылку. - А затем скажи мне, нравится тебе или нет.
   Я замерла, глядя на него.
   Адам усмехнулся:
   - Ты сама проговорилась, что уже пила сегодня вечером. Да это и не будет наказываться, ведь сегодня большой праздник. Я же, как твой начальник (в этом месте он вновь усмехнулся) сейчас не настолько трезв, чтобы заметить что-либо. Ну же. Я вовсе не собираюсь обманывать тебя.
   Честно говоря, у меня возникла и такая мысль, что он просто проверяет меня. Стоит мне сделать малейшую ошибку, как он завтра признает меня при всех непригодной для работы стража. Но это было глупо.
   Я протянула руку вперед, обхватив пальцами бутылку. Он отпустил ее на несколько секунд позднее, чем надо было, и я коснулась его руки. Она была горячей, словно его лихорадило, и я едва не упустила бутылку. Но не от жара, а от охватившего меня странного чувства. Мне все-таки удалось удержать ее. Тогда я обхватила ее крепче и поднесла к губам, не веря, что делаю это. Жидкость в бутылке была не такой густой, как то, что я пила сегодня, ее цвет в темноте разобрать я не смогла, но она понравилось мне значительно больше. Вкус был не таким резким и к тому же более насыщенным, да и пахло оно почти приятно - лесными травами и какими-то ягодами. Но так же оно было крепче. На несколько секунд я почувствовала, как у меня закружилась голова, и зарябило в глазах. Затем мне стало значительно лучше.
   Я передала бутылку Адаму.
   - Да, это действительно приятно, - признала я. - Но я бы не осмелилась пробовать еще. Да и не думаю, что мне захотелось бы этого.
   - Дело привычки. Только никому не говори, что я дал это тебе.
   - Конечно, командир.
   Мне было весело, тепло алкоголя согревало мои внутренности, и я больше не чувствовала неловкости и не боялась. Впервые за все время мы могли общаться с ним как равные, а не как некс и мутант, новичок и учитель, девчонка и мужчина, и это было не только приятно, но и в какой-то мере опьяняло гораздо больше, чем вино и алкоголь. Сейчас преимущество было на моей стороне. Теперешний Адам вовсе не казался мне таким идеальным и строгим, каким бывал обычно. Сейчас я видела перед собой живого человека, и таким он нравился мне даже больше.
   - Это точно не какая-то хитрая ловушка для меня? - лукаво спросила я, надеясь, что он примет это за шутку. - И ты не скажешь завтра, что я не гожусь в стражи, так как увлечена алкоголем в то время, когда стражи вообще не должны пить ничего такого?
   Он вновь рассмеялся.
   - Посмотри на меня, Ри. Я сам пьян, а ты все еще думаешь, что это какой-то хитрый ход с моей стороны? Хотя, должен признаться, идея неплохая.
   - Неужели это не пришло тебе в голову раньше? - ужаснулась я.
   - Иди сюда.
   - Что?
   - Иди сюда, - повторил он.
   Я медленно подошла к нему, остановившись примерно в метре от того места, где он сидел. Сидение на корточках уже успело ему наскучить, и поэтому он просто опустился на землю, ничуть не заботясь об одежде. Еще бы, ему ведь не приходилось ее стирать.
   - Чего ты хочешь?
   - Сядь рядом со мной, - он кивнул на траву справа от него, в очередной раз хлебнув из бутылки.
   - С чего вдруг? Или ты уже решил приказывать мне, Ястреб? - насмешливо поинтересовалась я.
   - Сядь рядом со мной, - повторил он мягче, а затем добавил слово, от которого я совершенно растаяла. - Пожалуйста. Кроме того, Ястребом я стану только завтра. Сегодня меня зовут Адам.
   Я села на траву. Теперь нас разделяло меньше двадцати сантиметров. Мое тело задрожало.
   - Тебе холодно?
   - Немного. Ничего особенного, просто у реки прохладно, - пришлось приврать, чтобы он не догадался, из-за чего я дрожу. Но здесь вправду было прохладно.
   Он тут же расстегнул куртку и стянул ее с себя, набросив мне на плечи. Теперь он сидел около реки в одной футболке. Не думаю, что ему было холодно, сидя здесь, я кожей ощущала исходящее от него тепло.
   - Знаешь, я думаю, ты действительно много выпил сегодня.
   - Почему? - удивился он.
   - Ты совсем не похож на себя обычного. Словно вы два совершенно разных человека.
   Я видела, как приподнялись уголки его губ.
   - На самом деле я выпил всего две бутылки. Эта вторая, не считая "жертвенного дара". Не так-то и много.
   - В таком случае тебе вообще опасно пить.
   Но он будто и не слышал меня.
   - Не такой как обычно значит? Ты впервые увидела меня всего две недели назад, а уже рассуждаешь о том, какой я? Может, я совсем не такой, как тебе кажется. Может, именно сейчас я настоящий.
   Я не могла понять, расстроен он или рассержен. Мне стало нестерпимо жарко, но, несмотря на это, я плотнее закуталась в куртку. И где носит Зика?
   - Чувство вины - чрезвычайно сильное оружие, - сказал Адам, глядя на сверкающую гладь реки. Она была широкой и казалась совершенно гладкой, но я несколько раз плавала здесь, зная точно, насколько сильно течение обманчиво спокойной реки. Чтобы оставаться на месте, необходимо было постоянно работать руками и плыть вперед. - Единственное правило использования этого оружия - противник обязательно должен быть в чем-то виноват и сознавать это. Нет чувства вины - нет власти над тобой, нет слабости. Стоит распознать эту слабость и надавить в нужный момент, как противник будет повержен, попросту растопчет себя сам. Некоторые счастливчики могут бороться с собой очень долго, но исход все равно будет один.
   Он повернулся ко мне. Я ощущала на лице его горячее дыхание, не в силах понять, о чем он, и к чему этот странный разговор. Веселье покинуло его, и он вновь стал серьезным. Но вместо холода и скрытности им владела только грусть. Мне хотелось как-то утешить его, но я не смела даже прикоснуться к нему, хотя нас разделяло всего несколько сантиметров. Наверное, издалека мы смахиваем на влюбленную парочку.
   - Стоит ударить по больному, и чувство вины тут же расцветет, вспыхнет. После этого он уже начнет сомневаться в себе, не доверять своему телу, своим мыслям. И одна вина цепляет за собой другую, как и маленькая ложь ведет к большой. Признаешься в одном, и на тебя тут же повесят еще несколько пороков, еще несколько неверных поступков. Каждый хочет выгородить себя, доказать, что он совершенен в сравнении с другими, так почему бы не привязать еще несколько камней к приговоренному на смерть?
   - Неужели нет средства справиться с этим? - прошептала я.
   - Есть. Для этого нужно полностью вырвать из своей души постыдную слабость. Вот только иногда вместе с ней ты отрываешь и часть себя. Без надежды на восстановление.
   Увлекшись, он почти вплотную придвинулся ко мне. Я задержала дыхание. Его лицо было всего в нескольких сантиметрах от моего. Сердце оглушительно стучало в груди, как механизм бомбы. Адам придвинулся еще чуть-чуть, и я поняла, что он тоже не дышит, как и я. Я подалась вперед, намереваясь закончить эту пытку раз и навсегда и пусть будет что будет. Его губы почти коснулись моих, но в этот миг позади послышался шорох.
   Мы оба вздрогнули, отскочив друг от друга. Шорох прекратился. Я подумала уж не тот ли это человек, которого в прошлый раз вспугнул Зик. Но теперь я не боялась, так как не была сама. Я полностью доверяла Адаму.
   Но момент был испорчен.
   Без шансов на восстановление.
   Адам тут же вскочил на ноги, озираясь по сторонам. Я прислушалась: шум реки, шорох листьев, чертовы цикады...Ничего такого, что могло бы насторожить меня. Я неслышно поднялась с травы, глядя в то место, откуда, как мне показалось, и послышались тревожные звуки. Но было слишком темно, чтобы я могла что-то рассмотреть.
   Несколькими напряженными минутами вновь послышались шорох и тихие шаги. Я напряглась, потянувшись за оружием, в нескольких метрах от меня замер Адам.
   - Риа? - послышался голос совсем рядом.
   - Это ты, Зик? - отозвалась я, стараясь не замечать, как хрипло звучит голос.
   - А ты ждешь кого-то еще? - был ответ, в темноте вспыхнула белая полоса, но она тут же исчезла, как только он подошел ко мне и увидел Адама. - Ястреб?
   - Я просто оказался рядом, - усмехнулся Адам. Тон был дружеским, хоть и насмешливым, голос тоже его не подвел, но в глазах вспыхнуло что-то недоброе. Я уже несколько раз замечала это, когда он смотрел на Зика. Интересно, отчего он так зол на него: из-за простого неприятия, или потому, что он прервал нас? - Что ж, не буду вам мешать.
   Он кивнул мне на прощание, ловко поднял с пола бутылку и равнодушно прошел мимо Зика. Внезапно Адам обернулся, посмотрев на меня:
   - Скажи, Ри, ты всегда поступаешь правильно?
   - Нет, - ответила я, сглотнув. Куда это он клонит?
   - То есть ты признаешь, что все люди могут совершать ошибки?
   - Да.
   - В таком случае я прошу прощение за то, что сейчас едва не совершил одну из них. Доброй ночи.
   Он поклонился и просто исчез в тени деревьев, я застыла, не в силах пошевелиться.
   - О какой ошибке шла речь? - поинтересовался Зик.
   - Ничего особенного, - задумчиво проговорила я.
   Удивительно, но я даже не расстроилась, несмотря на то, что он только что назвал меня ошибкой. Мне никак не удавалось собрать мысли, которые расползались в разные стороны, как тараканы. Наверное, наконец, захмелела. Я даже не спросила, где Зик пропадал так долго.
   Некоторое время мы еще просидели у реки. Зик что-то весело рассказывал мне, но я не слышала ни слова из этого. Это была одна из самых странных ночей за всю мою жизнь.
   - Ри? - настойчивый голос Зика вырвал меня из раздумий. Только тут я словно очнулась, заметив, что его рука обнимает меня за плечи. Мне захотелось тут же сбросить ее, но я не сделала и этого. Я нуждалась в прикосновениях, мне хотелось, чтобы меня кто-то обнял и прижал к себе. Пусть это будет хотя бы Зик. Это было неправильно и эгоистично с моей стороны, но я заставила совесть заткнуться.
   - Я хочу уйти, - сказала я вместо этого. Его голова легла мне на плечо. - Завтра вставать рано, или уже сегодня.
   - Как скажешь, - он легко поднялся на ноги и протянул руку, помогая мне встать.
   Я приняла его руку. Когда мы вновь взошли на площадь, я словно попала в водоворот. Никто из празднующих даже не думал о том, чтобы отправиться спать. Шум, веселье, хохот, музыка, бьющая по ушам, оглушающие крики. Я закрыла уши руками, только бы не слышать всего этого.
   - Что с тобой?
   - Ничего. Просто я устала. Пойдем скорее.
   Нам приходилось пробираться сквозь толпу. Зик держал меня за руку, не отпуская от себя. Если бы не это, толпа бы уже давно разделила нас. Я сама держалась за него, как за спасательный круг, доверяя ему больше, чем себе. У меня легко кружилась голова, толи от алкоголя, толи от переполняющих эмоций, и я была рада ухватиться за что-то надежное. Мне то и дело попадались облеченные в темные цвета стражи, веселившиеся не меньше остальных. Я начала задыхаться здесь, в самом центре беснующийся толпы, к горлу поднялась тошнота, но я только сильнее сжала руку Зика. Мы встретили Джордана, Иззи и еще нескольких парней, которых я видела раньше. Интересно, здесь ли Алан? Хотя вряд ли. Это несколько не похоже на него. Зато похоже на меня. Я любила шумные вечеринки, крики, громкую музыку. Отчего тогда мне здесь сейчас так плохо?
   Зик, словно прочитав мои мысли, сказал:
   - А помнишь, как мы отжигали в Аренсе? Чего только стоили наши вечеринки.
   - Конечно. Такое невозможно забыть, - улыбнулась я. - Вот сейчас я только от чего-то не в форме, словно меня кто-то выпил.
   - Зато остальным здесь, похоже, очень весело, - каким-то странным тоном заметил Зик.
   Конечно, весело, как может быть иначе? Но мне показалось, что он имел в виду нечто особенное. Проследив направление его взгляда, я увидела, на что он смотрел. Улыбка медленно сползла с моего лица, я задохнулась, рефлекторно смяв край куртки. Надо же, а я совсем забыла о ней. Отчего ее хозяин не забрал ее, уходя? Тот самый, что час назад сидел рядом со мной на берегу реки и нес что-то непонятное. Тот самый, что стоял сейчас у одного из домов, прижав к стене своим телом какую-то высокую черноволосую девушку. Это совершенно точно был он. Я узнала его золотистые волосы и темную футболку. Сейчас он уверенно прижимал девушку, его руки скользили по гладкой поверхности темного короткого платья, платья, которое я уже видела сегодня. Элис. Он целовал ее так яростно, так страстно, что она задыхалась в его объятиях, судорожно хватая ртом воздух, когда он оказывался не занят. Я почувствовала прилив отвращения, сильно сжала руку Зика, стараясь не впиться в нее ногтями, и потянула его к входу в подземелье.
  

14

   Проснувшись, я поняла, что мне опять приснился кошмар. Я совершенно ничего не помнила, но футболка, в которой я спала, промокла от пота, волосы были влажными и прилипли ко лбу и затылку, а горло саднило.
   Кровать Меди была пуста, но простыни были смяты, словно она только что вышла из комнаты. Я решила, что вновь кричала во сне и разбудила ее. Бедная Меди. Но самое удивительное было то, что я действительно не помнила, что мне снилось, и снилось ли вообще что-нибудь, почувствовала только головную боль, преследовавшую меня каждое мое пробуждение. Я никогда раньше не страдала от головных болей до того, как покинула Аренс, теперь же жила с ними постоянно.
   Я повернула голову вправо, взглянув на небольшие часы. Половина пятого. Отлично. Алан сказал, что в половину шестого я должна прийти к нему. Исследовав крошечный экран, я поняла, что вчера совершенно забыла поставить будильник. Было бы смешно, если бы я проспала. Тогда это было бы действительно мое первое и последнее задание, как и обещал Адам. Вот о ком мне совершенно не хотелось сейчас думать, но взгляд предательски скользнул к стулу, на спинке которого сейчас висела его куртка. Мне совершенно не хотелось видеть его, но этого не избежать, так как он мой командир. Раз уж мне не удастся избегать его, то надо, по крайней мере, вернуть ему куртку. Не хочу, чтобы что-то еще напоминало мне о нем.
   Поднявшись с кровати, я накинула сверху простынь, застилая ее, и провела рукой по мокрым волосам. Это никуда не годиться. Хороший прохладный душ должен помочь мне хоть немного. Сбросив с себя всю одежду, я встала под душ, пустив максимальный напор. Вода была холодной, и кожа тут же покрылась мурашками, но я вовсе не чувствовала холода, а может, мне было все равно. Это пугало мне. В последнее время мне слишком много всего стало "все равно". Даже увиденное вчера не вызвало у меня диких эмоций, только раздражение и отвращение. Раньше бы я никогда не оставила это, но сейчас мне было все равно.
   Завернувшись в красное полотенце, я подошла к зеркалу, несколько долгих минут пристально вглядываясь в свое отражение. Когда-то я считала себя настоящей красавицей. Да и была ей, по крайней мере, мне так все говорили. Но последние несколько месяцев были для меня слишком тяжелыми. Сейчас из зеркала на меня смотрело молодое, но уже уставшее, с кругами под глазами, опухшими и потрескавшимися губами, бледной кожей, натянутой на кости, - лицо мученицы. Вряд ли меня сейчас можно был назвать красивой. Мне казалось, что от настоящей Ри не осталось ничего, кроме взгляда проницательных темных глаз.
   Волосы отрасли и торчали теперь во все стороны, как перья у вороны. Я достала из тумбочки ножницы, криво усмехнувшись собственному отражению, и отрезала их выше плеч, как носила раньше. Вышло не особо ровно, но я обрадовалась ощущению легкости, избавившись от лишних волос.
   Выйдя из ванной, я вооружилась, облачилась в черные брюки и черную майку - наряд стражей - и вышла из комнаты, прихватив с собой куртку Адама. У меня было еще полчаса. Как раз чтобы наведаться в комнату командира, отдать ему его барахло и вернуться к Алану.
   Не настолько, чтобы я стал выбалтывать тебе какие-то тайны. Было бы сложнее, если бы на твоем месте был кто-то вроде Элис. Но ты не дотягиваешь до этого уровня.
   Эти слова, всплывшие в сознании, как тело утопленника, были подобны пощечине и вызывали почти физическую боль. Так, значит, я была для него только неплохим способом провести вечер, подвернулась под руки, и он решил немного поразвлечься.
   В таком случае я прошу прощение за то, что сейчас едва не совершил одну из них.
   У него еще хватило наглости назвать это ошибкой.
   Я заставила себя успокоиться и к собственному удивлению поняла, что мне это удалось. Стуча в дверь его комнаты, я была совершенно спокойна.
   Дверь открылась уже через несколько минут. Адам не выглядел ни заспанным, ни уставшим. Он встал задолго до моего появления.
   - Да? - спросил он, удивленно посмотрев на меня, нахмурив лоб. Называется: что ей могло здесь понадобиться.
   - Я пришла, чтобы отдать куртку, - сказала я, протягивая ему сверток. - Еще раз спасибо.
   Он удивленно вскинул брови, пронимая куртку у меня из рук.
   - Вчера на реке, - пояснила я.
   - Ах, да. Точно. Как-то выпало из головы, - рассеяно проговорил он.
   Надо же. Он решил игнорировать тот факт, что едва не поцеловал меня вчера, или действительно ничего не помнил? Но я тоже ничем себя не выдала.
   - До встречи, - я кивнула на прощание, развернулась и ушла, даже не обернувшись. Дверь закрылась только через несколько секунд. Но я не думала об этом. Избавившись от куртки, я избавилась и от тяжелых воспоминаний вчерашнего вечера.
   Я дошла до комнаты Алана, но дверь была заперта снаружи, о чем свидетельствовала красная лампочка. То есть его здесь не было. Я нахмурилась. Кроме Алана был всего один человек, к которому я могла обратиться за помощью, - Зик, и я знала, где найти его. Его поселили не рядом со мной, а в корпусе, где жили другие стражи. Раньше я бы испытала сильную зависть, но не сегодня.
   Не прошло и пяти минут, как я стояла перед его дверью, барабаня, чтобы меня услышали. Послышался щелчок, и дверь открылась, пропуская меня внутрь. Зик сидел на кровати, перебирая в пальцах небольшой ножичек.
   - Доброе утро, - приветствовала я.
   - Доброе, - он, наконец, оторвался от своего занятия и посмотрел на меня, улыбнувшись. - Не ожидал тебя здесь увидеть.
   - Я искала Алана, но в комнате его нет. Он сказал мне зайти в половине шестого. Почему-то никто из стражей не торопиться посвящать меня в профессиональные тайны. Я даже не знаю, где мы собираемся.
   - Все очень просто. Я проведу тебя, не беспокойся. - Внезапно он вскинул глаза вверх, смотря на меня из-под приподнятых бровей. - Как тебе спалось сегодня?
   - Неплохо, - сказала я. - А тебя что мучили кошмары?
   - Все же что-то в этом напитке было не чисто, - кивнул он, говоря совершенно серьезно.
   - Вообще-то я пошутила.
   - А я - нет. Я просто ужасно спал всю ночь, а теперь двигаюсь как вареный рак. Еще голова дико болит. Я разговаривал сегодня еще с двумя мутантами, у них то же самое. Ты действительно не чувствовала ничего подобного?
   Я покачала головой. Этим утром я не обнаружила ничего особенного, разве что головная боль была несколько слабее, чем обычно.
   Зик вооружился двумя ножами и автоматом, стянул длинные волосы кожаным ремешком и жестом пригласил меня выйти из комнаты. Было еще слишком рано, чтобы мы встретили в тоннелях кого-то из местных. Мы быстро поднялись по полутемной мраморной лестнице наверх и вышли на улицу, миновав мрачный, но некогда прекрасный зал библиотеки. Ночи становились все длиннее, а дни наоборот укорачивались. Было еще темно, как ночью, но воздух был обжигающе горячим и влажным. А ведь когда-то в этих местах был умеренный климат. Впереди я заметила несколько теней, двигавшихся очень быстро. Другие стражи.
   - Куда дальше? - спросила я, посмотрев на Зика.
   Не говоря ни слова, он пошел вперед, спустившись по лестнице, и дальше по темным улицам. В окнах еще не горел свет, все лампочки на гирляндах погасли и теперь жутко свисали с крыш. Мы прошли через главную площадь и площадку, где обычно собирались мутанты. Впереди показался лес. Еще с десятка два шагов и мы очутились на круглой поляне, со всех сторон окруженной деревьями. Было темно, но Зик предупредил меня, чтобы я не включала фонарь. Несколько минут спустя из темноты вышли две высокие фигуры, одетые в черное. В одном из них я узнала парня с дредами, а другой был шатеном с кожей, цвета старого пергамента.
   - Других еще нет? - спросил Зик, обращаясь к парню с дредами.
   Тот покачал головой, скользнув по мне взглядом.
   - Приветствую тебя, некс, - голос у него был низкий, но приятный.
   - Меня зовут Ри.
   В ответ негр усмехнулся:
   - Я Кракен, а это мой друг - Нео.
   Я удивленно посмотрела на него. Кракен, Нео, это не были обычные имена, прозвища, как говорил Зик. В таком случае не стоит удивляться, что все будут звать меня "некс". Раньше такое прозвище показалось бы мне обидным, но не теперь, когда я стала стражем.
   - Ладно, можешь звать меня Некс.
   Кракен вновь улыбнулся, на этот раз сверкнув белоснежными зубами на фоне почти черной кожи. Вскоре появились и другие стражи. Всего семь человек. Выходит, я была почти права. В состав одной команды входило восемь стражей и командир. Нас же будет десять. Сегодня я была впервые представлена моей команде. Я увидела парня с красными волосами - Грегори - и Элис, которая молча кивнула мне и тут же отошла.
   Двое были близнецами. Высокие и гибкие, без внушительной мускулатуры, они двигались быстро, но в то же время плавно. У них были светлые волосы и бледно-голубые глаза. Одного звали Аро, другого - Верн. Я так и не смогла различить их.
   Вскоре после них прибыл еще один парень. Он был по истине огромным. Толщина его бицепсов равнялась ширине моей талии, а ростом я доходила ему только до подмышек. Дружелюбно улыбнувшись, он протянул мне руку и представился:
   - Вулкан.
   Я приняла его руку, и он сжал ее с такой силой, что я едва не вскрикнула, умудрившись сохранить на лице улыбку.
   Последним прибыл Ястреб.
   И так вся команда в сборе.
   - Какой дорогой мы пойдем, капитан? - спросил Кракен.
   Ястреб поднял голову и внимательно посмотрел на него:
   - Можно подумать в Аренс ведет много дорог.
   - Две, - возразил тот. - Длинная и короткая. Мы можем пойти прямиком через лес и выйти к основному входу или же зайти с тыла.
   - Зик?
   Мой приятель выпрямился в полный рост:
   - В подземелья Аренса гораздо проще проникнуть с тыла. На том входе не так много ловушек.
   - Но идти туда в два раза дольше, - возразил Кракен. - Целый день уйдет только на дорогу.
   Зик повернулся к нему:
   - Это лучше, чем застрять в камне.
   Я не понимала о чем спор.
   - Электричества до сих пор нет, - встряла я, смотря на Зика. - Значит, на входе остались только механические ловушки. Даже если заработал один из запасных генераторов, и включилась система охраны, нам будет нетрудно преодолеть ее.
   - Ты возьмешь это на себя? - спросил Ястреб.
   - Да, - ответила я с вызовом. - Мне уже приходилось делать это.
   - Ты рехнулась, Ри, - не выдержал Зик. - Ненужный риск. Проще потратить лишние два часа на дорогу, чем провозиться столько же с входом.
   - Там нечего возиться. Нужно только проникнуть в шахту над входом и отключить блок. Это трудно, если только мы не знаем кода.
   - А ты знаешь его? - спросил он с сомнением.
   - Ты забываешь, кто мой отец.
   - А ну да, конечно. Ты же у нас папенькина дочка. Как я мог забыть об этом. Великолепная Риа делает все, что ей заблагорассудиться, причем без каких-либо последствий.
   - Вы закончили? - устало поинтересовался командир. - Пойдем короткой дорогой.
   Зик наградил меня хмурым взглядом, я только пожала плечами. Дорога к Аренсу заняла всего четыре часа. Четыре часа беспрерывного бега на скорости стражей. Это было достаточно быстро, но при этом не сильно изматывало. Я гордилась собой, будучи единственным нексом, который когда-либо развивал такую скорость. И только когда мы почти добрались, меня осенило: где Алан?
   Я спросила об этом у бежавшего рядом со мной Кракена.
   - Алан? - переспросил он, не сбавляя темпа. - У него сегодня выходной. Раз уж у нас два новичка вместо одного, нужно использовать это по максимуму. В следующий раз он заменит кого-то еще. И так будет происходить до того момента, пока одной из команд не понадобиться замена.
   Мне бы хотелось, чтобы он сейчас был здесь, но я не слишком расстроилась из-за его отсутствия. Это всего лишь моя первая миссия, а их, надеюсь, еще будет немало. К тому же меня сейчас куда сильнее волновало то, что произошло в Аренсе, а не чем занимается Алан в своей незапланированный выходной.
   Когда скала выступила перед нами, показавшись над вершинами деревьев, мы сбавили темп, став двигаться бесшумно, на случай внезапной опасности. Но здесь никого не было. Уверена, наш спутник предупредил бы нас, если бы в этих местах обнаружилась бы какая-то небывалая ранее активность, но все же рисковать было бы глупо. Первым шел командир, рядом с ним, практически шаг в шаг, двигался Кракен, остальные разделились на два мини-отряда. Один заходил слева, другой справа.
   Я увидела знакомый грот, заросший диким виноградом. Крупные темно-зеленые листья шуршали на ветру. Я внимательно осмотрела местность, но не заметила ничего тревожного. Старый добрый вход в Аренс.
   Командир дал сигнал приблизиться ко входу. Я усмехнулась, представив нас со стороны. Просто какие-то ниндзя, одетые во все черное.
   - Так что насчет системы защиты? - спросил Кракен, обращаясь к Зику.
   - Лучше проверить, - ответил тот несколько секунд спустя. - Ри?
   - Ладно. Подсади меня.
   Я вынула из небольшого рюкзака, висевшего у меня за плечами, пару толстых кожаных перчаток.
   - Не трогайте ни одно растение, которое увидите здесь, - пояснил Зик, пока я надевала перчатки. - Некоторые из них просто ядовиты, другие могут съесть вас заживо. В прямом смысле этого слова. Готова?
   - Я кивнула.
   Тогда он чуть присел, я забралась ему на плечи, медленно выпрямившись в полный рост. Стебель в самом низу был слишком тонким, чтобы выдержать меня, но на высоте более чем двух метров я схватилась за него двумя руками, как за веревку. Растение издало слабое шипение, я замурлыкала себе под нос, стараясь успокоить его, продолжая быстро подниматься вверх. Голоса внизу смолкли.
   Поднявшись еще на метра три вверх, я забралась в узкую пещеру, где и помещался корень этого растения. Подходить к нему близко опасно для жизни, но мне это и не нужно было. Пещера была отлично скрыта от посторонних глаз широкими листьями. Отличное место для щитка. Я не смогла сразу найти его, так как растение обнаружило его раньше меня, обвив своими тонкими молодыми стеблями. Я выругалась про себя. Стоит повредить хоть одному из стеблей, живой мне отсюда не выйти. Именно поэтому за щитком смотрели только те, кто имел талант управления растениями, немногие рабочие, которые почти уравнялись правами с воинами. Задержав дыхание, я стала медленно отводить в сторону стебли, освобождая щиток. Прошло долгих пять минут, прежде чем мне, наконец, удалось сделать это. Прикасаясь к растению, я испытывала странную брезгливость. Почему-то это всегда было трудно для меня. Мне гораздо проще было пойти на охоту и пристрелить какое-то животное, нежели заставить себя хоть несколько минут покопаться в земле. Неудивительно, что работа в поле давалась мне с огромным трудом.
   Очистив щиток, я открыла его, стараясь не прищемить ни одного листика. В верхнем правом углу горела крошечная красная лампочка. Значит, запасной генератор все же включился. Поскольку весь остальной щиток был темным, я точно знала, что электричества в городе все еще не было, в то время как вход внутрь был защищен. Мутанты продумали тот вариант, если им придется быстро покинуть город. Система защиты не дала бы возможности проникнуть в Аренс бандитам и разграбить его.
   Сначала пришлось снять правую перчатку. Затем я нажала несколько кнопок, вывив на экран меню ввода.

Введите код.

   Я набрала несколько цифр.

37254

   Красная лампочка погасла. Я закрыла щиток и медленно выбралась из пещеры, переступая через отдельные стебли, диаметров тридцать-сорок сантиметров. Они издавали шипение и медленно шевелились по земле и стенам. Пришлось в очередной раз вырвать из себя брезгливость, прежде чем я снова надела перчатку и ухватилась руками за толстый стебель. Я ловко спускалась вниз, чувствуя на себе внимательные взгляды стражей. Когда до земли оставалось не выше трех метров, стебель треснул, его нижняя часть упала на землю, издавая мерзкий звук. Я разжала руки, пока растение не схватило меня и не утащило к себе в нору, и успела сгруппироваться еще до того, как рухнула на землю.
   - Жаль, что ты не обладаешь навыками садоводства, - пробормотал Зик, усмехнувшись. - Был бы здесь твой напарник...
   - Заткнись, Зик, - ответила я, зло посмотрев на него. - Тебе не хуже меня известно, что Шей не был работником. Он был воином покруче тебя.
   Мои слова задели его, но он сам виноват. Точнее виновата давняя привычка. Я до сих пор не простила себе того, что никогда не останавливала его, когда он начинал доставать Шея. Не только его, но и остальных, хотя вполне могла бы сделать это. Сначала я сама издевалась над Шеем, и мне было приятно наблюдать, как это делают другие. Уже позднее, когда я полюбила его как брата, я должна была остановить все нападки, но не сделала этого, боясь потерять свой авторитет. Теперь мне было нечего терять.
   - Он был лучшим, - закончила я. - Каким тебе никогда не стать.
   Глаза Зика потемнели, и на какую-то секунду мне показалось, что он сейчас ударит меня, но этого не произошло. Он только резко выдохнул и подошел к командиру.
   - Все в порядке. Теперь можем заходить.
   - Отличная работа, некс, - кивнул Ястреб, я благодарно кивнула ему в ответ. - Итак, заходим по двое. Пусть один из пары держит фонарь.
   Сам он пошел первым, вместе с Кракеном. Вторыми пошли близнецы. Я должна была зайти вместе с Зиком, но так как все еще злилась на него, вырвалась вперед, заняв чье-то место. В итоге я вошла в родные подземелья вместе с Элис. И именно в моей руке был фонарь, а не оружие. Впрочем, мне хватило бы двух секунд, чтобы вытащить его в случае надобности.
   Элис была так же рада идти со мной, как и я с ней. Но мы обе молчали, ничем не выдав своих чувств. Я была слишком взволнована, чтобы думать о ней.
   Как странно было оказаться здесь снова. Туннели были темны и молчаливы. Ни привычного света, ни знакомого журчания генератора, ни отдаленных голосов. Впервые мне показалось, что Аренс похож на огромный железный гроб, закопанный глубоко в землю. Гроб, который должен был оградить страшных кровожадных мутантов от остального мира.
   Мы вышли к главной площади. Я удивилась, как хорошо командир ориентировался здесь, но видимо перед заданием он ознакомился с планом.
   - Что мы должны искать? - спросила Элис, и я непроизвольно вздрогнула от звучания ее голоса.
   Ей ответил Ястреб.
   - Что-то, что объяснило бы, что же все-таки произошло здесь. Наш миниспутник все это время наблюдал за окрестностями Аренса, но нам так и не удалось засечь ни одного мутанта, ни здесь, ни около Города-4.
   - А как насчет изгнанников? - спросила я.
   - Кого?
   - Беженцев с зараженного города, - терпеливо объяснила я. - У них ведь тоже есть свой город на севере. Могли ли мутанты пойти в ту сторону?
   - У нас договор с ними. Ну, скорее это можно назвать пактом о ненападении. Мы не трогаем их, а они не трогают нас. Нам запрещено просматривать территорию над их землями и вокруг.
   - Значит, мутанты вполне могли пойти туда, - закончила я.
   - Люди не стали бы терпеть длительного пребывания мутантов на своих землях, они не настолько хорошо живут, чтобы обеспечить их провизией. А оттуда никто не выходил, мы специально проверяли.
   - Не могли же они просто исчезнуть и раствориться в воздухе?
   Мой вопрос остался без ответа. Ястреб приказал нам разделиться и обследовать город в парах. Нам с Элис достался зал собраний и кабинет Управляющего. Зал собраний превратился в комнату развалин. Вся мебель была переломана, не осталось ни единого целого стула. Экран был разбит вдребезги, и приходилось смотреть под ноги, чтобы не наступить на стекло. Это было жуткое зрелище. Аренс превратился в город-призрак. Здесь абсолютно точно кто-то побывал после нас, но почему тогда спутник не сообщил об этом? Возможно ли такое, что здесь побыли сталкеры? Нет, возможно, конечно, но зачем им было громить здесь все? Одни вопросы, и хоть бы один ответ. Ловить здесь больше было нечего. Еще раз осветив фонарем стены и пол, я окончательно убедилась в этом. Кивнув мне, Элис вышла из комнаты в коридор, и я последовала за ней.
   Кабинет Управляющего находился здесь же. Я испытала странный трепет, толкнув толстую дверь. Здесь так же все изменилось. Стол уже не стоял в самом центре, а был развернут вправо, будто под ним что-то искали. Кстати, так и было. На полу, в том месте, где некогда стоял стол, в полу хорошо просматривался шов. Я опустилась на колени и провела рукой по этому месту. Затем простучала пол. Сомневаться в том, что внизу был сейф, не приходилось. Но он был закрыт. И я не нашла ни ручки, ни отверстия, с помощью которого его можно было открыть. Там должно быть что-то важное.
   Все шкафы были перевернуты, всюду валялись папки с документами и неизвестно откуда вырванные листы. Все картины были содраны со стен и теперь так же валялись под ногами. Здесь что-то искали, уж не ключ ли от сейфа?
   Я ни разу не слышала о том, что у Управляющего был сейф, но это меня как раз нисколько не удивляло. Такая информация не разглашается направо и налево. Но как же все-таки его открыть? Если бы в полу было некое отверстие или замочная скважина, которая могла бы подсказать, какую форму должен иметь этот предмет, а так это может быть что угодно. Определенно точно было известно только одно: чтобы это не было, те, кто делали обыск, не нашли в кабинете этого предмета, и, скорее всего, им пришлось удалиться не с чем. Но я так же не могла не подумать о том, что им как раз таки удалось открыть сейф, и теперь он был совершенно пуст. Но это была надежда.
   - Ты знаешь что-то об этом? - спросила Элис, кивая на люк. Это был первый случай, когда она обратилась на прямую ко мне.
   Я только покачала головой.
   - И не знаешь, как его открыть?
   - Понятия не имею.
   - Подумай лучше. Должно же быть что-то, что было чрезвычайно важным для Лучника. Какой-то предмет, который он берег больше остальных. Может, перстень, который он никогда не снимал, или кулон, или зажигалка, или нож...
   Насколько я знала, Управляющий не был привязан особо ни к одной вещи. В его кабинете стояли только те украшения и висели только те картины, которые ему кто-то подарил. Что же касается самого дорого...
   - Пойдем, - сказала я. - У меня появилась одна идея.
   Элис тут же поднялась на ноги, готовая следовать за мной. Я удивилась, что она так легко поверила в меня, но скорее всего, она приняла бы любой вариант, который помог бы нам. Чем одна безумная идея хуже другой? К тому же мы ничем не рисковали, так почему бы не попробовать?
   Я вышла из кабинета и направилась в жилой корпус А. Именно здесь жили самые главные и самые сильные мутанты. Здесь находилась комната моих родителей. Как раз сейчас я прошла мимо нее. Заглядывать внутрь и смотреть на развалины мне сейчас совсем не хотелось.
   - Куда мы идем? - поинтересовалась Элис.
   - У Управляющего не было никакого талисмана или любимой вещи. Зато у него было то, что он берег чрезмерно - его дочь. Я подумала, почему бы не начать поиски с ее комнаты.
   - А знаешь, неплохая идея, - проговорила девушка удивленно, как будто до этого считала меня полной дурой.
   Я проигнорировала ее слова.
   Мне всего несколько раз доводилось бывать здесь, и я ни разу не заходила внутрь ни одной из комнат, кроме комнаты, где я когда-то жила с родителями. Но и это было очень давно. Честно говоря, я не знала, какая из комнат принадлежит Аманде. Оставалось надеяться, что интуиция меня не подведет, или же придется открывать все комнаты подряд, что может затянуться на целый час.
   Я подошла к комнате под номером 24 и толкнула ее от себя. Дверь медленно открылась. Я провела лучом фонаря по стенам. Белая с серым мебель, широкая двуспальная кровать, аккуратно заправленная ярко-желтым покрывалом. Я не настолько хорошо знала Аманду, чтобы узнать ее вещи, но ведь это так же была комната Зика. В левой стороне я заметила черную боксерскую грушу и несколько мечей на стене. Я слишком часто видела их, чтобы не узнать. Значит, я все-таки оказалась права. 24 - любимое число Аманды, о чем она регулярно заявляла. И здесь никто не побывал с того момента, как хозяйка покинула свою комнату.
   - Здесь, - сказала я негромко. - Это ее комната.
   - Ты хорошо знала дочь Лучника?
   - Нет. Мы тусовались с ней иногда, но она никогда не вызвала у меня особого интереса. Она была избалованной дочкой влиятельного отца, - я спохватилась, что употребляю прошедшее время. Так, будто ее уже не в живых. - Но я точно уверена, что это ее комната.
   - Может, ты догадываешься о том, что нам нужно искать?
   - Аманда меняла вещи и украшения как перчатки. У нее столько побрякушек, что их даже невозможно запомнить.
   - Значит, в таком случае нам нужно искать то, что она предпочитала не надевать для посторонних.
   Мы начали с ее многочисленных шкатулок, перебирая бусы, цепочки, серьги и перстни. Но я сомневалась, что мы найдем здесь что-то. Даже Аманда не была настолько глупа, чтобы прятать эту вещь здесь. Мы с Элис решили, что то, что мы ищем, должно иметь внутри какой-то механизм. Затем мы занялись ее шкафом. Там были целые горы всевозможной одежды всех фасонов и цветов. Интересно, откуда она получала всю эту одежду? Неужели от сталкеров?
   - Ведь Зик - ее напарник, - сказала Элис. - Если Аманда владела этим ключом, он наверняка знает об этом. Она могла скрывать эту тайну ото всех, кроме него.
   С одной стороны она была права, но почему-то мне казалось, что Управляющий не хотел бы, чтобы кто-то из посторонних знал о ключе, даже Зик. А если так, то где Аманда могла спрятать его, чтобы не смог найти даже он? Они уже много лет жили в этой комнате вдвоем. Эти поиски были подобны поиску иголки в куче иголок. Ведь это могло быть что угодно, если оно вообще здесь.
   - По-моему, это бессмысленно, - вздохнула Элис. - Стоит вернуться и найти Зика.
   - Дай мне еще несколько минут, - попросила я, оглядываясь вокруг.
   Картины на стенах, шкаф с одеждой, трюмо, заставленное шкатулками с драгоценностями, плакаты, музыкальный центр, огромный телевизор на стене, оружие Зика. Я вспомнила, с каким выражением лица Аманда смотрела на это оружие, словно она брезговала даже прикасаться к нему. Точно так же Зик смотрел на ее книги и косметичку, с которой она никогда не расставалась.
   - Проверь на всякий случай еще книжный шкаф, - внезапно попросила я, не думая, что это может нам помочь.
   Элис кивнула и подошла к шкафу. Полки просто ломились от разноцветных томиков. Большинство из них были карманными, но встречались и книги нормальных размеров. Я наугад взяла с полки книгу и посветила на нее фонарем. Это была книга в чудовищно розовой обложке, наляписто украшенная цветами и бабочками, а в самом центре была изображена страстно обнимающаяся парочка. Аманда была просто помешана на любовных романах. При чем книга нравилась ей тем сильнее, чем больше в ней было сопливых сантиментов и душещипательных историй о совершенно невозможной любви.
   - Какой ужас, - воскликнула Элис, взглянув на обложку. - По-моему, она просто ненормальная. Не думала, что такое читает кто-то кроме домохозяек и озабоченных бабулек.
   Я была с ней совершенно согласна.
   - И что нам делать дальше? Выворачивать все книги подряд?
   - Может, стоит посмотреть в ее любимой книге? - я схватила с полки книгу, которую видела уже тысячу раз. На этот раз обложка была черной с золотистыми и красными буквами. Одна из миллиона книг о любви простой девушки-дурнушки и страстного вампира.
   Я тщательно пролистала ее несколько раз, но так ничего и не обнаружила. Книга как книга. Разочаровано вздохнув, я поставила ее на место, схватившись за следующую. Элис помогала мне, но нам так и не удалось обнаружить ничего, хотя мы перерыли уже большую половину романов. У меня перед глазами все плыло от дурацких названий типа "Поцелуй меня на рассвете" и приторно сладких обложек, но это так ничего и не дало.
   - Боже, меня сейчас стошнит, - пожаловалась я.
   - Может, тогда стоит посмотреть не в любимой ее книге, а в нелюбимой? Или в той, что нравилась ее отцу, к примеру.
   Я взяла книгу "Война и мир", непонятно как появившуюся здесь. Она стояла во втором ряду, в самом конце, и была здесь настоящей белой вороной. Кроме того здесь был только второй том. Книга казалась очень старой, бумага пожелтела от времени, а обложка рассохлась. Если это находится в этой комнате, то оно должно быть здесь. Дрожащей рукой я взяла книгу, начав тщательно ее перелистывать. Но вот я перевернула последнюю страницу, но так ничего и не обнаружила.
   - Черт возьми, и здесь ничего.
   - Ну, тогда у меня больше нет ни единого предложения, кроме как позвать сюда Зика.
   Это было дельное предложение, но мне почему-то не хотелось звать его сюда. Наверное, мой эгоистичный порыв был вызван тем, что я была зла на него, но мне хотелось справиться самой. Я поставила книгу на место, принявшись тереть виски подушечками пальцев. И все равно черная книга с золотистыми буквами не давала мне покоя. Теперь я понимала, что она была бы плохим тайником, так как Аманда постоянно таскала ее с собой, то и дело перечитывая, так, будто хотела, чтобы книга всегда была на виду.
   А ведь легче всего спрятать что-то, оставив его у всех на виду.
   Я вновь взяла ее, принявшись перелистывать во второй раз. Теперь я внимательно смотрела на каждую страницу, надеясь найти какое-то указание, пометку, рисунок...
   - Вот! - радостно воскликнула я, принявшись читать вслух, обведенный простым карандашом абзац. - "Она повернулась к нему, ища поддержки, но он казался полностью сосредоточенным на своей цели и едва ли вообще замечал ее присутствие. Ей было больно от этого, но она не смела выразить свое негодование. На все ее расспросы о том, куда же они направляются, он только хмурился, но не говорил ни слова. Наконец, повернувшись к ней, он сказал: "Мы идем проведать мертвых". "На кладбище?", - спросила я, но он только покачал головой: "Нет, на кладбище нет ничего, кроме костей и камня. Мы же идем туда, где столетиями накапливаются мертвые и никому не нужные знания, в библиотеку". Она, наконец, поняла, что он имел в виду: пора наведаться к Анне де Тюдор".
   - Это просто какой-то бред, - разочаровано проговорила Элис. - Ну ладно еще библиотека, но кто такая Анна-как-ее-там?
   - Нужно выяснить это, - сказала я, надеясь скрыть в голосе собственное разочарование. Это имя определенно что-то означает, но что и, главное, как его найти? Если бы в Аренсе был свет, можно было воспользоваться поисковой системой и найти Анну, кем бы она ни была: автором, героиней, переводчицей, черт бы ее побрал. Но как найти непонятно кого в огромной библиотеке, где сотни тысяч книг?
   - Это просто безумие, - воскликнула Элис.
   - Я знаю.
   - Но все равно идешь в библиотеку?
   - Да.
   - Тогда я с тобой.
   Мы вышли из комнаты Аманды, в руках, кроме фонаря, я еще несла трофейную книгу, думая о том, что этот абзац был выделен не просто так. Я уже начинала чувствовать себя глупо.
   Войдя в огромный зал, где располагалась библиотека, я невольно вздрогнула. Здесь было несколько десятков огромных стеллажей, от пола до потолка заставленных книгами и старыми журналами. Мы ничего здесь не найдем.
   - Что ж, - усмехнулась я. - Придется положиться на удачу.
   Элис вытащила из рюкзака свой фонарь, и мы разделились. Мы принялись просто бесцельно бродить по узким проходам, то и дело приходилось обходить изящные деревянные столики для чтения. Сначала я решила найти автора на букву Т. Надо же было с чего-то начинать. Но я не успела дойти до этого шкафа, как услышала какой-то шум и выронила фонарь. Он покатился по полу. Мне пришлось нагнуться, чтобы поднять его, свет упал на стену одной из полок. Я едва не выронила фонарь снова.
   - Элис! - позвала я. - Элис!
   - Ты нашла что-то?
   - Иди сюда, скорее.
   Она подошла как раз в тот миг, когда я рассматривала ту самую полку. Она относилась к букве "О", но не это так заинтересовало меня. Под выбитой золотой буквой "О", ниже были другие полустертые буквы. Некогда это было целое слово, или же некая аббревиатура, но сейчас сохранилось всего несколько едва читаемых больших букв, выцарапанных чем-то острым. А.Д.Т. (A.D.T).
   - Я начинаю верить в удачу, - заявила Элис, улыбнувшись мне.
  

15

   Ну, шкаф мы нашли, а что дальше?
   - Это должно быть здесь, - уверенно сказала Элис. - Но которая из книг?
   Я осветила ровные ряды книг. А затем еще один ряд, напротив которого и были высечены буквы. Особенно мне понравилась одна книга "То, что вы ищете". Усмехнувшись, я протянула руку и потянула ее на себя. Книга высунулась только на несколько сантиметров, а затем уперлась намертво. Через несколько секунд сработал какой-то спрятанный механизм, что-то щелкнуло, и сбоку высунулся крошечный металлический ящик, размером с мою ладонь. Внутри лежала старая, потемневшая от времени серебряная монета.
   - Это оно? - спросила Элис. - То, что мы искали?
   - Эта вещь важна, иначе бы ее не стали так тщательно прятать.
   - Возможно ли такое, что мы неправильно истолковали тот абзац, и это другой тайник?
   - Не слишком ли много тайников для одной библиотеки? - спросила я, убирая монету в один из внутренних карманов. - К тому же мы всегда можем это проверить.
   Я поднялась с колен, слегка качнувшись вперед, но тут Элис схватила меня за руку, привлекая внимание.
   - Мы здесь не одни, - прошептала она.
   Я замерла, прислушиваясь. Через несколько секунд я уловила то, что встревожило Элис: размеренный цокот когтей по полу. Мои старые знакомые волки.
   - Ты можешь определить, сколько их? - спросила я.
   - Шесть-восемь, - ответила она не очень уверенно. - У главного входа в библиотеку.
   Она отпустила мою руку, я вытащила автомат, готовясь выстрелить. Цоканья звучало все отчетливее. Слева, сейчас. Я резко развернулась и уже почти спустила курок, когда увидела знакомую белую морду, и только в последний миг успела отпустить курок. Выстрел так и не прозвучал.
   Белый волк смотрел на меня с упреком, как бы говоря: как ты смела меня не узнать?
   - Почему ты не стреляешь?
   - Это хороший волк.
   - В смысле?
   - В прошлый раз он очень помог мне, - снова в глазах зверя появился укор. - Ну ладно, в прошлый раз он спас мне жизнь. Когда мы с Зиком покинули город.
   - А остальные волки?
   - Увидишь любого серого - тут же стреляй.
   - Вот этого, например? - крикнула она, открывая огонь.
   К нам уже подбирались еще трое волков. Точно таких, как в прошлый раз. Старые знакомые. Я прицелилась и нажала на курок. Один из них упал на спину, принявшись смешно шевелить всеми лапами.
   - Нужно выбираться отсюда, - крикнула я, снова открывая огонь.
   Но волки были не так глупы и успели скрыться за одним из книжных шкафов. Мы медленно пробирались вперед: первой я, у моих ног Белый, а на шаг позади Элис. После первых двух удачных выстрелов, больше нам ни разу не удалось попасть в цель. Звери молниеносно отскакивали назад или в сторону, спасаясь от пуль, а стрелять, не прицелившись, я не могла, боясь поранить Элис или Белого, ну или даже себя.
   Цоканье послышалось еще ближе. Теперь спереди. Эти твари преградили выход из библиотеки.
   - Вот черт, - выругалась я.
   - Отсюда есть другой выход?
   - Нет. Придется прорываться самим.
   Я убрала ставшее бесполезное без патронов оружие, я выхватила два ножа. Когда-то меня учили работать двумя одновременно, но это был скорее пижонский прием, чем то, что может принести реальную пользу.
   - На счет три я иду вперед, ты остаешься здесь и ждешь моего сигнала.
   - С каких это пор ты стала главной, некс? - поинтересовалась Элис, выхватывая длинный, заточенный с двух сторон нож, рукоять которого располагалась посередине. - На счет три идем вместе. И считать буду я...Раз, два, три...
   Мы одновременно выскочили из своего укрытия. Волков было четверо. Мы положили двоих. Но их должно быть больше. Наверняка заходят с тыла, умные твари.
   Я прыгнула вперед, подмяв под себя самого мелкого и перерезав ему горло. Волк тут же затих и перестал сопротивляться. Я поднялась, отразив атаку его товарища. Пришлось попросту выставить вперед длинный клинок, иначе бы его зубы уже вонзились в меня. Но для того, чтобы так его использовать, мне пришлось выбросить короткий кинжал, который со звоном упал на пол. Теперь у меня осталось только одно оружие. Стоявший передо мной волк был поистине огромным, и его пасть была вдвое, если не втрое больше моей головы. Он яростно зарычал, оскалившись, и бросился на меня. Я отошла на шаг влево, махнув наудачу длинным ножом. Удар вышел смазанным, и все что мне удалось - подрубить ему заднюю лапу. Волк жалобно заскулил, пол окрасился его кровью, но он не оступился от своей цели. Уйдя во второй раз, я подрубила ему еще одну лапу, на этот раз переднюю и с другой стороны. Когда мне пришлось отступить в третий раз, я наткнулась спиной на один из шкафов, и он завалился, я упала сверху. Раненый волк воспользовался этим, чтобы напасть на меня сверху. Мне удалось вновь выставить нож перед его мордой. Зверь зарычал, забрызгав слюной мое лицо. Мерзкая тварь. Я оттолкнула его от себя, изменив направление клинка, и пронзила его насквозь, что вполне позволяла сделать длина клинка. Острие вышло с другой стороны. Зверь был мертв, но я не смогла сразу же выхватить оружие, а на меня уже набросился следующий. Я закрылась от него телом его мертвого собрата и пулей вскочила на ноги. Представьте себе только, как быстро двигались волки, если я едва поспевала за ними.
   Элис на другом конце прохода сражалась сразу с двумя волками, а Белый только что убил еще одного, попросту разорвав ему глотку зубами. Пятнадцать. Их было пятнадцать, черт их подери.
   Длинный клинок все еще был для меня вне досягаемости, но я успела подхватить с пола короткий, заставив еще одного волка отступить. Удачным ударом я отрезала ему половину передней лапы, и он попытался спастись бегством. Я сделала выпад вперед, перерезав ему глотку. Если бы у меня был сейчас длинный нож, можно было просто отрубить ему голову, но этот слишком короткий.
   Еще один бросился на меня справа, но Белый выскочил между нами, взяв его на себя. Он сражался яростно и явно лучше остальных волков. Да и смотреть ему в глаза лично для меня было непросто.
   Пока Белый расправлялся с тем волком, я решила немного помочь Элис, которая только что уложила сероухого, на место которого тут же встал новый противник. Я поймала себя на мысли, что еще никогда не сражалась так яростно и так беспощадно. Если бы передо мной сейчас появилась еще сотня волков, большинство из них полегло бы от моей руки.
   Но радоваться победе было еще рано. В библиотеку вбежало еще пятеро волков, один из которых загнал меня на стол. Рядом с ним встали еще трое. Я скакала на столе, как танцовщица в клубе, награждая то одного то другого быстрым ударом. Когда один из волков был повержен, я соскочила со стола, подняла его и опустила прямиком на голову одного из них, проломив ему череп. Третьего убила Элис, четвертого - Белый.
   Опустив нож, я поняла, что запыхалась. Элис так же дышала тяжело и поверхностно. Выхватив второй нож из тела убитого волка, я отошла на несколько шагов назад. Двадцать трупов. Да откуда в этих лесах такое количество серых волков?
   - Монету не потеряла? - спросила Элис, вытерев лезвия ножа о свою куртку.
   Я нащупала в кармане монету и покачала головой. В библиотеки воцарил хаос. Некоторые стеллажи с книгами были перевернуты, часть столов разгромлены, а весь пол прямо-таки усеян окровавленными трупами. Оставлять их здесь казалось мне богохульством, но я знала, что они не пролежат здесь долго и вскоре станут пищей для других тварей, лазящих по здешним подземельям. После того, как Аренс опустел, они совсем потеряли страх.
   - Убираемся отсюда, - сказала я, глядя на Элис.
   Она была цела, если не считать длинного пореза на шее. У меня тоже было два таких пореза: один на бедре, другой на животе, но я не чувствовала сильной боли, и внутренности пока не собирались вываливаться наружу, а майка не промокла от крови. Я решила, что в порядке.
   Мы покинули библиотеку, направляясь на центральную площадь. Белый неотрывно следовал за нами, держась на несколько шагов позади, будто охраняя.
   На главной площади мы встретили только четверых стражей: Ястреба, Кракена, Зика и Нео. Белый, едва завидев людей, дернулся назад и скрылся в одном из коридоров. Снова.
   - Почему вы так задержались? - спросил капитан. - Где вас носи..., - он прервался на полуслове, увидев кровоточащий порез на шее Элис. - Что еще с вами произошло?
  
   На рассказ нам понадобилось десять минут. За это время порез Элис был обработан и продезинфицирован. Мои порезы не были видны, и я решила пока не привлекать к ним внимания. Меня могут исцелить и потом.
   Ястреб внимательно выслушал нас и выявил желание незамедлительно отправиться в кабинет Лучника. Во время моего рассказа, Зик как-то странно смотрел на меня, пораженный.
   - Как тебе удалось найти ключ?...Ты была в моей комнате? Черт меня подери.
   Еще несколько минут спустя мы вшестером уже вошли в кабинет Управляющего. Я не была уверена в том, что крупная монета, которую я сейчас сжимала в руке, действительно была ключом. Но остальные, казалось, нисколько в этом не сомневались.
   Я опустилась на колени перед сейфом, сделав глубокий вдох, и положила монетку в самый его центр. Ничего не произошло. Сердце у меня в груди пропустило два такта. А в следующий миг крышка бесшумно открылась.
   Послышалось пять взволнованных вздохов. Пять, потому что я прикусила губу, чтобы не заорать во все горло от неожиданной радости.
   В сейфе лежала тонкая папка с документами и белый конверт. Я медленно протянула руки и взяла эти предметы. На конверте была надпись: Зетва. Но, к счастью, он оказался не запечатан. Я посмотрела на Ястреба, тот, помедлив, кивнул. Я достала письмо и бегло пробежала его глазами.
  
  
   От: Лучник. Управляющий Аренса
   Кому: Кира Скан
  
   Если вы читаете это письмо, значит, дело обстоит куда опаснее, чем я думал. Долгое время меня мучают скверные предчувствия и мысли. Это, конечно, не доказательство, но я привык доверять своей интуиции.
   Если мои опасения подтвердятся, Аренс перестанет существовать. Среди нас есть их шпионы, я точно знаю это, но пока не могу с уверенностью указать ни на одного из них, дабы не обвинить безвинного человека. Но опять же, если это письмо у вас в руках, значит, мой город уже погиб, а меня нет в живых.
   Аренс опустел, его жители бесследно исчезли во главе со своим Управляющим, но несколько наших мутантов должны остаться в живых. Они бы ни за что не упустили возможности запугать вас.
   Вы знаете, что это, и чего оно хочет. Прошу вас, последуйте моему совету, и покиньте Город-4 еще до того, как оно придет. Иначе погибнет вся наша раса.
  
   Далее, в самом углу листа, следовала приписка, написанная корявым быстрым почерком, но определенно точно одной и той же рукой.
  
   Оно пришло, и оно среди нас. Некоторые уже были заражены этим. Это черный туман, серая мгла. Оно жжет нас изнутри, медленно высасывая из нас жизнь, капля за каплей. Более сильного проклятия еще никогда не существовало(...)
  
   Я подняла голову от письма, невольно вздрогнув. Чего-то более жуткого невозможно было ожидать. Перед нами лежало предсмертное письмо Лучника.
   - Вы уверены, что это письмо написал Лучник? - с сомнением спросил капитан.
   - Да, - ответила я до того, как Зик успел открыть рот. - Это его почерк, и у него действительно была привычка подчеркивать слова, которые он считал особо важными.
   - Хорошо, а что в папке?
   Я взяла папку в руки, но она была закрыта на замок. Я уже хотела было сломать его, но Ястреб остановил меня:
   - Нет. Это что-то вроде сургуча на древних свитках или печати королей. Лучник хотел, чтобы мы доставили его Зетве, и чтобы она первой открыла ее. Если мы сломаем замок, некоторые могут заявить, что мы - предатели, участвующие в заговоре, и специально подменили документы.
   Я хотела спросить, как урод мог сказать это, когда в опасности все мутанты, но тут же вспомнила о Тиберии. Все-таки Адам был прав.
   Вздохнув, я молча передала ему папку и письмо.
   - Ну что, - спросил Зик. - теперь мы можем возвращаться в Город-4?
   - Никому, кроме Элис и Ри, не удалось найти ничего стоящего. Не думаю, что мы найдем здесь что-то еще, даже если облазим Аренс вдоль и поперек. Возвращаемся.
   - Но Зетва сказала, чтобы мы не возвращались раньше чем через три дня, - вмешался Нео.
   Ястреб пристально посмотрел на него, из-за чего парень заметно сдулся.
   - Думаю, это особый случай, который не потерпит отлагательств. Под мою ответственность.
   - Но уже поздно, - влезла Элис. - Стемнеет уже через несколько часов. Не лучше ли остаться здесь на ночь, а на рассвете двинуться в путь?
   - Остаться на ночь в городе-призраке да еще и без электричества, но зато с волками? - удивленно переспросила я. Даже мне не хотелось задерживаться здесь.
   - Она права, - сказал Ястреб. - Лучше подняться на поверхность и заночевать там. По крайней мере, там будет светлее и волки не полезут.
   Сборы не потребовали много времени. Все наши вещи были при нас, оставалось только дождаться остальных, но никто из них, как и сказал Адам, не узнал ничего важного. Папка и письмо теперь сохранялись у капитана, и вряд ли можно было придумать более совершенной защиты для них.
   Выбравшись из мрачного подземелья, мы вышли на поверхность вместе с последними лучами заходящего солнца. Пока еще не совсем стемнело, мы быстренько разбили лагерь и разожгли костер. Нео был назначен поваром. Фонари мы не зажигали, так как вполне хватало света, который давал костер. Мы отошли на достаточное расстояние от Аренса, чтобы деревья вновь стали деревьями, а не какими-то кровожадными монстрами. Так же здесь было полно животных: мелких и не очень, и могли не опасаться набега хищников. Нео оказался хорошим поваром, мы быстро поели "лесной суп", который был довольно приятным на вкус, и в то же время хорошо насыщал, и легли спать, чтобы можно было отправиться назад как можно раньше.
   Я постелила свой спальный мешок подальше от костра. С одной стороны я не слишком боялась замерзнуть, а с другой хотелось держаться подальше от остальных. Зик лег в метрах пяти от меня, на таком же расстоянии от костра. Самыми ближайшими моими соседями оказались близнецы. За ужином я изо всех сил всматривалась в их лица, но так и не смогла понять, который из них Аро, а который Верн. А они еще специально запутывали остальных, то и дело меняясь местами.
   - Не волнуйся так, - усмехнулся один из братьев, обращаясь ко мне. - Нас даже родители путали все время. Остальные стражи уже привыкли. Мы не Аро и Верн, а Аверн и Вернаро. Как единое целое.
   - Вот еще, - возмутился второй. - То, что ты здесь описываешь, похоже на какого-то монстра с двумя головами, восьмью конечностями и несколькими дюжинами пальцев. Ббрр.
   Стражи вскоре легли, завернувшись в свои спальники. Удушающая жара уже спала, и воздух заметно охладился. Прошло несколько минут, и все уже спали, кроме меня. У меня перед глазами до сих пор стояла сцена, как Адам поцеловал Элис и пожелал ей спокойной ночи. Я поспешно зевнула и повернулась спиной костру, стараясь не вытирать выступившие слезы обиды. Если их не трогать, они просто впитаются, а стоит начать тереть глаза, а они тут же покраснеют. Я была настоящим мастером беззвучного плача. Когда много лет живешь с человеком и не хочешь волновать его, приходиться научиться этому. Вот и сейчас я в полной тишине глотала слезы, зажимая рот трясущейся рукой, стараясь справиться с истерикой. В таком состоянии хочется кричать, а не плакать. У меня вообще истерика никогда не сопровождается слезами. Вместо этого мне хочется закричать, сломать, ударить...
   "Глупо, - сказала я сама себе несколькими минутами спустя, сделав глубокий вдох. - Какой смысл волновать себя лишними переживаниями, если ты даже не любишь его?".
   Это было правдой, отчасти. Я не любила его. Просто даже мысль, что он может принадлежать кому-то еще, казалась мне неправильной и причиняла сильную душевную боль.
   Когда это я успела стать такой собственницей?
   А раз я не люблю его, то мне совершенно наплевать, с кем он там обжимается, где и когда. Мистер Совершенство может делать все, что ему заблагорассудиться, и меня это совершенно не касается.
   Мне удалось убедить себя, и я повернулась к догорающему костру и зевнула. Ястреб не решился оставить нас без защиты, поэтому двое были выставленными часовыми. Сначала Кракен и Нео, затем их сменят Зик и Грегори, наш маленький "вампирчик". Хорошо хоть меня эта участь миновала.
   Костер почти догорел, и теперь над ним поднимался серый дым, количество которого то и дело увеличивалось. Я еще раз моргнула, подавив зевок, и закрыла глаза, подложив руки себе под голову.
   Ночью я несколько раз просыпалась от шуршания листвы и ветра. Ничего удивительного, если учесть, что это моя первая ночь, проведенная на земле, а не под ней. Остальные тихо спали. Костер давно погас и уже успел остыть. Кракен и Нео уже посапывали недалеко от меня. Значит, сейчас время дежурства Зика и Грегори. Начинало светлеть, наверное, часа четыре утра. Я завозилась в своем спальнике, так как мне стало жарко, и расстегнула его до половины.
   Краем глаза я заметила, что за мной кто-то наблюдает. Повернув голову, я встретилась взглядом с золотисто-карими глазами. Адам внимательно наблюдал за мной. Увидев, что я смотрю прямо на него, парень закрыл глаза и жестом приказал мне спать, ну или же притвориться, что я сплю.
   Что я и сделала, как только услышала приближающиеся голоса. На поляну, разговаривая в полголоса, вошли Зик и Грегори. Я вслушивалась в каждое их слово, но не уловила ничего, кроме обычной болтовни. Оба казались совершенно расслабленными и даже не смотрели в мою сторону. Решившись, я чуть приоткрыла глаза, взглянув на Адама. Глаза у него были закрыты, выражение лица совершенно безмятежно, грудь ровно вздымалась и опускалась. Даже закрытые веки не шевелились. Он спал. Я решила, что мне это просто приснилось, и вновь уснула.
  

16

   Я сделала шаг вперед, но один из стражей преградил мне дорогу.
   - Эй? - возмутилась я.
   - Зал совещаний закрыт, - сказал он, недоброжелательно поглядывая на меня.
   - Но ведь это я обнаружила тайник.
   - Мы получили приказ никого не впускать, - страж равнодушно пожал плечами. - Уходи, некс, иначе мы выкинем тебя отсюда.
   Мне не оставалось ничего, кроме как уйти. Продолжая злиться, я медленно отошла от дверей и зашла за угол, все еще наблюдая за дверью. Меня должны были позвать. Это я нашла ключ, я открыла тайник...Я знала, что Зик был внутри, и Элис. Это было странно. Почему Зик мог находиться там, а я - нет? Какая-то глупая шутка мироздания.
   Я уже отчаялась попасть внутрь, когда в коридоре послышались уверенные шаги. Еще несколько минут, и я увидела Адама. Это был мой шанс.
   Он уже почти дошел до стражей, которые с готовностью расступились, пропуская его, когда я позвала:
   - Ястреб!
   Я подумала, что он не услышал меня, или ему было все равно, но мой капитан обернулся, гневно уставившись на меня:
   - Что ты делаешь здесь, некс?
   - Разве я не заслужила право присутствовать на обсуждении? - спросила я, стараясь сдержать в себе обиду. - Это ведь я нашла ключ и...
   Несколько секунд он будто раздумывал над моими словами, затем кивнул:
   - Пропустите ее.
   - Но приказ, капитан...
   - Она со мной, - Адам гневно дернул плечом и вошел внутрь, не глядя на меня.
   Я поспешила вслед за ним, пока стражи не передумали. Один из них - тот, что не пропускал меня - выдохнул через нос, посмотрев на меня с раздражением, но ничего не сказал.
   В зале проходило закрытое совещание. Зетва расхаживала взад-вперед, глядя в никуда, на нижней ступеньке "трона" сидел Тиберий, сохраняя на лице совершенно бесстрастное выражение. С другой стороны я увидела высокого черноволосого мутанта, одетого во все черное, поглядывавшего на Тиберия с неодобрением. У стены стояло еще трое мутантов: высокая женщина с длинными серебряными волосами, крепкий, широкоплечий мужчина в черной бандане, и странное крошечное существо, похожее на летучую мышь, за его спиной можно было рассмотреть небольшие, как у насекомого, крылья. Элис и Зик тоже были здесь, держась на почтительном расстоянии.
   - ...если не сделаешь этого, - резко проговорил мужчина в бандане, обращаясь, видимо, к Зетве.
   Та только невнимательно кивнула, будто и не слыша его. Казалось, никто из них даже не заметил моего появления. Я остановилась рядом с Зиком, и тот ободрительно улыбнулся мне.
   Тиберий перебил его:
   - Ты не можешь знать, Блик. Никто из нас не знает этого с точностью.
   - Наше промедление может дорого обойти Городу, - сказала незнакомая для меня женщина.
   На что Тиберий только презрительно скривился:
   - Угомонись, Сильвара. Они не станут действовать так быстро, только не сейчас.
   Женщина нервно дернула головой в сторону, посмотрев на него:
   - С каких это пор они отчитываются перед тобой, Тиберий? Или, может, ты решил перейти на их сторону?
   - Не раньше, чем ты сделаешь это, - выплюнул он ей в лицо и отвернулся, ища на что бы выплеснуть свою злобу. Его взгляд остановился на мне. Лицо исказилось от отвращения. - Что здесь делает некс?
   Он спросил это так, словно я была случайно забредшей блохастой дворнягой.
   - Я привел ее, - ответил Ястреб. - То, что письмо попало к нам, во многом именно ее заслуга.
   Тиберий хотел сказать что-то, но Зетва не дала ему:
   - Заткнись, Тиберий, - крикнула она.
   - Похоже, совещание зашло в тупик, - ни к кому конкретно не обращаясь, сказало существо. Точнее, сказал. Это был мутант, причем явно мужского пола.
   - Это нельзя назвать совещанием, так как наше мнение даже не спрашивается, - возразил Тиберий. - Все будет сделано точно так, как решит Зетва.
   - Не припомню, чтобы ты раньше рвался в лидеры, - усмехнулась Зетва. - Что, хорошо быть корольком на всем готовом?
   Ее слова задели его, но он быстро взял себя в руки.
   - Мои личные интересы - ничто, перед интересами Города. Я, прежде всего, думаю о том, что будет лучше для него.
   - Прежде всего, ты думаешь о себе, - возразила Сильвара.
   - О, господи, хватит, - взмолился Блик.
   Я с интересом поглядывала на мутанта в черном, единственного, кто не проронил ни слова. По усмешке, в которой искривились его губы, можно было подумать, что ситуация забавляет его, но черные глаза смотрели холодно и внимательно. Хоть его взгляд был направлен не на меня, от этого холода у меня мурашки поползли по коже.
   Зетва повернулась ко мне:
   - Ты знала о сейфе Лучника, Риа?
   Я покачала головой:
   - Нет, госпожа. Я увидела его впервые вчера.
   - Дочь Лучника говорила тебе что-либо о нем?
   - Нет.
   - Тогда, может, она говорила тебе о секретном хранилище в библиотеке?
   - Нет.
   - Тогда как ты нашла монету?
   - Элис натолкнула меня на мысль, что это должно быть что-то, что Лучник оберегал больше всего. А о чем он мог заботить больше, чем о единственной дочери? Я решила начать поиски с ее комнаты.
   - И ты все же нашла ключ.
   - Мне повезло.
   Зетва удивленно посмотрела на меня:
   - О чем ты?
   - Я нашла книгу, в которой был выделен один абзац, можете спросить Элис, но мы не знали, что это значит. Тогда я предложила отправиться в библиотеку. Там случайно провела лучом фонаря по одной из полок, обнаружив выцарапанные буквы. Мне просто повезло.
   - Прямо детектив какой-то, - ядовито усмехнулся Тиберий.
   - Нашли ли ты там что-то еще, кроме монеты? - спросила Зетва.
   - Нет. В хранилище была только она. Больше ничего...Могу ли я задать вопрос, мем? - спросила я, удивившись собственной наглости.
   - Попробуй.
   - Что значило то послание Лучника? Что грозит Городу-4? Вы ведь знаете, что произошло с Аренсом.
   Тиберий издал звук, больше всего похожий на кряк, Сильвара стрельнула глазами в мою сторону, крылатый уставился с удивлением.
   Но больше всего меня удивило то, что сделала Зетва. Она без удивления посмотрела на меня и ответила:
   - Мы точно не знаем, что это, но оно определенно точно уже происходило ранее. И это что-то охотиться на мутантов. Впервые оно появилось семнадцать лет назад, и тогда опустел один из наших городов - Шепот.
   Шепот. Я не раз слышала леденящие кровь истории об этом городе. Его называли не иначе, как город-призрак. Это был небольшой городок на севере от Аренса, с населением всего в сорок пять мутантов. Семнадцать лет назад произошло что-то, и город опустел. Тех мутантов так и не нашли, ни живыми, ни мертвыми. Будто они просто растворились в воздухе. Почему-то за все это время мне не пришло в голову, объединить произошедшее тогда с тем, что случилось в Аренсе, ведь Шепот представлялся мне чем-то нереальным, сказанием, выдумкой.
   - Второй мишенью стал Блицвурт, пятнадцать лет назад. Затем последовало затишье. И сейчас оно вернулось вновь.
   - Почему Упра...то есть Лучник говорил "они"? - спросила я.
   - Потому что некто, именующие себя Проводники, взяли на себя ответственность за то, что произошло тогда в Шепоте. Насколько нам известно, это банда мутантов, обитающих где-то в человеческом мире. Они живут отдельно от нас, считая себя выше остальных мутантов. Они не стали торговаться с нами или вымогать что-то. Один из них появился здесь и сказал, что то, что случилось с Шепотом, вскоре повториться вновь. И так будет с каждым нашим городом, пока мутанты не исчезнут с лица земли. С тех пор, как были уничтожены Шепот и Блицвурт, Аренс стал единственным нашим городом. Четыре года назад я основала Город-4, надеясь, что оно больше не вернется. Когда мой город падет, нам больше некуда будет пойти...Если еще будет кому идти.
   - А как же остальной мир?
   - Люди не примут нас, - резко возразил Тиберий. - Они хорошо дали это понять еще в прошлый раз, когда мы нуждались в помощи. Они могут только использовать нас.
   - Проводники сказали, что мы должны умереть, так как мы - отступники и предатели, - продолжала Зетва. - И как только мы будем уничтожены, падет и мир людей.
   - Это что-то вроде пророчества об Апокалипсисе? - спросила я. - Очередной конец света?
   Управляющая усмехнулся, глядя мне прямо в глаза:
   - А почему бы и нет? Не будет ни потопов, ни землетрясений, ни цунами, ни извержений вулканов. Города просто опустеют. А в живых останется только горстка мутантов, называющих себя Проводниками. Что-то вроде библейского потопа, именно так он сообщил мне. Земля очиститься от грязи. Старый мир умрет, чтобы дать дорогу новому. Место людей займет более развитая цивилизация - мутанты.
   Я с недоверием смотрела на нее, ожидая, что сейчас кто-то выпрыгнет из-за трона с криком: "шутка". Но время шло, а шутник так и не появлялся.
   - И самое ужасное, что мы не знаем, что это, и как с ним бороться.
   - Но у нас ведь есть сила, - сказала Сильвара, взглянув на мужчину в черном.
   - У нас ничего нет, - покачала головой Зетва.
   - Но в прошлый раз, когда вы..., - начала было она.
   - Это единоразовый бонус. К тому же это было совсем не так, как ты думаешь. Мы были не более чем сосудом для нее, и не решали, когда стоит ею воспользоваться. Она просто выбрала нас, использовала и ушла.
   - А ты почему молчишь, Эван? - спросил Тиберий.
   Мужчина в черном только отмахнулся от него, но все же сказал:
   - Она покинула нас, но вполне может быть и то, что она вернется вновь. Трое, отмеченные силой, уже могут жить среди нас.
   - Мы не можем надеяться только на какую-то мифическую силу, - возразил Тиберий.
   - И что ты предлагаешь? - холодно спросил Адам.
   - Найти этих Проводников и выбить из них всю правду.
   - Позволь спросить: где ты их найдешь? - поинтересовалась Зетва. - При условии, что они вообще существуют, и что это был не просто глупый розыгрыш.
   - Где-то они должны быть, - ответил Тиберий, плотно сжав губы. - Раз Лучник думал, что кто-то из них находился в Аренсе, они должны быть ближе, чем мы думаем. Это может оказаться любой из нас, - на этих словах он уставился прямо на меня.
   То есть как? Он уверен, что я - предательница? Одна из Проводников?
   Бред. Надеюсь, остальные не думают так же.
   - Успокойся, Тиберий, - отдернул его Эван. - Мы же не можем перебить всех мутантов, надеясь, что среди них окажется один из Проводников? А даже если и так, то что тебе даст смерть одного из них? Думаю, что ничего хорошего... И оставь в покое девочку,. Сомневаюсь, что она одна из них. Какая бы им была польза от некса?
   Я вспыхнула. Он вроде бы пытался защитить меня от Тиберия, но это прозвучало для меня как оскорбление. Тиберий же, похоже, успокоился, услышав эти доводы. По крайней мере, он кивнул, бросил на меня напоследок уничтожающий взгляд и отвернулся.
   То есть мало того, что я недостаточно хороша, чтобы быть стражем, так еще и для роли предательницы не гожусь?
   - И как мы узнаем, что данный мутант является Проводником? - снова спросил Адам.
   Его вопрос остался без ответа. Никто этого не знал.
   - Мы не можем оставаться здесь, - сказала Сильвара. - Вскоре это может произойти и здесь. Мы должны покинуть Город-4.
   Блик покачал головой:
   - Мутанты только обжились на новом месте. Да и куда нам идти? В леса?
   - Лучше погибнуть?
   - Мы не можем уйти сейчас, Сильвара, - сказала Зетва. - Кроме того, это просто глупо. Оно настигнет нас везде, куда бы мы не пошли. И в любом случае, думаю, у нас все еще есть время. Год, может, чуть меньше. За это время мы должны справиться с этой проблемой. Но пока мы бессильны. До тех пор, как Проводники как-то не выдадут себя.
   - Ты предлагаешь нам ничего не делать? - ошеломленно спросила Сильвара. - Жить так, будто ничего не случилось?
   - По-моему, мы неплохо справлялись с этим все это время.
  
  

Три

Отмеченная силой

Не волнуйтесь, если я задохнусь... 
Принесите меня в жертву за мои грехи,
За мою веру,
Плюйте на меня,
Умрите... со мной.
Когда я погибну,
Смерть придет к вам,
Смерть придет... 
Языки пламени охватили её целиком.
Слова, что она сказала, -
За эти слова она умрет.
Толпа кружит вокруг нее,
Восхваляя своего милосердного бога.
Ее крики становятся слабее.
"Язычница, язычница!" -
Кричат люди.
Дети, когда-то любившие,
Запаслись камнями в своих маленьких ручках.
Они нашли ее истекающей кровью.
Темная ночь подкралась незаметно.
Была ли она заодно с дьяволом?
По ту сторону веры,
По ту сторону боли,
И горя,
Я лягу низко,
И уползу глубоко,
Выбрав тропу поуже.
Бойся своих мыслей - пусть отче небесный будет им судьёй.
Иди по сияющей тропе и веди слабовольных вперед.
Толпа кружит вокруг нее,
Восхваляя своего милосердного бога.
Их крики становятся громче.
"Язычница, язычница!" -
Кричат люди.
Нечисть нужно отлавливать
И предавать огню.
Сожгите меня на костре,
Назвав лгуньей.
Кричите на меня,
Плачьте обо мне.
Когда я погибну,
Смерть придет ко мне.
Смерть придет...
Сожгите меня на костре... 

1

   В полной тишине мне удалось различить шелест травы и едва уловимое журчания воды. Я присела, надеясь, что меня не видно с той стороны. Куст, за которым я пряталась, был широким и был бы отличным прикрытием в любое иное время года. Но сейчас была зима, и снега выпало не меньше метра. Хорошо еще, что он почти не скрипел под ногами, вполне хватало и того, что на нем отчетливо были видны мои следы. Но сейчас ночь, и меня трудно будет обнаружить здесь. Я бы, конечно, предпочла лето, ну или осень, когда спрятаться было бы намного легче, но уж что есть.
   Они все ближе. Я слышу легкий скрип снега у них под ногами. Не услышала бы, будь я человеком, но я все же не совсем человек.
   Приседаю еще ниже, почти прижимаясь к земле. Они вот-вот должны появиться здесь. Затем слышу голоса. Они о чем-то переговариваются, один из них начинает смеяться. Что ж, я заставлю их поплатиться за то, что они проникли на нашу территорию. Пусть они зашли всего на километр, но здесь наши земли.
   Как только четыре темные фигуры проскользнули мимо меня, я достала пистолет, снимая его с предохранителя. Это не займет и пяти минут.
   Затем чувствую мысленный толчок.
   Будьте готовы через тридцать секунд.
   Я знаю, что мое послание будет услышано. Иначе и быть не могло.
   Тем временем браконьеры неспешно продвигались вперед, даже не глядя по сторонам. Как самонадеянно. Закончив мысленный отсчет, я продвинулась на несколько шагов вперед, не издав ни звука, правая рука уверенно сжимала пистолет, даже палец на курке.
   Мы здесь, капитан.
   Самое время.
   Еще мгновение, и я уже стою перед ними. Лица парней стали мертвенно бледными, словно они увидели призрак.
   - Вы знаете, где находитесь сейчас? - поинтересовалась я.
   Ни один из них так и не смог проронить ни слова. Что ж, тогда мне придется помочь.
   - Вы проникли на нашу территорию. Да еще и охотились здесь, - я махнула рукой на тушу кабана, которую несли двое браконьеров. - Думаете, я позволю вам просто дать деру?
   - Мы...мы не знали, что это ваша территория, - промычал один из них.
   - Просто отправились на охоту, - подхватил другой. - Позвольте нам уйти, и мы больше никогда не появимся здесь. Могу поклясться чем угодно.
   - Мне не нужны твои клятвы, - сказала я. - Они все равно ничего не стоят.
   За моей спиной возникли пятеро мутантов. Моя команда. Теперь лица браконьеров из белых стали едва ли не желтыми.
   - Мы раз и навсегда отучим таких, как вы, охотиться здесь, - сказал за моей спиной Брант.
   - Позвольте нам уйти, - сглотнув, сказал первый, - Что угодно, мы сделаем что угодно, только отпустите нас.
   - Нам ничего от вас не нужно, - скучающим голосом проговорила я.
   - Мутанты никогда раньше не сорились с Торном. Зачем вам делать это сейчас?
   - Это вы нарушили договоренность, пробравшись сюда, а не наоборот.
   Один из браконьеров, подавшись назад, воскликнул высоким, писклявым голосом:
   - Мы же ничего не сделали. Поймали только этого кабана. Мы никогда больше не появимся здесь, что б я сдох.
   Я кивнула:
   - Именно так.
   Переглянувшись, они сделали тот безрассудный шаг, которого я ждала уже несколько минут - побежали прочь, оставив тушу кабана на снегу. Мои парни бросились было за ними, но я предостерегающе подняла руку:
   - Пусть уходят.
   - Но, капитан..., - обиженно воскликнул Брант.
   - Это всего лишь несколько подростков, Брант, - великодушно заявила я.- Пусть себе проваливают на все четыре стороны. Они едва не обделались только что. В ближайшее время они побоятся даже посмотреть в сторону леса, не то что забредать сюда. Не таких мы должны убивать.
   Казалось, он хотел сказать что-то еще, но все же промолчал. Остальные тоже.
   - Возвращаемся в Город, - сказала я, помедлив несколько мгновений. Куда-куда, а туда мне точно совсем не хотелось возвращаться. Здесь мне нравилось гораздо больше чем там. Подземелья в последнее время давили на меня, а все наземные дома, находящиеся в более-менее нормальном состоянии, были уже заняты. Сейчас я старалась держаться как можно дальше от толпы, даже от Алана и Зика.
   Передо мной стояла команда, называющая меня "капитан" - семеро стражей, подчиняющиеся семнадцатилетней девушке. Нексу. И пусть они были не самыми лучшими воинами, скорее уж это была команда, сколоченная из отбросов и неудачников, но они были моими. Странно, правда? Но в моей жизни без этого никак. Наше дежурство длилось уже почти шесть дней, то есть, пора возвращаться назад. В тепло, под защиту камня и железа, к вкусной пище.
   - Возвращаемся прямо сейчас? - спросила Джен.
   Она была единственной девушкой в моей группе. Более того, она была одной из четырех девушек стражей вместе со мной, Элис и Иззи. Среднего роста, русоволосая, с зелено-карими глазами.
   - До Города всего часа три пути. Если отправимся прямо сейчас, то прибудем туда еще до рассвета. Нет смысла еще на одну ночь оставаться здесь. Идите.
   - А ты? - спросил еще один мутант - Стрела.
   - Я вскоре догоню вас.
   Стражи один за другим покинули поляну, все, кроме Бранта. Он был чем-то вроде моего личного телохранителя, и хотя я не понимала, зачем его приставили ко мне, Ястреб не решался оставить меня без защиты, так как я не была мутантом. Я скривилась, стоило подумать об этом. Брант стал чем-то вроде моей второй тени. Что ж.
   Не глядя на него, я пошла к располагавшемуся в сотне метров ручью, который не замерзал даже в самые лютые морозы. Именно его журчание я слышала так отчетливо. Всю дорогу я смотрела на свои бледные босые ступни, касающиеся снега. Несмотря на то, что на мне было надето полное боевое облачение стража: черные толстые брюки с кожаным ремнем, рубашка, свитер и такая же черная куртка, я была босой. Мои ноги не дубели, хотя я и чувствовала легкое покалывание, но зато без тяжелых сапог я могла передвигаться действительно бесшумно, да и такие следы на снегу не так бросались в глаза. Последние несколько месяцев я будто утратила чувствительность. Теперь я могла не только спокойно ходить босиком по льду, но и дотронуться до горячей чашки или только что снятого с огня чайника и при этом не обжечься. Это совсем не круто, и никак не похоже на супер силы, которые ни в коей мере во мне до сих пор не проявились.
   Я дошла до ручья и опустилась на колени, зачерпнув руками обжигающе холодную воду, для чего мне пришлось снять с рук перчатки. Это было странное ощущение: понимать, что мне холодно, чувствовать покалывание, но при этом мерзнуть не так сильно, как раньше. Склонившись над водой, я на какой-то миг увидела отражение молодой девушки. У нее была бледная кожа, светлые льдистые глаза, цвет которых колебался между голубым и серым, и длинные светлые волосы. Блондинка с неприятью посмотрела на меня, и я плеснула на ее отражение водой, тут же отвернувшись. Смотреть на себя в зеркало последние два месяца было просто невыносимо. Как будто из меня вытянули все силы, а вместе с ними и цвет. Где мои черные смоляные волосы? Где мои темные глаза? Я с раздражением ударила ребром руки по воде, но через несколько секунд, отражение вновь вернулось на место, с сомнением поглядывая на меня, будто спрашивая, в своем ли я уме.
   Если бы только это.
   Я стала чувствовать себя гораздо хуже. Теперь я не просто каждое утро просыпалась с сильной головной болью и не могла подолгу уснуть ночью, но иногда со мной случались странные припадки, и я могла даже потерять сознание. Врачи не знали, что со мной, но я знала, что со временем мне станет только хуже. Это что-то, чтобы оно ни было, медленно убивало меня, выпивая изнутри, и я ничего не могла с этим поделать. Словно в моем теле жил какой-то огромный поразит.
   Я снова посмотрела в отражение. Провела ладонью по длинным светлым волосам. Никогда они еще не были такими мягкими, как сейчас. Единственное, что в этом лице еще было моим, были брови и ресницы. Почему-то они все равно оставались черными. Затем я провела рукой по левой щеке. Кожа была совершенно гладкой на ощупь, хоть и почти прозрачной, несмотря на недавно появившийся сиреневато-алый узор. Будто капилляры проступили на поверхность.
   Черт подери.
   Задумавшись, я едва не упала в воду. Отскочив в сторону, я тут же выровнялась в полный рост и повернулась к Бранту:
   - Пора догнать остальных.
   Он только кивнул, не сводя взгляда с моего лица. Всего три часа легкого бега отделяло нас от Города-4. Пустяки.
   Едва вдалеке показался шпиль библиотеки, возвышающийся над остальными зданиями, мое сердце словно сжала чья-то огромная рука. Я принялась судорожно хватать ртом воздух. Брант приблизился, чтобы поймать меня в случае чего, но я подняла руку, запретив ему приближаться. Не такая уж я и развалина. Иначе мне бы не разрешили возглавить эту команду. Через несколько минут приступ закончился, и я сразу же повеселела, зная, что в ближайшие сутки это больше не повториться.
   Самой возглавить команду было одновременно и облегчением для меня и новым вызовом. Облегчением потому, что мне не нужно было больше подчиняться ничьим командам и каждый день видеться с Ястребом, но с другой стороны, я не знала никого из этих ребят и не могла полностью доверять им. Кроме того, мне потребовалось много времени, чтобы заслужить их уважение. Теперь это уже в прошлом.
   Я не ошиблась. Небо еще и не начало светлеть, а мы уже достигли округлой поляны. Отсюда до самого города минут десять ходьбы. Я сделала глубокий вдох, наслаждаясь прохладой и свободой дикого леса, а затем первой направилась к Городу-4.
   Кособокие, местами завалившиеся здания с потрескавшимися стенами, полуразрушенные, превращенные в руины, потрескавшийся от времени асфальт под ногами, высокие, сухие деревья, склонившиеся так, будто бы они с любопытством заглядывали в окна. Некогда брошенные, а теперь навечно забытые железные памятники машин у дороги. Пустые, зияющие провалами, витрины магазинов, где все еще стояли, застыв в своих нелепых искусственных позах, безликие безволосые манекены. Как только мутанты заняли город, на них все еще оставалась одежда, но теперь они были полностью обнажены.
   Ко всему этому я уже привыкла. К этому кладбищу цивилизации, пустынному и мрачному месту, поэтому постаралась как можно скорее покинуть его.
   Всего в нескольких кварталах отсюда начинался Город- 4. Дома здесь были не такими обшарпанными, некоторые даже сияли новенькой побелкой, крыши были целы, а в окнах мелькали края занавесок. Здесь даже горели фонари, не такие яркие, как в Аренсе, но дорога была хорошо видна.
   Окажись я в мире людей, поспешила бы выбраться отсюда, но здесь было безопасно. У нас не было бандитов, не было воров и насильников. Мы жили в мире. Пожалуй, я бы сказала, что мутанты гораздо лучше людей, если бы не знала о существовании Проводников. Плохие мутанты все же были, правда, где-то далеко, а не здесь.
   Здесь было безопасно. Я верила в это всем сердцем, каждую ночь повторяя перед сном, как мантру.
   С часовыми мы столкнулись еще на подходе к городу. Это были двое стражей из команды Зика. Мы поздоровались с ними, и они вновь скрылись в темноте. Я знала, что это были не единственные часовые в данное время. Не меньше десяти мутантов охраняло город ночью, но среди них было всего семеро стражей - одна команда, а иногда даже меньше.
   Сейчас было двадцать восемь стражей - четыре команды: Ястреба, Зика, Тиберия и моя. После того, как была набрана дополнительная команда, Тиберий и его стражи перестали выходить на обычные задания. Теперь они нередко покидали Город-4 на несколько недель, а затем вновь возвращались. Они искали что-то. Нам с Зиком никогда не говорили об этом, но я ведь не полная дура и могу сложить два плюс два: Тиберий направил все свои силы на поиски Проводников, но они пока не увенчались успехом. Впрочем, Тиберий тоже не сдастся.
   После того, как мы спустились на нижних этажи, Брант раскланялся и поспешил удалиться. От меня подальше. Что ж, эти шесть дней были долгими для всех нас.
   Открыв дверь своей комнаты, я внимательно осмотрела ее и только потом включила свет. Последней фазой было закрыть дверь на электронный замок. Мне не слишком нравилась моя нынешняя комната. Она выглядела необжитой: никаких личных вещей, ни одной фотографии или картины, всего несколько книг на полке. После того, как я официально стала стражем, Меди отказалась делить со мной комнату, и теперь я здесь. Это было неприятно, то как Меди поступила со мной, но я не могла долго злиться на нее.
   Я разделась и приняла душ, простояв под ним не меньше часа. Теперь я все больше ценила эти мгновения. Можно было притвориться, что я стою под дождем, где-то очень далеко отсюда. Я закрыла глаза, позволив своей фантазии унести меня очень далеко от этого места.
   На какой-то миг мне привиделся извилистый берег, усыпанный белоснежным песком, и океан. Можно было даже услышать шум, с каким обманчиво спокойные волны набегают на берег. Это походило на игру: море, лукаво усмехаясь, аккуратно пробиралось все ближе и ближе, затопляя песок, а затем тут же уходило назад, чтобы вновь двинуться вперед, прямо как девушка, вышедшая на охоту за мужскими сердцами...
   Я могла бы представить, что сама стою на этом пляже, нетерпеливо поглядывая в открытое море, затем резко разворачиваюсь, видя на горизонте быстро приближающуюся мужскую фигуру. Сердце начинает биться быстрее, но это никак не связано со страхом. Я знаю, что он меня не обидит. Я хочу как можно скорее увидеть его, жажду его прикосновений...
   Холодная вода приводит меня в чувство. Что-то на этот раз я зашла слишком далеко. Разгневавшись на себя, я быстро выскользнула из ванной, встав ногами на мягкий коврик и завернувшись в полотенце.
   Уже выйдя в комнату присев на угол кровати, я увидела лежащее на столике письмо и прождала долгих десять минут, прежде чем открыть его.
  
   Риа,
   надеюсь, ты не забыла, что на пятницу назначен вечерний прием. А еще то, что ты согласилась пойти туда со мной. О платье Элис уже позаботилась - оно в твоем шкафу.
   Жду тебя у главного входа без пяти десять.
   P.S. ты ведь знаешь, как я расстроюсь, если тебя там не будет?

Зик

   О, черт. Как я могла забыть об этом дурацком вечере?
   На часах семнадцать минут десятого, стоит поторопиться, если я, конечно, все же хочу там появиться.
   Прежде всего, нужно взглянуть на платье, которое подобрала для меня Элис. Она знает, что я терпеть не могу выбирать одежду и тем более ничего не понимаю в платьях. Меня с пеленок учили защищаться и бить плохих парней, но о шмотках там не было ни слова.
   Я вижу его, как только открываю шкаф. Что еще может висеть в огромном черном чехле и занимать половину моего шкафа? Оно кажется совсем легким, и я медленно расстегиваю змейку, затаив дыхание. Чехол медленно сползает на пол, но я вижу перед собой только красную ткань, гладкую и даже скользкую на ощупь.
   Значит, красный. Он очень шел мне, когда я была брюнеткой. Да и сейчас, наверное, пойдет. Вообще-то я люблю синий, ну или на крайний случай голубой или бирюзовый, но, учитывая мою теперешнюю бледность, я буду выглядеть в нем так, словно только что сбежала из больницы.
   Боже, какое же оно приятное на ощупь...
   Платье длинное и очень узкое, приталенное, но чуть расходящееся у бедер, мягкий плавный силуэт, высокий разрез у правого бедра. Ничего чересчур открытого, никакой пошлости, но при этом оно выглядит достаточно...соблазнительно. Офигенно соблазнительно, если быть точной. Так же к нему прилагалась пара черных туфель на двенадцатисантиметровой шпильке. Должно быть, это вас удивит, но я неплохо справляюсь с подобной обувью. Во-первых, я хорошо катаюсь на коньках, а во вторых подобные навыки иногда могут оказаться полезны.
   Облачившись в платье, я занялась макияжем. Обычно я не крашусь, но для такого случая можно сделать исключение. Немного туши для ресниц, черная подводка, подчеркивающая глаза, кроваво-красная помада, чуть темнее, чем платье, и самое главное - тональный крем, чтобы скрыть рисунок на левой щеке.
   Передние пряди я собрала сзади заколкой с камнями (так же оставленной Элис), а остальные волосы оставила лежать на плечах. Вот теперь я готова.
   Продефилировав несколько раз перед зеркалом, я осталась вполне довольна собой. Хороша, действительно хороша. Почти так, как раньше. Тональный крем скрыл не только узор на щеке, но и замаскировал темные круги под глазами, сделав лицо более свежим. Так же я добавила самую малость румян, чтобы стать чуть розовее, чем обычно.
   Без десяти десять я вышла из комнаты, прихватив с собой крошечную черную сумочку, в которой прямо-таки отлично поместился мой самый маленький пистолет. Просто на всякий случай.
   Коридоры просто кишели снующими туда-сюда мутантами. Большинство из них были одеты в смокинги или вечерние платья. Мне потребовалось несколько минут, чтобы вспомнить, в честь чего устраивался сегодняшний бал. Да и как я могла забыть об этом? День рождения Зетвы. Конечно. Главный из неофициальных праздников Города-4. Честно говоря, я даже приблизительно не могла предположить, сколько лет ей сегодня исполнилось.
   Мне с трудом удалось прорваться к главному входу. Я принялась смотреть по сторонам, но пока не заметила Зика. Мутанты проходили мимо, и мне каждый раз приходилось изворачиваться, чтобы меня случайно не задели плечом или не толкнули. Даже на каблуках ростом я была меньше остальных.
   - Риа? - послышался рядом взволнованный голос.
   Я резко повернулась на каблуках. Передо мной стояла Мадлен в красивом золотистом платье, примерно на ладонь ниже колена. Оно ей очень шло. Я улыбнулась, увидев свою бывшую соседку. Причем улыбнулась вполне искренне. Я была рада ее видеть.
   - Ты такая красивая, Меди, - сказала я, рассматривая ее.
   - Красивая? Да рядом с тобой я просто дурнушка.
   - С кем ты пришла сюда?
   На какое-то мгновение Меди покраснела:
   - С Риксоном.
   Мне потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить, о ком шла речь. И, честно говоря, я бы так и не вспомнила, если бы он не подошел к нам сзади, поздоровавшись сначала с Меди, и уж после этого со мной. Хотя я была капитаном одной из команд стражей, а Меди всего лишь одной из мутанток. Он смотрел на нее так, словно никогда в жизни не видел никого красивее, и должно быть для него так и было. Меди извинилась и ушла вместе со своим кавалером вниз. Зик так и не появился.
   Без двух минут десять, большинство пар уже начали спускаться вниз, а я все стояла и ждала. Какая наглость. Притащить меня сюда после шестидневного дежурства, уставшую, а самому опаздывать.
   Я уже начала злиться не на шутку, когда мне на плечо легла чья-то горячая ладонь.
   - Прости, что опоздал, Ри, - чуть отдышавшись, проговорил Зик.
   На нем был черный смокинг, и он даже не поленился надеть бабочку, выделявшуюся на фоне белоснежной рубашки. Длинные волосы он собрал в хвост сзади, и они доходили ему до середины лопаток.
   - Выглядишь просто божественно, - с улыбкой сказал он, и на какое-то мгновение я едва не покраснела от того, как прозвучал его голос.
   - Ты тоже, нет серьезно.
   - Кавалер нужен для того, чтобы рядом с ним девушка смотрелась еще прекраснее.
   - Ты намекаешь на то, что любовь красит? - теперь уже я улыбалась, глядя на него.
   Но Зик только покачал головой:
   - Мужчина должен быть чуть красивее обезьяны, и внешнее уродство ему можно простить, если он в должной мере обладает умом, уверенностью в себе и мужским шармом. Красивый мужчина же как обезьяна с гранатой - вроде бы и наблюдать за ним интересно, но если уж рванет, то всех потащит за собой.
   - Забавно. То есть ты считаешь себя обезьяной с гранатой?
   - Сегодня нет. Когда рядом со мной будет идти такая прекрасная девушка, уверен, на меня никто и не посмотрит.
   - О, Риа, Зик, - к нам грациозной походкой подплыла Элис.
   Она выше меня почти на голову, но когда я имею в виду грациозно, то это так и есть. На ней черное платье с низким декольте, по длине чуть выше моего с оголенной спиной, ткань прямо-таки переливается, будто усыпанное драгоценными камнями. Сегодня она была особенно прекрасна.
   - Я прямо не узнала тебя, Риа, - весело продолжает она, рассматривая меня. - Ты просто прекрасна.
   Я бы сказала ей в ответ то же самое, но она это и так знает. Уверена в этом.
   Поэтому вместо этого я сказала:
   - Еще раз спасибо за платье.
   - Какие мелочи. Я рада, что оно тебе подошло.
   Улыбнувшись, я хотела сказать ей что-то еще, но в этот миг к нам подошел Адам, и я потеряла дар речи. Только чудом мне удалось захлопнуть рот, и больше его я не открывала.
   На нем так же был черный смокинг, сшитый настолько удачно, что он ничуть не преуменьшал его достоинств. Я бы могла вечно смотреть на это прекрасное тело. Ни бабочки, ни галстука, две верхние пуговицы на рубашке расстегнуты, обнажая часть груди. На шее у него висела серебряная цепочка, но я не могла рассмотреть, что на ней, так как она сбегала вниз, затерявшись под рубашкой. Насколько я могла судить, в честь праздника Адам даже причесался, и короткие светлые волосы не торчали в разные стороны, а были аккуратно уложены. Они вовсе не были гладко прилизаны под толстым слоем геля и даже чуть-чуть вились, что было ему только на руку. Если Зик выглядел восхитительно, то красота Адама просто ослепляла так, что оторвать от него взгляд было почти физически больно.
   Но я все же сделала это, хоть и со второй попытки, приветствуя его. Парень улыбнулся, сделав мне несколько комплиментов, а затем подал Элис руку, и они стали медленно спускаться вниз по мраморной лестнице. Мне стало обидно. Несмотря на то, что на этот вечер я пришла в сопровождении Зика, наряжалась я совсем не для него, ну или не совсем для него, и у меня хватало смелости, чтобы признаться себе в этом. Но взгляд Адама остался холоден, и в нем не чувствовалось ничего теплого, никаких эмоций. А в словах не было ничего, кроме вежливости. Черт бы его побрал.
   Нацепив на лицо обворожительную улыбку, я подала руку Зику. Мы спустились вниз прямо за ними.
  

2

   Против своей воли я вновь поднесла к губам бокал с кроваво-красным вином и сделала небольшой глоток. Точнее я уговаривала себя, что совсем этого не хотела и не стала бы пить, если бы у меня был выбор. Но пряное вино было очень приятным на вкус. И последнее время я повторяла это движение все чаще.
   Официальная часть вечера была окончена, на ряду с поздравлениями, легкими закусками и небольшой речи из уст Тиберия. Теперь оставалось только веселиться и танцевать. Я с удивлением смотрела по сторонам. Потрясающий красивый зал, украшенный пышно, но не вычурно, мутанты в выходных костюмах, вино и изысканные закуски. Скорее всего, именно так проходил бы день рождение мера в человеческом городе. Это было странно, но при этом казалось вполне нормальным, а не чем-то ужасным.
   Зик не отходил от меня не на шаг, разве что кроме тех случаев, когда его призывал к себе кто-то из стражей. Он много шутил, смеялся сам и прибывал в удивительно хорошем настроении.
   Чего нельзя было сказать об Адаме, на которого я нет-нет, да поглядывала время от времени. Несмотря на праздник, лицо его было хмуро, а глаза смотрели с какой-то странной тоской, и все возможные ухищрения, к которым приходила Элис, не могли этого изменить. Адам всегда был сам по себе, но умел быть заводилой и даже душой любой компании. Большинство стражей любили его, и почти все относились к нему с уважением. Бывали дни, когда он много шутил, и с его лица почти не сходила озорная улыбка. Но сегодня отсутствовала даже привычная сухая усмешка. Что же его так взволновало?
   Мое настроение было чем-то средним: я не испытывала такого оживления и радости, как Зик, но при этом ладно отвечала на вопросы, когда ко мне кто-то обращался, и старалась чаще улыбаться. Должна добавить, что Зик не давал мне скучать.
   - Пойдем потанцуем, Блейк, - сказал он, забирая у меня из рук практически пустой бокал.
   - Я не умею, - ответила я, прислушиваясь к музыке.
   - В парных танцах главное - партнер. Идем.
   Я могла бы продолжить препираться или же согласиться. Я выбрала второй вариант. С видом мученицы я протянула правую руку Зику. Парень хитро улыбнулся и потащил меня в самый центр. Не успела я вздохнуть, как остальные мутанты расступились, освобождая нам место. Сердце у меня в груди забилось несколько быстрее. Зик положил мою левую руку себе на плечо, а сам нежно обхватил меня за талию.
   Его движения были точными и уверенными, быстрыми, но не резкими. Танцевать с ним было не только просто, но и приятно. Спустя несколько минут к нам присоединились и другие пары, но меня это уже не волновало. Я позволила себе ограничить восприятие своего мира крошечной площадкой, едва охватывающей меня и Зика. Слишком долго я избегала его, отталкивая каждый раз. Адам даже не воспринимает меня в серьез, не говоря уже о том, чтобы интересоваться мною, как девушкой. Кроме того у него есть красавица Элис. Ну, так почему я должна страдать в одиночестве? Именно, совсем не должна.
   Я внимательно смотрела на Зика, задрав голову вверх. Мы были давними приятелями, соперниками и, наверное, даже друзьями. Но сейчас я впервые посмотрела на него другими глазами. Он был чертовски симпатичным парнем. Просто красавец, и лицом, и телом. Я вполне могла бы представить себе, какого это поцеловать его.
   Песня закончилась, и тут же началась другая: нежная, более спокойная. Поддавшись порыву, я положила голову ему на плечо. Наши тела соприкасались так близко, что я слышала биение его сердца, бешено колотящегося сердца. Так приятно, когда твое присутствие может так действовать на кого-то.
   Мы медленно танцевали, но даже сейчас Зик продолжал двигаться, и мне приходилось докладывать немало усилий, чтобы не запутаться в ногах и не свалиться. В отличие от меня, для него это вряд ли было сложно. Казалось, он двигался, не задумываясь.
   Большой свет потушили, и зал погрузился в более...интимную обстановку. Музыка снова изменилась. На этот раз она стала ритмичнее, заставляла кровь бурлить. А может, мне в голову просто ударило вино. Я подняла голову с плеча Зика и посмотрела за его спину, увидев знакомое лицо с золотисто-карими глазами. Адам был удивлен, увидев меня так танцующую с Зиком. Я не могла понять, приятно или не очень, но он точно был удивлен. Я обиделась. Неужели он считал меня настолько непривлекательной, что ни один парень не мог влюбиться в меня? Чертов эгоист.
   В итоге, когда Зик нагнулся, чтобы поцеловать меня, я не стала отстраняться, и едва его губы накрыли мои, перехватила инициативу. Не знаю, что подействовало на меня в большей мере: атмосфера, вино, тоска или внимательный взгляд Адама. А пусть он катится к черту этот Адам. Я обхватила Зика руками, прильнув к нему всем телом, запустила ладонь в его длинные шелковистые волосы. Его руки крепко обнимали меня, а в расширенных зрачках я видела свое отражение.
   Когда он отстранился, тяжело дыша, я улыбнулась ему:
   - Как насчет еще одного бокала вина? - мой голос звучал уверенно, игриво.
   Я снова была в форме. Снова ощущала себя особенной, красивой и желанной.
   - Как скажешь. Я сейчас вернусь.
   Едва он скрылся в толпе, я вновь нашла взглядом Адама. Он больше не смотрел на меня, теперь его внимание было обращено на Элис. Он прижал ее к себе и что-то шептал ей на ухо. Судя по всему, Элис это явно было по душе. На губах Адама играла легкая самоуверенная усмешка, но при этом, как мне показалось, он краем глаза следил за мной. Словно принял мой вызов и теперь готовился ответить.
   Да, вот это у меня разыгралось воображение. Адам, наверняка, даже не подозревает о том, какие мысли меня преследуют.
   От не слишком приятного наблюдения меня отвлек вернувшийся Зик, подав мне один из бокалов. Я улыбкой поблагодарила его и сделала глоток. Он принес не вино, а шампанское. С непривычки оно тут же ударило мне в голову, и пришлось ухватиться руками за Зика, чтобы не потерять равновесие. И пока моя голова блаженно витала по комнате, я не могла отвести взгляд от сцены, разыгравшейся за спиной у Зика. Адам целовал Элис, обняв ее за плечи. Это не был дружеский поцелуй. Не был он так же и нежным. Он был страстным, и даже от одного его вида у меня перехватило дыхание, а внизу живота образовалась приятная тяжесть. И это только вид со стороны, в то время как поцелуи Зика, хоть и приятные, не вызывали во мне и трети подобных эмоций.
   Отстранившись от Элис, Адам посмотрел на меня с взглядом победителя, словно знал, что твориться со мной. Но я еще не собиралась сдаваться. Я посмотрела на Зика взглядом, не предвещавшим ничего хорошего, и томно провела языком по пересохшим губам, не сводя с него глаз. Парень вздрогнул, а я медленно положила ладонь ему на грудь, прямо напротив сердца, медленно опускаясь вниз. Он перехватил мою руку, прижав ее к своим губам. Я сделала один крошечный шаг к нему, оказавшись в круге его рук. Еще секунда, и новый поцелуй. Да, такому поцелую мог бы позавидовать даже Мистер Совершенство.
   Убедив себя, что хочу этого, я начала медленно заводиться. Внутри у меня поднималась обжигающе горячая волна желания. И мне уже не было дела даже до Адама. И так было ясно, что я победила в несуществующей битве. Пусть он не узнает этого, но мне было приятно обойти его хоть в чем-то.
   Оторвавшись, наконец, от Зика, я сама тяжело и отрывисто дышала, ухватившись за него, словно за спасательный круг. На миг мне подумалось, я действительно упаду, если он уйдет.
   - Уйдем отсюда, - прошептал он мне на ухо.
   Я кивнула, собираясь последовать за ним, но передо мной вдруг вырос Адам. Будто из-под земли появился.
   - Позволь мне украсть ее на минутку, - усмехнулся он Зику, преграждая нам путь.
   Тот бросил на него недовольный взгляд, но только покачал головой, а затем повернулся ко мне:
   - Встретимся в саду. На аллее. Я буду ждать тебя.
   - Хорошо, - сказала я.
   - Я обязательно прослежу, чтобы она добралась до места вашего свидания, - одновременно с этим заверил его Адам.
   Не говоря больше ни слова, Зик исчез в полумраке.
   - Что за срочное дело привело тебя ко мне? - спросила я, справившись с внезапно охватившим меня волнением.
   - Пойдем, здесь слишком шумно, - проговорил он, взяв мою руку, и повел меня к выходу.
   В коридоре воздух был таким же горячим и пьяным, как и в зале. Но Адам не стал останавливаться здесь ни на секунду. Вместо этого он повел меня наверх. К садам, поняла я.
   - Элис будет волноваться, - выпалила я прежде, чем смогла сдержаться.
   В темноте его глаза вспыхнули черным:
   - Элис? Нет, она знает, куда я пошел.
   - Ты до сих пор не сказал, чего от меня хочешь, - напомнила я, вырвав свою руку из его железной хваткой.
   - Извини, - сказал он, посмотрев на свою пустую руку. - Не рассчитал силу...Я хотел поговорить с тобой вот о чем. Прости, что говорю это сейчас, но, думаю, завтра у меня может не найтись времени, чтобы заниматься этим. Я знаю, ты только сегодня вернулась с патруля, но уже послезавтра тебе вновь придется выйти на работу.
   - Послезавтра? - переспросила я. - Но ведь мои ребята не успеют еще отдохнуть. Нас не было почти неделю.
   - Это и не потребуется, некс. Мне нужна только ты, еще двоих я выделю тебе из своей команды. Можешь взять Кракена и еще кого-то по своему выбору.
   - Ты думаешь, мне отдых не нужен?
   - Отдохнешь завтра. А когда вернешься, я дам тебе целых пять дней отдыха. Неделю, если ты захочешь.
   Вздохнув, я кивнула:
   - И что от меня требуется?
   Несколько секунд он пристально смотрел на мое лицо, при этом так, чтобы даже случайно не пересечься взглядами. Затем сказал:
   - Мне нужно, чтобы ты обследовала один из заброшенных поселков до которого примерно полдня пути. Ничего сложного. Просто проверишь, чтобы там не было никого постороннего, и зайдешь в один дом. Мне нужна оттуда одна вещь. Есть еще какие-то вопросы?
   Я закатила глаза:
   - Зетва знает, что ты посылаешь меня по своим личным просьбам? Я что должна буду передать записку твоей тайной любовнице?
   Он тихо засмеялся:
   - Зачем мне нужная тайная любовница в каком-то поселке, если у меня с этим и здесь все в порядке? Уверяю тебя: ничего подобного делать тебе не придется. И да, Зетва знает. Я предупредил ее об этом еще вчера. Думал тогда же зайти к тебе, но оказалось, что твоя команда еще не вернулась.
   - Ладно. Что это за вещь?
   - Утром тебе придет письмо, где все будет детально описано. И адрес, и предмет. Кракен знает дорогу до поселка. И еще, Риа...
   - Да?
   - Это очень важное поручение, и я бы хотел, чтобы это осталось в тайне. Лучше всего, если об этом не будет знать даже твой бой-френд. Можешь сказать ему, что я отсылаю тебя на задание по поручению Зетве, ясное дело, совершенно секретному.
   - А почему ты просишь сделать это именно меня?
   - У меня есть на это свои причины.
   Хороший ответ. Пять балов.
   - И кстати, - спохватилась я. - Зик - не мой бой-френд.
   - Да? - Адам выдал свою коронную усмешку. - Мне так не показалось. Да ладно тебе. Зик - хороший парень, не понимаю, чего ты стесняешься.
   Мы уже почти дошли до аллеи. Я бросила на него быстрый взгляд, стараясь уловить хоть тень какой-то эмоции, чего-то на подобие ревности...Ну хорошо, это было глупо. Кроме того, ничего подобного я так и не увидела. Адам улыбался своим мыслям, больше ничего.
   - Кстати, отличный спектакль ты устроила в зале, - неожиданно сказал он.
   - Не понимаю о чем ты, - пробормотала я, надеясь, что в темноте он не заметит, что я покраснела.
   - Я так и понял.
   Мы вышли на аллею, и я сразу же увидела в нескольких сотнях метров от себя Зика. Не узнать его силуэт было невозможно.
   - Спасибо, Риа, - сказал Адам, когда мы поравнялись с Зиком. - И еще раз простите за то, что испортил ваши планы. Доброй ночи.
   Он повернулся и ушел. Мы с Зиком еще несколько минут провожали взглядами его быстро удаляющуюся спину.
   - Чего он хотел от тебя? - спросил Зик, не глядя на меня.
   - Послезавтра меня вновь вызывают на задание, - с неохотой ответила я. - Очередное сверхсекретное задание Зетвы.
   - Неужели кроме тебя больше некого послать?
   Я только пожала плечами, раздумывая над тем, что Адам вновь испортил мне весь вечер.
   - На чем мы остановились? - прошептал мне на ухо Зик, привлекая меня к себе.
   Возможно, я все же ошиблась.

3

   Я покинула комнату Зика за несколько минут до часа. Поздновато, а мне еще нужно было как следует отдохнуть перед заданием. Точнее, перед странным поручением Адама-Ястреба. Честно говоря, я так и не смогла определить, кто из них отдавал мне приказ этой ночью в саду: мой непосредственный начальник, или парень, в которого я втрескалась по уши. Вот дура.
   Щеки у меня пылали, когда я неспешно открыла дверь и вышла в коридор. Вроде бы никого. Если меня поймают в чужом крыле в такое позднее время, мне будет...неудобно. Губы потрескались от непрерывных поцелуев взасос, прическа растрепалась, но мне все же удалось кое-как пригладить платье. И пусть я провела с ним несколько долгих часов, но дальше страстных поцелуев дело не дошло. Может, я и знаю Зика с пеленок, но это вовсе не означает, что я буду спешить. Он стал моим парнем всего несколько часов назад, так что ему придется подождать. И хотя мы не занимались там ничем предосудительным, мне бы не хотелось, чтобы меня сейчас кто-то застукал.
   Можете себе представить, что было со мной, когда я услышала звук открывающейся двери. Хорошо хоть мне удалось не закричать. Открылась дверь, располагавшаяся в четырех дверях от комнаты Зика, и оттуда быстро прошмыгнула высокая фигуру. Это была Элис, одетая в длинную черную футболку, футболку Адама. Она была босиком, а свое платье и туфли держала в руке. Вот уж кто не терял времени даром. Мне потребовалось несколько долгих мгновений, чтобы задушить в себе чертову ревность. Не хотелось признаваться себе в том, что то, что я называла "увлечением", постепенно перерастало во что-то более сильное, но от этого не менее неуместное.
   Увидев меня, Элис ослепительно улыбнулась, помахав свободной рукой. Я ответила ей улыбкой, старясь не обращать внимания на то, как сверкали ее глаза. Затем Элис покинула коридор, бесшумно передвигаясь по плитам. Я последовала ее примеру, так же держа в левой руке новые черные туфли.
   Я напряглась, проходя мимо комнаты Адама. Интересно, почему он не разрешил ей остаться на ночь? Сомневаюсь, что кто сможет осуждать его. Адам не из тех парней, кого можно осуждать безнаказанно. И все же почему? Может, Элис сама захотела уйти? Вряд ли. Сразу видно, что она влюблена в него. И увидев ее, я не ни секунду не сомневалась в том, чем они там занимались.
   Приказав себе выкинуть из головы Адама и его интимные похождения, я прокралась в свою комнату, успокоившись, как только дверь была закрыта. Бросила туфли на пол, стянула с себя платье, повесив его обратно в шкаф, сняла с волос заколку, и легла на кровать в нижнем белье, прямо на покрывало. Я так устала. Зевнув несколько раз, я почти моментально отрубилась, обнимая подушку, и позволив разыграться своей фантазии.
  

*****

   Открыв глаза, я поняла, что мне снова приснился кошмар. Тот самый, которого я не помнила, что преследовал меня уже несколько месяцев. Меди говорила, что иногда я прямо-таки истошно кричала по ночам. Но теперь я спала одна, и мне некому было сказать об этом.
   Было одиннадцать часов вечера. Самое время подниматься. Я проспала почти сутки и теперь чувствовала себя почти отдохнувшей, даже голова не болела, только странное ощущение стертости сознания, возникавшее после "сна". Простыни были смяты, а подушка намокла от слез. Значит, я не только кричала.
   Входная дверь была закрыта на электронный замок, о чем свидетельствовала зажженная зеленая лампочка. Несмотря на это, на прикроватной тумбочке лежал небольшой белый конверт. Нисколько не удивившись, я протянула руку, взяв конверт. Он не был подписан. Просто белый конверт. Я перевернула его, и оттуда выпало письмо и кольцо на серебряной цепочке. Письмо не сильно меня заинтересовало, зато я повнимательнее присмотрелась к цепочке. Вот она-то как раз показалась мне смутно знакомой. Само кольцо было небольшого размера, но точно бы налезло на мой большой палец. Широкое, так же серебряное и совершенно гладкое. На нем не было ни единого символа, ни единой линии. Я вновь посмотрела на цепочку, внезапно вспомнив, где видела ее. Вчера вечером на балу она висела на шее у Адама. Впервые ко мне в голову закралась мысль, что, возможно, Ястреб дал мне это задание не только для того, чтобы сплавить меня куда-нибудь. Возможно, это все же было что-то стоящее.
   Теперь письмо. Это был простой лист А-4, сложенный вдвое, исписанный стремительным, но довольно аккуратным для мужского, почерком.
  
   Кракен будет ждать тебя в полночь у входа в библиотеку - не забывай: для других это просто очередное задание Зетвы - и проводит до поселка. Вместе с ним я отправил Джордана. Они позаботятся о тебе.
   Теперь о самом задании. Оно несложно даже для тебя, некс. Тебе нужно будет подойти к дому со знаком Z, найти в библиотеке небольшую деревянную шкатулку и открыть ее с помощью кольца, которое я тебе дал. Внутри шкатулки лежит один единственный предмет. Он-то мне и нужен. Больше ничего не трогай. Не прикасайся ни к одному другому предмету там, чтобы не случилось.
   Думаю, тебя до сих пор интересует, почему я выбрал именно тебя для этого задания. Отвечаю: потому что у тебя больше шансов выполнить его, чем у всех остальных, включая меня. Они не станут трогать немутанта, а если и станут, то уж точно не убьют. Это твоя страховка.
   Самое время узнать, какие из выдумок существуют на самом деле, а какие - просто вымысел.
   P.S. береги мое кольцо, некс, иначе пожалеешь.

Ястреб

   Хорошенькое напутствие. Это задание было чем-то вроде: поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что...
   Ладно, буду разбираться с проблемами по мере их поступления. Не раздумывая, я накинула цепочку себе на шею, испытав предательское тепло в теле от мысли, что она касалась его тела. Цепочка была для меня слишком длинной, и кольцо поместилось между грудями. Затем я быстро оделась в привычную черную одежду стража, вооружилась и выскользнула из своей комнаты.
   Я совсем не чувствовала ни голода, ни жажды и знала, что могу обойтись без пищи и воды до трех суток, так что на завтрак времени можно было не тратить.
   Кракен и Джордан уже ждали меня на крыльце, хотя сейчас была только половина двенадцатого. Я еще раз подумала над тем, почему именно их Адам выбрал мне в напарники. Ну ладно Кракен, он подчинялся Адаму, то есть Ястребу, и сделает все, что тот прикажет. Но Джордан? Он не был стражем, зато входил в личный охранный состав Зетвы. Охранник и звено внутренней полиции мутантов в одном флаконе. Насколько я знала, они с Адамом были друзьями. Я еще раз усмехнулась про себя, в очередной раз поняв, что воспринимаю Адама и Ястреба как двух разных людей. Адам - сын Зетвы и классный парень, в то время как Ястреб - хмурый, скрытный и чрезвычайно требовательный страж и мой прямой командир. На это задание меня отправил именно Ястреб, в чем сомневаться не приходилось.
   Кракен улыбнулся, приветствовав меня, будто мы были старыми друзьями. Он стоял на лестнице, положив локти на поручни и лениво наблюдал за выходом из библиотеки. Джордан стоял по другую сторону, сосредоточившись на своем ноже. Могу поклясться, что он держал его так, чтобы видеть все, что происходит у него за спиной. Приятно работать с профессионалами.
   - Привет, Ри, - улыбнулся Кракен, протянув мне руку для рукопожатия. Я приняла ее.
   - Привет, - отстраненно проговорил Джордан, убирая нож обратно в ножны. - Ты готова?
   - Да.
   - Тогда отправляемся немедленно. Идти будем всю ночь.
   Я была готова к этому. Мне дали целые сутки отдыха, и было бы наивно думать, что это было сделано исключительно по доброте душевной моего начальника. Адам никогда не блистал добротой.
   Джордан пошел первым, неслышно двигаясь в темноте, как большой кот. Кракен был замыкающим. Судя по суровому выражению Джордана и уставшему выражению, появившемуся на лице Кракена, они хорошо знали, куда мы идем и зачем. Я решила, что сейчас не самое подходящее время, чтобы задавать вопросы.
   Мы пересекли круглую поляну и вошли в лес. Теперь предстояло двигаться еще осторожнее на случай, если за нами кто-то следит. Несколько расслабиться можно будет только, выйдя на грунтовую дорогу, некогда соединяющую два крупнейших городка здесь.
   Стражи умели двигаться быстро. Даже для мутантов. И именно этой скорости они сейчас придерживались. Словно три ниндзя из старых китайских фильмов.
   Я усмехнулась, не сбавляя темпа.
   Нам потребовалось два часа, чтобы выбраться на ту самую дорогу. Тогда Джордан несколько снизил темп, да и бежать стало гораздо легче. Это было чем-то вроде передышки.
   - Почему ты здесь, Джордан? - напрямую спросила я, воспользовавшись случаем. Возможно, нам больше не удастся поговорить в дороге.
   Мутант смерил меня ледяным взглядом:
   - Это важное задание, - наконец, ответил он.
   - Это важное задание Ястреба и стражей. При чем здесь внутренняя полиция?
   - Я здесь не как представитель внутренней полиции. Я здесь только потому, что Адам попросил меня об этом.
   Несколько минут мы молчали. Бежать действительно стало легче, но все же не настолько, чтобы я могла бежать и разговаривать одновременно.
   - Куда мы направляемся? - спросила я, чуть отдышавшись.
   - Неужели Адам не сказал тебе об этом? - Джордан не глядел на меня. Его глаза блуждали по земле у него под ногами, а лицо исказила странная гримаса. Я вдруг поняла, что ему неприятно разговаривать со мной.
   - Ястреб сказал, какой нужен дом, и что я должна найти шкатулку. Кроме этого - ничего, - с неудовольствием ответила я, так же отвернувшись от него.
   Джордан нахмурился, но все же ответил:
   - Уверен, Адам знает, что делает. Если он не сказал, то и я ничего не буду говорить. Все что я могу сказать - поселок расположен далеко отсюда, некогда это было небольшое человеческое поселение, а теперь там никто не живет. Разве что несколько опасных мутантов неподалеку. Они редко бывают в городке, но что подсказывает мне, что в этот раз нам как обычно "повезет". Мы с Кракеном не можем войти на территорию городка, так как это будет трактоваться как нарушение договора. Но ты сможешь. Просто сделай то, что он попросил. Это будет лучше для всех нас.
   - Что это за мутанты, которые ошиваются там?
   - Детка, - Джордан с шумом выдохнул воздух через ноздри. - Я здесь, чтобы защищать тебя по мере своих возможностей, а не чтобы отвечать на твои дурацкие вопросы. Между прочим, я от тебя совсем не в восторге. Поэтому будь хорошей девочкой и помалкивай.
   Я гневно посмотрела на него. Что он себе позволяет? Я не какая-то там глупая девчонка из людей. Пусть я некс, но это же не помешало мне возглавить одну из четырех команд стражей. Я не могла позволить ему говорить со мной в таком тоне, а себе стерпеть это. Острые слова уже почти сорвались с моего языка, но в последний момент я почему-то передумала. Интуиция редко подводила меня. И на этот раз я снова доверилась ей, ради чего пришлось жестоко наступить на горло своему эго.
   Больше я ничего у него не спрашивала, поэтому остаток пути прошел в молчании. Мне хотелось обратиться к Кракену, что один раз я и сделала, на что Джордан пробормотал что-то вроде: может ли эта женщина заткнуться? И я позволила себе заткнуться. В отличие от большинства девушек, молчание нисколько не выбивало меня из колеи.
   Уже начинало светать, когда Джордан несколько замедлил шаг. Я прислушалась и внимательно осмотрелась по сторонам. Лес как лес. Ничто не предвещало близкое присутствие человека. Кракен за моей спиной ступал беззвучно, и мне пришлось сделать то же самое.
   Прошло еще десять минут, прежде чем я сумела рассмотреть над верхушками деревьев крышу какого-то здания. Сделав еще с десятка два шагов, Джордан остановился. Солнце было еще слишком низко, чтобы осветить его, поэтому его заметная фигура в неверном свете показалась мне пугающей.
   - Дальше ты пойдешь одна, - сказал он, кивнув в сторону поселка. - Нужное тебе здание находиться в самом конце. Ты не пропустишь его. А теперь вперед.
   Проверив, легко ли вынимается оружие, и, бросив последний взгляд на Кракена, я пошла вперед. Пальцы перебирали висевшую на шее цепочку. Сердце громко стучало в груди от того, что я не знала, что ожидало меня там.
   Ступив на край улицы, я на мгновение замерла, прислушиваясь, но мне так и не удалось услышать ни одного подозрительного шума. Поселок явно давно был необитаем, и лес поглотил уже большую его часть. Прямо посреди широких улиц росли мощные деревья, которые чем-то напомнили мне деревья в Аренсе. Я не знала, насколько они подвижны, но решила не прикасаться к ним. Было что-то жуткое в том, что мне приходилось идти по этому древнему кладбищу практически в темноте. Небо уже посерело, но солнце еще не встало. Я видела уже многие заброшенные поселения людей, и многие из них более ужасающими, чем этот. Поселок, по которому я сейчас шла, казался хоть и безжизненным и мрачным, но при этом не жутким. Как человек, умерший во сне, рядом с жертвой с перерезанным горлом.
   Я проводила глазами по каждому дому, помня слова Джордана о том, что я тут же узнаю его. Но все эти дома были однотипными, разрушенными и...скучными. Мое сердце успокоилось, а дыхание выровнялось. Может, это будет вовсе не так сложно, как я думала. Джордан же сказал, что те мутанты наведываются сюда очень редко. Да и я совершенно не понимала, для чего. Все, что можно было украсть и использовать, уже давно было украдено и вывезено отсюда. Тут не осталось ничего, кроме пустых разрушенных домов. Еще несколько десятков лет, и лес полностью поглотит это место, и тогда его невозможно будет найти даже со спутника.
   Меня будто током пробило, когда я увидела его. Это был некогда шикарный двухэтажный особняк с декоративной отделкой, изящными балконами, барельефами и цветочными вазонами где-то метр в диаметре. Он был не настолько старым, как похожие здания где-то в Европе, и явно был создан искусственно, но у меня от его вида просто дыхание перехватило. Рядом с дверью висела небольшой вывеска: штаб Zirex. И больше никаких пояснений. Буква "Z" была раза в три крупнее остальных букв и была видна издалека. И Адам и Джордан были правы: такое здание пропустить невозможно.
   Я оглянулась, будто за мной мог кто-то следить, но улица была совершенно пуста. Легко поднявшись по лестнице, я положила ладонь на ручку и осторожно повернула ее. Дверь со скрипом распахнулась передо мной, и в нос ударил запах старой пыли.
   Первая комната, в которую я попала, походила на приемную: большой стол в углу, заваленный старыми документами, несколько стульев, выставленных в ряд, и странные плакаты на стенах. На одних были изображены старые добрые герои комиксов, которые я несколько раз видела в нашей библиотеке (отдел так и назывался: комиксы), на других же были нарисованы странно изуродованные люди: мужчины, женщины и даже дети. На первом плакате в какой-то неестественной позе застыл широкоплечий мужчина с выпученными, как у лягушки, желтыми глазами и перепонками между пальцами. Второй плакат - русалка. Настоящая женщина с рыбьим хвостом и жабрами, росшими вдоль всего туловища. Но она тоже не была прекрасной, как рисуют в детских книжках. У нее было страшное одутловатое лицо, длинные клыки и резкие, хищные черты. Третий плакат изображал мальчика лет трех на вид, лишенного всякой растительности на лице и теле. Глаза у него были слишком маленькие для квадратного лица, а нос, наоборот, слишком большой и толстый. Мальчик хитро улыбался, выставив напоказ свои маленькие кривые зубы, держа на руках большого лохматого тарантула.
   Всего плакатов было двадцать три, но я только бросила на них быстрый взгляд, не решаясь рассматривать. От них сразу же становилось не по себе. Сверху была еще одна широкая надпись - "Первые мутанты", а в нижнем правом углу каждого плаката стояли три большие буквы: A L A. Теперь я, наконец, поняла, что это за место. В каждом городе, особенно в этой части, некогда принадлежавшей США, где проходили секретные разработки ALA, располагался штаб, где проживали ученые. Каждый отдел проводил собственные эксперименты над подопытными, а потом они обменивались результатами друг с другом. В этом городке, возможно, на этой самой улице, и жили когда-то эти страшные эксперименты. У меня перед глазами вновь появился ужасный безволосый ребенок.
   Считается, что Дайва, Сириус и остальные были самыми первыми мутантами, но это не совсем так. На самом деле они были первыми удачными версиями мутантов. А первыми как раз были те, чьи портреты сейчас развешаны на стенах в приемной, как в цирке уродов.
   Из приемной вели сразу три двери. Я решила заглянуть в каждую из них по очереди. Если понадобиться, я обследую весь особняк в поисках библиотеки.
   Первая дверь вела в длинный и тонкий, как кишка, коридор, по обе стороны которого выходили совершенно одинаковые белые двери. Открыв наугад самую первую дверь, я едва не вскрикнула. Это была темная комната с голыми серыми стенами, покрытыми какими-то рисунками и словами на незнакомом мне языке. Нет, не комната, поправила я себя. Камера. Здесь не было ни одного окна, а над железной кроватью прямо в стену были вмурованы кандалы. Заметила я и еще кое-что. У самого входа в стене светилась яркая зеленая лампочка, а в полу рядом с ней были какие-то странные отверстия. Мне уже приходилось видеть такое раньше: стоит нажать на кнопку, а камера, вместе с тем, кто будет находиться в ней, окажется в ловушке за железной дверью. Но ужаснулась я не от вида камеры и страшных орудий пытки, помещавшихся рядом с кроватью. В самом углу камеры, прислонившись спиной к стене, лежал скелет. Судя по виду, ему было не меньше двадцати лет. Не осталось ни кожи, ни глаз, мышцы давно высохли как и все телесные жидкости, белели только длинные волосы и жемчужинами блестели ровные крупные зубы. Все это было не так ужасно, если бы не кроваво-красный мешок у него в груди. Сердце сжалось в несколько раз и походило на печеное яблоко, но при этом оно не переставало биться. В этом не было никакого смысла. Этот мужчина уже давно был мертв, даже крови не осталось, а сердце каким-то чудом до сих пор функционировало. Как я ни старалась, мне не удалось увидеть никакого прибора рядом с телом, ни одной трубки. Вообще ничего. И самым ужасным было то, что я слышала, как оно билось.
   Сглотнув, я быстро вышла из камеры, захлопнув за собой дверь. Пулей пролетев по коридору, я то и дело дергала двери, но они к счастью оказались заперты. Мне не было настолько интересно, узнать, что там, чтобы выламывать двери. Лишь одна дверь в самом конце коридора поддалась.
   Комната была большой, заставленной столами и разной аппаратурой, а в самом ее центре стоял огромный аквариум. Ну, то есть гигантский стеклянный цилиндр, заполненный какой-то густой жидкостью, в которой плавало тело женщины-русалки. Той самой, что была изображена на втором плакате. Она была высокой женщиной, даже теперь ей пришлось чуть ли не согнуться вдвое, чтобы поместиться в этом цилиндре. И у нее был длинный темно-голубой рыбий хвост. Я уже хотела выйти из комнаты, когда русалка открыла глаза.
   Я задохнулась от ужаса, принявшись отступать назад.
   - Подожди, - из динамика послышался глухой механический голос.
   Я застыла. У русалки были совершенно черные глаза без белков. Она положила свои тонкие с одним лишним суставом ладони на стекло и надавила на него, словно хотела разбить. Но стекло не поддалось.
   - Не могу выбраться отсюда, - сказала русалка. - Заложница здесь. Помоги.
   Видимо, за долгие годы одиночества она отвыкла от речи и общения, и теперь каждое слово давалось ей с огромным трудом. Внезапно на ее лице появилось беспокойство, быстро сменившееся паникой:
   - Ты их, - из ее рта вырывались пузырьки воздуха. - "ALA". Что они сказали тебе сделать со мной?
   - Я не принадлежу "ALA", - поспешила успокоить ее я. - Да самой "ALA" больше не существует.
   Русалка удивленно выгнула брови.
   - Революция. Дайва и ее мутанты победили "ALA".
   - Теперь мутанты...Свобода?
   - Не совсем так. Нас изгнали и теперь мы живем здесь. Нам запрещено даже приближаться к их городам, но пока мы в безопасности. - Это было не совсем так, но должна же я была ее как-то успокоить? - Кто ты?
   - Моргана. Второй мутант.
   - Второй в смысле ты была вторым...экспериментом?
   Она нахмурилась, затем кивнула. Вот так поворот. Я стояла перед первой женщиной-мутантом, созданных когда-либо. А может, она просто не узнала, что существовали другие?
   - Подойди, - попросила она. - Я...говорить, - она энергично затрясла головой. - Подойди.
   Я подошла к ее аквариуму и положила ладони на стекло, теперь наши руки разделяло только стекло. Ее сознание мягко прикоснулось к моему, и я впустила ее.
   "Так гораздо лучше, - она улыбнулась. - Я так давно не разговорила ни с кем, что уже забыла, каково это. Меня надолго не хватит, но ты должна попытаться меня понять".
   О чем это она?
   "Вопросы. Я знаю, у тебя есть вопросы. Задай их!".
   - Вы уверены в том, что действительно второй созданный мутант?
   "Они говорили так. Долго показывали меня по телевизору своим коллегам. Брали анализы. Фотографировали, - ее лицо исказилось от ярости. - Потом они создали того страшного ребенка. Меня они создали, скрестив мое ДНК с ДНК нескольких рыб, как новый сорт помидор. Первый умер за несколько месяцев до этого. Его организм не принял изменений и убил его изнутри. Страшная смерть, медленно отмирающие ткани. Крик. Он ужасно кри...чал. Тогда я еще была... одной из многочисленных ассистен...ток".
   Я хотела задать ей еще один вопрос, но она энергично затрясла головой:
   "Нет, молчи. Мое время уходит. Мозг не...слушается. Слушай меня...внима...тельно. Это важно. Слушай. Они первые из новой расы. Удачные. Их оставили".
   - Кто они? О ком вы говорите?
   "Мутанты...".
   Моргана больше не могла концентрироваться на словах. Вместо этого она решила показать мне.
   Я увидела операционную. Яркий свет, шум, шепот, зажигались все новые и новые лампочки, работал генератор. В самом центре зала стояли два кресла, соединенные прозрачными трубками, по которым текла ярко-красная жидкость, кровь. На одном из кресел, прикованный к нему железными цепями, сидел красивый светловолосый юноша лет восемнадцати. На другом девушка того же возраста. Они сидели, держа друг друга за руки. Рядом мелькали спины ученых в белых халатах. Все суетились, и только парень с девушкой сохраняли полное спокойствие. Я поняла, что это. Решимость, принятие смерти. Ожидание ее. Затем один из ученых что-то крикнул остальным, но его голос утонул во взрыве. Повалил густой черный дым, а затем одна за другой комнату пронзили три яркие вспышки.
   Воспоминание померкло. Я вновь очутилась в лаборатории.
   "Они создали их, когда...наигрались с нами. Лучшая версия. Сильные, выносливые, жизне...жизнеспособные. Но произошла ошибка. Взрыв. Планов. Взрыв! - она принялась размахивать руками. - Вышло не так, как хотели. Потеряли над ними контроль. Не могли контролировать. Слишком сильные. Слишком не...не люди. Хотели убить, уничтожить, но они...- она развела руками.- Нет.".
   - Исчезли? - предположила я.
   Моргана энергично закивала.
   "Нет. Никто не знает, где. Куда. Просто нет. А затем...первый город. Шепот".
   - Шепот? - повторила я. - После этого исчезли все мутанты в Шепоте?
   "Не так. В городе шепот... Первые хотели сломать "ALA"... Месть... Революция ".
   Я ничего не понимала. О каком шепоте идет речь? Месть. Это понятно. После того, что "ALA" с ними сделала, они в любом случае хотели бы отомстить.
   "Шепот, - обреченно повторила Моргана. - Нет тел. Много силы. Шепот. Внутри".
   - Я не понимаю. Что...
   Механический голос вновь ожил, Моргана отдернула руки.
   - Иди.
   - Простите, что?
   - Иди, - она показала рукой на дверь, надменно отвернувшись. - Вон.
   Значит, Моргана больше не намерена со мной разговорить. Неужели ее так взбесило то, что я не понимала, о чем она говорила? Скорее всего.
   - Погоди. Кран.
   Она указала рукой на один из кранов рядом с аквариумом.
   - Кран, - настойчиво повторила она.
   Я взялась за кран обеими руками, будто бы хотела его повернуть, и вновь посмотрела на нее. Она закивала. Тогда я уже действительно повернула кран. Послышался свист. Больше ничего.
   - Шепот, - вновь повторила Моргана, а затем постучала пальцем себе по виску, не отрываясь, глядя на меня. Оторвала руку от своей головы и показала на меня. - Борись.
   В следующий миг сработала сирена, и русалка просто исчезла, прозрачная жидкость начала быстро вытекать вниз. Слив. На случай, если подопытный внезапно умрет. Что ж. Я не могла осудить ее. Мне до сих пор не давал покоя этот странный разговор, если его, конечно, вообще можно назвать так. Она пыталась сообщить мне что-то важное, но я никак не могла ее понять.
   Шепот.
   Это слово прочно засело у меня в голове.
   Вторая дверь так же вела в коридор. Но здесь располагались не камеры-палаты, а несколько операционных. Зная, что у меня не хватит духу смотреть на них, я тут же закрыла эту дверь и подошла к третьей. С другой стороны, прямо над дверью, была надпись: Личные помещения. Значит, тут комнаты, где жили ученые и весь персонал. Библиотека должна быть где-то здесь.
   Мне пришлось открыть с десяток комнат, прежде чем я нашла то, что искала. Библиотека была впятеро меньше той, которую я знала в Аренсе. Даже скорее архив, чем библиотека. Именно здесь сохранялись все записи и отчеты о проведенных экспериментах. Впервые я подумала о другом. Странно, но в особняке ничего не было взято. Ни документы, ни дорогое оборудование, ни золотые подсвечники на стенах. Все оставалось точно так, как до эвакуации. Вспомнились слова Джордана об обитающей здесь банде. Но я не могла придумать ни одной причины, для чего им было нужно сохранять это жуткое место в полной сохранности.
   Шкатулка стояла на столике возле окна. Небольшая деревянная шкатулка с позолотой и совершенно простым орнаментом. На крышке было углубление, напоминающее след от монеты. Не монеты, кольца. Я сняла с шеи цепочку и аккуратно положила кольцо в центр отверстия. Ничего не произошло. В отчаянии я попробовала снова, на этот раз в отверстие вместе с кольцом попал кусок цепочки. Ничего. Черт возьми. От бессильной ярости я хлопнула ладонями по столу с боков от шкатулки. Щелкнул замок, и шкатулка открылась.
   Внутри на бархатной подушке лежал ключ. Просто маленький ключ, покрывшийся от времени ржавчиной. На подушке он смотрелся совершенно неуместно, но я бережно взяла его, спрятав во внутренний карман. И это все? Я была разочарована.
   Я приподняла шкатулку, пытаясь узнать, нет ли в ней второго дна. Но нет, слишком глубоким было первое дно. Неужели Адам посылал меня вот за этим ключом?
   Единственный предмет. Это несложно даже для тебя, некс.
   Поставив шкатулку на место, я, поддавшись внезапному желанию, положила в центр подушечки одно из своих колец и закрыла ее. Щелкнул замок. Затем я вновь надела на шею цепочку и вышла из библиотеки, чувствуя себя полной тупицей.
   Что еще за ерунда? Больше всего это походило на чей-то дурацкий розыгрыш. Может ли это быть делом рук Адама и остальных стражей? Вряд ли. Шутить в таком месте мог бы только полный псих.
   Я сделала еще несколько шагов, но так и не успела выйти в приемную, когда послышался шорох, а затем конец хлыста обвил мое запястье, разворачивая меня на месте. От боли у меня потемнело в глазах, и я сделала шаг назад, но хлыст натянулся, удерживая меня. По коридору прямо сюда медленно приближались четыре фигуры.
  

4

   - Кто это у нас здесь? - насмешливо поинтересовался голос, принадлежавший одной из тех фигур.
   Теперь они подошли достаточно близко, чтобы я могла их рассмотреть. Четыре мутанта: два взрослых мужчины и два парня чуть старше двадцати. Одеты они были просто: джинсы, темные футболки. Двое держали в руках пистолеты, у двух остальных на виду были только ножи. Я стала лихорадочно соображать: внутребрючная кобура? Пистолет просто заткнут за пояс брюк? У мужчины, что стоял справа от меня, была темно-серая кожа и глаза без белков и ресниц. У другого лишняя пара рук. У светловолосого парня пальцы на ногах срослись перепонками, а на лице были жабры. И только четвертый выглядел нормально. По крайней мере, на первый взгляд.
   Мне совсем не понравилось, как они уставились на меня. Если это те, о ком я думаю, они убьют меня, как только узнают, кто я. С другой стороны, если они убивают только мутантов, то у меня появится крошечный шанс.
   - Отдай нам то, что взяла там, и мы отпустим тебя, - сказал мужчина с серой кожей.
   Я молчала.
   - Давай, детка, - поторопил он, разглядывая свой пистолет. - Мы не убиваем нормалов просто так. И можешь поверить, что мы гораздо хуже тех мутантов, которых ты знаешь. Как это они только смогли опустить тебя сюда совсем одну?
   - Кто вы? - спросила я, радуясь, что голос не дрогнул.
   - Мы? - удивился "нормальный". - Мы - Проводники. И Шепот принадлежит нам.
   - Это Шепот? - удивленно воскликнула я.
   - Ну да, - рассмеялся парень. - Последние лет пятнадцать его называли именно так. После того, как люди ушли отсюда. Теперь Шепот не подчиняется Дайве. Он наш.
   Дайве? Я заставила себя заткнуться.
   - А теперь хватит болтать. Отдай нам то, что мы ищем, и можешь проваливать, - влез "серый".
   - У меня ничего нет.
   - Нет? - он удивленно вскинул брови.
   - Ястреб дал мне кольцо. Сказал: это ключ. Но я не смогла открыть шкатулку.
   - Идиотка, давай его сюда.
   Трясущимися руками я вытащила цепочку из-под одежды, расстегнула ее и, помедлив всего мгновение, отдала ему кольцо, сняв его с цепочки. "Серый" прямо-таки вырвал его у меня из рук и пошел в библиотеку. Многорукий потащил меня за ним. Даже захоти, я не смогла бы вырваться из их рук. Когда они поймут, что я надула их, мне конец.
   - Почему Ястреб сам не пришел сюда? - спросила я, начав заикаться от страха. - Почему прислал меня?
   Нужно было показать, как я напугана и слаба.
   - Они не могут войти сюда, - объяснил "нормальный". - Стоит им войти, и договору конец.
   - Что за договор?
   - Слишком много вопросов, нормалка... - резко сказал он. Я опустила глаза вниз. Тогда он хмыкнул, продолжив. - Десять лет назад Дайва заключила договор с нашим лидером: отныне Шепот и все земле на северо-запад от него принадлежат Проводникам. За это мы не вторгаемся на их территорию. У нее было только одно условие: этот особняк остается за ней. Мы согласились, но тоже с одним условием: когда ей потребуется забрать что-то отсюда, она не сможет прийти сама, как не сможет и любой другой из ее мутантов, земля то наша. Единственный возможный посредник - человек. Поэтому ты здесь, девчонка. Твои драгоценные мутанты бояться прийти сюда сами, вот и присылают кого попало.
   Тем временем "серый" продолжал возиться со шкатулкой. Судя по звукам, доносившимся оттуда, у него ничего не выходило, что он ни делал.
   - Он обманул ее, - сказал он, наконец, отбросив кольцо в сторону.
   - Зачем? - спросил парень с жабрами. Голос у него оказался удивительно низким и звучным для хилого тельца.
   - Чтобы обмануть нас, конечно. Подразнить решил. Ну, ничего.
   "Серый" поднял свой пистолет, прицелился в замок, и выстрелил.
   - Что ты делаешь, Эйб? - воскликнул тот, что держал меня. - Ты что совсем с катушек съехал? Нам запрещено даже быть здесь. Если босс узнает, что ты...
   - Заткнись, - буркнул Эйб, выстрелив еще несколько раз. - Теперь ты попробуй еще. Ну же, - сказал он, обращаясь ко мне.
   Многорукий отпустил меня, и я медленно подошла к столу, пряча цепочку в рукаве.
   Эйб достал из кармана широкий нож:
   - Приложи кольцо, а я попробую поддеть снизу. Может, просто механизм заржавел от времени. Шевелись!
   Я приложила кольцо в центр, незаметно коснувшись им цепочкой, а Эйб все еще колдовал со своим ножом. Наконец, шкатулка поддалась, открывшись. Эйб достал оттуда мое кольцо, держа его на указательном пальце.
   - А вот и ключ, - усмехнулся он, посмотрев на меня. - Тебя послали за этим, так ведь?
   Я кивнула, молясь, чтобы все вышло. Мутанты начали смеяться. Это был странный, жуткий хохот. Так смеются только сумасшедшие.
   - Вот так номер, Эйб. Мы достали ключ. За это, босс, пожалуй не только простит нас, но и наградит чем-то.
   - Кто бы мог знать, что сломать замок будет так просто.
   - Ключ, конечно, важен, - кивнул Эйб, - но не так, как кольцо, - выхватив у меня из рук кольцо, он принялся рассматривать его. - Дайте мне зажигалку.
   - Зачем?
   - Быстрее.
   "Нормальный" подал ему зажигалку. Эйб крутанул колесико, поднеся кольцо к пламени. На гладкой поверхности вспыхнули огненные буквы. Какая-то вязь, для меня совершенно непонятная. Зато, видимо, вполне понятная для остальных. Послышался громкий свист. Затем Эйб спрятал оба кольца себе в карман и схватил меня за руку.
   - Теперь убираемся отсюда. Живо.
   Как только мы оказались на улице, Проводники вздохнули с облегчением. Теперь они на своей территории. Эйб толкнул меня на землю, выпустив мою руку. Затем встал надо мной:
   - Мне даже жаль тебя, девчонка. Они убьют тебя, стоит тебе вернуться. Мало того, что ты не принесла ключ, так еще и кольцо потеряла. Может, было бы милостивее убить тебя прямо сейчас, но на сегодня хватит уже нарушений правил. Ты сможешь уйти, как только мы преподадим тебе урок.
   До того, как я успела задуматься над его словами, тяжелые десантные ботинки врезались мне в живот. Затем еще один удар, и еще один. От боли я не могла даже пошевелиться. Нужно было что-то сделать, но я не могла. Стоит показать им, что я больше, чем человек, и они точно убьют меня. Здесь их территория. Их законы. Оставалось только терпеть. Еще один удар - на этот раз в лицо - и они ушли. Еще пять минут я не могла пошевелиться. Едва могла дышать. Теперь я поняла, на что они рассчитывали. Не убить меня, но покалечить настолько, чтобы я умерла сама через несколько минут после того, как они уйдут. Чертовы ублюдки! Меня дважды вырвало кровью, но минут через десять я все же уже смогла подняться и, пошатываясь, отправится к тому месту, где, как я надеялась, меня ждут Джордан и Кракен.
   И так. Ключ я заполучила. Но кольцо потеряла. Адам будет в ярости, в этом Эйб был прав.
   Джордан и Кракен были здесь. Я вздохнула с облегчением.
   - Достала? - резко спросил Джордан. Я кивнула в ответ.
   - Что с тобой Риа? - озабоченно воскликнул Кракен, подбегая ко мне. - Выродки. Сукины дети. Они не должны были появиться. Адам бы ведь ни за что не отпустил ее, если бы не был в этом уверен. Скажи что-нибудь, Джордан.
   - Их и не было в городе, - подтвердил тот. - Но они вдруг вернулись. Я почувствовал, как они прибежали с севера. Что ты такого натворила там, что они вернулись?
   Я только покачала головой, набросив на голову капюшон.
   - Хочу убраться отсюда как можно скорее.
   - Хорошо.
   И так, еще полдня ушло на обратную дорогу. Теперь бежать было еще сложнее. Мышцы живота ужасно болели, и меня рвало несколько раз. И пусть. Сейчас я мечтала только о том, чтобы как можно скорее вернуться в свою комнату и уснуть.
   Мы достигли Города поздно ночью. Адам уже ждал на поляне. Быстро скользнув по мне взглядом, он шагнул вперед:
   - Достала?
   Я кивнула, стараясь отдышаться.
   На его лице появился улыбка:
   - Хорошо. Идем, я провожу тебя в твою комнату, - затем он повернулся к Джордану и Кракену. - Можете быть свободны, я найду вас завтра.
   Те неслышно ушли.
   Мы с Адамом молча шли к библиотеки. Я мысленно обдумывала, как сказать ему о том, что я отдала его кольцо. От бессильной злости у меня на глазах выступи слезы. Хорошо, что сейчас темно, и он не увидит этого.
   Я открыла дверь электронной карточкой и отошла в сторону, пропуская его внутрь. Я не стала включать большое освещение, сказав, что мои глаза еще не отвыкли от мрака, включив вместо этого настенный светильник.
   Расстегнув куртку, я вытащила ключ и отдала ему.
   - Хорошо, - пробормотал он, принимая ключ. Было неясно, к кому он обращается. Наверное, все-таки к ключу. Он скорее заговорит с ним, чем со мной. - Теперь отдай мне цепь с кольцом.
   - Не могу, - тихо сказала я.
   - Что? Что-то я не расслышал, что ты сказала.
   - У меня его нет, - громко сказала я, одновременно с этим сняв с головы капюшон.
   Увидев мое лицо, на котором во всей красе предстал огромный, на всю щеку, фиолетовый синяк, он вздрогнул, как человек, у которого земля ушла из-под ног.
   - Там не было Проводников, - прорычал он. - Я все проверил. Их не должно было там быть.
   - Но они были.
   - Расскажи, что произошло, - потребовал Ястреб.
   Я рассказала. По мере моего рассказа, выражение его лица менялось. С встревоженного оно постепенно стало злым.
   - Ты выпустила Моргану? - закричал он. На мгновение мне показалось, что он сейчас ударит меня. Только показалось. - Бог мой, я же сказал тебе: войти в библиотеку и открыть шкатулку. Это же так просто. Но ты и тут умудрилась все испортить. Как только ты открыла шлюз, сработала тревога. Не удивительно, что Проводники тут же сбежались. Неужели так трудно было ничего не трогать? Ты что глупая? Не понимаешь?
   Я потупилась, не в силах вынести его пронизывающего злого взгляда. Он прав. Чего уж тут. Но находясь там, видя все эти ужасы, как я могла проигнорировать ее просьбу о помощи? Оставить ее и дальше влачить то жалкое существование?
   - Я не смогла открыть шкатулку с помощью кольцо, - я отчетливо проговорила каждое слово.
   Адам замер. И только тут я поняла, что он что-то говорил до этого. Я прервала его.
   - Что?
   - Кольцо не открывало шкатулки, - повторила я. - Это сделала цепочка. Она у меня, - я вытащила цепочку из того же кармана, где лежал ключ. Целой и невредимой. - Проводники не узнали об этом. Они считали, что цепочка совершенно бесполезна.
   Адам смотрел мне прямо в глаза:
   - Пойми: неважно, насколько важна цепочка. Только кольцо имеет значение. Кольцо первого. Без него ключ абсолютно бесполезен.
   - Я не знала этого.
   - Ты много чего не знала. Если бы я только мог послать туда кого угодно, кроме тебя, я бы сделал это. Но у меня не было выбора. Любому мутанту, кроме Проводников, вход туда закрыт, иначе тут же сработает тревога, и тогда им не отделаться несколькими синяками.
   - Адам...
   Он резко дернул рукой, заставляя меня замолчать:
   - Ты просила дать тебе шанс. Я сделал это и теперь жалею. И я очень не люблю, когда меня подводят.
   - Мне жаль.
   - Конечно, тебе жаль. А знаешь, как мне жаль? Разве я не предупреждал тебя? Но ты же у нас самая крутая, самая лучшая и все знаешь лучше других.
   - Ты бы мог сказать. Предупредить о том, что ожидает меня там, - прокричала я в ответ. - Она заговорила со мной. Как я могла просто пройти мимо?
   - Я ничего тебе не обязан, - с расстановкой проговорил он. - Я твой командир. Я приказываю, ты исполняешь. Разве не этого ты хотела, пробиваясь в стражи? Интересной жизни, каких-то событий, быть в центре внимания? Ты не пожелала уйти в тень, и вот чем это теперь закончилось. Или скажешь, что это тоже моя вина? Ты хочешь быть главной? Удачи. Но больше никогда не проси меня ни о чем. Если ты знаешь жизнь лучше меня, значит, будешь теперь сама расхлебывать свои проблемы.
   Резко повернувшись, он чуть не бегом бросился к двери.
   - Подожди, а цепочка?
   - Оставь себе, - зло бросил он, закрыв за собой дверь.
   Меня трясло, но слезы так и не лились. Я упала на колени, судорожно хватая ртом воздух, и начала беспомощно всхлипывать. Он должен был объяснить мне, что к чему. Должен быть сказать, куда отправляет меня, и зачем. Шепот. А я ведь даже не рассказала ему о том, что узнала от Морганы, хотя до сих пор была уверена, что это что-то важное. Но теперь он и слушать меня не станет. Я же видела выражение его лица. Это был не просто гнев. Потеря кольца серьезно ударила по нему, и он никогда не простит мне этого.
   В памяти то и дело всплывали сказанные им слова, которые имели почти тот же смысл, что и слова, которые я говорила себе после гибели Шея. Я вновь все испортила. Лучше бы я сбежала к людям. Лучше бы исчезла вместе с остальными жителями Аренса. Не много ли вреда от одного некса? Сначала я уничтожила жизнь Шея, растоптала жизнь его матери, а теперь на меня ляжет ответственность за смерть всех мутантов. Не удивлюсь, если и после этого я останусь в живых. Лучше бы я умерла тогда. Лучше бы меня никогда не существовало.
   Смерть всех мутантов. Полное исчезновение вида, не считая Проводников. Это практически то же самое, что убить всех людей, оставив в живых только заключенных какой-то тюрьмы, и называть их человечеством. Теперь я не сомневалась в существовании Проводников. И своими глазами видела последствия того, что произошло в Аренсе.
   Последним падет Город-4.
   Не много ли вреда от одного единственного некса?
  

5

   Вдоволь наплакавшись, я, наконец, смогла уснуть. Но сон был тяжелым и не принес мне никакого облегчения.
   Очнувшись, я быстро натянула на себя брюки и первую попавшуюся на глаза майку, зашнуровала кроссовки. Смотреть в зеркало на свою красную, опухшую от слез, физиономию мне не хотелось, поэтому я просто стянула волосы резинкой сзади и вышла из комнаты.
   Мне было очень плохо, и я нуждалась в утешении. Вот только на часах было без двадцати два, и ни Алана, ни Зика будить я не решилась. Коридоры были пустынны, так как мутанты уже спали, и я вышла на поверхность незамеченной.
   Мне хотелось спуститься к реке, но я так боялась, что меня кто-то увидит, что решила пройти вдоль берега несколько лишних километров. Ночь была спокойной, на небе ни тучки, и лунного света было вполне достаточно. Прогулка была приятной. Я почувствовала себя немного лучше, когда огни Города-4 остались позади. Прохладный ветер немного привел меня в чувство. Собиралась я наспех, так что даже не подумала о том, чтобы захватить куртку, и теперь мне было холодно, на что я просто не обращала внимания.
   Когда мне, наконец, показалась, что отошла я достаточно, вокруг не было никакого источника света, не считая луны и звезд. С горькой усмешкой я отметила, что сегодня полнолуние. Здесь было спокойно и безлюдно, то есть то, что доктор прописал. У реки никогда не бывает тихо. Вот и сейчас то и дело слышался громкий плеск рыбы и журчание самой реки, да и куда без цикад? За несколько дней снег успел растаять, и кое-где из черной земли уже пробилась первая трава. Она была ярко-зеленой и такой густой, будто росла уже под снегом, не дожидаясь своего часа. Странные дела нынче творятся с природой. Часто бывает так: два дня снег, затем трава и почки на деревьях распускаются, потом опять метель.
   Я села у самой воды, обхватив колени руками, уткнулась в них головой. По лицу бесшумно стекали слезы.
   Опять все испортила.
   Река ласково журчала в нескольких шагах от меня, дул холодный ветер, но именно благодаря ему здесь не было комаров.
   Мне нужна была поддержка. Я нуждалась в ней, но рядом не было никого. Снова одна.
   Вдруг ко мне сзади кто-то прикоснулся, я тихо вскрикнула, вздрогнув. Послышалось шипение, и я увидела знакомого белого волка. Он снова тихонько зарычал, снова уткнувшись в мою спину носом. Я медленно протянула руку, прикоснувшись к нему, готовая в любом момент отдернуть ее, но зверь больше не рычал, и я восприняла это как разрешение. У него была длинная, чуть жесткая на концах, но зато очень теплая шерсть, отливавшая серебром в лунном свете. Кроме того, он был живой. Вконец осмелев, я обняла его руками за шею, уткнувшись лицом в его шею, и разрыдалась, на этот раз от облегчения.
   - Я снова все испортила, Белый, - бессвязно бормотала я. - Теперь Адам ненавидит меня. Я не смогла уберечь кольцо. Ничтожная идиотка...Тупица...
   Не знаю, сколько времени прошло. Белый позволял мне гладить и даже обнимать себя. Сам же он лежал брюхом на траве, внимательно смотря вперед своими чересчур умными глазами. И мне было спокойно рядом с ним. Он уже не однократно спасал мне жизнь, и я доверяла ему. Но больше всего я была благодарна ему за то, что он сейчас здесь со мной. Сколько всего произошло с тех пор, как я впервые увидела его.
   Внезапно Белый насторожился. Он напрягся всем телом, прямо-таки окаменев в моих руках, уши, до того мирно лежавшие на голове, встали по стойке смирно. Я замерла, прислушиваясь. Но мой слух ничего не засек. И, тем не менее, Белый явно кого-то услышал.
   Я убрала руки и села на корточки, чтобы казаться менее заметной. Волк встал в стойку, смотря куда-то вдаль, а затем посмотрел на меня и вновь вперед. Еще спустя несколько секунд, я услышала шорохи и тихие голоса. Вслед за волком перебралась подальше от воды и спряталась в кустах, чувствуя себя глупо.
   Кто это мог быть? Неужели мутанты из Города? А если нет, то кто тогда?
   Присев еще ниже, положила руку на спину Белого. Теперь я почти стояла на коленях. Голоса слышались все отчетливее. Теперь я даже могла разобрать: их было трое. Еще через несколько минут к реке спустились трое людей в темных одеждах.
   Двух я узнала сразу же, это были Проводники, которых я видела вчера, те самые два парня. Третий стоял ко мне спиной, и я не видела его лица, пока он окончательно не подошел к реке и повернулся ко мне лицом. Теперь нас разделяло не больше сотни шагов. Это был Зик.
   Сначала я хотела покинуть свое убежище и броситься ему на помощь, но вскоре поняла, что это было бы глупо. Они говорили спокойно, время от времени даже смеялись, словно были старыми друзьями. Я не верила своим глазам. К сожалению, они были слишком далеко, и я различала только обрывки фраз, но и этого было вполне достаточно, чтобы я поняла: они действуют заодно. Проводники не имели права находиться здесь. Но это открытие не было для меня таким шокирующим как то, что Зик - предатель. Управляющий утверждал, что в Аренсе были предатели, но он так и не назвал имени. Сомневаюсь, что он подозревал Зика, иначе бы никогда не назначил его напарником своей дочери. Или же он сделал это специально, чтобы иметь возможность наблюдать за ним.
   Теперь все стало на свои места, и я удивилась, как не поняла этого раньше. Ведь кроме меня Зик был единственным мутантом в Аренсе, и как он испугался, увидев меня. А выражение его лица, когда я сказала, где нашла подсказку к поиску ключа от сейфа Управляющего. А ведь я верила ему. И даже подтвердила его слова, когда Зетва спросила меня, хотя не была ни на станции, ни в кабинете Лучника. Должно быть, именно он обесточил станцию, и тогда туда ворвались Проводники...
   Но что они искали в Аренсе? Или же их целью было просто уничтожить всех мутантов? Но тогда почему они оставили меня в живых? Слишком наивно было бы думать, что я была единственной, кто находился тогда в своей комнате. Но ведь я сама проверила несколько комнат. Все было чисто, никаких разрушений, ни одного трупа. Да еще это нашествие волков...
   Что же все-таки произошло тогда в Аренсе?
   Теперь я не сомневалась в том, почему для Зика было так важно добраться до Города-4 и остаться здесь. Он готовился предать этот город точно так же, как предал Аренс. Предал Аманду...
   Я хотела прямо сейчас наброситься на него, но остатки здравого смысла остановили меня. Их трое, все они мутанты, а я совершенно безоружна. Нет, нужно дождаться, пока они уйдут и пробраться в Город-4, рассказать о том, что я видела. Вопрос только в том, кто мне поверит. Стражи любят Зика гораздо больше, чем меня. Для них я все еще остаюсь нексом. Мне не на кого рассчитывать, кроме моей команды, но я самый младший капитан. Что значит мое слово против слова Зика? Меня и слушать никто не станет. Если я просто вломлюсь к Зетве, ее охранники во главе с Джорданом тут же выставят меня прочь, если вообще не прогонят из города.
   А что если я снова ошиблась? Тогда я навсегда стану мальчиком, который кричит "волк". Тогда мне в жизни не смыть с себя позора. А ведь я и так прогавила кольцо.
   Нет, нельзя сразу идти к Зетве. Но к кому тогда? Положение Алана не настолько высоко, чтобы он мог помочь мне убедить остальных. Но ведь всегда можно прочитать его мысли.
   Нет! Мысли Зика уже проверяли, но ничего не обнаружили. Означает ли это, что Адам тоже на их стороне, или просто Зик оказался хитрее?
   Стоп! Я несколько раз потрясла головой, стараясь прервать эти хаотично возникавшие у меня в голове мысли. Нельзя впадать в панику.
   Вместо того чтобы бежать прямо сейчас, я еще ниже припала к земле, стараясь услышать хоть что-то. Но как на зло, компания стала медленно подниматься вверх по склону. Я абсолютно была уверена в том, что они были давно знакомы между собой. И в любом случае эти двое были Проводниками и не имели права находиться здесь. Мне в голову закралась еще одна безумная мысль: что если Зик специально встречается с ними, чтобы они думали, будто он предатель, а на самом деле он на нашей стороне. Как двойной агент.
   Насколько безумна эта мысль? Больше чем предыдущие или меньше?
   В изнеможении я ухватилась за единственное разумное существо рядом со мной - в белого волка, и он только бесшумно оскалился.
   Трое мутантов уже поднялись и скрылись на горизонте. Теперь я должна быть чрезвычайно осторожна. Вряд ли они заметили меня. Находясь так далеко от Города, они могли позволить себе некую беспечность. Какова вероятность того, что здесь, в этих безлюдных местах, их мог кто-то увидеть? Жестокая шутка судьбы привела меня сюда именно в этот поздний час. Вопрос только зачем: чтобы дать шанс исправить все, что я натворила, или чтоб окончательно погубить?
   В любом случае, сидеть без дела я не буду. Если погибать, так с музыкой. Если у меня есть шанс спасти Город-4, то я им воспользуюсь.
   Но к кому я могла пойти? У меня был только один вариант. Адам. Я сделаю все, чтобы доказать, что я не лгу, чтобы мне поверил человек, который меня ненавидит. Если он с ними, мне конец. Если он скажет, что Зик выполняет специальное задание Зетвы, я просто уйду, и пусть будь что будет. А вот если он мне не поверит...?
   Нет времени думать об этом.
   Я стала медленно отходить назад той же дорогой, как и пришла сюда. Но на этот раз я выбирала самые темные места и ступала как можно осторожнее. Проводники ушли в другую сторону, но где вероятность того, что я не столкнусь с ними?
   Белый бесшумно бежал рядом со мной, и это придавало мне сил. Поднявшись по склону наверх, я прокралась в город не с той стороны, откуда пришла, а намеренно сделала крюк. Если меня сейчас кто-то увидит, то решит, что я пришла с запада, в то время, как на самом деле была на востоке.
   Пока мне везло. На пути не попались даже часовые. Впервые я подумала о том, что Город-4 вовсе не так хорошо защищен. Если уж Проводники смогли пробраться сюда, то чего им стоит напасть на сам город? От этой мысли у меня по спине пробежали мурашки. Местность здесь дикая, радиация защищает от людей, а договор как бы должен обезопасить от Проводников. Неудивительно, что мутанты расслабились. Я шла все быстрее, отдергивая себя каждый раз, когда, забывшись, переходила на бег.
   Уже за несколько кварталов до библиотеки я наткнулась на кого-то. Сердце едва не выскочило у меня из груди, но я даже не закричала.
   - Это ты, Ри?
   Прямо из тени ко мне подошел Зик. Я едва не заорала во все горло. Каких огромных усилий мне стоило не закричать и не наброситься на него с кулаками. Вместо этого я опустила голову вниз, стараясь не смотреть на него.
   - Что ты делаешь здесь так поздно? - настойчиво спросил он.
   - Решила прогуляться. Мне было не...нехорошо.
   - И где ты была? - вопрос был задан вкрадчивым голосом. Я видела, как он взволновался.
   - У реки, - он едва заметно вздрогнул, но затем вздохнул с облегчением, расслабив плечи. Очевидно, решил, что я не стала бы заходить так далеко. Чтобы развеять последние его сомнения, я продолжила. - Спустилась вниз и помедитировала немного в одиночестве.
   Только сейчас я обратила внимание на то, что Белый исчез. Где он интересно? Остался в лесу, или притаился где-то неподалеку? Я понадеялась, что все же второе.
   - А ты? - спросила я, посмотрев на него.
   - Мне не спалось. Решил немного пройтись.
   - Неужели тебе интересно гулять в одиночестве?
   - Вполне, - кивнул он, улыбнувшись.
   Лжец. Ты вовсе не был один. А если ложь это, то и все остальное так же могло оказаться ложью. Казалось, что мне в сердце всадили нож.
   - Идем, я провожу тебя, - предложил он, и я согласилась, хотя это было последнее, чего я сейчас хотела.
   Он что-то говорил, пока мы шли, но я не слышала ни слова, все силы сосредоточив на том, чтобы не ударить его и не убежать. Кажется, я даже смеялась несколько раз. Не знаю, все было как в тумане. У двери моей комнаты он остановился и, помедлив мгновение, поцеловал меня. Я заставила себя принять это, хотя и не поцеловала его в ответ.
   Вымучив жалкую улыбку, я сказала:
   - Прости, но я сегодня не в настроении. Слишком устала после задания. Поговорим завтра, хорошо?
   Он внезапно оживился:
   - Ах да, твое задание...Кстати, где ты была?
   - Я расскажу тебе все завтра, ладно?
   - Спокойной ночи, Риа.
   - И тебе того же, - предатель. Договорила я про себя.
   Пришлось подождать еще полчаса, прежде чем я рискнула вновь выйти из комнаты. Ноги плохо держали меня, когда я шла к комнате Адама. Еще несколько минут я промялась у двери, не решаясь постучать. Я попросту боялась увидеть разочарование и ненависть на его лице.
   Потом подумаешь о себе.
   Решившись, я несколько раз постучала кулаком в дверь. Еще чуть-чуть, и в ней остались бы вмятины. Внутри послышались шорохи, и затем приближающиеся шаги. Наконец, дверь распахнулась.
   - Ты? - едва ли не закричал Адам, увидев меня. Его лицо вытянулось, губы были плотно сжаты, на лице презрение.
   - Можно мне войти?
   - Что ты здесь делаешь да еще и в такое время? Совсем с ума сошла. Разве я не сказал тебе вечером, чтобы ты и близко ко мне не подходила?
   - Это очень важно!
   - Проваливай отсюда, некс! - он сделал шаг назад и собрался уже закрыть дверь у меня перед носом, когда я сказала:
   - Зик - предатель.
   Дверь остановилась. Цель была достигнута.
   - Что? - казалось, Адам действительно был удивлен. - Что ты несешь?
   - Зик - предатель, - уверено повторила я. - Я видела его сегодня с двумя парнями, Проводниками, которые отделали меня. Это точно были они. Можно мне войти?
   Помедлив, он кивнул, пропуская меня. Никогда бы не подумала, что попаду в его комнату таким образом, пытаясь сообщить о том, что мой приятель и почти парень - предатель, который яшкается с Проводниками.
   Честно говоря, я была несколько разочарована, попав внутрь. Комната Адама была не более красноречивой, чем моя и походила скорее на монашескую келью: даже не кровать, а узкий матрас на полу, стул, несколько низких столиков, шкаф, две книжные полки и старенькая стереосистема в самом углу. Единственными украшениями были с десяток разных ножей на стенах и один единственный самурайский меч.
   - Садись, - он сказал мне рукой на единственный в комнате высокий стул, неизвестно для каких целей появившийся здесь, а сам сел прямо на пол, скрестив ноги. - И расскажи мне, наконец, что ты видела.
   Я села на стул, чуть отодвинув его, чтобы оказаться как можно дальше от Адама. Выражение его лица пугало меня, как и взгляд. Я думала, что заставить его выслушать меня будет гораздо тяжелее, а здесь почти что приглашение говорить.
   Сбивчиво, но все же последовательно я рассказала ему, что видела этой ночью, начиная с того момента, как услышала голоса. Адам слушал внимательно, не перебивая, и даже кивал время от времени и задавал вопросы.
   - Как далеко они стояли от тебя?
   Я задумалась.
   - В метрах ста. Может, чуть меньше. Я не слышала всего их разговора, но хорошо видела.
   - Значит, ты утверждаешь, что они были знакомы?
   - Они разговаривали, даже смеялись. Мне показалось, что они знакомы очень давно. Враги так точно не разговаривают. Один из Проводников несколько раз похлопал Зика по спине.
   - А потом ты встретила Зика, и он сказал, что гулял один? - голос его звучал не строго, а скорее задумчиво, будто он разговаривал сам с собой.
   - Не совсем так. Я спросила, неужели ему интересно гулять одному, а он ответит, что вполне...Можно задать вопрос?
   Адам вскинул на меня свои золотистые глаза с таким удивлением, будто с ним только что заговорил стул. Неужели мне не полагалось задавать вопросов?
   - Попробуй.
   - Ты же проверял Зика, когда мы оба предстали перед Зетвой, и не обнаружил ничего сомнительного, то есть ты так сказал...- я замолчала на полуслове.
   Адам хитро усмехнулся:
   - То есть ты предполагаешь, что я тоже предатель, но при этом все равно пришла ко мне.
   Я молчала.
   - Неужели я так тихо говорю?
   - Да, - ответила я, наконец. - Именно так.
   - Но если я предатель, тогда почему ты здесь?
   - Мне больше не к кому пойти. Никто бы даже не стал меня слушать. Зику доверяют больше.
   Адам поднялся и принялся расхаживать по комнате. Затем подошел к противоположной стене и остановился.
   - Я проверял его. Его сознание было слишком уж безупречным. Это показалось мне подозрительным.
   - О чем ты?
   Он повернулся ко мне, не сводя глаз с моего лица:
   - Когда я обследовал твое сознание, то не только узнал о том, что ты все еще некс. Так же я почувствовал твою боль от потери Шея, страх, что мы не примем тебя, и тогда тебе придется идти к людям, переживание и желание узнать, что произошло в Аренсе. Так же волнение, которое ты испытала, оказавшись перед Зетвой и еще многое другое. Когда же я проверял Зика, то уловил всего несколько сильных эмоций: желание быть принятым, волнение, его чувства к тебе и самое сильное - желание выяснить, что случилось в Аренсе.
   - И что же здесь странного? - не поняла я, пропустив мимо ушей фразу "его чувства к тебе".
   - А то, что это последнее желание было слишком уж сильным. Словно он специально выставил его напоказ, стараясь спрятать за ним какие-то другие мысли. А когда я надавил, он поставил блокировку.
   Я кивнула, вспоминая.
   - Но ты все равно сказал, что все в порядке, - напомнила ему я.
   Адам кивнул:
   - Я не мог тогда поступить иначе. Тиберий и остальные подняли бы меня на смех, если бы признался им, что парень смог поставить такой сильный блок, что мне пришлось еще раз надавить на него. К тому же со стороны все было нормально. Я сказал, что все в порядке, но при этом пообещал себе, что глаз с него не спущу. И я сдержал данное себе слово. Но он вел себя безупречно, ни разу не заставил усомниться в себе. Я уже подумал было, что волновался зря, но теперь...
   - И ты веришь мне? - вдруг с отчаянием спросила я.
   - Что?
   - И ты веришь мне после того, что я натворила? Ты готов рискнуть, основываясь только на моих словах?
   Голос звенел, когда я произносила эти слова, сердце оглушительно билось где-то в горле.
   - Да, - ответил он, выдержав мой взгляд.
   - Почему?
   - Потому что именно я выписал ему пропуск в Город-4. И если он действительно предатель, я не позволю, чтобы из-за моей ошибки пострадали другие.
   - Но если я ошиблась, то ты пойдешь на дно вместе со мной, хотя в отличие от тебя, мне терять нечего. Если я, конечно, сама не предательница.
   - Что-то я не понимаю, чего ты добиваешься, некс, - усмехнулся Адам. - Сначала ты хочешь, чтобы я тебе поверил, а потом начинаешь отговаривать меня. Пора бы уже определиться со своими желаниями.
   - Я хочу, чтобы ты мне верил, - уверенно сказала я, глядя ему прямо в глаза. - И именно поэтому я здесь. Я уверена в том, что видела, но если хочешь, можешь проверить мое сознание и...
   - Я уже сделал это.
   Я удивленно посмотрела на него.
   - Все это написано у тебя на лице, - пояснил он. - И я верю тебе. Не прощаю за твои прошлые ошибки, но верю в то, что ты заслуживаешь еще на один шанс. Все мы смертны и не можем жить, не совершая ошибок.
   - Но ты говорил...
   - Ты думаешь, что я какой-то особенный, Риа? Ты думаешь, я безгрешен? Посмотри на своего приятеля, разгуливающего в Городе- 4, и ты увидишь одну из самых больших моих ошибок в жизни. Я совсем не идеален, и слишком часто спешу с выводами, а потом мне приходиться расхлебывать последствия своих решений. И еще я думаю, что ты не больше предательница, чем я.
   - Спасибо.
   - Пока не за что.
   - Ты скажешь Зетве?
   - Да. Я сделаю это утром. Не думаю, что атака назначена на сегодня, иначе бы Зик не проводит время со своими приятелями. Я вызову тебя, так как без этого мои слова не будут ничего стоять. Они будут копаться в твоих мыслях. Возможно, это будет Тиберий. Ты готова к этому?
   - Готова. Я должна попытаться исправить свои собственные ошибки.
   И это действительно было так. Я всегда искала самый легкий путь и всегда проигрывала в итоге. Не ушла, когда узнала, что я выродок. Не ушла потому, что мне было страшно отправляться в неизвестность. А в итоге погиб Шей. Не успокоилась, попав сюда, а продолжала настырно лезть в стражи, стремилась доказать, что даже как некс я лучше других. И потеряла кольцо.
   В отличие от меня Адам был готов рискнуть и принять верное решение, чем бы это не закончилось для него. Значит, и я, наконец, смогу. Это не изменит то, что уже произошло из-за меня, но, возможно, предотвратит новые беды.
  
  

6

   Мне трудно было усидеть на месте, но я не могла ничего сделать до того, как Адам пришлет кого-то за мной. Не могла же я просто вломиться в кабинет Зетвы и заявить с порога, что один из ее капитанов, который, кстати, пришел в город вместе со мной, предатель. А ведь точно. Мы пришли вместе, и они вполне могут подумать, что это какой-то хитроумный план с моей стороны - вывести его на чистую воду. Возможно, после того, как Зика изгонят, мне тоже придется уйти. Что ж, я готова пойти на это.
   В одиннадцать в мою дверь постучали. На пороге стоял Кракен.
   - Зетва вызывает тебя к себе, Риа, - сказал он вместо приветствия. - Прямо сейчас.
   Я только кивнула в ответ и набросила на плечи кофту. Всю дорогу Кракен поглядывал на меня и вздыхал время от времени.
   Только когда до зала оставалось пройти всего сотню метров, он, наконец, спросил:
   - Что же ты такого натворила, Риа?
   Но я не ответила ему. Стражи на входе расступились, пропуская меня, и я зашла в зал. Сначала мне показалось, что я попала в вольер с дикими тиграми, так враждебны были устремленные на меня взгляды стражей. Стараясь не обращать на них никакого внимания, я подошла к трону и остановилась возле Зетвы. Адам стоял в нескольких шагах от меня.
   Лицо Зетвы было сосредоточено и очень бледно, когда она приветствовала меня, зато Тиберий даже не скрывал своего злорадства. Остальные стражи наблюдали за нами с большим интересом, но их лица так же сохраняли суровое выражение.
   - Это очень серьезное обвинение, - строго произнесла Зетва, перейдя сразу к делу. - Ты понимаешь это, некс?
   Я кивнула:
   - Да, мем.
   - То есть ты подтверждаешь слова, которые только что сказал мой сын, и продолжаешь настаивать на том, что Зик предатель?
   - Я не говорила этого, мем, - сухо сказала я. - Я собственными глазами вчера ночью видела у реки двоих Проводников и Зика вместе с ними. Мне показалось, что они давно знакомы.
   Тиберий фыркнул:
   - Может он сражался с ними...Нам нужен четкий ответ. Ты утверждаешь, что Зик - предатель, или нет?
   Я подавила вспышку раздражения. Сейчас нельзя было сорваться. Стоит сказать хоть одно неверное слово, и все пропало.
   - Мой долг поставить вас в известность и преподнести факты, а не делать выводы.
   - Ха, - нахмурился Тиберий. - Вот как она заговорила. Что ж, предоставь нам свои факты, дабы мы могли вынести вердикт, - слово "вердикт" он произнес так, чтобы я не сомневалась: приговор будет вынесен именно мне.
   - Я готова преподнести вам единственное, чем располагаю, - мои воспоминания.
   - Как мы можем узнать, что они правдивы?
   - Проверьте меня, - сказала я с вызовом.
   На его лице появилась злорадная улыбка:
   - Отличная мысль. Зетва, ты разрешаешь мне лично заняться этим?
   Управляющая задумалась всего на мгновение, затем кивнула. Я бы предпочла, чтобы сканированием моих воспоминаний занялся кто угодно, только не Тиберий, но выбирать не приходилось.
   - Погодите, - вдруг сказала я, выставив вперед одну руку. - Пусть Тиберий проводит проверку, но я хочу поставить одно условие.
   - Условие? Ты? Детка, ты находишься не в том положении, чтобы ставить условия, - зло бросил Тиберий, но я продолжала:
   - Путь за проверкой наблюдает еще один мутант. Я бы хотела, чтобы в этой роли выступили вы, - сказала я, посмотрев на Зетву.
   Она кивнула:
   - Хорошо, некс. Начинай, Тиберий.
   Я оглянулась на Адама в поисках поддержки, но его лицо было непроницаемо. Тогда я опустилась на колени, склонив голову вниз и смотря на пол, ожидая начала. Тиберий медленно подошел ко мне, положив ладонь мне на затылок. Можно было обойтись и без этого, но у некоторых телепатов при физическом контакте увеличивались возможности. Кто знает, вдруг Тиберий был одним из них.
   Его сознание грубо натолкнулось на мое. Я убрала все блоки и стояла перед ним почти обнаженной, но мне все равно было больно. Телепаты умеют действовать незаметно, но Тиберий делал это нарочно. Извращенец! И мне было плевать, что он сейчас слышит меня. С такой силой и таким напором он скрутил мое сознания, что мне казалось, будто у меня сейчас взорвется мозг и лопнут глаза. Хотелось кричать, но я молчала, сцепив зубы. Пусть смотрит. Я буду терпеть столько, сколько понадобиться на его проверку. Он уже увидел все, что было нужно, но не остановился, а продолжил копаться на этот раз в моих личных воспоминаниях.
   Наконец, меня освободили. Не удержавшись, я громко вздохнула от облегчения, и наверняка потеряла бы равновесие, но чьи-то сильные руки меня подержали, помогая удержать вертикальное положение, и поставили на ноги. Я кивнула, и Адам отпустил.
   Тиберий совсем поник, все злорадство исчезло:
   - Тащите его сюда, - бросил он.
   Несколько стражей, стоявших у дальней стены, подошли, ведя за собой Зика. Так он все это время был здесь? Смотрел он прямо, выражение лица совершенно непроницаемо, и будто не замечал меня.
   - Сними свою защиту, - приказал ему Тиберий.
   Зик только усмехнулся ему в лицо, но уже через секунду рухнул на колени, как подкошенный. Тиберий не церемонился с ним. Проверка заняла больше десяти минут, каждую из которых я простояла, глядя в никуда. Какое бы решение не принял совет, меня оно точно не обрадует. Нелегко признать, что твой друг - предатель. Вдвойне хуже то, что именно мне пришлось сдать его. Я осмотрелась в поисках Алана, но его не было здесь.
   Закончив, Тиберий громко выругался:
   - Бросить его в темницу до принятия решения. А с тобой, - он посмотрел на Адама. - я разберусь позже.
   Стражи скрутили Зика, тот даже не думал сопротивляться. Более того, он смеялся как безумный:
   - Глупцы, - сказал он, сохраняя чувство собственного достоинства. Парень не кричал, не бился в истерике. - Да, я Проводник, но думаете, именно я должен был погубить Город-4? Какая глупость. Меня оставили в Аренсе только для того, чтобы я присмотрел за Ри и проводил ее сюда. Считаете, я единственный Проводник в Городе? Вас ждет сюрприз!
   Затем его увили из зала.
   Я тоже хотела было уйти, но меня остановил властный протест Тиберия:
   - Куда это ты собралась, некс?
   Мои губы растянулись в усмешке:
   - Неужели вы еще нуждаетесь в моей помощи?
   - Мы еще не отпускали тебя, - продолжал он, даже не слушая меня. - Вы ведь пришли с Зиком вместе, разве не так?
   - Да, - сказала я, понимая, куда он клонит.
   - И вы были единственными, кто ушел тогда из Аренса.
   - Да.
   - Кроме того, Зик только что сказал, что ему приказали довести тебя сюда. Что ты можешь сказать об этом?
   - Вы все знаете обо мне. Вы лично проверяли меня, и кому как не вам знать, что я ничего не знаю об этом? Я никак не связана с Проводниками и только вчера узнала, что Зик вообще знаком с ними. Я пришла к вам сразу же. Что еще я могу сказать?
   - Ты не так проста, некс. Даже не владея силой, ты смогла вступить в стражи и стать капитаном. Кроме того, у тебя на лице есть метка силы. И Проводники абсолютно точно интересуются тобой.
   - Куда вы клоните? - спросила я прямо. - Чего хотите от меня? Чтобы я покинула Город-4?
   Ну вот я и произнесла эти страшные слова.
   - Отпустить тебя? - удивился Тиберий. - Ну, уж нет. Теперь мы с тебя глаз не спустим.
   - Ты отстраняешься от должности капитана, - резко сказала Зетва, глядя на меня своими черными глазами. - И ты больше не страж. У нас нет никаких доказательств, что ты работаешь на Проводников, но согласись, все это очень и очень подозрительно. И мы не можем просто отпустить тебя. Возможно, ты действительно говоришь правду, но это не значит, что ты никак не связана с Проводниками, пусть даже сама уверена в этом. Мы не можем так рисковать.
   - Значит, теперь вы посадите меня в клетку рядом с Зиком? - поинтересовалась я, не скрывая сарказма. - Предатели должны держаться вместе?
   - Это совсем не обязательно. Ты можешь свободно передвигаться по Городу-4, но стоит тебе выйти за его окрестности, и тебя тут же вернут обратно. На ближайшее время ты под арестом. Это понятно?
   - Да, госпожа.
   Зетва скривилась:
   - До того момента, пока мы не найдем в городе настоящих предателей.
   - Значит, ты уверена, что они здесь есть? - спросил у нее Тиберий. - Ты поверила угрозе щенка?
   - Это не угроза, - сказала она спокойно. - Просто предупреждение. Я уверена в том, что среди нас есть предатели. И, возможно, они находятся здесь куда дольше Зика. Пока ты можешь идти, Риа.
   - И помни о нашем предупреждении, - добавил Тиберий. - Попробуешь сбежать и окончательно выдашь себя.
   - Благодарю за предупреждение, - ответила я вышла из зала.
  

7

   В ловушке. Вот какую благодарность я получила. Внешне как бы ничего не изменилось. Я могла передвигаться по городу, выходить на поверхность, но всегда рядом со мной следовал кто-то из стражей. Никто из моей прошлой команды, только совершенно незнакомые мутанты. Должно быть Тиберий подстраховался.
   Вот и сейчас, следуя по оживленной площади и проталкиваясь между другими мутантами, я видела вдалеке возвышающуюся над остальными фигуру стража. Он был одет в зеленую футболку и простые светлые джинсы, а не в черное, но следовал за мной с таким упорством, что случайно подвернувшиеся мутанты отскакивали от него как бильярдные мячики. Я усмехнулась так, чтобы он увидел, и с удвоенным усердием пошла вперед. Я больше не капитан, больше не страж. Теперь я здесь никто. А как еще можно назвать того, кто не работает и не приносит никакой пользы? С того злополучного утра, когда Зика посадили в клетку, прошло уже четыре дня, а совет так и не принял решения. Мне всегда казалось, что именно Зетва здесь главная, и все будет так, как она решит. Но сейчас, как оказалось, Город-4 пребывал в военном положении, и власть перебрал на себя совет под началом Тиберия. Я оказалась полностью отсечена от всякого источника информации так как Алану под страхом изгнания запретили даже близко подходить ко мне. Но все же до меня доходили отголоски слухов, что в совете сейчас точится битва: часть требует, чтобы Зика немедленно казнили, как предателя, другие наоборот хотят сохранить его и впоследствии использовать хотя бы как заложника. Но самый главный вопрос сейчас звучит иначе: стоит ли покинуть Город-4 и перебраться в другое место, или остаться здесь.
   Я уже почти достигла края площади, когда мне преградила дорогу высокая стройная фигура.
   - Пойдем прогуляемся, - предложила Элис, улыбаясь.
   - Пойдем.
   Я знала, что она улыбалась только для того, чтобы насолить шедшему за мной по пятам гороподобному стражу.
   - Как ты? - спросила Элис, когда мы вышли на менее людную улицу, ведущую к заброшенным районам.
   - Могло быть и лучше, - ответила я. - У тебя есть какие-то новости?
   Ее улыбка тут же померкла:
   - Они приняла решение. Зика казнят сегодня вечером прямо на главной площади как предателя.
   - Что? - чересчур громко воскликнула я, уставившись на нее.
   - Что слышала. Я не собираюсь повторять это еще несколько раз. И это совсем не шутка, если ты еще не поняла.
   - Зачем делать это на площади? Они могли бы просто убить его, а не устраивать из этого шоу.
   - Именно для этого. Это будет вызов для Проводников и находящихся здесь предателей. Я решила, что ты захочешь знать заранее. Решение было принято сегодня утром. Зетва была против, но ее и слушать не стали. Эрик победил.
   Эрик? Один из членов совета. Я видела его всего несколько раз да и то мельком. Не знала, что это была его идея.
   - Почему она была против? Хотя я и считала Зика долгое время другом, но теперь считаю, что предатель в любом случае заслуживает смерти.
   Элис пристально посмотрела на меня:
   - Потому что неизвестно, даст ли это что-то. Быть может, Зик для них не настолько важен, и они просто дадут ему погибнуть, а если показательная казнь всплывет на поверхность, это может стимулировать не только Проводников, но и людей. Если же они все-таки попытаются выручить его, то этот вечер станет настоящим кошмаром для населения Города: казнь станет отличным поводом да и прикрытием для диверсии. Будь готова, просто на всякий случай. А сейчас мне пора идти, пока твой охранник ничего не заподозрил. Вот возьми, - она что-то быстро сунула мне в карман и быстрым шагом вернулась на площадь.
   Я увидела, как она подошла к тому самому стражу, и минут пять они что-то обсуждали. Затем страж кивнул, а Элис ушла. Сунула руку в карман, почувствовав гладкое металлическое лезвие, и тут же вытащила ее. Все мое оружие конфисковали еще тогда, когда я находилась на приеме у совета. Я бы конечно предпочла ножу пистолет, но все-таки мне стало спокойнее от мысли, что я больше не безоружна.
   В городе я задыхалась. Мне хотелось прямо сейчас спуститься к реке, но она уже находилась за границей города, то есть была для меня совершенно недосягаема. Меня исключили из стражей, но никакой больше работы не дали, и я мучилась от безделья. Пришлось вновь вернуться на площадь. Я немного оживилась, разглядев в толпе Меди. Она отчаянно пробиралась сквозь толпу, держа в руках тазик с мыльной водой. Я поспешила к ней. Никогда бы даже не подумала, что меня обрадует возможность мыть грязные тарелки.
   - Риа, - Меди нерешительно улыбнулась, увидев меня. - Что ты здесь делаешь?
   - Ничего.
   - У тебя сегодня нет заданий?
   - У меня больше никогда их не будет. Меня выгнали из стражей после того, что случилось с Зиком. Помочь тебе с посудой?
   - Это было бы мило с твоей стороны.
   Несколько минут мы молча мыли тарелки, Меди радостно щебетала о том, что с ней произошло за последнее время, пока мы не виделись. Я вежливо кивала, но мои мысли витали слишком далеко от этой темы.
   Внезапно ее интонация изменилась:
   - Ты должно быть расстроена...О чем это я, конечно же ты расстроена. Но не печалься сильно, уверена, так для тебя будет только лучше.
   - Надеюсь, ты права.
   - Я всегда права, Риа. Говорила же, чтобы ты не совалась в стражи. Скажи, много хорошего это тебе принесло?
   Я опустила голову вниз, сосредоточившись на тарелке, которую держала в руках. У нее был сколот край, и я порезалась, неаккуратно проводя по нему пальцем. Выступила кровь. Я вытащила руку из таза, принявшись зализывать ранку, но кровь почему-то и не думала останавливаться.
   - Ты в порядке?
   - Просто порезалась. Ничего страшного, - задумчиво ответила я.
   Кровь наконец остановилась, и я вновь вернулась к мытью тарелок, даже не потрудившись надеть перчатки.
   Вдруг к нам подошел высокий широкоплечий мутант, в котором я узнала местного кузнеца. Его суровое скуластое лицо просто дышало злостью.
   Тарелка выпала из рук Мадлен, лицо сразу же стало мертвенно бледным:
   - Что случилось, Гефест? - спросила она, запинаясь.
   - Сегодня на площади они сожгут Зика. Чертовы мутанты. Нам столько рассказывали о том, как ужасны Проводники и что они делали с нашими, а теперь они собрались превратить казнь в фарс.
   - Зик - предатель, - сказала я.
   Мадлен гневно посмотрела на меня:
   - Никто не заслуживает такой смерти, - ее слова прозвучали как пощечина.
   Затем она подавила в себе эту вспышку и снова села, вернувшись к работе. Кузнец ушел, и больше об этом мы не говорили.
   Через несколько часов начали приготовления к казни. В самом центре площади установили толстый деревянный шест, наносили сухой травы и хвороста. Мадлен права. Все это было для показухи. Можно было просто пустить ему пулю в лоб или сделать что-нибудь еще. Захоти, Зетва могла бы просто сжечь его силой мысли, а они решили утроить этот средневековый фарс. Я ненавидела все это. Ненавидела Тиберия, Зетву и всех остальных. Никто не заслуживает такой участи.
   - Мне стыдно, что я принадлежу к их расе, - жестко проговорила Меди, не поднимая головы. - Они считают себя лучше людей, новой улучшенной расой, но при этом ведут себя точно как люди.
   Мне нечего было возразить.
   Чем ниже опускалось солнце, чем скорее надвигался вечер, тем сильнее меня опутывало беспокойство. Над площадью не зажглись фонари, вместо этого мутанты выходили со свечками и даже факелами, словно сейчас предстояло начало какого-то древнего языческого праздника. К самой казни уже все было готово. Закончив с тарелками, Меди развернулась и ушла, сказав, что вернется позже, но до сих пор не объявилась. Мне тоже не хотелось присутствовать при этом, но я не могла уйти, ноги будто примерзли к земле.
   Наблюдая за тем, как на площадь шестеро стражей вывели Зика, я продолжала наблюдать за толпой. В воздухе просто витало безумие. У меня снова болела голова, а перед глазами все вертелось в каком-то диком танце. Внезапно все голоса разом стихли, площадь погрузилась в давящую тишину. Вперед вышел Эрик - грузный страж в черной одежде. Он так же входил в совет. Я искала глазами Зетву или Тиберия, но не видела их: слишком много мутантов ходили туда-сюда у меня перед глазами.
   Эрик произнес целую речь о долге каждого мутанта и что случается с теми, кто предает этот долг. Наверняка было задумано, что эта речь должна была поднять боевой дух мутантов, но у меня она не вызвала ничего кроме отвращения. Казалось, злость бежала у меня по венам вместе с кровью. Сейчас мне хотелось задушить этого Эрика своими же руками, а еще лучше сжечь прямо на этом костре. Не в силах больше слушать это, я бросить бежать прочь с площади, распихивая случайных зевак. Не успела я добежать до библиотеки, как услышала чей-то отчаянный крик. Я замерла, прислушиваясь, но крик уже исчез, резко, будто его кто-то отрезал.
   Улица была пустынной, так как все мутанты собрались на площади. Здесь никого не было, кроме меня. Глупость, отдернула я себя. Кто-то же кричал только что. Я пошла в сторону, откуда, как мне показалось, кричали. Это был один из заброшенных районов, где не было ни одного целого здания. И в самом центре улицы стояла невысокая фигура в красном. Мне хватило нескольких секунд, чтобы узнать ее.
   - Меди? - тихо позвала я, но она услышала, резко обернувшись ко мне.
   Это было ее лицо и одновременно не ее. Те же черты, те же волосы, но выражение не было добрым и кротким, как обычно. Сейчас оно было сурово, губы плотно сжаты, брови сошлись на переносице, и даже появилась царственная осанка.
   Что она делает здесь в такое время?
   А еще через несколько секунд я увидела с десяток темных фигур, вынырнувших словно из неоткуда. Хотела закричать, но так и не смогла разомкнуть губ. Проводники. Среди них был тот, которого я узнала бы из тысячи - многорукий. Меди сделала в сторону несколько шагов, и я увидела распростертое на асфальте тело стража, скрытое от меня до этого ее красным платьем. В руке у нее блеснул нож.
   - Схватить ее! - крикнула Меди.
   Я развернулась и побежала, но смогла сделать всего несколько шагов, когда что-то схватило меня за ноги и руки и потащило на себя. Я пронзительно закричала, увидев, что держало меня. Это были длинные толстые ветки, росшие прямо из рукавов одного из Проводников. Мои запястья были плотно сжаты, и я никак не могла дотянуться до ножа. Мутант натянул ветки, и я упала к его ногам. У склонившегося надо мной мутанта была бледно-зеленая кожа и небольшие коричневые рога на голове.
   - Что с ней делать? - спросил он каким-то ломким голосом.
   - Просто не дай ей уйти, - ответила Меди, подойдя ко мне. - Она еще нужна нам.
   Я подняла голову и с ненавистью посмотрела на нее. Предательница. Вот кто снял защиту с Города-4, вот кто пропустил сюда Проводников.
   - Ты, - прокричала я ей в лицо. - Но почему?
   Меди усмехнулась:
   - Потому что я ненавижу мутантов. И готова практически на все, чтобы уничтожить их. И именно для этого нам нужна ты.
   - Я? О чем ты говоришь. Я просто некс.
   - Возможно сейчас ты некс, но ты избранная. Мы сомневались раньше, но после того, как на тебе появился знак силы, все сомнения отпали.
   - Это? - я дернула головой. - Этот чертов знак на моей щеке? Эти бесцветные глаза, эта бледная кожа, белые волосы? Что ж, тогда ваша сила ничего не значит. Не обладаю я никакой силой и никогда не обладала. Похоже, вы ошиблись.
   - У меня на тебя времени, - Меди махнула рукой и повернулась к другому Проводнику.
   У него были короткие фиолетовые волосы, все лицо в пирсинге, в ушах туннели, торс обнажен, и короткие ярко-красные шипы покрывали плечи и спину. - Эрик уже потянул для нас достаточно времени. Пора начинать.
   - Эрик? - спросила я. - Так предатель Эрик, не Тиберий?
   - Тиберий? - казалось, ми слова здорово насмешили Проводников. Меди подняла на меня свои изумрудные глаза. - Тиберий настоящий сукин сын, но при этом он до идиотизма предан вам...Идемте.
   - Да, Мира, - кивнул парень с шипами.
   Мира? Значит, даже имя у нее было ненастоящее. Почему-то это меня даже не удивило.
   Проводники ушли, а я осталась привязана к этому ублюдку-ростоману. Несколько раз я даже пыталась вырваться, но все было без толку. Они утверждают, что во мне есть какая-то сила, а я даже не могу вызволить себя из плена.
   - Эй, хватит, - крикнул мутант, еще туже затягивая мои путы. - Если ты не прекратишь делать это, мне придется усыпить тебя.
   Я зарычала в бессильной злобе. В следующий миг тишину пронзило несколько одиноких криков, постепенно перерастающих в протяжный гул. Значит, они уже добрались до площади. Я сделала еще несколько бесполезный попыток освободиться, которые привели только к тому, что ветки оплели меня в два раза туже, и не только руки и ноги, но так же спину. Теперь я находилась в коконе. Если бы я только могла добраться до ножа...
   Послышался крик, и я выпала из медленно распадающегося кокона, тут же выхватив нож и помогая себе им. Первое, что я увидела, был крупный белый волк, сколовшийся над распростертым на земле поверженным мутантом. Зверь навис прямо над ним, раздирая клыками глотку врага. Проводник уже перестал вырываться и теперь просто бился в конвульсиях.
   - Спасибо, - сказала я, обращаясь к волку.
   Тот повернул ко мне большую окровавленную морду.
   - А теперь пора выбираться отсюда, - я присела на корточки над телом Проводника и обыскала его, найдя несколько пистолетов. Теперь я была вооружена.
   Я приняла, наверное, не самое удачное решение в своей жизни, но вместо того, чтобы спасаться бегством, бросилась прямо к главной площади. Тут царил настоящий хаос. Проводников было больше, чем я думала. Мутанты спасались бегством, не разбирая дороги, в самом центре лежали несколько окровавленных трупов. Один из них принадлежал стражу.
   Эрик в окружении нескольких стражей и двадцати-двадцати пяти Проводников стоял рядом с тем местом, где должно было проходить сожжение. Рядом с ним стоял целый и невредимый Зик.
   Только сделав несколько шагов, я поняла, что направлюсь прямо к ним. Я заставила себя притормозить. В то время как несколько банд Проводников крушили город, расправляясь с мутантами, Эрик и остальные лениво обсуждали что-то, даже не наблюдая за кровавой бойней. И только два отряда стражей все еще пытались дать отпор, в одном из них я увидела Алана, другой возглавлял Адам, яростно сражающийся в первом ряду. Но этого было недостаточно. Что могут сделать двадцать стражей против сотни Проводников?
   Вдруг в самый центр площади вышел высокий черноволосый мутант, одетый во все черное. Короткие черные волосы, смуглая кожа, совершенно черные глаза. Он уверенный походкой вышел в самый центр площади, хлопнув в ладоши. Больше он вроде бы ничего не сделал, но все сражения тут же прекратились. Мутантов будто бы подхватило сильным порывом ветра, отбросив в сторону, при этом все Проводники остались на своих местах. Меня откинуло на десяток шагов назад, и я едва не врезалась в стену дома. Никогда не видела мутанта, обладающего такой силой.
   - Господа и дамы, - произнес он приятным низким голосом. - Где же ваше хваленное гостеприимство? - по рядам прошелся шепот, но Проводник даже глазом не повел. - Мы здесь не для того, чтобы уничтожать вас. Пока нет. У нас есть предложение, и, надеюсь, вы серьезно отнесетесь к нему. Пусть ваш лидер выйдет сюда.
   Несколько секунд спустя Зетва вышла из толпы, подойдя к нему. Ее правая рука была перебинтована, но бинты уже успели промокнуть насквозь. Она чуть хромала на правую ногу. Но при этом я не видела ее на главной площади во время битвы. Что же тогда с ней произошло?
   - Я Зетва, - представилась она. - Управляющая Города-4.
   Парень улыбнулся ей:
   - Я Дэйвон - предводитель Проводников. Рад, наконец, познакомиться с вами, госпожа.
   - Ближе к делу, - зло сказала она, пристально глядя ему в глаза. - Зачем вы здесь?
   - Это первое предупреждение. Чтобы вы не забыли о нашем существовании. Посмотрите вокруг, победа за нами. Мутанты ослабли и потерпели полное поражение. Но сегодня нам не нужен ваш город, не нужны и ваши жизни.
   - Что же тогда вам нужно?
   - Нам нужен Адам.
   - Что? - Зетва удивленно вскинула брови. - Мой сын?
   - Именно так. Если он согласиться пойти с нами, мы покинем ваш город немедленно. Больше здесь делать нечего. У вас есть пять минут, чтобы принять решение. И помните, мы не примем отказа. Либо Адам уйдет с нами, либо ваш город будет сожжен до пепла, точно так же, как вы хотела сжечь одного из нас.
   Зетва легко, издевательски, поклонилась ему и снова скрылась в толпе. Такие решения невозможно принять без обсуждения совета. Точнее того, что от него осталось. Я стала пробираться вперед, к ним.
   В плотном круге, под защитой верных стражей, стояла Зетва, Эван и десять мутантов - остатки совета старейшин во главе с Тиберием.
   - Это разумное решение, - сказал Блик.
   Зетва наградила его таким взглядом, что мне показалось, еще мгновение, и он превратиться в пепел.
   - Я выслушаю твое мнение, когда тебе придется отдать своего сына в руки врагов, - сказала она, четко проговаривая каждое слово.
   - Лучше пожертвовать одним, чем погубить всех, - подхватила Сильвара.
   - Если бы был какой-нибудь другой выход, - Тиберий, похоже, просто размышлял вслух.
   Я посмотрела на Адама, стоявшего в нескольких шагах от совета. До сих пор он не принимал никакого участия в обсуждении. Просто стоял, прижав к себе Элис. Затем вдруг отпустил ее от себя, говоря что-то, она забилась у него в руках, подняв на него красные от слез глаза. Адам с нежностью посмотрел на нее, заправив ей за ухо выбившуюся черную гладкую прядь. Девушка схватила его за руку, но он аккуратно и в то же время уверено вырвал свою руку и поцеловал ее. Это был нежный поцелуй, соленный от ее слез. Разомкнув объятия, Адам отпустил ее от себя и вошел в самый круг. Я резко отвернулась.
   - Вам не нужно ничего решать, господа, - сказал он, грустно улыбнувшись. - Я уже принял решение.
   - Мы совет, и принимать решения наша прерогатива, а не твоя, - сказал Тиберий.
   - Может вы и совет, но здесь решается моя жизнь, и я буду единственным, кто будет решать.
   - И что же ты выбрал? - спросил Эван, не сводя с него темных глаз.
   Я представила, как это было больно для него и для Зетвы. Сначала потерять одного сына, затем и второго.
   - Я согласен.
   Некоторые стражи изумленно уставились на него, другие наоборот закивали, соглашаясь.
   - Но, - продолжал Адам, - я делаю это потому, что считаю нужным, а не по вашему приказу.
   - Адам, - Зетва подошла к нему, и он обнял ее, сильно прижав к себе.
   Она что-то тихо говорила, он только кивал, закрыв глаза.
   Мне удалось услышать только последнее слово, которое она произнесла: прости. Затем он поцеловал ее в лоб и подошел к Эвану. Несколько долгих секунд они просто смотрели друг другу в глаза, затем Адам усмехнулся, протянув ему руку со словами:
   - Видишь, мне снова приходиться уходить, оставляя ее на тебя. Это больше не твоя битва, прощай, Эван.
   Эван протянул ему руку, пожимая ее. Это была странная сцена. Никак не похожая на сцену прощание отца и сына. Я еще давно заметила, что у них были не особо теплые отношения, но все же эти отношения строились на взаимном уважении. Больше Адам ничего не сказал. Мутанты расступались, пропуская его.
   Уверенной, даже расслабленной походкой он прошел всю площадь и остановился всего в нескольких шагах от Дэйвона.
   - Я пойду с тобой, Проводник, - в его голосе звучал всего лишь легкий оттенок грусти. - Оставь их в покое.
   - Хорошо. Вижу, мы с тобой сработаемся, Ястреб. - Затем он сделал несколько театральный жест, повернувшись на пятках, и громко сказал. - До встречи, жители Города-4. Вот увидите, наша разлука будет недолгой.
   Затем один за одним Проводники начали покидать площадь. Вдруг на противоположной стороне площади я увидела знакомое ярко-красное платье. Меди, вернее Мира, посмотрела прямо на меня, поманив меня рукой.
   Иди сюда, некс. Я не обижу тебя, вот увидишь.
   Я вздрогнула от этих слов, прозвучавших у меня в голове, но все же не могла не подойти. Мутанты наблюдали за мной, но мне было плевать. Я прошла мимо Адама, не спускавшего с меня глаз. Он смотрел на меня так, будто я была предательницей. Наверное, это именно то, что он теперь думает обо мне. Не обращая на него внимания, я встала рядом с Мирой. Дэйвон встал по правую руку от нее, насмешливо глядя на меня.
   - Я рад, наконец, увидеть тебя, некс, - сказал он, осмотрев меня с ног до головы. - Надо же столько слышал о тебе, и познакомиться только сейчас.
   - Что вам нужно от меня? - спросила я глухо.
   - Посмотри на себя, некс. И посмотри, как твои дорогие мутанты отблагодарили тебя за все то, что ты сделала для них. Сначала объявили тебе предательницей, теперь еще и сделали заложницей.
   - Что вам нужно от меня? - снова повторила я.
   - Мы хотим, чтобы ты пошла с нами, - прошептала Мира, наклонившись ко мне.
   Я хмыкнула, дернув головой:
   - Вам ничего не стоит схватить меня сейчас. Я стою одна, и меня некому защитить.
   - На самом деле это не так, - послышался хриплый голос откуда-то из-за моей спины.
   А в следующий миг к нам подошел высокий мужчина с темно-каштановыми волосами и уродливым шрамом на лице, пересекающим правый глаз. Я узнала его почти сразу, хоть он и изменился со времени нашей последней встречи. Это был мой напарник, Дрейк. Но теперь я поняла и кое-что еще. Именно он все это время защищал меня, только в облике белого волка. О, Господи.
   - Дрейк! - прошептала я.
   - Дрейк? - усмехнулся он, подходя ко мне. - Ты же звала меня Белым.
   - Я не знала, что это ты...
   - Я пытался поговорить с тобой, когда мог. Но всякий раз, когда я приближался к тебе, ты была ни одна.
   - Значит, тогда на реке это был ты.
   - Кто ты? - нетерпеливо спросил Дэйвон, глядя на Дрейка.
   - Я Дрейк, - коротко представился он. - И эта девушка - моя напарница, моя невеста.
   - Надо же, вот это да, некс. Рядом с тобой просто не бывает скучно. Что ж, теперь, когда ваше счастливое воссоединение, наконец, осуществилось, я могу продолжить. Ты слышала, некс, что сказала Мира. Ты должна пойти с нами.
   - Нет, - сказала я уверенно. - Можете утащить меня силой, если вам так угодно.
   - Зачем использовать силу, если ты сама захочешь пойти с нами? - улыбнулась Мира, глядя на Адама.
   - Очень сомневаюсь в этом, - таким же тоном сказала я.
   - Знаешь ли, некс, - задумчиво проговорил Дэйвон. - Дело в том, что я обладаю любопытным даром. Уникальным даром, если быть до конца откровенным. Я могу воскрешать из мертвых.
   Мое сердце забилось быстрее, кровь прилила к щекам.
   - Ты лжешь, - закричала я. - Никто не может делать ничего подобного.
   - Правда? - он удивленно выгнул брови. - Мира, покажи ей.
   Девушка расстегнула платье, обнажив ужасный шрам прямо на сердце.
   - Пуля прошла на вылет, пробив сердце, как мешок с кровью, - сказал он. - Прямое попадание. Стреляли с расстояния в двадцать сантиметров. Как думаешь, какой у нее был шанс выжить? - я побледнела еще больше. - Правильно, никакого. Он все-таки она жива.
   - Ты лжешь, - как молитву повторила я, хотя даже сама не верила в то, что говорила. Если это возможно...
   - Отлично.
   Дэйвон подошел к тому месту, где на асфальте, в кровавой луже, лежало тело девочки, некса. У нее в черепе была огромная дырка.
   - С детьми проще, - шептал про себя парень, положив руку на лоб девочки. - Но с другой стороны ее мозг сильно поврежден. Но это реально. Для меня нет ничего невозможного.
   Он что-то прошептал, а затем нагнулся к девочке, подув на ее лоб. Через несколько минут девочка вздрогнула. Затем вздохнула, словно только что вынырнула из-под воды, где просидела несколько минут, закашлялась и, наконец, открыла глаза. Рана на ее голове затянулась, остался только тоненький шрам, начинающийся над правой бровью, затерявшийся в густых темных волосах. Увидев его перед собой, ребенок пронзительно закричал и принялся вырываться. Проводник отпустил ее, и она тут же убежала прочь.
   Я смотрела на это чудо, не в силах поверить своим глазам. Такого просто быть не может. Наверняка это какой-то хитрый фокус, и она совсем не была мертва, хоть ее сердце и не билось, в чем я действительно была уверена. Или же он сделал из нее зомби, послушную марионетку.
   Словно прочитав мои мысли, он сказал:
   - Девочка стала точно такой же, как и была при жизни. Я не оживлял тело. Само по себе оно бесполезно. Я вернул ее душу, тело же лишь подлечил. Когда в нем снова есть душа, сделать это не так трудно.
   - Но Шей...Шей уже давно мертв, - проговорила я непослушными губами. - Его тело ведь уже начало разлагаться и...
   - Все это не имеет значение, некс. Я могу вернуть его к жизни в любой момент, если ты, конечно, заслужишь. Ну, так как тебе такая сделка?
   Я закрыла глаза, не в силах смотреть на него. Не в силах видеть хмурое лицо Дрейка, осуждающее лицо Адама. Боже, как я устала...
   Я не верила Дэйвону. Не могла верить ни одному из Проводников. Но с другой стороны, если существовал хоть крошечный шанс вернуть Шея к жизни, исправить мою первую, мою самую страшную ошибку...Нет, это безумие! Но все же... Если это правда, и такая возможность действительно существует, то я ничего не пожалею ради нее. Если им нужна моя жизнь, если им нужна моя душа, то я с радостью отдам все.
   И все-таки моя жизнь сплошное безумие.
   В моей жизни было трое мужчин. Адам, которого я до сих пор любила, но который не испытывал ко мне ничего подобного, он и так уже разочаровался во мне и вот-вот просто возненавидит, если я приму предложение Проводника. Зик, мой друг, предатель, который всегда любил меня, но которого не любила я. А теперь еще и Дрейк, с которым меня связывают самые странные отношения. Я не любила его, и он не любил меня, но при этом не мог отпустить только потому, что считал предательством отступить от законов и оставить меня без защиты, когда мы считались напарниками. Только что он сам назвал меня своей невестой. Для него это все всерьез и он не отступится, выполняя свой долг.
   И все же я готова оставить их всех ради одного. Того самого, который пожертвовал собой ради меня. Того самого, которого я любила как брата, любила больше собственной жизни. Того, который и был моей жизнью.
   Пусть мне невыносимо больно. Пусть мое сердце разрывается от неразделенной любви к Адаму, трещит по швам от предательства Зика и сжимается ужасной болью от признательности к Дрейку и истинного восхищения его мужеством и верностью. Моя жизнь ничего не значит по сравнению с жизнью Шея, и я готова на все, чтобы вернуть его.
   Даже на предательство...
   - Я согласна, - сказала я, встретившись взглядом с главным Проводником.
   - На что ты согласна? - спросил он, хотя и так все понял.
   - Я готова на все, если вы вернете Шея.
  
  

Заключение

   Мама учила меня, что через все можно пройти, преодолеть любые сложности и беды, если только у тебя есть цель и готовность к борьбе. Моя цель - спасти Шея, да и готовности у меня хоть отбавляй. Дело за малым - отправится в логово Проводников, смириться с собственным предательством, стать одной из них, победить чертову уйму врагов, на стороне которых я сражалась до этого, отказаться от всего, что я любила и оставила в прошлой жизни, и разобраться, что за ужасная сила живет внутри меня. Если, конечно, Проводники не перепутали меня с кем-то. И да, теперь я наконец-то узнаю, что же все-таки произошло тогда в Аренсе.
   Мои бывшие враги не захотели больше оставаться в городе, и как можно скорее покинули его. Во время столкновения погибло всего десять Проводников. В то же время со стороны мутантов погибла почти сотня, из них тринадцать стражей и двадцать охранников, выставленные на периметре. Совет предположил, что Проводники могут предпринять что-то, но явно недооценили их. Кроме того Проводники обзавелись такими важными персонами как благородный капитан стражей и сумасшедший некс, якобы отмеченный какой-то силой.
   Все-таки странные игры у судьбы.
   Дрейку удалось договорить с Дэйвоном и он сопровождал меня до тех пор, пока мы не вышли из лесов, принадлежавших мутантам. В дороге он рассказал мне, что не исчез тогда вместе со всеми потому, что его не было в Аренсе, когда туда проникли Проводники, так как встречался с мутантами из Города-4 и должен был отсутствовать еще несколько дней, но услышал что-то неладное и вернулся так быстро, как только смог. Но было уже поздно. Чтобы бежать быстрее, он перевоплотился в белого волка. Рассказал, как нашел меня в подземельях рядом с Зиком, как следил за мной все время, с тех пор как Проводники убрались из города. Уже тогда Дрейк знал, что Зик - предатель, и неоднократно пытался сообщить мне об этом, но тогда не было времени. К тому же он может обратно превратиться в человека не раньше чем через несколько часов. Потом как следовал за нами по пятам до самого Города-4, как был вынужден все время убегать от Проводников, как пытался заговорить со мной несколько раз, но ему все время мешали, то Проводники, то Зик, то Адам.
   Я поняла, почему он не мог просто появиться в городе, иначе его тут же убили Проводники, дежурившие у Города, или те, кто скрывался внутри, как Мира или Эрик. Он был вынужден несколько месяцев жить как волк в вечных бегах...
   Затем лес закончился, и ему пришлось повернуть назад. На прощание он пообещал, что мы еще увидимся, но я ничего не ответила на это.
   Адам даже не смотрит в мою сторону. Я думала, что он тогда возненавидел меня, но только сейчас я поняла, как ошибалась.
   А я? Я просто иду вперед, стараясь ни о чем не думать, ведь если начну думать о том, что натворила, то просто сойду с ума.
  
  
  
   Конец второй части
  
  
  
  
  
   Час Испытания - Эпидемия
  
   Tracktor bowling Я помню
   TRISTANIA -The Shining Path 
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Zirex -2 Некс
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"