Fuchoin Kazuki, Midou Ban: другие произведения.

Зов природы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мидо Бан, Амано Гинджи, Фучоин Казуки и Акабане Куродо решили пойти в поход. Но когда у них все получалось легко и просто?..


   Зов природы
  
   -Бан-тян, а еще долго? - проныл Гинджи, поудобнее пристраивая на плечах лямки тяжелого рюкзака, - мне жарко!
   -Столько, сколько надо, - важно отрезал Бан, не отвлекаясь от карты, которую держал развернутой перед собой.
   Они шли по наезженной колее, пролегающей через безбрежное желто-зеленое поле. Сезон дождей давно миновал, поэтому земля была сухой и звонкой, а горячий воздух горько пах сухой травой и какими-то цветами. Где-то не досягаемой высоте пел жаворонок.
   Казуки и Куродо держались на пару шагов позади, на плечах у каждого из них тоже висело по рюкзаку. У Казуки он был красиво расшит блестками, а сам Повелитель Нитей заметно хромал.
   Бан шагал впереди всех, глубокомысленно уставившись в карту.
   - Бан-тян! - опять затянул Гинджи, - а почему мы на машине не поехали?
   - Потому что у нас ПОХОД!! - рявкнул Бан, - и ехать в душной машине по этой красоте - преступление! - и уже более скучным голосом добавил, - к тому же, ты знаешь, что у нас нет денег на бензин.
   Гинджи со вздохом оглядел красоту.
   Красота, действительно, наличествовала - впереди полнеба закрывала поросшая лесом гора, в траве по обочинам оранжевыми факелами светились лилии и какие-то желтые цветы, названия которых никто не знал. По ультрамариновому небу были разбросаны небольшие пятна облаков.
   - Бан-тян, а когда мы есть будем?
   - Когда придем! - отрезал тот.
   - Бан-тян, но мы уже много часов идем!! А когда?..
   - Цыц!!
   Бан вгляделся в карту, потом снова оглядел местность. Хотя он ни за что бы в этом не признался, но ничего общего обнаружить не удалось. С тоской подумав о том, как бы пригодился им сейчас JPS-навигатор, он снова уткнулся в бумагу.
   -Так, - бормотал он, - где-то тут должен быть лес и оборудованная стоянка...
   Лес в наличии имелся, правда, до него предстояло топать еще несколько километров, хотя, если верить карте, он должен был быть уже рядом.
   - Ну, Тарзан, конояро... - прошипел Бан, сжимая карту в кулаке.
   И правда, автором нарисованной схемы был именно Повелитель Зверей Фуюки Шидо, который, узнав, что ребята собираются выехать на природу, посоветовал им отправиться именно туда, сказав, что "там все совсем близко, с полчаса идти, и очень красиво".
   -Просто, понятие "недалеко" весьма относительно, - заметил до того молчавший Куродо. Он был одет в клетчатую рубашку и сильно потертые джинсы - когда ребята впервые увидели его в таком наряде, то сперва просто не узнали. Несмотря на шляпу, на сей раз ковбойского вида, у него уже обгорели нос и скулы. Несколько черных прядей прилипли ко лбу.
   -Во-во. Бешеной собаке пять верст - не крюк, - кивнул Бан.
   Куродо просто вздохнул, не найдя в себе сил возразить, потом посмотрел на Казуки.
   - Казуки-кун, позвольте мне понести ваш рюкзак.
   - С чего это? - слабо попробовал возмутиться тот.
   -С того, что у вас, похоже, проблемы с ногой, - объяснил Куродо.
   -Никаких у меня проблем! И вообще, они никуда не денутся, если я буду без рюкзака! - сам себе противореча, возразил Казуки.
   Он понуро брел позади всех, и косы его печально обвисли. Нос и скулы были красными сильнее, чем у Куродо, а очки-хамелеоны (надевать в поход контактные линзы он не рискнул) запотели. На самом деле, идея пойти в поход как раз таки принадлежала Казуки, который сказал, что больше не может сидеть в душном и пыльном городе и его со страшной силой тянет на природу. Видимо, в тот момент о таких тяготах похода, как то жара, тяжелый рюкзак, усталость и стертые ноги, он не думал.
   - Бан-тян, а может, прямо тут остановимся? - осенило Гинджи, - я есть хочу!
   Бан закатил глаза.
   - И что ты собрался есть?
   - Ну, мы же все взяли!! - радостно подпрыгнул Гинджи, - рис сварим, потом сделаем шашлык...
   - В ЧЕМ ТЫ РИС СВАРИШЬ?!? - рявкнул Бан на всю долину, - ты воду тут видишь?! Видишь обещанное этим бакаяро Тарзаном озеро?!?
   Гинджи старательно посмотрел по сторонам и честно ответил:
   -Нет.
   -Вот, и я не вижу, - подтвердил Бан.
   До леса они все-таки дошли и, оказавшись в тени деревьев, просто бессильно сползли на землю. Казуки положил повязанную красной банданой голову на свой рюкзак и закрыл глаза.
   Бан упал на траву рядом и, стянув с головы широкополую соломенную шляпу, стал яростно ею обмахиваться.
   - Яре-яре, - покачал головой Куродо, посмотрев на них, - отдохните пока, а я схожу поищу озеро. Думаю, раз Шидо-кун говорил о нем, оно все-таки должно быть где-то неподалеку...
   -Сиди уж, вместе потом поищем, - махнул шляпой Бан.
   Под деревьями было не так жарко и пахло прелой листвой. Куродо достал из рюкзака бутылку минеральной воды и протянул ребятам. Бан откупорил ее и молча протянул Казуки. Тот, бормотнув "домо", жадно присосался к воде. Гинджи, тем временем, уже шуршал в другом рюкзаке, и наконец, с победным кличем, извлек оттуда пачку печенья.
   -Гинджи, положи на место! - не меняя позы, скомандовал Бан.
   -Бан-тян, ну почему?!
   -Потому что запас провизии у нас не бесконечный, и нам нужно еще сутки чем-то питаться. Всем! И вообще, все, перекур закончен!
   Бан поднялся на ноги, закинул за плечо одолженную у Пола гитару - свою единственную ношу и хотел было снова развернуть карту, но передумал и, скомкав ее, сунул в карман.
   Гинджи тоже, с несчастным видом, поднялся на ноги и с трудом закинул рюкзак за спину - внутри обо что-то глухо стукнул котелок. Казуки же смотрел на свою поклажу примерно, как приговоренный может смотреть на топор палача. Не говоря ни слова, Куродо подошел и подхватил его рюкзак.
   - Надеюсь, что мы уже близко, Казуки-кун, потерпите еще немного.
   -Нет!! - взвизгнул Казуки, - отдай! Я что, девица, что ли? Я сам справлюсь!!
   Он вцепился в свой рюкзак такой отчаянной хваткой, что Куродо был вынужден разжать пальцы. С видом упрямого упорства Казуки сосредоточенно влез в лямки и, никого не дожидаясь, решительно зашагал вперед между деревьями.
   Правда, прошел он немного - вскоре лесная тропа раздвоилась.
   -Бан, куда дальше? - обернулся Казуки.
   Тот подошел и потер подбородок в задумчивости. Потом все-таки залез в карман и, достав скомканную карту, попытался отыскать на ней что-нибудь о развилке. Попутно он бормотал такие слова, что Куродо захотелось закрыть Гинджи уши.
   -Ну что? - не выдержал Казуки после пяти минут ожидания.
   Бан отвлекся от карты, поправил очки и авторитетно указал на правую тропинку.
   -Идем туда!
   Никто не стал спорить - выбранная Баном дорога спускалась вниз, в то время как левая карабкалась на гору.
   Казуки, по-прежнему сохраняя независимо-гордый вид, шагнул на тропинку, и... даже Бан не успел среагировать. Какой-то незаметный корень точно сам сунулся ему под ногу, и, вскрикнув, Казуки вместе с рюкзаком полетел под горку - только коса взметнулась в воздух. Остальные бросились следом, сталкиваясь на узком проходе между деревьями.
   Казуки сидел на земле несколькими метрами ниже, целый и невредимый, и держал перед собой рюкзак.
   -Ты живой?! - кинулся к нему Бан.
   -Казуки-кун, вы не ушиблись? Давайте я вам помогу, - Куродо протянул руку.
   - Блин, Шпулька, нельзя же так пугать!!! - Бан, действительно, держался за сердце.
   - Я... все в порядке... кажется, - Кзуки испуганно смотрел на них, вид у него был какой-то ошарашенный. А Гинджи вдруг подпрыгнул и заорал:
   - Бан-тян, смотри!!! Озеро!!!
   И действительно, выбранная тропа выводила из леса, но уже не в поле, а на покрытую водой пустошь. Тут и там блестела на солнце вода, а между тростников виднелся проложенный кем-то настил.
   -Ну все, Тарзан, хана тебе, - прошипел Бан, - это не озеро! Это болото!
   - Бан-кун, но мне кажется, тут все равно очень красиво... - подошедший Куродо смотрел поверх плеча Бана на открывшуюся долину, - и вода выглядит чистой...
   - Но это НЕ озеро! - рявкнул Бан, - и как мы поставим палатку на болоте???
   - Тут, наверняка, должны быть сухие места, - успокаивающе проговорил Куродо, - пойдемте, проверим. Казуки-кун, вы в порядке?
   -Конечно! - с вызовом отозвался тот.
   -Бан-тян, давай в лесу поставим палатку, а за водой будем ходить сюда! - предложил Гинджи. Иногда он бывал на удивление практичным и здравомыслящим.
   Бан поджал губы, похоже, он был раздосадован, что не ему это пришло в голову.
   - Ладно, - буркнул он, - впрочем, с палаткой можно и погодить, давайте, что ли, для начала пожрать приготовим, живот уже к спине прилип!
   -Полагаю, будет лучше, если едой займутся Гинджи-кун и Казуки-кун, а мы с вами, Бан-кун, пока поставим палатку, - нашел решение Куродо.
   -Какие все умные вокруг, плюнуть негде, - проворчал Бан, но возражать не стал.
   Место для стоянки выбрали у кромки леса - будто специально приготовленная кем-то площадка совершенно сухой земли пряталась под сводом нависающих веток деревьев.
   - Похоже, это Тарзан и назвал "оборудованной стоянкой", - не удержавшись, ввернул Бан, оглядываясь. Впрочем, место, и правда, было хорошее - сухое, защищенное от солнца и с прекрасным видом на долину.
   Из рюкзака Куродо был извлечен сверток с палаткой, которую ребята, как и котелок, одолжили у Натсуми, оказавшейся заядлой походницей. Бан начал развязывать ремни, стягивавшие сверток, а Куродо, тем временем, внимательно оглядывал место будущей стоянки, отыскивая и выкидывая крупные ветки и камни. Акабане как раз замахнулся, чтобы отбросить подальше очередную сухую палку, когда позади него раздался страшный вопль Бана:
   - Это что вообще такое?!? КАКОГО ХРЕНА???
   С деревьев посыпались ветки, сводя на нет всю работу Куродо, из кустов шумно выпорхнула вспугнутая птица.
   -Бан, что случи... - начал было повернувшийся на крик Казуки, а потом они с Гинджи, не сговариваясь, сложились пополам от хохота. Палатка, которую распаковывал Бан, оказалась поросячьего розового цвета с разбросанными по этому фону белыми котятами.
   -А что, гламурненько! Бан, ты долго выбирал расцветочку? - простонал от смеха Казуки.
   - Я выбирал?!? - похоже, Бан сейчас был не в состоянии оценить юмор, - это Натсуми дала! Ну не ожидал от нее, ксоо!!! Нет, в эту палатку орэ-сама не войдет!
   Бан демонстративно бросил свернутую палатку на землю.
   -Бан-кун, я думаю, в палатке главное - не расцветка, а качество. Она не должна протекать, - заметил Куродо, - к тому же нас тут никто не видит.
   Он подобрал брошенный сверток и принялся самостоятельно раскладывать ее на земле и собирать гибкие дуги.
   - Бан-кун, не подержите дугу, пока я закреплю ее с другой стороны? - попросил он, когда все было готово.
   - Ты что, правда собираешься лезть в этот розовый кошмар?! - вытаращился Бан.
   - Мне показалось, что другой палатки у нас нет, а к ночи наверняка похолодает, - заметил в ответ Куродо.
   Между тем, все еще хихикающий Казуки отправился в лес за дровами для костра, а Гинджи сосредоточенно выкладывал из рюкзака еду. Тут было несколько коробочек с бенто, которое надлежало съесть сразу, пока оно не испортилось, пакет с солеными онигири, отдельный кулек с овощами, рисом и несколько банок консервов. Это, не считая галет, пачки чая, кофе, сахара, шоколадки и энного количества банок пива.
   - Бан-тян, это нужно съесть! - объявил Гинджи, предъявив бенто, и тут же, не дожидаясь реакции, с энтузиазмом принялся за дело.
   - Ксо, Гинджи!! Я тоже хочу! - рванулся к нему Бан, и Куродо осталось только печально посмотреть ему вслед - розового монстра явно предстояло собирать в одиночку.
   Внезапно в самых густых зарослях кустов послышалась какая-то возня, а потом сквозь них продрался Казуки, прижимающий к груди охапку хвороста. На щеке у Мастера Нитей алела свежая царапина, а в волосах запутались какие-то сухие цветочки.
   -Ой, вы уже едите?
   - Не, это мы только тренируемся, - сообщил Бан, открывая вторую коробку, - давай, налетай, пока еще что-то осталось. Куродо, а ты чего там ворон считаешь?
   -Бан-кун, кому-то нужно поставить палатку...
   -Да, потом поставишь эту мечту Перис Хилтон, - махнул рукой Бан, - иди ешь, а то тут Гинджи, а это значит, что лучше не зевать.
   -Бан-тян, ты же знаешь, я много энергии трачу на электричество, поэтому все время хочу есть! - обиженно протянул тот.
   - По-моему, ты сегодня еще на столько не наискрил, - хмыкнул Бан, красноречиво посмотрев на бенто.
   - Бан-кун, у Гинджи-куна растущий организм, ему необходимо питаться, - Куродо все-таки тоже подошел и взял один кусочек.
   -Он что, до размеров слона собирается вырасти? - Бан покосился на друга, - и так вон, какая оглобля!
   -А, может, все-таки сначала костер разведем? - Казуки свалил принесенную охапку дров рядом с будущим кострищем, которое до этого Гинджи старательно обложил камнями.
   -Дров мало! - авторитетно заявил Бан, ища, чем бы вытереть руки.
   Казуки на всякий случай подтянул косу к себе поближе, а Куродо, порывшись в кармане, протянул Бану платок.
   - Домо, - кивнул тот, - ща я принесу настоящих дров! А вы тут пока того... обустройте.
   С этими словами Бан скрылся в лесу.
   Куродо вернулся к установке палатки - на сей раз, при помощи Казуки, а Гинджи принялся чистить овощи, что-то напевая себе под нос.
   Вскоре, гламурно-розовая палатка была установлена, а в нее перенесены все вещи.
   - А где Бан-тян? - Гинджи вдруг поднял голову от котелка, куда складывал овощи. Куродо обернулся, нахмурившись:
   - И правда, что-то Бан-куна давно нет. Надеюсь, он не заблудился... Я схожу, поищу его, если вы не против.
   И в этот момент из леса послышался треск и ругань Бана. Он шумно продирался через заросли кустов, волоча за собой целое сухое дерево.
   -Бан-кун, где вы это взяли? - поразился Куродо.
   -В магазине купил, - буркнул тот, подтаскивая массивный ствол к месту стоянки, - вот! Это дрова!
   -Ух ты, Бан-тян! Прям целое дерево! - восхитился Гинджи.
   -Так, это нужно порубить! - распорядился Бан.
   - Аааа... - начал было Куродо, но Бан его решительно прервал:
   - А у тебя, вроде, должен быть топор.
   После чего пошел инспектировать почищенные Гинджи овощи, которые Казуки вытряхнул из котелка на расстеленный полиэтилен. Сам же Повелитель Нитей направился к воде.
   Несмотря на то, что это было явное болото - вся пустошь оказалась затоплена, и то тут, то там ослепительно блестели отраженным солнцем небольшие озерца - вода оказалась на удивление чистой. Вот только почва под ногами, обутыми в новенькие (и оттого отчаянно натирающие) сандалии, оказалась очень ненадежной. Под слоем болотной травы явно угадывалась зыбь, а следы тут же наполнялись водой.
   Поэтому Казуки старался, где это возможно, идти по деревянному настилу, проложенному между участков открытой воды, и только выбрав один из водоемов, спустился к нему. При взгляде на эту местность невольно вспоминались истории о русалках и водяных, утаскивавших под воду зазевавшихся путников. Поежившись, Казуки на всякий случай подобрал свои длинные косы.
   Но, одновременно, пейзаж завораживал. Вдалеке взлетела над зарослями осоки целая стайка куликов, а жаркий ветерок волнами проходил по долине, шурша травой и пуская рябь на озерные зеркальца.
   Набрав воды в большой котелок, Казуки с заметным усилием поднял его и поволок обратно к стоянке, откуда уже доносился громкий безапелляционный голос Бана. Когда Повелитель Нитей подошел ближе, выяснилось, что Бан руководит Куродо, который рубит сухое дерево на дрова.
   Поставив котелок возле кострища, Казуки подошел к Бану и тихо заметил:
   -Ты б лучше помог Куродо.
   -Я?? - вытаращился Бан.
   - Ну ему же тяжело одному это все делать! - зашептал Казуки на самое ухо Бану, так, чтобы Куродо не услышал, - ты же сам знаешь, что ему больно!
   Возмущение на лице Бана уступило место растерянности - очевидно, он совершенно забыл об этом обстоятельстве, а Куродо старался никогда не показывать того, что чувствует, если приступ не становился слишком сильным.
   -Ты... это... помоги Гинджи рис сварить, - пробормотал Бан, забирая у Куродо топор, - а то он сыпанет столько, что мы потом кашу будем по всему лесу собирать.
   - Бан-тян, я умею кашу варить! - возмущенно откликнулся Гинджи.
   - И где это ты научился? - прищурился Бан.
   - А еще в Мюгенджо! - улыбнулся тот, - мне там самый главный секрет приготовления рассказали!
   - Это какой же, Гинджи-кун? - приподнял бровь Куродо.
   - Каши должно быть МНОГО!
   Все трое засмеялись, а потом к ним присоединился и счастливый Гинджи.
   -Тогда я вам отрою еще один секрет, Гинджи-кун, - широко улыбаясь начал Куродо.
   -Ой, а какой? - Гинджи весь обратился в слух.
   -Каши должно быть не больше, чем вмещает посуда.
   Бан и Казуки опять рассмеялись, а Гинджи недоуменно посмотрел на котелок.
   - Не, он же большой! - уверенно заявил он, - и вообще, если что-то начнет вылезать, нужно это просто съесть, - и щедрой рукой сыпанул туда еще порцию крупы.
   Поев, все занялись своими делами. Гинджи ускакал в лес, получив строгую инструкцию не упускать из виду костер и не потеряться, Казуки отправился на болото собирать лекарственные травы и фотографировать (у него была простенькая "мыльница" Cannon), Куродо пошел мыть посуду, а Бан развалился на своей "пенке" и задумчиво смотрел в виднеющееся сквозь листву деревьев небо. Он уже сменил гнев на милость и был склонен думать, что их поход - все-таки не такая уж дурацкая затея, а место тут очень красивое.
   И пребывал он с этой мыслью как раз до момента, как Гинджи появился из леса. На симпатичной мордашке были написаны восторг пополам с гордостью.
   -Бан-тян, смотри, что я нашел!
   -Что там еще? - лениво протянул Бан.
   Гинджи опустился на землю рядом с другом и разжал ладонь...
   Вопль, разнесшийся над лесом, был исполнен того леденящего, безысходного и всеобъемлющего ужаса, какой испытывает человек в случае смертельной и неотвратимой опасности. Он словно метался среди деревьев, заставляя листву трепетать, а птиц - вспархивать с насиженных мест. Он был ужасен.
   Услышав его, Куродо вздрогнул и упустил одну из мисок в озерцо, где ее мыл, а потом вскочил и молнией метнулся к месту стоянки. Скальпели его уже были выпущены и готовы к бою - а что придется встретиться с чем-то ужасным, сомневаться не приходилось.
   С другой стороны туда уже спешил Казуки. Лицо его, почему-то, было перепачкано тиной, а в руке он сжимал свои катушки. К палатке они с Куродо подбежали практически одновременно, но застали там только Гинджи, с потрясенно-растерянным видом сидевшего на земле и смотревшего куда-то вверх.
   - Что случилось, Гинджи-кун? - Куродо быстро огляделся, выискивая следы нападения, - где Бан-кун?!
   - Это он кричал? - подхватил Казуки.
   - Я... я не хотел... я ведь просто показал, и все... - с виноватым видом сбивчиво пробормотал Гинджи, - но оно ведь такое классное! Я его сам нашел!
   - Гинджи-кун, - очень ровным голосом проговорил Куродо, - где Бан-кун?
   - Я не нарочно... - на всякий случай еще раз уточнил Гинджи, и поднял руку, - Бан-тян вон там.
   Куродо и Казуки разом повернули головы в указанном направлении и сначала не могли понять, что Гинджи и имеет ввиду, но вдруг... среди веток дерева, на высоте примерно метров пяти от земли, мелькнула цветастая футболка Бана. Он сидел там, вцепившись в ствол обеими руками, и на лице его имелось выражение, которое Куродо затруднился бы описать словами.
   - Бан-кун... - со вздохом облегчения Акабане спрятал скальпели, - что случилось? Что вы там делаете?
   -Бан-тян, спускайся, я его уже выпустил! - жалобно попросил Гинджи.
   -Кого - его, Гинджи-кун? - с интересом спросил Куродо, пытаясь представить, что могло напугать непобедимого Мидо Бана до такой степени.
   -Я не знаю. Оно было большое, синее и с такими длинными красивыми усами! - всхлипнул Гинджи, а Казуки опасливо уточнил:
   -А ты его далеко отнес?
   -Туда, в кусты, - махнул рукой Гинджи, - и оно сразу убежало.
   Казуки поежился.
   -Бан-кун, уже все в порядке. Спускайтесь, - Куродо с трудом сдерживал улыбку.
   -Я... н-не... м-могу! - заикаясь сообщил с высоты тот.
   -Почему, Бан-кун? Тут удобные ветки, вы не упадете.
   - Я не спущусь!!! - с какими-то истеричными нотками выкрикнул тот.
   - Но почему, Бан-кун?
   - Оно где-то там, внизу!!! Бегает! - Бан еще крепче вцепился в дерево. А Куродо, на секунду задумавшись, вдруг спросил с интонацией Доктора Шакала:
   - Бан-кун, а вы думаете, по дереву никто не бегает?
   Вопреки всем законам физики Бан взвился вверх, а потом, ломая ветки и обрывая листья, полетел на землю, шлепнувшись точно на собственную "пенку".
   -Ух ты, Бан-тян, ты такого даже в Мюгенжо не делал! - восхитился Гинджи.
   Бан же уселся на "пенке", подобрав ноги и зыркая глазами по сторонам. Казуки тоже как-то опасливо оглядывался и то и дело машинально отряхивал одежду.
   -Вот уж не думал, что вы так боитесь насекомых, Бан-кун, - улыбнулся Куродо.
   -А что?! - возмутился тот, - орэ-сама - тоже живой человек!
   - Яре-яре... - Куродо улыбнулся и опустил глаза, в который сейчас светилась нежность пополам с лукавой смешинкой, - в таком случае, хорошо, что я был готов к подобному. Правда, я взял это, скорее, для Казуки-куна...
   С этими словами, Куродо вытащил из рюкзака большой тюбик репеллента.
   - Пожалуйста, пусть все намажутся, и тогда ни одно насекомое близко не подойдет.
   -Дай! - Бан выхватил у Куродо репеллент и умчался с ним в кусты - видимо, решил намазаться с ног до головы.
   -Бан-кун, оставьте хоть немного для Казуки-куна, насколько я понимаю, он тоже боится насекомых, - напомнил Куродо. Казуки отчаянно закивал.
   Впрочем, мази ему досталось ровно столько, чтобы хватило намазать руки и ноги - Казуки был в обтрепанных по краям шортах и своей заслуженной бело-зеленой футболке.
   Бан же опять уселся на "пенку", очень ровно и напряженно, и стал зорко осматриваться по сторонам, очевидно, проверяя, подлетит к нему кто-нибудь, или нет. Казуки, взвизгнув: "Ой!!! Я же фотоаппарат забыл!" - умчался обратно на болото, а Куродо вернулся к мытью посуды, прихватив с собой Гинджи.
   - Бан-кун, присмотрите за кашей, онегай, - попросил он.
   Постепенно Бан успокаивался - насекомых, крупнее муравьев и всяких безвредных мошек, рядом не наблюдалось, а вся обстановка располагала к умиротворению. Солнце начало клониться к западу - оно уже не жарило, как днем, а ласково грело, окрашивая все вокруг в теплые цвета. Озерца на болоте казались наполненными расплавленным золотом.
   Блаженно улыбнувшись, Бан растянулся на "пенке" и опять стал смотреть в высокое небо. Нет, все-таки здорово, что они выбрались сюда. И вообще, что сошлись все вместе... Раньше Бан был уверен, что ему никто не нужен, что лучше всего для него - быть одному. Потом, встретив Гинджи, он понял, что обрел настоящего друга, недостающую часть себя самого - и теперь-то уж точно ни в ком больше не нуждается.
   Но сейчас, когда они были вчетвером, Бан вдруг неожиданно понял, что... что ему просто хорошо. Хорошо с добрым, гордым и таким невезучим Казуки, и совсем уж неожиданно хорошо с Куродо, который...
   Додумать эту мысль Бану было не суждено - его внимание привлек странный запах. Он принюхался - пахло как будто горелым, но нигде не наблюдалось никакого дыма: не горел лес, не поднимались черные клубы над горизонтом, где остался город, ни одна горящая хворостина не выпала из костра... Костра!.. Каша!!!
   Бан кинулся к котелку, распространяющему этот самый запах горелого, схватил его за дужку, обжегся и, отчаянно матерясь, едва не уронил в костер - та оказалась раскаленной.
   Наконец, Бан грохнул источающий подгорелые ароматы котелок на землю рядом с костром и принялся, шипя, дуть на обожженные пальцы, на которых остались багровые следы. И именно в этот момент от озера на полянку поднялись Куродо и Гинджи, каждый с горкой чистой посуды.
   -Бан-кун, что случилось? - нахмурился Куродо, а Гинджи, потянув носом воздух, горестно уточнил:
   -Каша сгорела, да?
   -Не каша, а рука, блин! - буркнул Бан и, подумав, добавил, - ну, и каша тоже.
   -Ой, надо ж было ее мешать! - воскликнул Гинджи.
   -А я откуда это знать должен?! - напустился на него Бан.
   - Бан-тян, а ты не знал?! - в глазах Гинджи отразилось настоящее потрясение от того, что "Бан-тян" может чего-то не знать.
   - Ксо!! Откуда мне знать, я что, варил ее когда-нибудь?! - рука болела все сильнее.
   Куродо, между тем, полез в свой рюкзак и, достав оттуда еще один тюбик, подошел к злому и расстроенному Бану:
   -Бан-кун, дайте, пожалуйста, руку, я обработаю ожог.
   -Да ну, ерунда какая, - отмахнулся тот и почему-то смутился, - само пройдет.
   Вдруг что-то вспыхнуло, и довольный голос Казуки сообщил:
   -Должна получиться отличная фотография!
   - Чего?! - Бан недоуменно вскинулся, - какая еще нахрен фотография?
   - Ты и Куродо! - пояснил сияющий Казуки, - ты тут с таким необычным выражением лица, Бан!
   -Вот я тебе сейчас покажу "необычное выражение лица"! - взревел тот и, вскочив на ноги, погнался за Казуки, который метнулся прочь и, весело смеясь, побежал в сторону болота. Фотоаппарат он, впрочем, успел бросить на "пенку", и Гинджи с Куродо тут же бросились с интересом разглядывать получившийся снимок. А Бан, выкрикивая смутные, но ужасающие, угрозы, ринулся следом за Казуки, коса которого металась впереди между деревьями. Выскочив на деревянный настил, Казуки побежал по нему, правда, он начал все сильнее прихрамывать, но упрямство не позволяло остановиться.
   Однако вскоре не слишком спортивный Мастер Нитей запыхался, что дало возможность Бану все-таки ухватить его за косу.
   -Попался! - радостно констатировал он.
   - Пусти!! - Казуки возмущенно попытался вырвать косу из рук Бана, но это было совершенно безнадежно.
   - Пустить? - приподнял бровь тот, - только после воспитательной работы!
   - Какой еще работы! - Казуки снова дернул косу.
   - А вот такой!! - и, хватив Мастера Нитей в охапку, Бан легко поднял его над землей... и опустил в ближайшее озерцо.
   Казуки по-девчачьи взвизгнул и машинально схватился одной рукой за бубенчики, а второй - за очки, чтобы не потерять и те, и другие. В озере оказалось примерно по пояс теплой воды, а еще там было много тины и каких-то других водных растений. Поэтому, когда совершенно мокрый Казуки поднялся на ноги, его прическа оказалась украшена зелеными комками и листьями.
   Бан, стоя на досках и скрестив руки, удовлетворенно смотрел на него сверху вниз.
   - Вот теперь и я могу оценить, что такое "необычное выражение лица", - с довольным видом заметил он.
   Казуки попытался протереть очки мокрой полой футболки, не преуспел в этом, сунул их в задний карман шортов и, скакнув на мостки, резко дернул Бана за руку. Тот, не ожидавший такой прыти от мокрого Мастера Нитей, не удержал равновесия на скользких бревнах и полетел вслед за ним в воду.
   Появившись над поверхностью воды, Бан имел вид зверского чибика, казалось, даже из ушей его сейчас повалит пар. Но, глянув на уже совершенно мокрого и перепачканного тиной, но теперь ужасно гордого, Казуки, он вдруг громко расхохотался. Мгновение спустя, и Мастер Нитей присоединился к нему.
   Они еще долго плескались в теплой воде, хохоча и окуная друг друга с головой, а потом уставшие и счастливые вылезли на мостки, чтобы перевести дух.
   -Надо бы одежду высушить, заметил Бан, стягивая футболку и выкручивая из нее воду, - ксо, и в кроссовках вода! Тебе-то хорошо в своих сандаликах.
   Казуки болтнул ногами, обутыми в новенькие и совсем не пострадавшие от воды босоножки, и вздохнул:
   -Да, не очень-то хорошо...
   Он стянул с сандалию с ноги, на коже которой отпечатался след ремней, местами кровоточащий.
   -Ни хрена себе! И ты так шел? - глаза Бана полезли на лоб.
   -Ну да. А что было делать?
   -Ну, а какого ты надел в поход новую обувь, бака?!
   -Так, старые порвались совсем - пришлось выбросить, - смутился Казуки, - да ничего, я их разношу постепенно...
   -Мог бы хоть пластырем заклеить! - продолжал отчитывать его Бан.
   - Да я не взял с собой... - промямлил Казуки, - и это останавливаться надо... и вообще некрасиво...
   - Ксо! Бака! Зато так очень красиво! - рявкнул Бан, - ну ничего, сейчас я тебя сдам Куродо!
   - Я тебя самого сдам! - вскинулся Казуки, - у кого рука обожженая!
   -Ой, подумаешь! - протянул Бан, - подорожник приложить - и всего дел.
   -Ну, вот и я приложу! - упрямо заявил Казуки, поднимаясь на ноги.
   На их поляне он замотался до горла в плед, который прихватил из дома, и только под ним стянул футболку и шорты, чтобы просушить их над огнем.
   - Казуки, а ты чего так закутываешься? - вдруг с интересом спросил Бан. Сам он переоделся в захваченные из дому плавки, и теперь загорал, развалившись на "пенке", - вроде, тебе скрывать нечего, все на месте.
   Казуки покраснел до корней волос и промямлил что-то на тему "стесняюсь".
   -Чего стесняться-то? Ты ж не девица, - удивился Бан, - а мы тут - все свои.
   Мастер Нитей опустил глаза. Как объяснить, что он всю жизнь стеснялся своей щуплости и отсутствия явно выраженной мускулатуры, того, что фигурой больше напоминает подростка, нежели двадцатитрехлетнего парня, а еще - своих многочисленных шрамов.
   - Или че, дворянам загорать не положено? - продолжал развивать мысль Бан, - так и будешь сидеть при полном параде? Ты ж сваришься!
   - Я привык... - выдавил Казуки, поспешно отвернувшись к котелку, где уже варилась новая порция каши. Предыдущая, подгоревшая, уже покоилась в желудке Гинджи - он очень активно пробовал, сгорела она, или все-таки осталась съедобной.
   Коварно хихикнув, Бан одним гибким движением поднялся на ноги, подошел к Казуки и просто вытряхнул Мастера Нитей из одеяльного кокона.
   -Так-то лучше будет, - заключил Бан, отбрасывая плед в сторону.
   - Ай!!! Бан, не смей!!! - рука Казуки метнулась сначала к катушкам, потом к мокрым волосам, точно он хотел закрыться ими, и в итоге, он просто бросился к палатке, но Бан схватил его за руку.
   - Шпулька, прекрати, - серьезно сказал он, - это же мы, ты чего?
   Казуки, оставшийся в одних темно-синих с белой полоской плавках, замер - тонкая фигурка с острыми лопатками, обтянутыми покрытой ниточками шрамов кожей, прямые, чуть сутулые плечи, строптиво вскинутая голова.
   - Ну, и все у тебя в порядке, - Бан окинул его взглядом, - успокойся.
   - Бан-кун, - Куродо, нахмурившись, подошел, - если Казуки-кун хочет остаться одетым, думаю, не стоит заставлять его силой...
   -С комплексами надо бороться, а не потакать им! - наставительно поднял палец Бан, - вот, чего он жмется? Нормальный парень с нормальной фигурой, а ведет себя, как девица, с которой купальник смыло!
   - Я не девица!!! - взвизгнул Казуки на весь лес, вырывая руку у Бана.
   - Ну так, а я о чем? - пожал плечами тот, - а как ведешь себя?
   - КАК??? - плечи у Казуки начали подрагивать.
   Бан закатил глаза и пробормотал "качин".
   -Вы нормально себя ведете, Казуки-кун, - снова вступил в разговор Куродо, - просто, не стоит стесняться собственной внешности, она у вас замечательная. И, смею полагать, более ширококостная или мускулистая фигура пошла бы во вред вашей технике.
   -Да! - звонко отозвался Казуки.
   -Ну, вот, и не стоит переживать или стесняться. Уверен, вашей внешности очень многие завидуют, - Куродо говорил, не меняя своих мягких интонаций, а Казуки как-то сразу расслабился и даже улыбнулся.
   -Вы... ты... правда так считаешь? - он переступил босыми ногами.
   -Я правда так считаю, Казуки-кун.
   -Почему же тогда на меня девушки не смотрят?
   - Ой, да тут та же история, что и со мной! - отмахнулся Бан, - они, как нас видят, тут же думают: "Ну, такой шикарный парень, конечно, уже занят! На меня он и не посмотрит!" Ну, и стесняются подойти. - Мрачно закончил он.
   -Или ждут, что вы сами проявите инициативу, - уточнил Куродо.
   -Я? - почему-то испугался Казуки.
   -Думаю, да. Девушки любят, чтобы их завоевывали, - со знанием дела заметил тот.
   -А ты специалист, как я погляжу, - прищурился Бан.
   -Это в прошлом, Бан-кун, - отрешенно отозвался Куродо.
   - А в прошлом, значит, был? - Бан приподнял брови.
   - Вас в этом что-то удивляет, Бан-кун?
   Бан окинул высокую стройную фигуру Куродо внимательным взглядом и почему-то вздохнул.
   - Вообще-то, нет... А сейчас чего?
   Лицо Куродо вмиг стало непроницаемым, он откашлялся и прежним спокойным тоном сказал, повернувшись к Казуки и будто не заметив вопроса Бана:
   -Так что, будьте просто посмелее, Казуки-кун, и поувереннее в себе.
   -Кстати, а ты сам-то чего застегнутый сидишь? Жарко же, - прищурился Бан.
   - Вы прекрасно знаете, как выглядит мое тело под одеждой, - тем же спокойным тоном проговорил Куродо, - это не будет приятно ни мне, ни кому-либо из присутствующих.
   -Что? Та пара шрамов? - поднял брови Бан, - тоже мне... Тогда ведь, на дороге, ты запросто разделся!
   -Согласитесь, это было лучше, чем оставаться в горящей одежде и плавящихся печатках, - улыбнулся Куродо, - сейчас же такой острой необходимости нет. Кроме того, дневная жара спала - мне вполне комфортно.
   -Да ну вас, - фыркнул Бан, а повеселевший Казуки хихикнул. Он так и остался в плавках и, вытащив свою "пенку" на солнце, растянулся на ней в полный рост.
   - Так, Гинджи! - Бан ощутил, что пора ему кем-нибудь покомандовать, - мы что, так и будем голый рис жрать? Кому все остальное тащили?
   - Ой, так я сейчас! - Гинджи с энтузиазмом начал чистить и резать уже помытые овощи, - Бан-тян, а ты пока консервы открой!
   -Шпулька, открой консервы, - тут же перепоручил Бан и начал выкладывать из рюкзака Гинджи банки с пивом.
   Казуки тут же принялся за дело, ловко орудуя консервным ножом.
   Когда все было готово, солнце уже скрылось за покрытыми лесом вершинами гор, и на землю спустилась вечерняя тишина. Ребята подбросили побольше дров в костер, освещавший теплым оранжевым светом круг, где они сидели. Еда - рис с овощами и рыбные консервы - была приготовлена, банки с пивом открыты. Вечерний воздух был теплым, свежим и наполненным ароматом трав.
   - Кампай! - провозгласил Бан, подняв руку с зажатой в ней банкой пива, и, словно в ответ ему, с болота донеслось явственное:
   - Угу!
   -Это что за хрень такая? - покосился в сторону звука Бан.
   -Может, филин? - прошептал Казуки.
   -Сам ты филин! Откуда он возьмется на открытом болоте, да еще и на свету?
   Действительно, если под кронами деревьев, где сидели ребята, было уже почти темно, то болота еще явственно виднелись в прозрачном серебристом воздухе.
   -Да, это не похоже на звуки, которые могло бы издавать живое существо, - кивнул Куродо.
   -Тогда это, наверное, привидение! - карие глаза Гинджи вспыхнули детским опасливым восторгом.
   Казуки поежился и придвинулся ближе к костру, а Бан фыркнул:
   -Ты что, фильмов ужасов обсмотрелся?
   -Бан-тян, где я мог их обсмотреться? - возмутился Гинджи, на что Бан не нашел, что возразить.
   -Я слышал, что болота иногда издают разные странные звуки, - почему-то шепотом поведал Казуки.
   -Это как? - опешил Гинджи.
   -Ну, не знаю. Там, видимо, процессы какие-то...
   -Возможно, это на поверхность выходит болотный газ, - предположил Куродо, - во всяком случае, думаю, что звуки эти имеют вполне земное происхождение.
   Будто подтверждая его слова, с болот снова донеслось замогильное "угу".
   - Ай! - со смесью восторга и ужаса подпрыгнул Гинджи, - Бан-тян, пошли, посмотрим!
   - На что? - не понял тот.
   - Ну, на эти... процессы! - Гинджи потянул Бана за собой, но тот досадливо скривился.
   - Слушай, давай сначала поедим спокойно! Процессы никуда не денутся!
   "Угу!" - согласилось болото.
   Гинджи несколько секунд раздумывал, разрываясь между желанием поесть и приобщиться к "процессам", от напряжения у него с пальцев даже посыпались синие искры, но, все же, голод возобладал над любознательностью.
   Между тем, окончательно стемнело, и в безлунном небе начали зажигаться яркие точки звезд.
   После риса с овощами на свет была извлечена шоколадка и печенье, а во втором, небольшом, котелке Казуки заварил чай с душистыми, только что собранными, травами. Ребята умиротворенно сидели вокруг потрескивающего костра, хотелось просто расслабиться и наслаждаться жизнью.
   - А давайте страшные истории рассказывать! - вдруг предложил Гинджи.
   -Мало тебе их в жизни было? - сдвинул брови Бан, доставая из чехла гитару.
   -Бан-тян, а ты разве играть умеешь? - удивился Гинджи.
   -Нет, блин, я ее на дрова сюда припер.
   Бан пристроил гитару на колене и провел пальцами по струнам.
   - Бан, спой, пожалуйста! - тут же улыбнулся Казуки.
   - Ладно... только потом ты! - подмигнул Бан. Он задумался на секунду, а потом заиграл - мелодия была стремительной, немного тревожной, точно зовущей за собой.
  
   Снова в пламени костра
   Вижу свет звезды далекой,
   Что печалью одинокой
   Мне сияет до утра.
   Это пламя - легкий пепел,
   Что с утра развеет ветер...
   А мне выпал странный жребий
   Видеть звезды в его свете.
  
   Снова в пламени свечи
   Вижу я судьбы плетенье,
   И, как грозные знаменья,
   Образы встают в ночи.
   Это пламя теплым воском
   Мне прольется на ладони...
   Жить, поверьте мне, непросто
   Тем, кто видит, тем, кто помнит.
  
   Снова в пламени сердец
   Вижу вечную тревогу,
   И опять уйдет в дорогу,
   Как во все века, певец.
   Это пламя ярко светит
   Сквозь туманы, через стужу...
   А я вновь иду за летом,
   От зимы спасая душу.
  
   А я вновь иду сквозь полночь,
   Нет конца моим дорогам...
   Снова видеть, знать и помнить,
   И лишь ночь ждет за порогом.
  
   - Как здорово! - прошептал Казуки, когда песня закончилась, - а чьи это стихи?
   Бан почему-то смутился и только что-то неразборчиво пробормотал в ответ, но Гинджи тут же громко пояснил:
   - Это Бан-тяна!
   -Бан-кун, вы очень талантливый молодой человек, - серьезно сказал Куродо.
   -Да ну... ерунда какая... - пробормотал тот и всучил гитару Казуки, - пой!
   Тот улыбнулся, прекрасно поняв смущение Бана.
   -Бан, ты правда отличные стихи написал. Споешь потом еще что-нибудь свое?
   -Посмотрим... - буркнул тот, - давай, ты сначала.
   Казуки на миг задумался, а потом снова улыбнулся.
   -Вообще-то, я это под кото пою, но сейчас попробую переложить для гитары...
   Фучоин Казуки - Karin.mp3
   В отличие от темпераментных песен, который Казуки исполнял в "Желтой хризантеме" в тот памятный вечер, когда они все напились, эта была спокойной и ласковой. И говорилось в ней о том, как здорово найти тех, кто тебя любит и с кем тебе хорошо. И ради этого счастья стоит жить и ждать...
   - Это ты написал? - спросил Бан, хотя и так был уверен - очень уж эта песня подходила Казуки. Тот только смущенно улыбнулся и кивнул, а потом напомнил:
   - Бан, ты обещал еще спеть!
   - Ну, вообще-то, не обещал... - пробурчал тот, но Казуки уже сунул гитару ему в руки, а Куродо улыбнулся:
   - Пожалуйста, Бан-кун. Мне бы очень хотелось еще послушать ваши стихи.
   Бан помолчал немного, радуясь, что полумрак и алые отблески костра скрывают то, как он покраснел, а потом вдруг озорно ухмыльнулся.
   - Ладно, если вам так хочется, спою песенку, которую орэ-сама еще в детстве написал. Мне всегда, почему-то, хотелось спеть ее вот так, в лесу, у костра...
   Бан задумчиво провел рукой по струнам, точно вспоминая что-то, а потом тряхнул черными волосами и запел:
  
   Мой бубенчик маленький,
   Колокольчик старенький
   Весело звени...
  
   Ночь пришла прохладная,
   Звезд пора закатная -
   Зажигай огни.
  
   Ветер в небе кружится,
   Дождь оставит лужицы -
   Все к добру для нас!
  
   Утро встретит ясное,
   Прочь, пора ненастная,
   Ждет рассвета час.
  
   -Какая прелесть, Бан-тян! - Гинджи даже в ладоши захлопал, а потом вздохнул, - а мне в детстве никогда таких песен не пели...
   -Как будто мне пели... - буркнул Бан, - у меня фантазии не хватит - представить свою бабку, поющей колыбельные.
   -Мне тоже никто не пел... - тихо сказал Казуки, - наверное, им и в голову не приходило... Куродо, а тебе?
   -Нас в приюте было слишком много, чтобы каждому петь песню на ночь, Казуки-кун, - отрешенно улыбнулся тот.
   - Тогда, значит, нужно петь сейчас! - просиял Гинджи.
   - Вот я и спел, - хмыкнул Бан, он явно чувствовал себя смущенным и, чтобы сменить тему, заметил, - что-то давно на болоте ничего не ухало.
   - А оно тоже слушает, - улыбнулся Казуки.
   Все ждали, что болото сейчас подтвердил его слова, но этого не произошло, зато протяжно и печально прокричала выпь. Все притихли, слушая ночной лес. Шелестел ветер в кронах деревьев, что-то шуршало в траве, то и дело вскрикивали козодои, а потом где-то очень далеко подала голос сова. В эту стройную симфонию незаметно вплеталось потрескивание дров в костре и звон комаров...
   - Э!!! - вдруг вскинулся Бан, - а какого хрена тут комары делают?! Куродо, ты ж сказал, что мы намажемся этой твоей гадостью, и никто не подлетит!
   - Вообще-то, - заметил Куродо, - "гадостью" намазался только ты и, немного, Казуки-кун, но и вы успели ее смыть во время недавнего купания. Так что...
   Звон комаров угрожающе нарастал.
   - А ты, конечно, не догадался взять два тюбика!! - напустился на него Бан.
   -Увы, Бан-кун, у меня был только один, - развел руками Куродо, - но, вообще-то, его должно было хватить на всех.
   От комаров, которые на болоте оказались особенно крупными и голодными, отбивались подручными средствами: Бан курил, чтобы отпугнуть их дымом, Казуки снова завернулся в плед - благо, стало довольно прохладно, Гинджи махал руками и иногда искрил, Куродо отмахивался шляпой.
   - Нет, это, в конце концов, унизительно!!!!! - вдруг заорал на весь лес Бан, - мы, четверо лучших бойцов во всем Токио... всей Японии!!! И не можем ничего сделать с какими-то погаными комарами!!! УКУС ЗМЕИ!!!!!
   С этим воплем он прихлопнул на себе особенно наглого комара.
   -Бан-тян, он ведь живой! - вдруг огорчился Гинджи.
   -Уже нет, - кровожадно сообщил Бан.
   -Бан-тян, убивать нехорошо!!
   -А быть заживо съеденным каким-то мелкими кровососами - хорошо? - прорычал тот.
   - Но, Бан-тян...
   - Они мою кровь пьют!!!
   - Может быть, нам переместиться в палатку? - вдруг вставил Куродо, - там есть противомоскитная сетка...
   - В этого розового монстра?! Ни за что! - отрезал Бан.
   - Бан-кун, сейчас ночь, и не видно, что она розовая.
   - Но я-то знаю!
   -Бан-кун, вам придется сделать выбор...
   -Какой еще выбор, блин?!
   -Между собственной кровью и розовыми котятами, - хихикнул Казуки.
   Бан сжал кулаки, гордо вздернул подбородок и изрек:
   - Только не котята!
   - Бан-тян, ну а что такого-то? - с несчастным видом спросил Гинджи, - по-моему, они кавайные...
   - Бака!! - рявкнул Бан, - если нравится, вот и лезь туда!
   Гинджи испуганно глянул на Бана и остался на месте.
   -Может, еще посидим? - вскинул на него глаза Казуки, - Бан, ты завернись в одеяло, как я.
   -Да, правда, Бан-тян, жалко в палатку идти - ночь такая красивая, - поддержал его Гинджи.
   - Слушайте, а давайте купаться пойдем! - вдруг осенило Казуки, - сейчас, ночью!
   - На болото? - рыкнул Бан, - ты сдурел, Шпулька?
   -А что такого? - тут же надулся тот, - там, где мы купались, разве плохо?
   -Казуки-кун прав, я бы тоже не отказался окунуться сейчас, - вдруг поддержал Мастера Нитей Куродо, - при условии, если там чистая вода, разумеется.
   -Вы че, серьезно это? - больше из упрямства проворчал Бан.
   - Бан-тян, а давай!! - Гинджи тоже загорелся, - я купаться хочу! И в воде комаров нет!
   - Но если кто-то только попробует утонуть... - угрожающе проговорил Бан.
   - Ну, там же мелко! - Казуки уже спускался с полянки.
   Он так и шел, завернувшись в плед, и его тонкая высокая фигура казалась в лучах вылезшей из-за леса луны вырезанным из бумаги черным силуэтом. Вообще, с появлением луны болота стали напоминать какой-то сказочный параллельный мир - осока и тростники казались серебристыми, и в каждом из озер отражалось по ярко-белому кругу ночного светила.
   - За одно на эти... процессы посмотрим! - Гинджи, скинувший все, кроме плавок, тоже поскакал следом.
   - Гинджи! - Бан с тревогой нахмурился и поспешил следом, сейчас он особенно напоминал родителя, переживающего за непослушное чадо. Последним спускался Куродо, он все-таки снял свою рубашку и остался сейчас в одних потертых джинсах, уже почти не стесняясь своих страшных шрамов.
   Акабане двигался со своей обычной кошачьей пластикой, ступая почти бесшумно. Лунный свет серебрил его кожу, создавая вокруг чуть заметное перламутровое сияние, из-за чего он напоминал сейчас то ли эльфа, то ли лесного духа.
   Когда Куродо спустился к долине, оказалось, что Казуки уже выбрал один из водоемов, довольно большой, там можно было даже поплавать. Скинув покрывало у самой воды, Мастер Нитей беззвучно зашел в озеро и поплыл по лунной дорожке. Следом, подняв фонтан брызг, с радостным воплем бултыхнулся Гинджи.
   -Гинджи, бака! - тут же прикрикнул на него Бан, - обязательно было плюхаться, как восторженный бегемот?
   -Ну, Бан-тян!.. - проныл Гинджи.
   -Смотрите, вода словно светится! - Казуки, который уже сплавал в противоположному берегу и вернулся, стоял по пояс в воде, а в каждой капле на его коже сияло по крошечной луне.
   - Казу-тян! Ты как будто серебряный! - восхищенно проговорил Гинджи. Казуки только загадочно улыбнулся и запрокинул головой, закрыв глаза. Он будто впитывал кожей лунный свет.
   Гинджи притих и больше не плескался - магия этой ночи подействовала и на него. Все молчали до тех пор, пока друг Бан не оказался окачен сверкающим серебром воды.
   -Какого... - начал было он, разворачиваясь, и застыл с открытым ртом. Оказалось, что окатил его... Куродо.
   - Извини, Бан-кун, я не смог удержаться, - в аметистовых глазах вспыхивали озорные искорки.
   - Ах, не смог?! Ну, сейчас я!.. - вскочив, Бан зачерпнул воды... и окатил стоявшего между ним и Куродо Казуки.
   -А я здесь причем? - возмущенно взвыл тот и опрокинул Бана в воду.
   Началась веселая возня, в которой принимали участие все четверо, и плескались до тех пор, пока не устали. Потом все по очереди сплавали к противоположному берегу озерца, где стеной стояли тростники - лишь Куродо отказался, сославшись на то, что скальпели делают его слишком тяжелым для плавания. И только потом, окончательно утомившись, они выбрались на мостки.
   - Щас бы пива еще... - блаженно протянул Бан, потягиваясь, - у нас там еще осталось?
   - Угу!! - ответило где-то совсем рядом.
   - Процессы!!! - радостно заорал Гинджи и рванул на звук.
   Но тут же разочарованно вернулся.
   -Бан-тян, там ничего не видно! - обиженно сообщил он.
   -Так и должно быть, Гинджи-кун, - улыбнулся Куродо, вытягиваясь на нагретых за день мостках. В своих темно-красных плавках, худой и тонкий, он сейчас был похож на старшеклассника.
   - Потому что это скрытые процессы, - судя по тону, Куродо улыбался.
   Гинджи задумался.
   - А если я электричеством посвечу?
   -Гинджи, ты мокрый, тебя закоротит, - фыркнул от смеха Бан.
   -Да? Тогда не буду, - покладисто согласился Гинджи.
   Они еще немного посидели на мостках, но все-таки ночная прохлада брала свое, поэтому пришлось одеться и вернуться на поляну, где как раз пора было подбросить дров в почти прогоревший костер.
   - Бан-кун, к утру станет совсем прохладно, вам все-таки лучше лечь спать в палатке, - настойчиво проговорил Куродо.
   - Ни за что! - тот вскинул мокрую голову, - укутаюсь в одеяло и пересижу у костра.
   - А с утра будешь спать на ходу! - фыркнул Казуки.
   -Это мое дело, - упрямо заявил Бан, демонстративно укладываясь на пенку около костра.
   -Тогда и я буду тут спать! - заявил Казуки.
   -И я! - почему-то возликовал Гинджи.
   -Вас тут комары съедят! - попытался вразумить их Бан, - Куродо, ну хоть ты скажи этим бакам!
   - Не думаю, что мой голос что-то значит против личного примера самого Мидо Бан-сама, - с непередаваемым ехидством заметил тот, - так что, и мне не остается ничего как сдаться и остаться с вами.
   - Ксо! Ну что вы, как эти...
   -Которые? - уточнил Гинджи.
   -Бан-кун, вы ведь у нас старший, так что мы берем пример с вас, - заметил Куродо, насмешливо блеснув глазами из-под упавших на лоб мокрых прядей.
   -У меня ощущение, что над орэ-сама нагло издеваются, - насупился Бан, а Гинджи хихикнул. Бан попытался прожечь его взглядом, но в ночной темноте эти усилия пропали впустую.
   - Ну и... и сидите тут, как баки! - вдруг выпалил он, - а я, как нормальный, в палатку спать пойду!
   Казуки, Гинджи и Куродо недоуменно переглянулись и расхохотались. Бан сначала вспыхнул и хотел высказать все, что думает по этому поводу, даже набрал воздуха в грудь, но... засмеялся вместе с остальными.
   -Ну, так что? Остаемся тут или идем в душную платку? - отсмеявшись, уточнил Казуки.
   - Давайте тут посидим!! - тут же взмолился Гинджи, - я спать еще не хочу, совсем-совсем!
   И, подумав, добавил:
   - Я есть хочу... кажется.
   -Этим ты никого не удивил, - фыркнул Бан и полез в первый попавшийся рюкзак...
   Они еще долго сидели у костра, а потом, когда сон все-таки подобрался незаметно, устроились вокруг огня на пенках, накрывшись прихваченными из дому одеялами - лезть в душную палатку, действительно, никому не хотелось.
   Поскольку местность тут, в предгорьях, была наклонная, то всю ночь Бан съезжал на Гинджи, Гинджи на Казуки, а тот - в костер. Куродо же предусмотрительно лег с другой стороны костра, и потому самостоятельно съезжал куда-то в сторону ухающих болот...
   Утро для Бана началось внезапно и не слишком приятно - кто-то его тянул, изо всех сил пытаясь перевернуть.
   - Какого хрена?!? - не открывая глаз, проревел он.
   - Бан... - дрожащий голос Казуки был исполнен такой безысходной трагичности, что тот, невольно открыл глаза, - их под тобой нет?..
   -Кого??? - Бан взвился на ноги, решив спросонья, что Казуки имеет в виду вчерашних жуков, которых пытался предъявить ему Гинджи.
   -Моих катушек, - трагическим тоном пояснил Казуки, - они вчера вечером были, а сейчас их нет. Я их, наверное, в озере утопил... - последнее слово закончилось всхлипом.
   - Фух, блин! Напугал, бака! - Бан облегченно осел на "пенку" - да чего ты распереживался? Валяются, небось, где-то тут. Проснусь - поищу...
   С этими словами Бан опять попытался залезть под одеяло.
   - Нет!! - в голосе Казуки зазвенели рыдания, - Не валяются!!! Я уже все тут обыскал!!!
   -Все - это что? - пробормотал Бан из-под одеяла.
   -Вообще все!! Траву, все кусты, тропинку к озерам...
   -Ксо, это не повод, чтобы меня будить!!
   -Казуки-кун, - Куродо откинул плед и поднялся, будто и не спал, - может, вам стоит разбудить Гинджи-куна и попросить его создать электромагнит? Ваши катушки должны будут притянуться.
   - А если они в воде? - всхлипнул Казуки, - через воду не подействует!
   - Но, может быть, и не в воде, - заметил Куродо.
   - Шпулька, блин! - Бан опять высунулся из-под одеяла, - а что за трагедия, вообще? Ну, красивые бубенчики, конечно, но купим тебе новые...
   -Что?! - взвился Казуки, и, казалось, он вот-вот заискрит, как Гинджи, - да как ты... да это же... ЭТО ЖЕ ЧЕСТЬ БЕСПОДОБНОЙ ШКОЛЫ ФУЧОИН!!!!
   -Что? Латунные бубенчики? - проворчал Бан, - это что, семейная реликвия?
   - ЭТО МОЕ ОРУЖИЕ!!!!! - взвизгнул Казуки на весь лес, - и, если я его потеряю, то... то... это позор для меня и моего рода навсегда... - упавшим голосом закончил он и разревелся.
   - Ксоооо, - простонал Бан, выползая из-под одеяла, - вот же... Шпулька!
   -Казуки-кун, я бы все-таки советовал вам попросить Гинджи-куна активировать электромагнит, - тихо сказал Куродо.
   -Да? Чтобы все твои скальпели притянулось? - всхлипнул Казуки.
   -Я могу отойти подальше в лес...
   -Слушай, а ты ж говорил, что заменил их все на керамические, - вспомнил окончательно проснувшийся Бан, - или Гинджи опять что-то перепутал?
   - Нет, Гинджи-кун ничего не перепутал, - тонко улыбнулся Куродо, - это я, признаюсь, слегка... сблефовал.
   - То есть, наврал? - перевел Бан, - но зачем?
   - Тебе ли не знать, Бан-кун, - приподнял брови Куродо, - в Мюгенджо Гинджи-кун способен управлять реальностью, и то, во что он верит, становится правдой. И, когда он поверил в то, что мои скальпели не магнитятся, они, действительно, перестали это делать. Разумеется, до тех пор, пока я не покинул Мюгенджо...
   -А почему на самом деле не заменишь?
   -Тому есть много причин. Первая и самая прозаическая - у меня, к сожалению, нет денег на то, чтобы заказать целых сто восемь керамических скальпелей. Это, знаете ли, недешево, Бан-кун. Ну и, кроме того... - Куродо замялся, - процедура замены скальпелей слишком болезненна. Даже для меня...
   Бан нахмурился и хотел что-то еще спросить, но его прервал всхлип Казуки. Похоже было, что тот не слышал и не воспринимал ничего вокруг, полностью уйдя в свое отчаяние.
   - Ксо... Гинджи! - Бан потряс спавшего друга за плечо.
   -Бан-тян, я уже нарисовал плакаты... - пробормотал тот, накрываясь с головой.
   -Гинджи, да проснись ты!
   -Мммм... Бан-тян, я еще немного...
   -ПОДЪЕМ!!!
   За какое-то мгновение Гинджи перешел из спящего состояния в подскочивше-вытаращенное.
   - Бан-кун, вы так когда-нибудь Гинджи-куна заикой сделаете, - с неодобрением проговорил Куродо.
   - Он привычный! - отмахнулся тот, - Гинджи, давай, электризуйся по-быстрому!
   - Бан-тян, мне сначала поесть надо! - тут же отреагировал тот.
   -ПОТОМ ПОЕШЬ! - проорал Бан, - сначала быстро сооруди электромагнит!
   -Зачем? - заморгал Гинджи.
   -Шпулька свои катушки потерял, - разъяснил Бан, - только сперва скажи, на какое расстояние твой магнит действует. Нужно, чтобы Куродо не попал под его действие.
   - Бан-тян, если бы я поел, метров тридцать было бы! - проныл Гинджи, - а так - шагов десять...
   - Давай как есть! - распорядился Бан, - Куродо, исчезнул. Быстро!
   Казуки, между тем, в пятый раз перебирал содержимое своего рюкзака. Гинджи участливо наблюдал за этим занятием.
   -Казу-тян, а то, что у тебя на косе, это неправильные бубенчики, да? - спросил он.
   - На какой косе? - отрешенно спросил тот, не прекращая своего занятия.
   - На этой вот, на задней! - пояснил Гинджи.
   - Что??? Где?! - Казуки подпрыгнул и завертелся, точно пытаясь рассмотреть собственный затылок. Потом он схватил перетянутые белой лентой волосы и... действительно нащупал собственные боевые катушки.
   -Но как?.. - Казалось, Казуки сейчас снова расплачется, - как они там очутились?!
   - Так это они, да?! - Гинджи от радости захлопал, - как здорово, Казу-тян!
   - Да... - всхлипнул Казуки, сжимая бубенчики в руках так, словно они могли куда-то сбежать, - я... я уже думал, что мне навсегда придется остаться здесь... смывать свой позор... но как они могли очутиться там?!
   - А, я вспомнил! - вдруг вскинулся Бан, - точно, под меня ночью что-то закатилось, спать мешало. Я нащупал сквозь сон что, вроде, твое и прицепил на тебя в темноте. Уж что под руку попалось, туда и прицепил!
   -Мне нужно было их снять перед сном, - вздохнул Казуки, машинально расчесывая искусанный комарами локоть, - Бан, Гин-тян, спасибо вам...
   Оказалось, что от комаров пострадал не только он. Все были равномерно покрыты красными пятнами, которые понемногу начинали чесаться.
   - Ксссо, - цедил сквозь зубы Бан, расчесывая колено, - а я ведь говорил, что спать нужно в палатке!!!
   - Бан-тян, но ведь ты... - удивленно начал Гинджи, но тот только цыкнул на него.
   -Шпулька, да не расчесывай ты их до крови, инфекцию занесешь! - рыкнул на Казуки Бан и глянул на часы в мобильнике, - так, ладно. Сейчас едим и собираемся!
   - А что едим? - тут же оживился Гинджи.
   - Все, что осталось, не тащить же обратно, - пожал плечами Бан, - доставай все!
   "Всего" осталось, к огорчению Гинджи, совсем немного - кусочек сыра тофу, четыре вареных яйца, два огурца и треть шоколадки. Казуки заварил кофе.
   -Мммм... - разочарованно протянул Гинджи
   -Не скули. Домой приедем, там и поешь, - осадил его Бан.
   - То дома, - жалобно протянул Гинджи, - а то тут...
   - Ксо, ты что, жрать в лес приехал?! - досадливо сплюнул Бан, - возьми мое яйцо, я не хочу.
   Когда все было съедено, костер затушен, мусор собран, а рюкзаки уложены, Бан снова развернул уже порядком измятую карту.
   -Так... угу... - бормотал он.
   - Бан-кун, нет надобности, я хорошо помню дорогу, которой мы сюда пришли, - улыбнулся Куродо.
   - Возвращаться тем же путем?! - скривился Бан, - беспонтово! Ну уж нет, мы пройдем там, где еще не шли!
   -Но, Бан-тян, а если мы заблудимся? - попытался урезонить его Гинджи.
   -Со мной - не заблудитесь! - горделиво заверил Бан, - орэ-сама поведет вас коротким путем!
   - Коротким - это каким? - с интересом спросил Гинджи.
   - Ну... гм... вот, - Бан задумчиво уставился в карту, потом перевернул ее на девяносто градусов. Подумав, опять перевернул и зачем-то посмотрел на обратную сторону листка, где был отпечатан какой-то счет - бумагу они позаимствовали в кафе у Пола.
   - Короче, все ясно! - объявил он.
  
   ...-Бан-тян, а ты уверен, что это короткий путь? - жалобно спросил Гинджи, спустя два часа.
   Они по-прежнему шли по настилу над болотами, которые не думали кончаться.
   -Орэ-сама всегда уверен! - отрезал тот.
   Рюкзаки у всех стали заметно легче, но жара брала свое. Куродо шел молча, пряча лицо под полами шляпы, Казуки хромал последним. Перед выходом он заклеил ногу пластырем, но от ходьбы тот съехал вверх, и новые сандалии принялись натирать с новыми силами.
   - Бан-тян, но там впереди только болота! - опять проныл Гинджи.
   - Орэ-сама на слепой!
   - А зачем мы туда идем, Бан-тян?
   - Ты хочешь повернуться обратно?! - Бан резко остановился и обернулся.
   Назад была всего одна дорога - тот самый настил над болотами, по которому они шли.
   -Бан-кун, а по какому принципу вы определили, что направление, в котором мы идем - более коротная дорога? - уточнил Куродо.
   - Она ДОЛЖНА быть самой короткой! - с нажимом проговорил Бан.
   - Ах, вот как...
   - Ксо! Мы идем или стоим?! - развернувшись, Бан зашагал вперед.
   -Бан-кун, может быть, вы все-таки обоснуете свой выбор пути? - сделал второй заход Куродо после еще получаса пути по настилу.
   -Обосновываю для особо одаренных, - менторским тоном начал Бан, - мы пришли с той стороны? С той. Значит, возвращаться должны в ту же сторону. Но туда мы шли в обход болот через поле, а сейчас идем через борота напрямик. Еще кому-то что-то не ясно?
   - Бан-тян, мне совсем ничего не ясно, - помотал головой Гинджи.
   - Слушай, ну ты уж молчи, у тебя вообще никакого чувства направления нет! - огрызнулся Бан.
   - Бан-кун, а вы уверены, что напрямик мы идем именно туда, куда нужно?
   -Болота находятся на западе от Токио, значит, сейчас мы идем на восток. Что не понятного? - авторитетно заявил Бан.
   -Бан-тян, а почему тогда солнце слева? - удивленно спросил Гинджи.
   - Что? Почему слева? - вскинулся Бан, - а, ну да, слева... Ксо, а где ему быть??
   - Бан-кун, сейчас утро, - с бесконечным терпением проговорил Куродо, - если мы идем на восток, то солнце должно быть впереди...
   Бан заоглядывался кругом и вынужден был признать, что Куродо прав. И что свернуть на восток у них сейчас нет никакой возможности, а значит, с каждым шагом они удаляются от цели, а не приближаются к ней.
   -Ну и что?! - с вызовом огрызнулся он, - дойдем до противоположного берега и повернем на восток!
   - Бан-кун, а Шидо-кун не указал в своей карте, на какое расстояние простираются эти болота? - поинтересовался Куродо.
   - Нет, на это у него мозгов не хватило! - буркнул тот.
   Между тем, Казуки был всецело поглощен тем, что пытался пристроить на место отлепившийся пластырь. Но тот никак не желал снова приклеиваться.
   -Ладно, пошли. Раз тут есть этот настил, бесконечным он быть не может, - заключил Бан и уверенно зашагал вперед.
   Бан оказался прав - бесконечным настил не был. Примерно минут через сорок все четверо стояли на краю закончившихся досок и обреченно смотрели на расстилавшиеся впереди бескрайние болота.
   - Бан-тян, я туда не хочу! - всхлипнул Гинджи.
   Бан невнятно выругался в ответ и, отодрав жердь от мостков, ткнул в землю перед ними. Та оказалась на удивление твердой.
   -Так, идем вперед! - объявил он.
   -Бан-кун, я бы все-таки настаивал на возвращении, - осторожно заметил Куродо, - нет никаких гарантий, что мы не попадем в топи.
   - Ты сдурел?! - резко обернулся Бан, - да мы к вечеру обратно не вернемся!
   - Но мы даже примерно не знаем, сколько идти тут до ближайшего...
   - Хватит!! - рявкнул Бан, не дослушав, - я сказал, что выведу вас коротким путем - значит, выведу!
   Он решительно спустился с мостков.
   -Бан, ты же это из упрямства говоришь, - жалобно проговорил Казуки. Ему было страшно подумать о том, что еще много часов придется идти пешком - натертая нога болела все сильнее, в сандалиях было подозрительно мокро и липко, а попросить помощи у Куродо он почему-то стеснялся.
   Бан только плечами дернул. Он шел по-прежнему впереди, щупая землю перед собой трофейной жердью. Иногда та погружалась в густую грязь, иногда натыкалась на твердую поверхность. Из-за этого их продвижение стало очень медленным, а потому еще более утомительным.
   -Бан, - снова подал голос Казуки, - давай поведу я?
   -С какой это стати? - вспыхнул и без того раздраженный донельзя Бан.
   -Понимаешь, моя техника учит быть одним целым с природой, черпать из нее силы и чувствовать ее, - начал объяснять Мастер Нитей, - я никогда не пробовал, но, по идее, должно получиться...
   -Что именно?
   -Ну, чувствовать, где трясина, а где твердая почва...
   Бан некоторое время колебался. С одной стороны, самолюбие не позволяло уступить кому-то место лидера, но, с другой, хотелось продвигаться быстрее и было очень любопытно посмотреть, как Казуки будет выбирать путь.
   -Ну, ладно... - нехотя согласился Бан, - если так хочешь...
   Казуки улыбнулся и занял место впереди их маленького отряда. Сняв для верности очки, он закрыл глаза и подставил лицо солнцу, растворяя сознание в окружающем мире.
   Постепенно он начал ощущать биение жизни вокруг: недалеко в тростниках спала выпь, в лужице справа у лягушки вывелись головастики, а у низкорослого деревца чуть впереди скоро созреют плоды... Все жило, радовалось солнцу и дышало...
   Казуки уверенно двинулся вперед, причем, к удивлению остальных, шел он с закрытыми глазами. Однако ни разу Мастер Нитей не ступил в трясину, безошибочно выбирая дорогу. Он шел довольно быстро, только достигающий лодыжек жгут каштановых волос весело подпрыгивал за его спиной. Правда, Казуки все сильнее хромал, но никто не решился прервать его транс. Всех не покидало чувство, что они присутствуют при какой-то мистерии, нарушив которую можно нанести вред всему мирозданию.
   - Мог бы сразу сказать, что так умеет, - только пробурчал под нос Бан, но это было просто из упрямства. Казуки, между тем, ловко прошмыгнул между двух трухлявых кочек, прошел еще пару шагов... и, вдруг, остановился.
   - Эй, Шпулька, ты чего? - нагнал его Бан.
   - Дальше нельзя, - каким-то отрешенным голосом проговорил тот.
   - Это почему - нельзя?!
   -Дальше топи на много километров, - пояснил Казуки, открывая глаза и надевая очки, - мы не пройдем.
   -Ксо! - прошипел Бан, добавляя в этому сложную непечатную конструкцию, - и что теперь?
   Он старательно пытался скрыть растерянность.
   Все четверо стояли не островке твердой земли размерами не больше десяти метров в поперечнике, а вокруг, на сколько хватало глаз, простирались бескрайние болота.
   -Бан-кун, у вас и у меня есть телефоны, мы можем попытаться связаться с кем-то и попросить помощи, - предложил Куродо.
   -Что? Чтобы орэ-сама просил помощи?!..
   -Бан-тян, давай позвоним Шидо-ни, - поддержал Куродо Гинджи, - он ведь знает эти места.
   -Ты хочешь, чтобы я звонил Тарзану?! - взъярился Бан и уже спокойнее добавил, - ты же знаешь, что у него нет телефона.
   -Но он есть у Мадоки-сан, - подсказал Куродо.
   С этими словами Бан выхватил телефон и...
   -Ксо! Ксо, ксо, ксо!
   -Бан-тян, что случилось?
   -У меня нет номера Мадоки! Кто мог знать, что мне понадобится звонить Тарзану? А этот бакаяро давно мог бы купить себе собственный телефон!!!
   -Куродо, может, тогда Химико-сан позвонить? У тебя ведь должен быть ее телефон, - предложил Казуки.
   -Признаться, я уже пытался позвонить Химико-сан, - ответил тот, - но, к сожалению, ее номер сейчас недоступен.
   -Сговорились они, что ли? - прорычал Бан.
   -Может, узнать телефон Мадоки-сан в справочном? - предложил Казуки.
   -Сам знаю, - буркнул Бан, нажимая кнопки заслуженного "Сони Эрикссона".
   Но, видимо, судьба еще не исчерпала список мерзких сюрпризов, потому что приятный до тошноты женский голос оператора сообщил, что у Бана недостаточно денег на счету.
   -Куродо, звони ты! - Приказал Бан, исчерпав арсенал ругательств на трех языках.
   - Хорошо, Бан-кун.
   Куродо достал свой, не менее потрепанный, телефон и набрал номер.
   - Будьте добры, подскажите телефон особняка Мадоки... эм... Мадоки... Бан-кун, как фамилия Мадоки-сан?
   - КСО!!! Откуда я знаю?!?
   Куродо нажал "отбой" и посмотрел на остальных.
   - У кого-нибудь еще есть идеи?
   - Казу-тян, - несчастным голосом спросил Гинджи, - а ты нас обратно к доскам сможешь привести? Так же, как сюда?
   -Я попробую, - кивнул тот.
   Казуки закрыл глаза, пытаясь снова нащупать путь и, когда знакомое ощущение единства с окружающей живой и неживой природой вернулось к нему, уверенно двинулся вперед. Остальным не оставалось ничего другого, как шагать следом.
   На этот раз шли заметно дольше, прежде чем Гинджи робко окликнул Мастера Нитей:
   -Казу-тян, мы, по-моему, не туда идем...
   - Что? - тот резко вскинулся и едва не слетел в болото, по краю которого шел, - ой, я... я не знаю.
   - Что значит - не знаешь?!? - рявкнул Бан.
   - Я задумался...
   -Я же сказал, что идти нужно в обратно направлении, а не куда попало!! - проорал Бан, проигнорировав тот факт, что вообще-то идея принадлежала Гинджи.
   -Бан, я, когда в таком состоянии, то не могу сознательно выбирать дорогу, - стал жалобно объяснять Казуки, - просто, я думал, что тут один путь между трясинами...
   - Он думал! Мыслитель!!! - рявкнул Бан, - и что нам теперь делать?! Где мы вообще, ты можешь сказать?!
   Казуки только испуганно помотал головой, и Бан, застонав, взялся за голову.
   Солнце уже стояло в зените и яростно испекало четверых горе-туристов - до самого горизонта не было видно ни одного укрытия от его горячий лучей. Куда идти и что делать, было совершенно непонятно. Оставалась слабая надежда на то, что телефон Химико все-таки рано или поздно ответит - по крайней мере, до того, как сядут аккумуляторы в трубках Бана и Куродо. Совершенно ясно было только одно: друзья окончательно и бесповоротно заблудились.
   - Так... - начал соображать Бан, - когда мы шли сюда, солнце было слева. Значит, теперь надо идти, чтобы оно было справа!
   - Но это было утром, Бан-тян! - заметил Гинджи.
   - Неважно! Пошли.
   - Бан, я не могу больше... - всхлипнув, Казуки опустился на сыроватую землю.
   -Что еще такое?! - Бан повернулся так резко, что чуть не сшиб зазевавшегося Гинджи.
   -Прости, Бан, я сейчас... - Казуки стянул сандалию и стал полоскать ее в воде.
   Босоножки были из красного кожзаменителя, именно поэтому никто не заметил, что ноги Казуки измазаны кровью.
   - Яре-яре... - Куродо скинул рюкзак с плеча и начал в нем рыться, - почему вы молчали, Казуки-кун?!
   - Да ерунда... - Казуки начал торопливо смывать кровь с ноги.
   - Прекратите немедленно! Сейчас я все сделаю.
   Казуки сдался - видимо, очень его измотала боль при каждом шаге. Куродо ловко и быстро перевязал его стертые ноги, сказав, что куда-то идти прямо сейчас нельзя, нужно дать ранам хотя бы немного подсохнуть.
   -У меня вечно так... - вздохнул Мастер Нитей, - какую обувь не надень - все натирает.
   -Это у вас, аристократов, кожа слишком тонкая, - беззлобно хмыкнул Бан.
   Казуки, вздохнув, кивнул.
   - Бан-тян, а когда мы кушать будем? - вдруг вспомнил Гинджи.
   - Ксо, а то сам не знаешь? Когда домой вернемся! - буркнул тот.
   - Бан-тян... я есть хочу!
   -Наааадо же. И я тоже! - язвительно протянул Бан. Гинджи горестно вздохнул.
   Куродо, между тем, закончив с перевязкой, снова попытался набрать номер Химико, но равнодушный оператор по-прежнему сообщал, что абонент находится вне зоны покрытия сети.
   - Небось, в Мюгенджо к своему белобрысому смоталась, - раздраженно прокомментировал Бан.
   - Это к какому? - тут же спросил Гинджи.
   -А там, что, много белобрысых? - отмахнулся Бан.
   -Много, - кивнул Гинджи.
   -Тьфу... Ну, Кагами этот... Он же к ней давно неровно дышит.
   -А ты откуда знаешь? - прищурился повеселевший Казуки - боль в ногах постепенно отпускала.
   - Ну, знаешь, орэ-сама пока еще не слепой, - фыркнул Бан, - и в таких делах я некоторый опыт имею!
   - Ой, Бан-тян, расскажи! Про опыт! - тут же заинтересовался Гинджи, - ты никогда не рассказывал!
   -Вот прямо сейчас и начну рассказывать. Нашел время! - осадил его Бан, - мы, если ты забыл, заблудились на болотах.
   -Бан-тян, а может, службу спасения вызвать? - неуверенно предложил Гинджи.
   -Ты хочешь, чтобы орэ-сама подвергся такому позору?! - взревел Бан.
   - Но, Бан-тян... - неуверенно начал Гинджи, но Казуки со вздохом прервал его:
   - Они потом выставят такой счет за поиски, что легче сразу утопиться.
   - Вот-вот... - пробурчал Бан, и вдруг подскочил в воздух:
   - Ксо!!! Как же я сразу не допер?! Куродо, давай телефон!
   Тот удивленно протянул свою потрепанную трубку, и Бан начал лихорадочно набирать номер, сверяясь со своей адресной книгой, а потом заорал в трубку:
   -Пол?!.. Где, где, в... Ксо, ты раньше не мог позвонить?!.. Пол, если ты сейчас нам не поможешь, о ста тысячах иен, что мы тебе должны, можешь забыть!.. Да!! Пол, слушай внимательно!! Мы в...
   На этот месте Бан резко запнулся, а потом разразился такой матерной тирадой, что из ближайших низкорослых болотных кустов снялась и улетела целая стая куликов.
   - Бан-кун, что случилось? - Куродо напряженно следил за Баном, предчувствуя, что тот в любой момент может швырнуть трубку, которую держал в руках, в ближайшее болото.
   - Что случилось???!!!!! ... случился!!!! У этого ... телефона ... разрядился ... аккумулятор!!!!!!!
   Трубку Куродо перехватил уже в полете.
   -Вот невезуха... - вздохнул Гинджи, - Бан-тян, может быть, я попробую зарядить его?
   -Гинджи, а если ты сожжешь Куродо телефон? - мрачно покачал головой Бан, забыв о том, что сам только что чуть не выбросил его в болото.
   -Бан-тян, я очень аккуратно! Я ведь могу зажечь лампочку!
   - Гинджи-кун, а аккумуляторы вы когда-нибудь заряжали? - поинтересовался Куродо.
   - Нет, но...
   - Предлагаю оставить такой вариант на крайний случай.
   - А он точно еще не наступил? - вздохнул Казуки.
   -Казу-тян, давай ты еще раз попробуешь нас вывести? - продолжал сыпать идеями Гинджи.
   -Ну, я могу... - Казуки вопросительно посмотрел на остальных.
   -Ну, попробуй, - буркнул Бан, - не сидеть же на одном месте... Только ты ж того... хромой.
   -Ну и что? Подумаешь! Это ерунда вообще, бывало гораздо хуже, - дернул плечами Казуки, поднимаясь на ноги, - ну что? Идем?
   -Идем... - вздохнул Бан.
   И они пошли...
   - Казу-тян, а ты уверен, что мы туда идем? - подал Гинджи голос примерно через час.
   - Нет, потому что я не знаю, куда должно быть "туда", - печально ответил тот.
   - Тогда, может быть, не будем плутать еще сильнее? - осторожно спросил Куродо.
   -И что? Сядем и будем ждать, когда подохнем от голода? - огрызнулся Бан.
   Куродо в ответ только пожал плечами.
   -Когда-то же эти болота должны закончиться! - со слабой надеждой предположил Казуки, окончательно выходя из транса и оглядываясь по сторонам, - ой...
   -Чего? - буркнул Бан.
   -По-моему, они уже закончились...
   Бан огляделся.
   - Что-то не заметно...
   - Нет, мы уже на твердой земле! - Казуки улыбнулся, но тут же поник, - только я не знаю, где...
   - Но тут, хотя бы, можно поставить палатку, - заметил Куродо.
   - Ксо, ты что - жить тут собрался? - вскинулся Бан.
   -Бан-кун, уже вечереет, и нет никаких гарантий, что до темноты мы выйдем к цивилизации, - спокойно объяснил Куродо, - кроме того, я бы не советовал уходить далеко от озер. Не хотелось бы оставаться совсем без воды неизвестно, на какое время. А у нас даже не во что ее набрать, если вы помните.
   -Нет уж! Раз мы вышли на твердую землю, будем идти до победного! - отрезал Бан и огляделся.
   Они стояли на влажной, но уже вполне твердой земле, поросшей мягкой травой с редкими цветами, правее угадывалась полоска леса.
   -Бан-тян, я устал, я уже не могу, - заныл Гинджи. Он, как и другие, обгорел на солнце до малиновой красноты.
   - Гинджи! Пока мы тут - еды не будет! - рявкнул Бан, - так что, надо куда-то идти!
   - Бан-кун, мы ведь даже примерно не представляет, где находимся, и в какой стороне шоссе! - опять попытался воззвать к нему Куродо.
   -И что? Мы что, в Конго или в дебрях Амазонки? Мы в Японии, если кто забыл. А это значит, что тут ци-ви-ли-за-ция! И рано или поздно мы выйдем к дороге. Ясно?!
   -Ваши рассуждения, Бан-кун, не лишены смысла, но все же привал, думаю, сделать не помешает, - тон Куродо стал более отстраненным, - полагаю, что Казуки-кун и Гинджи-кун устали, мы ведь идем уже много часов.
   Бан бросил недовольный взгляд на упомянутых "кунов".
   - Тренироваться больше надо! - фыркнул он, - ладно, привал на 10 минут. А потом пойдем дальше, ясно?
   -Ага... - уныло вздохнул Гинджи, падая в густую траву.
   Казуки устроился рядом на своем рюкзаке и закрыл глаза. Ночью он почти не спал - никак не мог устроиться так, чтобы не сползать в костер, поэтому сейчас глаза просто слипались.
   - Бан, - тихо проговорил Куродо, наклонившись, - пусть младшие отдохнут, дай им хотя бы час.
   - Что толку отдыхать, если жратвы нет? - огрызнулся Бан.
   - Все равно, им нужно восстановить силы. И... - Куродо замялся, - если честно, мне тоже.
   -Тебе? - Бан уставился на сидящего на земле Акабане, будто видел его впервые, - ты же...
   -...живой человек, - устало улыбнулся тот, - да, я могу двигаться очень быстро, находясь в боевом режиме. Но, к сожалению, большой выносливостью я никогда не отличался. Кроме того, мне приходится считаться со скальпелями...
   Бан вспомнил молниеносные передвижения, невероятные кульбиты, чудеса ловкости, которые демонстрировал в бою Доктор Шакал, и недоверчиво на того покосился.
   - Поэтому, если вы не против, Бан-кун, давайте дадим себе немного отдыха. Думаю, он и вам не помешает.
   - Я в полном порядке, - буркнул тот, глянув на уже задремавших Казуки и Гинджи, причем последний во сне сосредоточенно жевал собственный рукав.
   Вообще-то, Бан тоже устал не меньше остальных, просто он скорее откусил бы себе язык, чем признался в этом. Но вот то, что устать может Акабане, для него почему-то стало новостью. Даже после месяца жизни под одной крышей, он так и не смог привыкнуть к тому, что всегда безупречный Доктор Шакал обладает теми же потребностями и слабостями, что и любой другой человек.
   Хотя сейчас, без привычного плаща и черной шляпы, он выглядел гораздо более простым и близким, но все равно - голос, манеры, общая аура, исходящая от него - все это не позволяло воспринимать Куродо, как обычного человека.
   - Бан-кун, давайте, я пока вскипячу воды, - предложил Куродо, - Казуки-кун, когда проснется, соберет трав, и можно будет заварить чай.
   -Так заварка у нас еще осталась, по-моему, - лениво отмахнулся Бан, - у Гинджи в рюкзаке возьми. Там должен быть еще кофе и сахар. Только, ты ж отдыхать собирался, разве нет?
   -Да, это так. Но чай или кофе помогли бы нам восстановить силы.
   -В такую жару пить горячее? - скривился Бан.
   На самом деле, солнце уже ощутимо склонилось к западу (который, к молчаливому неудовольствию горе-путешественников, оказался у них за спиной) и лучи его из яростно-горячих стали пушисто-теплыми.
   -Слушай, может, дойдем уже хоть до того перелеска? - Бан кивнул на виднеющиеся вдалеке высокие кусты, - а воду тут наберем в котелок.
   Куродо вздохнул.
   - Хорошо, Бан-кун, давайте остановимся на ночь там. Казуки-кун, вы можете идти?
   Тот приподнял голову и, посмотрев на Бана и Куродо несчастными глазами, умирающим голосом проговорил:
   - Конечно, я в полном порядке...
   - Понятно, - кивнул Куродо и, закинув на одно плечо свой рюкзак, на другой повесил рюкзак Казуки.
   - Бан-кун, может быть, вы тогда понесете котелок с водой?
   Тот, сперва, хотел разразиться возмущенной тирадой, но в последний момент прикусил язык и молча подхватил котелок.
   Бан оказался прав - возле кустов место было гораздо более удобным, чем там, где они остановились сначала. Тут были дрова для костра, а самое главное, земля оказалась сухой, без болотной сырости.
   -Слушай, Шпулька, ты ж так хорошо природу знаешь. Может, поищешь тут какую-нибудь жратву? - уныло предложил Бан, вытряхивая из рюкзака Гинджи свою "пенку", - ну там, фрукты-ягоды какие...
   - Ой, даже не знаю... - заоглядывался Казуки, - сейчас август... может быть, грибы?..
   - А ты в них разбираешься? - с подозрением прищурился Бан, - нам тут только поганок не хватало для полного счастья!
   -Ну... Я белые знаю! Маслята. И...
   -Мухоморы! - вставил Гинджи.
   -Ага. А еще шиитаке, только они, наверное, тут не растут...
   -Нет уж. Лучше сутки поголодать, чем нажраться мухоморов, - отрезал Бан, и вдруг в его глазах засветилась идея, - о! Шпулька! Давай свои нитки, мы будем ловить рыбу!
   Сначала Казуки просто ошарашено поднял глаза и тихо спросил, точно не веря себе:
   - Что ты сказал?..
   - Нитки, говорю, давай! - нетерпеливо рыкнул Бан и хихикнул, - наконец-то применим их по прямому назначению.
   Казуки резко выпрямился, спина его зедеревенела.
   -Я никому не позволю оскорблять школу Фучоин, - тихо, но очень отчетливо сказал он.
   -А кто ее оскорбляет? Наловим рыбы на ужин, а потом смотаешь обратно - делов-то! - Бана несло, - нитки - они и на болотах нитки. А так - польза хоть какая-то от них.
   Брови Казуки сошлись к переносице, губы и плечи начали подрагивать.
   - Я... никому... не позволю...
   - Бан-кун, Казуки-кун, - Куродо встал между ними, с беспокойством глядя то на одного, то на другого, - Бан-кун, не нужно так говорить об оружии Казуки-куна, вы же знаете, как он к этому относится. Казуки-кун, Бан-кун не хотел...
   И в этот момент Казуки, который, похоже, не слышал ни слова из сказанного Куродо, дозрел до нужной кондиции. Его левая рука потянулась к правой косе, где были приколоты поблескивающие в свете костра бубенчики. Но Гинджи, который очень хорошо помнил, чем в последний раз закончились подобные высказывания Бана, кинулся на Мастера Нитей и схватил того за руки прежде, чем он успел пустить в ход раскритикованное оружие.
   -Казу-тян, прекрати!! Казу-тян, Бан-тян всегда такой, когда нервничает!
   -Ах, еще я - и прекрати?! - взвился оскорбленный Казуки, - это я, что ли, начал?! Почему я еще и виноват остался, а?!
   -Казу-тян, - уже спокойнее начал Гинджи, - пойми, Бан-тян переживает за всех нас. Он ведь себя старшим чувствует. К тому же... - Гинджи понизил голос до шепота, - Бан-тян чувствует себя виноватым в том, что мы заблудились.
   Казуки перестал вырываться, с удивлением отметив, что видит перед собой не дурашливого, похожего на большого неуклюжего щенка, Гин-тяна, а прежнего, серьезного и сосредоточенного лидера "Вольтс".
   - Гинджи-сан, но... - неуверенно начал он.
   - Пожалуйста, Казу-тян.
   Но в этот момент взорвался Бан.
   - Гинджи, я не нуждаюсь в том, чтобы меня защищали!!! Если кто-то хочет попытаться набить мне морду, то давайте, вперед! Самое время!
   -Бан-тян, прекрати... пожалуйста, - серьезно попросил Гинджи.
   Бан набрал воздуха в грудь, чтобы разразиться возмущенной тирадой с перечислением всего, что он думаем о присутствующих, но... выдохнул, так ничего и не сказав. Вместо этого он просто, надувшись, сел на землю и уставился себе под ноги, что-то там сосредоточенно изучая. Казуки, с аналогичным видом, дулся в другой стороне полянки, бормоча:
   - Конечно... у всех нервы... только срываться нужно обязательно на мне... У меня что, на лбу написано, что я крайний?.. Что ответить не могу...
   - Гинджи-кун, давайте сделаем кофе, - устало вздохнул Куродо.
   -Ага! - оживился тот, снова становясь прежним, и принялся собирался сухие ветки для костра.
   Сказать по правде, Бан переживал не столько из-за стычки с Казуки, сколько оттого, что на какой-то долгий и страшный миг ему показалось, что Гинджи снова стал прежним - грустным и даже угрюмым Повелителем Молний. А ведь он всего себя отдал на то, чтобы вернуть Гинджи его лучезарную улыбку.
   В глубине души он злился на себя, что сорвался, но понятия не имел, как это исправить - мириться и извиняться Бан просто не умел, как и не умел показывать слабость. А потому он только мрачнел с каждой секундой, буквально выедая себя изнутри.
   - Бан-тян! - страдания были прерваны на самом захватывающем месте, - держи!
   Улыбавшийся Гинджи протягивал ему кружку с горячим кофе.
   Бан вздрогнул и поднял глаза, проворчав:
   -Ну, что это еще?
   -Бан-тян, кофе! - пояснил Гинджи и доверительно добавил, - сладкий!
   Бан не очень-то любил кофе - с гораздо большим удовольствием он пил зеленый чай без сахара, но отказаться, когда друг смотрел своими щенячьими глазами, глазами привычного, веселого и беззаботного Гинджи, он просто не мог.
   - Ладно... спасибо, - неловко буркнул он, взяв кружку. В животе заурчало, напоминая, что с утра он ничего не ел.
   - Бан-тян, - Гинджи вдруг сел рядом и улыбнулся, - знаешь, а мне все равно нравится. Здорово получилось.
   - Чего? - Бан недоуменно на него покосился.
   - Ну, наш поход. Я ведь раньше никогда столько на природе не был.
   -Что, серьезно? - машинально спросил Бан.
   -Ну да! Сначала в Мюгенжо - там вообще почти ничего не растет, а потом... ну, мы ж с тобой все время были. Один раз только на море поехали, помнишь?
   -Да уж, - фыркнул Бан, вспомнив ту поездку, когда при виде пляжа, моря и загорелых девушек в бикини, играющих в волейбол, у них напрочь выветрилось из головы задание, с которым они, собственно, и приехали на побережье.
   -Бан-тян, пошли к костру! - Гинджи стал тянуть Бана за рукав футболки.
   - Не хочу! - из чистого упрямства буркнул Бан, - я тут...
   - Ну, Бан-тян! Ну, пошли! - Гинджи упорно тянул его.
   Бан хотел было, по своему обыкновению рыкнуть, но вместо этого... вдруг обнял Гинджи за плечи и прижал к себе.
   - Ты меня так не пугай больше... - прошептал он в вихрастую макушку.
   -Угу, я не буду, Бан-тян! - пообещал тот, хотя не очень понял, что имел в виду Бан. Главное, чтобы тот был им, Гинджи, доволен и никогда не прогонял. Он очень хотел именно так и сказать, но вместо этого, просто молча потерся щекой о плечо старшего друга.
   Бан еще раз взъерошил его светлые волосы и, поднявшись, подошел к костру, где сидел одинокий Куродо с кружкой дымящегося кофе.
   - А этот где... мастер бесподобной техники? - поинтересовался Бан, присаживаясь рядом.
   - Казуки-кун ушел к лесу и сидит там, - поведал Куродо, - осмелюсь предположить, что стоит позвать его обратно.
   -Гинджи, позови, а то его там волки съедят, - пробурчал Бан, и, увидев ужас, отразившийся в глазах доверчивого друга, пояснил, - шучу. Но назад верни, хватит ему дуться уже.
   Вопреки опасениям Бана, Гинджи вернулся довольно быстро. За ним тенью следовал Казуки. Он все еще сохранял обиженно-независимый вид, но к костру подошел без сопротивления, правда, уселся с противоположной от Бана стороны, рядом с Куродо.
   Бан тоже на него не смотрел - как обычно, когда ему было перед кем-то стыдно, он начинал злиться на того, кто служил этому причиной. Казуки же принял у Куродо чашку, подчеркнуто-официально его поблагодарив, и, сев очень прямо, стал пить мелкими глотками.
   Гинджи вздыхал и маялся, общее молчание его угнетало. А еще очень хотелось есть. Сладкий кофе поначалу немного заглушил голод, но организм было не обмануть - в животах урчало у всех, а сознание того, что в ближайшем будущем ситуация не изменится, делало муки голода особенно тягостными.
   - Так, всем спать, - мрачно распорядился Бан, - во сне есть не хочется.
   - Бан-кун, сначала нужно поставить палатку, - заметил Куродо.
   - В прошлый раз и без палатки нормально спали!
   Казуки поежился, вспомнив это "нормально", но промолчал.
   -Казу-тян, а тут точно нет съедобных грибов? - жалобно спросил Гинджи.
   -Гин-тян, я не знаю, - наконец подал голос Мастер нитей, - я боюсь ошибиться...
   Гинджи вздохнул и печально спросил:
   -А ты тоже хочешь есть, Казу-тян?
   -Конечно, - чуть улыбнулся тот, - но мне приходилось голодать и больше.
   -Когда это? - не выдержал молчания Бан.
   - Раньше, - коротко ответил тот, но потом все-таки добавил, - когда ушел из Мюгенджо, например.
   - А на что ты тогда вообще жил? - опять спросил Бан.
   - Ни на что... у меня ведь не было ничего, даже документов.
   Казуки сказал это совершенно спокойно, даже охотно - Бан с удивлением понял, что тот обрадовался возможности прекратить бойкот и, чтобы закрепить их перемирие, попросил:
   -Расскажи. Все равно, делать нечего.
   -Ты же говорил, что лучше лечь спать, чтобы есть не так хотелось, - дружелюбно улыбнулся Казуки.
   - Так спать тоже не хочется, - буркнул Бан, - уснешь тут на голодный желудок... Гинджи, ты куда?
   - Бан-тян, я быстро, - Гинджи встал и направился к лесу, - только посмотрю, вдруг там есть какой-то гриб?
   - Гинджи, не вздумай чего-то сожрать! - рявкнул Бан, - ты же ничего в грибах не понимаешь!!!
   - Нет, Бан-тян, я сюда принесу! - заверил Гинджи.
   -Еще лучше... Ксо... Гинджи, вернись! Ты заблудишься!!
   -Я себе посвечу! - утешил тот.
   -Вернись, я сказал!
   - Бан-тян, я уже почти вернулся! - крикнул Гинджи и засверкал пятками. Видимо, его тяга к природе, и правда, проснулась с необузданной силой.
   - Ксо! - Бан вскочил на ноги, - ну, сейчас я его за ухо сюда притащу!
   -Бан, не надо. Гин-тян сейчас вернется, с моего места его хорошо видно, - остановил его Казуки, - вернее, видно его искры.
   Гинджи действительно вернулся довольно быстро, сияющий, как новая монетка.
   -Бан-тян, смотри, что я нашел!
   -Что еще? - Бан на всякий случай отодвинулся, памятуя давешних жуков.
   - Гляди!!! - Гинджи искрился и сиял от восторга. В вытянутых руках он держал гриб. Вернее, так - Гриб. Потому что тот был, поистине, огромный - на длинной толстой ножке, а шляпка была около 25 сантиметров в диаметре. И еще, с виду он был чистейшей несомненной поганкой.
   - Гинджи, выбрось, он ядовитый! - уверенно проговорил Казуки.
   -Казу-тян, не может быть! - казалось, тот сейчас расплачется, - он ведь такой красивый!!
   -Гинджи, но мы ведь не знаем, что это за гриб. А на поганку он очень похож, - объяснил Казуки и вопросительно посмотрел на Куродо.
   Тот развел руками:
   -Я умею лечить отравления, но не настолько хорошо разбираюсь в грибах. Но, если есть сомнения, полагаю, не стоит рисковать.
   -Бан-тяаааан, а можно я его тогда просто так с собой возьму? - Захныкал Гинджи, - он такой большой! Я никогда таких больших грибов не видел, даже на картинках!
   Бан нахмурился, он не без оснований опасался, что, мучимый голодом и любопытством Гинджи все-таки не вытерпит и попробует гриб.
   - Гинджи, он ведь не будет таким все время, он сгниет!
   - А я его засушу! Аккуратно!
   -Гинджи, я тебе обещаю - как только мы выберемся, я тебе куплю шиитаке. Они полезные и не ядовитые. Договорились? - собрав все терпение, предложил Бан.
   -Ладно... - печально бормотнул Гинджи и аккуратно отложил гриб в сторону.
   -Казуки-кун, вы начали рассказывать о том, что было после вашего ухода из Мюгенжо, - решил отвлечь Гинджи от мыслей о еде вообще и найденном грибе в частности, Куродо, - может быть, вы нам расскажете. Если, конечно, вам не очень тяжело об этом вспоминать...
   - Нет-нет, ничего, - помотал головой Казуки, - это не самое тяжелое было... Ну, так получилось, что, когда мы с Шидо ушли, я остался совсем один. А я... вообще-то, о жизни в реальном мире я знал немногим больше, чем рожденные в Мюгенджо, ведь в детстве я все время жил в нашем закрытом поместье.
   -А чего ж Тарзан тебя бросил-то? - нахмурился Бан.
   -Он не бросил. Мы просто потерялись, - стал объяснять Казуки.
   -Как это вы потерялись? Он ведь говорил, что вы ушли вместе!
   -Ну, вместе мы только вышли из Мюгенжо...
   -А потом?
   - На нас напали...
   - Кто?
   - Если честно, я даже не совсем понял, - вздохнул Казуки, - то ли они ждали нас, то ли мы просто случайно подвернулись... но их было много, и мы бросились бежать, причем, решили разделиться, чтобы нас не поймали вместе, и... потерялись.
   - Бежать? - удивился Бан, - вроде, ты боец не из слабых, да и Тарзан...
   -Что я слышу! Змееныш признал меня неплохим бойцом! - раздавшийся из темноты знакомый баритон заставил Бана подавиться воздухом, а Казуки пролить на себя остатки кофе.
   -Шидо??
   -Шидо-ни!!
   -Шидо-кун?
   -Тарзан??!!
   - Ксо, а ты что здесь делаешь?! - Бан, наконец, смог взять себя в руки и произнести что-то внятное.
   - Спасаю тех, кого ты, Змееныш, завел в болота, - любезно объяснил Шидо, входя в круг света костра.
   -Я? Завел? В болота?! - Бан вскочил на ноги, зрачки его стали вертикальными, - а кто мне эту карту нарисовал?! Кто бил себя пяткой в грудь и уверял, что тут "красивое озеро и оборудованная стоянка"?! Кто мне эту корявую карту нацарапал?!
   Казалось, сейчас Бан накинется на Шидо с кулаками.
   -Я так понимаю, это было "спасибо", - флегматично заключил Шидо.
   - СПАСИБО?!? - от вопля Бана какая-то ночная птица сорвалась с ветки и ломанулась сквозь заросли, - ну, спасибо, Тарзан, за замечательную карту, за чудесное место!
   - Бан-тян! - пискнул Гинджи, - Шидо-ни! Ну, давайте дружить! Ой, Шидо-ни, а у тебя покушать есть?!?
   Но Шидо не услышал. Те, кто его видел в этот момент, могли поклясться, что у него появились клыки и когти, да и сам Повелитель Зверей стал больше похож на готового броситься леопарда, нежели на человека.
   -А что, Змееныш, - прошипел он, - болото для змей - дом родной.
   - Вот, как ты думаешь? - прошипел в ответ Бан, прищурив глаза с вертикальными зрачками, - тогда такого Тарзана, как ты, вообще давно пора в зоопарке показывать! Хотя, ты ведь уже состоишь при частном зоопарке богатой девочки! Домашний питомец на содержании!
   -Что ты сказал? А ну повтори еще раз, змеиное отродье?!
   -Что слышал, обезьяний тренер! Хвост отвалился, а с дерева еще не слез?!
   -Да я сейчас твою змеиную шкуру на сумку пущу!!!
   -Дорасти сперва, недостающее звено эволюции!!
   -Змееныш!!
   -Звереныш!!
   -Шидо-кун, мы очень благодарны вам за помощь, - тихий голос Куродо каким-то непостижимым образом перекрыл вопли обоих задир и заставил их замолчать.
   - Ага, особенно вот он! - рыкнул Шидо, кивнув на Бана, - ну просто изошел на благодарность!
   - Бан-кун просто очень устал и переволновался...
   - Кто переволновался?!? - заорал Бан, - я переволновался?!?
   -Бан-тян, ты, - кивнул Гинджи.
   -Шидо, как ты нас нашел? - наконец нашел возможность вставить свой голос Казуки. До этого он пытался хоть как-то стереть пятна кофе с футболки.
   Тот только рукой махнул и коротко бросил:
   -Имитация волка. Пошел по следу.
   -Значит, когда я говорил Гинджи, что его могут съесть волки, то был прав, - хихикнул Бан.
   - Нет, его не могут, - прищурился Шидо, - а вот тебя, Змееныш, очень даже!
   И, не дав Бану что-то вставить, Повелитель Зверей продолжил:
   - Ну и погоняли же вы меня! Только возьму след, приду на место - а вы оттуда уже смылись! Можете вы объяснить, чего вас по всей долине мотало?!
   - Лучше объясни, чего ты нас искать пошел? - мрачно спросил Бан, - Пол все-таки что-то понял и нашел тебя?
   -Пол? - удивился Шидо, - нет, Пола я уже неделю не видел. Сам забеспокоился - проводника-то у вас нормального не было.
   За колкостями Шидо прятал обычное смущение - он не мог признаться, что действительно беспокоился за ребят, которых, несмотря на постоянные пикировки с Баном, считал своими друзьями. И, как выяснилось, беспокоился не напрасно.
   - Чего у нас не было, так это нормально карты! - хмуро бросил Бан, - небось, сам не понял, чего нацарапал...
   -Дай сюда! - рявкнул Шидо, выдергивая у Бана из рук мятый клок бумаги, когда тот достал его из кармана, и распрямляя на колене, - и что тут непонятного?
   -А где тут обещанное тобой озеро и стоянка?! - Бан выхватил карту обратно и ткнул в нее пальцем.
   Шидо некоторое время удивленно смотрел в листок, будто видел его впервые, а потом вдруг расхохотался, сложившись пополам.
   -Ты чего ржешь? - с подозрением поинтересовался Бан, всей поверхностью кожи ощущая подвох.
   -Змееныш... Ты знаешь... что все это время... держал карту... вверх ногами?! - стонал от смеха Повелитель зверей.
   -Чего?! - взъярился Бан, зыркнув на мучительно пытавшихся не засмеяться остальных друзей, - ты что, совсем сдурел?!
   Шидо, все еще смеясь, крутанул лист и сунул его Бану под нос:
   -Вот!!! Смотри! Вот озеро! Вот лес! Вот стоянка!!
   -А ты, бакаяро, не мог, что ли, подписать, где у твоих каракулей верх, а где низ? - вяло огрызнулся Бан.
   Впрочем, ругаться ему, почему-то, расхотелось. Как-то внезапно пришло осознание, что они спасены, что с Гинджи и остальными все будет в порядке.
   - Шидо-ни, у тебя покушать есть? - опять жалобно спросил Гинджи.
   -Нет, Гинджи, я не брал с собой, - растерялся Шидо и тут же махнул рукой, - да ладно, скоро дома будешь, там поешь.
   -Скоро? Шидо-кун, вы хотите сказать, что мы находимся недалеко от города? - удивился Куродо, выливая остатки кофе в костер, чтобы потушить его.
   -Нет, от города мы довольно далеко, а вот железнодорожная станция находится прямо за этим перелеском, - пояснил Шидо.
   Повисла продолжительная пауза, в течение которой все четверо, даже Куродо, становились все более похожи на собственных охреневших чибиков.
   - Вооот!!! - вдруг заорал Бан, тыча пальцем куда-то в лес, - а я ведь говорил, что надо туда идти! Говорил!!!
   Шидо будто стал еще выше ростом, наслаждаясь произведенным эффектом, но потом все-таки сжалился:
   -Ладно, все хорошо, что хорошо кончается. Пошли, там как раз электричка до Токио скоро должна быть. Кстати, последняя... - потом он нагнулся и, подняв отложенную Гинджи потенциальную поганку, заметил, - не такие уж вы и голодные, если деликатесами разбрасываетесь.
   - Чего? - моргнул Бан, - ты о чем, Тарзан?
   - Гриб-зонтик! - Шидо предъявил всем трофей Гинджи, - не часто найдешь в наших краях. Его на сковородку со сметаной минут на десять - пальчики оближешь!
   - Так он... не поганка? - Бан все еще не мог поверить.
   - Слушай, Змееныш, ты всегда туго соображал, а сейчас, похоже, вообще последние мозги на болотах оставил! Я тебе японским языком сказал, это - гриб-зонтик, деликатесный и очень редкий здесь!
   - Мой гриб!!! - радостно завопил Гинджи.
   Он вцепился в свою находку и прижал к груди, едва не раздавив.
   Гинджи так и шел до станции - держа гриб обеими руками перед собой, как флаг. Казуки хромал за ним, Куродо замыкал шествие.
   На перроне было пусто, лишь одиноко светили неяркие лампочки, и приторно улыбалась с рекламного щита шаблонная красавица.
   - Ну что, опоздали? - скривился Бан.
   - Совсем нет, - ответил Куродо, глянув сначала на расписание, потом на электронные часы, укрепленные на стене билетной кассы, - электричка должна подойти через 10 минут. Нам стоит пока купить билеты.
   Поезд подошел строго по расписанию, и ребята, с трудом втянув все свои рюкзаки, загрузились внутрь. Вагон был совсем пустой, только в дальнем конце дремал какой-то служащий в костюме, с портфелем в обнимку.
   Электричка мягко взялась с места, негромко зашипел мотор. Всем сразу захотелось спать. Точнее, всем, кроме Бана. Он поерзал на месте, а потом как-то сдавленно пробормотал:
   -Тарзан... ну это... спасибо...
   Шидо закашлялся, подавившись воздухом, а потом смущенно пробормотал:
   - Да всегда пожалуйста...
   - Так скажи мне, какого вы со Шпулькой от тех отморозков когти рвали? - спросил как-то разом повеселевший Бан, - где ж ваша Бесподобная непобедимая техника?
   - Змееныш, только такой недалекий боец, как ты, позволяет врагам нападать на себя всей толпой, - снисходительно заметил Шидо.
   -Что?! Кто?! - завопил Бан на весь вагон, разбудив клерка на дальнем сиденье, - какой...
   -Ладно, тихо. Я пошутил, - примирительно остановил его Повелитель зверей, - но сам подумай. Много ли шансов у каждого из нас против целой толпы вооруженных отморозков? Да ни я, ни ты, ни Казуки, ни даже Акабане ничего не поделают со всей своей техникой против обычного автомата! Особенно, если этих автоматов десяток. Поэтому, остается только одно - убегать.
   - Струсили, значит! - мстительно сделал вывод Бан.
   - Нет, Змееныш, ты все-таки непроходимый тупица, - вздохнул Шидо, - ну попробуй подумать немного! Они бросились нас догонять, но толпа не может бежать с одинаковой скоростью! Они по одному, по двое догоняли нас, и мы могли сражаться с ними на равных, ясно?
   -Это ты - тупица! Пока сражаешься с одним, добегают другие! Причем, добегают, как правило, быстрее, чем ты завалишь первых! - наставительно возразил Бан.
   -Это смотря, как сражаться, - хмыкнул Шидо, - мы ж не на катанах с ними рубились. Видел, как Казуки нитями работает?
   Бан хмыкнул что-то неразборчивое, потом язвительно добавил:
   - То-то вас так развели, что потом найтись не смогли!
   -Ну, это да, - не стал на этот раз спорить Шидо, - знаешь, город настолько отличается от Мюгенжо, столько там грязи, шума, людей, запахов. Я даже след взять не смог...
   -И как же вы потом нашли друг друга, Шидо-кун? - подал голос Куродо, который до того смотрел в окно на пролетающие огни полустанков.
   -Городские птицы помогли, - охотно пояснил Повелитель зверей, - я Казуки тогда из участка вытащил.
   - Из участка?! - недоуменно спросил Бан, - Шпулька, ты как в ментовку-то загреметь умудрился?!
   - Я же говорю, я совсем не знал, как все тут устроено, за пределами Мюгенджо, - вздохнул Казуки.
   - Ты что, спер что-то? - прямо спросил Бан.
   - БАН!!! - возмущенно взвизгнул Казуки, вторично разбудив несчастного клерка, - да как ты мог такое подумать?! Чтобы дворянин Фучоин...
   - Ну, ладно, ладно, - примирительно замахал руками тот, - так что случилось-то?
   - Да так... - Казуки сразу поскучнел, - схлестнулся на улице с одними...
   -Казуки за девушку вступился, - пояснил Шидо, - он...
   -Простите, что перебиваю, Шидо-кун, но нам выходить, - прервал его рассказ Куродо.
   -Что? А, точно, - Шидо, а с ним Бан, Казуки и Гинджи, все еще обнимавший гриб-зонтик, выглянули в окно, за которым уже светили яркие огни токийского пригородного вокзала...
  
   После ярко освещенных центральных улиц, двор дома, где жили ребята, казался совсем темным и безжизненным.
   - Ну вот, доставил в целости, - немного смущенно пробормотал Шидо и развернулся, собираясь уходить.
   - Эй, Тарзан, ты куда? - удивился Бан, расчесывая искусанный комарами локоть.
   - А что, Мидо Бан желает видеть меня в гостях? - с каким-то вызовом обернулся Шидо.
   - Ну... - Бан на мгновение растерялся, но тут же ухмыльнулся, - мы ж сейчас этот чудо-гриб будем готовить! Раз уж ты сказал, что он съедобный, то тебе первому и пробовать!
  

Июнь-июль 2009


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 2" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"