Fylhbfyjd Gfdtk Fktrcfylhjdbx: другие произведения.

Электричка , я и Вирджиня Вулф

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Посвятил хорошему ,доброму ,светлому человеку

  
  
  
  
  
  А.К.
  
  Она спросила: "Люблю ли я Вирджинию Вулф?", и в тоне её вопроса мне послышалась интонация полубандитика Мазика, простецки интересующегося: "А слушаю ли я группу "Чи-Ли"?". Два вопроса на равных чашах весов с гирьками простоты, искренности и случайности. Мазик бы недопонял её, а она его; в разнополюсности восприятия действительности их слова аукнулись бы эхом недопонимания, ненормальности и абсурда.
  
  С Мазиком я пересёкся на работе, с которой слинял, как и всегда, в погоне за иллюзиями, казавшимися мне на тот момент реальностью. Но вот миф разрушился, жизнь харкнула в рожу, постоянно угнетало чувство некоего дискомфорта и позора, тоска отводила взор от книг и интернета. Ну, обычный, короче, сдвиг по фазе, происходящий в конце весны, когда, как всегда, ничего не успел и нефига ждать. Вот в этот момент поддержала Она. Она - это редакторша (мать-основательница) одного из литературных сайтов с прикольной графикой.
  
  Она написала мне письмо, на которое я сдуру накатал ответ длиной в рулон туалетной бумаги. А сейчас впереди нескончаемый рулон железнодорожного полотна, а в руках - томик Вэ Вулф. Я специально откладывал это чтиво к дороге в электричке. Мне что-то реально так муторно, что конкретно ничего не лезет в голову.
  Мне подходит к 27ми, и, если, повезёт, я скоро получу свидетельство об окончании ПТУ. И, наверное, пора б уж взяться за ум и удержаться на новой работе с новой специальностью; правда, прежние поступки выглядели не всегда удачной попыткой переступить через себя, что избавляло сперва от бесчисленных комплексов, но впоследствии приводило в стопор. Тем более, жил больше-то иждивенцем, и это, несомненно, тяготило. Но трудно, ах, трудно было отказаться от иллюзий: больно уж реальными казались они, и в э т о й реальности было куда более комфортно. Не устраивала-от эта жизнь - и это тоже были своеобразные чаши весов с просверленными и залитыми свинцом дырками безрассудности, обиды и разочарования, - фрустрация, короче.
  
  Я смотрю в оконце электрички, равно как в экран монитора: отрешённо, безучастно, скучающе. Внутри меня коктейль тоски, надежды и непонятного, и я пьян им. Перед глазами - убегающие в тихую покоящуюся даль станции, а в памяти - добрый сайт, домашний какой-то, веющий спокойствием, радующий очарованием простоты. Как и всегда, мои надежды не оправдались, и я что-то долго не могу придти в себя. Это как палка, на одном конце коей - комплексы, на другом - самомнение. И единственное, что у меня сейчас осталось, - это ПТУ (ну, конечно же, и Церковь, из которой меня, по идее, гнать пора). И нынешние станции отбытия и прибытия - это точечная геометрическая прогрессия модели моей долбаной жизни. Или я напираю в этот раз на профессию, заранее зная, что это вновь выльется в обязаловку и принудиловку. Или я на всё забиваю и наконец-то куда-то уезжаю и за счёт этой профессии устраиваю свою жизнь. Это похоже на бред. Но большим бредом было б искать золотую середину - это тоже как выйти на середине пути - ну куда я там пойду и что вообще делать-то буду, хиппарь я, что ль, в натуре?! И вот вместо того, чтоб свои гроши внести в семью, я еду профукивать их к врачу, чтоб расставить все точки над "е".
  
  Я листаю томик Вирджинии Вулф и обращаю внимание на свои длинные "музыкальные" пальцы с обкусанными до мяса ногтями. "Нда..." - думаю, - "первый признак невроза". Пора бороться. И лучше духовно. Хотя последнее долгожданное причастие вряд ли пошло на пользу: да и подхожу-то к нему больше с мыслью не о спасении, а - надежде. Мне что-то реально туго в этот раз придти в себя. Невольно задумываюсь - в кой уж раз? - забить на творчество и понимаю... что это не по мне.
  
  После последнего абсолютнейше бестолкового причастия, к которому и подходил-то больше, как к надежде, нежели к спасению, сунули в кулак сотку, половину её профукал в течение часа, потом стало стыдно, в очередной раз попрощался с приятелями по Интернету и принялся ничего не делать, потому что было н е д о ч е г о!!!
  Странный, конечно, сайт и странные люди: меня, например, там обозначают во множественном числе, хотя подобных мне обычно обозначают Васьками, Кольками и прочими всякими там Лёхами. "Алчи-алчи..."
  
  Мне по-прежнему трудно придти в себя, но я пишу, а значит, появляется-таки стимул карабкаться из непонятного явления под названием Ж И З Н Ь.
  Мысли мешают читать - мне хочется д р у г о г о, а поэтому я, равно как и прежде, жду конечной станции...
  
  Потерянное успокоение, восполненное духовным, окрыляет надеждой, а последний пережитый стресс привычно толкает писать, переживая всё заново и вкручивая извилины: совокупность оного обогащает подкожной потаённой энергией, без участия которой невозможно восполнился дисбаланс атрофированной мечты... И Бог с ним, что произойдёт это на том же сайте, не от любви к нему, а дешевизны публикации. Так же и чуть ли не каждодневное отирание в Храме, порождённое первоначально отчаяньем и безысходностью, не только способствует укреплению хронической - П О К А!- трезвенности, но и рано или поздно порождает в гамме скрытых душевных аккордов нотки радости и благодарности в дневном чарующем великолепии небесной симфонии...
  
  И тут нежданно-неожиданно в эти холодные дни мая пронзила мысль, что подобная нервотрепень вызвана лишь... внеочередной погоней за иллюзиями, что как облака: растают и позабудутся. В то время, когда все силы надо было прикладывать на прохождение ВУЗовского конкурса, их уже не оставалось. А это значит, что имелось - ОПЯТЬ 25!!! - лишь ПТУ. И надо было хвататься, держаться х о т ь за него, а не страдать леностным пофигизмом даже при написании конспектов. Да и какие уж там ВУЗы после 20-то семи!?! Явно намечался и обрисовывался эффект взорвавшейся бикмуллиниады, но... мне всё равно вот этого было мало!
  
  Листки календаря безжалостно сдирали послепервомайские дни с традиционным разгулом нелюдных нынче рабочих, чьи дети упрямо стремились становиться менеджерами и психологами, отчего, спустя годы мытарств и скитаний, невостребованно торчали на бирже, нехотя возвращаясь к пыльному кармическому рабместу своих уставших и выматывавшихся в дупель предков.
  
  И вновь взгляд в окно, как на всевидящее око монитора: от такой web-дизайнерской релаксации можно, чего доброго, вообразить себя в кресле-качалке у камина, бросающего на пол тёплые ласковые полосы...
  
  ...Трудно, ох, трудно жить в мире, в который не вписываешься и который является для тебя чужим и родным одновременно. Кратковременный побег в интернет отвлекает от реальности. Реальность в грязной, пропахшей бензином и потом спецовке. Реальности ощущений и восприятий. Реальность дум, надежд и изгоев.
  
  Мысли как мухи на стекле или голуби на подоконнике. Мысли окунаются в чтиво, но в голове пусто и напряжённо. Так бывает, когда возвращаешься в реальность, потому что, даже если и есть время, то нет мотива заняться чем-то интеллектуальным. Хочется кричать, а стыдно выговориться. Стыдно показать себя ничтожеством. А потому, как моллюск в раковину, в скорлупу цыплёнок замыкаешься для бесед с самим собой. А потом накручиваешь себя так, что опустошишь все внутренние просторы прекрасного, несообразующиеся с настоящей действительностью. Миг молчания. Тупость побед. Никчёмность. Сложность взаимоотношений. Лёгкая прохлада разочарований. Принуждённость действий и движений. Слабость исхода. Ожидание конца. Потеря Бога. Поиск духовного. Правило Серафима Саровского. Блудные мысли. Тайна за семью печатями. Психография. Идиотизм самонапоминаний. Электричка. Томик Вирджинии Вулф.
  
  О болезненном чувстве невостребованности и ненужности калякали бывшие шкидовцы по телеку: "Аритмия сердца" не ждёт ли раскрученных и навороченных всяких фабричных и народных артистов?
  
  И вновь понимание себя обузой и вынужденность смириться с действительностью - м е н я - т о что всё это трогает, аж на слезу прошибает?.. А может, и не случайно... Неприспособленность к жизни, узкие рамки социальных ролей, взрыв эмоций, думы, думы, разговоры, безынтересность бытия, думы, думы, разговоры, знаки вопроса, неизвестность, подкожный холод осознания, электричка и Вирджиния Вулф.
  
  Храм, интернет, разговоры, телевизор, письмо, Вирджиния Вулф. А там - зона, вынужденное одиночество, лабиринты гортопа, кресло, параллельность неизвестного и привычного, недочитанный Бродский, начатый Нилус и собственноручно забитая дверь в интернет.
  Но даже в электричке не убежать от беспокойства; внешняя тишина и внутренний покой оседают как муть на дне стакана, когда не в ладах ты, милый, с самим собой, прекрасно раненный словом, таращишься на окружающую тебя действительность...
  
  Пытка ожиданием письма продолжалась достаточно долго, и, мнится, этим состоянием - поскольку это первостепенное состояние, а не ощущение или ж восприятие реальности - была прожита львиная доля бессознательной жизни. Пытка ожидания письма проходила в предвкушении необычайного, чудесного, великолепного - дивного мира, мира, отворяющего завесу в и с т и н н у ю R е а л ь н о с т ь , прожитую сердцем , вскормленную душой, глубокую, чувствующую, проникновенную. Пытка ожиданием письма проходила устало, чуждо, отрешённо. Безучастно и пассивно. Дождливо и ветрено. Непогодой и хаосом. Смятением мыслей и чувств. Восторгом и умилением. Порывом и фантазией. Необузданностью и кротостью. Верою и безверием. Страстью и любовью. Жаждой жить и ожиданием кончины. Тупостью и безучастностью. Все стихии и все циклоны, вообразимые и бесстыжие, гордые и тщеславные, оправдывающиеся и раскомплексованные, сходились мистической точкой Хэ или Икс в фантасмагорийской мистерии придурков: "Жить ожиданием чуда". "Старая ведьма по имени Ассоль", - тянуло напоминание в ту ещё самиздатовскую пучину, где непонятно, нужен ли ты был, но нужно для чего-то было быть. Но алый конвертик по имени "чудо" ещё не пришёл в гавань почтового ящика. То, что было, являлось не более, чем отблеском, бликом того несуразного чуда, но и оно являло собой лишь худенькую жиденькую тень из преисподни. И тут - как гром... звуки оркестра: их не слышишь, но... чувствуешь!.. Ими живёшь и понимаешь. Понимаешь немыслимость ненужности подкожных творческих импульсов. И взгляд на потолок, а в руках - сборник В - точка - Вулф. И лишь странная тень за спиной бесшумно предощущением подкожного холода скользнула к тамбуру. Взгляд на потолок. Релаксация.
  
  Когда не ощущаешь нужности там и сомневаешься в восприятии её здесь, а посерёдке - и делать вроде нечего, самое место в электричке, что домчит тебя оттуда через серёдку прямо сюда. Электричка - это как пародия, дурацкий бестолковый фильмец с бесконечными заставками "ха-ха", на современную обыденность, не всегда реальную, созвучную внутренним чувственным потокам, но живую, искреннюю, , насыщенную образами, смекалистыми, простецкими, дурашливыми, ну, то бишь, русскими Иванушками, что и на печке семисотой в виртуальный мир домчатся, и в кипяток проблем, нырнувши, не ошпарятся.
  
  Реальность с заблокированной памятью, где люди как куклы, они вне времени и пространства, они замерли в обыденном потоке, а если для чего и служат, то лишь как смена декораций. Я чувствую слезу, капающую на пол, и вдруг шуршит, шелестя, тень, и солёная точечка засасывается в её воронку. Глупо, несуразно, безразлично дышится весной. Весной, похожей на мрачную осень. Осень, скучающую прощанием. Прощанием - горько-кислым, как грусть. Грусть, как та, что мешает потоком сумасбродств и треволнений вчитываться и вникать в происходящее и в сборничек Вирджинии Вулф.
  И сколь не читаю Вулф - не вникаю в содержимое. Её образы, обороты, описания плетутся причудливой позолотой посеребрённых узоров в моё подсознательное. Но сколь не читаю - не вникаю в содержание. Сколь не бегу от привычности - она в с е г д а рядом со мной. В соседнем вагоне с расфуфыренной тёткой-библиотекаршей было холодновато, отчего сунулся в этот. И хоть аустерал больше, но тут прямо в ноздри пфыкнул ядрёный запах пива хмельным напоминанием об уничтоженных когда-то килограммах собственной писанины, служащей всего лишь потрёпанной вонючей макулатурой. По соседству в правом ряду, наверное, студенты. Молодёжь всегда стремится казаться чуточку повзрослее. И чем угодно: наглостью, гениальностью, сарказмом, самоиронией, раскованностью, крутизной, блатизной, придурошностью, наконец! Хотели пацаны на халяву проехать. Арась! Штраф сдёрнули. Недовольные пошли курить и материться. Тамбур - это какое-то особое шайтанское место, из него иногда выходят с разбитыми мордами, сам видел. Так что мне дивиться, если вдруг оттуда выскальзывает нечто непонятное, прозрачное, растворяющееся в несуразном человеческом потоке?!
  
  Читать становится всё более невозможным: народу прибывает и прибывает. Вот заваливается какой-то чудаковатый, не отошедший с похмелья, тепленький ещё, укалка с разновозрастной компанией деревенских баламутов. Уставший от безделья и замаявшийся разгонять его ковырянием в сотовом телефоне напарника. Наверно Студент-1 пытается вставить по поводу и без ядрёную матерщинку в разговор с мужиками. А вот и повод появляется. Приятели скидываются по рубалёчку и рубятся в карты. Атмосфера игры завораживает всех вокруг. Наверно Студент-1 шарит мелочишко и, по ходу, ему везёт. Но тут он резко порывает и идёт нервно курить в тамбур. А его место в игре занимает Наверно Студент-2.
  Уф, опять не до чтения. Вот уж поди заведут под вечер родную общагу круголям выученного карточного твиста. Ну а что!? Бедные студенты в общагах только тем и занимаются, что в качестве факультатива изучают ещё и науку выживания в критических условиях жизнедеятельности.
  Странно читать Вирджинию Вулф под попсовые мелодии сотового телефона, кусая подтаявшее мороженое, когда у него вкус становится более другой, молочней, что ли. Странно созерцать настоящее, думая о завтрашнем дне - при этом уж точно в голову ничего не полезет - ни Бродский, ни Нилус, ни Вулф. Тяжело соглашаться с неизбежным и приковывать себя к необратимому. Трудно быть выше всего приземлённого, если ты - неотъемлемая частица оного. Пальцы. Ладонь. Письмо. Разочарование? Нет? Согласие с имеющимся. Излишнее подтверждение. Отпечаток умерших в прошлом веке стереотипов и шаблонов, наложенных и на собственное чело. Бесконечное перечитывание строк о чужих бедах и горестях. Задевает, нет? Если честно, непонятно. Так уж было: девчонка одна умная с Шахуньи письменно высказалась и замолчала, тем паче наколбасил ей на что не пойми чего сквозь призму провинциальной подворотни. А теперь, пользуясь случаем, извиняюсь. Да не перед ней одной. Поймут те, к кому оно соотносится. Непонятно... Итак, непонятно! Но странно, равно как и всё необычное. За счёт чужих слов и мнений задумываюсь о себе. Наверное, я просто настолько привык к неадекватному себя восприятию, что параллельное мне видится даже - и не несколько! - странным...
  
  Мне хочется поскорее выйти на перрон и растворится в ожидании и неизвестности. Я задолбался там объяснять и доказывать, и мне хочется хотя бы на час забыться от преследуемого чувства недопонимания меня и там. Да и ощущение другого города умиляет. Оно всегда притягательно. Сижу и молчу. Несколько заблудший и немного заблудившийся. Заблудившийся в собственной жизни.
  
  Недопонятый мною томик окунается в сумку. Вагон наполняют новые герои. Вот девушка. Впаривает христианскую газету. Прилизана. Причёсана. Упакована в кожаное изделие. Я, отказываясь, извиняюсь. Кажется, на какую-то фразу отвечаю: "Спаси господи", на что - молчание...
  А вот дядя в белой фуражоночке и симпотном пиджачке, в сочетании с красной рубашонкой придающего интеллигентный вид. Входит и предъявляет: "Жизнедеятельность бандита Путина". А-ма-ма-ньки! Ах, это он уже иную газету втюхивает. "Вор, бандит, предатель Путин" - сыплются лозунги с его уст. Публика отрешена, пассивна и безучастна. И трудовой народ разучился смотреть "Новости" - реалити-шоу, развлекательные, музыкальные, сенсационные, скандальные и прочие аномальные хроники для него стали круче. А он, знай себе, ищет что-то про стачку и революцию, ведущую к процветанию всей мировой цивилизации. Пугает, что нечитающие сие удивительное издание не желают советской власти. И опять - молчок. И редкое шевеление масс. Нарисуйся сейчас Ещенко с коронной фразой: "Пожертвуйте на Храм!" я б поди, чесслово, не удивился. Дядёк уходит. Вот так от нас ушёл коммунизм: в китайских шароварах, в сланцах на перезаштопанные носки.
  Сон морит меня. Глаза слипаются, и я вроде бы уснул. Сквозь сон понимаю: долгожданная станция близко, и мне пора идти туда, где в платной шаражке ждут врачи с голливудскими улыбками. Но не покидает и в то же время чувство, что кто-то смотрит через плечо. Открываю глаза: непонятным образом на коленях опять раскрытый томик Вэ Вулф с не совсем мне понятным от нагромождённых дум, глупой суматохи и пасмурного беспокойства сюжетом. А-ма-ма-ньки, так это сама - критик, историк, леди, аристократка смотрит через плечо... Я читал её строки, а она - мои мысли сквозь них.
  
  
  
  
  Ой!.. а это, кажется, не сон... Привет, чувиха!..
  
   Павлик Адреналин
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) К.Кострова "Дюжина невест для Владыки"(Любовное фэнтези) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Отборные невесты для Властелина. Эрато НуарПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНевеста двух господ. Дарья ВеснаОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AПоймать ведьму. Каплуненко НаталияОсвободительный поход. Александр МихайловскийВорожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь Вакина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"