Filin: другие произведения.

Сказка о Балде, волшебной палочко и проклятом капитализме.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Победитель соцсоревнования! Интерактивная сказка с дополнениями, изменениями, плавающим сюжетом и неубиваемым героем в режиме БОГа

   Сказка о Балде, волшебной палочко и проклятом капитализме.
  
   В некоторм царстве, в советском государстве посреди дремучей тайги жил-был добрый молодец, практически писаный красавец. Умом не блистал, да и шутки у него были дурацкие. За то и прозвали его люди добрые ласково - Балда. И была у Балды мечта - сделать величайшую в мире веешь - добрым людям на радость, а врагам на поругание. Мечта мечтой, но жить-то на что-то надо. Вот и трудился денно и нощно, не отрывая седалища своего, в сикрретнам предприятии. Дo того сикретнам, что даже вездесущая кровавая гэбня не знала, что там производят, куда уж ворогам.
  
   И сам Балда не знал, но детальки потихоньку приворо...ээээ заначивал, ибо была у него болесть такая, злым Крузом-колдуном насланная - боль в животе страшная к концу рабочего дня, ежели в заначку еще одну сикретнаю деталь не положит. Тот Круз-колдун, подстрекаемый мировым капиталом, проникся черной завистью к Балде за речи его праведные. А речи те были о могуществе оружия отечественного, доведенного до ума народными умельцами с помощью лучковой пилы и чьей-то матери, да патронах сильномогучих с пулями самодельными чугунными, что применяются в револьверте народного героя Нагана. Не вынес конкуренции колдун проклятый и наложил на Балду-праведника заклятие нычки деталей сикретных.
  
   Ну, долго ли коротко трудился на благо Отечества Балда, да пришла, беда, откуда не ждали - продал царь Пятно Говорливый страну за долю малую, а когда долю делили, Балда в нужном чулане животом маялся, ибо не нашел ни одной детали сикретной в тот день (трижды тьфу на колдуна проклятого). И ничего Балде не досталось. Даже Толян-сапог себе танк и самогонный аппарат успел урвать.
  
   И взяла грусть-печаль кручинная Балду - тридцать дней и три часа трудился он на благо Отечества, а в результате даже с сикретнага предприятия выгнали за профнепригодность завистники. И самогонного аппарата жалко было и танка быстрогусеничного. И решил Балда - уйду в страну реальных возможностей, несуществующую страну победившей демократии. Может в царстве проклятых капиталистов прилетит к нему птица-удача, ведь и там живут люди праведные, не всё вороги.
  
   Сказано - сделано. Привезла его лодка, что сама по воде без весел-парусов бегает, в град обширный с домами выше сосен таежных. Встретили его там праведники - умом такие же, только ликом черные. Пристроили смотрителем к машине волшебной, что камни-песок в бетон крепкий превращает. А что, работа знакомая, почти такой же на сикретнам предприятии занимался.
  
   И стало тут все в шоколаде у горемыки таежного - и работа любимая, и девы распутные умелые, и добрые черные братья, что помогают капиталистические нравы изучить. Но опять стряслась беда-кручина. Науськанный злым колдуном главный капиталист решил узнать - отчего так вольготно живется праведнику, отчего он песни народные не только в пьяном виде поет, но и в трезвом. И приехал, гад буржуинский, с инспекцией, да ногами топал, руками махал и криком мерзким кричал, когда Балда нечаянно, но с пролетарской ненавистью, бетон вместо тележки бетоновозной в карету буржуина проклятого слил. Лопнуло терпение у Балды, плюнул он со всем народным презрением на сладкую жизнь буржуинскую. И отправился в тайгу родную.
  
   Долго ли коротко блукал добрый молодец, но вернулся к родимому порогу. Глянул вокруг и закручинился - обнищал народ, портреты вождя величайшего Славы КПСС выбросил, смотрит по волшебному зеркалу, как иностранные чудища телепузики рожи корчат и жить учат.
   - Не бывать же этому! - Вскричал он. - Разве для этого я кровь проливал в сикретнам предприятии?! Я научу трудящихся, как возродить страну, как быть достойными памяти дедов наших.
  
   И засел он в тайном месте посреди тайги и достал он из заначки детали сикретныя. Да вот незадача, как не складывал - все сковородка с ручкой отъёмной получается, да еще пружина остается и труба двухметровая. Призадумался праведник - не козни ли это капитализьму мирового, ну да делать нечего. Идти на сикретнае предприятие надобно, вдруг в другой нычке что нужное сыщется.
  
   Но пролетела птица обломинго над тайгой, крылом махнула. Разграбили нычку тати корыстные, одни бумаги непонятные оставили да банку с закуской. Закручинился Балда, хлебнул из четка заветного, у бабки Новодворихи купленного, да закусил синим грибком из баночки. И открылось ему прозрение - явился перед ним святый Рон Хаббард (а сказать надобно, что в землях басурманских черные братья говорили о таком праведнике) и молвил:
  
   - Балда, счастье твое и есть счастье народное, создай учение мудрое, поделись им с сокам...учениками, и явятся тебе изобретения, и бумаги эти непонятные станут залогом успеха финансов....народного, и постигнешь ты тайны магические, и падут ниц перед тобой враги коварные.
  
   Все это была присказка. А дальше сказка говориться будет. Ибо стало все у Балды сказочно. Хлебнет из четка заветного, закусит грибком синим - раскрываются тайны вселенские, детали сикретныя в нужные вещи складываются, магические школы народов Севера просты становятся в изучении.
  
   Так после пятого гриба синего стал Балда Великим Учителем, стал писать он книги мудрыя, потянулись к нему ученики верныя. Верхом творчества Великого стала палка волшебная, что на той сковородке скачет с ходом трубы двухметровой и пружиною. Посрамлены завистники черные, укрылся Круз-колдун в далекой Испании, сидит Толян-сапог в КВ2 не высовывается.
  
   День и ночь скачет на волшебной палке Учитель, проповедуя дела добрые. Но жизнь штука полосатая, собрались враги Величайшего посрамить ученье его верное. Возвели хулу на знания могутные, требуя ссылок в чудозеркале и сканов шкур запретных. И решил тогда Великий Кормчий волшебной прыгпалко - соберу народ праведный, много мастеров рукодельных, мастериц дел распу...короче людей нужных, уйдем в пространство-времени, построим царствие небесное на берегу великого озера.
  
   Всю ночь изучал архив свой тайный, много влаги живительной испил из четка нескончаемого, много грибов синих нашли приют в желудке Великого. И открыл таки формулу перемещения в пространстве-времени. Собрал он тогда учеников верных, своих сотоварищей-единомышленников, закатил пир праздничный.... Так это не то, ага, очистил поляну широкую. Сел на пыгпалко быструю и стал выделывать пируэты замысловатыя в бубен стразами изукрашенный постукивая. И раскрылся портал пространственный. Только вот в экстазе бешаном пукнул тут Учитель под ритм бубна звонкого, переливчато так и заковыристо (ага, а вы сами попробуйте после грибоядения на прыгпалко усиленно прыгати). Цвет сменился портала волшебного, но не пропал - получилось колдунство великое. В тот портал прошел Учитель сотоварищи, что там стало с ними - другая история.
  
   Москва, 2033, красная ветка метрополитена.
   Шнырь скрывался от порождений тоннеля уже целый час. Дернул же черт в одиночку сунутся именно в этот тоннель. Тоннель тайный, открывшийся ему с каким-то хлопком прямо посреди стены. И вывел он его на незнакомую платформу. И прошел-то всего метров сто, как почувствовал ЭТО. Малиновые вспышки, неровный овал в воздухе, из которого вылетело нечто и гигантскими прыжками понеслось замысловатыми зигзагами по платформе. В верхней точке это нечто рушило штукатурку со свода, издавая нечленораздельные звуки и завывая нечеловеческим голосом. Впрочем в завывании иногда слышались понятные слова с окончанием на -ть. От греха подальше Шнырь сполз под платформу и затаился.
  
   =================================================================================================
  
   Наконец нечто снизило скорость, и со всей дури вляпалось в огроменную кучу, источающую ароматы канализации. В неровном свете малиновых вспышек Шнырь увидел, что это какой-то мужик в непонятных одеждах с круглой штукой в руках на каком-то шесте.
  
   'Прям как петушок на палочке',- невольно подумал бродяга, вспомнив, как в детстве бабульки у метро торговали такими незамысловатыми лакомствами. Из малиновых вспышек меж тем начали выходить люди с охапками инструментов, здоровенными сумками и прочим скарбом. Вскоре вся платформа была забита народом. Многие с недоумением разглядывали окружающую обстановку, слышался недовольный ропот и матюги, когда иной из них наступал на дурнопахнущие кучки. Внезапно мужик возопил с высоты своего шеста:
   -Соратники! Мы покинули мир проклятого засилья капиталистической заразы, больного общества, обязывающего нас работать. Мы построим Великую Коммуну в новом месте, куда не ступала еще нога человека. Для этого у нас есть все - нужные люди, тайные знания предков, ну и я, как Великая Идея. Будем достойны памяти моих предков, приведем мир к величайшему прогрессу нам на славу, а врагам на поругание.
  
   От его слов Шнырю вдруг стало невыразимо тоскливо. 'Все, пропал, слышал я от бывалых ходоков, что попадаются на тайных платформах сектанты, говорили мне не шариться в одиночку по техническим тоннелям. Теперь мозг съедят, а самого в жертву принесут. Амбец!' Неуспели пронестись эти мысли в голове Шныря, как крепкие руки вытащили его из под платформы и потащили к шестосидельцу.
  
   - Ты кто, абориген? Это хорошо. Отведешь нас к Байкалу, а мы за это научим твое племя строить избы теплосберегающие и подарим тебе два...не, один нож ручной работы китайских товарищей, ну и пару пустых консервных банок. Соглашайся телепузик, упустишь выгодную сделку, кто тебе доктор, ну шаман, ферштейн?
  
   - Да эта, дяденька... Ну, не знаю я такой станции, да и дом мне не надо строить, у меня квартира в Свиблово. Выходите на любую платформу, смотрите схему метро, ну и езжайте куда надо. Тока меня в жертву не приносите, паажааалуйстаааааа, - давясь слезами пробормотал Шнырь
  
   - Не понял, какое такое метро. Откуда в Эвенкии метро. Видать переусердствовал (ну може и настойка несвежая была) с настройками портала. Должны были на капище древнее выйти, я в шкурах древних читал, моим дедом вместо портянок используемых. Велик дед был, простые портянки не носил - все шкуры древние да с письменами тайными. Проникся, телепузик, хе-хе. Не трясись, если ты человек правильный, в идею труда безвозмездного веруешь, то ничего тебе не будет, даже ножа китайских товарищей.
  
   - Да здесь, наверное, и есть капище. Слышал я от опытных ходоков, что есть сектанты в тайных тоннелях, балуются копрофагией и прочими непотребствами. А из самого ценного предмета поклонения они алтарь годами всем скопом складывали. Вы, дяденька, как раз палкой своей в центр алтаря угодили.
  
   - Ага, вот где собака порылась, то-то, чую, трудовым... мгм.. потом тут пахнет. И не палка то - транспорт будущего. И куда ж это мы угодили, интересно. Эй, пацан, колись. И вообще - ты кто такой, что делаешь в священном месте.
  
   - Москва это, а я вот с друзьями тоннели метро исследую. Кто-то по канализации ходит - диггеры, а я вот с друзьями прочел великую книжку 'Метро 2033' и решили мы мутантов искать. А нашел вас.
  
   - Тэкс, пространство преодолели, осталось во временной отрезок попасть. Знать бы, что та монетка в портянке нужна как маяк ни в жисть бы не пропил, думал дед просмотрел, когда портянки в сундук пихал. Предупреждаю соратники, кто еще раз бзнет при переносе - будет алтарь без хлеба есть. А ну все в портал. Нет, домой не пойдем - хрен вам, только в виде чучела, секретность панимаешь, хе-хе. А то проклятые капиталисты только и ждут, чтобы начать грабить народ аж с глубокой древности.
  
   И вся толпа уныло побрела к малиновым сполохам. Последним поскакал мужик на своем великом транспорте будущего, разбрасывая по сторонам куски пахучего алтаря. Про Шныря все забыли, чему тот несказанно был рад. Осталось побыстрее слинять домой, да выложить в Инете на форуме ходоков невероятную историю.
  
   Где-то на Диком Западе, 1873 год, индейские территории.
  
   Молодой охотник Рыжий Тигра третью неделю был в походе. Настала пора жениться, но жестокий отец Крутобедрой Лани не хотел ничего слышать, пока Рыжий Тигра не пройдет обучения и не докажет ему, что готов справиться с мужскими обязанностями. Три недели блуждал молодой охотник в поисках подходящего дупла, но духи отвернулись от него. Решил он тогда посетить племенное кладбище, попросить совет у духов предков, благо пейотль (кактус семейства лофофора, содержит мескалин, но чтобы добыть его, нужно переработать пару центнеров) в изобилии рос, да и делянка волшебных грибов шамана племени неподалеку.
  
   Дымится костер, нервные языки пламени прогорающих бизоньих лепешек на короткое время вырывают застывшее лицо молодого воина из наступившей тьмы. Рыжий Тигра ждет прихода духов предков. С тихим хлопком разверзлось пространство и из огненного колца вылетел предок со священным бубном в руках. Прямо в центр тлеющих бизоньих лепешек. Чадный дым, беснующиеся искры, беснующийся предок в тлеющих одеждах - вот что увидели глаза молодого индейца.
  
   Пал ниц Рыжий Тигра, вознес хвалебную песнь Маниту за явленную милость:
  
   - О, Великий Предок, научи потомка своего, как обрести мужское умение, как совладать с бля...любвеобильной Крутобедрой Ланью, да чтобы еще и Вечерняя Бабочка была довольна и Хромая Ворона не хмурилась.
  
   Из рассказа Великого Учителя, тайно записанного подавальщиком синих грибов на вечерин...вечерней политинформации для молодых коммунарок:
   'И стукнул я в бубен, для модуляции сигнала, и стабилен стал портал. Вот я и други мои верныя вошли в него смело. Но не дремали враги злокозненныя. Бросил заклятие проклятый Круз-колдун, пальнул с пушки зловредный Толян-сапог, да Филин-гад вдруг ни с того ни с сего заставил петь гроулом старца праведного Чижика. Все оне сделали, чтобы увести портал от священной земли байкальской и перенаправить в тайный темный подземный град, где ходют толпами монстры поганыя.
  
   Но не сломить коммунарской воли, разобрались мы по рабочее-крестьянски, по пролетарски, практически, с демонами вонючими, разорили их капище скверное. Стали думу думати - как выбраться с катакомб хладных к солнцу ясному, как попасть в земли байкальские.
  
   Тут попался нам старец-пещерник праведный, осенил звездой пятиконечною, секанул серпом, да звезданул молотом. Покланился в пояс нам, молвил слова ласковыя. Ой вы гей ядрит, молодцы славныя, ай спасибо вам за погибель чудищ лютую. Покажу я путь-дороженьку в земли святыя байкальские, да хранит светлый Ленин вас, да не приснится во сне Берия.
  
   Тут сказать мне надобно, что (Глашка, мать твою, оставь бутыль, а то мне не хватит) шайтан-нога оказалась волшебною. Ибо старец тот из последних сил выбиваючись отворить хотел портал межпространственный, да все силы потратил на борьбу с демонами-телепузиками, мерзкими капиталистами науськиваемыми. Чуть открыл он щель (ну прям как я в раздевалку женскую, когда за дисциплиной вашей в бане подглядываю), силы его оставили.
  
   Тут попала мне под руку шашка купоросу синенго, а и помните, как дрова мы им заготавливали, как на доски стволы вековые распахивали, красотой конусов на плоскости упивалися (Клавка, я кому сказал оставь пузырь, упивайся глазами, эй подавальщик еще жидкости молитвенной с ледника достань, а то девки насухо сидят ужо).
  
   Так, очем это я, хе-хе, ага - метнул я шашку громкопыхнувшую, да шайтан-ногой искру секнул, растворился портал чудодейственный, миллиметровой волною расширенный. И поехал я сотоварищи (те пешком пошли конечно же, бо не вмесно им на элитшайтан-ноге кататися) на святу землю байкальскую, о рае коммунарском мечтаючи. Но опять не дремали вороги, учеников моих к байкальской земле отправили, а меня - надежу вселенскую, на далекую землю басурманскую, в гнездо капитализьма вонючего, где стенают братья чернолицыя под телесами развратниц капиталистических, где несет правду коммунарскую Чижик-старец праведный. Просчитались вороги, не попал я в казематы каменные, не знакомился со страдающими товарищами, гнусными капиталистами туда заточенными, не занимался с ними любовью противоестественное - то наветы все врагов моих.
  
   А попал я в земли дикия, прямо на капище древнее, где сидел мракобес-дикарь, о капитализьме мечтающий. Стал он речи говорить, с моралью коммунарской несовмесные, на меня страсно поглядываючи да свой хре.... Копье короче он сжимал в руках. Но отважен я, не склонил главы к копью его, не раскрыл секретов, предками завещанныя, в седле прыг-ноги хранящиеся. А выдал я ход ноги на метра два, а и пал в беспаятстве дикарь диковинный. Подобрал ружье его, да револьвер (че копье? ему оставил, не калечить же пацана, да большое, да красивый дикарь, Клашка уймись, а то на политинформацию больше звать не буду, вон Маня уже давно просится отведать моей мудрости).
  
   Так, ах да, про оружие. Винтовка та нашей мосинке уступает восто крат, а револверт - ваще весь испохабленный, ни разу коммунарским духом не пропитанный. Но свежи в голове заветы дедовы - как узришь ружжо - режь стволы, будет слава тебе военная, а врагам поругание. Отпилил я ствол, да и приклад со всем тщанием, кто ж знал, что припасы там - буржуинский стиль. По одному патрон снаряжать пришлось. И револьверт довел я до стандартного, самим святым Наганом описанным - натянул я ствол на гильзу звонкую, а в патроны вдел пули чугунныя, чтоб летели они в ворогов, звуками странными в кавернах литья пугаючи, чтоб в осколки разлеталися при попадании в камни твердыя, где укрываются вороги, да разили их до самой смертушки.
  
   (Эй, где ты там, чтоб тебя медведь в лесу любил, где настойка говорю, в горле все высохло).
  
   Из отчета шерифа мистера Дз. Штейна: 'Мною подобран в дикой прерии перепуганный насмерть индеец, держащийся обеими руками за свое естество. Индеец рассказал, что пытался вызвать духа предков. Вызванный дух сначала пытался лишить индейца мужского достоинства, а потом ограбил. Не знаю, что могло примерещиться бедняге после двух бутылок виски и горсти грибов, но никакие увещевания не заставили его отпустить удерживаемый предмет. Помещен в больницу доктора Берга'
  
   =================================================================================================
  
   А продолжу я сказ свой вычурный про Великий Путь в рай земной, коммунарский рай.
   А ушел едва от банды михеевской удалой правдоруб Херлингей с очком порванным, порванным да на немецкий крест. Отключили его люты вороги от зеркала волшебного. Стал дупло лечить да лелеять мстю, мстю страшную.... Так, Аська, противная кошка, опять с мышкой играла, все фйалы в гуслях попутала. О чем это я собирался, ага...
  
   А и скачет по прерии добрый молодец на прыгнога волшебныя. Со скоростью, какой здесь никто не зрил. Лошадь, что она - четыре ноги, пока все переставит - запутается. А у шайтан-нога всего шток один, да седок удалец весь с оружием. Видит он обоз капиталистический, что по палкам железным бегает, а везет его шайтан-арба, паровозом капиталюгами прозванная. А и взумалося Великому показать удаль коммунарскую, экспроприировать богатства, у народа отобранные, дабы укрепить мораль коммунарскую среди дев младых, ее не знающих, да еды-воды огненной закупить у барыг скаредных, да картинками поиграть волшебными иль шарик погонять по кругу с цифрами.
  
   Вскинул револьвер большой с дулом на гильзу натянутый, да пустил пулю могутную в котёл шайтан-арбы. А и вышли из той шайтан-арбы три здоровых лба с виду пролетариев, да дела у них не пролетарские. Сшибли камнем и хитростью с прыгпалко Великого, отобрали пушку могутную, да шесть раз ей над Великим надругалися. Но и тут прозорлив добрый молодец, как учил его дед - мушку он спилил, да и ствол опилил. Ибо сказано, я сто раз повторю слова мудрыя, дедами таежными Великому завещанные да записканные в тугаменты тайныя, что хранят мудрость векОвую - как узришь ружжо - сразу режь стволы. Так что не было праведному никакого урону сильного.
  
   И вывел для себя Учитель догму новую - что ху...эээ негативный ответ тож пользителен, надо тщательнее подходить к борьбе с хитрым врагом классовым, что туманит мозг пролетариям. И пошел пророк с прыгногой на плече, ехать он не хотел по причине незначительной - ногами он решил попрать земли капиталистические, да и очко оно тоже не каменное. А пошел-то он на Аляску землю, бо увидел он, что невилик пролив меж Аляской той и байкальской землей. По воде он там пройдет, аки посуху на шайтан-ноге волшебноей. Долго ль коротко ль шёл, притомился слегка, да решил отдохнуть на берегу озера круглого. Сел, грибки достал да воды хлебнул с того озера. Тут вокруг него загугукало, полетели вдруг искры-молнии, разверзся вдруг временной портал и затянула туда горемычного Учителя рука силы неведомой. Но не растерялся здесь добрый молодец, успел ухватить прыгпалко волшебную с документами ценными, да обрезом ружья сильномогучего.
  
   Далекая далекая Галлактика, далекое далекое будущее.
  
   Торжественно звучит Имперский марш. В главном церимониальном зале Разрушителя Звезд восседает на командирском одноногом троне Лорд Шлем. Сегодня знаменательный день, наконец-то пойман извечный враг - главный ухоплан жидаев Магистр Йогурт. Нужно выведать все тайные базы мятежников, искоренить жидайскую заразу, экспроприировать все банки. Сколько можно платить проценты по кредитам, пора задушить кредиторов. И воссияет тогда Идея, поддержанная силой Разрушителя. Вдруг государственные мысли Лорда прервал усиливающийся шум, замерцал свет и из образовавшегося портала вылетел непонятный субъект на древнем прообразе священного шейкера. Ладно бы только это. С удивлением Лорд Шлем узрел притороченный к шейкеру священный Обрез. Лорду ли Шлему не узнать святые предметы, с которых началось могущество Коммуны, на каждой переборке красуются перекрещенный Обрез и Шайтан-шейкер. Именно по образу Священного Шайтан-Шейкера выстроен Разрушитель Звезд. Именно свой могучей шлеп-платформой давит он все, включая светила непокорных миров. Вот оно, свершилось пророчество. Не зря он годами постился, ел не больше пяти раз в день, тщательно пережевывая пищу, не более одного синего гриба под священную чекушку. Его посетил сам Великий. Все, смерть проклятым жидаям, с нами Учитель, а кто же против нас.
   =================================================================================================
   - О Великий, наконец-то ты нашел нужный портал. Слава Великому (все ниц, долбодятлы, да и дроиды тоже, транклюкирую всех иль обрежу чего)
   - Блин, вечно я в говно всякое вляпываюсь, в смысле не туда поворачиваю на развилке. Ты кто таков, телепузик.
   - Я Лорд Шлем, Верховный Коммунар Галактической Коммуны имени Величайшего.
   - Эт я удачно попал. Значит мое учение правильное, потому что оно верное. Я знал, я знал, я знал. Яйахуууууу!!!!! Так, ежели я велик, то давай стол накрывай, девок в баню на политинформацию...
   - Эээээ, Величайший, тут загвоздка такая, человек тут я один, остальные или киборги или дроиды. Проклятые жидаи подняли плату за энергию, поэтому сейчас в режиме строгой экономии. Все людишки сбежали к жидаям - они, видите ли, есть хотят. Но у нас сегодня двойной праздник: мои дроиды, пока еще не сели батарейки, сумели таки скрутить жидайского магистра Йогурта, который нагло приперся отобрать Разрушитель Звезд за долги, ну ты свалился, ну то есть почтил своим присутствием.
   -Вот телепузики, ничего доверить сделать нельзя. Какого синего гриба вы жидаям чета платите за электричество, когда его дармового вокруг кучи, тащите провод, аккумуляторы, покажу как знания Предтеч работают, мозгоклюи. Нет энергии - дрова руби, да газогенератор ставь. Чай роботу не пофиг - аккумулятор таскать или тележку с дровами. Вона лес какой за иллюминатором.
  
   Из летописи о хождениях Святого Учителя за деталями для постройки рая коммунарского:
   А и взял тут я провода кусок, да подсоединил к генератору, а второй кусок в дирижабель вдел, дабы ввысь летел, к солнцу ясному, к солнцу ясному - энергию дарящему. Развернул я скан сикретнай технологии, что в патенте моем отражена была. Стал винты крутить я по схеме той, да энергию в накопители складывать. Да незадача опять - дала знать беда, Крузом-колдуном насланная. Скрутило вдруг живот болью жгучею - ведь не взял ничего для рая коммунарского. Пукнул-то слегка, ну а дроид-гад отчего-то вдруг на месте закружился весь и в накопитель главный грохнулся. От аварии от такой неожиданной вся энергия накопленная вдруг в волшебную прыгпалку ударила, отразилась от нее - портал сделался, куда меня сила буйная увлекла всего.
  
   Где-то в жаркой Средней Азии. Наши дни
   В тени раскидистой чинары за обильным дастарханом сидят аксакалы. Сегодня праздник. Приехал уважаемый Круз-эфенди, рассказывает о своем житие-бытие в далеком южном Имамате. Почтенные Док-ага, Дзинь-ага и Шпыркович-бей важно кивают головами, поражаясь диковинным похождениям эфенди.
   Слух аксакалов услаждает Тимур-джан, он поет заунывную песню о не земной любви к прекрасной ханум, коварстве завистников. Краткое содержание песни: Адын палка, два струна - мой хозяин весь страна, говорится в песне, до чего хорош огород у меня - все растет там, благодаря обворожительной Ослие-ханум. И конопля кустиста, и синие помидоры дают тройной урожай, так поет Тимур-джан, но завистливый сосед собрал всю коноплю, сгрузил ее на моего любимого ишака, сверху уложил любимую Ослию-ханум и ушел в свой кишлак, злобно надо мной насмехаясь. Но мне все пофиг, поет Тимур-джан, я успел собрать синие помидоры, и коварство злопыхателя меня не достает. Пусть кружит над домом филин-гад, мечтая попасть в меня кирпичем, синие помидоры наше все. Вот такая позитивная песня.
   Под этот зажигательный мотив девушка (кто скажет, что это мальчик, пусть первый бросит камнем в акына) танцует танец живота. А чтобы старцы не перевозбудились (сердце-шмерце, инфаркт мимо кадра) она танцует в паранже, расшитой розовыми зайчиками. Переливы материи и зайчики на перекормленном дирижабле радуют взоры отдыхающих аксакалов.
   Но что-то отвлекло от неспешной беседы почтенных. То ли Тимур-джан взял перерыв в получасовом пении, то ли муха пролетела мимо... Ага муха, много мух, да и звук какой-то подозрительный чавкающий. Точно, в сортир-сарай какая-то сволочь с небес свалилась, только ноги из дырки торчат, да палка меж ними.
   Из сборника Коммунарских баллад, обязательных школьных программных народных произведений.
   И опять прошел через пространство-время я. Попал в какую-то страну жаркую. Гля - сидит под дубОм Круз-колдун, байки мерзкие рссказывает, да телепузикам пророчествует. Не стерпел я того поругания. Могутным телом своим разрушил их для раздумий дом, где мыслям крамольным оне предавалися, разглядывая картинки скабрезныя с девами, морали коммунарской лишенныя. Возмутились оне, взбудоражились, даже чары с питьем опрокинули. Как посмел ты, говорят, жывотное, осквернить наш дом своим присутствием. Круто стал я, подбоченившись - а и фига вам, телепузики, ваш быдлячий вид мешает думам моим о возвышенном. И пошел тут у нас спор идеологический, в котором естественно выпало мне быть победителем. Посрамлен оказался Круз-колдун доводами моими железными. Заплакал он и сбежал, руки в горечи заламывая. Ну а я остался проповедовать правду-истину телепузикам.
   Тут подходит ко мне дева статная отчего-то в мешок спрятанная, приглашает за стол вычурный, уставленный вкусными яствами. Выпил я зелена вина (да, похуже настойки Новодворихи) и возмутился вдруг - отчего не вижу я лика прекрасного, под мешком у девы спрятанного. Разорвал одежды на ней я (исправлено Великим и дальнейшей цензурой поборниками Кодекса строителей коммунарской морали). Освободил я женщину восточную от оков от рабских Круза-колдуна, усадил за стол, прочел лекцию о равенстве полов в деле размноже... строительства, коммуны короче.
   Тут задают мне вопросы телепузики, расскажи Учитель нам, как достичь просветления, поведай нам тайны магии. А еще расскажи про атаки газовые, в коих ты так смышлен искусственно. А поведал я им про углекислый газ, про поражающие его факторы, про лицо красное, что при отравлении явлено. Поведал так же о спасении утопнувших, коих маги северные практологической магией потчуют, выдержав при этом в холодильнике, массируя в рудиментарном позвоночнике. Поведал и в кручину впал, так и Ленина я бы спас, коль раньше нашло на меня прозрение.
   За слова за мои праведные почтили меня телепузики высшим прозванием - Пиздаболакын на Шайтанкутак, что в переводе на язык правильный - Величайший Учитель на священной прыгпалочко. Просят еще - а поведай нам, Пиздаболакын, что за палко у тебя волшебная - диво дивное, чудо невиданное. Знаем мы самолет-ковер, табурет-вертолет, знаем туфли быстроходные, что из-за бугра везут китайского, а вот этакого дивного транспорта не видали мы даже в волшебном зеркале. Аи не увидите, отвечаю им. Заключена в той палко сила страшная, оттого она вся сикретныя. Но скажу вам, необразованные, что идет очень мягко она, по суху аки зверь-кенгура прыгая, тока рулить успевай позвоночником из положения удобного. По воде же идет, словно злой шайтан из земли Австралии, даже брызги не образовываются. От того что от воды отталкивается, создавая волну миллиметровую (что такое - мне не ведомо, но работает раз - чего спрашивать, природный то эффект, знания о коем в веках утрачены). Что, не знаете такую ящерицу, ну как рыба дельфин на хвосте ходючи, когда плавать надойдает ей.
  
   ==================================================================================================
   Аи сидел я под дубом тем, напитки выпиваючи, грела бок мне дева статная, слушал песни про грозного филина, что при прочтения заклинания 'дэтметал-говно' кроет добрым людям крыши домов чистым италийским кафелем. Слушали меня телепузики, раскрыв рот в своем невежестве. И решил я тут прочесть им лекцию, про предков оружие, не раз славой овеянное (благо Круз-колдун свинтил, козни сторящий), про обрез удалой винтовки мосинской, да револьверт Леона Нагана, героя коммунарского. Про новый метод патронов снаряжания, да литье снарядов метательных, в народе пулями именуемыми. Рассказал, как силы народные, из-за пазухи обрез вытаскиваючи, гоняли лютых ворогов на танках КВ ездящих, да с непринадлижащего им аппарата самогон кушающих (у, Толян-сапог, не прощу тебе самогонного аппарата высокой производительности), как с нагана пулями чугунными побивали супостата по три штуки вряд, а четвертый убегал, штаны испачкавши.
   Тут и спрашивает меня Дзинь-ака, а что за оружие волшебное, расскажи-ка нам устройство его, уж больно оно занимательное. Смекнул я - не спроста, ой не спроста интересуется, да и борода у него странная - на висках растет, и на лысине вместо чалмы шапочка маленькая. Что-то не похож он на старца почтенного, что для вящей мудрости интересуется устройством миро окружного. Не засланец ли это капитализьму подлого. Вон Шпыркович-бей сразу видно - мудрец, народной медициной интересуется, может и открою ему пару секретов я из не значительных. Не подал я виду, что заподозрил недоброе. Перешел на темы исторические, мол жил сранья великий коммунар в степи Монгольския - Потрясатель Вселенной Великий Чингис-коммунар. А издал он законы правильные, на железных плитах выбитые, хоть и сперли все лома сборщики да запродали капиталистам за водки четок, но остались шкуры тайные, дедом на махру у древних шаманов выменянные (не простая махра, волшебная, в ней великия мудрости книги хранилися, и те мудрости в махорку впиталися). Той махрой когда шаманы затягиваются - видят мир будущего, как летят на крыльях по воздуху, а вокруг собаки зеленые. А на шкурах тех ясы записаны (да кто знает, почему так называются, может по малой нужде ему хотелася, когда название нерадивый писарь записывал). Ясы те говорят, что и мыться нельзя и одежки стирать (вроде как говно само отваливается, ну грязь - пугание ворогов)- во как об экологии заботился, и что типа сижу, мясо ем, ну и ты подходи, садись, выпей воды колодезной, ведь извесно всем - вода ценность там, а поймаешь если капиталиста проклятого, то казнить не моги без дозволения суда коммунарского, бо закон есть превыше всего, когда коммунару требуется. А еще утвердил нормы обрезания, правда в шкурах тут смазано слегка, видать писарь рыдал, когда писал о сем, представляя себе восьмое обрезание. Хотя чего рыдать, нельзя обрезать дальше патронника - сам проверял, потому как патроны вываливаются. И что телеги все должны ходить на железных осях, деревянные у кого - природный враг и колдун, смерть ему. И поминать нельзя словом почтительным всяких мэров там, президентов надуманных, бо не подчиняются закону коммунарскому. А шаманам всем платить налог нельзя, потому как денег на арбу с мигающим факелом уходит не счесть числа - нет хуже беды, чем зрить шамана в нищенстве.
   Баю, значит, я речи умныя, а сам обрез пытаюсь нащупати, потому как рожи мне их не ндравятся. И Шпыркович-бей у же ножик достал, типа плова кусок отрезать собирается, и Дзинь-ака уже третий шампур облизывает и на блюдо пред собою складывает. Тимур-джан закончил петь песни свои волшебныя. Шарю я обрез, а нащупываю тело крепкое суперперис ханум, подзабыл я враз, что воевать хотел, вдохновила меня женщина добрая на новый рассказ для телепузиков. Чу, слышу я грохот пошел, вижу танк КВ - то Толян-сапог на нечестно нажитом меня уязвить хотит, мерзопакостный. Хм, и Круз-колдун на шайтан-арбе стволами пушками весь ощетинился, типо покажу щаз тебе удаль капиталистическую. Но не смутился я, обрез достал, да револьверт наган (что - где взял? В дыре межпространственной силой мысли его высветил, притянул в руки пролетарские. Чего - не пролетарские? А бетон кто месил, братья черные?). Как увидели оне оружие страшное, заюлили вдруг, стали прятаться по складкам местности, кустами-ветками себя прикрываючи. Ну а я - мирный человек. Прыгнул на шайтан-ногу, уехать хотел, да промахнулся слегка, вместо седла на шток попал, так че скакалося в три раза быстрей, чем кенгура-шайтан. Развил скорость такую невиданную, что не достала ни одна пуля капиталистическая. Так что все вы теперь запомните - запас хода у палко неслыханный, скорость приборами необмеряема, да и ходит он мяяягко так.
  
  
   Где-то в теплой Средней Азии, все еще наши дни.
  
   Таки прыгал-скакал праведник по широким простором южных земель, а надо-то в землю байкальскую. И опять ему караван в пути, да не шайтан-арба капиталистическая, что по палкам железным бегает, а простой караван, с ослами-баранами. А и видит он, что идет там Чижик-праведник, что вырвался из когтей гада Филина, хоть унижен был, да не побежден он есьм - раз ушел, победа его. Гля, а вместе с ним еще потерпевшие - правдоруб Херлин-гей и еще один с заграничным именем толь Сортириздат, толь, не поймешь, Издат в сортир. Идут, перьями помахивают, благочинный разговор ведут. Одно перо у Чижика, два у Херлина, ну а иностранный гость сразу аж с тремя, сразу видно - мудрецы видные. Подскакал Учитель к ним:
   - Здравствуйте, братия. Куда ваш путь ведет, может вам со мной.
   - Здраствуй мил человек, поклоняясь те ему молвили. Путь наш в страну вечной демократии, а едем мы от злобных недругов, что своими злобными кознями хотели перья наши сломать, да поменять на палки шершавые, что черенками служат инструменту сельскохозяйственному. Не стерпели наши души возвышенные, гармонией Вселенной настроенные, посягательства такого грубого, вот и едем мы в страну демократии, где правят общечеловеческие ценности. Есть там штаны качественные, есть и средства противозачаточные, с вычурной вышивкой, все из себя гламурныя. А и колбасы пятьсот сортов, есть и байки интересныя, что показывают в вертеп-ящике, прозываемом злыднями зомбическим. Правят там люди справедливыя, что денно и нощно о народе Земли беспокоятся, а где нет демократии - оне бесплатно ее на бомбах сбрасывают.
   - Чудны слова говорите вы, что за страна чудесная, а не коммунары ли правят там под ликом великого Ленина?
   - Что ты, брат дорогой, то лучше горазд. Коммунары что - работать нать, ну а здесь все на волшебном блюдечке, что завется кредит, но отдавать не нать, учтено уж все, отдадут потом потомки далекия.
   - Не достиг я еще просветления сего. Рано в страну такую продвинутую. Был я раз в заморской земле, куда привезла меня лодка железная, без парусов-весел бегающая, но правили там капиталисты проклятыя, что угнетали братьев черных моих, запрещали им петь песни народные и брать с магазинов за бесплатно все. Сам трудился там с ночи до зари, целый час, понимаешь, кнопку жал. А в итоге что - поругание, да в родную тайгу пинком под задницу.
   - Тяжела судьба твоя, сиротинушка, но дадим мы слово тебе напутственное - не обужай ты взглядов широких своих, а и добьешься ты просветления.
   И поцеловали его в уста сахарные, называли его своим яхонтовым, не хотелось с ними расставатися, но ждали его ученики верныя в байкальской тайге страждущие. Аи силы тут нашлись у великого, вспомнил он про тайный манускрипт, что забыл во время путешествия. Развернул, а там коричневым посередь тайги портал отпечатался, ну може не портал, но очень похожее, ведь в седушке прыгпалко спрятан был тугамент. Ага, развернул, сориентировался по мху на пне (а извесно всем, что вместо компаса пень пойдет, что мхом порос - где он есть, значит там юга, потому как все к теплу тянутся). Где пень нашел, опять же в дыре пространственной просветленным умом узрел, потому как синий гриб да под настойку Новодворихи дает просветление коммунарское. Значит разглядел портал, прикинул расстояние, аккуратно залез на шайтан-ногу, помня прошлое, и поскакал к великому будущему, песню о сказке, что стала былью, насвистывая
  
   ===================================================================================================
   Не поймешь какие места, время тоже.
  
   Долго ли скакал, коротко ли, а и выехал в место странное - стоят столбы полосатыя, меж ними палка опрокинута, будка там же стоит деревянная, а не ней 'Таможня' написано. А и сидят в той будке люди вида странного - сами мелкие, руки длинные, пальцы все в когтях, ажно страх берет. Одеты все в одежды зеленые, а в петлицах звезды горят ярким пламенем. Шапки у них - самолет-ковер усядется, но лица очень приветливые. А дорога идет меж тех столбов, а вокруг поле чистое, ни заборов тебе, ни указателей. Подскакал Учитель добрый к ним, речи завел приветливые:
   - Аи по добру ли вам по здорову, добры молодцы, что сидите в чистом поле вы в сооружении, на туалет-сарай сильно смахивающем. Зачем палка вам поперек столбов, и какого вы роду племени.
   Отвечают ему добры молодцы:
   - Все путем у нас, добрый человек. Таможенники мы - государев люд, али не узрел ты одежды наши национальные? Сарай этот есть - пост таможенный, поставлен здесь для сбора подати в казну государеву с люда проезжего. А скажи-ка нам добрый молодец, какой есть тугамент у тебя на лицо твое доброе, да на средство транспортное, явно не в нашем государстве произведенное, а есть ли справочки о состоянии здоровья твоего волшебного, да транспортного средства иностранного производства техническом состоянии. А разрешение на оружие, а права водительские, а тамга государя нашего на посещение страны в пути следования. А чего везешь, есть ли тугамент, а заполни-ка ты декларацию, на сто семнадцати листах составленную, а подрывной литературы нету ли, в коей девы изображены в позе пленительной. Что, мужики голыя? Нее, по нынешнему времени это можно теперь, толерантность везде. А и нет ли у тебя наркотиков, от коих видятся собаки зеленыя, по небесам аки птицы рассекающие. Да заплати-ка ты подати, мы не много возьмем, коль откатишь нам.
   Торговался три дня добрый молодец с людом таможенным, заполнил три декларации, поминая мать и отца их и всех родственников, три шкуры отдал за земли топтание, и тут ему история вспомнилась, слышал коию на уроке историческом, на который попал случайно так в годы свои школьные: А прошлася по вольным землям шляхетским орда Гитлера проклятого, не к ночи будет помянутого, за месяц всего, бо дороги были великолепны там, силами пролетариев построенные. И вот вышла орда на границу страны великоей, тогда еще народом управляемой под ликом Светлого Ленина, и застряла там на посту таможенном на два года почти безвылазно. А Учитель, великий праведник, за три дня всего управился.
   Скачет дальше к цели заветноей, глядь телега у дороги, чудно изукрашенная: поверху факел мигающий, сама в сине-белых полосках вся. А стоят у телеги по виду два боярина, жилеты на них ладные желто-неоновые, штаны с синими полосками, вот только посохи коротковаты полосатыя. Машут посохами ему боярины - мол, стой, великий праведник, хотим и мы приобщиться к учению твоему мудрому, да узрить лик светоносный твой.
   - По здорову ли вам, боярины. А и не видите, тороплюся я, а вы меня в неурочный час останавливаетя.
   - Здравствуй, мил-человек, племя гайцев мы, старший инспектор-прапорщик. Аль не видишь жезлы волшебныя, коим мы еду зарабатываем. А скажи нам мил-человек, что за транспорт сей, номера где на ем регистрационныя? А страховка есть, а техосмотра тамга? А покажи нам тугамент на управление. Нарушаешь ты правила движения дорожного, пересекаешь сплошную линию. Ну и что, что здесь нет, зато у таможни есть, поперек дороги нарисована. И знак там висит - въезд воспрещен. А вот за такия нарушения транспортное средство мы твое на штрафстояночку. А плати ка ты штраф немедленно.
   Догадался Учитель в великой мудрости, что засланцы то мира капиталистического, грабят люд чесной по чем не попадя, и рвать когти отсюда надобно. Поднажал на прыгпалко могутную, да и оставил позади ворогов. Агааа, ему подумалося, вот оно проявление закона природного чингискоммунарово - деревянные оси у телеги той, тока и виду, что вся изукрашена, ну а с места сдвинуть ее - колдунство нужно великое.
   Степь прошла, вот и лес пошел, и чем дальше, тем страшнеючи. Все темней вокруг, звуки странныя, чу, воет страшно кто, аж штаны мокрыя. Видит дом Балда на полянке стоит, а вокруг ни зги и не видно так. Не летал здесь черный филин-творец сколько положено, иль заклинанье было неверно прочитана, потому как покрыта дерьмом крыша вся и потеки его по стенам виднеются. И родным вдруг на Учителя повеяло - дом-то тот на двух прыг-ногах, значит живет здесь душа родственная. Обратился он к дому странному:
   - А повернись к лесу, избушка древняя, передом, мне же зад подставь, наклоняясь слегка.
   Повернулась избушка стремительно, наклонилась сколь надобно. Из дверей вдруг бабка вылетела с чугунком на голове наденутым, ну не вылетела, а так, выкатилась, бо была весьма объемная. Чугунком о лесину стукнулась и заверещала голосом нечеловеческим:
   - Я совесть народа нашего, светоч в руках держащая, всю жисть от гебни пострадавшая, а со мной вот так непочтительно. Что за жизнь пошла проклятущая, секса нет и так, а и проглотила последнюю кукурузину, что варила на черный день. Что за сволочь тут шляется, не дает уединения интимного.
   - О, душа моя, Новодвориха. Ты с чего здесь вдруг обретаешься. Тыж осталась в далекой тайге, с нами в коммунарский рай не пошла. А теперь вот тут, в стране неведомой, говоришь слова непотребные. Напоила бы меня настойкой чудесноей, а потом мы с тобой в баньке попаримся, расскажу тебе, как обрез творить - вот народ к тебе и потянется.
   -Аааа, Балда-коммунар, коммунячья тварь, ну заходь в избу. Лучше ты, чем упырь, тот и разу не смог удовлетворить мои духовные потребности.
  
   ====================================================================================================
  
   И вошли в избу бабкину, а изба та чиста раболатория - на стене икона Цукермана-мудреца, от партийных олигархов пострадавшего, в печи аппарат стоит-булькает, выдает, значица, настойку правоверную. Ингредиенты правда слегка пованивают, но не привыкать борцам за щастие народное. За окном тут мерзко ухнул филин-гад - СТАЛИН-БЕРИЯ. Бабку аж перекосило всю, волоса дыбом повстали все, словно от липестричества небесного, полчаса руки ниже плеч опустить не могла и ходила походкою странною. Аппарат же, булькнув истерически, выдал в трубу порцию. И на Учителя попало немножечко, с полведра всего - доля малая. И настало тут просветленье у Великого, что не ведомо зрит, видит будущее, как открытую книгу читает прошлое. Видит он себя на прыгпалко высокия, всю золотом каменьями изукрашенной, во дворце, в виде звезды сделанном, на берегу великого озера. Танцуют перед ним девы коммунарские, танцы высокоморальные под музыку, на камузе классическом играемую с неспешным снятием одежды всей. Вода течет по водопроводам пластиковым, из медвежьего дерьма слепленным, колосятся в полях грибы синие, стаи черных филинов украшают дома плиткою, а дороги камнем бутовым. И сидит у тисков Круз-колдун, цепями прикованный, пилит ствол капиталистический у кольта любимого, и принимает присягу верности Толян-сапог с обязательством погибнуть в первом бою в течение месяца, как порют хворостиной Дзиня по заднице, чтобы не вставлял скабрезные комментарии во время излияния мудрости Великого телепузикам, как изучают практологическую магию Шпыркович с Сезиным, но ниче понять не могут без СЛОВА Учителя. Красота везде и благоволение - коммунарский рай по тайге по всей.
  
   Тут сменилась картина новою, узрел он предков в пещере каменной. Как нелегким трудом дед его синие грибы взращивает, как прячет в махорку душистую, шкуры с драгоценными знаниями. И колес-то нет у них, потому как метал - драгоценен весь, только на пули и украшения, а на оси и не хватает его. Видит изготовление портативной радивы из двух барабанов всего, питаемых атмосферным электричеством. Как несется из этой радивы благая весть по пещере всей, новости там, народная музыка. Так живут люди в первобытном раю, откуда пошли коммунаров традиции - не мыться в воде, не работать за долю малую: ты бизона словил - отдай на общество, потому как остальные у костра сидючи думали о справедливом мира делении, о возможности оценить труд всех, и что справедлив для всех только коммунаров закон - как узрел преступника, бей обрезом копья.
  
   И опять видение новое - как поют с хозяйкой Медной Горы, девы красоты невиданной, песни народные:
   Ходил я по лесам, стрелу искал везде,
   Смесь из грязи и говна - это родина моя,
   А чтоб достать, я табуретку подставлял,
   И всем коровам удовольство доставлял,
   Эй, мужик постой, в попец давай
   (хм, поклеп это и провокация, не было последней строки такой в песне той мне тут на форуме подсказывают историки движения коммунарского) И будто в центре хором хозяйки Медной Горы исполняет он цветок каменный, красоты и величины невиданной. Но отчего-то недовольна хозяйка дородная, толь цветок тот мал, толь то, что сотворил его под икону Цуккермана-праведника.
  
   И настало утро туманное, отчего в голове такие боли дикие. Оттого, видать, что была вчера страшная пятница, тринадцатое, а сегодня еще страшней - суббота, четырнадцатое, тяжел откат после прозрения великого. Мутным взором обвел Учитель жилище Новодворихи - будто табун прошел по раболатории, и нагадил не только под иконою, но и во рту Великого. И сама Новодвориха в балахоне разодранном с мрачным видом сидит, вся кручинится:
   - Чтоб ты сдох, коммунар-Балда, всю настойку выжрал целебныю. Всю ночь по хате конем скакал словно оборотень, песни орал непотребные. До меня же не добрался, козел. Нахрена вот нужно такое щастие.
   И возгордился Учитель тут своим моральным коммунарским обликом - не поддался на уговоры ласковые, остался крепок в своих убеждениях, и про табун понятно стало все - сотворила волшебство настойка качественная, на синем грибу настоенная. Обратила она его в коня выносливого, несущего яйца сверкающей мудрости (кто сказал, что яйца только птицы несут, посмотри в волшебном зеркале фотографии в разделе биология). Надо будет запомнить такие умения, вдруг еще на пути какой бордель... дом культуры встретится, освещу я сверкающей мудростью темные умы телепузиков, думал так Великий в своей мудрости, отправляясь в путь к великим делам.
  
   Долго скакал, аль коротко, но прискакал на перекресток дороженек, где камень древний стоит указательный, на котором словесами написано: 'Налоево пойдешь - домой не приходи (подпись стоит - жена), направо - проиграешь коня, ну а прямо пойдешь - об камень наебнисси'
   Стал думать удалец, да прикидывать - направо пойти, так и коня вроде нет, а на себя играть - настойка кончилась, решено - вот туда мне и надобно. Прискакал в долину зеленую, что меж холмов спрятана, а в долине той дуб стоит. Под дубом стол стоит с волшебным колесом с цифрами. Вспомнил мудрый тут, как в своем, в прошлое, путешествии хотел зайти он в дом такой, где девы форм приятственных пускают шарик по кругу с цифрами, да обломилось ему от опричников, что шайтан-арбу стерегли капиталистическую с добром у трудового народа награбленным, как надругались оне над нам десять раз (че шесть, сам знаю, заткнитесь придурки форумные, а то забаню сейчас за ветки засирание и отвлечение автора от сюжетной линии).
  
   - Что стал, добрый молодец,- говорит ему дуб голосом нечеловеческим,- подходи, присаживайся, делай ставочку.
   - А и нет ничего, кроме оружия, может его возьмешь, пули в нагане чугуниевые. Все работы ручной, ствол подвижный весь, сам на гильзу при выстреле натягивается.
   - Хм, давай, земля свободы здесь, зачтем наган за ставку денежную.
  
   Раскрутил барабан дуб резвенько, кинул желудь в кольцо с цифрами. Ну а Учитель не будь дурак, быстро прокрутил в уме комбинацию. А и сказать тут надобно, что была у него одна шкура древняя, великим писателем написанная, то ли Лондон Джек, толи Пекин Суйвчай, не упомню я. Но была в той шкуре таблица знатная с системой игры в колесо с цифрами. По той таблице некие золотоискатели, что на проклятых капиталистов на прииске горбатились, выиграли золота мешок, восстановив справедливость историческую. Вот и Учитель, вспомнив наставление, на число на нужное наган положил, ну и выиграл 40 желудей, что считались в местном казино фишками. И второй круг остался за Учителем. Тут решился дуб пойти ва-банк, пердложил сыграть все на все. А Учитель уже в раж вошел - побеждает шелупонь, мудрость коммунарская. И поставил все супротив всего. Ну и дуб замыслил тут недоброе, подменил желудь качественный на изделие китайских товарищей. Кинул его небрежно так в колесо с цифрами, где тот трещинами в корпусе зацепился за цифру дубу нужную. Узрел Учитель несправедливость великую. Вспомнились ему законы коммунарские, что предки великие у костра в пещере каменной обдумывали, пока всякие телепузики за бизоном в лесу бегали. Достал обрез могутный свой и от пояса выстрелил. Образовалася дыра в кулак величиной в дубе том, огнем опалило кору дереву. Насыпал купоросу кольцо - знатно бухнуло, повалился дуб, стал конус на плоскости. Вот так вершатся законы коммунарские, никому не уйти от правосудия, ибо коммунар всегда прав, а когда не прав, смотри первую часть утверждения.
  
   ==================================================================================================
   Свлился дуб, да осталась крыша евоная. Дуб он что - дрова в расход, в этом деле крыша главное. Вот и тут явило себя племя капиталистическое. А и вышли из-за дуба упавшего ребятушки, лица коих печатью разума не осквернено было, а и стали он терки тереть, на стрелку Учителя вызываючи и тяжелые предъявы ему кидаючи:
   - Разорил ты нас, добрый молодец, без кормильца оставил племя дубовое, а и совести у тебя и на грош нема, а и сука ты подколодная. Попал ты, лох, на большие бобы, а уж полчаса, как счетчик капает.
   А Учитель им:
   - Завали хайло, бычье паскудное. Хрена вам, а не бабла, потерпевшие. Не престало коммунарам терки тереть с подстилками капиталистическими, моя корова - то мое и доение.
   Вот так в беседах праведных поучал Великий наемных работников, как раскроет он кисть пальцами веером, так бледнеет бычье позорное, а как щелкнет курком на нагане волшебноем, так мокры штаны у противников. За речами за праведными забыл Учитель за тылами смотреть, чем не приминули воспользоваться капитала наемники - прокрались они скрытной поступью да по головушке вдарили оратора. Все учли, но просчиталися, не учли коммунарской анатомии. Сломалась дубина могутная о толстую кость лобную (да-да, именно по конусу - ай сильна наука коммунарская). Не стерпел Светоносный такой подлости, стал стрелять пулями чугуниевыми из священного нагана звонкоствольного. Побежали быки, попрятались и стали тоже стрелять из укрытиев. Но поди попади в Учителя, нанеси рану ему смертельную. Не ковер-самолет он, аднака, ведь, на прыгпалко зигзагами прыгает, постоянно прицел сбиваючи. Ну, а сам попадает всегда, как не выстрелит, потому что у прыгпалки мягких ход, для опытного оператора удобственный.
   Так гонял Учитель бычье позорное, проклятыми капиталистами нанятое, дабы обирать трудовой народ, не пускать их в царствие коммунарское. Разогнал бы всех, но опять оказия - ревматизм схватил позвоночник недолеченный, что повредили ему в прошлом путешествии. А не помнит кто, пусть прочтет историю, как с полком сражался ворогов при путешествии в прошлое, как подбил шайтан-арбу капиталистическую, как надругался шесть раз над охраною, да повредил спину, шашкой машучи. (Че разорались опять, олухи. Сам знаю, что не позвоночник ему попортили, а вот бани вам на 15 ден, чтобы не отвлекали от истории написания. Аль не видите, по сканам пишу, Великого мемуары отражающие. Раз там Учителем своей рукой написано - значит правда все наисвятейшая).
   Так о чем сталбыть я, ага о поврежденном анусе ... мля, спине, мать вашу. Ага.
   Разболелась спина у Великого, восхотелось ему отдыха. Чтоб река была, да пиво холодное, чтоб шкворчал шашлык на мангале пламенном, да сидели вокруг девы коммунарские, его мудрость величаюшую слушали. Наплевал он на быков убегающих, направил прыгпалко к ближайшему селению. Но и тут пролетела Обломинга коварная. Вроде мяса купил у барыги маринованного, да и меда хмельного прохладительного, и скакал с веселыми песнями, мечтая об отдыхе. Но попала шайтан-нога волшебная в болото на берегу реки, не иначе врагами устроенное, зацепилась за корни подводные - скачет на месте, вперед хода нет. Черт с ним, Учитель думает, пешком дойду - не велика беда, а как отдохну от трудов праведных, добьюсь просветления, шайтан-нога сама из болота вылезет. Взял он мяса бадью и мангал пламенный, да воссел на берегу на травушке. Распалил угли жаркие, разложил мясо на решетке грилевой, сам лежит, попивает мед, спинушку свою полечивает. Задремал в неге приятственной, а и снится странный сон ему - будто вокруг пустыня жаркая, а пуще всего печет ему место лечимое. Не спала Обломинга позорная, наверняка капиталистами на Ясноликого насланная. Выскочил из мангала пламенного жаркий уголек да зажег траву. Пыхнула порохом сухостоина, опалила штаны... спину Учителя. Все спалить хотит пожар неожиданный. Но нашло уже просветление, забыл про раны Учитель, в боях полученные, спуртанул до болота с прыгпалочко, походу из плена ее выдергивая. Краток отдых был, да велик коммунар, отправился в путь с новыми силами. А что пожар позади - не потоп капиталистический, он людей сплотит в борьбе со стихийным бедствием.
  
   ====================================================================================================
   Все там же, но несколько позже.
  
   Долог путь, длинен рассказ, но сидите и слушайте, что вещает сладкоголосый певец, эпические подвиги Учителя прославляющий.
   Там вдали у реки разгорался пожар,
   Дымом в небе зарю затянула,
   Ехал по полю наш молодой коммунар,
   Ниж спины-то прыгпалко торчала...
   Так песни распеваючи ехал Мудрый Пророк к счастию народному. Видит экспедиция научная, раскопала яму глыбокую, а в яме той не пойми чего, все из дерева. Само на палках стоит, а палки в диски деревянные продернуты. А стоит рядом со старинной реликвией с бородой человек и вещает молодым телепузикам, что телега то древняя, дедами без единого гвоздя сработанная, что телега сия ими пользована для возения грузов всяческих. Возмутился Великий немерянно, всем известно древнее утверждение, что не бывает колеса без оси металлической, а телега деревянная - колдунство есть.
   - Как посмел ты, баран злокозненный, навести хулу на науку коммунарскую, разводить тут теории свои пакостные, позоря дедов изделие. Не телега то, пособник капиталистический, а Заветов ковчег, дедами написанных. Видишь вон спереди - зонд для вывода-ввода знаниев, а диски сии - накопители. Зовутся те диски аренами и космическую энергию скапливают. В ясах Чингис-комуннара про то прописано, и мною лично проверено.
   Так разбил Учитель потуги прислужника империализьму продажного, посрамил его кривые теории. А прислужник тот не снес поражения, стал хвататься за грудь и палкой махать в исступлении, да случайно задел палкой той по месту больному Вяликого, и молодые же телепузики от тех мудрых слов в порыве радостном стали тут махать лопатами в надежде прикоснуться к Мудрому. Ну, скромность Учителя известна всем - ускакал с превеликой скоростью от народной любви излияния, не пристало Великому сверкать пред народом штанами прожженными.
   Вот и горы пошли, Пояс Каменный, где Дракула живет, настойкой заведует, что передает ему для торговли Новодвориха. Хоть неистощим коммунарский четок, да быстро кончается, не хватает его на весь день просветления. Могилы кругом стоят с надгробьями каменными, слышны скрипы кругом да стук костей, раздаются звуки страшноужасныя, завывания голосами могильными. Ни стого ни с сего разорался филин-гат - 'Детметалл - кайф'. Так ведь можно и до поноса довести даже Чижика-праведника. Но силен коммунарский дух - Дух Учителя, от него даже вампиры шарахаются, и штанам почти никакого урона нет, потому как все в дырки проваливается. Так, слегка быстрей прыгпалка пошла, да следы остались больно жидкие.
   Вот Дракулы дворец - конец путешествия. За прилавком сам стоит, клиентов обслуживает. Говорит ему Учитель ласково:
   - Ой ты гей еси, мой клыкастый брат, говорят есть у тебя настойка волшебная, одолжишь ли мне долю малую, да в пользование временное, бо испортилась фабрика у бабки Новодворихи?
   - Испортилась, хе-хе, хорошо сие. Как фирма монопольная вдвое больше теперь возьму за настойку волшебную.
   - Да как можешь ты с коммунара деньги брать, а и нет тем паче их. Ведь душа горит - просит просветления. На, возьми ты тело коммунарское... так это какая-то не каноническая редакция мемуарова, ага... Коль поможешь мне в горе безрадостном - расскажу про тайны магии, как грибы растить синие, чтоб клиентам было приятственно, а еще тебе поведаю, как брать за это втридорога... мля, опять кошка все файлы в гуслях поперепутала,,, а еще тебе поведаю, усилить просветление травою волшебною, что растет в голландской земле.
   - Что за трава такая удивительная, что за земля такая интересная.
   - Да живут там телепузики, на лодках по каналам плавают, и земля у них чудесная, что не посадят - растет трава волшебная. Превращает та трава женщин в красивых дев, а мужчину в женщину...так это из другой сказки ужо, да что седня за день такой.
   - Хорошо помогу тебе, брат, отсталый умственно. По любви к колам мы родственники - я на кол сажаю, ты ж на нем сидишь, а давай сюда свои знания.
   Убедили Дракулу аксиомы коммунарские, уделил пару пузырей Великому, да и выпил с ним еще пять раз по сто и сто по десять раз догналися. Стали петь оне песни удалые про шумел камыш и про напою жену, да обнять коня все пыталися. Дальше вспомнили про оборотничество - кто конем скакал, кто волком выл, короче оттянулись по праведному.
  
   ===================================================================================================
   И настало тут утро недоброе, ушло вечернее просветление. Не иначе была настойка у Дракулы просроченная, потому что очнулся Учитель весь израненный - во рту неизвестное животное нагадило, да и сам какой-то в нечистотах весь. Хоть и неохота без просветления двигаться, да долг зовет перед обчеством. Глотнул из четка заветного, куснул грибочек синенький и залез крехтя на прыгпалочко. Помчался вдаль далекую, выпуская ветры шумные из газовых управителей. Выехал из леса дракульего - поменялся резко белый свет, вокруг море-окиян, а сам он на острове. То волшебный остров был перекрестка миров, туда попадают только просветления достигшие и морально коммунарски чистые. Смотрит у костра сидят ученики его верныя, а вокруг сплошное запустение. Увидели Учителя - обрадовались. Наконец пришел путеводитель наш, покажет дорогу верную, вразумит неразумных мудростью. А Учитель в гневе праведном вопрошал по сторонам глядючи:
   - Что за мать твою вижу я, почему нет домов пятизвездочных, где грибов синих плантации, отчего не строятся прыгпалко быстрыя.
   Отвечают ему недостойные:
   - Как прошли мы врата волшебныя, так и выпали в место неизведанное. Не Байкал то озеро, священно на ум коммунарский действующее, а Отстойник Крузом-колдуном насланный. Не хотят людишки местные принимать ученье коммунарское, норовят заставить нас работати, топчут грибные плантации. А и ружья у всех у них длинноствольныя, и колеса применяют, богохульники, липистричество добывают дизель-генератором, смотрят зомбоящик с телепузиками. Порешили уйти мы из их селения, где за еду надо спину гнуть в тяжком труде, ушли на берег окиян-озера дабы за шашлыком думу думати, да на пляже телеса погреть.
   Призадумался Великий над информацией, опять портал творить ему надобно. А для этого подготовка нужна и пара деньков отдыха. Спрыгнул с палочко он скоренько, подхватили его ученики под белы рученьки, усадили у костра на место почетное. Поднесли ему девы коммунарские чару зелена вина да мясо жареное. Стал Учитель мудрость вещать, и возгорелось вокруг него сияние.
   Что за чтоб твою мать! Очнулся Великий от треска ужасного. Глядь - на земле сидит, а рядом ветка валяется. Задремал от трудов праведных на пути из фактории графа Дракулы, снес лбом ветку низкорастущую. Из глаз молнии так и бьют, а вокруг головы летают маленькие филины, пытаясь покрыть лысину новою плиткою. Так открыл Великий новый закон мироздания - что просветление не только от синих грибов, а еще и от лобной кости сотрясения. Что добытое таким путем просветление еще пару дней дает знать о себе яркими искрами. Но побочный эффект имеется - такое просветление сортира требует.
   Ну да хватит о высоких материях и законах, мир сотворяющих. Долго ль коротко ехал добрый молодец, но узрел опять горы каменные. Через горы те дорога одна. А сидят на той дороге люди бородатые и снимают с проезжих пошлину на развитие аула своего горного да покрытие расходов на тропы крышевание. Зазорно стало Мудрейшему платить за что неведомо, потому как траты те не пойдут впрок коммунарскому учению. А решил он проучить негодников, путь в мир счастия закрывающих. Достал наган звонкоствольный свой, натянул на гильзу ствол и понесся в атаку лихую на коммунарских законов поругателей. Те увидели Грозного и говорят:
   - Постой, братан, вижу я цацку у тебя статусную, что соответствует нашим обычаям, а скажи ка нам добрый молодец, кто таков.
   - Я пророк учения коммунарского, револьверт сей святого Нагана-праведника изобретенье, коим деды наши гоняли недругов, заставляя их в штаны писиться. А вот еще обрез стальной, что заставлял врагов в кусты бежать. У вас же смотрю стволы длинные, не соответствуют заветам дедов. Как посмели вы, неверные, братом меня назвать при столь ужасном заветов попустительстве.
   - На железяки не смотри на убогие, а смотри сюда,- и спустил штаны.
   'Оба на, осенило тут Учителя, да это адепты коммунарского учения. Обрезы сделали, когда еще и ружей не было, ай сильна правда коммунарская'
   - Верю, что потерянные вы братия, а по закону живете справедливому?
   - Ну а как же, наш прыгучий брат. Как увидим, что не по нам - сразу пулею потчуем. Городские правители называют нас за то террористами, но то пофиг нам, так как мы живем по закону гор справедливому.
   Пригласили бородатые в свой аул Учителя, шашлыком из барашка потчевали, пели вместе они песни вахабистские... эээ, коммунарские.
  
   ===================================================================================================
   А на утро рассказали ему братья новые, что живет недалече Кощей злокозненный. Шкурками жабьими не делится, коммунарскими законами брезговает, обложил соседние селения налогами страшными (не, наше не облажил, потому как мы самый ждыгит есь *вжик-вжик кинжал*, никаво не боымсо, ну дэсять баран-маран в мэсяц, это разве налог, да?). И что поразить того Кащея затруднительно, потому как есть у него Яйцо, светящееся мудростью, утаил он его от люда праведного. И что если новый брат названный отберет то Яйцо у превредного, то коммуна горная готова оплатить расходы по справедливости - ну целых десять процентов от стоимости (справэдлива, а чо а, кто наколка давал, вэсь расклад, баран-маран рэзал). Задумался Учитель накрепко, вроде все путем, но где-то нестыковочка.
   - А ну колитесь, праведники, чего еще утаено? Може заковыка какая есть, кто крыша евоная?
   - Ай, в стакан глядишь, из хрусталя сделанный, ничего не скрыть от Вяликого.
   И поведали ему люди бородатые, что крыша его САМ, что в главном городе обретается, и что не могут его взять даже силы капиталистические, потому как жабьих шкурок у него немеряно (вах, дэсять ишак дэсять лэт вазить будут, ну как такое шасте и не нам), а сторожит двор ему чудище поганое о трех головах, шести крылах и семи ху... страшное короче. А чтоб поразить то чудище меч-самотык требователен, а у бородатых нет его, потому как проезжал Круз-колдун (трижды тьфу на него) и хитростью выманил у доверчивых (тьфу на нэго, нэт ти скажи да, всего-то плату за проезд спрасил, ничего нэ сдэлал, тока спрасил, а он шайтан, стрелять сразу, гранаты кидать, слова абыдные гаварыть). Приосанился Великий тут, воссиял в своей мудрости, лизнул синего гриба и поведал братьям своим по разуму, что меч-самотык - обманка капиталистическая, чтобы люду рабочему моцк затуманивать, отвлекать его от самогоноварения... эээ, мля, от мыслей о процветании и равенстве. Что не соответствует он заветам предочным, потому как нет описания в сканах за прошлый век, а про шкуры древние и говорить не приходится. И в ясах Чингиз-коммунарорвых нет отражения, а раз нет - то колдунство все черное, подлыми капиталистами насланное. Потому что есть оружие волшебное, все самотыки побивающее красотой и канонам соответствием, что дедами завещано. И показал необученным обрез замечательный, что самолично им из ружжа капиталистического сваянного. И прозрели бородатые, признали что обрезание везде делать нать, достали ножовочки и за дело принялись. И прыгпалко случайно волшебную тоже обрезали, но Учитель не обиделся, что возмешь с ущерб... с братьев по разуму. Обмотал шток скотчем строительным да замазал сырьем органическим - сильна коммунарская техника, легко ремонтировать.
   И поехал к Кощею противному за ярчайшим Яйцом Мудрости. Скачет, а вокруг страхи-страшные - то скелет цепями брякает, то гуляет рядом с дорогой с косами. Видел мучимых праведников, что недавно в страну шли победившей демократии - перья им из заду выдергивали, а черена засовывали. Хоть и гламурно лентами-стразами изукрашенные, но сразу видно что понижение и чести урон - то перо вычурное, а то лопата обнакнавенная.
   Вот такими страхами мучимый прискакал Учитель в место недоброе. Перекрывает дорогу пещера зловонная, а по бокам пещеры частокол в обе стороны. Сразу видно - здесь живут злокозненные, Яйцо Мудрости утаивающие. Не испугался Учитель наш антуража мрачного, подскакал к пещере храбро он, стал кричать туда, вызывать на бой чудище. Раздались тут звуки странныя, тембрами звучными оглушающие, да поднялся резко ветер тут, да такой, что прослезилась даже палочка волшебная. Но что Учителю эти потуги капиталистическия, засадил в пещеру из обреза звонкого пулей коммунарской чугунивой, пыхнул ствол полуметровым пламенем, опаливши пещеры растительность. Ан не пещера то оказалася, а дупло трехглавого чудища, что сторожило двор Кащея зловредного. Разверещалось оно, разобиделось, помчалось к ручью ближайшему дабы залить пожар, сзади пылающий. Путь свободен в приемную кащееву.
   Тут и сам Кащей вышел на крыльцо, развыступался весь, грозя карами за посягательства на частную территорию, вспоминая высоких покровителей и родителей Учителя. А еще посмел требовать компенсации за земли топтание и нанесения увечия животному любимому. Тут Учитель, заветы дедов помнючи, стукнул зловредного сапогом меж ног. Ну и сдулся Кащей, забыл про притязания, посеменил, скрючившись, к ручью заветному, где чуда его любимая заливала пожар пылающий. Знать целебный ручей, Учителю подумалось, не забыть налить воды фляжечку. Так посрамил Кощея позорного, трудовому народу жисть отравляющего. Разыскал Яйцо Великое ну и шкурок не забыл в карман отсыпати. Не воровство то, а компенсация за беспокойство Мудрейшего.
   Понравилось Яйцо великому, пришел к нему зверь в гости невиданный, жабой коммунарской зовущийся. Обняла его когтистыми лапками и поцеловала в уста сахарные. И решил - не поеду к бородатым я, пусть сами своим трудом добиваются просветвления. Такая весчь нужна самому для мудрости стимулирования. Ну а шкурки - средство лучшее для покупки воды огненной, игры в картинки волшебные да привлечения внимания дев, к коммунарской морали стремящихся. Сказано-сделано, даже праведнику разрядка нужна, иначе не построить царство не бесное. Потому что как преодолеть порок, его не знаючи. Как сказать ученикам своим, что для моральных устоев надобно. Все то он от Яйца узнал и поразился простоте речения. А ведь правда же, раньше он об этом не задумывался, а оно вона как оказывается. Век живи, век учись, а не добьешься ты просветления, коль взгляды досужие не разобьешь о мысли мудрыя.
   И пустился Учитель во все тяжкие. И шарик волшебный гонял по кругу с цифрами, и играл волшебными картинками, и дев наставлял на путь истинный. Но всему есть срок. Так и тут, понял Великий глубину грехопадения, понял как это контролировать, как не попасться на капиталистическую удочку, все это обывателю каждый день доступным делающее. Преодолел он греха хотение, поскакал дальше, капитализм гнилой проклинаючи, да и шкурки жабьи быстро закончились (двух часов не прошло).
   ===================================================================================================
  
   Припомнил тут воды волшебные, где Кощей с чудищем раны залечивали и решил опять таки наведаться в логово капиталистическое, ну и шкур стрясти еще земноводных высушенных. Ан облом, завалил каменьями тропу супостат злокозненный, но ручей чудотворный течет из именья проклятого. Зачерпнул в бутылочку и решил попробовать. Странный вкус у воды чудодейственной, толь источник серный где бьет, толи чудище лечит все гузно. Тут проявились свойства чудесныя, стал Учитель красы неписанной - грудь шестой размер, попа ягодкой, губки бантиком, румянец во весь нос переходит в синий цвет... Тэкс, спам салона красоты пробрался в повествование, здесь не читать, ибо не уплочено за рекламы размещение.
   Ага, свойства чудесныя... Стали раны Учителя заживать, ноги крепче обвили шток прорезиненный, покрылось седалище корой твердою - все удобство на палке скакания. Молод стал не сказительно, выросли три волоса на лысине, перестала печень плакати, почки резко от камней очистились, рудиментарный позвоночник гибкий стал, зубы в шесть рядов выросли. От действий лекарственных сморило Великого, стали сниться ему сны о новом мира устроении, навеянные Яйцом Мудрости.
  
   Сон первый.
   Видит опять себя Сиятельный на берегу озера священного. Вроде все как надобно - дворец звездой построенный из досок конусных в плоскости, колосятся грибы синия, пилит кольта ствол весь в цепях Круз-колдун, стегают Дзиня по попе хворостиною, да покрыты дорожки к трону прыгпалочному модным кафелем. Но тревожит какая-то ситуевина. Нет гармонии в общем действии. И снизошла тут мудрость великая - нет у коммунаров роботов, при недостатке населения в работах задействованных. Вспомнил будущее, где роботов буквой зю пригибал, всмысле на коленке дро..ремонтировал, и изрек истину - есть все для машин изготовления. Вспомнил бытность свою на сикретнам предприятии, разложил шкуру новую. Стал рисовать умные линии и словами разъяснительными стрелки подписывать. Потом подвесил шкуру на вековом дубу, коими славится тайга прибайкальская, стал речь слова мудрыя, наставляя учеников своих. И все чудесно сделалось - что ни бревно возьмут, то деталь готовая, что ни травинку - трубка гидравлическая. Стали выходить из мастерской рядами дроиды, а Учитель им в головы грибы синие вкладывать. Как плеснет священной жидкостью из четка заветного, так робот сразу же - чего изволите и бегом выполнять приказание. Опять кругом благолепие и коммунарской истины процветание.
   Восхотелось тут Учителю отдохнуть от трудов праведных, совершить путешествие пешее к заветной грибной плантации. И отправился и пришел. На грибы любуючись, наклонился он завязать шнурок развязавшийся. Вдруг откуда не возьмись сила нечистая, злой большой медведь, не иначе капитализмом насланный. Навалился сверху на Великого и совершил над ним надругание. Ну да раз - это не то, что вы подумали. Укорил себя праведник, что не взял нагана звонкодульного. Вернулся в коммунарский дворец, взял из сейфа заветного оружье свое восхитительное и пошел взад на плантацию учинять кару осквернителю. Видит - след медведя петляет весь, хочет скрыться от кары праведной. Но не проведешь Учителя. Склонился ближе он к земле-матушке, чтобы не упустить нюанса случайного. И опять, надо такому случиться же, навалился сзади медведь капиталистический, подверг поруганию каноны коммунарския и скрылся в не извечном направлении. Еще пуще опечалился праведник - почему не взял обреза могутного. И опять во дворец к сейфу заветному, где лежит обрез, дедом завещанный. Зарядил пулей чугуневой, что в сердечнике содержит элементы тяжелыя. И опять в тайгу отправился творить мстю ужасную обидчику. Ходил долго ль коротко ли, вдруг, проходя мимо зарослей малинника, слышит оттуда голос ласковый: 'Так и знал, что тебе понравится, ты ж сюда пришел не охотиться'
  
   Проснулся в поту путешественник, ну приснится ж такая несуразица. А, ага, то скан с трактатом гимнастическим, дедами прозванный 'Камусутра хорошо', выполз из седушки прыгпалковой и уперся в ... спину Великому, призывая во сны недоброе. Поправил бумагу священную, поскакал далее. Ровный ход волшебной палочко опять убаюкалМудрейшего.
  
   Второй сон Учителя.
   И опять хорошо все вокруг. Бегают вокруг роботы, пилит один, стегают по попе другого хворостиною. Сидит Учитель за столом председательским, слушает отчеты по выполнению плана пятилетнего. На столе стоит бутыль эликсира волшебного, на грибах синих настоянного, да они же лежат в тарелочке, чтобы, значит, подбодрить выступающих. Нет не жаден Учитель праведный, помнит ясы Чингис-коммунаровы, что велят налить выступающему, когда сам сидишь, закусываешь. Выступает, значится, начальник цеха транспортного, но что-то он после третьего выступления стал в деталях плана по выпуску прыгпалко путаться. Придется не давать ему больше закуси, пошел вон, дармоедина. Так опять надо заслушать товарища, который за выпуск прыгпалко ответственный, где эта сволочь противная, почему не выходит доклад творить. Ааа уже отдокладился и спит в углу под лавочкой? Ну, продолжим тогда совещание, расскажу о перспективах воздухоплавания. Есть у нас два пути развития - один дирижабль строить охерительный, а второй - самолеты деревянные. Дирижабль - отрыжка капитализьму проклятого, что стремится закабалит рабочий люд на веки вечныя. Всей комунной не сошьем мы покрывало ему, хоть ты год сиди с иголкой каменной. И садится он только в чистой земле, нет у него универсальности. И деревьев боится и влажности и скорость у него маленькая. Самолет же весь из дерева, и в местах неудобных весь востребован - хочешь, сено вози с поляны маленькой, хочешь - животину всю на дальний кордон. И садится, меж дерев петляючи. А прыгпалко возьмешь - без разгона лететь и делать его пару лет всего (тьфу, пару недель). Мотор же можно однотактовый на него воздеть без потери мощности. Что такое однотактовый - когда рулит один, а другой педалями крутит играючи, чтобы пар попал туда расширительный. Где педали брать, коль железа нет? А чугуний на что. Ты поглянь кругом - болота ржавыя, знать жолеза в нем не меряно, а бокситы ваще хоть лопатой греби, вместо нефти самогон спользуем. Как нельзя самогон? Ну да ладушки, есть еще идея насчет топлива. Вот сидите вы, огло... ученики мои верныя, а того не знаетя, что говно продукт пользительный. Что ежли в чан его набрать, да накрыть крышкою - пойдет реакция брожения. Нет, в самогон не пустим дело сие - сие для топлива. А выделяется там газ горячительный, что по трубам отведем в место нужное. С кожи шьем бурдюки непроницаемые и туда этот газ складируем. Остается подвести в горелочку - вуаля, топливо. Полет на таком топливе тих и плавен будет, обеззвученный. Враги, правда, могут учуять по запаху, ну да это совсем небольшая беда. С сей поры объявляю мобилизацию. Ну а так как говно - продукт стратегический, то сдавать его будем планово в личном моем присутствии. Норма пять кг. Кто не справится - нет в нем духа коммунарского, лишается гриба синего вечернего.
   Так учил он своих соратников, и внемли они советам пользительным. Настала тут эра воздухоплавания. Поначалу немного не заладилось - то кто план сорвет по добыче топлива, то от прорыва бурдюка плантация грибов выгорит. Но сильна коммунара душа - все выдержали. И летают теперь ерапланы с шипяшим бульканьем по воздуху.
  
   Проснулся Учитель умиротворенный весь - не чаял о чем во сне привидилось. Вот в чем сила, брат, - авиация. Хоть и не было у дедов ерапланов сих, но вспомнились ему письмена выцвевшие - что один из предков его придумал технологию, как летать без крыльев словно облако. Но зажали ему расчеты инженерные попы-помещики разныя. Пришлось самому все выделывать. Так собрал конструкцию (вот откуда у Учителя жилка прорезалась техническая) из палок двух, онучами смотанных, да портянок меж них натянутых. Дух от них шел силы изумительный, что топор висел, коль в избу войдешь. А раз так, то и предка выдержит. Разбежался и прыгнул с горушки, что была недалече в тайге спрятана. Просчитался слегка, забыл про топливо, ну а был бы трезв, так убился бы. Записали ту историю со слов урядника, что предка порол за деревов вокруг горы ломание. Вот так капиталисты проклятые измывались над Учителя пращуром.
  
   ==================================================================================================
   А еще он вспомнил, что видел в волшебном зеркале, как телепузики над его изобретениями измываются, как порочуть честь его достойную, призвав на помощь науки капиталистичиския. А в науках тех продажными учеными черным по белому записано (тоже понимаешь цветовая дискриминация) - что идеи де коммунарския вроде как какун на палочке, проку никакого нет, а кто возьмется проверить - только измажется. Пришлось жаловаться главному смотрителю на обиды свои тяжкие, что напрасно терпел от пересмешников, хоть и вертухаем того звал да гонителем. Так вот в думах тяжких о судьбах Галлактики задремал опять от хода прыгпалко плавного.
  
   Третий сон Учителя.
  
   И пришла в третий раз обворожительная, стала танцевать танцы эротические, на подвиги любовные героя подвигаючи...
   Так, это опять не каноническая версия.
   И снится Великому, что великий Свин он, в хлеву главный весь, что все свины ему подчиняются, а свинки угодить хотят. Что владеет всей фермою гнусный Круз-колдун (трижды тьфу на него). Видит, как конь вороной на него горбатится - землю пашет с утра, воз дров везет с вечера. Как коров бессовестно за вымя трогают, нарушая все устои моральныя. Как и сам он, посередь двора отдыхаючи, получает пинки от проклятого - типа дай пройти, животная. Короче нету жисти у народа никакой, за охапку сена все горбатятся. Его же Свина, вот позор, кормят, чуть ли не баландой тюремною. А бывает, что по праздникам приносят свинов-гусей на камень жертвенный, протыкают тело вертелом и на костре палят на страх животинушкам, упиваясь силой своей некромантскою. И родилась у Великого мысль, не менее великая: дать свободу зверью обиженному, написать законы новые, и следить за ними внимательно, чтобы не завелся никакой иксплататор вновь. Целый день эту мысль вынашивал, в теплой луже лежучи, для вида пузыри пускал - усыплял колдунову бдительность. И настал момент жывотной революции - на курорт проклятый колдун с семьей отчалили (а тут сказать надобно, что опасался Свин проклятого, больно метко стрелял из ружжа автоматического, ну а так вроде как бескровно все - смена власти демократическая). И воззвал Великий к восстанию - братия, а почто живем в такой низости, вспомним, как бегали наши деды по лесам вольныя, были все равны, воспрянем же, свергнем власть колдуна проклятого, будем сами жить вольной волею под моим в совете председательством.
   Вняли свины все речи пламенной, ну и другие животные не противились. Быки двери в дом вышибли, до икоты напугав уплавляющего, убежал тот в окно, испугавшись рогов неопиленных. Так свершилась революция звериная, Великий с советом выбранным переехал из хлева в хоромы колдунские, объявив их Дворцом совета звериного. Остальным же пообещал все в будущем, но не сразу, чтобы не нарушать экономику республики. Решено, что законны коммунарские (а решили, что коммунарской будет республика) пропишут на стене Дворца советного, что все будут жить по ним и радоваться, а кто не хочет - тому весь песдес. Первой строкой закона справедливого, было прописано, что головой всему главный Свинуар пожизненно, а второй, что звери все равны, и что равно распределяются на всех блага материальныя, но считать их будут свинуары советныя, дабы не было никому ущемления. Охранять все поставили собак лающих - это раньше были колдуна прислужники, щаз же власти зверья свободного будут верные совета охранники. И быкам работа была дадена - стали силою закона звериного, но рога обрезали им, правильно, нет ведь больше управляющего. Ружья всех стволов отпилили торжественно, чтобы таскать их каждому свину удобственно.
   Вот живут так три дня, воле радуются, только хуже стало с продовольствием - сена нет во дворе, комбикорм пропал, потому как нету из вне поступления. Стали роптать, пошли к Дому советному - отчего так всем кушать хочется. Отвечает им Великий - терпение, это все временные экономические трудности. Я вот тоже комбикорм не ем, да и сено мне не положено. Давлюсь вот апельсинами не вкусными, да заедаю их рыбой соленою, сплю не в родном хлеву, а на работе прям и тут же читаю секретарше политинформации - вот как трудовой народ страдаю я, о благе животных заботючись. И закон слегка пришлось подправить основодательный, пока все главного Свинуара слушали - вся животина равна, но свинуары всех равней, и что слово их и есть закон. Из блюстителей закона быков отчислили, за то, что допустили зверья собрание, стали сами свинуары закон блюсти. Как увядят что, выносят сразу порицание, ну а за крупный грех - пулю обрезною. Стал везде закон и благолепие: конь в два раза больше работать стал, принося на ферму чудо экономическое, коров за вымя дергають, теперь только со всем коммунарским рвением - нефиг было принимать ласки колдунские, ну а в птицу просто так постреливали, для эффекта, как говорится, профилактического.
   Все бы ничего, но вернулся тут колдун с поездки туристической. Трижды тьфу на него проклятого. И Филин тут опять заорал 'дэт-метал кайф', в общем все апокалипсиса признаки. Стал свинуаров он отстреливать, приговаривая, что давно хотел кабанятинки. Свинуара главного же гонял лопатою по всему фермы подворию и всадил черенок шершавистый, как Великий в заборе застрял, прямо в за...
  
   Аж вскинулся Учитель от кошмара такого некрофильского, открылась опять рана старая - потянул он спину, когда врагов разил у шайтан-арбы. Что за день такой - то сны снятся пророческие, Яйцом Мудрости навеянные, то кошмар, не иначе от прострела в мгм... спине. Не иначе то козни опять телепузиков.
   Делать нечего, надо раны лечить заново. Достал четок и плеснул на место уязвленное, да обмишурился слегка в сумерках, заместо живой воды плеснул настойки живительной. Тут случилось чудо чудесное - искры из глаз посыпались, а горло издало такой звук удивительный, что все мухи вокруг попадали. И опять открылось Учителю, как можно добиться просветления - вот таким вот способом да с разбегу в столб, а еще ему открылося, что електричество не только атмосферное, но и то, что со столба в проводах падает, вполне подходит для использования. Но мудрость что - груз не пользительный, пока не делишься с ним за долю малую, пока не продаешь лицензии, нет никакого от этого удовольствия.
  
   ===================================================================================================
  
   Вот решил он явить багаж своей мудрости в селении, где ночлег попросил. А сказать-то надобно постигла здесь народ беда неминучая - наслали капиталисты проклятыя на земли вокруг аспидов. Пятнистые те аспиды все вокруг испоганили, порушили все устои моральныя, поизвели благосостояние экономическое. Вот пример тому исторический - как пойдет на работу селянин правидный, а ему под ноги шасть гадюка зловредная. Ясно дело тот в обход со всех ног, ну а там шинок - как же мимо пройти. Или вот ушел селянин праведный на работы сельскохозяйственныя, а жена его решила заняться скотиною. Пошла в сарай, а там сосед от змеи прячется, давай говорит, посмотрю, нет ли змей у тебя под одеждою. Так вот и растут рога у селянина - а все от змей со шкурой с пятнами.
   И решил помочь Учитель крестьянинам, кому как не ему делиться своей мудростью. Есть говорит средство верное, для того две руки всего надобно: ибо левой берешь за хвост ты гадину, ну а правой, вдоль тела скользнув, большой палец оттопыривши, отрываешь змеюке голову. Подивились мужики простоте решения, стали изводить в округе аспидов. Селянин вот праведный узрел змею в штанах соседушки и решил оторвать ей голову, да не догнал змеей мучимого - в проводах рога запутались.
   Настало тут в селении благолепие. Обрелись устои моралныя, стало расти благосостояние. В благодарность пригласили люди Учителя отдохнуть в их селении, сколько тому пожелается. Но бегут опять через три дня к нему - попал один из жителей в лечебницу с ранами страшными, опять пятнистая змея кознь подстроила. Озадачился тут Великий проблемою и решил расспросить страждущего - все ли делал по инструкции, расскажи свою историю.
   - О великий, отвечает страждущий, все как ты велел, так и сделал я. Иду я на работы сельскохозяйственныя, вижу - хвост змеи торчит из кустов малиновых. И рукой схватил за хвост и вдоль тела провел правою, оттопырив палец по инструкции. Но случилась непонятка страшная, потому как попал пальцем я прямо в задницу леопадру, из проезжего цирка сбегшего...
   Посетило тут учителя видение, что гоняют коммунары телепузиков, полагаясь только на обрезы винтовок волшебныя. Ну а вредныя телепузики ускользают в окопах вырытых - не успевают перезаряжать оружие и расход патронов дефицитных растет. Упустил, однако, такое войны ведение, потому как на тайгу рассчитывал, а про степь забыл, ну да кто не грешен сам. Вспомнил он рассказ конструктора древнего, с коим пил самогон в подсобочке... чертежи обсуждал сикретныя. Как бранил сапогов за дебильности, отказавшихся от оружья красивого, что по виду пистолет Тула Токарев, но ствол как у обреза мосинского. И режим там есть автоматический, и патрон неотличим от стандартного, что заряжай его хоть грибами сушеным - прострелит насквозь ворогов. Небольшой там казус был, несущественный - стрелять приходилось с одной руки. Но для крепких рук рабочего не страшна такая оказия - привыкли руки к точным движениям, разливают на троих без измерения как по уровню... ну, то есть инструментом умеют пользоваться. Вспомнил, что эскиз чудо-оружия сам конструктор хотел выбросить за ненадобностью, но Учитель спас его, в нычке припрятавши, отчего не болел живот от проклятия.
   И пришел черед таки изделию. Заказал он его кузнецу местному, среди прочих от змей спасенному. Постарался тот на славушку - шесть стволов, ручка поворотная, ну и сверху воронка для патронов бункерная, да два колеса от телеги старосты для удобства оружья ношения. Оглядел Учитель чудо-оружие - вроде все по ему, но что-то здесь не так. Толь стволы не достаточно короткия, толь приклад какой-то... Стоп, приклад - это не по-нашему, не должно его быть у оружья канонического, да и ось у колес колдовством попахивает. Как всегда вот без надзора технолога, деревяшку поставил вместо металлической, чем нарушил ясы Чингис-коммунаровы. Не стерпел Великий поругания над чудо-оружием конструктора древнего, заставил тунеядца все переделывать под своим зорким оком наблюдения. Так появился шток прыгпалочный (что само собой разумеется), и по земле резиновая шлепалка - можно на таком оружии и самому скакать и врагов разить. И заметьте, безущербно все от пуль вражеских. А ежели еще поставить движок однотактовый - боевая прыгпалко идеальная. Но пришлось разобрать чудо-технику да составить еще инструкцию, что была к эскизу приложена на одном листе и еще полста шли разъяснения. Сам же тюк с деталями подвесил на свою прагпалочко - столь могутна она, что и не заметила усиления. И живот не болит - значит правильно все сделано. Ну а то что в руке носить нельзя - это все проделки сапогов- дебильчиков. Не пропьешь красоту оружия, что создано умами древних конструкторов. Было бы такое в наличии, дык орду Гитлера держали бы еще пару лет на посту таможенном.
   Ну и по обычаю по коммунарскому всякое дело нужно завершить... политинформацией, а с утра со свежей после о... чередной политинформации головушкой отправляться в путь-дороженьку, навстречу раю коммунарскому.
  
   ==================================================================================================
   Раззудись рука, размахнись плечо, скачет добрый молодец по чисту полюшку, да не от пьянки-лихоманки какой, а на прыгпалочко, на прыгпалочко да к счастью светлому. Хоть и зовут в деревнях таких деб... блаженными, да неправдо то. Ибо Учитель сие - светоч мудрости.
   Быстро сказко сказывается, да не быстро дело делается. Закинули люты ворги далеко от цели Учителя, понастроили ему козней пакостных. Но не сломить вождя коммунарского, будут посрамлены злопыхатели (трижды тьфу на них да с приборчиком). Как уехал из деревни праведной, так опять направил стопу прыгательную в предполагаемую сторону. А скакать-то не один ден, портал делать надобно. Вот опять полянка ищецо, вся дубами таежными окруженная, а на ней костер и рисунки начертаны, что в древних шкурах описаны. Достал бубен учитель изукрашенный, стал на нем Интернационал наигрывать. Наливки пивнул для концентрации, да грибком закусил для просветления. Пронеслись по небу собаки зеленыя, предвещая удачу научному опыту. И раскрылся таки портал, дедами предсказанный, поскакал в него Велики, встрече с учениками радуясь. Но не спали враги злокозненныя, все это по зеркалу волшебному видели. Ну, опять, естественно, все признаки апокалипсиса - 'дэтметал кайф', черенок лопаточный...
   Короче не туда портал привел Учителя. Вроде все путем, и тайга вокруг дубовая, да ездют вокруг танки с крестами черными, и по дороге в фельдграу одетыя ходют солдаты с автоматами черными, а на голове каски рогатыя. И припомнил Великий рассказы дедовы, как на зоне тот чалился....блин, как показывал он силу могутную, с лютым германским ворогом воюючи, как добыл Победу заветную, и как украли ее капиталисты во главе с кровавым Сталиным. Понял Великий, что судьба ему шанс выдала стать вровень с дедами могутными, стать героем Союза Советского, вписать свой лик в Историю. Достал запас купороса весь, соорудил гранату противотанковую, что рвет стволы деревьев играючи, раскидывая их импозантно на конусы в плоскости. И пушку собрал коммунарскую, что кузнец ему тщательно выковал, ведь граната одна всего, а танков множество, да и пехотинцев бродит не меряно. Глянет из кустов - не идет ли кто, хитрым змеем на дорогу выползет, сотворит хитрость военную и опять в кустах скроется. И засаду подготовил толковую - столб телеграфный наклонил, типо сам упал, на дороге в колее яму выкопал, туда гвоздей понакидал, чтобы супостат пропорол гусеницы. Приготовился и в атаку пошел, предварительно грбков покушавши, гранату метнул и давай на педалях пушки наяривать. На дороге тут сделалось столпотворение.
   - Что за бл...,- все кричат вокруг,- порассыпала везде удобрениев и горохом актеров расстреливает. Вон он скачет, бл.., чертов идиот. Где охрана, мать твою, что не видит - съёмки фильма срываются?
   Отловили стрелка яростного и отпи... сказали что так делать больше не надобно. Вот в чем скрылась хитрость вражеская - на площадку вынесло Учителя съёмочную. Отобрали пушку коммунарскую, да пригрозили судом-полицией, коль еще так чудить ему вздумается. Хорошо не заметили прыгпалко, в кустах спрятанную.
   Поехал Учитель опечаленный, что не дали совершить подвига геройского, показать победу дела коммунарского, торжество народного мстителя. И раны вот опять разбередили все, что залечивал в деревушке приветливой. Опять надо искать место отдыха иль седушку в прыгпалко перепроектировать. Видит - в лесу дом стоит, то, что нужно сейчас. Подскакал к крылечку самому, стал в дверь стучать, вызывая хозяев на собеседование. Но молчок, не идет никто, только дверь сама приоткрылася. Ну, так можно войти, раз оказалась дверь не заперта. А внутри - стол накрыт, стоит миска с селедкой, зеленым лучком посыпанной, и четок стоит с ледника прям весь (видно, как по стеклу бежит капелька). Ну, тут Учитель не стал себя упрашивать - голод не близкий родственник. Хорошо пошла пища народная под четок холодный водочки. А теперь и отдохнуть надобно, Только зашел в другое помещение, слышит рев сзади нечеловечески. И голос уж очень знакомый такой, слышал он его надысь во сне про охоту неудачную. Осторожно выгляну - мать моя, над пустым четком стоит медведь, убивается, призывает кары наголову святотатцев страшныя. А наука вперед - смотри за вещами в помещении. Учитель не стал дожидаца воплощенья своего сна в реальности, из окошка тайком выскользнул, на прыгпалко вскочил, да и был таков, только ветки над тропой и затрещали вслед. Вот так обманул Мудрейший медведя злобного, вещим сном своим воспользовавшись.
   Опять вот портал творить надобно, а неохота ведь, хороша была у медведя водочка, да селедки посол приятственный, да и гадость, другому сделанная, оседает на душе благими воспоминаниями. Так злодея проучить не каждому доводится. Опять достал бубен изукрашенный, но теперь решил Марсельезу выстукивать, но от водки выпитой все отчего-то Мурка слышалась. Ну да кто ж обращает внимания на такие мелочи, когда сама душа поет от счастия. Опять потерял Мудрейший бдительность.
   Услышал-таки медведь его веселые песнопения, решил проверить, подозрительный, не его ли бутылки опустошитель поет. Да не успел, скакнул в портал Великий стремительно, лишь толстый сук успел метнуть вослед.
  
   Египет, наше время.
  
   Вот опять не везет, как бороться с ним. Как было все замечательно - разогнался Учитель стремительно, приподнялся, пригнувшись, на опоре для ног, толчки палко компенсируя. Уж близко был портал блистательный. Прилетел тут какой-то сук, воткнулся прямо в рану болючую. Короче попал в портал лишь краешком. Опять мимо курса нужного. Песок кругом, жара несусветная, да сук торчит в ... спине короче. Извернулся Учитель, применив законы магии, что на шкурах были записаны, выменянных у шамана народа Севера. Вытащил со стонами предмет язвительный, да стал примочки накладывать лекарственныя и Яйцом Мудрости поглаживать - не пропасть великому лекарю. Огляделся - вах, знаю, куда судьбина забросила. Вон пирамиды стоят, вон дерево, а вон и Сфинкс, ну значит Сирия. Каждый знает, что зиккураты стоят в Сирии, древними коммунарами построенныя. А в пирамидах тех должны быть мумии, ценными материями обернутыя, мумие в которых сокрыто килограммами - ценное для коммуны приобретение.
   А сказать мне вам тут надобно, что не нашлося в учениках у Великого лекаря, а к шаманам местным обращаться не хочется - запасы их скудны, да и магия слабая, а где великой взять, коль грибы там токма мухоморныя. Вот и пришлось самому собирать аптечку Великому, опираясь на знанья заветныя, в дедовых портянках записанные.
   Разыскал пирамиду невскрытую, от чужих глаз песком занесенную. Знать Яйцо ему при поглаживании верный путь указало к сокровищу. Указало вход в помещение и путь через лабиринт к мумии. Взял Учитель с собой оружие, факел взял - внутрь отправился. Попетлял сколько надобно, гля - чувак лежит, бинтами опутанный. А над ним всякие иероглифы - знать написано объявление - посмотрите, типо, люди добрыя, а лежит вот здеся мумия чувака почтенного. Отложил Учитель в сторону оружие, чтобы руки не были заняты. Склонился к ногам мумии, стал ценныя бинты разматывать. Тут ему вроде как почудилось, что кто-то есть, помимо него в комнате. Оглянулся - нет никого, ну помстилось знать, продолжим дальше занятие. Тут он почувствовал крепкие объятия на талии и на поругание морали домоганя. Извернулся Великий стремительно, подхватил обрез могущественный, отскочил в коридор, открыл огонь на поражение, добиваясь врага уничтожения. Дошла до нагана очередь, не посрамил он славы известного оружейника. Все в дыму оказалось копотном - расстрелял патроны на волшебном грибном порохе. И решил опять заглянуть в комнату - надо знать, что за тварь объявилася. Только слышит он шепот противуестесственный: 'Так и знал, что тебе понравится' И рванул храбро оттуда со всех ноженек, не догнала его мумия проклятая, поскользнулась, видать, на чем-то в коридорах каменных. Со всей возможной скоростью из пирамиды вылетел, на прыгпалко вскочил и дунул стремительно, позабыв о ране полученной. Вот какая целебная сила мумия, понятно, от чего стоит великие ценности.
  
   ==================================================================================================
   Испытав себя силами злыми, укрепился Учитель духом во стократ. Поначалу глаза резало, но потом привык, ибо крепок дух делает врагов ослабшими. А еще призадумался - одиночный огонь не эффектен был, порох явно капиталистами сделан был. Не было того боем упоения, когда гонял прислужников дуба проклятого или сражался с Кощеевым чудищем. Стал он Яйцо Мудрости поглаживать и решение проблемы удумывать. И придумал таки выход замечательный. Есть грибы синия для полета души качественного - значит и понесет сила их сжигания коммунарския пули чугунивые. И со стволом тоже проблема решаема - короткий ствол должен быть только винтовочный, ну а пистолетный в пять раз длинней. Пистолет же пулемет, изобретение дьявольское для подавления восстания народного, можно перековать в оружие коммунарское. Опилить приклад, срезать кожух со ствола дырчатый, приспособить для одной руки стреляния. И название оружию придумал - штурмовой пистолет имени Великого. Вот гроза для продажных войск спецназначения, что пошлют олигархи, деньгами мучимые. А чтобы заряжанием в магазины-диски не заморачиваться, можно понаделать стволов на пистолете множество и стрелять из каждого по мере надобности. Обгадятся телепузики от одного только вида оружья страшного. И носить его обязан будет каждый коммунар в любом положении. И в сортир и в постель - снимать нельзя. Потому как цацка это статусная, отличает избранного от простого обывателя. Комуннар он кто - идейный воин, верный Ученья приверженец. Он стоит на страже его. Как там говорил основатель первых коммун греческих пресветлый Ликург-коммунар: должен бедным быть, братом своим товарищам, воевать уметь, а работают пускай лодыри безыдейныя, для этого вредного занятия согнанные, и оружье должно быть изукрашено, и питаться только сотоварищи - сам отдельно только синий гриб, в дар от Учителя полученный, и в туалет только всей компанией, чтоб был общий дух хоровой, а не сольное пение.
   Стал Учитель сушеный гриб толочь и подсыпать долю малую в порох капиталистический. Засадил обратно пулю чугуниевую, а патрон экскрементальный в барабана камору нагана своего звонкодульного. Натянул на гильзу ствол и выстрелил. Сизым дымком со ствола пыхнуло, воспарила душа, его понюхавши. Ну а пуля чугуниевая ломанулась со ствола меееедленно, потом полетела как молния, и имела такую же траекторию изломчатую. Шибанула по пути дерево , то распалось на конус в плоскости. Велика сила мысли Мудрейшего, такое оружье на страх вражинам сделала.
   Целый день трудился Учитель под пальмой старою, извел почти весь запас гриба идеологически правильного, но сумел-таки снарядить себя полностью огневым запасом все убивающим. Вот только ствол наростить нагану волшебному не получилось никак, как не пробовал. Пришлось новый ствол в дыре межпространственной отыскивать, на что ушли грибов остаточки. Зато теперь появилась новая военная тактика - как увидел врага, пивни из четка заветного, пальни в него пулей на грибноядерном порохе, нюхни, тут и будет тебе счастие. Не спрячется теперь ни один сапог в танке быстрогусеничном, никуда от коммунарского гнева не скроется. Потому как пули ворогов восемьдесят пять процентов не повреждают тела коммунарского, коммунару же на прыгпалочко достаточно будет и пятнадцати ворога. Осталось теперь удумать систему квазинаведения на быстросъемных транзисторах, чтоб сменить можно было после каждого выстрела, потому как очень надежна коммунарская техника, никогда не ломается до выстрела.
   Так, решая проблемы стратегическия, скакал Учитель дальше напрыгпалочко. Вооруженным могутным оружием, идеологически правильными знаниями навстречу солнцу восходящему, оставляя за собой капитализьму разрушения.
  
   ==================================================================================================
   Но скакать навстречу солнцу - тяжкий труд. Это заразо по небу туда-сюда мечется, поневоле петли выписываешь. Так один раз заехал Учитель на полюшко, а потом тупые телепузики круги там инопланетныя увидели. Вот так для народа стараешься, соответствуешь канонам повествования, а они уязвить все пытаются - пьяный, типа, был да обдолбанный, тьфу на вас и еще раз тьфу. О, повылезли с бани, окоянныя, а ну тихо сидеть, не мешать истории про Вяликого, знаю сам, что не пьян он был, что было это просветление. Длинен путь героя нашего, будто квест в стратегии пошаговой, но уже подобрано крутое оружие, да высок уровень приобретенных навыков. Доберется-таки он до босса уровня, а что дальше там - увидим вскорости.
   Дабы время не терять в путешествии, вел Учитель записи по ходу движения, чтобы не терять мысли ценныя и пришедшие в голову изобрЕтенья. Новый пистолет ПШиК нарек - пестолеть штурмовой имени водителя прыгпалочко, что по нашему зовется кучером, а могутный патрон с грибным порохом - БЗДУн, на страх вражинам изнеженным. Боевой заряд дымовой универсального применения - что врагов разить, что победу праздновать, воздух портючи... в водух стреляючи. От мыслей от таких праведных притомился Учитель к вечеру - надо поискать гостиницу, сколько можно в поле ночевать. Видит - дом стоит во чистом полюшке, обнесенный оградой вычурной. Мрачноватый дом, рядом кладбище, неприятно, но спать в удобстве хочется. И подумалось тут Учителю:
   - А не живет ли там некромант какой, что из мертвых людей зомби делает, насылая их на люд чесной себе на забавушку. Разберусь я с ним пулями новыми, что с БЗДУнов летят убийственно. Будет мне почет и уважение, да и отдохну с удобствами.
   Спрятал в кустах прыгпалочко и направился к дому перебежками. Такой путь проникновения в бункер врагов злокозненных видел он в волшебном зеркале. Это все, конечно, для телепузиков, но можно исправить прием коммунарским учением. Вырвал из земли пару кустков и пополз, их впереди себя толкаючи - типо это такое дерево (вот до чего велика хитрость коммунарская военная, сам бы вот ни в жисть не додумался). Дополз до помещенья караульного, что стоит перед высокими воротами, тут внезапно дверь открывается, вышел мужик с оружием. Охранник некроманта, значитца. Повернулся к кусту Учителя с явно не мирным намерением, ширинку на штанах расстегивая. На крыше птичка чирикнула, обернулся мужик на этот звук. Учитель не будь дурак, отодвинулся. Повернулся мужик - нет куста, что за чудны дела твои, господи, ааа, да вот же он, и быстрей к нему, а то так можно и обделаться. Облегчился и в дом вошел. Учитель же из-за кустов выскочил и проник во двор. Видит средство новое для укрытия - овчинный тулуп висит на веревке, сушится. Накинул на себя тулуп шерстью вверх, сам опустился на корточки - типа вот, я овца, по двору траву жрущая. И потопал к дому походкой овцы неспешною. И до того у него натурально все получилося, что идущий мимо козел воспылал к той овце страстью немерянной. Подбежал, игриво рогом боднул и сверху вскочил, ожидая любовного игрища. Не до маскировки тут, впору деньги собирать со зрителей. Со всех ног Учитель за угол кинулся, все, проник на вражью территорию. Достал наган звонкодульный свой, могутными БЗДУнами заряженный и проник в помещение, где находится колдун предполагаемый. Из четка хлебнул заветного, видит силуэт в окне вырисовывается - и давай палить во все стороны. Все по науке сделал он - пальнул, стрельнул, нюхнул. Завалил-таки некроманта проклятого. И разлилась тут благодать всеобщая, настало большое просветление, стали подходить к нему девы, одеждой не обремененные, стали слушать речи его разумныя, да за них благодарности оказывать. Пришли так же два добрых молодца, взяли Учителя под белы рученьки, повезли его на дорогой повозке с фарами и музыкой, устроили опочивать в палаты королевския.
   Проснулся наш герой разбитый весь, да что ж за утро опять такое недоброе. Нет палат королевских - клетушка каменная, да решеткой окно забранное. Заходят в клетушку два жлоба, заламывают Учителю рученьки, волокут в большую комнату, где сидит кровопийца сока народного, что судьей величают некоторые. Вот и спрашивает прислужник капитализьму проклятого:
   - Ну расскажите, как докатились вы до этого, как в состоянии алклгольно-наркотическом, проникли в клуб и расстреляли портрет самого Правителя? Как тридцать три женских...
   - То неправдо все, навет клеветнический. Девы те мне сами в благодарность за спасение оказали услуги высокоморальные. Кто ж виноват, что портрет Правителя оказался на пути в колдуна выстрелов? Я народу несу щастие, растолковываю вековые скрижали мудрости, вы ж меня за это держите в темнице каменной. Не Правитель то, предатель Родины, достойный только расстреляния, все кто служит ему - предатели, только я за народ...
   - Вот не выслушаете, в разговор встрянете, вопрошаю вот - расскажите, с каким умыслом изломали вы с лишним три десятка маенекенов для платья женского, пробив дыры в них снизу до верху? Манекены те являются собственностью ателье, в клубе помещение арендующем. Нанесен ущерб им, надо выплатить, ну а за поругание Портрета Правителя назначаю вам 15 ден работ по устройству чистоты городка нашего. А за речи ваши пропогандистские будете сечены кнутом на скотном дворе.
   Так поймали в ловушку Учителя злые вороги, заключили его в темницу каменную, применяли к нему пытки телесные, заставляя отречься от слов праведных, но не сломить духа коммунарского, не согнуть в неприличную позу Великого. Отправили тогда враги его на каторгу, чтобы уморить его трудом тягостным, чтоб сломила его белочка, доканал кумар гадостный ... тэкс, эт не те пытки, ага чтоб сломила его болесть страшная, доканали мозгоклюи-сокамерники.
   ==================================================================================================
   Не сломила духа Учителя злая неволя и труд каторжный. Не привыкать ему к труду физическому. Не подвело его воспитание. Еще дед его в омской тайге поучал, как держать стакан... тьфу, инструмент правильно рукою твердою, как приучить ее к точным движениям, чтобы на три части поделить содержимое, ни разу не обидев сотоварищей. И про мыло говорил вредное, что норовит в душе из рук выскочить. Наклониться за ним - нарушить мораль общественную, не нагнуться - обидеть всех.
   Так и тут рукою твердою, повторяя одинаково точные движения, удивлял коммунарской выучкой сокамерников, оперируя примитивными инструментами, добиваясь кристального сияния белоснежных сидений множественных. И с мылом поступил хитростно: проколол в нем дырочку да привязал через нее к руке веревочкой. Не нарушил устоев моральных и обид никому не выказал. Одной рукой держал спереди, другой тыл прикрывал, а ногой показывал чудо отмывания. Проповедовал мораль высокую и выказывал почтение местным начальникам (ну а как вы хотели, принцип то побеждения зла хитростью - поддаться слегка, а потом скинути иго тяжкое и быть победителем). Наступило у вертухаев прозрение, увидели святость праведника, говорили - оставайся с нами на веки ты, чистоты мы такой не видали в век. Будешь гонять в нашем доме неправедных, может даже возьмешь наше прозвание. Будет слава тебе, почет, уважение
   Но Учитель не забыл цели путешествия, получил свои вещи у раскаявшихся (сгинул, правда, четок с волшебной настоечкой, от того, видать, и прозрели телепузики) и отправился к месту заветному, где была спрятана прыгпалочко да сикретныя сканы дедовы, что помогли в годину трудную. И отправился вдаль, навстречу солнышку, сияньем его освещаемый. (Говорил же еще в самом начале повествования, что не занимался он ничем предосудительным в камере, был там человеком уважаемым, самый первый к туалету допущенный, ибо только с места отхожего были слышны его проповеди). Помнил он и об учениках своих преданных, что остались без зраку Учителя, не истолковали бы учение по-своему. Много соблазнов вокруг оппортунистических, не сбились бы с пути истинного. Так, о судьбах мира думаючи, скакал праведник навстречу солнцу восходящему (первым делом очки надо будет изобрести поляризационные, трудновато революционно раскрытым глазом на солнце смотреть, вот отчего, видать, так щурятся китайские товарищи, что еще с древности удостоились коммунарского просветления.
   Целый день скакал, ночь уж близится, а не видать нигде жилья человечьего. До чего велики в стране расстояния. И портал бы сотворить, да ингридиентов нет, вот и приходится своим ходом маяться. Но, чу - видит диво дивное. Летит камень-гора, земли не касается, но странно летит, зигзагами. Скаканул Учитель на нее радостно, слышал он про них, но поверить не мог. Читал книжку автора неведомого, что писал про острова летучие, жили там люди, что звались ларами. Потом все они куда-то подевалися, но суть от этого не меняется. Лар, коммунар - нет разницы, раз предками сделано, значит коммунарское. Повезло так повезло, вот щастие, нет, не зря в застенках мучался - через мучения дается щастие, так гласит предков завещание. Так скакал по тому камню Учитель радостно, пока не взяли его сомнения. Из края в край проскакал, а нет ничего, что бы указывало на пульт управления. Так вот просто по ветру летать - нету радости. Надо к цели лететь сверху на всех поплевывая... всем проповедуя Истину. Будет это Летучий Центр Коммунарского мироздания, только кнопку найти включения.
  
   Из сборника 'Легенды о Великом Коммунаре':
  
   Вот летучая гора-Центр мироздания, на нее взлетел Коммунар силой мысленной и направил в дали байкальские, где устроить решил Новое общество. Не страшны бури летучему острову, сквозь них он идет незыблемо. Чтоб не подвергаться воздействию природному, устроил Великий внутри помещения особые - столовая-кают-компания, комната для политинформации, мастерская по изготовлению оружия и штурманская рубка управления. Капитана- управителя всегда отличить от остальных коммунаров можно теперь. От потока воздуха встречного похож он прической на пресветлого Ленина. И была устроена комната отправления надобностей, а чтобы отходы не скапливались, пробита дырка в полу острова. От того зовется остров Голубь мира, везде летающий, добро людям на поверхности дарящий.
  
   Разобрался-таки Учитель с управлением. В какую сторону поскачет - туда и летит предков творение. Надо удумать грузов размещение, да от постоянного ветра укрывище, хоть велик Ильич, но своя прическа Учителю нравилась, не дал косы состричь даже в узилище.
  
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------
   Всем хорош летучий камень-гора, и лететь на нем одно удовольствие. Но не припасли вот еды предки мудрыя, да питья здесь тоже не сыщется. Делать нечего, надо идти за провизией, благо нашлось в тайной комнате помимо сканов технических еще денег маленечко. Спрятал Учитель в тайном помещении все свои шкуры заветныя, лишь одну оставил косматую - весь продрог на летучем острове.
   Привязал камень к дереву буйному, что посередь обширной поляны сыскалося, и отправился к ближайшему селению навестить корчму сдевками... ну в смысле в лавку пошел за продуктами. Тут на встречу ему дева странная - не идет, а как-то вся подпрыгивает, что-то под длинный нос себе насвистывает, а на голове колготки красныя. Тут Учителя опять болезнь скрючила, что была завистливым Крузом-колдуном наслана за слова его праведныя по применению оружья отечественного. Может дева так на него подействовала, может лавки продуктовой предвкушение, но со всей возможной скоростью скрылся в кустах праведник, дабы облегчить свои страдания. Шуршание кустов дева услышала, поближе в любопытстве подпрыгала. Глядь, а из кустов мохнатое чудище на нее большими красными глазищами на выкате зыркает. И звуки раздаются утробные да шипящие, и пахнет от него не очень-то. Но не испугалась дева храбрая, с любопытством спрашивает:
   - А кто-то там, в кустах, сидит с тяжким пыханьем, выходи, не боюсь тебя проклятого. С детства я учена предками, что не след бояться капиталистических чудищев. Щаз достану я обрез ножика, что висит в тайном месте у меня под одеждами, хоть мешает при ходьбе, но цацка статусная. Да воткну тебе, поганое чудище в место то, которым рыкаешь.
   Умилился Учитель, услышав слова праведныя, завершились тут у него боли ужасныя, из кустов вышел он во всей красе, испытав несказанное облегчение. Говорит слова ласковые:
   - Ой, ты гей еси, красна девица. Долго я не слыхал таких слов праведных, а поведай мне, путешественнику, кто ты да куда направляешься. Может проводить тебя надобно, да потом почитаю тебе лекцию под волшебный кувшин настоечки. Ну и танцы будут в свете звезд, что моралью коммунарской одобрены.
   - Прозываюсь я Красной Пашечкой, аль не видишь головное мое убранствие. Хоть и зовут меня злопыхатели дебильницой, но связываться со мной опасаются. А место сие - тайга дремучая, что находится в центре Омской губернии. И иду я к своей бабушке, что звала меня на политинформацию. Да несу ей грибов пару баночек, кои в тайных местах собраны. Пойдем со мной, добрый путешественник. Тебе бабушка очень обрадуется. Давно уж втроем не читали мы политинформацию, не танцевали на столе танцы ритуальныя. С той поры, как помер дедушка, не вынесший политической страсти меня и бабушки, приходится вдвоем нам изучать книги умныя, в коих про счастье народное написано.
  
   ---------------------------------------------------------------------------------------------------
   Стало тут чудиться Учителю, что все это знакомо ему: и тайга омская, и дубы высокия, и слова девы правильныя. Только что-то не так, ну да дойдет до мудрой бабушки, там все и разъяснится. Вот и дом пятилучевой, звездой сложенный. На крыше четыре высоких проволоки и проволоками опутаны. По тем проволакам проскакивают молнии и стеклянныя банки светятся. На крыльце стоит женщина величественная с обрезом меча на поясе подвешенном. Проходитя, говорит, гости долгожданныя, да отпробуйте с пути наливочки. В дом вошли - ну все как есть по канонам устроено. В красном углу портреты женщин каких-то в рушники забраны, посередь избы очаг располагается. А на том очаге - ну вот же счастие, стоит аппарат, настойкой булькает. За стол дружно сели все, приняли по первой стопочке. Тут Учителю восхотелося, нет, не того, чего вы, пошляки, подумали, знаний возалкал Великий о сей местности:
   - Ой, ты гей еси, женщина мудрая, а скажи-ка мне, прохожему, кто такая ты, отчего живешь одна, чьи портреты на стене повешаны.
   - Неназываемой зовут меня телепузики, оттого, что длинно выговаривать все те эпитеты, что имени моему положены. Вялечайшая Учительница, ну или Мудрейшая - вот из немногих мои прозвания. Все за доброту мою, да о народе печение - разработала я коммунарской колонии теорию, где живут коммунарки по коммунарским понятиям, весь мир осчастливливая по возможности. На портретах же великие женщины, создавшие коммунизма учение - Фрида Энгельсова да Клара Марксова, ну а третья - пресветлая Владя Ленина. Через это вот учение сумели они развить в себе достоинства столь великие, что мужики за милю падали, увидав величину их достоинства. С коммунарским великим учением довили они многих до полного истощения. Только вот противные Сонька Сталина и ее прислужница Ларка Берия извратили все это учение, вот приходится в тайге жить ссыльною. Вот и свою внученьку Пашеньку обучаю я коммунарской сметливости. Читаем вместе трактаты мы, что бабками нам завещаны. Видишь вот меч обрезанный - это все по бабкиному учению: нельзя было трудовой женщине держать при себе оружья холодного, скалку можно вот, а за ножики по заду секли розгами. И придуман способ был, как упрятать столь неудобное орудие - обрезаешь кончик ровненько, ну и прячешь оружье под одеждами. У вертухаев что - стрелы с копьями, не уйти им вближнем бою от честного обреза ножика
   Подивился Учитель услышанному - все тут вроде правильно сказано, только коммунизм придумали не женщины. А закусить вот надо еще стопочку тем грибком, что принесла Пашечка. Умф, наступило тут просветление - тот портал, что был пройден с суком без задоринки, вынес нашего путешественника в мир, где все тоже, но сделано женщинами. Во как, встретились две половиночки. Эта вот импозантная женщина - дед его, в тайге сидящий, ну а Пашечка - он сам в женском обличии. Поделился он с девами прозрением, раскрыл им тайну свою сокровенную, показал обрез статусный, ПШИк и Наган тоже выставил. Подивились девы, поохали, прониклись к Учителю уважением - шутка ли такие диковинки. Ну а, увидев прыгпалко в действии, пришли в экстаз немерянный, вокруг нее крутится в танце начали, постепенно снимая одеяния. Так за веселым пирком и беседами душевными проводил время Учитель в доме мудрой бабушки. Потом вместе пели песни народные о тяжелой доле трудящихся, примеряли, кто длиннее нож спрячет в место потаенное (победа была естественно за Учителем, тут сомненья нет с его-то опытом), играли игры на желания. Потом явил Учитель искусство оборотничества, коим с Дракулой состязался в том же состоянии - конем скакал гортоповским, позорным волком выл, дев пугаючи. Паранжой укрывался - становился женщиной, только ни разу не сотворительницей учения.
   --------------------------------------------------------------------------------------------------
   Вышел спор у них тут теоретический, ну сами знаете, как споры за столом рождаются. Восхотели узнать девы коммунарския: а отважится ли Учитель просидеть ночь на кладбище, не убоится ли духов злокозненных. Потому как насмотрелись по волшебному зеркалу представлениев для телепузиков, где мертвые по земле идут и всех, кого встретят, кушают. Для Учителя это что, дело плевое. Взял пару флаконов с настоечкой да грибов банку для закуси и отправился к кладбищу таежному страшному, где хоронили погибших от политичских репрессиев - спился в ссылке от безделия, прибили мужики за бабские похождения, короче, невинно убиенных праведников. Но пофиг это все Вяликому, он и чуду Кощееву подстреливал, а тут всего-то кладбище ботанов политических, кои ничего не смыслили в деле коммунистическом.
   Вот пришел на кладбище, расположился у могилки поприличнее, разложил на плите еду-выпивку, накатил за легкий путь ноги первую стопочку. Закусил грибком из баночки - началась ночь ожидания. Так в глубоком задумчивом ожидании прикончил он первую бутылочку. Всех порву, сволочи, токма подымитеся, - думал так Учитель в своем бесстрашии, - будете у меня читать политинформацию демонам.
   Тут и полночь подошла - слышно было в далеке пиканье радивы, что провела у себя в дом женщина мудрая. Раскупорил другую и бухнуть дальше возномерился, тут проухал в тишине филин-гад, разразился истерическим хохотом. Трижды тьфу на тебя, птица тупорылая, чуть со стакана не расплескал Мудрейший волшебную настоечку от неожиданности. Только ко рту поднес, слышит скрип подозрительный, шорохи послышались земельные и как-будто перестук чего-то там. И припомнился тут фильм Учителю, что смотрел тайком от родителей, про вурдалака Троцкого, соком мозга коммунаров питавшегося, были там его помощники Зиновьев-Каменев, да упырь Ежов с демоном Берия. Как на кладбище оне загоняли людей праведных, как ели с них все, что ни попадя. И закралось в душу Учителю сомнение, а ну как попадет он под оппортунистическое учение, не сможет дальше нести свет Истины.
   - Эй, ты кто, человек, отзовись, - храбро Учитель выкрикнул, - подойди ко мне выпей стопочку. А то бродишь там, создаешь шутки дурацкия, от них ведь может и инфаркт быть мимокадрический.
   Но никто не отзывается, только слышен хруст кости в зубах демонических. Проняло тут праведника не детским волнением, болезнь тут его стала мучить, Крузом-колдуном насланная. Плюнул Учитель на спор пустой и в кусты не спеша удалился со всей возможной скоростью. По пути споткнулся о бездомного бобика, который кость грыз, с кухни украденную. Разошлись они в стороны степенно так, лишь слегка распугав живность визгами. Ну скажите, какая разница, где ночью сидеть, в сарае на сене, аль на кладбище. Все равно темно, не видать ни зги, да и лучше политинформацию читать Пашечке, чем голодному бездомному бобику на кладбище.
  
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------
   Из могилы тут на него кровопивец выпрыгнул, знать хотел обратить Учителя в оппортуниста проклятого, но просчитался лишенец кладбищенский. Силен дух у Великого Мыслителя, а еще сильней кровь коммунарская древняя. Соснул только слегка у Учителя, крови из шеи, естественно, позеленел сразу весь, стало плохо ему. Чуть второй раз не преставился. Все кусты обрыгал, била дрожь его - во как сильна синего гриба консистенция, да волшебная сила настоечки... коммунарского учения, предками завещанного, что чуть не с октябрятских лет впитано. Увидивши такие последствия, воспрянул духом храбрейший коммунар. Скинул в могилу дохлика позорного и стал по тропе средь могил прогуливаться. Тут опять случилась оказия. Не иначе враги народные на тропе той вырастили корень дерева. Не узрел его Учитель во время и в могилку свежевырытую грохнулся. Сильно головой ударился, почти до самого просветления, хорошо успел бутылку с грибочками телом закрыть - не было никого здоровью ущемления. Высказал гневным голосом, все, что думает о могил копателях, обо всех их родственниках и секретных способах размножения. Слышит с наружи визг истерический и топот ног убегающих. Из ямы с удивлением высунулся и узрел бабку с Пашечкой убегающих, что пришли его на кладбище проведовать, да услышали из-под земли слова заветныя коммунарския.
  
   Вылез с ямы, отряхнулся весь, тут опять чудеса начинаются. Слышит голос проникновенный весь, который его спрашивает:
   - Эй, ты кто, мужик?
   - Аз Учитель есьм. Основатель великого учения.
   - Не, мужик. Писючая ты, слышь, нежить есть. Все, что зришь, надо записывать.
   И почувствовал Учитель, как руки сами тянутся к писюну...тьфу, к перу, дабы начертать слова мудрыя. Встретил бы сейчас трехпероносного великого Издатвсортир, так бы все перья и выдернул на нужды коммунарския.
   Смочил опять губы настоечкой, закусил грибочком маринованным. И опять диво дивное - стоит в поле, что примыкает к забору кладбищенскому, дева в лунном свете вся в одной рубашке лишь и призывно Учителю помахивает. Мол, приди, расскажи, что в мире деется, просвети деву таежную. Ну, было бы предложено, а просветить Учитель завсегда всех рад. Даром чтоль добился такого уважения на ниве коммунарского просвещения - и в застенках, сатрапами пытаемый, и среди простых людей, в очереди за вином мающихся. Стал он говорить слова вумные, открывать тайны мироздания, потом танцевал вокруг шеста с девою, ну и спать лег, умаявшись.
   Утро дубы нежным светом окрасило, проснулся Учитель средь поля вытоптанного в обнимку с чучелом. Грязный весь, с больною шеею, и во рту как стадо вурдалаков нагадило. Вот до чего доводят кладбища оппортунистические стойких бойцов за щастие народное. Поплелся в дом к Пашечкиной бабушке - надо ж подлечить чакры у таежной праведницы. В дом зашел, а там бабка с внучкою сидят в обнимку, от страха зубами щелкают. Рассказали ему, какой ужас слышали на кладбище, как слова слышали могильные. Подивились виду потраченному Великокого - тяжела была битва с нечистью. Вмиг про страх забыли, давай героя обихаживать: портки там простирнуть, поднести лекарства стопочку. И Учитель в знак благодарности рассказал про свою битву героическую, как валил налево-направо он, да нежить валил, а не то, что вы подумали:
   - Слушайте девы праведныя, какой бой я ныне выдержал. Как только двенадцать радива пиликнула, так полезли из земли приспешники Троцкого, стали размахивать ледорубами, чтобы добраться до сока мозга свежего. Но не тут-то было, господа оппортунистические, я достал свой ПШИк навороченный, да сразил их всех БЗДУнами верными. Не поверите, хватило одной лишь бутылочки, когда все они порассыпались. Но призвали они своего повелителя, что спит с именным ледорубом в земли мексиканския, прилетел его дух и меня в землю вбил - вот его-то вы и слышали, как бахвалился он силою. Что в какунах все штаны? Дык это он и обделался, когда я обрез из за пояса вытащил, навинтил на него трубу метровую, дабы пуле было убийственное ускорение. Где трубу взял? Да там же на кладбище, до двенадцати пока сидел, походя выточил. Хотел из нее горохом плевать, а она обрезу пригодилася. Вот достал обрез, трубу навернул - мерзкий дух сразу так обгадился, что бездомный пес, что кость там жевал, сразу упал в беспамятство. Вот и стал гонять я духа позорного, полполя стоптал, за ним бегаючи. Дух же схватил чучело и с ним на меня бросился. Прицелился одной рукою я из обреза своего тюнингового. Пальнул, попал ему прямо в яблочко. Что значит, у духа нет яблочек, как же называется то, куда я попал? Ах, орешки, ну вы проказницы. Я-то думаю, отчего еще по полю прыгала белочка, знать тоже за орехами охотилась. Попал, значит, дух завыл и полетел на ремонт своей сущности. Ну а я в великом утомлении из второй пивнул и под утро к вам вернулся с победою. Хоть штаны мои все обдр...врагом измазаны, но вида не подал я - ибо нет урона в том. До вас дошел я без проделок Сатаны, вот только отстирать надобно штаны.Так что давайте меня подлечивайте и перейдем от теории коммунаризьму к его практике.
  
   --------------------------------------------------------------------------------------------------
   Но не дремлют враги проклятыя, с умным врагом и биться - честь, а победить - слава великая. Прослышали они от прознатцев тайно шныряющих, что появился новый в тайге праведник, усмирил духов на кладбище да по полю фермерскому их гонял. Но извратили они в тугаментах подвиги, прозвали вандализьмой на кладбище, да потравой посевов фермерских, что сделаны были в алкогольном опьянении. А еще поступила от фермеров жалоба (ну что взять с исплотаторов), вроде сломано было чучело ценное, что поле от пернатых стай отпугивало. Вот явился к дому бабушки закона блюститель околоточный, душитель воли народа изъявления, стал ногою в дверь стучать калиточную да требовать выдачи праведника в руки врагов капиталистических. Но у доброй женщины все ходы уже записаны. Мигом спрятан аппарат, производящий целебное снадобье, достата на стол бутылка водки государственной (трижды тьфу на нее, окаянную, продают потому как в магазине по ценам немерянным барыги, на жлобстве помешанные). Обрядили в паранжу Мудрейшего - вроде как приехала в гости сродственница, что борется за права женщин в бусурманских мирах.
   Зашел законник, глядь везде - нет Учителя. Обманули прознатцы власть государственную, вот уж им он задаст за доносы ложныя. Так, а это что на столе, не подпольное ли самогоноварение. Дайте-ка попробовать органолептически. Хммм, холодная, хорошо пошла. Ну, сидите дальше, ущербные, а я пойду искать злоумышленника. Что сотворила та рожа уголовная, да изгадил несколько могил на кладбище и изорвал все чучело на поле фермерском. Видали люди, как брел в эту сторону. Нука ты, дева восточная, покажи тугамент с регистрацией. Как так нет, да ты гастарбайтерша, норовишь откусить кусок у народа таежного, три дня сроку тебе для регистрации, ну по крайней, да на ход ноги.
   Ушел душитель свободы личности, а Учитель кипит негодованием. Так все извратить, фальсификаторы. Ну, погодите же истории ревизоры, сам все напишу, опираясь на сканы сикретныя, выведу всех на свет коммунарского учения. Даром чтоль с-под земли вещал дух праведника. Добили казенки пузырь по случаю избавления от ока властного. Засел тут Учитель за стол писменный и начал писать Книгу Великую о своих несказанных путешествиях и моментах великого просветления. Целый час писал, потом думал два. Это все ему понятно ведь, а возьмись кто прочесть неподготовленный - опять извратят слова светлыя. Надо доходчиво написать, словами понятными, не залазить в высокия слои слогоплетения. Так появилось самое главное в Книге - главы название название: Как тяжело прожить коммунару без оружия. И описал он тут знания великия, что остались от дедов еще с каменных времен. На второй же странице дал ценное указание - кто хочет коммунаром стать, тот должен все же слезть с дерева и учится кататься на прыгпалочко. Потому как по веткам скакать на прыгпалко не впример лепее, чем просто руками с помощью позвоночника.
   И так целых пять страниц исписал мыслями умными, а потом бумага и закончилась. Маловато ее в рулончике с перфорацией было, загнали в дефицит праведников властители, не подвозят в лавку вовремя. Ну, да ладно, бумага после сыщется, а мудрость и так при Учителе останется. Решил отдохнуть Основатель великой коммунарии от трудов праведных, прогуляться по окресностям. Проходя мимо чулана нужного ощутил призыв естественный. Опять накатила болесть страшная, ноги уж сами собой тропинку отмеривают. Тут припомнил он, что бумага-то вещь дефицитная, а майку жалко ему до горести. Нащупал в кармане рулончик мягенький, ой да то ведь записи сокровенныя. Плачет Учитель, а руки сами дело делают.Трет и плачет слезами горючими. Вот так был утрачена изначальная Книги рукопись, а все стараниями колдуна проклятого. Вышел из чулана Учитель весь раздосадованный, но узрел диво дивное: в огороде цветок аленький, что бабка с внучкоютайно выращивали, выдавая за рассаду помидорную,весь здоровый стал, дубу подобен таежному. Так и кричит всем видом свои - сорви меня праведник. Стал тянуть цветок Учитель обеими рученьками, да крепки корни у поспевшего цветка, мудрость земли таежной впитавшего. Позвал тогда Великий бабку с внучкою, дабы помогли вытянуть цветок удивительный. Тянут-потянут, а дело не движется. Вот уж и собаку позвали с кошкою, но крепка закалка цветка коммунарская. Была тут вызвана лентяйка-мышка подпечная, пускай идет отрабатывать столование. Пока бежала та, побила все яйца куриные, размахалась, понимаешь, хвостиком, но цветок упал, как подкошенный - вот что делает смекалка народная. Был унесен в дом цвет, порублен, сварен, добавлен в настоечку - вмиг получилось всем просветление, узрены новые пределы реальности, а учителю открылись новые возможности в деле сельского хозяйствования. Понял он, что сено заготавливать - извращенный ум капиталистов придумал для крестьян угнетения. Веками скотина питалась сама, а как бодро выглядит. Если сеном ее кормить - скотине унижение, но что только не придумают исплотаторы, чтоб загрузить работой крестьянина. Как попадет он в степи прибайкальския, запретит сразу же такое трудовое насилие. Пусть вон сами капиталисты сено едят, коммунарская скотина должна быть вольной в выборе меню пропитания.
  
   =================================================================================================
   На волне великого озарения пришли мысли мудры, как улучшить жисть коммунарскую в суровых краях Великого озера. Вот зачем в тайге дерево дубовое. Желудями свиней кормить. Дело хорошее, но нужно коммунаров кормить досыта. Должны расти на нем груши сочные, чтобы витаминами был полон стол праведников, а для того надо дуб с грушею усиленно скрещивать, чтоб потом, при околачиваниии... ну сборе урожая то есть, не ломались ветки крепкие. Да и яблоки тоже неплохи должны быть на том же дереве. Получится компактная плантация по производству продукции сельскохозяйственной. Да и из процесса хлебополучения убрать надо звено пшеницы-ржи выращивания - известна издревле истина, что батоны растут на дереве, вот на дуб и привить все это действие. Горох и бобовые потребно будет выращивать в большом количестве, иначе как развивать тягу реактивную, корректирующую направление полетное прыгпалко священного. Чем больше бобов с пастой томатною, тем лучше управляемость и меньше расход топлива. Томаты же выращивать в дупле дубов, чем не теплица природная. Не даст пропасть природа-матушка сынам ее, чистым экологически. Да, и бумагу с дубов тех делать надобно, так тяжело выковыривать мысли умные ножиком на стене здания. О чем еще забыл. Ага. Вот теперь о земли возделывании - к прыг-ноге приделать ножи лопатные и скакть по полю всем полчищем. Вмиг все будет перепахано и сорняки все поуничтожены. Ну и удобрено тоже недурственно, при высокой амплитуде скакания не спасают никакие памперсы. Тем же способом возможно проводить и сеяние. Только на грибной плантации такого не допускается. Идеологическую пищу с поклоном выращивать надобно.
   Шаг за шагом так творил учение сельскохозяйственное рунами, красным цветком навеянными. Покрывался бабкин дом резьбой замысловатою. Вышла бабка на крыльцо и ахнула в изумлении. Все слова в том учении не больше трех букв вытягивают и все на 'х' начинаются и кратким 'и' заканчиваются, не иначе кодом все записано, чтоб враги ничего понять не могли Родилась также схема двигателя нового, что в такт один прогоняет все топливо, да не аппарат самогонный, неучи, а великое чудо экономическое, а ежели подсоединить его к атмосферному генератору, то все производители энергии удавятся от дешевизны получаемой энергии. Запечатлел в полстены схему заковыристую, подписывая узлы надписями кодовыми. Полил стенку краскою (какой-какой, какую нашел под ногами, той и полил) и оттиснул схему на шкуру тайную. Хотел в творческом исступлении спалить стену, чтобы сохранить знание тайное, да бабка вмешалась не вовремя. Говорит и так никто не поймет без журнала изменениев.
   Хорошо ученые разговоры вести с сотоварищами, но и основной квест забывать не нать. В этом мире сотворил добрых дел Учитель множество, но нужно вспомнить о верных сподвижниках, что борются в тайге дальния с комарами и аборигенами лютыми. Нет у них доброго Учителя напутствия, нет руководства центрального. Отдают-то они по возможности, а взять хотят не меряно. Непорядок сие, контроль надобен.
   Вновь горит костер, пентаграммы начертаны. Читаются священныя мантры учения древнего. Замысловатый танец вокруг прыгпалко танцуют бабка с внучкою, а Учитель 'Интренационал' на бубне выстукивает. Вот летят в костер колготки красныя, чертят искры овал сияющий. То портал раскрылся чудодейственный. Заскочил великий на палочко, сиганул, тщательно прицелившись (помнятся уроки пролетания с шершавым суком в... раненом месте). Вроде всех разогнали филинов перед мероприятием, но забыли про дерево. В него и вошел вперед головушкой, и настало у него просветление, а дубу тому конус в плоскости.
   Ох, не добро, ты утро красное. Очнулся Учитель в груде щепочной. Нет ни дома бабкина, ни красавицы Пашечки. Только темный лес вокруг и перед глазами сияние искр из глаз вылетевших. Удался прорыв, теперь бы знать куда. Влез на палко Учитель, стал прыжки делать ориентировочныя. Раз скакнул, второй, третий раз. Тут на ветки попал древесные, и открылась ему новая истина: ветки тоже как земля твердая, помогают скакть прыгпалочко, но каска нужна при передвижении, не забыть внести в инструкцию. Скорректировал полет тягой реактивною, ветки, что в струю попали, сразу листья сбросили. Что, где взял движитель? Читать внимательно автора надобно - открылось ему прозрение, как править палко тягой гороховой, всем сидеть молчать, когда я рассказ веду. Так, значит, вмиг доскакал до холмиков, запрыгнул на вершину самого высокого и попал в гнездилище страшных ящеров доисторических. Временной портал то был, оказывается. То-то дерева показались странными. С виду дуб, а свиньи под ними не бегают. Что те древние ящеры Великому, когда змея самого БЗДУНами выцелил. Достал ПШиК могущественный, да наган (нет, не застрелиться, для нападения достал) в другую руку взял. Увидев это, упали ящеры Великому в ноженьки. Не губи, милосердный, ради малых детушек, мы народ не дикий, цивилизованный. Упало яйцо наше летучее, приходится жить в стране варварской, возьми вот тут слегка золота, судовая казна, стало быть. Подивился Учитель услышанному, что страхолюды по человечьи разговаривают, забрал у бедолаг золото, чтобы не обременять их такой тяжестью. Решил у них выспросить, что за яйцо такое летучее. Был у него остров, по воздуху плавающий, да остался с другого краю леса дремучего, позабыл про него в ученой рассеянности, когда в портал сиганул пространственный. Подумал временной, а оно вона как - на инопланетян наткнулся негаданно. Поведали ему бродяги космические, что не знают устройства яйца космического, там все делали роботы, а они только нажимали кнопочки. О, это действие правильное, у коммунаров тоже все будут делать роботы, а коммунары только указывать. Завод бы еще по производству роботов... Ну да что мечтать о том, что только в будущем. Найдет Учитель последователей, те ему вмиг завод отгрохают. Благо есть установка атмосферного электричества, есть сканы сикретныя с производственными процессами, да и сам Мудрейший сколько лет был великим технологом, все секреты оборонки с самог... молоком матери впитаны. Поскакал дальше, золотом в карманах позвякивая - вот опять сотворил дело доброе, избавил страхолюдов от бремени его хранения.
   Долго ли так ехал, коротко ли. Перевалил Пояс Каменный. Лес закончился, степь пошла. Здесь скачи - не хочу, на все четыре стороны. Все видать вокруг, но никого везде, даже денег потратить некуда. О, стоит корчма придорожная, тут же и дорога рядом нарисовалася. Так тому и быть, зайти надобно. Перекусить-выпить, спросить направление.
  
   =============================================================================================
   Корчма как корчма, вроде тошниловка стандартная, но пришлась по душе Великому - сколько в таких за стаканом самогоночки... эээ, за чашкой чая было споров идеологических, сколько проблем мировых обсуждено, сколько способов выйти из кризиса экономического выведено. Пусть споры, как и все научные, заканчивались применением аргумента кулачного, но все равно тянуло праведников в такие вот места для диспутов. В такой же вот корчме недалеко от предприятия военного (а кто не помнит - сикретный военный технолог по профессии Учитель есть) собрал однажды Мудрейший своих соратников, там же и порешили в состоянии снятия синдрома абстинентного искать мир лучший, устроить общество самых равных, разорвать оковы рабские, наложенные государством капиталистическим. Аж всплакнул Учитель при воспоминаниях, присел за стойку барную и спросил стакан прозрачного самогона самой первой выгонки. Бац - и сразу стало легче Мудрейшему, отступили дороги горести, захотелось ему общения, да не с женским полом, похабники, а выговориться. Поделиться своими мыслями мудрыми, поведать историю путешествия долгого. Тут как тут кабатчик услужливый, присел рядом с Учителем, поставил блюдо с птицей жареной, стал внимательно рассказ его выслушивать, да слова заветные за ним записывать. Поведал благочестивый путешественник, как был в землях победившей демократии, как гонял полк охранников шайтан-арбы, по железным палкам бегающей, как сражался с капиталистами в дебрях космоса глубокого, как очистил от вурдалаков кладбище, да помог избавиться сельским жителям от змеев со шкурой пятнистою. Припомнил, как добыл Яйцо Великой Мудрости (ээээ, куда руки тянешь, отрыщь, скатина узкоглазая), какая забористая настойка была у Дракулы. С болью в сердце рассказал про красавицу Пашечку, что сама без пыгпалко ходит припрыгиваючи, не забыл и битву с древней мумией. А кабатчик с неподдельным интересом все интересуется - а что за способ добычи электричества воздушного, ну ты скажи, как все просто оказывается, что и вправду мумие такая штука полезная, вот не знал-то, спасибо праведник. А чего у тебя голова все время вверх-вниз дергается, аааа особенность путешествия на твоем транспорте, ну и про него расскажи, не утаивай. Перескочил разговор на хозяйствие сельское, но как не выпытывал, ничего не сказал Учитель про риса выращивание, сидел, призадумавшись, видать вспоминал про прошлое. Тут узрел хитрый кабатчик оружье Учителя грозное и стал ТТХ выспрашивать, да просил все попробовать. Отчего, спрашивает, ствол короткий такой, да зачем труба еще на поясе, о и с деревянным ложем вещь невиданная - просвети, говорит, путешественник. А сам все в книжечку записывает да буквами какими-то заковыристыми. Подозрительно стало Великому после шестого стакана выпитого - сам он, значит, соловьем заливается, а кабатчик сидит и ничего не рассказывает. Непорядок это, никакого уважения. Ну, кабатчик тут же рассыпался в извинениях, с превеликим уважением поведал жизни своей историю, как выгнали с большого города его капиталисты проклятыя за инородное происхождение, что имя ему Зингельштейн и трудится ни ниве проезжих пропитания. Чего глаз узкий - дык солнце яркое, ну что там про оружие - давай, рассказывай. Но смекнул Учитель - дело опять нечистое, вспомнил он одного такого в чайхане заседавшего, да шампуры вострые вокруг себя раскладывающего. Тот тоже все вопросы задавал про оружие, да все опорочить пытался его учение. И имена у них схожие - уж не родственник ли.
   Взял с блюда ножку птицы для закуси - гля, ан не птица то курица, дюже лапы когтистыя, да и вкус какой-то неприятственный - самогон не самогон, но точно, что-то алкоголем отдающее. Тут подперло его, да не выговориться, а сходить в комнату нужную для обдумывания проблем мироустроения. Чинно, со всевозможной скоростью, удалился на встречу с белым другом неминучую, и придался там смысла жизни осмыслению. И пришел к неожиданному выводу - отравил его подлый подавальщик пищи, подал самогон не качественный, а себе с другого пузыря наливал. Не бывать такой несправедливости, но обдумать все надо, обдумать операцию качественооо... С мыслью этой прикорнул Великий нечаянно, разморило его с дальней дороженьки.
  
  
   Сон Великого, навеянный полетом мухи вокруг лампочки перед пробуждением.
  
   Летят по небу собаки зеленыя, из пасти их вылетают рыбы вяленыя. Пиво булькает в кружки литровые, пляшут вокруг шеста девы распутные. С ними в танце сплелись стриптизеры умелые, что наличность в трусах умеют перечесть без рук помощи. Сидит Учитель один в зале одинешенек, нет вокруг соратников. Вдруг дверь открывается, входит по одежде кабатчик давешний. Но лицо не его - ускоглазое. Чувствует Учитель, что не может встать с сидения удобного, глядь - а то уже стул пыточный, сидит он на нем по рукам и ногам повязанный, в седушке дыра огромная, а тыл оголен у Мудрейшего. Под стулом установлен кол острозаточенный, кабатчик же хитро улыбается:
   - Говори, коммунар, тайну великую. Я великий шпиен китайских товарищей Хули Вамом мамой прозванный, среди же шпионской братии все меня Хули Намом кликают. Бойся, сцуко, меня кровожадного. Говори устройство палко прыгучего, да паровой турбины для самолетного движителя.
   - Ничего не скажу тебе, приспешник империализьму проклятого. Подались вы за юани звонкия. Предали Идею коммунизьму великого. Хрен тебе, можешь начинать мучения.
   Нажал на кнопку Хули Нам злокозненный, прыгнул кол под стулом Учителя. Ххааа, крепка плоть коммунарская, перемолол посредством практологической магии кол в щепу мелкую. Ой, не зря у шаманов северных была выменяна шкура на махорку крепкую. Ай, спасибо, предок запасливый, что заставил ломать колы задом в молодости. Не сломить науку предков верную наймитам капитализьму проклятого.
   Осерчал Хули Нам, готовит новую каверзу. Раздобыл Колобок, по тайному рецепту изготовленный. По сусекам метен, по амбару скребен - обломаешь зубы о цементный шар с глазками. Перекинулся Хули Нам Лисою хитрою, ходит вокруг привязанного Учителя, пушистым хвостом ему по голому месту поглаживает, на носу Колобок держит - типа , глянь, какое диво песенное, хошь тебе дам на носу подержать, он и тебе чего хошь споет: Голубую Луну или Зайка моя, может песню какую Шуры сладкоголосого. Не вынесла душа Учителя такого тонкого издевательства, топнул ногою он да хвост лисы придавил. Пасть та в крике разинула, сорвался Колобок с носа лисьего да на колени упал Учителя. Ох, тяжел оказался подарочек, в дырку седалищную продавило Учителя, замкнул контакт кола сломанного телом своим измученным. Проскочила искра электрическая...
   Рывком и с брызгами вскинулся Учитель из недр друга белого, соскользнул в него, в неге сна пребываючи. Вылетел в дверь нужной комнаты, да впопыхах в штанах запутался. Сон с явью перепутался, не поймет места своего положения. Вот что делает с людьми мудрыми отрыв от существующей реальности. В темноте, потеряв ориентацию, влетел в личный кабинет кабатчика. Вот она, картина маслом написанная - застал Великий шпиена за передачей донесения шпиенского.
  
   ------------------------------------------------------------------------------------------------
   Сидит кабатчик с приемником в ухе ламповым, а рукой строчит на бумажке непонятные иероглифы, да напротив каждого циферки проставлены - ну и телепузику понятно, что записка шифрованная. Из-под карандаша так искорки и брызгают (ой не к добру тут вспомнился сон с колом електрическим). Взыграло чувство в Учителе патриотическое, вспомнил он предков поучения, что с детских лет розгами вбито, ну будем считать, в голову - не болтай, да не шпионим будешь. Да припомнил еще шпионские признаки, что в кружке пионерском юных помощников старшего дворника были выучены: ухо у радива, записки непонятные, ну и самогон, ессно, некачественный, а еще непомерное богачество, от проклятых капиталистов полученное. Сошлись все параметры, особливо мясо птицы ядовитой, что как закусь была подана - ясно все, отравить хотели информации важного носителя, себе присвоить мысли великия, ну и Яйцо Великой мудрости да сканы сикретныя тоже ценность немалая. Достал верный обрез нагана свой с пулями чугуниевыми (ПШиК на крючке в месте думательном оставил по рассеянности), цацку статусную, что снимать нигде нельзя. И навел на ворога, и сделал лицо суровое, потому как расспросить хотел про планы вражеские:
   - Бояться, блин, стоять, вражина паскудная. Да смел ты как, кусок дебилоида, меня, Вяликого Учителя, кощунственно отравить пищей некачественной. Я ему про светлое будущее, а он мне такие вот пакости.
   - Что ты, уважаемый гостюшка, какие пакости. Сам просил блюдо экзотическое - вот подал тебе птицу чижика, говорят с самого Чернобыля привезенного. Там жирны они непомерянно, вот и пронесло тебя с непривычности.
   - Странно, а показалось филина, слышал я мясо у них сочное, да дерьма в них немерянно, так и норовят нагадить на голову всякому да испортить настроение праздничное.
   - Да прибудет с тобой силушка, ну было там чуток от филина, пролетал, зараза такая над кухнею, да изгадил шапку мне новую. Отчего изгадил? Да стрелял я в него с ружжа длинноствольного, не попал, только шапка вся изгваздана. Но не в мясе те специи, самогон на них поставил для ядрености.
   - Да в натуре кусок ты дебилоида. Кто ж по филинам с ружжа длинноствольного садит не меряно. Ствол пили на длину своего достоинства - будет щасте тебе военное. Не длина важна, важно искусство пользования. У умелого все птицы сами валятся.
   Так рекомы были слова пророческие про связь ружейного ствола с анатомией человеческой.
   Разрешив вопрос с пропитанием озадачился Учитель видом радива, отчего сидит, его в ухе слушает, отчего на столе записки сикретныя. И узнал, что передачу слушал сиротинушка, как людям понравиться, чтоб клиенту было удовольствие, а кабаку прибыли. Прежде занимался он пошивом одежи качественной, но пожгли конкуренты все нитки с иголками, пришлось переквалифицироваться в булочники - пока приключениев на них нет, просто булочки, а когда приключения, то задница. Ну а листочек - то меню завтрашнее, экономика должна быть плановой. Достал кабатчик бутылочку заветную, да вдарили за понимание. Тут Учителю пришла в голову мысль великая (ну знают все, что не великих не бывает в том ума хранилище):
   - Знаю, как помочь горю твоему, как возродить былую профессию. Открывай хоть щаз ателье свое заново. Нитки с иголками - тьфу, век каменный. Даже предки заменяли их пуговицами. Есть технология прогрессивная, исключающая монотонный труд трудящегося. Клей БФ называется. Предки вот смолой клеили, да волосья прилипали к смоле, в штанах особенно (вот так и родилась депиляция). БФ же клей вещь абсолютно новаторская. Клеит материал намертво, не боится ни воды, ни растворителей (куууда понес бутыль, потом проведешь испытания). Припуск на швы вообще мизерный - тоже материалов экономия. Ни иголок железных не нать, ни ниток - все капитализьма пережитничество. Дарю тебе способ сей производительный, наливай, пока идея не испортилась. Вот так еще свершилось одно дело доброе, идет по пятам... по следам... по ямкам от прыгпалко щастье для людей за Учителем.
   Настало утро не скажу какое, вышло солнце красное, потом в зенит вошло, короче, вечером продолжил Великий путь свой праведный в сторону земель обетованных раем коммунарским. Долго ль ехал, коротко ли (корчма точно за поворотом скрылась), но притомился опять, дают знать о себе ночные беседы с кабатчиком. Вот и стог посередь поля широкого, зовет к себе травою душистою (нет не коноплей, нет не маком). Разогнался Учитель немерянно, совершил прыжок дальнонаправленный. Бух! Пуф-ф-ф-ф! Бух! Пуф-ф-ф! Пук! Бля! Бздынь. Оставила сволочь какая-то грабли зубьями, вверх повернутыми. Придал черенок по спине ускорение Учителю несколько большее, чем расчеты требовали - вошел в стог вперед головушкой, а в зад еще и прыгпалко повдарила. Да не стог то был. Вывел Толян-сапог злокозненный свой танк широкогусеничный в поле чистое для показания всем форсу своего немерянного, да замаскировал под стог до поры до времени. Вот в широкий выхлоп КВ-2 железного и вошел Учитель прямехонько, только искры из глаз посыпались, да наступило просветление: не должон танк ездить на гусеницах, потому как это земли топтание, надо ездить на колесах с педальным приводом - соблюдать, значит, чистоту экологичскую. С тяжким стоном да добрыми пожеланиями удовольства разнообразного сексуального всем строителям танка железного да нерадивцам, грабли разбрасывающим, продолжил путь Учитель дальний свой. Просветление все сны развеяло.
   Пролистаем страницы пути однообразного сквозь дубравы сибирские (по оставшейся просеке проложили потом путь для шайтан-арбы по палкам железным бегающей), перенесемся сразу в место, для коммуны избранное. С великим почтением встречали Великого и ученики его и народцы местные, были посольства иностранныя, да же пара тарелок летающих. Сей Вселенский момент запечатлен был известным коммунаром Малевичем, картину которого все видеть могут в Музее Великого: на фоне белом девственно изобразил художник площадь с народом из космоса - два квадрата красный с черным, ну и Учителя отдельной точкой, естественно.
  
   ===================================================================================================
   Пролистаем почему? Потому как тайным образом были похищены пергаметы с воспоминаниями Великого Основателя. Пробрался зловредный Толян-сапог с группой неких товарищей, что были в ревизионизьме на Мудрейшего замечены, в Лузлоци... библиотеку, для сохранения мыслей великих созданную. Творили там обряды капиталистические, призывая в помощь кибернетики с физиками всякие - известных прислужниц продажных, на олигархов работающих, издевались над посетителями. И похитили-таки мудрость предков вековую, в сикретных сканах оттиснутую, да выкладки книги с достижениями коммунарскими, что лично Учителем написана. Трижды тьфу на них, безобразников. Но сохранились-таки отдельные странички, что позже Великим надиктовано, так что будет местами вам сказко про чудесное путешествие.
   А сейчас слушайте, как достиг Учитель земли байкальския, как становилась коммуна волшебная, как зарождалось арийское...ээээ...коммунарское общество. И был день, и было лето. Вышел из портала Учитель на землю из портала пространства-времени. Следом множество его соратников, что полезны будут новому обществу. И пошли они искать место благодатное. Нелегко выбрать среди множества - там запах какой-то химический, там грязь и пыль угольная, там болото какое-то. Так искали, пока не вышли на берег Великого озера - вода чистая прозрачная, воздух ложкой бы ел - не надышишься, красоты простор невиданной. Порешили - здесь стоим, свою столицу обосновываем. (Оказалось, правда, в последствии, что и нефть тюменская и уголь кузбасовский подгребли себе другие народности, не говоря уж о запасах тофа болотного - поэтому нет у коммунаров химической промышленности.)
   И был первый день. Перво-наперво возведен навес для Велиичайшего, не с руки сидеть ему на открытом воздухе. И сказал он, что все это хорошо, но нужна промышленность. Не должны зависеть коммунары от мира прежнего, значит надо делать все самим кустарным способом. Потом построен гараж был - основа всей коммунарской промышленности, с обязательным установом коленок производственных. Всем известен принцип коммунарской технологии - что не на колене сделано, то не может быть истинным. Что ставить в тот гараж опосля задумались, так как нет у коммунаров телег самобеглых капиталистических, но пускай будет такое название древнее. Так же куб перегонный установлен был - основа душевного вдохновения. Нет у коммунаров слуг и прислужников, поэтому чуть спать не легли голодные, потому как варить на такую ораву строителей не нанимался никто, что не удивительно. Но и тут на выдумку сильны избранные. Ведомые Учителем, нашли они поляну удивительную, где росли грибы в изобилии. Затрещали костры жаркие, забулькало в котелках варево, разнесся аромат над всем стойбищем. На запах его стянулись аборигены местные, поражаясь такому людей количеству. И был пир в честь обретения земель коммуною, летали на нем собаки зеленыя, танцевали вокруг прыгпалко Учителя, срывая одежды с себя в азарте исполнения. Сам же он душою оттаивал, глядя на забавы милых своих соратников. Ну и что, что девок нет - с мужиками интереснее.
   Призвал Учитель к своему навесу величественному гостей аборигенской наружности, говорил с ними ласково, обещал не обижать за долю малую. Говорил, что знает рецепт приготовления воды огненной, что сильно аборигенам понравится. А за такую вот свою доброжелательность пусть дадут шкуры мягкие (ведь не спать же на прыгпалко время все, устает позвоночник вокруг штока рудиментом скручиваться), да еды там, мяса оленьего, ну и дичь пойдет, мелочиться чеж. А еще пусть дев дадут для обучения делу коммунарскому, чтоб хозяйство вести, да растить поколение новое. Есть, конечно, пара свиноматок, специально для этого дела подобранных, но пока отстоишь к ним очередь, да дождешься поколения нового коммунарского... Опыты генетические опытами, но на первых порах придется девками обходиться соратникам.
   Призадумались князьки аборигенские, стали чесать затылки свои заросшие. Учитель же, чтобы развеять их сомнения в своей избранности, взял бубен свой, искусно изукрашенный. Пригубил из четка заветного. Пальнул БЗДуном из ПШиКа верного. Завел песнь мужа ученого, при этом на бубне себе подыгрывая. Разлилась лихая песня над стойбищем, чем-то мотивом на Мурку смахивающая, застыли все в оцепенении. Учитель же вокруг костра пошел, пританцовывая, как будто новый портал открыть вознамерился. Взметнулись рукава крыльями черными, и почудилось аборигенам укушанным, будто сам Ворон-отец с ними разговаривает, что идет от него откровение про начало новой эры развития. Учитель же продолжил песню новую про людей-туч, одиноко скитающихся, про пух тополиный в июле падающий (попутал, видать месяцы, нету пуха в июле, но то все присказка), про джагу-джагу коварную, что попробовать дают только за деньги капиталистические. Но испортил мерзкий филин момент торжественный, поперхнулся Великий от его хохота.
   Согласились-таки князьки местные на условия Великого. Решили оказать помощь поселенцам края сурового. Взамен же попросили только воды огненной.
   И второй день был новой Эпохи от Исхода Великого.
   Призадумался Учитель над устройством жилищ для проживания. Свежий воздух и условия походные хороши для тела коммунарского, но ведь хочется подумать о сокральном с удобствиями. Решено - дома будут строиться. Много деревов вокруг - все для строительства. Но это летом хорошо, надо подумать и о зимних условиях. И сказал Учитель слово веское - чумы с ярангами не по рангу коммунарскому обществу. Дерева повалим, дружно на доски разделаем и построим здание на века вечные. И проект у него - звезда о пяти лучах. Почему не шести? Потому что море не Средиземное. Так: в центре будет зала огромная, в ней будет стоять печь каменная, от нее пять помещений для спанья и кушанья, все с порогами высокими. Потому как холодный воздух по земле стелется. Дверей естественно тоже нет - нечего интим создавать, ничего в коммунарской жизни нет тайного. Так, теперь деталь очень важная для бытия, практически, не заменимая. Нужный чулан типа сортир будет изготавливаться в отдельном помещении. А так как вы сюда не срать приехали, то место будет всего одно посадочное, но комфортное - с анатомическим сидением, и перекладиной на уровне груди приделанной, чтобы мог коммунар, обессиленный размышлениями, поднять тело свое бренное для продолжения трудов праведных. Яму же копать не сильно глубокую, дабы потом ничего не выбрасывать, а пускать отходы на удобрения, ну и еще есть много им приминениев - селитра для пороха, трубы обкладывать с водой на зиму. Трубы из чего? Да опять же из отходов раздумий человеческих - на костре сушить в формы в виде труб сложенных, чем не пластик для водопровода природного. И зимой не замерзнет и летом не нагреется. Удобрения для чего? А вы как думали, будем все растить, что для еды надобно, да и зря чтоль куб перегонный устанавливали? Будет нам топливо для повозок самобеглых и ламп, огнем пылаемых. А еще создадим авиацию. Можно танки создать прыгающие, но сначала наладить надобно производство прыгпалок статусных. Да оружья, коммунаром Наганом сконструированного.
  
   ==================================================================================================
   И третий день был. Ознаменован был великою находкою. При поиске корма подножного наткнулась пара ботаников на поляну грибов цвета синего. Вся уставлена была по кругу знаками тотемными и таблички на них были 'Не влезай - убьет'. Ну да чего там таблички какие-то потускневшие, когда коммунару чего-то хочется. Сам коммунар себе правило, кто в него не вписывается - на корм опарышам. Принесли лукошко на кухню общественную (где взяли на третий день? Да костер по центру поляны то, а здание еще не запланировано). Заварили супу питательного. Сам Учитель почтил посещением, чтобы пробу снять с дара природного. С первой ложки постигло его просветление. Ввысь взлетел его дух облагороженный, раскрылись бытия знания тайные, потекла слюна с края рта.... Ну не будем уточнять детали физиологические. Короче, как пришел в себя от эмпирей путешествия, сразу объявил поляну заповедною, за НЗ всеми почитаемую. Урожай грибов всех объявил достоянием коммуны новообразованной, а всех прежних владельцев повелел повывести, дабы не наводили тоску своими стенаниями по поводу утраченного мира иллюзорного.
   Тут пришла пора задуматься о сельском хозяйствии. Коров, лошадей да свинок с нежной кожею кормить ведь надо, а не только по прямому назначению пользовать (нашелся трактат сикретнай, о производстве человеков не в теле матери, а при суррогатном вынашивании - и срок меньше и населения больше, да и девкам есть чем заняться, а не детенышей вынашиванием). Было решено отпустить скотину пастись самой на хлеба вольные - потому как скотина сама вумная, че попало не схавает. Ну а время, которое на сенокос бы затратили можно затратить еще на что-нибудь. Тут же резко был поднят вопрос с удобрениями - любят растения всякие подкормки органические, да и грибы на всех можно вырастить. Нечего блукать за ними по лесу. А грибы - это не только довольствие, но и порох в БЗДУн и лекарство от скукости. Призадумался Учитель над проблемой глобальною. Тут взгляд его на план работ падае - эврика, нашел то, что неглубоко спрятано. Отныне все туалеты оснастить именными кабинами. Каждый день вести учет отходов поступления, каждому выдается норма недельная. Что хошь вороти, но норму выполни. Коммунар ты есть - этим все сказано. Ну а лучшим выполняльщикам почет и уважение коллектива дружного. Изобретет же кто способ добычи этого самого в масштабах промышленных - отдельная кабина с двумя сидениями, чтобы мог насладиться беседою с товарищем по норме выполнения. Весь продукт решено складывать в яму отдельную с мерной лесиною. Оговорен был так же уровень запаса критический, ниже которого объявляется чрезвычайное положение - все идут на борьбу с его устранением. Тут Учителю еще припомнилось, что в бытность свою сикретным технологом проектировал их институт генератор газовый, что работает на отходах жизнедеятельности. Весь отход в метан-газ перерабатывает, а осталось что - в удобрения. Решено, рядом с ямою строится теплоцентраль экологически чистая, будет газ у коммунаров дарственный, коий можно пустить на нужды колонии. Удобрения будут качественные, для грибов и прочих растениев.
   Разобравшись с сельским хозяйствием стал Учитель размышлять о строительстве. Дерева кругом дубовыя. Крепкие стволы столетние. Пока свалишь, да доски из них выпилишь - сто потов сойдет, низка труда производительность. Но не даром коммунар силен своей мудростьтю. Купорос ведь есть, с собой в мешках превезенный. В мире том его как сахар толкнули при подготовке путешествия злокозненные капиталисты заморския, думали нанести вред Великому. Ан судьба повернулась так, как надобно. Будет купорос взрывчаткою. Ведь опробована уже технология взрыва фугаса мощного. Надо только сделать взрыв направленным, чтоб кололо стволы на конус в плоскости - а и тут уже есть стезя опытная. Так прохиндея свалил рулеточного в своих похождениях Великий Праведник.
   Вот решен вопрос со строительством. Теперь встал вопрос по добыче полезных ископаемых. Для наганов железо надобно, для прыгпалок оно тоже тербуется. Все, что можно сделать на коленках его требует. Можно, конечно, отобрать у аборигенов, но металла там мало, и он не качественный, да и пока с аборигенами отношений портить не хочется. Хватит с них потери поляны с грибами волшебными. Кстати, а не поискать ли в них вдохновения, целый час уже ломал Учитель голову над проблемою ресурсообеспечения. Чтоб была коммуна самодостаточна, нужно строить тяжелую промышленность, делать предметы высокостатусные, развивать себя всячески. Как сказал - так сделал, тверд характером. Закусил грибком с четка настоечку - вот давно бы так, все само решается. Есть в местах байкальских месторождения, что еще разведаны в годы советские. По своей бедности их никто не пользовал, но не пугают коммунара трудности. Для начала железо выплавим, потом чугун из него сделаем. Деревов в округе множество - будет уголь добыт качественный. Ну и сталь потом наладим к выпуску, создадим сорта редчайшие, коими только коммунарам пользоваться. Есть напильники и пилы звонкие - изготовим что хошь с их помощью. А потом поставим атмосферные электростанции. Заковыка вся в электрификации. Будет электричество - будет и связь и радива и производства энергоемкия сами будут собой делаться. Да и куб перегонный можно перевести на режим круглосуточный... Так, кто сказал, чтоб водку жрать - это ж топливо. А чтоб на него никто не позарился - со скипидаром все мешать в нужных пропорциях. Хотя водку с пивом мешать - мысль не умная... Так о чем это я, а, о топливной промышленности. Будет топливо - можно самолеты строить военныя, чтобы организовать мира завоевание. Как раз к тому времени вырастут солдат поколения, что из свиней да овец повыращены - установит новый порядок великая армия. Будут провозносить имя Величайшего по всей Ойкумене мира нового. С такими планами заснул Учитель в третий день в индивидуальном месте для раздумия, выполняя самим установленную норму по выбросам.
  
   ==================================================================================================
   Проснулся, Учитель, оценил свой вклад в дело общее и сказал, что это хорошо. Хорошо поработал - хорошо отдыхаешь. Что лучшим отдыхом является - смена трудовой деятельности. Вышел Великий из кабинета отдельного и окинул комунну взглядом прозорливым. Подметил все нюансы планов выполнения и стал раздавать указания ценные. Тому рукою двигать более тщательно - иначе выстрел из нагана будет не качественный, а другому как нести бревно свежевзорванное. Обозвал всех телепузиками - есть предел и святому терпению. Хочешь сделать что - делай сам, вот принцип коммунарской морали нравственной. Тут же все разболтались без зраку Учителя, приходится наводить порядок рукою железною. Для сего повелел подвесить петлю веревчатую на ветку дуба высокого. Кто заданиев плановых не выполнит - висеть тому на дубе, пока не образумится. Не за шею, нет. Народу и так мало пришло. А за то, за что поймают лентяя нерадивого: плохо копал - за руки, отходы не сдал - ну сами знаете.
   Стали прибывать обозы с оленями - во как на ура пошла вода огненная. Это предки, попами охмуренные, первым делом церковь ставили, а сами спали в шалашиках. Здесь же правит научный подход и высокия ценности. Перегонный куб был поставлен перво-наперво. Что валютой всегда являлось для менового торжища - нифига ни бусы и не зеркальца. Первоклассный самогон рецепту сикретнага чудеса творит при договорах с местными. Вот и дефки местные уже еду варят коммунарам праведным из мяса, что на огненную воду выменяно. И чумы стоят для жилья качественные. В чумах все поживут, пока строится общежитие. Хм. Кто это с дефками уже заигрывает? Кого отлучить от похода к свинкам планового? Ух, я вас, телепузики - вмиг опять все стали дисциплинированными, продолжая трудовые занятия. Ну а вечером, как водится, собрались все на пляски с песнями. Коммунар всегда поет - в беде, в счастье ли, особливо когда выпьет с устаточку. Ну а тут еще и местных пополнение. Растет коммуна мира нового.
  
   И четвертый день был новой земли устроения. Хоть недобрым утро было, как всегда при пробуждении, но никто не обещал жисти без трудностей. Решено было отправить экспедицию для добычи рыбы на пропитание. Сети достали производства китайских товарищей, благо нет рыбнадзора нигде мерзкого, ну и шашек купоросовых заготовили - на пятьсот человек рыбы надобно. Да и че ходить туда-сюда бестолку. Была назначена постоянная команда рыболовная. С повелением поставить коптильню на берегу озера и склад для готовой продукции. Сам Учитель в поход отправился, оставив за себя в лагере ученика верного, что на палко прыгает с полосками, в рыжий цвет всей покрашенной. Номер два то было изделие - слабое подобие девайса Учителя. Но все ж на коленке самим учеником собранное - а значит вполне себе халяльное...коммунарское.
   Вот пришли оне на берег озера великого, разложили снасти, поставили стол, как издревле водится. Пока резиновая лодка качается, на столе закусь режется да ставится бутылочка топлива охлажденная. Всем известно - кто ж без топлива плавает. Да и уважить надо место рыбное, поклониться водному повелителю, чтоб послал много рыбы в сети коммунарския. За бережок так же принять надобно, чтоб сиделось удобно-качественно. Да грибком все закусить маринованным, чтоб желудку услада была и мозгу пользительно... Отнял от стола Учитель голову - чудны дела твои, господи. Все вокруг лежат в позах странственных. Берег весь тычками утыканный и на тычках тех сети развешаны, а под сетями весь берег вспаханный, лодка стоит и в ней два ученика лежат, обнимаючись.
   - Что за твою мать, ржавый якорь в задницу. Сети где поставил ты, браконьер, нах, недоделанный.
   - А чо, а? - отвечает проснувшийся. - Где вон греб Семаргл, там Терпен и ставил снасти-то. Ровно все, как положено.
   -Оглоебы, бля, послал аллах спутников. Покажу я вам как рыбу ловить надобно. Вот, учитесь, суки позорныя.
   Со словами сей лекции запалил Учитель фитиль на шашке купоросовой. Раскрутил над головой на веревочке и метнул в надежде на промысел. Резко так метнул, веревка не выдержала. Полетел снаряд по замысловатой траектории. Угодил в дуб, рядом росший неосмотрительно, и рикошетом обратно прыгнул в компанию. Ловчей кто был - прыгнул в сторону, а Терпен с Семарглом лбами стукнулись и повалились дружно на Учителя. Вобщем, вышла такая вот оказия: отвалился запальный шнур от шашки буйственной и попал сзади в одежды Великого. Тому достать бы уголек тлеющий, да прикрывают телами его от взрыва неминучего верные двое товарищей (будем так считать, героизм бывает не плановый). И взорвался тут Учитель вместо шашки огненной, с диким криком раскидал защитников и с размаху скажем так вступил в озеро. И таким величественным было его вступление, что задавил налима под корягой дремлющего. Вот так показал удаль Учитель в деле рыбы добывания. Говорил же, коль хочешь сделать правильно - сделай сам, хм, собственноручечно.
  
   =============================================================================================
   Ну задавил, не задавил, то на первый взгляд не ведомо. Не искрой из зада пущенной удивить хотел Учитель ихтиофауну. Просто здоровье было поправлено, да увидели ученики верныя, как вышел из вод великого озера Учитель, хвостом помахивая. Испужались они такого происшествия, стали творить крестныя знамения. Но пригляделись потом, после проповеди Великого, в основном из слова с трех букв состоящей. Узрели оне ловкость настоятеля - исхитрился изловить рыбу булками, вовремя защитившими сокровенное. И не просто защитившими, но и схватившими обидчика. Вот вышел Учитель с озера, встряхнулся, коммунарских прародителев вспоминаючи. С трудом отлепил добычу с цепких...мгм рук, из воды ее выхвативших. Тут взмолился налим, пойманный на горячем подглядывании:
   - Проси что хошь, человече хитровыеб... ловкостью отмеченный. Я водяного партийного босса сын, будет тебе крыша и всякие удовольствия.
   Призадумался Великий над такой ситуацией. Вроде есть хотит, но есть и перспективные позиции. Водяного босса сын - не баран чихнул, тут ведь жить и строить лежбище. Нука, че там обещает холодец недоделанный.
   - Слышь ты, крючеки нажива вкусная, нука, объяви условия плодотворного нашего сотрудничества. Слышь ты, икра просроченная, мне тут разводить турусы некогда. Тем паче на прыгпалко турусы херово помещаются. Кароче, кулебяка потенциальная. Кажен день три стерляди мне для личного употребления. Нет не в виде женщин, как ты, извращенство природное подумало. У меня личное подсобное хозяйство есть и сdинка с кожей розовой... Так, молчи вобла просроченная, не видишь я по родине соскучился, свинку вот вспомнил, дома оставленную, не могу со всякими стерлядями изменять я безмерянно. Так, воз рыбы кажен день для коммунны нарождающейся. Как не видишь воз - вон на прыгпалко грузовой короб притороченный. Вот его и наполнить надобно рыбой свежею (стерлядей мне лично не забываем сверху покладывать). Что исче - ага, дочь свою пущай пахан сюда выставит. Кто знает, может получится и под водой коммунария.
   Ученики же верныя не поймут никак, чего Мудрейший рыбу все поцеловывает, то в рот ей глянет, то на дырку в одеждах показывает. Может проник таки змеем проказливым в святая святых налим Учителю? И увидели таки страшное действие - размахнулся и бросил в воду рыбу упитанную. Как он мог поступить так с учениками голодными. Может вспомнить пестню, как бьют учителя в башне старой под вспоминания дня вчерашнего. Помутил их разум дисбаланс моцка похмельного.... эээ, решили оне таки спросить Величайшего - а почто он выбросил пищу в озеро, зачем лишил их ухи наваристой, тем паче уже и самогонка закончилась. Как вот жить в таком положении. Ничего не сказал Учитель на такое кощунствие, сверкнул глазами, выбрасывая гневную молнию. И прочел лекцию о пользе труда общественного при постановке сетей правильной, благо нет рыбнадзора мерзкопротивного. А стерлядей, буде такие появятся, повелел живьем доставлять к нему в резиденцию.
  
   =================================================================================================
   Раздав указания ценные, направил стопы свои Великий в лагерь основной. Доверяй, но проверяй - верна пословица. Что там творится без руководства должного, нельзя оставлять надолго без задания плана четкого. Скок-поскок, движется прыгпалко знакомой дороженькой, поотбиты все ветки над тропой при прежнем продвижении, скоро станет сия тропа проспектом Вечной Коммунарии, а по обочинам будут стоять изваяния, изображая Дела Великого. Вот и лагерь коммуны вновь образованной. Вроде не видать праздношатающихся, но отчего не видать вышки электростанции. Ведь выдал им план накануне путешествия к озеру. Гля, вместо вышки яма глыбокая. Бежит к нему ученик докладать радостно, что выполнено ценное указание, что Великий изобразил на чертеже безукоризненном. Были у всех разногласия, с какой стороны читать волшебную грамоту, но сошлись, что вверх это не грамотно, вбок непонятненько, ну а в низ - само то, успевай только землю относить, да насыпать холм под трон Великого.
   - Бляхо, вот что надо было просить у сына водяного босса партийного, чтоб вложил он моцк в головы последователей. Идиоты, вышка то была для неба доения. Ну да нет худа без добра - построить на том месте просторный зал для раздумиев, чтоб было где размещать удобрения. Ну а доставать их из хранилища будут чтецы чертежа технического. Ну, говори, чего здесь еще понаделали.
   Зашли они в помещение производственное, где коленки поставлены волшебные. А к коленкам тем мастеровых очередь. Всяк пытается сделать на них изделие. Маловато оказалося основное средство произвоственное. Ага, внести в план развития установку новых коленок для каждого. Вот и горн нужно сделать с тиглями, чтобы плавить металлы нужные. Есть знаток кто такого дела ответственного? Нет, ну тогда назначим на общем собрании. Поразыщем в сканах книжек старинных рисунки с комментариями - будет у нас цех металлургический. Вижу вот как наяву литье булата, на наганы пользуемого, тут же пули из благородного чугуния. Селитра уходит на грибов удобрение - значит, замену найдем ингридиенту этому. Что селитрой удобряется - то и будет порохом. Большое произаодство грибов даст материал требуемый. Вон как пыхают БЗДУны, мною изобретенные. Все, решено на общем собрании - увеличить производство грибов раз в несколько. Стратегический запас сушить постоянственно, учетчику предоставлять сведения председателю о состоянии запаса наличия.
   Так, разобрались с производством устроения. Веди, давай показывай, как устроены девы производства местных народностей. Чем занимаются и довольны ли. Угу, пошив одежды и работы кухонные, айяяяй, как посмели вы проявить у себя привычкам капиталистическим. Дев в карантин и читать им политинформации. Негоже им отставать от передового учения. Ну и остальные работы с них не снимаются. С новичками все, дальше следуем.
   Так творился обход коммуны Учителем. Где подбодрит кого, где выскажет замечание, похвалит иль пожурит по отечески. И так целых два часа ходил, притомился весь, свело судорогой палец указательный. Ступню вот отбил о тыл ученика верного, проверяя все то, что он тут накомандовал. Еще вот поляну волшебную с грибами посетить осталося, но припомнился тут сон про охоту неудачную, где медведь все не желал на мушку попадатися, и решил, а не проинспектировать ли работу куба перегонного, свести дебет с кредитом, отследить технологию. Всем известно что свобода - независимость энергетическая. Особенно важна на стадии становления. Это вот потом можно барствовать, предаваться доступным излишествам. Так, ага, вот и винокурня коммунарская. Так иди-ка ты ученичек мой верный, подкрась еще себе полосочек на прыгпалочко, недостоин ты входить в сие помещение, маловат еще да и...Короче уя..., пока не пошел проверку дальше делать я. Ага, что имеем мы в тайной комнате - стоят чаны с брагою, тэкс посмотрим график закладочки. Ээээх маловат срок выдержки, как же вот еще дождаться неделюшку. Выпили весь спирт таежники проклятыя, нужно новый гнать. О (посетила тут Учителя мысль мудрая - как обычно, впрочем, после грибка синего), а ускорим-ка мы процесс катализаторами, добавим для градусу ингридиенты разныя. Нешто не технолог я производства сикретного, нешто не справлюсь с такой задачей мизерной. Главно что, чтоб сшибло с ноженек....эээ...горело топливо, отдавало энергию двигателю. Тэкс, добавим помету куриного (слышал, что ядрены он, рассказывал один человек про стрельца историю, а исторический факт - верный самый, нет сомнения), а еще вот дубовых опилочек, чтоб стояла коммуна, не падала. Ну и этих вот порошочков разненьких - о, пошла реакция. Заливаем все в перегонную камеру, поключаем охлаждение. Ага, есть процесса движение. Это вам не в магазине паленку брать, телепузики. Нука, проведем анализ химический - хорошо пошла, слезу вышибаючи. Вот так в опытах химически и радел Учитель о коммуны процветании. И хоть запах шел преотвратный с комнаты, но ничего такого не подумайте - трудовой то пот пахнул здорово, ну и еще комнаты для размышлений соседствие. Ну а как еще сохранить тайну производственную - вона, везде шпиены промышленныя. Нужно заминировать весь периметр, на колах развешивать нарушителей головы, а тела их пускать на удобрения. Вот тогда и поставим винокурню в месте положенном - посередь селения, прям у дома собраниев. Не забыть бы записать сию мыслю глобальную в журнал для обязательного исполнения.
   И шестой день настал творении...устроения.
   --------------------------------------------------------------------------------------------------
   Ой, ты доля тяжелая, быстро отпуск заканчивается, да не быстро прода пишется. Не дают отдохнуть бояну вороги (какая сволочь сказала, что водка закончилась, вот я вас, паскудники), заставляют трудиться безудержно капиталисты проклятыя, не хотят еды давать беспошлинно, трижды тьфу на вас, водки производители, что бодяжат пиво повышенными ценами.... Тэкс, ну, хватит о жизни кручинушке, поглядим-ка, что творица в коммуне праведной, где творит Учитель жизнь новую, раем коммунрским кликаемую.
   Тяжело ты утро, недоброе, все добро в тебе вечером кончилось. Кто там, в рань кромешную так орет надрываючись. А то ты, полосатый кошак, ну наступил тебе я на ногу, неча шляться у Великого под ноженьками, когда мыслить он идет в уединении. Чего крутишся у объекта секретного, не дам тебе ни капли разбавителя топлива..Самому надобно... Ох-ох-ох, пфффф, тяжелы раздумья утренние, так, бумажки тут какие-то... Че, план развития, хрен с им, другой придумаем, аль не думать пришел я в час утренний, а план сей применим пожулькавши по назначению.
   Так вот в размышлениях о народе начал день с утра Великомудрый Праведник. Вроде и прогуляться по селению надобно, но не дают покою мысли тяжелые, раскалывают буйну головушку. И еды запасы нать, но нужно подымать и промышленность. Пять уж ден прошло, а на коленке работать только сам Великий, да учеников парочка. Остальным подавай станок-инструмент импортный. Ээээх, ничего не могут, телепузики. Вон деды в лесу из цельного дерева выпиливали автомобили-тракторы, самолеты без единого гвоздя на кухне строили... Так кухня, это мысль интересная. Нужно пробу снять с варева, проследить за пайки раздачами - чтобы у всех поровну. А то, привыкли, панимаешь, к изыскам гастрономическим. Разделяют пищу по категориям. Вся еда на две части делится - то, что пьешь, и то, чем закусываешь. А всякие там сбалансированные питания - то продажной девки-медицины выдумки. Тайга вокруг с ее природными богатствами, чукчи вона за самогон снабжают олениною. Чего желать свободному человечеству? Все чистое, на природных компонентах взрощено. А как только начнется разделение в питании - все, прощай свобода, дедами воспетая. Каждый захочет кушать изыски барские, захочет капитализьму и разных непотребностев. Неет, такое надо гасить в зародыше.
   Видит, изнывают два коммунара над разделкой туши оленя северного. Непорядок, нет у нас слуг, но ведь и работать с головой надобно. Нешто не видели, как Учитель шашкой купоросовой дерева на доски разваливал, как налима ловил мгм, ну тоже не без ее помощи. Ну-ка быстро смотались за изделием, щаз мы вмиг отделим мясо от костей взрывным способом. Сразу фарш будет изготовленный, что способствует лучшему пищеварению.
   Зашипел фитиль огненный, все в страхе за дерева попрятались. Бабах, разлетелось все дерево, на котором был олень подвешенный, ровно на доски так, и сложилось в стопочку. Вооот, все видели чудеса коммунарской технологии. Мясо, че мясо-то, ну соберите совочком там, впредь наука вам - не дрова заготавливать, а мясо разделывать. Нету же костей, как и было надобно. О, завхоз наконец-таки пожаловал. Что измучен весь с утра, настроение не бодрое. А говори-ка отчет по всему хозяйствию. Как продвигается сдача удобрениев, выполняются ли нормы по грибному выросту. План мне подавай полей возделанных. Куда, какие бригады посланы. Так, иди давай отсюдова. Ниче не пойму с утра, пока не схожу в лабораторию.
   Так за делами хозяйственными забывал о скорби мировой Творитель Рая Коммунарского. Много дел переделать надобно. Вот и садик уже организовали для туземных несмышленыше. Надо всем ножи раздать в виде поощрения, самых наглых они сами вырежут, ну а тот кто останется будет нам новой армией. Покажут им чудо коммунарской техники, что по воде бегает аки посуху, с коего орехи с вершины дуба можно собирать играючи. Для начала ножи, потом арбалеты, а уж после налаживания производства наганов - самым окоммунаренным. Ибо есть это знак отличительный высшей расы человеческой. Будь ты хот негр, годами преклоненный, но ежели живешь по закону коммунарскому, то не рэп и частушки исполнять должон, а наизусть распевать строки яс коммунаровых - люди все равны, но коммунар превыше всего.
   Посетить еще чум собраний надобно, принять отчеты о работе проделанной, послушать вести о посланных экспедициях. Вот и чум посередь большого строительства - само перво-наперво поставлен кабинет для приема отчетности. В центре стол стоит из векового дуба срубленный. Все как в лучших традициях государства советского. Во главе стола место председателя, кое занял Великий с кряхтением - тяжела ответственность, так и давит к земле, но переложить не накого, ибо хочешь хорошего исполнения - сделай сам, нету прислужников. Так, начинается отчет о проделанном:
   - просмотрен ежедневный график уровня в яме с удобрением, постановили увеличит уровень на субботнике;
   - пришел отчет о добыче рыбы на озере - поставить на вид боссу подводному, маловато стерлядей для прислано, отчего-то все больше карась да ротанчики, как не уезжали как-будто с родного Подмосковия;
   - вернулась экспедиция геологическая, отчего рано так, что закончился спирт для протирки образцов найденных - постановляю: выдать начальнику партии по заду хворостиною за растрату ценного коммунарского имущества, пускай сюда все тащат, а уж протереть и сами сподобимся;
   - что скажет нам начальник транспортного цеха, кстати, где он, на испытаниях, это хорошо, что новая прыгпалко создана, а то кошастый ученичек всю изгваздал уже конструкцию: то скакнет в яму с удобрением, то сам в полете изгадится, - постановляю: натощак пользоваться транспортом, а на полный желудок постепенно переходить по мере обучения;
   - что скажет нам начальник отдела размножения коммунарского, как не хотят бабы рожать по пять штук сразу же, этак задавят нас аборигены местные ежели мы об этом на самом начальном этапе не задумаемся, - постановляю: проработать вопрос о клонировании, а так же об использовании всех двух свиноматок под инкубаторы по вынашиванию будущего поколения - и всеядны они, и ласки не требуют, и капризов никаких ни скандалов тебе, знай только ей засаживай...ну в смысле оплодотворяй...заряжай клетками, во.
   Так, решив вопросы хозяйственные, отпустил Великий соратников, добрым словом их напутствуя, поминая и их матушку и способы жизни зарождения, вдохновляя на труд праведны ради коммуны процветания.
   Плохо жить без связи, всю информацию приходится собирать посыльными да добровольными информаторами. Не посмотришь, кто чем занимается. Всем известно, что самое главное при коммунизме - контроль, контроль и еще раз контроль народными массами. Как завещал великий дедушка. А раз массы заняты, то заботу сию Учитель на себя возложил. Освободил, так сказать, общество от нагрузки лишней, по коммунарски все. Раз можешь сделать - делай, помогай во всем товарищам: видишь водку пьют - раздели поровну, видишь мясо едят - отрежь кусок, видишь яму копают - помоги советом технологическим. Вот и задумался Учитель над радивой. Это в старом мире полно ресурсов-проволок, понаделали, панимаешь, телефонов-камеров. Здесь-то все не работает. Ага, но есть электричество. Вон и мачта уже торчит атмосферной электростанции, помогает добывать разбавитель топлива в лаборатории (блин, не захлебнуться бы слюной об ее упоминании). Вспомнил тут Великий пытки ужасные, ХулиНамом над его естеством творимые - вот оно, искра, с ее помощью было слышен голос Учителя точно за парочку километров. А раз есть электричество - значит есть искра, а искру слышит любая радива. Вот и будем общаться по Морзе азбуке, только надо привести ее к алфавиту русскому. Теперь устройство аппарата передающего: аккумуляторов на него не напасешься, да и тяжело таскать на себе такую амуницию - значит, будет генератор с педальным приводом. Привод разместим спереди, чуть пониже пояса, чтоб коммунар ногой мог крутить педалину, добывая ток для подачи сообщения. К руке же мы приделаем электродов парочку, нажмет указательным пальчиком - бац, проскочил сигнал электрический. Не забыть бы все заизолировать, то вместо азбуки морзовой будут общаться голосовыми сообщениями голосами визгливыми. Неприятно уху это, да и демаскировка полная. И прыгпалко там можно радиофицировать, тут и антенна не надобна, прыгай знай, передавай сообщение. Можно и в режиме азбуки. Надо дать задание в мастерской изготовить пару аппаратиков, да и переслать один да хотя бы рыбозаготовщикам. Чтоб отчет давали по каждой пойманной рыбине. И боссу водяному тоже послать один, чтоб был контроль за заготовщиками - тут дело не в доверии, товарищи там проверенные, своими телами меня от бонбы закрывшие. Тут контроль всесторонний надобен. И по всему селению нужно протянуть связи линии, объекты все зателефонизировать. Вышки кругом поставить с дозорными, чтобы осматривали окрестности - не жизни это дело, выживания. Как деды в революцию сообща все делали, так и будем друг друга контролировать, вырабатывать коммунарскую этику.
   Так с мыслями основополагающий дошел Учитель до коленок делательных. А тут и новость хорошая. И недели не прошло, а уже изготовлен первый револьверт Нагана-праведника из материалов мира этого по образцу-подобия револьверта имени Великого. Хоть и не тянет на ПШиК изделие первое, но первая ласточка: сменный барабан, заряды с грибной смеси с порохом, пули чугуниевые в свинцовые рубашки плакированы, на рукоятке звезды коммунарские зубилом выгравированы, ствол весь гладкий из трубы, обтянутой деревянными накладками, рамка из дуба местного, что славится своею крепостью (не раз голова коммунарская его испытывала и всегда поражение терпела - не спор то идеологический). В руки взял Учитель изделие, пощелкал механизмом стрелятельным и решил на меткость испробовать. Прицелился в шишку на ближайшем дубе растущую, и нажал курок. Грянул гром, сверкнула молния, упали коленки, словно косой подрезанные. Стоит Учитель среди погрома учиненного, черный весь от копоти с опаленною шевелюрою. Цветком раскрыт ствол револьверта. Просчитались мастера оружейные, длинный ствол на нагане оставили, а Учитель в экстазе эйфорическом не сверил длину ствола с канонами. Вот что бывает при нарушении закона дедова, эксперементаторы хреновы.
   - Мать, мать и еще раз мать (так и вспоминается урезанный имперской цензурой заголовок пролетарского автора). Сколько раз говорить - резать ствол, а только потом до штурмового трубой наращивать. Вы же, как дубы армейские, вам все сразу подай, да чтоб стреляло еще. В наказание - повышенная норма по сдаче удобрениев, а кто не сдаст - тот сам на удобрения. Не нужны разгильдяи в мире будущего. Установить коленки новые, с еще большей производительностью, да дыру промеж них высверлить для стволов оружья калибрования.
   Раздав указания к действию, отправился Учитель совершить омовение, дабы смыть печаль после испытания неудачного, ну, да и бельишко простирнуть не грех - эх, жалко нет слуг у коммунариев. Все сам - сам изобрети, сам постирай, сам поучи, а потом и сделай сам. Тяжело, но справедливо. Хм, а не позвать ли новых девок туземных на берег озера волшебного, не прочесть ли им там политинформацию... Бах!!!!! Что за мать етить, да кто нарыл тут ям прям на тропе Великого. За размышлением о возвышенном не заметил траншею глубокую. Строительство водопровода идет на весь ход ноги. Все как дедами описано: уложил на проспект покрытие - тотчас раскопай для укладки труб. Покачал головой больной, но придраться не к чему - все еще в ясах чингискоммунаровых прописано. Добрел в измождении до пляжа общественного, скинул с себя одеяния и с разбегу в воды бросился, как не раз в детстве пионерском проделывал. Да что за день такой сегодня неудачливый. Зацепился ногой за корень дерева и, не долетая воды, грохнулся - вмиг настало ему просветление. Видит секреты мироздания, космические корабли, просторы бороздящие, потомков, с наганами марширующих. Увидел и прошлое: в таежные дебри сосланный злыми врагами народными, дед его копит знания, оборачивая мешковиной тома заветные, собирая шкуры с записями знаний тайными. И себя увидел, рядом с дедом стоящего. Погрозил грозно пальцем дедушка, отвесил щелобан тогда еще не Учителю, молвил: 'Запомни, дубина стоеросовая, сила в знанье всё. Соблюдай процесс технологический, соответствуй нормам эстетики. Почему у тебя паркет в чуме совещательном лежит от двери сделанный. Всем известно - от окна надобно. Почему дыра меж колен спереди, а колени вверх стоят. Вот же запись, что колени на земле стоять обязаны, а дыра вверху над ними быть должна. Вот через ту дыру и делать все надобно, а из передней дыры только на врага на лыжах нападать зимой удобственно. Да, вот тебе еще проект ераплана водоплавающего, ничего надежней нет сего изделия. Сам летает, сам плавает. Дорог, по которым смогут пройти вороги, не надобно. Ты же все сможешь сам изготовить у костра кухонного. Сам бы изготовил, да неохота отрываться от разговора с Великим Дедушкой по шару хрустально-сапфировому. Вот смотри...тэкс, не в этот журнал смотри, где изображены бедные тетеньки, у которых всю одежду отняли капиталисты проклятыя. А сюда смотри - вот крыло, вот гондон...не, гондола, вот пропеллер крутящийся. Все деревянное, надежное. Поставишь на него движок, на лесном топливе спиртовом работающий, знаешь сам, что не летает никто без топлива. Век тебе благодарны будут потомки народные'.
   Ооооо, как тяжело покидать просветление, да и спину напекло солнце жаркое. Скорее совершить омовение, и в коммуну, выполнять завет прародителя. Погрузился в воды прохладные, вечный кайф после трудов праведных. Помутнела вода прозрачная, всплыли брюхом вверх рыбы крупные - даже из купания Учителя польза для коммунарского населения. Ну-ка, кинем-ка одежды свои, трудовым потом пропитанные. Ого, каков эффект удивительный - пожелтел камыш на берегу и кусок скалы обрушился. Открылось, что геологам никуда ходить не надобно, тратить спирт дефицитный на протирку образцов добываемых. Вот же, вот, месторождение линзовое. Надо только было искупаться у скалы Учителю. Это только в древности по пустыне ходили безыдейные, все искали сорок лет поселиться где. А Великий за шесть дён создал царство коммунарское, наладил быт и промышленность. Учтены все ошибки прошлого, вплетена идея в сознание. Не выживальщики тут какие вшивые, а самые настоящие строители будущего (гм, не забыть закрыть склад с тушенкой по-надежнее).
   Движимый новыми идеями, как на крыльях долетел до лагеря. Проскочил поле минное, траншею водопроводную и ворвался в чум для собраниев. Созвал всех своих помощников и толкнул им речь пламенную про историю воздухоплавания, про ворогов по дорогам ходющих, про народ стенающий на строительстве путей капиталистических:
   Что лежат в грязи рабочие, прогорклый хлеб жуют - не дают на закусь даже хлебушка. Что прорабы-надсмотрщики после обеда пинками поднимают на работу да словами матерными. А решением всему - самолет водоплавующий, дорог не требующий, а только топлива. Нет не летчику топлива, а то уж и глазки загорелись у будущих авиаторов.
   Крылья шкурами обтянем оленьими, чтоб зимой снег сами с себя сбрасывали, под крыльями гондон...нет, как там дед говорил, ага, гондолы поставим для грузов возения, ну иль пулеметов для военной авиации. Кабину сделаем открытую - пусть все видят коммунара и преклоняются. Вместо парашюта - прыгпалку лично мной доведенную. Все то можно сделать у костра на кухне - вот как просто-то. Зажали народное изобретение правители, но настал тот час, когда нету гнета государственного, не стоит над душою клика капиталистическая. В жизнь пойдут изобретения народные. Настанет эра благоденствия.
   И еще, найдено лично Учителем ископаемых полезных месторождение. Каждому новая обязанность - в день корзину руды доставить к кузнице, Мы там рядом построим конвертор плавительный, подведем газ от генератора газового, что работает на биоудобрениях (гм, опять норму поднять надо заготововительную, бо не хватит на газ мартеновский). Вот, поди сюда, мой верный ученик в полосочку, приклони колени пред Учителем, посмотри в полу в дырочку. Найди и посмотри. Так, все видели, как теперь должны выглядеть коленки делательные? Открылось мне древнее знание, что таким вот образом делалось оружие народное. Вот сюда вставляли ствол иль ось железную... Эй, ты куда рванул, показать всем наглядно надобно. Ладно, принцип - яснее некуда. Теперь вот так все делать надобно. А что, грамотно предки придумали - тут и ось и ствол сделать нет проблем, и копье и стрелу арбалетную. А уж многие детали для двигателя прямо созданы для такого приспособления.
   Подивились соратники прозорливости Великого. Это надо же такую штуку выдумати. Вроде вот оно на поверхности, ну пусть скрыто иной раз одеждами. Но не раз же упомянуто было, что все что на коленке делается в основном через это место и сделано. Дааа, простое очень тяжело делается, нет границ гения Величайшего, трижды ура благодетелю. Срочно праздничная политинформация у костра вечернего, и шесты вона новые вкопаны, надо девчонкам обновить их в танце идеологически правильном. Не буду я описывать политинформацию и танцы, идеологически выдержанные, тоже. Скажу только, что шесты придется новые вкапывать, потому как не учли, что свинки толстоваты будут. Тьфу, девки, конечно же, девки, ага... Ну, плакаты с лозунгами, короче. И настал-таки седьмой день устроения. Утро красит нежным цветом глаз подбитый коммунаров. Крепок спор был идеологический, не сломить Учителя еретикам. Восшествовал Учитель на крыльцо дома собраниев (понастроили тут, панимаешь, аж три ступеньки, мать етить, пока взайдешь, все коленки изобьешь и руки оцарапаешь, какая тварь землю раскачивает, на кол того, щаз же отдам распоряжение, да где же ты, четок, заветный с лекарствием). Вздохнул тяжко, всю ночь пришлось речи толкать на благо общественное. А делать что, без слова напутственного ни одна скотина не хочет в светлое будущее. Не прошла бесследно политинформация. С утра скорее сдавать норму обязательную - командиру примером служить надобно. Опять же в кабинете думательном замуровали какие-то демоны, сколько дверь ни рвал на себя - не открывается, головой об нее стукнул с отчаянья - ага, сработало, отворилась дверца заветная, наружу отчего-то отворилась, проклятая. Отчего все не так, вроде все, как всегда... Ну, за светлое коммунарское будущее.
   Так вот с шутками да прибаутками занял место председательствующего, стал созывать соратников на совещание. Вот явились они, ликом темные, глаза у них отчего-то все мутные. Прям как в сказках, проклятыми капиталистами распространяемых, что нацарапаны Крузом-колдунум клеветническим, про зомбей и прочие ужасы. О, и руки тянут к нему, вернее четку заветному, опрометчиво на столе Учителем оставленному. Лечь-встать, бездельники, научу я вас ужо, как с добром коммунарским обхожденье иметь. Что те зомби Великому, когда сам Дракула у него в сотоварищах. Все расселись? Начинаем совещание. Что расскажет нам начальник цеха транспортного, как продвигаются работы по созданию прыгпалко коммунарского? Что, готова, говоришь, новая конструкция? Ну, дык сам щаз приму испытания, как завсегда то делали герои народныя.
   Над седой тайгой безбрежной ветер тучи разгоняет, между тучами и лесом гордо скачет Предводитель, укротить пытаясь палко. То земли седлом коснется, то об ветку крепко стукнет коммунарской головою. Он кричит, и люди слышат маты, укротителя прыгпалко. Вот по веткам гордо скачет, будто стадо павианов. Ну и что, что павианы жизнь проводят на равнине, где деревья очень редки.
   Вот достиг воды он глади, начал шлепать шлеп-платформой. Ход ноги уж очень мягкий, особливо после первой. Создавая волны, высотою миллиметр, он скользит по их вершинам, придавая ускоренье замечательной машине.
   Робкий Кысо что-то прячет - то деталька небольшая, что свалилася с прыгпалко в ходе этих испытаний. Хорошо с утра Учитель не позавтракал в столовой, в результате дисбаланса стали видны колебанья взад-вперед и по спирали. Даром не прошла потеря как бы незначительной детали. Как тот болт, который крепит зад до остального тела, та деталь была значима. Помнит каждый изреченье, что говорено Великим - винтик каждый механизма, что зовется их коммуной, важен для всего устройства. Кысо ж в мании величья, позабыл крепленье сделать той детали в штоке быстром. Эталонное изделье (путешествие Героя занесено уже в анн.., хм, аналы), кое было пред глазами, он презрел, мол, фанфик лучше. В результате - вот уже то не движенье, плавное как полагалось, а игрушка в руке детской, что трясет засранец мелкий, забавляясь звуком громким. Только в роли погремушки Величайший предводитель, ну, а звук и вправду громкий раздается с поднебесья.
   Еле остановив прыгпалко, слез с нее Учитель нервно. И походкой очень странной в кусты быстро удалился и оттуда всем поведал о происхождении умельцев, ставящих детали с браком. Но отметил и машину - все-таки уже есть что-то, произведенное коммуной. Скоро будет негде плюнуть от вездесущих коммунаров, скачущих туда-сюда на палках. Все в обтянутых колготках, девы ж в энтих, в миниюбках. С штурмовым же пистолетом иль наганом коммунарским будут все непобедимы. Ужас наведут на армейских дуболомов, скрыться негде от пехоты, скачущей туда-сюда на палке. Сразу же польются деньги основателям коммуны от правителей замшелых, всех в коррупции погрязших. Ну, а те, кто не согласен - на кол иль на удобренье, чтоб не портили пейзажи.
   Разразившись тем сказаньем, вышел из кустов Учитель. Побледневший, но с горящим взором. Повелел он не считать то испытание позорным, а дождаться все ж коленок, дедушкой ему посланных. Через них прогнать детали для обновления прыгпалко. Строить так же самолеты повелел из древесины. Чтоб плавучесть увеличить. И скупить у аборигенов кожи для пошива крыльев быстрых. Всех нагнут бойцы коммуны на тех быстрых самолетах.
   ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
   За делами великими месяц прошел. Возведены новые строения производственные с разнообразными коленками. Построена домна для чугуна плавления. Известно всем, что Китай поднялся таким образом, когда в каждом дворе домна стояла вместо печи кухонной. Да, говорят, в горах так еще бензин делать навострячились. Но тут облом - не нашли геологи нефти рождение. Приходится спирт самому добывать Учителю трудом непосильным за ради обчества. Но и тут нашел Великий решение технологическое - ни одной не пропадет щепочки в коммунарском становище, все пойдет в дело брожения.
   Построили так же дом общежития общественный. Стиль архитектурный выдержан идеологически - пятиконечной звездой коммунарскою построено здание. Посреди печка в центральной комнате, в лучах же жилые помещения. Вход один у печки сделали, чтоб не повадно было тепло выпускать с помещениев, а что об дрова все спотыкаются - трудности преодолеваемые, характер закаляющие. На каждой стене расположен портрет Великого и его мудрые изречения, дабы не расслаблялись попаданцы на отдыхе, всегда были во всеоружии.
   Благодаря техническим новшествам, развернулось производство револьвертов. Через верхнее отверстие коленочное ствол калибруется, через нижнее пули чугуниевые отливаются, на правой коленке молотком собирается, на левой - ствол опиливается. Началось производство массовое. Все коммунары теперь при цацке статусной, что отличает их от аборигенства местного. Справа на боку Наган коммунарский, слева ствола удлинитель для штурмового огня ведения.
   Испытали самолет первый плавающий с педальным приводом. Показали испытания высокую плавучесть и скорость при заправке педалирующего специальным топливом от Великого. Но еще большая скорость развилась от искры электрического разрядника, пущенной в штаны пилота-мастера. Был еще пистолет-пулемет опробован о шести стволах, вручную вращаемых. Кострукцию сию Учитель изобрел в странствиях, воплотив в жизнь всех оружейников чаяния. Патроны, правда, делать для них не начали, поэтому перезаряжали стволы блоками. Первые экземпляры раздали дозорным на вышках, что стоят по периметру лагеря - никто не уйдет невозбранным от селения.
   Так и текла мирно жизнь коммунаров - то оружие делают, то оружие то на недовольных опробуют. Трупы же про запас складывают - неиссякаемый источник сырья органического. Можно и врачей учить, а можно и мыло варить. А тех, кто воровским способом на минах смерть нашел - на кольях вокруг развешивают для наглядности. Поспели грибы волшебные, идущие на зелье огненное. Вот в один из дней приготовления пороха было Учителю откровение - повелел ему умерший дедушка, что в коммунарском раю обретается (кто не знает - тайга то омская), организовать всемирное благополучие. Никому ничего не приказывать, не действовать принуждением, только советовать, а потом уничтожать не согласившихся. Прическа у дедушки, правда, была необычная - наряду с бородой и шляпою пряди на висках длинные. Ну да кто там знает, какие модные веяния в раю сейчас. Воля предков - закон для последователей. Изрек Учитель пожелание, чтобы производительность труда повысилась в мастерских, что готовят оружие. Готовить прыг-палко тоже надобно. Добры коммунары и вежливы, но с кулаками добро должно быть и наганами.
   Призвал соратников, в военном деле понимающих, известных бойцов в сети компьютерной, поручил им готовить армию. Создал Совет Командиров для планирования операций миротворческих. Сам же стал главносоветчиком по просьбам трудящихся. Выработана была тактика бояведения - должны бойцы находить верное решение в результате концесонцуса (иль ануслизинга, не помню я слово это мудреное, волеизъявление народа означающее) и предложить его командованию, командиры же должны отдать это решение на утверждение Мудрейшему.
   Построили полигон тренировочный для отработки взаимодействия. Учли предыдущие опыты, оставили лишь несколько деревов для озеленения. Стал передавать Великий опыт наганом владения. Фырр-пыххх, фырр-пых скачет Учитель на прыгпалко. Бах-бабах грохочет оружие. Потому как плавный ход, то все пули летят точнехонько. Потому как мишень вся издерявлена. Что с того что издырявлена гвоздем заранее, зато видят молодые воины, как эффективна прыгпалко в действии. Никому не попасть в Учителя - залпом стрелять пробовали (ну, естественно, в учебных целях пули из ружей были вынуты, раз не попадут, то их экономить надобно). Стали обучаться элитные воины с большим воодушевлением. Для начала выдали им макеты револьвертов и прыгпалко прообразы деревянные. Кто научиться желает должен начинать с малого. Учитель же, чтобы усилить силы воина, решил придумать микстурку волшебную. Смешал порошок гриба синего с дозой из четка заветного, на навозе курином настоянной. И как истинный учены решил испытать на людях сразу же. Призвал ученика верного, полосатой прыгпалко приверженца, и угостил от всей души микстуркою. Сразу проявилось действие - стали глаза на выкате (значит зрение улучшилось), затрясло всего (ага, от избыточной энергии), из рта полились звуки не членораздельные (клич боевой, аднака же), покрылся разноцветными пятнами (маскировка). В пляс пустился неописуемый, пену со слюной разбрызгивая. Так плясал два часа, не останавливаясь, уворачиваясь от ловящих соратников, потом сбежал к свинарнику и пытался пробиться туда вне очереди, но натолкнулся на жестокое противодействие двери запертой. Сразу видно - обострились боевые качества, да еще и плодовитость повысилась.
   Решил Учитель, что боевая микстура прошла успешное испытание, осталось подготовить бойцов идеологически. Давно уж разработан кодекс коммунарский, на знаниях древних основанный. Осталось внести в него новые технические решения. Да воссияет он над новою родиной, да убоятся коммунаров вороги, да пребудет счастие народное, коммунарское. А кто не коммунар, тот не достоин существования, место его в музее анатомическом иль в мыловарне для пользы обчественной. Тут прибежали к нему сотоварищи, что развитием авиации занимаются. Говорят, что готово все для полета испытательного лодки летающей - затащили ее на гору высокую, должна она оттуда слететь в полете планирующем. А пришли они просить парашют прыгпалочный для дальнейшего его испытания. Обрадовался Учитель вести приятственной. Сам решил испытать средство летательное, лично сел за рукоятку искрогенератора, к седушке пилота подключенного. Разбежались, толкнули - полетела конструкция. А так как воды, ее поддерживающей, не было, то полетела вертикально вниз соответственно. Закрутил ручку искрометателя Учитель отчаянно, с диким визгом врезался в воздух пропеллер, воздух разрезаючи. Почему с визгом, а попробуйте себе искру по яелам пустить. Вот и пилот в экстазе електрическом педали наяривал, микстура боевая дифсит пока. Ага, значит, завращался пропеллер, вроде как полетела конструкция. Даже не сильно вертикально вниз. И восхотелось тут неожиданно Учителю прыгпалко парашютную опробовать. И совершил подвиг героический, достойный первоиспытателя.
   Фффыыырррр, шлепппсссс, аааааааааа, бляяяяяя. Опять недоработали конструкцию, пробил шток седушку средства спасательного, не сильно, на полметра всего, но ходить спасенному все равно затруднительно. Вот такие вот мелочи тормозят развитие войска десантного. Все вояки виноваты противные, не разрешавшие средство спасательное разрабатывать, чтобы бился народ, как мясо пушечное. И наганы поотобрали у воинов, винтовки им дали длинные неудобные. Иваще, армия - пережиток прошлого. Нужна для дела дружина элитных воинов - размышлял Учитель, возвращаясь в селение, слегка покряхтывая от болей в спине поранетой.
   ========================================================================================
   Настала пора итогов подведения, составления отчетов о работе проделанной, всем известно, что учет и отчет при коммунизме - самое главное. Что сделано, что нет, что еще сделать надобно. Повесили плакат во всю стену избы общественной, на коем отражены графики: прирост населения за счет вновь принятых, количество воспитуемых недорослей, производительность труда при удобрениев накоплении, сколько рыбы выловлено, сколько грибов выращено. Опять же составлен график поощрения особоотличившихся. Кому-то радость великая и внеочередное посещение размножителя, а кому-то розгой по заднице и выговор в диафрагму за безалаберность.
   Началось тут торжественное собрание, полились речи хвалебные, появились повышенные обязательства - все как положено, как деды заветовали. Радуется сердце Учителя, видя такое благолепие. Не удавалось такое даже Сталину (тьфу на тебя, сгинь нечистый Берия) - мановением мысли устроить такое общество. Отрешился Учитель от мелочей, ухватил суть главную, все учел при построении общества. Что не сделаешь за ради щастия народного. Так, нарушило что-то гармонию. Что слышит он - упал уровень сырья стратегического ниже положенного. Как так, кто посмел план не выполнить? Что, еда скудна, потому и нет производительности? Да нощно и денно Учитель питается, чтобы жили хорошо олухи. На икру уже смотреть не может с осетриною (надо задание дать боссу подводному, пусть мне устриц пришлет для разнообразия). Всю морскую капусту отдал на благо общинное, а они - ухххх, неблагодарныя. Пишем в решение собрания - повысить норму сдаточную. Летом травы в лесу множество, скоро поспеют на дубу желуди. Как хотите крутитесь, но нужна селитра качественная, купорос не пойдет в зелье патронное. Хватит портить мероприятие торжественное.
   В продолжение торжественного празднества тут поступило такое предложение, раз уж есть у нас босс подводный в сотоварищах, то создать ихтиандров отряд надобно, даром чтоль русалки предоставлены. Вот представьте - плывут на ладьях вороги вроде как на незащищенную коптильню рыбную, хотят прибрать к рукам все наши припасы рыбные, да втоптать в землю идею коммунарскую. Тут с глубины омута фырр пыщщщ - выскакивают элитныя воины. Всех вражин порешают шашками, умело меж тех лодей прыгая. Собирают трофеи знатныя и уходят под воду невидимые. Все, победа, значится, полная над войском вражины лютого. Ни стрелой не попасть ни каменьями в воина на шлепноге по воде скачущего. Значит что - трудиться над русалками с большей производительностью, давать отчет о каждой икринке выметанной.
   Закончилась часть торжественная, начались песни с плясками. А Учителю не до веселия. Думу думает он о мире устроения: стали пропадать шкуры секретныя, еще его дедом по тайге-тундре собранные. И наганы стали какие-то не коммунарские, все стволы хотят сдать не кондиционные. Причем собирают-то правильно, ну а утром глядь, опять стволы длинные. Так и приходится пилить постоянно, что сказывается на труда производительности. Кто-то козни строит коммунарскому обществу, подрывает устои общественные. Не иначе духов наслали злопыхатели, что еще в бытность его технолухом на сикретном предприятии поклонялись оголтелой военщине, все присяги великие нарушившей. Экзорцизм провести надобно, как там дед-колдун проделывал. Для того берется бутыль снадобья огненного и проводится обряд на сеновале с соседкой крутобокою. Можно, конечно, замену найти в виде доски с дыркою, но с девой действеннее. Произносятся слова заклинания: 'Вокруг дырки вожу, на духов ворожу, в дырку не попадаю, чтобы духи все пропадали'. И исчезают все духи зловредныя. Бывало, правда, что соседка ломала нить заклинания, прося поточнее быть с инструментом и попадать, куда надобно, тогда духи переселялись в рога соседские. Надо, надо попробовать.
   Жаль, нет соседки, но подойдут коленки волшебная - изначальный прообраз, дедом завещанный. Начался обряд духоизгнания, полчаса уже Учитель трудится, пытаясь добыть о духах сведения. Все быстрее водит вокруг дырки коленочной, в круг светящий уже превратилось вождение. Отхлебнул он еще жидкости - чу, видение ему открылося: Шпыркович-костоправ сикретные сканы тискает, выдает за работы свои научные, беззастенчиво пользуется коммунарскими знаниями, не отчисляя за это в кассу коммунарскую. А стволы удлиняет жуткой магией Дзинь, ни разу Учителя не почитающий, критикан идей коммунаровых, измыватель на обрезом святым и Ясами.
   Вот оно, великое знание. Кто знает о планах врага злокозненного - тот вооружен и опасен во сто крат. Отдохнуть только надобно от обряда тяжелого. Уж не мальчик чай, такие пируэты выделывать. Для изгнания демонов горшок парящий надобен - так в продолжении в книге написано. Почерк вот другой, не дедов вроде бы. Отчего-то ттх горшка приводятся, калибры какие-то, что такое планка для фонаря тактического, зачем горшку ремень трехточечный. Ладно, по коммунарски мы горшок используем, будет пар и удобрение, два в одном, так сказать, всё с пользою. Вот не знал, что этим духи изгоняются. Хотя, ежели рассуждать логически, то при незакрытой крышке горшок парящий кого хошь выгонит.
   --------------------------------------------------------------------------------------------------
   Прошел Учитель в место думательное, предался размышлениям о щастии народа коммунарско, да задремал от усталости. И узрел во сне недалекое будущее. Как строятся самолеты паротурбинные, на пердя... водяном пару летающие. Как летают бравые летчики с грузами многотонными, ведут торжище с купчинами европейскими, являются монополистами в поставке яств экзотических. Как каменья самоцветные мешками лежат на складе готовой продукции - их выращивают одной левою сотрудники, коммунаризмом озаренные. Везде благолепие и клумбы понасажены, цеха стоят промышленные с коленками волшебными. Скачут детишки на прыгпалочко из наганов стреляя в раб... эээ во врагов коммунаровых, коих в плен захватили и приобщают к Великому Учению. Приносят урожай грибные плантации, все разговаривают меж собой посредством рациев електрических. Вроде все хорошо, но гнетет какая-то каверза. Что-то напрягает Учителя. Звук какой-то как от двигателя испорченного. Огляделся - нет, не видно лимузина коммунарского. Аааа, телефон искровой в кармане брюк - вызывает анклав в Антарктике. Шлет привет и рапортует об основании школ коммунарских для пингвинов и прочих обитателей, разработке льда для холодильников. О, и в банке сообщениев отыскал бумажку с ЦУПа с сообщением о начале строительства корабля звездоплавательного на основе дистиляторного движителя. Хорошо-то как, все везде замечательно. Но вот набежали тучи на небушко, грянул гром, сверкнула молния. От звука долгого продолжительного аж вскочил Великий с трона дырявого. Нет, надо завязывать с диетой гороховой, так все потеряешь озарение. Хотя, отчего терять. Вот оно, даже во сне приходят озарения, как ко всем великим умам человечества. Горшок парит, пар конденсирует, жидкость стекает. Зачем энергию затрачивать в кубе перегонном, когда тепла этого вокруг море разливанное. Пусть медленнее, зато даром все, как предки и хотели - все природное. Так, скорей в лабораторию, проверить все путем опытным. Ага, вот, вот такушки. Пар с горшка конденсируется на днище куба перегонного. Ежели сто горшков под аппарат загнать, то будет почти вечный двигатель. То что осталось от перегонки - свиньям скармливать, те в угаре похмелительном в три раза больше сходят в место отхожее, а теплом от места того куб обогревать получится. Менделев во сне открыл состав водки качественной, а Учитель - верный способ ее получения. За малым дело осталося - сырьё для браги и оператора. Хм, на работу такую ответственную кого попало брать нельзя - добро общественное. Сам не могу - идея я бессмертная, но печень говорит, что тело бренное. Во, ученика поставить верного, все равно не работают его изделия. Пусть здесь себя проявит, пока свинки заняты. Хоть какую пользу принесет обчеству. А потом уж и со свинками проэксперементируем. Свинок мало, достояние то народное, а учеников еще выучим. Покуда браги нет пущай на пустом кубе потренеруется.
   Устранив проблему с тепловой энергией и узнав планы злопыхателей, вернулся Учитель на ужин торжественный. А там уже под песни коммунарские скинули оковы в виде одеяний женщины освобожденные. Вокруг прыгпалко мемориального крутят танцы изумительные, а коммунары им рыбу вяленую под завязки кальсон запихивают. Тут Учитель решил поддержать веселие, показать, что видел в странствиях. Универсалелн оказался в своем Величии, законодатель, как мод так и этики. Взял мешок с мелочью вяленой и начал горстями разбрасывать, праздник ведь - гуляй коммунария. Утром же опять беда приключилася - опять пропали сканы заветные. Хотел освежить Учитель технологию по изготовлению блюда в виде овоща пареного. Глядь, а нету рецепта заветного. Так и пропадут все заветы дедовы. Уж не раз жалел, что махорку от словарей дед сменял на тайные знания. Махорка та не только моль отпугивала, но и всех, кто жаден до знаниев. Делать нечего, надо вершить обряд вызывания. Достал Учитель зеркало волшебное, что привезли еще с страны советския. Начертал на нем волшебное заклинание - гугль - и стал ждать отзыва. Ага, появились знаки каббалистическия, никому, кроме Просвященного непонятныя. Стал Учитель кору березовую к зеркалу прикладывать, чтобы сканы проявилися. Хм, опять ттх горшка парящего, вроде не про это у предков спрашивал. Ой, рябь по зеркалу забегала, проявился силуэт Усатого с трубкою. Да чтоб Берии тебя побрали, окаянного. Заметил Учитель подмену в наливном яблочке, что катать по зеркалу надобно. Вот недаром крутился ученичек тут верный, видать утащил для нужд собственных, а тут подложил шишку сосновую. То-то у него сканов новых прибавилось, только предки у него не чета Учителевым, ничего не могут сказать отпрыску. Ну, еще раз попробуем, начертаем новое заклинание. Видел у капиталистов проклятых, но какое-то оно матерное, толь дохуя, толь яхуею. Ну, варианты щаз попробуем. С заклинанья первого показались картинки самодвижущиеся с молодыми девами, капиталистами обиженными. Из всей одежды на них татуировки всякие на местах, куда истому коммунару смотреть не положено. Но технику показывают интересную - так троим коммунаром с одной можно размножиться. Хм, запомнить надо заклинание, показать коммунаркам на политинформации. Начертаем второе заклинание. О, то, что доктор прописал. Показали картинки тему животрепещущую - размножение человека с животными. Тут мигнуло зеркало и застыла картинка на месте самом познавательном, как свинку правильно в стойле выставить. Выскочила надпись - денег дай, пользователь. Тьфу, капиталисты проклятыя. И здесь все денег требуют. Попытался стереть Учитель заклинание, ан нет - надпись появилась - тридцать дён будет висеть баннер на зеркале иль заплати, реквизиты вот: поди к озеру, положи деньгу в дупло дерева, тогда и продолжишь просмотр картинок интересующих. Что не сделаешь за ради блага общественного. Достал Учитель копилку заветную, а из нее портрет зеленый капиталиста проклятого, повздыхал тягостно и отправился к дереву.
   ---------------------------------------------------------------------------------------------------
   Пришел на поляну широкую на берегу озера, видит дуб посреди раскидистый. Цепь вокруг дуба накручена (хм, почему не в склад снесена, разобраться нать с такой бесхозяйственностью). На цепи той инструкция - шкурки жабьи в щель под корни складывать, апосля в дупло залазить для получения заклинания нового (смотри не перепутай последовательность действия). Ха, ну не технолог ли тайный Учитель наш. Последовательность действия для него не правило, для исправления технологии журнал замены есть. Короче, не стал совать деньгу в щель кассовую, а сразу в дупло полез за документом с заклинанием. Туть цепь загремела вся, выскочил из-за дуба медведь взлохмаченный и к Учителю, по плечи в дупло залезшему. Да не тут-то было, помнил Великий сны свои вещие, сковородку заранее сзади в штаны подкладывает, когда в тайгу на прогулку идет. Потому как доставать ее с заду... сзади удобственней, чем сучки всякие да предметы непотребные. Фиг с ним с волшебным зеркалом, поменяет его на ученика зеркало, пусть он к дубу теперь идет, а Учителю сканы надо делать для обчества.
   Сказано - сделано. Отобрал у ученика зеркало, надавал люлей за яблоко без спроса взятое. Продолжил Учитель изыскания по первому заклинанию. 'Гугль' - и открылися новыя ясы Чингискоммунаровы. В коих описано устройство арбы на паровом двигателе. Ну, это и так знакомо все, даром чтоль в тайном институте подводную лодку строили. Скрали те чертежи капиталисты проклятыя, да паровоз вышел у них, ибо за журнал с изменениями заплатить не пожелали Великому... то есть не смогли украсть. Тэкс, дальше пройдем по заклинаниям. Ага, конкурс про Советский Союз - ну, тут одне завистники. Потереть надо это заклинание, благо есть скан с паролем тайным.
   Дальше глянем - вот, то, что нужно на момент сегодняшний: искусственное камней выращивание способом магического заклинания. Потому как на дворе века средние, то каменья будут казной коммунарскою. Из сапфиров понаделать можно лампочек, изумруды пойдут купчинам на торговлишку. Зачем развивать свою промышленность, когда у китайцев все купить можно задешево. А уж потом мы эксклюзивно ручное оружие сделаем для избранных. Все склонят голову пред нагана носителем. А у кого два нагана - дважды поклонятся. Обладателя ж обреза на коленях встречать положено. Вот такая будет у коммунаров градация. Нет у коммунаров слуг (рабы не считаются). Кто не коммунар - унтерменш безоговорочно. Отвлекся Учитель от мыслей завлекательных и решил-таки испробовать тайное знание. Развернул скан и стал произносить заклинание. Как буквы не произнесет, все на чтоб твою мать похоже получается. Ничего не поймет, но пробует. Ага, дошло, наконец, что зеркально все в скане написано. Встал перед зеркалом, развернул свиток березовый и застыл. Ну, где еще увидишь такое величие - Учитель печется о благе обчественном. Решительно, надо сделать портрет для зала заседаниев. Позу только немного поменять, вот так, свиток к плечу левому, рука правая с ладонью распростертою, взор пояростней, рот приоткрыть, как-будто речь произносишь пламенную. Ну чем не деятель исторический. Два часа стоял в позе вычурной, жалко не видит никто такой красоты неописуемой. Но дело творить все же надобно. Ахалай-махалай - что за хрень там понаписана. Произнес-таки Учитель заклятие, в заключение ногой притопнувши. Да с таким задором, что в лаборатории соседней родил ученик верный цветок каменный сам того не хочути. Бах, и вышли камни все, включая почечные. Нда, ссылка была в скане мелким шрифтом оттиснута, что заклинание творится после поста недельного.
   Так начало было положено производству изумрудов пламенных, кои ценимы так барыгами заезжими. Наступила-таки эра благоденствия. Поплыли товары к коммунарам рекой нескончаемой. Поначалу пытались наехать грабители. Но куда им справиться с Учителем. Пополнилась телами яма с удобрением, а колья новыми головушками. Потом и сами коммунары стали ходить в походы за добычею... ну, караваны торговые к соседям отправлять. Так поползла слава по земле о новом сообществе. Построили пристань на озере, посадили в будку таможенника (а как же, беспошлинно торговать - это только капиталисты проклятыя так хотят, у коммунаров все по честному). Коптильня уж давно в заводик переросла консервочный. Коммунары там теперь только контроль творят, а работают местные унтерменши, находящиеся на стадии перевоспитания. Чтобы не нарушать ландшафт екологический, решено было не строить пути транспортныя, а развивать промышленность транспортную. Для единоличного путешествия - прыгпалко верная, а для перевозки грузов - вездеход, аль самолет гидравлический. Не пропал тот скан, что про анфибию рассказывал. Только вместо дерева решено было использовать массы пластическия. Где взяли, спроситя. А хрен его знает, покрыто то тайною. Не все ж время я за Великим подглядываю, да и покрали, как говорил, исторические документы вороги. Вона Круз-колдун, например, рассказ про Велику реку, как свою историю выложил. Извратил там все потугами капиталистическими. А известно всем - Учителя то история. Он портал открывал для переноса мгновенного областей в коммунарский рай. И Марк Твен не далеко ушел. Стащил тугамент из-под седушки прыгпалочной, когда путешествовал Великий по стране несуществующей демократии - слышал мож кто про Янку при дворе короля Артура. Вот про посольство то было коммунарское. А Толян-сапог со своими мерзкими подельниками населили коммуну вояками-предателями. Тьфу на них, трижды анафема.
   Ну да не будем боле о грустном мы. Посмотрим луче, чтож придумали коммунарские гении. Про самолет гидравлический уже рассказывал, а вот новый грузовоз - это уже шедевр машиностроительный. Сам большой, весь из цельного куска дерева. На крылах турбины парогенераторные. Для чего деревянный весь - а ну как топливо закончится, отколют от корпуса пару чурочек, да в топку. А ремонтировать - на клей посадят новыя. Оси все, естественно, металлические - тут канон соблюден со всей точностью. Трубы дымовые выведены во все сторны для создания маскировки качественной. Не доросло еще человечество для узрения летящего самолета коммунарского. Ну а в военных целях ежели использовать - наиглавнейший инструмент для достижения целей поставленных при движении коммунарской идеи по миру населенному. Топливо давно уж было для него удумано, все дело была за сырьевыми припасами. Но как только появилась торговля с купчинами - забыли коммунары про дифицыты множественныя. Бах, и прям на месте сделки свершения достает Великий из штанов кармана камушки. Ну и что слегка грязные - не пахнут ни деньги ни драгоценности. Появилась возможность отсылать торговые представительства. Уезжает товарищ проверенный в страну купчины пребывания, а от туда шлет уже по искровому радиву информации разведывательные. Так в свое время добрались и до Англии (ну про Янку, при короле я говорил ужо). И везде коммунарам почет и уважение. Времена-то простые. Чуть не так - бздуном в лоб и все кончено. Хорошо коммунаром быть - элитой общества. Ну прям как в островной Империи: Учитель управляет всем своей мудростью, а самураи кодекс блюдут и все контролируют. До сих пор все капиталисты завидуют.
   Начала налаживаться демография. Пусть пока не работает метод вынашивания свинками, как их коммунары не охаживают, но зато аборигены скинули много детишек коммунарам с радостью. Хоть и выжило с десяток всего, но зато самые бойкие. Будут бравые Соколы Великого в страхе быдло держать, контролировать. Для подрастающего поколения построили избу новую, установили так же все сдачи норм положенные, да выдали наганы, пока деревянные. Решили открыть музей основания, в коем выставлена одежда Учителя, вся потом и кровью политая, Яйцо Великой Мудрости, что в страшной схватке добыто, да зеркало волшебное, злыми капиталистаи испорченное. Спецназ перешел от деревянных прыгпалок к натурально прыгающим. Уже прекратились с них падения, все ветки в районе полигона повыломаны. При наличии вскорости нужного количества ПШиКов заменят деревянные. В общем, развивается колония. Каждый делает дело нужное - кто рыбу ловит-коптит (вернее процесс уже контролирует), кто кнутом хлещет руды добытчиков... то есть тоже процесс добычи контролирует. Учитель же, весь преисполненный высшей мудростью, контролирует всех на благо обчественное.
   Это была справка историческая, уводящая в сторону от темы хроники деяний Великого. Все то будет, но пока нужно найти покупателя на те камушки, оценить их стоимость, да еще приспособить куда-нибудь в промышленность. Про часы там всякие, говорю, коим два камня надобно, передатчики искровыя мощные. Ювелиров среди коммунаров нет - кому ювелиры надобны. Администраторы системные, менеджеры торговые, да юристы грамотные - вот основа коммунарского общества. А технолог производства тайного, что в Союзе выпускало всем неведомое - фундамент всей промышленности. Так еще дедами было завещано.
   ------------------------------------------------------------------------------------------------------
   От перспектив, коммуне открывающихся, пересохло в горле Учителя. Достал четок настойки живительной, да хлебнуть хотел. Беда случилась вот, не удержал бутылочку заветную, скакнула она по полу и под шкаф закатилася. Эх, ничего не дается без труда применения. Преклонил колени Великий перед мебелью да нашарить четок в щели попробовал. Пальцами бока круглого касается, а схватить никак не получается. Исхитрился-таки, сподобился. Ухватил пропажу за горлышко узкое, потянул. Ан не тут-то было - щель-то узкая, не идет рука из нее с зажатой тарою. Так и этак Учитель пробовал, уж слюной изошел от нетерпения. Вот и кончилось его терпение - рванул он руку из щели с силушкой богатырскоей. Треск раздался, словно гром с небес. Зашаталась мебель окаянная, и с нее, самой верхней полочки, упал на голову Основателя образец геологический, прям на темечко. Не большой, килограммов пять всего. Но хватило для очередного Просветления. Открылись порталы пространственные, закрутилась в мириадах звезд Вселенная, пораспелись птицы всякие - понеслась душа праведника в очередное путешествие, вперед, к великим знаниям.
   Чу, слышит голос божественный, говорит с Великим Верховный Коммунар Всея Вселенная:
   - Вот и достиг ты восемьдесят девятого уровня просветления, как каменья только научился изготовлять пламенныя. Выше только мой, потому как собранья сочинений дедушки картавого я могу прочесть на одном дыхании даже в туалете не прерываючись. Можешь теперь не употреблять настойку волшебную, да грибы не кушать синие. Для просветления теперь тебе достаточно возжелать каши гороховой да поднапрячься после ее применения. Хотя нет, грибы оставь - с ними ты прикольно смотришься. Дарую я тебе Заповеди, что даровал в свое время Чингискоммунару пламенному. Металлических нет, правда, уже. Ну, да ничего, сойдут и скрижали каменныя. Пойди на саму гору высокую, загляни там в саму пещеру глубокую. Нет, не зад то дракона старого, не боись, все схвачено. В той пещере проведи танцы с бубнами (ну что тебе объяснять технологию, сам технолог, поди, не раз проделывал), и откроются тебе знанья тайныя. Знанья те мне мой дед заветывал. Ты же сам себе женой...тьфу...дедом будешь пророческим. Все слова твои теперь будут знаньем истинным. Но смотри, не отходи от мудрости пращуров, не то уровень подрежу до прежнего. А под камнем там тебе подарочек - труселя красные революционныя, отличительный знак коммунара продвинутого.
   Выплыло сознанье Учителя из врат просветленья священного. В улыбке уста растянуты - вот как обрадовало сообщение Коммунара Верховного. Улыбка теперь не сойдет с лица счастливого, ничто не сможет омрачить бытие просветленного. И пришла тут мысль основополагающая - а ведь сам Великий основатель течения. Что там дух вещал девяностого уровня? Сейчас какой год на Земле от Исуса рождения, ага, задумались. Правильно. Не родился еще дед Учителя, что учил его по скрижалям мудрости, дошедшим с глубины веков. Припомнилось тут Учителю, что очень уж знакомые они ему сейчас ему кажутся. По его же сканам его же самого и наставничали. Разлилась теплота в сознании, законная гордость от работы выполненной - не пропали знания, с таким трудом добытые. Но от чего же тогда в мире родном не осталось от Коммуны воспоминаниев. Только в странах басурманских в утопических сказаниях сохранились редкие сведения, да в раскопках городов на дальнем берегу теплого Окиян-моря Великого отыскались трактаты по изготовленю аппаратов летательных, очень уж похожих на коммунарсия. Толь виманя, толь еще какой глупостью обозвали паролеты переписчики безграмотные. Да обрезы, бздунами стреляющие, обозваны копьями волшебными, хоть и короткими. Да и само стволов (ну иль что там аборигены себе вместо них там удумали) обрезание было принято повсеместно, как дань божественному Учению. Это что же получается - сам он предок свой, дед сам себе, практологически. Значит - слово его закон для потомков и соплеменников. А закон толкования не требует - есть он, а остальное суета вокруг. Ничего не надо объяснять телепузикам, выполнять они должны написанное. Дисциплина - мать (ну иль инкубатор) цивилизации. Заложить основы так надобно, чтоб разбили голову о Коммуну вороги, наклонить весь мир цивилизованный, да сделать из него коленки волшебныя. Будет править миром Идея Коммунарская, а смотреть будет над всем Зрак Учителев. На каждом углу будет нанесено изображение - вот оно прям в голову просится - пирамида с Оком всевидящим. Рукой Учителя будут ячейки коммунарския. Будут проводить в народ последовательно руководящую роль коммунарского правительства. Нет для всех счастия всеобщего - только для коммунаров, для избранных. Остальные - рабочий скот и мясо пушечное. Но никто не лишится возможности пополнить ряды коммунарския. Для того всего лишь надобно отринуть своё существование скотское, принести себя в жертву Учителю, стать верным идеи продолжателем. Тут и будут ему и труселя цвета положенного и наган определенных размеров по статусу. Верну мысль подсказал дух Верховного - ввести нужно градацию деятелей коммунарского движения. Наган - это знак статусный, а труселя - ранговый. Все зависит от уровня прокаченности. Вот Учитель - труселя красныя, ученики его - голубые с красными цветочками (для коммунарок можно с кружевными оборками и ажурными сеточками, ну там, нитки золотыя со стразами, чтоб приятно смотрелись на шесте во время политинформации) и так далее по цветам различия. Неофитам сойдут белые подштаники с отличительными пятнами желтыми.
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------
   Чтоб воплотить идею коммунополагающую требуется цех одежды пошивочный, да ткани цветныя узорчатые. Где же взять тако сокровище. Ну, да дело поправимое. Прослышал Учитель про крепость манчжурскую, что стоит без спросу на Амур-реке, налогов в коммуну не отчисляючи. Ну и что , что Амур далек от великого озера. Все равно должны покориться окоянныя. Ну и налоги взять с них надобно шелками цвета разного. Что коммунару километров тысяча, когда идея зовет и ткани заветные. Вошел Великий в чум совещательный. Кликнул соратников и давай с ними думу думати, как извести им супостатов привередливых, что не хотят делиться с коммунарами. Поделился с ними откровением о ранге продвинутости на пути коммунарского продвижения. Тут пришла мысля в голову ученику его любимому - а давай, говорит, упростим наше положение. Швейная фабрика что - расход иголок и материалов подручвенных. И машинки нужны и лекала всякие. Машинки ж - это редукторы, передачи всякие, что потребляют много електричства. Нет возможности пустить туда шестеренки всякие, всем известно, что деревянные применять кощунственно. Да еще работницы надобны, что вообще против морали коммунарскоей. А и мало среди коммунаров девушек. Когда в путь пошли, то про это не думали. Идея светлая да Кулакова-мадам были помощники, ну иль товарищ верный пропасть не давал, а тут и свинки пригодилися. Короче так, камрады верныя - видел я в волшебном зеркале, что индийцы всякия наматывают вокруг себя материю, никаких шитьев и разных там примерочных. Сразу виден будет товарища, коль сукном мотнет он голову, да вокруг еще талии.
   Оценил Учитель мысль верную. Как захватим ткани нужныя, так и выдадим товарищам кусок полотна цвкета нужног. Пускай сами фасон формы себе придумывают. Но водном Мудрейший тверд - уж хочется штаны ему малиновыя, золотой бахромой отделанныя, с лампасами изумрудными и колокольцами спереди на поясе серебряными. Чтоб переливались они звоном ласковым при поступи твердой великого. Чтоб издаля слышно было телепузикам о недремлющем оке Премудрого.
   --------------------------------------------------------------------------------------------------
   Да пиджак дивный в серых яблоках, что запомнился по кину, виденному в волшебном ящике. Носил тот пиджак коммунар выдающийся, стулья капиталистическия бритвой резавший. Был в том кине еще персонаж, примечательный, что воевал с тупою военщиной - посредством топора коммунарского крошил мебеля генеральши Поповой с усердием. Так вот для штанов и пиджака с карманами требуется другая технология. Ага, да вот же тюбик клея моментного, что лежит в пакете пластиковом. Пустим, значит его по новому направлению, а не как все для нюхания.
   Так вот, разобрались с фасонами, утвердили цвета ранжирныя. Тут гат Семаргл всю малину и изгадствовал - типа нету пока тканей финтеперстовых, как воевать крепостицу будем-то. Эх, пришлось с эмпирей приятственных опуститься на землю грешную да вырабатывать план компании по захвату логовища супостатного. Во первых решили десант выбросить, чтобы значит элита коммунарская на прыгпалко всех укокошила. Для чего бздунов запас выделяется, да ПШИКов несколько. Там и одного хватило бы, но должны все видеть мощь коммунарскую. Десант же туда отправится на новейшем бомбовозе с паровыми турбинами. Десант сам спрыгнет весь, а бомбовоз еще и польет крепостных защитников веществами всякими химическими. Уничтожить всех, кто не платит налогов коммуне праведной. Да, задумка конечно хорошая, но кто ж самолетом будет-то - жалуются ему соратники. Турбины вроде как смострячили, все чин чинарем, трубы везде, спиртовые емкости. А вот корпус из чего гондобить - нету матерьяла годного.
   - Как так, - нет пределу негодования Великого - Видел лично я в волшебном зеркале, что есть дерево железное, так же хлебное и денежное (да сами видели же, как длбоштоб какой-то из дерева семена на поле закапывал, всю ночь ждал, прозинося заклинания). Значит, есть и алюминиевое дерево. Как раз для самолета годное. Может вот тот дуб и есть оно. Надо спилить и выяснить. Быстро всем за шашкой купоросною, щаз мы его на конус в плоскости разделаем.
   - А с веществами как быть с химическими, что должны ворога привести в состояние трупное? Нет ни хлора едкого, ни пикрина горького. Все то в плане на пятилетку следующую. А ткани сейчас хочется финтеперстовой - давно пора узнать, кто есть кто в коммуне по рангу соответственно. Тут действительно проблема труднорешимая. Наморщил мозг Учитель основательно. Нет без вещества едучего решения плана военного. Самолет он что - орудие вспомогательное, любой боец на прыгпалко его сделает, нужен он только для доставки груза к месту назначения. А, значит, деталь не существенная. Боевое вещество же... Есть, не даром достиг он восемьдесят девятого уровня. Для блага коммуны пожертвуем часть сырья для производства химического, снизим уровень на метр в яме стратегической. А оставшимся в основном лагере повысим норму сдачи, соответственно.
   - Значит так, други верные. План такой военной компании: до Амура отряд на палко добирается, потом в лесу, напротив крепости окапывается, строит землянки глубокия, чтобы, значит, поразить блицкригом неприятеля. Каждый берет с собой бочку железную, в которую помещаем сырье стратегическое. К бочкам тем купоросныя шашки прикручиваем, чтобы в момент атаки на крепость те взорвалися. Потому как продукт сей всегда вниз течет (слышал я в несуществующей стране победившей демократии такую поговорку от угнетаемых черных товарищей), то ни один вражина нигде не спрячется. После победы исторической собираем ткани и предметы разные. Все сгодится в коммунарском хозяйствии. Апосля отчет напишитя, кто и сколько патронов выпустил (все ж учет всегда надобен, как завещал великий дедушка), тканей сколько и каких, предметов пользительных. Да про боевое применение сырья стратегического не забудьте помянуть - продукт дифицитнейший. Что, топлива для отряда прыгпалочного? Пусть дым от БЗДУНов нюхают, нечего переводить авиационное топливо. Скипидару вот могу выделить, чтоб скакалось бодрей в бой воинам. Разработав план военной компании, решил Великий навести ревизию складу оружейному, посмотреть, как набивают барабаны сменныя грибным порохом для похода великого. Поглядел - глаз радуется проворству рук банчил и их помощников. Бах - засыпается в гнездо мерка бороха, бух - забито пыжом отверстие, блямс - втыкается шарик чугуневывый. Ловкость рук - никакого мошенничества. Любовался учитель работою - век смотрел бы, нет в том устали. Руки так и просят повторить мастеров движения. Зацепил рукой случайно керосиновую лампу с фитилем асбестовым. Пыххххх.
   Потом жители местныя рассказывали, как поднялась туча дыма белого над селением пришельцев удивительных, три подряд месяца раздавался хохот да скакали в том дыму демоны. Посшибали с деревов все веточки - стоят стволы голые и обугленныя.
   ---------------------------------------------------------------------------------------------------
   Ой, вы гей еси, коммунары честныя, продолжу сказ я про дела великия, дела великия, мхом летов покрытыя. Воспою славу Великому Учителю, что ведет коммунаров к раю земному врагам на поругание. Укажу пути вехи поворотныя, разложу как есть учение мудрое по полочкам... ну иль баночкам (какая сволочь тут пыталась сказать 'для анализов' - сто прыжков тому будет с самолета отмеряно на учебной деревянной прыгпалочко) - это кому как нравится.
   В общем, случился пых небольшой в складе с оружием. Малый пых, но с большииими последствиями. Непригодно стало место пребывания склада на месте этой оказии. Потому как кто не войдет в тот склад - все пропал человек на день-деньской. Корчит смех его, и ноги в пляс пускаются, ну, прям никакого полезного действия. Протер глаза Учитель и решил, что место это теперь священное, будет тут его думательная комната для принятия важных решениев. Отчего он так решил, а вот послушайте.
   Пых пошел, воскурился дым спиралями. Полетели резко собаки зеленыя, и открылося Великому, что сидеть на поляне посередь тайги не полезно для обчества. После захвата рынка с тканями удержать нужно место то удобное. Потому как место то было центром торговых путей пересечение. Как удержать? Да посадить там своего товарища проверенного на управление. Наилучший способ: женить местного правителя на коммунарке пламенной. Тогда никуда правитель ужо не денется. Через правителя и все население будет у коммунаров в подчинении. Кто не проникнется идеями блага коммунарского обчества - того в цепи на рудники для принудительного исправления да добычи ископаемых пользительных (ну и надо ж для нарождающейся химпромышленности увеличить поставки сырья драгоценного). Детей всех в коммунарские воспитанники. Сами отсеются и выберутся достойнейшие. Сильно местное духовенство? Это вопрос тоже решаемый. Падки культа служители до самоцветных камней, отсюда и все действие. Сколь хошь теперь добра этого после пыха великого, да бесчисленного произнесения заклинания. Вот такие вот интриги политическия открылись Мудрейшему в месте, волшебства полного. От того решил оградить сие место титан мысли от общего посещения. Только избранные будут ход иметь туда для того, чтоб посидеть вместе с Учителем, подумати, воскурить его мудерости.
   План готов, готовы и коммунары проворные (зря чтоль три месяца дым стоял, от взоров шпионов вражьих закрвал приготовления). Двинулся корпус в экспедицию праведную, за тканями статусными, за утверждением порядка всемирного. Пущены в ход все средства летательные, что успели на коленках выправить. Движители изготовлены многопедальныя, загружены бочки с веществами отравляющими. Впереди Учитель на лихом Ш-2, всего два человека экипаж - Великий да пилот его, ну и пять недочеловек в тайге захваченных на педалях надрываются. Зарабатывают, так сказать, права гражданския.
   Долог путь до поселения еретического, но не страшно коммунара расстояния, подвластно им укрощение потока временного. Ибо что быть может проще времени. Пых - вот портал в эпохи разныя, похмелился - день прошел, весь приключениев исполненный. Так и тут засбоила вдруг турбина на самом большом самолете, из дуба мореного построенного. Вроде все пыхтят, валы все крутятся, ан не хочет самолет предаться ускорению. Делать что, ремонтировать надобно. Да не выйти пилотам, все проходы десантниками, время укрощающими, завалены. Шлют они депешу Великому. Спаси и сохрани нас, не оставь в своей мудрости, раскрути винт турбиничный, придай самолету ускорение. Учитель, как вождь народа истинный, внял гласу дятла искровой рации, что искрами своими на седушку проскакивала. Вмиг на прыгпалко с флагмана выскочил и понесся на выручку. Как, вы спросите недостойные, смог великий по воздуху на прыгпалко двигаться. А отвечу я - нехрен спать, когда боян былины поет правдивыя. Ай не помнитя, что про путешествие на воздушном острове сказывал. Да и сам не помню, только стал скакать Учитель по верхушкам дубов словно белочка, что приходит к чересчур упертым времяуправителям, ну, тем, что сокращают день с утра до вечера методом опохмелия. Ну иль Тарзан, ежли кто в сортире видел книжку ампериалистическу на гвоздике. Доскакал, короче, он до ераплана отставшего, заскочил на крыло и давай винт раскручивать. Ан не крутится деревяшка противная. Достал тогда великий трубочку, пыхнул травкой успокоительной, что растет около сборника сырья стратегического в изобилии (а сказать надобно, что трава та прояснению ума способствует, обострению зрения пронзительного, различению цветов зелени на собаках в небеси пролетающих). Тут и узрел он причину поломки в корне, так сказать, идеологическом. Саботажник какой-то, наверняка из унтерменшей для работы призванный, смазку не вложил на ось стальную, строго по канонам яс сделанную. Куда ни глянь - везде происки капитализьму проклятого, все навредить народу хотят праведному. Делать нечего, надо ось смазывать. Поднатужился и выдал смазки достаточно, жидковатой, но в самый раз пойдет. Закрутился винт тут словно бешаный, самолет ажно развернуло вокруг оси - такой мощь турбина выдала. Понесся самолет с ускорением, вмиг догнал и перегнал, как положено. Ведь как не перегнать, когда сам Великий на борту (сам знаю, что на крыле, будешь перебивать, получишь гуслями по еб... получишь, короче) находится, своею рукой творит ремонт механический. Так и летели оне - впереди самый большой самолет с Учителем (эк прижало его к крылу воздухом потоками, помните, как ускоглазый Жека Чан в трубе аеродинамической с супостатом силой мерялся), за ним вся эскадрилия. Вот летят они таким образом час и еще минуты три - показалось то селение, где купчины пронырливые норовят торговать контрафактом в обход законов коммуны Учителя. Непорядок это, закона торжество надобно, сурового, коммунарского. Все должно быть общее на благо опчества. Ты идешь себе мимо, видишь я траву курю мозгопрочистительную, вот и проходи себе, ибо наган мой быстрей твоего нравоучения.
   Полетели бонбы с веществами отравляющие, посыпались с неба молодые деснтники. Все как положено сделали - на самую большую площадь селения поскидали бонбы опасныя, в лужи от этих бонб десантники вляпались. Брызгами все дома окрестные забрызгали. Вонь тут пошла глазедучая. Деснтники по селению скачут все в веществах отравляющих. Не стерпели тут телепузики, мимо зрака Учителя торгующие, разбежались с неимоверной скоростью. А те, кто не смог забились в конвульсиях - до того сильна сила веществ отравляющих. Так без сил напряжения было занято городище поганое, кое стало теперь праведным. Потому как встал где коммунар - там правда есть. А откуда ушел, там дух ее неистребляемый. Вот вы спросите - как же на коммунар не подействовали вещества едучие. Отвечаю - не действует никакая зараза на праведников. Не липнет, понимаешь, зараза к ним.
   Теперь об интересном самом - о трофеях. Захвачены были склады с тканями. Лица возраста реподуктивного: женщин три десятка, да свиней стадо здоровое. Это вызвало большое воодушевление (уж больно редки были к отрядным свинкам увольнительные. Три всего, а одна для командного состава забронирована. Коммунарки же, как истинные адепты Учения Великого, только ему предназначены). Так же всякого инструмента сельскохозяйственного превиликое множество: три мотыги, молоток, вилы деревянные. Телеги решено было сжечь как еретические, потому как не было в них деталей металлических. Ну и самое главное - нашли таки куда сбежали жители, окружили и заставили выйти к центральной площади. Там, конечно, провели беседу воспитательную, расписали светлое будущее. Расстреляли пару недовольных и не сознательных, а остальных в большом сарае заперли. Будет теперь новая сила рабочая. Спешно возвести здесь коленки волшебные надобно. Храм местного божка как раз подойдет под производственное помещение.
   Тут с небес самолет спустился с Учителем, попрыгал по колдобинам, смог наконец Великий оторвать лицо от оси турбины и осмотреть содеянное. Стал он кликать свое воинство, что одолело врага хитромудрого. Собралось племя младое пылкое. Все в гов... в поту и азарте боевом, все похожи на Учителя в молодости. Произнес Великий речь пламенную про падение капитализьма проклятого, про недопустимость разбазаривания достояния народного (какая падла трудовые ресурсы расстреляла - всю оставшуюся жизнь говно ведрами черпать на благо опчества!!!). И пошел осматривать земли освобожденные. На склад зашел с товарами, прикинул на себя отрез красной материи (а ну кыш, не положено вам по статусу). Через два часа пошел дальше. Он и дальше бы слушал замечания критические своих сотоварищей (как велик Учитель, как замечательно он весь в красном, а лучше бы в черном с белыми обывками), но у чет везде навести надобно. Вот видит дом с эмблемою. На эмблеме той змея рюмку обвила и лакает налитое. Ага, шинок, аднака, местный. На крыльце сидит мужик, байки сказывает, а рядом парнишонка с лицом, печатью интеллекта не отмеченным. Но борзо стилусом по бересте двигает, вроде как за мужичком байки записывает.
   - Кто такой, чего записываешь.
   - Фрязин я, за великим мудрецом слова записываю, свои комментарии привожу. Останется мое имя в истории.
   - Что за мудрец, может я слыхал. Шибко образован я во всех направлениях.
   - Нахпошёл, зовут многомудрого. Все говорят, что его хер знает все. Потрешь его - приобщишься к великому знанию. - Да, слыхал о таком всезнающем и об инструменте его мудрости. Ну да у меня самого яйцо мудрое есть, - сказал Учитель, артефактом в кармане штанов поигрывая, - А давай и я наведу комментарии, много расскажу чего. Приобщу тебя к Великой идее коммунаровой. Будешь ты не только хер тереть с знанием, но и яйцом играть мудрости.
   - Хорошо, Великий, будь по-твоему. Но не взыщи строго, коль потру я твои комментарии, кои оскорбят чуства мои нежные.
   Отстранил почти с нежностью под зад ногой Фрязина (аааа, Великий прикоснулся ко мне - пометка на полях найденной бересты) и вошел в заведение питейное. Хм, какое-то оно странное. Шкафы с книжками, скелеты в шкафах (видать задолжавшие посетители). Напитки в банках на каких-то органах настроены. И сидят там оба-трое, нипочем не угадаете - АД-сказитель, Док-ага и байки их внимательно слушает молодой Шпыркович-бей, Хм, и ханум в розовой паранже с зайчиками танцует под Дебаучери. Дежа-вю, аднака, побежала - белка такая мэйдинчайновская. Как здесь оказались. 'Стреляли', - говорят. И разговоры ведут об умертвиях, о способах их поражения. Ну, тут Учителю и равных нет. Раскрыл он закрома своей мудрости, что еще сканами волшебными подпитана. Излил он мысли праведные на устройство мира апокалептического, рассказал о всеобщем благе на прахе мира павшего. Об оружье поведал всепоражающем (а чего таить, все равно не сделают, телепузики, так что пусть восхитятся силой коммунарскою), об факторах поражения организьму человечского всякими поражающими факторами. Тут Шпыркович-бей слово вставить пытался супротивное. Но осадил его Великий с негодованием:
   -Замолчи, шарлатан ярмарочный. Много понимаешь ты в науке врачевания? Только с знанием моим врачевание наукой прозываться начало, а до этого - все блуждание слепого в темной комнате в попытке найти четок, которго там нет. Впечатлился бей словами Многомудрого, стал просить припасть к истокам великой мудрости. Стал обещать прилюдно отречься от Круза-колдуна проклятого и его идей еретических про оружье и зомбей всепоедающих. Как услышал Учитель имя колдуна проклятого, испариной покрылось чело солнцеликое, в животе что-то булькнуло, и вдруг резко вспомнил он, что смазка на оси турбины самолета бомбовозного заканчивается. И со всей поспешностью оставил сие заведение порочное со словами: 'ни ногой больше в этот рассадник гомосятины'.
   ---------------------------------------------------------------------------------------------------
   Ну что, чадушки, соскучились по байкам дядюшки Филина, щааз будет вам веселие, а то смотрю, совсем закручинились. На чем там, в прошлый раз остановился-то? Где-то здесь была шкурка заветная, из библиотеки коммунарской спи..., старинная скрижаль, короче-то. Ага. Вышли во чисто поле добры молодцы, и 'Ебтвоюмать' крикнули молодецким покриком... Не, это внучкова сказка, на ночь читаемая... А, вот.
   Покинул, значит, заведение еретическое, которое с корнем надо выкорчевывать, и пошел на поле к ерапланам наводить комиссию. Зрит - совсем обалдело местное население. Никакого почтения к освободителям: самолеты таскают по полю лениво так, крылья и хвосты не почищены. Всклокотала в нем гневность праведная, пришлось-таки присесть на ближайшую бочку, с виду опустевшую. Раздалась по телу нега от облегчения. Дабы усилить ощущения, достал Учитель трубку, синим грибком набитую, да силой мысли искры высек поджигающие. Задымила трубка волшебная. Потянуло дымком приятственным. Только что-то встревожило Великого. Хм, штаны красные с лампасами бахромчатыми скинуть вроде успел, подол кафтана шитого подобрал аднака. Откуда ж тогда паленым несет, оскверняет думы заветные. Внезапно понял, от чего дискомфортным ему кажется сие занятие - попали искры волшебные в бочку из-под топлива, и сидит теперь он над бушующим пламенем. Что ж, с думами надо заканчивать. И с песнями-плясками, да прибаутками заковыристыми прошествовал Учитель к реке для омовения, ногами в спущенных штанах путаясь, вспоминая словом отеческим ласковым летунов, что транжирят попусту топливо.
   Впечатлились жители местные огненными фокусами Великого, узрели, как переплыл несколько раз реку не останавливаясь, как на берегу засияли на нем красные штаны с бахромистыми лампасами - так и пали ниц, признавая своим повелителем. Ползком отделился от толпы старикашка меленький и затараторил у ног Многомудрого, что прозрели местные жители. Как увидели подвиги великие, поняли - не оккупанты это проклятые, а истинные герои и спасители. Только истинные герои могут летать на дыханье дракона огненного, только Самый Великий Герой может исторгать дымы спереди а пламя с отверстия заднего, да собирать то пламя в емкости чтоб поить летучих птиц героевых. Много лет их город торговый мучил податями Император злокозненный, заставлял продавать ему товары по цене заниженной, организовав здесь ярмарку и базы оптовые - короче, угнетатель, каких свет не видывал. Мы теперь преданы Повелителю, все расскажем о сатрапе пакостном. А еще он называл Великого Повелителя (три удар лбом в пыль перед тапками Многомудрого, о, не вели казнить за слова пакостные) земляным червем цветом желтого!!!!!
   Вот она, обида кровная. Не за себя, за дело праведное. Его, коммунара семьдесят девятого уровня обозвать земляным червем цвета желтого. Даже не красного, не красиво ведь. Видано где, что черви на прыгпалко прыгают, создают обчество идеальное. Все, враг, короче, это мерзостный. Подлежит тотальному уничтожению. Все имущество его надлежит приватизации для дальнейшего процветания коммунарских идей праведных. Все коммунары на войну заточены, каждый сам по себе оружие опасное. И стреляет с пояса из обреза правильно и компонент для оружия химического. Но мало коммунаров праведных. Надо еще и лагерь содержать в лесу как базу опорную. Молодое поколение подрасти не успеет - сомнут проклятые. Думать надо накрепко, как извести врага подлого. На всех не напасешься оружья химического, хоть населения еще городского добавилось для пополнения сырья стратегического (не забыть записать в планы развития установить для города нормы выработки).
   А низкорожденный тем временем все дальше балакает, что, мол, для повелителя есть у них и жена подходящая (свечная лавка да поле помидорное, чем не богатое приданое), соберут жители на свадебку триста лян серебра звонкого, что хотели налогами Императору везти, да теперь фиг ему, пакостному. А Повелитель не оставит уж городок в своей милости, разрешит местному самоупарвлению реквизировать товары имперские, да продать их соседям - все для блага Правителя, все для героев пламенных (вот как впечатлились они огнем пыхания при думах Великого).
   А еще говорит, что стоит неподалеку обоз богатый купеческий, что шел на ярмарку местную да встал, увидев деревянных птиц летания и унюхав запах оружья незнакомого. Побоялись купчишки жалкие идти в город с малою охраною. Миллион всего охранников - скупердяи пожидились набрать охрану полную. А товаров тьма, да все полезные. С юга караван везет травы знатныя, что несут улетныя картинки при использовании...
   Призадумался Великий над этой информацией. Не положено никому, акромя коммунарского обчества, иметь травы для просветления. Понял он, что за траву везут барыги ускоглазые. Трава та хуже конечно же гриба синего национального, но с нее началось его перерождение, понимание основ Великого Равенства. А ежели ту траву в пургене вымочить, то полет ощущается еще и физически. Срочно надо измысливать, как изъять у демонов неположенное. Почесал в затылке задумчиво, сунул руку в карман покатать Яйцо Великой Мудрости, да присел на бочку соседнюю, забыв про рану свежую, в боях за справедливость полученную. И-аааааа! От крика звонкого полопались горшки на окнах цветочныя. О! Вот оно озарение. Звуковая волна резонансная, что взорвет головешки неверныя, разорвет сосуды кровеносныя, не повредив при этом товары и имущество. Велик ум Многомудрого, все мгновенно просчитал технически. Всего ничего и надобно - прыгпалко верная да пара бочек с под топлива - вот и бомба резонансно ударная. Скинуть бомбу ту в противника скопление: скаканет один раз - бочки меж собой стукнутся, да по головам еще раз по тупым вражеским. Как пойдет тут гул от бочек с головушками, так возникнет резонанс не хуже ядерного. Смерть врагам - слава коммунарскому гению. Но вопрос тут встает не последний по рангу значения - куда девать столько трупов свежесделанных. Нет, конечно можно что-то в тайгу увесть да в мерзлоту прикопать для длительного сохранения (на котлеты скрутить там потом, пельмени всякия...)
   Тут предстал пред очи Великого настоятель храма местного. В желтый балахон с человечьей кожи разодетый весь (что, отчего цвета желтого - дык кто ж видел китаезов красными, красные - то у индейцев жрецы, что, почему у нас попы в черном все, почем знаю я, може им рясы шьют в Африке), в руках свиток держит маленький.
   - Я говорит, епископ местного ордена. Потому как ты Герой Великий есть, то передаю тебе всю мудрость храма нашего на благо великого опчества.
   - Маловато что-то мудрости. - Не смотри на размер, Повелитель. Есть тут тонкость мудростью владения. Сделан свиток с кожи пенисов священного буйвола и рабов храма, живших в нем многие столетия. При должном умении и нежном обращении увеличивается тот свиток до размеров бревна огромного...
   Вот оно вопроса решение, у всех трупов снять шкуру с писек отрубленных, а с того пергаменту сделать книгу - вместилище коммунарского знания. Поставить секретарш с руками умелыми, чтоб вносили мысли Учителя мудрыя (нет, у меня шкурка не стой книги оторвана, охальники, это шкура нерпы северной, что водилась у дома деда Великого, когда тот вечерами читал Учителю свои наставления, плавала та нерпа и на подкорку записывала). Но сначала надо соорудить бомбу резонансную, да провесть ее испытания.
   Дело со словом у коммунаров не расходится. Сказали 'блядь' - так и выйдет все. Для усиления эффекту резонансного было решено три палки скрепить связкою. Как не печалился ученик любимый по полосатой палке своей, а пришлось отдать ее на дело общее. Тоже, видать, восхотел блокнотик с пергаменту. Три пять бочек прикрепили по периметру, упрочнили штоки пружинные. Лично Великий сел в кабину самолета быстрого - секретное оружие сам спытать должон. Заскрипели турбины паровые, задымили трубы черныя. Упали ниц горожане в ужасе. Разбежался самолет, подпрыгнул пять раз на кочках поля взлетного и полетел в сторону врага лютого. Час летит, второй, вот ужо и смеркается. Нет врагов, не видать каравана имперского. Что за бред наплели горожане подлыя. Не иначе Круз-колдун наслал проклятие.
   Тут потемнело вокруг небо чистое, разгулялись вокруг молнии, пелена окутала самолет вокруг. В пелене той возникла пленка зеркальная, что стеной встала перед кабиною. Пролетел самолет сквозь это препятствие и исчез. Но не конец то нашей истории. А всего лишь часть ее.
   -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   Пронеслось серебряное зеркало, не успел Учитель глазом моргнуть. Глядь, а внизу пески бескрайние, жаром незнакомое солнышко пыхнуло, просел самолет стремительный в полете своем умопомрачительном. Зашлись турбины в визге истерическом, перемежаемом скрипом зубовноскрежетным (а ну как, нет смазчика верховными жидкостями). Короче, еб...приземлился аппарат летательный, принужденно в атмосфере разреженной. Куча песка вздымлилась, отлетели лыжи самокатныя. Начал аппарат разваливаться, но Учитель всех живей, прыгпалко-спасительница - выскочил из обломков во всеоружии, даже бонбу спас крякающую. Твою мать итить, куда попал - неведомо. Летел врага бить лютого, а занесен колдовством Круза проклятого на земли неведомы. Не пристало унывать, но надо оценить обстакановка окружающе. Цел четок чудодейственный, мешочек с грибом священнодейственным, обрез, наган, да пули чугуниевы. Так, ага, бонба с веществами едучими, что настроена на крики умирающих. Тьфу, бля, палка полосатая... Хотя, в определенных условиях способна прокормить на дороге страждущего. Чиркнул спичкой Великий, трубку воспаляя в задумчивости (тьфу трижды на усатого, да не приснитсяон правоверному коммунару по середь ночи Берия). Джа, по небеси летит сарай с крылышками и падает не делече от места крушения.Выскакивают с того сарая пара низкорожденных и выть начинают, но слышны словеса человечьи:
   - Мама, херали, да хуля, да пальта нет, да похмелицо дай.
   Не, понял, сперва мыслил Великий , - я толь по-басурмански разуметь могу?
   - Ку, нифига, Учитель, родной, - ты думал, наша есть твоя понимай. Все то моцк твой проецирует, а мы лишь умственно обчаемся. Чатл давай.... Ой, нахбля......
   Встал Мудрейший в свой рост гигантский в метр метричский. Как узрели низкорожденные штаны пурпурныя бархотныя, золотой бахромой в лампасах сделанные, так и стали на метр ниже песка кланяться. Подполз один из них и коробкой тыкаеть - типа как так, огонек цвета желтого, а штаны красныя?
   Тут и было им щастие, презрел Великий их своим вниманием. Поведал про уровень своей прокаченности, да призвал низкорожденных к повиновению. Поведали те, что сарай с крылышками - пепелац, по древним технологиям сделанный. В основе своей платформу имеючи, передвигается с помощью гравицаппы волшебноей. Что такое, не знают аборигены темныя, но херачит быстро по над землей пепелац тот. Земли те зовуться Плюком, в Тентуре находются. Где Земля - слухом не слыхивал. Про Смерти Звезду все наслышаны, крыша то ПЖ местного, коему поставляют концентраты гороховыя, чтобы выхлоп последний был полновесной силою. А узрели они в песках путешественника, на обломках органики восседающего, за немыслимый выброс энергии, от кэцэ произведенного. Ну и запах священного вещества их не оставил в сомнении. Решили чатлов срубить по легкому, распевая песенки, что в прошлый раз у неких иноплатеян выучили. Вроде новшество в планетарном масштабе шовупизнесу (че такое сам не ведаю, все то словеса инопланетныя, нам коммунарам простым непонятныя), вроде денежно.
   Оглядел Учитель место катастрофы зраком рачительным, отметил крепость коммунарской конструкции. Но делать что, надо искать выхода из ситуации. И чего лебезят, низкорожденные. Ха, понятна факта история. Трубка им нравицо коммунара 89 уровня. Надо чаще забивать да пыхать в рожи им - будет тогда во всем согласие. Так, подожди. Планета-то чужеродная, какие-то чатлы козлы требуют. Разобраться надо со все закона коммунарского строгостью. Проверить на тестах аборигенов низкорожденных. Вдруг тут закона коммунарского вмешательстов надобно. Да и бонба вона крякаящая вся цела осталась, даже к палко полосатой прыгающей привязана.
   - Ты, низкорожденный, че там бормочешь, коробкой в меня тыкая?
   - Пацак низкорожденный, вот славу штанов твоих, спасибо, что презрел великого чатланина...
   - Чаво? Кто такой, покажи штаны свои. Так и видно, цветом коричнивые с заду-переду.
   - Ой, не вели казнить, позволь словеса молвить достойныя...
   Короче, не мытьем, так катаньем, получил Великий информацию о своем местоположении. Плюк-планета, гнусом пораженная, воды нет, полезных ископаемых нет. Одни потомки недочеловеков, испытания коммунаров не прошедшия. Спускается иногда к ним шатл со Звезды Коммунаровой, дабы насладиться муками и принять последние выдохи. Женщины - не, такого существа не слышали. Да, бывает биороботы спрашивают, но все больше к фермам устремляются. Фермы какие, известно - святые жены то ПЖ, завезены во времена незапамятны с планеты Грязь именуемой. Генетика у них чистая, питаются только Плюка жителями, на эцих навечно осужденными.
   Призадумался Великий, обобщая поток информации, стал концы сводить с концами и делать выводы. Повелел грузить бонбу квакающую в сарай летучий с аккуратностью, да самолет, слегка посадкой поврежденный, разложить по частям по ящикам - не гоже бросать достояние обчественное, с превиликим старанием наколенко сделанное. Дал указание везти к местному ПЖ. Нужно таки провести инспекцию на предмет выполнения Коммунарской Хартии.
   Постенали недолюди горестно, что недостанется ни пыхнуть из трубки, ни кэце волшебное, да делать нечего. Раз малиновы штаны велять - весь искукукайся, извернись, а прояви уважение. Пока грузили в пепелац народное достояние, глядь, еще сарай летит, с мигалкою. Приземлился с шумом и пылями. Вылазит из него образина, лампочками увешанная и с нахальным видом верещать собирается. Ниц попадали носители штанов коричневых. Шепчут с земли Мудрейшему, чтоб покланился он в пояс уроду люминисцентному, потому как представитель власти то, эцилоп могущественный. Но не таков Учитель, коммунарами признаный. Не в первой ему сражаться с государевыми опричниками. Еще в деревне своей у деда в тайге сидючи демонстративно плевал он в пыль, когда речи слышал со съездов крохоборческих по местному радиву. Расправил плечи могутные, взор горит гневом праведным, а рука сама к нагану тянется. Коммунар - закон, кто против - труп. Эцилоп же, видя такое неповиновение, стал доставать какую-то штуковину. 'Трансклюкатор - оружие страшное', - прошептали ему ниц упавшие. Ну раз так, получи враг кару заслуженную. ПШиКа очередь, БЗДУнов посвисты. Как рассеялся кумар, поднятый грибным порохом - ничего не осталось от телеги эцилопа проклятого. Сам эцилоп в штанах прожженых и побитыми лампочками побежал в пустыню за бархан прятаться.
   Тут и было низкорожденным веселие, признали они торжество морали коммунаровой. Подхватили в порыве страсти Учителя на руки да понесли в пепелац со всевозможным почитание. Да не представительского классу пепелац тот был, не карета ампиратора, с коей дамы выходют, не попортив прически модныя. Низок проход в телегу был, ударился Великийчелом о притолоку. И было тут ему просветление. Опять посетил его Великий коммунар божественный. Похвалил за сбережение обчественного имущества, повелел скорей завершить дела все тут скорбныя и лететь в общину родимую. Стонут члены коммуны осиротевшия. Зима на носу, а еды мало запасено. Да город надо кормить новозахваченный, да и еще много чего сделать надобно.
   Раскрыл Учитель очи ясныя, глядь, жрут низкорожденные чего-то без его дозволения. Непорядок. Посерчал, что культ из еды делают. Сам все съел и спросил - че за гадость такую ел сейчас. Открылась такая история: эти двое, ущербной моралью порченные, отломили кусок крыла от самолета Великого, в синтезатор пепелаца сунули, а тот им хлеб да кашу с того выцедил. Даже гнев погас тут у Мудрейшего. Поражен он мыселью был неожиданной. Как так, ведь в тайге дубов немеряно, а комунары на полях горбатятся, все руки постирали плетками, заставля ленивых аборигенов выращивать овощи. Да еще корми дармоедов тех, да еще и девки у них тощие. И профсоюзный босс мира подводного обленился весь, осетров зажимаючи, и поляна с грибами (так отставить на святое кощунствовать)... Ведь помнил же, что из чурок спирт идет с дерева. А чем хлеб плох в таком случае. С него тоже спирт добывают - знают все. Дятел дуб клюет всю жисть и радуется, потому как еды у него предостаточно. Нет забот про еду - довольны все, до небес взлятят потенциалы творческие. А отходы опять же брекетировать можно же. Расспросил он неполноценных ласково, в чем процесс состоит сего действия, пять раз пнул всего по рожам наглым, дабы узнать технологическия подробности.
   Ну да долго, аль коротко, прилетел пепелац в поселение главное. Сразу видно - гнездо непотребства всякого, никаких тебе коммунарских Заповедей на стенах не написано, нигде нет портрета Учителя. Занимаются все непонятно чем, ни у кого наганов нет (да откуда быть - отребье разное, Учение великое принять не смогшее). Недочеловеки сразу объяснять начали, что для входа чатлы требуются. Но нет таких терминалов, что не прошли бы комми. Чугунева пуля с нагана чудеса делает - открылись ворота с поспешностью, а из будки оператора ценным сырьем пованивает. Прошествовал Учитель степенно сквозь врата в город развратников, кои устои забыли, дедами завещанные. Патруль эцилопов прибежал, отозвавшись на стенания привратника. Но, узрев штаны с золотыми лампасами, сделали вид, что просто прогуливаются. Чуют, твари, кто тут настоящий закон - закон подлинный.
   Восхотелось Мудрейшему посетить ряды торговыя, разузнать обстаконовку в поселении, да решить - глубока ли скверна здесь, не пройтись ли святым очищением. Вот палатки стоят купеческие, сидят там алименты антинародныя, да лабуду всякую народу впаривают. Слыхано ль дело, за тапки резиновыя много тыщ чатлов местных спрашивают. Вот коммунар - дитя природное. Иль в лаптях иль в сапогах сафьяновых. Никогда не наденет тапки мерзкия, не знамо с чего сделанные. Вот в поход, например ты отправишься, а застигнет тебя беда неминучая. Отрезан будешь от баз вещественных. Что поможет тебе - сухпаек? Вранье. Обувь верная. Костерок с лаптей налаживай (а по мысли последней Великого и частично в порошок сотри, дабы хлебы соорудить и пряники). С онучей силок делай ловительный. Портяночкой опять же лицо прикрой - все комары разлетятся от запахаю Про сапог не говорю ужо - и суп из него и жаркое деется. В обчем, тапки не коммунарская обувка, а обман правителями трудящихся. Так, разобрался Мудрейший с обувками, что тут продается из платья носильного? И тут обман и скверна ампериалистическая. Ни паранжи тебе розовой с зайчиками, что ласкает так взор коммунаровый, ни куртки кожаной. А все какие-то лохмотья с веревочек - савсем обнаглели на економии матерьялов мироеды проклятыя. А еще узрел он коррупцию - торгуют штанами разноцветными. Да развеж можно торговать постами коммунарскими, их кровью и потом рабов зарабатывать надобно. (Не таких рабов, как все тут неправильно подумали. Так сокращенно принято у коммунаров называть телепузиков, недостойных коммунарского звания. Работают они не за идею, а за пищу, потому и зовутся рабами своего тупого желания.)
   Вот еще палатка. И тут непотребство всякое - продаются священныя животные, да не натуральные, а резиновые. Вот так вырождается награда высшая. Из Великой становится дутою. Делать нечего, взял себе десяток за пару спичек всего - уликой будут на суде ПЖ презренного.
   Подскочил тут к Великому мужичек один с бутылкою. Предлагает испить жидкости, что доставляет радости организьму всякому. Ну и деньги за это требует, мол без денег нет полного удовлетворения. Пыхнул на него Учитель с трубочки, тот сам все отдал от такого обалдения. Пригубил стаканчик путешественник, и тут терпенье его лопнуло. Видано ль дело - за воду деньги просят, охальники. Как правительство прям ненавистное. Отоварил продовца той бутылкою и направил стопы в кабинеты представительския. Удалась инспекция Великому, обнаружил он скверну пакостную. Хоть и недочеловеки тут все, но ведь были в яслях коммунаровых. Как посмели так выродиться.
   Вот и жилище вождя местного. У ворот стоят сыкьюрики. Че то значит, не ведаю, но лбы здоровенныя. Охраняют, значит, покой руководителя. Опять же непорядок: открыта дорога должна быть к телу Вождя мудрого, дабы не трудил он ног, бегая и раздавая указания. Как увидели те сыкьюрики штаны Великого Учителя, так подломились у них суставы коленные. Таких штанов нет даже у ПЖ местного. И у крыши его, лорда Шлема темного, тоже нет - потому как ранги у них низкие. Но вход все равно загораживают, мол занят ПЖ, записывайтесь на прием загодя. Закон суров, но это закон. Два нагана выстрела - два рикошета от лбов пуль чугуниевых. Сыкьюрики в нирвану отправлены, а Учитель - закона воплощение - дальше идет не останавливаяь. Коммунар - закон, за вранье - смерть. Что может быть важнее визита Великого.
   За дверью же открылась картина странная - яма, водой наполненная, сидят в ней два мужика и звеят друг у друга бубенчиками. Нет не по мошне друг друга стукают, как вы тут комментируете. А всего лишь колокольчиками, в ноздрях закрепленными. Как увидали Учителья, не потонули чуть. Развыступались - кто впустил, да кто такой. Ни на штаны не глядят ни на амуницию. Снизошел Великий до объяснения - мол инспекция, аль бахрому на штанах не видите. А те в ответ - какой такой кошелек, тьфу, инспекция, аль не видишь мы государственными делами занимаемся. Звуками колокольчиков поверяем гармонию мира окружающего, а всякие варвары в штанах цвета неопределнного ходют тут, отвлекают безмерянно. Раз ты крут аж до 89 степени, то делом докажи свои притязания. А штаны мол у тебя потдельныя, сами на базаре такие за чатл купить могут все. Видишь, мол, вон пузырь с последним нашим выхлопом. Всем доказывает правоту нашу и величие. Как надуешь больше его объема ты, то поверим, что легендарный Основатель ты и Учитель одновременно в одном обличии.
   Понял хитрый замысел Учитель телепузиков - сами те вдвоем выхлоп делали, да еще нажравшись гороху синтетического. Умалить они хотят достоинство Великого, не в одном бою с ... кто сказал с пивом и рыбою... замеченное. Ну погодите же, не знаете вы возможности Вождя Великого. Отхлебнул с четка, пыхнул трубочкой, приспустил штаны статусныя и как дунул в пузырь подставленный, что превзошел по объему раза в три предыдущее достяжение. И еще раз дунул Великий в тот пузырь, вымело мужиков с ямы с водами. Сопли, слюни, слезы у них выступили, лица налились малиновым. В третий дунул раз Учитель могущественно - разорвало тот пузырь к ебеням качественно, отлетели куски штукатурки от стен кабинета начальственного да ударили в генератор електрический (даже здесь все неправильно у телепузиков, не по коммунарски енергия добывается). Заблистали вокруг молнии, разлилося серебряное покрывало зеркалом и накрыло опять Учителя. Слышит голос он почтительный, проснись, мол, Вождь, пугаешь ты громкими народ звуками, думают вельми гневаешься. Приоткрыл Великий очи мудрыя - вот чудеса, опять он на аеродроме в городе захваченном. Присел погадить на бочку с под топлива, да закемарил на теплом солнышке. А все же есть польза от сна на свежем воздухе. Раскрыл он секрет диетического питания, будет щастье всем, пока есть хоть одно дерево.
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Эванс "Фаворит(ка) отбора"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"