Gaetane Krol: другие произведения.

Очки доктора Антониуса

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая глава

  Прошло несколько месяцев. Девушки обжились в Дамском Доме, Эль даже заявила, что он ей начал надоедать, и теперь грозилась сбежать к Эмме, однако ее останавливал его вечный холостяцкий беспорядок. Окся же, наоборот, старалась приходить к Даниэлю как можно реже, к некоторому недовольству Ээээ, все порывавшейся рассказать ей какую-нибудь сказку о жизни мэтра.
  Погода не менялась, разве что по ночам стало теплей, к вящему удовольствию девушек, повадившихся купаться в канале. Мина даже Красные Глаза плавать научила. Иногда к их компании присоединялся Брюн. А Дан сидел на берегу и ворчал, что он, мол, конечно, медведь, но все же не белый.
  В саду у Даниэля по-прежнему цвела сирень, а вот амарры стали приобретать голубоватый оттенок.
  - Так всегда бывает летом, - объяснил Даниэль удивившейся Оксе. - К празднику Острова Орлеан, дню Восьмой Бесконечности, они станут совсем синими. А потом опять вернут свой белый цвет.
  - Острова Орлеан? Но это же цветы Закатного Королевства! Или... - Окся с подозрением покосилась на мэтра. Тот промолчал.
  Калистру Гару все же уломал заняться химией. Аргументировал он это тем, что высокие материи высокими материями, но порой магия для лечения не подходит. Поэтому теперь Калистра сутками просиживала над колбочками и пробирками, изредка отводя душу и смешивая что-то взрывоопасное. Она надеялась, что Гару это надоест, но эксперт был непоколебим. Он исправлял все разрушения и снова усаживал ее за колбочки.
  Сидела она и в тот день, когда в кабинет Гару ворвался неумолимо радостный и жаждущий действий Брюн. Сам Гару в это время отправился куда-то с ребятами из Убойного отдела - им позарез нужен был хороший эксперт.
  Калистра была так занята, что кожаный метеор с яблоком в руке поначалу даже не заметила. Только когда он развалился на самых колбочках - но тут не заметить было бы сложно.
  - Никого нет, - объяснил Брюн, похрустывая яблоком. - Все куда-то подевались. А ведь скоро, между прочим, День Рождений! Надо готовиться!
  - Вот девчонки и готовятся, - невозмутимо ответила Калистра. - А тут мы по очереди отдуваемся... Если вы еще не заметили. Сегодня вот я...
  - Ага, а так же вчера и позавчера... Ну, удачи вам! - и он, не совершая никаких телодвижений, слетел со стола, опровергая все законы физики. Калистра изумленно покачала головой, разглядывая даже не покачнувшиеся колбочки.
  В этом очаровательном Мире был потрясающий обычай - отмечать все дни рождений в один день. Этот же день считался первым днем Нового года, что несколько экономило силы любителей погулять. Счастливчики, действительно родившиеся в этот день, всю жизнь были необыкновенно удачливы. Остальные настоящую дату своего рождения забывали за ненадобностью - значение имел только год.
  В этот день везде, где только возможно, проводились балы. Самый масштабный, что, на первый взгляд, кажется удивительным, закатывала Королевская Полиция. Но объяснялось это просто - платили им много, да и возможностей было немало. К самому Королю, как мы помним, попасть было непросто, так что гостей обычно много не набиралось.
  Вот к этому-то Балу и готовились девчонки. Вернее, это был, по большей части, предлог, чтоб устроить себе внеплановые каникулы. Чудесники, а, особенно, Даниэль, это, конечно, осознавали, но позволяли. Надо же девушкам отдыхать!
  В дверь заглянул Дан. Задумчиво помахивая оторванной от собственного костюма цепочкой, он спросил:
  - А где Гару?
  - Поехал с Убойными на место преступления, - Калистра капнула в пробирку красной жидкости и тут же поспешно зажала ее пробкой - из пробирки потянуло чем-то на редкость вонючим.
  - Духи изобретаешь? Ну-ну, удачи, - он исчез и тут же появился снова. - Мой тебе совет, подари их Гаврику на День Рождений, - и оборотень исчез окончательно.
  Калистра вздохнула и потянулась за рецептом, искать ошибки. Тут в стене появилась рука и зашарила по полкам, сбивая бутылочки и баночки.
  - А целиком зайти? - поинтересовалась девушка.
  Рядом с рукой возникла голова.
  - Постеснялся, - объяснил Эмма. - Нужно мне тут одно зелье... А беспокоить тебя не хотелось.
  - Ну, уж коль побеспокоил... Какое?
  - Координатор, - следователь скромно потупил глазки. - Чтоб и инту пить, и танцевать...
  Калистра, ворча, начала поиски данного зелья.
  - А ты на Бал собираешься? - спросил Эмма, получив желаемое.
  - Да, конечно!
  - Тогда удачи! В подготовке особенно... - он скрылся в стене.
  Девушка вновь принялась за свои химические опыты. Но, едва она нашла ошибку и задумалась, как бы ее исправить, на пороге появился мэтр Даниэль собственной персоной.
  - О, да у нас сегодня аншлаг, - проворчала Калистра себе под нос.
  - Ты все химичишь? - с изумлением обратился он к ней. - В отделе никого, и ты сидишь.
  - Так они ж все тут, вроде, - Калистра отвлеклась от своих расчетов.
  - Они приходят и уходят внезапно, - объяснил Даниэль. - На данный момент кроме нас с тобой здесь никого нет. И мне, надо сказать, не очень нравится, что ты тут. Девчонки прогуливают, а ты?
  - А я... - Калистра развела руками.
  - Все ясно. Даю вам перед Днем Рождений три выходных. Чтоб ничьей ноги здесь не было! Только... Попроси Оксю, чтоб завтра вечером она зашла ко мне домой. И, желательно, со своим корабликом-конструктором.
  - А она его уже доделала!
  - Передай ей, что она молодец. Все равно, пусть принесет. А теперь свободна! Можешь не прибираться.
  - Есть! - радостно воскликнула Калистра и с достойной Брюна скоростью исчезла из кабинета.
  В Дамском Доме известие, что следующие три дня им можно будет не прогуливать, а честно отдыхать, было принято на ура. Только Оксю не очень обрадовало то, что ей придется идти к Даниэлю, да еще и вечером. Конечно, в этом не было ничего плохого, да и она немного соскучилась по милому привидению. Однако, идти к мэтру... Зачем? Этот же вопрос она задала девушкам.
  - Позаниматься, наверно, - задумчиво изрекла Эль.
  - Ага, с Гару пример взял, - вздохнула Калистра. - Заразился, так сказать.
  - Чет сомневаюсь я в этом... Мог бы и после Дня Рождений.
  - А кораблик ему тогда зачем? - возразил юный химик.
  - Соскучился!
  - Он поговорить с тобой хочет, - сказала Мина. - Ему неприятно, что мы все с ребятами вместе, а вы как-то порознь.
  - А ты то откуда знаешь? - удивилась Окся.
  - Я же понимаю, - ответила Мина, как когда-то Дан. - Мысли читать не могу, но чувства разбираю.
  - А-а-а-а... Понятно. Спасибо, - она улыбнулась.
  - Оксь, иди и ничего не бойся. Все будет хорошо, - сказала Даша.
  - Хорошо.
  - А теперь - готовиться! - вскочила Калистра. - Вы решили, что кому дарить?! Мне Дан предложил подарить Гару результаты своих опытов!
  - Что, так неудачно?
  - Увы!
  - А давайте подарим ему затычки для ушей, зажим для носа и черные очки!
  - Зачем же так жестоко?!
  - А неча заявлять, что он, мол, стены насквозь видит, да разговоры наши вплоть до запятой слышит!
  - А Эмме тогда давайте подарим какую-нибудь безделушку, а положим во что-нибудь стеклянненькое и с незаметно закручивающейся крышечкой! И попросим мэтра сделать стекло непроницаемым! Пусть помучается!
  - Не, ну какая несусветная жестокость!!!
  - А зачем мэтра просить? Сами справимся!
  - Кстати, о мэтре. А ему что дарить?
  - А давайте о мэтре в последнюю очередь?! Так... Дан!
  - Что-нибудь большое и серебряное...
  - Ага, мирр настаивать. Кстати, если в обычную плошку с настоем опустить что-нибудь большое и серебряное, эффект будет такой же.
  - Он говорил, что травки любит...
  - Боюсь, что те травки, которые он любит, мы в Муррурране не найдем.
  - Тогда точно серебряное!
  - Крест какой-нить...
  - Точно! Оксь, записывай, пока не забыли. Дальше!
  - Брюн... Халатик для пробежек? Поди замучался он в своем кожаном плаще...
  - Плащ не трожь, это святое!
  - Но и халатик можно...
  - Ага! Халатик белый, а пояс к нему черный! Оксь...
  - Да записала я уже! Эмма?
  - Так с Эммой мы ж уже решили. Только учти, заколдовывать тебе придётся.
  - Это то да, внутрь что?
  - Перстень с лилией! Брошь у него уже есть.
  - Записала. Гару?
  - Может, правда, черные очки?
  - Да... Только надо покруче выбрать!
  - Все!
  - Нет, не все. Остался мэтр.
  Все замолчали. Наконец, Окся высказалась.
  - А давайте я завтра с Ээээ посоветуюсь.
  - Тоже верно, - кивнула Даша. - Хорошо, сегодня спать, а завтра на поиски!
  - Вам спать, - проворчала Окся. - А мне формулу непроницаемости выводить.
  - А ты тоже завтра спроси, - посоветовала Эль. - Либо у мэтра, либо у Ээээ.
  - Что почти равносильно, разве что за эти пять лет мэтр узнал что-то новое... Нет, дело принципа, сама выведу.
  - Ну, тогда удачи! - девушки пошли наверх, а Окся в библиотеку - искать необходимый материал.
  
  * * *
  
  Тем временем Брюн собрал у себя дома всех коллег, за исключением вновь погрустневшего мэтра.
  Тоже расположенный на берегу канала, его дом не имел сада, зато имел широкую плоскую крышу, по которой Брюн любил бегать, предварительно расставив на ней всяческие препятствия. В самом доме препятствий и прочего бардака было хоть отбавляй. Шкафы, бумаги, книги и стулья были раскиданы по всей гостиной, а посреди этого безобразия стояло огромное, мягкое кожаное кресло нежно-коричневого цвета. Разумеется, в нем развалился сам хозяин. Остальным пришлось довольствоваться вырытыми из-под бумаг стульями. У стула, доставшегося Эмме, не было одной ножки, и следователь долго решал, чем бы ее заменить. В результате, не придумав ничего лучше, он устроился прямо на стопке книг. Дан сидел на своем стуле, поджав ноги и ритмично раскачиваясь. Прошлое шамана давало о себе знать. Гару с явным сожалением изучал изодранный рукав своего пиджака - последний выезд в компании с Убойными завершился не очень удачно.
  Брюн саркастически оглядел сей пейзаж и сказал:
  - Ребят, скоро День Рождений. Готовитесь?
  - К чему? - поинтересовался Гару, продолжая изучать рукав. - К раздаче подарков?
  - И к этому тоже. Но в первую очередь к Балу.
  Дан закачался еще сильнее.
  - Как бы тебе сказать, - изрек он. - Я к нему всегда готов...
  - А остальные?
  Эмма, лукаво ухмыляясь, продемонстрировал бутылочку с координатором. Гару хмыкнул и ответил тем же, только его бутылочка была не в пример больше.
  - О да, узнаю Чудесный отдел, - Брюн покачал головой. - Себе взяли, а на мою долю? А вообще я и не об этом тоже. Девушек-то вы пригласили? Так, чтобы по всем правилам?
  Раздался грохот. Дан, как ни в чем не бывало, вновь сел на стул и сказал:
  - Я пригласил. Мина удивилась, но очень обрадовалась.
  - Не сомневался. Ни в ней, ни в тебе. А остальные?!
  Эмма с Гару переглянулись, синхронно пожали плечами и хором сказали:
  - Еще нет, а надо?
  - О, молодежь... Вот почему оборотень таких вопросов не задает? Вам не стыдно?
  Следователь и эксперт резко заинтересовались потолком.
  - Особенно перед девушками, - продолжал Брюн. - Они ж вас любить не будут!
  - А ты? - хитро прищурился Эмма.
  - Любить?
  - Нет, пригласил?
  - А я завтра. Вечером. По правилам.
  - А на нас, значит, бочку катишь? - Гару изобразил на лице неземную обиду.
  - Мне по возрасту и положению положено, - он гордо тряхнул волнистыми космами. - А вам, как и Дану, надо было раньше... Ну что уж теперь с вами поделать, значит, тоже завтра, будить девушек сегодня будет еще невежливей. Но завтра уж обязательно! А вот теперь и о подарках.
  - Украшения, - пожал плечами Гару. - Они же девушки.
  - Как раз Калистре я бы порекомендовал подарить что-нибудь колюще-режущее. Да и Оксе... Но с ней пусть Начальник разбирается.
  - Колюще-режущее, говоришь... - Гару задумался. - Ага, знаю-знаю... Придумал!
  - Чудесно, - Брюн строго посмотрел на Эмму.
  - А что сразу я то? - взвился следователь. - Ты у Дана спроси!
  - А я в нем уверен, он всегда готов, - подтверждением был очередной грохот. - Дан, сядь лучше на пол.
  - Там мусор, - безапелляционно заявил шаман и показал на пособие по самозащите типа "Каратэ".
  - Кому мусор, а кому настольная... ладно, напольная книга!
  - Кто бы спорил, - Дан вздохнул, и стул под ним опять опасно зашатался.
  - Итак? - Брюн снова повернулся к Эмме.
  - Украшения, - твердо заявил тот. - Я Эль девушкой считаю, а не бойцом невидимого фронта.
  Брюн махнул на него рукой.
  - Все с вами ясно, товарищи... Тогда... Начнем репетицию? - он лукаво подмигнул коллегам. - Кстати, Гавря, с тебя координатор за мудрый совет.
  - Самому пора научиться варить, - проворчал эксперт, протягивая ему флакон. - Между прочим, меня Гару зовут.
  - Тоже мне, нашел, чем гордиться, - засмеялся Брюн. - Ладно, ладно, шучу. Итак?
  Стул под шаманом снова упал на пол. Все дружно вздохнули, а потом дико засмеялись.
  
  * * *
  
  На следующее утро Окся гордо продемонстрировала девушкам стеклянный шар. Как Эль не пыталась, просунуть в него хотя бы палец ей не удалось. Впрочем, открыть тоже.
  - Оксь, а ты уверенна, что его вообще открыть можно? - засомневалась Даша.
  - Конечно, - она крутанула шар в руках, и он распался на две одинаковые полусферы. - А еще он не бьется. Эмму мне уже заранее жалко. А себя еще больше, так что, если не возражаете, я спать пойду. За подарками вы уж как-нибудь сами, хорошо?
  - Конечно! - девушки яро закивали.
  - А придем, тебя разбудим, - добавила Мина. - Чтоб к мэтру не опоздала.
  Окся проворчала что-то невнятное, отдала им шар и поплелась наверх. Девушки дружной и веселой толпой потопали в противоположном направлении.
  Дамский Дом, как уже упоминалось, стоял на берегу канала, одного из каналов Старого Города. Он назывался Холодным каналом - но вовсе не из-за температуры воды в нем, а, скорее, из-за холодно-синего цвета сапфирита - камня, облицовывающего его берега. Брюн любил шутить, что сапфирит - тоже ничто иное, как бред Мурруррана, поскольку в природе больше никто такого камня найти не мог. Иначе его можно было бы назвать синим малахитом - те же разводы, та же плотность...
  Но девушек все эти геологические изыскания не сильно интересовали. Красиво, и это главное. Они любили гулять и по этим синим парапетам, и по гранатовому граниту Горячего канала, и по стеклянному мрамору Прозрачного...
  Сегодня же их путь лежал к Стрелке Старого Города, что между Иррой и Холодным каналом. Издавна этот район славился огромным количеством ювелирных, сувенирных и прочих лавок. Если что-то надо найти - пожалуйте туда. А если там нет - извините, значит, нет в природе.
  Белый шелковый халатик для Брюна Фемидаша нашла сразу же. С поясом было сложнее.
  - Надо, чтоб был черный, но красивый, - втолковывала она хозяину лавки, маленькому кругленькому старичку, который уже устал бегать в свою кладовую. На прилавке уже лежал ворох отвергнутых поясов. В конце-концов старичок исчез почти на полчаса.
  - Повесился он там, что ли? - Калистра, перемерившая уже весь ассортимент кожаных юбок, со скуки пошла по второму кругу.
  - Или в спешном порядке шьет еще один пояс, - предположила Эль.
  - С него станется, - Даша перерывала гору поясов, в надежде найти что-нибудь, что пропустила в первый раз.
  Мина тем временем искала по всей лавке Красные Глаза. Северное чудо решило показать характер, и где-то спряталось.
  Наконец, старичок появился на пороге, неся в руках очередной пояс. Даша, едва завидев его, взвизгнула от восторга.
  - То, что нужно! Девчонки, посмотрите, какие дракоши! И бородки у них, как у Брюна.
  - Похожи, - невозмутимо кивнула Эль. - А где вы были? - обратилась она к хозяину.
  - В соседней лавке, - ответил тот с таким выражением, что становилось понятно, что только воспитание не позволяет ему добавить: "Сами могли бы сходить". Впрочем, на это никто не обратил внимания. Тем более в этот момент Мина с радостным воплем вырыла из-под этих самых поясов свое мохнатое чудо.
  Следующим пунктом было "большое и серебряное" для Дана и перстень для Эммы. С перстнем трудностей не возникло - лилия, она и есть лилия, и не важно, что больше похожа на ирис.
  А вот Мина замерла перед прилавком надолго. Большого тут было с избытком, и все серебряное. Даже крестов тут было слишком много, чтоб остановить выбор на чем-то одном. В конце-концов даже Эль с Калистрой сдались и пошли искать очки для Гару. Фемидаша осталась стоически выносить Минины причитания. И тут ей в голову пришла идея.
  - А что, если предоставить выбор Красным Глазам?
  Мина с недоверием покосилась на сидящее у нее на плече существо. То демонстративно уставилось в потолок.
  - Думаешь? Ну ладно, попытка не пытка... Будет от него хоть какая-то практическая польза. Давай, ищи Дану подарок, - обратилась она к Красным Глазам, опуская их на прилавок.
  Высокая дама средних лет и милого вида, хозяйка лавки, с некоторым испугом смотрела на это мохнатое чудо. Наконец, не выдержала и подошла к девушкам.
  - Скажите, а оно не опасно? - спросила она, показывая на Красные Глаза.
  Мина рассеянно пожала плечами, а Даша бросилась исправлять ее ошибку:
  - Нет, конечно! Чем оно может быть опасно, у него ни рта, ни лапок нет! Только глазки!
  Хозяйка решила промолчать, к тому же мохнатик тем временем уверенно устроился на милом кресте, украшенном оскалившейся медвежьей мордой.
  - Прелесть! - обрадовалась Мина. - Молодец! - она подхватила Красные Глаза с прилавка и снова посадила на плечо. Мохнатик, забыв обиду, радостно помигивал.
  На улице уже топтались Эль, и Калистра, в огромных черных очках и пушистых наушниках.
  - Зажим для носа решили не искать, - пояснила Эль. - Пожалели.
  Калистра же с отсутствующим и мечтательным видом изучала небо.
  - А давайте прогуляемся по Новому Городу! - на Фемидашу снизошло вдохновение. - Потом придем домой и разбудим Оксю... Еще часа три у нас точно есть!
  Остальные, включая Калистру, с которой Эль стащила наушники, дружно согласились.
  
  * * *
  
  Но Окся проснулась еще до их прихода. Залезла в шкаф, критически посмотрела на уже набивший оскомину брючный костюм и извлекла на свет простые джинсы и клетчатую рубашку.
  - Лето, не холодно, - объяснила она статуэтке, когда-то украшавшей дом несчастного лунатика. Обнаженной статуэтке возразить было нечего.
  С час Окся моталась по дому, читала книжку и, наконец, взяв под мышку шар с собранным корабликом, пошла на улицу. В дверях она столкнулась с девушками. Натянув на лицо улыбку, она расспросила их об успехах, попрощалась, велела "рано не ждать", и ушла.
  От Дамского Дома до жилища Даниэля весьма далеко, но время было, и Окся решила проделать этот путь пешком. И чем дальше, тем мрачнее становилось ее лицо. К мэтру идти не хотелось категорически.
  Но она шла, по привычке беседуя сама с собой.
  - Но ведь он же не плохой! Ну, подумаешь, одержим идеей прочесть мои мысли... Как будто я против! Пусть читает... Нет, не может он. Да ну! Поговорить с ним по душам, чтоб отстал? - но перспектива разговаривать с мэтром по душам пугала ее еще сильнее. Уж лучше обсудить это с Ээээ. Сейчас ей казалось, куда приятней просидеть под рентгеном светло-голубых глаз привидения, чем под тяжелым непроницаемым взглядом Даниэля. - И ведь так он смотрит только на меня, - пожаловалась Окся фиолетовым камням под ногами - Холодный канал в этом месте плавно переходил в Горячий. - Он всегда такой подчеркнуто-вежливый... С виду даже веселый. Вот только никакой он не веселый! Хитрый, хитрый мэтр... Ё мое, за что мне такое наказание... Этот мэтр... - она резко остановилась. - Этот мэтр, Оксь? Он для тебя "этот мэтр"? Даниэль! - взвыла она, и пошла дальше с удвоенной скоростью, но уже молча.
  Ээээ сидела на ограде и болтала ногами.
  - С кем поведешься, от того и наберешься, - не спрыгивая, а, скорее, слетая вниз, объяснила она. - Мэтр тоже ногами болтать любит. Вернее, любил. Признавайся, что ты с мужиком сделала? Он сам на себя не похож!
  - Ээээ, ну почему сразу я? - попыталась оправдаться Окся.
  - А кто? - парировало привидение. - Нет, я не то, чтобы сержусь... Просто с этим надо что-то делать. Мне уже смотреть больно, как он мучается.
  - А мне, думаешь, легко? - взвилась девушка.
  - Я не думаю, я знаю. Очень непросто. Поэтому сегодня ты ночуешь у нас.
  - Прекрасно, - проворчала Окся, немного успокаиваясь. - У меня как раз к тебе вопрос...
  - Вот и задашь его. А теперь пошли в дом. Даниэль уже заждался, не знает, куда себя девать.
  Мэтр и вправду ходил по гостиной широкими шагами и что-то ворчал себе под нос. Повернувшись к вошедшим, он сдержанно поздоровался, принял у Окси из рук шар и с некоторым скептицизмом осмотрел ее наряд. Она ответила тем же. Сегодня мэтр щеголял в "домашней форме" - галстуке с кастрюльками, надетом прямо на майку.
  - Через два дня будет Бал... Советую тебе привыкать к платью, - сказал он.
  - Не люблю платья, - возразила девушка.
  Ээээ хмыкнула.
  - А там никто не спрашивает.
  Даниэль внимательно посмотрел на не, и привидение, хмыкнув еще раз, исчезло. Мэтр покачал головой, вздохнул и предложил девушке сесть. Она неохотно устроилась в предложенном кресле.
  Даниэль же еще раз прошелся по гостиной, устроил шар на подставке и повернулся к Оксе.
  - Молодец, прекрасная работа! Ты делаешь успехи. Хвалю.
  - Спасибо, - она попыталась улыбнуться.
  Даниэль заметил эту попытку и опять вздохнул.
  - Окся, у меня к тебе два... даже не вопроса. Две темы для разговора.
  - Одна из которых - мои мысли? - неожиданно спросила она.
  Даниэль опешил.
  - Да.
  - Тогда, прошу вас, переходите сразу ко второй.
  - Хорошо... Итак, как я уже сказал, через два дня в Большом Дворце, принадлежащем Королевской Полиции, и являющемся также музеем, будет Бал. Традиции велят кавалерам приглашать дам на этот Бал, - смотрел мэтр в этот момент не на Оксю, а в окно, на заходящее солнце, но вся его фигура и лицо казались очень торжественными. - В этот раз я приглашаю тебя. Ты согласна пойти со мной на Бал, дева?
  - Да. Мэтр...
  - Прекрасно. Через два дня жди меня в полдень на пороге своего дома.
  - Хорошо. Мэтр...
  - Умеешь ли ты танцевать, дева?
  - Нет! Мэтр!...
  - Тогда я должен научить тебя, - по-прежнему не глядя на нее, продолжал он немного механическим голосом.
  - Даниэль! - Окся вскочила с кресла. - Можно вопрос?!
  - Да? - он наконец-то повернулся.
  - Кого вы приглашали в прошлый раз?
  Мэтр резко крутанул головой и отрывисто бросил:
  - Неважно.
  Девушка нахмурилась.
  - Да, Оксь. Поверь, это неважно, - уже мягче сказал он. - А теперь, уж извини, но правила предписывают мне научить тебя танцевать.
  Окся с сомнением оглядела свой наряд, потом столь же демократичный костюм Даниэля, но кивнула. Обучение началось.
  Часа через три девушка взмолилась о пощаде. Танцы давались с трудом, и она, с грехом пополам, освоила только вальс. Даниэлю это стоило оттоптанных ног, но мэтр на такие мелочи внимания предпочитал не обращать. Но Оксю все же отпустил, вместе с Ээээ, строго наказав последней не рассказывать девушке на ночь никаких сказок. Но по хитрым глазам привидения Окся догадалась, что мэтра та слушаться не будет. Но не очень огорчалась - "сказка" была бы сейчас очень кстати.
  Устроившись в кровати, Окся щелкнула пальцами, и свет погас. Этому трюку ее не так давно научил все тот же мэтр. В темноте фосфорицирующие глаза привидения больше не казались насмешливыми, и Окся поежилась. Да, друг, к тому же бесплотный, но страшно же!
  - Ээээ... А можно сначала мой вопрос?
  - Ну?
  - Что подарить мэтру на День Рождений?
  - Себя, - усмехнулась Ээээ. - А если серьезно... Я думаю, лучше книгу. Врядли ты сможешь найти что-нибудь лучше. Что-нибудь из недавно написанного.
  - Так, с книгой я поняла. А вот про меня поподробней.
  - Хватит от него шарахаться, - строго сказала Ээээ. - Плохого он не желает, и твое поведение его очень раздражает, а в чем-то даже пугает. Поверь, если ты перестанешь его чураться, так будет лучше.... Для вас обоих.
  - Он хочет прочитать мои мысли!
  - Так позволь ему это!
  - Я не скрываю свои мысли от него....
  - Значит, скрываешь. И не пытайся возразить! Просто скрываешь, сама того не осознавая. Я тут ничем помочь не могу. Только если с Даниэлем поговорить на эту тему. Предложить ему научить тебя открываться. А дальше - сами разбирайтесь. Поговорить?
  Окся задумалась. Рано или поздно все равно придется заводить этот разговор. Так пусть лучше рано, чем поздно. К тому же и не она....
  - Давай. Поговори.
  - Хорошо. А теперь, когда все вопросы более-менее решены - обещанная сказка.
  
  Легенда об Острове Орлеан, рассказанная Ээээ.
  - Помнится, ты очень удивилась, когда Даниэль подробней рассказал об амаррах. Это действительно цветы Закатного Королевства. И именно оттуда пришла легенда о загадочном Острове Орлеан. Что касается цветов - появились они именно с этого Острова. А что касается самого Острова...
  Далеко на западе, западней самого Закатного Королевства, в Океане Бурь, есть остров. Иногда на море опускается туман, и тогда Остров словно выплывает из этого тумана, показываясь на глаза людям. Очень сложно попасть на этот Остров. Недаром его называют Островом Восьмой Бесконечности. Туда попадают души тех, кто умер в восьмой день восьмого месяца восемьдесят восьмого года. И не всех подряд, а только заслуживших бессмертие. На Острове они становятся настоящими людьми. Вот только выбраться с Острова еще сложней. Когда-то это смог сделать лишь один, и с тех пор Остров Орлеан стал еще бдительней.
  Так гласит легенда. И только один человек решился бросить вызов и легенде, и самому Острову Орлеан.
  Даниэль, которого тогда еще никто не называл мэтром, неприметный человек 35 лет от роду, совершил невозможное.
  Он нашел Остров у берегов Закатного Королевства, смог взойти на его берег. А самое главное - он смог вернуться обратно.
  Чтобы попасть туда талантливый ученик Херра Максимильена прикинулся мертвой душой. Остров поколебался, но все же принял его. Однако, едва его ноги коснулись земли Восьмой Бесконечности, все наваждения исчезли, и Остров понял, как его обманули. А раз так - решил всеми силами задержать наглого человечка.
  Но в своем стремлении задержать Даниэля Остров, сам того не ведая, открыл ему много тайн. Чем тот не преминул воспользоваться. И в один прекрасный день ему удалось вновь обмануть Остров Орлеан. Но для этого Даниэлю пришлось умереть...
  - Как?! - не выдержала Окся, и так прилежно молчавшая в течение всего рассказа.
  - Вот так... Я не знаю, как ему это удалось, он и сам уже не помнит этого. Впрочем, достаточно было одной секунды, чтобы с берега рухнуть в воду, где кончается власть Острова. Но даже остановить сердце - этого было мало. Остановить надо было мозг. Это равнялось самоубийству. Но Даниэль смог не только убить себя, но и воскреснуть. А потом еще неведомо какими силами добраться обратно в Муррурран...
  Ээээ замолчала, опустив голову. Пусть она привидение, но ничто человеческое ей не чуждо.
  У Окси впервые промелькнула мысль - что же связывает это создание с мэтром, кроме загадочных "родственных связей", но тут привидение подняло на нее глаза.
  - Пожалуй, на сегодня все. Тебе уже спать пора. Завтра с утра найди книгу - и вновь учиться танцевать.
  - Ээээ, а с кем...
  - Неважно. Сладких снов, - хитро прищурившись, она исчезла.
  
  * * *
  
  Пока Окся добросовестно оттаптывала ноги мэтру, в Дамский Дом явился весь оставшийся Чудесный отдел. Оборотень, хитро ухмыляясь, сразу отвел Мину в сторону.
  - Ты им не рассказывала?
  - Неа. Пусть им будет сюрприз.
  - Прально, - еще шире усмехнулся Дан.
  Шаман свою девушку пригласил еще вчера. Сбежав с работы, он наведался в Дамский Дом, поразив Мину до глубины души.
  Остальные девушки удивленно посмотрели на шушукающуюся в углу парочку, после чего перевели взгляды на стоящую в дверях троицу и удивились еще больше.
  В центре стоял великолепный Брюн, по торжественности случая, распустивший привычный хвост. Кожаный плащ был распахнут, демонстрируя отсутствие жилетки и очень легкую рубаху в мелкую дырочку, к тому же расстегнутую на три пуговицы. Осмотрев сей натюрморт, девушки нервно сглотнули. По правую руку от Брюна стоял Эмма, без плаща и шляпы, компенсировав отсутствие длинных волос четвертой расстегнутой пуговицей. Эль с трудом оторвала взгляд от его ворота и уставилась на букет белых лилий, который следователь тщетно пытался спрятать за спину. Слева стоял Гару. В его облике особых изменений не произошло, разве что он сменил синие джинсы на черные и, наконец-то, начисто побрился. В руках его алели розы.
  Брюн выступил первым. Не дойдя до Даши пяти шагов, он картинно упал на одно колено и изрек:
  - О, прекрасная дева моего сердца! Позволь мне пригласить тебя на Бал! Пойдешь ли ты со мной, не разобьешь ли моего сердца?
  - Неоправданный повтор, - шепнул Дан на ухо Мине. - Переборщил.
  "Дева", да и остальные, в том числе и мужчины, изумленно смотрели на оратора.
  "Это традиция такая?" - мелькнуло в голове у Эммы. - "За что?!"
  Наконец, Фемидаша справилась с охватившими ее эмоциями и лаконично ответила:
  - Да.
  Дальше Брюн решил от традиции не отступать ни на слово. Договорившись о встрече, Даша поведала ему, что танцевать умеет, и вскоре они присоединились к стоящей в уголке парочке.
  Настала очередь Эммы. По непонятным причинам он покраснел, как розы в руках у Гару, но начал довольно уверенно. В качестве вступления упал на оба колена и, протянув вперед букет, завел:
  - О, прекрасная дева моего сердца! Скажи мне, смею ли я, недостойный, иметь наглость пригласить тебя на Бал? Ответь мне, о, дева, не разбивай моего сердца, ибо в случае отказа оно будет плакать ночи напролет, и я вслед за ним... - тут он осекся, услышав нервный смешок Гару, который, как ни старался, сдержать его не смог.
  Эмма покраснел еще больше, хотя это казалось невозможным, и с надеждой посмотрел Эль в глаза. Та, оценив ситуацию, с криком "Конечно, я пойду!", бросилась к нему, обняв вместе с букетом. Дальнейшие расспросы посчитали бессмысленными.
  Остался один Гару. С полминуты они с Калистрой просто играли в гляделки, а потом он подошел к ней и без изысков сказал:
  - Позволь мне пригласить тебя на Бал, - и протянул ей розы.
  Калистра взяла цветы и на выдохе, искренне-проникновенно ответила:
  - Да!
  - Ну тогда мы за вами заедем, - он улыбнулся. Брюн пригрозил ему пальцем.
  - Гару, традицию нарушаешь!
  - Плевать! - ответил он и, легко подхватив Калистру на руки, спросил: - Может, пойдем, погуляем?
  Эль вцепилась в Эмму и с надеждой протянула:
  - А мы сегодня уже гуляли...
  Брюн подмигнул ей.
  - Устала? Оставайся дома, я думаю, Эмма составит тебе компанию. Правда, Эмма? - он пристально посмотрел на следователя. Тот, по прежнему красный, кивнул. - Прекрасно! А вы? - он повернулся к Дану.
  Мина повисла на шее у оборотня и, не дав ему рта раскрыть, заявила:
  - А мы пойдем!
  - Еще лучше. Так идем!!!
  Дашу Брюн и не спрашивал. В ней он не сомневался.
  
  * * *
  
  Следующие два дня пролетели быстро и незаметно. Окся, под ворчание Ээээ, уговорила мэтра оставить уроки танцев, мол, хватит с меня вальса. Мэтр повздыхал, но согласился. Привидение на прощание еще раз пообещало поговорить с ним.
  - После Бала, Ээээ, после Бала.
  - Как знаешь. Но, по-моему, лучше сейчас.
  Окся резко развернулась и посмотрела привидению в глаза. Непроницаемые и холодные.
  - Хорошо. Как ты знаешь...
  Она ушла, а привидение еще долго и насмешливо смотрело ей вслед.
  Домой Окся пришла в более приподнятом настроении. Там девушки подняли его еще сильней рассказом о вчерашнем визите чудесников.
  - А потом Гару встал на парапет и сказал, что он умеет танцевать! - восторженно повествовала Калистра. - Но как он умеет танцевать, так и не показал... Зато показал, как он умеет плавать!
  Мина подняла глаза к потолку.
  - А уж как Дан умеет плавать...
  Все засмеялись.
  - А вот Брюн может и не плавать! - добавила Даша.
  - О, да! - еще громче рассмеялась Мина. - Он бегал вокруг них по воде и показывал язык!
  Эль молчала и с легкой улыбкой смотрела в окно. Чем именно они занимались с Эммой, осталось тайной для всех.
  Вечером уже Окся потащила девушек в книжную лавку. Вернулись они оттуда, сгибаясь под тяжестью книг.
  - На год, - вздохнула Калистра.
  - На месяц, - вздохнула Окся.
  - Оксь, я ничего не имею против, что ты читаешь. Но гулять тоже надо, - важно заметила Даша.
  - Она гуляет в своем воображении! - едва сдерживая смех, объяснила Мина.
  Окся изобразила обиженное лицо.
  - Вот как научусь у мэтра выдавать видимое за реальное... Будет весело!
  - Тю, какие мы серьезные, - погрозила Даша пальцем.
  Настало утро Дня Рождений. Окся в мятой рубашке и не менее мятых джинсах вытащила на середину гостиной манекен в роскошном и довольно пышном платье, и с выражением неземной скорби спросила у сидящих там девушек:
  - Мне это предполагается надеть?! Хотелось бы знать, чье это решение...
  Все задумались. Первой высказалась Мина.
  - Дан объяснял, что не последнюю роль играет желание приглашающего...
  - Это мэтр хочет видеть меня вот такую вот?! - Окся с ужасом тряхнула ворохом юбок. - Хоть бы на кринолине, что ли... А то оно, ко всему прочему, еще и тяжелое!
  Мина пожала плечами. На ней самой красовался наряд, чем-то напоминающий повседневный Данов - причудливо сочетающиеся ткань и кожа, скрепленные изящными серебряными скобками. Юбка была косо обрезана на уровне колен. Впрочем, остальные девушки тоже были одеты в платья - Эль в полупрозрачное и длинное, расшитое бисером и дополненное пушистым боа. "Модерн, любовь моя", - подумала Окся. Цвет ткани и бисера варьировался от зеленого до желтого. Калистра щеголяла чем-то, умопомрачительно коротким - очевидно, у Гару было свое восприятие Бала. Впрочем, Калистра его полностью поддерживала. На Фемидаше же было простое черное платье с вырезом, украшенным узором, напоминающим паутину.
  - Да, у Брю вкус незамысловатый, - вздохнула Окся. - Повезло.
  - Зато тонкий, - обиделась Даша.
  - Вот и я о чем, - Окся, с грустью опустив голову, пошла наверх, стуча манекеном по ступенькам.
  - Оксь, не отчаивайся! - крикнула ей вслед Эль.
  - Конеш, все равно выбора нет... Ну мэтр! - она скрылась за дверью.
  Девушки пожали плечами и продолжили гадать, кто а чем придет. Тем временем чудеса Дамского Дома сами укладывали их длинные волосы в прически.
  Наконец, Окся снова появилась в гостиной. К ее пышному платью прилагались еще перчатки выше локтя, украшенные такими же замысловатыми узорами, как и корсет. И, видимо из вредности, прическу она себе сделала сама - сверху короткий растрепанный ежик, а сзади тоненькая косенка. Вникнув в тему обсуждения, она заявила:
  - Мэтр Даниэль - черный фрак, узкие брюки, желтая рубашка, зеленый галстук с красными зигзагами! И я согласна танцевать с ним всю ночь, если ошиблась!
  - Не опрометчиво ли? - покачала головой Даша. - У него галстуков много, и он может надеть любой.
  - Значит, буду танцевать! - Окся без всякого почтения к пышным юбкам плюхнулась в кресло.
  Остальные решили проще. Брюн оставит составляющие, но изменит материал.
  - Шелк? - задумалась Эль.
  - Бархат, - отмела все возражения Даша.
  Эмма - пышный костюм стиля барокко.
  - Ему пойдет, - невесело усмехнулась Окся. - Из нас бы получилась хорошая пара...
  - Я те дам, пара! - Эль исподтишка показала ей кулак.
  - Дан точно не в рваном! - решила Мина. - В чем-то нехарактерном...
  Калистра развела руки.
  - А Гару... Это Гару!
  Все засмеялись.
  Наступил полдень. Девушки, завернув подарки, вышли на крыльцо. У калитки тут же появился толи опять, толи все еще красный Эмма. С его костюмом девушки ошиблись фатально - на следователе был обычный брючный костюм, правда муарового перелива, цвета морской волны и с золотым шитьем. Все это очень гармонировало с очередным букетом белых лилий в его руках.
  - Эль, о, прекрасная дама моего сердца! Я прибыл за тобой!
  Эль степенно сошла с крыльца, приняла букет и чмокнула Эмму в щечку.
  - Пройдем в мой шарр?
  - Конечно.
  Они исчезли. Девушки переглянулись.
  - Они по старшинству? - спросила Даша.
  - Значит, следующий Гару, - решила Калистра.
  - А потом Дан, - уточнила Мина.
  - О, нет, - возвела глаза к небу Окся.
  Они оказались правы. Следующим появился Гару в черном пиджаке, белоснежной рубашке и черных кожаных штанах. В руках он тоже держал букет, опять состоящий из красных роз. Калистра с визгом бросилась к нему на шею. Так они и ушли.
  Наряд появившегося следом Дана действительно был не очень характерен для шамана. На просторную белую рубашку он надел красный жилет с небольшими черными пятнами, напоминающими леопардовую шкуру. Свободные брюки-клеш были из того же материала. И - никаких крестов и цепей. Только на пальцах блестели массивные перстни. А в руках был букет светло-голубых хризантем.
  - Дан... - прошептала Мина, и они тоже исчезли.
  Даша повернулась к Оксе.
  - Значит, мэтр будет последним. Мой тебе совет - оставь мнение о платье при себе. Не осложняй и без того сложные отношения.
  - Хорошо. Спасибо.
  В ту же секунду появился Брюн. Он вошел так быстро, словно возник из воздуха. Он все же изменил своему кожаному плащу, сменив его на черный и, как правильно угадала Даша, бархатный пиджак. Под пиджаком была кремовая рубашка и бежевый шарф, украшенный черными так же бархатными узорами. Волосы он аккуратно причесал, а бородку подстриг. Его букет тоже состоял из роз, но не красных, а темно-бордовых. Фемидаша слетела к нему, не касаясь ступеней, и они были таковы.
  Окся опять посмотрела на небо.
  - Мэтр. Надеюсь, вы не принесете ромашки.
  Мэтр принес не ромашки. В его руках мерцали голубые лилии, похожие больше на амарры. В остальном же его вид соответствовал Оксиному описанию, даже зигзаги на галстуке были именно красными. Девушка не предусмотрела только одного - у мэтра за плечами развевался черный плащ, украшенный блестящими звездами.
  Остановившись у крыльца, он протянул Оксе руку.
  - Пойдем, дева, - и, по пути к шарру, он обратился к ней. - Прошу меня извинить, но у меня к тебе есть разговор. Может, даже не очень приятный... Ээээ предложила мне научить тебя открываться.
  - Я не...
  - Я знаю, что ты не скрываешь свои мысли специально. Вот и разберемся с этим. Ты согласна?
  - Да.
  - Правильно.
  - Мэтр...
  - Я слушаю.
  - Мэтр, можно сегодня я буду называть вас на "ты"?
  - Конечно, Оксь, - он мягко улыбнулся. - Можешь всегда меня так называть...
  - Нет. Только сегодня... Даниэль, - и она взяла его за руку.
  Мэтр только покачал головой.
  Шарры вереницей проехали по Старому Городу, по набережной Ирры, мимо здания Королевской Полиции, прямо к Большому Дворцу.
  Вычурное здание в стиле барокко сияло позолоченными скульптурами и меняло свой цвет в зависимости от времени года. Сейчас, летом, оно было зеленым.
  Выходили так же, по старшинству.
  - Даниэль, - шепнула Окся. - Можешь оставить плащ в шарре?
  - Зачем? - удивился мэтр.
  - Ради меня, - подмигнула она.
  Даниэль пожал плечами.
  - Ради тебя... Конечно!
  Пять пар, одна за другой, прошли через ворота, украшенные коваными розами, и попали во внутренний двор. Там уде собралось человек двадцать, мужчин и женщин. Девушки сразу узнали Энгра, Начальника Королевской Полиции, а Калистра помахала Витьку - ее с Гару знакомому эксперту из Убойного отдела.
  Энгр подошел к ним, церемонно поклонился мэтру, поздоровался с остальными. Все поклонились в ответ, а мэтр лишь кивнул. Энгр не посчитал это за неуважение - да, формально Даниэль является его подчиненным, но на деле фигура могущественного телепата была куда важнее его. Даниэля уважали и боялись в тихом городе Муррурране, хотя особых поводов для страха он не давал никогда.
  - Как вы изволите видеть, мэтр, собрались еще не все приглашенные, и посему мы не смеем начать наш Бал, - речь Энгра была столь же церемонной, как и его поведение. Даниэль же этим явно не страдал.
  - Вижу... Скажите, а много приглашенных?
  - Ровно сто человек, что бывает весьма редко... Большая половина уже прибыла, но они изволят гулять по набережной...
  - Значит, ждем до часа ровно. Кто не успел, тот опоздал.
  - Как скажете, мэтр, - Энгр с очередным поклоном отошел от них.
  Девушки изумленно воззрились на Даниэля.
  - Надо же кому-то порядок соблюдать, - ответил он. - А то распустятся, не подобрать потом!
  - Молодежь, - притворно вздохнул Брюн и покосился на Эмму. Но тот, похоже, не замечал ничего. Тогда Брюн перевел взгляд на Гару, но и тому было все равно. Дан вел себя безупречно, а называть "молодежью" мэтра было чревато. Пришлось Брюну обратить свой взгляд на Дашу, что его, впрочем, вполне устраивало.
  "Интересно, а подарки..." - подумала Окся.
  "Вручаются после обеда и перед танцами", - услышала она в своем сознании вкрадчивый голос Даниэля.
  "Ты... читаешь мои мысли?! Все же читаешь?! А..."
  "Успокойся, Оксь. Не читаю. Только слышу обращенные ко мне вопросы. А этот вопрос был обращен именно ко мне. Успокойся, именно это у нас довольно многие умеют. И ты со временем научишься", - он улыбнулся.
  Словно почуяв угрозу Даниэля, к часу собрались все. И когда часы в башне над входом пробили раз, Энгр зычно возвестил:
  - Мы начинаем наш праздник, Бал! Дамы и господа, прошу вас, проходите во Дворец!
  Все вновь разбились на пары и потянулись внутрь. Девушки, пришедшие сюда в первый раз, смотрели вокруг широко раскрытыми глазами.
  А смотреть было на что. Убранство в стиле все того же барокко поражало воображение своей пышностью. Колонны, "поддерживающие" потолок, были позолочены, в нишах стояли мраморные статуи. Казалось, они провожали проходящих заинтересованными взглядами. А когда они проходили через портретную галерею, девушки поняли, что им не показалось. Портреты не только провожали их взглядом, некоторые даже крутили головами. Эль кивнула портрету уже знакомого Александра I неМага, он в ответ подмигнул.
  На Большой лестнице они разделились - кавалеры прошли направо, дамы налево. Даша поморщилась.
  - Налево не ходим...
  - Мы ходим "туда", - согласилась Эль.
  Окся усмехнулась.
  - Мы такие правильные... Посмотрите лучше, какая интересная статуя!
  Скульптура, стоящая в нише, действительно была удивительной. Правая ее сторона изображала мужчину, левая же - женщину. Между тем, черты лица сочетались столь гармонично, что не оставалось сомнений - это портрет.
  "Вот вы и увиделись с Муррурраном", - раздался в сознании Окси голос Даниэля. - "Обрати внимание, скульптура не барочная. Это... Копия с его автопортрета".
  "Муррурран был скульптором?" - удивилась она.
  "Муррурран был творцом. Как ты видишь - он был мужчиной с женским сердцем".
  Окся шепотом пересказала эти факты девушкам.
  - Интересно, а женское у него было только сердце? - задумалась Калистра.
  - Тссс! Ща же церемония начнется...
  Перед дверьми зала теперь уже дамы оказались справа.
  - Так, сейчас степенно проходим темный Большой Зал, входим в Обеденный... - шепотом повторяла Мина. - Там обед, потом вручение подарков... Ну а там, собственно, сам Бал!
  - Скорей бы уж, - путаясь в юбках, проворчала Окся. - А потом домой, домой...
  - Ну тебя, - покачала головой Даша. - Такой праздник раз в году бывает!
  - По мне, так чем реже, тем лучше. Да еще с таким партнером, как мэтр... - она скосила глаза налево, проверяя, не услышал ли ее Даниэль.
  Бальный зал действительно был очень темным, но даже в темноте его размеры поражали. Обеденный был поменьше, зато светлый, и со столами, полными всяческой снеди.
  - Дамы усаживаются напротив своих кавалеров! - объявил Энгр. Сам он устроился во главе центрального стола, рядом со своей супругой. Чудесники расположились неподалеку.
  Только мэтр удержал Оксю за локоть.
  "Мне со своей дамой положено сидеть напротив Начальника Полиции".
  "У всех на виду?!" - Окся удачно осваивала новый способ общения. А попробуйте мысленно кричать!
  "Увы, Окся. Таковы традиции".
  "Нашел тоже, даму... Мне только семнадцать исполнилось!".
  "Поздравляю, а мне 58. Таковы традиции, и не я их придумывал. Садись лучше, на нас уже все смотрят".
  Окся проворчала: "Ну и пусть", но за стол села. Даниэль устроился рядом, и снова преобразился. Если дома, да и на работе, он, зачастую, сидел вразвалку, непринужденно, то сейчас его выправке позавидовал бы любой военный. Абсолютно прямая спина, расправленные плечи, непроницаемое лицо - настоящий Начальник. Оксе стало не по себе. Называть его на "ты" было бы непросто.
  Тем временем девушки, под руководством кавалеров, знакомились с содержимым соседних блюд. За эти месяцы они более-менее привыкли к столичной кухне, но на праздничном столе многие блюда им были в диковинку. Торжественную речь Энгра, поздравляющего всех с Днем Рождений, они благополучно пропустили мимо ушей.
  - Что это? - Эль показала на блюд, полное каких-то бело-полосатых не то колбасок, не то червяков.
  - Дохлые членистоногие, - скривился Дан.
  - Пауки? - ужаснулась Эль.
  - Раки, - перевел Брюн. - И вообще, за столом так выражаться не культурно.
  - А что это с ними? - поразилась Даша. - Они же зеленые и с клешнями?
  - Их помыли и расчленили, - хрюкнул оборотень.
  Брюн ткнул его локтем.
  - Девушки, не слушайте его. Лучше гляньте вот, - он подтянул поближе пузатый горшок с полупрозрачными стенками. Сквозь низ просвечивало что-то блестящее. - Марнский окунь в глубоководной воде Залива Марна. Вот такой вот каламбур. Но вкусно. А вот это, - он указал на обычную стеклянную банку с чем-то зеленым и жутко напоминающим маринованные огурцы, только с глазами, - болотные рыбки. Редкий деликатес.
  - Одни рыбы, - вздохнула Даша, с сомнением глядя на глазастые огурцы. - А чего-нибудь сухопутного тут нет?
  - Почему же, есть, - оживился Эмма. - Во, горный кабанчик в горных травах.
  - Это кабанчик? - Калистра с некоторым ужасом осмотрела маленькое подобие тираннозавра.
  - Что поделать, горный много прыгал.
  Тем временем Мина заинтересовалась круглыми фруктами с полупрозрачной кожицей, плавающих в чем-то красном. Дан заметил ее удивленный взгляд.
  - Ничего особенного, дева... Яблоки в томатном соке.
  - Яблоки?!
  - Ага, они самые. Как их есть - до сих пор для меня загадка, но готовить их, как ни странно, я умею... Брюн, дай-ка свою зеленую дрянь.
  Брюн, ворча, достал из кармана своего бархатного пиджака яблоко и передал его Дану. Все чудесники, да и часть гостей, изумленно посмотрели на оборотня. А тот, положив яблоко на стол, энергично потер ладони друг об друга. Тут же над ними вспыхнуло синеватое пламя. Тогда он быстро обхватил яблоко двумя руками и замер. В течение минуты весь стол напряженно наблюдал за ним. Наконец, оборотень разжал руки. На его ладони лежало почти такое же яблоко, как и на блюде, но еще более прозрачное.
  - Это называется "профессионализм", - довольно сощурился Дан в ответ на замечание о прозрачности. - Мин, слабо теперь его съесть? Предупреждаю, кожура у него плотная, зато внутри жидкость.
  Предоставив девушке решать эту задачку, он занялся "огурцами". Тут с другого конца стола к ним медленно прилетело закрытое стеклянной крышкой блюдо. Сверху, на крышке, лежал листок салата с выцарапанной ногтем надписью - "Я была в шоке". Девушки повнимательней пригляделись к содержимому блюда и согласились с Оксей. Под стеклянным колпаком шла битва. Красные шарики ожесточенно нападали на зеленые колбаски, которые тщетно пытались убежать, но дорогу им преграждали рыжие змейки. Все это усиленно лупили дико прыгающие зеленые горошинки...
  - А это и есть горошинки, - заворожено прошептала Эль. -Обыкновенный горох...
  - А красные - помидорки, - согласилась Даша.
  - Салат "Се битые овощи", - с ухмылкой объяснил Брюн.
  - А почему "се"? - удивилась Калистра.
  - Потому что бьют сами себя.
  Тут Мине в голову пришла мысль относительно ее несчастного яблока. Она что-то очень оживленно зашептала Эль на ухо. Та, в свою очередь, стала делать Оксе странные знаки. Однако, Окся ее поняла и завязала безмолвный диалог с мэтром. Мэтр же пристально глянул на Брюна. Заместитель посмотрел на своего Начальника с некоторым сомнением, но все же достал из кармана длинную тонкую трубочку и ловко бросил ее Даниэлю. После чего удивленно смотрел, как трубочка перекочевала обратно, в руки Мины.
  - Все просто, - объяснила она и воткнула трубочку в яблоко. - Сок яблочный.
  - Гений, - ухмыльнулся Дан.
  Тем временем Даша с Калистрой пытались выудить из пол крышки драчливые овощи. Это давалось с трудом, а когда особо проворный помидор тяпнул Дашу за палец, девушки бросили сие занятие.
  - Уж лучше огурцы с глазами, - вздохнула она. - Они хоть не дергаются.
  Наконец, обед закончился.
  - Пьют во время самого Бала, - неведомо зачем объяснил Дан потолку. Потолку было наплевать, он это и так знал.
  - А теперь, друзья мои, - мэтр подошел к чудесникам, - я предлагаю вам прогуляться по Большому Дворцу. В кои-то веки устрою экскурсию. Поверьте, здесь есть, на что поглядеть.
  - А когда подарки? - влезла Калистра.
  - Вот заодно и подарки. Пойдемте.
  Одной рукой он подхватил Оксю, другой вцепился Брюну в запястье и потащил их ко второму выходу из зала. Даше пришлось идти за ними, Мину повел дисциплинированный оборотень, Эль с Эммой пошли добровольно, а вот Гару с Калистрой тихо сбежали. Мэтр сей побег, конечно, заметил, но промолчал.
  - Парадные портреты Королей вы уже видели. Теперь приглашаю вас в зал так называемых "домашних портретов", - вещал Даниэль. - Справа вы видите портреты Королей Древности. Их не много, так как в период готики не очень приветствовался "домашний портрет", зато они весьма монументальны, не находите? Здесь же и несколько картин стиля барокко, изображающих Древних. Ну а слева и в следующем зале уже современники барокко, рококо и прочего.
  - А нынешний Король? - вклинилась Окся.
  - Нигде нет его портрета, - покачал головой мэтр. - Даже в Цитадели. Это не принято среди Королей, но Мартэну наплевать на обычаи, противоречащие его привычкам.
  - Кому? - удивилась Даша. Раньше они никогда не слышали этого имени.
  - Мартэн, наш Король, - объяснил Брюн. - Он не любит, когда его так называют.
  - Предпочитает прозвище, - добавил мэтр.
  - Какое?
  - Неважно. Итак, Короли позади. Перед нами Зал Готики, наверх - искусство Зарубежья, направо - Древний Мир и искусство Живой Античности, налево - классицизм, барокко и иже с ними, до модерна включительно. Кто куда?
  Даша молча потащила Брюна направо.
  - В 9 у Большого Зала, не забудьте! - крикнул им вдогонку мэтр.
  Эль и Эммой отправились налево, а Мина и Дан - наверх. Окся с мэтром остались на месте.
  - Оксь, ты любишь Готику? - удивился Даниэль.
  - Я люблю все. Вообще-то я начинающий искусствовед, ты разве не в курсе?
  - Забыл, - честно признался Даниэль - Просто из головы вылетело. Хорошо, тогда походим везде и будем рассказывать друг другу, кто что знает. Идет?
  - Идет! - в радости от предстоящей перспективы Окся забыла даже о надоевшем платье.
  - Тогда пошли! - в мэтре тоже проснулся искусствовед. А в такие моменты ему было наплевать на все.
  
  * * *
  
  Гару утянул Калистру в длинный пустой коридор со множеством гобеленов на стенах. Принюхавшись и прислушавшись, он тихо прошептал:
  - Народу поблизости нет, - и тогда обратился к Калистре. - Сегодня, в День Рождений, позволь мне преподнести тебе подарок...
  - А я после? - перебила она его.
  - Ага. Итак... - он извлек откуда-то небольшой узкий сверток. - Ибо твоя жизнь мне дорога...
  Калистра развернула этот сверток и, радостно повизгивая, бросилась целовать Гару.
  - Спасибо, умничка ты мой!
  Радость драчуньи была понятна - внутри лежал небольшой кинжал изумительной работы, со слегка изогнутой ручкой. Глядя, как Калистра играется с кинжалом, Гару добавил:
  - Это не только холодное, но и горячее оружие. Огнестрельное, так сказать. Уникальный образец, конфискат... Я тебе потом покажу, как он стреляет.
  Зря он это сказал. Девушка сосредоточенно уставилась на кинжал.
  - А я, кажется, уже разобралась... Сейчас...
  - Что? Нет!!!
  Но он опоздал. В ту же секунду в коридор вошел человек, похоже, официант. А еще через секунду этот официант изумленно изучал свой поднос - вместо рюмки на нем покачивалась чашка, полная вина - ножку Калистра отстрелила начисто. Еще немного полюбовавшись на это зрелище, человек медленно перевел взгляд на Гару. Тот мило улыбнулся, ухватил свою девушку за руку, и они ретировались.
  Оказавшись в безопасном (то есть вдали от обалдевшего официанта) месте, Калистра виновато посмотрела на эксперта.
  - Ну я не хотела, честное слово. Оно само... А это тебе!
  На свет появились очки и наушники. Гару с сомнением осмотрел подарок, потом надел и повернулся к зеркалу, благо во Дворце их было с избытком.
  - Ух! - он показал своему отражению распальцовку. - Здорово! Мерси! - и Калистра удостоилась затяжного поцелуя в щечку.
  
  * * *
  
  Едва скрывшись от строгого взгляда Начальника, Брюн предпринял попытку сбежать, но Даша успела поймать его за полу бархатного пиджака.
  - Брю-у-у-у-ун... Ну пойдем, посмотрим на искусство Живой Античности... Это же так интересно!
  Брюн хотел категорически отказаться, но потом его взгляд обратился к умильно-умоляющим глазам Даши, и он решил, что искусство Живой Античности, это, пожалуй, интересно. Немного поспорив, они пришли к соглашению - Брюн идет с Дашей и даже рассказывает, если что знает, а за это Даша не пытается отнять у него яблоко с воплем "Тут музей, тут не принято!"
  - Итак... Живая Античность - явление удивительное и уникальное. В северной части материка Крондор, в гористой местности, находится город Атта. Он тысячилетиями не изменяет своего образа жизни, своих обычаев, продолжая традиции античности. Порядки там очень строгие, к тому же они жестко контролируют численность населения. Однако иностранцев и прочих гостей они встречают весьма приветливо - повлиять на их культуру все равно ни у кого не получится. Разве что у Мурруррана когда-то получилось - но он был во всех отношениях замечательной личностью. Теперь аттцы создают еще более прекрасные произведения, но среди них то и дело мелькает изображение двуликого человека. Усовершенствовал он и орудия - резцы, режущие мрамор, как масло, и подчиняющиеся мысли. Неудивительно, что скульптуры Живой Античности кажутся живыми!
  Даша молча согласилась с ним. Скульптуры действительно завораживали.
  Наконец, на выходе пятого зала, Брюн остановился. Он только что рассказал легенду об античном боге Времени, и счел момент подходящим для вручения подарка. Без особых предисловий он протянул Даше небольшой сверток, из которого появились вечно стоящие часы на длинной цепочке. А, присмотревшись, Даша поняла, что они даже не остановившиеся, а просто выгравированные на круглом металлическом медальоне. Часы вечно показывали восемь часов, восемь минут и восемь секунд.
  - Это Маятник Вечного Времени, - объяснил Брюн. - Если начать им покачивать по часовой стрелке, все окружающие станут жить медленнее. Точнее, тот, кто держит Маятник, будет жить быстрее. А если качать им против часовой стрелки - все будет наоборот.
  Даша задумчиво покрутила маятником по часовой стрелке. Птица за окном лишь слегка замедлила свой полет.
  - Но скорость зависит от силы владельца, - продолжил Брюн. - Если бы Маятник взял мэтр, показалось бы, что мир совсем остановился. А тебе, Даш, учиться, заниматься и тренироваться! Обещаешь?
  - Ага, - кивнула она.
  - Вот и правильно. А что касается мэтра - лучше не говори ему про этот Маятник. А главное, не пользуйся им в его присутствии. Он такие вещи немного не переносит. Причем в прямом смысле этого слова. Принцип не позволяет. Хорошо?
  - Хорошо. Спасибо, Брюн. А это тебе! - она извлекла халатик с поясом. - Для утренних пробежек.
  Он рассмотрел халат, пояс, и восторженно присвистнул.
  - Даш, спасибо огромное! Не поверишь, я о чем-то подобном всю жизнь мечтаю! - от переизбытка чувств он обнял Дашу и сделал вместе с ней несколько кругов по потолку. За этим занятием их и застали Гару с Калистрой.
  
  * * *
  
  Мину Дан сам дотащил до зала, посвященного столь нежно любимому им Северу. Прочтенной им лекции о богах и традициях Свободного Севера мог бы позавидовать любой экскурсовод. Мину же больше сразил сам факт существования каких либо богов - в Королевстве Кандра религий не было, последние соборы, посвященные непонятно кому, строились еще в период готики, в начале правления Мурруррана. Потом он на жизненном примере понял, что религия, мол, "опиум для народа", и решил действовать строго. Посему, как стиль, готика сохранилась, а вот соборы строить перестали. А те, что уже были, любивший и уважавший архитектуру Муррурран велел лишить "смысловой нагрузки". Пришлось Дану рассказывать и это, а когда Мина более-менее разобралась, перешел на личности.
  - Вот этот, - он показал на изображение высокого и стройного мужчины с мощными орлиными крыльями за спиной, - Верховный Бог, бог Воздуха. Его Истинное имя не знает никто, кроме его шамана, остальные зовут его Грорр. Он правит Миром, однако, создавали Мир четверо - он, два его брата, Адан и Тронтр, и сестра их, Вейа. Соответственно, боги Земли, Огня и богиня Воды.
  - Адан? - задумалась Мина. - Что-то знакомое...
  - Конечно, знакомое, - улыбнулся оборотень. - Шаманам дают прозвища, похожие на имена их богов. Вот он, Адан - мощный детина с медвежьей головой. Он Хранитель Севера, его лесов, гор и степей. Когда-то я знал его Истинное имя, но отдал это знание другому шаману... Вот этот двуликий крепыш - брат Адана, Тронтр. Одно его лицо доброе, а другое злое, ведь огонь может и греть, давая жизнь. И сжигать, убивая. А этот милый толстяк - его сын, Урнр, бог Солнца. Тут же и сестра-близнец, Манра, богиня Лун.
  - А это кто? - Мина замерла перед изображением высокой стройной блондинки, невообразимо прекрасной.
  - А это и есть Вейа.
  - Такая красивая...
  - Она наравне со всеми дает нам жизнь... Но именно она создала всех людей. Рядом ее дети - Хранитель моря Янрах и Хранительница рек Ирра. Именно ее именем названа самая большая река нашего континента. Они покровительствуют всем, кто плавает по воде на кораблях и лодках...
  Они шли по залам, и Дан продолжал рассказывать о Богах и их удивительных похождениях. Вдруг Мина остановилась, ойкнула и вцепилась в его руку.
  - Дан, кто это?
  Шаман посмотрел туда, куда она показала. Там, на стене, висело чучело жуткого зверя, прикованного цепями в руку толщиной. Зверя можно было бы назвать волком, но он был раза в два больше обычного, угольно-черного цвета, и только на морде росла красная шерсть, повторяя очертания черепа. Из пасти торчали длинные клыки, а желтые приоткрытые глаза, казалось, следили за всеми проходившими. В довершение картины за спиной этого кошмара было два мохнатых крыла, напоминающих крылья летучей мыши. Крылья с особой жестокостью были прибиты к стене огромными гвоздями.
  - Иш ты, - прошипел сквозь зубы Дан. - Прибили. Значит, баловала...
  - Кто это? - повторила Мина. И почему его прибили?
  - Это Владыка Кошмаров, Повелительница Тьмы и Мрака - Аэта. Считается, что даже ее изображение способно причинить вред... И, кстати, не зря. Вот потому ее и прибили.
  - Это женщина?
  - Да. Более того, это обычная человеческая женщина, укушенная оборотнем и вампиром. Вот и получилось такое чудовище. Сдержать ее можно, только назвав ее Истинное имя. И потому его знают все, - он подошел к чучелу и уставился в его злобный желтый глаз. - Эсгальвен, иди к свету!
  Глаз прищурился еще сильней, а потом широко распахнулся и остекленел.
  - Вот и все, - удовлетворенно сказал Дан. - Хороший финал для такой экскурсии... А теперь перейдем к следующей части, благо момент подходящий, - жестом фокусника он извлек откуда-то продолговатый сверток. - Ты умеешь разговаривать со зверями. Но разговаривать - не всегда значит договориться. Этот жезл поможет тебе в нелегком труду ведения переговоров со зверьем.
  Мина с восхищением изучила поданный жезл и повисла у Дана на шее.
  - Спасибо, Дан! Какой ты заботливый и практичный! - и она звонко поцеловала его. Оборотень довольно ухмыльнулся. - А это тебе! - у него на шее появился крест. Дан молча осмотрел его, молча обнял Мину и подхватил ее на руки.
  - Давай теперь других поищем? Пора уже.
  - Давай!
  
  * * *
  
  Эмма и Эль искусством особо не интересовались. Они продолжали вчерашний, а так же позавчерашний и позапозавчерашний, разговор, содержание которого заключалось в том, что Эль хочет переехать к Эмме, но не переедет до тех пор, пока Эмма не наведет у себя порядок, а Эмма тоже хочет, чтобы Эль переехала к нему, но не наведет порядок, пока она к нему не переедет. Замкнутый круг. Дискуссия то и дело прерывалась невинными объятиями и почти символическими поцелуями, и грозилась затянуться очень надолго. Наконец, Эмма сдался.
  - Хорошо. Завтра же уберусь. Но ты, Эль, ты будешь помогать мне поддерживать порядок! Договорились?
  - Договорились, Эмма, - вздохнула девушка, подобревшими глазами смотря на него. - Но если ты будешь сильно сорить, я уеду обратно.
  - А в чьих интересах наше совместное проживание? - он хитро прищурился.
  - В общих, Эмма, в общих. Разве нет? Или ты уже против?
  - Ты что?! Конечно, нет, я только за! Буду стараться быть аккуратным и послушным!
  - Конечно, когда-то же надо начинать.
  - Да, тем более в День Рождений! Кстати, Эль, поздравляю тебя с этим праздником.
  Ей была вручена простая плоская черная коробка. Эль открыла ее и заворожено уставилась внутрь.
  - Нравится? - гордо спросил Эмма.
  - Не то слово, - пошептала девушка.
  В коробке находился ювелирный гарнитур - ожерелье, браслет, серьги и кольцо. Некоторое время, пока Эль смотрела на них, камни на украшениях медленно, словно в задумчивости, меняли цвета, пока, наконец, не пришли к восторженному сочетанию золотисто-голубого. Эль замерла, казалось, даже не дыша. Эмма полюбовался на произведенный эффект и стал давать пояснения.
  - Этот камень называется "пентерит". Конечно, не слишком красиво, зато, если верить мэтру и его знанию языков, очень верно. Цвет пентерита зависит от желания и/или настроения носящего. Если тебе хочется, чтобы он был красным - он будет красным. Зеленым - будет зеленым. Если не будешь над этим задумываться - камень будет следить за твоим настроением и оценивать его по собственной цветовой шкале. Думаю, с этим ты разберешься... А опытный человек может улавливать с помощью этого камня настроение окружающих. В общей массе, или по личностям.
  - Опытный, это как мэтр? - очнулась Эль.
  - Опытный, это как я, - снисходительно усмехнулся Эмма. А потом несколько сник. - Мэтру для таких вещей камни не нужны, он сам себе индикатор... Но, я думаю, ты быстро научишься!
  - И я надеюсь... - Эль примеряла кольцо. Оно село на палец идеально.
  - Давай помогу с остальным, - всполошился Эмма. Через несколько минут Эль была при полном параде.
  - А мой тебе подарок с сюрпризом, - немного виновато произнесла девушка.
  Эмма задумчиво повертел в руках стеклянный шар. Не найдя крышки, он ухмыльнулся и ткнул в него пальцем. Палец отскочил. Эмма нахмурился и попытался еще раз. Через несколько минут бесплодных попыток он поднял на Эль мученические глаза и задал на первый взгляд странный, но, при ближайшем рассмотрении, логичный вопрос:
  - Где мэтр это чудище откопал?
  Теперь усмехнулась Эль.
  - Сдаешься?
  Эмма упрямо уставился на шар.
  - Нет! Спасибо за перстень... Я достану его сам! Это дело моей чести... - он спрятал шар в карман.
  Тут из-за поворота появились Брюн с Дашей и Гару с Калистрой.
  - О, а мы вас ищем! - обрадовался эксперт.
  - Мы тоже, - раздался с другого конца зала голос Дана. - Кто-нибудь знает, где мэтр? Через полчаса торжественное начало Бала, а его ни слуху, ни духу, в прямом смысле этих слов.
  Все синхронно пожали плечами.
  - Тогда пойдем его искать, - решил Брюн. - Только все вместе! Еще раз друг друга искать не хочется.
  
  * * *
  
  После продолжительной экскурсии мэтр с Оксей устроились на широком подоконнике, где-то на самом последнем этаже Дворца. Окся любовалась видом Цитадели, а Даниэль вдохновенно болтал ногами. К нему вновь вернулось радужное настроение, казалось, навек утраченное. Это было весьма кстати. При этом он бормотал себе под нос какой-то незамысловатый трактат о Знании. Когда девушка, наконец, разобралась, что он говорит, она встрепенулась.
  - Кстати... Даниэль, поздравляю тебя с Днем Рождений! И дарю тебе вот эту книгу! - она протянула ему весьма объемистый фолиант. Именовался он "Относительность абсолютного знания", а на обложке его был изображен небольшой серебристый дракон.
  Даниэль взял книгу в руки и усмехнулся.
  - Спасибо... Ну вот скажи, какое шестое чувство подтолкнуло тебя купить именно эту книгу?
  - Ну... Во-первых, название несколько перекликается с нашим принципом. А во-вторых, я драконов люблю, - она улыбнулась.
  - Во-первых, это моя любимая тема, он улыбнулся ей в ответ и открыл окно. - А во-вторых... - неожиданно он сунул два пальца в рот и молодецки свистнул. Окся заворожено смотрела на него, прикидывая, сошел ли мэтр с ума, или еще нет. Однако, через некоторое время, за окном раздался шорох крыльев, и на подоконник опустилось дивное создание - маленький серебристый дракончик, больше похожий на изящную статуэтку, чем на живое существо. Он внимательно и спокойно посмотрел на людей своими небесно-голубыми глазами, важно повел усами и быстро забрался к парализованной от удивления Оксе на плечо. Там он умудрился свернуться клубком и, прикрыв глаза, задремал. Окся смотрела на него широко раскрытым глазами, как на привидение. Дракончик действительно в чем-то походил на привидение, по крайней мере веса его она совершенно не ощущала. Даниэль ласково смотрел на них.
  - А во-вторых - это мой тебе подарок. Дракон... Весьма миниатюрный, но уже вполне взрослый... Вы с ним ровесники.
  - А как его зовут? - к Оксе наконец-то вернулся дар речи.
  Мэтр пожал плечами.
  - Не знаю. Может, как-то и зовут, но я у него не спрашивал. Ты сама потом спроси.
  - Я? - она удивилась. - Я же не Мина, не умею понимать зверей.
  - Он не зверь, он дракон, - несколько резко поправил ее Даниэль. - Дракон гораздо более близок человеку, нежели остальные... И нежели это кажется на первый взгляд. Может, тебе еще предоставится случай в этом убедиться. Во всяком случае, драконы разбираются в Знании гораздо лучше нас. Ты со своим принципом вполне можешь найти с ним общий язык. Особенно, если он сам этого захочет. А он хочет, уж поверь мне, - Даниэль подмигнул ей.
  Окся повернулась к дракону. Он открыл один глаз, ставший ужасно похожим на хитрющие глаза Ээээ, и тихо, где-то на самой глубине сознания, Окся поняла - мэтр прав. Дракончик этого хочет.
  Даниэль глубоко задумался, глядя куда-то в никуда и, наконец, изрек:
  - Оксь, нас ребята ищут. Причем, по-моему, Брюн уже начинает употреблять в мой адрес не очень приличные выражения. Фи, как некультурно-то... Да еще при девушках! Так, все, пошли их искать. Надо призвать этого охальника к ответственности.
  - Брюн не охальник, - возразила Окся. - Он хороший.
  - Одно другому не мешает. Пойдем. И не бойся, дракончик не улетит и не упадет.
  - Да я и не боюсь...
  - Вот и правильно.
  Ребята нашлись все в том же Зале Готики. Брюн действительно ругался, но шепотом, поэтому девушки от выслушивания его монологов были избавлены. Даниэль оценил ситуацию, признал свою вину и сменил гнев на милость.
  - А теперь, девушки, мы должны вернуться к Главной лестнице, - объявил он. - Просьба всем следовать за мной.
  Девушки медленно кивнули, но их взгляды были прикованы к дракончику.
  - Это кто, Оксь? - заинтересовалась Мина.
  - Потом расскажу, - пообещала та. - После Бала...
  
  * * *
  
  Энгр торжественно распахнул двери Большого Зала.
  - Добро пожаловать на Бал, дамы и господа! - громогласно объявил он. - Мы начинаем! Маэстро, музыку!
  Невидимый оркестр заиграл вальс. Пары двинулись вперед, едва переступив порог Зала, они начинали кружиться в танце. Чудесники, стоящие последними, вновь расположились по старшинству.
  Когда уже и Брюн с Дашей исчезли среди танцующих, Окся повернулась к мэтру.
  - Даниэль... А ты уверен, что танцевать обязательно?
  - Да. Именно нам - обязательно. Я, знаешь ли, недаром ношу звание мэтра. Но это звание налагает определенные обязанности. Так что я, можно сказать, обязан танцевать со своей дамой на Балу. И быть с ней лучшей парой. Тем более... Впрочем, не важно. Пора!
  - Что не важно? - попыталась спросить Окся, но в тот момент они тоже переступили порог и закружились в вальсе.
  Впрочем, как бы они ни кружились, Окся все равно умудрялась смотреть по сторонам. Вон кружатся уже вошедшие во вкус Лан с Миной, там Гару с Калистрой, немного нелепо смотрящиеся в своих нарядах в барочном зале, под мелодию вальса. Чуть дальше - Даша и Брюн. Вот уж для кого танец был родной стихией. Лицо Зама было столь вдохновенным, что даже Окся залюбовалась им. Несколько в стороне танцевали Эмма и Эль. Следователь смотрел на девушку влюбленными глазами, а у нее было какое-то уж слишком задумчивое выражение лица. Да и смотрела она отнюдь не на Эмму...
  "Сама хороша, между прочим. Ну скажи, чем тебе мой Зам приглянулся?"
  "Нет, ты все же читаешь мои мысли!"
  "Нет, просто ты в последнее время слишком громко думаешь. И при этом по сторонам смотришь. Не забывай, я еще и немного психолог..."
  "Ну спасибо. Скажи лучше, где дракончик?"
  "Летает где-то над нами. За него можешь не волноваться."
  "Хорошо, не буду."
  Она, наконец-то, посмотрела на самого мэтра. В глазах у того светилось неземное счастье. Наконец-то! И Окся решила головой больше не крутить...
  Постепенно все отошли к стенам и устроились там с бокалами вина и инты в руках. Танцевать остались только несколько пар, в том числе неугомонный Брюн, все же ухвативший с какого-то подноса бокал. Судя по нежно-красному цвету, это была инта. Координатор же он благополучно забыл. Наконец Даша взмолилась о пощаде и оттащила Брюна к креслу. Рядом шептались Мина и Калистра - обсуждали, кто как танцует. Только мэтра, уже по традиции, обходили стороной.
  Дав гостям время отдохнуть, на середину зала вышел Энгр и объявил:
  - Надеюсь, дамы и господа, присутствующие на нашем Балу впервые, поймут и простят наш милый обычай. Следующий танец называется "Танцем Ревности". Кавалеры приглашают чужих дам! - и он исчез в толпе.
  Девушки остолбенели. Им об этом танце даже не намекали. Только Окся вздохнула с некоторым облегчением.
  "Даниэль, не обижайся, но, во-первых, я тебя совсем не ревную, а во-вторых - я надеюсь простоять этот танец в сторонке. Ты не против?"
  "Сегодня, для тебя... Я готов на все," - он тоже скрылся в неизвестном направлении. Через некоторое время Окся заметила его приглашающего жену Энгра. Впрочем, кого еще мог пригласить этот непостижимый дядя?
  Окся продолжала смотреть по сторонам. Калистру увел тот самый знакомый из Убойного отдела, Гару ответил парню полной взаимностью и увел его девушку. Дан вовсе исчез из поля зрения, к Мине подошел сам Энгр. Окся хотела было удивиться этому, но потом повернула голову и передумала удивляться таким пустякам.
  Кто пригласил Дашу, она не заметила, но вот Брюн подошел... к Эль! Галантно поклонился, протянул ей руку. Девушка смущенно опустила глаза, покраснела, однако, свою руку ему дала. Лицо Брюна в этот момент светилось каким-то особым, совершенно неуемным счастьем.
  Заиграла музыка, танец начался. Окся, предусмотрительно спрятавшаяся за колонной, стараясь не отрывать от этой пары глаз.
  Эль постепенно пришла в себя. Хотя пентерит чуть не разрывался от ее противоречивых чувств, внешне девушка выглядела спокойной. Она положила руку ему на плечо и незаметно, как казалось ей, перебирала длинные волнистые пряди. Брюн же, когда музыка стала медленней, прижал ее к себе сильнее, чем требовалось. Эль не возражала, единственное, чего она опасалась - смотреть ему в глаза.
  Зато этого не опасался Эмма. Бедняга, как и Окся, спрятался за колонной и тоже во все глаза смотрел на них. Окся, заметив это, решила отложить созерцание танцующих до лучших времен, и подошла к мену.
  - Эмма?
  - М...
  - Почему ты не танцуешь?
  - Я? - следователь наконец-то вынырнул из омута мрачных мыслей. - Так не с кем... А ты?
  - А я спряталась. Вот видимо поэтому и не с кем.
  - Ну вот и хорошо, - неожиданно ответил Эмма. - Я тоже не хочу танцевать.
  - Почему?
  - Устал.
  Окся внимательно посмотрела ему в глаза.
  - Нет. Ты не устал. Из-за Эль, да?
  Следователь опустил голову и промолчал.
  - Какая разница, кто пригласил ее на танец? Она, по крайней мере, тут не при чем. А отказывать было бы плохим тоном. Тем более Брюну.
  - Ей это нравится! И ему тоже. Я же по их глазам вижу!
  - и что в этом плохого? Мне бы тоже понравилось. Но я не думаю, что мэтр стал бы возражать по этому поводу.
  - Так то мэтр...
  - А ты чем хуже?
  - Эль только сегодня, наконец, согласилась ко мне переехать, - словно не слыша вопроса, продолжил Эмма. - А теперь...
  - А что теперь? Объясни, что такого сверхъестественного произошло? Переедет она к тебе, не волнуйся. И, главное, ей только сцены ревности не закатывай. И не вздыхай так тяжко! Скажи лучше, кого мэтр приглашал в прошлый раз?
  Немного ошеломленный Эмма пожал плечами.
  - Если честно, не знаю. Это мой первый Бал... Я работаю тут совсем недавно. Но... склонен полагать, что никого.
  - Как?!
  - Просто. Уже пять лет мэтр не приходил на этот Бал.
  Окся помотала головой, пытаясь переварить полученную информацию.
  - Уже пять лет... Но он мне этого не говорил... Мне никто этого не говорил! Даже удивленных лиц не было!
  - Даниэля слишком уважают и побаиваются, чтоб делать при его появлении удивленное лицо. Все же это чревато последствиями.
  Девушка задумалась.
  - Даже так... Спасибо за информацию. При первой же возможности допрошу на эту тему Ээээ.
  - Думаешь, она расскажет?
  - Теперь расскажет, - со злорадством пообещала Окся.
  Музыка стихла, и тут же рядом возник Даниэль.
  - Стоите-скучаете? - поинтересовался он. - Эмма, ты не против, если я у тебя даму украду? Все же она моя... "Что, Оксь, примеряешь на себя роль практикующего психолога? А попутно выведываешь мои тайны? Удачи тебе в этом!"
  Окся остолбенела от такой наглости, а Эмма рассеянно кивнул головой.
  - Кради, не жалко... - и он бросился куда-то, очевидно, красть Эль у Брюна.
  Мэтр с осуждением покачал головой.
  - Эх, молодо-зелено. Все бы им пострадать-поревновать.
  - Кто бы говорил, между прочим.
  - А я кого-то к кому-то ревную? Ни в жизни! - он усмехнулся. Но усмешка не показалась Оксе такой уж веселой. Если бы она еще поняла, почему...
  Музыка заиграла вновь. Танец сменялся танцем, среди пар то и дело мелькали загадочные люди с бокалами в руках, именующиеся официантами.
  В какой-то момент Окся поняла, что в зале кого-то не хватает.
  "Даниэль, где Эмма?"
  "Они с Эль ушли. Причем оба с таким счастливым видом, что я даже позавидовал."
  "Это намек? Даниэль, ты трезв?"
  "Пока да, но завтра я все забуду. Не исключено, что ты тоже. Может, воспользоваться моментом?"
  "Это таки намек. Знаешь, попытаться можно, но на удачу особо не рассчитывай."
  "Ничего. Я умею проигрывать."
  С той минуты их в зале тоже больше никто не видел. Сбежали они совершенно по-английски, не забыв, впрочем, свистнуть дракончику.
  А еще через некоторое время Брюн обратил внимание на то, что у него начали заплетаться ноги. После очередного танца он достал из своего бездонного кармана нетронутую бутыль координатора, придирчиво осмотрел ее и в расстроенных чувствах хлопнул об пол.
  - Прости дева, - обратился он к Даше. - Но я, кажется, напился.
  - И это уже никак не исправить? - сочувственно спросила та, смотря на блестящие осколки.
  - Увы, - развел руками Брюн. - Поздно.
  - Поздно руки тереть, если пальцы отморозил, усмехнулся появившийся рядом Дан. На шее у него висела Мина. Не пьяная, но, порядком, уставшая.
  - Ох уж мне этот ваш северный юмор, - вздохнул Брюн и поудобней устроился на стоящем у стены стуле. Даша поудобней устроилась у него на коленях.
  - Устали и отдыхаете? - к теплой компании подошел Гару. Калистра шла рядом, вцепившись правой рукой в свою же левую. Судя по твердой походке эксперта, он координатор не забыл. Зато, судя по его же лицу, употреблял он еще и виноградное вино, а, может, что и покрепче, от чего уже никакие зелья не спасают.
  - Устали - несколько не то слово, - покачал головой Брюн. - Сейчас бы домой...
  - Спать, - хором сказали Даша и Дан. Брюн подозрительно покосился на них, но промолчал.
  - Хороший был день! - высказалась Калистра и, наконец-то, вцепилась в руку Гару.
  - Ну почему же был... - Дан задумчиво погладил подбородок. - Он еще не закончился...
  И словно в доказательство его слов в кармане у Брюна заверещал камушек. Зам вытащил его, шепча совершенно непечатные проклятья.
  - Вы там еще не очень устали? - ласково поинтересовался мэтр.
  Брюн хотел было возразить, но не успел.
  - У меня для вас задание, - голос Даниэля резко стал официально-серьезным. - В Цитадели был убит Премьер-Министр.
  - Совсем убит? - ужаснулась Калистра.
  Похоже, мэтр ее услышал.
  - В том-то и дело, что не совсем. Лежит, не дышит, не двигается, но и не умирает. Во всяком случае, так было сказано мне. В Цитадели паника, выходы перекрыты. Остались только входы.
  - И? - Брюн скорчил недовольную гримасу. Он уже понял, к чему клонит Начальник.
  - И вы должны их найти. Хотя бы один. Попасть внутрь и выяснить, что именно у них там произошло.
  - А почему не ты-ы-ы-ы? - заискивающе протянул Дан. Он тоже все понял, работать ему не хотелось.
  - Потому что я так решил. Причем еще в прошлый раз. Я разбираюсь только с безнадежными делами. К тому же, неужели вы думаете, что старый дедушка Даня, в свой законный выходной, побежит куда-то, неведомо куда, ночью, бросив свою даму на произвол судьбы? Хорошего же вы мнения о своем Начальнике... Все, конец связи.
  - Подожди! - истошно завопил Брюн.
  - Что еще? - неохотно отозвался мэтр.
  - Где входы?
  - Ищите сами. Вам туда надо, вы найдете. Все, - камушек замолчал окончательно.
  Все обреченно уставились в пол.
  - Плакал наш законный выходной, - тяжело вздохнул Брюн.
  Гару крутил головой, удивленно смотря на них.
  - Ребят, а что собственно произошло? Мы не домой?
  Бедняга Зам вздохнул еще тяжелее.
  
  * * *
  
  - Начальник над нами издевается. Мог бы хоть примерную наводку дать, - ворчал Брюн, сидя на парапете набережной и пытаясь привести себя в порядок. Они битый час ходили по Дворцу, где, исходя из логики, пытались найти хотя бы один вход. Тщетно. Пока единственным их достижением была потеря неизвестно где Брюниного шарфа, да еще несколько уроненных скульптур, с которыми пытался обняться Гару. Девушки искренне радовались за Оксю, которой не пришлось проделывать весь этот путь, ибо ее костюм крайне ему не соответствовал, а так же за себя - что у них платья попроще будет.
  Дан достал из шарра шкуры каких-то диковинных животных и протянул их девушкам, мол, ночь уже ж, охладиться и простудиться ж можно ж. Девушки не возражали.
  Гару задумчиво шлепал подошвами по воде и смотрел на черный силуэт Цитадели. Мрачную темноту замка не смогли разогнать ни гирлянды, висящие на его стенах, ни две неправдоподобно огромных луны - синеватая Ульма и красный Блар.
  - Брюн, - неожиданно сказал эксперт. - А ведь ты смог бы туда добежать.
  Зам покачал головой.
  - Если бы я мог... Давно бы уже добежал. Цитадель охраняют не только высокие стены и верные стражи. На нее же незнамо сколько заклинаний наложено... Сам Муррурран постарался. Так что легкие пути нам не светят.
  - А я попробую, - решительно ответил Гару и тут же соскользнул в воду. О чем сразу же пожалел - вода была холодной, выбраться сам он не мог, а спасать его никто не собирался. Дан был занят укутыванием девушек, а Брюн заботился больше о том, чтоб не свалиться самому. Наконец, фыркая и отплевываясь, он вскарабкался на парапет.
  - Нет худа без добра, - проворчал Дан, вглядываясь в его прояснившиеся глаза. - Купание в холодной воде отрезвляет... Брюн, может, тебе тоже искупнуться?
  - Нет, спасибо, - мгновенно отреагировал тот. - У меня и без того мозги чистые, как мои отчеты...
  Девушки тактично молчали. Они еще слишком плохо знали столицу, чтоб что-то советовать.
  Наконец, Дану надоело бесцельное сидение на берегу реки. Он немного побегал туда-сюда вдоль по набережной, превратился в медведя, опять повторил тот же маршрут. Хорошо, что стояла ночь, и то редкие прохожие испуганно вжимались в стены.
  В конце-концов он рыкнул на своих спутников и решительно направился куда-то прочь от реки.
  - Кажется, он что-то придумал, - сказала Мина.
  - Это я уже понял, - Брюн встал на ноги и, пошатываясь, пошел за ним. Остальные двинулись следом. Через некоторое время Мина выбежала вперед и пошла рядом с медведем, что-то шепча ему на ухо. Тот отвечал тихим ворчанием.
  - Что мы ищем? - не выдержав, спросил Брюн.
  - Канализационный люк, - Мина пожала плечами. - Он считает это правильным.
  - Видимо, ему туда больше всех надо, - проворчал Брюн.
  - Просто он из вас самый трезвый и может лучше концентрироваться на том, что ему нужно. Кроме "домой-спать", - парировала Мина. Зам обиженно замолчал.
  Люк вскоре все же нашли. Совместными усилиями сдвинули крышку и тут же отшатнулись от открывшейся шахты, спешно зажимая носы.
  - Нам надо туда лезть? - спросила Даша, с ужасом косясь на черный провал. Его дно загадочно блестело при свете фонарей.
  - Было бы неплохо, - Дан снова обратился в человека. - Там-то внизу можно пройти, не испачкавшись, я знаю. Но вот запах... Сейчас что-нибудь придумаем...
  - А что тут думать то? - Гару решительно запустил руку в карман Брюна, покопался там. Брюн следил за ним в состоянии легкого шока. Наконец эксперт извлек на свет маленький флакончик с непонятным содержимым. - Замечательное средство. По капле на нос - и от нас не пахнет, и нам не пахнет... Полезно при осмотре трупов, - завершил он.
  Теперь Даша с некоторым ужасом смотрела на него. Гару ухмыльнулся и приступил к процедуре химической обработки.
  
  * * *
  
  Даниэль вальяжно развалился в мягком кресле, Окся устроилась у него на коленях. Любопытное вездесущее привидение некоторое время с сарказмом изучало эту сцену, после чего, не заметив решительно никаких изменений, тактично испарилось. А безымянный серебристый дракончик удобно устроился на спинке кресла. Он заснул сразу.
  - Оксь, - Даниэль закрыл глаза, но присоединяться к дракончику, похоже, не собирался. - Скажи честно. Не все ли тебе равно, что произойдет сегодня, если завтра ты все равно ничего помнить не будешь?
  - Нет, Даниэль, не все равно, - однако отвечала она немного нерешительно. - Знаешь, как бы мне не отшибло память, я все равно буду знать, что что-то было. И терзаться в сомнениях - что же именно. Лучше уж пусть не будет ничего. Даниэль, не подумай, что я к тебе плохо отношусь. Просто... рано.
  - Хорошо, - он ласково улыбнулся. Обнял ее за плечи, повалил к себе на грудь. - А просто поспать вместе со мной на этом кресле ты не против?
  - Нет. Если ты не против услышать утром: "Мэтр, что вы тут делаете?!"
  - Не, не против, - он извлек откуда-то теплый плед и укрыл ее. Сон пришел к ним быстро и незаметно. Последнее, что увидела Окся, было лицо Ээээ. От дикой гаммы чувств, отразившихся на нем, девушке стало немного не по себе. Но усталость и вино в конце-концов взяли свое, и она заснула, вмиг забыв обо всем.
  О том, как проводили ночь Эль и Эмма лучше умолчать. Во всяком случае, Эмма напрочь забыл о своей ревности, а Эль в дальнейшем жестко пресекала все попытки девушек вернуть ее обратно в Дамский Дом.
  
  * * *
  
  А вот для шестерки несчастливчиков, не успевших удрать с Бала, ночь была отнюдь не такой сладкой. Конечно, благодаря зелью Гару, в канализации больше не пахло. И, как предсказывал Дан, пройти, не испачкавшись, там было довольно просто. Даже живности никакой не водилось. Угнетало другое.
  Зелье отбило нюх и у эксперта, и у оборотня. Неровный свет огоньков, горящих на пальцах мужчин, мог показать, куда они идут на данный момент, а вот куда они идут вообще - уже нет.
  Канализация же была настоящим лабиринтом. Заблудиться в нем совсем они вряд ли бы смогли - лестниц наружу было достаточно. Но придти именно туда, куда надо... Вело вперед их только осознание того факта, что пока они Цитадель не найдут, поспать им не удастся. Начальник со света сживет. Они и знать не могли, что Начальник уже давно сладко спит, "отключив" своему камушку звук.
  Их процессия могла бы показаться величественной, если бы не канализация вокруг. Первым шел Брюн, освещая дорогу импровизированным факелом на кончиках пальцев. За ним шагал Дан, обравшийся в медведя. На его спине сидели Мина и Даша. Сзади протрезвевший Гару нес на руках Калистру и тоже как-то умудрялся освещать себе путь.
  Наконец, Брюн объявил, что они зашли в тупик. Все тут же стали искать лестницу наверх. Лестница нашлась на удивление быстро. А наверху их ждал приятный сюрприз.
  Люк выходил на задний двор замка Цитадели. Рядом стоял неулыбчивый и, похоже, не очень учтивый дядя в серой форме с золотым шитьем. При ближайшем рассмотрении его неулыбчивость вполне можно было понять. Правую щеку, губы и подбородок пересекал уродливый шрам. Очевидно, были серьезно задеты какие-то мышцы, потому что мимика у дяди здорово пострадала.
  - Сергей. Рад вас видеть, - добавил он. Впрочем, его лицо утверждало обратное.
  Чудесники представились.
  - Очень хорошо, - дядя резко кивнул. - Пройдемте в замок.
  По пути он представился поподробней и кратко обрисовал ситуацию.
  - Я являюсь Министром Внутренних дел. Не спрашивайте, почему я встречаю вас. Это приказ Короля. Как вам уже было передано, убит Премьер-Министр, Варра. Наши эксперты видят такое впервые... Поймете, почему. Единственное, что они однозначно заявляют - без магии тут не обошлось. Именно поэтому мы попросили нам помочь мэтра Даниэля. Кстати, а где он сам?
  - Сам он спит, - проворчал Брюн. - Поэтому прислал нас.
  - Жаль. Я думаю, Асе хотелось бы с ним поговорить. Ничего, мэтра пригласим завтра.
  - И мэтр будет ползать по канализации, - злорадно ухмыльнулся Дан.
  - Не думаю, - возразил Сергей. - Для каждого в Цитадель свои пути. А уж для мэтра тем более.
  - Мэтр, мэтр, - проворчала Калистра, ни к кому не обращаясь. - Можно подумать, что он самый главный во всем Королевстве.
  - Кто знает, - пожал плечами Министр. - Если в человеке нет крови Древних Королей, он не может править Королевством. А вот быть в нем главным может вполне. Но об этом при случае лучше спросите Асю.
  - Асю? - удивилась Мина, услышав это имя во второй раз. Дан прижал палец к губам.
  - Потом, - прошептал он. Сергей посмотрел на них, но промолчал.
  Замок, несмотря на заявление Даниэля о панике, был пуст. Высокие арчатые своды словно растворялись в темноте, неверный свет факелов не мог прогнать ее, освещая только пол и часть стены. Коридоры сменялись залами, залы коридорами... И, наконец, в одном из залов был обнаружен искомый труп. Он лежал аккурат посредине огромного и хорошо освещенного помещения, в довольно естественной позе - солдатиком. Рядом с трупом стоял человек в белой мантии.
  - Элизар, - обратился к нему Министр. - Покажи господам полицейским, что тут у нас произошло. А я пойду.
  Элизар кивнул. Сергей раскланялся и ушел, оставив чудесников наедине с придворным экспертом (а Элизар и был одним из тех самых экспертов. Остальные, очевидно, уже спали). Бездвижный труп в расчет не брали.
  - Как вы видите, - с места в карьер взял придворный, даже не познакомившись, - перед нами типичный труп. Он не двигается, даже не дергается, рефлексы не срабатывают, он не дышит, сердце не бьется... Казалось бы - труп. Ан нет! Его мозг работает. Но! Отдельно от всего тела. Это невозможно. Но! Мы это наблюдаем. Определить, как это случилось и почему, нам пока не удается. Но!...
  Гару вздохнул и присел на корточки перед телом Премьер-Министра. Элизара он старался не слушать. Особой радости по поводу того, что судьба послала ему очередного Эра, он не испытывал. К тому же все, что он рассказал, Гару понял с первого взгляда. Но как это произошло и, если уж на то пошло, что именно, чудесник тоже понять не мог. Он поднял голову, нашел глазами девушек, устроившихся втроем в одном кресле, и крикнул:
  - Калистра! Подойди, посмотри. Пожалуйста.
  Девушка нехотя выползла из кресла, подошла к нему, присела рядом и положила ладони на лоб Варры. Все замерли, смотря на нее. Минут пять Калистра пребывала в состоянии транса, после чего со вздохом встала и отряхнула руки. Брюн же все это время пребывал в состоянии нестояния - а именно, устроился на полу рядом с трупом, но в более раскованной позе. Теперь он нашел в себе силы привстать.
  - Ну? - шесть пар глаз обратились к Калистре. Она пожала плечами.
  - Мозг действительно работает. И даже не считает, что он умер. Он живет... Как бы это сказать... Внутри себя, или сам с собой... Нет, пожалуй, внутри себя. Вот. Добиться чего-то от мозга мне не удалось. Может, мэтру... Ладно. Вот. А последнее, что помнит его, собственно, тело, это то, что ему посмотрели в глаза. Очень пристально. Но он не понял, кто и почему. Да. Это все.
  Брюн со вздохом принял сидячее положение.
  - Все ясно. Хоть убей, не понимаю, зачем мы сюда так срочно бежали, да еще таким скопом?
  - Объясняю, - повернулся к нему Гару. - Память тела очень недолгая. Он и так уже много забыл, а завтра утром...
  - Сегодня утром, - саркастически поправил Дан.
  - Утром мы бы не узнали вообще ничего. Поэтому скорость была очень важна. А количество... Кто знал, что нас здесь ждет, и чьи способности понадобятся.
  - Но теперь от нас больше ничего не требуется? По крайней мере здесь и сейчас. Мы можем уйти?
  - Да, конечно, кивнул Элизар. - И мы будем очень рады, если вы поможете нам с этим делом. Мы...
  - Нас проводите? - Брюн с трудом встал на ноги.
  - Да! Конечно. Пройдемте. Знаете, у нас есть специальные порталы! Вы попадете именно туда, куда вам нужно!
  - Было бы неплохо в собственную спальню, - проворчал Брюн.
  - И туда тоже! Пойдемте, пойдемте.
  Гару закатил глаза. Уж лучше общаться с угрюмым Сергеем, чем с очередным Эром!
  
  * * *
  
  Утро Окся не стала начинать, как обещала, с вопля, а просто тихо выскользнула из кресла, стараясь не разбудить мэтра, и отправилась на кухню пить чай. Вскоре к ней присоединилась Ээээ - упрямое привидение все-таки смогло пробиться сквозь барьер, и теперь вольготно устроилась на широком подоконнике.
  - Давно я здесь не была. Он мне уже через месяц входить запретил, - пожаловалась она. - Точнее, запретил, это мягко сказано...
  Вполуха слушая болтовню привидения, Окся пила чай и пыталась вспомнить события вчерашнего дня. Серебристый дракончик вновь устроился у нее на плече и, похоже, снова уснул. Наконец, ей в голову пришла интересная мысль.
  - Ээээ, ты случайно не в курсе, что у нас вчера с мэтром было? Проснуться вместе с ним в кресле было, мягко говоря, неожиданно.
  - Случайно знаю, - привидение посерьезнело. - Ничего у вас с ним не было. Просто заснули рядом... И лично мне это очень не нравится.
  - То, что мы просто заснули?
  - Нет. То, что вы просто заснули. Оксь, что бы мэтр не говорил о вине, отбивающем память, его это не касается. Да, вы все забудете. Забудут все и Эмма, и Гару, и Дан, и даже Брюн. Но только не Даниэль. Он все равно будет знать что было. Может, не до мельчайших подробностей, но в общих чертах. Поверь, ему хватит.
  Окся искренне заинтересовалась содержимым чашки.
  - Что, слов нет? Подумай еще хорошенько. Здесь нужны не слова, а действия.
  - Ага. Тогда я сейчас домой пойду. Пока мэтр не проснулся.
  - Поздно, - Даниэль стоял в дверях кухни. - Во-первых, я уже проснулся. А во-вторых, никуда ты не пойдешь. У нас намечается работа. Точнее, в Дамский Дом мы все-таки зайдем. За Калистрой. У девчонки была тяжелая ночь, но без нее сейчас, к сожалению, не обойтись. Поэтому, Оксь, приготовь, пожалуйста, флакончик мирра. Будем ее в чувство приводить, - он опять исчез.
  Окся вздохнула.
  - Нет в жизни совершенства. Ээээ, ночнушка, это, конечно, хорошо, но где у вас можно найти что-нибудь поприличней?
  
  * * *
  
  Калистру Окся с мэтром разбудили с трудом и с особой жестокостью. После чего, оставив девушку на кухне, приходить в себя, они вышли на крыльцо. Окся критически осмотрела свой костюм. Поскольку ничего ее размера у мэтра не нашлось, ей пришлось надеть вещи Даниэля. Учитывая разницу в росте и формах вообще, зрелище это было то еще. И если черные прямые брюки, закрученные чуть ли не на половину и утянутые до предела ремнем, еще можно было принять за что-то новомодное (хотя в Муррурране в принципе нет понятия "мода", все ходят, в чем хотят), то клетчатая рубашка до колен, с катастрофически длинными рукавами, просто вопила о том, что она с чужого плеча. А желтый галстук с красными бутылочками, который Окся нацепила уже исключительно ради прикола, еще и недвусмысленно показывал, с чьего именно. Впрочем, сам мэтр был неотразим - красный костюм, легкий белый шарф и белый плащ. Никаких галстуков, а в руке он задумчиво крутил черные очки.
  Окся осмотрела себя, его, сравнила, прикинула разницу, оценила ее...
  - Даниэль, может, я быстро сбегаю, переоденусь в свое? Как-то в Цитадель в таком виде идти... Не хочется.
  - Нет. Обувь своя, и ладно.
  - Даниэль?!
  - Оксь, успокойся. Это не имеет значения.
  Она недовольно промолчала.
  На крыльце появилась Калистра. Одной рукой она намертво вцепилась в бутылочку мирра, а второй в подаренный Гару кинжал.
  - Опять? - обреченно спросила она.
  - Опять, - подтвердил Даниэль.
  - Опять канализация?
  - О, нет. От этого я вас, пожалуй, избавлю. Да, канализация один из входов, не переживайте, с него все начинают. Но некоторые люди, типа меня, имеют некоторые привилегии... А уж я, тот, кто знает все входы в Цитадель, и даже собственноручно создававший один из них, тем более. Поэтому... Смотрите, может, что и запомните, особенно ты, Оксь.
  Он протянул руку вперед, сжал пальцы, словно схватил что-то, и резким движением сдвинул это что-то в сторону. Мир на "оголенном" участке замерцал всеми цветами радуги.
  - Добро пожаловать в Цитадель, девушки. Вы первые, потому что мне еще дверь закрывать, - немного ворчливо добавил он.
  - А мы... - начала было Калистра, но Окся вцепилась в ее руку и протащила в "дверь". Мэтр, как и обещал, вошел следом и "закрыл" ее.
  Они осмотрелись.
  - Цитадель, - уверенно заявил Даниэль. - Малый Зал Торжественных Приемов.
  - А до этого вы сомневались? - съязвила Окся.
  - Ну не то, чтобы сомневался... Но ведь жизнь непредсказуема, - он пожал плечами.
  - А мы через такие уже ходили! - неожиданно выпалила Калистра. - Отсюда. Когда нас домой возвращали.
  - Конечно, - проворчал Даниэль, направляясь к выходу. - Древняя магия, еще небось сам Муррурран руку приложил...
  А в коридоре им навстречу уже шел неулыбчивый дядя по имени Сергей. Он низко и почтительно поклонился Даниэлю и сказал:
  - Вы всегда так непредсказуемы, мэтр. Ася не знал, куда и когда вы придете, пока вы, наконец, не появились собственной персоной.
  - Да, у меня бывает, - рассеянно согласился Даниэль, тем не менее пристально изучая лицо Сергея. - Вы проводите нас к Королю или предоставите добираться самим?
  - Провожу, - не задумываясь, ответил дядя. - Таков приказ, - добавил он.
  После очередного блуждания по коридорам, настолько одинаковым, что у Калистры не раз и не два возникало ощущение дежа-вю, они оказались в небольшой комнате с очень маленькой дверью. Сергей объявил, что они почти пришли, а посему он их покинет. И ушел. А Даниэль подошел к дверке, доходящей ему разве что до пояса, придирчиво осмотрел ее, нашел два шпингалета и усмехнулся.
  - Ну и для кого они это делали?
  Нижний шпингалет он открыл, а верхний, наоборот, закрыл еще плотнее. С силой дернул за ручку, и дверь распахнулась. А вместе с ней распахнулась и часть стены, образовав отверстие выше человеческого роста.
  - Сегодня день загадочных дверей, - заметила Окся.
  - Заходите, товарищи, - раздался высокий, но, несомненно, мужской голос. - Время дорого, незачем на пороге топтаться.
  Чудесники не заставили долго себя упрашивать. Они вошли в небольшой зал. Посреди него стоял стол с дюжиной кресел, а у стены расположился сам хозяин, Король Мартэн. Мэтр подошел к нему и крепко пожал руку.
  - Здравствуй, Ася.
  - Здравствуй, здравствуй, мэтр. Познакомь с девушками-то.
  - Так точно, - Даниэль повернулся к ним.
  Девушки стояли не шелохнувшись, с широко раскрытыми от удивления глазами. Хорошо хоть не ртами...
  Мартэн имел отнюдь не королевскую внешность. Прямая спина и властный взгляд тут еще присутствовали, а вот с остальным было сложней. В отличие от большинства, да и от сложившегося стереотипа, нынешний Король был очень небольшого роста, но довольно коренастый. Некрасивое лицо с правильными чертами чем-то неуловимо напоминало лицо Даниэля - разве что с поправкой на возраст. Причем как ни присматривались девушки, понять, кто из них старше, они не смогли. Темная шевелюра Короля была украшена седым клоком - на весь лоб, до темени.
  Костюм его тоже был не вполне королевским. Простые черные брюки с красными лампасами и белый мундир с красной же отделкой - вместо привычной Королевской мантии. На плечах золотые звезды - вместо эполетов, которые носили все, вплоть до отца Мартэна. В довершение картины в руках он держал трубку, а на пышных седеющих усах красовались рыжеватые прокуры.
  За что этого дядю прозвали Асей, было совершенно непонятно.
  Даниэль улыбнулся, изучая их реакцию.
  - Знакомьтесь девушки. Это наш Король, Мартэн.
  - Лучше Ася, - заметил тот.
  - Да, Мартэн, - как ни в чем не бывало продолжил мэтр. - А это Калистра, наша практикантка. Именно она ставила "диагноз" вашему Премьеру, - он замолчал.
  - А вторая? - поинтересовался Король, когда понял, что дальше мэтр говорить не собирается.
  - Вторая... Моя подопечная - Окся.
  - Тоже практикантка?
  - В некотором роде...
  "Даниэль?! Что значит, "в некотором роде"?!" - глухая стена.
  - Хорошо. Теперь пройдем к трупу - по пути расскажем друг другу, кто что знает.
  Не дожидаясь ответа, Ася развернулся и пошел к двери, на ходу раскуривая трубку. Чудесники отправились за ним.
  И опять коридоры, коридоры... Окся, в одиночестве идущая последней, с недоумением крутила головой и пыталась постичь, как же люди не теряются в этом замке. Идущие впереди Даниэль, Калистра и Ася были всерьез увлечены обсуждением проблемы "данного трупа". Причем Король показал себя очень незаурядным человеком, прекрасным знатоком магии вообще, и убийственной в частности. Но, как они ни спорили, ни в коридорах, ни у трупа, к общему согласию так и не пришли. Единственное, что не смогли оспорить старшие - последним воспоминанием Варры был пристальный взгляд. Дальше мнения разделялись - мэтр считал, что именно взгляд всеми виной, а Ася утверждал, что взгляд лишь сопровождал какое-нибудь смертельное заклятие. Калистре упорно казалось, что дядя просто умер от испуга из-за того, что на него "посмотрели", но тактично молчала.
  Наконец, Ася махнул на все это рукой.
  - Хватит. Здесь вы выяснили все, что могли. По крайней мере, пока. Идите к себе, там разбирайтесь.
  Даниэль кивнул и злорадно усмехнулся.
  - Не видать Брюну выходных, как ушей своих. Отправлю-ка я их с Дашей в Библиотеку... - и, повернувшись к Оксе, добавил. - Надеюсь, вы с дракончиком составите им компанию.
  Окся, и так молчавшая все это время, окончательно потеряла дар речи.
  
  * * *
  
  Брюн не любил библиотеки всей силой своей широкой и открытой души. Нет, читать книги он любил. Но это хорошо, когда читаешь добровольно, развалившись в любимом кресле, с яблоком в одной руке и бокалом в другой. Сейчас же все было наоборот.
  Во-первых, по принуждению. Мэтр собственноручно вытащил беднягу из постели, парой затрещин привел в чувство и за шиворот оттащил в шарр.
  Во-вторых, все тот же мэтр нагло пресек все попытки Брюна надеть что-нибудь с карманами. Поскольку с чужими карманами фокус не проходил, Зам остался без яблок.
  А в-третьих... Всю трагедию случившегося Брюн осознал, когда их четверых мэтр затолкнул в зал, пригрозил не выпускать, пока она не найдут нужную информацию, и запер дверь снаружи. Окся сильно подозревала, что не только на ключ... Итак, вся трагедия заключалась в том, что в Библиотеке не было кресел. Не было там даже стульев - только жесткие табуретки и длинные, столь же жесткие скамьи. Разумеется, без спинок. Зато стеллажи с книгами были до самого (и довольно высокого) потолка, а длинные коридоры просто растворялись в загадочном тумане бесконечности.
  Брюн чуть не взвыл, оглядев все это хозяйство. В довершение всего в Библиотеке, подвальном помещении Здания Королевской Полиции, кроме них не было ни души.
  - Придется нам перечитывать все произведения всех авторов всех времен и всех континентов, - повторила Даша прощальную реплику мэтра.
  - Никогда не думала, что их было так много, - с ужасом вымолвила Окся.
  - Сколько бы их не было, появись они тут, поубивал бы всех... - проворчал Брюн, решительно направляясь к стеллажам. - Ну что, начнем?
  - Подожди, - Окся повернулась к сидящему у нее на плече дракончику. - Слушай... Прости, я еще не знаю твоего имени... Ты можешь нам помочь?
  Дракончик прикрыл глаза и согласно кивнул.
  - Мэлдил! Его зовут Мэлдил! - пораженно воскликнула Окся. Дракон еще раз кивнул и взлетел. Брюн с подозрением покосился на него.
  - Думаешь, поможет?
  - Верю. Пойдемте за ним.
  - Драконы считаются куда умней людей, - заметила Даша.
  Брюн промолчал.
  Мэлдил уверенно летал в лабиринте стеллажей. Похоже, здесь он был не впервые.
  - Ну, правильно, - ворчал Брюн, читая надписи на пройденных мимо стеллажах. - Всякая художественно-философская муть нам нафиг не нужна... Хроники Закатного Королевства тоже... Да и пособие по выращиванию амарров в условиях Королевства Кандра нам как-то без надобности... Кстати, Начальник написал.
  - Правда? - удивилась Даша.
  - Ага. Кто же еще...
  - Окся, ты знала?
  Окся скривилась, проворчав что-то типа "спроси лучше, чего я не знаю".
  Брюн подмигнул ей.
  - Бьюсь об заклад, подробности интимной жизни Начальника тебе не известны.
  - А, так вот это, о чем вы с Ээээ постоянно треплетесь, - парировала Окся.
  Даша замахала на них руками.
  - Тише! Кажется, дракончик что-то нашел.
  Мэлдил и вправду деловито устроился на одной из полок. Окся переглянулась с ним и повернулась к остальным.
  - У меня для вас две новости, - с безразличной интонацией начала она. - Хорошая и плохая. С какой начинать?
  - То, что нам не придется перерывать всю Библиотеку, это я уже понял. А плохая?
  - Нам придется перерыть всего лишь десять томов. Каждый страниц на тысячу, весят кило по пятнадцать... Брюн, за сколько раз ты донесешь их до столов?
  Зам прикинул.
  - Пожалуй, за три... Ну, не поминайте лихом, я побег.
  И побег. Мэлдил, широко раскрыв от удивления глаза, наблюдал за ним. Взбежал, схватил книги, секунд на двадцать исчез... Потом опять. На третий раз Брюн не вернулся.
  - Мэлдил, - позвала Окся. - Проводи нас, пожалуйста, к столам.
  Дракончик послушно полетел обратно.
  Брюн лежал на скамье и, положив одну из книг под голову, тихо посапывал.
  - Неужели заснул? - поразилась Даша.
  - Даже если еще не заснул, скоро все равно заснет... Ну и пусть, толку от него сейчас все равно никакого. Давай остальные книги читать, - предложила Окся.
  Они сели на скамью, оттащили в сторону от основной стопки одну книгу и принялись ее изучать. То, что дракончик нашел именно то, что надо, Окся поняла сразу. Абсолютно полное собрание заклятий и прочих способов убийства и просто заклинаний при помощи взгляда. Вот только десять томов... Хорошо еще, шрифт довольно крупный - относительно формата А3, четыре миллиметра... И вообще, скажите спасибо, что не рукописная!
  - Оксь, а ты знаешь, что именно мы ищем?
  - Ты была вчера в Цитадели?
  - Ну да.
  - Помнишь признаки смерти этого дяди?
  - Примерно помню...
  - Вот их и ищем.
  И они углубились в изучение темных фолиантов. Как вскоре выяснилось, особо большой работы не требовалось. Почти половину они пролистывали не читая, где-то вычитывали лишь пару строк, а три тома даже листать не стали - в них про убийства не было ни слова.
  Наконец, девять томов перекочевали с одного края стола на другой. Работа подходила к концу, и это радовало. Не радовало другое - того, что было нужно, они так и не нашли. Девушки с грустью посмотрели друг на друга.
  - Придется дальше книги искать?
  - Видимо, да...
  - Да... А что делать...
  - Стоп! Сколько мы томов просмотрели?
  - Раз, два, три... Девять.
  - А было сколько?!
  Они синхронно обернулись к Брюну. Он по-прежнему сладко посапывал на скамье, на голове у него свернулся клубочком Мэлдил, похоже, тоже спящий. А под головой лежал тот самый недостающий десятый том.
  - Та-а-а-а-ак... - Окся кровожадно потерла руки. - Будем будить.
  - Может не надо? Сам проснется рано или поздно...
  - Ага. Поздно. Мы тут, понимаете ли, работаем, а он спит! Перебьется. Будим.
  С этими словами она без стеснения дернула Брюна за хвост. Он промычал что-то невнятное, но просыпаться и не подумал.
  - Брю-у-у-у-ун... - протянула Даша ему на ухо. - Вставать пора... - Ноль реакции.
  - Утро уже! На работу пора! - гаркнула Окся. Молчание.
  - Жаль, Калистры нет... Вот уж у кого голос...
  - Чет мне стало сомнительно, что его этим пронять можно, - Окся села ему на правую ногу, а левой задумчиво подперла подбородок. На это, разумеется, реакции тоже не последовало.
  - Может, просто книжку из-под головы вытащить?
  - Можно! Тогда давай, держи голову.
  Но и из этой затеи ничего не вышло. Засыпая, Брюн умудрился с такой силой вцепиться в корешок фолианта, что расцепить их так и не удалось. Не добившись ничего, кроме сонного бормотания некультурных слов, девушки задумались всерьез.
  - Мне почему-то усиленно кажется, что нужная нам информация - в этом томе, - изрекла Окся. - Без него мэтр нас не выпустит. А без мэтра, я боюсь, мы Брюна не разбудим. Ждать, когда сам проснется? Боюсь, это надолго...
  - Стоп! Мэтра-то нет, а Мэлдил? Как ты думаешь, он не смог бы разбудить Брюна?
  - Попытка не пытка...
  Начался новый этап - пробуждение дракончика. И он, наконец-то, увенчался успехом. Мэлдил открыл глаз, осмотрелся, попытался, было закрыть его снова, но совершить такую подлость девушки ему не дали.
  У Мэлдила получилось. Брюн открыл глаза. Едва он ослабил хватку, девушки вырвали книгу у него из-под головы и бросились перелистывать ее. Ударившись головой о скамью, Зам проснулся окончательно. Принял сидячее положение и с изумлением воззрился на девушек. Те сидели, с одинаково радостными лицами, и одинаково уткнутыми в книгу пальцами.
  - Ну? - выговорил Брюн.
  - Нашли, - выдохнули девушки хором.
  - Это...
  - Просто...
  - Очки!
  - Мастера...
  - Липперсгея! - опять хором.
  - И? - Брюну спросонья было непросто поддержать их энтузиазм.
  - Теперь мы все знаем!
  - Расскажем мэтру...
  - И он нас выпустит!
  - Пошли!
  Окся ухватила под мышку книгу, Даша Брюна, и они, вслед за дракончиком, ломанулись к выходу. Побарабанить в дверь толком не удалось - Даниэль распахнул ее мгновенно, словно все это время дежурил у порога. Заперев дверь, он аккуратно вытащил у Окси книгу и обратился к подчиненным.
  - Молодцы, товарищи. Говорить мне ничего не надо, сам прочту. А вы свободны. Я все понимаю и чувствую свою вину - поэтому вы свободны до послезавтра. Девушки, передайте Калистре, что она тоже. А остальных жду завтра! - он обратил взор к потолку, прошептал тому пару ласковых слов и быстро скрылся. Только белый плащ промелькнул на лестнице, махнув им на прощание.
  - Девушки, - в порыве энтузиазма произнес проснувшийся, наконец, Брюн. - А пойдемте в ресторан!
  
  * * *
  
  Запершись в своем кабинете (Брюна нет, но мало ли, кого еще занесет), мэтр устроился в кресле, извлек из ящика бутылку древнего вина, налив бокал, спрятал ее обратно и принялся за книгу. Впрочем, ничего особого ему вычитывать не пришлось. А пролить свет на главный вопрос - "Кто?", так и не удалось. Зато он узнал немного новой, зато интересной информации.
  
  Биография и творения мастера Липперсгея, прочитанная Даниэлем в 10 томе "Магии взгляда".
  Липперсгей, живший, судя по всему, в Период Расцвета Древней Династии ("Ага, - мэтр хмыкнул. - Муррурран был загнивающий, зато после него все расцвело... Просто он таких умельцев в колыбели душил. Нюх у дяди, однако...") был непревзойденным мастером шлифовки линз. Он первый стал изготавливать линзы, вставляющиеся непосредственно в глаз; ему же принадлежит честь изобретения телескопа. Ходят легенды, что первым телескоп открыл его сын, играющийся с линзами. А главным чудом было то, что мастер не пользовался магией для изготовления своих вещей.
  - На то были причины, - мэтр, особо не вчитываясь в биографию, перевел взгляд на следующую страницу. Причины там действительно описывались.
  Еще в юности Липперсгей заинтересовался возможностью изготовления очков с помощью наложения заклятий на обычные стекла. Теоретически это было возможно, но на практике еще никому не удавалось. В свою очередь попытался и Липперсгей. Искомого результата он не добился, зато получил нечто, совершенно иное.
  Внешне это нечто напоминало очки, но со слегка красноватыми стеклами. Впрочем, считается, что красный цвет - уже более поздняя его доработка. Главное было в другом. Липперсгей так и не смог понять, как же он добился такого эффекта, но если носящий очки пристально смотрел на другого человека, тот умирал. Причем странной смертью. Сам мастер назвал ее "Уходом в себя". Оставленные им описания в точности повторяли состояние Премьер-Министра. Что самое интересное - исправить это было довольно просто - достаточно посмотреть в эти же очки на труп. Задом наперед.
  - Очень просто, - проворчал мэтр. - Где бы еще найти эти очки... И их хозяина заодно!
  Липперсгей понимал, что если очки попадут к одержимому, оживлять он никого не будет. Мастер даже хотел уничтожить свое творение, но это ему не удалось. Тогда он, по простоте душевной, утопил очки в Ирре. Далее точных сведений нет, но ходят слухи, что очки все-таки нашлись, и кто-то вершит с их помощью свое черное дело.
  Даниэль захлопнул книгу.
  - Значит, нашлись... Противная вещичка, ничего не скажешь. Видать знатный мастер был этот Липперсгей - такое наворотить, что потом даже уничтожить не удалось. Зато и след у этого артефакта должен быть незабываемый... И хозяин сильный, раз сумел его от меня скрыть! Ну-ну... - его рука потянулась к карману, но потом он передумал. - Ребятам я выходной обещал. Разве что Эмму вызвать, только от него сейчас толку никакого... А сам я работать не буду! - объявил он своему столу. - У меня ужин не сварен, рубашки не стираны, привидение не гуляно! И вообще, я обещание давал. Так что нет.
  Он встал из-за стола, немного подумал, убрал бокал и фолиант в ящик, еще немного потоптался и решительно вышел из кабинета, закрыв дверь.
  
  * * *
  
  Брюн обещание сдержал. Поскольку его шарр остался у его же ворот, до ресторана, расположенного, кстати, недалеко от его дома, они шли пешком. По пути Брюн развлекал девушек рассказами о всяческих забавных случаях, произошедших в Чудесном отделе. Девушки старались отвечать тем же, но в школе магии происходило гораздо меньше веселых ситуаций.
  Этим они занимались вплоть до того момента, когда официант забрал у них меню и пообещал принести заказ. Тогда Брюн резко замолчал и погрустневшими глазами посмотрел в потолок.
  - Что с тобой? - спросила удивленная Даша.
  - Да вот, - Брюн уставился в потолок еще внимательней. - Задумался.
  - Неужели, - съязвила Окся, с завидным упорством отколупывающая от стола щепку.
  Брюн пропустил замечание мимо ушей.
  - О чем же? - не унималась Даша.
  - А так... Вот счастливые вы... В школе учитесь...
  - Не скажи, - Окся сердилась - щепка не отколупывалась.
  Брюн и это не заметил.
  - Вас там много, вам там весело... А главное, вас там учат!
  - А тебя?
  - А меня... Ну, слушайте.
  
  Биография Брюна, рассказанная им самим.
  Родился я в столице, в этом самом Муррурране. Семья была небогатой, детей было несколько, поэтому меня, как самого старшего, заставляли работать. Еще тогда они заметили, как быстро я бегаю, и пользовались этим вовсю. Учиться мне, понятное дело, никто не давал, читать-писать умеешь - и хватит. Магии, кроме пары простых бытовых фокусов, типа зажигания огня - тоже.
  Вот целыми днями я и бегал по Мурруррану. Одно хорошо - работа была постоянная. Зато нудная и тяжелая. У меня было чувство, что мне предстоит бегать так до конца жизни. Боюсь, так бы оно и было, если бы не счастливый случай. Меня заметил Энгр, тогда еще Начальник отдела Расследований. Мне было 27 лет, когда я попал на работу в Королевскую Полицию. Правда, пока курьером, но согласитесь, это все лучше, чем в лавках рассыльным.
  Там я трудился еще семь лет. Кое-чему все же научился, но не то, что вы... И тут меня настигло самое большое счастье в моей жизни. В Чудесном отделе произошел какой-то неприятный случай, в результате работников там оставалось только двое. Даниэль, бывший тогда экспертом, и следопыт Джош. Отдел остался без Начальника, и тогда таковым поставили Даниэля - и он пошел в народ - искать следователя. Что он увидел во мне - не знаю, но с тех пор я работаю в Чудесном отделе. Наконец-то началась моя настоящая учеба, а с ней - и настоящая жизнь. Потом пришли ребята, ушел на покой Джош... А потом пришли вы! - радостно заключил он. - Так что будете свидетелями продолжения этой увлекательной истории!
  - Какой? - поинтересовалась Даша.
  - Моей жизни! - гордо ответил Брюн.
  Все засмеялись.
  - Сейчас главное - с этими очками разобраться, - помолчав, сказал Брюн. - Их обязательно надо найти.
  - Но как?! Ведь следов никаких нет!
  - Помните, как Начальник шел за талисманом Александра?
  - Там другое было, - возразила Окся. - И к тому же в Цитадели он ничего не почувствовал.
  - Не почувствовал он, так почувствуют другие, - Брюн посмотрел в окно, задумчиво барабаня пальцами по столу.
  Девушки переглянулись.
  - Может, прогуляемся? - предложила Даша.
  - Давай, - согласилась Окся.
  Брюн, все такой же задумчивый, кивнул.
  
  * * *
  
  Тем временем, вернувшийся домой Даниэль решил исполнить свою угрозу насчет "негулянного привидения".
  - Ээээ! - радостно заорал он с порога. - На остаток этого дня у меня выходной - пошли в город!
  - А как же Окся? - спросило мгновенно возникшее рядом привидение.
  Мэтр разочарованно махнул рукой.
  - С Дашей и Брюном сидят в ресторане. К тому же Окся у нас девушка не ревнивая...
  - Ревнивая, Даниэль, ревнивая. Просто ты этого не заметил. Однако, не думаю, что она будет ревновать к старому мудрому привидению... Таки куда пойдем?
  Мэтр задумался.
  - Ээээ, уж извини, но ты не та женщина, которую можно пригласить в кафе. Да и музеем тебя не соблазнить. Поэтому мы просто погуляем по Старому Городу! Тебя это устраивает?
  - Вполне, - сощурилась она. - Я вообще удобная женщина - кормить меня не надо, одевать тоже, места не занимаю... Одни достоинства. Признайся, ты меня специально создавал?
  - Давай, я сначала перечислю твои недостатки, а потом ты сама ответишь, был ли вообще смысл создавать тебя, как женщину.
  - Ню?
  - Спать с тобой нельзя, по дому ты помочь не можешь, а главное - тебя ж заткнуть невозможно! И скрыть от тебя что-нибудь тоже. Ну и скажи, какому нормальному мужчине нужна такая женщина?
  - Все, Даниэль, считай, что я обиделась. Поэтому на прогулке ты будешь молчать. Идет?
  Даниэль только тяжело вздохнул.
  Однако просьбу ее выполнил. Послушно молчал, молча слушал ее, или, по крайней мере, делал вид, что слушал. Окружающие реагировали на эту парочку настолько спокойно, насколько могли. К стенам не жались, и то хорошо. Теплый вечер, не навязчиво, но упорно занимающий место дня, привычная старая компания, маленькая бутылочка вина, припрятанная в кармане - все это необыкновенно повышало настроение мэтра, и он словно лучился радостью.
  Гуляли они долго, петляя по узким улицам, старательно обходя Дамский Дом. Посидели на лавочке в странно-темном парке - ведь закат еще не начался. Там Ээээ сказала пару слов висящему над ними фонарю, и тот обиженно улетел. Сидеть в темноте хотелось, и они пошли дальше.
  Закат застал их возле памятного дома безумного лунатика. Даниэль в сотый раз пригубил вино, с грустью посмотрел на колонны, и вдруг его поразила идея.
  Бутылочка едва не выпала из его руки, сдавленный хрип заставил Ээээ оторваться от созерцания дома и начать созерцать лицо мэтра.
  - С тобой все в порядке?
  - Ээээ, - прошептал он. - Кажется, у меня идея.
  - Какая?
  - Фикс, - бросил он через плечо, на все увеличивающейся скорости направляясь в сторону реки. Ээээ побежала за ним. Да, она была привидением... Но порой приятно перенимать человеческие привычки.
  Скорость мэтр взял спринтерскую и неутомимо бежал вперед, не замечая ничего вокруг. Поэтому он был весьма удивлен, когда на Стрелке Старого Города в буквальном смысле столкнулся с Даном. Оборотень отлетел в сторону, Даниэль еле устоял на ногах. Мина, в первый момент не разобрав, что произошло, бросилась на мэтра - защищать Дана, а Ээээ к ним - разнимать. Наконец, все успокоились.
  - Куда вы так бежали-то? - поинтересовался шаман, отряхивая штаны.
  - В тюрьму, - мрачно произнес мэтр.
  - Загребли?! Вызов?!
  - Нет. Идея родилась.
  Дан внимательно посмотрел на него.
  - Максимильен? Думаешь, это он?
  Даниэль помотал головой.
  - Не в этот раз. Все гораздо сложнее, - и он рассказал внимательно слушающим его чудесникам и привидению об очках мастера Липперсгея.
  - Плохо, - высказался Дан, когда мэтр замолчал. - И чем тут Максимильен поможет? Из него гадалка никудышная, сам же говорил.
  - А мне гадания не нужны, мне нужны факты. А он, в силу своей прежней деятельности, может знать, кто ныне хозяин этих очков. Вот и бегу спросить... Вас он все равно слушать не станет.
  - А тебя станет? Ему же нечего терять.
  - Есть чего, - ухмыльнулся мэтр. Да так кровожадно, что Мина, всегда искренне считавшая его добрым человеком, ужаснулась и засомневалась, а Красные Глаза на ее плече крепко зажмурились.
  - Дан, - мэтр задумчиво почесал в затылке. - Не думаю, что сейчас вы мне там понадобитесь, все и сразу Максимильен, конечно, не расскажет. Когда будет нужно я тебя позову. Но завтра меня на работе не будет. Так что слушай внимательно... А идти лучше быстрее... Сейчас я дам тебе книгу с той, интересующей нас статейкой. Прочитаешь завтра товарищам, кто придет, вслух, обсудите, может, идеи какие появятся.
  - Где найти очки?
  - Нет, как обезвредить их хозяина. Ловить его придется вам, в конце-концов. С меня - имя этого шустрого дяди.
  - Тогда у меня вопрос, - уже на пороге Чудесного отдела изрек Дан. Нам его надо живьем брать, или тушку принести?
  Теперь задумался мэтр.
  - Пожалуй, лучше живым. У меня, почему-то, смутное предчувствие, что он не по собственному желанию Министра убил.
  - Наемный убийца?
  - Да, - Даниэль сунул оборотню темный фолиант. - Удачи вам. Я пошел, - развернулся и без всяких ритуалов забрался в шкаф, прикрыв за собой дверцу.
  Дан и Мина смотрели ему вслед, открыв рты. Ээээ хмыкнула.
  - Что, первый раз видите? Мэтр у нас с причудами, это верно... Это тот самый вход в Цитадель, который он делал сам.
  - А мы в канализации шатались! - взвыл оборотень, хлопнув фолиант на стол Начальника.
  Привидение покачало головой.
  - Этот вход его личный, так что можете не огорчаться. Давайте лучше по домам разойдемся. Чудесники покорно кивнули.
  
  * * *
  
  В Цитадели с древних времен находилась не только Королевская резиденция, но и тюрьма для всяческих особо опасных элементов. Туда-то и направился мэтр, даже не поговорив с Асей. Он прекрасно знал, что Король простит ему практически все, и нагло этим пользовался.
  Двери почтительно распахивались перед ним. Уж где-где, а здесь его знали даже стены. Взяв у Стража ключи, мэтр подошел к камере Максимильена. С силой ударил в дверь и крикнул:
  - Учитель! Разговор есть.
  Узник откликнулся мгновенно.
  - Хе-хе, мой маленький Даниэль пришел ко мне с просьбой... Неужели ты такой наивный, что думаешь получить у меня чего-то? После того, что сделал?
  - Максимильен, я не первый день живу на свете, а уж ты и подавно. И тем более должен знать, что за плату люди готовы на многое. Надо лишь договориться о цене.
  - Деньги меня не интересуют! - гордо заявил тот.
  - Кто говорит о деньгах? - Даниэль плавно распахнул дверь камеры и ухмыльнулся. - Я предлагаю тебе свободу.
  - Прямо сейчас? - похоже, Максимильен сильно удивился.
  - О, нет, - мэтр захлопнул за собой дверь. - Сначала ты скажешь мне то, что меня интересует, потом Король проведет над тобой небольшой ритуальчик, используя так мило украденный тобой Талисман... Не бойся, немного силы тебе останется. А потом можешь идти на все четыре стороны.
  Узник внимательно посмотрел на своего бывшего ученика желтыми беззрачковыми глазами. Сейчас их свет здорово поугас, он едва освещал нос своего хозяина.
  - Я бы согласился с тобой, мой скользкий мальчик, - медленно произнес Максимильен. - Но согласится ли Король?
  - Куда он денется, - опять усмехнулся мэтр.
  - Тогда топай отсюда. Дай мне подумать.
  Даниэль пожал плечами, мол, что тут думать, и так все предельно ясно, но из камеры вышел. Поразмыслил немного и решил прогуляться по Цитадели. Однако затея не удалась.
  На пороге тюрьмы перед ним, словно из-под земли, появился Ася. Медленно вынув изо рта свою неизменную трубку, он спросил:
  - И куда же это тебя, мэтр, занесло? Да еще ночью? Я же просил вас, дальше разбираться на своей территории.
  - А мы и разбирались, теперь ваша очередь. Успокойся, братец, тут, видишь ли, какое дело... - ухватив Короля под руку, что, учитывая разницу в росте, было довольно непросто, Даниэль утащил его прочь от тюрьмы. В результате мечта мэтра все же сбылась. А еще через час оба, придя к обоюдному согласию, отправились спать. Причем Даниэль - в Королевские покои, нагло захлопнув двери перед самым носом Мартэна. Того это, впрочем, не сильно огорчило. Нынешний Король отличался аскетизмом.
  
  * * *
  
  Утром чудесники с прискорбием обнаружили, что зловредное привидение сыграло с ними небольшую шутку... Сделало призрачной часть двери, а именно - ручку и замочную скважину. Отверстие бы достаточным, чтобы просунуть внутрь голову, а толку-то... В результате самая дисциплинированная часть Чудесного отдела, Гару и Дан с Миной, были вынуждены сидеть на лестнице и ждать вечно опаздывающего Эмму - местного специалиста по всяким проницаемостям. Ибо иначе никак - двери в Здании Полиции массивные, из особого вида дуба, да еще и железом окованные. Даже сообща выбить такую оборотню и эксперту было бы не по силам.
  Дан устроился на перилах и стал пересказывать Гару события вчерашнего вечера. Мина учила Красные Глаза ползать по стенам. Тут на площадку влетел метеор. Сделал пару кругов вокруг них и принял облик Брюна в старом добром плаще и с яблоком в руке, которое он тут же со смаком куснул. Дисциплинированные с изумлением воззрились на него.
  - У тебя же выходной, - несмело предположил оборотень.
  Брюн с блаженным видом хрустнул.
  - Атто. Но я решил все же придти, чтобы не пропустить самое интересное.
  - Не думаю, что сегодняшний день будет таким уж интересным, - заметил Гару.
  - Начальник в тюрьме, - добавила Мина.
  Брюн посмотрел на них шальными глазами, чуть не подавился яблоком и прохрипел:
  - Как?
  Чудесники еще немного помучили его мрачным молчанием, но потом не выдержали и дружно засмеялись. Брюн, по-прежнему в полушоковом состоянии, осел на пол.
  - Ребят, колитесь, что случилось?
  - Он к учителю пошел. К Максимильену. Допрашивать, - ответил Гару, немного успокоившись. Мина и тоже сползший на пол Дан обнялись и, не имея сил смеяться, тихо стонали.
  - Нечего меня так мучить! - возмущенно заявил Зам. - Я тоже, между прочим, кое-чего могу. И вообще, чего вы тут сидите?
  - Эмму ждем, - неожиданно спокойно ответил шаман. - Чтоб он дверь открыл.
  - Ну-ну, - Брюн устроился на верхней ступеньке и попытался помолчать, изображая из себя обиженного. Это удавалось ему в течение целых пяти минут! Величайшее достижение. Но на большее его не хватило.
  - Гару, - позвал он. - А ты мог бы сварганить зелье, чтоб сосредоточить все чувства на чем-то одном?
  - На следе хозяина очков? В Цитадели? - оживился Дан. - А там хоть есть, на чем сосредотачивать? Я лично ничего не заметил.
  Брюн пожал плечами, а Гару покачал головой.
  - Дан прав, нет там ничего. Если бы я эти очки раньше видел, тогда другое дело. Но можно попробовать знаете что... Обнаружение по имени! Если мэтр нам его сообщит. Впрочем, варить можно, его не дожидаясь... Когда нам дверь откроют!
  - Сейчас, сейчас! - по лестнице бежал запыхавшийся следователь. Эль еле поспевала за ним. Чудесники шустро раздвинулись, пропуская Эмму к двери.
  Он возился с ней минут десять, но человеческий разум все же победил, и дверь, наконец, распахнулась.
  - Ох уж эта Ээээ, - проворчал следователь, устроившись на одном из кресел в Главном кабинете. - Мог бы, я бы ей...
  - Но этого, увы, не может даже Начальник, - Брюн завалился в соседнее. - А уж хочет он этого безмерно, можешь мне поверить... Пять лет не шутка...
  Эксперт сразу решительным шагом прошествовал в свой кабинет, строго наказав не беспокоить его ни в коем случае. Дан с Миной устроились на своих местах, а Брюн перебрался в кресло Начальника. Эль села рядом с Эммой, мечтательно глядя то на него, то в потолок.
  Они помолчали. Потом Дан нехотя встал и извлек из стола темный фолиант. Брюн покосился на него с тихой ненавистью.
  Еще час прошел за чтением биографии мастера Липперсгея, сопровождающейся едкими Брюниными замечаниями. Уже минут через десять девушки потеряли к этому интерес и стали активно перешептываться. Брюн всем своим видом выражал им сочувствие, а Дан - неодобрение. Эмма, благополучно пропустивший всю эту суматоху, слушал чтение, затаив дыхание.
  Наконец, Дан захлопнул несчастный десятый том.
  - Товарищи, ответствуйте. Идеи есть? Начальник на нас очень надеется.
  - Идеи? - Брюн снял ноги со стола. - Как я понимаю, нам придется его ловить и обезвреживать. Нам, - он окинул взглядом кабинет. - Троим.
  - Это почему это? - вскинулась Мина. - Мы тоже хотим помочь!
  - Это может быть опасно, - возразил Зам.
  - Но не для меня, - подала голос Эль. - Он не сможет пристально посмотреть на меня, если я исчезну.
  - А ведь верно, - заметил Эмма. Брюн скривился.
  - А еще у вас есть мы, - на пороге стояли остальные девушки. Даша покачала в воздухе воображаемым маятником, подмигнув Брюну.
  - Только настоящий не вынимай, - сдавленно прошептал он, бросив испуганный взгляд на Оксю. Та покачала головой.
  - Спасибо, мы уже в курсе.
  - Доставали? - Брюн испугался еще больше.
  - Обошлось. Ээээ предупредила.
  Брюн с облегчением повалился обратно в кресло.
  - Вот видишь, - обратился он к следователю. - От этого привидения тоже может быть некоторая польза.
  - А в чем дело? - спросила удивленная Эль.
  - Видишь ли, - стала объяснять Окся, пока остальные девушки устраивались на своих местах. - Маятник Вечного Времени очень неблагоприятно действует на людей с принципом Надо Знать. Причем чем сильней человек, тем сильней воздействие. Конечно, сильный человек может и защититься, но это если успеет. Так что против нас, - она бросила красноречивый взгляд на кабинет Начальника, - это одно из самых страшных оружий. Не смертельное, но от этого менее страшное. Тем лучше, что он в надежных руках.
  - Маятник невозможно отнять, - подхватил Брюн. - В руках вора он теряет силу.
  - Но снова восстанавливает ее, оказавшись в руках хозяина.
  - Или, если хозяина, кхм... больше нет, в руках достойного.
  - Причем отбор идет по каким-то своим, нам не понятным критериям.
  Чудесники слушали их, открыв рты.
  - Так этот маятник существует в единственном экземпляре? - уточнил Дан.
  Брюн кивнул.
  - Все магические артефакты существуют в единственном экземпляре, - сказала Окся и подняла правую руку. На нее тут же забрался появившийся непонятно откуда дракончик и тоже важно кивнул. Девушка невозмутимо устроилась на своем месте.
  Брюн торжественно положил ноги обратно на стол.
  - Итак, поскольку все возможные невозможные личности в сборе, начнем!
  
  * * *
  
  Утром дверь в камеру Максимильена распахнулась вновь. На пороге появился выспавшийся и довольный мэтр Даниэль. Энергично похрустывая пальцами, он деловито обошел камеру, отмачивая сокрушительные комментарии и замечательно игнорируя при этом узника. Тому, впрочем, временно все было равно. Он упорно пытался проснуться. Наконец, он умудрился открыть глаза, которые при дневном свете оказались вполне человеческими, более того - добрыми и карими. Ну и весьма саркастическими, без этого Максимильен не мог.
  - Ты всегда был ранней пташкой, Даниэль, - заметил он.
  - Как же иначе, Учитель, - усмехнулся мэтр. - Вставая поздно можно пропустить много интересного.
  Максимильен сел на своей узкой лавке.
  - Ты у меня что-то хотел спросить? Я согласен, спрашивай.
  - Прекрасно, - Даниэль улыбнулся. - Вот скажи, ты же у нас старый и мудрый. Что ты знаешь об очках мастера Липперсгея?
  - Это вопрос?
  - Это прелюдия.
  - Много чего знаю. Тебе рассказать?
  - Нет, спасибо, не надо. Я читал.
  - Знаю я, чего ты читал. Просто история - без смысла и...
   - Сейчас это не важно. Вот разберемся с этим делом - и обсудим все. А пока - собственно, мой вопрос.
  - Ну и?
  - Ты знаешь, у кого сейчас эти очки?
  Максимильен застыл.
  - Зачем это тебе? Решил в ассаса податься?
  Даниэль нахмурился.
  - Увы, нет. Кто-то уже подался и пустил эти очки в ход. Теперь мы его ищем.
  - И ты решил облегчить себе задачу?
  - Максимильен! - чуть не взвыл мэтр. - Тебе тут сидеть нравится?
  - Нет, не нравится. Не кипятись, Даниэль. Я все понял. Оставь меня... Часика на три. И я тебе все расскажу. Можешь сразу и братца своего приводить.
  - Нет уж, как-нибудь без него ты скажешь имя, мы оформляем все бумаги, Король забирает у тебя часть силы... И свободен! Вечером уже будешь любоваться закатом с Красного моста.
  - Лучше с Зеленого, - невозмутимо заметил Максимильен. - Не могу я больше на эту Цитадель смотреть.
  - Неужели она тебе так быстро надоела? - усмехнулся Даниэль, направляясь к двери.
  - Вольному ветру и недели много, - с грустью ответил узник.
  
  * * *
  
  На столе перед Брюном скопилась горка огрызков. Окся с Миной утянули Гару посуду, взяли у Дана его серебряный крест и принялись заваривать мирр ускоренным методом. Дракончик кружился рядом и усиленно им помогал. Эль шепотом что-то горячо пересказывала Фемидаше, а Калистра упорно выпытывала у Дана какие-то боевые приемы, размахивая своим кинжалом. Эмма, в гордом одиночестве, вел безмолвный диалог с противоположной стенкой. Гару по-прежнему химичил в своей лаборатории.
  Брюн с тоской оглядел этот пейзаж.
  - А если Начальник придет?
  Окся оторвалась от посудины.
  - Брюн, что могли, мы выяснили. Даша с маятником, Эль невидимая, Калистра драться будет. Вы все тоже. Мина с Даном... А мы с мэтром тут сидеть будем. Что еще?
  Зам вздохнул.
  - Сдерет он с меня все шкуры...
  В кабинете Начальника раздался шорох. Все резко повернулись. Через приоткрытую дверь было видно, как распахнулся шкаф, и оттуда, тихо ругаясь, вылез Даниэль.
  - Сдеру, еще как сдеру! - радостно пообещал он. - Но не прямо сейчас. Вы же тут, небось, голодные? Гару! Зелье может подождать. Айда в трактир!
  Он быстрым шагом прошествовал к выходу. Вопросы он игнорировал и ненавязчиво шутил на отвлеченные темы. Впрочем, вид у него был до неприличия довольный.
  В трактире народ уже привык к чудесникам, но с их появлением посетители все равно разбегались по углам, как тараканы. Мэтра такие вещи, разумеется, уже давно не смущали, но девушки все еще чувствовали себя неловко.
  После сытного обеда мэтр откинулся на спинку стула и, закрыв глаза, стал изображать спящего. Это стало последней каплей для чудесников. Брюн рванулся к нему, дернул за галстук и шустро вернулся на место. Даниэль открыл глаза и осмотрелся.
  - Что же вы не даете поспать своему дедушке Дане?
  - Дедушка Даня, а много ли у тебя внуков? - поинтересовался Дан.
  - Ох, много, - ответил тот, картинно выпучив глаза.
  - Начальник, скажи имя, - Гару встал из-за стола. - Мне зелье варить надо.
  - Антониус, - резко прошипел мэтр. - Все, иди. Подробности потом узнаешь.
  - Хорошо, - он ушел.
  - Антониус? - недоуменно повернулся Брюн.
  Мэтр кивнул.
  - Да. Доктор Антониус. Но не советую часто произносить его имя. Это не суеверие - но на всякий случай.
  - Поняли, слушаем, - Брюн оттопырил ухо.
  - Итак. Этот доктор - профессиональный ассаса. Собственно прозвище "доктор" получил за увлечение алхимией и химией. Причем вся дрянь, им вареная, была крайне смертоносного свойства. И высот в этом деле ему удалось достичь небывалых. А потом ему удалось сварить Зелье Поиска Потерянного и найти очки мастера Липперсгея. На дне Ирры.
  - Сколько же лет назад это было? - спросила Окся.
  Даниэль пожал плечами.
  - Много. Очень много. Пожалуй, еще до моего рождения. Некоторые, знаешь ли, живут очень долго... Взять того же Максимильена.
  - Почему же мы до сих пор ничего о нем не слышали? - удивился Дан.
  - Потому что некоторые живут не только долго, но и тихо. А для ассаса скрытность - лучшее профессиональное качество. Так что если бы не Максимильен... Мы бы о нем не узнали ничего.
  - Ассаса, говоришь? - задумался Брюн. - Значит, есть и заказчик?
  - Да. Доктор никогда не убивал из личных побуждений. Только по заказу. Не думаю, что Варра был исключением.
  - Кстати, а с Максимильеном что? - вспомнил шаман.
  - Король заберет в талисман Александра бОльшую часть его силы и отпустит на все четыре стороны. Вообще он дядя хороший, чувствую, с Ээээ они подружатся.
  - Интересное применение вы нашли талисману.
  - Не засовывать же его обратно, согласись. Все, товарищи, зелье доварили. Прошу перемещаться в Чудесный отдел!
  
  * * *
  Дан и Гару отправились в Цитадель. Мэтр долго колдовал над своим шкафом и, наконец, запихнул их туда. Остальные терпеливо ждали в Главном кабинете.
  - Ну что, - довольно потирая руки, обрался Даниэль к подчиненным. - Оставалось дождаться, когда они доберутся до города и скажут нам. Посему - последняя инструкция. Дядю брать живым. Но все же - вы мне нужнее. Если ситуация критическая - так уж и быть, убивайте. Но это нежелательно. Поведение... Перед ним мельтешить, как и перед Максимильеном. Но думать можно и даже нужно. Оглушите его, свяжите... Делайте, что хотите. Еще у вас есть Маятник Вечного Времени. Может, кто не знает, но если вы возьметесь за руки, даже не обязательно кольцом, сила, приложенная к Маятнику, возрастет. И мир замрет для вас для всех. Помните это и пользуйтесь. Оксю я с вами не отпускаю. И сам не пойду, даже не надейтесь. Этот Маятник...
  - Мы знаем, - кивнул Брюн.
  - Молодцы. Успехов вам. Ждите теперь. Окся, Мэлдил, пойдемте со мной, - он скрылся за дверью кабинета, дракончик за ним. Окся попрощалась с чудесниками и тоже зашла следом. Оставшиеся переглянулись.
  - Эль, сегодня твой дебют, - заметил Брюн. - Невидимость - то, что нужно в борьбе с таким очкастым доктором.
  Девушка пожала плечами, но щеки ее залил румянец. Даша положила руку ей на плечо.
  - Прорвемся, - сказала она.
  - Куда мы денемся, - усмехнулась Мина. Калистра, не говоря ни слова, крутанула кинжалом. Брюн с Эммой показали им большие пальцы.
  - Так держать! - крикнул Эмма, но его вопль тут же заглушил визг камушка. Гару и Дан "добрались до города".
  
  * * *
  
  - На этот раз Красная Башня, - поежился эксперт. - И на кой нам сдалась эта экскурсия по местам Древнего Мурруррана?
  - Просто в таких местах проще сделать... Как бы это словами... Дырки в видимости. Проходы через реальность... Словом, что-то из этой мистерии. Творения Мурруррана больше похожи на иглы в ткани Мира. Все же он был монстром... Гару, не смотри на меня так. Я только понимаю. С формулированием проблемы, да. За этим к мэтру. В общем, я не думаю, что наш доктор живет в Красной Башне. Более вероятно - неподалеку. Но для начала - дождемся наших.
  Гару кивнул.
  - Но я все равно немного не понял про эти дыры...
  - Здесь проще портал открыть. Как, помнишь, в Цитадели? Радужная дверь.
  - Помню. Хочешь сказать, что он это умеет?
  - Значит, умеет. Уж если нашему мэтру в его 58 удается открывать их везде... А этому созданию вполне может быть уже к двумстам. За столько времени можно было бы и научиться.
  - Вмени мало, нужен талант!
  - Вот чего-чего, а таланту ему не занимать, - раздался какой-то третий, смутно знакомый голос. Чудесники повернулись.
  На низенькой ограде сидел, задумчиво роя носком сапога землю, Херр Максимильен. Ребята узнали его в основном по прическе - вместе с силой недавний узник потерял и изрядную долю зловещисти. Глаза окончательно перестали светиться, лицо приобрело человеческий оттенок - только седой клок на черных волосах остался прежним. Даже свою рясу он сменил на льняную тунику и холщевые брюки. Смотрелось диковато, но Дан решил, что привыкнуть можно ко всему.
  - Чем обязаны? - поинтересовался он.
  - Всем, - усмехнулся Максимильен. - Впрочем, свое я уже получил. Так что считайте, что просто пришел посмотреть не вашу работу.
  Оборотень и Гару переглянулись.
  - Боюсь, наши методы придутся вам не по вкусу, - заметил эксперт.
  Максимильен напрягся. Похоже, силы у него было не больше, чем у каждой, отдельно взятой девушки, но все же многолетний опыт немного спасал положение.
  - А, Маятник Вечного Времени, - наконец протянул он. - Знаем, на собственной шкуре знаем, - он поморщился, словно от боли. - Тогда я, пожалуй, пойду...
  Он действительно встал и пошел. Любоваться начавшимся закатом с Красного Моста, судя по всему.
  Чудесники сидели молча, переваривая его визит.
  - А вот и они! - раздался вопль Брюна, и из ближайшего переулка появился битком набитый шарр. Работа продолжалась.
  
  * * *
  
  Разумеется, доктор Антониус жил не в Красной Башне. Они ехали мимо дома Эммы, дальше на восток, к границе города. Дан в облике медведя и Гару медленно шли перед шарром, принюхиваясь к следу. Девушки шепотом допытывали Эмму на тему истории Нового Города. Брюн ворчал себе под нос, еле сдерживая себя, чтобы не разогнать шарр.
  - Опять мы куда-то в область идем, - заметил Гару. Немного гнусаво - ему пришлось заткнуть нос.
  Брюн задумчиво кивнул.
  - А ты не можешь определить, насколько мы близко?
  Гару помотал головой.
  - Жаль. Поехали дальше.
  Вдруг шарр со всеми пассажирами, зато без всяких спецэффектов, исчез, словно провалился сквозь землю. Дан резко развернулся и прыгнул, на лету превращаясь в человека. Но опоздал и упал на мостовую.
  - Нашли, - устало вздохнул Гару. - Вот этот дом напротив - его.
  Дан бросил гневный взгляд на камни под ногами и кинулся к двери. Гару - за ним. Дверь вылетела от одного удара мохнатой лапы - шаман вновь перекинулся. С ревом бросился к двери, ведущей в подвал, но она оказалась куда крепче. На ней даже царапины не осталось. Шаман впал в ярость и бросился крушить предметы обстановки, зато Гару стал на удивление спокойным. Порылся в своей сумке, достал оттуда маленькую черную бутылочку. После чего, отойдя подальше и прицелившись, с силой швырнул ее о косяк. Раздался взрыв. Когда пыль осела, их взорам открылось чудесное зрелище - дверь, как стояла, так и стоит, зато стены рядом с ней нет и в помине.
  - Интересно, - усмехнулся эксперт. - Дверь защитил, а об остальном даже не задумался.
  Радостно взвыв, медведь проскочил в дыру. Гару полез следом.
  Подвал оказался настоящим лабиринтом, но чудесники безо всяких проблем шли, вернее, неслись по следу доктора. О том, что придется делать, когда встретят его, они старались не задумываться. Время покажет.
  
  * * *
  
  Шарр с пассажирами, как правильно почуял Дан, оказался в подвале. С запозданием Брюн сотоварищи осознали, какой опасности подвергались. Чего стоило доктору "приглядеться" к ним еще на подступах к дому? Но раз не пригляделся, значит хорошо. Живем.
  Брюн слетел с водительского места, Эль следом за ним, на ходу приобретая прозрачность. Эмма, не мудрствовая лукаво, просто упал на пол сквозь шарр. Даша схватилась за маятник.
  В темном подвале сами собой вспыхнули факелы. Чудесники на секунду зажмурились, а потом бросились врассыпную. Как оказалось, очень вовремя.
  В конце длинного, плохо освещенного коридора появилась высокая фигура в длинном распахнутом плаще и широкополой шляпе, из-под которой поблескивали стекла очков. И, не смотря на рыжий цвет факелов, оттенок бликов был скорее рубиновый.
  Трое чудесников - Брюн с Калистрой и невидимая Эль, бросились к нему. Возможно, доктор и хотел поговорить, но их это не волновало. Брюн, разумеется, успел первым. Очки наливались красным, но до истинно пристального взгляда оставалось еще несколько секунд. Удар, который Зам обрушил на его голову, должен был лишить доктора сознания на несколько часов. Но с него лишь слетела шляпа, обнажив вытянутый череп, покрытый короткими серебристыми волосами. В общем, добился Брюн только того, что очки вновь приняли свой естественный розоватый оттенок. Сквозь стекла мелькнули спокойные глаза Антониуса, но тут подоспела Калистра. Но и ее удар, направленный строго по очкам, не привел ни к чему. Доктор только головой покачал, причем самостоятельно.
  Калистре это резко напомнило драку с Максимильеном. Только тогда с ними были мэтр и Окся. А сейчас их нет. Почему?...
  - Даша! - взвыла она, в очередной раз заезжая бестрепетному дяде между глаз. Пользу это приносило, хотя и небольшую - он не мог сосредоточиться, но и только.
  Даша все поняла быстро и правильно. Крутанула маятником, ухватила за руку Мину, та, в свою очередь - растерявшегося Эмму. Рядом с ним оказалась Эль, Брюн мгновенно подтащил Калистру... Мир вокруг них замер. Осторожно держась за руки, словно дети, они опять подошли к доктору.
  - Что делать будем? - поинтересовался Брюн. - Простые удары его не берут.
  - А если сейчас очки снять? - спросила Даша.
  - Я пыталась, - призналась Эль. - Бесполезно. Они словно приклеенные.
  - Мда... - протянул Брюн. Очевидно, ему очень хотелось почесать затылок, но руки были заняты девушками.
  - Интересно, как там наши? - вздохнула Мина.
  Брюн пожал плечами.
  - Выкрутятся. Случай, конечно, редкий, но не уникальный... Они и поодиночке справлялись... Не с такими, конечно, но все же.
  - Жалко, мэтра нет, - с грустью заметила Калистра.
  - А чем он нам поможет, - Зам потянулся вперед, пытаясь заглянуть Антониусу в глаза. Обычные, ничем не примечательные, светло-карие. В них не было ни злобы, ни даже напряжения. Задумчиво-одухотворенный взгляд, спокойное лицо. Настоящий ассаса.
  Даша сосредоточенно крутила маятник.
  - Брюн, а что, если сейчас вас отпустить? Вы его пока бейте, а мы поищем Дана с Гару.
  - Ищите, - решительно ответил Брюн. - Эль, Калистра - продолжим!
  Эль отпустила руку Эммы, и мир снова вернулся на круги своя. Опять отвлекать доктора, опять безуспешно пытаться сбить с него очки...
  - Ложись! - буквально через пару мгновений взревел над ухом голос Гару, и в Антониуса полетела очередная бутылочка. Плащ загорелся, и доктору пришлось его скинуть. Это, наконец, вызвало в нем некоторую реакцию. Он шустро задвигал пальцами и что-то принялся заунывно нашептывать. И в один, далеко не прекрасный момент, нога Калистры, а вслед и сама Калистра пролетела сквозь доктора.
  - Он стал призраком! - испуганно пискнула Мина.
  Дан взревел и из последних сил ударил его лапой. Доктор отлетел к стене и даже немного сквозь нее. Наружу торчали только ноги. Чудесники получили минуту передышки, пока Антониус пытался на эти ноги встать.
  - Теперь ничто не помешает ему сосредоточиться, - мрачно заметил Эмма. - Хана нам, товарищи.
  - А если сбежать? С маятником? - поинтересовалась Даша.
  - Тогда нам с ним всю жизнь ходить придется, - Брюн был еще мрачнее. - Мы его задели... Теперь не успокоится, пока всех не убьет.
  - А мэтр...
  - В стороны! - взвыл Гару. Доктор встал на ноги и вышел из стены.
  - Не хочу, - прошептала Мина срывающимся голосом.
  - И не надо, - кто-то тихо засмеялся у нее над ухом. Проскользнула серебристая тень, мелькнуло наконец-то испуганное лицо Антониуса, замахнулась бесплотная рука...
  Очки, описав красивую дугу, попали прямо в руки по-прежнему невидимой Эль. Мгновение, и они тоже исчезли из поля зрения. Сам же доктор, не устояв на ногах, упал на спину. Чудесники, забыв обо всех приличиях, уставились на представившуюся картину.
  На распростертом докторе прыгало, едва не повизгивая от восторга... привидение Ээээ!
  - Ты-то что здесь делаешь? - первым, как и положено, очнулся Брюн. Привидение нехотя прервало свое занятие и повернулось к нему.
  - Вас спасаю, разве не заметно?
  - А чуть раньше никак нельзя было? - с нервной издевкой спросил шаман, уже успевший обратиться в человека.
  - Нельзя, - Ээээ посерьезнела, однако с Антониуса не слезла, продолжая топтаться босыми ногами на его груди. - Понимаешь, пока он был уязвим для вас, он был неуязвим для меня. А потом вы, молодцы, довели его, и он стал бесплотным. Но уязвимым для таких же бесплотных! Тут я и помогла... Так что теперь он уязвим для всех, - решительно закончила она и топнула ножкой. Доктор в ответ прошипел что-то нелицеприятное.
  - Ты прям второй Начальник, - обреченно вздохнул Брюн.
  - А разве нет? - сощурилось привидение.
  - Ты лучше скажи, как нас нашла? И зачем вообще искать решила?
  - Нашла-то просто... А вообще подсказал Максимильен. Уж он то знал, какой это нехороший дядя!
  Никогда не стойте на теле врага, пусть даже поверженного... Дядя решил доказать, насколько он нехороший. Серьезно задетый тем, что он нынче уязвим для привидений, он резонно решил, что обратное тоже верно. И попытался ухватить Ээээ за ногу. Зачем, стало непонятно уже через секунду, когда шпилька Калистры доказала, что для людей он теперь тоже уязвим.
  Привидение слетело с покатившегося в сторону тела.
  - Спасибо, - пробормотала она. - Вот уж не ожидала.
  - Все хорошо, что хорошо кончается, - сделал вывод Брюн. - Дан, вяжи.
  
  * * *
  
  В отсутствие чудесников Даниэль занимался тем, что доказывал Оксе, что он действительно немного психолог. А именно - пытался пробиться через ее барьер. Пока безрезультатно.
  Да, такое он встречал впервые. Конечно, что не означало, что в других головах он читал, как в открытой книге. До чьего-то сознания он дотягивался с большим трудом, кто-то ставил блок, и его приходилось ломать... Порой было гораздо проще понять человека, чем узнать. Этим принципом Даниэль тоже не чурался. Но в случае с Оксей все было иначе. Сознание - вот оно. Блока, во всяком случае, привычного, нет. А слышится только какой-то смутный напев, из которого изредка вырываются обращенные к нему лично фразы. И все.
  Даниэль поймал насмешливый взгляд Мэлдила.
  "Ты знаешь, в чем тут причина?"
  Дракончик кивнул.
  "Подскажи".
  Тот покачал головой и прибавил что-то, что по-человечески можно было бы понять как: "Твоя девушка, ты и разбирайся". Что именно имел в виду дракончик под словом "девушка", Даниэль выяснять не стал.
  Окся с грустью смотрела в окно.
  - Бесполезно, Даниэль. Вам придется с этим смириться.
  - Ничего не бесполезно! - он в отчаянье ударил ладонью по столу. - Мы будем пытаться и мы сможем.
  - Вы думаете?
  - Я знаю, - изумрудные глаза яростно блеснули.
  - Наши идут, - вскинулась девушка.
  - Да... И с добычей. Пойдем.
  - Уже ночь, Начальник, а ты еще здесь! - радостно завопил Брюн, врываясь в кабинет. Следом влетела Ээээ.
  - Но вы же здесь, - резонно возразил Даниэль.
  - У нас работа!
  - У меня тоже.
  - А у меня нет, - усмехнулось привидение. - Но я их всех спасла.
  - Вот и молодец. Да пойдемте, в конце концов!
  Чудесники устроились вокруг стола, а на сам стол положили крепко спеленатого доктора Антониуса. Эль задумчиво крутила его пресловутые очки. Дан пытался примерить трофейную шляпу доктора. Остальные девушки шумно переживали случившееся, активно подключая к обсуждению несчастного Эмму. Ему, как самому молодому, от них всегда доставалось больше всех.
  Даниэль окинул взглядом сей пейзаж, брезгливо осмотрел молчаливого, по причине кляпа во рту, доктора, и решительно сказал:
  - Всем спасибо, все свободны.
  После чего решил, что был, пожалуй, слишком резок, и поспешил исправиться. Лучезарно улыбнувшись, он продолжил:
  - С ним работа еще не закончена. Завтра допрошу немного, потом отправлю в Цитадель. Там его тоже... Немного. А через пять дней у нас намечается очередной праздник. Немного неофициальный, зато не менее приятный. День Восьмой Бесконечности. Вот и отдохнем. А теперь по домам, по домам! Ээээ, мы тоже. А этого, - он невежливо ткнул в бездвижного Антониуса, - в камеру. Не развязывая. Переживет.
  
  * * *
  
  Дядя действительно пережил. Однако на учиненном назавтра допросе говорить отказался наотрез. Впрочем, гениального телепата это совершенно не остановило. Наделенный принципом Надо Чувствовать, Антониус только зубами скрипел, чувствуя, как мэтр копается в его сознании. А с заткнутым ртом и связанными руками противостоять ему не мог.
  Обнаруженное же Даниэля совсем не обрадовало. Вызвав Стражей тюрьмы, он велел им спрятать доктора поглубже, а сам отправился в Дамский Дом. Там, как и следовало ожидать, остались только Даша и Окся. Ну конечно, Брюн храпит, а он, Даниэль, с утра пораньше допросы ведет.
  - Как насчет того, чтобы пройтись в Цитадель? - обратился он к девушкам.
  - Втроем? - спросила Окся.
  - Со всеми, кто пожелает.
  Девушки переглянулись.
  - Пройдемся!
  - Чудесно. Собирайтесь, - и направился на улицу, колдовать над камушком.
  Как это ни удивительно, собрать удалось всех. Даже Брюн проснулся по первому требованию.
  Этой толпе Начальник открыл даже не Дверь, а целые Ворота. Шарр въехал внутрь без проблем. Даниэль прыгнул следом, на ходу закрывая эти самые Ворота.
  - Приехали, - Эмма с сожалением отпустил руль машины. - Эх, а мой в эту дырень провалился. Жалко даже... Его ж теперь оттуда никак не вытащить.
  - Вот заодно и компенсацию у Короля попросим, - заявил мэтр, решительно направляясь к маленькой, еле заметной двери слева от монументальных ворот Замка. Сейчас никаких Министров к ним навстречу не вышло, и мэтра это радовало несказанно.
  С дверью пришлось повозиться. Магическим пассам мэтра она почему-то не поддавалась, и тому пришлось звать на помощь Эмму. Общими усилиями им, наконец, удалось победить упрямый замок.
  - Все, - сказал Даниэль, вытирая рукавом клетчатой рубашки честный трудовой пот. - На сегодня приключения закончились. Дальше будут только всяческие отрезки времени, принадлежащие Истине...
  - Как витиевато, - фыркнула Окся.
  - Как умеет, - ответил мэтр.
  Длинный, закрученный коридор вывел их к еще одной маленькой двери. Но та, к счастью, открылась сама. На пороге стоял Король, при полном параде, с неизменной трубкой.
  - Мэтр, опять ты, - с плохо скрываемой радостью проворчал он.
  - А ты не хотел нас видеть? - наигранно удивился Даниэль, широким шагом входя в кабинет. - А, братец? - добавил он.
  Весь без исключения Чудесный отдел выпучился на своего Начальника, Мартэн усмехнулся в усы.
  - Это долгая история, - заметил он. - Мэтр, ведь ты расскажешь ее, не так ли?
  Даниэль виновато улыбнулся.
  - Не сейчас. Но расскажу. Сейчас у меня к тебе дело. При всех, - широкий жест руками.
  - Выкладывай.
  - Мы не только нашли убийцу. Во-первых, мы знаем, как оживить Премьер-Министра.
  - А надо? - вновь усмехнулся Король. - Без него значительно спокойней.
  - Тебе решать. Вот очки, - чудовищное творение мастера Липперсгея появилось на свет. - Перевернешь, посмотришь через них пристально на это тело - оживет.
  - А во-вторых? - Король взял очки и стал внимательно их рассматривать.
  - А во-вторых, я выяснил, кто "заказал" Варру. Кто нанял ассасу.
  Мартэн пристально посмотрел ему в глаза.
  - Стой. Не говори. Наверняка ведь один из Министров, а кое-кто из этих подлых людей наловчился подслушивать мои разговоры, если их имя будет произнесено вслух. Так что иди и лови его сам. Расскажешь потом. А я пообщаюсь с твоими чудесниками. Ты же их не просто так привел.
  Даниэль коротко кивнул и скрылся за второй дверью. Король повернулся к остальным и жестом предложил им сесть на стулья. Те послушались, сам же он остался стоять.
  - У вас ко мне вопросы, - утвердительно сказал он. - И я догадываюсь, какие. Вам я отвечу. Но не все эти ответы стоит слышать мэтру. И он это знает. Поэтому ушел. Все поняли?
  Чудесники кивнули.
  - А почему их нельзя слышать Начальнику, но можно слышать нам? - удивился Брюн.
  - Потому что в его обязанности входит следить за неразглашением некоторых тайн. Если бы я рассказывал при нем, он имел бы полное право заключить меня в мою же тюрьму, или даже казнить. Ни он, не я этого не желаем. Поняли?
  Они опять кивнули.
  - Теперь вопросы.
  - Почему у вас такое странное прозвище? - подала голос Мина.
  Король задумчиво пыхнул трубкой.
  - Странное... Это не женское имя, как вы могли бы решить. Оно уходить корнями в древность. Ася - Асье - что значит Сталь.
  - Сталь? - переспросила Окся.
  - Да, - Мартэн смахнул несуществующую пыль с золотой звезды. - А теперь о самом интересном. Вы знаете о кривых зеркалах?
  Кивнули только Брюн и Эмма.
  - Потом расскажете остальным. А я покажу. Сейчас, - он подошел к плотной занавеси и отдернул ее в сторону. Занавесь, оказывается, скрывала не окно, а огромное зеркало. Мартэн встал напротив него, крутя трубку в руках. - Кого вы там видите? - не оборачиваясь, спросил он чудесников.
  Те присмотрелись повнимательней и хором удивленно присвистнули. Из зеркала на них смотрел... Даниэль! В королевской форме, с трубкой, но Даниэль!
  Ася задернул занавесь обратно.
  - Хороший фокус, как раз гостей пугать, - невозмутимо заметил он. - Не бойтесь, это ничего не значит. Просто над зеркалом поработал хороший мастер... Пожалуй, чересчур хороший. Это лишь наглядный пример к теме о кривых зеркалах. Мэтр в зеркале - мое кривое отражение. А я сам - чье-то еще кривое отражение. А вообще - наш Мир - это одно большое кривое отражение, - он замолчал.
  Чудесники сидели, не шелохнувшись. Так, в молчании прошло еще несколько минут. Наконец, Королю это надоело. Он резким движением вытряхнул пепел из трубки и обратился к ним.
  - Еще вопросы есть?
  
  * * *
  
  Они успели обсудить не только высокие, но и земные материи, и тут дверь распахнулась. Вернее, распахнулась, это мягко сказано. Просто рассыпалась в прах, а в проеме появился великолепный Даниэль. Глаза отсвечивали синим, вокруг правой руки потрескивали электрические заряды, а левой он за шиворот тащил бесчувственного Сергея. Выйдя в центр комнаты, швырнул тело Министра к ногам Аси и гордо сложил руки на груди.
  - Получите и распишитесь. Объект нейтрализован.
  - Неплохо, неплохо, - Король брезгливо осмотрел поверженного. - Вот змеюка то, а. Понятно. Оказывается, даже я могу ошибаться в людях.
  - Зато я в них уже давно не ошибался. Ну что, братец, сколько уже тайн мироздания ты им уже выдал?
  Ася развел руками, но глаза его при этом были такими лукавыми...
  - Все с вами ясно. Учтите, - обратился он к чудесникам. - В любом зеркале, и в кривом, разумеется, тоже, отражается не все, а только часть. Я не знаю, часть чего отразилась в нашем Мире, но поверьте, это очень хорошая часть.
  Все молчали. Тишину нарушил хруст яблока, а за ним - обреченный стон очнувшегося Министра.
  
  * * *
  
  Пять дней до праздника пролетели незаметно. Кого-то послали разбираться с бумажками, кого-то - с наследством доктора. Самого Антониуса посадили вместе с Сергеем в одну камеру, оставшуюся от Максимильена. Что им на прощание пообещал Даниэль - неизвестно, но они еще долго сидели, обнявшись и дрожа от страха.
  А Максимильен, как и предсказывал мэтр, очень быстро подружился с привидением. Теперь хоть с кем-то Ээээ вела себя спокойно и почтительно.
  Варру Мартэн оживлять не спешил. Видимо, взвешивал все "за" и "против".
  Накануне праздника Окся поскреблась в кабинет Даниэля.
  - Мэтр! Можно вопрос?
  - Входи. Для тебя тут не заперто.
  Окся мимоходом удивилась и вошла.
  - Какой вопрос? - мэтр по уши зарылся в бумаги, видны были только ноги в красных ботинках. Любимый фасон - с загнутыми мысами.
  - День Восьмой Бесконечности - это ведь восьмой день восьмого месяца?
  - Совершенно верно...
  - Но ведь завтра восьмой день первого месяца!
  Даниэль слегка примял бумаги, и взору Окси открылась вся его всклоченная голова с немного обезумевшими глазами.
  - Правильно. Но, Оксь, вспомни, где мы живем.
  - В Королевстве Кандра...
  - Бери выше. На Мрондлоне.
  - Вы хотите сказать, что в Западном Королевстве другая точка отсчета месяцев?
  - Более того, у них вообще другие меры времени. Всего 12 месяцев в году... Уж не знаю, по чему они их там считают.
  - Понятно... - Окся стала пятиться к двери.
  - И то, что их праздник попадает на наше восьмое число - чистая случайность. Но, по правде сказать, весьма и весьма удивительная. Я всегда считал, что восьмерка... - мэтр продолжал что-то вдохновенно вещать, словно не замечая, что остался без аудитории.
  А утром восьмого дня амарры в Даниэлевом саду вспыхнули небывалым синим цветом. Даниэль собрал в букетик восемь самых ярких, и тот занял место в хрустальном кувшинчике посреди стола, вокруг которого уже собрались чудесники.
  Сегодня Даниэль, против обыкновения, был без галстука. Он устроился во главе стола, в просторной белой рубахе, старых кожаных брюках и с повязкой на лбу. Бакенбарды сбрил начисто, на висках заплел две длинные тонкие косички. В левом ухе появились две серьги, все те же лилии, что в кувшинчике, что на воротах.
  Девушки смотрели на него с изумлением, да и мужчины тоже. Исключение составляла только Ээээ. Привидение, ухмыляясь каким-то своим мыслям, устроилось в углу. Мэтр поглядывал на него с одобрением.
  - Друзья, - начал он, с завидным спокойствием игнорируя чересчур пристальные взгляды коллег. - Сегодняшний праздник, скорее даже не праздник, а день памяти. Душ Восьмой Бесконечности, того, кто порвал ее цепи, и, простите за нескромность, меня. Двадцать пять лет назад я, первый из живых, ступил на землю Острова Орлеан... Да, тут еще не все в курсе. Да, девушки и юноша. Так что даже нарядился, - он развел руками, - в старое.
  - Серьги тоже? - поинтересовалась Окся.
  - Серьги? - он мягко улыбнулся, словно вспоминая что-то, очень приятное. - Их мне подарила одна девушка... Единственная, кто действительно хорошо отнесся ко мне во всем Закатном Королевстве... Да, это тоже старое, - он замолчал.
  Чудесники тоже не проронили ни звука. Так, в тишине, просидели они несколько минут. Даниэль заговорил снова. Казалось бы, весело, улыбаясь, но в голосе чувствовалась неизбывная грусть.
  - Когда идешь на смерть, все готовы проводить, как героя... Но плакать о герое... Просто так. Не от печали предстоящей разлуки, не от боли прошедшей любви... А просто от осознания того, что вот этот человек добровольно идет умирать. Даже не ради кого-то, а ради своей, неведомой и непонятной другим цели... Знаете, осенью аммораллионы дают плоды. Россыпь маленьких красных ягод. Это так красиво... Как капли крови на седых волосах... - он непроизвольно коснулся собственной шевелюры. - Извините. В такие моменты меня всегда заносит... Так вот, из этих ягод я наловчился варить вино! - в изумрудных глазах, наконец, мелькнули веселые искорки. - Оно расслабляет душу и тело, а так же развязывает язык! Кое-кому это сейчас было бы очень даже кстати.
  Бутылки появились из-под стола. У Брюна загорелись глаза.
  - Начальник! - глядя на свое отражение в бутылке, спросил он. - А почему ты раньше молчал?
  - Потому что сегодня у меня юбилей! - пробка вылетела, повинуясь легкому прикосновению пальцев.
  - Гуляем, товарищи, - по-особому тихо мурлыкнул Дан и достал из кармана свою дудочку.
  - Музыка? - усмехнулся Брюн. На свет появились губная гармошка. Гару, подмигнув Калистре, вытащил что-то, похожее на миниатюрные ударные тарелки. Эмма, немного смущаясь, предъявил благородному собранию странный инструмент - нечто, больше напоминающее смычок, с тремя разноцветными струнами.
  - Вообще-то я больше клавишные люблю...
  - Я заметила, - улыбнулась Эль.
  - В Чудесный отдел берут только тех, кто умеет играть? - удивилась Даша. - А как же Начальник?
  Даниэль, хитро улыбаясь, достал все из-под того же стола настоящую гитару.
  - Безусловно! Начальник солист.
  Он пел. Дан и Брюн петь не могли в силу специфики своих инструментов, Гару позвякивал своими тарелками так вдохновенно, что все остальное его не интересовало, а Эмма щипал свой, неожиданно мелодичный инструмент, слишком сосредоточенно, чтобы отвлекаться.
  Но как пел мэтр... Окся не взялась бы описывать это. Мягко, бархатисто, со светлой грустью. Нет, слова не передадут всей красоты его песни. Девушка чувствовала, что она таки влюбилась.
  Песня заворожила всех, даже неугомонное привидение. Дракончик и Красные Глаза тихо свернулись в один клубочек у ее ног. Девушки сидели, не дыша, и даже не замечая своей недвижности. Язык песни был неизвестен никому, разве что Ээээ, но трогали не слова, а интонации. Под конец все смолкли, и Даниэль доиграл свое соло для гитары с голосом.
  Аплодисменты в этом Мире не приняты. И знаком благодарности и уважения служит мертвая тишина, которую может нарушить только исполнитель.
  Даниэль мотнул головой. Запрыгали по плечам косички, блеснули серебряные лилии. - Спасибо... друзья. Надеюсь, эта песня еще прозвучит в вашем кругу, не раз. Надеюсь, мы еще не раз соберемся так... - все дружно кивнули. - Брюн, разливай! Чур, мне первому!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"