Гайдученко Галина Викторовна: другие произведения.

Деликатесы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...А с утра Земля оказалась оккупированной. Все телеканалы транслировали этих пришельцев. Были они высокими, больше двух метров, имели два лица - спереди и сзади, разделявшиеся широкой полосой короткого густого синего меха, переходящего в такие же меховые плащи за спинами. Кожа у пришельцев тоже была тёмно-синего цвета. При разговоре языки переднего лица постоянно высовывались и свисали ниже подбородков, сзади языки прятались за зубами зловеще улыбающихся ртов. У них было по паре рук и ног в тазовом поясе и пара рук в плечевом. А меховые плащи за спиной вдруг раскладывались в огромные крылья...

  
  ДЕЛИКАТЕСЫ
  ПОВЕСТЬ
  (10 ноября 2019 года)
  
  1. Земля. Наши дни.
   - Галя! Галя!!! Постой!!! - Услышала я чей-то крик за спиной.
   Меня так, вроде бы, никто звать не должен. На всякий случай я оглянулась и увидела спешащего ко мне мужчину в костюме с галстуком, перекинутым за спину, и с плотно набитой барсеткой в руке. Кого-то мне этот галстук смутно напомнил...
   - Что, не узнаёшь?! - Мужчина, весело улыбаясь, остановился напротив меня. - Валерка!.. Шерлок Холмс!.. Вспомнила?!
   Шерлоком Холмсом у нас в классе называли Валерку Солодкина за то, что он мог почти наизусть цитировать любое произведение о Шерлоке Холмсе с любого места. Он бредил конандойловским героем, изучал его методы, старался подражать его привычкам и повадкам, носил в кармане сувенирную трубку, специально пошёл в музыкальную школу на скрипку и даже говорил чуть хрипловатым голосом артиста Ливанова. И сейчас он был сухопарым, поджарым как ищейка, и хотя уже не подражал Ливанову, всё так же не обращал внимания на то, чем занимается его галстук.
   - А! Валерка! Тебя трудно узнать - такой взрослый, солидный... Вот только галстук... - Я поправила ему галстук.
   - А я тебя сразу узнал! Ты почти не изменилась! Что, какой-то секрет молодости знаешь? - С заговорщицким шёпотом он взял меня под руку. - Пойдём, посидим в кафе, столько лет не виделись!
   - Ну, не знаю... - Начала было я.
   - У тебя что, муж очень ревнивый? Если опоздаешь на полчаса, убьёт и в асфальт закатает?
   - Да нет у меня никакого мужа. Просто...
   - Дети дома одни и вот-вот квартиру подожгут?
   - И детей нет.
   - Тогда пойдём! Отговорки не принимаются! - Он решительно потащил меня к дверям ближайшего кафе, приговаривая по дороге: - Что же это в мире делается?! Такая красивая девушка - и до сих пор без мужа, без детей! Собака или кошка хотя бы есть? - Вдруг резко остановился он перед дверью.
   - Нет. - Вздохнула я.
   - Ужас! Безобразие! - Валерка открыл передо мной дверь и пропустил в помещение. - Вон, столик в углу свободный! - Он обогнал меня, затем какую-то парочку, шедшую впереди нас, и бросился к примеченному столу. - Занято! - Объявил он оторопевшей парочке. - Галя, садись! - Подставил он мне стул. - Уф!.. Посмотрим меню...
   Демонстрируя, что внимательно изучает меню, Валерка поверх него принялся бессовестно меня рассматривать.
   - Ну, что видишь? - Наконец, не выдержала я.
   - Объект, по-видимому, с головой ушёл в науку и совсем не думает о личной жизни. - С видом эксперта, слегка прищурившись и держа вилку, как Сталин трубку, объявил Валерка. - Что, биологичкой стала? В школе деткам о пчёлках и цветочках рассказываешь?
   - С чего ты взял?
   - Да ты же в школе все биологические олимпиады выигрывала! Да я из-за тебя даже дезоксирибонуклеиновую кислоту выговаривать научился! Чем же тебе ещё заниматься, если не биологией?!
   - Выбрали, что будете заказывать? - Подошла к нам молоденькая официантка.
   - Нам бы пару лобстеров, пасту с морским коктейлем и "Бордо" 1814 года. - Смерив её изучающим взглядом, заказал Валерка.
   - Ой, у нас такого нету! - Девушка, смутившись, покраснела. - Это вам в ресторан надо.
   - В ресторан нам надоело. - Потянулся Валерка. - Ну, если нет лобстеров, то давайте, что у вас там есть повкуснее. Только не предлагайте чёрную и красную икру - она нам уже так надоела, что аж в печёнках сидит!
   - У нас есть замечательные пельмени! И сардельки из настоящего мяса, с картофельным пюре... А ещё овощной салат и чай!
   - Вот и давайте всё это. Обоим... Так чем ты, говоришь, занимаешься?
   - Вот той самой дезоксирибонуклеиновой кислотой и занимаюсь. А заодно и рибонуклеиновой. Ну, и ГМО немножко.
   - Вот эти твои ДНК, РНК, ГМО - всё это для меня тёмный лес! Я только названия и позаучивал. О, картошечка с сарделечкой!... Пельмешки... - Валерка начал помогать официантке расставлять на столе наш заказ.
   - А ты, наверное, следователем работаешь? - Перевела я разговор на него.
   - Был следователем. Лет восемь. А потом решил заняться своим бизнесом. Теперь я частный детектив! - Валерка сунул руку за лацкан пиджака и встал в позе памятника.
   - Не скучно следить за изменяющими жёнами и ходящими налево мужьями?
   - Я этим почти не занимаюсь, мне более серьёзные дела попадаются. Вот, например, об исчезновении людей.
   - И много исчезает?
   - Представь себе... - Валерка задумался, ковыряясь вилкой в тарелке. - Живёт себе человек, на работу ходит, племянников из садика забирает... И вдруг - раз! - как корова языком. И никаких следов...
   - И ты...
   - А кто же ещё?! В полиции за расследование раньше, чем через три дня не возьмутся, а тут, может, каждая минута дорога! Но, понимаешь, тут мистикой какой-то попахивает. Или даже фантастикой...
   - А ты, как агент Малдер...
   - Вот-вот! Хотела бы побыть моей Скалли?
   - Вообще-то я сейчас над докторской работаю. Хотя всякие необычные вещи у меня вызывают жуткое любопытство.
   - Докторской колбасой или диссертацией? - Принимаясь за пельмени и выдавливая на них дольку лимона, равнодушно спросил Валерка.
   - Сам ты колбаса! - Я тоже прикончила сардельку и пододвинула к себе пельмени. - Я в Криоцентре работаю.
   - Это там, где покойников замораживают в ожидании будущего, когда медицина их сможет оживить?
   - Да, там. Но я занимаюсь не с ними, а с крысами. Я у них в ДНК такие интересные участки нашла!...
   - Очень интересно, только давай о крысах за столом не будем! - Остановил меня Валерка.
   - Вот так всегда... - Я сделала вид, что обиделась.
   - Нет, ты не поняла! Мне всё это очень интересно, но сейчас я просто не вникну - на улице уже темнеет, а у меня с сумерками в мозгах тоже освещение выключается. Я хочу прийти к тебе завтра прямо с утра, и ты мне всё подробно расскажешь.
   - Ты что, правда, хочешь прийти?
   - А что? Человеку для развития не мешает узнавать что-то новое. Ты во сколько на работу приходишь?
   - К восьми.
   - Замечательно! Значит, завтра в восемь я буду как штык возле дверей этого твоего морозильника! А сейчас мы с тобой пойдём в кино.
   - Какое ещё кино?! Я домой...
   - Галя, скажи честно, как бывшему однокласснику: когда ты в последний раз была в кино? - Серьёзно глядя мне в глаза и положив свою руку на мою ладонь, спросил Валерка.
   - В последний раз... - Я задумалась. - Кажется, это было ещё на первом курсе института. У нас тогда пары не было и мы всей группой пошли...
   - Что и требовалось доказать! - Вскочил Валерка из-за стола. - Человек уже четырнадцать лет не был в кино! У тебя же жизнь мимо проходит!
   - Ничего, я потом погуглю. - Попыталась отшутиться я.
   - Никаких потом! Потом может и не быть! Как я понял, тебя не часто в кино приглашают?
   - Вообще-то, иногда приглашают, но я...
   - Идём немедленно и никаких отмазок!
   Ближайший кинотеатр какой-то юморист назвал "Голливудом". Сегодня в "Голливуде" показывали новую, седьмую серию "Людей в чёрном". Взяв билеты, Валерка провёл меня по всем коридорам, старательно всматриваясь во все камеры наблюдения.
   - Что ты там высматриваешь? - Не удержалась я.
   - Понимаешь, мой последний клиент зашёл вчера в этот кинотеатр. Это зафиксировали все камеры - и на улице, и внутри. А из кинотеатра не вышел. Просто исчез. Аннигилировался...
   - А может, его инопланетяне забрали? - Сделав страшные глаза, пошутила я.
   - Может быть... Ладно, пошли, скоро сеанс начнётся.
   Кино было интересным, захватывающим и весёлым. Я настолько расслабилась, что даже позволила Валерке приобнять себя. А когда мы прощались возле моего дома, в голову прокралась мыслишка: "А не пригласить ли мне его на чай?"
   - Ну всё, пока, до завтра! - Попрощался Валерка, чмокнул меня в щёку и заторопился к автобусу.
  ***
   Выйдя из автобуса, я сразу же заметила Валерку. Он топтался у входа в Криоцентр и разбрасывал ногами опавшие листья.
   - Привет! - Поздоровалась я. - Давно ждёшь?
   - Уже часа два. Разведал окружающую обстановку, записал номера подъезжающих машин, зафиксировал в памяти все видеокамеры...
   - А зачем?
   - Просто так. Привычка. Ну, показывай свои владения!
   Сначала я провела Валерку в свою лабораторию. Мы вместе покормили крыс, запустили их в игровой лабиринт, полили цветы.
   - Ну, что там у тебя за интересные такие участки ДНК? - Валерка сел за стол с видом инспектирующего мою работу профессора.
   - Ну, ты знаешь, что ДНК - это молекула, обеспечивающая хранение, передачу и реализацию генетической программы живых организмов?
   - Что-то вроде компьютерной программы?
   - Точно! Азотистые основания ДНК - А, Т, G и С - соответствуют четырём логическим состояниям, что эквивалентно двум битам информации. Геном человека, например, содержит больше шести гигабит в каждой цепи, что эквивалентно восьмистам мегабайтам и сопоставимо с количеством информации на компакт-диске.
   - Как-то ты скучно рассказываешь... - Валерка демонстративно зевнул. - Да и дисками уже никто не пользуется, всё больше на флешках хранят... Ты постарайся рассказывать как-нибудь повеселей.
   - Тут тебе не КВН! - Отрезала я, но всё же представила себя на его месте. Вернее, на месте пятилетнего ребёнка, которому надо объяснить всё попроще. - Короче так... Базовая генетическая программа у всего живого - это как набор кубиков. Из одних и тех же кубиков можно построить какой-нибудь замок, а можно просто стенку выложить.
   - Я любил в детстве замки строить, с разными там надстройками и пристройками...
   - Так вот, эта базовая программа оказалась настолько удачной и гибкой, что в процессе эволюции организмов изменялись только надстройки, а не архитектура. Поэтому и получались черви, мухи, растения, ну и человек.
   - У человека те же кубики, что и у червяка?
   - Представь себе! Генетически мы очень похожи на актинию, круглого червя, муху дрозофилу или... огурец, например.
   - Класс! А почему мы этого в школе не проходили?
   - Проходили, только ты невнимательно слушал.
   - Это потому, что передо мной сидела ты, и я постоянно отвлекался на кудряшки в твоих волосах.
   - Отмазка не принимается! Ты знаешь, что ДНК состоит из двух цепочек, как бы скрученных в спираль?
   - Знаю.
   - Так вот, когда я ввожу в геном определённый мутаген, некоторые связи этой цепочки разрываются и становятся под другим углом, расплетая эту цепочку.
   - И что тут интересного?
   - А то, что компьютерные расчёты показывают, что ДНК стремится к четырёхцепочной конфигурации! Получается, что когда-то много-много миллиардов лет назад ДНК состояла из четырёх соединённых вместе цепочек, закрученных во что-то необычайно красивое... - Я показала на экране четырёхцепочную ДНК, созданную компьютером.
   - Это, по-твоему, красиво? - Задумчиво посмотрел Валерка на изображение.
   - Конечно! Вот видишь, теломеры здесь не образуют укорачивающиеся отростки, а замкнуты с одной пары на другую. Организм с такой ДНК не старел, мог регенерироваться и жить вечно! - ДНК на экране начала распадаться на две двухцепочные части, скручиваясь в новые спирали. - Получается, что кто-то искусственно разделил первоначальную ДНК, создав организмы, заранее запрограммированные на старение и смерть.
   - А где живут эти вечные организмы?
   - Нигде. Расчёты показывают, что они жили больше десяти миллиардов лет назад, по космическим меркам почти сразу же после Большого Взрыва, когда Земля ещё даже не сформировалась.
   - Значит, жизнь на Землю была занесена из космоса? Или всё-таки здесь возникла?
   - Понимаешь, даже четыре миллиарда лет назад Земля была совершенно непригодной для жизни. На неё бесконечно расплавленные лились астероидные дожди, от которых океаны кипели, превращаясь в пар. Поверхность Земли была расплавлена, а по ней текли реки жидких камней. Эти жидкие каменные реки испарялись и становились атмосферой. Такая себе паро-каменная атмосфера. Когда она остывала, пар превращался в жидкость, и на Землю выпадали дожди из магмы...
   - Жуткая картина!
   - Вот именно! Белковая жизнь на такой планете существовать не могла.
   - Значит, она возникла где-то в другом месте. - Валерка встал, подошёл к окну и стал перекатываться с носков на пятки, засунув руки в карманы брюк.
   - Получается так. А потом Землю засеяли организмами с разделённой пополам ДНК. И вот из этого набора генов начали строиться разные организмы. Вот я и пытаюсь с помощью генной инженерии воссоздать первоначальную четырёхцепочную ДНК.
   - И как успехи?
   - Не очень. Единственное, что мне удалось повторить опыты исследователей Юго-Западного медицинского центра Техасского университета...
   - Это который в Далласе?
   - Да. Я тоже встраиваю гены теломеразы в клетки разных органов крыс и удлиняю их жизнь примерно в полтора-два раза. Мне даже удалось не давать им развиваться до раковых... - Я заметила, что Валерка из последних сил старается показывать заинтересованность, но ему это всё меньше удаётся. - Тебе уже всё понятно?
   - Да, я понял, что жизнь возникла где-то в космосе, затем тамошние генные инженеры разделили ДНК пополам и полученными модифицированными организмами засеяли нашу Землю. А ты пытаешься перестроить их так, чтобы они не старели и жили вечно. Правильно? - Как на уроке оттарабанил Валерка и посмотрел на меня с видом ученика, ожидающего оценки за ответ.
   - С натяжкой - на четвёрочку. - С видом училки, поправляя очки, сказала я. - Перейдём к новой теме! Что там с твоими пропавшими?
   - Сейчас расскажу, только давай, чтобы времени зря не терять, пройдёмся по твоим владениям. Очень хочется посмотреть на замороженных!
  ***
   Мы вышли из лаборатории, спустились на лифте в подземную часть, и я стала показывать Валерке стеклянные кубы-саркофаги с замороженными в них людьми. Замороженными, в основном, были дети, подростки и молодые люди, умершие от неизлечимых болезней или погибшие в катастрофах. Лишь изредка попадались старики, понадеявшиеся, что в будущем найдут способ возврата молодости. Идя между рядов крио-саркофагов, Валерка рассказывал о своих поисках.
   Оказывается, в последнее время очень резко увеличилось количество пропавших людей. По всей Земле, в самых разных странах люди пропадали прямо на работе и по дороге домой, в многолюдных местах и на пустынных местностях, исчезали ночью из постелей и прямо из автомобилей на дорогах. Все усилия полицейских по поискам пропавших ни к чему не приводили. Поползли слухи о вмешательстве инопланетян, кто-то даже видел летающие тарелки...
   Когда к Валерке попало дело о пропавших близнецах, он занялся поиском, даже не подумав связать его с похожими делами. Затем знакомые следаки подкинули ему ещё парочку "потеряшек-висюков" и Валерка решил просмотреть статистику по городу. Оказалось, что если раньше в год пропадало по два-три человека, то с мая этого года количество пропавших увеличилось до двадцати-тридцати в месяц!
   - Получается, что либо в городе орудует какая-то банда, либо их забирают инопланетяне! - Размахивал Валерка руками, отчего его галстук улетал за спину.
   - Ты что, серьёзно веришь в инопланетян? - Поправляя ему галстук, спросила я.
   - Я ни во что не верю. Я просто не отбрасываю никаких версий. Я поднял архивы других стран - у них такая же картина. Везде люди массово начали исчезать примерно с апреля-мая этого года... Так сколько, ты говорила, у вас этажей с этими замороженными? - Остановился Валерка возле лифта.
   - Сейчас у нас работает три подземных этажа: один технический и два с замороженными "пациентами". Ещё два стоят пустыми, но инженерные конструкции разработаны так, что потом, если этих помещений не хватит, можно будет достраиваться вниз на столько, на сколько будет надо.
   - Странно... Три плюс два получается пять подземных этажей. Плюс три надземных. Всего получается восемь этажей, правильно?
   - Правильно.
   - Тогда почему здесь так много кнопок? - Он ткнул пальцем в панель лифта.
   В лифте была установлена обычная панель для девятиэтажного дома. Зелёные кнопки надземных этажей нумеровались цифрами 1, 2 и 3, затем шёл технический этаж под нулевым номером с чёрной кнопкой, а ниже - ещё четыре синие кнопки с цифрами 1, 2, 3 и 4. Теперь ниже этой панели я увидела ещё одну такую же. Все кнопки на ней были синими и пронумерованы цифрами от пяти до четырнадцати.
   - Ничего не понимаю, раньше этого не было... - Растерянно посмотрела я на Валерку.
   - Значит, надо проверить! - Валерка нажал кнопку с цифрой 4.
   Весь ранее пустовавший четвёртый этаж был заставлен рядами криоблоков. И во всех были заморожены люди. Самые разные, всех возрастов.
   - Ничего не понимаю... По документам никто не проходил. Вообще, поступление нового "пациента" на хранение - это целое событие. Оформляется куча документов, задействуются технические системы. Потом приходят родственники попрощаться... Незамеченным такое остаться просто не могло... - Я стояла в проходе совершенно обескураженная.
   - Обрати внимание - эти криоблоки без табличек. - Заметил Валерка. - Получается, в них заморожены неизвестно кто.
   Действительно. У нас каждого замороженного можно было опознать и через много-много лет. Прикреплённая к блоку табличка хранила все сведения о нём: имя и фамилию, возраст, наличие болезней, причину смерти и заморозки, номер электронного файла в архиве, пожелания родственников о дате разморозки, стандартный посмертный счет в банке, ожидания пациента на будущую жизнь... На новых блоках ничего этого не было.
   - Ну-ка, проверим остальные этажи! - Валерка бросился к лифту.
   Под зданием оказалось ещё девять этажей. Все этажи были заполнены. Жуткое ощущение проползло под кожей к мозгу. Ноги стали ватными и отказывались идти. Я прислонилась к стенке одного из криоблоков и сползла по ней на пол. Так я и сидела на полу, стараясь ни о чём не думать, пока Валерка носился между рядами, что-то высматривая.
   - Ты тут ещё не замёрзла? - Наконец, подошёл он ко мне. - Давай-ка, встанем, поднимемся к тебе в кабинет и выпьем чаю... - Он начал поднимать меня, но вдруг резко отпустил, и я снова плюхнулась на пол. - Стоп! Ну-ка, ну-ка... - Он полез в карман пиджака и вынул из него свой смартфон. - Ну-ка, ну-ка... Точно! Это мой "потеряшка"! Смотри!
   С экрана смартфона на меня смотрел молодой симпатичный парень лет двадцати восьми - тридцати.
   - Похож? - Валерка вытянул руку, выставляя смартфон на уровень головы замороженного. - Стрельников Игорь Степанович, двадцать восемь лет, инженер-строитель, не женат. Пропал вчера из кинотеатра "Голливуд". Ко мне обратилась его невеста Волкова Инна Сергеевна.
   - Может и похож... Только тут он улыбается, а тут... да у него же просто ужас на лице!
   - Послушай, Галина Батьковна, не знаю, как тебя по отчеству...
   - Викторовна. Но по отчеству не надо.
   - Ладно, обойдёмся без отчеств. Надо бы его разморозить!
   - Ты что?! Для этого надо кучу документов...
   - Они сюда по документам попали?
   - Вроде, нет...
   - Вот именно. Слушай, тут преступление налицо! Этот труп - улика. Если мы его разморозим и проведём экспертизу, то, возможно, нападём на след и сможем спасти кучу народу! Ты сама сможешь это сделать?
   - Вообще-то, технически всё это не сложно...
   - Вот и ладненько! Когда в здании никого не будет?
   - После пяти вечера остаётся только сторож.
   - А ты остаться сможешь? Это не вызовет подозрений?
   - Не вызовет, я частенько задерживаюсь за своими опытами.
   - Вот и ладненько, вот и ладненько... А сейчас чай...- Как больную, подхватив под руку и приобняв за талию, вёл меня Валерка к лифту.
  ***
   До вечера у меня всё валилось из рук, ни о каких экспериментах не могло быть и речи. Крысы были довольны и весело гоняли по своей игровой площадке. Мы выпили чашек шесть чаю, а в голове у меня крутился только один вопрос: "Кто и когда сумел так незаметно построить целых девять подземных этажей и заполнить их "пациентами"?
   Пока я с отмороженным видом сидела за своим столом у окна, Валерка носился по всему Криоцентру, что-то вынюхивая, о чём-то расспрашивая сотрудников, просматривая видео с камер наблюдения.
   - Никто ничего не видел, никто ничего не знает, никто ни о чём не догадывается. Представляешь, никто даже не обратил внимания на новые этажи! Даже директор. Ну, я, разумеется, пока не стал никому о них говорить, они так ничего и не знают... - Притащил Валерка из ближайшего кафе пакет с едой. - Давай обедать!
   После обеда я с помощью Валерки стала готовить операционную. Многие сотрудники, занимаясь своими исследованиями, то замораживают, то размораживают подопытных крыс, совершенствуя свою практику и даже оживляя "материал", так что ни у кого моя работа вопросов не вызывала. Валерку я представила как своего бывшего однокурсника по университету, который тоже собирался открыть подобный нашему Криоцентр в другом городе. Неудивительно, что он хотел всё посмотреть и приставал ко всем с вопросами.
   - А почему здесь две камеры? - Крутился он вокруг меня, пока я налаживала аппаратуру.
   - Одна - для разморозки трупов, другая - для оживления замороженных заживо.
   - А почему ты возишься с трупной камерой?
   - А с какой надо? Ты что, думаешь, что он живой?
   - Ну, мало ли что... А вдруг... Давай попробуем оживить?
   - Мы ещё ни разу людей не оживляли, только с крысами работали. - Пожав плечами, я перешла ко второй камере. - Во всяком случае, если он мёртв, то так мёртвым и останется.
   - Тогда мы сразу же проведём экспертизу! А вот если живой...
   После пяти народ стал расходиться. Кабинеты, лаборатории, коридоры опустели. Свет горел только в моём кабинете и в операционной.
   - Андрей Данилович! - Позвонила я сторожу. - Мне, как всегда, не хватило времени. Я поработаю ещё немножко в операционной.
   - Всё наука да наука! И когда вы о себе подумаете, Галина Викторовна? Ведь ещё вполне молодая и симпатичная женщина! Эх, мне бы скинуть лет двадцать... - Привычно запричитал Андрей Данилович.
   - Вот разработаю метод омоложения - и скинете! - Засмеялась я. - Может, я именно ради вас и стараюсь!
   - Вам помощь какая-нибудь нужна? Принести там чего-нибудь, подвезти?
   - Нет, спасибо, у меня сегодня есть ассистент.
   - Это тот, который во все дырки лезет и с вопросами пристаёт?
   - Вы его уже видели?
   - Нет, мне сменщик рассказал. Владимир, кажется, зовут?
   - Нет, Валерий. Мы с ним вместе учились.
   - Ну, успехов! - Пожелал мне Андрей Данилович.
   - В подвал? - Потёр руки Валерка.
   - В подвал... - Вздохнула я.
   Каждый криоблок с находящимся внутри него "пациентом" имеет поддон с колёсами, чтобы легче было перевозить его и устанавливать в нужном месте. Подкатить блок с Игорем Стрельниковым к лифту не составило никакого труда: мы просто толкали его в нужном направлении. Поднявшись на первый этаж, мы покатили блок к операционной.
   - Галина Викторовна! - Услышала я возглас Андрея Даниловича в спину, едва мы вкатили блок в операционную. - Может, вам чаю заварить?
   - Нет, спасибо, ничего не надо! - Обернулась я, прикрывая собой вход. - Я сейчас буду замораживать и оживлять "материал", поэтому отвлекаться мне будет некогда.
   - Понял, мешать не буду!
   - Уфф!!! Кажется, не заметил. - Я закрыла за собой дверь на электронный замок. - Кати его к камере!
   Мы вкатили криоблок в камеру для размораживания и оживления "материала" и я включила аппаратуру.
   Не вдаваясь в подробности, отмечу только, что разморозка сжиженного газа ведётся постепенно. С помощью роботизированных рук к "пациенту" подключаются датчики, электроток, из организма выводится антифриз, вводится кровь нужной группы... Вся процедура занимает около трёх с половиной часов. За это время, согласно протоколу, нужно ознакомится с файлами "пациента", чтобы иметь возможность общаться с ним, "как с родным". Затем в нужное время аппаратура даёт разряд - и "пациент" оживает... Согласно протоколу. Но у этого "пациента" никаких документов не было...
   Все опыты на крысах проходили у меня успешно. Как это будет происходить с человеком, я не знала, поэтому ужасно волновалась. Ещё больше волнение усилилось, когда криоблок раскрылся, его стенки-грани убрались за перегородку, а "пациент" предстал лежащим на каталке.
   - Внимание! Приготовиться к разряду! - Раздался автоматический голос. - Пять, четыре, три, два, один - разряд! - Аппаратура работала самостоятельно, нам оставалось только наблюдать.
   "Пациент" дёрнулся, по экрану осциллографа с монотонным писком побежала прямая линия.
   - Три, два, один - разряд! - Линия дёрнулась и на ней образовался излом, писк стал прерывистым, а затем я увидела почти обычную кардиограмму и услышала почти обычный пульс...
   - Игорь Степанович, вы меня слышите? - Наклонилась я к пациенту, лежащему на каталке с закрытыми глазами.
   У размороженного парня дёрнулись веки.
   - Можете не говорить, просто подайте какой-нибудь знак.
   Парень приоткрыл глаза, но сразу же закрыл их снова... В его вены продолжала капать кровь из системы, я ввела в неё питательный раствор и успокоительное.
   - Теперь он будет спать. - Сообщила я Валерке, который сидел в сторонке и смотрел на меня, как на фокусника. - Все вопросы - завтра.
   Я вышла из камеры и опустилась на стул рядом с ним. Некоторое время мы сидели молча, затем я отсоединила систему, прикрыла пациента одеялом и приглушила свет.
   - Галя, а ведь нам его здесь оставлять нельзя. - Полушёпотом заговорил Валерка. - Пока никто ничего не заметил, его надо вывезти.
   - Да ты что?! После разморозки пациент должен прийти в себя, ему необходим постельный режим с постепенной реабилитацией! Постоянное медицинское наблюдение! - Я вскочила и начала быстро ходить по операционной из угла в угол.
   - Вот и подумай, как ему всё это обеспечить, не привлекая внимания.
   - Но...
   - Галя, это преступление. - Валерка подошёл ко мне и, взяв меня за плечи, остановил и повернул к себе. - Кто-то создал целый склад замороженных заживо людей. Людей похищают и кто-то за этим стоит. Пока мы не разобрались, надо соблюдать секретность. - Он смотрел мне в глаза. - Вспомни - там сотни замороженных! И все они имеют право на спасение.
   Я снова представила ряды криоблоков с безымянными пациентами. Голова закружилась, тело обмякло. Валерка подхватил меня на руки и перенёс на кушетку.
   - Надя. - Прошептала я.
   - Что Надя? - Не понял Валерка.
   - Надя работает в частной клинике. У них есть стационар с одноместными палатами. Можно сказать, что это твой родственник или...
   - Хорошо! Звони Наде, попроси приготовить палату, скажи, что пациент - очень ценный свидетель, за которым охотится какая-то банда, поэтому наблюдать за ним должны только проверенные люди, которым она может полностью доверять.
   Пока я звонила и договаривалась с Надей, Валерка вызвал полицейскую машину. Его приятели подогнали "бобик" к самому окну операционной и осторожно переложили спящего Стрельникова на носилки. Мы с Валеркой, как ни в чём ни бывало, попрощались со сторожем и вышли через центральный вход. Минут десять бешеной езды по улицам ночного города - и мы внесли пациента в отдельную палату частной клиники.
   - Какой диагноз? - Спросила меня Надя, приставив к спящему сиделку.
   - Клиническая смерть. - Ответила я. - Обычная реабилитация, постоянный кардиоконтроль. На всякий случай комплексный осмотр: томография, УЗИ, рентген, анализы...
  ***
   На следующее утро я взяла все неиспользованные за год "библиотечные дни" и на работу не вышла.
   - Ты как, отпросилась? - Вместо "здравствуй" встретил меня у подъезда Валерка.
   - У меня целых девять свободных дней! - Радостно сообщила я. - Могу заняться твоим расследованием.
   - Тогда поехали! - Валерка распахнул передо мной дверцу старенькой "Шкоды".
   Пациент Игорь Стрельников завтракал, сидя в кровати одноместной палаты. Рядом с ним сидела пожилая санитарка и после каждой ложки заботливо вытирала его рот салфеткой.
   - Уфф! Наелся! - Стрельников откинулся на подушки, которые санитарка тут же начала поправлять.
   - Следователь Солодкин. - Валерка сунул под нос санитарки какую-то книжечку и тут же спрятал её в карман. - Нам надо поговорить с пациентом.
   - Надо, так надо... - Женщина без лишних вопросов собрала тарелки и выскользнула за дверь.
   - Ну-с... - Валерка оседлал стул почти впритык к кровати. - С чего бы начать?
   Я села в сторонке. Пациент задумчиво расправил на себе одеяло, вздохнул и растерянно произнёс:
   - Я вообще не помню, как сюда попал.
   - Как вы сюда попали, мы прекрасно знаем. А вот что было до этого... Что вы помните?
   - Ну, если я скажу, что именно я помню, вы меня в психушку определите. Там такое было... Но, думаю, это просто бред.
   - Вот и расскажите нам свой бред.
   - А с чего начать?
   - С посещения кинотеатра "Голливуд".
   - Ага! Значит так, пришёл я в кинотеатр...
   Всё было как всегда: занял место, указанное в билете, свет выключился, начал смотреть фильм... Когда все начали выходить, его вдруг что-то потянуло вверх.
   - Главное, никаких верёвок, а что-то меня поднимает!
   В потолке открылось отверстие и его втянуло в какую-то трубу. Сколько времени он нёсся по трубе, сказать трудно. Видимо, он несколько раз терял сознание.
   - Открою глаза - серебристая гофрированная труба. Закрою - полная отключка. И так несколько раз. Я уже было подумал, что это тот самый туннель, о котором рассказывают те, кто пережил клиническую смерть. Но вдруг труба закончилась, и я оказался лежащим на каком-то столе, а надо мной склонились...
   - Ангелы? - Не выдержала я паузы.
   - Нет, на ангелов они совсем не похожи.
   - А на чертей? - Спросил Валерка.
   - На чертей тоже... Они... А давайте я их просто нарисую?
   - Валяй! - Махнул рукой Валерка.
   Он достал из кармана пиджака блокнот и ручку и протянул их пациенту. Тот стал быстро рисовать, приговаривая:
   - Рост у них был около двух с половиной метров, кожа - тёмно-синяя, глаза - огромные, чёрные. Волосы тоже синие, а языки - тёмно красные, длиннющие... Полуголые, только какие-то блестящие юбочки... Вот! - Он протянул нам блокнот.
   Со страницы на нас смотрело бесполое существо с четырьмя руками и двумя лицами.
   - Это похоже на богиню Кали. - Прошептала я.
   - Ага, похоже. Только у той одно лицо, хотя и с тремя глазами. А у этой или этого - одно лицо спереди, а второе - сзади.
   - Какое у неё жуткое выражение лица... - Передёрнула я плечами.
   - Выражение - это ерунда! А вот язык... Она, или он... В общем, оно этим языком лакало мою кровь!
   - Как лакало?
   - По трубочке, вставленной в вену, кровь стекала в какую-то чашу, а оно из этой чаши лакало, как кошка молоко. А вместо крови в меня вливали что-то тёмно-синее...
   - Бред какой-то! - Воскликнула я.
   - Я и говорю, что бред. Я же не шизик какой-то. Мало ли что в беспамятстве привидится... - Игорь старался говорить убедительно, но в голосе чувствовалось, что он только притворяется, чтобы его не приняли за сумасшедшего.
   - А потом? - Вернул Валерка его из раздумий.
   - А потом я стал замерзать и совсем отключился. Пока не пришёл в себя в какой-то лаборатории. Но я её совсем смутно видел, как в тумане. Потом, кажется, меня куда-то везли... А сегодня утром я проснулся здесь.
   - Ага... - Валерка начал качаться на стуле. - Вытянуло через крышу, как трубой пылесоса и выбросило на стол в лабораторию... Какие-то синие монстры выпили кровь и заморозили...
   - Ну я же говорил, что это просто бред! - Вскричал начавший волноваться Стрельников.
   - Всё, пациенту надо отдыхать! - Тут же ворвалась в палату бдительная медсестра, по-видимому, подслушивавшая под дверью. - Вы что, не понимаете, что после клинической смерти волноваться нельзя?! - И она вытолкала нас в коридор.
   - Волноваться нельзя... - Задумчиво повторил Валерка. - Ладно, пойдём, спросим у твоей Нади, как он!
   Надя сообщила, что все показатели пациента в норме, никаких отклонений не обнаружено, кроме довольно низкого гемоглобина.
   - На руках у него следы от уколов, видимо, кровь сдавал. Некоторые так в нескольких пунктах сдают, чтобы больше денег получить, а о своём здоровье совсем не думают. Думаю, клиническая смерть наступила именно из-за этого.
   - И мы так думаем... - Не дал мне раскрыть рта Валерка.
   - Если через три дня гемоглобин придёт в норму, можно будет его выписывать.
   - Только без нас не выписывайте! И снотворного ему дайте, пусть выспится. - Валерка потащил меня к двери кабинета. - Завтра мы снова придём, поговорим с ним... - Валерка аккуратно прикрыл за собой дверь и сел рядом со мной у окна под огромным фикусом. - Надо же узнать, кто из него кровь выкачал...
   И тут у него в кармане зазвонил телефон. Так зазвонил, что слышно, наверное, было даже на улице.
   - Слушаю... Ого!.. Сейчас буду... - Лицо у Валерки побелело и вытянулось, а челюсть, казалось, вот-вот отпадёт. - Представляешь, несколько "потеряшек" нашлось. В самом центре города. Все мёртвые...
  ***
   Выйдя на площади возле театра, мы увидели кучу полицейских, стоящих тесным заслоном вокруг чего-то, огороженного полосатыми лентами. Валерка показал свою книжечку и нас пропустили в середину. Такого я ещё никогда не видела: тельцами шести мёртвых младенцев, лежащих на асфальте ножками к центру, а головками наружу, был выложен круг. Вокруг него точно так же был выложен второй круг - телами двенадцати взрослых. И дети, и мужчины, и женщины были полностью обнажены, и у каждого была разворочена грудь. На лицах взрослых запечатлелся ужас.
   - У всех вынуты сердца, черепные коробки вскрыты, как консервы, и опустошены. - Докладывал сутуловатый следователь, пожимая Валерке руку. - Тела полностью обескровлены. Я тебе позвонил, потому что здесь, и твои есть. Вон там, видишь, твои малыши-близняшки...
   У меня загудело в голове так, что больше я ничего не слышала. Стояла с широко распахнутыми глазами и бездумно смотрела на этот странный "циферблат". "Тик-так, тик-так, тик-так" - стучало в моём мозгу - "Только стрелок не хватает..." Всё это выглядело, как декорации к какому-то ужастику: широкая и ровная площадь перед колоннадой театра, выглядящего как какой-то древний храм. У ступеней "храма" - циферблат из мёртвых тел. По обе стороны широкой лестницы, на двух гранитных шарах, на которых обычно любят фотографироваться дети, сейчас были пристроены отрезанные собачьи головы. Рыжие, с обвисшими ушами... Собачьими головами были "украшены" все пять ступеней, ведущих к порталу театра: две белые - две чёрные, две белые - две чёрные, всего десять голов...
   - Поехали! - Вывел меня из транса голос Валерки, прозвучавший как сквозь вату.
   Я даже не спросила, куда. Через некоторое время мы вышли на площади перед стадионом. Вход на стадион тоже был украшен колоннадой. И перед этой колоннадой такой же "циферблат"...
   - Странная эстетика... - Окинул Валерка взглядом всю картину.
   - Наверное, какая-то секта орудует. - Встретил нас другой полицейский. - Похоже на религиозный ритуал. Жертвоприношение, что ли...
   - Здесь всё то же, что и там? - Спросил Валерка.
   - Как две капли... Только вместо собачьих голов - кошачьи. И лежат просто на асфальте.
   - Потому что ступеней нет. - Вмешался в разговор ещё один. - Думаю, можно на экспертизу отправлять.
   - Валяйте! - Выдохнул Валерка. - Держите меня в курсе...
   И мы поехали в центральный полицейский морг. Там, сидя в коридоре на шаткой табуретке, я даже съела какой-то абсолютно безвкусный пирожок с чаем, который мне сунул в руку Валерка, постоянно куда-то убегающий и снова возвращающийся...
   Криминалисты-паталогоанатомы сделали заключение, что сердца у всех трупов вырваны с помощью какого-то странного приспособления, которое протыкает кожу и ткани до самого сердца, раскрывается на три лепестка, раздвигая рёбра, и вынимает сердце ещё бьющимся. На место сердца устанавливается небольшой насос с трубками, выкачивающий кровь. В это же время с помощью чего-то, похожего на лазер, вскрывается черепная коробка и вынимается ещё живой мозг.
   - Материал насосов полностью идентифицировать пока не удалось, похоже на какой-то сложный сплав из металлов и органики. Причём преобладает золото. Все потерпевшие были "опорожнены" в абсолютно стерильном месте, наверное, в лаборатории. - Рассеянно вытирал руки криминалист. - Такой высокой степени стерилизации я ещё никогда не видел. Причём, в разное время - некоторые вчера, некоторые три-четыре и даже пять дней назад... Кожа на голове сначала разрезана от уха до уха, затем снята с черепной коробки, а коробка срезана высокоточным лазером уже горизонтально. После того, как мозг вынули, череп накрыли срезанной частью, как крышкой и натянули кожу, чтобы держалось...
   - Продвинутые сектанты, с лазерами, золотыми инструментами... - Вслух размышлял Валерка в то время, как я бездумно рассматривала носок своей туфли, качающийся туда-сюда под ритм "тик-таков" в моём мозгу.
   - Эй! Ты что, не слышишь меня?! - Валерка почему-то тряс меня за плечи.
   - Тик-так. - Вслух произнесла я и посмотрела на него. - А? Что? Ты что-то сказал?
   - Э-э-э... Кажется, тебе пора домой. - Валерка начал растирать мои окоченевшие руки.
   - А ты?
   - А мне ещё в пару мест заскочить надо...
   - Не хочу домой, мне страшно. - Я начала цокать зубами.
   - Ты серьёзный учёный или сопливая девчонка?! - Валерка снова встряхнул меня. - А ну, возьми себя в руки! Мне очень нужна твоя помощь!
   - Какая от меня может быть помощь? - Я на секунду перестала стучать зубами. - Я никогда не расследовала убийств. - Зубы снова застучали морзянкой.
   - И не надо! Сядешь за компьютер и выберешь все религиозные культы - древние и современные, которые допускают жертвоприношения. Систематизируешь их, посмотришь, что в них общего, какие отличия, подходят ли под наши случаи...
   Это уже было похоже на мою работу. Что-что, а собирать информацию, систематизировать и анализировать я умела. Зубы перестали играть тарантеллу, руки снова стали тёплыми и я поехала домой, уже представляя в уме, как и что буду делать.
  ***
   Я так увлеклась работой, что не заметила, как наступила ночь. Уже за полночь ко мне приехал Валерка и рассказал, что всего за сегодняшний день по стране обнаружено двадцать семь "циферблатов", в разных городах, преимущественно на площадях перед крупными архитектурными сооружениями. Сводки из других стран показали, что подобная картина наблюдается по всему миру. К часу ночи Интерпол сообщил, что уже насчитал три тысячи семьсот пятьдесят девять "циферблатов". В некоторых странах свидетели сообщали о наблюдаемых над площадями "летающих тарелках", лучах света, опускающих с неба и укладывающих на площадях трупы по кругу, о каких-то странных тёмно-синих существах с множеством рук... В мире начиналась паника.
   - Ну, как там твои успехи? - Откинулся Валерка на спинку дивана, предварительно пошарив в моём холодильнике и почти целиком проглотив две найденные там сардельки без хлеба.
   - Очень интересная картина получается... - Начала я.
   А картина и в самом деле вырисовывалась весьма живописная. Во всех странах, у всех народов с определённого момента вдруг начали возникать культы богов, которые требовали человеческих жертвоприношений.
   - Вот как ты думаешь, в каких культурах это появилось впервые - в охотничьих, в скотоводческих или в земледельческих? - Спросила я.
   - Ну, наверное, в охотничьих. Они же убивали животных, могли и до человеческих жертв додуматься. - Почесал Валерка в затылке и вернул свой галстук со спины на грудь.
   - А вот и нет! Оказывается, человеческие жертвоприношения возникали только в земледельческих обществах! Боги, дарили людям где рис, где пшеницу, где кукурузу, где горох, где бобы, где ещё что-то, учили их выращивать и готовить из них еду, а взамен требовали приносить им человеческие жертвы! - Торжественно выпалила я.
   - А если боги - это инопланетяне, то... - Задумался Валерка.
   - То получается, что они нам дали эту вегетарианскую еду не просто так.
   - А ну, покажи! - Валерка присел к моему компьютеру.
   Я развернула перед ним собранные материалы. На ранних этапах становления земледельческих сообществ боги требовали приносить им в жертву правителей, детей и женщин.
   - Ну да, они же меньше работали, значит, были нежнее, то есть вкуснее. - Валерка хищно облизнулся и как-то странно посмотрел на меня.
   - Я не вкусная, я худосочная! - Ладонью повернула я его голову к экрану. - Смотри дальше!
   В Древнем Египте богам плодородия Гебу и Исиде приносили в жертву царя вместе с рабами. У семитских народов таких жертв требовал Молох. Ацтеки и майя на ежегодном празднике маиса, то есть кукурузы, приносили в жертву тысячи людей. Инки, китайцы, монголы, индийцы также описывают Тёмное Божество с синей кожей, требующее человеческих сердец и крови. Индийская богиня-мать Кали, источник жизни и плодородия, олицетворяющая космические силы и вечную жизнь, говорила, что вечная жизнь имеет свою цену: чтобы извлечь пользу из вечности, надо принести жертву. Продвинутые греки вместо своих сограждан стали приносить в жертву пленных, для чего постоянно вели небольшие войны. В Риме гладиаторские бои первоначально возникли как красочные жертвоприношения. Кельты и германцы для лучшего урожая, а позже и для удачи в бою тоже приносили в жертву людей: для бога Тараниса - сжигали, для Тевтата - топили, для Езуса и Одина - вешали на деревьях. Славяне ежегодно выбирали жертву для бога Сентовита по жребию. Американские индейцы убивали людей для богов Ксихо-Питао, Солнца, Дождя и даже для дымящегося зеркала Тескатлипока - всем им нужны были ещё бьющиеся сердца, вырванные из груди живого человека, и свежая, ещё тёплая кровь. Для ацтекского бога Солнца Уитсилопочтли с живых людей снимали кожу, как листья с початка кукурузы - если Солнце ежедневно не кормить бьющимися человеческими сердцами, оно вообще перестанет всходить. Мексиканские богини кукурузы Чикомекоатль и Синтеотль тоже требовали сердец и крови...
   - Интересно, что все эти боги появились на Земле примерно в одно и то же время. - Заметила я. - Все они спустились с небес, все принесли какие-то сельскохозяйственные культуры и все стали насаждать свои культы.
   - А есть где-то описание того, как всё начиналось? - Поинтересовался Валерка.
   - Есть, сколько угодно! Ну, вот, например, Тескатлипока спустился с небес и для начала создал четыреста мужчин и пять женщин. Когда прилетело новое Солнце - наверное, новый корабль, - родилось ещё четыреста человек, которых сразу же принесли в жертву, чтобы Солнцу...
   - Или тем, кто прилетел на этом корабле!
   - Да, наверное, ... было что есть. Да, кстати, все боги питались по-разному. Одним жертвы нужны были ежедневно, например, Уитсипотли, другим - раз в месяц, третьим достаточно было одного раза в год. Одни предпочитали сердца, кровь и мозг ещё живых людей, другие довольствовались только кровью, которую можно было выкачивать из одного человека на протяжении некоторого времени.
   - Это кто же был таким гуманным?
   - Кетсатлькоатль, покровитель науки и культуры. Он принимал кровь, но не требовал для этого убийства.
   - Вампир какой-то.
   - Лучше уж вампир, чем пожиратель трепещущих сердец и тёпленьких мозгов! - Содрогнулась я всем телом. - И все они имели тёмно-синюю кожу, изображались с длинными высунутыми языками, лакающими кровь...
   - Совсем как инопланетяне, которых описал Игорь Стрельников.
   - Да, наверное, похоже... А! А ещё они создали жрецов для принесения жертв! Интересно, чем таким особенным отличались жрецы от обыкновенных людей? Зачем для этого понадобилась генная инженерия? К тому же эти жрецы получили какие-то инструменты, с помощью которых могли извлекать живые сердца, срезать, как ножом по маслу, черепные коробки, выкачивать кровь...
   Валерка закрутился волчком на месте, пытаясь отыскать за своей спиной удравший туда галстук.
   - Вот! - Помогла я вытащить его вперёд. - И зачем ты его носишь? Ведь галстуки уже давно вышли из моды.
   - Правда? - Валерка остановился перед зеркалом. - Что, можно и так? - Он стянул с шеи галстук и поправил воротник рубашки.
   - Вполне. - Ответила я и зевнула.
   - Так, пора спать! Иди в ванную, я ночую у тебя! - Приказным тоном распорядился Валерка.
   - Но... - Растерялась я.
   - Не бойся, я лягу на диване, буду тебя охранять.
   - И никаких поползновений?
   - Никаких!
   "А жаль" - пробежала у меня в голове мыслишка, когда я закрывалась в ванне...
  2. Далёкий-далёкий космос.
  Несколько десятков тысяч лет назад.
  (Для удобства, все измерения и основные понятия приведены к нашей системе.)
   Зев как раз раздумывал, на кого бы поохотиться - на какую-нибудь сытную еду или на деликатеса, когда кора головного мозга получила "Вызов на Собрание". Это был второй "Вызов" в его жизни. Первое "Собрание" Крона-Отца из всех двенадцати одновременных братьев и сестёр удалось пережить лишь одному Зеву. Скольким кронам удавалось пережить два и больше "Собраний" он не знал. Просто никогда не интересовался. Тут самому бы остаться живым! Чтобы появился хоть какой-то шанс пережить и это, второе, надо было подготовиться.
   Времени до "Собрания" оставалось мало, всего каких-то несколько сотен лет (земного времени). Действовать надо было быстро, решительно, не задумываясь о будущем и не оставляя для него ничего - ведь этого будущего могло больше и не быть. "После меня - хоть голая планета!" - таким теперь должен быть его девиз до самого "Собрания". Послав всем своим клиентам сигнал "Полная отключка", Зев, таким образом, прекратил свою нотариальную деятельность.
   В первую очередь надо накачать энергетическую массу. Зев, представив в уме одному ему известный код, подключился к информационному полю своей планеты, чтобы определить количество еды. Оказалось, что на его планете сейчас пасётся около восьмидесяти стад огромных травоядных и около ста стай крупных хищников. Кроме того имелись три популяции различных деликатесов. Начинать надо было с хищников, без них и травоядные и деликатесы только преумножатся.
   Вооружившись походными столовыми приборами, Зев взмахнул крыльями и полетел к ближайшей стае хищных вкуснозавров. Стая состояла из семи пятиметровых взрослых зверей, которые как раз в этот момент загоняли отбитого от стада травоядного детёныша гигантопода. Семиметровый малыш гигантопода был обречён: у него уже была отгрызена задняя нога, он потерял много крови и теперь едва ковылял на оставшихся трёх конечностях. Три полутораметровых детёныша вкуснозавров, отстав от стаи, лакомились той самой отгрызенной ногой. Взрослые продолжали охоту, с опаской поглядывая на пасущихся за пригорком двадцатиметровых гигантоподов, которые пока их просто не заметили.
   Конечно, каждый уважающий себя крон предпочитает есть, соблюдая элементарные эстетические нормы и пользуясь всеми необходимыми для этого приборами. Но сегодня было не до этого: если Зев хотел выжить, надо было просто жрать! Дождавшись, пока обессиленный гигантопод упал под тяжестью навалившихся на него вкуснозавров, Зев бросил на них мысленный гипнозаряд и погрузил всех в транс. Действуя быстро и методично, двумя руками он вырвал с помощью жезла сердце из груди ближайшего зверя и тут же вставил на его место насос, пока закрытый клапаном. Глотая ещё трепещущее сердце, двумя другими руками он уже разрезал лазерным ножом череп животного и извлекал из него мозг. Ещё тёплое серо-жёлтое вещество упало на бьющееся в желудке сердце. Подсоединив к насосу длинный гибкий шланг и засунув второй его конец в задний рот, Зев принялся за второго вкуснозавра. Так, одного за другим, он разделал всё стадо, в том числе и совсем маленьких детёнышей, а заодно и полумёртвого гигантопода. Как ни хотелось, пришлось сожрать и уже остывающие тела, хотя в другое время он оставил бы их на съедение другим хищникам. За несколько дней (в земном исчислении - несколько десятков лет) Зев полностью истребил всех хищников на планете и принялся за травоядных.
   Охотясь и пожирая всё живое, Зев непроизвольно вспоминал прошлое "Собрание" и историю событий до него.
   ...Почти сразу после образования Вселенной, на многих планетах возникла жизнь, а с ней и жизнь разумная. Наиболее широко по Вселенной распространились кроны - гуманоидная раса с одним туловищем, содержащим внутри, кроме всего прочего, два сердца, два лёгких, две печени и два желудка. Они имели четыре пары конечностей: четыре руки, две ноги, два крыла и одну двуликую голову с четырьмя мозговыми полушариями. Все кроны были бессмертными (если их, конечно, не лишить сразу обоих сердец и всех полушарий мозга) хищниками, поэтому очень быстро уничтожили почти всех животных во всём Обозримом Космосе. В условиях дефицита еды, пока одни занимались генетическими изысканиями, пытаясь вывести новые виды живого на основе собственного генома, другие принялись поедать своих сородичей.
   Когда количество кронов уменьшилось до критического и грозило исчезновением вида, было объявлено ПЕРВОЕ КРОНОСОБРАНИЕ. На этом собрании было решено, что поедать себе подобных можно только в собственных кланах. То есть, фермеры могли есть только фермеров, нотариусы - только нотариусов, инженеры - только инженеров, генетики - только генетиков и так далее. На другие кланы даже смотреть в смысле еды запрещалось. Чтобы Соглашение никто не мог нарушить, кроны клана Нотариусов закрепили его на генном уровне. Не прошло и пары тысяч лет, как от каждого клана осталось всего по одному представителю. Эти представители, назвав себя Кронами-Основателями, начали создание нового сообщества.
   Родив по двенадцать детей (а именно по столько одновременно и рождается у одного крона, правда очень редко и только при очень благоприятных условиях), Кроны-Основатели оставили себе на съедение ровно по половине своих потомков, на некоторое время впали в полуанабиозное состояние, а остальных отдали для опытов генетикам. В короткие сроки, всего за пару тысяч лет, генетики под лозунгом "Плодитесь и размножайтесь!" создали новые виды еды. Разбив четырёхцепочную ДНК на двухцепочные, они вывели животных с четырьмя конечностями, срок жизни которых был очень коротким, зато главной задачей существования было размножение. А что для еды ещё надо?! Этими животными были засеяны все планеты, доступные кронам. Множество автоматических беспилотных капсул с генным материалом было отправлено в Необозримый Космос для засевания пригодных для биологической жизни планет.
   Наибольшую жизненную и разумную силу кроны получали от употребления в пищу живых сердец, живых мозгов и тёплой крови крупных животных. Поедая их, они получали и всю генетическую память съеденных, а с ней и навыки, умения, способности, мысли...
   Но самым настоящим деликатесом, делающим кронов практически всемогущими и бессмертными, были сердца и мозги собственно самих кронов. Поэтому время от времени они и поедали своих детей, оставляя лишь нескольких для продолжения рода. Так как запрет на поедание представителей других кланов всё ещё действовал, а свои дети рождались крайне редко, генетики вывели различные виды гуманоидов наиболее приближённых по своим вкусовым качествам к кронам. Эти гуманоиды, имевшие всего по четыре конечности и по одному лицу, а следовательно и всего по два мозговых полушария, были названы деликатесами.
   Деликатесы оказались очень уязвимыми, продолжительность их жизни на разных планетах варьировалась от пяти до сорока лет (в земном исчислении), да и размножались они намного хуже, чем другие животные. Зато энергии от употребления даже одного деликатеса прибавлялось намного больше, чем от целого стада огромных завров. Недаром за одну среднюю популяцию деликатесов, состоящую из двадцати взрослых особей и пяти детёнышей, можно было купить вполне приличную, пригодную для разведения жизни планету.
   На то памятное Собрание Крон-Отец клана Нотариусов по имени Нот вызвал семерых своих оставшихся в живых детей. Действуя чисто интуитивно, а может, руководствуясь генетической памятью одного из своих предков, Зев тогда уничтожил всё живое на своей планете, в том числе и целую популяцию деликатесов - двадцать двух взрослых мохнато-хвостатых гуманоидов, живущих на деревьях, и четырёх их детёнышей. Именно поэтому ему удалось свою появившуюся силу прикрыть телепатическим барьером и на время скрыть её от Крона-Отца. Именно эта сила и не дала Ноту съесть его в числе первых.
   Приковав телепатическими путами своих сыновей в личном Храме, Нот сразу же съел четверых из них и исполнил танец-экстаз на их костях. Окутав себя защитой, он впал в спячку, чтобы родить двенадцать детей. Пока отец находился в предродовой спячке, Зев съел двоих своих оставшихся братьев и приобрёл их силу. Свой танец Зев исполнял под мощный храп Основателя. Конечно же, этой силы было недостаточно, чтобы одолеть Крона-Отца, но постоять за себя Зев уже вполне мог.
   Нот разродился двенадцатью малышами и тут же обнаружил, что кормить их нечем - всего один оставшийся сын, хотя и не мог преодолеть силу притяжения Отца, чтобы сбежать, оставался закрытым для телепатического жертвоприношения. Ослабленный родами Крон-Отец сразу же съел шестерых новорождённых, чтобы набраться сил, но и это ему не помогло.
   - Как только ты уснёшь, я съем твоих детей и стану намного сильнее! - Заявил осмелевший Зев. - Возможно, мне даже удастся съесть тебя и стать Вторым Кроном-Основателем!
   Угроза была серьёзной, поэтому Нот, основатель клана Нотариусов, решил заключить Соглашение с собственным сыном: они договорились, что Крон-Отец Нот оставит Крон-Сыну Зеву жизнь взамен на то, что тот будет кормить Отца и его новых детей в течение времени, необходимого для достижения ими зрелости, деликатесами, собранными на планетах погибших братьев. Если у Зева была всего одна планета, то у некоторых его братьев было по две, и все они разводили деликатесов.
   Целых девять земных лет Зев собирал на восемнадцати планетах деликатесов-гуманоидов: и мохнатых, которые жили на деревьях; и голых, водоплавающих; и покрытых лёгким пушком, прямоходящих; и крылатых, обитающих высоко в горах. Не забывал он и о себе: во-первых, необходимо было пополнять свой запас силы, а во-вторых, по нескольку пар разных видов деликатесов ему удалось переправить и на свою планету, чтобы возобновить свои популяции. Не прижились у него только горные крыланы. Кроме того, он оформил право собственности на планеты тех своих братьев, которых съел. Таким образом, по истечении срока Соглашения, у него было четыре планеты, заселённые деликатесами и некоторыми видами крупных животных. На мелочь Зев не разменивался.
   Крону-Отцу удалось тогда сохранить свой статус Основателя и шестерых детей, между которыми он распределил освободившиеся четырнадцать планет.
  ***
   Имея такой опыт, Зев и набирался сейчас сил. Когда он покончил с хищниками и травоядными, настало время гуманоидов. И хотя они не очень живучи и плохо размножаются, в трёх популяциях на планете Зева насчитывалось по тридцать-сорок взрослых особей и примерно по десятку детёнышей. Никогда и никто не съедал сразу столько деликатесов, силы у Зева возрастали почти в геометрической прогрессии.
   Опустевшую планету Зев сразу же продал, приобретя небольшой, но очень мощный звездолёт, и отправился к планетам, ранее принадлежавшим его братьям. Одну из них он опустошил полностью, что дало ему сил родить своих собственных детей. Двенадцать малышей пришлось откармливать животными и деликатесами с третьей планеты. Когда они немного подросли и приобрели некоторые силы, Зев всех их съел, став ещё более сильным.
   Распродав все планеты, Зев вывез с них по нескольку пар животных и большую популяцию прямоходящих деликатесов на планету Большого Храма, где оставил остатки своих богатств Жрецам-Хранителям, с условием, что если он не вернётся после "Собрания", вся эта еда достанется Большому Храму.
   Кстати, Храмами у кронов называют пункты приготовления и приёма еды, что-то наподобие наших ресторанов, а Большой Храм известен тем, что на нём подают только разные виды деликатесов. Жрецы (от слова "жрать" - то есть, кулинары) Большого Храма придумывают и разрабатывают всё новые и новые способы подачи еды, тем самым улучшая её вкусовые и энергетические качества.
   По дороге к планете Крона-Отца, Зев уловил слабый сигнал одного из своих братьев - Геста, который пытаясь накопить сил для противостояния Отцу, тоже уничтожал всё живое на своей планете. Зев предложил Гесту заключить временный договор и вдвоём они одолели третьего брата. Договор не был закреплён генетически, поэтому уже на подлёте к Храму Отца, Зев нарушил его и съел Геста. Так же поступил и ещё один из его братьев - Деметр.
   Таким образом, на "Собрание" прибыло всего пятеро сыновей Крона-Отца, зато очень сильных. Деметр не догадался создать ментальную защиту, а наоборот, даже кичился своей силой, поэтому Крон-Отец, решил съесть его первым. Полученной энергии ему вполне хватило, чтобы накрыться защитой и родить двенадцать детей. Пока он находился в спячке, Зев съел всех оставшихся взрослых братьев и стал ждать пробуждения Отца.
   - Ты хороший сын! - Воскликнул Нот, проснувшись. - Уже второй раз ты умудряешься стать мне почти равным!
   - Да, мне удалось съесть и усвоить хорошие геномы, я приобрёл много полезных сведений, способностей и навыков. - Гордо ответил Зев.
   - Поэтому я не буду с тобой соревноваться, а, как и в прошлый раз, предложу Соглашение.
   - На этот раз только жизни мне мало. - Заявил Зев. - Я хочу большего.
   - И ты, действительно, достоин большего! Я предлагаю тебе Великий Бой за Жизнь накануне следующего Собрания. Победивший станет Кроном-Основателем. Именно он расселит своих детей по планетам Великого Космоса и будет получать самые крупные и дорогостоящие Нотариальные Контракты.
   - Заманчивое предложение. Но я недавно прекратил всю свою нотариальную деятельность и, чтобы дожить до следующего Собрания, для начала мне нужно какое-нибудь стоящее "Дело".
   - Выбирай любое! - Кивнул Крон-Отец головой на огромную золотую чашу, установленную на треноге в рабочей нише Храма и наполненную сияющими кристаллами "Дел".
   Зев подошёл к чаше, опустил в неё руку, поводил рукой по дну, переворачивая и перемешивая кристаллы, и выудил один из них наружу.
   - Итак, я получаю Великий Бой в следующее Собрание, дорогостоящее нотариальное Дело и Жизнь. А что взамен?
   - А взамен я хочу, чтобы мои новые дети получили твои гены.
   - Но ведь тогда!...
   - Жизни твоей ничто не будет угрожать! - Поспешил успокоить Зева Отец. - Я даже поделюсь с тобой тремя детёнышами! Троих съем я сам, троих съешь ты - всё поровну! А оставшиеся шестеро будут ежедневно (сутки у кронов длятся примерно около десяти лет по земному времени) выедать по одному твоему сердцу, по одной печени, по одной почке, по одному лёгкому и по одному заднему полушарию мозга, выпивая при этом немного твоей крови. За ночь ты всё это сможешь восстановить и отдать на съедение другую пару, пока регенерированная окрепнет.
   - Но ведь я буду испытывать неимоверную боль! - Воскликнул в ужасе Зев.
   - А разве она не стоит нашего Соглашения?
   - Н-да, ради такого Соглашения можно и потерпеть... Сколько времени ты просишь для своих детей?
   - Немного, только чтобы у них хватило сил разлететься по планетам, которые я им дам. Скажем... сто двадцать (земных) лет.
   - Согласен! Соглашение закрепляем генетически.
   Закрепив Соглашение, Зев улёгся на каменный стол-лежанку в центре Храма и отдал себя на растерзание своим новорождённым братьям...
  ***
   По истечении оговоренного срока Зев, прихватив с собой честно заработанное "Дело", сразу же отправился отъедаться на планету Большого Храма. Там он и развернул хранящуюся в кристалле информацию.
   "Дело" было заключено с представителем клана Фермеров по имени Кали. Когда-то, надеясь уберечься от зова на Собрание своего Отца, он снарядил Экспедицию к самым дальним окраинам Обозримого Космоса и, судя по материалам "Дела", даже залетел в середину Необозримого Космоса. Путешествуя по нему, он наткнулся на планету, уже засеянную генным материалом кронов. Эволюция вывела на планете множество видов белковых объектов, в том числе и несколько видов деликатесов. Размножались продукты здесь довольно хорошо, хотя до зрелости доживало не всё потомство.
   Кали был хорошим Фермером, а в его Экспедиции был хороший Генетик.
   - Надо усилить действие слогана "Плодитесь и размножайтесь" - Предложил Кали. - Давай сделаем так, чтобы крупные животные и деликатесы могли давать потомство каждый год.
   И генетику это удалось! Пока он изменял с помощью искусственных вирусов геномы еды, другие члены Экспедиции - Строители, Инженеры, Жрецы и так далее создавали необходимую инфраструктуру на планете, которую Кали назвал Террой. В разных её точках, на разных материках были построены крупные Храмы, установлена система связи, оснащены и обустроены добывающие и перерабатывающие комплексы ценных материалов, обустроены площадки для космолётов. Когда всё это было готово, Кали, оплатив выполненные работы сильно размножившимися деликатесами, отпустил всех членов экспедиции, кроме Генетика Катлипоки.
   Катлипока, получив разрешение на любые изыскания, увеличил ценность некоторых видов местных деликатесов, укрупнив их мозг и подведя их вкусовые качества ещё ближе к кронам. Эти виды начали даже развивать некоторое подобие сообществ, разрабатывая для общения что-то похожее на речь.
   Так как до Терры не доходило ментальное поле Отца-Основателя Сириса, сам Кали стал Отцом-Основателем на Терре. Родив двенадцать детей, он распределил между ними все земли Терры, чтобы они выпасали и выкармливали стада и стаи еды. Жизнь налаживалась, как на Рае - мифической первопланете кронов, на которой всего было в изобилии и осуществлялись любые желания. Стоило Кали и Катлипоке захотеть есть, как дети Кали устраивали роскошное пиршество, обставленное по самым изысканным, с кулинарной и эстетической точки зрения кронов, меркам.
   - А что, если бы нам удалось продлить жизнь деликатесов до двенадцати десятков местных лет? - Как-то после сытного пиршества размечтался Кали. - Тогда каждый из них мог бы привести более ста поколений, а те - ещё по столько... Представляешь, какое бы у нас появилось поголовье?! Думаю, при благоприятных условиях, оно бы выросло до нескольких миллионов. Мы бы могли наладить торговлю с Большими Храмами всего Космоса.
   - Да... Тогда бы нам понадобилось больше кронов на планете для их обслуживания, а они тоже поедали бы часть продуктов. - Приблизил мечтания Кали к реальности Катлипока.
   - Значит, надо сделать так, чтобы деликатесы сами себя выпасали и сами собирались бы в большие стаи, чтобы их не надо было разыскивать.
   - Для этого надо, чтобы они не бегали по планете в поисках еды.
   - А в чём проблема? Давай дадим им такую еду, за которой не надо бегать! Пусть вырабатывают её возле своих закреплённых стоянок.
   - Ты ещё скажи, что они сами должны себя приготавливать и подавать нам в Храмах! - Засмеялся Катлипока.
   - А что?! Пусть так и будет! Подумай над этим!
   И Катлипока подумал. С помощью внесённых в геномы деликатесов искусственно созданных вирусов, удалось перестроить их способ питания на смешанный. Это дало толчок для создания новых растений, которые годились в пищу деликатесам и за которыми не надо было бегать. Сам Кали и его дети прилетали к большим стаям деликатесов, давали им новые растения, учили их выращивать эти растения, готовить из них пищу, а заодно и строить постоянные поселения. Взамен они потребовали от деликатесов жертву - сердца, мозги и кровь некоторых их представителей. В условиях увеличивающейся численности популяций деликатесы с радостью на это согласились.
   А вот с созданием из их числа Жрецов получилась некоторая заминка. Работая над всеядностью деликатесов, Катлипока установил ограничение на каннибализм, чтобы они не могли поедать себе подобных, оставляя всё своим создателям-кронам. Поэтому и убивать себе подобных, устраивая жертвоприношения, они не могли. Пришлось на основании первоначального материала создать новую породу - деликатесы-жрецы. В их мозг были внесены все кулинарно-эстетические наработки кронов, а также оставлено поле для эволюции этих способностей. Теперь жрецы-деликатесы сами придумывали сценарии, обряды, атрибутику жертвоприношений и устраивали пиршества не хуже, чем в Больших Храмах. А взамен они получили некоторый доступ к знаниям и технологиям кронов, возможность допивать остатки крови жертв и доедать их мясо.
   Несколько десятков тысяч лет Терра напоминала мифическую Раю. Деликатесы плодились и размножались в таких количествах, что пришлось нанять аж два грузовых челнока для торговли с Большими Храмами. На самой Терре жрецы-деликатесы устраивали великолепно инсценированные пиршества, используя для жертвоприношений не только стандартные столовые приборы кронов, но и свои собственные, изобретённые ими инструменты. Приготовление жертв сдабривалось изощрёнными садистскими методами, добавляя еде ещё больше вкусовых и энергетических оттенков. Казалось, фантазии жрецов нет границ. В этих райских условиях Кали даже разрешил Катлипоке родить своих детей, правда, живыми оставить только двоих. Как Отец-Основатель новой династии Фермеров, Кали составил собственное Завещание, в котором все права на Терру, её фауну и флору должны были достаться последнему из клана Фермеров, и отправил информационный кристалл с "Делом" самому дорогому Нотариусу Вселенной - Крону-Основателю Ноту. А через несколько тысячелетий кристалл вдруг активировался, давая понять, что Кали перестал существовать, а его имущество должно перейти наследникам.
   Совершенно случайно, из множества "Дел" Зев выбрал именно это, сулящее неимоверные богатства. Не теряя времени, Зев сразу же принялся за поиски тех самых наследников. Сигнал, посланный по координатам Терры, там никого не выявил. Возможно, Кали сам съел своих детей перед гибелью. Значит, наследников предстояло искать здесь, в Обозримом Космосе.
  ***
   Информационная система показала, что наследник остался только один. Победив в Великом Бою собственного Отца-Основателя Сириса, его последний сын Гер сам получил право называться Отцом-Основателем Фермеров. Правда, на это ушли все его ресурсы и он отправился на планету-заповедник для бомжей. Такие планеты с множеством мелких животных разбросаны по всему Обозримому Космосу. Большой энергией запастись на них невозможно, но временно перекантоваться и прийти в себя после Великой Битвы могли все, кто эту Битву переживал. Гер пережил и теперь вёл жалкое существование, питаясь всякими крысоликами, мышланами и прочей мелочью. Единственным утешением служило то, что его самого теперь никто не мог съесть.
   Нотариус Зев запросил поиск, и ему сразу же выдали координаты планеты, на которой находился его клиент - Отец-Основатель Фермер Гер, наследник последнего из своих братьев - Фермера Кали. Высадившись на бомжатнике, Зев телепортировался на ментальный маяк Гера.
   Гер в это время уже проглотил сердце и мозг крошечного мышлана, выудив их просто пальцами, так как столовые приборы были слишком велики для такого мелкого зверька, и приступил к высасыванию крови, впившись в жертву просто зубами. Зрелище было жалким и отвратительным, никакой эстетики, придающей еде большей энергетической окраски и вкуса.
   - Фу! - Не сдержался Зев и отвернулся.
   - Извините, обстоятельства. - Застеснялся Гер и, отвернувшись в другую сторону, за несколько секунд дососал свою жертву и отбросил опорожнённую тушку в кусты. - По какому поводу я понадобился Нотариусу?
   - По поводу наследства.
   - От кого? В Большой Битве с моим Отцом Сирисом мы уничтожили всех его детей, всю живность на их планетах и распродали за энергетичных деликатесов сами планеты. Откуда могло взяться наследство?
   - Вы что-нибудь знаете об одном из своих братьев - Кали?
   - Кали сбежал в Необозримый Космос и погиб там, так как его ментальная связь с Отцом-Основателем пропала. Став Отцом-Основателем, я этой связи тоже не почувствовал, значит никого в живых не осталось. Разве не так?
   - Совершенно верно, Кали тоже погиб. Но в глубинах Необозримого Космоса у него осталась планета, населённая огромным количеством деликатесов. Эту планету он завещал Последнему Фермеру, то есть вам.
   - Ага... Планета, заселённая деликатесами. Такое мне не помешает... Вот только одна загвоздка - у меня нет средств на организацию дальней экспедиции.
   - Я могу дать вам такие средства! - Сразу же отозвался Зев. - А вы заплатите мне деликатесами.
   - Платить придётся и Строителям, и Инженерам, и Жрецам, и Генетикам, и...
   - Никому платить не придётся! Планета уже оснащена всем необходимым, а Жрецы выведены из самих деликатесов.
   - Как это? - Удивился Гер. - В истории кронов ещё не было такого, чтобы еда сама себя готовила и подавала.
   - На этой планете всё обстоит именно так.
   - Планета, случайно, не Раей называется?
   - Нет, она называется Терра, но очень похожа на мифическую Раю.
   В голодных желудках Гера заурчало и он сложился пополам от боли.
   - Извините, я что-то плохо соображаю. Недостаток энергии притупляет мозги. Не могли бы вы, в качестве одолжения, которое я, разумеется, потом сполна оплачу, слегка откормить меня чем-нибудь более существенным, чем мышлан?
   - Конечно, конечно! - Воскликнул Зев. - Прошу немедленно на мой корабль, мы полетим на Большой Храм!
   Говоря это, Зев подхватил впадающего в голодный анабиоз Гера на руки и телепортировался к своему космолёту. Через несколько дней они уже сидели в трапезном зале Большого Храма и наслаждались деликатесами. Зев скормил Геру больше половины своих съестных запасов, прежде чем тот приобрёл свою былую силу. Исполнив замысловатый ритуальный танец, в котором руки так мелькали, что казалось их не четыре, а штук десять, он смог, наконец, просмотреть материалы наследственного Кристалла.
   После напряжённой работы ума компаньоны опять подкрепились деликатесами из запасов Зева.
   - Когда летим? - Весело пританцовывая и выделывая невероятные па своими четырьмя руками, двумя ногами и двумя крыльями, спросил повеселевший Гер.
   - Да хоть завтра! - Ответил приплясывающий рядом Зев. - Космолёт у меня есть, небольшой запас деликатесов тоже. С местными Жрецами я расплатился, нас ничто не задерживает. Полетим в полуанабиозе, на подлёте к планете отъедимся из запасов, родим себе в помощь детей, а там...
   - А там нас ожидает Рай! Деликатесы сами будут себя готовить и устраивать нам пиршества!...
   И сами кроны, и запас деликатесов погрузились в анабиоз до самой Терры. Уже на подлёте к её орбите, Зев и Гер вышли из анабиоза и съели половину припасов. Сканирование планеты показало, что деликатесов на ней больше семи миллиардов. Такого количества еды даже на вдесятеро более крупных планетах невозможно было представить. Причём, здесь деликатесы были доминирующим видом животных. Жили они крупными сообществами по несколько сотен тысяч и даже миллионов особей в странных поселениях, застроенных огромными строениями, похожими на коробки и башни.
   Прежде чем высадиться на райскую планету, кроны решили родить себе помощников, а потому впали в предродовую спячку. Родив по двенадцать сыновей, они вместе с потомством доели всё, что оставалось, и через некоторое время были готовы к высадке.
  
  3. Земля. Наше время.
   Когда я вышла из ванной, Валерка уже мирно посапывал на диване. Прикрыв его пледом, я пошла в спальню...
   А с утра вся Земля оказалась оккупированной. Над каждой страной зависло новое Солнце, а с него на кораблях спустились "боги". Все телеканалы транслировали этих пришельцев. Были они высокими, больше двух метров, имели два лица - спереди и сзади. Лица разделялись широкой полосой короткого густого синего меха, переходящего в такие же меховые плащи за спинами. Кожа у пришельцев тоже была тёмно-синего цвета, глаза - чёрные, зубы - острые и белые, языки - тёмно-красные. При разговоре языки переднего лица постоянно высовывались и свисали ниже подбородков, сзади языки прятались за зубами зловеще улыбающихся ртов. У них было по две ноги и по четыре руки - по паре рук и ног тазового пояса и пара рук плечевого пояса. А меховые плащи за спиной вдруг раскладывались в огромные крылья. Внешних половых признаков у них не наблюдалось, поэтому трудно было понять, кто из них мужчина, а кто женщина. А может, они вообще не имели пола? Из одежды на них были только короткие юбочки, а на ногах - сандалии. И очень много украшений: ожерелья, браслеты на руках и ногах, короткие юбочки с множеством золотых цепочек, украшенных звенящими колокольчиками, кольца, серьги, странные головные уборы с множеством драгоценных камней и каких-то диковинных перьев... При любом движении и цепи, и колокольчики издавали мелодичный звон, который можно было бы назвать приятным, если бы не знать, от кого он исходил.
   Разумеется, обычные дома им не подходили, поэтому они заняли все крупные сооружения: театры, музеи, крытые стадионы, выставочные комплексы и так далее, которые теперь назывались "храмами".
   Конечно, богами их никто не называл, все понимали, что это какие-то инопланетяне. Правительства не сидели сложа руки, пока нас завоёвывали. Они посылали к "солнечным кораблям" истребителей, пытались их бомбардировать, запускали к ним ракеты с боеголовками... Но всё это просто исчезало. Чем больше пытались власти отстоять независимость своих государств с помощью войск, тем больше потом на главных площадях крупных городов устраивалось торжественных жертвоприношений людей в военной форме.
   Если вначале мы узнавали о них только из теленовостей, как свершившийся факт, то уже через пару недель жертвоприношения осуществлялись при огромном скоплении народа. Пока в жертву приносились военные, гражданское население могло быть спокойным. Об этом даже объявили по телевидению. Но всех людей, которые оказывались от площади в радиусе до двух километров, как будто тянуло какой-то силой к "храму", и сопротивляться ей было невозможно.
   - Им что, обязательно зрители нужны? - Недоумевала я.
   - А может, так вкуснее. - Размышлял Валерка. - Так сказать, кулинарная эстетика. Можно ведь просто навалить в тарелку картошки и кинуть туда котлету, а можно в ресторане получить красиво сервированное блюдо, украшенное зеленью и соусом...
   Валерка теперь не оставлял меня ни на минуту. Он окончательно перебрался в мою квартиру, хотя и продолжал спать на диване в гостиной. Так как необходимость разыскивать "потеряшек" сама собой отпала, он решил стать моим личным телохранителем. Вместе со мной он ходил в Криоцентр, ежедневно проводил ревизию "холодильника" и записывал результаты в специальный блокнот, на обложке которого крупными буквами вывел "КОНСЕРВЫ".
   Сам Криоцентр теперь насчитывал больше десяти подземных этажей, почти полностью заполненных "пациентами". И хотя людей замораживали полностью обнажёнными, по татуировкам на руках мы понимали, что все они - военные. Когда все десять подземных этажей полностью заполнились, новые поступления прекратились.
   - Склад НСЗ заполнен. - Констатировал Валерка.
   - Какой ещё НСЗ? - Не поняла я.
   - Неприкосновенный Стратегический Запас. - Пояснил Валерка. - Так всегда делают. Если вдруг еда закончится, то её можно будет взять в НСЗ.
   - Ты уверен, что люди - это еда?! - Ужаснулась я.
   - Абсолютно! - Подтвердил Валерка.
   Игоря Стрельникова держать в больнице больше не имело смысла, и мы его отпустили. Вместе со своей невестой Инной он уже на третий день пришёл в наш Криоцентр и предложил свою помощь.
   - Чем же вы можете нам помочь? - Недоумевала я.
   - Ничего, пусть пока просто посидят, понаблюдают. А потом, может, и пригодятся. - Ответил Валерка.
   Пока помощь Игоря и Инны заключалась в походах по магазинам "за едой", как говорил Валерка, в просмотре теле и интернет-новостей, в набегах за "пациентами", которых я размораживала по одному-два в день.
   - Капля в море... - Размышлял Валерка. - Галь, а может, пока их и не надо размораживать? Ведь с ними в таком виде ничего не случится?
   - Теоретически, они так могут лежать и несколько сотен лет. Но если, как ты говоришь, это консервы, их ведь в любой момент могут съесть.
   - А зачем есть консервы, если правительства каждый день посылают всё новый свежак в виде военных?! Думаю, в замороженном виде они находятся в большей безопасности.
   И мы прекратили размораживать людей. Я снова принялась за опыты над крысами. Теперь меня больше интересовали останки ретровирусов, которые когда-то встраивались в ДНК живых организмов и которые вызывали активные мутационные процессы. В качестве гипотезы на заднем фоне подсознания складывалась идея, что эти ретровирусы вводились кем-то сознательно для получения каких-то нужных им качеств...
   Никто из работников Криоцентра инопланетянами похищен не был. Поэтому и Валерка, и Игорь с Инной продолжали каждый день приходить сюда.
   - Так, Штаб по борьбе с пришельцами собрался! - Осматривал по утрам нашу команду Валерка. - Все в полном порядке, пора завтракать!
   Инна и Игорь, покупавшие по дороге к Криоцентру продукты, тут же принимались за приготовление завтрака в лабораторных условиях.
   - Надоело называть их пришельцами и инопланетянами! - Запивая бутерброд чаем, воскликнула Инна. - Пора придумать им какое-то название.
   - Лакальщики! - Воскликнул Игорь. - Потому что они лакают кровь.
   - Нет, лучше Синюшники! - Возразила я. - Потому что у них кожа синяя.
   - Синюшники слишком длинно... Пусть будут Синяки! - Предложил Валерка.
   - Синяками алкашей называют. - Не согласилась Инна.
   - Тогда - Синюки! - Подытожил Валерка, и мы все с ним согласились.
   - Ну, и как мы будем с этими Синюками бороться? - Задал Игорь давно мучивший нас вопрос.
   - Открытым путём с ними бороться нельзя, сразу на жертвоприношение попадёшь... - Задумчиво пробормотал под нос Валерка. - Надо придумать что-то другое...
   - Придумывай, пожалуйста, побыстрее! - Умоляюще складывая руки, попросила я. - А то скоро военные закончатся и эти Синюки примутся за нас!
   - Ладно, надо подойти к ним поближе. Врага надо знать в лицо, а не только с телеэкрана!
   Жертвоприношения, осуществлявшиеся сначала ежедневно, потом через день, становились всё реже. Теперь они происходили раз в неделю, зато более изощрённо. Телеэкран, от которого мы почему-то не могли оторваться, показывал всё более и более инсценированные садистские действа из разных стран.
   - Наелись, наверное. - Вслух подумал Валерка. - Теперь им эстетику подавай.
   - Как будто у них проходит конкурс на лучшего садиста. - Заметил Игорь.
   - Или на лучшего кулинара. - Подытожил Валерка.
   Мы с Инной только переглядывались и молчали.
   - Решено! Идём на конкурс! - Хлопнул Валерка в ладоши так, что мы аж подскочили.
  ***
   В ближайшую субботу с самого утра мы отправились к площади. День был пасмурный, Солнце совсем не могло пробиться сквозь плотные тучи, с неба моросил противный осенний дождь. Как только мы свернули на Фонтанную Аллею, прямой стрелой пролегающую от универмага к театру, как почувствовали непреодолимое влечение, заставляющее идти к площади.
   - Похоже на массовый гипноз. - Констатировал Валерка, не отпуская мою руку в толпе.
   Игорь с Инной шли вплотную за нами, также держась за руки. Пару раз мы ради эксперимента пытались выбраться из толпы, но влечение к центру от этого ещё больше усиливалось, приобретая болевую окраску в мозгу.
   - Да ладно! - Сквозь сцепленные из-за головной боли зубы процедила я. - Давайте уж не рыпаться, всё равно собирались посмотреть.
   Протолкавшись сквозь топу, мы очутились в первых рядах зрителей. Люди стояли, образовав полукруг перед театром. Ровно в полдень с неба раздался какой-то неимоверно жуткий звук и инопланетное "Солнце" ослепительно засияло на тёмном осеннем небе, затянутом тучами. Дождь прекратился.
   - Эти солнечные корабли висят не так уж и высоко, во всяком случае, под тучами... - Отметил что-то Валерка в своём блокноте.
   - Ах! - Разнеслось над площадью.
   Вся толпа с широко открытыми глазами указывала пальцами на театральную лестницу. Как из ниоткуда, на ней появилось пятеро "Синюков".
   - Это они! - Воскликнул Игорь. - Совсем такие же, как мои!
   - А как они появились? Только что никого не было, и вдруг - бац! - стоят... - Удивлённо хлопала ресницами Инна.
   - Ничего необычного. - Шептал Валерка. - Отвлекающий манёвр в виде вспышки на "солнце", и, пока все смотрят наверх, появляются фокусники. Наверное, вышли из театра...
   Самый главный завис на своих крыльях в центре и только ритмично помахивал ими, сохраняя злобно-равнодушное выражение лица с высунутым языком. Головной убор из перьев на нём имел радиус около метра. Двое других, в уборах до полуметра, стояли вполоборота к нему и к нам, на две ступеньки ниже. Крылья их были сложены и плащами спускались по спинам. Во всех своих руках они держали большие золотые чаши.
   - Восемь чаш. - Записал себе Валерка.
   Передние их лица смотрели на главного, а задние зорко следили за нами. У самого основания стояли ещё двое. Их головные уборы были всего около двадцати сантиметров в диаметре. Стояли они к нам спинами с тёмно-синими плащами крыльев, но зорко наблюдали за всей толпой глазами на задних лицах. И в средних, и в верхних руках у них были какие-то странные предметы.
   С неба зазвучала жуткая мелодия с преобладанием басов, и на площадь выехал грузовичок Криоцентра.
   - Это же наш! - Воскликнула я.
   - Был ваш, стал наш. - Горько пошутил Валерка. - Думаю, привезли продукты.
   - Какие ещё продукты?! - Возмутилась я, не желая, чтобы он шутил в такой обстановке.
   - Надеюсь, свежие...
   Главный Синюк сложил крылья и опустился на верхнюю террасу.
   - Как это такие большие крылья смогли сложиться в сравнительно небольшой плащ? - Шёпотом спросила Инна.
   - Наверное, у них несколько суставов, сгибающихся в разные стороны. - Предположила я. - Сложил, как зонтик.
   - Угу... - Снова что-то пометил в блокноте Валерка.
   Из грузовичка вышли люди в военной форме и цепочкой потянулись к центру свободного места на площади.
   - Один, два, три... - Начал пересчитывать их Валерка. - Всего двенадцать!
   - Любят они это число... И во всех мифологиях это число тоже играет важную роль. - Вспомнила я.
   - Наверное, они нам его и навязали, ещё когда прилетали в первый раз... Нам больше подходит число десять, по количеству пальцев на руках. - Авторитетно заявил Валерка.
   - А пленные идут, как на параде. И никто их не заставляет. - Заметил Игорь.
   - А может, они под гипнозом! - Предположила я.
   В это время военные встали в круг и начали раздеваться. Всю одежду они сложили в центре круга и присели на корточки. Одежда вспыхнула и почти мгновенно превратилась в кучку золы. Булыжник, которым была выложена площадь, приобрел красноватый оттенок, и все лужи моментально высохли. Я почувствовала тепло под ногами и опустила взгляд вниз - совершенно сухо, как будто и не было никакого дождя.
   Обнажённые люди легли на спины, ногами к центру, а головами наружу и взялись за руки. "Синюки" стали спускаться по лестнице и приближаться к человеческому "циферблату". Некоторые люди в толпе начали закатывать глаза, теряя сознание, но продолжали стоять, зажатые со всех сторон.
   - Сейчас начнётся! - Воскликнул кто-то справа. - Я уже третий раз смотрю...
   Нижние "Синюки" с непонятными инструментами в руках подошли к "циферблату" с противоположных боковых сторон. Средние стали возле него по центру и протянули вперёд чаши. Главный расставил в ожидании руки, повёрнутые ладонями кверху.
   - Раз, два, три, четыре... У них по шесть пальцев на руках! - Толкнул меня Валерка в бок, продолжая записывать наблюдения. - Вот и объяснение числа двенадцать!
   Этим толчком он вывел меня из темноты, в которую я почему-то начала погружаться.
   - Эй! Не вздумай терять сознание! - Заметил он моё состояние. - Ты же учёный! Наблюдаем, записываем, потом будем анализировать. Нужны любые подробности. Поверь моему опыту, любая мелочь может пригодиться.
   И я стала наблюдать. Нижние Синяки двумя средними руками, прикреплёнными к телу в тазовой области, с помощью инструментов, похожих на трёхлепестковые бутоны лотосов, одновременно вскрыли грудные клетки двух людей, лежащих на цифрах 9 и 3 человеческого циферблата, и вырвали из них по сердцу. В это же время верхние их руки с помощью других инструментов срезали верх черепных коробок и вынули мозги. Ещё трепещущие сердца и мозги были опущены в золотые чаши средних Синюков и переданы Главному во все его четыре руки. Тот по очереди проглотил целиком сердца и тут же отдал освободившиеся чаши подчинённым. Было видно, как сердца продолжают биться под тонкой синей кожей в его желудке. Затем он неспешно загрёб языком в рот и мозги.
   - О, Господи! - Воскликнула Инна. - Ведь это они так могли и тебя!... Хорошо, что заморозили на потом... - И она обхватила Игоря за талию, сцепив руки замком и прижавшись к нему всем телом.
   Теперь я наблюдала процесс более внимательно. Вот главный Синюк запрокинул голову, опрокинул надо ртом чашу, смёл с неё языком трепещущее сердце в рот и проглотил его, не пережёвывая. Несколько секунд прислушивания к биению в желудке и снова глоток... Всего Главный съел шесть сердец и шесть мозгов.
   - Как так можно - есть живых! - С отвращением воскликнула Инна.
   - А у нас тоже живых едят! - Тут же возразил ей Валерка. - Богачи с подачи французов глотают живые устрицы, которые аж пищат, когда их сбрызгивают лимоном. А ещё у них в ресторанах подают живых улиток, расползающихся по тарелке.
   - Точно! А у некоторых народов принято есть живых насекомых, личинок там, жучков-червячков... - Вспомнил Игорь.
   - А я в программе "Мир наизнанку" видела, как вьетнамцы глотают ещё бьющиеся сердца змей. - Вспомнила я.
   - Вот видите, ничего необычного! - Подытожил Валерка. - Просто животные у всех разные.
   - Мы не животные, мы люди! - Возмутилась Инна.
   - Ну, может, они так не считают. - Покачал головой Валерка.
   Нижние приближались по кругу друг к другу, пока не сошлись на "12 часах". При этом они не просто вынимали сердца, а теми же инструментами вставляли на их места какие-то предметы.
   - Насосы вставляют, помнишь, мы их видели. Наверное, для выкачивания крови. - Шептал над моим ухом Валерка.
   После этого нижние Синюки перешли к "цифре шесть" и застыли в ожидании. Жуткая музыка стихла и в полной тишине на площади стали слышны стоны и приглушённые крики ещё живых людей, приносимых в жертву таким ужасным способом.
   - Как-то слабо они кричат. - Заметила я. - Я бы, наверное, орала во всё горло.
   - А может они находятся под действием какого-нибудь наркотика? Да ещё гипноз. Думаю, у них снижен болевой порог. - Предположил Валерка.
   Средние Синюки подошли к жертвам и начали сливать из людей кровь в свои уже опустевшие чаши, поочерёдно запуская насосы. Всего из шести человек Главный выпил, вернее, вылакал языком, двенадцать чаш.
   - Если в каждом человеке в среднем по пять литров, то получается тридцать литров. А в чаше, значит, помещается два с половиной литра... - Подсчитывал в блокноте Валерка.
   В это время Главный, наевшись и напившись, пустился в пляс, перепрыгивая в танце через тела уже мёртвых людей. Причём его руки двигались так быстро, что казалось, будто их не четыре, а все двенадцать.
   - Так вот почему индийцы рисуют своих богов многорукими!.. - Прошептала Инна.
   Остальные Синюки принялись за людей второй половины циферблата. Четырьмя пообедали средние и двое достались нижним. По мере насыщения все они пускались в пляс, всё громче и громче звеня цепями и колокольчиками, украшавшими их тела.
   - Настоящие Крампусы! - Не выдержала я.
   - Что за Крампусы? - Потребовал объяснений Валерка.
   - У немцев и австрийцев есть такой мифический персонаж - Крампус. Он большой, тёмный, с высунутым длинным языком и с рогами.
   - У этих рогов нет. - Возразил Игорь.
   - Может, у них головные уборы были похожи на рога. Крампусы были обмотаны множеством цепей с колокольчиками, которые постоянно звенели. Прилетал Крампус всегда на каком-то экипаже и собирал в мешок детей, чтобы потом их съесть.
   - Гурман! - Хмыкнул Валерка.
   - А когда приняли Христианство, он стал прилетать вместе с Санта Клаусом на санях. Хорошим детям Николаус дарил подарки, а плохих Крампус забирал в мешок.
   - Заметьте, Синюки едят только передними ртами. Может, задние у них не рабочие? - Разминая затёкшие от долгого стояния ноги, отметил Валерка.
   - А что нам это даёт? - Спросил Игорь, тоже переступая с ноги на ногу.
   - Пока ничего, информация для размышлений...
   - Ноги уже ходят! - Обрадовалась Инна, значит, мы можем отсюда убраться! - И она принялась пританцовывать на месте.
   - У Синюков по шесть конечностей: по две ноги и по четыре руки. - Подсказал Игорь что-то пишущему в блокноте Валерке.
   - А крылья?! Или ты их за конечности не считаешь? - Напомнила я. - Пошли, потянула я Валерку за руку, надо отсюда выбираться поскорей.
   - У пауков по восемь ног... У мух - по шесть ног и по два крыла... - Задумался Валерка, делая за мной пару шагов от центра площади. - Слушай, Галя, а могли насекомые попасть к нам от них, в первый их прилёт?
   - Насекомые вполне земные, у них геном почти такой же, как у нас.
   - Мы что, генетически похожи на червяков?! - Изумилась Инна.
   - У всего живого на Земле - и у людей, и у червяков, и у актиний каких-нибудь, и даже у растений одни и те же наборы генов. Так сказать, алфавит один, только тексты разные. Одними и теми же буквами можно описать и человека, и...
   Не успела я договорить, как снова зазвучала жуткая музыка, от которой все люди на площади застыли с выражением ужаса на лицах. Я не могла пошевелить не то что рукой или ногой, даже моргнуть не получалось. Постепенно, в каком-то жутком оцепенении вся толпа затанцевала. От "Солнца" к площади вытянулся тонкий луч и начал скользить по толпе, помечая то одного, то другого золотистым свечением. Такое свечение появилось и на моей голове...
  ***
   Очнулась я лежащей на столе в каком-то странном помещении с тёмно-синими стенами, серым потолком и серым полом. Откуда-то сверху струился зеленовато-голубоватый свет, поэтому всё в помещении приобретало жутковатый оттенок. Я поднесла к глазам руку - она тоже была зеленовато-голубоватой. "Я мыслю, значит, пока ещё существую" - подумала я и одним рывком села на столе. Свет стал приобретать желтовато-белые оттенки, постепенно превращаясь в привычный для меня дневной, за стеной ритмично зазвучали басы. В комнату вошёл (или вошла?) Синюк в золотисто-серебристой юбочке и без перьев на голове.
   - Встать! - Громким раскатом прозвучал приказ на неизвестном языке.
   "Почему я его понимаю?" - проскользнула мысль - "А, наверное, потому что именно они дали нам праязык, который со временем трансформировался во множество разных..."
   Синюк обошёл меня со всех сторон, рассматривая, ощупывая и обнюхивая как какую-нибудь селёдку.
   "И зачем я ему понадобилась? У них что, военные закончились?.."
   Как бы отвечая на мой мысленный вопрос, Синюк заговорил:
   - В твоём геноме обнаружены остатки генов Жреца. Необходимо активировать твою генетическую память. Если ты будешь стараться, то сможешь стать Жрецом и служить нам. Если стараться не будешь, тебя саму принесут в жертву.
   "Хорошенький выбор: или стать садистом-убийцей, или быть съеденной заживо! - подумала я.
   - Иди! - Пророкотал Синюк, и я почувствовала отчётливый толчок, хотя он ко мне не прикасался.
   Толчок был ментальным. Так, подталкивая меня в спину, Синюк провёл меня по длинному извилистому коридору и втолкнул в какое-то огромное помещение с арочным потолком. Помещение было заполнено народом, стоящим вдоль стен или сидящим прямо на полу.
   - Вспоминайте! От того, как много вы сможете вспомнить, зависит ваша жизнь! - Пророкотал Синюк и исчез.
   Просто растворился в воздухе. А может, телепортировался? Кстати, никаких дверей он не запирал. Поэтому я попробовала выйти из помещения. Ага, размечталась! Всё помещение было опоясано невидимым силовым полем, которое отталкивало меня назад. И чем сильней я пробовала прорваться сквозь него, тем сильней и больней било меня поле.
   "Ладно, надо сесть и успокоиться" - сказала я себе - "Что там я должна вспомнить?..."
   И я вспомнила!...
  ***
   ...Я была Главным Жрецом в каком-то древнем то ли городе, то ли поселении. Приближалось время Жертвы.
   Если всего полгода назад мы с помощниками просто падали от непосильной работы, принося в жертву до нескольких сотен человек в день, работая и днём и ночью на протяжении нескольких недель, то в последнее время жертвоприношения стали не такими обильными. Теперь было достаточно одного человека в неделю.
   - "Привет!" - Шепнула какая-то тень в моём подсознании - "Тебе повезло, что сейчас на небе только одно Солнце. Полгода назад их было множество".
   - "Ты кто?" - Мысленно спросила я.
   - "Я твой предок" - Прошелестело в ответ.
   Сверившись с календарём, который подарили нам Боги, я убедился, что рассчитал (ведь я была жрецом-мужчиной) всё верно. Как только первый луч солнца коснётся верхушки пирамиды Храма Солнца, Бог прилетит за своей жертвой. Сегодня это будет молодой воин, взятый в плен пять дней назад.
   Все эти дни в честь пленного устраивались пиры и танцы, ему подносились самые лакомые кусочки оленины и зубрятины, на его кожу наносились узоры-послания для принесённых ранее в жертву родственников, души которых теперь сопровождают Богов в их странствиях по небесам. Никто ни в нашем племени, ни в соседних не хотел бы умереть своей смертью, ведь тогда душа попадёт в Миктлан - печальное царство мёртвых, а затем, через несколько лет исчезнет без следа. А в странствиях с Богами души живут вечно - так говорят Боги.
   Я приготовил необходимые инструменты - предметы, данные Богами специально для жертвоприношений и восемь золотых чаш. После этого принялся за разведение краски. Краска должна быть однородной, без комочков, не жидкой и не густой, и синей, как вечернее небо. Кроме того, в неё надо подмешать порошок из сушёных мухоморов и трав, вызывающий лёгкую эйфорию и притупляющий боль.
   Уже при затухающих звёздах помощники привели ко мне пленного, и помогли нам окраситься - ему предстояло стать полностью синим, как сами Боги, мне достаточно было выкрасить лишь лицо и руки.
   Надев себе на голову венок из разноцветных птичьих перьев и прихватив всё необходимое, я повёл пленного вверх, к вершине пирамиды. Снизу доносился сдержанный гул собирающейся толпы. Когда мы остановились на верхней площадке, звёзды уже почти полностью погасли, небо начало сереть, подул лёгкий ветерок. Я разложил инструменты на жертвенном камне и уставился в горизонт, ожидая восхода.
   Вот появился первый солнечный луч и за моей спиной послышался сначала лёгкий перезвон колокольчиков, а затем и мощный взмах крыльев - Бог уже возвышался надо мной. Его мягкие крылья, покрытые вместо перьев мехом, сложились в широкий синий плащ за спиной, длинный красный язык высунулся в ожидании лакомства. Я взмахнул руками, и люди у подножия пирамиды запели торжественно-весёлую песню, притопывая в такт ногами и отбивая ритм руками. Я и моя жертва тоже заплясали.
   Петь и танцевать нас, конечно же, тоже научили Боги. Разумеется, наши танцы и сравнить нельзя с божественными, но мы стараемся. А больше всех сегодня стараются родственники воина, который взял в плен жертву, ведь им выпадет честь доесть тело убитого после того, как его кровью и сердцем насытится Бог.
   Бог хлопнул в ладоши, пение прекратилось, все замерли. В полной тишине я подошёл к пленному и приставил нож-цветок к его груди. Лёгкое нажатие кнопки на рукоятке - и бутон, пронзив грудь, раскрылся в ней на три части. Снова нажатие кнопки - бутон закрылся, охватив лепестками сердце, и я дёрнул его на себя, одновременно подставляя под трубку, присосавшуюся к артерии на месте сердца, одну из золотых чаш. У пленного подкосились ноги, и он со стоном упал навзничь на жертвенный камень. Я поднял руку с бьющимся сердцем над головой, чтобы всем было лучше его видно, громко запел и, положив его в другую чашу, подал Богу. Бог взял чашу сначала двумя нижними руками, затем перехватил её двумя верхними, поднял над головой и опрокинул в открытый рот. Всего одно мгновение - и я вижу сквозь синюю кожу, как сердце пленного бьётся внутри Бога.
   Я пою всё громче. Это пение я придумал сам, чтобы мне было не так жутко совершать обряд. Бог одобрил его и вскоре потребовал подобного и от других жрецов, исполняющих эту трудную обязанность в других племенах.
   - С пением душа быстрее попадёт в мир Богов. - Сказал он.
   Пока первая чаша наполняется кровью, я берусь за рукоятку божественного ножа, нажимаю на ней красный камень и срезаю невидимым лезвием череп жертвы. Тело воина содрогается в конвульсиях, и в приготовленную третью чашу падает ещё живой мозг. Я подаю его Богу и заменяю наполненную кровью первую чашу четвёртой. Поочерёдно мне удаётся наполнить четыре чаши. Бог выпивает из них ещё тёплую кровь и, столкнув тело уже мёртвой жертвы вниз, вскакивает на жертвенный камень. Откуда-то с неба звучит музыка и сытый Бог пускается в пляс. Все боги после насыщения обязательно танцуют, и чем дольше длится танец, тем более доволен Бог нашей жертвой. Темп его движений постоянно ускоряется, количество его рук с каждым поворотом всё увеличивается и увеличивается, достигая, наверное, десятка. Колокольчики на ножных и ручных браслетах, на головном уборе и в ушах, на цепочках, украшающих юбочку, и на ожерельях звенят всё громче и мелодичней. Все люди сначала стоят в оцепенении, не в силах отвести взглядов от этого завораживающе-прекрасного танца, а потом и сами начинают танцевать...
   Наконец, Бог успокаивается. Прежде, чем взмахнуть крыльями и исчезнуть, он громовым голосом объявляет:
   - Через неделю я хочу принять от вас в качестве жертвы женщину, которая вынашивает ребёнка!
   Я кланяюсь, показывая, что понял приказ. В нашем племени сейчас нет беременных, придётся искать жертву где-то в другом месте. Боги любят глотать не родившихся младенцев, вынутых из утробы матери. В ответ на мой поклон прямо с неба к подножию пирамиды падает мешок с зерном - теперь у нас будет больше посевного материала. Из собранного урожая мы не только сварим ритуальное пиво, но и сможем оставить себе на еду. Будь моя воля, я бы всё зерно тратил только на еду и посев, но Боги требуют употребления пива - этот ритуал заставляет нас веселиться даже против воли.
   Я спускаюсь по ступеням к телу убитого. На его лице застыла счастливая улыбка - ещё бы, ведь он отправился вместе с Богом в удивительные странствия! Мои помощники выкатывают бочку с пивом, все по очереди подходят к ней, зачерпывают пиво ладонями и пьют. Цепочка приплясывающих людей, круг за кругом припадающая к бочке, будет виться вокруг пирамиды пока родственники воина, обеспечившего нынешнюю жертву, не закончат ритуальную трапезу. Я на этой трапезе - главное лицо, мне достанется самое важное, то, что и при жизни приблизит меня к Богам...
  ***
   Собрав всю свою волю, я дёрнулась и вынырнула из этих жутких воспоминаний. Ещё чуть-чуть, и я бы съела человека! Бр-р-р!!! Ничего себе, дал Господь предка! Мало того, что жертвы богам приносил, так ещё и сам их доедал!.. А с другой стороны, не он, так его...
   Я оглянулась. Некоторые люди вокруг были в трансе - видимо, тоже что-то вспоминали, некоторые так же ошарашено озирались, как я, а некоторые просто сидели, стояли или лежали с обречённым видом. Никого ни о чём спрашивать не хотелось. Я решила ещё немного "прогуляться" по коридорам памяти, не слишком углубляясь, и снова закрыла глаза.
   Представив свой мозг в виде бесконечного лабиринта извивающихся коридоров, я мысленно поплыла вдоль одного из них. Время от времени в стенках коридора попадались двери. Я открывала некоторые из них и заглядывала в середину тёмных помещений. Причём на всём пути меня не покидало ощущение чьего-то невидимого присутствия...
   ...Боги требовали всё новых и новых обрядов для жертвоприношений. Чем больше садизма мы с помощниками проявляли, чем изощрённей придумывали ритуалы, тем благосклоннее становились Боги, тем больше знаний они нам давали. Эти знания, как наркотик, становились просто необходимыми, заслоняя собой любые другие ценности. Знания и человеческая кровь.
   Однажды, когда Богов долго не было, я сам назначил жертвоприношение, объявив людям, что Бог придёт за сердцем и мозгом позже, и сам съел жертву, предназначенную Богам. Боги этого не заметили... Теперь я наблюдала за воспоминаниями как бы немного со стороны, как будто смотрела страшное кино, не погружаясь в них полностью и сразу же отскакивая от "дверей" воспоминаний, как только те становились более ужасными.
   И вот плыву я вдоль коридора памяти и краем глаза замечаю, что в стене, мигая, то появляется, то снова исчезает какая-то почти незаметная дверца. Только я хотела приблизиться к ней, как тень моего предка предостерегающе прошептала:
   - "Нельзя! Опасно! Вспомнишь потом, без Них!"
   А дальше таких дверей с предостерегающим шёпотом становилось всё больше и больше.
   - "Спрячь! Не говори Им! Это поможет Их победить!..."
   И я мчалась дальше, делая вид, что ничего не заметила. Совершенно обессиленную, меня вывел из этих мысленных блужданий громовой раскат голоса Синюка:
   - Приготовьтесь! Сейчас вы будете рассказывать свои воспоминания нам!
   Двое небольших, всего двухметровых Синюков отсчитали из толпы двенадцать человек и вывели их за силовой барьер.
   - "Это Их детёныши". - Пронеслось в мозгу. - "По виду они ничем не отличаются от взрослых, только ростом чуть меньше".
   Что рассказывали им люди, слышно не было. Некоторых Синюки милостиво одаривали синими плащами и, открыв двери, выпускали на улицу. Некоторых раздевали и отдавали меньшим Синюкам, которые тут же приносили их в жертву уже знакомым мне способом, преподносили сердца и кровь старшим, а мозг съедали сами. Покончив с отобранной дюжиной, все Синюки пустились в пляс. На улицу из двенадцати человек вышли только двое...
   - Вспоминать! - Зашёл к нам за силовую перегородку маленький Синюк, когда пришельцы насытились и натанцевались. - Завтра опросим ещё двенадцать!
   Ночью мне снился мой далёкий предок. Он как-то хитро подмигивал и, подхихикивая, шептал: "Съесть самих Богов! Съесть самих Богов!"...
   Назавтра я попала в двенадцатку. Я подробно рассказывала Синюкам обо всех способах принесения жертв, останавливалась на самых изощрённых подробностях, видя, как им это нравится и проскакивая мимо "дверок", на которых предусмотрительный предок написал: "Опасно! Потом! Сначала выйди отсюда!" И я вышла. Синюки сказали, что я прошла испытание, моя генетическая память восстановилась и я стану хорошим жрецом. Я, не откладывая дела в долгий ящик, заявила, что мне нужны будут помощники, которых я хочу выбрать сама. Как ни странно, Синюки согласились. Домой я пришла в синем меховом плаще с капюшоном...
  ***
   Вся троица друзей почему-то перебралась в мою квартиру и жила тут уже, оказывается, дней пять.
   - Галя?! Ты живая? - Бросился ко мне Валерка. - А почему они тебя не съели?
   - Потому что я теперь Жрец. Меня заставят исполнять обряды жертвоприношения. - И я рассказала всё, что со мной произошло, а также все свои генетические воспоминания.
   - Как?! - Ужасалась Инна. - Ты вынимала плоды из беременных женщин и скармливала не рождённых младенцев этим...
   - Во-первых, не я, а мой очень далёкий предок... - Начала оправдываться я.
   - А что тут такого?! - Встал на мою защиту Валерка. - Мы же тоже едим красную и чёрную икру! А ведь это не рождённые рыбки! И яйца некоторые сырыми любят пить!
   - А ещё тень моего предка в подсознании намекнула, что их можно победить. - Вспомнила я неясный шёпот в голове. - Мне надо что-то ещё вспомнить, пока рядом нет Синюков...
   - Потом вспоминать будешь! - Остановил меня Валерка. - На тебе же лица нет! Ты хоть что-нибудь за эти дни ела, или только воспоминаниями питалась?
   - Вообще-то ничего не ела...
   - Так, я варю пельмени, а ты иди в ванну! - Скомандовал Валерка. - А потом спать! И никаких воспоминаний!
   Воспоминания пришли ко мне во сне... Причём всякие обряды и ритуалы жертвоприношений я теперь могла отодвинуть в сторону и сосредоточиться на "знаниях". Эти знания были отрывочными и не совсем полезными. Ну, например, зачем мне знать, из скольких галактик состоит материнский мир Синюков, если он расположен за сотни тысяч световых лет от нас? Или их календарь, в котором учитываются умирающие и рождающиеся звёзды далёких миров, сближение и разъединение галактик, какие-то Вселенские Собрания Синюков, значимые для них, и тому подобное? Нам и своего календаря хватает, спасибо Синюкам, что когда-то его для нас составили.
   Из полезного я узнала о способе их питания и размножения. Эти два процесса у Синюков связаны неразрывно. Оказывается, у них нет разделения на женский и мужской пол, все они одинаковые и самооплодотворяются после очень сытного обеда, состоящего из себе подобных. Вот они и поедают своих детей - и уже взрослых, и новорожденных. Поэтому Синюков во Вселенной не так уж и много, всего несколько кланов, некоторые из которых представлены всего одной особью. Зато поедая своих родичей, они получают от них и записывают в генетическую память все их знания, все умения, все хитрости, все достижения. Это всё равно, что переписать сведения с нескольких разных компьютеров на один.
   Кстати, это именно они засеяли биологической жизнью нашу и многие другие планеты, и именно у них оказалась четырёхцепочная ДНК! Все другие организмы они создавали из своей ДНК, разделив её пополам. А нас и других гуманоидов создавали почти по своему образу и подобию.
   Но самое главное оказалось за теми "дверцами" памяти, которые нельзя было открывать при Синюках. Оказывается, наши предки сумели победить и уничтожить всех Богов, заставивших приносить им страшные жертвы! Шёпот предка намекнул, что мне надо завязать дружеские отношения с другими жрецами, чтобы, как он выразился с помощью транспаранта в мозгу: "Съесть бога!" Потом бессвязно стали мелькать картинки каких-то собраний, поедания людьми малышей Синюков, много крови и ощущение торжества...
  ***
   - Интересно, что это за мех? - Сквозь сон услышала я голос Инны.
   Я приоткрыла глаза и заметила, что утро уже давно наступило. Сквозь открытую дверь спальни видно было, что все наши сидели за столом и завтракали. На стуле, оставленном для меня, висел плащ, подаренный Синюками.
   - Это мех с крыльев детёнышей Синюков. - Ответила я, спуская ноги с кровати.
   - А где сами детёныши? - Спросил Игорь.
   - Они их съели. - Как само собой разумеющееся сообщила я.
   - Как?! Они что, своих тоже едят?! - Изумилась Инна и, вскочив из-за стола, забегала по комнате.
   - Своих они едят в первую очередь. - Я вышла из спальни и села за стол. - Они самые вкусные, кроме того передают генетическую память. А нас они вывели, как заменитель своих. Мы, так сказать, ГМО - генно-модифицировнные организмы. У нас половинка их ДНК.
   - А почему крылья покрыты мехом, а не перьями? - Спросил Валерка, накладывая мне в тарелку жареную картошку.
   - Потому что они не птицы, а... нет, млекопитающими их тоже назвать нельзя... - Задумалась я. - Они детёнышей выкармливают не молоком, а кровью... В общем, это такие животные, у которых крылья, как у наших летучих мышей, только утеплены мехом.
   - Ну и что ты будешь делать дальше? - Игорь поставил свою и Иннину тарелки в раковину и снова уселся за стол, выжидающе уставившись на меня.
   - Дайте человеку позавтракать! - Воскликнул Валерка.
   - А я могу и завтракать и говорить. - Сказала я, сделав глоток. - Через несколько дней меня с моими помощниками заберут на Базу, чтобы кое-чему научить. А потом придётся работать.
   - С какими помощниками? - Тут же решил уточнить Игорь.
   - С вами.
   - Как с нами?! - Инна аж подскочила на стуле. - А если мы не согласимся?
   - Тогда вас тоже съедят. - Я, как ни в чём ни бывало, положила в рот картошку и невозмутимо принялась её пережёвывать.
   - То есть, у нас есть выбор: или быть съеденными Синюками, или помогать им есть других? - Игорь не сводил с меня взгляда, так и прожигая меня насквозь.
   - Да. И это даст нам отсрочку, чтобы потом победить Синюков.
   - А разве их можно победить? - Встрепенулся Валерка.
   - Нашим предкам это удалось.
   - Тогда ладно, можно попробовать. - Согласился Игорь.
   - Вы как хотите, я вас осуждать не буду, но сама жертвы приносить не хочу! - Инна поставила на стол крепко сжатые кулаки.
   - И не надо, мы для тебя другую работу найдём. Главное, чтобы ты согласилась быть моей помощницей. Иначе я не смогу защитить.
   - Решено! - Валерка поднялся с места. - С чего начнём?
   - Пока ни с чего. Через пару дней меня позовут, и я должна явиться со своей командой. А пока просто ждём.
  ***
   Нас позвали через три дня. В голове просто прозвучал приказ: "Иди на площадь!" Перед театром уже стояла одна группа - мужчина в синем меховом плаще и двое его помощников. Мы стали рядом.
   Небо сегодня было безоблачным и по-осеннему синим. Солнце светило ярко и казалось, что ничего плохого в этом мире произойти не может. Но вот появилось ещё одно Солнце, затмив первое и привнеся с собой тревогу. Мы и опомниться не успели, как очутились в округлом помещении космического корабля. Никакой мебели в помещении не было, зато прямо на полу сидели группками такие же люди, как мы. Мы, почувствовав ускорение, тоже сели на пол.
   "Скинули" нас возле двух пирамид, стоящих на расчищенной в джунглях площадке. Одна пирамида была довольно высокой, вторая - вдвое меньше. Вся площадка была выложена крупным булыжником и на ней небольшими группками стояли люди, некоторые из которых, как и я, были в синих плащах.
   "Неужели они успели всё это построить?" - подумала я.
   "Нет, мы расчистили и отремонтировали то, что было создано нашими предшественниками" - прозвучал ответ в голове.
   - Они общаются с нами телепатически! - Воскликнул Валерка. - Я только что подумал, куда это нас занесло, и получил ответ, что мы находимся в джунглях Камбоджи.
   - А я подумала: "Почему тут так тепло?" и мне сообщили, что здесь в это время года температура не снижается ниже двадцати пяти градусов. - Поделилась Инна.
   - А я... - Начал было Игорь, но его прервал громовой рык пришельца:
   - Всем сесть!
   Мы так и сели прямо на мостовую. И нас начали "учить". Всё обучение было телепатическим. Сначала нам напомнили древний календарь, неделя в котором состояла из шести дней, месяц - из пяти шестидневных недель, а в году было двенадцать одинаковых тридцатидневных месяца. Оставалось ещё пять дополнительных праздничных дней. Весь год ориентировался по солнцестояниям и эти праздничные дни приходились именно на них. Нам пояснили, что в отсутствие Кронов (так они сами себя называли), люди испортили календарь, поэтому его снова приходится приводить в порядок. Новый год теперь будет приходиться на день Весеннего Равноденствия, на которое сдвинется и дата - 1 марта. Перед Новым годом будет два дня Великих Праздников с обильными жертвоприношениями. Самый длинный летний день называется Великдень, а самый короткий зимний - Коротдень. Эти дни также отмечаются без принадлежности к какому-либо месяцу. День Осеннего Равноденствия называется Антипод (потому что стоит напротив Великих Праздников Нового года) и в обычные годы празднуется один день, а в високосные - два. Вот к этим пяти главным праздникам года все Жрецы Терры (как они называли нашу Землю) и должны были готовить самые изысканные и виртуозные жертвоприношения. Остальные праздники установят местные божки Кроны-дети и расскажут о них своим личным Жрецам.
   - Ух ты! - Встрепенулся Валерка, когда трансляция в наши мозги закончилась и мы смогли шевелиться и даже вставать. - Я же говорил, что у них счёт должен быть привязан к цифре 6 - по количеству пальцев на руке! Поэтому в неделе по шесть дней, в месяце - по тридцать дней, а в году - триста шестьдесят.
   - И пять. - Добавил Игорь.
   - И в эти пять дней - обильные жертвоприношения! - С ужасом на лице уточнила Инна.
   - Всего пять! - Оптимистично заявил Валерка. - Можно и перетерпеть.
   - Ещё неизвестно, сколько запросит наш личный Крон! - остудила я его оптимизм.
   - А меня сейчас интересует совсем другой вопрос. - Задумчиво проговорил Игорь, уставившись куда-то вдаль.
   Мы повернулись по направлению его взгляда и тоже уставились на пирамиды.
   - Почему тут рядом стоят две пирамиды?
   - Надо бы спросить... - Пробормотала я и направилась к пирамидам.
   Все двинулись за мной.
   - Так, давайте все хором сформулируем один вопрос: "Почему здесь две пирамиды?" Договорились? - Скомандовала я. Все кивнули. - Тогда на счёт "три": один, два, три!..
   В ответ мы получили не только голоса в голове, но и, так сказать, видео. Оказывается, на Землю прилетело два Крона. Главный - Гер поселился в большой пирамиде. Его помощник Зев - в маленькой. С ними вместе на Землю высадились двенадцать детей Гера и двенадцать детей Зева. Гер и Зев имели какие-то непонятные нам статусы, согласно которым они не могли есть ни друг друга, ни детей друг друга. Зато своих - сколько угодно! Но пока деликатесов, то есть, людей было достаточно, их детям ничто не угрожало и они могли стать богами-Кронами на выделенных им землях. Вот этим Кронам-детям мы и должны будем служить.
   "Знакомства! Знакомства!" - Прошелестело на задворках сознания. Я огляделась. "Как тут заводить нужные знакомства, когда вокруг так много людей? Кому можно доверять, а кому нет?" - растерянно подумала я. "Наш приветственный знак - ладонь поднести ко рту, сделать глоток и погладить себя по животу!" - прошелестело в ответ - "Съесть Бога!" - это уже даже не шелестело, а угадывалось из самых тёмных уголков мозга. И я повела свою группу в обход площади, приветствуя встречных подсказанным знаком.
   - Еду выдают вон там, возле кубов! - Ответил мне один из встреченных жрецов.
   Как раз вовремя. Мы уже чувствовали голод и бурчание в животах. "Едой" оказалась рисовая каша с какой-то подливой и рисовое пиво.
   - Из местных продуктов приготовили! - Констатировал Валерка. - Интересно, из чего подлива?
   - Из местных гусениц. - Раздался ответ за спиной. - Сплошные белки и много калорий.
   - Ой, а я уже всё съела! - Воскликнула Инна.
   - Ну и что? Не отравилась же! Вполне вкусно! - Ответил ей Валерка.
   Я поздоровалась с подошедшим с помощью "знака".
   - Привет! - Ответил он. - У нас здороваются не так.
   Пообедав, мы снова отправились на поиск "своих" и некоторые отвечали нам нужным жестом. Всего таких набралось пять человек: крупный седовласый мужчина в шортах и яркой рубахе с преобладанием африканских кровей; наследственная якутская шаманка, всюду таскающая свой бубен; вполне респектабельный американец с рыжей шевелюрой и в очках с золочёной оправой; австралийский абориген в набёдренной повязке и совсем молоденький парнишка из Бразилии, оказавшийся потомком древних майя. Ну, и я шестая. "Никаких разговоров здесь!" - Надрывался шёпот в моей голове. - "Вас могут услышать!" Видимо, такие указании от своих голосов получили и остальные, поэтому мы молча обменялись телефонами и разошлись.
   При свете "солнца" зависшего над пирамидами в совершенно чёрном небе мне "сообщили", что моя группа должна подойти к голубому кубу, в круге таких же, стоящих по периметру площади, но других цветов. Куб был похож на бетонный и имел размеры рёбер около шести метров. В нём не было ни окон, ни дверей. Рядом уже стояла достаточно внушительная толпа. Такие же толпы людей собрались и возле других кубов, которых насчитывалось... нет не двенадцать и не двадцать четыре, а всего восемнадцать. На нашем кубе какими-то иероглифами было написано "Западная Европа". Причём, прочитать эту надпись, кроме меня, никто из моей группы не мог.
   - Вот и будешь нам всё читать и переводить! - Буркнул Валерка в ответ на моё замечание.
   И тут в кубе раздвинулись ранее не видимые двери и нас пригласили зайти. В зале шесть на шесть метров, в противоположном от входа углу на каменном кресле, украшенном золотом и резьбой, восседал Крон-ребёнок ростом чуть больше двух метров. Всем вошедшим было предложено сесть на пол. А вошло нас двенадцать Жрецов со своими командами.
   - Я ваш Бог - Крон-Кали-Ка, сын Крона-Отца Гера, хозяина этой планеты! В мои владения Крон-Отец Гер отдал часть Терры, называемую вами Западной Европой. Вы - мои Жрецы. Вас сорок восемь человек: двенадцать Главных Жрецов и тридцать шесть помощников.
   - Зачем нам эта арифметика? - Шепнул мне на ухо Валерка.
   - По всей своей территории я установил двенадцать Храмов, в которых вам предстоит служить. По двенадцать Храмов имеют и все мои братья - дети Крона Гера. Дети Крона Зева получили всего шесть территорий, а потому имеют шесть Храмов.
   - Как же они их делить будут? - Ехидно прошептал Валерка. - По два крона на один храм? Не подрались бы...
   - Крон Гер взял себе самые густонаселённые области - это Китай, Япония, Вьетнам, Корея, Камбоджа и ещё несколько мелких окрестных стран. Крону Зеву досталась Индия. Крон Гер обновил для себя двенадцать древних Храмов, а Крон Зев - шесть. Но они могут прилетать и в любой Храм своих детей. Служить Хозяину планеты - большая честь. Если вы её заслужите, вас могут взять в Храмы Отцов.
   - Только не это! - Сложив руки и подняв глаза к потолку простонала Инна.
   - Чем ближе ты к богу, тем больше шансов... - Начал Игорь.
   - Тс-с-с! - Шикнула я на него. - Молчи!
   Затем началось распределение Храмов. Нам достался Храм где-то в Боснии. А потом мы как будто провалились в темноту...
   Проснулись мы на рассвете, встали с пола и вышли в открытые двери на площадь перед пирамидами. Сегодня нас обучали искусству жертвоприношений. Главный Синюк - Крон Гер вышел на среднюю площадку своей ступенчатой пирамиды и сел в кресло-трон, сверкающий на солнце золотом. Его дети приступили к жертвоприношению, поясняя значение каждого действия и объясняя принцип работы необходимых для этого инструментов. Работали они с человеческим материалом. При этом дети Крона Зева исполняли вспомогательные роли - пели, танцевали, устраивали какие-то представления. Оказывается, каждое жертвоприношение должно совершаться по определённому сценарию, и чем красочней и интересней будет сценарий, тем вкусней окажется "пища". Всё это должен учитывать Главный Жрец в своём Храме.
   После небольшого перерыва на обед, который состоял всё из того же риса с гусеничной подливой, мы перешли к меньшей пирамиде. И тут стало понятно, как будут распределяться Храмы и территории между детьми Зева - лишних шестерых просто принесли в жертву Зеву. Причём своих детей он съел почти полностью. Сначала у них вынули по одному сердцу, по одному переднему и одному заднему полушарию мозга и по одной печёнке. Потом с живых сняли кожу и развесили как бельё на ветках деревьев. Затем вынули остальные сердца, мозги и печёнки, выбросили внутренности и расчленили тела. Зев съедал самые мясистые части тел своих детей, пока они были тёплыми. Чуть только они остывали, он бросал объедки оставшимся в живых детям, а те с радостью их доедали. "Культурную программу" во время этой трапезы исполняли дети Гера.
   Сначала мы с Инной отвернулись, чтобы не видеть всех этих зверств, но Валерка сказал:
   - Надо смотреть! Это может пригодиться - может, нам придётся и их...
   На следующий день у нас была практика. На баранах и овцах мы тренировались правильно пользоваться инструментами. Главным правилом самого жертвоприношения было то, что в теле убитого должно оставаться не больше одной шестидесятой части крови. Это контролировалось счётчиком на микро-насосе, автоматически прикреплявшемся на место вынутого сердца. Синий огонёк показывал, что кровь для Крона закончилась и можно подставить чашу для Жреца. Эту последнюю чашу Жрец должен выпивать после ухода Крона-покровителя. Пока мы тренировались, мне пришлось выпить три таких чаши. Вообще-то их было семь, но четыре взяли на себя Валерка и Игорь, за что я им была очень благодарна. Инна согласилась только подавать инструменты и мыть их после обряда.
   Потом нам "показали" (вернее транслировали прямо в мозг) несколько крупных празднеств из Больших Храмов их участка Вселенной. Эти Большие Храмы состояли из ступенчатых пирамид и целых городов вокруг, в которых проживали сценаристы, артисты, музыканты, танцоры и много другого народа. Представителей всех этих профессий предстояло нанять и нам. Кстати, мы узнали, что гуманоидные жертвы обязательно должны окрашиваться в синий цвет - это придаёт им большей схожести с кронами.
   Вечером, получив в своё распоряжение четыре лазерных ножа, четыре ножа в форме бутонов трёхлепестковых лотосов, четыре закрытых крышками ведра с синей краской и три дополнительных синих плаща, наша команда была готова к отправке в Боснию.
  ***
   В Боснии нас высадили прямо у подножия огромной пирамиды, к площади вокруг которой вели прямолинейные ярко освещённые улицы, застроенные трёх и четырёхэтажными прямоугольными зданиями-коробками и выложенные каменными плитами. Причём эти плиты были с подогревом! Высота ступенчатой пирамиды оказалась 220 метров - на 83 метра больше Великой Египетской Пирамиды! А форма у неё была совсем другая: сначала три ступени-террасы образовывали основание шириной около четырёхсот сорока и высотой около ста метров. В это основание симметрично были встроены две лифтовые колонны круглого сечения. На верхней площадке основания была установлена пирамида поуже: пять террас-ступеней составляли усечённую пирамиду шириной и высотой тоже около ста метров. Наверх вела одна лифтовая колонна по центру сооружения. А сверху была низкая круглая постройка высотой всего около двадцати метров - обсерватория, ориентированная по солнцестояниям. Всё это великолепие было выложено резным камнем и освещено прожекторами с близлежащих домов.
   - Когда это они успели её построить? - Изумился Игорь.
   - Нам же говорили, что они раскопали и восстановили древние пирамиды. - Объяснила я. - Эта находилась под горой Височица.
   - Какие же у них технологии, если так быстро раскопали целую гору?! - Воскликнул Валерка.
   - Инопланетные технологии. - Вздохнула я. - Нам такие и не снились. - А потом добавила: - Это пирамида Солнца, я её узнала. Именно в ней служил мой предок.
   - А город они построили или... - Поинтересовался Игорь.
   - Или! Тоже раскопали, отремонтировали, восстановили водопровод и канализацию, установили новые солнечные и ветрогенераторы...
   - Нам бы так! - Ахнула Инна.
   - Нам это всё и достанется, если мы их... - Я не стала договаривать.
   - А мы где жить-то будем? - Деловито оглянулся Валерка. - В самой пирамиде или в каком-нибудь домике?
   - Давайте в домике. - Предложила я. - И так, чтобы никто и не знал, что мы жрецы.
   - Как это? - Удивилась Инна.
   - Ну, когда мы будем жить в доме, мы будем выглядеть как простые люди. А для жертвоприношений мы будем надевать плащи с капюшонами и красить лица синей краской - и нас никто не узнает.
   - Но ведь все догадаются, когда мы будем выходить в таком виде из дома! - Возразил Игорь.
   - Значит, нам нужен тайный ход! - Обрадовался Валерка. - Из дома прямо вовнутрь пирамиды!
   - Тогда дом надо выбирать поближе! - И Игорь направился к ближайшему четырёхэтажному дому.
   - Почему именно этот дом? - Побежала за ним Инна.
   - Так они же совсем одинаковые! - Показал Игорь на дом, стоящий на противоположной стороне улицы.
   Действительно, все дома, стоящие напротив друг друга, были одинаковыми. Ближайшие к пирамиде были похожи на кубы с четырьмя колоннами на фасаде, за ними - два трёхэтажных здания с треугольными крышами, поддерживаемыми двумя колоннами, затем опять два четырёхэтажных здания, но другой формы...
   - Каждой твари по паре... - пробормотала Инна.
   Мы вошли в выбранный Игорем дом. На первом этаже был огромный холл со множеством колонн и четырьмя санузлами с небольшими бассейнами в его углах. Второй этаж представлял собой огромную кухню и столовую.
   - Да здесь банкеты можно устраивать с дискотеками! - Удивился Игорь.
   Третий и четвёртый этажи можно было назвать жилыми, так как они были поделены на отдельные комнаты, выходящие в холл, расположенный по центру. Лестницы на верхние этажи располагались симметрично с двух сторон прямо за колоннами, образуя небольшой коридор.
   - Я выбираю третий этаж! - Сразу же заявила я.
   - Я тоже! - Тут же выпалил Валерка.
   - Ну, нам тогда достаётся четвёртый. - Игорь обнял Инну за плечи и повёл её наверх.
   Ни мебели, ни постелей у нас пока не было, поэтому спать пришлось прямо на каменном полу, укутавшись в меховые синие плащи. Хорошо, что полы в доме тоже были с подогревом...
   Утром мы обнаружили, что из подвала нашего дома выходит подземный ход, под улицей разветвляющийся на несколько рукавов. Один из них вёл прямо к лифтам Пирамиды Солнца. Лифты оказались рабочими и мы поднялись на вершину
   С верхней площадки нам открылся вид и на храмовый городок, и на город Високо, утопающий в жёлто-зелёной осенней листве деревьев, и на холмы, поросшие лесом.
   - Эти холмы когда-то тоже были пирамидами. - "Вспомнила" я.
   - А почему же Синюки их не раскопали? - Спросила Инна.
   - Наверное, сейчас им достаточно и этой. - Пожал плечами Игорь.
   - Есть хочется! - Вдруг выкрикнул Валерка. - Давайте пойдём в город, купим чего-нибудь!
   Уходя из моей квартиры в неизвестность, мы на всякий случай прихватили с собой все сбережения и документы. Денег у нас хватило и на еду, и на одежду, и на аренду небольшого грузовичка, и на постели. Кроме того мы купили с доставкой на дом необходимую мебель, телевизоры и компьютеры, а также спутниковую антенну.
   - А наши спутники Синюки не уничтожили? - Забеспокоилась Инна.
   - Нет, телевизоры и мобильники работают, значит всё на месте! - Ответил ей Игорь.
   - Куда везти? - Спросил водитель, когда грузчики закончили погрузку.
   - К Височице! - Ответила я.
   - В раскопанный город? - Удивился водитель. - Что вы там делаете?
   - По объявлению приехали. - Уклончиво ответил Валерка.
   - Какое ещё объявление?
   - На работу завербовали. Там ещё много кого надо. Хотите, мы вам завтра распечатаем?
   - Быстро они...
   Из разговоров с местными мы узнали, что храмовый городок появился несколько дней назад всего за одну ночь.
   - Как корова языком слизала всё, что наросло за тысячелетия! - Покачивая головой и причмокивая языком, сообщил старичок в джинсовой бейсболке. - Молодёжь уже ходила туда, говорят, целый город раскопали.
   На обустройство в новом доме ушёл весь день. Вечером мы собрались в "банкетном" зале, чтобы обсудить "Объявление". В нём мы предлагали всем желающим этой страны пройти кастинг на музыкантов, хореографов, сценаристов, певцов, постановщиков массовых праздников и так далее, для обслуживания обрядов жертвоприношения. Самым главным в объявлении была гарантия всем принятым на защиту от принесения в жертву даже после выхода на пенсию. Разместив объявление в интернете и распечатав несколько десятков экземпляров для жителей Високо, мы разошлись по своим спальням.
   Утром Валерка вышел к столу с озабоченным видом.
   - Чего такой? - Спросил его Игорь.
   - Подземные туннели покоя не дают. Надо бы обследовать и позакрывать, а то нас там вычислят...
   - Ну и займись этим! - Одобрила я.
   Всю следующую неделю он исследовал подземные ходы. Оказалось, что они разветвлены под всем Храмовым городом и даже под равниной до самого Високо и окрестных поселений. С помощью лазерного ножа, предназначенного для срезки черепов, Валерка резал камни и запечатывал все ходы так, чтобы к пирамиде вёл только один, наш коридор.
   Ну а мы всю неделю проводили кастинги: спрятавшись в пирамиде, прослушивали и просматривали коллективы и отдельных исполнителей, выступающих прямо на площади. Всех, кому мы давали "добро", Инна расселяла по домам, представляясь нанятым Жрецами квартирмейстером, записывала в специальную книгу и выдавала "ордера", которые для неё распечатал Игорь. Кроме артистов, у нас были и осветители, и костюмеры, и швеи, и гримёры, и визажисты, и компьютерщики, и инженеры, поэтому никто и не спрашивал, чем именно мы занимаемся. Раз нас взяли, значит, мы зачем-то нужны.
   Уже через неделю мы получили сообщение от нашего Крона, что первое пробное жертвоприношение нам предстоит провести через три недели. Пришлось поставить срочную задачу сценаристам и организаторам праздника.
   Все правительства, поняв, что никакими войсками одолеть пришельцев не удастся, распустили военных по домам. Синюки перестали организовывать свои пиршества самостоятельно и ожидали кормёжки от людей. Теперь жертв должны были выбирать новые Жрецы. Для первой жертвы мы получили задание найти шесть человек. Мы съездили в Сараево, переоделись в жреческие костюмы и выкрасили лица синей краской, наняли там небольшой вертолёт и попросили, чтобы нам выдали из тюрьмы шесть заключённых.
   - Это же не гуманно! - Воскликнул начальник тюрьмы, когда узнал, для чего они нам нужны.
   - А гуманнее будет, если Кроны будут сами выхватывать жертв из населения? Ведь в их число могут попасть и члены вашей семьи!
   - Нужен закон о жертвоприношениях! - Не унимался начальник.
   - Ну, так примите такой закон! - Не выдержал Валерка. - Пока вы тут в гуманизм играете, никто не застрахован от роли жертвы!
   Начальник тюрьмы выдал нам шестерых особо опасных преступников, написав в своём журнале: "Переведены в другое место", а сам побежал к бургомистру. Власти всей Западной Европы, связавшись по интернету, совещались не долго. Уже через пару дней такой закон был составлен и опубликован во всех средствах массовой информации. Не знаю, какие законы писали в других странах, но здесь в число жертв попадали любые преступники, хоть злостные, хоть слегка нарушившие общепринятые правила, а также наркоманы и алкоголики - всё равно они находятся под кайфом.
   Забегая наперёд, скажу, что во всём мире установился невиданный ранее порядок. За любое самое незначительное нарушение можно было попасть в тюрьму, а оттуда - на обед пришельцам. Преступления просто прекратились, все старались жить "по закону", полиции всё труднее было находить "оступившихся".
   Утвердив сценарий первого жертвоприношения, мы разрешили репетиции. Весь храмовый городок кипел с утра до ночи. Осветители и светосценаристы, поселившиеся в доме напротив, устанавливали прожекторы вокруг пирамиды и на крышах соседних домов. Наша крыша тоже была задействована. Чтобы никто не мог проникнуть в нашу частную жизнь, пришлось отгородить одну из лестниц для светотехников, сделав для них отдельный вход.
   И вот настал день Х. С утра мы по подземному ходу перебрались в пирамиду и там уже переоделись и выкрасились, превратившись в Жрецов. Заключённые находились в помещениях первого яруса и ожидали своей участи, попивая пиво с наркотическими добавками. С утра на зов Кронов в городок, который местные стали называть просто Храм, начали прибывать зрители из разных городов и поселений. Ровно в одиннадцать часов началось праздничное карнавальное шествие... Музыка, песни, танцы, представления сменяли друг друга до самого вечера. А в семь часов вечера в лучах прожекторов и лазеров, создающих великолепные узоры светового шоу, на верхнюю площадку пирамиды опустился наш новый бог - Крон Кали-Ка...
   Само жертвоприношение прошло для меня, как в тумане. Я делала всё автоматически, так же, как на тренировке с баранами. Единственное, что я привнесла нового - это весёлое пение, заглушающее мои мысли, на случай "подслушивания" их Кроном - спасибо предку! Навязчивый мотивчик с повторяющимися по кругу словами не давал крамольным мыслям выбраться на поверхность сознания. Так же, как и в Камбодже, выпить оставшиеся чаши крови мне помогли Валерка и Игорь. Так же, как и там, Инна только подавала и мыла чаши и инструменты, оставаясь в верхнем помещении и не выходя на площадку пирамиды. Крон Кали-Ка был доволен и плясал над трупами неистово и долго. Наконец он сбросил мёртвые тела со ступеней пирамиды, и позвал меня с помощниками в помещение верхней террасы. Там он объявил, что будет являться в наш Храм по средам каждой шестидневной недели. В другие дни он будет посещать другие Храмы. Кали-Ка настолько понравилось наше световое шоу, что он назначил время жертвоприношений на вечер. Будничные его трапезы должны были состоять из двух крупных животных в одну среду и из двух человек в следующую - и так по очереди. Затем со звоном колокольчиков и цепей он исчез...
   Мы так и остались сидеть в оцепенении.
   - А зачем ему животные? - Прервала наше молчание Инна.
   - Если ты всё время будешь питаться пирожными, тебя и на хлеб когда-нибудь потянет. - Ответил Игорь.
   - Ладно, хватит сидеть! - Встал Валерка и направился к лифту. - Праздник ещё продолжается, надо посмотреть, как там трупы...
   Разумеется, трупы принесённых в жертву никто есть не стал. По нашей задумке, они были отданы родственникам для захоронения. Как ни странно, праздник настолько понравился людям, что они праздновали до самого утра. Помогал в этом и бесплатный разлив пива и вина на каждом углу - алкогольные продукты теперь были неотъемлемым атрибутом всех Храмовых празднеств.
  ***
   А потом начались Храмовые будни. Окрестные сёла установили очерёдность поставок нам скота: коров и быков, овец, баранов и коз, коней и свиней. Тюрьмы поставляли заключённых. С помощью интернета мы связывались со всеми Жрецами и даже создали свой сайт. Синюков наши средства информации не интересовали, поэтому мы могли там обсуждать любые проблемы. Воспользовавшись моим опытом, все Жрецы заказали у поэтов и композиторов простенькие песенки и пели их при общении с Кронами если не вслух, то хотя бы про себя.
   Чем вообще жили Кроны, мы так полностью и не поняли. Ну, питались они животными и людьми, иногда поедали своих. Ну, наевшись, любили потанцевать. Ну, устраивали охоту на крупных животных, причём пользовались при этом только уже известными нам инструментами, которые у них назывались столовыми приборами. Кроме мирно пасущихся на полях домашних, они загоняли и диких животных: лосей, оленей, зубров, кабанов, слонов, жирафов, зебр, китов, дельфинов, акул... Но убивали ровно столько, сколько могли съесть. Иногда на несколько месяцев они все одновременно куда-то исчезали, наверное, путешествовали в Космосе. Тогда они брали с собой "консервы" - замороженных людей из криоцентров. По их прибытии криоцентры снова пополнялись, причём сотрудники должны были теперь этим заниматься сами, получая взамен иммунитет.
   Из генных "воспоминаний" мы узнали, что даже когда древние победили богов, за сотни и тысячи лет их "покровительства" многие жрецы настолько привыкли к жертвоприношениям, что отказаться от них уже не могли. Они продолжали эту практику на протяжении нескольких тысячелетий уже в отсутствие Кронов, убеждая подданных, что те существуют. Необходимо было заранее подготовиться к таким последствиям жреческой службы, поэтому мы создали Службу Психологической Помощи Жрецам, услугами которой пользовались время от времени уже сейчас.
   Древние "подсказали", что одолеть Кронов можно будет лишь тогда, когда Кроны-Отцы, опасаясь растущей силы своих детей, решат их съесть, родив им на смену новых, молодых, а потому и менее опасных детей. Осуществлять жертвоприношение Кронов-Детей должны будут самые искусные Жрецы.
   Все большие праздники жертвоприношений теперь транслировались по телевидению. Синюкам этот новый вид развлечений очень понравился и они дали телевизионщикам иммунитет. Те, обрадовавшись, создали несколько специальных каналов, занимающихся лишь освещением жертвоприношений в Храмах всего мира. Был объявлен даже конкурс на лучшее жертвенное представление и лучшую команду Жрецов. Причём наиболее весомыми голосами считались голоса самих Кронов. Кроны-Отцы бывали в Храмах-победителях чаще, чем в других и добавляли им дополнительные баллы. Постепенно вырисовывалось двенадцать лучших команд мира, и моя была в их числе.
  ***
   Через полтора года наш Кали-Ка объявил, что на Новый год, то есть на День Весеннего Равноденствия моя команда, признанная одной из лучших в Западной Европе, отправится вместе с ним на Собрание в Камбоджу. Это был шанс.
   Сценаристы и режиссёры, связавшись со своими лучшими в мире коллегами, принялись за написание общего сценария, артисты репетировали, осветители и техники готовили декорации - работали все. В "командировку" я брала ограниченную группу: всего двенадцать танцоров, небольшой коллектив музыкантов и певцов, техников-осветителей, гримёров и костюмеров. По столько же брали и другие двенадцать лучших Жрецов, в тайне от всех разрабатывая план уничтожения инопланетных захватчиков.
   А потом мы полетели в Камбоджу к пирамидам хозяев планеты устраивать им Великий Праздник. В первый день мы организовали представление с животными и людьми. Пятиметровые Кроны Гер и Зев сидели на золотых тронах, стоящих рядом на Большой пирамиде. Их двухметровые дети, как зрители, устроились на три ступени ниже. Музыканты заняли ступени ещё ниже, образовав сводный оркестр. Певцы, вооружённые микрофонами, стояли у подножия пирамиды. Множество людей сидели и стояли на бетонных кубах-домах, в переулках и по краям площади.
   Мы, все двенадцать Жрецов, восседали на слонах, шествовавших в колонне других животных, украшенных сложными украшениями из перьев и цветов, между которыми выделывали замысловатые движения танцовщики и танцовщицы в неимоверно ярких нарядах. Нам надо было продемонстрировать полную лояльность, неимоверный восторг и безграничное обожание к нашим Богам. Судя по их высунутым языкам и блаженным лицам, праздник удался. Гер и Зев съели сердца и мозги двенадцати слонов, двенадцати зебр, двенадцати крокодилов и двенадцати кенгуру, запив всё это кровью. Кроны-Дети не ели ничего. После сытой пляски обескровленные тела животных были отданы людям, которые тут же развели на площади костры и принялись их жарить. Сегодня мы поужинали слонятиной.
   На второй день артисты устраивали различные представления, было много песен и танцев, вино и пиво лились рекой, все веселились и ожидали чего-то необычного. Жертвоприношение Кронов-Детей было назначено на восемь часов вечера. Когда Солнце спряталось за деревьями, среди факелов в полутьме вдруг замелькали прожектора светового шоу и в их свете на площади появились восемнадцать Кронов, каждого из которых, взявшись за их нижние руки, выводили по две танцовщицы. Они и расставляли их в танце по площади - один маленький круг из шести Кронов Зева и один большой из двенадцати Кронов Гера. Самым главным оформлением этой трапезы был необычайно яркий и красочный концерт.
   А для самого жертвоприношения мы не стали придумывать ничего нового, сделали всё так же, как они показывали полтора года назад. Когда Кроны-Отцы, съев всех своих детей, пустились в пляс среди развешанных на верёвках их шкур и внутренностей, Жрецы и артисты единым хором под торжественно-весёлую мелодию пели хвалебную песнь в их честь, пряча за ней свои мысли. Мы тоже пританцовывали, подражая Синюкам, но скорее от нетерпения, чем от радости. Богов-пришелтцев осталось на Земле всего двое и они вот-вот должны были уснуть...
   Уснули они далеко за полночь, каждый в своей пирамиде. Детей-конкурентов уже не было, а нас они не боялись. Разве может еда съесть Бога? И хотя в наших головах всё сильнее раздавался именно этот клич: "Съесть Бога! Съесть Бога!", есть мы их, конечно же, не стали. Шестеро из нас занялись Гером, шестеро - Зевом. Действовали все очень быстро и согласованно. Почти одновременно были вынуты все их сердца и мозги и тут же брошены в костёр. Агонизирующие тела мы порезали лазерными ножами на куски и отправили туда же. До самого утра мы стояли над кострами, следя за тем, чтобы от Кронов ничего, кроме пепла, не осталось...
  
  Эпилог.
   Через некоторое время мы вернулись в свой родной город. О том, что мы были Жрецами, здесь никто не знал. Как после длительного отпуска, я вернулась на свою работу. Дел было много - все сотрудники Криоцентра размораживали людей из подвала. Кроме того я получила новые идеи для своих генетических исследований.
   Как-то так получилось, что после пережитого мы с Валеркой уже не представляли жизни друг без друга, а поэтому стали жить вместе. Теперь он не ходил со мной на работу, а лишь встречал после неё. Свою детективную практику он бросил, зато занялся изучением памятников древности. Особенно его интересовали не раскопанные пирамиды Европы.
   Инна с Игорем, с которыми мы поддерживаем дружеские отношения, предложили сыграть сразу две свадьбы, отметив ими годовщину Победы. К этому времени у них должен будет появиться ребёнок.
   Хотя население Земли и поредело, кое-что стало и положительным: прекратились войны, уменьшилась преступность, появилось много новых объектов для туризма. Инженеры изучают космические корабли и их оборудование, генетики копаются в геноме пришельцев, надеясь найти секрет бессмертия, археологи раскапывают всё новые и новые пирамиды по всему миру, историки переписывают историю... А всё человечество сплотилось, понимая, что Кроны, или ещё кто-нибудь им подробный, могут прилететь к нам снова и им надо будет дать достойный отпор.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"