Гайдученко Галина Викторовна: другие произведения.

Эснэ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    До пенсии ещё далеко, а с работы уволили. Куда пойти пожилой женщине? Конечно же, в модели! И всё бы хорошо, если бы студия, в которую я попала, не была замешана в криминале...


   До пенсии ещё далеко, а с работы уволили. Куда пойти пожилой женщине? Конечно же, в модели! И всё бы хорошо, если бы студия, в которую я попала, не была замешана в криминале...
  
  
   ЭСНЭ

ПОВЕСТЬ

(31 июля 2017 года)

  

*1*

   Меня уволили с работы. Нежданно-негаданно, но и я попала под сокращение. "Проработала на одном месте двадцать четыре года - и на тебе! А до пенсии ещё целых двенадцать лет... Где искать работу?.. Особенно трудно искать работу, когда и работать-то вовсе не хочется... По видимому, и сегодняшний день окажется напрасной тратой макияжа." - Я шла по весенней улице, освещённой ярким и весёлым майским солнцем, и разглядывала все попадавшиеся по пути объявления и вывески. В голову лезли безрадостные мысли: "Оказывается, в городе больше всего банков и аптек. По-видимому, люди только и делают, что берут кредиты и лечатся. Взял кредит - и в аптеку. А ещё очень много разных кафешек и забегаловок. Значит, сначала - в банк за деньгами, потом можно покушать, а после такой еды и нервов по поводу кредита - в аптеку... Выложил все деньги на лечение - и опять в банк за кредитом... Хотя, если нигде не работаешь, то и кредит не дадут... Тогда и в банк, и в аптеку идти бесполезно..." - Тут в голову пролезло выражение Коко Шанель: "Всё в наших руках. Поэтому их нельзя опускать!" - "Что, вот так и ходить всё время с поднятыми вверх руками?" - Я непроизвольно подняла руки вверх, и тут же в них мне кто-то прямо на ходу сунул бумажку. Это оказался глянцевый буклет чёрного цвета, на котором светились ярко жёлтые большие буквы: "ЭСНЭ". Что такое "ЭСНЭ"? Я развернула буклет: на первой странице объяснялось, что "ЭСНЭ" - это Экспериментальная Студия Ногтевой Эстетики, которая приглашает на работу женщин и девушек в возрасте от 18 до 68 лет в качестве фото-моделей для демонстрации творчества дизайнеров ногтей. На второй странице помещалось несколько фотографий: портрет молоденькой девушки, рукой поправляющей причёску с фантазийной росписью и стразами на ногтях; портрет женщины средних лет, рукой держащейся за серёжку в ухе, ногти которой были оформлены микроскульптурой с блестящими камнями; и портрет очаровательной старушки, надевающей очки, пальцы которой, украшенные кольцами, также были расписаны замысловатым маникюром. Третья страница приглашала всех желающих на кастинг с указанием адреса и времени его проведения. Мысли сразу же потекли по другому руслу: "Может, мне до пенсии поработать моделью?" - И я сразу же увидела себя на подиуме во вспышках камер, развалы журналов с моим лицом на обложках, турне по разным странам, отели, пляжи, бассейны... "Ага, модель под пятьдесят!" - все пляжи-отели и подиумы-журналы свернулись в трубочку и загорелись синим пламенем. "Хотя, там ведь и старушка была..." - из потухшего пламени потянулась голубая струйка дыма, постепенно свернувшаяся в сердечко. - "Чем чёрт не шутит, может, мне и повезёт? А не попаду в модели, так может у них для меня другая работа найдётся..." - Сердечко превратилось в мокрую тряпку на швабре и сунулось мне в руки. - "Была - не была! Послезавтра еду на кастинг!" - Я в мыслях отбросила ногой ведро с водой, оседлала швабру и решительно полетела домой.

*2*

   Выйдя на последней остановке автобуса, я посмотрела на часы - девять тридцать шесть. До кастинга ещё двадцать четыре минуты. "Какая я пунктуальная!" - мысленно похвалив себя, я огляделась. Город здесь заканчивался, дальше тянулись гаражи, какие-то ангары и контейнеры. В буклете было написано, что надо пройти мимо гаражей направо примерно восемьсот метров до красной калитки. Пожав плечами, я пошла вдоль гаражей, старательно обходя ямы и колдобины, чтобы не испортить новые туфли, вытащенные мной из коробки по случаю кастинга. Действительно, вскоре гаражи закончились и за ними потянулся высокий серый забор с новенькой металлической калиткой, окрашенной свежей ярко-красной краской. Я остановилась перед калиткой и тронула её пальцем - палец слегка прилип, но остался чистым, краска уже почти полностью высохла. Стучать в такую калитку не хотелось. Я отошла от неё на пару шагов назад и тогда заметила, что справа от калитки, прямо на заборе установлена маленькая видео камера, а под ней - кнопка. "А для чего на заборе кнопка? Правильно! Чтобы на неё нажать!" - и я решительно придавила кнопку пальцем.
   Почему-то мне захотелось сыграть на кнопке какую-нибудь мелодию, и я стала отстукивать пальцем "Калину" Софии Ротару. Не успела я отстучать первую строчку, как над калиткой что-то щёлкнуло и металлический голос настороженно спросил:
   - Кто там?
   - Я, - честно ответила я.
   - Кто я? - Поинтересовался голос.
   - Ваша будущая модель! - Вызывающе подбоченившись для храбрости заявила я.
   - А, так вы на кастинг?! - В металлическом голосе послышалось облегчение.
   - Да, хотя он мне и не нужен. Вы меня и так сразу же возьмёте. - На нервной почве меня понесло.
   - Ну, тогда заходите. - И калитка сама распахнулась, приглашая меня войти.
   Как только я вошла за забор, калитка сразу же снова захлопнулась. "Как мышка в мышеловке" - подумала я о себе, но всё же храбро стала оглядываться, переминаясь с ноги на ногу. Я стояла на бетонированной дорожке, с обеих сторон которой разлёгся ровный широченный газон. Кое-где по газону были раскиданы небольшие живописно подстриженные кустики. Газоны упирались в два симметрично расположенных, практически одинаковых металлических ангара, а дорожка вела к расположенному между ними двухэтажному кирпичному коттеджу с большим крыльцом-верандой, над которым нависал балкон, увитый плющом. "Думаю, мне надо в дом" - сделала я вывод, не заметив в торцах ангаров ни окон, ни дверей, и бодро отстукивая каблуками всё ту же "Калину" направилась прямо по дорожке.
   Войдя в дверь дома, я очутилась в просторном холле, уставленном креслами и диванами, на которых уже сидело около двадцати - двадцти пяти представительниц женского пола и посматривали то на входную дверь, встречая новоприбывших претенденток, то на широкую дверь в конце холла по его центру. Все сидячие места были заняты. Я прошлась по холлу - справа и слева от него за высокими роскошными монстерами оказались две симметрично расположенные галереи с садовыми скамейками вдоль глухих стен и множеством цветов в горшках на полу у застеклённой стороны. На скамейках тоже сидели девушки и женщины разных возрастов, но тут были и свободные места. Я пошла в левую галерею, села напротив цветущего рододендрона, положила ногу на ногу и осмотрелась. Налево, сквозь разросшуюся монстеру просматривался холл; направо в конце примерно десятиметровой галереи располагалась лестница на второй этаж; прямо, за стёклами галереи росли фруктовые деревья, за которыми проглядывала серая стена ангара. Входная дверь в холле время от времени открывалась и впускала очередную "модель".
   Ровно в десять часов прозвучал звонок и почти все претендентки на роль моделей повскакивали со своих мест. Я тоже подошла поближе к холлу. Из центральной двери вышел молодой человек в элегантном чёрном костюме, рубашке персикового цвета и бордовом галстуке-ленте, перетянутом металлическим зажимом в виде волчьей головы с изумрудно-зелёными камнями вместо глаз.

*3*

   - Здравствуйте, милые дамы! - Театрально поклонившись на три стороны одной лишь головой начал распорядитель. - Сегодня нам надо выбрать всего пятнадцать моделей, с которыми мы сможем заключить контракт. По пять представительниц каждой группы: группа "Юность", группа "Зрелость" и группа "Элегантность". Наша видеокамера зарегистрировала семьдесят две претендентки, почтившие наш кастинг своим вниманием. Назначенное время наступило и мы начинаем!
   В холле и галереях слегка зашумели, кое-кто, расталкивая соседок локтями, двинулся к распорядителю, другие бросились вслед за ними, и на бедного парня покатила волна жаждущих прорваться женщин. Я решила переждать эту волну в сторонке и плотнее прижалась к кадке с монстерой.
   - Милые дамы! - Испуганно замахал на это "цунами" распорядитель, отступая на пару шагов к двери. - Не торопитесь! Сейчас к вам выйдут наши помощники и распределят вас по группам! - И он шмыгнул за дверь.
   Примерно через минуту дверь снова распахнулась и к нам вышли трое парней в одинаковых одеждах: чёрные брюки и жилетки с атласными спинами, оттеняемые белыми рубашками с закатанными рукавами и расстегнутыми верхними пуговицами. Парни быстренько поделили между собой холл и обе галереи и разделили нас на три группы. В каждой группе оказалось по двадцать четыре конкурентки разного возраста. "Почти по пять человек на место," - подумала я и с тоской посмотрела на потолок - "Прямо как когда-то в институт..." На потолке нашей галереи, выложенном гипсовыми плитами с орнаментом, располагался ряд люстр с хрустальными (или стеклянными?) подвесками, а в холле - одна большая люстра по центру и четыре таких же, как в галереях, по углам.
   Снова вышел распорядитель. Парни-помощники отделили по три кандидатки из каждой группы и те скрылись за таинственной дверью. Потянулись минуты ожидания. В конце галереи, прямо над лестницей, в потолке открылась одна из панелей и из образовавшейся ниши опустился телевизор. Такие же телевизоры появились и в холле, и в другой галерее. От нечего делать почти все уставились на экран.
   На экране показывали ролик о многообразии мира маникюра. В принципе, довольно познавательный ролик. К своим сорока восьми годам я знала о маникюре только то, что можно почистить кутикулу, подточить или обрезать ногти и покрыть их лаком. В последнее время я, правда, замечала на руках молодёжи какую-то роспись, но имела об этом весьма смутное представление. А здесь показали и различные способы росписи ногтей, даже небольшие сюжетные картины в миниатюре; и объёмные скульптурные композиции на ногтях - какие-то цветочки, веточки, жучки и что-то непонятно-фантастическое, раскрашенное красками и лаками; и аппликации на ногтях мини-копий известных мировых шедевров; и украшение ногтей стразами и драгоценными камнями. Все эти художества выполнялись на пальцах как рук, так и ног. Кроме того я узнала, что кольца, оказывается, можно носить не только на нижних фалангах пальцев, но и на ногтевой. На экране демонстрировались различные ювелирные украшения из золота, платины, серебра и их сплавов с замечательными камнями, которых в реальной жизни мне видеть не приходилось.
   Дверь выпустила первых трёх претенденток.
   - Ну как? Что там было? Вы прошли? - На вышедших со всех сторон посыпались вопросы.
   - Ой, ничего не знаем! - Стали те отбиваться от наседавших. - Сказали, что потом перезвонят.
   - Сами всё узнаете! Ничего страшного не было. - И первые испытуемые бросились к дверям.
   Ничего не объясняли и следующие "модели". Выйдя из таинственной комнаты, где проводился кастинг, они сразу же покидали холл. Я то ходила по галереи из конца в конец, то снова смотрела на экран, то рассматривала пейзаж за окном...
   Наконец, парень в жилетке отделил от ожидавших и меня. Мы вошли в центральную дверь и оказались в огромном зале, уставленном по периметру столами, ширмами, софитами, фото и кино камерами, компьютерами и какой-то аппаратурой на столах и множеством людей за ними. Окон в зале не было - голые оштукатуренные стены светло-серого цвета, две двери такого же цвета в конце боковых стен, три почти незаметные двери на противоположной от входа стене и множество ламп дневного света на потолке.
   Следить за всеми не было никакой возможности, потому что к нам подбежала девушка в джинсовом комбинезоне, вручила пластиковые файлы и ручки и, указав на стулья возле низких столиков, сказала:
   - Сначала заполните анкету, а потом, в порядке выполнения, обходите столы против часовой стрелки.
   Я села к столу и посмотрела на свой файл. Сверху на нём был приклеен лист бумаги, в верхнем левом углу которого были изображены большие цифры "37", а в правом красовался мой портрет: камера зафиксировала, как я, подбоченившись, стою перед калиткой. "Ну и глупый же у меня вид!.." - подумала я и принялась заполнять анкету, напечатанную под снимком.
   Фамилия, Имя, Отчество - Нестерова Елена Сергеевна.
   Возраст на данный момент - 48 лет.
   Образование - высшее.
   Место работы - безработная.
   Семейное положение - одинокая.
   Готова ли к командировкам - да.
   Заполнив анкету, я подняла голову и огляделась. Две претендентки - молоденькая девочка и седовласая статная дама уже сидели за другими столами и беседовали с экспертами. Я поднялась. Ко мне сразу же подбежала девушка в джинсе и повела к одному из свободных столов. И тут всё закружилось, как на карусели. За одним столом у меня осматривали руки, что-то измеряли, срезали с ногтей образцы и закрывали в пробирки; за другим то же самое делали с ногами; за третьим задавали множество вопросов. Потом фотографировали отдельно руки и ноги, заставляли делать ними различные движения, принимать разные позы. Потом фотографировали руки на фоне лица - то подперев ими голову, то поправив очки или волосы, то прикоснувшись к уху, то... И всё это в таком бешенном темпе, что сосредоточиться было просто невозможно. На каждом этапе эксперты что-то вносили в компьютер, что-то записывали на каких-то карточках, в углу которых стоял мой номер - 37, так что мой файл становился всё толще и толще. Описав полный круг по кастинговому залу, я снова оказалась вблизи широкой входной деревянной двери. Тут же рядом со мной как из под земли возникла джинсовая девушка.
   - Так... Тут уже всё?... - Она выхватила из моих рук разбухший файл и быстро просмотрела его содержимое. - Всё! Можете идти домой. Вам потом перезвонят! - И она снова куда-то улетела, унося с собой мой заполненный файл.
   В растерянности я вышла в холл и некоторое время стояла слегка ошарашенная. Не прошедших кастинг претенденток оставалось уже меньше половины. Они только вопросительно подняли на меня глаза, но уже никто с вопросами не подходил. Я неопределённо пожала плечами и направилась к выходу.

*4*

   Домой я вернулась уже вечером. Во всём теле чувствовалась неимоверная усталость. Чтобы снять напряжение, я отправилась в ванну, набрала побольше воды, взбила густую пену и утонула... Проснулась я, когда вода в ванне уже заметно остыла. "Пора ложиться спать," - подумала я, вылезла, вытерлась и отправилась в постель.
   Несколько дней никаких известий о том, прошла ли я кастинг в это "ЭСНЭ" я не получала. Никаких звонков, никаких письменных сообщений. И обратиться некуда - на рекламном буклете не было телефонного номера, а там я не спросила.
   "Ну что ж, наверное, снова надо отправляться на поиски работы", - подумала я, заглядывая в пустой холодильник и тщетно пытаясь найти там что-нибудь съедобное. Всё съедобное куда-то испарилось. Желудок возмущённо заурчал. Я вспомнила, что из-за кастинга вчера совершенно ничего не ела и отправилась инспектировать кошелёк. Пересчитав все бумажки и копейки, я составила список того, что могла на них купить: пачку кефира, небольшую булочку, пару помидоров и кусочек колбаски. "Если сегодня я не найду работу," - мысленно обратилась я к окну, - "то придётся идти к бомжам". - Окно ничего не ответило.
   И тут зазвонил телефон!!!
   - Елена Нестерова? - Спросил женский голос в трубке.
   - Да.
   - Вы прошли кастинг в студию "ЭСНЭ".
   - Правда?
   - Если вы ещё не передумали у нас работать, то приезжайте сегодня к двенадцати часам для заключения контракта.
   - Туда, где проводился кастинг?
   - Да. И прихватите с собой паспорт. - Голос отключился.
   Быстренько приведя себя в порядок и бросив паспорт в сумочку, я помчалась к остановке. По дороге купила прямо на улице пирожок и стаканчик кофе и влетела в отходящий уже автобус. Плюхнувшись на свободное сиденье я, не чувствуя никакого вкуса, занялась уничтожением своего завтрака. Мыслей в голове не было никаких.
   На последней остановке вместе со мной из автобуса вышли ещё несколько женщин и направились в ту же сторону, что и я. "Наверное, их тоже отобрали", - подумала я и прибавила шагу. Возле красной калитки уже стояла одна совсем молоденькая девушка в микроюбке по самое "не балуйся". Завидев нас, она поспешно нажала кнопку и калитка распахнулась. Девушка шмыгнула в неё. Впереди идущая бодрая старушка с палочкой подбежала и придержала дверь, чтобы та не закрылась. Тут подошла и я, а за мной ещё трое. Мы все вошли в калитку и пошли к коттеджу.
   В холле уже сидело пятеро соискательниц работы. Одна совсем молоденькая девушка была в инвалидной коляске. "Неужели и её отобрали? А что, если руки и ноги у неё красивые, то какая разница, может ли она ходить?" Мы расселись на свободные кресла и диваны. В течение десяти минут в холл вошли ещё четыре женщины. "Ровно пятнадцать человек," - мысленно пересчитала я всех присутствующих и посмотрела на часы. Было без трёх минут двенадцать.
   Ровно в двенадцать раздался звонок и в холл вышел вчерашний распорядитель.
   - Я вижу, все в сборе, - С радостной улыбкой обратился он к нам. - И мы можем приступить к заключению контрактов. Чтобы не возникало никаких вопросов, для начала скажу несколько слов. Думаю, нам будет удобнее общаться за круглым столом.
   Тут же из обеих галерей вышли вчерашние парни-помощники и, составив из секций огромный круглый стол, придвинули к нему кресла и пригласили нас занять новые места. Мы расселись за столом, распорядитель стал у стола спиной к двери, ведшей в кастинговый зал, и начал свою речь:
   - Милые дамы! Я рад сообщить вам, что вы все прошли очень сложный отбор и можете стать модельными представительницами нашей Экспериментальной Студии Ногтевой Эстетики!!! - Мы захлопали в ладоши, а распорядитель поклонился на три стороны.
   - Работа предстоит и сложная, и интересная! У нас будет множество съёмок, показов, экспозиций! Мы будем путешествовать по разным городам и странам! Сниматься для журналов, роликов и фильмов! Всех вас ждёт неимоверный успех! И, конечно же, достойная зарплата!!! - Мы воодушевлённо переглянулись и заёрзали в своих креслах. "А вот об этом хотелось бы поподробнее" - подумала я.
   - Но есть и некоторые нюансы. Из-за очень напряжённого графика работы жить вам придётся здесь, у нас. - Среди нас почувствовалось некоторое волнение.
   - У нас на втором этаже для вас приготовлены жилые комнаты - каждой отдельная, с собственным санузлом, но с одной общей кухней и столовой. Если хотите, мы их можем осмотреть прямо сейчас. Или всё же дослушаете информацию до конца? - Мы стали переговариваться и пришли к заключению, что сначала имеет смысл дослушать всё до конца.
   - Сегодня, после заключения контракта вы сразу же получите на свои счета по пять тысяч гривен, - мы радостно переглянулись и воодушевлённо подались к ведущему.
   "А в чём же подвох?" - подумала я, - "Не может же всё быть так хорошо..."
   - После подписания контрактов мы проведём для вас экскурсию по территории, покажем ваши комнаты, и вы сможете поехать домой, чтобы сообщить родственникам и друзьям об отъезде в командировку, собрать вещи, решить какие-то неотложные дела.
   "То есть, нас не арестовывают" - пронеслась мысль облегчения.
   - На все ваши дела мы вам даём... - Распорядитель обвёл нас задумчивым взглядом. - Сегодня вторник... Пусть будет почти неделя! В следующее воскресенье мы вас будем ждать здесь ровно к девяти часам утра! Согласны? - Мы дружно выразили своё согласие.
   - Тогда приступим к подписанию контрактов!
   Парни в жилетках раздали нам всем по папке с документами. Из них я узнала, что меня зачислили в группу "Зрелость" и я обязуюсь работать на объединение "ЭСНЭ" не менее года с возможностью дальнейшего продления контракта. Затем я подписала акт о выдаче мне аванса в размере пяти тысяч и тут же, с помощью ноутбука парень зачислил на мой счёт эти деньги. Почти моментально я получила СМСку о зачислении этой суммы.
   "Ура!!! У меня есть деньги!! Теперь-то я смогу покушать!"
   Потом подписала бумагу о том, что согласно контракту, моя зарплата будет составлять десять тысяч гривен, плюс бесплатное жильё, плюс готовое питание. Рабочая неделя при этом устанавливалась с одним выходным днём и ненормированным графиком работы.
   В свою очередь я обязывалась выполнять все требования студийников, специалистов, художников, фотографов и так далее по работе, быть готовой к переездам, к занятиям спортом и уходу за лицом, руками и ногами, да и вообще за всем телом, а также не разглашать секреты "ЭСНЭ".
   Подписав всё это, мы отправились на экскурсию.

*5*

   Сначала нас завели в зал, в котором несколько дней тому назад проходил кастинг. Теперь здесь стояли диваны, кресла, столики, на стенах в разных концах огромного зала висело несколько телевизоров, у одной стены был устроен компьютерный уголок, у другой - небольшая библиотека, на одном из столов были сложены шахматы, домино, карты, монополия и ещё какие-то настольные игры.
   - В этом зале вы сможете проводить свободное время и общаться, - развел руками распорядитель.
   - А как к вам обращаться? - Спросила седая с фиолетовым оттенком женщина, протирая носовым платком очки.
   - Зовите меня Игорь, - и он расплылся в широкой улыбке. - Ну а друг с другом вы познакомитесь постепенно.
   Потом мы вышли в галерею и по лестнице поднялись на второй этаж. Для девушки на коляске Игорь открыл небольшую дверь в конце зала, за которой оказался грузовой лифт. Старушка с палочкой сразу же протиснулась в кабинку вслед за коляской и нажала кнопку. Когда мы поднялись на второй этаж, эти две "модели" уже встречали нас.
   - Здесь располагаются ваши комнаты, кухня и столовая. Все комнаты одинаковые, сейчас мы посмотрим одну.
   Вдоль длинного двухметровой ширины коридора с обеих сторон располагался ряд дверей с номерами от одного до шестнадцати. Игорь открыл одну из них и мы заглянули в номер. Прямо за дверью находился небольшой тамбур - полтора на метр, из которого дверь налево вела в санузел: ванна, унитаз и умывальник, а дверь прямо - в комнату два сорок на три метра. В комнате стояла кровать, шкаф, стол и два стула. Широкое окно с застеклённой дверью выходило на лоджию - два сорок на полтора метра, - на которой стоял небольшой пластмассовый круглый столик и два пластиковых кресла.
   - Ни фига себе! Прямо как на курорте! - Воскликнула девушка в серых шортах и розовой майке со стразами.
   - Как филолог и переводчик, - тут же отозвалась старушка с седыми сиреневатыми крупными буклями, - могу перевести: "Ни фига себе" означает "Я в восхищении!"
   Девушка фыркнула, но не нашла что ответить.
   - У всех будут такие комнаты? - поинтересовалась миловидная слегка полноватая блондинка несколько за тридцать.
   - Да, все номера одинаковые, разве что расположение может быть у некоторых зеркальное.
   - А где же стирать? Ведь у нас у всех есть свои вещи. Стиральная машина у нас будет? - Стала наседать на Игоря дама среднего возраста в соломенной бледно зелёной шляпе.
   - Конечно, конечно! Не беспокойтесь! Всё у вас будет - и стиральная машина, и микроволновка, и плита , и духовка, и чайник с тостером - любой каприз! Давайте пройдём сюда и я вам всё покажу!
   Игорь указал рукой в другой конец коридора, в котором находились четыре двери. За одной оказалась просторная кухня с несколькими плитами, холодильниками, рабочими поверхностями. За второй - несколько стиральных машин и глубоких раковин для ручной стирки, а также гладильные доски с утюгами. В застеклённом шкафчике виднелись моющие средства. За шкафом стояла парочка вёдер со швабрами и три пылесоса. За третьей дверью был лифт, а за четвёртой оказалась столовая. Кроме большого серванта с посудой и телевизора на стене здесь стояло три больших круглых стола, к каждому из которых было придвинуто по пять стульев. Столы были накрыты. Чего только на них не было! После моей вынужденной диеты всё то, что я увидела, заставило меня мысленно облизнуться и сделать прыжок пантеры. На самом деле у меня просто слегка подкосились ноги и я прислонилась к дверному косяку, не сводя глаз с ближайшего стола.
   - Мы приготовили для вас небольшой фуршетик, - Игорь повёл рукой на столы. - Давайте сразу же рассядемся по группам: за этим столом сядут дамы элегантного возраста - от сорока пяти и выше, за этим - зрелые дамы от двадцати восьми до сорока пяти, а за этим - юные барышни от семнадцати до двадцати восьми. Прошу распределиться по этим категориям.
   Я пошла к дальнему столику для дам элегантного возраста. Но тут произошла заминка. К этому столу нас подошло не пятеро, а шестеро. Кому-то места не хватало.
   - Что такое? В чём дело? - Подошёл к нам Игорь.
   - Да вот, мест не хватает... - Растерянно пробормотала я.
   - Сейчас, сейчас, - Игорь вынул из кармана смартфон и быстренько забегал по нему пальцами. - Так, так... - Он поднял глаза и обежал нас взглядом. - Вы Елена Нестерова? - Обратился он ко мне.
   - Да.
   - Вам надо за другой столик, для зрелых дам.
   - Но мне ведь сорок восемь лет...
   - Поздравляю вас, вы великолепно выглядите, и мы определили вас в другую категорию! Пройдёмте! - И он проводил меня к другому столу.
   Женщины среднего возраста уже уселись за стол и даже начали есть. Один стул оказался свободным, на него я и села.
   - Ну что ж, я вас оставлю, - оглядев столовую, сказал Игорь, - А вы пока можете познакомиться друг с другом. - И он вышел.
   Я набросилась на еду. Несколько дней вынужденного голодания заставили меня попробовать всё, что находилось на столе: и куриные шашлычки, и корзиночки с красной икрой, и рулетики с сырно-чесночной начинкой, и канапешки с мясом-колбасами, и различные салатики, и пирожки с капустой и повидлом, и селёдочку, и картошечку, и... Центр стола за специальные ручки можно было вращать и все блюда оказывались прямо передо мной. Я накладывала их содержимое на свою тарелку, стоящую на неподвижной части стола и ела, ела, ела... А ещё запивала - различными соками: яблочно-виноградным, манговым, томатным, а потом снова по кругу... Через некоторое время я смогла оглядеться и заметила, что дамы за моим столом уже отложили вилки и начали общаться.
   - Неплохой приём, - сказала полная блондинка. - Интересно, нас так будут кормить всё время, или только сегодня?
   - Что-то слишком хорошо всё начинается. - Заметила серая мышь с потухшим и каким-то затравленным взглядом. - Как бы чего не вышло...
   - Бесплатный сыр бывает только в мышеловке! - Авторитетно констатировала дама в зеленоватой шляпе. - Кстати, думаю, что пора познакомиться. Раз уж мы все относимся к одной возрастной категории, предлагаю обойтись без отчеств. Меня зовут Вера, мне сорок два года, я педагог.
   - А меня Лида! И мне тридцать три. По образованию я инженер, но работала продавцом в магазине. - Сразу же отозвалась блондинка. - А вас? - Она выжидающе посмотрела на остальных.
   - Лена, библиотекарь. - Сказала я, отведя стакан с манговым соком ото рта.
   - Света, тридцать девять лет, домохозяйка. - Вздохнув, назвалась мышь.
   - Таня, музработник, тридцать шесть лет, - приподнялась на стуле и кивнула головой тощая, но симпатичная брюнетка с короткой стрижкой.
   - Раз уж я тут самая старшая, - взяла быка за рога педагогичка, - предлагаю назначить меня старостой группы.
   - Вообще-то, самая старшая здесь я. - Подняла я голову, благополучно припрятав в сумочку парочку пирожков. - Мне сорок восемь. Но я старостой быть не хочу.
   - Сорок восемь?! Не может быть! - Встрепенулась музыкантша. - Я думала, что мы с вами ровесницы.
   - Н-да... - Задумчиво протянула училка. - Так как насчёт старосты?
   - Мне всё равно, - пожала я плечами, высматривая, что бы ещё можно было положить в сумочку.
   - А зачем нам староста? - Поинтересовалась полненькая Лида.
   - Ну, мало ли что, - замямлила Вера, - раз есть группа, то должна быть и староста. Чтобы всё было под контролем.
   - Да пожалуйста! - Воскликнула Таня. - Мы не против, правда? - Она обвела нас глазами.
   Кто кивнул, кто пожал плечами, и вопрос был решён. В это время за столиком молодёжи раздался громкий смех. Все повернулись туда и уставились на то, как наши юные коллеги просто покатывались от смеха: одна перегибалась пополам и хваталась за живот; вторая упала лицом на стол и вздрагивала от приступов хохота; третья вообще ползала на четвереньках под столом и никак не могла подняться; четвёртая, похихикивая, пыталась вытянуть её от туда; а пятая просто ржала, как лошадь, откинувшись всем телом на спинку стула и свесив руки вниз.
   Выяснить, что же вызвало такую бурную реакцию, мы не успели, потому что в столовую вошёл распорядитель и предложил продолжить экскурсию. Следующим объектом нашей экскурсии оказался ангар, расположенный слева от входа в дом. Среди фруктовых деревьев заблестело зеркало воды. Обойдя небольшой бассейн, метров двадцати в длину и метров шести в ширину, мы двинулись к середине ангара и остановились перед дверью, расположенной напротив застеклённой галереи дома.
   - Здесь у нас расположены склады и лаборатории, - вещал Игорь. - Заходить сюда нельзя, но сегодня можно. - Из коридора, разделяющего ангар на две половины, он открыл дверь направо. - Здесь хранятся разные лаки, растворители, порошки для ногтевой скульптуры, сейфы с украшениями и стразами, косметика, кремы, пудры и так далее.
   Из- за стеллажа с какими-то банками вышел импозантный мужчина в костюме и рубашке без галстука. Его карие глаза смотрели уверенно, вызывающе и как-то... нагло, что ли? Великолепная стрижка, чёрные с лёгкой проседью волосы. "Прямо мачо с киноэкрана", - подумала я.
   - О! Разрешите представить - наш директор по поставкам Альберт Борисович! - Представил нам этого мачо Игорь.
   - Можно просто Альберт, - склонил голову директор. - Н-да, я заведую всем этим хозяйством. - И он обвёл рукой всю ангарную панораму.
   - А зачем так много? - Удивилась масштабам склада старушка с палочкой.
   - Наша студия работает не только здесь. У нас есть целая сеть салонов по всей стране, куда мы и поставляем необходимые материалы. Кроме того, мы продаём готовую продукцию и в магазины, и в другие студии. Так что, то, что к ангару будут подъезжать фуры и грузовики, вас не должно удивлять... Мы вам показываем это всё, чтобы у вас потом не возникало лишних вопросов. Вопросы есть?
   - Есть! - Вперёд вылезла длинноногая девчонка в шортах. - А вы женаты?
   - Разумеется, моя жена - хозяйка и творческий директор студии ЭСНЭ.
   - Ой!.. - Девчонка стушевалась и постаралась спрятаться за спины остальных.
   - А вот здесь расположены наши лаборатории! - Игорь повёл нас во вторую половину ангара, уставленную столами с мензурками, колбами, штативами, микроскопами и другой химической белибердой. За столами сидело несколько человек в белых халатах. "Прямо, как в кино про подпольный завод наркотиков", - пронеслась в голове шальная мысль.
   - Наши химики колдуют над новыми составами для ногтевой эстетики и мешать им нельзя. Вот поэтому в дальнейшем вход сюда для вас будет воспрещён! - Подвёл итог наш экскурсовод и вывел нас из ангара.
   Выйдя на солнышко, мы пошли вокруг дома. Впереди, как ни странно, бодро семенила старушка с палочкой, замыкала нашу группу колясочница, которой время от времени помогала "серая мышь" с затравленным взглядом. Перед другим торцом дома, так же, как и перед тем, что находился напротив красной калитки, располагалось полукруглое крыльцо с балконом над ним. Перед крыльцом тоже раскинулся великолепный газон с живописными кустиками. С двух сторон двор огораживали ангары, торцы которых выходили на улицу, отгороженную от двора ажурным кованным забором с большими воротами.
   - А что тут? - Показала на крыльцо пальцем одна из девчушек.
   - Здесь находятся апартаменты наших директоров. Это частная территория и входить сюда нельзя. Пойдёмте дальше.
   С другой стороны дома был посажен замечательный тенистый фруктовый сад, стояло несколько скамеек вдоль дорожек, небольшая беседка над искусственным прудиком в виде вытянутой восьмёрки с декоративным выгнутым мостиком над её перемычкой, благоухали уже расцветшие пионы и готовились распуститься кусты роз.
   - Здесь вы сможете гулять и отдыхать в свободное от работы время, - объяснял на ходу Игорь, ведя нас ко второму ангару.
   - Масштабно развернулись, - вздохнула домработница, помогая коляске переехать через бордюрчик. - Интересно, на какие деньги?...
   Одна из малолеток попробовала пройтись по мостику, но у неё ничего не получилось - мостик оказался слишком крут.
   - Это просто для красоты. - Пояснил Игорь. - А вот здесь будет ваше основное место работы. - Он открыл такую же дверь, как и в первом ангаре и пропустил нас вовнутрь.

*6*

   Внутри располагался тренажёрный зал, гримёрные, парикмахерские и маникюрно-педикюрные кресла со столами, а также фото и видео студия с несколькими точками съёмки, костюмерные и ещё какие-то не отгороженные стенами уголки.
   - Милые дамы! - Сегодня, в счёт полученного вами аванса, мы бы хотели сделать несколько снимков с авторским маникюром, педикюром и макияжем в ваших новых образах, которые мы попробуем сейчас сотворить.
   Какая женщина откажется от такого?! Мы все с готовностью отдали себя в руки специалистов и погрузились в атмосферу дорогого спа-салона. В течение пяти часов мне вымыли голову, покрасили в золотисто-русый цвет, подстригли, сделали современную и очень мне идущую причёску, массаж рук, ног и лица, макияж, маникюр и педикюр. Когда я подошла к зеркалу, чтобы увидеть себя перед фотографированиям, передо мной стояла моложавая женщина лет тридцати пяти (не больше, честное слово!) с ухоженным лицом и почти не заметным естественным макияжем (на который ушло больше часа), с современной полудлиной причёской ( мне даже не было жалко отрезанной косы, достигавшей у меня района поясницы), на руках и ногах у меня был сделан почти одинаковый маникюр-педикюр: на бледно голубом фоне с небольшим облачком расцветал бело-жёлто-розовый цветок со стразой в серединке. Простенько и со вкусом.
   Сначала фотограф предложил снять мой портрет. Для этого мне на руку надели браслет - тонкая серебряная вязь с голубыми и белыми стразами - и кольцо - серебряный ажурный ободок, из которого прорастало два серебряных же цветочка с лепесточками и голубыми камешками в серединках. На уши мне повесили такие же серьги.
   - Так, так, очень даже ничего... - Осмотрел меня со всех сторон фотограф. - Сядьте-ка вот здесь.
   Я села за стол под софитами.
   - Надо, чтобы в кадр попало и лицо, и рука, - выразил он своё пожелание.
   Я облокотилась рукой о стол, как бы поправляя серёжку, и замерла с полуулыбкой на губах.
   - Не надо так напрягаться. - Продолжал фотограф. - Меня, например, зовут Эдик, а вас как?
   - А меня Елена. Лена.
   - Вот и замечательно! Лицо попроще... Вы были когда-нибудь на море?
   - Да, но уже очень давно.
   - Вот и вспомните о тех временах.
   Я сразу же представила себя под пальмами над разбивающимися под обрывом волнами в огромном сомбреро и лёгком парео. На самом деле места, в которых я была, на этот пейзаж совсем не походили. Но не вспоминать же мне грязный одесский пляж с множеством орущих вокруг детей?!
   - Всё! Снимки получились замечательные! - Вывел меня из морских мечтаний Эдик. Теперь займёмся ногами!
   Костюмерша принесла мне обалденные бело-голубые босоножки, состоящие из нескольких тоненьких кожаных полосок на подошве с высоким каблуком. Моя нога аж чуть не застонала от удовольствия, когда я застегнула на ней застёжку. В таких босоножках и походка у меня стала какой-то... неземной... звёздной... дорогой... В общем, я поплыла к фотографу совершенно не чувствуя под собой ног.
   - Так... Станьте чуть-чуть боком... Теперь поставьте одну ногу сзади на носок... Скрестите ноги... - Эдик давал мне указания по позированию и щёлкал фотоаппаратом.
   Я стала чувствовать себя раскованнее, могла не только позировать, но и смотреть вокруг. В разных уголках студии так же, как со мной, работали с новоиспечёнными моделями ещё два фотографа, сновали с обувью, шляпками, платьями, сумочками, очками и другими аксессуарами три костюмерши, уже прибирали свои рабочие места три парикмахерши, три маникюрши и три педикюрши. Ой, извиняюсь! И парикмахерами, и маникюршами-педикюршами были не только женщины, но и мужчины. Здесь их называли Мастерами. А руководила всем этим великолепная дама. Она восседала в затемнённом уголке в роскошном кресле перед столом орехового дерева, на котором было установлено несколько компьютеров. Сначала я её не заметила, но теперь, попривыкнув, отметила её необыкновенно ухоженную внешность и властные манеры. Три парня-помощника, которых мы уже видели раньше, подходили к ней, она сверялась по компьютеру и выдавала им карточки-распоряжения. И только после этого парни направляли моделей на причёски, маникюр, педикюр, давали распоряжения костюмершам и отправляли к фотографам.
   Пока Эдик фотографировал мои ноги, парень по имени Макс (я его мысленно стала называть "Максик"), показал костюмерше карточку, и та помчалась к огромным рядам вешалок с одеждой. Покопавшись там несколько минут, она вернулась. К этому времени фотограф закончил со мной и переключился на "старушку" с короткой платиново-седой стрижкой и в очках с золотой оправой. Костюмерша схватила меня за руку и потащила переодеваться. Ещё пара минут - и я стояла перед зеркалом в замечательном платье до колен - белые и голубые смазанные разводы на сером фоне очень подходили к моим голубым глазам, маникюру, педикюру, босоножкам и украшениям. Сунув мне в руки серебристо-голубоватый клатч, костюмерша потащила меня к другому фотографу. Здесь меня фотографировали и в полный рост, и по частям, и стоящей, и сидящей.
   Никогда не думала, что уход за собой и фотографирование могут так утомить. Отдыхать удавалось всего по нескольку минут, присев на стульчик в ожидании, пока фотограф закончит с предыдущей моделью и пригласит меня. Своих коллег по моделингу я не узнавала, все очень изменились. "Видно, знакомиться придётся заново", - подумала я, послушно принимая новую позу.
   - Всё! Благодарю всех за работу! - Роскошная дама вышла на середину студии, а Мастера ей зааплодировали. Некоторые из нас тоже подключились к аплодисментам. - Разрешите представиться - я хозяйка и творческий директор нашей студии, а также главный художник-модельер. Зовут меня Эльвира, отчеств я не признаю: во-первых, их трудно запоминать, во-вторых, они добавляют возраст, а в-третьих, в Европе нет никаких отчеств, а я стремлюсь в Европу. Именно я разрабатываю новые модели, рисунки, скульптуры, костюмы, макияж и причёски и представляю, как это всё должно смотреться вместе. Именно я одобряю или отвергаю творческие идеи других, работающих у меня мастеров, которые и воплощают все эти идеи в жизнь. На сегодня все свободны! - И она вышла из ангара.
   Я растерянно оглянулась. "Что делать? Надо, наверное переодеваться в своё платье и свои туфли и отправляться домой?". Ко мне подошла костюмерша Надя:
   - Ваши вещи находятся в кабинке номер пять. Но если хотите, можете их оставить здесь и идти домой в этом. - Она указала на мой наряд. - Потом всё вернёте. Вам ведь надо привыкать к новому образу. - И она пошла к другим женщинам.
   Я зашла в кабинку и тоскливо посмотрела на свои вещи. "Неужели я в этом хожу? Нет, я так больше не хочу! Мне нравится вот это!" - Я ещё раз покрутилась перед зеркалом, переложила из своей сумки ключи, банковскую карточку и оставшуюся наличку в клатч и, решительно выйдя из кабинки, направилась к двери. У выхода стояли все три парня в жилетках - Максик, Юрчик и Валерчик - и вручали выходящим дамам какие-то конверты. Я заглянула в свой конверт - там лежала целая пачка моих фотографий. Какая же я была красивая! А какие у меня, оказывается, изящные руки!! А какие ухоженные ноги!!! А как мне идут все эти кольца-серьги-браслеты, босоножки, клатч и платье, причёска, макияж, маникюр-педикюр!!!... "Мне это очень нравится! Я хочу здесь работать!" - прямо таки орали мои мысли в голове.
   Уже в седьмом часу вечера из красной калитки вышла и направилась к остановке целая стая роскошных женщин.
   - Как здорово! Клёво!! Вау!!! - Делились впечатлениями прекрасные девушки в модных платьях и костюмах, совершенно не похожие на прежних расхлябанных малолеток.
   - Подозрительно всё это, уж очень они хотят нас заполучить, даже одежду оставили... - Голосом серой мыши произнесла яркая платиновая блондинка с красными губами и в красном платье, в серо-зелёных глазах которой промелькнула и тут же спряталась растерянная затравленность.
   - Не бойся, в бордель тебя не продадут! - Успокоила её дама с сиреневато-седыми кудряшками, аккуратно уложенными вокруг хотя и морщинистого, но ухоженного лица с тонкими золотыми очками на носу. - Если бы собирались продавать, набрали бы только молодых!
   Пока я ехала в автобусе, постоянно ловила на себе чьи-то взгляды. Когда на тебя восхищённо смотрят мужчины, это приятно. Но когда с завистью смотрят женщины - ты понимаешь, что жизнь удалась! Под этими взглядами я старалась сидеть, расправив плечи и выпрямив спину, гордо и с достоинством держа голову, окидывая всех рассеянным взглядом с полуулыбкой на губах. Ах, как же приятно чувствовать себя красивой!
   До дома оставалось три остановки, когда я решила выйти. Не везти же такую красоту сразу же в квартиру! Я шла по тускло освещенной фонарями улице прогулочным шагом, и чувствовала себя королевой. И тут меня привлекли огни у входа в небольшое кафе. Входили и выходили весёлые люди, тихо играла музыка, и пахло чем-то вкусным. "Ой, я же ела сегодня только один раз! А потом вся эта круговерть со съёмками... Когда же я была в кафе в последний раз?.. Лет, примерно, пятнадцать назад... Всё! Хватит экономить! Сегодня я поужинаю в кафе!!!" - И я вошла в зал.
   Заняв столик возле стены, рядом с которым располагалась кадка с большой китайской розой, я принялась изучать меню. Цены меня, конечно, поразили. С тех пор, как пирожок с ливером стоил четыре копейки, многое изменилось. "Но у меня на карточке есть деньги! Почти два моих месячных оклада. К тому же, должна же я как-то отметить новый этап в своей жизни!" - И я заказала ужин...
  

*7*

   Несколько дней до воскресенья я решила провести в лёгкой беззаботности. Никаких дел мне улаживать не надо было, никаким родственникам ничего не надо было сообщать. Ни кошек, ни рыбок, ни собак, ни попугайчиков у меня не было. Случайно забежавшие в гости тараканы и залетевшие мухи обойдутся как-нибудь без меня. А два едва живых цветка в горшках я передала на время соседке, сказав, что уезжаю в командировку.
   - И надолго вы едите? - Поинтересовалась соседка.
   - Пока на месяц, но может быть и дольше. - С деланной озабоченностью сказала я и посмотрела на часы. - Ой, у меня совсем нет времени! А ещё столько дел до отъезда! - И я помчалась вниз по ступенькам.
   Выйдя из подъезда, я направилась к парку. Никаких дел у меня не было, за квартиру я заплатила вчера, поэтому я решила просто прогуляться. Купив в киоске большую булку, я пошла кормить уток и лебедей. Я стояла, опёршись о парапет над прудом, отламывала небольшие кусочки булки и кидала их в воду. Утки моментально набрасывались на куски и торопливо их заглатывали. Лебеди плавали медленно и чинно, куски подхватывали грациозно и с достоинством. Вокруг них сновали и составляли конкуренцию целые стаи мелких рыбёшек.
   Кто-то задел меня за ногу - трёхцветный кот потёрся о мои ноги и заглянул в глаза.
   - Что, тоже булки хочешь? - Спросила я его.
   - Мняв! - Ответил кот, и переступил с лапки на лапку.
   - Няв-няв! - Сказала я коту и погладила его по головке. Если вы никогда не мявкали коту в ответ, то ваша жизнь прожита даром.
   Кот встал на задние лапки и потянулся носом к моей руке с булкой.
   - Ну, на! - Я бросила ему кусочек.
   - А, это всего лишь булка... - Разочарованно посмотрел кот на меня. - А я думал, что у тебя есть что-нибудь повкуснее... - И он, торжественно задрав хвост, пошёл дальше.
   Я побрела по дорожке и набрела на кафе-мороженое. "С прошлого года не ела мороженого!" - подумала я - "Сегодня я могу себе это позволить!" Я взошла на небольшой деревянный подиум и села за столик под зонтиком. Сразу же подошёл официант:
   - Что будете заказывать? - С профессиональной улыбкой спросил он.
   "Кутить, так кутить! Стакан чаю и пол бублика!" - Подумала я, а вслух сказала:
   - Мороженое - каждого вида по шарику.
   Через пару минут официант принёс поднос с несколькими вазочками мороженого: здесь было и фисташковое, и малиновое, и персиковое, и манговое, и мятное, и шоколадное, и лимонное, и банановое, и... всего я насчитала одиннадцать шариков.
   - Этого хватит? - Иронически спросил официант.
   - Пока хватит, - как ни в чём ни бывало ответила я, - а потом посмотрим.
   Я неторопливо смаковала мороженое и рассматривала людей. Был будний день, и гуляющих в парке было не много. Несколько молодых влюблённых парочек, три-четыре старушки, две дамы с маленькими собачками и какой-то мужчина с овчаркой. На всех женщин я теперь смотрела другими глазами: "Многие из них, в принципе, намного красивее меня, но... если бы им сделать причёски, макияж, переодеть... Вообще, если смотреть на всех так, как будто собираешься поработать над их внешностью, то все становятся просто неописуемыми красавицами. Ну почему зарплаты и пенсии у нас такие, что мы не можем регулярно посещать салоны и приводить себя в порядок?! Действительно, в нашей стране самые красивые женщины, вот только дать бы им чуть больше времени и денег на себя..."
   - Вы не против собаки? - К моему столику подошёл мужчина с овчаркой.
   - Если она не будет отбирать у меня мороженое, - я посмотрела на собаку и та переступила с ноги на ногу, нервно облизываясь.
   - Мороженое я ему куплю персональное. - Ответил мужчина. - Да, Бакс, будешь мороженое?
   - У-ав! - Тихонько но радостно сказал Бакс и сел возле стола.
   - Нам, пожалуйста, два шарика сливочного, два шарика шоколадного и одноразовую тарелочку, - сказал мужчина подошедшему официанту.
   Бакс кивнул, соглашаясь с таким заказом и лёг, положив голову на передние лапы.
   - Раз уж мы оказались за одним столиком, - распушил хвост мужчина, - то стоит познакомиться. Вот этого парня зовут Бакс, а меня Фёдор.
   - Бакс и Фёдор, как бы не перепутать... - Забыв сколько мне лет, игриво ответила я. - А меня зовут Елена Николаевна.
   - Ну, не стоит на себя наговаривать! До пятидесяти лет ни одна женщина не должна иметь отчества! Вы не против, если я буду называть вас просто Леночкой?
   - Ну, Леночку я уже, пожалуй, переросла, а вот Леной ещё года два можно называть.
   - Вы хотите сказать, что вам уже несколько за сорок? - Удивился Фёдор.
   - Скорее даже далеко за сорок, а если точнее, то уже под пятьдесят. - Я кокетничала своим возрастом, зная, что выгляжу теперь намного моложе.
   - И где же так консервируются? - Тоже флиртовал со мной мой новый знакомый.
   Тут официант поднёс заказанное им мороженое и поставил две вазочки на стол, а рядом положил пластиковую тарелку. Фёдор стал перекладывать шарики сливочного мороженого из вазочки на тарелочку. Бакс встрепенулся и сел. Хозяин поставил тарелку перед ним и Бакс сразу же заработал языком. Подождав, пока мужчина не приступил к своей порции, я ответила:
   - В библиотеке, среди книг и формуляров.
   - Если бы я знал, что в библиотеках работают такие красавицы, то непременно бы стал самым заядлым читателем! Я то думал, что там сидят серые закомплексованные бабульки. Или какие-нибудь средние женщины.
   - Средние женщины предпочитают быть красивыми, а не умными, потому что средние мужчины лучше видят, чем соображают. - С серьёзным видом изрекла я прочитанную где-то фразу.
   - А вы всегда такая серьёзная?
   - Я говорю с серьёзным видом, чтобы соответствовать стереотипу о библиотекаршах, но внутри у меня танцуют олени. Кстати, а когда вы в последний раз заходили в библиотеку?
   - Когда писал дипломный проект. - Ответил престарелый Казанова. - Как-то времени не хватает, да и компьютер...
   - Интеллигентный человек заходит в библиотеку не только ради книг, но и ради новых знакомств, - авторитетно заявила я.
   - Завтра же зайду! А где находится ваша библиотека?
   - Зайти-то можете, но меня там вы не найдёте - я уволилась.
   - Почему?
   - Нашла себе более интересную и выше оплачиваемую работу! - Загадочно бросила я. Ну не признаваться же, что меня банально сократили.
   - И что же это за новая работа?
   - А что это вы всё расспрашиваете и расспрашиваете, а сами о себе ничего не говорите? Вы что, милиционер, то есть, полицейский?
   - Представьте себе, да! Я работаю следователем в отделе по борьбе с наркотиками.
   - Ой, как страшно! Я же ужасный наркоман - сижу на мороженом и шоколадках! А вы меня не арестуете, пока я не доем вот это? - Я показала на оставшиеся четыре шарика.
   - Ну, если вы не будете им приторговывать...
   - Да вы что! Мне и самой мало!
   - Ну, тогда ограничимся профилактическими беседами. Для этого нам придётся несколько раз встретиться.
   - Гражданин начальник, - по-киношному заканючила я, - я этого никак не могу, через несколько дней я уезжаю в командировку...
   - Будете перевозить мороженое по законспирированному наркотрафику? - Строго насупил брови следователь.
   - Почти. - Честно посмотрела я ему в глаза. - Буду переносить на руках нелегальный маникюр. - И я положила свои красивые и ухоженные руки на стол.
   - Красиво. И необычно. - Склонив голову на бок, Фёдор поднёс мою руку к своим губам и поцеловал.
   Я сделала вид, что такие поцелуи для меня самое обыкновенное дело, как будто все только и делают, что целуют мне руки с утра до вечера. Ну не краснеть же, как девочка, и таять от того, что это происходит впервые в жизни!
   - И вообще, вы такая симпатичная...
   - Симпатичная я была в пять лет. - Ответила я. - А сейчас я просто чертовски хороша! - Я закинула ногу за ногу и откинулась на спинку стула -новый имидж добавил мне смелости и уверенности.
   - Мы с Баксом это сразу заметили, правда Бакс? - Пёс поднял в голову и подмигнул мне правым глазом. - Просто не знали, как сказать. Мы с Баксом вообще всё понимаем, но не можем сказать.
   С мороженным было покончено. Наши вазочки и тарелка Бакса были совершенно пусты. Честно говоря, я бы заказала ещё, но было неудобно перед новым знакомым. Подошедший официант еле разместил на подносе пустые вазочки - четыре моих и две фёдоро-баксовские. Расплатившись, мы встали и пошли по аллее парка, а Бакс стал наматывать вокруг нас круги.
   Гуляли мы часа два. Не знаю почему, но мне было с Фёдором (которому, оказывается, вчера исполнилось пятьдесят лет и он получил по этому поводу несколько дней отгулов) легко и свободно, как с давно знакомым и очень хорошим другом. Я чувствовала себя совершенно раскованной, наверное, ещё и потому, что ощущала себя неотразимой. Вообще то, я всегда избегала новых знакомств. А сегодня постоянно флиртовала и шутила.
   - Ну и как вы отпраздновали свой день рождения? - Спросила я.
   - Банально напился и вырубился. А потом проснулся и начал танцевать на столе.
   - Ну, с кем не бывает.
   - Да, только вот у паталогоанатома сердечко слабеньким оказалось.
   - Вы с ума сошли?!
   - Вообще-то у меня была справка от психиатра, что я здоров. Только я её съел. Кстати, вы не боитесь потерять голову от моего обаяния?
   - Я бы и рада была потерять голову, но, похоже, она у меня намертво прибита опытом.
   - И что это был за опыт?
   - Ну, как-то раз я на несколько месяцев сходила замуж, но вскоре благополучно вернулась, слава богу, без последствий.
   - Несмотря на то, что уже несколько миллионов лет женщина живёт рядом с человеком, в её поведении и образе жизни остаётся ещё очень много загадочного и непонятного.
   - Да, загадочная женщина загадит что угодно. А потом придёт догадливая и догадит всё то, что не успела первая.
   Постепенно я рассказала ему о том, как попала на кастинг и где собираюсь работать, а он рассказывал интересные случаи из своей работы. Он сообщил, что несколько лет назад развёлся, но поддерживает дружеские отношения со своим сыном-студентом.
   - А где вы живёте? - Поинтересовался Фёдор.
   - Тут, недалеко от парка. - Я махнула рукой в сторону выхода.
   - И я тоже недалеко от парка, только там. - Фёдор показал в противоположную сторону. - А почему же мы с Баксом вас тут никогда не видели?
   - А я тут и не бывала. Каждый день из дома - на работу, с работы - домой. Как-то было не до прогулок...
   - Гулять очень полезно. - Поднял указательный палец вверх Фёдор. - Кроме того, что завязываются новые знакомства, это улучшает здоровье, благотворно влияет на цвет лица и продлевает молодость.
   Несколько раз обойдя весь парк вдоль и поперёк, договорившись о встрече "на том же месте, в тот же час", но только в субботу, обменявшись телефонами, мы, наконец, расстались.

*8*

   В ожидании субботы я собрала сумку. Много вещей не брала - раз уж у нас есть костюмерши, то куда надо они нас и оденут как надо. А так, для себя я взяла парочку летних платьев, парочку купальников, одни джинсы и свитерок на случай похолодания, кроссовки и шлёпанцы, ну и бельё, разумеется. Косметику я решила не брать, ведь с нами будут работать профессиональные визажисты. Взяла только зубную щётку и пасту, а также расчёску. Сумка получилась небольшая и не тяжёлая. Во внутренний карман её я положила паспорт и банковскую карточку. Маленькую сумочку с телефоном, ключами, носовым платком и некоторой суммой наличности потом тоже положу в сумку, но пока она мне нужна.
   Ещё раз пересмотрев свои новые фотографии, я положила конверт в сумочку - покажу при встрече своему новому знакомому. Включив по привычке вечером телевизор, я вдруг поймала себя на том, что совершенно не слежу за событиями на экране. Мысли крутились вокруг нашей прошедшей встречи с Фёдором и забегали немного в будущее и даже в нереальное. Я представляла, как оденусь и подкрашусь, как он восхитится моим видом при встрече, как я буду остроумно шутить и непринуждённо флиртовать... Потом я увидела нас на роскошной яхте. Ветер раздувал паруса, брызги летели в лицо и мы стоим над волнами влюблённые и счастливые... В общем, бабулька впала в молодость!
   В субботу, потратив на макияж больше получаса, сделав всё так, как подсмотрела у специалистов (на сколько это было возможно), я, наконец-то, осталась довольна своей внешностью. За четыре дня мой маникюр не испортился, так что за руки я была спокойна. Надев платье, которое одолжила в костюмерной и подхватив сумочку с фотографиями я как на крыльях полетела в парк.
   Ещё от входа я заметила Фёдора и Бакса. Фёдор бросал вдаль толстую палку, а Бакс радостно мчался за ней и приносил назад. Заметив меня, Фёдор спрятал палку за спину и что-то сказал собаке. Бакс повернулся и бросился ко мне. "Если он сейчас налетит на меня, то я не устою и вся такая красивая упаду на землю, задрав ноги", - пронеслась испуганная мысль. Но Бакс, добежав до меня, припал на передние лапы и со всей силы заколотил хвостом.
   - Баксик, умница, воспитанная собака, хорошая собака! - Я стала трепать Бакса по загривку и чесать за ушами.
   В это время ко мне не торопясь и как-то печально подошёл Фёдор.
   - Почему такой грустный? - Спросила я.
   - Я не грустный. Я трезвый.
   - А это большая редкость? - Поинтересовалась я.
   - Очень. Это бывает дней этак... триста пятьдесят в году.
   - Целых пятнадцать дней в году беспробудного пьянства! - Воскликнула я, хлопнув в ладоши и в деланном ужасе округлив глаза. - Нет, молодой человек, я не желаю с вами даже общаться! Сделаем вид, что мы не знакомы и я пойду дальше.
   - Елена, неужели вы такая злюка?
   - Да что вы, я ангел. Честно! - Я прижала руки к груди. - Просто на метле реально быстрее.
   - Если вы уйдёте, Бакс этого не переживёт. - Сказал Фёдор и сделал какой-то знак собаке.
   Бакс упал на землю вверх брюхом и начал тереть глаза передними лапами, жалобно поскуливая. Я присела возле него и стала поглаживать по животу и бокам.
   - Так уж и быть, ради Баксика я останусь. - Снисходительно посмотрела я снизу на Фёдора. - Но вам придётся что-то изменить в своём поведении.
   - Я готов! - Фёдор поднёс руку к голове, шутливо отдавая мне честь. - И в качестве первого изменения предлагаю перейти на "ты". А то мы всё выкаем да выкаем, аж тошно.
   - Ладно уж, чтобы окончательно не стошнило, перейдём на "ты". - Я встала и отёрла руки о платье. Покачавшись с ноги на ногу, я заметила:
   - Вообще-то, земля не качается. Ведь мы не на яхте? - Я оглянулась, как бы убеждаясь, что вокруг парк, а не океан.
   - Кстати, я недавно купил обалденную яхту!
   - Обидно, когда твои мечты сбываются у других... - Я деланно насупилась. - Хотя, женщина на корабле, говорят, плохая примета.
   - Все приметы к счастью. Только одни - к твоему, а другие - к чужому.
   - Ну и как выглядит твоя яхта?
   - Просто офигенно смотрится на книжной полочке! Если хочешь, покажу.
   - Как-нибудь в другой раз.... Кажется, дождик собирается... - Посмотрела я на затянувшееся тучками весеннее небо.
   - Это хорошая примета! Это значит, что нам надо зайти вон в то кафе! И поскорее! - Фёдор поднял над моей головой кожаную папку, прикрывая от начавших падать капель.
   - Н-да, погода как в Англии! - Рассмеялась я, усаживаясь за столик. Бакс сразу же спрятался под столом, тревожно поглядывая оттуда на официантов. Но они не обратили на него внимания, хотя девушка и подошла к нам за заказом. Заказав себе по чашке кофе и пирожному, а Баксу пару бутербродов с ветчиной, мы некоторое время молча смотрели на ливень за окном.
   - А что ты знаешь об Англии, кроме погоды? - Спросил Фёдор, чтобы нарушить затянувшееся молчание.
   - Я слышала, что в Англии левостороннее движение.
   - Да. Там все мужчины официально могут ходить налево.
   - Если всё время идти налево, то круг замкнётся, и ты снова окажешься в той же точке, из которой вышел.
   - Да неужто?! Жаль, что я не учил геометрию...
   - А что же ты учил?
   - В основном я учусь на ошибках тех людей, которые следуют мои советам.
   - И много ты раздаёшь советов?
   - Да на каждом шагу!
   - А что бы ты посоветовал мне, глядя на эти фотографии? - Я вынула из сумочки конверт и рассыпала на столе все фотографии.
   Фёдор долго рассматривал их и молчал. Время от времени он поднимал голову на меня и сравнивал фото с оригиналом. На лице его отражалось и восхищение, и удивление, и даже уважение...
   - Ну что я могу посоветовать... - Наконец оторвался он от созерцания снимков. - Я бы посоветовал тебе выйти за меня замуж, пока тебя никто не заарканил. Баксу нужна женская рука. - Бакс тут же высунулся из под стола и лизнул мне руку.
   - На ближайший месяц у меня другие планы. - Я поставила пустую чашечку на блюдце вверх дном. - А ты умеешь предсказывать будущее по кофейной гуще?
   - Какие бы ни были предсказания, всё равно у будущего своё на уме. - Внимательно рассматривая жижу на блюдце проговорил Фёдор. - Но я точно знаю, что мы ещё встретимся. И не раз - вот видишь, тут знак бесконечности? - Он поднёс блюдце к моим глазам.
   - Ну, я бы сказала, что это больше похоже на бабочку... Может, я буду порхать с цветка на цветок, как бабочка? - Я посмотрела в окно. - О! Уже и дождь кончился! Пойдём гулять?!
   При слове "гулять" Бакс выскочил из-под стола и помчался к выходу. Гуляли мы, пока не стемнело. То гонялись наперегонки с Баксом, то отдыхали на скамейке, то кормили уток и лебедей, то слушали, как поют и играют начинающие музыканты, расположившиеся со своими инструментами прямо на мосту, переброшенному с берега на искусственный островок. Время пролетело быстро и незаметно. Я чувствовала себя двадцатилетней девчонкой...

*9*

   Утром Фёдор позвонил по телефону и предложил подвезти меня к моему новому месту работы на машине. Я согласилась. В сером пежо за рулём сидел незнакомый мужчина, а рядом с ним - Фёдор. Открыв мне дверь и усадив сзади, Фёдор тоже пересел назад.
   - Познакомьтесь - Это Саша, это Лена. - Представил он нас и мы поехали.
   Уже без пятнадцати девять меня высадили за несколько метров до остановки, я помахала Фёдору и машина умчалась. А я пошла к красной калитке.
   К девяти часам все собрались в холле. Вышел распорядитель Игорь и сообщил:
   - График работы у нас будет очень напряженным. В течение нескольких дней мы должны создать портфолио работ студии ЭСНЭ с вашими образами. Поэтому прямо сейчас группа "Элегантность" в сопровождении Юрия отправится к Мастерам.
   Бабульки растерянно зашумели, схватившись за свои сумки и пакеты.
   - Не беспокойтесь, Валерий и Макс отнесут ваши вещи в комнаты! Всё будет в порядке, вам даже принесут кофе и бутерброды.
   - Мне нельзя кофе! - Воскликнула дама с серебристыми кудряшками и изящной тростью, в которой я с трудом узнала бабульку с палочкой.
   - Значит, вам сделают чай.
   - И мне чай! - Встрепенулась седовласая дама в золотых очках. Бабульками и старушками этих ухоженных элегантных дам называть язык теперь просто не поворачивался.
   - Значит, два чая и три кофе? - Уточнил Игорь и Юрчик повёл своих подопечных в рабочий ангар. - А остальные пока пойдут расселяться по комнатам! Группу "Юность" курирует Валерий, а группу "Зрелость" - Макс.
   Максик и Валерчик подхватили сумки ушедших старушек и повели нас наверх. Там, сверяясь со списками, нас распределили по пятнадцати комнатам. Шестнадцатая оказалась комнатой дежурных кураторов: Максик, Юрчик и Валерчик по очереди, сутки через двое, будут дежурить и помогать нам в работе. Расселили нас вперемешку: старушка, юная, зрелая и опять старушка, юная, зрелая. Мне досталась комната с номером "7". Справа в номере "6" поселили старушку (какую, увижу позднее), а слева в номере "8" - молодую девушку с ярко синими глазами под чёрным каре в инвалидной коляске. Прямо напротив меня в номере "10" поселилась девушка с длинными золотистыми волосами и зелёными глазами, предпочитающая ходить в шортах (кажется, раньше она была рыжей малолеткой с короткой стрижкой), назвавшаяся Машей. Напротив справа - ещё одна бабулька, а напротив слева - пухлая блондинка Лида, ставшая роскошной дамой.
   Как только мы разложили свои вещи, Максик, собрав группу "Зрелость" повёл нас в тренажёрный зал, а Валерчик с молодёжью отправился в столовую. До самого вечера наши группы больше не пересекались. Кто чем занимался, мне неизвестно, могу только рассказать о нашей группе.
   В тренажёрном зале нам выдали лёгкие спортивные костюмы, состоящие из футболок и трикотажных лосин яркого синего цвета с белой окантовкой. Пока мы переодевались, в зал вошёл накачанный парень в спортивном костюме.
   - Дамы, поторопитесь! - Захлопал он в ладоши. - Станьте в ряд! Внимание! Я ваш тренер. Зовут меня Алексей, Лёша. Моя задача - поддерживать вас в хорошей форме. А буду я делать это с помощью разных видов борьбы: дзюдо, ушу, тэквандо, айкидо, карате и разные другие - всего понемножку.
   - А зачем нам борьба? - Растерялась Лида.
   - Может, вместо этой солянки из борьбы лучше бы какую-нибудь аэробику? Мы ведь женщины! - Поддакнула эффектная дама-стерва с каштаново-рыжей причёской. По голосу я узнала училку Веру.
   - Просто я работаю здесь грузчиком, а так как раньше был десантником, то руководство и поручило мне занятия с вами, чтобы не нанимать никого нового.
   - А маникюр мы не испортим? - Выразила сомнение Таня, разглядывая свой великолепный маникюр.
   Тренер стал в позу Ленина на броневике и провозгласил:
   - Хороший маникюр может украсить не только руки женщины, но и лицо мужчины. И этому я вас тоже научу.
   - Ой, я боюсь. - Пискнула яркая блондинка с серо-зелёными глазами - бывшая затравленная домохозяйка Света.
   - Не надо бояться. Наши упражнения будут направлены на самооборону. Так что совместим приятное с полезным: и за фигурой будем следить, и научимся постоять за себя, в случае чего. - И он начал тренировку.
   Была и разминка, и растяжка, и разные статичные стойки, и элементы борьбы... Такой нагрузки я, привыкшая после работы сразу же ложиться на диван перед телевизором, давно не получала. Школьный учитель физкультуры, которого мы когда-то называли извергом, по сравнению с этим Лёшей был пушистым и ласковым зверьком. Сколько мы занимались, не знаю. Мне показалось, что целую вечность. Глаза застилал пот, поэтому никого, кроме тренера я не видела. Слышала только рядом охи, стоны и тихий мат.
   - А теперь лёгкая пробежка! Все за мной! - И Лёша вывел нас в сад.
   Мы сделали два круга вокруг бассейна.
   - Стоп! Вдох - выдох! - Ну, слава богу, наконец-то остановились.
   Мы все стояли, полусогнувшись, опёршись руками о колени, и пытались отдышаться. Майское солнышко припекало, как июльское. Жара была, наверное, под тридцать градусов.
   - А теперь - в воду! - Приказал тренер.
   - Ой, а у меня нет купальника! - Воскликнула Таня, из худышки превратившаяся в стройную симпатичную брюнетку с короткой стрижкой.
   - Прыгайте прямо так! - И он толкнул в воду ближайшую к нему женщину.
   Оказавшись в воде, я поняла, что ближайшей была я. Вода приятно охладила разгорячённое тело и я поплыла. Плавать я очень люблю, но отсутствие денег не позволяло мне посещать бассейны круглый год. Так, изредка купание в реке на пляже да пару раз поездки к морю в Одессу. А тут - купание на халяву! Ура!!!
   Вера, из серо-пепельной крашеной училки превратившаяся в эффектную рыжую бестию, прыгнула в воду сама, Свету и Таню Тренер столкнул, а за Лидой ему пришлось погоняться.
   - Я не умею плавать! - Верещала она, отбиваясь и проявляя такую прыть, которой мы от неё на тренировке не видели.
   Лёша всё-таки поймал её, обхватил её широкую талию обеими руками и прыгнул, вернее свалился вместе с ней в воду.
   - А-а-а-буль-буль-буль... - Лёша помог Лиде встать на ноги - глубина бассейна оказалась ей всего лишь по плечи.
   За всем этим я наблюдала, плывя на спине. Бум - я легонько стукнулась головой о бортик. Перевернулась на живот и поплыла обратно стилем баттерфляй.
   - А плавать мы будем только на тренировках, или в свободное время тоже можно? - Поинтересовалась я, проплывая мимо барахтающегося с Лидой Лёши.
   - Если будут силы и желание - плавайте сколько хотите! - Бросил через плечо тренер, вылавливая снова ушедшую под воду блондинку.
   Я проплыла из конца в конец этого короткого двадцатиметрового бассейна всего два раза, когда с бортика, на который вылез Лёша, предварительно потратив минут пять на то, чтобы вытолкать туда Лиду, раздалась команда:
   - Всё! Занятие окончено! Всем в душ и к Мастерам!
   Мы вылезли и мокрые поплелись к своим комнатам. В коридоре нас уже поджидал Максик.
   - Быстренько споласкивайтесь, переодевайтесь и на работу! На всё вам десять минут!
   Снять с себя мокрый спортивный костюм - три минуты. Душ - три минуты. Одеться - две. Провела пару раз щёткой по мокрым волосам - полминуты. Схватила приготовленный заранее пакет с нарядом из костюмерной, чтобы вернуть его, взглянула на настенные часы - без пяти минут одиннадцать, и выскочила из комнаты.
   Все женщины проявили такую же оперативность и выскакивали в коридор сразу же за мной. Кроме Лиды. Её пришлось ждать ещё минуты три.
   - Ну, наконец-то! - Закатив глаза к потолку воскликнула Вера. - Семеро одного ждут!
   - Не семеро, а четверо! - Огрызнулась Лида, оправляя розовую футболку, надетую поверх чёрных лосин.
   - Всё! Бежим! Мы опаздываем! - Глянув на часы, поторопил нас к выходу Максик.
   И мы побежали по ступенькам вниз, у выхода из дома мы столкнувшись с группой "старушек", которые уже возвращались.
   В "мастерской" с нами возились четыре часа. Смыли старый маникюр и педикюр, сделали новый, переодели, подправили и фотографировали, фотографировали, фотографировали... Всё в таком бешенном темпе, что невозможно было на что-либо обратить внимание. Помню только, что однажды, на бегу из костюмерной к фотографу, отхлебнула пару глотков кофе и проглотила какой-то бутерброд, всученный мне Максиком. За эти четыре часа мне три раза переделывали маникюр и педикюр. К окончанию "работы" у меня на руках были голубые ногти с рельефной скульптурой какиго-то фантазийного характера с тремя стразами на каждом ногте. На ногах на ярко красном фоне переливались несколько языков пламени. Очень реалистично переливались, я даже подумала сначала, что у меня ноги загорелись.
   Наконец, в три часа дня мы отправились на обед. Из своих комнат к столовой вышли и заспанные "старушки" - им разрешили отдохнуть после съёмок. Молодёжь как раз закончила обед и направлялась из-за стола к выходу. Как я поняла, они уже позанимались с тренером и теперь отправлялись в "мастерскую". Они продолжали начатый до нашего прихода разговор:
   - А меня, блин, ужасно напрягает, когда говорят, что я, типа, не умею чётко формулировать свои эти... как их... мысли! Хотя я очень даже, ну, это, как бы, да! - Возмущалась платиновая блондинка с длиннющими ногами.
   - Мысль проще поймать, когда она никуда не спешит. - Посоветовала ей интеллигентная женщина с сиреневатой сединой и золотых очках. Помнится, она представлялась филологом или переводчиком.
   - А вам не фиолетово? - Огрызнулась малолетка.
   - Существует три вида безразличия: цветовое, геометрическое и музыкальное. - Парировала филологиня.
   - Как это? - Не поняла блондинка.
   - Цветовое - это когда всё фиолетово, как у вас. Геометрическое - это когда всё параллельно. А музыкальное - когда всё по барабану.
   - По-моему, Света не догоняет. - Посмотрев на растерянное лицо блондинки, сказала девушка с длинными золотистыми волосами, предпочитающая ходить в шортах.
   - К глубокой мысли следует спускаться по ступенькам. - Вздохнула старушка, усаживаясь за стол.
   - Чё?! - Попыталась было продолжить эту высокоинтеллектальную дискуссию Света.
   - Ничё! - Стала выталкивать её к лестнице стройная дюймовочка. - Мы опаздываем! Потом поговоришь! - И молодёжь покинула столовую.
  
  

*10*

   После обеда до семи часов вечера у нашей группы было свободное время. Пухленькая продавщица Лида завалилась спать; училка Вера уселась в галерее с книгой; домохозяйка Света уединилась в своей комнате с наушниками; музработник Таня засела за компьютер в гостиной, а я... "Чем же заняться мне? - размышляла я, позаглядывав, чем занимаются остальные, - А пойду-ка я по садику погуляю..."
   От нечего делать, я решила измерить шагами размеры нашего дома. Два обычных шага - один метр. Ширина дома вместе с боковыми галереями составила четырнадцать метров. От крыльца до красной калитки - десять метров. Длина дома - целых тридцать два метра, а до следующей калитки - ещё восемь метров. То есть, длина участка, на котором расположилась студия ЭСНЭ, всего пятьдесят метров. "А сколько же в ширину?" - подумала я и пошла измерять остальные расстояния. От стен дома до ангаров с обеих сторон было по восемнадцать метров, ширина ангаров - по десять. Значит, участок имеет размеры пятьдесят на семьдесят метров. Прудик-восьмёрка имел двенадцать метров в длину и шесть в ширину. Мостик, перекинутый через узкое место "восьмёрки" был длиной около двух метров. Зато бассейн оказался шесть на двадцать. Как только я закончила с измерением бассейна, как к нему из тренажёрного зала потянулась вереница "старушек" во главе с тренером. Все "старушки" были одеты в ярко-синие лосины и полосатые сине-белые футболки. А головы у всех были окрашены в разные виды седины - от лимонной и белоснежной до сероватой и сиреневатой. Бегать вокруг бассейна тренер "старушек" не заставил. Они просто прошлись разок по кругу, а потом по ступенькам сошли в воду и стали делать в ней какие-то упражнения. Закончив тренировку, тренер разрешил желающим поплавать и удалился. Плавать остались две женщины. Я решила присоединиться к ним и побежала за купальником.
   Пока мы плавали, успели познакомиться. Одну из них звали Зинаидой Сергеевной, ей было пятьдесят девять лет. Раньше она работала бухгалтером, но уже пару лет отдыхала на пенсии. Она была полноватой и тяжеловатой женщиной, но плавала очень хорошо. Во время обеда я заметила её белоснежной седины причёску, красиво уложенную наверху и заканчивавшуюся четырьмя длинными локонами, два из которых спереди спускались чуть ниже шеи, а сзади достигали лопаток. Сейчас, во время плавания, локоны намочились и плавали за хозяйкой серыми растрёпанными верёвками.
   Вторая - среднего телосложения Марьяна Игоревна имела короткий бело-лимонный каскад с чёлкой. Ей оказалось пятьдесят лет. Почти моя ровесница! Но в отличие от меня, всё её лицо было покрыто мелкой сеткой морщин. Глубокие морщины были возле глаз и на лбу - поэтому его, наверное, и прикрыли чёлкой. Её тоже недавно сократили с должности кассира в кинотеатре.
   Мы плавали, беседуя и отдыхая время от времени на бордюре, около часа. Когда солнце зашло за ангар и на бассейн опустилась глубокая тень, мы решили возвращаться в дом. Войдя в свою комнату, я взглянула на часы - пятнадцать минут седьмого. Почти все уже собрались в столовой на ужин, поэтому я поспешила присоединиться к остальным.
   В семь часов в коридоре раздался мужской крик:
   - Внимание! Дамы, спускайтесь в гостиную! - Это кричал Юрчик.
   Я выглянула из двери, точно так же поступили почти все.
   - В чём дело? - Поинтересовалась бывшая училка, нынешняя рыжая бестия Вера.
   - Общее собрание! Всем надо спуститься вниз. - Сообщил Юрчик и мы пошли в гостиную.
   В большом зале кроме нас, моделей, присутствовали наши кураторы - Максик, Юрчик и Валерчик, распорядитель Игорь и одна из мастеров маникюра - Риточка, мастер педикюра - Вася, и фотограф Эдик. Все расселись по креслам и диванам и чего-то ждали. Вошли наши директора - Эльвира и Альберт - оба выглядели шикарно!
   - Можем начинать?! - Полувопросительно, полуутвердительно взглянул на директоров Игорь. Те кивнули и сели в сторонке. - Итак, начнём с графиков работы. - Он достал из папки какие-то бумаги. - Здесь расписание для дам элегантного возраста. - Игорь протянул один из листов Валерчику. - Валера, ваш куратор потом вас с ним ознакомит. Успокоил он зашевелившихся старушек. - Это расписание для дам зрелого возраста. - Он отдал бумагу Максику. - А это для юных дам. - Расписание передали по рукам Юрчику. - Сегодня мы работали несколько скомкано и не полный рабочий день, но с завтрашнего дня всё должно будет подчиняться строгому ритму. Ваши кураторы - Юра, Макс и Валера работают у нас по очереди - сутки через трое. Сутки у них начинаются в восемь часов вечера.
   - А во сколько заканчиваются? - Спросила платиновая малолетка.
   - Светочка, тебе, как особо красивой (Света польщено покраснела), отвечу - заканчиваются сутки тоже в восемь часов вечера.
   - Вау! Какое совпадение! - Восхищенно захлопала та в ладоши.
   - Глупость - это, конечно, дар божий, но не следует уж так им злоупотреблять. - Покачала головой пожилая дама с серовато-седым каре.
   - Не будем отвлекаться! - Продолжил Игорь. - Итак, кураторы работают посменно и помогают вам, распределяя по местам работы. Кроме того, вы можете обращаться к ним по любому вопросу. Команды мастеров будут работать по скользящему графику. В каждую команду входит по одному мастеру маникюра, педикюра, визажа, по одной костюмерше и одному фотографу. Они работают по четыре часа, а затем сменяются. Так как вся наша работа зависит от мастеров, то рабочий день у нас получается двенадцатичасовой.
   - О-о! - Послышался общий гул.
   - Но для вас-то он не будет таким! - Поспешил успокоить всех Игорь. - Каждая ваша группа работает с мастерами всего по четыре часа. Два часа ежедневно вы будете заниматься физической подготовкой с тренером, час - стилистика, то есть уход за кожей, руками, ногами, волосами - это работа под руководством дежурного костюмера. Ещё два часа - с семи до девяти вечера у вас будут тренинги, практика, собрания, как сегодня, и так далее. Всего получается девять часов.
   - А по законодательству положено восемь! - Заявила наша Вера.
   - Минуточку! - Игорь поднял вверх указательный палец. - Вы подписывали контракт. Там ясно написано, что рабочий день у вас не нормированный, поэтому вы и живёте здесь. Кроме того, работаете вы не подряд, а с перерывами - на завтрак, на обед, на ужин. И свободное время у вас тоже есть, вы ведь отдыхали после обеда?
   - Да, но... - Вера смутилась, но не хотела терять лицо.
   - Никаких но! - Подал из угла голос Альберт. - Контракт есть контракт! А кому не нравится, можете его расторгнуть, но тогда вам придётся выплатить затраченные на вас средства - пять тысяч аванса, а также за четыре маникюра и педикюра, за макияж, за причёску, за продукты и приготовленные для вас блюда, за суточное проживание...
   - Нет, нет, я просто так сказала. Я не собираюсь отказываться...
   - Ну и ладненько. - Сложил на груди руки Альберт. - Игорь, продолжайте.
   - Ну, у меня в принципе и всё. Вопросы есть?
   - А что такое эти ваши тренинги и практика? Чем мы на них будем заниматься? - Поинтересовалась Марьяна Игоревна, с которой я плавала в бассейне.
   - Практика - это для фотографов и мастеров маникюра и педикюра. Каждая команда мастеров по очереди будет воплощать свои творческие идеи, которые будут тут же фотографироваться. Нам надо срочно создать портфолио своих работ, поэтому тех четырёх часов, когда с вами работают днём, будет не хватать. А тренинги - это уже для вас - в каждом конкретном случае они будут разными. Завтра, например, вы будете тренироваться подавать напитки на подносе так, чтобы ваши руки с маникюром постоянно были на виду.
   - А сегодня? - Вопрос задала девушка в коляске.
   - Сегодня вы ознакомитесь с расписанием и можете отдыхать. Общий отбой у нас в одиннадцать часов, но если кто желает, может ложиться спать и раньше.
   - А почему у нас ужин после шести? Ведь это вредно? - Поинтересовалась стройная маленькая девушка, которую я про себя назвала Дюймовочкой.
   - С чего вы взяли, что это вредно? - Вопросом на вопрос ответил Игорь.
   - Ну, так в журналах пишут...
   - Журналы перепечатывают информацию друг у друга и порой, слыша звон, не знают, где он. Что есть после шести вечера вредно, писали немецкие журналы, где принято ложиться спать в девять часов. Приемлемым считается ужинать за три часа до сна. Если вы ложитесь в одиннадцать часов, то ужинать можете даже в восемь. Критичнее относитесь к тому, что читаете! - И он повернулся к директорам.
   Эльвира с Альбертом встали и вышли в дверь, на которой висела табличка "Вход воспрещён". Игорь направился за ними.
   - А что за этой дверью, куда вход запрещён? - Тронула я его за рукав.
   - Там директорские апартаменты, я уже говорил, когда мы обходили дом вокруг.
   - А, да, что-то такое было... А вы тоже относитесь к директорам?
   Игорь смутился, ничего не ответил и закрыл за собой уже приоткрытую им дверь. "Кажется, он похож на Альберта" - подумала я - "Такой же нос и подбородок... А глаза у него такие же серые и пронзительные, как у Эльвиры. Наверное, он их сын, но они не хотят афишировать своё родство..."
   И я пошла к дивану, на котором расположилась группа "Зрелость" с Максиком во главе.
   Все были поглощены изучением расписания. Подъём у нас предполагался в восемь часов утра. В полдевятого мы завтракаем вместе с "Юностью". В это время "Элегантность", встающая в семь, уже работает с мастерами. С девяти до одиннадцати у нас запланирована спортивная тренировка. В одиннадцать пятнадцать мы отправлялись к мастерам, старушки идут на завтрак, а отдыхавшая и занимавшаяся стилем молодёжь - к тренеру. В три мы уходим от мастеров и вместе отдохнувшими старушками идём на обед. Молодёжь, в это время уже пообедав, отправляется к мастерам. После обеда мы отдыхаем и занимаемся стилем, а старушки идут к тренеру. Потом без двадцати семь ужинаем, а затем в семь все три группы идут на практику. С девяти до одиннадцати опять свободное время, когда можно заняться чем угодно. Всего в пятнадцатичасовом дне оказалось четыре с половиной часа свободного времени. Если девять часов занимает работа, то остальные полтора часа уйдут на приём пищи. "Да, с таким графиком от коттеджа далеко не отлучишься..." - С такими мыслями я побродила среди деревьев под Луной и отправилась спать.

*11*

   График последующих дней был таким жёстким, что особо останавливаться на чём-либо не представляется возможным. Наша группа вставала в восемь, наскоро завтракала и мчалась на тренировки. После водных процедур в бассейне мы мчались к мастерам, сменяя элегантных старушек. Затем в три часа обедали и немного отдыхали. С шести до семи мы занимались со стилистами, но в основном смывали маникюры-педикюры, готовясь к вечерним тренингам. Затем, поужинав без двадцати семь, мчались на тренинги и практику.
   Так как тренажёрный зал находился там же, где и "мастерская", мы иногда могли наблюдать занятия тренера с молодёжью, которые он проводил с ними сразу же после нас. Костюмы у них в том же сине-белом цвете отличались от наших - вместо лосин у них были синие мини-шортики, а вместо футболок - спортивные лифчики-маечки. Тренировки у них были намного жёстче, чем у нас. Если мы знакомились только с элементами борьбы, то девчонки учились драться по-настоящему. Даже для Леры - девушки в инвалидной коляске - тренер придумал специальные упражнения и приёмы.
   Однажды я заглянула на занятия старушек. Их учили применять для защиты и нападения подручные предметы: табуретки, стулья, кастрюли, крышки, сумки, шляпки и так далее. Для самой старшей, семидесятилетней Нины Владимировны с палочкой, тоже были разработаны специальные приёмы. Мне очень понравилось, как они все, выстроившись в ряд, махают сковородками, повторяя упражнения за тренером.
   На дневных студийных работах мастеров шла подготовка к выпуску тематического календаря. На каждом развороте планировалось разместить одно большое фото и несколько маленьких там, где расположены дни и числа.
   - Дамы, проявите фантазию! - Попросила Эльвира, заглянув в нашу столовую, когда мы там завтракали с малолетками. - Три из вас - по одной из каждой группы, - у кого получатся наилучшие фото, получат премию!
   - Ура!!! - Закричала дюймовочка Оля. - Тут, оказывается, ещё и премии дают!
   - А что будет тем, кто справится хуже всех? - Поинтересовалась бывшая домохозяйка Света, которую в отличие от молодой Светочки, решили называть просто Света.
   - В году двенадцать месяцев, - начала объяснять Эльвира. - Поэтому и в календарь попадут только двенадцать моделей. По одной даме из каждой группы на страницы календаря не попадут.
   - А куда они попадут? - Спросила платиновая Света-Младшая.
   - В лузеры! - Отрезала рыжая бестия Вера.
   - Да! - Подтвердила наша директорша. - Так что, при фотографировании выдвигайте идеи!
   - Проще сгенерировать десяток идей, чем претворить в жизнь хоть одну... - Проговорила Света-Старшая.
   - А кто говорил, что будет легко? - И Эльвира удалилась.
   Оказалось, что нас не только фотографировали, но и снимали на видео ролик. Так что придумывать пришлось не только статичные позы, но и игровые сюжеты. Не знаю, кто как, но я старалась вовсю. И не только из-за денег. Просто эта совершенно новая для меня деятельность оказалась и творческой, и интересной. Библиотекарша дорвалась до экрана!
   Так, например, для видео ролика я попросила принести собачку и шоколад. Сначала я сидела за столиком, отламывая от плитки по кусочку, чтобы хорошо были видны руки, и отправляла шоколад в рот. Делала я это не только для хороших кадров, но и потому, что очень люблю шоколадки и конфеты. А тут такая халява! Потом я, как бы случайно, роняла кусочек шоколада на пол и к моему столику подбегала собачка. В этот момент в кадр попадали мои ноги с педикюром. Я начинала кормить собачку шоколадом: кусочек себе в рот - в кадре руки, кусочек собачке - в кадре ноги. Оператор сказал, что получилось великолепно!
   А для календаря я придумала по одному сюжету на каждое время года. Зима - я, задумчиво сидя на подоконнике и обхватив поставленные на него босые ноги руками, смотрю на падающий снег. Весна у меня долго не получалась. Ну как весной можно показать босые ноги! Потом я представила себя сидящей на цветущей ветке яблони. Разумеется, чтобы залезть на дерево, мне понадобилось снять обувь. Лето я связала с морем и яхтой: я придерживая рукой огромную шляпу, в купальнике и парео сижу, закинув ноги на штурвал и положив вторую руку на ногу, а надо мной полощутся белоснежные паруса. Вокруг пенятся волны, а на горизонте виднеются пальмы. Осень я представила дождливой. Держа над собой зонтик, я присела на скамейку и поправляю ремешок на босоножке, при этом и рука, и нога ещё и отражаются в луже.
   Записав свои сюжеты на бумаге, я отдала их мастерам. Под эти сюжеты они и будут разрабатывать свои проекты.
   На первом же вечернем тренинге нам сказали, что в ближайшую пятницу мы будем обслуживать художественную выставку. Для этой выставки нам всем сделают ногтевую аппликацию мировых шедевров живописи.
   - Милые дамы! - Сообщила костюмерша Таня. - Времени у нас совсем мало - всего четыре дня. Эта выставка для вас - первый выход на публику. Работать мы будем практически бесплатно, но зато нам разрешили разместить там свою рекламу и раздавать визитки. От того, как мы справимся, в дальнейшем будут зависеть и наши премии!
   Мастера делали ногтевые аппликации, фотографы всё это фотографировали для портфолио, а костюмерша занималась с нами - учила правильно подавать буклеты, напитки и бутерброды так, чтобы в поле зрения всё время попадало творчество наших мастеров. Иногда за вечер экспозиция на ногтях менялась до трёх раз. В конечном итоге нас разделили по жанрам: старушки на выставке будут демонстрировать портреты и раздавать буклеты; средние, то есть моя группа - картины с изображением людей во весь рост и разносить напитки на подносах, а молодёжь - космические пейзажи и разносить подносы с закусками. "Лучше бы закуски достались нам", - подумала я - "можно было бы что-нибудь и самой пожевать..."
   Старушек учили не только предлагать буклеты, но и показывать отдельные картины в них, рассказывать, чем они привлекли их внимание, ронять эти буклеты на пол - всё, чтобы как можно активнее демонстрировать экспозиции на ногтях. В качестве основных клиентов предполагались женщины, поэтому, если их заинтересует наш маникюр-педикюр, надо будет сразу же предлагать и визитку с телефонами и адресами салонов ЭСНЭ.
   Мы, средние, должны были предлагать напитки. Надо было научиться так подавать бокалы, чтобы ногти невозможно было не заметить. Разумеется, бокалы ронять не рекомендовалось, но поправить браслетик на ноге, элегантно приподняв ножку, случайно уронить салфетку или платочек допускалось - причём все эти телодвижения надо было рассчитывать не на мужчин, а на женщин. Визитки не навязывать, а давать только тогда, когда кто-то спросит: "А где вы делали такой маникюр?"
   Молодёжи предстояло разносить закуски. И тут тоже были свои нюансы демонстрации шедевров. Ну, руки понятно - подал бутерброд, или указал на него рукой - и всё видно. Но как быть с педикюром?
   - Может, нам надо всё время спотыкаться, чтобы на ноги обратили внимание? - Предложила златовласка Маша, похлопав своими шикарно нарощенными вокруг зелёных глаз ресницами.
   - И что это будут за постоянно спотыкающиеся официантки? - Фыркнула Вера. - Ещё подумают, что вы пьяные!
   - Нет, спотыкаться не надо... - Задумчиво произнесла костюмерша Таня. - Я что-нибудь придумаю с обувью.
   Первые три дня вечерние тренинги затягивались дольше, чем до девяти вечера. Мы выматывались так, что сразу же по их окончании вырубались. Но в четверг, накануне выставки, мы закончили ровно в девять. Спать ещё не хотелось и я пошла погулять вокруг дома. Уже стемнело, небо усыпали звёзды, свет из-за спрятавшейся за домом луны давал слабый рассеянный свет. Кроме того парк освещали и окна. Обойдя пруд, я вышла ко входу в дом со стороны директорских апартаментов. За забором гудела фура. Я подошла поближе, чтобы посмотреть, что там делают. Прижавшись к решётке, я несколько минут наблюдала, как из фуры выгружают какие-то ящики и вносят их в складской ангар.
   - Не положено! - Вдруг раздался громкий голос у меня над ухом.
   Я вздрогнула и даже подпрыгнула от неожиданности. Ко мне подошёл мужчина в чёрном комбинезоне, на спине которого большими флюоресцентными буквами было написано "ОХРАНА".
   - Что не положено?
   - Не положено стоять возле разгружающихся машин.
   - Почему?
   - А вдруг что-нибудь пропадёт? Кто отвечать будет?
   - Но я же за забором...
   - Всё равно не положено!
   - А как вас зовут? - Я отступила на пару шагов от забора, но решила для приличия немного поболтать.
   Охранник ничего не ответил и стоял, заложив руки за спину.
   - Фу, какой вы не коммуникабельный... - Я деланно надула губы.
   - Я очень даже коммуникабельный. - С угрожающим видом, скорчив ужасную рожу, пошёл на меня охранник. - Я настолько коммуникабельный, что только начиная разговор, сразу же представляю, как буду избавляться от трупа...
   - Ой! - Я взвизгнула и помчалась назад. Мне чудилось, что страшный охранник несётся за мной. Поэтому я бежала не по прямой, а зигзагами. Не знаю как, но мне даже удалось взлететь на крутой мостик через пруд и сбежать по нему на другую сторону. Когда я пробегала мимо заступившего на дежурство Валерчика, он посмотрел на меня как на ненормальную:
   - Что-то случилось? - Бросил он мне в спину.
   - Нет, я просто спортом занимаюсь перед сном! - Ляпнула я и понеслась в свою комнату. Накрывшись с головой одеялом, я некоторое время рисовала в своих фантазиях, как охранник то разделывает меня на куски с помощью топора, то топит меня в пруду, привязав к куску арматурины, то закатывает в асфальт небольшим ручным катком...

*12*

   Наша презентация на выставке прошла великолепно! Мы не только хорошо справились с обязанностями официанток, но и сумели раздать множество визиток нашей студии. Одна только я, по просьбам пришедших на выставку дам, отдала больше двадцати визиток!
   А как мы выглядели! У старушек, ставших элегантными дамами неопределённого возраста, на ногтях были изображены известные портреты: Леонардовская "Джоконда", Дейнековская "Парижанка", "Дама с покрывалом" Рафаэля, "Неизвестная" Крамского и "Рюмина" Кипренского. Что бы всё это художественное великолепие хорошо было видно не только на руках, но и на ногах, всех наших бабулек одели в короткие, едва прикрывающие колени, платья зауженного силуэта и они сразу же стали похожи на заграничных киноактрис. У нас, середнячков, были портреты во весь рост: "Леда с лебедем" да Винчи, "Актриса Ермолова" Серова, "Всадница" Брюллова, "Афродита" Ботичелли, а у меня - Рафаэлевская "Сикстинская мадонна"! Молодёжь поражала всех фантазийными космическими пейзажами современных художников. А какие у нас всех были босоножки!!! Они так и притягивали взгляды. А кроме того подчёркивали уместность именно такого педикюра.
   Когда мы, уставшие но счастливые, к одиннадцати вечера вернулись в коттедж, нас ожидал ещё один сюрприз.
   - Милые дамы! - Традиционно обратился к нам, собравшимся в гостиной, Игорь. - Вы все очень успешно дебютировали в качестве наших моделей, с чем вас и поздравляю!
   Все воодушевлённо зааплодировали.
   - Работали все замечательно, уложились в наши временные рамки и поэтому заслуживаете выходного!
   - Ура! - Восторженно крикнула пухленькая кареглазая Женечка с каштановым каскадом лет двадцати. - Я так соскучилась по своему коту!
   - Вы можете поехать домой хоть сейчас, а можете дождаться утра. - Продолжал Игорь. - Единственное условие - в воскресенье быть здесь к восьми часам.
   - Но ведь мы начинаем в семь! - Возразила белоснежно-седая Зинаида Сергеевна.
   - В качестве поощрения в это воскресенье ваше рабочее время будет сокращено. Вы начнёте в восемь.
   - А остальные? - Поинтересовалась из своей коляски Лера.
   - Остальные - как всегда! - Парировал распорядитель. - Если вопросов больше нет, я пойду спать.
   Вопросов к Игорю ни у кого не было. Несколько человек бросились собирать сумки и вызывать по телефонам такси, остальные пошли спать. Я решила не мчаться на ночь глядя, а спокойно лечь в постель.
   Утром большая половина нашего коллектива после завтрака отправилась на остановку. Вещей почти никто с собой не брал, ограничились дамскими сумочками.
   "Надо бы поздороваться с банкоматом", - подумала я и поинтересовалась у него, что он мне может предложить. Банкомат предложил восемь тысяч. "За что?" - удивилась я. - "А! Наверное, здесь премия за работу!" - И я с чистой совестью сняла пару тысяч налички.
   Домашняя ванна, наполненная пеной, показалась мне намного комфортнее коттеджевского душа. Кроме того, мне никуда не надо было спешить. Понежившись в тёплой воде около двух часов, я вышла и решила позвонить Фёдору.
   - Алло?! - Послышалось в трубке.
   - Привет! Это я! - Сообщила я. - У меня выходной.
   - Ага! Бакс, это Лена! - В трубке раздался радостный лай. - Сиди дома, никуда не уходи, я скоро буду! - И телефон зашёлся гудками отбоя.
   "Интересно, последние слова относились ко мне или к Баксу? Будем надеяться, что ко мне". В ожидании Фёдора, я напялила джинсы и футболку, сложила в пакет халатик и тапочки (к мастерам лучше ходить налегке, всё равно будут переодевать) и села возле телевизора. Через несколько минут раздался звонок в дверь.
   - Ты что, заболела? - Спросил Фёдор, как только я открыла дверь.
   И как я забыла привести себя в порядок?! Привыкла, что с нами каждый день работают стилисты.
   - Нет, просто не накрасилась. - Сконфуженно ответила я, но тут же выкрутилась: - Ты же не сказал, куда мы пойдём!
   - Погода замечательная - предлагаю ехать на речку! Вода уже как летом - двадцать три градуса!
   - Здорово! Тогда я и краситься не буду, раз уж мы будем купаться... - И я кинулась собирать пляжные принадлежности.
   Бакс с нетерпением ждал нас в машине и чуть не затоптал меня от радости, когда я села рядом с ним. Шофёра сегодня не было.
   Несмотря на практически летнюю жару, людей на загородном пляже не оказалось. Фёдор расстелил под деревом плед, а я, раздевшись, обратилась к Баксу:
   - Ну что, Баксик, пойдём купаться?
   - Гав! - Радостно согласился Бакс и помчался в воду.
   Подняв тучу брызг, он носился по мелководью и не давал мне возможности войти в реку.
   - Бакс! Принеси-ка мне палку! - Наконец догадалась я и кинула в воду палку, найденную тут же.
   Бакс поплыл на глубину за палкой , а я смогла войти в воду. Не успела я окунуться, как меня окатило новой порцией брызг - это рядом плюхнулся с разбегу Фёдор.
   - А ну, наперегонки! - Закричал он и усердно заработал руками.
   Я тоже поднажала в своём любимом стиле баттерфляй. Бакс изо всех сил поплыл по-собачьи. Так, гуськом - впереди Фёдор, за ним я, а за мной Бакс, - мы доплыли до противоположного берега.
   - Я думал, что успею ещё и позагорать, пока ты доплывёшь. - Восхитился моей скоростью Фёдор, когда я вышла на берег почти сразу же за ним.
   Бакс радостно отфыркиваясь и обрызгивая нас не дал мне ответить что-нибудь остроумное. Ну и хорошо: за словом надо было лезть в карман, а на купальнике карманов не было.
   - Ну, как там у тебя на новой работе? - Как бы между прочим поинтересовался Фёдор, когда мы, переплыв снова на свой берег, улеглись в тени на пледе.
   - Ой, всё так интересно! Но и устаём, конечно же, ужасно! - И я рассказала обо всём, что со мной происходило за эту неделю.
   - Неужели всё так прекрасно? И ничего подозрительного или страшного?
   - Есть один подозрительно-страшный охранник. - И я рассказала о встрече с "коммуникабельным" охранником.
   - Когда это было, в четверг? - Задумчиво уточнил Фёдор, закусив во рту травинку.
   - Да, в четверг, как раз накануне показа. Часов примерно в полдесятого. В девять мы закончили и я вышла погулять.
   - А в пятницу уже появилось на улице... - Сам себе пробормотал он.
   - Что появилось? - Не поняла я.
   - Да так, мысли вслух... А не могла бы ты каждый вечер выходить погулять перед сном?
   - Да запросто! Это в первые дни я падала, как убитая, а теперь уже втянулась. Вот только... Фантазия у меня буйная. Иногда даже связывать приходится... А этот страшный охранник...
   - Да он тебя просто напугал! Что он может сделать, да и зачем?
   - Ну мало ли...
   - А ты не попадайся ему на глаза. Совсем не обязательно подходить к самому забору, можно понаблюдать издалека.
   - Понаблюдала и?..
   - И позвонила мне. А то вдруг этот ваш Альберт...
   - Да ты что?! Ты думаешь, он какой-нибудь мафиози?! Крупный наркоторговец?! А может, ещё и киллер?!! Да он даже мухам руку подаёт, помогая сойти с потолка, а ты его в киллеры записал!!! - Я ужасно возмутилась подозрениям следователя к нашему душке-директору, который изредка появлялся во время наших занятий и всегда был очень обходительным.
   - Что ты, что ты! - Шутливо стал отбиваться от моего напора Фёдор. - Ничего такого я о нём не думаю! Вот и докажешь мне, что мои подозрения напрасны.
   - Вот и докажу!
   - Вот и докажи...
   - И докажу... - Не найдя, что бы ещё такого сказать этому подозрительному следаку, я пошла к воде.
   Бакс обогнал меня и первым ринулся в реку.
   - Баксик, плыви подальше! - Крикнула я ему.
   Бакс послушался и я смогла спокойно войти в воду. Через пару минут к нам присоединился и Фёдор. Наплававшись, мы устроили палко-швырятельную игру - по очереди бросали палку друг другу так, чтобы Бакс мог её перехватывать и приносить нам.
   Совершенно незаметно день подошёл к концу. По дороге домой, мы поужинали в загородном кафе и уже в полной темноте подъехали к моему дому.
   - Не хотелось бы завтра рано вставать и тащиться на остановку. Может, ты отвезёшь меня на работу уже сегодня? - Решила выгадать я.
   - Ты что, такая ленивая? И как я этого не рассмотрел раньше?! Нам с Баксом ленивая жена не нужна.
   - А вам никто и не предлагает! - Фыркнула я. - Может, на счёт Баксика я бы ещё и подумала, а вот ты... И потом, ленивые люди - это очень даже выгодно.
   - Как это?
   - Ну, ленивые всё делают очень быстро, чтобы поскорее отделаться от работы. И делают всё очень качественно, чтобы потом не переделывать.
   - А, ну тогда да... Ладно, иди, собирай вещи. Мы с Баксом так и быть, отвезём тебя.
   - А у меня уже всё собрано! Я только заскочу за пакетом и вернусь! - И я помчалась к лифту.
   Сначала мы ехали по уже знакомому мне маршруту автобуса, но когда до остановки оставалось совсем немного, Фёдор вдруг свернул в какой-то незнакомый переулок.
   - Ты что, хочешь меня завести в кикие-то трущобы? - Я начала оглядываться.
   - Нет, просто подъедем к вашему коттеджу с другой стороны.
   Но с другой стороны подъехать не удалось. Возле открытых ворот складского ангара стояла огромная фура и перегораживала собой узкую улицу.
   - Сиди и не высовывайся! - Сказал то ли мне, то ли Баксу Фёдор и вышел узнать, надолго ли этот затор.
   Через несколько минут он вернулся.
   - Они тут будут загружаться ещё около получаса. Попросили объехать по следующему переулку... Очень вежливо попросили... - И Фёдор, развернувшись, повёз меня к остановке.
   - Отсюда сама пройдёшь или тебя проводить? - Спросил он, остановившись метров за тридцать до остановки.
   - А почему бы тебе меня не подвезти до калитки?
   - Просто не хочу светить машину.
   "Светить!" - что за ментовский жаргон?!
   - Ну и ладно. Сама дойду! - И я решительно хлопнула дверцей.
   - Звони мне! - Крикнул в открытое стекло Фёдор и завёл мотор.

*13*

   Обиженная на Фёдора за его подозрения по отношению к нашему руководству, я поднялась в свою комнату, приняла душ и легла в постель. "Ну как можно общаться с человеком, который любого подозревает в преступлениях?!" - думала я. - "Хотя что с него возьмёшь - следователь он и в постели следователь!" - Почему в голову пришло именно такое изречение, я уже не стала разбираться. Сон почти полностью растёкся по моему телу и я незаметно заснула. Немудрено, что после такой последней мысли снился мне именно Фёдор и именно в постели...
   Наутро за завтраком из-за столика молодёжи послышалось:
   - Ну и что, что легла не раздетая?! Зато похмелье встретила нарядная! - Это кому-то ответила зеленоглазая Машенька.
   Вообще, я вдруг отметила, что в нашем коллективе как-то так сложилось, что всех малолеток мы стали называть уменьшительно-ласкательными именами, старушек - по имени и отчеству, а середнячков - просто по имени.
   Тут из-за стола попыталась встать дюймовочка Олечка, но у неё не получилось и она, с грохотом перевернув свой стул, упала на пол.
   - Эй, звёзды! - Весело крикнула она нам всем, продолжая сидеть на полу и потирая ушибленный локоть. - Загадывайте желание - я упала!
   - А почему мы должны загадывать? - Не поняла юмора Светочка.
   - Ну, если падает звезда, принято загадывать желание. - Начала ей объяснять колясочница Лерочка. - А если падает человек, то пусть желание загадывают звёзды. А так как теперь мы все - "звёзды", то можем загадывать желание.
   - А... Что бы такое загадать... - Всерьёз задумалась Светочка.
   - Пингвину крылья даны не для того, чтобы летать, а для того, чтобы были. - Глубокомысленно заметила наша Вера, поднося ко рту кусочек омлета. - У некоторых людей так с мозгами...
   - Хочу быть кинозвездой! - Вдруг нашла своё желание Светочка. - Обо мне тогда весь мир говорить будет!
   - Хватит и того, что о тебе говорит вся улица. - Осадила её пухленькая Женечка. - Ладно, на работу пора! Хватит лясы точить, пошли!
   - Ой, опять работать!.. Все болезни в мире - от работы. Мой девиз: "Не умри молодым!" - Воскликнула нигде не учившаяся и не работавшая Машенька.
   - А зачем ты тогда сюда пришла? - Резонно спросила Лерочка.
   - Чтобы себя показать и найти прекрасного принца.
   - Девочки, - вмешалась я в их разговор, - если вы хотите, чтобы вас нашёл прекрасный принц, поймайте стрелу и квакайте погромче.
   - Чё? - Опять не поняла Светочка, застряв в дверях.
   - Ничего, всё в порядке. Пойдём! - И Женечка вытолкала её за дверь.
   Позавтракав, мы отправились на тренировку, затем к мастерам. И всё завертелось, как прежде.
   Вечером на тренинге нам объявили, что теперь мы будем готовиться к выставке собак. Выставка состоится в субботу в Одессе. Нам надо будет показывать щенков, выставленных на продажу. И, разумеется, рекламировать нашу Студию.
   - А когда мы поедем в Одессу? - Поинтересовалась бывший школьный завхоз Алёна Витальевна.
   - В четверг вечером. - Стал объяснять Игорь. - Утром в пятницу мы уже будем там, поселимся, познакомимся с местом выставки и со своими щенками. После обеда до самого вечера - показ. В субботу выходного не будет - с утра и до четырёх часов мы будем опять работать на выставке.
   - А потом? - Поинтересовался кто-то за моей спиной.
   - Вечером вы будете свободны, сможете прогуляться по городу. В воскресенье мы планируем провести вам экскурсию, затем - пляж. А вечером в воскресенье мы поедем обратно.
   - А выходного не будет? - Забеспокоилась Женечка.
   - А чем вам день в Одессе не выходной? - Вопросом на вопрос ответил Игорь.
   - А? Ну да...
   Как правильно обращаться со щенками, чтобы выгодно показать свой маникюр и педикюр, мы тренировадись на мягких грушках. Кроме того продолжалась работа над портфолио Студии и над календарём.
   Май подходил к концу и погода была совершенно летней. Поэтому в свободное время я плавала в бассейне и почти не общалась со своими коллегами. Только вечером, потусовавшись некоторое время в гостиной, могла послушать о чём ведутся разговоры. Вот и сегодня, подойдя к диванчику возле полок с книгами, я услышала:
   - Конечно же искала! Но ведь мне уже пятьдесят! - Пятидесятилетняя Марьяна Игоревна, когда-то работавшая кассиром в кинотеатре, делилась своими неприятностями. - Никто таких не хочет брать. Хотя до пенсии я бы могла ещё работать целых десять лет, ещё не известно, будут ли они столько существовать... Ну, вот. Однажды я нашла объявление в газете, что имеется вакансия руководителя ритуального салона. Поехала туда. Меня с радостью приняли, сказали, что именно такая им и нужна, но...
   - Ну какие могут быть "но"?! - Воскликнула блондинистая Лида. - Зарплата-то хорошая?
   - Зарплата хорошая. Даже ещё лучше...
   - Ну? Всё же хорошо?
   - Всё бы хорошо, но меня насторожил круг обязанностей...
   - И что там такого настороженного? - Подняла голову от книги Вера.
   - Расширение клиентской базы.
   - И что? - Пожала плечами музработник Таня.
   - Расширение клиентской базы в ритуальном салоне!!! Мне что, их убивать?..
   Я не стала слушать дальше и пошла к другой группе. Здесь колясочница Лерочка объясняла бывшей студентке Олечке:
   - Борщ - он как Кунг-Фу. Ты можешь готовить его всю жизнь, но так и не достигнешь уровня бабушки.
   - А откуда ты про Кунг-Фу знаешь? - Подняла красивые карие глаза пухленькая Женечка.
   - Ну не всё же время я в коляске езжу! Когда-то занималась борьбой. У меня даже чёрный пояс был... - И на её глазах блеснули слёзы.
   - Ой, так хочется что-нибудь умное сказать, просто слов нет! - Сочувственно воскликнула платиновая Светочка.
   - Чтобы слова появились, надо хоть немного мозги развивать. - Отозвалась Олечка.
   - А они мне не нужны - я красивая!
   - Красивой надо быть не только снаружи, но и изнутри. - Глубокомысленно изрекла Машенька.
   - Так мне что, косметику килограммами жрать, что ли?!
   Больше я слушать не стала и переместилась в угол у телевизора.
   - Н-да... Жизнь проходит так быстро, как будто ей с нами не интересно - Вздохнула Нина Владимировна, поднимая упавшую трость.
   - Ну, не стоит терять оптимизма. - На секунду оторвалась от бесконечного вязания Зинаида Сергеевна.
   - И оптимизм тоже бывает клиническим. - Нина Владимировна встала, опёршись на трость, и собралась уходить.
   - Вот только избавишься от комплексов, начнёшь по-настоящему наслаждаться жизнью, и тут - бац! - понимаешь, что тебе шестьдесят... - Это загрустила шестидесяти семилетняя филолог Неля Эдуардовна.
   - А я недавно пела в караоке! - Вдруг воскликнула не успевшая отойти Нина Владимировна.
   - Я слышала о нём, но никогда не пробовала! - Воскликнула Алёна Витальевна. - И как, получилось?
   - Подошёл мужик и дал пятьсот гривен, чтобы я заткнулась.
   - Вот нахал!
   - Нет, почему же. Зато я поняла, что теперь могу этим время от времени подрабатывать...
   - У вас хоть какая-то пенсия есть, а что делать таким как я? - запричитала Алёна Витальевна. - Скоро у нас до пенсии смогут доживать только те, кому она и так не нужна!
   Я вышла в сад. Почти полная луна бросала на землю чёткие тени от деревьев. Переступая через светлые полоски, ступая как по досточкам только по теневым местам и напевая про себя "А нам всё равно!", я пошла в обход дома. "Волка и сову!" - я перепрыгнула через довольно широкий участок света и остановилась, приноравливаясь к следующему прыжку. "Дело есть у нас... В самый жуткий час..." - здесь тень была несколько шире и я остановилась отдышаться.
   - Траву! - Вдруг услышала я в стороне забора.
   "Неужели я пела вслух?" - подумала я, - "или кто-то тоже поёт мою песню..." - и я прислушалась.
   Возле складского ангара опять стояла фура. Её разгружали двое рабочих, а руководил сам красавчик Альберт.
   - Перемелете в пудру - никто и не поймёт! - Альберт давал распоряжения главному лаборанту. - И чтобы срочно! Послезавтра мы уже уезжаем!
   "Нам в пудру суют всякую траву" - на ту же мелодию продолжала напевать я, - "Стоп! Какую такую трын-траву?" - в голове сразу же прозвучал голос Фёдора: "Если есть вопрос, то ответ обязательно найдётся!" - "Ну ясно же, пудра на натуральных травах! Чтобы не портить состояние кожи... Или нет? А может это та трава, о которой намекал Фёдор?.."
   Ночью во сне моя бурная фантазия стала рисовать огромные снопы какой-то травы, которую ветряные мельницы перемалывали в муку. Лаборанты в белых халатах пересыпали муку в коробочки и какие-то подозрительные люди в чёрных масках продавали эти коробочки, выглядывая на перекрёстках из-за углов...
   Утром, перед завтраком я позвонила Фёдору.
   - Доброе утро! - Радостно закричал он в трубку так, что мне пришлось отстранить её подальше от уха. - Как дела?
   - Нормально. Я насчёт травы...
   - Какой травы? - Голос в трубке из восторженного превратился в настороженный.
   - В нашу пудру добавляют какую-то траву. Но может быть это просто натуральные компоненты для защиты кожи?!
   - Конечно, не бери в голову! - Успокоил меня Фёдор.
   - Ага, не бери в голову! Сам напугал, а теперь...
   - Да я же просто так! Работа у меня такая. Ну ладно, пока, мне в командировку надо собираться... - И он отключился.

*14*

   В четверг мы все готовились к поездке в Одессу. Поезд должен был отходить примерно в одиннадцать вечера, поэтому все с сумками собрались в гостиной к девяти и, в ожидании автобуса, вели непринуждённые разговоры.
   - Сначала я увидела в нём ангела, - продолжала начатое Вера. - Через некоторое время после замужества из ангела он превратился в дьявола. К чему только он меня не ревновал! Требовал, чтобы я уволилась из школы. Пару раз даже поднял на меня руку... Конечно же я переживала, плакала, а потом вдруг поняла, что он просто козёл. Тогда я как-то сразу успокоилась, при очередном приступе ревности вмазала ему сковородкой по башке и развелась. Теперь у меня все пути открыты.
   - Что толку, что все пути открыты, когда нет денег на дорогу? - Вздохнула Таня.
   - Но ведь теперь у нас есть деньги?! - Полувопросительно, полуутвердительно воскликнула Лида. - Со временем всё будет хорошо!
   - Со временем-то всё будет хорошо, а вот с нами всякое может случиться. - Пессимистично констатировала Света.
   У молодёжи был вечер страшилок Лерочка, пригнувшись, вещала страшным голосом:
   - Гроб стали закапывать два мужика. И вот, один из них говорит: "Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не ожил". А другой: "Ты уж тогда и по дереву постучи!" Тот постучал, а из гроба: "Кто там?" - Последнюю фразу Лерочка выкрикнула громовым голосом и выпучив глаза.
   - А-а-а!!! - Завизжала молодёжь.
   - Дожили! С ума начинают сходить даже те, кто его не имел! - Обернулась на крики Зинаида Сергеевна.
   - Подумаешь, у каждого свои тараканы в голове! - Парировала Женечка.
   - Девочки, если вы хорошенько пошевелите мозгами, то все тараканы разбегутся. - Посоветовала всё та же Зинаида Сергеевна, у которой сегодня, по-видимому, было ироническое настроение.
   - Засуньте свои советы себе знаете куда?! - Взбрыкнула Светочка.
   - Ужасное время! - Вскочила, опираясь на трость, Вера Ивановна. - Теперь мы боимся поцарапать айфон, но не стесняемся нагадить в душу людям!
   Может, кто-то что-то и ответил бы, но тут к нам ворвался Юрчик и заорал:
   - На нас наехали! Какие-то отморозки хотят забрать весь наш товар! Там Лёша один отбивается, бежим ему помогать!
   И все побежали. Даже Вера Ивановна с тростью и Лерочка в коляске.
   Вбежав в открытые двери складского ангара, мы увидели настоящую драку: один наш тренер против пяти отморозков в чёрных спортивных костюмах и балаклавах. "Это несправедливо - пятеро на одного!" - пронеслась у меня мысль, и я, схватив какую-то палку из штабеля, бросилась на помощь Лёше. Выбрав в качестве цели ближайшего "синюка", я стала молотить его палкой, не отвлекаясь на остальных. По-видимому, остальные модели поступили точно так же, потому что, когда Лёша отстранил меня от моей жертвы и начал связывать ему руки скотчем за спиной, я, оглядевшись, увидела по одной-две раскрасневшиеся фурии над тремя отбивающимися отморозками и нескольких над парочкой так же связанных, как и мой.
   Вскоре битва была окончательно закончена в нашу пользу. Отморозков погрузили в фургон (почему-то медицинский, белый с красным крестом и с надписью "реанимация") и он унёсся на огромной скорости, не включая, однако, ни сирены, ни мигалки.
   Возбуждённые мы вернулись в гостиную.
   - Ух, как мы их все! - Восхищалась Светочка.
   - Интересно, а какого хрена им у нас надо было? - Выразила общее недоумение Машенька.
   - Ответ, конечно, существует, но формулировке пока не поддаётся... - Вздохнула Алёна Витальевна, беря в руки свою сумку в ответ на сообщение запыхавшегося Юрчика о том, что автобус уже давно приехал и нам, чтобы не опоздать, надо срочно грузиться.
   И в автобусе до вокзала, и в поезде почти до двух ночи мы делились впечатлениями о первой в нашей жизни битве.
   - А как Вера Ивановна Своей тростью орудовала!
   - А где вы кастрюлю-то раздобыли?
   - Сама не знаю! Она возле двери стояла, прямо на полу...
   - А Лерочка-то, Лерочка! Потихоньку подкатит сзади и бросает в них бутылки с растворителем!...
   Всё ещё находясь в возбуждённом состоянии, я, стоя перед зеркалом в туалете, набрала Фёдора и в жутких подробностях, кое-где приукрашивая и преувеличивая, рассказала ему о происшествии. В конце рассказа пять нападавших превратились в пятнадцать, да ещё и вооружённых автоматами...

*15*

   В Одессе было по-летнему тепло и солнечно. Поселили нас на Дерибасовской в Пассаже. Круто звучит? Но только звучит. В двухместные номера нам поставили раскладушки и поселили по четыре человека. И только в моём номере нас оказалось трое - я, колясочница Лерочка и Неля Эдуардовна. Всего мы заняли четыре номера. Как расположились наши руководители, не знаю.
   Выставку собак устроили совсем рядом, в бывшем кинотеатре "Украина" на перекрёстке Дерибасовской и Ришельевской, куда мы и отправились сразу же после завтрака. Маникюр и педикюр нам сделали ещё до отъезда, а причёски и макияж уже на месте. Кое-кому, правда, из-за вечерней битвы, пришлось кое-что возобновить или подправить. Центр огромного зала, обрамлённый двумя рядами пластиковых стульев, служил импровизированной ареной, на которой хозяева демонстрировали своих подопечных. А по периметру стен были устроены маленькие комнатки два на два метра с открытой для зрителей лицевой стеной. В них мы и должны были работать со щенками.
   Мне достались щенки европейского пуделя - шустрые кучерявые чёрные, серые и белые комочки, всего восемь штук. В углу стояло кресло на вычурных ножках в стиле рококо, на полу - ковровое покрытие, в другом углу - стилизация под камин, вместо дров в котором поставили тканевую корзину для щенков. В выдвижном ящичке "камина" находился корм для собак, салфетки и консервный нож, сверху - графин с водой. Ближе к зрителям, возле невысокой, едва до колена, прозрачной перегородки из оргстекла стояли две миски. В одну я сразу же налила воды, а в другую ложкой выложила содержимое консервной банки. Задача была простая: красиво сидеть в кресле, вытянув ноги к зрителям и сложив на коленях руки. Когда кто-нибудь подходил к вольеру, вынимать из корзины парочку щенков, демонстрировать их и свой маникюр, играть с ними, кормить их и убирать за ними. Если появятся покупатели на щенков, надо было подозвать распорядителя выставки. Ну а если кто-то попросит, давать визитку "ЭСНЭ". Время от времени можно было выходить по своим надобностям в бытовую комнату. Там же можно было хлебнуть чаю и перекусить бутербродом.
   Выставка начала свою работу в три часа дня. И тут оказалось, что щенки мне достались непоседливые. Мирно лежать в корзинке им было не интересно. Куда интереснее хватать меня зубами за подол платья, кувыркаться, подставлять для почёсывания животик или спинку, гоняться друг за другом, переворачивая миски и справлять нужду в самое неподходящее время прямо на ковре. Думаю, что и убирала и играла я со своими подопечными довольно грациозно. Кроме того, что за день мне удалось продать шесть щенков (на место убывших откуда-то приносили новых), я ещё и визиток раздала около десятка.
   Сдав своих подопечных устроителям выставки, в восемь мы вышли из здания на улицу. С Приморского Бульвара доносилась музыка и я решила прогуляться. Лерочка, щеголявшая в новенькой автоматической коляске, полученной перед самым отъездом, составила мне компанию. Обогнув Оперный театр, мы вышли на бульвар и сразу же окунулись в многообразие самодеятельной культурной жизни Одессы. Здесь играли и гитаристы, и аккордионщики, и ударники; рисовались шаржи мелками и космические пейзажи баллончиками; происходили соревнования по подтягиванию и бросанию мячиков по бутылкам. И всюду собирались толпы зрителей. Мест на скамейках не было. Постояв то там, то сям, поглазев и послушав, мы добрались до памятника Дюку и посмотрели вниз на Потёмкинскую лестницу. Спускаться к порту не хотелось и мы двинулись обратно. Я еле поспевала за чудо-коляской, которая ловко лавировала среди праздной толпы. Лерочка была в восторге - достаточно слегка повести пальцем и коляска выполняет любое желание! Вернувшись на Дерибасовскую, мы поужинала в кафе и отправились спать.
   Утром мы позавтракали и в полдевятого выбрались из гостиницы. Утренняя Одесса оказалась совсем не такой, как вечерняя. Было тихо и пусто, почти все жители и отдыхающие ещё спали. До начала работы выставки оставалось почти полтора часа и мы решили прогуляться. Теперь компанию мне составляли почти все наши модели. Не спеша и подробно мы осмотрели Оперный театр, прогулялись по безлюдному Приморскому Бульвару, поплескались в фонтане у памятника Пушкину, сфотографировались с Дюком, посидели на львах возле дома графа Воронцова, спустились в Турецкий парк и, полные сил и хорошего настроения, к десяти часам пришли в "Украину".
   До трёх часов у меня раскупили всех пудельков. Последний белый пудель, оставшись один, попросился ко мне на руки и уснул, свернувшись калачиком, пока его не заметил рыжий мальчик лет шести, державший за палец очкастого папу. Папа, не отрывавшийся от своего смартфона, на все вопросы сына отвечал многозначительным "Угу". Он даже не заметил, как сын перелез ко мне в вольер и, сидя на полу, стал возиться со щенком. Я развлекала и ребёнка и собачонка, как могла, пока откуда-то не появилась запыхавшаяся мама.
   - Сашенька, вылезай пожалуйста! - Обратилась она к найденному сыну. - Вова, ну скажи ему! - Это уже к мужу.
   - Угу.
   - Сашенька, ты уже всех собачек посмотрел? Может, пойдём дальше?
   - Я уже всех сто раз видел! Я хочу этого купить!
   - Ну мы же договорились, что подарим тебе овчарку на день рождения! Вова!
   - Угу.
   - Не хочу овчарку! Хочу пуделя!! Не хочу ждать, хочу сейчас!!!
   В конце концов пуделя ему купили и вся семья двинулась к выходу.
   В три часа нас организованно покормили и повезли на пляж в Аркадию. Отдых на пляже, как оказалось, тоже был запланирован с умыслом - нас нарядили в шикарные закрытые купальники и предоставили шезлонги вокруг бассейна. Для непосвященных отдыхающих мы не были группой: миловидные старушки, прекрасные женщины и обворожительные девушки с великолепным маникюром, педикюром и макияжем тратили деньги на отдых в Аркадии, попивая коктейли и плескаясь в морских волнах... А у входа на пляж красовался большой рекламный плакат студии ЭСНЭ, на котором были изображены только руки и ноги - снимки из студийного портфолио. Немудрено, что посмотрев на нас, многие женщины брали визитки ЭСНЭ, лежащие прямо на парапете лестницы...
   В воскресенье после завтрака мы выписались из гостиницы. У входа нас ожидал автобус, который повёз нас на экскурсию. Чтобы не дублировать экскурсионные буклеты, о самой экскурсии я рассказывать не буду. В начале первого нас высадли у парка Шевченко.
   - Все свободны до шести вечера! - Провозгласил Игорь. - В шесть встречаемся у вокзала! - И он укатил на каком-то мерседесе.
   Вещей у нас было не много - по небольшой дорожной сумке. Кто отправился бродить по городу, кто по магазинам, а я - на ближайший пляж. Ближайшим оказался пляж в парке Шевченко. Расстелив полотенце на песочке в тени, подложив сумку под голову вместо подушки, я расслабилась. "Вот оно счастье! Море, песок - пусть и без пальм, я - такая прекрасная и удивитеячльная..." - И тут кто-то плюхнулся со мной рядом.
   - Не помешаю? - С каким-то деланным акцентом обратился ко мне противный голос.
   Я нехотя открыла глаза и выглянула из под шляпы:
   - Неужели вам было мало места... Фёдор?!! Как ты здесь очутился? А где Баксик?
   - Отвечаю по-порядку: Да, я Фёдор. Я здесь на семинаре следователей. Бакс приехал со мной и в настоящее время обнюхивает очаровательную блондинку.
   Я повернула голову туда, куда кивнул Фёдор, и увидела Бакса рядом с малюсенькой болонкой. Оба проявляли явное дружелюбие, не обращая внимания на пытавшуюся их разлучить пожилую даму с зонтиком. Наконец, дама преодолела свой страх перед огромной псиной и выхватила у неё из под носа своё тявкающее сокровище. Бакс с достоинством что-то рыкнул и неторопливо пошёл к нам.
   - Баксик! Ух ты моя любимая морда! - Принялась я тискать его в своих объятиях.
   - Мне ты такого приёма не оказываешь. - Насупился Фёдор.
   - Ну, ты ведь не такой очаровашка. Тебе до Бакса ещё расти и расти! Правда, Баксик? - Бакс прыгал вокруг меня, припадая на передние лапы, отскакивая, повизгивая и порыкивая, во всю стуча хвостом по бокам и раскидывая вокруг песок. - Скучно тебе на семинаре? Бедненький, совсем тебя замучил этот следак!
   - Этот, как вы выразились, "следак" мог бы оставить Бакса с соседкой. Вот тогда бы ему было действительно скучно. А так, мы уже третий день по пол дня проводим на пляже, по вечерам гуляем в парке и вообще ведём здоровый образ жизни.
   - Ну ладно. - Я положила руку на голову уставшего скакать Бакса и милостиво обернулась к Фёдору. - Я тебе прощаю.
   - Что прощаешь?! - Возопил Фёдор. - Я что, уже успел в чём-то провиниться?
   - Чтобы женщина простила мужчину, ему совершенно нет необходимости в чём-либо провиниться. Кстати, мог бы принести мороженое...
   Фёдор молча вскочил и буквально через минуту стоял надо мной, держа в руках четыре упаковки с мороженым.
   - Ого! Какая прыть! Неужели тебе от меня что-то нужно? - Разворачивая эскимо, я подозрительно посмотрела на усаживающегося рядом Фёдора.
   - Да нет, ничего не надо...
   - А может, ты хочешь выведать от меня что-нибудь про ЭСНЭ?
   - Нет, не хочу. Наоборот, могу даже предсказать, куда вы поедете на следующие выходные.
   - И куда же?
   - В Киев.
   - И что же мы будем делать в столице нашей Родины?
   - Дай-ка подумать... - Фёдор внимательно рассматривал пятно на полотенце от растаявшего мороженого. - Вижу Киевский вокзал...
   - Ха!
   - Вижу много сокровищ: бриллианты, рубины, сапфиры, изумруды...
   - Ха?
   - И тебя среди них...
   - Хватит болтать! Паршивый из тебя предсказатель! Пошли лучше купаться! Баксик, охраняй вещи! - И, демонстративно покачивая бёдрами, я пошла к морю...
   Думаете, Фёдор изъявил желание проводить меня к поезду? Ничуть не бывало! Отговорившись какими-то совершенно неожиданно свалившимися откуда-то делами, он схватил Бакса за поводок и умчался в неизвестном направлении почти сразу же после обеда в кафе. А я в совершенном одиночестве вернулась из кафе обратно на пляж, купив по дороге с рук какой-то потрёпанный детективчик...

*16*

   Приехав домой утром, мы завтракали все вместе. Старушкам на сегодня дали отдых.
   - Говорят, кофеин вреден для здоровья. - Как бы в никуда проговорила Машенька, наливая себе кофе из кофейника. - И сахар вреден, и масло... - Она положила в чашку ложечку сахара и, взяв бутерброд с маслом и сыром, огорчённо вздохнула.
   - Не расстраивайся! - Успокоила её Алёна Витальевна. - Расстраиваться тоже вредно для здоровья.
   - Ой, я опять поправилась! - Расстроенно погладила себя по животу Лида за нашим столом. - Вчера в кафе тортик ела...
   - Если съесть один кусочек, то это на вес повлиять не может. - Отозвалась Вера.
   - А если съесть весь торт целиком, не разрезая, то получится, что вы съели всего один кусочек! - Вмешалась из-за своего столика Женечка.
   - Чтобы похудеть, надо почаще ходить в тренажёрный зал, а не отлынивать, как некоторые. - Многозначительно посмотрела на Лиду Таня.
   - И даже не обязательно тренироваться. - Поддакнула Нина Владимировна. - Просто хотя бы не жрать эти два часа.
   Несмотря на шутку, пророчество Фёдора исполнилось почти дословно. Сразу после завтрака нам объявили, что мы будем готовиться к выставке ювелирных изделий, которая будет проводиться в Киеве в следующую субботу.
   - Ура! Опять путешествовать!!! - Обрадованно захлопала в ладоши миниатюрная Олечка.
   - Я очень люблю путешествовать. - Доверительно повернулась к нашему столу Неля Эдуардовна. - До того, как я попала сюда, я тоже путешествовала. Иногда посещала кухню - столицу квартиры. А иногда и такой экзотический уголок планеты, как туалет...
   - Ну, ни фига себе понты!.. - Воскликнула Светочка.
   - Есть такие люди, к которым хочется подойти, - Неля Эдуардовна встала и подошла к столику молодёжи, - обнять за плечи, ласково заглянуть в глаза и спросить: - Неля Эдуардовна повернула к себе Светочку, - "Ну как же ты живёшь без мозгов-то, а?"
   Все так и грохнули. А Светочка сидела то раскрывая, то закрывая рот и крутила головой, оглядывая всех нас:
   - Чё? Какого хрена? Ну, блин... А чё такое?...
   И от этой картины смеяться хотелось ещё больше...
   Снова начались тренировки: теперь нас учили правильно носить диадемы и заколки, клипсы и серьги, колье и кулоны, кольца и браслеты...
   Зато в работе с мастерами наступило некоторое затишье - мы уже работали всего по полтора-два часа. Работа над портфолио была закончена и во вторник вечером нам сообщили результаты по календарю.
   - Милые дамы! - Игорь расплывался в лучезарной улыбке. - Позвольте показать вам результаты нашей работы за эти почти три недели. Внимание на экран!
   Свет в гостиной погас и на экране стали демонстрироваться кадры портфолио ЭСНЭ - только руки и ноги с различными видами маникюра и педикюра. Это было очень красиво, но понять, кому из нас какие кадры принадлежат, было невозможно. В процессе такой интенсивной работы мастеров я даже не смогла запомнить, что именно они мне делали.
   Потом Эльвира что-то долго говорила о необходимости наглядной рекламы и её роли в работе студии. Я её речь пропустила мимо ушей, потому что моя фантазия вдруг начала рисовать любовные сцены с Фёдором. Я представляла себя юной девушкой в его объятиях в самых живописных уголках планеты, поцелуи, постельные сцены... Очнулась я только тогда, когда услышала своё имя:
   - А эти кадры Лена Нестерова придумала сама. - Эльвира комментировала видеоролик, в котором я кормлю себя и собачку шоколадом.
   Если бы я не знала, что это я, я бы себя не узнала. Вполне ещё молодая, ухоженная дама с благородными жестами, сидящая непринуждённо, но с достоинством. Пальцы с прекрасным маникюром то отламывали кусочек шоколадки и отправляли его в рот, то поправляли волосы в причёске, то клали шоколад на пол рядом с ухоженными ногами, то поправляли браслетик на ноге, то тыкали в кнопки мобильника... А умильное выражение собачьей морды только усиливало желание любоваться всей этой красотой. Другие ролики опять прошли мимо моего внимания. Потому что я в своих фантазиях уже улетела в неведомые дали, пока Игорь вдруг не вывел меня оттуда:
   - А теперь самое главное - наш календарь!
   Все заёрзали на своих местах и я заставила себя сосредоточиться на происходящем. Помечтать успею и потом, ночью в кровати...
   - Не справились с работой и не попали на страницы календаря... - Игорь выдержал интригующую паузу. - Три дамы... - Он оглядел всех нас, усиливая напряжение. - Эти три дамы...
   - Не томи, голубчик! - Не выдержала Нина Владимировна. - А то у нас валерьянки на всех не хватит.
   - Эти три дамы - Женя, Света-Старшая и... Алёна Витальевна!
   Все облегчённо вздохнули. Кроме, разумеется, названных.
   - Но вы не расстраивайтесь! Ваши снимки тоже были не плохими и будут напечатаны на рекламных плакатах. А теперь я назову тех, кто не занял призовых мест, но на страницы календаря попали. Это Олечка - январь, Марьяна Игоревна - март и Вера - июнь.
   Мы вяло зааплодировали, а Игорь продолжил:
   - Третье - ПРИЗОВОЕ! - место заняли следующие дамы: Лерочка - май, Лида - июль и Нина Владимировна - декабрь.
   Аплодисменты стали чуть живее.
   - Второе место заняли Машенька - октябрь, Лена - август и Светочка - апрель.
   "Лена, какая Лена?" - я оглянулась по сторонам, пока до меня, наконец, не дошло, что это я - "Я заняла второе место!!! Ура!.. А почему не первое?.."
   - Ну а на первом месте у нас - Зинаида Сергеевна - февраль, Неля Эдуардовна - сентябрь и Таня - ноябрь!
   Все зааплодировали.
   - А какая будет премия? - Поинтересовалась Светочка.
   - А это коммерческая тайна! - Улыбнулась Эльвира. - Увидите на своих банковских карточках.
   - У-у-у. - Загудели вокруг.
   - Вы разве не хотите посмотреть, как выглядит наш календарь и вы в нём? - остановил это "у-у-у" Альберт.
   - Хотим, хотим! - Зашумели все и снова повернулись к экрану.
   - Тогда смотрите! - как конферансье на концерте объявил Игорь и включил видео.
   Под "Времена года" Чайковского медленно стали раскрываться листки календаря. Январь открыла миниатюрная Олечка, сидящая на подоконнике с босыми ногами и смотрящая на снег за окном. "Это же мой сюжет!" - подумала я - "Я же тоже в нём снималась!.. Хотя Женечка, действительно, смотрится тут лучше... Интересно, ещё какие-нибудь мои сюжеты здесь появятся?.." Мои сюжеты появились все! Лерочку без коляски усадили на цветущую ветку яблони в мае, Нелю Эдуардовну спрятали под зонтиком в сентябре, а я оказалась в августе на яхте! Мои сюжеты заняли и первое, и второе, и третье призовые места, а также утешительное четвёртое! "Интересно, а то, что мои сюжеты использовали для других, на размерах моей премии как-нибудь отобразится?" - промелькнула ехидненькая мысль и сразу же спряталась за углом совести, потому что тут же нам всем подарили по одному календарю!
   "Вот Фёдор удивится!.." - думала я, пряча календарь на дно сумки в своей комнате, - "Ну, а теперь - гулять!" - и я пошла в сад. И как это я раньше не обратила внимание на то, что май уже закончился и наступило настоящее лето? На деревьях в свете фонарей и окон уже явно различались маленькие вишенки, абрикосики и яблочки. А розы благоухали так, что невозможно было удержаться, чтобы не вдыхать их аромат раскрытым ртом. Идя от куста к кусту, нюхая розы и напевая в уме "Миллион, миллион, миллион алых роз", я не спеша подходила к воротам складского ангара. Никакой фуры возле него сегодня не было, но дверь была открыта и на улицу из неё падал свет. "Давайте тихонько, давайте на цыпочках", - изменилась мелодия в моей голове, когда я стала пробираться ко входу в ангар в густой тени его стенки. Подкравшись почти к самым дверям, я остановилась и прислушалась. Сначала ничего не было слышно. А потом стали доноситься обрывки фраз:
   - Покроешь лаком и приглушишь... - Голос Альберта.
   - А крупные куда? - Непонятный голос, наверное, одного из лаборантов.
   - А трость и коляска на что?
   - А если найдут?
   - ... лишь бы не потеряли. - Закрывая двери на ключ подытожил Альберт и они вдвоём двинулись вдоль забора к калитке. Попрощавшись у калитки, Альберт пошёл в дом, а лаборант сел в легковушку, припаркованную рядом, и укатил.
   "Вот оно! Началось!" - тревожно застучали барабаны в мозгу - "Я шпионю, как в настоящем детективе. Интересно, что они хотят приглушить лаком и спрятать в коляске?.. Точно какую-нибудь контрабанду!" - и с этими мыслями я прошмыгнула в свою комнату.
   Накрывшись с головой одеялом, я набрала номер Фёдора и страшным шёпотом сообщила:
   - Кинолог, кинолог! Я мотылёк! Ваше задание выполнено!
   - Какое задание? Кто это?... Ленка, ты, что ли?
   - Конечно я! Не отвлекайся! Задание выполнено, примите полную цитато-информацию!
   - Какую ещё цитоинформацию? - Не понял Фёдор.
   - Не перебивай, а то забуду! - И я передала по памяти слово в слово то, что подслушала у ангара. - Какие будут ещё задания? Мне продолжать или снять наблюдение?
   - Ну ты даёшь! - Фёдор смеялся и фыркал в трубку. - Ладно, мотылёк, продолжайте наблюдение. Ваша информация нам очень поможет в работе. Слышь, Ленчик, а ты кроме как играть в детектива, по мне хоть скучаешь?
   - Вот ещё! Только по Баксику!
   - Гав! - Раздалось радостное восклицание в трубке. - Спокойной ночи, Баксик! - Крикнула я собаке. - Ну и тебе тоже не ворочаться. - Буркнула я Фёдору и отключилась. "Пусть помучается!"

*17*

   Перед поездкой в Киев трость Нины Владимировны украсили новыми крупными стразами. "Какие-то они не слишком блестящие" - подумала я - "Приглушенная роскошь... Приглушенные... Что-то такое я слышала..." - мысль махала хвостом, но никак не давала себя поймать - "Покроешь лаком и приглушишь" - вдруг всплыло в памяти - "И зачем им надо было покрывать стразы лаком?" - размышляла я, устраиваясь на сиденье автобуса. Но тут из моей сумки выпала книжка, которую я начала читать накануне, и я углубилась в приключения индейцев.
   Для выставки ювелирных украшений был арендован театр музыкальной комедии. И в коридорах, и в фойе, и в буфете, и в зале - всюду на стенах висели плакаты с нашими фотографиями: мы демонстрировали украшения, дополняемые, естественно, авторскими работами на ногтях. Под плакатами располагались витрины с украшениями, за которыми стояли и сидели мы. Надеюсь, никому не надо объяснять, что было надето на наших пальцах, запястьях, шеях, щиколотках, в ушах и в волосах?
   Мне достались изделия с изумрудами. Оказывается, изумруды бывают самых разных оттенков! По желанию посетителей, я доставала то или иное украшение и примеряла его на себя. Показав очередное колье, я сняла его и опустив голову, раскладывала в витрине, как тут прямо мне в ухо кто-то прошептал:
   - А камни-то краденые...
   Я подняла глаза и увидела ... Фёдора! Каким ветром его сюда занесло?
   - Здрассте... - От неожиданности ничего другого в мою голову не пришло.
   - Ух, какая ты красивая! - Восхитился Фёдор.
   - Это потому, что на мне вот это всё. - И я продемонстрировала Фёдору надетые на меня украшения. - А ты-то здесь каким боком?
   - А мы охраняем всё это безобразие. - Фёдор повёл головой вдоль коридора. - Нас тут таких много.
   Чтобы Фёдор не заметил, как моё лицо блаженно расплывается от встречи с ним, я сразу же насупилась:
   - А Баксик где?
   - Сидит в засаде - вон под тем столом. - Он указал на стол охранника под пожарным щитом у самого входа в театр.
   - И не стыдно тебе эксплуатировать ребёнка бесплатно? - Возмутилась я.
   - И вовсе не бесплатно! - Обиделся за Бакса Фёдор. - Он у нас стоит на полном довольствии! Я его зарплату мешками ношу! Не то, что свою - просто в кармане...
   Тут к моей витрине подошла современная пара: он - седоватый и усталый, скучающего вида и моего возраста бизнесмен и она - длинноногое юное создание с нарощенными ресницами и ногтями. Фёдор незаметно ретировался.
   - Хочу вот это кольцо! - Её палец упёрся в стекло. - И вот эти серьги!.. И вот это! И это!!!
   - Я сказал - только три! - Непреклонно отрезал "папик".
   - У-у! - Надуло губки создание и на его глазах заблестели слёзы обиды.
   - Не переживайте, девушка. - Я наклонилась и прошептала с заговорщицким видом. - Сейчас я вам подберу такой наборчик из трёх предметов, что все ваши подруги просто попадают и сами себя в бетон закатают! - И я стала доставать колье, перстень и серьги очень подходящие друг к другу. - Набор называется "Роксолана"... - Я надела перстень на палец, колье - на шею и приложила серьги к своему уху.
   - Ух ты! Вау!! Офигеть!!! - Девушка была в шоке. - А где мне сделать такой маникюр? - Она не сводила глаз с моих ногтей, оформленных в серо-зелёной гамме с изумрудными стразами.
   - Я вам дам визитку. - Охотно отозвалась я и подала ей карточку.
   - И мне сделают такой же?
   - И такой же, и любой другой. Посмотрите на плакаты - у нас огромный выбор предложений!
   Девица приподняла рассеянный взгляд на плакат, но тут же вернулась к моим рукам.
   - Нет, к этим изумрудам подходит именно это! Котик, купи, я уже выбрала... - Она потянула за рукав "папика", мочившего свои губы в бокале. По-видимому, бокал был уже не первым, потому что "папик" добродушно улыбался всему миру и спокойно достал карточку.
   - Где платить? - Спросил он у меня, даже не поинтересовавшись ценой.
   Я не успела и рта раскрыть, как к нам подбежал представитель торгового дома и увлёк парочку за собой. Воспользовавшись благодушным настроением "папика", девица подбежала ко мне и страшным шёпотом прошептала:
   - Чек будет общий, папик и не заметит! Добавьте мне ещё что-нибудь, подходящее к этому набору!
   Я предложила браслет.
   - Круть! - Восхитилась она и умчалась к "папику".
   Работа закончилась в третьем часу ночи. Ну и распорядочек же у наших олигархов! И чего им не спится? Если бы не кофе, я бы, наверное, вообще на ногах не могла устоять. Полубесчувственные наши тела погрузили в автобус.
   Прямо тут в автобусе лаборанты стали смывать наш маникюро-педикюр и аккуратно складывать стразы с него в пробирки. Почему-то та же участь постигла и трость Нины Владимировны. Без страз она стала какой-то невыразительной. А Лерочку на коляске куда-то увезли. Только в шестом часу утра мы выехали из Киева.
   Весь следующий день мы отсыпались в коттедже. Домой на выходной никто не поехал. Проснувшись к обеду, я сонно перекусила тем, что нашла выставленным на столе в столовой (видно, все перекусывали по мере пробуждения) и побрела к бассейну. Проходя мимо двери в гостиную, я услышала надрывные всхлипы. В темноте, не зажигая света, одиноко плакала Лерочка.
   - Что случилось? Не плачь, все переутомились. Но ты же у нас вон какой герой! - Пыталась я её успокоить, поглаживая по вздрагивающей спине.
   Но всхлипы не прекращались.
   - Ты устала? Тебе кто-то сказал что-то нехорошее? Обидели тебя?
   - Нет... тут совсем другое... моя коляска...
   - А что с ней не так?
   - Я не могу сказать... меня могут за это убить...
   - Так, успокойся и всё расскажи! Клянусь, никто о нашем разговоре не узнает! Рассказывай, а мы решим, что делать.
   И Лерочка рассказала, как совершенно случайно стала свидетельницей странного действия. Когда её увезли из автобуса, то посадили в подъехавший к театру медицинский фургон без стёкол, поделенный перегородкой на две части. Коляску забрали, а она, уставшая, задремала. Видимо, люди в белых халатах понадеялись на её крепкий сон, поэтому не очень конспирировались. Но Лерочка проснулась. Из их разговоров она поняла, что коляска служила средством перевозки наркотиков - все её трубки были заполнены порошком, который "медики", разбирая коляску, высыпали в специальные контейнеры. Случайно выглянув в щель перегородки, один из "медиков" увидел расширенные от ужаса глаза Лерочки. Начались угрозы и "предсказания" о скорой её кончине. Кто-то побежал за Альбертом. К его приходу перепуганная Лерочка уже рыдала навзрыд и думала, что часы её сочтены. Альберт выгнал всех из фургона и остался с ней наедине.
   - Ну, всё, всё. - Успокаивал он её. - Не слушай ты их! Они привыкли всех пугать. Ничего они с тобой не сделают. Я не дам тебя в обиду...
   Потом он сказал, что это первый и последний раз, когда его заставили перевезти "эту дрянь", что согласился он на это только из-за большого проигрыша своего сына, которого поставили на счётчик. Но чтобы избежать неприятностей, Лерочка должна молчать. Кроме того, если об этом узнают "органы", то её обязательно привлекут как сообщницу. А за неприятные минуты она получит солидную премию. Что всё забудется и дальше будет только хорошо...
   Лерочка промучилась в кошмарах всю ночь и совершенно измотанная решила выплакаться в одиночестве. Пока она рассказывала, её всхлипы становились всё более редкими и она уже почти полностью успокоилась.
   - И что мне теперь делать? - Она подняла на меня глаза.
   - Ничего. Никому ничего говорить не надо. У меня есть знакомый следователь, который решит эту проблему.
   - Но ведь я получаюсь сообщницей!
   - Ты же не знала! Не беспокойся, всё будет хорошо, уж поверь мне! А сейчас поехали со мной к бассейну.
   И мы отправились в сад. Там, плавая, с Лерочкой "на шухере", я и позвонила Фёдору. Теперь-то я уже не только разделяла подозрения Фёдора о нашей конторе, но и была полностью уверена в её криминальном назначении. Перед самым сном в голове то лениво проползали, то накатывали толпой друг на друга тревожные мысли: "Наркотики в коляске... Точно так же могут быть и в трости Веры Ивановны... И в нашей пудре... Интересно, а зачем с нас собирали стразы?... Ой, они наверное тоже наркотические! Какая чушь! Они... они... они не стразы! Это настоящие драгоценные камни! Ворованные или контрабандные... Вот почему их соскоблили с трости!... ЭСНЭ перевозит наркотики и камни... Куда я влипла... Нам теперь светит... Нет, Фёдор нас отмажет! Мы же ни в чём не виноваты, мы же ничего не знали... А дальше начались какие-то погони, стрельба, и Фёдор меня спасал, а в конце мы целовались..."

*18*

   В понедельник вечером, на тренинге нам сообщили, что следующая поездка планируется через десять дней. В следующую среду мы поедем... за границу!!! У нас будет целое турне, такой себе небольшой кружочек по Европе на комфортабельном автобусе: Западная Украина, Польша, Чехия, Австрия, Венгрия, Румыния и опять Украина. Большинство из нас за границей никогда не бывали, поэтому все были приподнято-радостные. Предстояли и просто показы, и работа на различных выставках и мероприятиях, а поэтому тренинги стали занимать большую часть нашего времени. Мастера были отпущены по сети салонов ЭСНЭ и должны были вернуться только к следующему понедельнику.
   Всё бы хорошо, но радостное настроение время от времени омрачалось мрачными мыслями о наркотиках и камнях. Весь день был занят работой, а по ночам мне снились приключенческие боевики со мной и Фёдором в главных ролях и обязательным хепи-эндом.
   В субботу нас отпустили на выходной по домам. Поздоровавшись с первым встречным банкоматом, я узнала от него, что на моём счету уже лежит тридцать восемь тысяч гривен. "Неплохая сумма за полтора месяца!" - радостно подумала я, но тут понеслось, как на карусели: - " А её не отберут, когда узнают, чем занимается наша фирмочка?.. Да чёрт с деньгами! Лишь бы самой не загреметь! А Фёдор у меня на что? Решено: сегодня я издеваться над ним не буду..." - На всякий случай я сняла все деньги со счёта и уже из дома позвонила Фёдору.
   - Привет, это я. - Заговорщицким полушёпотом сообщила я.
   - А это я. - Точно так же подыграл мне Фёдор.
   - Гав-гав! - Тут же донеслось из трубки.
   - Нам надо срочно встретиться!
   - Ты, наконец, соскучилась?
   - Представь себе - да! Срочно хватай Бакса и мчись в парк!
   - Есть! Гав! - Одновременно рявкнул Фёдор и гавкнул Баксик и в трубке послышались гудки.
   Глянув в зеркало и оценив себя на отлично, я поскакала вниз по ступенькам. Плевала я на лифт! На улице, правда, я придала себе некоторой степенности - "дама на прогулке" - и стала ловить на себе восхищенные взгляды прохожих.
   Первым ко мне бросился Бакс. Потрепав его по загривку, я бросилась в объятия Фёдора, торопливой походкой идущего мне навстречу с небольшим букетиком горных пионов. От неожиданности Фёдор сначала застыл, а потом принялся тискать меня в своих огромных руках. Пионы упали на дорожку... Минут через пять мы их всё же собрали и пошли вокруг озера. Я рассказывала Фёдору о всех своих наблюдениях и подозрениях, о страхах и снах. Он меня успокаивал и говорил, что всё будет хорошо.
   Уже под вечер мы забрели в супермаркет, набрали кучу всякой еды и пошли ко мне. Вместе с Фёдором мы приготовили великолепный ужин. Баксик всё время "помогал" нам, путаясь под ногами и выпрашивая самые вкусные кусочки. Домой Фёдор не пошёл. Был ужин при свечах, была музыка и поцелуи, была ночь, полная ласк и страсти...
   Утром Фёдор отвёз меня к коттеджу.
   - Ничего не бойся!
   - Ага.
   - Веди себя так же, как и раньше.
   - Ага.
   - Ты ничего не знаешь и ни о чём не догадываешься.
   - Ага.
   - И ту девочку...
   - Лерочку?
   - Да, Лерочку, поддержи. Скоро всё это закончится.
   - Ага. Ой, только я боюсь...
   - Не дрейфь! За дело берётся главный следователь - полковник Гайдамак!
   - Ой, а ты что - полковник?
   - А я разве не говорил?
   - Ты и фамилию свою не называл.
   - Ну, теперь моё инкогнито раскрыто. Работай спокойно, органы с тобой!
   - Какие органы? - Испуганно схватилась я за живот.
   - Правоохранительные! Ну, всё! - И он поцеловал меня на прощание.
   - Стой! - Вдруг крикнула я ему в спину. - Я же совсем забыла! - И я вынула из пакета свой календарь. - Я там, в августе...
   Время летело незаметно. Через неделю вернулись мастера и стали делать нам умопомрачительный скульптурный маникюр со стразами.
   - Этот маникюр нам переделывать будет некогда, поэтому постарайтесь обходиться с ним бережнее. - Беспокоилась Эльвира. - Может, можно будет как-то посильнее закрепить стразы? - Обратилась она к мастерам.
   - Мы можем сверху покрыть всё бесцветным лаком, чтобы лучше держалось. - Предложил один из мастеров.
   - А блеск? Стразы уже не будут так блестеть?
   - Сами посмотрите. - И работавший со мной мастер показал мою руку.
   Действительно, покрытые лаком стразы блестели почти как и раньше.
   - Ну ладно, я вам доверяю. - Согласилась Эльвира и ушла, чтобы не накалять атмосферу в мастерской.
   Когда у всех был готов и маникюр, и педикюр, подобраны кольца, браслеты и прочая бижутерия, начался подбор платьев и обуви. И тренинги, тренинги, тренинги - как вести себя на фуршете, как разносить напитки, как демонстрировать украшения, как входить и выходить из автобуса, как садиться и как сидеть, как позировать для журналов...
   Нине Владимировне тоже приобрели супер-пупер современную инвалидную коляску.
   - Это чтобы вы меньше уставали. - Побеспокоился о ней Альберт. - Но и трость мы вам тоже оставляем, вы же не полностью парализованы.
   Теперь Лерочка и Нина Владимировна вместе гоняли по дому и саду, тренируясь управлять своими транспортными средствами.
   За пару дней до отъезда, собрав нас всех в гостиной, Альберт обратился с просьбой:
   - Милые дамы. За всеми этими хлопотами, мы не уследили, что некоторое количество пудры, предназначенной для продажи за границей, оказались не внесены в декларацию. Мы вас очень просим взять по две коробочки в свои косметички.
   - А нас не остановят на границе? - забеспокоилась Машенька.
   - Нет. В личной косметичке вполне может быть до трёх упаковок одного вида косметики разных тонов. Ведь вам же приходится иногда комбинировать? Так что ничего страшного.
   И мы согласились. Всем нам выдали по две запечатанные коробочки с пудрой. "Всего тридцать коробок" - подумала я - "если это наркотики, то получается вполне прилично... Сразу же в голове потемнело: солнце едва проглядывало сквозь решётку в тёмную камеру, вокруг засновали крысы и тараканы, а по лицу поползла липкая паутина..." - большим усилием воли я отогнала от себя тревожные мысли - "Фёдор нам поможет!".
   В среду утром к коттеджу подъехал комфортабельный экскурсионный автобус с экскурсоводом. В автобус сели все модели, четверо мастеров, костюмерша и Максик с Юрчиком - всего двадцать два человека, не считая экскурсовода. Так как свободных мест оставалось довольно много, можно было по очереди устраиваться спать на двух креслах сразу. Эльвира с Альбертом и Валерчик поехали на машине.
   По дороге, сквозь дрёму и монотонные речи экскурсовода, до моего сознания долетали обрывочные фразы:
   - И тогда внутренний голос сказал мне: "Отойди от плиты, дура, а то твоё место займёт другая!" Но было уже поздно... - Печально повествовала историю своей жизни Света-старшая.
   - Ну к чему такие стереотипы?! Ну почему многие думают, что если я не в настроении, то у меня должны быть какие-то проблемы? На самом деле, если я не в настроении, то проблемы будут у них! - Это раздражённо отвечала кому-то Марьяна Игоревна.
   - Нынешняя молодёжь неграмотна, потому что не знает "Кроликов". "Кролики" очень доходчиво объясняли нашему поколению, как пишется слово "усваиваимого". А я уже задолбалась исправлять в журнале "Здоровье" эти постоянные "усвояемые"! - Сетовала Вера.
   - Светочка, тут всё очень просто. Я сейчас так объясню, что даже ты поймёшь. - Ласковым голосом говорила Неля Эдуардовна. - Всё зависит от того, в какой момент ты добавишь грибы к картошке. Если ты просто жаришь картошку, то пишется "жареная картошка" - с одной "н". Картошка одна - и "н" одна, понятно?
   - Да.
   - А если ты её жаришь вместе с грибами, то пишется "жаренная с грибами картошка", то есть два "н".
   - Потому что картошка не одна!
   - Да. Но если ты к жареной картошке на тарелку добавишь ещё и грибы, то надо писать "жареная картошка с грибами". С одним "н", ведь жарилась то она одна, грибы потом добавили. Понятно?
   - Теперь всё понятно! Спасибо!
   А я всё это время то дремала, то переживала, когда же нас остановят.
   Остановили нас вечером прямо на границе. Сначала просто проверили паспорта, потом документацию на провозимые косметические товары. А потом вдруг Альберта, Эльвиру и всех трёх мальчиков куда-то увели. Мы сидели в закрытом автобусе часа полтора, пока не пришли таможенники и не забрали все наши сумки, трость и инвалидные коляски. Потом увели мастеров и костюмершу. Уже ближе к полуночи в автобус заглянул Фёдор и, делая вид, что меня не знает, предложил всем выйти на личный досмотр. Лерочку пограничники вынесли на руках, Нину Владимировну взяли под руки. В большой комнате нас усадили на диваны и какие-то люди в форме начали методично соскребать и смывать наш маникюр и педикюр в металлические контейнеры.
   Волнение, неизвестность, усталость - всё крутилось, не особо задерживаясь в сознании. Как только с кого-нибудь из нас всё смывали, отводили назад в автобус, где можно было поспать.
   Утром нам объявили, что на наших ногтях и в трости перевозились драгоценные камни, а в пудре и в колясках - наркотики. Мы подписали подписку о невыезде и нас отвезли по домам.
   Почти всё лето велось следствие. Фёдор иногда приходил ко мне, но рассказывал очень мало. Баксик эти дни жил со мной - не давал мне захандрить и выводил на прогулки.
   Наконец, Фёдор пришёл и сообщил:
   - Ну, всё. Дело закрыто.
   - И как?
   - Альберт взял всё на себя. Сказал, что Эльвира ни о чём даже не подозревала, он использовал её студию без её ведома. Эльвира сказала, что они давно уже фактически не являются мужем и женой, но для людей продолжали играть роль счастливой пары.
   - А Игорь, их сын?
   - Он тоже оказался не при делах. Альберт выдал своих поставщиков и покупателей, раскрыл схемы поставок и продаж, маршруты перевозок...
   - А лаборанты?
   - Лаборанты тоже оказались замешанными, ещё пара грузчиков, охранники и Валерий.
   - Валерчик? Вот бы не подумала... А мастера?
   - Все мастера, по показаниям Альберта, оказались чистыми. В финансовом отношении у Эльвиры тоже всё чисто. Свою бухгалтерию Альберт вёл отдельно. Так что Эльвире удалось сохранить свою студию почти полностью. Правда, мы сделали её на пять лет невыездной.
   - И ты правда думаешь, что всё это Альберт прокручивал сам?
   - Конечно, не думаю. Я же не идиот. Но доказать ничего нельзя.
   - А что же мне делать дальше?
   - Дальше? Ну, во-первых, выходить за меня замуж. Сама подумай, ты же без меня опять во что-нибудь впутаешься.
   - Ладно, уговорил. Только детей я рожать не собираюсь!
   - А мне и не надо - мы Баксика усыновим! А потом ты пойдёшь работать...
   - Куда это, интересно?
   - В ЭСНЭ, куда же ещё. И платят там хорошо, и ты всегда будешь выглядеть на высоте. А то в последнее время ты так себя запустила, что и не узнать!
   - Ах ты!.. - Я набросилась на него с кулаками. Бакс залаял, защищая то меня, то хозяина.
   - А я привык, чтобы ты у меня была сногсшибательной! - Он отвёл мои руки за спину и поцеловал.
   Я сразу же обмякла и успокоилась. Бакс удовлетворённо втиснулся между нами. Так мы и сидели втроём, обнявшись.
   Расписались мы через неделю. Фамилии решили не менять - зачем в таком возрасте привыкать к новым? Я не хотела никакого торжества, поэтому главным свидетелем у нас был Бакс. Фёдору дали целых четыре дня отгулов и мы смотались в свадебное путешествие к морю - аж в Одессу.
   Через пару дней по возвращении, когда Фёдор ушёл на службу, а Бакс собирал меня на прогулку, зазвонил телефон.
   - Елена Нестерова?
   - Да.
   - Это Вас беспокоит Макс из ЭСНЭ.
   - Максик! Ну как ты там?
   - Да всё в порядке. Я чего звоню: студия снова приступает к работе и мы собираем всех моделей. Вы согласны снова с нами работать?
   - Ой, даже не знаю... Так неожиданно... А я могу до завтра подумать?
   - Конечно, я завтра Вам перезвоню. До свидания. - И Максик отключился.
   Вечером, когда я рассказала о звонке Фёдору, он сказал:
   - Конечно, соглашайся: и работа, и красота, и деньги... А кроме того, должны же быть там мои глаза и уши?!
   - А как же моё круглосуточное проживание в коттедже, без тебя?
   - А этого больше не понадобится. Так как ЭСНЭ продолжает быть под нашим наблюдением, то и работа, хотя и ненормированная перед показами и во время показов, будет в остальное время осуществляться днём.
   - А ты не будешь бояться отпускать меня в другие города?
   - Но и я не всегда сижу здесь, у меня тоже бывают командировки.
   И я отправилась на работу в ЭСНЭ. Почти все наши модели тоже изъявили желание остаться, ушли только Нина Владимировна ("Мой возраст не предполагает такой нервотрёпки! Да и денег я за два месяца заработала на всю оставшуюся жизнь") и Женечка ("А я теперь могу восстановиться на дневное! У меня денег как раз на три оставшихся года хватит!"). На их место в течение трёх дней приняли новых моделей из тех, кто проходил с нами кастинг. И потекла обычная работа. Каждый вечер, когда раньше, когда позже, я возвращалась домой. Там меня обязательно встречал Баксик, когда сам, а когда с Фёдором - его работа тоже была ненормированной. Заграничные поездки нам уже не светили, но по стране мы поездили предостаточно. Когда наши командировки не совпадали, Бакс оставался в доме за старшего, а когда совпадали, он ездил с Фёдором.
   Эльвира в своей студии занимается только творчеством, никаких криминальных действий за ней не наблюдается. Она делает вид, что и думать не желает об Альберте, которому дали семь лет, но Фёдор мне сказал, что она посещает его в тюрьме и передаёт передачи.
   А я благодарна ЭСНЭ - и за интересную работу, и за хорошую зарплату. и за Фёдора, и за приключение! И я счастлива!!!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"