Гайдученко Галина Викторовна: другие произведения.

Свадьба в Терновке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    От насилия в семье можно избавиться! Иногда - с помощью топора...

  СВАДЬБА В ТЕРНОВКЕ
  РАССКАЗ
  (24 сентября 2019 года)
  
   ...Я закричала от ужаса и проснулась.
   - Опять снятся кошмары? - Володя нежно погладил меня по голове, успокаивая. - Всё прошло, я с тобой, он тебя не достанет...
   Я уютней устроилась в его объятиях, наслаждаясь спокойствием, любовью и безопасностью. Главное действующее лицо всех кошмаров - мой бывший муж Борис. А начиналось всё так хорошо...
  ***
   С Борисом я познакомилась, когда училась на третьем курсе университета. Высокий, стройный, темноволосый пятикурсник с красивыми карими глазами и тёмными усами обратил на меня внимание на одной из студенческих дискотек. То-сё, пятое-десятое, и мы начали встречаться. Мне завидовали все девчонки нашего потока и многие старшекурсницы. Цветы, небольшие подарки, неожиданные сюрпризы, нежные ухаживания, романтические встречи, завистливые пересуды студенток... Всё это настолько вскружило мне голову, что уже к окончанию учебного года я дала согласие на его предложение.
   Расписывались мы скромно: всего шесть человек гостей из числа студентов. Платье мне купили в первом попавшемся свадебном салоне, вечеринку устроили в студенческом кафе, связавшись из него же по скайпу с моими родителями и ошарашив их неожиданной новостью. Жить переехали в его квартиру, оставленную ему в наследство бабушкой. Родителей у него не было.
   На его выпускной мы пошли вместе, уже как супружеская пара. Несколько раз он уходил танцевать с однокурсницами, приглашавшими его. Я тоже танцевала с какими-то не знакомыми мне выпускниками.
   - Не танцуй больше ни с кем! - Сердито сверкнул Борис глазами, когда меня подвёл к нему после очередного танца его однокурсник.
   - Ты что, ревнуешь?! - Меня это даже несколько подзадорило. - Но ты же сам пошёл танцевать с другими! Что мне оставалось делать?
   - Ждать меня! - Резко ответил он, и тут же подхватил меня в танце, завидев приближающегося к нам парня.
   - Тогда не бросай меня и танцуй только со мной! - Рассмеялась я. - Тогда никто не сможет меня пригласить.
   До самого конца вечеринки Борис танцевал только со мной и сидел рядом со мной, но настроение у него заметно испортилось.
   Летом мы поехали к морю, и у нас был замечательный медовый месяц. Море, волны, молодость, любовь и страсть что может быть прекрасней? А перед началом нового учебного года Борис вдруг заявил, что мне надо бросить университет.
   - Хватит с нас и одного диплома. Я постараюсь сам обеспечивать нашу семью, а ты будешь меня любить и создавать домашний уют. - И он нежно поцеловал меня.
   - Но мне осталось всего два года... - Попыталась возразить я.
   - Зачем тратить эти два года на учёбу, если работать ты всё равно не будешь? Я хочу, чтобы у нас было больше времени для нас двоих...
   Я была по уши влюблена, в его словах слышалась безмерная любовь, что мне оставалось делать? Конечно же, я пошла в университет забирать документы.
   - Я понимаю, что у вас голова сейчас занята всякой любовной романтикой и вы не в состоянии мыслить трезво. - Секретарша посмотрела на меня как-то сочувственно. - Поэтому не торопитесь, давайте оформим академ-отпуск на год, а там видно будет.
   Я последовала её совету, но Борису ничего не сказала.
   - Ну что, забрала документы? - Прямо с порога спросил он, когда пришёл вечером домой с работы.
   - Да. - Ответила я, утопая в его объятиях.
   После этого у меня начались обычные будни домохозяйки: уборка, готовка, походы по магазинам...Привычной одеждой стали спортивный костюм и халат. После одного из корпоративов, на который сотрудники были приглашены со вторыми половинками, из моего гардероба стали исчезать самые красивые платья.
   - Кажется, у нас завёлся Барабашка. - Осторожно решила я прощупать почву, когда мы сидели, обнявшись, перед телевизором.
   - Да ну?! С чего ты это взяла?
   - У меня пропало несколько платьев. Наверное, надо купить новые. Дашь денег?
   - Ничего я тебе не дам! - Борис вскочил и начал нервно ходить по комнате. - Я сам выбросил твои платья! На тебя в них все обращали внимание!
   - Это не из-за платьев. Это потому, что я у тебя такая красивая.
   И тут у меня посыпались искры из глаз. Я ничего не поняла: сижу на полу, а из носа на халат капает кровь.
   - Извини! - Бросился Борис ко мне, помогая встать. - Я просто очень разнервничался. Ты же знаешь, как я тебя люблю! Я не хочу, чтобы на тебя смотрели другие.
   Он помог мне умыться, был очень ласков и внимателен, окружил меня заботой и вниманием... Ровно на три дня. Потом начались придирки: то я не так убрала в квартире, то не туда положила вещи, то я плохо приготовила ужин, то я не с той интонацией ответила на его вопрос, то я не достаточно страстно веду себя в постели... Претензий становилось всё больше, любви всё меньше. Даже по телефону я не решалась рассказать об этом родителям. Несколько раз пыталась поговорить с Борисом о наших отношениях, но эти попытки вызывали в нём новые приступы ярости, заканчивавшиеся рукоприкладством. При этом я, как верная жена (или как преданная собачонка?) должна была каждый вечер бежать к двери, заслышав звук открываемого замка, и радостно встречать своего горячо любимого мужа. Если я демонстрировала обиду и не встречала его, получала "на орехи".
   Однажды я решила уйти из дома. Собрала чемодан, написала записку и вызвала такси. Он догнал меня на вокзале. Говорил, что любит меня, что не сможет без меня жить, что теперь всё будет по-другому... Я всё ещё любила его и решила дать ему последний шанс.
   Действительно, теперь всё стало по-другому. В моём шкафу остались только нижнее бельё, халат, спортивный костюм и свадебное платье. Всё остальное Борис демонстративно порвал и сжёг, побросав в алюминиевое ведро, прямо на кухне. Теперь моё лицо украшали неисчезающие синяки, в синяках и царапинах были и руки, и ноги, да и всё тело.
   - Посмотри, какая ты красавица! - Злобно кричал Борис, подтаскивая меня к зеркалу после очередной вспышки гнева. - Кто на тебя такую посмотрит?! Что ты вообще из себя представляешь?! С тобой даже поговорить не о чём!
   Если бы он хотя бы пытался поговорить! "Дай то! Принеси это! Почему не так сделала?!" - вот все его слова, которые он адресовал мне. Общаться мне было не с кем. С недавнего времени Борис отобрал у меня мобильник и выдавал его два раза в неделю, чтобы я могла поговорить в его присутствии с родителями, живущими в другом городе.
   - Только попробуй ляпнуть что-нибудь не то! - Предупреждал он, сам набирая мамин номер. - Прибью насмерть!
   - Мамочка, у меня всё в порядке! - Сглатывая слёзы, радостным голосом говорила я. - Мы очень заняты, чаще звонить не могу!
   Выйти на улицу я никак не могла - Борис не только уничтожил все мои вещи, но и запирал квартиру на замок, когда уходил на работу.
   Я старалась, как могла. Готовила ужин из того, что было, отказывая себе в еде целыми днями. Но все продукты когда-то кончаются. Наступил день, когда я не смогла ничего приготовить.
   - Так-то ты ждёшь своего мужа! - Заорал Борис, вымыв руки и войдя в кухню с девственно чистым столом. - Почему ужин не приготовила?! Слишком занята была? - Борис отвесил мне увесистую оплеуху, от которой я едва устояла на ногах.
   - У нас все продукты закончились. - Утираясь, проговорила я. - Я и так изворачивалась, как могла, но из воздуха ничего не получится.
   - Продукты?! - Борис бросился распахивать все шкафчики и холодильник. - Хм... Действительно, ничего нет... - Всё сожрала! - Окинул он ненавидящим взглядом мою заметно похудевшую от недоедания фигуру.
   - Я бы могла купить, если бы ты дал денег и выпустил меня... - Взгляд Бориса хлестнул меня больнее, чем его уже привычные оплеухи. - Или хотя бы сам приноси продукты... - Уже еле слышно добавила я, съёживаясь при его приближении.
   - Чтобы я ходил по магазинам, когда у меня есть жена?! - Борис остановился и сел на стул. - Ладно, закажем ужин по телефону...
   Минут через двадцать нам привезли пиццу. Борис даже не разрешил мне подойти к двери, когда позвонил посыльный. Он затолкал меня в ванную, бросив:
   - Сиди там, пока не разрешу выйти!
   Сидела я долго. Даже немного подремала на краешке ванны, опустив голову на раковину. В квартире было очень тихо. Собравшись с духом, я приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Везде было темно, только из комнаты проблёскивали блики от включённого телевизора. Борис спал, а по телевизору о чём-то шутил "95-тый квартал". Я прокралась на кухню. На столе в коробке остался один надгрызенный кусочек пиццы и немного крошек. Я всё это съела, запила чаем и выбросила коробку, едва затолкав её в переполненное ведро - мусор я не выносила уже почти неделю.
   Наутро опять был скандал.
   - Как я пойду на работу без завтрака?! Я же оставил себе несколько кусков на утро! Опять ты всё сожрала! При живой жене приходится питаться фастфудом! Свинарник тут развела! - Он пнул ногой переполненное ведро и весь мусор рассыпался по кухне.
   - Ты же не разрешаешь мне выходить, как я вынесу мусор? Может, сам заберёшь его?
   Борис злобно зашипел, замахнувшись, но тут взгляд его упал на часы.
   - Повезло тебе, что я опаздываю! Ладно, вечером разберусь! - И он выскочил за дверь, тщательно заперев её снаружи на два замка.
   Я прибрала в квартире, собрала весь мусор в два пакета и выставила их в коридоре возле двери. За весь день выпила три чашки чая, благо коробка с пакетиками зелёного ещё не закончилась, да и сахарница была наполовину заполнена.
   Вечером Борис явился с большим свёртком.
   - У меня для тебя есть подарок! - Радостно сообщил он. - Разворачивай! Хотя ты это и не очень-то заслужила.
   Развернув свёрток, я обнаружила в нём резиновые сапоги и куртку.
   - Как на тебя шили! - Кружил Борис вокруг меня, пока я примеряла обновки. - Сама посмотри!
   Я подошла к зеркалу, из него на меня смотрело худющее существо с синюшным лицом, на котором, как на вешалке болталась синяя куртка. Ноги с вытянутыми на коленках спортивными штанами по-бомжатски торчали из синих же резиновых сапог.
   - Н-да... А когда-то тебе синий цвет шёл... До чего же ты опустилась! Ну, ничего, в магазин сходить сможешь.
   Он отсчитал несколько купюр из своего кошелька и протянул мне.
   - На, купишь продуктов на неделю. И мусор захвати!
   Я взяла мусорные пакеты и вышла на лестничную площадку. "Вот сейчас выброшу мусор и побегу, куда глаза глядят" - подумала я, нажимая кнопку лифта. Пока я шла к мусорным бакам, меня не отпускало ощущение, что за мной кто-то следит. "Паранойя развивается" - думала я. - "Всё это от одиночества и сидения взаперти". Я осторожно оглянулась. Может мне показалось, но кажется, я увидела какую-то тень, отпрянувшую за угол дома. Я пошла в сторону магазина, расположенного всего за два дома от нашего. Чувство преследования никуда не уходило. Я решила остановить первого встречного прохожего и попросить помощи. Но стоило мне заговорить с каким-то лысым дядькой, выскочившим из маршрутки, как к нам подбежал Борис:
   - Так вот какой у тебя любовник! Вот на кого ты меня променяла!
   - Да что вы?! Я впервые её вижу! - Залепетал, оправдываясь, дядька и начал отступать под натиском Бориса. - Сами разбирайтесь со своей женой, а меня не впутывайте! - И он бросился наутёк.
   - Какой любовник? Повернулась я к Борису. - Ты же знаешь, что я из дома не выхожу. Я просто хотела спросить, который сейчас час.
   - Половина седьмого. - Ответил, ухмыляясь, Борис. - Здорово я его? Самый действенный метод! А ты не расслабляйся, шуруй в магазин! Я за тобой присмотрю.
   Теперь Борис шёл за мной на некотором расстоянии, не прячась, только делал вид, что не имеет ко мне никакого отношения. В магазине я набрала разных продуктов на неделю. Получилось целых три пакета. Нести их было неимоверно тяжело. Я оглянулась, ища глазами Бориса, чтобы попросить его помочь мне, но он стоял чуть в отдалении и помогать мне совсем не собирался. Так, сгибаясь под тяжестью пакетов, с остановками и передышками, я дотащила продукты до подъезда и занесла их в лифт. Борис, вошедший в лифт вслед за мной, благодушно нажал кнопку нашего этажа.
   Несколько дней в доме царила некоторая идиллия. Моё существование было относительно сносным, если бы не обязанность выполнения ещё и супружеского долга. В отсутствии любви, в условиях всё более агрессивного секса, выполнение этой обязанности становилось настоящей пыткой. Иногда после такого секса Борис отправлял меня спать в ванную:
   - Кровать ты сегодня не заслужила! - Кричал он, выбрасывая мне в коридор подушку. - И одеяла тоже!
   Побросав на дно ванны полотенца и накрывшись скатертью с кухонного стола, я забывалась беспокойным сном.
   По мере того, как продукты заканчивались, а мои кулинарные усилия не могли восполнить их отсутствия, снова участились побои. В следующий раз я отправилась в магазин с огромным фингалом под глазом и с рассечённой губой.
   - Ну, вылитая бомжиха! - Рассмеялся мой муж, надевая кроссовки и куртку, пока я переминалась с ноги на ногу в своих резиновых сапогах у закрытой двери. - Не хватает только некоторых ароматов... - Он достал из своей сумки четвертушку водки и вылил мне на голову. - Теперь образ закончен! - Как художник, любующийся своим творением, Борис склонил голову на бок. - Ну, пошли! - И он подтолкнул меня к лифту.
   "Вот если встречу полицейского" - по дороге мечтала я - "попрошу его помочь..." Полицейского я увидела, когда выходила из магазина с полными пакетами. Он стоял на противоположной стороне улицы и разговаривал по телефону. Бросив сумки прямо на тротуар, я кинулась через дорогу, во всё горло вопя:
   - Помогите!
   Полицейский оглянулся на мой крик.
   - Воровка! - Закричал кто-то сзади!- Она хотела украсть мои сумки! - Подхватив брошенные мной пакеты, за мной бежал Борис.
   - Господин полицейский! - Я подбежала к стражу порядка и схватила его за рукав куртки. - Помогите! Мой муж избивает меня!
   - Что за бред! - Борис остановился рядом и поставил пакеты на землю. - Какая-то алкашка и я?! Вы слышите, как от неё несёт? Да она, наверное, никогда не просыхает!
   - Она у вас что-то украла? - Спросил полицейский, брезгливо отстраняясь от меня.
   - Да, вот эти пакеты хотела умыкнуть. Но я вовремя заметил.
   - Если я воровка, то заберите меня в участок! - Снова попыталась я схватить копа за руку.
   - У вас есть к ней претензии? Будете дело возбуждать? - Спросил полицейский Бориса.
   - Да что с неё возьмёшь?! - Махнул тот рукой. - Продукты я забрал, пусть катится на все четыре стороны!
   - Господин полицейский! Заберите меня в тюрьму! - Всё ещё надеялась я на стража.
   Но тот только брезгливо поморщился и, поспешив сесть в припаркованный рядом автомобиль, укатил.
   На все четыре стороны мне "покатиться" не удалось. Как только полицейская машина скрылась за поворотом, Борис сунул мне в руки пакеты и, больно стукнув кулаком в рёбра, заставил идти домой. Сам он на этот раз шёл просто за мной, не отставая ни на шаг, а дома избил меня так, что я до утра провалялась на полу коридора...
   Очнулась я оттого, что Борис, стоя прямо надо мной, говорил по телефону:
   - Она сейчас в ванне... У нас совсем мало времени! Уже такси подъехало, самолёт ждать не будет!.. Да, будем жить в Париже, совсем недалеко от Эйфелевой башни... Звонить теперь будем реже... Света, слышишь? Тебе привет от мамы! И от папы!... Вам тоже привет... Хорошо, всё передам... До свидания, уже бежим!...
   Он проверил носком ботинка, жива ли я, переступил через меня и ушёл на работу. Я кое-как доползла до ванны и умылась. Превозмогая тошноту, съела небольшой бутерброд и, устроившись на диване, проспала до самого вечера. Ни убирать, ни готовить сил у меня не было. На этот раз Борису пришлось самому готовить себе ужин. Мне он ничего предложить не удосужился. Я решила лежать, будь хоть потоп, хоть конец света. "Ну и пусть бьёт!" - обречённо думала я - "Убьёт - мне легче станет". Но в этот вечер Борис меня бить не стал. Он что-то говорил, сев рядом со мной на диван, а я не слушала и не отвечала. Я даже глаза не открывала. Лежала и рассматривала узоры, которые выливались один из другого в моём мозгу. Преобладали багровые и чёрные цвета и оттенки.
   Ночью я встала с дивана, зашла в спальню и посмотрела на спящего Бориса. Никаких чувств к нему я в себе не нашла. Только какая-то тяжесть на душе. Я прошла на кухню, взяла большой разделочный нож и вернулась в комнату. "Вот сюда, в самое сердце!" - примерилась я, занося руку с ножом для удара. Но ударить я не смогла. Рука разжалась, нож упал рядом с кроватью. Постояв так несколько секунд, я наклонилась, подобрала своё оружие и снова отнесла его на кухню. Улёгшись на диван, я в подробностях дорисовала себе убийство Бориса. Потом было следствие, суд и тюрьма. Оказавшись в тюрьме, я испытала огромное облегчение, камень с души свалился и куда-то исчез...
   На следующий день я встала, перекусила тем, что нашла в холодильнике, выпила чашку чая и села перед телевизором. Следить за экраном мне не удавалось, мешали абстрактные картины в багровых тонах, одна за другой сменявшие друг друга у меня перед глазами. Но вдруг меня как током стукнуло: на экране крупными буквами выступили несколько строк:
  Вы терпите домашнее насилие?
  Телефон горячей линии - 116-123!
   Теперь целый день на разные мелодии во мне звучало: "116-123! 116-123! 116-123!"
   Борис пришёл поздно вечером. От него несло женскими духами и дорогим коньяком. Я сидела в кресле перед телевизором и даже не подумала встать, заслышав звук открываемой ключом двери.
   - Почему не встречаешь? - Зарычал он. - Совсем страх забыла?! Так я напомню! - И он, повалив меня на пол, стал пинать ногами, куда мог попасть.
   Я, свернувшись калачиком и крепко сжав зубы, молчала. Сквозь громко звучавшую во мне мелодию со словами "116-123! 116-123!" из меня лишь изредка вырывались стоны.
   Проснулась я утром на полу коридора от голоса Бориса. Мой муж куда-то собирался, складывая вещи в чемодан, и одновременно весело болтал:
   - Поживём дня три в кемпинге на природе! Сосновый лес, живописные сугробы, зимняя охота!... У нас получится сказочный Новый год!.. А романтический вечер у костра?!.. А ещё тебя ожидает подарок... Нет, не скажу! Сама увидишь!...
   "Ура! Он уезжает на три дня! Замечательный подарок к Новому году!" - пронеслось у меня в мозгу. Меня даже не возмутило то, что муж проведёт его с какой-то другой женщиной. Лишь бы меня оставил в покое... Я так обрадовалась, что снова отключилась. Когда я пришла в себя, в квартире никого не было. Я прошла на кухню. Все шкафчики и холодильник были демонстративно распахнуты, продуктов в них не было. Сумела найти лишь кусочек хлеба в пакете, два надколотых яйца в холодильнике, половину банки горчицы, не початую бутылку уксуса и четыре пакетика зелёного чая. В пустой сахарнице на дне прилипло немного сахара. Как ни странно, есть не хотелось. Я решила навести в кухне порядок. Вымыла все шкафчики, посуду в них составила ровными стопками и оставила дверцы открытыми. Вымыла холодильник, стол, стулья, пол. Уборка перетекла в коридор, затем в ванную. В тумбочке под раковиной я обнаружила пластиковое ведро, на крышке которого было что-то написано по-немецки. "Farbe" (краска) - удалось найти мне знакомое слово. Я открыла крышку и на меня глянула непроглядная чернота. Не знаю почему, но я взяла и вылила всё ведро краски в ванную, предварительно заткнув слив, а затем пустила в неё воду. Взяв бутылку уксуса, я его тоже вылила в ванную. "Чёрное озеро, чёрная гладь, чёрные волны мерно шумят..." - Мысленно промелькнули слова. - "Наверное, я схожу с ума. Ну и пусть, зато хоть чем-то занимаюсь интересным..." Я вынула из напольной вазы в прихожей большую искусственную лилию и окунула её в чёрные воды своего "Озера". "Чёрная лилия в чёрной воде..." - Продолжали проплывать меланхолические мысли.
   Прибираться больше не хотелось. Я вошла в спальню и осмотрелась. По обе стороны от кровати стояли два шкафа - один мой, а второй - Бориса. Дверцы обоих шкафов были распахнуты. В моём пустом шкафу висело только одно ярко-белое свадебное платье. В шкафу мужа лежали аккуратными стопками футболки, свитера, трусы, висели костюмы. На кровати валялась пара его рубашек, на полу - несколько пар носков и галстук. "Ну и пусть всё так и валяется" - подумала я, собираясь выйти, но что-то меня остановило. "Это белое платье выбивается из настроения..." Я сняла его с вешалки и вернулась в ванную. Вода наполнила её уже до краёв. Я выключила воду и окунула в неё платье. Потом прошлась по всей квартире, снимая шторы и тюль с окон. Все они отправились в ванну вслед за платьем. Размешивала я содержимое ванны большими щипцами для белья, найденными на антресолях. Руки пачкать не хотелось, поэтому я нашла в шкафчике резиновые перчатки, надела их и начала вынимать чёрное бельё в раковину. Затем замочила в ванне скатерть, покрывало с кровати, наволочки и простынь...
   От всех этих действий я ужасно устала. Есть по-прежнему не хотелось, но я заставила себя поджарить одно яйцо с хлебом, заварила пакетик чая прямо в сахарнице и пообедала. Глаза слипались. Превозмогая сонливость, я вернулась в ванну, спустила "чёрное озеро" в канализацию и несколько раз выполоскав выкрашенное бельё в проточной воде, засунула его в сушилку.
   Очнулась я на пороге между ванной и коридором. Сушилка уже не работала, поэтому я вынула из неё всё бельё. Слегка влажные шторы я развесила на места, застелила постель, расстелила скатерть, надела свадебное платье... Квартира преобразилась: Чёрные шторы и чёрная тюль, чёрная постель и чёрная скатерть, чёрное платье и чёрная фата, чёрная лилия и чёрные мысли... "Вот теперь всё стало гармоничным..." - Я легла на постель прямо в платье и заснула. Снились мне в эту ночь белые облака в синем небе...
   Весь второй день я шаталась по квартире, напевая на разные лады: "116-123, 116-123, 116-123..." Вечером, сидя у телевизора, доела последнее яйцо с хлебом, намазанным горчицей. Чай был уже без сахара. На третий день мне остался только чай... "Хватит!" - решила я, раскрывая аптечку. Я собрала все лекарства, распечатала их, выбросила упаковки в ведро и аккуратным узором рассыпала таблетки по чёрному покрывалу. "Яркие звёздочки в чёрной ночи..." - пропела я себе. Я легла, прихватив с собой бутылку воды, набранной из крана, и начала глотать по одной таблетке, не разбираясь, где какая...
   Утром я проснулась от звука открываемой двери. Глаза открывать не хотелось, поэтому я так и осталась лежать.
   - О, господи! - Услышала я вскрик Бориса. - Светочка, любимая, что же ты наделала!!!...
   Он схватил меня за плечи и начал трясти. Я болталась в его руках, как тряпичная кукла, не открывая глаз и не произнося ни звука. Борис что-то кричал, потом бросил меня на кровать и выскочил из комнаты. До меня донёсся шум лифта.
   "Ушёл?" - спросила я саму себя и осторожно открыла один глаз. Почти все таблетки так и валялись вокруг меня. Наверное, я успела проглотить не больше трёх, да и то не слишком вредных, потому что никакого дискомфорта в своём самочувствии не заметила. Комната была пустой, у двери валялся брошенный чемодан. Я осторожно обошла его и вышла в коридор. Дверь из квартиры была приоткрыта, заманчиво увлекая в большой мир. Я, как была в чёрном свадебном платье, с чёрной фатой на голове и с чёрной лилией в руках, так и вышла на лестницу. Снизу гудел поднимающийся лифт, поэтому я стала спускаться по ступенькам. В самом низу я заметила щёлочку приоткрытой двери в подвал. "Мне туда" - подумала я и, крепко закрыв за собой дверь, спустилась в полумрак. Найдя стояк отопления, я уселась на пол и прислонилась к нему...
   Проснулась я в полной темноте. На ощупь стала пробираться к выходу, открыла дверь и вышла на улицу. Всё вокруг было белым-бело от освещаемого луной снега. Чёткие чёрные тени ложились на белый снег, создавая абстрактные картины. Я вся в чёрном двинулась по расчищенному белому тротуару. Прохожих не было, видимо было уже слишком поздно. Дойдя до круглосуточного магазина, я вошла в него и подошла к охраннику.
   - Вы бы не могли дать мне телефон? Мне очень надо позвонить.
   У охранника отвисла челюсть и он молча протянул мне свой мобильник.
   - 116-123... - Набрала я заветный номер...
  ***
   В реабилитационном центре нас было человек семь-восемь, некоторые с детьми. Меня поселили в двухместном номере. Моей соседкой оказалась темноволосая с проседью женщина лет сорока-пятидесяти. Звали её Надя. Надя рассказала, что терпела издевательства мужа, пока не подросли дети. Именно старший сын и сказал ей:
   - Или мы все уходим от папы, или мы с сестрой уходим из дома! - И только тогда она решилась уйти.
   Я думала, что я такая одна, но оказалось, что почти у всех здесь были схожие ситуации. Чтобы вывести нас из депрессии и научить заново жить в обществе, с нами работали психологи и волонтёры. Одного из волонтёров звали Володя...
   Он обратил на меня внимание с первых дней. И хотя я тогда ещё не могла обращать внимания на мужчин, я постоянно ощущала его тёплую опеку. Невысокий, спокойный, не яркой наружности парень то подсовывал мне в столовой ароматную булочку, то приносил в номер букетик цветов, то помогал при уборке снега в саду Центра, то показывал, как сортировать одежду для онкобольных детей... В волонтёрских поездках по больницам и в приюты для животных, при приготовлении еды для бездомных - всюду он оказывался рядом и помогал мне и словами, и советами, и примером в работе.
   К весне, когда земля оттаяла, оттаяла и моя душа. Реабилитационный Центр помог мне выиграть суд и оформить развод, который мой бывший муж никак не хотел давать. Теперь я была свободной, а он не имел на меня никаких прав, хотя и продолжал меня преследовать. Чтобы быть полностью независимой, мне нужна была работа. Володя помог мне устроиться санитаркой в больницу, где сам работал невропатологом. Теперь мы с ним виделись и на работе.
   Когда в Центр поступило ещё несколько женщин, он помог мне с квартирой. Оказалось, что его соседка, восьмидесятитрёхлетняя старушка, подыскивала женщину, которая могла бы с ней жить, помогая в уборке по дому.
   - Квартиру я вам не оставлю. С вас - помощь, с меня - бесплатная комната. - Объяснила она. - Квартиру я завещала правнуку. И дети, и внуки, и правнук у меня замечательные, но они постоянно заняты. А мне и поговорить не с кем, и прибирать уже тяжело. Зато я замечательно готовлю и люблю это делать! Вот, угощайтесь пирожками, только что испекла.
   Пирожки испускали такой аромат, что отказаться было просто невозможно. Так, за пирожками с чаем, мы и договорились о моём переезде к ней. Работала я сутки через трое, поэтому у меня оставалось много свободного времени. Нина Григорьевна предложила мне подтянуть мои знания, чтобы к осени восстановиться в университете. Сама она оказалась бывшей учительницей математики, поэтому кое в чём мне даже помогала. Она с удовольствием готовила, но терпеть не могла мытьё посуды и уборку в квартире. Этим занималась я.
   По вечерам к нам иногда заходил Володя. К его приходу Нина Григорьевна пекла замечательные бисквиты со сметанным кремом. Эти вечерние посиделки нас настолько сблизили, что уже в сентябре мы расписались и я переехала к Володе в квартиру напротив. От свадьбы я категорически отказалась, даже свадебного платья не надела. Мы просто сходили в ЗАГС с двумя приятелями-волонтёрами в качестве свидетелей, а потом пришли домой, где Нина Григорьевна приготовила праздничный обед.
   Теперь я училась заочно, продолжая работать санитаркой. Володя устроил так, что наши дежурства совпадали, и мы могли быть рядом и дома, и на работе. В свободные вечера мы приходили к Нине Григорьевне, которую воспринимали как родную бабушку. Я продолжала помогать ей с уборкой, а она постоянно приносила нам что-нибудь вкусненькое.
   - Вы же всё время заняты, когда вам готовить! - Улыбалась она, вручая мне очередную кастрюльку с ароматным блюдом. - А мне одной столько не съесть.
   Постепенно я пришла в норму, лишь изредка по ночам мне снились кошмары с Борисом в главной роли. Тогда я кричала во сне, просыпалась в холодном поту, а Володя меня успокаивал. Отношения с Володей были совсем не такими, как с Борисом. Он любил меня по-настоящему, не самоутверждаясь за мой счёт, а я отвечала ему взаимностью.
   Родители Володи жили в селе Терновка и очень просили нас приехать в гости. Володя пообещал, что в конце сентября - начале октября мы обязательно возьмём небольшой отпуск и приедем знакомиться.
  ***
   Отпуск на две недели удалось выкроить в конце октября. Осень была в самом разгаре, шли затяжные дожди, лужи под ногами были устланы опавшими листьями, но настроение всё равно было радостным. В Терновку мы поехали на Володиной машине. Подъезжая к родному селу, Володя показывал мне окрестности, рассказывал интересные или смешные случаи, связанные с тем или иным местом. На подъездах к Терновке всё чаще стали попадаться заросли тёрна, за которыми прятались другие деревья.
   - А вот это наш лес. - Показал он на большой массив деревьев, охваченных поясом терновых кустов по левую руку от дороги. - Самой ходить туда не стоит. Мы-то знаем, что там и как, а ты можешь утонуть - там есть небольшое, но очень коварное болото.
   - Никогда не видела настоящего болота! - Воскликнула я. - Только в кино. А правда, что можно просто стать на траву, а тебя затянет?
   - Правда. Пойдём, я тебе его покажу.
   Мы съехали на обочину и Володя, пробравшись сквозь заросли тёрна по совершенно незаметным тропинкам, повёл меня в лес. Как раз в это время яркое солнце выглянуло из-за чёрных туч и в лесу стало светло и как-то звонко. Под ногами расстилался ковёр из листьев, вперёд убегала неширокая тропинка, позволявшая нам идти, крепко обнявшись.
   - Вот, смотри, три берёзы, одна из которых сломана! Это приметка. Прямо за ними находится болото.
   Мы стали на пригорке возле берёз. За берёзами лежала поляна, покрытая такими же листьями, как и весь лес. По поляне были разбросаны редкие кустики.
   - Вот эта поляна - болото? - Не поверила я. - А если я на неё наступлю? - Я, держась за берёзу, попыталась поставить ногу на ровный ковёр поляны.
   - Стой! Нельзя! - Володя дёрнул меня за руку и поставил рядом с собой. - Стой и не двигайся! Сейчас я тебе покажу...
   Он отошёл на пару метров, нашёл какую-то длинную крепкую палку и вернулся ко мне.
   - Смотри!
   Придерживаясь за ветки, он спустился как можно ниже с пригорка и ткнул палкой в листья на поляне. Палка ушла вглубь почти до середины.
   - Видишь, тут трясина, а глубина больше двух метров прямо от берега. - Он присел и опустил палку ещё глубже. - Видишь? Стоит сюда стать, как тебя сразу же затянет.
   - Страшно... - Прошептала я. А местные тут часто тонут?
   - Местные не тонут, они с детства про эти места знают. А вот приезжие пару раз пропадали. Поедем дальше? - Володя уже подводил меня к машине.
   - Володя женится! Володя женится! - Из-за машины к нам выскочил молодой симпатичный парень с радостной улыбкой на всё лицо.
   - Это Лёша. - Шепнул мне Володя на ухо и тоже заулыбался. - Он не совсем нормальный, но безобидный и жизнерадостный. И он всегда улыбается.
   - Здравствуйте! - Поздоровалась я с Лёшей и тоже улыбнулась.
   - Красивая! - Одобрительно оценил меня он и, казалось, засветился улыбкой ещё ярче.
   - Это Света, моя невеста! - Пояснил ему Володя.
   - Света невеста! - Радость так и переливала через края Лёшиной улыбки.
   - Ты ему понравилась. - Шепнул Володя, открывая дверцы. - Лёша, поедешь с нами?
   - Да! - И Лёша, всё так же улыбаясь, полез на заднее сидение.
   - Лёша очень послушный. - Сообщил Володя. - Если ему кто-то нравится, он будет делать всё, о чём ни попроси. Я даже как-то сказал ему: "Забудь!", уже и не помню про что, так, представляешь, он начисто это забыл!
   Родители Володи оказались очень милыми людьми. Они приветливо нас встретили, накормили наваристым борщом и принялись расспрашивать обо мне. Лёша уминал борщ, не убирая с лица улыбку даже во время еды.
   - Нехорошо как-то. - Рассматривая наше свидетельство о браке, печально проговорила Татьяна Сергеевна, Володина мама. - Вале, Володиной сестре, мы свадьбу сыграли, а Володе нет. Не по-людски как-то... А что соседи скажут?
   - Какая свадьба! - Удивился Володя. - Мы же расписались уже полтора месяца назад!
   - Вы как хотите, а мы свадьбу справим! - Встал Степан Леонидович, Володин отец. - Сегодня что, четверг? Вот на воскресенье и приготовим! Завтра начнём, а сегодня всем спать! - И он вышел из гостиной, которую выделили под нашу спальню, уводя за собой жену и Лёшу.
   С самого утра начались свадебные приготовления. Дождь прекратился, наступило настоящее бабье лето с ярким солнцем и совершенно безоблачным синим небом. Во двор пришло множество народа. Кто-то резал свинью и кур, кто-то их разделывал, кто-то что-то готовил, и всем пытался помогать Лёша, внося больше суматохи. Потом я помогала на кухне, а Володя на машине мотался за разными продуктами и материалами. К вечеру привезли какие-то брёвна и доски.
   - Будем строить навес и ставить под ним столы. - Пояснил мне Степан Леонидович. - Гостей будет много.
   До темноты мужчинам удалось вкопать несколько брёвен на огороде. Пока они соединяли их досками, я вернулась в комнату. Сердце начала сжимать какая-то непонятная тревога. Я включила свет и застыла на месте - в углу на стуле сидел мой бывший муж.
   - Ну, что? Думала, я тебя не найду? - Зловеще начал он подниматься мне навстречу.
   - Как ты сюда попал? Что ты тут делаешь? - Растерянно залепетала я.
   - Сделаю всё возможное, чтобы ты не натворила глупостей! - Уверенно ответил Борис.
   - Но мы же развелись, ты мне теперь никто. - Возразила я.
   - Это ты так думаешь. Я не дам тебе выйти замуж ни за этого, ни за какого другого! Ты только моя! - Борис схватил меня за руку, больно сжав её своими пальцами.
   - Нет, я не твоя. И я выйду замуж! - О том, что я уже замужем, я почему-то решила не говорить.
   - Только попробуй! Я тебя...
   - Что, убьёшь меня? Так я тебя больше не боюсь!
   - Нет, убивать тебя я не стану, ты мне нужна живая. А вот твоего жениха... - На его лице отразилось такое злобное выражение, что я испугалась за жизнь Володи.
   - Володя - жених, Света - невеста! - Вдруг раздалось от окна.
   Со двора в распахнутое окно всунулась радостная улыбка, а за ней и всё лицо Лёши.
   - Что за придурок? - Оглянулся на него Борис.
   - Лёша не придурок! - Всё так же улыбаясь, ответил тот. - Лёша друг!
   - Слушай, друг, катился бы ты отсюда, нам со Светой поговорить надо.
   - Лёша не укатится, Лёша сейчас всех позовёт! - Улыбка на лице Лёши стала какой-то непонятной. Радость в ней точно не читалась.
   - Ладно, я уйду, шум поднимать не охота. - Борис отпустил мою руку. - Буду ждать тебя тут неподалёку. Даю тебе срок до завтрашнего вечера. Не вернёшься ко мне - готовься к похоронам своего жениха! - И он вышел из комнаты.
   Я выскочила почти следом за ним и в сопровождении Лёши побежала на огород. Было уже совсем темно. Мужчины при свете прожектора, протянутого от дома, заканчивали настилать навес, укрепляя на досках клеёнку с проложенной между её слоями соломой.
   - На всякий случай, вдруг дождь пойдёт. - Пояснил мне руководящий всем процессом Степан Леонидович.
   Володя уже освободился. До ужина он предложил немного погулять. Лёша увязался за нами на некотором расстоянии сзади.
   - Лёша мешать не будет. Лёша будет охранять. - Пояснил он.
   Я кивнула ему с благодарностью. Во всяком случае, Борис не решится к нам подойти, видя сопровождение. А если и решится, то Лёша приведёт помощь. Гуляли мы по околицам Терновки около часа, любуясь звёздами и отражением Луны в местном прудике. Когда стало заметно холодать, вернулись к дому. Как раз вовремя: женщины накрывали на стол под навесом. Все, кто сегодня помогал в подготовке к свадьбе, расселись за длинным столом и весело обсуждали происходившее за день.
   После ужина мы легли спать и меня опять мучили кошмары. Борис то являлся в ЗАГС с пистолетом и стрелял в Володю прямо у алтаря (алтарь в ЗАГСе?). То, выглядывая из люка танка, давил гусеницами построенный вчера на огороде навес, а затем гонялся за Володей, стреляя по нему из пулемёта. А когда на распластанное в грязи тело Володи с неба полился кровавый дождь, я, закричав, проснулась и вскочила на постели.
   - Опять снятся кошмары? - Володя нежно погладил меня по голове, успокаивая. - Всё прошло, я с тобой, он тебя не достанет...
   Утром приехали Володина сестра Валя с мужем и двумя детьми. Погода стала ещё лучше - тепло, почти как летом, сухо, солнечно и радостно.
   - А где твоё платье? - Спросила меня Валя, когда мы случайно остались одни.
   - У меня нет свадебного платья. - Ответила я. - Мы же уже давно расписались, больше месяца.
   - Платье должно быть обязательно. Сейчас же поедем в Район и купим!
   Собрав почти всю молодёжь, мы на нескольких машинах поехали в Район - так здесь называли районный центр. Оказалось, что свадебный салон с магазином, прокатом и парикмахерской находился в одном здании с местным ЗАГСом. Все наши машины заняли площадь перед зданием и даже припарковались на тротуаре. Пока мы с Валей выбирали платье и фату, Володя с её мужем Валерой пошли выбирать костюм. Выйдя из примерочных, мы встретились с ним в вестибюле.
   - Ух, ты! - Восхитился Володя, увидев меня в слегка голубоватом платье с такой же фатой. - Твои глаза стали ещё голубее!
   Сам он был в прекрасном сером костюме тоже с голубоватым отливом.
   - А я хотел спросить, какой мне выбрать галстук? - В руках он держал два галстука: один серый, а другой голубой. - Но теперь вижу, что подойдёт голубой.
   - Не переодевайтесь! - Забегала вокруг нас Валя. - Поедем в свадебных нарядах! И на крыльце ЗАГСА сфотографируемся!
   Пока все выстраивались на крыльце ЗАГСА, Валера расплатился за наряды и присоединился к нам.
   - Все смотрим сюда! - Перекрикивая общий гам, воскликнул кто-то с фотоаппаратом. - Улыбаемся!
   И тут я заметила за деревом на противоположной стороне небольшой площади Бориса! Он наблюдал за нашим весельем с таким злобным выражением лица, что у меня мороз пробежал по коже. Собрав всю свою волю в кулак, я решила не показывать вида, что заметила его. Я улыбалась, смеялась, отвечала на чьи-то шуточки и только краем глаза следила за своим бывшим. Он перестал прятаться и вышел из-за дерева. Я продолжала его "не замечать".
   - Горько! - Закричало несколько голосов, и мы с Володей принялись целоваться под прицелом фотоаппаратов.
   - Раз, два, три, четыре... - Отсчитывали секунды гости.
   - По машинам! - Весело закричала я и потащила Володю к его авто, как только заметила, что Борис решительно направился к нам.
   Высунувшись в окно и махая тем, кто ещё не успел занять места в транспорте, я заметила, как Борис попытался бежать за нашей машиной, но отстал.
   - Не догонит! - Володя успокаивающе сжал мою руку. - Не бойся. Всё будет хорошо!
   - Ты его заметил? - Удивилась я. - А почему...
   - Ты решила его не замечать, я тоже так сделал. Пусть не думает, что кто-то его боится. Он для нас не существует. - Ответил Володя.
   Покрутившись в свадебных нарядах во дворе перед родителями, мы с Володей пошли переодеваться, так как работы предстояло ещё много.
   Володя переоделся очень быстро, а я ещё некоторое время вертелась перед зеркалом, отмечая, что никаких негативных ощущений это платье у меня не вызывает.
   В окно заглянул Лёша:
   - Красивая невеста! Счастливая невеста?! - Последние слова прозвучали полувопросительно.
   - Да, счастливая. Вот только, если бы не Борис... Ладно, иди, мне переодеться надо.
   Уже после шести вечера все приготовления к завтрашней свадьбе были закончены. Гости-помощники разошлись по домам. И тут Татьяна Сергеевна вспомнила, что каких-то её родственников из соседнего села надо привезти на машине, так как сами они добраться не смогут. Пришлось Володе ехать за ними.
   - Я с тобой! - Воскликнула я, направляясь к машине.
   - Нет, там места не будет, надо будет забрать четырёх человек.
   - А я? - К нам подошёл Лёша.
   - А ты охраняй Свету, чтобы её никто не обидел! - Сказал Володя, усаживаясь за руль.
   Через некоторое время он позвонил и сказал, что ему придётся заночевать в Берёзовке, так как у тёти Зои поднялось давление и ехать она не может.
   - Выедем рано утром, к завтраку буду дома!
   Все разошлись ко сну. Я уединилась в нашей комнате и прилегла на диван. Минут через десять ко мне в комнату, постучав, ворвался Лёша с радостной улыбкой, неся в вытянутой руке какую-то дермантиновую торбу.
   - Он больше не помешает! - Весело прямо от двери закричал он. - Вот! - И протянул мне свою торбу, вынимая что-то из неё.
   Это была голова Бориса... Без тела и с закрытыми глазами она выглядела как-то жалко. С шеи прямо в торбу капала кровь.
   - Что ты сделал?! - Испугалась я.
   - Он там прятался, а я его нашёл! - Радостно начал объяснять Лёша. - Он плохой! Он хотел тебе помешать!
   - Спрячь это! - Сказала я, и Лёша с готовностью спрятал голову в торбу. - Покажи, где это было.
   Лёша повёл меня в хлев, где он разделывал тушу забитой свиньи на куски, складывая их в большие кастрюли.
   - А где тело Бориса? - Спросила я, оглядываясь и боясь, что он сложил куски Бориса вместе со свининой в кастрюлю.
   - Здесь! - Радостно показал Лёша, сдёргивая дерюгу с какой-то кучи в углу. - Плохой человек.
   В углу, рядом с загородкой для поросят, аккуратной поленницей были сложены руки, ноги и несколько кусков того, что осталось от Бориса. Мне было не страшно, наоборот, как будто огромный груз свалился с моих плеч. И тут я подумала о Лёше. Он-то старался сделать меня счастливой, а о том, что совершил преступление, даже не догадывается. Он разделывал свинью, так же спокойно разделал и "плохого человека". А если полиция?! Надо было спасать моего заступника и избавляться от улик.
   - Лёша, а тут есть какая-нибудь большая тачка? - Спросила я.
   - Есть, за сараем! На ней навоз вывозят! - И через пару секунд радостно улыбающийся Лёша вкатил тачку в хлев.
   - Давай сложим всё это в тачку.
   Мы сложили все части тела в тачку, бросив туда же торбу с головой и топор, которым Лёша отрубил эту голову. Вся Лёшина одежда была в бурых пятнах. Пока это не вызывало никаких опасений, ведь он целый день возился со свежей свининой и резал кур, но перестраховаться всё же надо было.
   - У тебя такая грязная одежда. - Сказала я Лёше. - Надо бы переодеться, чтобы ты был на свадьбе красивым. Ты пока раздевайся, а я принесу тебе что-нибудь чистое.
   Я побежала в дом. Все уже спали. Осторожно, чтобы никого не разбудить, открыла шкаф и нашла старую Володину одежду. Размер был подходящим. Я нашла брюки, рубашку, куртку, носки и даже старые, но ещё целые кроссовки.
   Лёша стоял посреди хлева в одних трусах.
   - Это тоже? - Показал он на трусы, собираясь их снимать.
   - Нет, это можешь оставить. - Я подала ему чистую одежду, и пока он переодевался, всю грязную тоже уложила в тачку.
   Когда Лёша начал обуваться, я вдруг заметила у входа в хлев большие резиновые сапоги.
   - Лёша, давай кроссовки ты обуешь позже, а сейчас надень сапоги. Нам ведь надо вывезти тачку.
   Лёша послушно сунул ноги в сапоги.
   - Давай-ка набросаем в тачку навоз, чтобы тут было чисто. - Сказала я и сама взялась за лопату.
   Лёша второй лопатой принялся нагружать навоз с другой стороны. Затем мы выкатили тачку из хлева и покатили её по дороге к лесу. Лёша во всём меня слушался и не задавал лишних вопросов. При свете фонарика мы, преодолевая лужи и колдобины, увязая в грязи, добрались, наконец, до трёх берёз на пригорке. Луна то пряталась за тучами, то снова выныривала из-за них, создавая какою-то странную и зловещую обстановку. Помогая друг другу, мы вывалили содержимое тачки в болото. С глухим бульканьем и чавканьем всё это медленно пошло ко дну...
   Катить тачку обратно было значительно легче. На душе тоже ощущалась абсолютная невесомость. Когда мы шли по сельской улице, начал накрапывать дождик, а уже во дворе он значительно усилился. "Вот и хорошо!" - подумала я - "Дождь смоет все следы". Лёша поставил тачку на место и с готовностью посмотрел на меня, ожидая дальнейших указаний.
   - Лёша, забудь, всё то, что мы сегодня делали! - Глядя ему в глаза, сказала я. - А завтра наведи порядок у хрюшек. Пусть у них тоже будет праздник, помой их и вымой пол в хлеву из шланга.
   - Ага! - Радостно улыбаясь, кивнул Лёша.
   - А теперь иди спать!
   Уже под сильным ливнем я забежала в дом, разделась и, упав на кровать, сразу же заснула. Кошмары мне этой ночью не снились...
  ***
   На рассвете меня разбудила Валя:
   - Соня, просыпайся! Собственную свадьбу проспишь! Я уже баню растопила, пошли мыться!
   - А Володя?
   - Володя уже выехал, скоро будет.
   Мы с Валей выходили из бани, когда Володя с гостями из Берёзовки въехал во двор.
   - Ты как? - Спросил он меня.
   - Всё в порядке! - Ответила я, краем глаза наблюдая, как Лёша поливает из шланга пол хлева и асфальт перед ним.
   - Бывший не появлялся?
   - Нет. Наверное, уехал.
   - Ну, скатертью дорога! Будем надеяться, что больше никогда в жизни мы его не увидим.
   - Я в этом просто уверена!
   - Хватит болтать! - Потащила меня Валя за руку. - Пора одеваться, скоро гости начнут сходиться! А ты марш в баню! - Прикрикнула она на брата.
   Гости начали сходиться к десяти утра. В это время уже вовсю играли сельские музыканты, устроившись под тентом сбоку от навеса. Тропинка к украшенному надувными шариками и осенними цветами навесу была устлана соломой, поверх которой была проложена ковровая дорожка. Под навесом от различных блюд ломился стол, устланный вместо скатерти огромным отрезом ситца. В изголовье стола был установлен двухместный деревянный трон, украшенный резьбой и застланный собачьей шкурой. За троном стоял большой стол для подарков.
   Валя пританцовывала на крыльце, не выпуская нас из дома, пока все гости и родственники не рассядутся. Мы с Володей целовались в сенях, ожидая своего выхода. И вот раздался "Свадебный марш" Мендельсона, Валя распахнула двери и разрешила нам выходить. Мы вышли на крыльцо.
   - Горько!!! - Завопил многоголосый хор.
   Мы, стоя на высоком крыльце, поцеловались на глазах у всех. Солнце светло и ясно светило с голубого безоблачного неба, разливая над всей Терновкой безграничную радость, безмятежность и счастье. Под звуки свадебного марша мы, рука об руку, влюблённые и счастливые, пошли по красной ковровой дорожке к своему трону...
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"