Гайдученко Галина Викторовна: другие произведения.

Винтовая лестница

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На совершенно необитаемой планете, за дверью, стоящей прямо посреди пустыни, вдруг обнаруживается винтовая лестница, ведущая высоко в клубящийся туман...

  
  
  ВИНТОВАЯ ЛЕСТНИЦА
  ПОВЕСТЬ
  (29 сентября 2020 года)
  
  -1-
   Поиск новой планеты - это всегда полёт в один конец. Наш корабль нёс на своём борту население небольшого города - десять тысяч человек, мечтающих обрести новую родину где-нибудь в необозримом космосе. Астрономы подыскали подходящую планету чуть ближе к центру нашей галактики, штурманы установили курс, командир распределил обязанности и вот, на исходе десятого месяца полёта мы приблизились к звёздной системе, в которой должна быть та самая планета. Эту планету мы рассматриваем через мониторы-иллюминаторы вот уже несколько дней. Ни гор, ни впадин, ни ущелий, ни морей. Чистое, ровное яйцо без заостренного второго конца, чуть больше Земли, лежащее на своей орбите на боку, с океанами на полюсах и с реками, текущими с севера на юг и с юга на север. Сутки длятся двадцать пять часов и пятнадцать минут. Ось перпендикулярна к орбите, значит, смен времён года быть не должно. Год длится ровно триста шестьдесят местных дней - то есть, для удобства можно его поделить на двенадцать тридцатидневных месяцев, Наличие воды и атмосферы вселяло надежду на конец пути.
   Сегодня я, как всегда заступив на дежурство, сел в гостевое кресло рулевой рубки и принялся ждать вызова. Нас, техников-ремонтников широкого профиля, вызывают на самые разные участки, не касающиеся самого корабля, для ремонта находящейся там мелкой техники. Сижу я, подрёмываю, краем уха слушаю разговоры пилотов.
   - Идеальное яйцо! Как будто его кто-то создал искусственно...
   - Меня другое удивляет: как на совершенно безжизненной планете, где нет ни растений, ни водорослей, ни даже бактерий, образовалась практически земная атмосфера?! Откуда здесь кислород?
   - А может, мы что-то напутали? Давай ещё раз посмотрим...
   Я приоткрыл глаза и взглянул на экран. Слева была почти круглая, слегка приплюснутая у полюсов Земля с шестью материками, справа - идеальное, лежащее на боку Яйцо с двумя океанами у полюсов и сплошным материком, перерезанным нитями-реками с небольшими бусинами озёр на них. Под планетами появилась таблица:
  Состав атмосферы в процентах
  Земля Яйцо
  Азот - 79 Азот - 78
  Кислород - 20 Кислород - 20
  Аргон, неон, гелий, метан, углекислый газ, водород, криптон, ксенон, озон, аммиак, двуокись серы, двуокись азота, закись азота, окись углерода - 1 Аргон, неон, гелий, метан, углекислый газ, водород, озон, аммиак, двуокись азота, закись азота, окись углерода - 2
   - Почти одинаково, азота только на один процент меньше и нет криптона, ксенона и двуокиси серы.
   - Мне в голову закралась странная мысль: а не создали ли эту планету специально для заселения белковыми организмами? Уж очень всё идеально.
   - Ага, горяченький пирожок специально для нас!
   - А мы - как мухи на этот пирожок!
   - Хорошо бы... А если не для нас, то как бы не получилось, что едва мы туда сунемся, как нас тут же как мух и прихлопнут...
   В рубку зашёл командир:
   - Делаем три витка с постепенным снижением, а затем садимся! Приготовьтесь к манёвру! - И он сел в своё кресло.
   И тут по радио прозвучал вызов:
   - Техника-ремонтника вызывает оранжерея!
   Я встал, подхватил свой чемодан с инструментами и пошёл к оранжерее. Корабль наш выглядит, как большая и толстая сигара с небольшим набалдашником рубки неподалёку от переднего конца. Все жилые помещения находятся в центре, а оранжерея со своими лабораториями и хранилищами располагается почти в самом конце. За ней только двигатели и ядерники. Чтобы быстрее добраться, я спустился к центральной оси корабля, встал на скоростной транспортёр и помчался в хвост.
   В оранжерее никого не было. Вполне симпатичная молодая женщина встретила меня в оранжерейной лаборатории возле размутона - агрегата с программным оснащением для размножения и введения мутаций в ДНК исследуемых объектов. Объектами сегодня были виноградные улитки.
   - Вот, у меня тут что-то зависло. - Растерянно посмотрела она на меня. - Улитки не размножаются и мутировать не собираются.
   - А какие мутации вы запрограммировали? - Спросил я.
   - Чтобы они немного увеличились в размерах.
   - А зачем? - Я уже раскрыл программную плату.
   - Это же замечательный источник белка! Вы знаете, что виноградные улитки у французов считаются деликатесом?
   - Может быть, у французов... А я как-то не готов...
   - Ладно, вот скоро попробуете, тогда скажете. Не буду вам мешать, пойду пока с помидорами поработаю.
   - Да нет, мне даже лучше работается за разговорами. Я, пожалуй, тоже с этим размутоном в оранжерею перейду.
   На подлёте к яйцеобразной планете половинную силу тяжести сменили на минимальную, которая только помогала ориентироваться, где верх, а где низ, поэтому все предметы уже несколько дней почти ничего не весили. Я взял агрегат на руки и перенёс его в оранжерею, поставив на столик у дверей.
   - Давайте познакомимся, что ли, а то как-то неудобно разговаривать. Меня Роном зовут.
   - Очень приятно, а я Гала. Вы здесь один или с семьёй?
   - С женой. Детей решили не заводить, пока не обоснуемся.
   - Понятно. А я с сыном. Муж лететь отказался, остался на Земле. У него там новая семья...
   - Ничего, вот прияйцимся, найдёте нового мужа! Холостяков на корабле много! Взять, хотя бы...
   И тут раздался взрыв...
  -2-
   Очнулся я от яркого света, бьющего мне в глаза. В идеально-синем небе светило солнце, а тень от чего-то тёмного сползла с моего лица чуть в сторону. Стояла неимоверная тишина - ни щебета птиц, ни жужжания насекомых, ни шелеста листвы... Слегка повернул голову и увидел над собой покорёженный металл. Шевельнулся и почувствовал боль в правой ноге. Опустив глаза, увидел, что на ногу навалился размутон с перекошенной дверцей. Превозмогая боль сел и сдвинул тяжеленный агрегат с ноги на кучу каких-то мятых овощей. Агрегат глухо чмокнул, а я громко вскрикнул от резкой боли. Нога болела ужасно, хотя кроме ссадин снаружи ничего не было. На всякий случай подтянул к себе ножку от сломанного столика и крепко примотал её к ноге скотчем, рулон которого оказался рядом. Слева грудой валялись упавшие полки, на которых раньше стояли кусты с помидорами. Вытянул из-под них металлическую боковину в виде буквы П с несколькими горизонтальными перекладинами. Снял с себя куртку и намотал на верхнюю перекладину - получился вполне нормальный костыль. Придерживаясь за покорёженный металл дверного проёма, осторожно встал и огляделся...
   Прямо передо мной зияла рваная дыра, в которую заглядывало солнце. От лаборатории ничего не осталось. По бокам и над головой с покорёженных перегородок свисали обрывки каких-то растений, под ногами было месиво из овощей, сзади, метрах в шести от меня зияла ещё одна дыра. Почти вся оранжерея тоже исчезла.
   "А как же весь корабль?!" - вдруг вспыхнул в голове вопрос - "Как моя Сандра? Как все остальные?.." Я выбрался через дыру наружу и, опираясь на самодельный костыль, преодолевая боль и отгоняя страх, обошёл то, что осталось от корабля. Посреди ровной пустыни лежал огрызок оранжереи. Широкая дорожка из обгоревших обломков указывала траекторию падения корабля на планету. Страшно захотелось пить. На всём обозримом пространстве никаких водоёмов видно не было. Пришлось снова лезть в корабль. Под овощным месивом обнаружил лужу - видимо, прорвало систему орошения. Разгрёб месиво руками, зачерпнул пригоршней мутную воду и выпил несколько глотков. Появился звук: кап... кап... кап... кап... - где-то капала вода! Пополз на звук, освобождая путь от обломков, и вдруг увидел ногу. Нога торчала из-под почти целого стеллажа, заваленного обрывками виноградных побегов, по которым ползали улитки. С огромным трудом мне удалось вытащить из-под обломков тело. Это была оранжерейщица Гала, с которой я только что разговаривал. Или не только что? Кто знает, сколько времени я пролежал до того, как на моё лицо упал солнечный свет?
   Гала была без сознания, но живая. Я освободил место, где было сухо, застелил его виноградными побегами и перетащил Галу туда. У стены обнаружил целый бак с водой, у которого лишь слегка повредился кран, и герметически закрывающийся ящик с красным крестом в центре белого круга на крышке - аптечка. Разыскав свой чемодан с инструментами, я починил кран и вволю напился прямо из под него. Сунул в рот таблетку аспирина. Съел несколько найденных в куче почти целых помидоров и гроздь недозрелого винограда. Гала в сознание не приходила. Смочил водой бинт и выдавил несколько капель ей в полуоткрытый рот. Собравшись с силами, отправился на разведку.
   Обломков было мало и то только от хвостовой части корабля, почти всё сгорело ещё в атмосфере. Двигатели взорвались при столкновении с поверхностью, наш кусок оранжереи отбросило взрывной волной далеко вперёд. Выжить никто и не смог бы. То, что уцелели мы с Галой, можно было расценивать как чудо.
   Уже в сумерках я вернулся к обломку оранжереи. Гала в сознание так и не пришла. Я влил ей в рот немного воды и отключился.
   Утром я проснулся от страшного чувства голода. Целых помидоров не нашёл, пришлось съесть немного овощного месива. Опять влил воды в рот Галы и снова пошёл на разведку. Теперь решил ходить кругами вокруг лагеря, постоянно расширяя радиус и не теряя его из виду. Всюду была ровная земля, ни травинки, ни букашки, ни ручейка. Угораздило же свалиться в такое место! Совершенно обессиленный, я вернулся к стоянке далеко за полдень. Снова съел овощного месива и проверил, как там Гала. Всё было без изменений. Голод давал о себе знать всё сильней. Поймал нескольких улиток и, превозмогая отвращение, высосал их из панцирей. Скользкие упругие кусочки мяса... Если представлять, что ешь маринованные грибы, то вполне сносно.
   Отдохнув, решил навести порядок "в доме" - вынес наружу всё, что осталось от помидоров, выгреб разлагающуюся жижу и закопал её в землю, переловил улиток и посадил их в пластиковый ящик, накрыв обломком одной из полок и бросив им несколько пожелтевших побегов винограда. Когда начал складывать обломки полок и держателей, услышал стон - Гала начала приходить в себя. Глаза она не открывала, но уже поворачивала голову, стонала и пила подносимую ей воду. Ночь прошла спокойно, если не считать голодного урчания в животе...
   Утром Гала окончательно очнулась.
   - Как ты себя чувствуешь? - Спросил я, увидев её открытые глаза.
   - Голова болит... Где мы?
   - Корабль разбился, мы на Яйце.
   - А мой сын?! - Попыталась она вскочить, но тут же со стоном упала, схватившись за голову.
   - Никого. Только мы двое...
   Гала заплакала. Я не мешал. Когда рыдания превратились в редкие всхлипы, дал ей воды.
   - Ужасно есть хочется. - Как-то жалобно и виновато проговорила Гала, понаблюдав некоторое время за тем, как я облагораживаю наше жильё.
   - Могу предложить виноградные листья и улиток. - Ответил я. - Раньше были помидоры, но теперь от них ничего не осталось.
   - Давай улиток. - Вздохнула Гала.
   - Вот эти последние. - Подвинул я к ней ящик, в котором оставалось всего одиннадцать улиток. - Некоторые разбежались и я их ещё не нашёл.
   - Ничего, далеко от листьев не убегут.
   Гала съела четырёх улиток, я подкрепился пятью. У нас осталось их всего три. И вода в баке заканчивалась.
   - Я видел, как несколько улиток ползали по отходам, выброшенным наружу. - Вспомнил я. - Пойду, поищу...
   Куча разлагающихся отходов уже покрылась плесенью, видимо мы занесли на планету и гнилостных бактерий, и плесневый грибок. Улиток не было, может закопались под кучу? Я начал копать яму. Прокопав с полметра и ничего не найдя, бросил эту затею и решил заняться временем. Солнце как раз подходило к зениту, значит на Яйце наступал полдень. Запрограммировав в часы новые сутки - двадцать пять часов и пятнадцать минут, я выставил полдень и оглянулся. Галина, шатаясь, вышла из "дома" и подошла ко мне.
   - Наверное, черепно-мозговая травма. - С виноватым видом сказала она. - Пошатывает и подташнивает...
   Я ничего не ответил - меня тоже тошнило, но от голода. Солнце припекало довольно сильно, поэтому я предложил вернуться в дом. Размотал ногу, попробовал встать на неё без костыля - больно, но терпимо, видимо, обошлось без перелома.
   - А как там размутон? - Задумчиво глядя на улиток, вдруг спросила Гала.
   - На вид вполне целый, только дверца слегка покорёжилась.
   - Починить можешь?
   - Думаю, что да. - Я взялся выправлять дверцу размутона. - Вот, готово, только небольшая щель осталась.
   - Давай сюда улиток!
   Гала посадила в агрегат последних трёх улиток, набрала какую-то программу и мы принялись ждать. Аппарат работал от солнечных батарей, а так как на небе не было ни облачка, энергии для работы ему вполне хватало.
   - Я ввела в ДНК увеличение роста и быстрое размножение. Думаю, должны получиться большие улитки, так что вполне можно будет наесться всего одной... А ещё запрограммировала менее жёсткий панцирь... - Размышляла вслух Гала.
   Через некоторое время раздался звонок, как у микроволновки, дверца распахнулась и мы увидели трёх огромных, размером с детский мяч, улиток с тонкими и мягкими оболочками вместо раковин.
   - Сегодня обойдёмся без белковой пищи, этим улиткам необходимо размножиться. - Сообщила Гала, пересаживая улиток в пластиковый ящик и накрывая его крышкой. - А для размножения им надо много пищи. Давай собирать листья и стебли... - И она принялась собирать всё, что осталось от зарослей винограда, устилавших когда-то все стены и потолок оранжереи.
   Я тоже стал ей помогать. Нам удалось найти почти свежую ветвь с не совсем высохшими гроздьями. Подкрепившись сухими ягодами и несколькими наиболее свежими листочками, мы сунули косточки в размутон, включили его и вскоре получили крупные, размером с грецкий орех семена.
   - Надо бы посадить косточки, тогда у нас вырастут виноградные деревья. - Предложила Гала.
   О том, что посевы надо будет чем-то поливать, она даже не подумала, а я решил промолчать. Мы вышли и начали копать ямки под семена. Закончив работу, мы вернулись в дом, легли на полу рядом и уставились в небо.
   - Вот бы костёр развести... - Пробормотала Гала, глядя на появляющиеся на небе звёзды. - У тебя зажигалки, случайно, нет?
   - Зажигалка нам не нужна - огонь можно развести с помощью солнца и стекла от часов, но вот дрова... Здесь же нет деревьев.
   - И ничего деревянного?
   - Только четыре ножки от столика. Всё остальное было или железным, или пластиковым.
   - Не густо... - Она отвернулась. - Спокойной ночи.
   Просыпаясь ночью, я слышал, как она тихонько плакала, видимо, вспоминая сына. Мои глаза тоже были влажными, мне снилась Сандра и наши мечты о детях...
  -3-
   Утром улиток в ящике оказалось восемь - три большие и пять маленьких. Мы съели одну большую улитку на двоих, а остальным подбросили листьев и стеблей. Я отправился на разведку, а Гала осталась на хозяйстве. Разведка мне ничего нового не дала, кроме того, что я вымерял расстояния до горизонтов. В направлении север-юг радиус планеты оказался почти таким же, как у Земли, поэтому расстояние от точки стояния до горизонта составляло, согласно измерителю на походных часах, пять километров. Расстояние по направлению запад-восток было почти в полтора раза большим и составляло семь километров.
   А вот Гале кое-что удалось. Собрав с разложившейся кучи овощных отходов немного плесени, она поместила её в размутон, ввела программу и встретила меня великолепным ужином - большим куском рыхлой творожистой массы со вкусом грибов.
   - Я подумала, что это хотя и плесневые, но всё же грибы. - Рассказывала она, уплетая своё творение за обе щёки. - Если немного изменить ДНК, то можно получить вполне съедобные грибы, хотя и без ножек и шляпок, как у настоящих.
   Немного этих "грибов" мы всыпали и в ящик к улиткам, потом собрали всю плесень, какую только смогли обнаружить, и поместили в размутон. Включив программу, мы легли спать, наконец-то сытые.
   А ночью началась гроза. Налетел сильный ветер, загремел раскатистый гром, засверкали молнии и в их свете мы увидели струи дождя. Наш "дом" сотрясался под порывами ветра и протекал во многих местах. Прижавшись друг к другу в единственном сухом и не продуваемом уголке, мы просидели без сна до самого утра. Утром ветер угнал тучи за горизонт и снова вышло солнце.
   Ящик с улитками оказался перевёрнутым и они расползлись. Поймать удалось только одну, остальные ловко закопались под землю. Как я ни раскапывал её, ни одной найти не удалось. Грибов тоже оказалось не много - ночью ветер распахнул перекошенную дверцу размутона и унёс почти всё его содержимое в неизвестность. Вода в баке закончилась, но нам удалось собрать немного дождевой с поверхности обшивки. Съев последнюю улитку и закусив небольшой порцией грибной массы, мы остались без еды. Через час, подойдя к яме, выкопанной в поисках улиток, я обнаружил на её дне воду. Вода! Оказывается, почва Яйца содержала в себе воду и она просочилась в выкопанную яму! Значит, косточки даже не надо поливать. А если вырыть колодец, то у нас будет постоянный источник воды!
   Не жалея сил, я тут же приступил к рытью настоящего колодца. Выкопав двухметровую яму, я укрепил её стенки пластиковыми полками, поставил для их удержания распорки и, совершенно обессиленный, уже на закате, вполз в "дом".
   Поголодав два дня, я снова отправился на разведку. Идти решил в ту сторону, куда дул ветер, то есть, с востока на запад. А какая мне была разница? Выйдя с рассветом, я пошёл прямо по азимуту, выставленному в походных часах. Уже за границей видимости "дома", я дал волю своему отчаянию.
   - За что?! - Вопил я в ясное солнечное небо - Почему мы не умерли мгновенно, как все остальные?!! Почему вынуждены медленно умирать от голода на этой пустынной планете?!!! - Я пнул ногой подвернувшийся мне камень и вдруг застыл - с обратной стороны камень был покрыт беловато-сероватой массой, похожей на наши "грибы".
   Я попробовал массу на вкус - она самая! Видимо, ветер унёс её, а она выпала с дождём и разрослась под камнями. Я стал переворачивать один камень за другим - везде был слой творожистой грибной массы! Сняв рубаху, я соскрёб в неё побольше этой массы и отправился назад по азимуту. Гала лежала в "доме" почти без сил, но когда я высыпал перед ней на пластиковую поверхность полки свою находку, сразу же ожила и принялась есть. Часть массы мы на ночь поместили в размутон и к утру получили ещё более крупные "грибы" - теперь они внешне были похожи на пористую губку, а вкусом напоминали шампиньоны.
   - Живём! - Сделал я оптимистическое заключение перед сном.
   На следующий день я решил отправиться в дальнюю разведку на несколько дней.
   - Рон, я с тобой! - Заявила Гала. - Не хочу оставаться здесь одна.
   - А если...
   - Никаких "если"! Раз уж нас осталось двое, то и делать всё мы должны вдвоём! Берём с собой размутон - и хоть на край света!
   Сила тяжести на Яйце была почти такой же, как на Земле, ну, может, чуть-чуть меньше. Поэтому для тяжёлого размутона пришлось соорудить волокушу из полок. Прихватив с собой четыре деревянные ножки, мы отправились прямо по тому же азимуту, по которому я шёл вчера, то есть с востока на запад.
   Волочить скользкий пластик по ровной поверхности было не очень тяжело, поэтому двигались мы достаточно быстро. Как ни странно, камни под ногами не попадались. И только когда "дом" скрылся за горизонтом, я наткнулся на первый из них. Это был вчерашний камень, грибы с которого я тщательно соскрёб. Оставив волокушу с размутоном, мы принялись обыскивать каждый камень чуть поодаль. Некоторые были пустыми, на некоторых успел нарасти новый слой и только на границе видимости волокуши мы нашли новые камни с толстым слоем "грибов". Подтянув размутон к ним, мы поели, вырыли ямку, чтобы получить новый запас воды, размножили себе "грибов" на дорогу, соорудили навес из волокуши, оперев её на размутон, и легли спать.
   Ночью опять шёл дождь. Спокойненький такой, без ветра и грома, он мирно стучал по нашей "крыше" и навевал земные воспоминания... Я бегал за Сандрой босиком по мокрому морскому песку, а волны накатывали на мои ноги и приятно их холодили...
   Утром оказалось, что мои ботинки и Галина куртка совершенно промокли - места под навесом было маловато. Не хватало нам тут чем-нибудь заболеть! Пришлось разжечь огонь и сжечь в нём две ножки от стола. Пока сушились наши вещи, мы попробовали пожарить на огне "грибы" и вскипятить в жестянке воду с добавлением всё тех же грибов. Получилось очень вкусно, давно не ели приготовленной пищи!
   Огонь и солнце быстро высушили наши вещи и мы снова отправились в путь, взяв несколько угольков для того, чтобы разжечь ещё один костёр. Время от времени нам попадались камни с "грибами", мы их соскребали и складывали в размутон. На закате камни перестали попадаться, мы включили размутон прямо на волокуше и шли так до самой ночи. Когда почти стемнело, остановились на привал, разожгли костёр из последних деревянных ножек, выкопали ямку-колодец, сварили себе густой грибной "суп" и, поужинав, заснули.
   Утром мы доели вчерашний "суп" и снова пошли прямо. Камни больше не попадались. Солнце припекало, взгляду остановиться было не на чем, мы шли, автоматически переставляя ноги и опустив головы вниз, пока во что-то не упёрлись. Это была дверь. Обыкновенная деревянная дверь стояла посреди голого необозримого пространства.
   - Это галлюцинация? - Спросила Гала, сбросив с плеча лямку волокуши.
   - Не похоже... - Потрогал я дверь рукой.
   - Интересно, кто её здесь поставил?
   - Интересно, для чего её здесь поставили! - Я обошёл дверь вокруг.
   С обеих сторон дверь была совершенно одинаковой, даже рисунок на досках совпадал. Вот только ручка... Ручка была только с той стороны двери, откуда пришли мы.
   - Раз есть ручка, то дверь надо открыть! - Сделала вывод Гала и нажала на ручку.
   Дверь распахнулась и мы вошли в бетонное помещение размерами три на три метра. Бетон был старым, потрескавшимся, на стенах красовались пятна грибной плесени и стекали капли воды... Я выглянул наружу - голая земля, вернее Яйцо и дверь посреди пустыни. Заглянул внутрь - бетонное помещение с клубящимся под потолком туманом и с облезлой дверью, на которой угадывались следы когда-то белой краски...
   - Рон, давай затащим сюда размутон! - Распорядилась Гала и взялась за лямку. - Какая-никакая, а крыша над головой.
   Размутон мы поставили в углу возле двери, а сами легли отдыхать прямо на прохладном бетонном полу, пытаясь разглядеть потолок за туманом. Отдохнув, поели сырых "грибов", соскребая их со стен. Затем я стал обследовать стены - уж очень мне показались правильными трещины на одной из них. На перпендикулярной ко входу стене трещины вырисовывали прямоугольник метр на два. Поковыряв трещины ножиком, я стукнул стену кулаком, и передо мной раскрылась бетонная дверь. За дверью оказалась винтовая лестница.
  -4-
   Лестница была тоже бетонной и очень старой. Широкие ступени высотой сорок сантиметров, длиной около двух и шириной около метра, все в трещинах и выбоинах, крепились с одной стороны к бетонному цилиндру, а с другой упирались в цилиндрическую стену. В этой стене и была установлена дверь из нашего помещения.
   - Куда она ведёт? - Спросила Гала, пытаясь разглядеть что-нибудь в клубящемся тумане, в который уходила лестница.
   - Не знаю... Давай проверим? - Я влез на первую ступеньку и подал руку Гале.
   Подниматься по такой крутой лестнице было не легко. Уже через десяток ступеней мы устали и стали тяжело дышать, затем сознание начало затуманиваться, а вместо него накатила волна безудержной страсти. Срывая друг с друга одежды и разбрасывая их во все стороны, мы занялись бешеным, умопомрачительным сексом прямо на очередной ступеньке. Не помня себя, не видя ничего вокруг, дико рыча и извиваясь, мы отдавались этому огромному, всепоглощающему сексу до полного изнеможения... пока случайно уперевшись ногами в цилиндрическую стену не открыли новую дверь.
   Выпав в открывшееся пространство, мы почти мгновенно пришли в себя и обнаружили, что находимся в таком же помещение, как и то, внизу. Правда, на стенах не было плесневых грибов, зато по проросшим сквозь бетон листьям ползали огромные улитки. Улитки были размерами с баскетбольный мяч и без раковин.
   - Мутировали... - Почему-то произнесла Гала и вдруг заметила, что стоит без одежды. - Ой!...
   - Надо вернуться за одеждой. - Спохватился я.
   - Угу. - Ответила Гала, выходя за мной на лестницу.
   Только я ступил на ступеньку, как на меня снова нахлынула страсть. Я повернулся к Гале, она взглянула мне в глаза и сразу же отскочила назад:
   - Нет! Я на лестницу не пойду!
   - Ладно, я сам. - Страсть отпустила меня, я собрал разбросанные вещи и вернулся к раскрытой двери, за которой ожидала меня Гала.
   Одевшись, мы поймали по первой попавшейся под руку улитке и впились в них зубами. Голод был настолько сильным, что несколько минут мы вообще ни о чём не думали. А когда насытились, решили осмотреться внимательней. В углу возле двери мы увидели свой размутон. Правда он был совершенно ржавым, дверца совсем отвалилась и лежала рядом, а внутри расположилась огромная улитка, занявшая всё его пространство.
   - Какой он старый... - Потрогала Гала размутон рукой. - Как будто прошло лет триста.
   - А вот сейчас проверим! - Я толкнул окрашенную белой облезлой краской дверь.
   Дверь распахнулась и мы вышли наружу. Теперь Яйцо не было голым - повсюду росли кустики помидоров и рощицы деревьев с виноградными листьями. Среди них, ни от кого не прячась, ползали огромные улитки без раковин. Теперь они были похожи на огромные скользкие каштаны с глазами на рожках. Между деревьев извивался тонкий ручеёк.
   - Как тут всё изменилось... - Крутила головой Гала, непроизвольно взяв меня за руку.
   Я руки вырывать не стал. Только вздохнул, на мгновение представив рядом Сандру, и произнёс:
   - Чтобы планета так изменилась, должно было пройти много времени, лет пятьсот.
   - А кажется, что мы там были всего пару часов... Интересно, как там наш "дом"?
   - Пойдём, проверим? Еды и воды теперь вдоволь.
   - Пойдём. - Согласилась Гала и мы, всё так же за руки, пошли по азимуту с запада на восток.
   По дороге мы ловили улиток, жарили их на кострах - благо сучьев теперь было достаточно, пили воду из ручьёв, собирали то помидоры, то виноград и вот так, не торопясь, через три дня увидели на горизонте холм. Холмом оказался наш "дом" - остатки оранжереи, просевшие в землю и поросшие зарослями помидоров и винограда. За холмом расположилось небольшое озерцо, из которого вытекал ручеёк.
   - Откуда здесь взялось озеро? - Удивилась Гала.
   - Наверное, наш колодец расширился. Хорошо, что дом не затопил.
   - Рон, давай заберёмся внутрь и поищем что-нибудь нужное. - Предложила Гала.
   Я согласился. Из нужных вещей нам попались пара пластиковых кружек, часть бака, которая могла служить кастрюлей, и большой брезентовый мешок, из которого мы соорудили рюкзак. Переночевав в старом доме, наутро мы отправились назад, к винтовой лестнице.
   С рюкзаком идти было намного легче, чем с волокушей, поэтому до двери мы добрались к исходу второго дня. Теперь дверь стояла не посреди пустыни, а среди помидорного кустарника и огромных губкообразных шапок грибов. Гала остановилась в нерешительности:
   - Рон, объясни мне, как это дверь, стоящая просто так, без ничего, открывается в помещение?
   - Я думаю, что эта дверь не простая, она ведёт в пятое или ещё какое-то там измерение. - С умным видом ответил я. - В нашем, трёхмерном мире - это просто дверь в никуда, а там - получается новое пространство.
   - А лестница... ты помнишь, что на ней с нами происходило? - Гала покраснела и опустила глаза в землю.
   - Помню... - Мне тоже было неловко. И перед Галой, и перед памятью Сандры. - Зато мы перенеслись во времени на несколько сотен лет. Наверное, каждая ступенька - это какой-то отрезок времени. Знать бы, сколько ступенек мы прошли...
   - А там, на лестнице... наверное там действует какая-то программа, заставляющая безудержно размножаться... Ведь если бы наши улитки так сильно не размножались, они бы не заселили планету так быстро.
   - И помидоры, и виноград. - Добавил я. - И мы...
   - Кстати, Рон, а откуда взялись помидоры?
   - Наверное, проросли семена из тех отходов, которые я закопал. - И я открыл дверь.
   В бетонном помещении стояла приятная прохлада, ползали огромные улитки, на полу валялись сухие виноградные сучья. Не закрывая двери, мы расположились на пороге, развели костёр, сварили суп из грибов и зажарили одну улитку, нанизав её куски на прутья, как шашлык. Помидоры порезали и сдобрили виноградным соком. Получился превосходный пикник. Уже за полночь мы закрыли дверь и легли спать, подложив под головы рюкзак...
   Проснувшись утром, я не обнаружил в помещении Галы, а выглянув за дверь, увидел, как она плескается в ручье за кустами. Я и сам давно не принимал ванны, поэтому искупался с огромным удовольствием. Погода на Яйце стояла великолепная - на этой широте температура колебалась от двадцати двух до двадцати восьми градусов, поэтому мы даже решились постирать свою одежду, а тем временем позагорать.
   Уже после обеда, когда мы оделись в чистую одежду, я снова решил заглянуть на лестницу.
   - Но ведь там... - Попыталась остановить меня Гала.
   - Предупреждён - значит вооружён! - Убеждённо ответил я. - Постараемся держать себя в руках.
   - Если получится... - Прошептала себе под нос Гала, но я сделал вид, что не услышал. - Прихвати с собой рюкзак, а то пройдёт лет триста и всё содержимое превратится в труху. - Обречённо вздохнув, она встала и пошла за мной.
  
  
  -5-
   Поднявшись на одну ступеньку, я толкнул дверь - в углу бетонного помещения виднелась кучка ржавчины - всё, что осталось от размутона. Ни листьев, ни улиток в помещении больше не было. Я закрыл дверь и стал карабкаться дальше, считая в уме ступеньки. На этот раз сдерживать страсть нам удалось аж до тринадцатой ступеньки. На четырнадцатой мы уже совершенно не владели собой и снова бросились в безудержный секс. Теряя силы, Гала пыталась уползти от меня выше, но я настигал её и снова овладевал... Это длилось, наверное, несколько часов, пока мы, опять же случайно, так как мозги совершенно не работали, не толкнули дверь в бетонную камеру. Вывалившись в неё, мы некоторое время приходили в себя, а потом я вернулся на лестницу за одеждой.
   Наружная деревянная дверь теперь выглядела не такой старой, краска на ней почти не облезла. За дверью оказался настоящий лес - высокие деревья качали своими верхушками метрах в пяти-шести над головой, С них свисали огромные гроздья синих, красных, жёлтых и зелёных ягод, размерами со среднее яблоко.
   - Смотри, как интересно получается. - Пробуя ягоды на вкус, принялась рассуждать Гала. - Времён года здесь нет, поэтому ягоды вызревают постоянно, можно собирать несколько урожаев за год. Вот, смотри, тут только начинают цвести... - Она наклонила к себе цветущую белыми цветами ветку и понюхала. Рядом с цветущей шапкой, похожей на сирень, висела гроздь почти чёрных ягод, размерами с грецкий орех. - Ой, а эти на вкус уже совсем не похожи на виноград!
   На разных деревьях плоды, хоть и собранные в гроздья, оказались разными. На длинных, как у увеличенного винограда гроздьях, плоды и вкус имели виноградный. На зонтичных гроздьях, похожих на рябину или калину, ягоды были размерами с крупную сливу и вкус имели совершенно не похожий ни на что земное. Некоторые деревья оплетали лианы, на которых белели цветы, зеленели недозревшие гроздья и алели крупные ягоды, похожие на помидоры. И виноградные, и помидорные потомки-мутанты наших посевов имели теперь по нескольку разных видов.
   - Думаю, прошла не одна тысяча лет. - Заметила Гала.
   Среди кустов и деревьев время от времени проползали крупные, размером с мяч, давно знакомые нам улитки и пробегали животные размером с собаку на шести ножках. Нас они не боялись, видимо, соперников у них в этом лесу не было. Вдруг чуть поодаль мы услышали визг и звуки борьбы. Раздвинув ветки, увидели, как на берегу реки, в которую превратился ручеёк, где мы купались всего несколько часов назад, шестиногий зверёк напал на улитку и отгрызал её заднюю часть, в то время, как она передней частью пыталась от него уползти.
   - Ого! Он так и на нас может напасть! - Испугалась Гала.
   Зверёк повернул в нашу строну рожки с глазами, подхватил в пасть отгрызенный кусок улитки и скрылся в кустах.
   - Зато нам теперь не надо охотиться. - Догнал я уползающую переднюю половину улитки. - Сейчас разведём костёр и поедим!
   Подкрепившись, мы поплавали в речке. Её ширина оказалась около двадцати пяти метров, а глубина - три-четыре.
   Построив шалаш из веток в кустах у реки, мы решили пожить здесь некоторое время. На следующий день мне удалось подкараулить и поймать у водопоя шестиногого зверя, набросив ему на голову куртку. Когда я принялся разделывать свою добычу, обнаружил, что ни скелета, ни каких-либо костей у него не было - сплошной клубок мышц, из которого выросли шесть отростков-ножек. Рожек с глазами оказалось три пары - одна крупная, сразу заметная, торчащая как у улитки, и две маленькие - почти на самом носу, и за затылком. Зато весь рот был покрыт тёркой из костных бугорков, передние ряды которых достигали полутора сантиметров и были очень острыми.
   - Гала, смотри, в каких хищников превратились наши улитки! - Принёс я добычу к шалашу. - Настоящий улиткозавр!
   Но Гала мне не ответила. Она сидела, прислонившись к стволу дерева и безучастно смотрела в никуда.
   - Эй, что с тобой? - Затормошил я её.
   - Не знаю... Как-то всё... - Махнула она рукой и снова замолчала.
   Мне показалось, что вся она как-то изменилась, но что в ней было не так, пока не мог понять.
   Я сам приготовил ужин, сварив из жилистых частей улиткозавра бульон, а из нежного брюшка зажарив шашлык. Я уплетал всё это за обе щеки, а Гала, едва притронувшись, сказала, что её тошнит.
   На следующее утро она даже не стала выходить из шалаша. Надо было что-то делать. Побродив по лесу, собирая плоды и ягоды, я решил, что если в её состоянии ничего не изменится, надо идти к обломкам оранжереи за аптечкой. Хоть что-нибудь за эти тысячи лет там должно было сохраниться? К вечеру Гале стало легче и она вполне нормально поужинала. Но утром опять всё повторилось.
   - Всё! - Я решительно встал и начал собирать в рюкзак остатки завтрака. - Идём к кораблю!
   - Зачем? - Безучастно глядя в небо, спросила Гала.
   - Так надо!
   Я помог ей встать и за руку потащил за собой, очищая путь от веток и продираясь в некоторых местах сквозь непролазные джунгли. Борьба с джунглями сильно замедляла наш путь, да и Гала еле переставляла ноги. Я заметил, что вся она как-то округлилась, опухла, что ли? Идти пришлось пять дней. Когда по моим подсчётом до старого лагеря оставалось всего около километра, Гала упала без сознания. Как я её ни тормошил, приходить в себя она не собиралась. Я мог бы оставить её и налегке сходить за аптечкой, но в лесу бегали улиткозавры и пару раз я даже видел кое-кого покрупнее. Пришлось взять её на руки. Через полтора часа я вышел на берег огромного озера. Сверившись с координатами, еле нашёл на его берегу то, что осталось от оранжереи. Вход в неё пришлось не только освобождать от растительности, но и откапывать. Насобирал сухих веток, разжёг костёр, принёс воды, поставил на огонь котелок... Когда в темноте к костру со всех сторон начали подкрадываться животные, втащил Галу вовнутрь. Бросил несколько пылающих веток в тварей и, видимо, попал, так как услышал душераздирающий вопль. Ужинал уже в закрытой со всех сторон землянке. Гала в сознание так и не приходила. Прикоснувшись рукой к её раздувшемуся животу, почувствовал, как в нём что-то шевелится, расстройство, что ли?
   Соорудив из ветки и листьев факел, принялся разыскивать аптечку. Герметический ящик был ещё цел и достаточно крепок - осадки и ветры сюда не попадали. Таблетки из аптечки пришлось выбросить, они превратились в порох, смешавшись с остатками бумажной упаковки. Нашёл несколько ампул с обезболивающим и успокоительным, на всякий случай вколол Гале и то, и другое. Совершенно обессиленный лёг спать...
   Под утро проснулся от странных звуков. Не приходя в сознание, Гала стонала, а её живот так и ходил ходуном. Под ней образовалась лужа крови. В лучах восходящего солнца побежал к озеру за водой и тут же вернулся назад. Раздел Галу, начал её обмывать и тут...
   Когда-то мы с Сандрой вместе принимали роды у нашей овчарки Труди. То, что происходило с Галой, было похоже на это - один за другим из неё стали выползать человеческие детёныши размером с небольшой огурец, который обычно кладут в банку, чтоб замариновать. Растерявшись, я смотрел, как они на четвереньках ползут к солнцу и только считал их. Всего из Галы выползло восемь человечков. Выйдя наружу, я увидел, как они, ловко переползая через ветки и другие препятствия, скрываются в лесу... Гала пришла в себя только к вечеру. О родившихся детёнышах я ей не сказал...
   С помощью обезболивающих и при усиленном питании, Гала полностью оправилась через два дня. А на третий начался ливень. Наша землянка стала подтекать, жить в ней было не комфортно, поэтому я предложил вернуться к двери.
   - Ладно. - Переступая в луже натёкшей в "дом" воды, согласилась Гала. -Только давай подумаем, как можно обезопасить себя от действия винтовой лестницы.
   - Если там действует какая-то химия, можно попробовать соорудить защитные маски. Вон в аптечке несколько герметических пакетов с бинтами.
   - А если там какое-то излучение, действующее на мозг?
   - Тогда надо чем-то изолировать головы... - Я начал рыскать по "дому" в поисках чего-нибудь подходящего.
   - Рон, посмотри, это не подойдёт? - Гала стояла под нависшим обломком обшивки, которая от времени расслоилась настолько, что из неё торчал кусок толстой фольги.
   - Фольга! Это то, что нужно! - Обрадовался я. - Давай осторожно освобождать её от остального.
   Нам удалось освободить несколько кусков фольги, из которых я тут же соорудил нечто, похожее на шлемы. Пока мы обрывали обшивку, "дом" под ливнем окончательно просел так, что мы еле успели выскочить из-под обломков. Пришлось двинуться в обратный путь прямо под тугими струями дождя, надев на головы шлемы...
   Дождь не прекращался несколько дней. Сидя у раскрытой деревянной двери, Гала учила меня плести из широких длинных листьев помидора-мутанта циновки. Накинув такую циновку на голову и плечи, можно было выйти под ливень, в плетёные корзины можно было собирать фрукты и улиток, да и спать не на голом бетоне тоже было приятней. Сидя в сухом бетонном помещении, под звуки бесконечного дождя, мне вдруг пришло в голову подсчитать, сколько дней мы прожили на Яйце.
   - Сколько времени прошло, пока я очнулся, я не знаю, но думаю, что не больше двух. - Сказал я, делая две засечки на большой ровной палке. - Потом ещё три дня, пока не пришла в сознание ты...
   - В оранжерее мы прожили, кажется, дня четыре. - Стала помогать мне Гала.
   - Потом три дня шли до двери...
   - А как считать время на винтовой лестнице? - Подняла ко мне голову Гала. - Там ведь...
   - Думаю, всего несколько часов. Время на лестнице считать не будем.
   - Ты хоть горизонтальный прочерк сделай, что ли.
   - Хорошо, делаю прочерк...
   - Тогда... Мы вышли и решили посмотреть, как там наш "дом". До него шли три дня.
   - Так, ещё три... - Сделал я новые насечки.
   - А потом мы с утра пошли назад и быстренько за два дня вернулись к двери.
   - Один день провели, как в раю...
   - А потом тебе опять вздумалось проверить лестницу.
   - Так, делаю ещё один горизонтальный прочерк.
   - Потом мы построили шалаш. Дальше ничего не помню...
   - Мы прожили в нём два дня. Ты заболела и я решил вернуться к оранжерее за аптечкой.
   - Что-то припоминается, но очень смутно.
   - Ты была совсем слабой, постоянно теряла сознание, последние метры мне пришлось нести тебя на руках.
   - Сколько же времени мы шли?
   - Целых пять дней.
   - Ого!
   - Пока ты пришла в себя и окрепла, прошло ещё четыре дня, а потом наш дом осел под дождём.
   - Назад мы шли всего два дня и вот уже четвёртый живём тут.
   - Всего тридцать три дня! - Пересчитал я насечки на палке. - Уже больше месяца... - Я снова окунулся в воспоминания о Сандре.
   - А на Яйце прошли тысячелетия... - Гала тоже замолчала, задумчиво глядя на непрекращающиеся потоки воды с неба...
  -6-
   На следующий день снова сияло солнце. Винтовая лестница не давала мне покоя.
   - Может, снова поднимемся по лестнице? - Неуверенно предложил я Гале, но поймав её испуганный взгляд, продолжил. - Куда-то же она ведёт. Кто-то же её построил. Может там, наверху, в будущем, мы найдём цивилизацию.
   - Но...
   - Мы сделаем маски из бинтов и наденем шлемы!
   Преодолевая страх, Гала согласилась. На этот раз мы сумели одолеть двадцать семь ступенек, пока не почувствовали жгучего желания. Гала сразу же толкнула бетонную дверь и спрыгнула со ступеньки в камеру. Не снимая шлема и маски, она бросилась к деревянной двери и выскочила наружу. Снимая шлем и маску, я обратил внимание, что краска на двери была почти новой, а чтобы выбраться к реке, надо было прорубать просеку среди непролазных джунглей.
   Выбравшись на берег широкой реки, Гала принялась раздеваться.
   - Надо искупаться, чтобы смыть жар. - Пояснила она, отплывая на несколько метров.
   Я тоже начал раздеваться.
   - А-а-а!!! - раздался истошный вопль от воды.
   Гала от кого-то отбивалась и кричала, время от времени выныривая над поверхностью.
   Я бросился ей на помощь. С огромным трудом мне удалось вытолкать Галу к берегу. Её тело обвивало существо, похожее на очень толстую пиявку. Схватив нож, я резал его вдоль и поперек, пока оно не ослабило хватку. Это был потомок одной из наших улиток - жилистое полутораметровое тело заканчивалось пастью с мелкой тёркой и рожками с глазами над ней.
   - Оно хотело меня съесть... - Постепенно приходила в себя Гала. - Улитко-удав какой-то.
   - Зато теперь мы его съедим! - Ободряюще похлопал я по туше улитко-удава.
   Пока мы жарили добычу, в кустах время от времени пробегали какие-то животные, в воде хлюпало что-то большое, а в ветвях деревьев слышались какие-то подозрительные крики.
   - Поосторожней надо бы... - Пережёвывая нежное мясо, оглядывалась по сторонам Гала. - Может, тут уже миллионы лет прошли и всё изменилось.
   Яйцо действительно сильно изменилось. Оно теперь не было ровным, то тут, то там поднимались холмы, пролегали овраги, попадались какие-то ямы. Лес превратился в непролазные джунгли и, если бы не наша просека, дверь в них найти было бы просто невозможно. Рек и озёр стало больше. Хотя с одного высокого оврага нам удалось разглядеть и степь, поросшую высокой травой. А животных! Их было множество - и ползающих, и бегающих, и плавающих. А когда мы вернулись к своему костру, чтобы снова перекусить, увидели, как с ветки огромного дерева что-то слетело, подхватило остатки жареного мяса и скрылось под громкое улюлюканье.
   - Мне показалось, или... оно, кажется, человекообразное... - Гала указывала вверх.
   На ветке сидел человечек ростом с крупного кота. Шерсти у него не было, но зато были кожистые складки вдоль тела от рук до ног, с помощью которых он мог перелетать с ветки на ветку, как белка-летяга.
   - Образное! - Повторило существо.
   - Бразное! Бразное! Бразное! - Подхватило несколько голосов и целая стайка летунов, перекидывая друг другу наше мясо, полетела куда-то вглубь леса.
   - Разве из улиток могли развиться человекообразные? - Растерянно посмотрела на меня Гала.
   Я только пожал плечами, не осмеливаясь рассказать о том, что всего десять дней назад она родила восьмерых человечков. Или несколько миллионов лет назад...
   - Как-то тут стало... неуютно. - Поёживаясь и оглядываясь, пробормотала Гала. - В озере опасно, а на суше водятся...
   - Первые человекообразные! - Не дал я ей размышлять дальше. - Значит, если мы поднимемся ещё выше по лестнице, то сможем найти гуманоидную цивилизацию! Пошли! - И я потащил её к лестнице.
   Через маски и шлемы винтовая лестница на нас почти не действовала. Как только мы начинали чувствовать страсть, мы сразу же толкали бетонную дверь и выходили на воздух. Каждый раз Яйцо сильно менялось. Мы оказывались то среди непроходимых джунглей, наполненных странными животными, то среди светлого леса. Река становилась то шире, то уже, на её крутых берегах появилось что-то, похожее на домики. Потом вокруг нашей бетонной камеры три на три метра появилось здание с несколькими комнатами, а выбравшись к реке, мы увидели на другом её берегу настоящий город.
   Иногда мы жили на Яйце по два-три дня, иногда даже по неделе. Чем выше мы поднимались по лестнице, тем более развитой оказывалась цивилизация за стенами большого здания, в центре которого располагалась бетонная каморка три на три метра с ведущей в клубящийся туман винтовой лестницей. Однажды, забравшись на высокое дерево, я увидел широкие дороги с каким-то транспортом, соединявшие большие города, а как-то выйдя из леса, мы услышали над головой рокот и, подняв головы к небу, увидели летающие дискообразные аппараты...
   Постепенно земные воспоминания отходили на задний план, мы всё больше привязывались друг к другу и даже испытывали нечто, похожее на любовь. Теперь для секса нам лестница была не нужна...
   Однажды мы вышли из каморки и оказались в офисе. Всюду работали почти обычные люди, вот только к какой они принадлежали расе, определить не удавалось. Возле нашей каморки оказалась комната с висящими на крючках комбинезонами. Мы переоделись и теперь почти не отличались от остальных. Отметив местонахождение нашей двери, мы отправились в путешествие по огромному зданию из стекла и бетона. Люди не обращали на нас внимания и продолжали заниматься своими делами, пользуясь какими-то сложными компьютерами. А за зданием бурлил настоящий мегаполис...
   - Ну что, хватит с нас лестницы? - Спросила Гала. - Мы добрались до человеческой цивилизации. Может, попробуем в неё вписаться?
   - Пока не хочется. - Делая очередные насечки на палке, ответил я. - Где кончается винтовая лестница? Что там, за туманом?
  -7-
   И мы шли дальше, пока туман над лестницей не превратился в серый бетонный потолок.
   - Всё. Ещё несколько ступенек, и лестница закончится.
   - Будем подниматься до самого потолка или выйдем раньше?
   - Давай выйдем здесь. - Оценил я расстояние до потолка в пять метров. Мы вышли в бетонную камеру, которая на этом уровне была совершенно новой. Пересчитал насечки на палке - сто сорок семь, значит, мы на этой планете прожили почти пять месяцев. Или несколько миллионов лет...
   Выглянули из каморки - всё тот же офис из стекла и бетона, только... Всё здание пришло в запустение, а снаружи снова заросло лианами. Мы ходили по пыльным этажам, усыпанным осколками стекла. Всюду валялись пластиковые листы, употребляемые местной цивилизацией вместо бумаги. В некоторых помещениях сохранились компьютеры на столах. На последнем этаже шестнадцатиэтажного здания под куполообразной стеклопластиковой крышей нас встретил человек. Вернее, это нам сначала показалось, что это был человек. На самом деле посреди большого зала стояла деревянная рама с плоским экраном, а на экране было записано обращение представителя местного человечества. Что он говорил, мы не поняли - язык нам не был знаком. Но по тому, что он показывал, стало понятно, что цивилизация пришла в упадок и вымерла.
   Вокруг здания на этом этаже были устроены обзорные площадки. Куда бы мы ни посмотрели, всюду видели бескрайнее море деревьев. Иногда среди них угадывались руины городов. Ни наземного, ни воздушного транспорта видно не было. Нам захотелось есть и мы спустились вниз. Выйдя наружу, обнаружили дикие джунгли. На деревьях, кустах, лианах росло множество съедобных плодов, среди них бегали, ползали, летали различные животные. Проблем с продовольствием не было. В двух днях пути от здания с нашей дверью мы обнаружили остатки древнего города. Здания из стеклопластика и бетона были полуразрушенными, в них поселились животные, людей нигде не было.
   - Может, вернёмся на лестницу и спустимся на несколько веков назад? - Спросила Гала.
   - Зачем? Чтобы пожить несколько лет с людьми, зная, что они скоро погибнут?
   - А что же нам делать?
   - Основать новую цивилизацию. Нашу, земную.
   Мы спустились на несколько ступенек по винтовой лестнице туда, где человечество уже исчезло, но техника ещё была исправной. Взяли грузовой электромобиль, загрузили его некоторыми предметами первой необходимости и поехали по прямой дороге в направлении северного полюса, поближе к океану. По пути мы заезжали то в один, то в другой город, иногда даже жили в сохранившихся зданиях.
   Когда мы добрались до приморского города, поняли, что Гала беременна. Я уже был готов, но для Галы появление десяти крошечных младенцев, которые с первых мгновений жизни уже могли ползать на четвереньках, стало полной неожиданностью. Переловив всех новорождённых и посадив их за пластиковую перегородку, мы стали заниматься их воспитанием. Город оказался не разрушенным и вполне пригодным для жизни, вокруг него росли прекрасные вечнозелёные леса, полные фруктов, овощей и дичи. В двух километрах от города протекала река. Погода здесь была приятной - днём около двадцати пяти градусов, ночью - не ниже восемнадцати. По ночам с моря набегали тучи и шёл дождь. Днём ветер с материка отгонял их назад и снова светило солнце. Винтовая лестница изменила наши ДНК, поэтому, думаю, мы заселим Яйцо людьми достаточно быстро, чтобы обустроить здесь новую цивилизацию...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"