Гайдукова Людмила Александровна: другие произведения.

Дом Беров - любовь и история

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Разное о разрушенной усадьбе Беров в Алексине - личное, лиричное и познавательное

Дом Беров - любовь и история

 []



Лето... Убегают вдаль окские просторы - сплошь голубое с зеленью. Голубое небо отражается в спокойных водах Оки, изумрудная зелень левого берега и тёмная, лесистая - правого. За перелесками - поля и луга, тоже зелёные, а за полями - голубые дали сливаются с ясным июньским небом. Я стою на высоком берегу среди развалин старой усадьбы. Под ноги смотреть не хочется - там только обломки кладки, арматура и вполне современный мусор; взгляд убегает вперёд, сквозь бледное серебристо-зелёное кружево великанских тополей к голубеющим в полдень далям.
"Я закончил, пошли" - приятель-фотограф появляется вдруг неожиданно, я вздрагиваю. Для него это - работа, будничность, повседневность, для меня - впервые увиденное чудо, хрупкое и живое. "Погоди-ка, стой как стоишь, у меня ещё пара кадров осталась!" - и... вот она, эта фотография. Именно с того ясного июньского полудня начался мой роман со старой усадьбой Беров. Это было похоже на любовь с первого взгляда, когда сердце замирает в предчувствии тайны, когда кружится голова от восторга и никаких слов не находится кроме "Ах, как красиво!"
Я ходила на свидания со старым домом, подолгу оставаясь на развалинах ротонды, читала ему стихи, говорила с ним. И чувствовала его живое тепло - не человеческое, не ностальгическое, но пронизанное силой и благородством: дружба - так преданная, любовь - единственная! И он дарил мне целый мир, неизведанно-новый, прекрасный, похожий на ожившую сказку. Сумасшедшие осенние закаты в вихре ветра и падающих листьев; хруст морозного снега и волшебный узор изморози на остатках колоннады; весенний восторг обновления, первые клейкие листочки на высоком, раскидистом тополе. Травы в росе, дикий виноград, оплетающий ротонду и придающий старому дому вид задумчивого отшельника...
Искренне люблю это место! И хочу немного рассказать о нём...


Дому Беров посвящается

В белом танце над рекою вьётся
Колоннада призрачной усадьбы.
И на шее тонко жилка бьётся,
Словно у невесты перед свадьбой.

Летней зеленью сияет берег
В свежих каплях росных самоцветов.
И ещё не ведают потери
Стены - вдохновители поэтов.

И глядят в распахнутое небо
Новых окон чистые глазёнки.
В доме запах дерева и хлеба,
И звучит весёлый смех ребёнка.

Клумбы, кони, завтрак на террасе,
Летний дождь, осенние аллеи...
Время беспощадно свечи гасит,
Люди камня память не жалеют.

Вот уже разрушена ротонда,
Крыши нет, а вместо клумб - сараи.
Но всё то же небо в глади водной:
Счастье - вечно, жизнь - не умирает!

Шелестят весёлою листвою
На карнизах тонкие берёзы,
Шрамы камня порастут травою,
И в соцветья превратятся слёзы.






 []

Усадебный дом Беров в Петровском (Алексин)
Памятник архитектуры второй половины XIX в.
(с картины В.Федосова)



 []


Дом Беров - современное состояние



Это стихотворение было написано мною в августе 2004 года. В следующем году я отослала его для участия в Конкурсе произведений о родном крае, ежегодно проводящемся московским журналом "Литклуб" (подробнее о журнале - здесь). На успех особенно не надеялась, хотелось поделиться с миром своей радостью. В итоге, стихотворение хотя и не заняло призового места, было отмечено жюри конкурса и опубликовано на сайте журнала - вот оно.
Вслед за первыми эмоционально-яркими впечатлениями захотелось узнать об истории усадьбы. И я начала читать книги. Ниже привожу несколько фотографий - виды на Оку с высокого берега, где расположен дом Беров, и две статьи, более или менее полно характеризующие внешний вид и былую красоту старого барского дома, а также рассказывающие об истории возникновения и развития всего усадебного комплекса. Итак, история...


Статья из книги М.Дунаева, Ф.Разумовского "В среднем течении Оки" - М, "Искусство", 1982

Петровское вместе с прочими многочисленными поместьями Тарусского уезда исстари принадлежало князьям Тюфякиным. В середине XIX века этот древний род угас. Последним его представителем был князь Петр Иванович Тюфякин, занимавший после войны 1812 года должность директора Императорских театров.
Это был "пышный закат классического величия русского театра в Петербурге". Теряешься от многообразия жанров: в афишах русской, французской и немецкой трупп, дававших в те годы представления, можно найти классическую оперу, трагедию и комедию, драму и мелодраму, мифологическую пантомиму, балет-феерию с интермедией-дивертисментом.
Театр тех лет многим обязан своему неутомимому и энергичному директору. Тюфякин приглашает в Россию танцоров, среди них - Антонен и Валанж. Появление на русской сцене гениального Дидло - тоже отчасти его заслуга. Соединив абонементы русского и французского театров, он привлекает внимание аристократического Петербурга к русскому театру.
В 1820 году Тюфякин решает ехать в Париж для пополнения французской труппы. Он и не подозревает, что ему больше никогда не суждено увидеть ни родных, ни свой дом, ни свою родину. Не успел он покинуть Россию, как оставленный им заместитель А. А. Майков через своих покровителей доносит Александру I о будто бы имеющихся беспорядках в театральной школе. Назначается следствие, в результате которого Тюфякин отстраняется от дел.
Тюфякин не желает более возвращаться в Россию и до самой смерти (1845) живёт в Париже. Даже когда Николай I приказывает русским выехать из Франции, русский посол в Париже Поццо-ди-Борго получает у императора позволение Тюфякину остаться по причине болезни.
Долгое время Петровское пустует. Тюфякии передает все свои имения ближайшему родственнику, шталмейстеру князю Долгорукову, за пожизненный доход в сто тысяч рублей. Вскоре в Москве умирает устроитель Петровского, старый князь Тюфякин, занимавший должность командира Московских садов и парков и, следовательно, имевший тесную связь со средой архитекторов и садовников.
В 1841 году Петровское упоминается как владение генерал-майорши Гурко. Перед революцией Петровским владеет М. М. Бер и сдает усадьбу в аренду под дачу. Летом 1914 года на даче в Петровском поселился с семьей поэт и переводчик Юргис Балтрушайтис, к которому съехалось "много лиц из художественного мира", поэты Вячеслав Иванов и Борис Пастернак, художник Николай Ульянов, писатель Павел Муратов.

 []


Петровское.Усадебный дом. 1770-е г.



Петровское интересно не только местоположением и своеобычными культурно-историческими ассоциациями, но также строгой классицистической архитектурой старинного усадебного ансамбля (1770-е гг.), который подчинен двум совершенно разным, контрастирующим пространствам - замкнутому парадному двору и бескрайней долине Оки. Небольшой двор, занимающий верхнюю береговую террасу, выгорожен из окружающего ландшафта двухэтажным главным домом, двумя двухэтажными и двумя одноэтажными флигелями (от восточного флигеля сохранились только фундаменты). Архитектура парадного двора немногословна. Ноту интимности и замкнутости вносят четырехколонные лоджии симметричных одноэтажных флигелей. Дворовый фасад главного дома благодаря нейтральности своей композиции не нарушает впечатления камерности. Лишь пары небольших колонн, поддерживающие два симметричные балкона, оживляют равномерный ритм оконных проемов, включая объем дома в общее архитектурное решение.

Противоположный, окский фасад дома решен в гораздо более крупном, цельном и впечатляющем масштабе. Он обращен в сторону Оки мощной полуротондой римской дорической колоннады. За ней размещен круглый зал, перекрытый куполом,- характерный для своего времени композиционный и геометрический центр анфиладной планировки классицистического дома.
Из зала можно выйти на большой, поддерживаемый колоннадой полукруглый балкон. На этом балконе, с которого открывается вид на уходящую вдаль полоску реки, можно стоять часами, особенно вечером, когда быстро угасает горячий летний день. От воды веет свежестью, едва различимый плеск небольших волн ласкает слух. Бесшумно и быстро движется черная в этот час река и кажется из-за черноты бездонной.













 []


Статья из книги В.М.Пономарёвой "Алексин" - Тула: "Пересвет", 1998

Возникновение петровской усадьбы, сельца Петровского относится к началу 1770-х годов и связано с именем представителя старинного дворянского рода, потомка Рюрика в 27-ом поколении, екатерининского вельможи, князя Ивана Петровича Тюфякина, который в последней четверти XVIII в. возглавлял "Московскую гоф-интендантскую команду". В управлении князя были московские дворцы и сады с оранжереями, принадлежавшие императорской семье.

Тюфякины имели изрядное состояние, были крупными землевладельцами. В 1763 г. Иван Петрович унаследовал от отца в Калужском уезде сельцо Ковша и деревню Середнюю.

В нескольких верстах от этих селений, на высоком левом берегу Оки, князь выбрал живописный уголок под свою усадьбу.

Места эти настолько живописны, что и сейчас невозможно не оценить природной красоты Петровского. С горы, где стоит усадьба, открывается изумительный вид на окрестные дали. Причудливая излучина Оки, широкая окская пойма, заречные луга, уходящие к горизонту,- редко, где можно встретить такой широкий, просторный, привольный пейзаж.

Первые сведения о сельце Петровском относятся к периоду генерального межевания Калужского наместничества в 1776-1778 гг. В "Полном экономическом примечании Калужского наместничества Тарусского уезда" была сделана следующая запись: "Селцо Петровское и деревня Ковшина... князя Тюфякина... Селцо на суходоле... В том селце дом,- господской каменной при нем сад нерегулярной с плодовитыми деревьями разных родов, с коих плоды сбираются для господского обиходу"(1). В документе сообщалось также, что в этих селениях насчитывалось 17 дворов, 56 мужчин и 69 женщин крепостных.

Архитектурный ансамбль петровской усадьбы возведен в стиле зрелого крассицизма.

Основной усадебный комплекс занимал верхнюю береговую террасу. Внутренний двор окружали: главный усадебный дом и четыре, симметрично расположенные по обе его стороны, флигеля.

Особенно интересна и впечатляюща архитектура главного усадебного дома, являющегося прекрасным образцом усадебного зодчества конца XVIII века.

Дворовый фасад скромен, спокоен, почти лишен украшений. Лишь две пары небольших колонн, поддерживающих два симметричных балкона, оживляют равномерный ритм оконных проемов. Наиболее интересной частью дома является фасад, обращенный к Оке.

Вот как описывает его В. Н. Уклеин:
"Центральный полукруглый выступ (так называемая полуротонда) окружен на высоту первого этажа полуциркульной, очень эффектной дорической колоннадой, стоящей на довольно высоком цоколе. Искусно использовав падение рельефа, зодчий ввел в композицию пологие пандусы, ведущие из парка к дому. Охватывая колоннаду полукольцом, они придают ей еще большую выразительность и монументальность. Над колоннадой, на уровне второго этажа, устроена терраса, с которой открывается поистине чудесный вид на Оку и ее живописный правый берег"(2).

Со стороны этого фасада анфиладой распологались парадные комнаты дома. За полуротондой находился круглый зал, перекрытый куполом. Из зала можно было выйти на большой, поддерживаемый колоннадой, полукруглый балкон. Центральные залы отличались изысканной отделкой, тонкими лепными карнизами и печами, украшенными кафельными изразцами.

Стоящая на возвышенности петровская усадьба была хорошо видна издали, с реки и окрестных лесов и полей.

Название усадьбы, скорее всего, произошло от имени Петр и связано с представителями фамилии Тюфякиных. Князь И. П. Тюфякин назвал свое имение или в честь отца своего Петра Федоровича, или именем единственного сына.

Петр Иванович Тюфякин (1769-1845) был последним из этого рода владельцем петровского имения. Друг детства и фаворит Александра I, он был известен современникам как вице-директор, а затем и директор Императорских театров в Санкт-Петербурге и Москве.

С 1810-х годов петровская усадьба переходит к Варваре Дмитриевне Гурко.

В. Д. Гурко, урожденная Полторацкая, принадлежала к одному из культурнейших дворянских семейств России, известных любовью к наукам, литературе, искусству, поддерживавших тесную связь с такими выдающимися представителями русской культуры, как Г. Р. Державин, Н. М. Карамзин, А. С. Пушкин, В. П. Стасов и многими другими. Портрет В. Д. Гурко работы О. А. Кипренского хранится в Третьяковской галерее.

После кончины В. Д. Гурко в 1838 г. все заботы о петровской усадьбе взял на себя ее муж, генерал-майор Леонтий Осипович Гурко. Петровское являлось образцовым по благоустройству имением славилось успешным ведением хозяйства.

После смерти Л. О. Гурко в 1860 г. во владение усадьбой вступил его единственный наследник - сын Александр Леонтьевич (Ромейко-Гурко).

В 1898-1903 гг. действительный статский советник А. Л. Ромейко-Гурко занимал пост управляющего Калужской губернской контрольной палатой, являлся также действительным членом губернского статистического комитета. В 1902-1903 гг. избирался Тарусским уездным предводителем дворянства. Был известен и своей благотворительной деятельностью.

С конца XIX в. Петровское становится дачным местом. В 1873-1874 гг. вблизи имения прошла Сызрано-Вяземская железная дорога. Полустанок "Средняя" находился в трех верстах от усадьбы. Всего за несколько часов можно было добраться до Петровского из Калуги, Тулы, Москвы.

Последним владельцем петровской усадьбы был Владимир Владимирович Бер, купивший имение у разорившихся Гурко.

В. В. Бер играл видную роль в Тарусских уездных органах управления. В 1912 г. он занимает должность земского начальника, а в 1915 г. Тарусское уездное дворянское собрание выбрало В. В. Бера уездным предводителем дворянства.

В. В. Бер был блестяще образованным человеком, увлекался литературой, искусством, писал стихи.

Наверно поэтому в усадьбе Бера нашли место для отдыха представители литературы и искусства начала XX века.

После революции в усадьбе был создан дом отдыха одного из наркоматов. В 1928 г. здание передается школе ФЗУ, а затем ремесленному училищу, и впоследствии там размещалось общежитие сельского профессионально-технического училища No 7.

В настоящее время прекрасное творение зодчего на глазах наших современников постепенно разрушается, и в нем уже слабо проступают черты бывшего прекрасного архитектурного памятника.
______________________

(1) ЦГАДА, ф. 1355, оп. 1, д. 490, лл. 365-366.
(2) Уклеин В.Н. Змеится лентою дорога. С. 31.



 []




 []


___________________________

Автор данной статьи не является работником Алексинского художественно-краеведческого музея. Материалы, использованные при подготовке статьи, хранятся в личной библиотеке автора. Опубликовано: газета "Тульский литератор"// No 1-2 (22-23) февраль-март 2008.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Шавлюк "Начертательная магия 2" (Любовное фэнтези) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек, или Дракон попал!" (Любовное фэнтези) | | Vera "Летняя подработка 2.0" (Короткий любовный роман) | | Н.Алексеева "Строптивые" (Короткий любовный роман) | | Н.Самсонова "Помолвка по расчету. Яд и шоколад" (Любовное фэнтези) | | А.Ардова "Мое проклятие. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | I.La "Игрушка для босса" (Любовные романы) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! " (Любовное фэнтези) | | Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | Ю.Меллер "История жизни герцогини Амальти" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"