Гайтотин Михаил Алексеевич: другие произведения.

Подселённый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 2.61*4  Ваша оценка:

   ПОДСЕЛЁННЫЙ
   Пролог.
   Полдень. Жара. +40 - самый пик. Наконец-то подошло время немного
  отдохнуть от утренних хлопот, от бесконечной домашней суеты. Чуть расслабиться. Но расслабуха что-то всё не приходила . В не привычном к праздности мозгу всё бродили и бродили бесконечные цепочки мыслей,
  идей и прочего ,цепляясь одно за другое, выстраиваясь в нестройные логические последовательности -возбуждая и не давая уснуть. И вот,наконец, он пришёл - этот сон долгожданный. И как всегда незаметно.
   Сколько длилась первая его фаза - небытие - сказать трудно. Да и зачем. А вот фаза вторая - глюкофантасмагорийная - меня достала. Опять эта липкая тягучая масса вокруг. Непослушное тело, превратившееся в бесконечного червяка, пробирающегося по каким-то запутанным лабиринтовым конструкциям, тупое безразличие и желание чтобы всё это поскорее закончилось. И вот, в этот самый пиковый момент я почувствовал, что я теперь не один!? В моём наболевшем, любимом глюке появился еще персонаж! И даже не появился, а проявился - меня окликнули, меня позвали! Откуда-то извне, из темноты пришел шепот :
  --
  Брат! ПОМОГИ, БРАТ!!! СРОЧНО!! --
  Шепот шёл из меня, изнутри. И голос был совсем незнаком. Лёгкий акцент, мягкий тембр. Нет, раньше я его никогда не слышал. Глюки мгновенно исчезли, а ощущение присутствия постороннего многократно возросло.
  --Сделай что попрошу. Срочно. Иначе мне кранты. Ради Бога. Будь человеком. Молю тебя всеми СВЯТЫМИ!!! --- По ходу дела я вроде бы должен был задать вопрос. И его, видимо ждали. Но не дождались. Я промолчал. Я игнорировал ГОЛОС. В меня это событие просто не укладывалось. Я всё ещё думал, что сплю или грежу наяву, что с моей густо пропитанной фантазией и фантастикой натурой случалось частенько.
  Короче, я не верил в эту явь, а напрасно.
  
  
  Мой визави оказался весьма настойчивым и даже, можно сказать, нагловатым типом.
   -- Слушай, ТЫ!! Как там тебя? У меня совсем нет времени всё объяснять.
  Бросай все свои дела и делай в точности, что я тебе говорю, а иначе .....- Голос начал терять терпение и вместе с ним и такт. И, хоть я всё еще сомневался в реальности происходящего, мне это не понравилось.
  --Ого! Вот и угрозы начнутся сейчас, а может и пряники с плюшками какие будут? Вроде положено по логике вещей!? -
   --...А иначе, -- продолжил голос не обращая внимания на мою реплику.
  ---- А иначе, через несколько часов меня вскроют и всё, мне придётся остаться с тобой. На всю жизнь, а может и навечно. Да, еще, с довеском. С таким довеском, что тебе ни в каких кошмарах не привидится. А поладим, и если ты всё успеешь сделать как надо, моя благодарность и благодарность моих родичей будет .....В общем не пожалеешь!!!! Время идет и его всё меньше и меньше ....--- В голосе стали проступать нотки неуверенности и паники. А я, наконец, понял, что уже давно не сплю, что лежу с открытыми глазами, что всё, что происходит - явь!
   И я испугался ...
  ---Ну, дошло, наконец, что с тобой не шутят?! Что я не глюк?! Согласен?!
  А куда тебе деваться? Быстро собирайся и в район дуй, а там по ходу дела разберемся. И не удивляйся особо ничему, что с тобой будет происходить, и не спрашивай пока. Всё потом, потом, если оно будет это потом...--голос исчез. А я решился, будь что будет. Последние аргументы были достаточно убедительны.
   Сборы были недолги. Отчитываться кто, куда, откуда, зачем было не перед кем. Короткая записка жене, что скоро буду, пробежка до автостанции, недолгое ожидание автобуса... И вот замелькали мимо пыльные посадки, ровные квадраты полей, встречные машины...
   Я смотрел в окно, ничего не замечая, и постепенно успокаивался.
  
  
  
  Не смотря на то, что я с детства не ровно дышал к фантастике, а теперь еще и новомодное фэнтэзи появилось ---к мистике относился с достаточной долей скепсиса. Нельзя сказать, что не верил совсем, но все её проявления старался пропускать сквозь фильтр логики и, хотя бы для себя, искал более или менее неабсурдные объяснения.
   В расплодившихся за последнее время телепередачах частенько вещали таинственными голосами разномастные оракулы - экстрасенсы, ведьмы и колдуны в энном поколении разводили руками все печали, шептуны зашёптывали все проблемы. Главное, что бы оплата была соответствующей.
  Но, иногда, проскальзывали и документальные кадры, очень и очень достоверные. Седобородые угрюмые батюшки изгоняют бесов из разных кликуш, а эти бесы хулиганят, угрожают и изгоняться особо не хотят. Им и там хорошо, внутри этих бабок с побелевшими безумными глазами, бьющихся в падучей под иконами. Срежессировать такое, мне кажется, довольно трудно.
  Да и церковь, хоть она и старая плутовка, на такие подлоги идти не должна.
  Вот это-то я и не мог объяснить с точки зрения логики, и, вообще с какой либо точки. Такое можно было принять только на веру. Есть и всё тут. Или никак. Следующий наезд на меня случился сразу же по прибытии на автовокзал райцентра. Вышел из автобуса и, глазом моргнуть не успел, как полностью потерял над собой контроль. Меня, в моём же теле, мой визави умудрился нейтрализовать почти полностью. Видеть, слышать, обонять, осязать, думать и дышать я еще мог, а вот говорить, двигаться и всё остальное уже нет! Так что всё происходящее со мною далее я воспринимал как сторонний наблюдатель.
   А далее было вот что. Мужчина, старше средних лет, русской национальности, вдруг, ни с того ни с сего, подкатил к двум молоденьким цыганкам и начал их охмурять, на цыганском же наречии и при этом довольно интенсивно жестикулируя, округляя глаза и прочее и прочее. Обычно картина на вокзалах с участием цыганок бывает прямо противоположной.
  
  
  Из услышанного монолога, а потом и диалога я ровным счётом ничего не понял, так как все мои знания цыганской мовы ограничивалось несколькими словами почерпнутыми из мыльных сериалов, да книг - типа "Цыган" - писателя Калинина.
   Окружающая публика, надо сказать, была не просто шокирована - впала в ступор. Даже полицай, направившийся было мимо, остановился с открытым ртом, чуть ли не по стойке смирно.
   Меж тем оправившиеся от первой неожиданности девчонки попытались что-то возразить. Реакция, в виде затрещины, последовала незамедлительно, и, одна из строптивец, обжигая всё вокруг огненным взглядом , придерживаясь за пылающую щёчку и глотая на бегу вырывающиеся рыдания бросилась куда-то бежать. Вторая же тоже забыв про все возражения, но всё же опасливо отодвинувшись, стала что-то уточнять. Вот за что мне и нравятся цыгане - умеют они своих женщин построить, когда надо.
   " Баро, шувани , ромалэ, гаждо",--- вот и всё ,что было доступно мне и в продолжавшемся бурном диалоге и, отнюдь, как я не напрягал извилины, не способствовало пониманию складывающейся ситуации. Короче я, по-прежнему, оставался сторонним свидетелем разыгрывающейся трагикомедии или драмы, как на это смотреть, но, в то же время, был и активным участником.
   Полицай вышел из ступора и стал смещаться в нашу сторону. Но подъехавшее к нашей теплой компании такси смешало ему все карты и, судя по выражению морды лица, обломало весь кайф от уже спланированной разборки. Не успел! Цыгане оказались проворнее.
   Кривые улочки районного стольного града давно остались позади. Такси мчалось с приличной скоростью, но, однако, очень осторожно, ничего не нарушая. Все пассажиры и водитель как будто приняли обет молчания. На меня ни кто не обращал внимания, вроде как позабыли и я совершил попытку завладеть моим телом. Частично это удалось. Удалось вступить в контакт с моим визави. Мысленно.
   На вопрос ---" И что дальше?" я получил даже извинения и просьбу - еще немного, еще чуть-чуть - потерпеть и всё будет хорошо и беспокоиться мне не о чём. А вслух моим голосом было озвучено --- " Быстрей! Ещё быстрей!" Сидящая на переднем сиденье на правах штурмана подруга зыркнула на меня искоса чёрным глазом и, не сдержавшись, но с опаской пробурчала, как бы про себя "Куда уж быстрей, и так ...". Машина и так уже неслась с неприличной скоростью, да всё по каким-то просёлкам, хуторам, задворкам. Наш штурман, юлой крутясь на своём месте, жестикулировала обеими руками, поясняя маршрут водителю, да еще энергично помогала и речью и мимикой. Начинало смеркаться.
   И тут с моим телом совершили ещё один насильственный акт - завязали глаза. Причём тело всю процедуру проделало само, сняв с плеч сидевшей рядом девушки плотную чёрную шаль и свернув её несколько раз. Водила на все мои манипуляции не обратил абсолютно никакого внимания, казалось, что и он находится в каком-то трансе. Ещё через несколько минут машина остановилась. Одновремённо открылись передние дверцы и за рулём, теперь уже обосновалась одна из моих спутниц. А с левого переднего сиденья разлилось спокойное, мелодичное посапывание глубоко и спокойно спящего водителя.
   Ещё через полчаса мы приехали. Слышно было, как открываются и тут же вслед закрываются ворота. Взбрехнули нехилые, судя по голосу, собачки.
  Машина остановилась и меня аккуратно, но без лишнего пиетета извлекли наружу, под руки и повели. Судя по тому сколько дверей и лестниц мы миновали - домик, куда меня доставили, был ещё тот. Глаза всё ещё были завязаны, но уши-то свободны. Вот, вроде уже как пришли и меня, а, точнее, не меня, а моё тело, судя по возбуждённому и встревоженному дыханию слышному рядом, ждут с нетерпением. Сопровождающие молча усадили моё тело в кресло и вышли. Между моим визави (то есть моим телом) и присутствующими в помещении состоялся, бурный - не то слово, диалог.
  Фразы громыхали как молнии, показалось, что даже озоном запахло. Одно меня грело - визави пришлось играть роль побитого щенка. Мне показалось,
  
  что внутренне, он даже жалобно скулил и повиливал несуществующим на моем теле хвостиком. Но оппоненты были неумолимы, Зевс всё громыхал и громыхал. Всё закончилось так же внезапно, как и началось. И конец был логичным. Хотя бить мое тело незаслуженно и не стали, но от довольно увесистой затрещины оно, всё же, не убереглось. В прочем тут же последовало извинение и оно было испрошено именно у меня. Ясно. В моём положении опять произошли изменения, явно для меня благоприятные и, возможно, полезные. Мой визави трусливо поджав хвостик юркнул куда-то вглубь меня и теперь только тихонько обиженно посапывал ничем более себя не проявляя. А я наконец-то получил возможность владеть своим телом в полной мере смог снять очень надоевшую, да ещё так возбуждающе романтично пахнущую женщиной повязку.
   Передо мной стоял невысокий, стройный мужчина явно цыганской национальности. Длинные иссиня-чёрные волнистые волосы импозантно промеживающиеся благородной сединой, живые подвижные глаза каштанового цвета, приветливая, чуть виноватая, улыбка, костюм от ....... Ну, во общем ,как говорится, от Кутюр, галстук. Интеллигент, да и только!!! Общее благопристойные впечатления портили только крупные сильно волосатые ручищи, явно от другого тела, пальцы на которых были унизаны парой рядов крупных экзотических перстней, как с камушками, так и без. В глазах проглядывал если не интеллект, то уж явно недюжинный ум, лукавая хитринка и сообразительность. Мужчина, не представляясь, порывисто шагнул ко мне, взял мою руку и крепко пожал ее обеими своими руками.
   --Здравствуй, во-первых, Уважаемый.- "Уважаемый" он произнёс именно с большой буквы и с чувством. - Ради Бога, простите нас за все причинённые Вам неудобства. Мы постараемся всё компенсировать. Вы просто оказались, как говорится, в нужном месте, в нужное время и в нужном состоянии. Если бы не Вы я бы потерял единственного сына. Наследника. Но, извините ещё раз, мне необходимо дать кое-какие неотложные распоряжения. На подробностях, если что будет Вас интересовать, мы остановимся попозже. Маша, проводи, пожалуйста, гостя в его комнату и побеспокойся о нем.
   Из кресла в углу легко поднялась женщина, явно моложе моего собеседника и, явно не цыганка, хотя одетая и экипированная на цыганский манер даже больше, чем все раннее мною встречаемые цыганки.
  
  Длинная свободная юбка, пышная цветастая кофта, яркая шаль на хрупких плечах и везде, где только возможно, ювелирные изделия - явно не ширпотреб, а индпошив. И она была блондинкой! Натуральной! И ещё надо сказать очень и очень привлекательной.
   -- Пойдёмте. - Голос был сочный, томный, с лёгкой хрипотцой. В полной уверенности, что я последую за ней беспрекословно, Маша направилась к выходу из комнаты.
   Дальнейшие события развивались бурно, стремительно, нескучно и загадочно.
   _ Обряд
   Как всегда причиной всех несчастий оказалась неразделённая любовь и козни соперниц. А ещё древние знания. А ещё тайны " мадридского двора" и ещё многое-многое до кучи. Так, по крайней мере, мне объяснили произошедшее, происходящее и планируемое.
  Комната, куда меня провели, больше имела право именоваться апартаментами класса "люкс". Отдельно спальня с шикарной кроватью типа "сексодром", раздельный санузел со всей мыльно-рыльной атрибутикой, зал с домашним кинотеатром, баром и огромной вазой разнообразных фруктов на явно антикварном столе. Продемонстрировав, не без гордости, всё это - мне предложили располагаться и чуть ли не церемонно откланялись, напоследок указав на антикварный телефон на антикварном камине и попросив в случае какой либо надобности им воспользоваться. Попытка через некоторое время выйти "погулять" успехом не увенчалась. При подходе к двери явственно послышался щелчок электромагнитного запора - управляемого, как я понял, извне. А к полученной и обобщённой информации добавилось логическое заключение - без надзора я не оставлен и хулиганить и своевольничать не нужно.
  Следующий номер программы был приятным и немножко неожиданным. Послышались приглушенные звуки работы каких-то механизмов и, в стене зала, открылась дверка лифта, явив мне девушку в переднике и чепчике, с сервировочным столиком перед собой. Она молча, даже не ответив на мое "Здрассте", принялась ловко, согласно всем правилам этикета, сервировать стол - на одну персону. Закончив, девушка, всё так же молча, удалилась тем же путем, что и появилась. Прислуживать за столом, видимо, инструкцией предусмотрено не было. А я-то губы раскатал!!! Тут я прочувствовал, как же сильно проголодался. Чашечка кофе с хилым бутербродиком - всё чем я попользовал свой организм перед так неожиданно случившимся сумасшедшим броском в неизвестность давно канули в Лету.
   Насыщался я обстоятельно, долго и с удовольствием - благо было чему отдать должное. Но описание акта моего чревоугодия не входит в рамки моего повествования и, поэтому, скромно его опустим, как и следующие несколько часов моего бытия скромно посвященных сну. Да и визави не тревожил ни коим образом.
   Была глубокая ночь, когда за мной пришли. Трое. Хозяин - о котором уже немного рассказывал и, с ним, двое крепеньких мальчиков в цыганском прикиде. Хозяин тоже, между прочим, успел прикинуться по цыганской моде и даже вставил ухо приличный кусок злата в виде древней затертой серьги - полумесяца. Да и на волосатой груди, в проёме расстегнутой петухастой рубахи, виднелось тоже, на мой неопытный взгляд, весьма древнее золотое изделие виде креста необычной конфигурации, размерами и весом по более, чем у нашего славного патриарха Алексия.
   Ещё раз пожав мне руку Хозяин сказал : -- Надо идти. Время заканчивать дело.
   " Ну, надо, так надо. Чем быстрей мы придём к общему знаменателю и покончим со всем этим, тем быстрее буду дома. А там ещё объясняться придётся долго и нудно, да ещё, возможно, и врать, что очень не по нраву. Ври не ври, а истина всё равно рано ли поздно себя проявит!" -- такие, примерно, мысли у меня прошли в ответ, но вслух я их не озвучил. Предпочёл отмолчаться. И, самое странное, вокруг неизвестность, странности разные, необъяснимости, а страха почему-то нет. Абсолютное спокойствие и невозмутимость. И, почему-то, полное доверие к новым знакомым. Странно - какие-то цыганские штучки что ли?!
  Последующие слова Хозяина были ответом на мои мысли, хотя и не полным. За меня, оказывается, уже подумали - мелочь, а приятно.
  
  
  --- Вы сейчас находитесь в гостях у своего брата и об этом уже звонили домой.---
  ---И когда же это я звонил? ---
  --- Когда спали. Да, вы ещё сказали, что пробудете у него пару дней, если понравится. А я, смею думать, Вам у нас понравится. А теперь идёмте, время не ждёт.---
   На этот раз глаза завязывал я себе сам, точнее с помощью Визави снова отлучившим меня от моего же тела. Визави - давно надо было писать с большой буквы, да рука не поднималась - вдруг вздумает представиться по всем правилам. Прошли по дому, всё те же двери, лесенки, но в обратном порядке, сели в авто. Дорога была не долгой и закончилась где-то в степи или в лесу. Среди ночи понять было трудно, а тем более если глаза завязаны. Хозяин взял меня за руку, помог выбраться из авто, и больше уже эту руку не отпускал. Так как к чувствам у меня всё же доступ остался, по
  косвенным признакам - тепло, запах, я понял - тело моё подвели к костру.
  А по нависшему напряжению, настороженности, местами враждебности и даже неприкрытой ненависти - стало ясно, что вокруг присутствует довольно большая группа людей, далеко неоднозначно настроенных. Выжидательная тишина длилась недолго. Начали задаваться вопросы - на цыганском. Хозяин молчал. Отвечал Визави - естественно посредством моего тела. Что к чему и о чём мне было непонятно, но судя по эмоциям Визави, которые сейчас управляли общими нашими чувствами и ощущениями - вопросы были не из приятых. Волнами прокатывались и страх и стыд и вина и негодование. А пару вопросов вызвали такой прилив негодования, ненависти и злобы, что даже я не чувствуя тела, почувствовал боль, когда в сжимающихся кулаках ногти стали прорезать кожу ладоней. Наконец вопросы закончились. Кто-то из невидимых присутствующих разродился длинной речью, судя по интонациям - язвительной.
   Визави переполняло чувство собственного достоинства, гордости и гонора, аж до меня доставало. Но Хозяин, дёрнув за руку, вернул нас в реальность.
  
  
   Наступила тишина. Все видимо ждали следующее действо. С нетерпением! И я тоже, ждал. Что ждали присутствующие - я не знал, а я ожидал чего-то вроде ударов в бубен, звона мониста, песнопений, танцев. На худой конец годились и шептания таинственным голосом или ещё, какие шаманские задвиги. Я был так наивен. Визави по прежнему владел моим телом. Хозяин крепко сжимал мою левую руку. И глаза были завязаны. И думать мне не возбранялось что угодно. А всё вместе здорово нервировало и отвлекало внимание.
   Так что когда Визави " моими" руками сорвал повязку с глаз, когда я проморгался от яркого в темноте света костра, рядом, кроме Хозяина, уже никого не было, лишь в отдалении невнятно шевелилась расплывчатая масса с вкраплениями светлячков - сигарет.
   Костёр почти прогорел и уже почти ничего не освещал. Вдруг из темноты, кто-то невидимый выкатил обычную медицинскую каталку с тщательно укрытым белой простынью телом. Хозяин резко сдёрнул простыню и бросил её в костёр. На каталке лежало обнажённое тело парнишки лет восемнадцати - двадцати. Глаза его были широко раскрыты, тёмные усики над пухлыми губами, мраморно - белая кожа, чёрные густые лохматые брови и - и совсем - совсем светлые волосы. Тело казалось совсем безжизненным. Если парнишка и дышал, то это случалось так редко, что было практически незаметным. Не отпуская моей руки Хозяин бережно взял руку лежащего на каталке. И сразу же костёр ярко вспыхнул, будто в него из темноты плеснули бензином. Огоньки сигарет, как глаза напуганной волчьей стаи, порскнули глубже в темноту. Тело на каталке изогнулось дугой и опять обмякло. Почувствовалось неимоверное напряжение Хозяина. Мою руку он сжимал с такой силой, что мне стало больно. И пристально смотрел мне в глаза. Очень и очень пристально, но, как-то, бесконечно умоляюще, будто требуя чего-то и прося о чём-то одновременно...
   Момент, когда Визави покинул меня, я благополучно упустил. Тело на каталке вдруг начала бить крупная дрожь, корёжить и выгибать самым неожиданным образом. Хозяин, оттолкнув меня в сторону, осторожно снял тело с каталки и, присев на корточки, положил животом себе на колено.
  
  
  Я ещё подумал: "Как будто утопленника собрался реанимировать". И действительно, парнишку начало рвать со страшной силой какой-то вонючей дрянью и длилось это довольно долго. Когда процесс подошёл к концу, тело уже вполне походило на живой организм - начало хрипло и прерывисто дышать, шевелиться и даже пробовало что-то сказать.
   Хозяин бережно завернул тело в поданный кем-то плед и унёс его куда-то в темноту. Подошли сопровождавшие меня знакомые ребятки. Один лопатой тщательно сгрёб всё извергнутое телом в костёр, другой плеснул туда ещё из бутылки. На этом видать их миссия у костра закончилась, как, впрочем, и моя. Из темноты слышался шум разъезжающихся машин.
  
  ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ ИЛИ ПОЗДНИЙ УЖИН.
   В этот раз глаза мне уже не завязывали, но, всё равно, запомнить дорогу или хотя бы какие-нибудь ориентиры было почти невозможно. Ночь!
   Весь путь от места совершения обряда запомнился как калейдоскоп из пятен света и тьмы, завершающей мозаикой которого стали отъезжающие в сторону ворота и н-этажный особняк проглядывающий в глубине двора сквозь вуаль окружающей его зелени.
   Меня провели в прежние апартаменты, но в этот раз дверь осталась не запертой. Но расслабиться не получилось - почти сразу зазвонил антикварный телефон. И очень настойчиво. Пришлось брать трубку, ---
  "Уважаемый!!! Если Вы не очень устали, я попросил бы привести себя в порядок и где-то через часик спуститься в зал. Одежда в шкафу. Думаю, она будет в пору. Ещё раз прошу за всё извинить" ---
  "Хорошо" -- буркнул я в ответ. А что ещё я мог сказать, не выдавать же нагора давно крутящуюся на языке пословицу: " Без меня - меня женили".
   Принял душ. Одежда в шкафу действительно оказалась в пору. Правда, пришедших мне на ум фрака или "тройки" не было, но на выбор несколько брюк, новых рубашек моего размера, бельё, носки, платочки и прочее были в наличии. Лето- с! Да и приём, видимо, был запланирован неофициальный.
  
   Не спеша принарядился и даже в зеркало на себя любимого полюбовался. Красавец: круги под глазами, физиономия кислая, озабоченная, озадаченная, настороженная и, даже решительная. Слава Богу, хоть без признаков испуга и паники.
   В дверь постучали. Хозяин пришёл за мной лично, и без эскорта. Ещё раз извинился и, пригласив следовать за ним, первым вышел в дверь, видимо демонстрируя, что мне здесь уже доверяют.
   Описывать всю торжественную часть приёма, обилие стола и колорит присутствующих, я думаю, не стоит. Хотя бы по тому, что сиё есть банальная обыденность. А вот на заключительном монологе Хозяина я, пожалуй, остановлюсь. И так ....
  ---Уважаемый! - Начал Хозяин со ставшего уже традиционным обращения.------Нам прекрасно известны ваше имя и отчество и фамилия. - Хозяин заметно волновался, старался тщательно подбирать слова и строить предложения, поэтому в его монологе образовывались довольно длительные паузы. - После всего случившегося. После всего, что Вы сделали ради спасение нашего сына Вы стали для нас родным человеком, более родным, чем многие родственники. Я не уверен, что многие из них, окажись на Вашем месте, поступили бы так же как Вы ради совершенно чужого человека, да и ради нашего сына тоже. Тому есть ряд причин. -- Дальше я продолжу излагать монолог Хозяина в вольном пересказе - мне так будет удобней, проще и короче.-
   --Как я уже писал, причиной всех несчастий случившихся с хозяйским сыном и, как следствие, со мной - были неразделённая любовь, козни соперниц и может быть ещё какие интриги в восточном стиле. У Владимира, такое имя носил оказывается мой Визави -то- бишь хозяйский сынуля, до сих пор не было наречённой, как это положено согласно их древних, цыганских, народных традиций. А ему уж стукнуло аж осьмнадцать годков. Непорядок, в дружных рядах. Стройные ряды Советской Армии он благополучно минул, как представитель нацменьшинства. Таким путём гуманные советские законы оставляют нацменьшинствам лазейку для выживания, дабы не сошло на нет всё многообразие советских наций и народностей. Владимира, для дальнейшего развития определили в ВУЗ, где он стал успешно осваивать юридические премудрости, между прочим - органично влившись в студенческую среду. А так как внешность он имел привлекательную, да и происхождение придавало ещё некий флер экзотичности и таинственности, то, вполне естественно, он пользовался повышенной популярностью у девичьей популяции студенческого сообщества. Нравов Владимир был хоть и вольных, но повторять "ошибки" отца ему было строго - настрого запрещено. Общаться и всё прочее - пожалуйста, но без далеко следующих последствий, а вот за суженной будь добр пожаловать в табор, свой или чужой - без разницы. Тем более, что поисками подходящей кандидатуры уже усиленно занимались и результаты, в форме парада невест, переодически дефилировали перед очами нашего героя. Но эффект был пока что нулевой, и не потому что Владимир был очень уж капризен и привередлив. Причиной была подруга детства, соседская девчушка - цыганочка, бойкая, смешливая красавица но, как говорится, не той породы. Причина отвечала Владимиру полной взаимностью и по всем параметрам подходила, если бы не вышесказанное - отсутствие породы.
   На одном из последних дефиле на Владимира положила глаз девушка из далёкого провинциального табора. Она, в нарушение всех цыганских законов и традиций тоже обучалась в том же универе и давно уже строила Владимиру глазки и подбивала клинья, но безуспешно. Крепость была неприступной. Девушку звали Даная или по-простому - Дана. И была она очень упёртой и своевольной, из хорошей, вполне подходящей семьи и, поэтому, привыкшей добиваться своего любыми путями. Прикинув все " за" и " против", процедив всю доступную информацию, Дана пришла к выводу, что путями этими могут быть только магия и древнее колдовство, которыми в совершенстве владела её бабка - шувани в чьи секреты она сама пыталась тайком вникнуть. Бабка Дане это категорически запрещала ввиду полной её профнепригодности по результатам неоднократного незаметного тестирования. Но если нельзя, но очень хочется, то можно. И Даночка всё же смогла кое-что тайком урвать из бабушкиных секретов и, будучи девушкой решительной и самоуверенной, решила, что сможет этими крохами знаний воспользоваться в своих целях. Но, не смотря на все её ухищрения, крепость под именем " Владимир" так и осталась неприступной.
  И озабоченная Дана, после длительных насильственных действий над
  своим больным воображением, выродила хитроумный, как ей казалось,
  
  план штурма и взятия неприступной твердыни. План - шантаж под условным названием " Если не моё, то и ничьё более". Вроде всё учла, всё предусмотрела, но не смогла разглядеть за плечами Владимира дополнительного ангела- хранителя.
   Родная бабушка Владимира тоже была шувани и сильной, но об этом мало кто знал, а сама она свои способности держала в тайне и пользовалась только в самых крайних случаях и только для защиты своей семьи. Когда родился Владимир, бабушка, на всякий случай, раскинула картишки и увидела угрожающую внучку опасность и даже гибель и, что бы хоть как-то защитить внучка, решилась прибегнуть к древним магическим знаниям из века в век передающиеся в её семье по женской линии. Она подманила и захватила в плен некое древнее существо, связала его договором и насильно подсадила его во Владимира в качестве дополнительного ангела-хранителя. В существовании широко рекламируемого церковью ангела-хранителя от Бога она, опять же исходя из всё тех же древних знаний, очень сомневалась. И всё у неё получилось.
   Существо попалось покладистое, спокойное, отнеслось к проблеме с пониманием и даже не обиделось. Жить Владимиру оно не мешало и никак не проявляло себя до поры, до времени.
   И так, вернёмся к Дане. Выбрав удобный, по её понятиям, момент она приступила к осуществлению своего плана. Будто случайно, встретив Владимира в городе одного, она навязалась ему у спутницы. Потом затащила его в ближайшую кафешку на чашечку шампанского, заболтала, отвлекла внимание какой-то мелкой просьбой и сыпанула ему в бокал порцию порошка, тайком спёртого у бабушки. По плану Владимир должен был дико возбудиться и увлечь Дану в уединённое место, где и должна была случиться меж ними бурная разовая близость с гарантированными последствиями, по итогам которых парень, как честный человек, просто не смог бы от неё отказаться. Любит - не любит, для Даны было уже не принципиально. Главное - удовлетворить свои амбиции.
   Но, как часто бывает у некомпетентных пользователей магии и колдовства, случилось совсем не то, что ожидалось.
  
  
   После шампанского Владимир отнюдь не возбудился, а впал в ступор. Зрачки закатились, лицо превратилось в неподвижную маску без всякого выражения. Дане стоило большого труда вывести Владимира из кафе и отвести его в уединённое место - ближайший парк, где по причине приближающегося дождя было почти безлюдно. Почему такая реакция и что делать дальше - Дана не знала и растерялась. Ни слова, ни ласки, ни другие более активные действия абсолютно на Владимира не влияли. Он как стоял неподвижной статуей посреди уединённой полянки в парке, так и продолжал стоять.
  ---А что б ты сдох! - крикнула измученная Дана. И тут же получила очень эффективный результат. Владимир как стоял, так и завалился навзничь, пару раз конвульсивно дёрнул ногами и опять застыл неподвижно.
  Сначала Дана пыталась его тормошить, поднимать на ноги, но не тут-то было. Силёнок не хватало. А когда приложила своё ушко к его груди, то не услышала сердцебиения, да и тело, ей показалось, начало холодеть. Вот в этот момент истины ей и стало по-настоящему страшно. Она сбежала. Владимир, точнее его тело, осталось лежать на полянке в одиночестве. Наутро его обнаружили некие любители животных, выведшие на раннюю прогулку своих питомцев. Были "скорая", милиция. После требуемых по протоколу действий обе команды "спасателей" пришли к единодушному мнению - труп, труп не криминальный, следов насилия нет, клиника естественная. Документов нет, но мальчишка не бомж, авось кто и схватится. Следующим местом пребывания Владимира, как можете догадаться, стал городской морг, где его раздели, помыли и отложили сторонку с биркой на большом пальце правой ноги. Потом, правда, вышла небольшая неувязочка - пьяный санитар напутал с бирками и Владимир из морга благополучно перекочевал в мединститут, где назавтра на нем должны были отрабатывать технику операций несколько групп студентов - медиков.
   Но привлечённый бабушкой ангел оказался на высоте. Извлёк душу, законсервировал тело, спланировал и провернул операцию по принуждению меня к действиям, а, так же в последующем, обеспечил благополучный исход оживления Владимира. Я теперь не сомневаюсь, что управляло мной и временами брало под контроль моё тело именно оно - это древнее создание.
  
   Действия во время обряда оживления объяснялись ещё проще. У некоторых, так сказать товарищей, были сомнения: а Владимир ли это находится во мне, отсюда и разные каверзные вопросы - ответы на которые мог знать только он. И самый главный вопрос - является ли Владимир действительно сыном Хозяина, тоже нашёл свой положительный ответ. Согласно преданиям посредником в обратном переселении мог быть только родной по крови человек, желательно отец. Иначе ничего не получится и ритуал не удастся. Но всё прошло как полагается, правда не все остались этим довольны. Были и "доброжелатели" ожидавшие громкое фиаско - Хозяина давно подсиживали, строили интриги, распускали слухи, но пока безрезультатно.
   Вот такую историю в вольном пересказе я и услышал на ночной вечере у Хозяина. Ещё выражения благодарности - виде некоторой суммы денег и древнего медного крестика необычной конфигурации, правда, на массивной золотой цепи. До меня было доведено, что при его посредствии могу обращаться за помощью и содействием к любому представителю цыганского народа во всём мире и мои проблемы будут всегда приоритетными. Владимир, во время ночных посиделок, находился здесь же за столом, но за всё время не проронил ни слова. Только внимательно слушал, видимо мотал на ус. Древний ангел тоже никак себя не проявлял. И у меня тогда уже закрались сомнения - здесь не всё так гладко как кажется, что в скором времени и подтвердилось. Наутро меня тихо и скромно доставили к брату и настоятельно посоветовали не распространяться обо всём имевшем место. От брата, в целях конспирации, домой мне предстояло добираться своим ходом.
   Но это уже другая история, ко всему дальнейшему со мной произошедшему, происходящему и, тому, что будет происходить отношения не имеющая. История моя и не только моя.
   ЗНАКОМСТВО
   Прошло около месяца, как я начал чувствовать в своём организме что-то неладное. Изредка внутри как будто кто-то хихикал. Иногда посещали не совсем обычные сновидения, так сказать из прошлых жизней. Иногда слегка глючило. В принципе всё вроде бы и было в пределах нормы для меня,
  
  Но, закравшиеся, ещё во время ночных посиделок с Хозяином, смутные сомнения, всё же навевали тревогу и сделали меня подозрительным. Кстати, совсем забыл - Хозяин так и не представился, видимо более тесное общение в будущем не предусматривались. Теперь я отслеживал каждое своё действие, каждое слово. Отслеживал и анализировал - всё ли со мной в порядке. И, постепенно, пришёл к выводу - далеко не всё. Выводы - выводами, а вот решиться на что либо я не мог. Может просто боялся, а может, сказывалось какое постороннее воздействие со стороны.
   Что Древний (так я поименовал эту сущность) был во мне, или рядом со мной или поблизости, неважно, главное, что он от меня не отстал, сомнений уже не было. В конце концов мне ужасно надоела эта игра в прятки, неопределённость и, я решился на поступок. Любопытство оказалось всё же сильней страхов. Решился первым вступить с ним в контакт и призвать к ответу. Но как?!
   По всему выходило, что Древний прилепился ко мне сугубо добровольно, а, следовательно, имел в нашем симбиозе какой-то свой интерес. С этого вопроса я и решил начать предполагаемое общение. С выяснения его интересов! Чем могла заинтересовать Древнего моя скромная персона?! Но как я ни старался и наяву и во сне и в фантазиях - результаты были нулевыми. Лишь иногда где-то глубоко внутри глухими отзвуками слышались язвительные смешки.
   И всё же первое свидание вскоре состоялось. Только инициатором был не я. Древнему, не смотря на весь его пофигизм, видимо стало скучно и он решил поразвлечься.
   Этот ехидный его - "Приветик", застал меня врасплох, среди бела дня, да ещё в самый неподходящий момент отправления естественных надобностей. И смешок ехидный, ехидный....
   - Извини! - всё-таки хороших манер он где-то набрался и, видимо, имел даже зачатки совести. - Я совсем не то, что ты думаешь обо мне. И с тобой я оказался по своему желанию. Извини, двадцать лет караулить ребёнка в ожидании предсказанного события и бездельничать даже для меня обременительно. Но за свои ошибки надо расплачиваться. Любопытной
  
  Варваре, как у вас говорят, нос оторвали. Вот и я повёлся на глупую приманку и попался на Договор. А ведь знал про все эти хитрости. Видимо склероз приходить в гости стал, хотя это невозможно по определению.-
   " Да у него кроме совести ещё и чувство юмора имеется в наличии," -подумал я. А собеседник продолжал, будто читая мои мысли; - а как же, с кем поведёшься - от того и наберёшься. А теперь давай знакомиться по серьёзному. О тебе, как ты догадываешься, Я знаю всё, даже то, о чём ты и не подозреваешь, а вот Я .....
  ---А зачем? - прервал я разглагольствования Древнего. - А зачем? Я тебя не звал, не заказывал, не закабалял. Жил себе и жил, сам себе хозяин, царь и Бог, со своими проблемами, радостями и горестями справлялся сам. И всё мне нравилось. А тут ты, нарисовался со своими, крутой такой, и всё пошло кувырком. Не нужен ты в моей жизни! НЕ НУЖЕН! Можешь убираться на все четыре стороны, пока я добрый. А то ведь могу устроить по знакомству и сеанс экзорцизма. Схожу к нашему батюшке - он у нас тут первый экзорцист на деревне. Рад будет кадилом помахать.
  --- Не получится! - был ответ. - Меня к тебе не подселяли. Я сам тебя выбрал и решил с тобой пожить в твоей жизни. Ты интересный индивидуум с необычным складом ума, - а дальше пошли форменные уговоры и посулы в виде разнообразных бонусов и плюшек и, даже, комплиментов,- Когда впервые тебя просканировал, то был приятно удивлён - насколько ты мне близок по духу, по мыслям. Вспомни все свои вопросы , на которые ты так и не знаешь ответов, кроме в своих домыслов и фантазий. Вспомни рождённые в твоей голове идеи и проекты, реализацию которых ты представлял в мельчайших подробностях, и даже развивал и реализовывал их - но только в своей виртуальной реальности, в собственном мозгу. А ведь, всегда хотелось большего! Да как хотелось! А вот воплотить в реале, что либо, слабо? Или уже неинтересны ответы? Застарел? Считаешь, что кроме пустых мечтаний, ни на что уже не способен? - это уже были намёки на некую взятку - прямое предложение реализовать себя в этой жизни. Звучало интересно и очень заманчиво. Кто ж не хотел бы себя в жизни реализовать по полной или, хотя бы, частично?!
  
  
  -- Да! Да! Реализовать себя, Свой потенциал - Слабо?! Не маниловщиной заниматься, не умственным онанизмом, а взять и что-то реально сделать, изменить реальность, например?! Мир вокруг себя?! Да что ты знаешь об этом мире?! Я всего лишь хочу, к взаимной выгоде, разнообразить и твою и свою жизнь! Нам будет интересно! - ну чем я мог на всё это ответить? Предложение - от которого невозможно отказаться. Спустя некоторое время, немного покапризничав и поторговавшись, причем это относилось в основном ко мне, мы всё же пришли к обоюдному согласию. Договорами решили никакими друг друга не обременять, а, просто, довериться друг другу, как два разумных существа. Древний пообещал отрихтовать мой организм, освободив его от всех имеющихся на данный момент болячек, физических и физиологических недостатков, а так же, в будущем, следить за его нормальным функционированием и благополучием. Так же быть при мне оперативной и долговременной памятью и постоянно действующим вычислительно - аналитическим центром - спать, видите ли, ему нет необходимости. Ну, и прочее, прочее, прочее.... Я, со своей стороны, обещал, всего лишь: считаться с его мнением, прислушиваться к его советам и, тоже, прочее, прочее, прочее.... На том и порешили. Следующим этапом нашего сотрудничества стало извлечение из памяти и прогонка через мозговой штурм моих виртуальных прожектов, обсуждение их реальности, способов исполнения и очерёдности. Приоритетным был признан проект "Возрождение казачества, как народа". И, ещё, не могу не остановиться на одном моменте: всё время в голове крутился вопрос созвучный с названием старого фильма "Как вас теперь называть?" и чуть ли не анекдотичный ответ на него. Я всячески сдерживался, но, видимо, не достаточно смог скрыть свои эмоции. В конце концов собеседник не выдержал:
  --Ну, говори, что ты там ещё хотел сказать? - и я ляпнул эту назойливо вертящуюся на языке фразу: - Как вас теперь называть? -
   --Да я же тебе уже говорил - как хочешь, мне без разницы.-
  --Можно, просто, СОЖИТЕЛЬ?-
  --Хамите, парниша! - ответили мне вроде бы положительно, но с укоризной.
  
  
   НАЧАЛО БУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
   Проект "Возрождение Казачества" в то время уже широко шагал по всей России, точнее, по всему тогда ещё Советскому Союзу. По всем местам, где до революции 1917 года компактно проживали казаки, создавались казачьи организации под самыми различными названиями. Во главе их становились самые наглые и амбициозные товарищи, которым в жизни не досталось места у государственной или партийной кормушки. У каждого была своя доктрина и свой взгляд на решение этой внезапно возникшей из небытия проблемы. Принципиально этих товарищей роднило одно: получить себе в пользование определённую группу людей, запудрить ей мозги; потешить своё самолюбие, получить какие либо бонусы от властей и, конечно, что нибудь урвать, желательно побольше и повкуснее. Из-за их спин явно торчали длинные уши КПСС и тогда ещё КГБ. С какой целью затевалась сия авантюра - никому было не известно. То ли кому-то вспомнился положительный опыт русских царей, то ли КПСС пожелала создать что-то вроде иностранной национальной гвардии, а, может, кто из партийных функционеров пестовал планы захвата власти, создавал под себя организацию готовую поддержать его в час "Ч". Людей в казачество принимали как в партию, чуть ли не на общем собрании. Принимали вроде всех, независимо от личных качеств - лишь бы "Любо" орал в ответ на любой чих вышестоящих и не мешал делу. Так что истинных потомственных казаков в нарождающихся по заказу казачьих организациях было не так уж и много. Истинные, помня, что творили с их предками в гражданскую войну и в тридцатые годы, помня, так называемое, расказачивание, относились ко всему этому очень настороженно и по привычке не спешили расшифровываться. Предполагали, что от инициативы властей ждать ничего хорошего не следует. Робкие намёки о реабилитации казачества, как народа, понимания у властей не находили. Какой, мол, вы народ, говорите на русском, одеваетесь как русские. А русских ни кто никогда не репрессировал, как народ, следовательно - о какой реабилитации может идти речь? И делали удивлённые большие глаза. Вот чеченов, да - репрессировали, крымских татар - то же, вот мы их и реабилитируем. А вы так - ни есть ни кто, ни есть ни что, так что помалкивайте, берите, что дают и делайте, что говорят.
  
  
   Но процесс шёл. Мелкие станичные организации обозвали "обществами". Объединили по регионам. Даже всероссийскую организацию создали. Но суть-то не изменили - -общественная организация на добровольных началах, можете помогать милиции, можете придумывать себе и носить любую одежду - форму, можете петь и плясать, можете пить водку-горилку, можете лоб крестить и каяться, можете детишкам по ушам что либо развешивать. И ВСЁ! Да, ещё можете побегать по "горячим точкам" возникшим вдруг и, как бы ниоткуда, пострелять там, помочь повосстанавливать там конституционный порядок - но за свой счёт. Ну, ещё, там погоны разные, звания, орденки, значки, медальки разные тоже можно. Вот таким, примерно, образом обстояли дела с общероссийским проектом "Возрождение казачества" на настоящий момент.
   Глядеть на всё это безобразие было больно и противно. И особенно коробило, когда обыватели, глядя на ярко выделяющихся своей вычурной формой на фоне серой толпы, так называемых казаков, презрительно бросали им в след - "Ряженые". Задумываясь над происходящим у меня, постепенно, сложился свой, альтернативный осуществляемому в данный момент в чьих-то корыстных целях, проект "Возрождение казачества, как народа". И так он меня увлёк, так предстало всё передо мной в мельчайших подробностях, живо и ясно, что иногда казалось, что я живу в придуманном мною мире наяву. Со временем этот оживший в моих мыслях мир был оттеснён в памяти жестокими реалиями нарождающегося на постсоветском пространстве нового реального мира, где нужно было уже не просто жить, а ВЫЖИВАТЬ.
   И вот у меня появился союзник, почти убедивший в возможности претворить мечту в реальность. А раз решился - надо действовать.
   Сейчас я кратко изложу суть моего проекта "Возрождение казачества" с некоторыми выкладками и обоснованиями, а за тем - наш общий, откорректированный в связи с имеющейся действительностью, план его реализации.
   И так. Возрождение казачества, как народа, нужно было начинать с воссоздания, а если быть более точным, с реконструкции самого народа.
  
  
   В отличии от других репрессированных народов СССР, другим репрессиям, кроме как однократного переселения с места на место, не подвергавшимся, казачество репрессировали очень настойчиво и многократно на протяжении годов и, даже, десятилетий. В Гражданскую войну - просто вырубали и вырезали станицами и хуторами за стойкую непокорность новым властям, в коллективизацию - под видом раскулачивания выселяли, и не как чеченов, татар и турок - в Среднюю Азию, а в районы Крайнего Севера и Сибири. В тридцатые годы, уже при колхозах, в казачьих регионах был спровоцирован "голодомор" и это при хорошем урожае. Так называемы "активисты" выгребли в казачьих семьях всё съестное и при этом тщательно обыскивали все укромные уголки - дабы чего не осталось. И, только начавшие оживать после гражданской, казачьи станицы вновь опустели и были целенаправленно заселены переселенцами из центральных районов России. Выжившие после всех этих катаклизмов, всячески притеснялись властями, подвергались насмешкам и обструкции пришлыми переселенцами. В результате таких активных целенаправленных действий к началу так называемой перестройки, казаки оказались рассеянными не только по всей России, но и по всему земному шару. Поставленная перед Советской властью задача была с блеском выполнена, а Россия лишилась своей народной элиты, и, можно сказать, генофонда, ведь казачий народ, никогда не отделявший и не отгораживавший себя от русского народа - был создан элитой простого русского народа не пожелавшей ни кому покориться и желавшим жить по заветам предков. Таким путём Русский народ решил вставшую перед ним проблему выживания - когда родовая и племенная элита, в лице князей, бояр и примкнувшей к ним, а точнее, подзуживающей и рулящей ими исподволь церковью принялась уничтожать его путём приведения к полной рабской покорности. Помните один из постулатов церкви для лохов - вся власть от Бога! Однократно же репрессированные чечены, татары и прочие народы, сохранили себя как полноценные народы и спокойно дожидались реабилитации и возвращения в родные края. Они ведь были просто наказаны, как неразумные дети, а наказание всё равно когда-нибудь заканчивается, да еще бывает при прощении к наказанным проявляют ласку и любовь и ещё чувствуют перед ними вину.
  
  
   С какого перепуга в СССР решились на возрождение казачества для меня так и осталось неразгаданной тайной. Но сделанные в этом направлении реальные шаги я одобрял. Создание организаций по всей стране, затем их объединение в одну было под силу только такой системе, как государство. На этом поле один человек - не воин. И нам с моим Древним союзником такое положение вещей было на руку. Дальше в своём виртуальном мире я, каким-то путём, рядом с существующими станицами строил новые и переселял казачьи общества в них. Здесь казаки должны будут жить по своим исконным законам, воспитывать детей по заветам предков - что б выросли настоящими мужчинами, умелыми и храбрыми воинами, с гордостью могущие сказать во весь голос: "Я КАЗАК!", заниматься земледелием и скотоводством. В каждой такой станице планировалась своя казачья школа со своей программой и методикой обучения. И ещё много чего продумывал - начиная от уклада жизни и не заканчивая даже канализацией. Цель одна - человека, жизнь в такой станице, должна так устраивать, что бы у него и мысли не было, искать лучшее, а живущие за пределами станиц мечтали бы в них поселиться. Со временем в казачьих регионах почти все должны захотеть стать казаками, а имеющиеся населённые пункты - плавно присоединиться к новым станицам. Кроме того мечталось о создании казачьих институтов и военных училищ, казачьих воинских частей в составе Российской армии и многое другое. Для такой виртуальной станицы я даже название придумал - альтернативная станица.
   Шли девяностые мутные годы. Россия, умело направляемая извне очень хитрыми и опытными "друзьями", бросилась в хитроумные сети приватизации, ваучеризации и прочие -ации и тупо, без всякой надежды на спасение, ТОНУЛА В МУТНЫХ ВОДАХ БЫТА И БЫТИЯ. Всё продавалось и покупалось, приватизировалось и раскрадывалось любое народное имущество и любые достояния республики. Края ни в чём не было. В общем ситуация в стране, нашему сообществу, мне и (так и хочется назвать его "сожителем", а что, везде вместе и телом одним пользуемся) Древнему, для наших целей была как нельзя кстати. Медлить было смерти подобно.
   Концепция возрождения казачества, предложенная мной, после бурных и продолжительных дебатов была совместно доработана, обработана и одобрена. Общались мы мысленно и для окружающих незаметно.
  
  Благо, окружающую обстановку, Визави (буду так называть Древнего отныне, мне нравится, да и ему вроде тоже, да и вроде как имя) отслеживал чётко и вовремя упреждал о всяческих нюансах. Правда, иногда, если предстояло длительное общение, мне приходилось вроде как спать укладываться, чтобы не отвлекаться. Для реализации концепции было разработано, как у Ленина, две программы: программа - минимум и программа - максимум. Первая - первоочередные задачи: вступить в станичное казачье общество, захватить в нём власть, дальше - стремительное продвижение по карьерной лестнице, сначала в район , потом в край, потом в центр, где закрепиться и возглавить всероссийскую казачью организацию. Попутно организовать пропаганду концепции создавая положительный имидж и проводя пиар - акции, поиск и привлечение к совместному сотрудничеству союзников, нужных людей и нужных связей, как в стране, так и за границей, постоянный мониторинг внутренней и международной обстановки и т.д. Как говорится - главное - ввязаться, а там - война план покажет. Вот так, в общих чертах.
   Программа - максимум, естественно, гораздо более обширная и излагать её сейчас, думаю, не стоит, чтобы не сглазить! Хи-хи! А это уже Визави!
   Завтра иду подавать заявление в казаки.
   ВАС НЕ ЖДАЛИ, А ВЫ ПРИПЁРЛИСЬ.
   Слово сказано, а дело только задумано. Утро на завтра у меня началось с поисков следов, так называемого, станичного казачьего общества, которое, при более близком знакомстве почему-то именовалось - хуторским. Нашёлся и атаман - старый знакомый, парень вроде и простецкий, но с большими амбициями, апломбом и самомнением. Побеседовали. Оказалось - я был почти прав в своих предположениях о бюрократичности предстоящей процедуры. Всё, почти один к одному, слизано с Устава КПСС: заявление, два рекомендующих, фото, как для документов - для будущего типа "партбилета", кандидатский срок - показать лояльность к власть придержащим, приём на общем собрании. Кроме всего и церковь вносит свои "пять копеек" - веровать обязательно, храм посещать регулярно, молиться- каяться постоянно, батюшку- пастыря любимого слухать и
  
  
  слухаться. Как же мы без неё православной и любимой, столпа и опоры всех властей, которые все и всегда "от Бога". А батюшка-царь мудрее был - и мусульмане у него и буддисты в казаках были, и староверы. Вспомнился казус из недавних советских времён - типа анекдота. Когда в СССР решили положительно вопрос с еврейской эмиграцией, однажды, в израильском посольстве появились голубоглазые блондины с чисто славянской внешностью и стали, под пение псалмов на еврейском языке, требовать отправить их в "земли обетованные" на ПМЖ. И что с ними делать никто не знал - иудеи, а по паспорту русские. Впоследствии выяснилось, ещё "при царе Горохе" несколько деревенек в глубокой-глубокой глубинке средней полосы России под влиянием пришлого талантливого проповедника приняли иудаизм и тихонько исповедовали его, ни кому не мешая. А церковь наша благополучно всё проморгала. Прямо как по незабвенному нашему барду и правдолюбцу Владимиру Высоцкому. А посмотреть на картину Репина "Запорожцы пишут письмо турецкому Султану"? Там, вообще, никакими религиями не пахнет. Ну да ладно, Бог с ними, с религиями. Пока оставим всё как есть - потом разберёмся, время покажет. Хорошо иметь такого союзника, как у меня. Сегодня он проявил ранее неведомые способности - умение убеждать оппонентов в принятии единственно верного, нужного нам решения и желанию всеми силами и средствами помогать в его реализации. Вопрос о моем принятии в казачество был с атаманом обсужден и одобрен. Заявление было написано, принято и отправлено по инстанциям с уверением, что все проблемы будут улажены в кратчайшие сроки. Ну, что ещё? Да, выпили магарыч, конечно, с атаманом и разошлись до поры - довольные друг другом.
   Домашние все мои телодвижения встретили адекватно - палец у виска и "оно тебе надо", "дома дел невпроворот, а ты..." и дальше одни междометия. Визави тихонько подхихикивал и довольно мурлыкал где-то далеко на периферии. Не ему же оправдываться и отбрёхиваться - доказывая всем, что не верблюд.
   Месяц пролетел совсем незаметно. Изучались и откладывались в память законы, указы, приказы - связанные с казачеством. История и мифология, обряды и традиции, быт и бытие казачьей жизни - как оно есть и, как должно бы быть. Изыскания в архивах - вылились в нехилую родословную,
  
  судя по ней мои корни уходили, органично вплетаясь в историю казачества, очень и очень глубоко, правда, прояснились и кое-какие нюансы мне , до сей поры, неведомые. А ещё - была сшита на заказ казачья форма со всеми прибамбасами - кубанка, газыри, башлык и, конечно, кинжал. С сапогами вот только пришлось помучиться, размерчик, знаете ли, 46, но и здесь выход нашёлся. Примерил всё, подошёл к зеркалу - казачура! Даже усы к месту. А вот бороду заводить не буду принципиально, а то насмотрелся я тут на бородатых в форме - совсем как ваххабиты какие-то. За месяц вопрос с моим казачеством решился положительно, сказались и архивные изыскания и работа Визави с инстанциями и людьми, даже общий сход внеплановый устроили ради моей персоны, где, торжественно одарили удостоверением члена Кубанского Казачьего Войска с соответствующими напутствиями и пожеланиями. Да, церковь я тоже посещал регулярно и с попом общался, как и когда положено, что тоже зачлось.
   В станичном (вот привязалось!) - в хуторском, нашей станицы, казачьем обществе числилось, на то время, около двух сотен казаков. Прилично! Плюс нашему атаману! Из них - две трети молодёжь, до тридцати лет. Почти все семейные. Почти у всех малые дети, а у кого нет - хотели бы обзавестись. И почти у всех одна проблема, жильё - живут или с родителями или в "примаках", отсюда ещё и традиционные семейные проблемы - тёща-зять, свекровь -невестка. По роду деятельности почти все казаки связаны с землёй и нашим любимым колхозом. Есть, правда, и некоторая прослойка интеллигенции - молодые школьные учителя из местных, медики и ещё кое-кто. Многие ребята по натуре из той породы, кого в народе за глаза зовут чокнутыми. Времена в стране наступали нелегкие, перестройка на радость нашим иностранным "друзьям" и советчикам шагала широко и неотвратимо. Жизнь вокруг пахла беспросветной безнадёжностью и безнадёжной растерянностью. Беседуя с казаками и озвучивая им свои мысли о будущем, я, почти у всех, встречал понимание и заинтересованность. Но не надежду. Мало кто верил, что такие радужные мечтания возможно реализовать, когда вокруг творится такой беспредел и безобразия. Но поле надо засевать и, я старался. И семена падали в благоприятную почву, надо только не останавливаться, удобрять во время и хорошо ухаживать за всходами.
  
  
   В соседних станицах, где мне удалось побывать, так сказать, в составе делегации по обмену опытом, дела в казачьих обществах обстояли примерно так же. Надо сказать, меня ещё во время прохождения кандидатского стажа, озадачили общественной деятельностью - поручили и именно то, что нужно было - воспитательную работу с личным составом, естественно, в духе генеральной линии партии и правительства. Ну, это мы ещё "будем посмотреть", куда нам эту линию направлять и загибать, будем помаленьку её со своей смешивать и замещать где надо. Заместительная терапия, так сказать.
   А время неумолимо шло. СССР, благодаря усилиям незабвенного Бориса Николаевича, уже был поделен охамевшей верхушкой бывшей партийной номенклатуры, КПСС тихо почила в "бозе", КГБ мимикрировал в ФСБ. Актуальным стал вопрос изъятия у народа и раздела так называемой народной собственности в виде предприятий, природных богатств и земли. Придумали ваучеры. Придумали раздел сельскохозяйственных земель на паи. И всё в интересах народа, всё для блага народа. Только вот какого народа - уточнять почему-то всегда забывали. Борис Николаевич, помнится, даже ради этого блага обещался на рельсы лечь и терпеливо ждать поезд, но так и не решился. Почему?
   Проект "Альтернативная станица" вступил в подготовительную стадию. Моя карьера в Кубанском Казачьем Войске стремительно продвигалась, извините за каламбур, неслась карьером. Чему способствовала моя гиперактивность в общении с людьми, полная отдача делу. Авторитет казачьего общества нашей станицы в среде казачества поднялся на недосягаемую высоту. Нас ставили в пример по всем показателям. После того, как я озвучил проект несколькими публикациями в прессе, о нем стали говорить в казачьей среде во весь голос. Число сторонников росло и в среде рядового казачества и среди, так сказать "комсостава". Меня попросили перейти работать в структуры отдела и благосклонно поглядывали даже со стороны края. В нашем отделе моими стараниями появились несколько новых структур: школа перспективных кадров, юридическая контора, сектор экономики и планирования. В крае, ознакомившись с моими предложениями, одобрили почти всё и дали "зелёную улицу окрестив экспериментом. Во всей моей бурной деятельности, конечно, самое активное участие принимал и мой Визави, где надо - подсказывал более оптимальные пути, где надо непосредственно влиял на участников происходящих процессов. И анализировал, анализировал и анализировал происходящее вокруг. Прошло три месяца с момента начала нашей операции, т.е. с момента моего первого контакта с казаками, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами возникла острая проблема с финансами. Как известно, любой проект, любое начинание только тогда имеют шансы на успех, когда хорошо обеспечены финансово. Казачество же было нищим, как церковная мышь, воссоздавать-то начали, а профинансировать забыли, а потом стало и некому. Не захирело, живёт - ну и пусть себе живёт на энтузиазме и инициативе. Да ещё предложили заняться самоокупаемостью. Визави такое положение прокачал, прикинул складывающуюся в стане ситуацию и выдал рекомендации - срочно, немедленно брать у государства кредиты, в любом количестве, под любой процент, на любой срок. Как он сказал "под шумок" - мол, в стране разворачивается грандиозная кредитная афера, некоторые товарищи, имеющие выходы во власть, Будут брать кредиты для прихватизации народного добра и, чтобы их потом не возвращать, планируют свести рубль на "нет", т.е. обесценить практически до ноля. Грех не воспользоваться моментом. Озадачили нашу вновь образованную юридическую контору, так сказать, дали ей возможность обкататься и, заодно, показать себя.
   На этом феномене, носящим громкое имя "юр.контора" стоит остановиться поподробнее. У её истоков стоял мой давнишний приятель, ещё из питерского периода моей жизни, Сёма Усятинский. Это для меня, конечно, Сёма, а для всех - Семён Исаакович! Личность прелюбопынейшая, неоднозначная, увлекающаяся и наглая, но ко всему - умница и очень порядочный и обязательный друг. Дружбу, кстати, признавал только без полутонов и взаимной выгоды. Только дружба и никаких обязательств. Столкнулись мы с ним случайно прямо на улице краевого центра. Опознали друг друга мгновенно, а вот процесс воспоминаний растянулся надолго и закончился в ближайшем питейном заведении - изыскивать что либо поприличней терпения у нас не хватило. На то время я уже внедрился в славные ряды казачества и активно занимался пропагандой проекта, а Сёма прозябал в родном Питере, в заштатной третьесортной торговой фирмочке штатным юристом. Семьи не было давно. Был сын, тоже юрист, как и папа,
  
  
  но он давно и далеко проживал самостоятельно, считал папу неудачником и поддерживал родственные отношения чисто формально - на уровне редких звонков и дежурных поздравлений с разными датами. Про бывшую жену, что, как и почему - история умалчивала, а я был не сильно любопытным. Сёма тоже был кубанским казаком - по еврейским законам, т.е. мать его была кубанской казачкой, а вот папа, как у В. В. Жириновского - "юристом". А что, в СССР с его дружбой народов на такие нюансы внимания не обращали. В процессе общения я посвятил друга в свои планы, и он загорелся во всём этом поучаствовать. Через пару недель, после улаживания дел в Питере, Сёма обещал прибыть на родную Кубань в полной готовности к плодотворной работе на благо родного казачества. И прибыл. И был торжественно принят в славные ряды ККВ. И с энтузиазмом приступил к трудовой деятельности. В рекордно короткие сроки мы с ним и организовали и легализовали официально юридическую контору при нашем отделе. И работы для неё сразу обнаружилось море. Кроме Семы к работе в конторе были привлечены и ещё несколько юристов из казачьих семей. Вот Семён Исаакович со своими ребятами и занялся вопросом финансирования нашего предприятия за счёт Государства Российского. Им в помощь самокомандировался и Визави, конечно не афишируя своего присутствия и участия. Судя по тому, что вскоре деньги начали поступать из различных мест буквально мешками - тандем оказался жизнеспособным и плодотворным.
   Я, на некоторое время, остался без, ставшего уже привычным, прикрытия и советчика. Чем не преминул воспользоваться мой рок, опять организовав мне казус с цыганами. Казус получился трагикомическим, но всё закончилось хорошо и я, пожалуй, немного на нём остановлюсь. Дело было так. Моя младшенькая, ко времени описываемых событий, незаметно повзрослела и, едва достигнув совершеннолетия, скоропалительно выскочила замуж. Жить они с мужем уехали на Крайний Север - он там работал на нефтедобыче. Год, другой всё вроде было нормально. Родила мне внучка. А тут у них с мужем возникли какие-то непонятки. Последовал панический звонок: лечу, встречайте в Ростове, рейс такой-то, подробности при встрече. Мне пришлось срочно ехать в Ростов - встречать. Встречал сутки - ни озвученным, ни каким другим рейсом дочь не прибыла. Уставший, в полном отчаянии, с самыми разными мыслями, я продолжал настойчиво встречать каждый
  
  вновь прибывающий самолёт. И вот, выйдя очередной раз из здания аэропорта покурить, я попал под атаку шайке цыганок. Меня в мгновение ока плотно окружили, запудрили мозги и, освободив от всего ценного на сто процентов, мгновенно растворились в окружающей толпе. Вернувшись в зал ожидания я ещё некоторое время продолжал процесс встречания и даже не обратил внимания на произошедшее со мной. Потом до меня дошло - прошли сутки и уже никого не будет, надо добираться домой. Сунул руку в кар манн, а там пусто. Смутно вспомнил цыганскую карусель вокруг себя и всё прояснилось. Возник вопрос - что делать, как быть? Присел, задумался, прокачивая различные варианты дальнейших своих действий. Сунул руку под рубашку, к даренному крестику я очень привык и относился к нему, как к талисману - а его тоже нет. Вспомнилось, что мне про него говорил Хозяин в ту далёкую памятную ночь. Но крестика-то уже нет - тю-тю. И тут меня осенило идеей. Некоторое время, понаблюдав за толпами людей клубящимися в аэропорту и вокруг него, определил - обидевшие меня цыганки никуда не делись, а продолжают свою нелёгкую трудовую деятельность по освобождению граждан от лишнего, на их опытный взгляд, имущества. Тактика гениальная - мгновенный налёт и тихо, мирно стоят в сторонке беседуют, ни кому не мешая, выслеживают следующую жертву с вновь прибывшего рейса. Выделил среди них главную - она на дело не ходила. Условно для себя я назвал ее "мамкой". Вы смеётесь? В самом деле, как мне её ещё было назвать - не бандершей же или сутенёршей - девочки-то её занимались ведь не банальной безобидной проституцией, а делом более серьёзным - грабили под прикрытием. Лучше уж они были бы проститутками - людям бы вокруг проблем меньше было бы. Решил, выбрав удобный момент, подойти и просто поговорить с ней о справедливости. Моим главным аргументом в беседе должно было стать существующее, по моему мнению, в "понятиях" положение о минимальной сумме денег, что вроде бы должны оставлять "честные Люди" потерпевшему, чтобы он не поднимал лишнего "кипиша" и мог благополучно добраться домой. Подошёл. Спросил. Дама внимательно на меня посмотрела и подтвердила, что я прав. Попросила указать ту, кто со мной работала и что у меня взяли. Я уточнил. Попросила отойти в сторонку и немного подождать - её весело щебечущая бригада возвращалась с очередной успешно проведённой акции. Стоя невдалеке я украдкой наблюдал за последовавшими событиями.
   Главная, для себя я назвал её "мамкою", строго задала вопрос окружившим её товаркам, при этом кивнув в мою сторону. Самая молоденькая, зыркнув в мою сторону и что-то презрительно прожужжав, сунула руку за пазуху, извлекла несколько мятых купюр и сунула их
  "мамке". "Мамка" взяла деньги и опять требовательно протянула руку. Девчонка, зло забурчав, извлекла уже из другого места мою цепочку с крестиком. И тут надо было видеть, как изменилось у мамки выражение лица и округлились глаза. Такое увидеть она точно не ожидала. Выхватив цепочку из руки опешившей девчонки, мамка, громко выругавшись, залепила ей звонкую пощёчину. Она узнала эту вещь! И перед ней встал вопрос - что делать и как быть. Но, на то она и мамка, чтобы быстро думать и всё решать. В руке у неё словно ниоткуда возник редкий в те времена ещё мобильный телефон, и она принялась куда-то настойчиво звонить. Ей ответили и по тому, как она почтительно кивала головой - ругали и инструктировали. Закончив разговор, мамка подошла ко мне и, просительно глядя в глаза, сказала: "Уважаемый! Прошу - простите эту девчонку за причинённые Вам неудобства. Бес её попутал. Возьмите - это Ваше. С Вами хочет встретиться один известный Вам человек. Сейчас будет машина и Вас отвезут". Я кивнул - мол, хорошо - прощаю. Уже одним тем, что проявила ко мне внимание и чуткость, она заслуживала уважения. Кто желает со мной встретиться - я, тоже, догадывался - просто иных вариантов не было. Ну, что же, встретимся, раз очень просят. Ещё минут десять пришлось ждать авто. Ждали молча. "Мамка" - виновато потупившись, я наоборот, воспрянувши духом и довольный, что всё получилось так, как я и предполагал. Подъехавший авто невнятно хрюкнул клаксоном. Мамка встрепенулась, засуетилась, проскочив вперёд, услужливо открыла заднюю дверцу и приглашающе кивнула мне. Я усмехнулся про себя - умеют, когда припечёт, важно проследовал в шикарный салон авто. Закрывая за мной дверь, мамка шепнула просительно "Попросите, чтобы её не наказывали сильно. Она моя дочь". Я улыбнулся и ободряюще кивнул.
   Около получаса авто кружил по просторам Ростова. Глаза мне на этот раз не завязывали, видимо надобность в секретности отпала. Да и в авто кроме меня и водителя никого не было - Этим, видимо, давалось понять, что мне доверяют.
  
  
   Маршрут закончился в уже знакомо особняке. Меня ждали. Причём, не просто ждали, а - ЖДАЛИ!!! Причём гостем я был желанным! О накрытом, в лучших традициях реализма и сюрреализма, столе я умолчу. Не главное. Главное - все мои проблемы решились, можно сказать, почти мгновенно.
   -В наши края Вас привела какая-то проблема, как я понимаю? Делитесь и поподробнее.- было первое - о чём спросил Хозяин после приветствий, объятий и родственных поцелуев, -- Я попытаюсь Вам помочь, чем смогу.-Выслушав меня и уточнив кое-какие детали, сразу же было сделано несколько междугородних звонков, видимо, кого-то, о чём-то попросили.
   --Теперь остаётся только ждать.- Сказал Хозяин, приглашая меня к столу.
   Трапеза проходила в теплой дружественной обстановке и в тесном семейном кругу - Хозяин с семейством и я. За столом вёлся, как обычно, ничего не значащий разговор - о том, о сём и ни о чём. Застолье подходило к завершению, когда у Хозяина запиликал телефон. Ответив на вызов, и о чём-то с минуту переговорив с невидимым собеседником, Хозяин протянул мне трубку: -Ваша дочь, Уважаемый.- Действительно, на связи была моя младшенькая, собственной персоной. После взаимных слёз, соплей и междометий ситуация прояснилась и всё стало на свои места. Волноваться, пока, уже не о чем, всё в семействе уладилось и катаклизм отменён, но сообщить нам просто не успели. Ну, как говорится, дай Бог! Вот только надолго ли? Вопрос!
   Далее мы с хозяином уединились в его кабинете и речь у нас пошла о нашем - о земном. Я, не без гордости, поведал о своих планах и достижениях, скромно умолчав при этом о влиянии на мою жизнь нашего предыдущего рандеву. Хозяин слушал вроде внимательно, но как-то отстранённо - занятый какими-то своими мыслями и начало нашего общения напоминало игру в одни ворота - я говорил - меня вежливо слушали и, видимо, из вежливости изредка задавали вопросы по ходу рассказа. Я же, увлечённый изложением проекта возрождения казачества, только спустя некоторое время заметил, как дежурная вежливость на лице Хозяина сменилась удивлением и заинтересованностью. Но перебивать меня
  
  
  он не стал и терпеливо дожидался окончания моего монолога. И только когда я замолчал, он заговорил - так же заставив меня удивиться.
   -- Да! Честно говоря, не ожидал я сегодня услышать такое. Ты меня удивил! Очень удивил! Извини, давай перейдём на "ТЫ" - мы друг к другу, оказывается, много ближе, чем я думал и так, наверное, будет проще общаться - без лишних политесов. У меня планы, что-то вроде твоего проекта, тоже давно бродят в голове - только, как ты понимаешь, в отношении моего народа - цыган. Проблема выживания перед нами стоит давно и насущно - с самого начала и с самого исхода, хотя, когда было это самое начало нашего народа, и когда и откуда был исход - благополучно забылось. Видимо защитная реакция организма народа на опасности, как и многие наши обычаи, и сам образ жизни наш. Но всё течёт, всё изменяется. У нас есть три пути: первый - ассимиляция, что явно не подходит; второй - органично влиться в криминальные структуры, возможно, но крайне нежелательно - большей части народа криминальные промыслы не по душе, хотя кое- чем и приходится заниматься, ты сам свидетель; третий путь - выделиться из толпы, найти свои легальные ниши в окружающем мире, занять их, завоевать авторитет и сделать себе доброе имя. Вот третий путь мне кажется более приемлимым, но и более трудным в осуществлении. Может быть, взглянув на наши проблемы свежим взглядом, тебе придет на ум какое либо неординарное решение? - Хозяин посмотрел на меня как-то испытывающее.
   -То, чем ты предлагаешь сейчас заняться, называется "мозговой штурм" -одна из методик так называемого ТРИЗ - теории решения изобретательских задач. Найти решение проблемы - это, фактически, что- либо изобрести. Я когда-то интересовался проблемами изобретательства. - я усмехнулся и продолжил поощрительно - Тогда давай вводную, озвучивай проблему, ставь задачу и желаемые конечные результаты.
   - Да хотя бы то с чем ты сам сегодня столкнулся. Наши бабы ни за что ведь не пойдут никуда работать, на завод там, в колхоз или тем более на "дядю" какого. А кушать-то хочется. И одеться - покрасоваться хочется. И жить с удобствами - тоже. Вот и проблема - как с ними быть? Что им делать, не меняя привычной жизни и не вступая в конфликт с законом и обществом.
  
   -Значит так - проблема - бабы. Задача -придумать им дело, легальное и, чтоб по душе, и чтоб не напрягались как все, и чтоб денежно и сердито. Да задача, можно сказать, неподъёмная. С наскока и не осилить. Но задача интересная.
   - Да я тебе таких интересных задач знаешь сколько могу назадавать? Ого-го! Только записывай! - Хозяин возбуждённо перемещался по кабинету. Глаза горели. Видимо мозоль мною оттоптанная была давней и очень любимой.
   - Что же записывать - так записывать! - я пододвинул к себе лист бумаги и ручку. - И так - начнём по порядку, помолясь!
   В результате двухчасовой дискуссии я был озадачен перечнем цыганских проблем. Обещал обдумать на досуге и предложить свои решения по каждой проблеме и в общем. А ещё меня уговорили взять Владимира в свою юридическую контору для прохождения практики. Так что мы с Хозяином расстались довольные друг другом. И домой я отправился не один и не на общественном транспорте.
   Да, всё хочу пояснить, почему я этого человека называю "Хозяином" - всё очень просто, он сам попросил меня соблюдать его инкогнито и наше знакомство не афишировать. Так что пусть всё остаётся как есть, к общему спокойствию.
   ????????????????????????
   Вот наконец и дома - вернулся, так сказать, к своим баранам. То есть - опять с головой погрузился в котёл с заваренной самим же кашей. Опять проблемы и проблемы. Хорошо, что процесс раз запустившись - продолжается самостоятельно, практически без моего участия. Семён Исаакович старается - задача по добыче наличных и безналичных денег, скупке ваучеров и приватизации всего до чего возможно дотянуться решается инициативно и с огоньком. Гремучая это всё же смесь - казак с евреем. Правильно Иосиф Виссарионович про своих соратников говорил - прохвост, но наш прохвост.
  
  
   Отсутствовал только два дня, а сколько всего произошло. Вот и Сёма с отчётом и Виззави с советом тут как тут, ехидно так хихикает где-то очень глубоко внутри меня, мол, нельзя тебя без присмотра оставлять. Сёме с рук на руки передаю Владимира с подробной инструкцией об использовании. Ещё озадачил Семёна Исааковича конструированием и созданием проектно- сметного бюро, с задачей официального проектирования и расчёта, как отдельных элементов, так и привязкой к местности самих будущих альтернативных станиц, создания их облика и инфраструктуры. Зная бюрократизм и буквоедство властей я собирался противопоставить им свой штат бюрократов и буквоедов. Хотя изначально строительство планировалось так называемым "методом народной стройки" - своими силами в своё свободное время. Из отчёта Семёна следовало, что наш отдел стал или готовился стать собственником или акционером ( в зависимости от обстоятельств) почти всех имеющихся в крае в наличии заводов и предприятий относящихся к строительной индустрии - заводов ЖБИ, кирпичных, различных карьеров и месторождений, скважин, теплиц и многого другого, а так же приличных и удобно расположенных участков земли в различных станицах. Официальное оформление всех сделок в пользу нашего отдела ККВ шло полным ходом и должно было вот-вот завершиться. Браво Семён Исаакович, такой оперативности я не ожидал! Очень кстати у нас получался намечающийся через неделю выпуск в "Школе перспективных кадров", так мы с Визави обозвали, наверное, первое в России учебное заведение по общей подготовке управленцев или, как стало модным называть их в последнее время - "эффективных менеджеров". В СССР, да и в России вопросу подготовки управленческих кадров для различных администраций и производств внимания не уделялось совсем, кроме как по линии КПСС. Почему-то считалось, что можно обойтись жизненным опытом и курированием партийных органов - типа - бабу ЯГУ для себя вырастим сами. Нас с Визави такое положение дел не устраивало - профессионал, всегда должен быть профессионалом и, соответственно, готовить его должны профессионалы. Так родилась идея вышеупомянутой Школы. Воплощение же идеи в жизнь было стремительным и прагматичным. С помощью Визави было сформировано тестовое задание на выявление различных способностей, распечатано и разослано во все казачьи общества ККВ с
  
  
  просьбой провести тестирование личного состава на предмет выявления скрытых способностей, как у казачьей молодёжи - до 30 лет, так и у казачьих детей, с перспективой на будущее. Результаты должны быть отправлены в наш адрес незамедлительно. Нашу инициативу удалось даже оформить приказом по ККВ обязательным к исполнению. Конечно- же не забыты были и некие бонусы. Через неделю по результатам тестирования отобрали две группы по 30 человек, провели с ними собеседование с выездом по месту жительства кандидатов и озвучили предложения от которых, как говорится, невозможно отказаться, а так же перспективы на будущее. Еще неделя понадобилась чтобы арендовать, с последующим выкупом, территорию заброшенной воинской части со всеми довольно прилично сохранившимися строениями и инфраструктурой и организовать приведение всего этого в порядок. За эту же неделю был подобран штат преподавателей из числа пенсионеров - бывших руководителей. С ними так же было проведено тестирование с собеседованием и программированием на выполнение разработанной Визави программы обучения. Вся процедура подготовки к открытию нашей Школы заняла две недели и, в середине февраля, состоялось её торжественное открытие. Отобранные кандидаты, среди них было поровну парней и девчат, одетые в специально пошитую для них униформу, были выстроены на плацу. А дальше, по протоколу - подъём флага, торжественные речи, напутствия стариков и, даже, принятие присяги. Всё завершилось праздничной совместной трапезой. Надо сразу уточнить, что обучение изначально было запланировано по военным методикам, а обучаемые, на весь период обучения, ставились на военное положение казарменного типа. Срок обучения был определён в два месяца. Что-то я сильно увлёкся описаниями нашего любимого в будущем детища, ставшего родоначальником всех появившихся потом казачьих учебных заведений. Пора закругляться на сегодня, а к описанию жизни и деятельности Школы буду возвращаться по мере необходимости в процессе повествования. Кроме Школы с сегодняшнего дня здесь же будет работать и штаб проекта "Возрождение казачества", такая необходимость уже возникла.
   Описываемые события - открытие Школы и организация работы штаба, произошли почти два месяца назад в начале февраля, а сегодня уже апрель на дворе. Близятся любимые нашим народом и ставшие традиционными
  
  Майские праздники - 1 Мая и 9 Мая, почти пол месяца ничего неделанья, потребления спиртного с бесконечным и бессмысленным выяснением - кто кого уважает. 1 Мая вообще декларировали в советские времена чуть ли не захлёбываясь от восторга - ПРАЗДНИК ВЕСНЫ, ПРАЗДНИК ТРУДА. Мы с Визави решили в эти драгоценные деньки организовать единомоментную и повсеместную закладку альтернативных станиц хотя бы на территории ККВ, хотя бы первую сотню. Время поджимало.
   Первый выпуск Школы почти в полном составе был направлен на курирование и обеспечение выживания и работы доставшихся ККВ предприятий. Заводы ЖБИ получили задание на выпуск максимально возможного количества фундаментных блоков и межэтажных перекрытий. Юрконтора занималась официальным оформлением земельных участков под будущие станицы, проектировщики - их разметкой и привязкой к местности будущей инфраструктуры. День "Х", намеченный на 1 Мая приближался неотвратимо. И вот, наконец, приблизился.
   1 Мая - День "Х".
   Касаясь событий 1 Мая, я просто приведу выдержку из своего тогдашнего дневника. Ведение дневников, правда - мысленно, было моим давнишним хобби, так же как и фантазирование. А благодаря помощи Визави стало ещё и необременительным - я мысленно фиксирую события, а он запоминает и воспроизводит по требованию. Вот такое разделение труда у нас получилось.
   И так - из дневника Ф.И.О., просто человека и гражданина :
  ( Небольшое предисловие.)
   Я решил приступить к этому нудному занятию - писанию дневника, не просто так, а с умыслом. С целью, чтобы деяния мои и дальнейшие поступки и проступки, не остались для моих потомков неразрешимой загадкой и притчей во "языцах", как у Мишеля Нострадамуса или у И.В.С., или у других не менее загадочных исторических личностей. Что написано пером - не вырубишь топором - народная мудрость. Посмотрите, где те мечты, идеи, планы что были озвучены про себя, но не доверены бумаге? Мечты, идеи,
  
  
  планы - всё преходяще, для нас - людей, а слово вечно, ибо информация зафиксированная многократно хранится надёжнее и используется эффективнее. Потомки! Простите за столь высокий "штиль" изложения, но - как могу. Как могу. А судить ВАМ!
   Довольно преамбул! Начинаю рассказ, не от себя, а со стороны.
   ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ТВОРЕНИЯ.
   --- Сегодня мы закладываем первую сотню станиц! Сегодня мы делаем первый шаг к спасению нашей нации от всех напастей навалившихся на неё в последнее столетие, когда волей и хитростью наших недоброжелателей уничтожались миллионы наших людей, разворовывались наши богатства, уничтожался уникальный внутренний мир наших народов, их традиции, обычаи и прошлое. Аксиома жизни - если нет прошлого, то нет ни настоящего, ни будущего, им просто не из чего появиться. Братья! Вы есть в данный момент авангард нашей нации, её генофонд, семя нации бережно сохранённое народным опытом и мудростью. Сегодня у нас ничего нет. Нет имущества, нет морали, нет ценностей и прочего - за что нужно было бы бороться, идти под пули, бросаться под танки, грызть горло врагу. У нас вроде бы даже и врагов нет. Они так тщательно замаскировались и так ловко осуществляют свои планы и плетут интриги, что мы их уже и не замечаем. Как мы сегодня живём? Вроде, жизнь, как жизнь, как всегда - маленькие радости и большие проблемы, текучка - одним словом. А на самом деле - болото, трясина, в которой тонут медленно, но уверенно все надежды и начинания. Нас, наш народ , загнали в нее и всеми силами удерживают, в надежде, что сами нахлебаемся и тихонечко утонем. А те кто загнал, вроде и ни при чем, хорошие дяди - хотели как лучше, но, извините, не получилось. Наш народ похож сегодня на облыжно обвинённого преступника, казнимого по законам Османской империи. Сидим в бочке с дерьмом, в которое периодически ныряем, спасаясь от пролетающего меча палача, под дикий хохот праздной публики. Ты пытаешься что-то чирикнуть , что не виноват мол, что оболган, но ни кто не слышит и слышать не хотят. Им всё равно, главное - не они в бочке и смешно. А что, и в правду смешно - по законам комедийного жанра смешно, что торт в морду, что человека или целый народ в дерьмо - смешно. Нам внушает наша, так сказать - элита, всё
  
  хорошо, всё хорошо. Вам не о чем беспокоиться. Вам не о чем думать. Мы побеспокоимся и подумаем о вас и за вас. Мы будем думать за вас. Мы хотим думать за вас. А ещё мы хотим решать за вас. И шёпотом, еле слышно, - ведь это наша работа. Вопрос - а кто их на эту работу нанимал? А для чего? Явно не народ. А для того чтобы вы, люди, из которых и слагается народ - были спокойны и управляемы - как стадо. А стадо можно без проблем вести куда надо, в нашем случае на бойню, и спокойно забивать на мясо и перерабатывать. Да, да! Нас именно собираются забивать. Не убивать, а забивать, как бессловесное животное.
   Но мы ведь люди, мы ЧЕЛОВЕКИ! Мы высшее творение и ничуть не хуже наших хитрых врагов. Мы даже превосходим их хотя бы по тому, что всегда сражаемся не за конкретную выгоду именно для себя (это цели наших противников), а сражаемся всегда за весь мир, за всех людей, за всех человеков. И наш народ ещё не побеждали!
   Закладывая сегодня первую сотню наших станиц мы образуем центры кристаллизации нашего народа и начинаем возвращать всё что у нас отобрали, а, главное, возрождать наше прошлое и творить наше будущее.
   С Богом Братья! Я говорю С БОГОМ, хотя здесь и не присутствуют попы и другие служители культа. Не кому обрызгать нас кропилом и пустить дым кадилом. Не кому назвать вас рабами божьими и запудрить вам мысли призывами к повиновению властям. Они всегда говорят - вся власть от Бога. Нет - вся власть от человека, вся власть от желания одного человека стать над другим. Вся суть власти в личной выгоде. Богу не нужны слуги и служители. Он - всемогущий, он как-нибудь сам сможет разобраться с нами, со своими созданиями. Сам скажет каждому своё веское слово, подаст знак и направит на путь истинный. Возможно он сейчас спит и не знает, что творят его находящиеся без надзора творения, в какие грехи впадают.
   Но он обязательно проснётся! Мы его разбудим! Мы, своей работой, подадим ему сигнал опасности - СОС. Мы - его образ и подобие!
   С БОГОМ братья! БОГ нас не оставит! За ДЕЛО! - вот такую речь мы с Визави выдали на митинге 1 Мая перед закладкой альтернативной станицы в моей станице. Моё первое публичное выступление. Как получилось. Может
  
  напыщенно, может коряво - зато искренне и правдиво. Визави, правда, сделал мне выговор по поводу пассажей в адрес церкви, но тут уж я стерпеть не мог - наболело. И надо же когда-нибудь начинать делать из стада войско и из баранов человеков. И пусть это 1 Мая запомнится моему казачьему народу и войдёт в его историю.
   Раннее утро ранней весны! Солнышко только-только выползает из-за горизонта и ещё свежее, румяное и улыбающееся. И даже радостное. Утренняя прохлада - как стимулятор, как сто грамм перед обедом. Планы составлены, задачи поставлены, роли распределены, все проинструктированы, приступили!
   Планировка станицы была проведена заранее. Чёткие квадраты натянутых шнуров обозначали контуры будущих фундаментов будущих домов и других строений будущей станицы. Пока длилась торжественная часть, несколько приготовленных заранее миниэскаваторов приступили к выемке грунта в траншеях под фундаменты на другом конце станицы и к концу митинга несколько участков уже были готовы для укладки фундаментных блоков. Строили на новом месте и большой глубины траншей не требовалось. Заранее организованные специализированные бригады разошлись по местам и занялись каждая своим делом. Одни, с помощью кранов, выгружали с КАМАЗов фундаментные блоки и укладывали их по местам. Бригада сварщиков скрепляла их арматурой. Бригада плотников следом ставили по верху опалубку под сейсмические пояса. Девчата с лопатами разравнивали внутри фундаментов выбранный грунт, чтобы их ребята не спотыкались. В сторонке на заранее приготовленном чистом ровном месте несколько смешанных бригад занимались изготовлением традиционного южного строительного материала - самана. Это такие кирпичи из густого глиняного раствора и соломы, высушенные и обожжённые на солнце. Процесс вроде бы простой и технологичный, но довольно трудоёмкий, зато быстро и весело. Да и нашей детворе дело - месить замес. Пусть привыкают к труду и обороне, получая при этом удовольствие.
   Участие в процессе изготовления самана - одно из самых ярких воспоминаний из моего босоногого детства. Как же, как же - тебе лет восемь, девять, десять и тебя впервые посадили верхом на лошадь, дали
  
  в руки повод и хворостину и доверили важное дело. Ты должен месить замес! Глина ждёт, разровнена и залита водой заранее, что бы раскисла и размякла. И ты не один, рядом твои друзья-счастливчики - кто смог убедить взрослых, что достоин управлять лошадью. И вот лошади осторожно, нехотя ступают в жёлтое болото. Им не очень хочется это делать. Но для того мы и сидим на них верхами, что бы понужать и направлять в нужное место, в нужное время. И так - сначала друг за дружкой по кругу к центру, потом в обратную, потом ещё раз и ещё, и ещё, и так пока не выгонят. Летят первые брызги жёлтой грязи из-под копыт, кому-то куда-то попадает. Вокруг весело. Очень весело! Все смеются. Человек, обляпанный грязью, всегда смешон. Это как торт в лицо в кинокомедиях. Приказ всем выехать и отдыхать. На глину укладывают очередной слой соломы, поливают водой и процесс повторяется. И ещё раз и ещё. Долго - долго. Это нам мальчишкам кажется долго. На самом деле солнце только успело выйти к зениту.
   И вот всё - кульминация. Замес готов. На очереди действо ради которого все мальчишки и стремились сесть на лошадь. Надо ехать верхами к ближайшему водоёму - речке, пруду или озеру и купать лошадей и самим тоже купаться. Но это уже другая история! Ох и длинное же получилось у меня лирическое отступление.
   А работы на стройке, между прочим, идут полным ходом. Всё по плану, четко, организованно, целеустремлённо.
   Ещё дедушка И.В.Сталин озвучил одну из важнейших аксиом науки по имени "жизнь" - "Кадры решают всё!". И действительность постоянно подтверждает его мудрость. Следуя этой мудрости, у нас с Визави получилось в нужных местах и в нужное время привлечь, заинтересовать и расставить по местам нужные кадры и активные и пассивные, дать им надежду, цель и смысл жизни. С их помощью получилось детализировать и сегодня привести в действие систему регенерации нашего казачьего народа. Хотя наши действия, в масштабах разваливающейся Советской Империи, и вызывали кое-какие подозрения и опасения у врагов, но мешать сильно они пока не мешали. Так, некоторые препоны в некоторых вопросах, бюрократические рогатки и подставы. Но воды жизни и бытия в Империи СССР мутнели с каждым днём всё сильней и сильней и ловить нас и наших
  
  Союзников становилось всё более затруднительно, тем паче, что мы подставляться не собирались и целей конечных не разглашали. Все речи только вокруг восстановления, реабилитации и рентабельности проекта. Среди властной элиты стало даже модным выражение сочувствия казачеству, озвучивание их, якобы, участия в проекте. Ну и ладно! Нашему делу это только на руку. Будем их использовать, как говорится - "в тёмную", главное что бы не вредили и не мешали. А стимул экономический мы им изобретём по ходу дела.
   А сейчас я бы хотел вернуться немного назад - в предысторию вопроса. Что это за сотня станиц возникла на этих страницах?
   Несколько лет назад меня потянуло на раздумья и теоретизирования по самым различным вопросам жизни и, так сказать, быта вокруг. Многие "почему" возникали как бы совсем на пустом месте, а следом приходило - а как бы сделал я, а что было бы если..., и прочие если и как. Для себя я это состояние своего организма обозвал "задачей о месте постановки запятой". Помните древнюю заковыку - "Казнить нельзя помиловать"? Смысл, а следовательно, и ставящаяся задача зависит от места постановки запятой. Проблемы выбора, блин!
   Началось с того, что мне пришло в голову проанализировать места расположения на местности наших станиц и других населённых пунктов. Где они размещались первоначально? Какие задачи перед собой ставили их отцы-основатели? Как они развивались в ширь и в глубь до настоящего времени, как развивали свою инфраструктуру - дороги, бытовые условия и прочее, что влияет на качество жизни их обитателей? Что из них может получиться в будущем? И т.д..
  Так вот, большинство селений в провинциях основывались первоначально как форпосты расселения русского народа от центра, от, так сказать, Московии, и до самых до окраин - до Кавказа, до Средней Азии, до Тихого океана. И окраины имели свойство всё отступать и отступать. Цель форпоста - закрепить территорию, защитить территорию, выжить на территории и подготовиться для последующего прыжка в никуда. Экспансия-с!
  
  
  Названия этих поселений окраинных провинций сами за себя говорят - станица, острог, крепость. Первое - нечто временное, мы, мол, немного постоим, отдохнём и пойдём дальше. Безобидное название. Но время шло - станица действительно уходила дальше и ....станица оставалась. А как же - земля это ведь такая вещь, без хозяина не может, а мы её уже обиходили, расчистили, вспахали, засеяли, теперь урожай дождаться надо и претендентов на него отогнать, круто заявив всей округе - "Это моё!".
   И на месте станицы оставался острог или крепостица малая - знак "Моё". Как череп на столбе - "Не влезай - убьёт".
   А потом уже, далеко потом, в округе начнут появляться сёла. Село - это не от понятия "селиться", а от понятия - "поселять". Селиться - это дело добровольное, а поселять, подселять - подневольное. Станицы первоначально привязывались к конкретной местности и устраивались, как нечто временное, но в месте удобном для обороны, с точки зрения стратегии и тактики тогдашних времён, и не предполагали дальнейшего развития в ширь. Хорошо сегодня, а как будет завтра - не наше дело. Комфортностью проживания никто не заморачивался. Но выполнив свою задачу станицы уходили дальше вперёд, и станицы же оставались - уже как селения. Места всё ещё оставались опасными, аборигены шалили не понимая своего счастья, и зверь дикий баловал - кушать-то хочется, а ареал обитания вдруг резко съёжился - нору вырыть негде.
   К нашему же времени всё уже успокоилось, Уладилось, устаканилось. Все действующие лица примирились с реальностью и научились в ней существовать. Человекам захотелось жить комфортно, со всеми удобствами - таскать воду из колодцев вёдрами - западло. Топить печь дровами-кизяками - лень, да и готовить их на весь год не комильфо. Да и так по мелочи - электричество, радио, ТВ, дороги, в конце концов, понадобились, телефоны разные - благоустройство называется, ЖКХ и Комунхоз. Да и сами станицы-селения раздались в ширь ого-го как. А трубы ложить да провода тянуть неудобно -разрослись станицы по буграм, балкам, вокруг речушек. А дороги опять же - вместо прямой по карте - серпантин по горам, да ещё с мостами да перевалами. Если в Римской Империи, где все дороги, как известно, вели в Рим, дороги были прямыми и удобными, потому как
  
  Граждане там за кривые могли и спросить и строители старались - возвышенности срывали, овраги засыпали, мосты строили, виадуки разные и акведуки. То в Советской Империи дороги именно прокладывали - меж холмоа и по дну балок, чтобы не портили ландшафт и не создавали проблем в уходе. Римляне мостили свои дороги камнями в несколько слоёв, а наши умельцы укатывали асфальтом чуть ли не сразу поверх чернозёма.
   Многое ещё можно анализировать в наших родных селениях или поселениях, но лучше они от этого не станут, комфортность жизни в них не возрастёт, удобнее не станет - потому как не заложено в них изначально это. "И так сойдёт", "народ всё стерпит", "моя хата скраю" - принципы нашей жизни в настоящем. И проблемы соответствующие, не решаемые - " Кто виноват?" и "Что делать?" - только у нашего народа могли образоваться. Когда официально наши станицы стали обзывать "сельскими поселениями" у меня появились нехорошие ассоциации с понятием "колония-поселение", а наше любимое государство почему-то стало ассоциироваться с ИВС - исправительно-воспитательной системой наказания. Только вот кто, за что и по какому праву меня приговорил? Меня и мой многострадальный, долготерпеливый народ? Кто? Или как в той басне товарища Крылова: "Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать!"?
   Нет - Я не согласен! Я - против! Станица - должна быть станицей, село - селом, город - городом, а "поселение" - поселением. И нечего пудрить народу мозги и опускать его ниже "плинтуса".
   Теперь, позволю себе ещё отвлечься, - о казаках и казачестве, аборигенах и других пользователях существующих станиц. Кто такие казаки? И с чем их едят и ели, так и тянет продолжить - и будут есть, если ..... .Казаки - это, фактически, те же кавказские абреки. Только людей в горах мало, спрятаться есть где: украл барашка, заныкался куда в расщелину, нажарил шашлычков - сидишь и ешь, никому не должен. А будет кто возникать - можно и на дороге подкараулить, и петухана красного ночью заслать в гости и многое чего. А что бы не так тоскливо в горах выть было можно и в бандочку какую обособиться, а попрессовав местного князька - и Робин Гудом ославиться.
   В России же было по другому - просторы необъятные, народу много, спрятаться особо негде, У своих особо не поворуешь, а купчишек на всех не хватает, да они и сами зубастые - ответ дадут не задержится. Вот и бежали мужики русские да хохлы подальше от мест родных, туда - где попросторнее, где народу поменьше. Это называлось "искать лучшую долю". А сбежавшие, по тем же законам человеческим, сбивались в банды - для бандочек беглецов было слишком много. Ну а дальше всё просто и естественно: пещер нет, климат суровый, зимы снежные и длинные, Кушать надо, жить хочется, как и всему живому - на уровне инстинкта. А значит?! А значит надо строить жильё, чтобы пересидеть длинную зиму. Надо создавать запасы на эту зиму, чтобы с голоду не здохнуть. Тут тебе барашек не поможет - надо что-то сеять, чтобы было что жать.
   А попробуйте целую зиму долгую в мужском коллективе? Мы же вам славяне - не греки там какие, у нас менталитет-с! А значит бабу подавай! А где баба - там детишки. Свои! Уже жалко, не собачата, в речку не бросишь - мы же православные. Вот так и появились на свет Божий казаки - новый народ среди многих славянских народов.
   Беглецы сбились в банды, банды выбрали вожаков -атаманов, понастроили зимних лёжек -станиц (кстати, чем не еще одна гипотеза образования станиц?!), распахали да засеяли земельку в округе, наворовали баб у соседей -аборигенов, сбегали куда подальше, где их не знают, за хабаром, поделили дуван и назвались казаками. А как лёжек - станиц стало много - обозвали себя казачеством, по аналогии с княжествами, то есть мы уже не просто так, а территория с претензиями. С нами считаться надо. И считались! А куда деваться?!
   Да, ещё надо отметить, что причиной бегства на Руси, срыва с места, были не банальные непонятки с соседями, не бесхитростное конокрадство и козокрадство, не собственный гонор и амбиции. Причины были гораздо существенней. Русь центролизовалась, превращалась в государство - в Систему. Набирала силу власть эффективные менеджеры - бояре во главе с царём и милой нашему сердцу православной церковью. А для успешного продвижения проекта в глубь и в ширь народ русский надо было выровнять, выстроить по ранжиру, зажать в тиски и чтобы не рыпались, лишить воли и не дать доли, а потом чуть приотпустить, чтобы все были благодарны и обязаны, а власти выглядели бы благодетелями. Несогласные, соответственно, просто подлежали уничтожению.
  
  
   Вот несогласные и становились казаками, уйдя от властей в свободное плавание. Властям это, конечно, не нравилось. Ведь люди для властей всегда собственность, имущество, а терять своё никто не любит. Но и сил бороться с этим феноменом - казаками, у власти, на тот момент не доставало.
   Но со временем всё образовалось как бы само собой, естественным образом. Власть иезуитски решила - чем бороться, лучше ненавязчиво возглавить сложившееся положение вещей, прибрать к рукам и использовать с толком для охраны границ и расширения территорий. Приласкали приголубили, похвалили, одарили кого надо и незаметно ни для кого прибрали к рукам вновь образовавшийся народ. Тихо, чинно и благородно. Все довольны, все смеются.
   Но вот нарисовался на горизонтах истории ХХ век. Россия разрослась неимоверно. Глядя на сие безобразие всех её соседей по Земному Шарику стала давить жаба. К тому времени власть над всеми денежными потоками в мире загребли дядечки в пейсах и черных шляпа ставшие нежданно негаданно и английскими лордами и пэрами и американскими банкирами и прочими магнатами. Загребли незаметно, негласно, но цепко и надолго. Всё по плану утвержденному в далёком прошлом. По Заветам предков - разделяй и властвуй, стравливай и опять же - властвуй. А так как главная цель Заветов далеко не Россия, а весь мир, то и выполняли план не спеша, вдумчиво, скрупулёзно, поэтапно и тысячелетиями. А куда спешить?!
   В мире, к началу ХХ века, осталось несколько территорий не охваченных этими процессами - Азия, Япония и Россия.В Азии и Японии действовать дядечкам было очень трудно - разрез глаз не тот, шкурка желтая - закосить под аборигенов проблематично, да и менталитет не тот - крест не пляшет, мозги там своим народам пудрят по своим правилам и законам, короче - "Чужие здесь не ходят".
   А Россия - вот она, бери - не хочу. И народы простые, как национальная обувь - валенки, и, внешне, от своих не отличить, и под крест удалось затолкать ненавязчиво, совратив жадную элиту легкостью управления зомбированным насильно народом. Только вот недоучли в планах таинственную русскую душу, упрямство.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 2.61*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"