Иль: другие произведения.

П В О (Общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл, состоящий из трех глав. Работа над текстом временно остановлена

  Глава 1
  
  Где-то на верхнем этаже громко хлопнула дверь. Ваза на моем письменном столе затряслась мелкой дрожью, а стоящая в ней кувшинка недовольно зашипела. Надо сказать, что даже в этом безумном мире кувшинки не шипят и не оканчивают свой путь в моей вазе. Но эти бессовестные ученики! Для них же нет абсолютно ничего святого! Я так и не смогла выпытать у них личность того святотатца, который додумался запихнуть в несчастное растение какого-то бесхозного духа. Поэтому на данный момент сии юные и алчущие знаний особы развлекали себя написанием маленькой внеплановой контрольной. То есть первые полчаса они еще пытались писать. Но, судя по мрачнеющим лицам никакие решения и теории не изобретались, они решили перейти к более интеллектуальным и развивающим занятиям, а именно к всеобщему турниру в карты. Сначала я понаблюдала, что бы он не вышел за рамки благопристойности (от нынешнего поколения всего можно ожидать), а потом погрузилась в размышления о приближающихся экзаменах и последних школьных сплетнях. Все равно ученикам я заслуженные двойки не поставлю - предмет вроде бы и профильный, но свободные маги сами травами не занимались. Распознавание трав - занятие занудное (растения-двойники друг от друга отличались двумя признаками из тридцати двух), длительное и исключительно сезонное. Но зато в собирании ингредиентов с бегающих, скачущих, ядовитых, клыкастых и плюющихся всякой гадостью образцов фауны свободным магам не было равных.
  Теперь дверь уже не просто хлопнула, а грохнула с неимоверной силой. Причина столь горячих, предметовредительных эмоций меня, конечно, слегка заинтересовала, но спешить разузнавать ситуацию я не спешила - время от времени ученики умудрялись доводить учителей до истерики (и наоборот тоже случалось), а если слишком поспешить с выяснением происходящего, то можно схлопотать все той же дверью по носу. Помню, еще в мои школьные годы наша наставница теоретической магии практически после каждого урока публично объясняла, что терпение ее небезгранично, оно уже кончилось и, как результат, она уходит в монастырь. И, как не странно, в конце-концов все-таки ушла, где-то через год после нашего выпуска.
  Я убрала вазу в шкаф, аккуратно устроила ее между стопками книг, и достала оттуда бутылочку с валерьянкой. Мало ли кто забежит за успокоительным. Ученики тоже слегка оживились, но это было вызвано не попытками обрушить башню, а моими перемещениями по классу. Наверное, испугались, что я решу прервать их партию.
  От потолка отвалился кусок замазки. Та дверь, с помощью которой и был устроен этот неимоверный шум, мне кажется, сломалась (треск был слышан очень явственно). А через время, требующееся для того, что бы промчаться по одному лестничному пролету, в наш класс, скажем 'вошли' три самих спокойных и рассудительных представителей высшего руководства школы. Директор Ворон (вот кому валерьянка пригодилась бы), уважаемый Явор, преподаватель кафедры мастеров, ЗАМеститель директора по УЧебному процессу (или, как его называли во время моего пребывания в обучении, просто - ЗАМУЧ) и лучший представитель организации берегущей спокойный сон граждан в рамках нашей школы - господин Веледар (для тех, кто не понял моего чересчур иносказательного тона - верный служащий Тайной Стражи и Государя Императора).
  - Э... что-то случилось? - осторожно поинтересовалась я, хотя даже самому несообразительному ученику было понятно, что случилось.
  - Увы, госпожа Рианна, - тон директора не предвещал ничего хорошего, - кто-то одолжил удерживающую Вазу из Галереи. Поскольку она является очень сложным артефактом, который не рекомендуется из-за разных побочных функций использовать в экспериментах и даже сдвигать с места, мы опрашиваем учителей. Скорей всего это кто-то из них решил лучше изучить свойства Вазы.
  - Я не брала, - мгновенно среагировала на завуалированное обвинение я. Судя по всему того, кто признается в этом деянии, ждет как минимум месяц трудо-исправительних работ на пользу школы. А уж что будет с преподавателями...
  Ворон подозрительно хмыкнула и перешла к допросу учеников. Главный вопрос - не видели ли вы случайно кого-то с этой вазой (понимай - не прихватили ли вы ее случайно по дороге?)
  Я же посмотрела на Явора, безмолвно вопрошая его о причинах такой бури. Он был в курсе и даже попытался так же безмолвно мне ответить. Но в чем проблема - если ему мой вопрос был ясен, то мне его ответ больше напоминал припадочные конвульсии. Явор взглянул на мое недоумевающее лицо и махнул рукой - мол, и так сама скоро узнаешь.
  Директор же за это время успела выявить отсутствие среди выпускников самоубийц и решила покинуть наш класс. Явор с, так и не сказавшим ни слова, Веледаром быстро, спиной вперед вылетели в коридор. За ними почтенно вышла директор. Я совсем уже было обрадовалась, что на этот раз все обойдется без звуковых эффектов...Но директор напоследок просунула голову в дверь, коротко кинула: "Извините" и грохнула дверью. Откуда только силы взялись?
  Я подошла к двери, оценила нанесенный ущерб, щелкнула пальцами (ручка начала вкручиваться обратно в дверь) и пошла обратно к своему столу. По дороге я выглянула в окно и сразу же смогла безошибочно узнать о причине расстройства директора. Класс находился на втором этаже и мне открылся прекрасный вид школьного двора, по которому неспешно прогуливался человек в черном дорожном плаще. Кистан Загорский, придворный маг Старии, непосредственный глава Гильдии Магов нашего государства, куратор Школы. Длительная неприязнь между ним и директором Ворон началась еще во времена его бытности наставником Школы и деканом факультета свободной магии. Когда же он, после войны Государства, ушел в главные королевские маги, война двух ведущих свободных чуть-чуть затихла, но сезонные всплески продолжались. Во время экзаменов и инспекций, битва разгоралась с новыми силами. Так что теперь мы могли попрощаться со спокойной жизнью на весь период пребывания Кистана в Школе. А на этот раз он еще приехал не один! Самого его спутника видно не было, но во дворе мирно стояли две лошади. Скорей всего какой-то придворный, или член Совета гильдии или... как я смогла судить по форменному мундиру, вышедшего из здания, мужчины...высокий чин из Тайной Стражи. Брр... Будет теперь тут всюду лазить. Мое личное отношение к Страже в этом случае совпадала с неофициальной политикой Гильдии - чем дальше от данной структуры в целом и отдельных чиновников в частности - тем лучше!
  Тайная Стража занималась внутренним порядком, разведкой, раскрытием заговоров и другими славными деяниями. Кроме того, в качестве сверхурочной работы - организацией беспорядков, шпионажем, и созданием заговоров, как в других странах, так и в своей. Она же, собственно, и начала Войну Государства. Во время войны, Тайная Стража при полном согласии короля, которому надоело ограничение его власти магической Гильдией, церковью, дворянским Советом, той же Стражей. Тогда Его Величество решил уменьшить количество субъектов такого влияния. При нейтральной позиции церкви, объединенным Страже и королевским войскам почти удалось уничтожить большую часть магического сообщества и имеющее способности к магии население. Зато после нелегкой и, чего уж греха таить, случайной победы, маги быстро перебрали на себя контроль над многими сферами деятельности Стражи. Именно Кистан при дворе занимается этим 'негласным контролем'. Монарх теперь, правда, другой. Наш прежний государь-узурпатор не смог удержать власть и избежать поединка с претендентом на престол. Так что мантию на троне теперь протирает его двоюродный брат. Молодой и, как говорил Кистан, вроде бы 'разумный'. Государь-император.
  Но я все же от Стражей старалась держаться подальше: дело вроде и прошлое, а осадок остался. Я с Веледаром за всю жизнь в Школе раза четыре разговаривала, и то он меня на беседу приглашал сам - не откажешься!
  Отметив для себя, что мое настроение такой внезапный приезд проверяльщиков все же немного испортил, я отвернулась от окна. На меня взирали почти два десятка безгранично заинтересованных лиц.
  - Кистан Загорский,- сказала я. Лица просияли пониманием, предвкушением и радостью. Им то что - лишний повод развлечься, а вот нам потом расхлебывай:
  - А как там поживает контрольная?
  Лица с укором посмотрели на меня и вернулись к прерванным азартным делам. Я же снова развернулась к окну. Надари Ворон, в сопровождении своей безмолвной свиты, спешила навстречу гостям. Даже отсюда было видно выражение злорадной решимости на ее лице. Ой, что будет! А, впрочем, ничего! После обеда я сразу исчезну - веду первогодков в Белогрызский замок, так что самую первую и опасную бурю пропущу. Потом пройдет неделя - и уже экзамены, а потом Кистан уедет. Может все и обойдется. Нам ведь не привыкать.
  ***
  На общий обед учеников и учителей я не пошла. Данная процедура действовала мне на нервы всегда: пару сотен учеников поспешно запихивают в себя все до чего дотягиваются, галдят и пакостят друг другу, никаких конкретных мест, столов и прочего нет: кто куда сел, тот туда сел. А учителя, которые приходят на обед последними, довольствуются теми местами, которые остались. Поэтому во время обеда школьная столовая напоминала... школьную столовую: на одном конце стола гробовая тишина, поскольку там спокойно ест директор, на другом конце стола у спокойной Нары с кафедры теории из-под носа утянули компот. Ужин, благодарение светлым духам, проходил в более спокойной обстановке - наш благодетель Явор под видом проверки заходил в столовую (куда до восьми часов никого кроме него не пускали); задумчиво окинув взглядом немного пыльные темные углы, уходил, оставив после себя только ма-а-аленькое и незаметное заклинание, которое почему-то мешало ученикам сесть за один крошечный столик в самом центре помещения.
  Поэтому в час дня, за пятнадцать минут до окончания обеда, я заняла стратегический пост возле двери столовой, по очереди выловила своих подопечных, посчитала и повела в город.
  Наша школа расположена возле одного из самих больших городов Старии, называемого Белогрызом. Никому не известный наименователь города, скорее всего, имел очень своеобразное чувство юмора.
  Гордостью всех горожан был замок, в котором сейчас располагалась мэрия города. Нет, здание очень полезное, например, при защите города, но уж больно мрачное. Года два назад, сразу после моего назначения на пост учителя, в нашем государстве объявился какой-то некромант. Зловредный. Ну, как обычно - 'Я буду владеть всем миром! Все будут служить мне!' и так далее. Наши свободные маги по просьбе государя поехали с ним разбираться. Прихватили меня с собой - надо же кому-то вещи посторожить или съест кто-то мухоморчик. Так тот 'оплот злобного некроманта' и то веселее выглядел.
  Между нашей школой и городом проложена дорога, проходящая через лес. Перед входом в лес я опять построила первогодков и пересчитала. Одного уже не хватало, а именно Вронека, маленького, ушастого, неимоверно болтливого паренька. Я сердито оглянулась по сторонам, но к счастью для мальчика, обнаружила его на перекрестке возле указателя. Дитя, как всегда, болтало. Его умение в любом месте и в любое время находить себе собеседника действовало на нервы, но уже стало вполне привычным. А вот его собеседник (мысленный стон) мне совсем не понравился - грозный рыцарь в парадных и страшно непрактичных белых доспехах. Надеюсь, бездельник Вронек не успел наговорить ничего, что могло бы не понравиться этому тарану в латах. Я поспешила подойти к собеседникам, что бы в случае чего извиниться за мальчика или дать по шее (все равно кому). Но рыцарь уже развернул коня (земля содрогнулась) и поехал назад по дороге, а Вронек бежал к нам.
  - Чего хотел господин рыцарь? - поинтересовалась я у мальчика.
  - Спрашивал дорогу к Пепелищам. Так я и сказал, что он немного мимо проехал. Ведь ему же на предыдущем перекрестке налево свернуть надо было? - Вронек невинно хлопал глазками, но я безошибочно чуяла, что что-то тут явно было не так. Ладно, даже если мальчишка отправил путешественника не прямо к Пепелищам, а в объезд через столицу, может, рыцарь будет в хорошем настроении и поленится искать маленького пакостника.
  Через город мы прошли более-менее спокойно: никто не потерялся, никто не был затоптан оравой девяти-десятилетних деток.
  На аллее возле замка я снова пересчитала учеников и дала им последние наставления:
  - Чучела и доспехи для своих целей не разбирать - у вас для этого Галерея есть. В экспонаты светлячками не швыряться. Распорядителя слушаться, а то устрою вам потрясающую летнюю практику в Школе. Если увидите мэра или кого-то из высших чиновников - подножки не ставить, обидными словами не ругаться! - я посмотрела на ангельские лики и свернула воспитательный момент. Все равно вечером директор будет выслушивать целый ворох жалоб от всего совета города. Не в первый и не в последний раз. Таки экскурсии устраиваются уже на протяжении девяти лет и каждый год одно и то же.
  Сдав своих подопечных на руки блюстителю замка, который обреченно взирал на радостную малышню, подсчитывая, сколько годов жизни он сегодня утратит, я решила провести выдавшееся спокойное время с пользой. Прогулки по Белогрызу в любое время дня и ночи (неофициально конечно) были самым приятным воспоминанием о моих школьных годах. Неприятных больше. Мой курс был единственным, неповторимым, уникальным и самым неспокойным за всю историю Школы. Дело в том, что нас приняли на обучение в первый год после окончания Войны Государства. Почти все среди нас имели настолько ничтожные способности к магии и 'неподходящий к обучению' характер, что в обычное время их бы даже на порог не пустили. Но тогда срочно требовалось пополнение магического сообщества, ведь во время войны большинство волшебников погибли: вот и тащили всех, кто попросился и кого заметили. Наше обучение продолжалось всего четыре года в отличие от принятых одиннадцати. С курса на курс нас переводили вне зависимости от результата экзаменов. Ни один ученик не получил назначения от Школы, из-за недостатка квалифицированных магов по всей своей державе и соседних государствах, нам пришлось устраиваться самим. По правде говоря, половина потока погибли в первые же два года. Кто от рук еще не сориентировавшихся в столь резком изменении политики государства селян, кто, из-за явных недочетов столь скоростного обучения, от клыков нежити, а кто-то из-за правила отражения.
  Я тоже почти семь лет работала проездом по всем градам и весям. Но потом все немного улеглось и я внезапно получила приглашение от директора школы на место учителя травоведения непрофильной специальности. Раньше и в страшном сне бы такого не увидела! В особенности меня порадовало то, что тогдашние выпускники Школы были на год меня младше. Но я на удивление легко влилась в коллектив прежних моих учителей, освоилась с новой для меня профессией и уже два года прекрасно себя чувствовала среди столь уважаемого собрания светлейших умов.
  За такими воспоминаниями, я не заметила, как дошла до рыночной площади. Сегодня день был не ярмарочный, да и обычного скопища учеников Школы тоже пока не наблюдалось. Но все равно между рядами нельзя было протолкнуться. Что-то продавали, что-то покупали, что-то воровали. Две самые известные в городе скандалистки Марика и Эрга в очередной раз выясняли отношения того, чей лучше. Несчастный покупатель мотался между ними и проклинал тот день и час, когда он решил купить лук. Неподалеку, шатающийся пример о вреде пьянства пытался к чему-то склонить девушку и, не иначе как для проверки товара, уговаривал ее что-то снять. Судя по двум мечам за спиной и очень недешевой кожаной куртке, если девушка что и могла снять - так это только голову. Причем немедленно и, вопреки правилам, бесплатно. Но мгновенно собравшуюся и радостно гудящую в предвкушении кровавой расправы толпу растолкал какой-то человек. Сказал пару слов наемнице, взял пристававшего к ней бедолагу за воротник и, не обращая внимания на слабое сопротивление, выкинул далеко за границы торгового ряда. А ведь не человек! Эльф. М-да, странная публика начала появляться в нашем городе. Чистокровных эльфов сейчас в человеческих городах днем с огнем не сыщешь. Видно опасаются, что наш государь-император для развлечения народа решит небольшую войнушку устроить. Так даже в таком случае им все равно ничего не грозит - у нас пока и человеческих соседей хватает.
  Тем временем странная парочка исчезла в переулке. Я посмотрела им вслед и пошла дальше. У них свои дела, которые меня ни коим образам не касаются. А мне еще надо самым жестоким образом убить целый час.
  Неспешно прогуливаясь по рядам и степенно обкусывая купленное тут же яблоко, из чистого профессионального любопытства я подошла к бодренькой бабушке, которая торговала чем-то очень похожим на много раз использованные веники.
  - Бери, доченька, не сомневайся, - защебетала бабуля, заметив заинтересованность в своем товаре, - Хороший набор, сама прошлым летом собирала. Поможет твоей беде, предпоследний зуб даю.
  - А для чего травка? - решила спросить я, ибо на глаз узнать растение я так и не смогла.
  - Так, приворотная же, - заговорщицки зашамкала торговка, - В полночь идешь на кладбище, ищешь там сучок от гроба. Потом бежишь домой, не оглядываясь, и варишь зелье, этой щепкой помешивая. Любой парень - твой будет.
  Не доверяя столь гарантированному результату, я нагнулась над разложенной прямо на земле ветошью и пригляделась к жертве мышей, котов и уборки в доме. Сразу же после исследования двух пучков и длительного обнюхивания сей пакости, обнаружила еще один очень живописный пример для учеников непрофильной специальности - травка то и в самом деле очень действенная - для полного промывания желудка за один день достаточно одного листика. Не знаю, что бы случилось с беднягой, который выпил настой из целого пучка - наверное, свадьба на смертном ложе.
  Ненормально хихикая, я еще целый час пробродила по всем знакомым лавкам, и только рассказав всем владельцам 'Историю о приворотном зелье', решила, что уже пора продвигаться в направлении места назначенной встречи. Сегодня в город должна была приехать моя однокурсница Светлорада. Она была свободным магом и перебивалась с хлеба на воду на посту придворного мага соседней дружеской страны. Пару раз в год она с неофициальным визитом заезжала ко мне в гости: обсудить международную политику (ваш свет-государь вообще обнаглел! Ты слышала, какие он нам требования по пошлинам выставил), пожаловаться на непосредственное начальство (королева совершенно из ума выжила! Я ей что - девочка на побегушках!), рассказать о проблемах с нежитью (мы ничего сделать не можем - все-таки соседнее государство. А она все лезет и лезет. Может Школа там из анонимного источника сведения получит и разберется?). Вот и сегодня мы должны были встретиться на такие посиделки в трактире 'Заморенный волколак'. Хорошее название, обнадеживающее, я бы сказала. Но я предпочитала харчевню 'Лишайник колосистый'. Наверное, это уже специфика профессии. Да и названия всегда приводили меня в восторг: сомневаюсь, что мифическое растение лишайник могло колоситься, а настоящий волколак - должен быть либо сытым, либо мертвым.
  Нет, 'Волколак' был весьма приличным местом, насколько оно может быть приличным. Зато хозяин с его разбойничьей рожей не оставлял никаких сомнений в своем прошлом месте работы - организация 'Большая Дорога'. Передвигался он точно как блюститель сохранности чужих серебряных вилок в своем кармане. Я чуть разрыв сердца не получила, когда он внезапно выскочил у меня из-за спины:
  - Что госпоже угодно?
  - Меня тут должны были на втором этаже ждать.
  - Если вы госпожа Рианна, то - да.
  - Значит, Светлорада уже приехала! - искренне обрадовалась я. Впрочем, рано радовалась.
  - Нет, - хозяин склонился с угодливой миной гонца, приносящего плохие новости, - Но вам прислали письмо.
  - И где же оно?
  - Я передал в Школу с учеником. Думал, что вам принесут его раньше, чем вы соберетесь идти сюда, - я разочаровано вздохнула. Наверно, у Светлорады срочные дела образовались, вот она и прислала извинение. Жаль, конечно. Она была для меня единственным источником не только официальной информации, о которой я узнавала и в Школе, а и разнообразных слухов и сплетен, которые зачастую были более правдивы, чем то, что сообщалось широкой общественности.
  Я обреченно поплелась к выходу. Впереди меня ждали только жалобы на первогодков, которые там, наверное, уже совсем развалили Замок и следующая битва 'кто самый умный-разумный-сильный-влиятельный и вообще самый-самый' между Ворон и Кистаном. Вот они и Школу развалить могут и внимания не обратят. Да еще и этот Страж там всюду лазить будет. Я в очередной раз задалась вопросом, почему в Стражу набирают исключительно всех самых неприятных и ненормальных (вру: не всех - меня не взяли) людей во всем государстве.
  На выходе я столкнулась с уже виденной днем парочки из эльфа и наемницы. Но я только вскользь отметила этот факт в сознании. Просто еще одни любители специфических харчевен, которые напоминают о любимой профессии.
  Еще через четверть часа я обнаружила возле главного въезда в замок стайку радостно галдящих первокурсников и блюстителя, который жизнерадостно и трепетно обнимал столб с надписью: 'Добро пожаловать в Белогрызский замок'. Похоже, сегодня попозже он собственноручно пойдет ее закрашивать.
  - Надеюсь, наши ученики не уронили чести нашего учебного заведения и вели себя, как положено, - строя из себя дурочку поинтересовалась я. Еще как уронили - с самой высокой башни. Несчастный, доведений человек ответил мне стоном, который с огромной натяжкой мог сойти за утвердительный.
  - Чудесно! До следующей встречи в следующем году, - подобная перспектива добила моего собеседника еще в этом. А я пошла выполнять конвоирование своих подопечных обратно в Школу. Пересчитала. Благодарение всем, кому не безразлична моя несчастная судьба: никто из этих...проказников не решил, что лабиринт тайных переходов по замком - это самое подходящее место для одинокой прогулки.
  Пересекая площадь, где находились боковые ворота, от которых вела тропинка к Школе, я подумала, что все сегодня проходит на диво спокойно. Но для меня сегодняшний день был днем преждевременных радостей и быстрых разочарований. Я убедилась в этом, как только мельком посмотрела на радушно распахнутые центральные ворота. Я бы хотела, чтобы они негостеприимно захлопнулись, но пришибли того, кто сейчас въезжал в город. Потому что меня начали мучить чрезвычайно нехорошие подозрения. Нет, все может быть - сначала ехал в Пепелища, а потом в Белогрыз человеку заехать понадобилось. Но зная Вронека...
  - Вронек, солнышко, иди сюда, - моим голосом можно было начинять пирог вместо меда, - Я хочу у тебя что-то спросить.
  Этот... милый мальчик мгновенно прибежал и предано уставился на меня. Словно подыскивая слова, я помахала рукой в воздухе и нашла искомое - ухо Вронека.
  - Так чего же хотел господин рыцарь? Помнишь, с которым ты разговаривал сегодня утром.
  - Он дорогу к Пепелищам спрашивал. Я ему и сказал! - задергался ученик.
  - А это тогда кто? - поинтересовалась я, разворачивая его к воротам, что бы он мог полюбоваться на восхительное зрелище, которое являл из себя рыцарь в лучах заходящего солнца. Прежде идеально белые доспехи заляпаны грязью, словно он только что вылез из болота (не сомневаюсь, что так и было). Даже отсюда было видно выражение спокойного бешенства на его лице.
  - Если бы он в Пепелища ехал, он бы в них и приехал, - позорно сбежать мы бы уже не успели, так что пока оставалось только объяснять Вронеку всю недостойность его поведения, в надежде, что пронесет, - Там, на перекрестке за школой столб стоит. Указательный. И на нем четкими рунами написано - в какой стороне находятся Пепелища. Сомневаюсь, что рыцари в орденах читать не умеют. И даже если он не заметил указательный столб в первый раз, то во второй он бы такой ошибки не допустил. А то, что ты отправил его в Белогрыз объездным, заброшенным трактом - может стать твоей последней глупостью.
  Тут рыцарь заметил нас. Я поняла, что есть два выхода. Или надо впечатывать его в мостовую вместо булыжников, на что у меня бы сил явно не хватило. А можно просто смотреть, как он с особой жестокостью будет убивать моего подопечного. Нет, я тоже иногда мечтала об этом, но надо все-таки держать себя в руках.
  От побоища в центре города нас спас какой-то самоубийца. Ну, а как еще можно назвать человека, выскакивающего под копыта коню и его всаднику, которые, если бы разогнались, могут и стену прошибить. Но видимо этот спаситель порядка был близко знаком с рыцарем, поскольку после вполголоса сказанной фразы, последний резко осадил коня и спрыгнул на землю (вот, что называется 'земля задрожала'). Правда, отказавшись от немедленной мести, он все равно кинул на нас ласковый взгляд, зарисовал лица спереди, сбоку, сзади и занес в свой список 'Кого я хотел бы встретить в темном переулке'. И только после этого, ведя коня под узды и громыхая доспехами, потопал со своим знакомым в противоположную сторону.
  Еще пару раз покрутив ухо Вронека, я отпустила мальчика, быстро перебежала в голову уже дошедшей до выхода колоны и начала выпихивать учеников через ворота, в очередной раз их пересчитывая. Ближайшие полвека лучше во всем Княжестве и возле отдельных замков мне не появляться. А потом... может рыцарь к тому времени чуть остынет. М-да, с утра день не задался.
  Возле входа в Школу я напомнила Вронеку, что он с утра должен зайти ко мне в кабинет. К утру я как раз надумаю, что будет достойным наказанием за такую неосмотрительность.
  До ужина было еще очень далеко, поэтому я решила пока спрятаться в своем кабинете и заняться чем-то, от чего бы меня никто не посмел отвлекать. Например, проверить сегодняшнюю контрольную. Дело необременительное, поскольку там ничего не написано, а оправдание неактивному участию в общешкольных делах есть. Но, увы, дорога от ворот и до моего кабинета очень длинная - мало кого можно встретить. Сначала я нос к носу столкнулась с Ворон и Кистаном, в сопровождении несчастного Явора. Пара радостно осыпающих друг друга издевательствами заклятых товарищей по цеху меня, кажется, и не заметила, а на безмолвный вопль Явора о помощи я жестокосердно не обратила внимания. В позапрошлом году я уже исполняла роль такого же разделительного барьера, теперь его очередь. Все равно через полчаса они так увлекаются общением друг с другом, что перестают обращать внимание на весь окружающий мир.
  Еще через десяток ступенек я снова услышала голоса, но успела 'унырнуть' в тень стены. Надо сказать, что здание школы полностью построено из магического камня, материала, который создан полностью из магических потоков. А магические потоки - это вообще очень непонятная и непростая штука (этот зачет мне поставили исключительно из жалости), но ними можно управлять и определенным образом настраивать (например, придавать стабильную форму какого-то материала). Вот поэтому все учителя и носят невзрачные серенькие браслеты - они являются подтверждением статуса и помогают некоторым образом взаимодействовать со зданием замка. 'Ныряние в тени' и было одной из многих полезных возможностей браслета. Я просто бесшумно отошла с дороги и прижалась к стене, но обнаружить меня не смог бы ни один человек, не имеющий такого браслета. Одним из собеседников оказался Веледар, а вторым, судя по всему, был тот Страж, который прибыл сегодня вместе с Учителем. Я тихо порадовалась. Встреча с этим представителем власти если и входила в мои планы, то только издалека и без возможности разговора.
  Достигнув кабинета, я быстро юркнула внутрь и возрадовалась своему счастью - несмотря на множество мелких неприятностей и на отсутствие Светлорады, я избежала первого этапа общения директора и ее прямого начальника. Кроме того, я могу приобрести добровольного помощника в уборке шкафов моего кабинета и кафедры. Вронек на все согласится, чтобы только директор не узнала о его очередной выходке. Ведь он только на первом курсе, а уже заработал обещание 'раскрутить за ноги и выкинуть с самой высокой башни', чем я бессовестно и собиралась воспользоваться. На самом деле я бы и так ничего не сказала, но получить отплату за испорченные нервы я тоже хотела.
  ***
  - Рыцари обычно славятся своей маниакальной пунктуальностью. Интересно, как к этому относится почти часовое опоздание? - белобрысая наемница бурчала последние полчаса, изображая праведное негодование. Ниарн уже давно перестал вслушиваться в ее нытье. Иларна была, по его мнению, прекрасным профессионалом, но она была женщиной, а это на всю жизнь. Тем более что он и сам время от времени посматривал на улицу, надеясь увидеть там Вильгельма или на худой случай Серафима. Ведь опоздания, в самом деле, были не в характере дотошного рыцаря Вильгельма. Через четверть часа, когда эльф уже был готов начинать волноваться и кидаться на поиски, в корчму ввалились те, кого ждали. Иларна, которая уже успела придумать массу прелестных выражений для объяснения своего отношения к подобному поведению, озадачено захлопнула рот, минуту полюбовалась на вошедшего и захохотала. Ниарн бы тоже посмеялся, тем более над рыцарем на самом деле хотелось скорее больше посмеяться, чем посочувствовать. Но как сказал незадачливый кандидат в оскорбители Фридриха Смиренного: 'рыцарь - это не только четыре пуда доспехов, но и два-три часа, испорченного обетами характера в сочетании с природным вздорным нравом'. Может, было сказано не так, поскольку с многочисленными переломами только челюсти такие монументальные фразы городить нелегко, но, в общем, изречение верно на все три царства. Но как ни странно, Вильгельм только мрачно взглянул на Иларну и бухнулся за стол. Серафим тихо ускользнул куда-то в поисках хозяина.
  - Что это было? - еще тихонько пофыркивая, поинтересовалась Иларна.
  - Ничего, я их запомнил! - многообещающе изрек Вильгельм.
  - Кого их? - хихикая, спросила наемница, - Кикимор, водяных, болотников? Или, может быть, ты комаров запомнил?
  Серафим, который успел договориться с хозяином о комнатах для себя и своих сотоварищей и заодно об обеде, подходя к столу, подумал, что девушка явно появилась на свет с врожденным отсутствием чувства самосохранения. Или ее в детстве роняли с колокольни, причем не раз и не два. Но рыцарь сегодня был просто на диво миролюбив.
  - Нет! Я подъехал к какому-то лесу, насколько я понял, возле Школы магии, спросил дорогу у паренька. Он мне и объяснил, что я проехал поворот. Я поехал назад - а там уже и дороги нет - только лес да болото.
  - Ну да все как раз через тот лесок возле Школы ездят, кроме телег. Телеги только по другому тракту из столицы проехать могут, - Иларна как особа, длительное время жившая в этих местах снизошла до объяснения, - В том леске магия какая-то. От Белогрыза до Школы часа два верхом. По дороге всего полчаса идти, а вот если с дороги сойти - то, как через обычный лес. Маги говорят, что сами не знают в чем дело.
  - Эти маги вам еще и не такого наплетут, - рыцарские ордена всегда насторожено относились к магии, возможно потому, что в Княжестве дети с магическими способностями почти не рождались, - Так вот этого ... мальчишку я всюду узнаю, ушастый такой! И его училку!
  - Учительницу то за что? - обиделась за весь женский род Иларна.
  - За то, что не исправила вовремя дурных наклонностей в молодом поколении, - встрял Серафим. Он не то что бы поддерживал начинания Вильгельма или наоборот - сожалел о преждевременной кончине наставницы Школы, но им еще надо было обсудить массу вещей, а времени было очень мало.
  - Так вот. Я письмо привез, - Вильгельм начал копаться в своей сумке, - В нем все детали и прописаны. Наверное.
  Он торжественно воздел послание вверх, но потом быстренько ляпнул его на середину стола, видимо вспомнив про полную секретность затеи или смутившись за внешний вид письма, которое тоже слегка пострадало от болотной грязи. Свиток переливался синим и обещал неприятности любому постороннему, который потянет к нему ручки загребущие. Минут пять все мрачно переглядывались между собой, потом Серафим, как человек с самой устойчивой психикой ткнул пальцем в печать. Свиток еще несколько раз мигнул синим, потом сам расправился и развалился на четыре части, предъявив содержание равно читаемое для всех сидящих за столом.
  Прошу вас!
  Сначала прочитайте, потом ругайтесь.
  После прочтения письмо самоуничтожится
  Я вовремя приехать не смогу. Проблемы местного престола. Как только что-то прояснится - я примчусь. А пока, советую обратиться к одной особе в Школе. Ей можно доверять. Только скажите, что вы от меня. Вам помогут...
  - Да она в своем уме! - к несчастью Ниарн читал быстрее всех и просто не смог сдержать чувства до конца письма, - Мы просто не имеем права кому-то доверять! Тут каждый шаг может кончиться второй войной! Любой может оказаться тем, кого мы ищем.
  Письмо вспыхнуло и рассыпалось трухой. Под укоризненными взглядами эльф покраснел и пожелал провалиться под землю, к гномам на обед.
  - А ведь там еще и имя было, - Серафим отнесся к такой неприятности спокойнее, чем товарищи. Он тоже считал, что доверять никому нельзя.
  - И почему мы вообще вляпались в эту историю, - Иларна решила перейти на глобальную проблему.
  - Потому, что я вас попросил, - в сотый раз ответил Серафим.
  - А почему ты сюда сунулся? - спросила неугомонная барышня.
  - Потому, что меня попросили.
  - А кто?
  - Иларна, тебе еще не надоело? - терпение иногда иссякает и у тех, у кого оно безгранично, - Мы встретились две недели назад. С тех пор ты каждый день спрашиваешь у меня это. Я тебе в сто первый раз ответил?
  - Нет.
  - И сто шестидесятый не отвечу. До конца этой затеи. А потом - возможно.
  Иларна не знала: или обижаться на такое недоверие, или радоваться, что ей потом все-таки что-то скажут.
  - Что завтра будем делать? - спросил Вильгельм.
  - Лучше всего расспросить постоянных торговцев и знакомых, - предложил Ниарн.
  - Да, - ответил 'неформальный командир секретного ударного отряда', как его позже, когда никто не слышал, обозвала Иларна, - только желательно не привлекая внимания. В Школу нам пока соваться нельзя.
  
  
  
  
  Глава 2
  
  В учительскую набился весь рабочий персонал Школы. Так что теперь в комнате невозможно было протолкнутся, а для того чтобы донести какие-то сведения до собеседника приходилось орать, делая новости достоянием всей общественности. Весь этот безумный гам слегка напоминал выпускной вечер адептов - когда они слегка напьются и одновременно начинают делиться переживаниями. Но, к счастью, стены замка были звуконепроницаемыми.
  Полный состав учителей составлял двадцать человек, плюс-минус десяток преподавателей, которые читали исключительно факультативы и посему видели Школу только в первую неделю сессии да еще в страшных кошмарах. Общий язы к я нашла со всеми, но лучше всего с пятью коллегами, несмотря на то, что они в свое время меня обучали и бессовестно ставили двойки за невыученные уроки. Они даже смогли забыть все проделки направленные лично против них (таких было не очень много, но все они были просто незабываемые).
  Итак, Малена - свободная магиня, милая девушка с ангельской внешностью сводила с ума всю мужскую половину Школы. Но у нее была одна очень нехорошая особенность, сводившая на нет все попытки ухаживаний: ее правый дурной глаз ничем не уступал дурному левому, и те, кто имели неосторожность вместо изучения 1001 способа убиения вурдалака, писать ей признания в любви, сами в этом быстро убеждались. Номер два - Лавр. Наставник сражения на холодном и, какое попадется под руку, оружии. Вот с ним у нас были самые сложные отношения. К данному уроку я всегда испытывала э-э-э... легкую настороженность и иногда переносила сие страстное чувство на учителя. Бедный, теперь я могу ему только посочувствовать. Орина - единственная женщина на кафедре мастеров, которая умудряется сочетать преподавание в Школе, безвылазное сидение над своими артефактами и семьей, состоящей из мужа и троих детей. Явор, он же мастер, он же завуч, он же несчастная жертва всепоглощающей беседы директора и уважаемого придворного мага. Сейчас он стоял на углу под кабинетом и караулил возможное приближение непосредственной начальницы. И, наконец, мой коллега Смелодум. Учил он травоварению.
  Сейчас я как раз обсуждала с ним преимущества использования серебрянки золотистой перед серебрянкой серебряной для лечения насморка. Мы сошлись на том, что все-таки лучше кинуть в зелье и ту, и ту серебрянку - тогда это увеличит шансы на быстрое выздоровление, когда в комнату влетел Явор с криком:
  - Идут! - и наше собрание резко начало напоминать благопристойный обед в школе благородных девиц дворянского происхождения.
  Ворон и Кистан выглядели довольно. Видимо последние сутки, они ни на минуту не расставаясь, пытались достать друг друга, но достали только Явора да Стража, который и сейчас с утомленным видом маячил за их спинами. Хм. Обыкновенная заурядная внешность: черные волосы, серые глаза, лицо средней смазливости. Обыкновенная манера поведения. Обычный представитель древнего дворянского рода.
  - Прошу внимания! - директор постучала папочкой по столу, и, убедившись, что все наше внимание принадлежит ей вечно, эту же папочку открыла, - На повестке дня три вопроса. Первый - в субботу будет проведен плановый субботник...
  У всех слушателей резко ухудшилось настроение. Субботники у нас не любили. Свободные маги и мастера, потому что это не их, а травники, потому что неинтересно - ну где тут романтика ползания по полуночному лесу в поисках какого-то ненужного, но необычайно редкого и тем желанного ингредиента! Вечные же попытки натыкать по территории зеленых насаждений были обречены на провал еще в зародыше.
  -... Надеюсь, все из нас оставят Школе вечную память о себе...
  - Прежде чем помереть от солнечного удара.
  -... Мы планируем посадить болотные березки...
  - Их сразу же на зелья разломают. Ведь обязательный приворотный ингредиент.
  -... несколько елочек...
  - Которые через день зачахнут, потому что здесь магический фон сильно высокий.
  -... и еще много других деревьев. Это позволит увеличить парк и дать ученикам возможность любоваться природой.
  - Это их мечта. Как я могла думать, что Вронек вместо любования деревьями будет делать из них рогатки, - те, кто могли услышать и оценить мое бурчание под нос уже рыдали. Верховный маг всея Старии тихо ржал, вежливо отвернувшись и закрывшись ладошкой. Страж видимо начал сомневаться в том, попал ли он туда, куда ехал. Особенно его заставляла в этом сомневаться Малена, которая усилено косила оба своих глаза друг на друга, дабы не сглазить кого хочется (выборы нового директора - это так хлопотно!) или одного из собратьев по несчастью (им тоже сейчас нелегко!), и поэтому имела очень необычный для учителя вид.
  - Госпожа Рианна! Может быть, вы вместо меня проведете собрание?
  - Не думаю, что это возможно. Я ведь не ознакомлена с вопросами два и три, - на самом деле я уже устыдилась, вспомнила, что на работу меня взяла именно Надари и решила подождать до ужина - вот там мне рот никакие угрызения совести не заткнут.
  - Вопрос второй: к нам приехала ежегодная проверка в лице уважаемого мага Кистана Загорского и его помощника. Проверка будет производиться выборочным посещением уроков, - вид и голос у Ворон был непроницаемый, но полностью подтверждал только что придуманную и озвученную мною пословицу: 'Чем дальше в папочку, тем хуже новости'
  - И вопрос третий, - вполне может быть, что мне показалось - но голос у нее был злорадный, - Уже готово расписание экзаменов летней сессии и утвержден состав комиссий. Прошу ознакомиться.
  Листочки запорхали по комнате. Изловив свой, я обнаружила очень радостную новость - я присутствовала только на своих экзаменах, как принимающий учитель. И еще на выпускном комплексном. Обычно своими классами открутиться не удавалось и приходилось сидеть и на чужих травоведениях, спецкурсах нашего факультета, да и на других специальностях. Другим, судя по очень недовольному перешептыванию, так легко отделаться не удалось. Одним словом - день с утра не задался. Прозвенел звонок на лекцию и озлобленные наставники пошли срывать свое настроение на несчастных учениках.
   * * *
  Ночь компания провела в двоих снятых в той же харчевне комнатушках. Одну сразу же отхватила себе единственная дама. В другой же остальные же на троих поделили между собой комнату на такие сферы ночного обитания как кровать (все ребра мне своими досками отпинала!), подушку и пол (кто уже успел на меня с утра наступить!), одеяло и подоконник (я уж думал - из меня душу выдует!).
  С утра же пораньше Ниарн, рассевшись на подоконнике, любовно чистил свою дубинку, надраивая каждый шип до неземного блеска, и с ухмылкой наблюдая за Вильгельмом. Тот последние пятнадцать минут со снизошедшим благословением поглощал кусочек хлеба, запивая его водой. Перед этим следовала еще получасовая молитва с просьбами снизойти на сию пищу благодатью.
  - Ну, что? Просветился? - сами эльфы если в кого-то и верили, то лишь в свои распрекрасные деревца, да в себя любимых.
  - Я ведь Синий Волк. Не какой то там Сиреневый Барсук. Я устав блюду! - рассержено запыхтел рыцарь.
  - Ой, чую недоброе, - с порога, словно профессиональная бабка-гадалка, начал причитать вошедший Серафим.
  - А что именно чует? Сердце или нос, или печень, - для Ниарна издеваться только над Вильгельмом было мучительно.
  - Левая пятка. Я же серьезно.
  - Что именно тебе так не нравится?
  - Иларна. Она оставила записку в своей комнате и, по словам хозяина, с самого утра подалась знакомых расспрашивать.
  - Ну и чудесно, - Ниарн всегда ценил трудолюбие и желание поскорей выполнить заказ в других.
  - Чудесно!? А ты давно Иларну знаешь? - ехидно поинтересовался Серафим, и, дождавшись отрицательного покачивания головой, продолжил повествование, - А я очень давно. И поверь мне: с нее скорее бы сталось пойти постучать ногой в двери Школы, чем спокойно выполнять намеченный план.
  - Я думаю, она все-таки не столь безрассудна, - Вильгельм тоже был знаком с Иларной не очень долго.
  * * *
  - Опять стучат. Уж который день, а все стучат, - школьный сторож ласково и уважительно именуемый просто Тапыч, ворча, полз узнавать, кому вздумалось с утра ломиться в двери Школы, - Вчера директор стучала, потом гость этот туда-сюда прыгал, с утра травница эта, Рианна, чего-то искала. Ну, никакого покоя тут нету. Хай меня дракон задавит, вот уйду на пенсию - будут знать.
  - Чево то надо?
  - Послана по государственному делу с целью проведения опроса о наболевших вопросах в данное учреждение, - девушка с точностью смогла скопировать манеру разговора служащих и поэтому находилась в полном восторге. Ей уже изрядно надоело прыгать возле ворот и любоваться на их цельную громаду. Тапыч бдительно поглядел на чиновницу через окошко и спросил:
  - А чего не похожа?
  - Так временно же. Только на время выполнения одного задания.
  Сторож удивленно покачал головой, но сдвинул рычаг, торчавший из стены возле входа. На воротах образовался контур двери среднего человеческого роста. С визгливым скрипом, дверь открылась и девушка немедленно прошмыгнула внутрь.
  - А что за опрос? - еще бдительней спросил Тапыч, двигая рычаг назад и приводя механизм двери в закрытое состояние.
  - Вопросики кое-какие задать. Вот вас сейчас опрошу, и знать будете, - Иларна осторожно вытянула из сумки футляр. В нем и лежали документы, которые должны обеспечить проникновение в Школу. Недавно ей случилось оказать услугу одному мастистому сановнику. А в качестве гонорара Иларна, разумея выгоду, выпросила пару грамоток и сегодня с утра пораньше у знакомого мастера привела их в рабочее состояние.
  - Руку на свиток положите.
  - Зачем? - Тапыч, подчиняясь вновь вспыхнувшему огню опасений за свою особу, подозрительно уставился на Иларну, на всякий случай, спрятав руку подальше за спину.
  - Артефактная магия, - вздохнув, объяснила девушка, - Вы положите руку на бумагу, увидите вопрос, мысленно на него ответите: 'Да' или 'Нет'. Все. Сведения тайные, поскольку для Канцелярии. Никто кроме вас ничего не знает, - вот тут Иларна чуть покривила душой - на такие интересные вопросы она хотела бы знать и ответы. Кроме того, наемница в который уже раз мрачно оценила свои действия с точки зрения Тайной Стражи и опять пришла к выводу, что зашла очень далеко даже для себя. Если узнают... политического убежища придется просить у гномов, на поверхности земли ей места не найдется. Надежда только на удачный исход дела и на то, что заказчик Серафима настолько силен и влиятелен, что сможет по завершении дела отмазать их от возмездия державы. А пока пора продолжать авантюру.
  Сторож протянул дрожащую руку и пальцем прикоснулся края свитка. Внезапно лицо страшно исказилось - он увидел вопросы. А сколько еще таких лиц сегодня придется увидеть! Иларна недовольно покосилась на Тапыча. Ну что такого она спросила:
  'Одобряете ли Вы государственную власть'
  'Одобряете ли Вы Тайную Стражу'
  'Одобряете ли Вы порядок ведения дел государем-императором'
  * * *
  - Рианна, вы будете не против, если мы посидим у вас минутку? - с милейшей улыбкой на лице осведомился Кистан, облачку подобно, проскальзывая в класс. Скорей всего, я была бы против, но уже было ясно, что отсюда нашего гостя извлечет только маленький целенаправленный взрыв светлячка.
  - Да-да, заходите, пожалуйста. Мы очень рады вашему посещению!
  Кистан скромно и ненавязчиво уселся на последней парте, как само воплощение желания к учебе. Я же мрачно махнула рукой на свитки, лежавшие на краю стола. Именно на них уже пятнадцать минут косились все ученики, теша себя ложными надеждами. Зря. Это все-таки были их контрольные. И ни в одной не было написано ни одной полной и законченной строки. Я вчера над ними полночи промучилась и теперь с мрачным удовольствием следила за вытягивающимися лицами.
  - Разрешите полюбопытствовать, - видимо, сидеть за партой оказалось не столь удобно, как виделось на первый взгляд. Кистан цепко ухватился за работу, еле разжав оцепеневшие пальцы Ляли.
  - Интересно..., интересно. Очень хорошая работа, - я втайне возгордилась: кто ж писал! - Тема раскрыта просто великолепно. Только, если я не ошибаюсь, в плане у вас никакой контрольной не было.
  Ты смотри, он даже план не поленился почитать.
  - В плане нет. Но, по моему мнению, ничто так не проявляет уровень знаний ученика, как внеплановая контрольная работа. Ведь так? - основная часть коллектива восприняла это как издевательство. И за что я им такие хорошие оценки поставила!? У современной молодежи нет никакого понятия о благодарности.
  Тут в дверь тихо постучали, и в образовавшуюся щель просунулась голова Тапыча.
  - Госпожа Рианна, вы счас заняты?
  - Не особо, а в чем дело? - появление Тапыча в самом замке было явлением редким и заслуживающим внимания.
  - Тут чиновница... это, с опросом..., - и понизив голос до благовейного шепота, - от Канцелярии. Уж всех по Школе опросили. Тольк вы и остались.
  - Пусть заходит, конечно. Канцелярия - это святое, - я посмотрела на углубленного в чтение проверяющего и быстро поправилась. - Или нет, я сейчас сама выйду.
  Тихонько вылететь через дверь было делом одной минуты. А вот в коридоре я увидела интересную картину: слегка окосевший Тапыч, который практически врос в стенку, и та девушка, на которую я вчера любовалась по всему городу. Без спутника, правда. Теперь понятно, откуда они такие интересные взялись - из Канцелярии.
  - Положите на свиток... - начала девушка, но я невежливо ее прервала:
  - Знаю, знаю! - и наложила свою лапу на бумагу. Такие проверяющие залетали к нам часто, иногда даже повторно - все-таки Канцелярия - огромная махина. Да и мнение народа государство после войны начало интересовать больше. Ну, если не всего народа, то хотя бы большей части. И за что нельзя было не уважать наше обновленное государство - так это за то, что никому при таких опросах не грозило никакое преследование. Вот за высказывание своего мнения на улице, если не заметить какого-то служащего Стражи - тогда и то хуже бывало. И на этот раз я на вопросы просто залюбовалась! Но свое честное мнение я запечатлела быстро и огромными буквами: два 'Да' и одно 'Нет' (угадайте на какой вопрос!). Выражение лица чиновницы стало очень странным. Она еще раз взглянула на листок и сказала:
  - Мое дело сделано, - и обращаясь ко мне, спросила. - А, может, вы проводите меня до выхода?
  Взглянула на переминающегося с ноги на ногу Тапыча, на девушку, тихо удивилась этому предложению, взвесила возможность остаться и доводить урок до конца под бдительным надзором и согласилась.
  - Конечно, я провожу вас. Пойдемте через галерею, - хоть дорога по галерее и была немного длиннее, но зато обходила стороной кабинет директора и другой администрации. Кроме того, это был шанс расспросить ее о причинах такого интереса Канцелярии. Я думала, как начать, но первый вопрос задала она.
  - А Вы в Школе давно работаете?
  - Не очень. Два года всего.
  - Ну и как, сложно?
  - Сложно. Дети это всегда дети. А тут еще с магическими способностями... Один Вронек вчера чего учудил, и без магии даже. А впрочем, вам не интересно, - вздохнула я и покосилась на спутницу, дивясь ее странному интересу.
  - Ну, тогда, наверное, коллектив прекрасный. Или зарплата хорошая?
  - Да-а-а, - задумчиво протянула я, вспоминая самые впечатляющие ссоры учителей и разрушения, которые после них оставались. А по поводу зарплаты многие мрачно шутили, что из-за задолженности учителям Школы началась Война Государства. Надо было бы еще одной им пригрозить, но никак руки не доходят, - И коллектив прекрасный и зарплата великолепная.
  - И ничего такого странного в последнее время не происходило? - круг вопросов становился все любопытнее и дальше от цели визита девушки
  - Как вам сказать, - что-то мне подсказывало, что интерес девушки был не совсем праздным, - Снова таки, это Школа, здесь очень много детей и очень много магии. Как поговаривала моя подруга: 'странности' - понятие растяжимое. Вон у нас вчера удерживающую Вазу сперли. Наверное старшекурсники, теперь все, затая дыхание, ждут результатов эксперимента.
  Девушка как-то чересчур внимательно, я бы даже сказала, оценивающе на меня посмотрела:
  - Вы ведь травница, да?! Вы не отказались бы дать одну консультацию по предмету? - то ли вопрос, то ли утверждение, - Если бы вы могли сегодня часов в пять вечера подойти в трактир. 'Заморенный волколак' - это было бы великолепно. Это возле рыночной площади, только завернуть на улицу...
  - Знаю, знаю, - снова прервала я ее. Видно, вчера она меня все же не заметила или не запомнила, - А кого мне спросить, если я приду?
  - Иларна.
  За этими разговорами мы пришли к воротам, возле которых уже дремал, сидя на скамейке, Тапыч. Я помахала Иларне ручкой и пошла назад в кабинет, обдумывая всю эту ситуацию. Нет, все вроде бы правильно: и Канцелярия нанимает случайных людей для выполнения отдельных заданий и артефакт настоящий, в работу введенный правильно... Но там еще лишнее заклинание было какое-то. Какое, я сказать не могла - не мой профиль. Так ни до чего путного и не додумалась... Но зато придумала гениальный способ избавиться от Кистана, на время своего урока. А так пусть от него Ворон отбивается.
  А в классе уже произошли качественно-количественные изменения в составе проверки. Кроме увлеченного Кистана и замученного Явора, туда добавился еще и Страж, которого, как я только что вспомнила, нам так и не представили.
  - Рианна, дети замечательно подготовлены, - расплылся в улыбке маг, - Я не сомневаюсь, что экзамены они сдадут без малейших трудностей.
  - Да конечно. Но сегодня у нас одна из самых важных тем курса травоизучения: Нахождение, засушка и использование королевской туфельки. Если бы Вы согласились...Прочитанная Вами лекция оставит незабываемый след...
  Это сработало не хуже захудалого артефактного заклинания изгнания беса.
  - Я был бы очень рад, но, увы, не могу должен еще встретиться с директором, - Кистан исчез, как сквозь землю провалился, за ним поплелся Явор и последним вышел Страж, бросив на меня, как мне показалось, изучающий взгляд.
  - Сегодняшняя наша тема "Ядовитые растения и их использование в травоварении"
  - Госпожа Рианна, - несмело подняла руку Ляля, - А что делать с "королевской туфелькой".
  - Если вы нечаянно найдете королевскую туфельку - бегом бегите в Стражу, крича, что вы не виноваты, мол, королева сама ее потеряла. Впрочем, насколько я знаю, пока вам это не грозит, так как Император еще не женат.
  Оглушенные степенью моего вероломства по отношению к начальнику, ученики затихли и стали усердно записывать. Я же, автоматически выстреливая заученные до невозможности фразы, задумалась. Надо все-таки вечером наведаться в харчевню, может чего интересного и узнаю. А то странные дела творятся, ой, странные.
  * * *
  В "Волколаке" же, дела шли пока не очень хорошо. Ниарн с Вильгельмом уже третий час доедали свой поздний обед, который грозился перейти в ранний ужин. Их поиски не дали никаких особых результатов: если кто-то что-то знал, то это явления известные каждому.
  - Надеюсь у Серафима дела получше, чем у нас, - невнятно сказал Вильгельм, обгрызая куриную косточку.
  - На Иларну даже не надеешься? - спросил эльф, любуясь пучками неопределенных приправ и овощей, висевших под потолком, а также замысловатыми занавесками из паутины, видимо, призванными защищать травы от пыли.
  - Почему же, надеюсь. Но на Серафима как-то больше. Ему и не хочешь, а расскажешь.
  - Да знаю я, знаю. Иначе разве б я ввязался в это дело, - уныло вздохнул Ниарн, вспоминая, как на пятой минуте разговора с Серафимом согласился на выполнение задания, не оговорив ни деталей, не подписав контракта и не договорившись об оплате.
  За стол упал Серафим, который непонятным образом успел незаметно проскользнуть в харчевню, и бухнул рядом с собой огромную тарелку:
  - Проголодался, жуть, - невнятно сказал он и без лишних разговоров ухватился за ложку.
  Вильгельм и Ниарн понимающе переглянулись: если бы их бессменный предводитель сумел накопать что-то стоящее, то никакой голод не смог бы помешать ему рассказать все сразу же.
  - Опять тупик, - вздохнул рыцарь, - Остается только точно учителей из Школы порасспрашивать.
  - Еще чего не хватало, - буркнул Ниарн, - Завалить задание в самом начале
  * * *
  - Рианна, зайдите, пожалуйста, ко мне в кабинет! Немедленно! - голос Ворон еще секунду погремел по классу, отдаваясь в шкафах со склянками, и затих. Одновременно с ним погас и фиолетовый вихрь, который принес мне это сообщение и попутно сожрал пару листочков с моего стола. Я тихо вздохнула. Показуха - нет бы нормально с помощью кристалла телепатнуть мне. Первым уроком после обеда у меня был четвертый курс, и именно здесь нельзя было сачковать или жалеть учеников, в конце семестра каждая минута дорога! Четвертому курсу этим летом предстояла сдача квалификационных экзаменов. А уже за их результатами ученики делились на факультеты свободной, теоретической, мастеровой и травнической магии, или получали направление в два сотрудничающих со Школой заведения: училище 'Боя, Стратегии и Тактики' или училище 'Прорицания, Предвидения, Гадания' (или по-простому - Пифий). Или вылетали из учебного процесса абсолютно и полностью. Бесполезный груз неспособных учеников никто жалеть не хотел: небольшое денежное пособие - и в подмастерья, или домой к родителям.
  Так что четвертый курс знал предметы если не лучше выпускников, то уж никак не хуже.
  Но если начальство вызывает - надо лететь быстрее ветра.
  - Открыли страницу 1075, параграф "Использование подорожника в зельях для способствования высшим заклинаниям" и быстренько законспектировали. Я через пять минут вернусь - проверю.
  - Но мы его уже конспектировали, неделю назад...
  - Повторение - мать учения, - непреклонно возразила я и вышла из класса через окно. Левитация всегда была моим любимым заклинанием, а, поскольку было приказано явиться срочно, я решила им воспользоваться, тем более что кабинет Ворон на этой же стороне расположен. Все-таки приятно быть учителем: маленькие ограничения вроде невозможности использовать заклинания снаружи стен здания, благодаря учительскому браслету, не действуют. Приземлилась я хорошо, на маленький карниз, проходящий вдоль всего здания, и вошла в открытое, по случаю хорошей погоды, окно. Там меня явно не ждали, ну а если ждали, то не с той стороны. Надари Ворон сидела за своим столом и бесцельно перекладывала из одной в стопки в другую бумажки. Напротив, спиной к двери, сидел вездесущий страж. Кистана поблизости не наблюдалось - и на том спасибо.
  - Директор, - я склонила голову в сторону Надари, потом в другом направлении - уважаемый Страж.
  Те синхронно посмотрели на меня, потом с минуту поиграли в гляделки друг с другом, в конце Ворон схватила первый попавшийся листок и начала изучать его с выражение всемирового неодобрения на лице.
  - Уважаемая госпожа Рианна, присаживайтесь, пожалуйста, - голос Стража можно было намазывать на хлеб вместо меда, но мне почему-то казалось, что эта вкрадчивость тона была чуть наигранной.
  Я села и скромно сложила руки на коленях - воплощение спокойствия и готовности ответить на все-все вопросы, которые могут прийти в голову вопрошающему.
  - Вы в Школе давно работаете? На какой должности?
  - Два года. Преподаватель травоведения и травоварения.
  - И вы довольны этой работой?
  - Несомненно, - тоном восторженной идиотки ответила я, - Такой прекрасный коллектив, достойная зарплата, возможность нести свет знаний юным разумам.
  Надари оторвалась от своих бумаг и удивленно посмотрела на меня, а потом неодобрительно покачала головой. Видно, выбранная мною роль ей не нравилась. Мне, впрочем, тоже...
  - И ничего такого странного в последнее время не происходило?
  Где-то я уже сегодня подобную формулировку слышала: теперь бы еще припомнить ответ на нее.
  - Да нет. Вроде бы и ничего особенного... Вот только удерживающую Вазу недавно кто-то из Галереи... э-э-э... одолжил. А так все спокойно, мирно.
  Страж продолжал глядеть на меня так, словно не верил ни одному слову, а может, это мне только казалось. Видно ждет, пока я начну нервничать, а потом задаст каверзный вопрос. Хотя какие-такие заковыристые вопросы можно мне задать - я тихая, спокойная, законопослушная учительница непроф...
  - Вы ведь внесены в список Вельтамара? - вот уж как гром с ясного неба. Почему всегда, когда уже нечего спросить сии невыносимые личности задают этот вопрос! Видно только ради него захотел меня увидеть!
  - Записана. И правила я соблюдаю, - сказала я это, кажется, слишком резко, но как же я ненавижу этот список и эти правила, - Печати целы. Или ваша светлость желает проверить?!
  - Нет-нет. Верю вам на слово и приношу свои извинения. Больше не смею вас задерживать, - в голосе его я не услышала ни веры, ни извинений. Я встала с кресла и направилась к двери, по дороге врезавшись в угол директорского стола и уронив на пол пачку листов. Надари в корне пресекла мои попытки их поднять, дотащила до выхода и захлопнула дверь за моей спиной. На минуту я прислонилась спиной к стене и закрыла глаза - проблема не в том, что мое имечко зеленым чернилом написано на красноватой бумаге свитка Вельтамара или, что я должна следовать некоторым идиотским правилам. Проблема в причинах и последствиях. Я тихонько засмеялась и, отлипнув от стенки, пошла в свой класс. Четвертый курс ждет - тем более что я надеялась получить кое-кого из учеников, которые перейдут на пятый курс по специализации 'травничество' на следующий год в свои загребущие ручки. Илька с кафедры шепнула мне, что Ворон приказала нарисовать г-же Рианне часы на кураторство. Так что тем бедным детишкам, способности которых меня воодушевили, приходилось сейчас несладко.
  ***
  - Солнце мое незакатное, объясни мне недалекому - чего мы ждем? - Ниарн с Вильгельмом не могли умолкнуть уже целый час, допытывая товарища, пришедшего с новостями.
  Серафим же, развалившись на подоконнике в комнате Иларны (предварительно согнав оттуда Ниарна), блаженствовал - в кои-то веки новости выдавливали не из него.
  - Ничего я вам не скажу! - зажатая в угол Иларна уже и не чаяла вырваться из ловушки, только вяло отмахивалась неведомо откуда взявшейся палкой от Вильгельма, который упрямо пытался схватить ее за косу, - Придет - сами увидите, а не придет - так зачем воду мутить.
  - Правильно надо говорить: 'Зачем хлеб гарпиям крошить', - поучительно зевнул Серафим.
  - Да мне какая разница! - истерически пискнула Иларна и в одном, особенно широком, размахе съездила Ниарна по лбу своим грозным оружием, - Тоже мне знаток старийского выискался. Прости, я не хотела! Это все Вильгельм виноват!
  - Вильгельм?! - вскричал рыцарь, - Почему чуть-что - сразу Вильгельм?
  Новый виток нескончаемой перебранки был пресечен голосом, раздавшимся возле самой двери:
  - Сюда пожалуйте госпожа. Осторожненько - там, на углу бревнышко одно выступает - не ударьтесь, - и через небольшой промежуток времени, нужный, чтобы выслушать непечатную идиому, хозяин снова пропел, - Да, госпожа вам вот сюда, пожалуйте.
  Дверь комнаты распахнулась и комнату вошла, а точнее ввалилась закутанная, невзирая на теплую весеннюю погоду, в неимоверное количество платков женщина. Платьев на ней явно было больше одного, Иларна, как наиболее сведущая в вопросах женского одеяния особа, насчитала очертания и детали как минимум четырех.
  - А разве я тут живу? - странно заплетающимся голосом сказала она, с удивлением взирая на количество людей в комнате.
  - Нет, госпожа Варика, вы живете не здесь, - извиняющимся тоном пролепетал хозяин, цепляя женщину под локоть и выводя из комнаты, - Вы просто дверью ошиблись. Мои извинения, господа.
  Дверь закрылась, затем из коридора раздался грохот падения, но спешить на помощь хозяину жестокосердные постояльцы не спешили. Они вернулись к выяснению своих важных проблем.
  - А я когда сие чудо увидел, грешным делом подумал, что Иларна уж совсем из ума выжила, - вздохнул Серафим, залезая обратно на подоконник, с которого спрыгнул при вторжении соседки, - Вот была бы осведомительница...
  - Было бы из чего выживать, - недовольно буркнул Ниарн, изучая непоправимость нанесенного лбу ущерба в ручное, кокетливо украшенное камешками, зеркальце.
  - Ах, ты ж! - предательства с этого фланга Иларна не ожидала, поэтому мгновенно воспылала жаждой мести и кинулась на обидчика. Вильгельм тоже времени не терял и, пользуясь случаем, схватил девушку за косу, на которую и покушался последние полчаса. Это очень резко затормозило движение фурии к Ниарну и не вызвало у нее никакого особого воодушевления. Поэтому через миг зеркальце, вырванное из рук эльфа, было успешно разбито о лоб Вильгельма. Рыцарь очень красочно выразил свое отношение к ситуации, но военный трофей в виде косы из рук не выпустил... Серафим хохотал, украдкой смахивая слезы, Ниарн громко ругался, опечаленный утратой драгоценной реликвии предков. И долгое время никто не замечал появления в комнате нового действующего лица.
  * * *
  Сегодня по городу я промчалась, как будто меня несло ветром. У меня на вечер было запланирована еще куча дел. Кроме того, я так и не успела донести до Вронека всю тяжесть его проступка и мягкость (исключительно по моей доброте душевной) его наказания. А еще нужно было перепроверить список вопросов к экзаменам и начать готовить практические материалы к зачету. В общем, к долгой и душевной беседе я расположена не была. И пришла я исключительно из-за своего любопытства. Да и исчезнуть из Школы, чего иголку в копну прятать, хотелось. После сегодняшнего разговора сударь Страж стал мне вдвойне неприятен.
  От Школы до 'Волколака' я донеслась за рекордное время, а учитывая, что город был запружен людьми (да и адептов после занятий отпускали туда погулять), то я не удивилась бы, если б за мной оставалась просека из безжизненных тел... Но назад я не оборачивалась и потому психическую травму не заработала.
  Только на лестнице, ведущей на второй этаж, я притормозила - мне легче оббежать трижды Школу, чем, кряхтя, взобраться на верхнюю площадку жилой башни.
  Перебирая руками по перилам (которые, кажется, еще при постройке дома были трухлявыми) я выползла на второй этаж и, следуя указаниям служанки, начала искать нужную мне дверь. Из-за нее доносились в высшей мере невнятные звуки, на мой стук никто не отозвался.
  Сами меня позвали, сами и виноваты - таким выводом закончила я свои рассуждения о том - стоит ли заходить, и толкнула дверь. В комнате происходило, что-то, что напомнило мне оче-е-е-ень большую перемену в родном учебном заведении - сиречь спектакль 'Все бьют всех'. Но моя ... скажем, нанимательница в комнате присутствовала и поэтому я решила постоять и подождать, пока меня заметят.
  Кроме Иларны присутствовали: вчерашний эльф (эльф как эльф - белобрысый, утонченный, смазливый, злобный); человек, в котором я с удивлением опознала Серафима (о, ужас - как всегда длиннющие рыжие космы на сей раз имели каштановый цвет) - когда-то встречались на трактах, а сейчас по слухам он вроде наемничеством уже не занимался, а служил во благо государства; и, о кошмар, вчерашний рыцарь - отсутствие кольчуги, присутствие меча на расстоянии его вытянутой руки и нехорошая ухмылка на лице, побудили меня предпринять стратегические шаги по отступлению из комнаты. Но, увы, сбежать мне не дали.
  - Рианна, вы все-таки пришли! - радостно воскликнула Иларна, перемахнувшая через кровать и тем освободившая ключевую часть головы из цепких рук рыцаря. Все головы повернулись ко мне. Взгляды были - мягко говоря, недружелюбные, сильно говоря - наводящие на размышления о скорой кончине. Я смущенно кашлянула. Взгляды перевелись на вторую виновницу встречи. Она встретила столь явное неодобрение без малейшего испуга или смущения (видно не впервые).
  - А может вы все-таки ошиблись дверью, - безнадежно сказал Серафим.
  - Я бы тоже не имела ничего против, - так же безнадежно ответила я, нащупывая в кармане бутылочку с порошком, который надо было применять для наставления на путь истинный лиц с недружелюбными намерениями.
  - И почему вы сюда припер... пришли? - на этот раз спросил эльф, рыцарь продолжал молчать и не сводил с меня взгляда. Лучше бы он покричал что-то боевое и помахал на меня мечом - а то ожидай каждую секунду каверзы.
  - Ну, вроде же вам консультация была нужна... - пробурчала я.
  - Нужна, - сказал свое слово Серафим. Теперь пришла его очередь румяниться под взглядами все присутствующих, - Вы только дверь закройте, а то дует.
  Надеюсь это не коварный план по убиению меня несчастной. Другие причины столь резкой смены курса нашего разговора мне в голову просто не приходили. Но дверь я закрыла. Образно говоря, надеюсь, что мой длинный нос не застрял при этом в щели косяка.
  - Если я не ошибаюсь - вы травница, - деловым тоном проговорил Серафим, слезая с подоконника. Дождавшись моего утвердительного кивка, он продолжил, - Тогда не могли бы вы сказать для изготовления каких снадобий или какого снадобья нужны такие компоненты...
  Не доверяя своей памяти, он порылся в кармане и, найдя нужный листок, прочел следующее:
  - Меловка болотная, айсвис мингарский, папоротник лесной, коловерть высокогорная, - я недоуменно пожала плечами.
  - Да для чего угодно! Обыкновенные ингредиенты с сотни простеньких и тысячи сложных зелий. Конечно, айсвис трудно достать потому что растет он только на Мингарде, а коловерть можно собирать только зимой... Но ничего необычного в них нет.
  - А если еще добавить туда желчь упыря обыкновенного, когти химеры голосящей, порошок тысячелетника эльфийского, порошок векового алмаза и яд хро.. хры... тьфу, вот же написала...
  - Хныкающей медянки... - мрачно сказала я и, не меняя интонации, добавила, - Атт тенг ларб. Ларб гхен. Откуда такая точная информация?
  Судя по всему недопустимое в устах приличной девушки выражение и мрачный тон последней реплики, произвели хорошее впечатление. Секретную информацию я получила сразу:
  - Один человек в столице, раньше замеченный в противозаконной деятельности, скупал эти ингредиенты. Причем платил, не торгуясь, любую цену и ставил кучу дополнительных условий: когда нужно собирать, как, в каком виде и такое прочее, - значит правда все-таки, что Серафим теперь на государство пашет. Причем, наверное, в Страже.
  - Бездарь. Разве так подготавливают почву для явного преступления. В отдельности это не вызвало бы подозрений. Но когда один человек собирает такую кучу опасных компонентов наталкивает на две мысли, - на мгновение я замолчала, пытаясь четко их сформулировать, - либо заказчик, или, что вероятнее, исполнитель полный идиот, либо - что ваш преступничек не был единственным источником компонентов.
  - Но что это за зелье? - о, а вот и голос молчаливой принцессы, ой - грозного рыцаря.
  - Не знаю, - все разочаровано выдохнули, - Зелье скорей всего авторское. Да и судя по подборке ингредиентов нужно спрашивать не у травника, а у алхимика. Они могут хотя бы приблизительно сказать, для чего зелье может служить.
  - Вот и замечательно! - радостно сказала Иларна, - Значит просто надо найти алхимика, поговорить с ним и все прояснится!
  Задача ей казалась кристально ясной и легковыполнимой. Да и эльфу с рыцарем, судя по просветлевшим лицам тоже. Только мы с Серафимом все так же мрачно переглянулись и скептически хмыкнули. Уловила эту переглядку тоже Иларна:
  - Я чего-то недопонимаю? - осведомилась она.
  Серафим скромненько отошел назад к подоконнику, предоставляя мне возможность объяснить поведение алхимиков как коллег по цеху.
  - Не все так просто. Никто из алхимиков, даже белых говорить с вами скорей всего не будет. Про черных вообще молчу, - всеобщее непонимание было мне ответом, - Если объяснять простыми категориями: алхимики это оборотная сторона дара 'колдовать травами'. Если еще проще: травники - добро, алхимики - зло.
  Непонимание только усилилось, я снова тяжко вздохнула и решила начать с самого начала:
  - Сложилось все это исторически. Я не буду рассказывать тот сложный бред, которым пичкают учеников. На самом деле все очень просто. Есть четыре дара колдовства: свободной магией, травами, предметами и видением. Магией колдуют свободные маги и некроманты, травами - травники и алхимики, предметами - мастера, видением - все те специальности, которым обучают в училище Пифий, а их масса. Первые две специальности имеют две стороны - светлую и темную, две последние - только одну. Поскольку нельзя видеть по-разному, можно только использовать по-разному увиденное. Но Пифии этим уже не занимаются. А мастера не создают светлые или темные артефакты: у них один критерий - чем сложнее, тем лучше. Отношение мастера к сторонам магии выражается только в том - следит ли он, в какие руки попадет его творение, - я выдохлась и решила перевести дыхание. Заодно подумать - надо ли им знать про список Вельтамара и мое к нему отношение. Лучше не рассказывать. Надо сказать, слушателям мой рассказ нравился. Даже на лице эльфа я заметила легкий интерес. Вообще маги предпочитали свои секреты держать при себе (хотя тут дело было скорее в том, что никто и не хотел их знать), а уже такие основы магии тем более, поэтому за границы Гильдии информация о природе силы выплывала в очень ограниченном количестве.
  - Про две стороны я объясню лучше на примере магов. Так наглядней. И маги, и некроманты пользуются одной силой, которая не светлая и не темная. И разница между ними даже не в том, каких целей они хотят достичь, а в том - каким образом они эту силу добывают и высвобождают. Маги пользуются при этом собой, своей аурой и душой, а некроманты пользуются чужими телами. В этом их перевес - они не истощают свои резервы. И они были бы много сильнее магов, если бы не одно 'но'. Когда свободные маги становятся некромантами, их силовой резерв уменьшается ровно вдвое, о причинах не скажу, ибо сама не знаю, но результат один. Так что, самый сильный некромант потенциально слабей мага средней силы.
  С алхимиками сложней. Они просто используют очень неприятные ингредиенты и иногда связывают свои зелья смертью. Не своей, конечно. Причем есть алхимики белые - они живут законно и жертвоприношений не совершают. Надо сказать иногда их снадобья эффективней наших, бывают случаи. Черные же - это маньяки, не брезгующие средствами ради варки чего-то ужасного, но своей сложностью и действием приводящего их в восторг. Они, конечно, вне закона. Я все объяснила?
  Я надеялась, что вопросов больше не будет, я и так потратила очень много времени. Больше чем рассчитывала.
  - То есть ты стала бы алхимиком, если бы захотела, - это Иларна. Сама того, не зная, задала очень неудобный вопрос.
  - Нет, - коротко ответила я. А понимайте, как хотите!
  - Но нам нужен какой-то алхимик для консультации, - это Серафим, всегда только о делах, - госпожа Рианна, не могли бы вы... э-э-э... порекомендовать нам кого-то знакомого?
  Я надолго задумалась - есть у меня такие знакомые. Из белых, конечно. Но сомневаюсь, что они бы обрадовались, если бы я натравила на них такую компашку. Да и в Белогрызе, кажется, только Ирек сейчас есть...
  - Хорошо, - я приняла нерадостное для моих нанимателей-собеседников решение, - Я знаю, кто может вам помочь. При двух условиях: оплата мне - стандартный гонорар наемника, и... я отведу вас к алхимику сама, ну и дальше, как золотой полетит.
  Иларна просветлела, эльф смотрел в окошечко, рыцарь и Серафим помрачнели. Рыцарю явно не понравилась возможность моего общества в дальнейшем, Серафиму - мои денежные запросы (а почему я за бесплатно работать должна!) Но алхимик был им нужен, посему:
  - Ладно. Завтра с утра приходите сюда, - дальше кивок на эльфа и на рыцаря, - Это Ниарн, то - Вильгельм.
  - Очень приятно. С утра не пойдет - у меня занятия. Часа в три я сюда подойду. До завтра, - кинула я и поскорей выскочила за дверь.
  Вниз по лестнице бежать быстрей, чем наверх, поэтому, если и были недовольные моим решением, догнать меня они просто не успели.
  
  Глава 3
  
  - Серафим, ну и зачем нам эта дамочка? - голос Вильгельма так явно сочился ядом, что Иларна и Ниарн удивленно замолчали, каждый на середине своего вопля: такие интонации у рыцаря они слышали только раз - перед тем, как тот стукнул по голове какого-то другого рыцаря из другого ордена. - Ни за что не поверю, что ты не откопал бы среди своих полезных знакомых кого-то, кто смог бы нам помочь. Не из этой магической братии, - последнее предложение было произнесено с невероятной брезгливостью. Впрочем, Серафим не обратил на личные чувства рыцаря никакого внимания:
  - Может и откопал бы, а может и нет. В Белогрызе у меня знакомых мало - у этой дамочки явно побольше. Да и знаю я ее, она знает меня. Знает, что если я появился в городе да с такой ...кхм...серьезной компанией, то значит, что это не спроста. И лучше, чтобы Рианна не болтала об этом, где попало и с кем попало. А еще лучше, чтобы у нее в этом деле был интерес.
  - Ну что ты такое говоришь?! - возмутилась Иларна, - Если бы мы ее просто попросили, то она бы никому и ничего бы не рассказывала. За что я не люблю наемников, так это за то, что они абсолютно все сводят к шкурному интересу!
  - Ка-а-акая осанка! Какое выражение! Какая самокритика! - делано захлопал в ладоши эльф, - Иларна, не забывай, что ты тоже относишься к этому прославленному классу населения!
  - Отношусь... - девушка немного сбавила обороты, но окончательно признавать собственную неправоту не собиралась, - Но я не сужу всех остальных людей только по тем личностям, с которыми вынуждена общаться по долгу службы!
  - Иларнушка, - напевно протянул Ниарн, - Так можешь не утруждать свою нежную душу созерцанием нас, нехороших. Выбирай любое направление, только бы подальше отсюда. Нам же легче - больше денег, меньше проблем.
  - Никто и никуда не пойдет до завершения дела! - Серафиму уже давно осточертела подобная вечная перебранка, - Почему по отдельности все вы являетесь лучшими, а, находясь в одном помещении, превращаетесь в базарных торговок!
  Остальные попытались изобразить раскаяние, но получалось у них не очень похоже. Генерал маленького войска тяжело вздохнул и продолжил, обращаясь уже только к девушке:
  - Или хотя бы ты попробуй отнестись к делу серьезно! Этих двоих вообще-то давно надо запереть где-то и не выпускать на улицу. Одному рыцарская честь жизни не дает, другому форма ушей важнее работы. А тут и ты туда же. Если хочешь, чтобы все знали о твоих мелких секретах - так выйди и покричи на Главной площади, а не распускай язык, не подумав!
  К концу своей сердитой речи, Серафим и сам проникся ее духом и рассердился не на шутку. Поэтому, сказав последнее слово, он еще раз сердито посмотрел на всех и вышел из комнаты. Иларна, пискнув что-то невнятное, выскочила за ним.
  - Неужто наша драгоценная 'госпожа честность, открытость и простодушие' что-то скрывает? - лениво сказал Вильгельм: такой возможности он даже не допускал - Иларна на скрытие каких-либо тайн способна не была.
  - Скрывает, скрывает, - Ниарн в очередной раз ощупал пострадавшую голову, - И умнейшему из самых умных троллей понятно, что наша Иларна что-то скрывает. Чего только стоят все ее логические поступки и адекватные высказывания. Да если бы она жила бы только с гонораров за услуги, оговоренные Кодексом... Да и не удерживаются такие непостоянные у нас - конкуренция слишком велика.
  - Что значит 'непостоянные'?
  - То и значит - Иларна не имеет постоянной клиентуры. Из таких руководителей кхм.. банд, как Серафим, ее знают всего несколько человек. И уж поверь мне, что таким образом хорошую карьеру наемника никак не сделаешь.
  - Верю, верю... Ох, неохота что-то мне куда-то идти сегодня, - Вильгельм лениво зевнул, - Прочитать что ли пару десятков раз молитву, да лечь тут спать?
  - Эй, добрый рыцарь! Ты в своем уме! Молитва то дело хорошее, а вот спать бы тут я тебе бы не советовал. Это ж Иларны комната, - посмеиваясь, сказал эльф.
  - И что с того? Ты думаешь - она будет против?
  - Мне кажется, что сегодня по лбу получишь еще и ты...
  - А мне кажется, что по лбу получишь ты. Причем второй раз на сегодня, - рыцарь делано нахмурился, - Давай-ка сюда твое запасное зеркало. Я точно знаю: у тебя в сумке еще штуки три припрятано!
  - Атт ларб! Уже побежал, - с этими словами Ниарн распахнул закрытые из-за коварных весенних заморозков деревянные ставни и спрыгнул на землю - ну что такое для эльфа второй этаж.
  
  Из своей комнаты Иларна сбежала вовсе не потому, что боялась неудобных вопросов: при всех своих недостатках идиоткой она не была и прекрасно понимала, что ее поведение выглядит ну просто очень-очень несоответствующее. И не сомневалась в том, что все ее спутники признают право девушки на мелкие, не мешающие делу, секреты.
  Серафим стоял на слишком высоком, по меркам Старии (аж целых десять ступеней! Наверное, чтобы слишком пьяные не доползли и беспорядков потом не чинили), пороге трактира.
  - Серафим, - нерешительно начала говорить Иларна, - Я тут сегодня по городу бродила. И видела Каривоя.
  - И что с того? Ты весь день хотела со мной поговорить наедине, только чтобы рассказать о том, что видела Каривоя?!
  - Э-э-э. Да. Мне показалось, что это важно для тебя.
  - Почему же тебе так показалось? - Серафим отвлекся от созерцания снующих по улице людей и внимательно посмотрел на девушку, - С чего это присутствие или отсутствие Каривоя в Белогрызе должно меня волновать?
  Иларна смутилась: ей казалось, что приезд Каривоя в город в самом деле то событие, о котором должен знать Серафим. О Каривое, который был профессиональным наемником 'по устранению неугодных элементов', поговаривали, что тот нанялся на постоянную службу где-то в то же время, что и Серафим, и в ту же структуру. До девушки лишь теперь с небольшим запозданием дошло, что если все эти слухи правда, то ее временный начальник и так превосходно знает о появлении коллеги, а если знает и не подключает к делу - значит: так надо.
  - Раз это тебе не важно, то и беседа эта лишняя - Иларна быстро свернула не вовремя заведенный разговор, - Тогда я пошла спать. Завтра вставать рано. Тащится к какому-то алхимику ни свет ни заря. Спокойной ночи! - уже на ходу кинула девушка и проскользнула внутрь трактира.
  Серафим недовольно скривился: слухи о его сотрудничестве со Стражей довольно-таки часто мешали его работе. Но на появление в городе Каривоя, который хоть и относился к Гильдии наемников, был, по сути, наемным убийцей, надо было как-то отреагировать. Серафим медленно спустился по ступенькам вниз и, отодвинув немного перекошенную створку ворот, вышел на улицу.
  - Как наша Иларна умеет бегать от ответа. В самом прямом смысле этого слова, - Ниарн сидел на лавке, стоящей сразу за воротами, закинув голову вверх, - Но Каривоя надо навестить. Ведь надо?
  Эльф повернул голову и вопросительно посмотрел на Серафима. Тот пожал плечами и вытащил из кармана монетку. Позволив Ниарну налюбоваться на слегка изумленный профиль нынешнего государя-императора, наемник подбросил монетку.
  - 'Лицо', - ухмыльнулся Ниарн, пряча в рукав стилет, - Пойдем что ли?
  Серафим молча кивнул и пошел по улице следом за бодро вскочившим эльфом. Все наемники, приехавшие в город, в первый же вечер появлялись в гильдейском трактире - таковы неофициальные, но всеми выполняемые требования. Там должен быть и Каривой.
  * * *
  В дверь кабинета постучали. Я буркнула себе под нос что-то, значении чего не помнила уже сама. Кажется, это были полные наименования парочки доисторичских остроухих владык. Впрочем, может это были гномьи владыки. Единственное, что я знаю точно - во времена моей учебы эти наименования активно использовались в качестве нелицеприятных характеристик. Методическое выбивание двери продолжалось. Я попробовала игнорировать внешний раздражитель, но, умолкнувший на мгновение, стук снова повторился. Я тоже повторила свои эксперименты с изящной словесностью и предприняла вторую попытку проигнорировать столь непристойное вторжение в мою частую жизнь - рабочий день уже закончился и это значит, что я больше не являюсь преподавательницей. Стук прекратился. Еще через пять минут: когда я уже окончательно обрадовалась тому, что посетитель передумал и ушел, стук повторился. Настойчивый такой, дробный. Я бы даже сказала - издевательский.
  - Ну, кого там принесло на ночь, глядя?! - пробурчала я себе под нос и потом, снова убедившись, что визитер уходить не собирается, крикнула:
   - Заходите!
  За дверью затоптались и неспешно начали ее открывать.
  - Только потом, когда зайдете, не жалуйтесь, - буркнула я, балансируя на верхней перекладине, приставленной к шкафу с реактивами, лестницы. В одной руке я держала огромный фолиант, во второй пробирку с чем-то. Пробирка скорей всего осталась еще от прежнего обитателя кабинета и на глазок ее содержимое определить я не могла.
  - Надо будет провести анализ, - с прежней задумчивостью продолжила я и недовольно посмотрела на вползшего в кабинет Вронека, - Чего тебе, солнышко?
  - Госпожа Рианна, вы говорили после занятий к вам подойти. Для получения направления на наказание.
  - Говорила, - согласилась я, - После занятий. Занятия заканчиваются в пять часов вечера. А сейчас который час?
  Мы дружно повернули головы к часам, висящим над моим столом. Стрелки на данный момент остановились на милой угловой комбинации в девять часов.
  - Я...Я был... Я был в библиотеке, - запинаясь сказал мальчишка, его примечательные уши запунцовели, сигнализируя, что тут явно что-то не так.
  - А с чего это тебя вдруг понесло в библиотеку? - тут же спросила я, - На первом курсе же нет ничего такого специализированного. Одна теория пополам с историей. Достаточно просто ходить на занятия... Или ты прогуливал лекции и теперь мучаешься совестью и отсутствием ответов на билеты? - тон изначально неправильный и не педагогический, но как тотчас же показала практика - для получения ответов подходящий идеально.
  - Я ходил на все лекции! - тон возмущенной невинности был первым навыком, который изучали в нашей школе, но в этот раз, кажется, именно я была неправа, - Я просто искал ответ на один вопрос! Тут в книжке как-то обрывочно и путано написано... А на лекциях нам вообще ничего не говорили!
  Вронек почти успешно (чуть-чуть недоуронил сумку себе не ногу) достал из сумки толстенный фолиант. Я эту книгу знала очень хорошо - кошмар всех теоретиков, однотомный талмуд 'Теория и история магии и магических наук' под редакцией дражайшего Кистана Загорского; книга просто замечательнейшая - лучшая на данное время. Но ее все равно не любили - уж не знаю почему. Может за количество страниц перевалившее за три тысячи.
  Так вот, в руках Вронек держал именно этот шедевр, причем книга была утыкана закладками как одинокий пехотинец, сдуру выбежавший на позиции отряда эльфийских лучников, стрелами.
  - И что же тебе непонятно, дитя мое? - хорошо, что за последние два года я отучилась ронять челюсть по поводу и без повода, а то бы сейчас не удержалась, - Ты сумку положи на стол, думаю, выдержит.
  Стол выдержал...с трудом. А Вронек тем временем увлеченно шелестел страницами в поисках непонятного ему места.
  - Вот! Нашел, - мальчик с гордостью продемонстрировал мне 395 страницу. Название параграфа: 'Появление, изменения и определение магического фона. Его колебания и перераспределение'. Я с удивлением посмотрела на Вронека:
  - Ну, и что тут может быть тебе непонятно. Я прекрасно помню теорию магического фона и ее изложение в данной книге. Недавно перечитывала, года четыре назад, перед вступлением в аспирантуру. Все было кристально ясно.
  - А мне неясно! - в глазах первокурсника загорелся огонь жажды знаний, - Тут сказано только про то, что магическая энергия окутывает мир магической оболочкой - это фон, и что мы можем его использовать, и что все это называется колебаниями. Все. Про появление, изменение и остальное так только одно предложение!
  - Все?! - сказать, что была удивлена - не сказать ничего. Столь обрывочные сведения могли свидетельствовать только об одном из двух вариантов: либо какой-то очень старательный адепт вырвал из книги очень солидное количество страниц; либо...это новая официальная политика Гильдии. Поскольку лохмотья страниц из книги не торчали, я была вынуждена склониться ко второму варианту. Разумных объяснений столь резкому изменению принципов обучения я не нашла, но где я, и где двадцать лучших умов Гильдии, представленных ее Советом. Теперь же мне предстояло сдернуть с пути к знаниям Вронека, который уже достал конспект и стандартное пишущее перо.
  - Дите, собирай снова свой инструментарий. Сегодня я на лекции не настроена, - посмотрев на обиженное лицо первокурсника, я быстро добавила, - Да и нечего там рассказывать. Так, парочка формул - у кого-то другого выспросишь. И ты еще помнишь, зачем сюда пришел?
  - Помню...- запихивал мальчик конспект в сумку в два раза дольше, чем доставал оттуда.
  - Ну, и прекрасно, - делано возрадовалась я, - Значит завтра, сразу после окончания занятий, идешь сюда. Надо подготовить реактивы для зачета четвертого курса. А теперь иди, иди! Чем больше я успею сделать сегодня - тем меньше придется тебе делать завтра.
  После ухода Вронека я некоторое время задумчиво перебалтывала содержимое пробирки, которое столь же задумчиво меняло свой цвет сначала на синий, потом на фиолетовый, а потом уже окончательно остановилось на ярко-красном. Далее пробирка заняла свое место на столе, дверь была надежно закрыта на ключ, а я полезла искать свой учебник 'Теория и история магии'. Нашла я его там, где и рассчитывала: под кроватью в своей спаленке. Стряхнув с книги двухлетний слой пыли, я плюхнулась в кресло в кабинете и начала вспоминать, что я помню вообще, хотя бы в общих чертах, про историю магии.
  Итак, что изначально было с магическими потоками - пока неизвестно. Вот допишет Кистан труд, венчающий его жизнь - тогда, возможно, и узнаем. Но что есть прописной истиной, так это то, что сначала магические потоки были "завязаны" в полюсах (определенных точках земной поверхности). То есть, чем ближе к такому полюсу - тем больше силы можно зачерпнуть и тем лучше работают заклинания. Таких точек насчитывалось, кажется, около сотни. Потом случилась Первая Война Магов. Сосредоточия полюсов были разрушены (угадайте - где происходили самые массовые битвы) и магия 'выплеснулась' над землей, создавая сеть магических потоков. Чаще всего они находились возле рек: как подземных, так и наземных. До сих пор, осталось куча суеверий, которые были придуманы именно из-за этой особенности. Дальше была Вторая Война Магов и теперь уже эти магические реки были разорваны. Каким образом - этого никто не может понять до сих пор, но доподлинно известно одно - магия вылилась уже из потоков и образовала новую цельную магическую оболочку. Колдовать стало легче, ведь можно черпать столько силы, сколько выдержишь; легче создавать артефакты; количество магических растений выросло в пять раз (путем различных мутаций), правда, и количество мутированной нежити тоже увеличилось в несколько раз. Зато теперь некоторые виды этой нежити проявляют признаки разума. И эта магическая оболочка не истощается. Ведь маг черпает столько силы, сколько выдержит его аура. После природной смерти мага, вся сила, содержащаяся в ауре, вытекает обратно в оболочку. Вот поэтому тех, кто использует магию, называют 'свободными'.
  Но есть одно маленькое исключение. Если маг умирает не своей смертью, то его сила не вытекает назад в оболочку. Если владеющего силой убивают, тогда работает правило отражения. Вся магия ауры выплескивается на кого-то. Все условия, когда этот 'кто-то' поглощает магию ауры, вычислить так и не смогли, но парочка догадок есть: никаких магических способностей и, чаще всего, родственная кровь. А дальше все просто и ясно - еще две печати, список Вельтамара, запрет на занятия магией, строгий контроль.
  А то ведь, опасное это правило отражения - запас ауры неограничен. В истории еще не было случая, когда такой маг исчерпал весь запас ауры... А от такой силы сходят с ума. Одним словом, из десяти 'отраженных' магов, девять становились алхимиками и некромантами. Это еще было до запретов. Вот тогда и случилась Третья Война Магов. Обычных магов против 'отраженных'. Самая кровопролитная как среди самых магов, так и среди мирного населения. Вот тогда, наверное, и начались все те процессы, которые потом, через полтора столетия, в Старии привели к Войне Государства.
  Так что не мне жаловаться на жизнь. Умом то я все понимала, а вот принять не могла. Никак не могла. Так что может и правильно, что все это из книги убрали: рано еще на первом курсе пробовать понять такие материи.
  Открыв книгу на 395 странице, сосредоточенно перечитала параграф и тихо хихикнула: текст в моей книге ничем не отличался от текста в книге Вронека. Вот так и происходит ненавязчивый контроль нежелательных знаний.
  
  * * *
  
  Надари Ворон сидела в своем кабинете и уже на протяжении получаса придумывала, какую достоверную информацию о буднях школы можно бы сочинить для полугодового отчета. Обычный шаблон не годился, и поэтому директору приходилось придумывать новое объяснение для ежедневного явления - зачем телеге четыре, а не три колеса.
  И Надари совсем уж не обрадовалась смиренному посетителю, который без намека на почтительность, без стука (как обычно!) и без разрешения вошел в кабинет.
  - Ну, хотя бы подобие стука изобразили, - проворчала Надари, - А если бы я была не одета?!
  Полномочный представитель Стражи, Наверен Верт язвительно хмыкнул в ответ на такое предположение и ответил в тон:
  - Тогда радуйтесь тому, что это я, госпожа директор. Если бы это был кто-то другой, он бы больше обрадовался вашему неглиже, - и, проигнорировав возмущенно-заинтересованное выражение лица директора, продолжил, - Но я вломился сюда по другому вопросу...
  - Да уж я догадываюсь, что по другому, - за издевательской фразой Надари спрятала сомнение - ей, конечно были сообщены цели Стража: внеочередная общая проверка сотрудников, но вполне обосновано подозревала, что эта цель должна была только оправдать присутствие столь постороннего этой среде человека в Школе, - Может вы уже приступите к освещению именно этого вопроса.
  Верт в очередной раз хмыкнул и уселся в свое излюбленное кресло возле стола:
  - Вы и так можете судить о результатах моей проверки. Ведь именно вы поддерживаете общее настроение коллектива в рамках верности государству. Хотя должен воздать вам должное - ваше умения представлять этих безумных людей и нелюдей как просто эксцентричных преподавателей просто невероятно. Свободные маги не разводят лишних упырей, мастера на протяжении полгода не сперли ни одного камня из короны императора, травники не умучили ни одного больного перечислениями самых действенных компонентов... - Страж мило улыбнулся и замолчал.
  Директору захотелось своими руками удушить заезжего хама, а потом объявить его заблудившимся в поисках злокозненных заговорщиков по бесконечным катакомбам, простиравшимся под школой и Белогрызом. По правде говоря, когда-то, еще до войны, директор Школы вполне мог позволить себе такую небольшую шалость без малейших последствий, но привычки тех времен были бесследно уничтожены войной.
  Дверь распахнулась и в кабинет (без стука) вошел еще один горячо любимый гость. Ни Ворон, ни Страж не удостоили его ни единым взглядом: Верт увлечено любовался висящей за креслом директора картиной (которая должна была изображать общее собрание учителей школы, но из-за излишней реалистичности не годилась для демонстрации обществу); Надари смотрела в окно. Кистан Загорский нерешительно потоптался на пороге, потом напомнил себе, что все здание Школы, в том числе и этот кабинет, являются его подведомственной территорией, и осторожно обойдя развалившегося в кресле Стража, встал возле окна. Особая прозрачность к достоинствам видной внешности Верховного мага Старии не относилась и поэтому Директор больше не могла уклоняться от разговора с каким-либо посетителем ее кабинета.
  - Господин Кистан, вы что-то хотели? - несколькими часами раньше Ворон никогда бы не позволила себе обратиться к своему извечному противнику со столь невежливой формулировкой: в их словесных поединках такая невежливость обычно означала дополнительное очко в пользу оппонента.
  - Да нет, ничего особенно. Просто я весь день инспектировал занятия, устал, думал, может, хоть тут найду немножко тепла, ласки и горячего чаю, - Кистан с самым серьезным видом произнес эту глупость и приготовился к язвительному ответу. К его удивлению, директор среагировала очень вяло:
  - У меня чаю нет. Сходите, лучше, к кому-то из травников. Ближе всего кабинет Орики, может, у нее что-то найдется.
  - Кстати, если говорить об Орике... - Верт мгновенно утратил интерес к шедевру живописи и живо встрял в разговор, - А вам не кажется, что ее явная заинтересованность некоторыми аспектами алхимии несколько больше, чем рамки диссертационного исследования?
  - Мне не кажется, - ответила Ворон.
  - Нет!? Как странно, - даже самый умудренный опытом лицемер не нашел бы в голосе Стража ни одной фальшивой нотки - только искреннее удивление, - Хм... А что вы тогда думаете по поводу Ерея? Вам не кажется, что он при проведении практических занятий слишком увлекается предметом. Я сегодня увидел очень интересные способы изничтожения нежелательных существ.
  - Мне не кажется, - беспомощность собственного ответа привела Надари в уныние. Страж же не пожелал останавливаться на достигнутом:
  - О... Вспомнил еще одну странность - а вам не кажется, что госпожа Рианна приколдовывает на стороне, - Страж мило улыбнулся, на сей раз Кистану, - Например, не только травами страждущих излечивает, а еще и свободной магией... Иначе, с чего бы ей так нервно реагировать на обычные вопросы?
  - Мне не кажется... Мне никогда и ничего не кажется, - с трудом удержавшись от желания начать кричать, директор умоляюще посмотрела на своего начальника. Тот ответил слегка перепуганным взглядом, но решил помочь прекрасной даме:
  - Господин Верт, мне кажется... кхм... я уверен в том, что немного перегибаете палку, - в роли защитника слабой женщины Кистан чувствовал себя не очень привычно, особенно, если учесть - кто этой женщиной являлся, - Все наши преподаватели заслуживают полного доверия.
  - Господин Загорский, я не сомневаюсь в том, что все ваши подчиненные заслуживают не просто полного, а и вовсе безграничного доверия. И поэтому моему руководству даже в голову не пришло бы подвергать малейшему подозрению кого либо из придворных магов или милейшую госпожу Ворон, - Верт вежливо выслушал презрительное хмыканье директора, которая считала, что подозревать в измене, предательстве и шпионаже можно подозревать любого человека, имеющего отношение ко двору, начиная от кухарки и заканчивая государем-императором.
  - Так вот. Но Школа далеко, а у директора и нашего представителя слишком много дел. И поэтому я боюсь, что у них просто не хватает ни времени, ни сил, чтобы достойно контролировать настроения коллектива. Например, обязательная получасовая беседа с каждым преподавателем, каждый день. На разные политические темы...
  Надари с ужасом представила себе такое занятие и содрогнулась про себя:
  - Лучше бы, если бы Стража для этой работы прислала нам своего человека. Вас, например.
  - О, да. От такой работы я бы нипочем не отказался бы, - Верт мечтательно вздохнул, - А что - это прекрасная идея! Я бы был только 'за'. Может, в самом деле попросить моего начальника отпустить меня сюда.
  Оживившийся Страж взглянул на скептически скривившегося Кистана:
  - Впрочем, вы абсолютно правы - меня никто не отпустит. Какая жалость... И зачем я вообще там, при дворе, сдался?!
  - Ка-а-акая жалость, - повторила директор, - мы были бы очень рады вас видеть в Школе. Все получили бы массу удовольствия.
  Страж еще раз мечтательно улыбнулся и поднялся:
  - Было очень приятно с вами побеседовать, но вынужден откланяться. Меня, наверное, уже ожидает Веледар.
  - Очень. Приятно. Побеседовать. Было, - буркнула Ворон и, после того как захлопнувшаяся дверь возвестила об уходе Стража, накинулась на Кистана:
  - Ну, и кто же это такой!
  - Надари, я, конечно, понимаю, что вся эта нервотрепка именуемая 'управление школой' очень неблагоприятна для здорового состояния памяти, но нельзя же так быстро забывать имя этого молодого человека, которого я только вчера имел честь представить вам, - шутка мага не отличалась особой новизной и остроумием
  - Вы понимаете - о чем я спрашиваю! - Надари грозно сдвинула брови.
  Кистан тоже нахмурился, мыслено обругал только что удалившегося шутника из-за излишне вредного нрава, которого придворный маг попал в столь неприятную ситуацию.
  - Э-э-э. Довольно-таки высокий чин в Тайной Страже, - Кистан еще раз взглянул на Ворон, - Не принимайте его поведение слишком близко к сердцу. Молодой еще, глупый. Кроме того, он ненавидит подобные дипломатические поручения. Ну, и еще одной причиной подобной невежливости может быть желание спровоцировать неких особ на проявление своей не совсем законной деятельности.
  - Да? - противным голосом произнесла директор, - Он ведь приехал для общей проверки сотрудников Школы. Кого же он хочет спровоцировать? Не меня ли?
  Кистан тяжело вздохнул, в очередной раз, убеждаясь, что он никогда не сможет найти общий язык с этой женщиной:
  - А я, наверное, все-таки схожу к Орике или на кухню. Чаю хочется ужасно.
  Ворон посмотрела вслед, вылетевшему из кабинета Кистану, и в сердцах швырнула в захлопнувшуюся дверь чернильницей. Потом через мгновение снова улыбнулась, уже немного веселее.
  - Нет, когда я общаюсь с этим старикашкой я чувствую себя моложе на много-много лет, - пробурчала себе под нос директор, - А этот мальчишка еще получит свое. Написать что ли жалобу его начальству...
  Ворон достала из стола запасную чернильницу, мелким заклинанием убрала чернильные потеки с двери, и мечтательно улыбаясь начала строчить письмо Начальнику Тайной Стражи.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) Л.Грош "Они не мы. Красная сфера"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"