Галицкий Игорь Владимирович: другие произведения.

И Вечный бой..._Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Игорь Галицкий - автор невероятно яркой, парадоксальной фантастической прозы. Рушатся одни цивилизации, и возникают другие. Перед нами мир измененный и абсолютно узнаваемый современным читателем. Изображается борьба за гармонию, душевное совершенство. Краеугольным камнем сознания, считает автор, является драма любви, как катализатор идей и революций. (аннотация к.ф.н. Л.Н. Дьяченко-Лысенко)


Глава 1

Первая половина 21 века после рождения Пророка

Город Кивай, республика Укрунар

   Ему дали красивую кличку Джаяр. Он не понимал её значения, но слышал от хозяев, что каким-то образом связано его имя с загадочным словом "любовь" и другим, более ему известным, - "солнце". Что такое солнце - он знал. Это яркий диск на небе, который освещает всё вокруг. Ему нравился свет и синева вверху. Также нравилось ему закрывать пальцами солнце, а потом шевелить ими, словно перебирая белые искрящиеся бусины. Но что такое любовь - он не понимал. Когда-то он спросил Мирию Давран, жену владельца дома, что означает любовь.
   Мирия, вздохнув, сказала:
   - Это прекрасное, но, увы, короткое, состояние, когда всё поёт и плачет одновременно, и кажется, будто горы можешь сдвинуть и реки развернуть вспять. Но тебе не стоит беспокоиться: ты никогда не испытаешь это чувство - оно свойственно только высокоразвитым существам.
   Жизнь Джаяра не знала материальных тягот, ибо владельцы всячески заботились о нём, и даже прививали некоторые основы культурного воспитания, принятого в высшем свете. Порой он считал себя членом их небольшой семьи.
   Хозяина звали Колин Давран. Это был уже не молодой, высокий и очень важный кот. Он слушал музыку 70-х годов двадцатого века, играл в шахматы и по пятницам посещал баню. Он никогда не изменял своим привычкам, был склонен к педантизму и идеальному порядку.
   Колин обладал приличным состоянием, нажитым в период бурной молодости, когда ему, самоуверенному и нахальному выпускнику Национального университета, после двух лет неудачных поисков подходящей работы, удалось основать фирму по производству одноразовой посуды. Фирма быстро окупилась и стала приносить значительные прибыли, впоследствии вложенные во многие сферы общественного производства.
   Жена его, Мирия, свою жизнь посвятила труду медсестры в одной из государственных клиник. Она была спокойной, рассудительной и требовательной дамой. На пенсии в основном занималась домашними делами и рукоделием, частенько выбираясь с мужем на различные вечеринки, устраиваемые знатными представителями столичного бомонда.
   Имела эта пара и сына Ингира, сотрудника корпорации мобильных телефонов. Он получил первое высшее образование в альма-матер отца, а второе - в Оффортском университете, королевство Ритания. Он свободно владел тремя иностранными языками, не считая своих родных рассирийского и укрунарского.
   За Джаяром ухаживала приглашённая из-за океана служанка, пожилая тётушка Маквинташ. Она была очень строгой, но доброй и заботливой женщиной-пумой. Долгими зимними вечерами она забирала маленького человека к себе в комнату, позволяла спрятаться под мягкое и тёплое одеяло и читала ему сказки.
   В его конуре было пусто и скучно. Здесь же в углу полыхал камин и рядом с креслом-качалкой, в котором обычно сидела тётушка, горел уютный торшер, а на стене тикали старинные часы с кукушкой. За окном завывал ветер или шумел дождь, но тот мир ненастья казался далёким и призрачным, а свет и умиротворение, царившие вокруг, - самыми что ни на есть настоящими и вечными.
   Джаяр слушал спокойный голос тётушки Маквинташ и погружался в дремотное состояние, в котором растворялась грань между реальностью и воображением. Он вдруг оказывался в далёкой древности, среди великанов, видел их многоярусные города и величественные горные замки, достигавшие небес, слышал их пение и чудесную музыку, рассматривал их морские и воздушные суда, бороздившие бескрайние просторы планеты. Но потом всё вмиг изменилось. И уже пылали дворцы, и сами герои славного прошлого лежали бездыханными с исцарапанными когтями лицами серди руин всего того, что они созидали тысячелетиями.
   - Наступили тёмные времена, и не было пути назад, - взволнованно говорила тётушка Маквинташ, распушая хвост. - А началось всё - с Любви!
   Джаяр поднял на неё удивленный взгляд.
   - Да-да, с неё. Мир перевернулся, когда Кот полюбил Кошку, но она была в неволе и ей грозила гибель. Он, нарушая все запреты и жизнью рискуя, бросился за ней. Труден и долог был его путь. Его пытались поймать, убить, поработить и даже съесть, но все испытания прошёл храбрый Кот, потому что чувство, пылавшее в его горячем сердце, давало ему силы, стоившие тысяч армий.
   - И что потом? - нетерпеливо спросил Джаяр.
   - У них родился Сын, который повёл за собой всё племя. Доселе коты были безгласными животными, услуживающими развитой цивилизации Великанов. Они жили в раздорах, без смысла, воюя за территорию, самку и еду. Но Сын объединил всех и дал им в лапы оружие. Он мыслил сам и учил этому искусству других.
   Брови Джаяра вновь взлетели вверх.
   - Пока рано тебе думать об этом, но скоро ты сам всё узнаешь, - улыбнулась тётушка Маквинташ и продолжала. - Коты были ниже ростом по сравнению с Великанами, но обладали бо?льшими проворством и скоростью. Они нападали повсеместно и наносили противнику смертельные раны. Разногласия царили среди самих Великанов, их мир распадался на части. Постепенно, после долгих годов кровопролитных боёв, Великаны пали, и Коты стали господствовать на планете.
   - Теперь истории суждено повториться. Нас заменят люди, - услышал сквозь густеющую пелену сна Джаяр. - У вас есть все шансы на победу...
  
   Первый раз он очутился в городе в семь лет. Его взяли с собой хозяева, чтобы показать высшему свету. Прежде, чем отправиться в салон, их лимузин остановился в квартале модных бутиков. Ступив на тротуар, Джаяр оказался в шумном потоке толпы.
   Снизу вверх он смотрел на разодетых прямоходящих котов: гепардов, каракалов, манулов, оцелотов, рысей, пум, леопардов и прочих - мужчин и женщин, важно вышагивающих по каменным плитам и подметающих их своими хвостами. Обуты они были в мягкие туфли разных фасонов и форм. Оставшаяся от прежнего дикого существования изогнутость ног, считавшаяся последнее время неэстетичной, прикрывалась юбками, брюками и всевозможными штанами - у кого на что хватало денег и фантазии. Как только не боролись современные "стиляги" с этим - как они считали - дефектом! Прибегали даже к хирургическому вмешательству - ничто не помогало. Операции заканчивались визуальной прямотой ноги, после чего развивалась уже ничем не устраняемая хромота. Хвосты украшали кольца и пирсинги. Гибкие туловища облегали платья и костюмы.
   На Джаяре был одет бархатный ошейник. Колин Давран держал поводок, дёргал его, и тем самым указывал человеку направление. Мальчика облачили в короткие серые штаны, коричневую куртку, белоснежную атласную рубашку, галстук в клетку, такие же носки и фиолетовые полуботинки из замшевой кожи. Впереди шла Мирия, за ней - её муж с Джаяром, а позади - двое слуг.
   Первым делом, они посетили двухэтажный магазин дамских аксессуаров. На подсвеченных витринах лежали элегантные сумочки, перчатки, шарфики, золотые брошки, часы и ожерелья, унизанные крупным жемчугом. Изящная рысь выступила им навстречу, приветливо мурлыча и плавно размахивая пышным хвостом.
   - Добро пожаловать, уважаемые господин Давран, госпожа Давран, - услышали они её мурчащий голос. - Рита Санарики к вашим услугам.
   Она очаровательно улыбнулась.
   - Сегодня у нас представлены новейшие коллекции Данчи и Гибрана, Бигет, Даро, Аниссандро Ферензи, Пинигрим, Мармеладо и прочее. Прошу вас! - рысь сделала приглашающий жест.
   Мирия заинтересовалась овальной театральной сумочкой серебристого цвета.
   - Прекрасный выбор! - одобрила продавщица. - Вещь из коллекции Варентино Ганавани, выполнена с применением кожи человеческих младенцев.
   Взгляд Мирии упал на филигранную брошь с небесно голубым камнем в центре.
   - Жемчужина творчества Луни Каатье. Таких шедевров было выпущено всего десяток. Обратите внимание на этот камень. В середине его - роговица человеческого глаза. Ведь только у этих животных встречаются самые чистые оттенки лазури, - мелодично проговорила рысь.
   Тут она обратила внимание на Джаяра.
   - Прелестный питомец, - сказала она, склонившись над мальчиком и гладя его по шевелюре.
   - Спасибо, - улыбнулся в ответ Колин. - Это наша гордость и любовь!
   - Но они требуют столько ухода! - вздохнула Рита.
   - Да, это так. Хотя мы с женой не замечаем трудностей, заботясь о братьях своих меньших.
   - Какое благородство, господин Давран!
   - Не стоит, не стоит, дорогая Рита, - Колин самодовольно провёл лапой по топорщащимся усам.
   Мирия, наконец, выбрала подходящие вещи, и её муж небрежно подал продавщице магнитную банковскую карту с золотым теснением. Рита проделала с ней необходимые манипуляции на терминале, сложила в фирменный бумажный пакет коробки с брошью, сумочкой, парой изысканных колье в никторианском стиле и, продолжая профессионально улыбаться, поблагодарила за покупку.
   - Будем рады видеть вас вновь! - добавила Рита напоследок.
   Давраны покинули бутик и, пройдя несколько метров по улице, оказались в роскошном салоне мужской моды, где царствовали всевозможные галстуки, запонки, рубашки и ремни. Колин приобрёл себе тёмно коричневый пояс из толстой кожи, некогда покрывавшей человеческую ступню, костюм и фетровую шляпу, особенно хорошо сидевшую на нём. Он сменил прежний наряд и предстал перед женой и слугами в новом облике.
   Заострённые ушки, торчащие из специальных прорезей по бокам, и общая округленность фасона хомбурга вместе с лоснящейся чернотой пиджака и идеальной белизной рубашки с коротким отворотом придавали Колину некоторую гротескность и мрачную стильность. Шею плотно облегал галстук-бабочка. Ровные стрелки брюк упирались в лакированные тёмно-красные туфли с заострёнными носками.
   Мирия последовала его примеру, но уже в Fashion Center "Paamus", и через полчаса продавцы зачарованно разглядывали брошь, приколотую слева к строгому платью модельного дома Феррини, прекрасно скрадывающего быстро увеличивающиеся с возрастом недостатки женской фигуры. На плече Мирии красовалась сумочка, в круглых боках которой искрами отражался золотой дождь из слёз помпезной люстры торгового зала.
   После Давраны отправились в детский магазин. Богачи не забывали баловать своих домашних людей приятными для них подарками. В случае с Джаяром - это были его любимые электрические железные дороги и радиоуправляемые машинки. Когда мальчик попал в красочный мир игрушек, его глаза загорелись азартом и нетерпением. Он брал в руки и рассматривал то одну коробку, то другую, то третью.
   Между ним и его возраста котёнком даже разгорелся конфликт. Котёнок попытался отобрать у него прозрачную коробку с моделью автомобиля в ней, но Джаяр не подчинился и не отдал её. Тогда котёнок стал жалобно мяукать и называть Джаяра презрительными словами. Вмешались родители и попросили Колина следить за своими животными. Тот сразу извинился и оттащил мальчика за поводок в сторону, после чего сделал выговор:
   - Не забывай своё место! Перед тобой - коты, а ты - всего лишь неразумный человек, который должен подчиняться нашей воле! Уяснил?
   Джаяр виновато кивнул, но вместо смиряющей покорности в груди закипали гнев и обида.
   Уходя, мать котёнка бросила:
   - Развели тут зоопарк! Со зверьми в магазин уже ходят. Обнаглели вконец, олигархи чертовы!
   Хозяева Джаяра сделали вид, что не услышали её. Сам Джаяр насупился и больше не хотел выбирать игрушки.
   Давраны ему так ничего и не купили - в наказание за недозволенное поведение. Сев в лимузин, они предупредили его, чтобы на вечеринке вёл себя тише воды, ниже травы и делал только то, что ему прикажут.
   Мирия резко сказала:
   - Не будешь слушаться - мигом окажешься на улице. А там тебя кормить и поить даром никто не будет. Уяснил?
   Джаяр кивнул.
  
   Через полчаса машина затормозила перед особняком в дорическом стиле. Вечерело, поэтому колоннада и портики были выделены в сумерках зелёной подсветкой. К особняку вела покрытая гравием дорожка. По бокам её горели фонари. На ступеньках высокого крыльца гостей встречал швейцар - старый манул-слуга. Он поклонился новоприбывшим и открыл перед ними двери дома.
   Переступив порог, Джаяр оказался в гостиной с приглушённым светом. Пол её был покрыт чёрным мрамором, на стенах слабо мерцали светильники, вдоль периметра тонущего в сумерках потолка бежала синяя полоска неона.
   - Господин Давран! - выступил вперёд полный белый кот во фраке и с голым торсом. - Приветствую в нашей скромной обители. Леди Мирия! - он склонился и поцеловал лапку женщины. - Прошу вас в дом! Все уже в сборе.
   - Рад тебя видеть в добром здравии, дорогой Чарт! - отвечал ему Колин. - Слышал о покушении. Всё обошлось?
   - О, да... Пустяки, - отмахнулся тот.
   - Преступников нашли?
   - Ищут. Куда они денутся, голубчики? - на лице Чарта блеснула злорадная улыбка.
   Они двинулись вдоль статуй, очертания коих смутно угадывались в темноте, по длинному коридору к высокой двустворчатой двери. Она распахнулась, и гости очутились в просторном зале.
   Всё в нём сияло, и свет отражался в многочисленных зеркалах, создавая иллюзию безмерного пространства, заполненного яркими красками. Повсюду велись оживлённые беседы. Коты сбились в группы по интересам. Кто-то из них сидел, утопая в мягких диванных подушках, и потягивал портвейн из хрустального бокала, кто-то играл в кости или покер на столах, покрытых зелёным сукном, а кто-то запальчиво рассказывал интересные истории, выразительно жестикулируя перед слушателями.
  
   Следует отметить, что в зале было относительно тихо, ибо коты по природе своей громких звуков не переносили. В далёкой древности они могли передавать мысли и образы на неограниченное расстояние. Эта способность развивалась параллельно с письменностью, иногда заменяя последнюю, но потом, в процессе эволюции, была безвозвратно утрачена. В наследство современникам остались только устная звуковая речь и сложные письменные символы иероглифического типа. Та часть мозга, которая отвечала за телепатию, стремительно уменьшалась в размерах, и ни один генетик в мире не мог объяснить причины этого процесса или остановить его.
  
   Толпа сановников и знаменитостей приглушённо гудела, живо обсуждая острые вопросы их времени. В зале раздавались шорохи одежд, скрип туфель на паркете, томное мяуканье светских львиц и царское мурчание их знатных кавалеров.
   - Ни президент, ни премьер, ни спикер не поддержат этот законопроект. Он обречён на забвение, - убеждённо говорила изящная дама - тигрица с золотистой косой, аккуратно уложенной вокруг её головы.
   - Как знать. Я бы на вашем месте не был так уверен, госпожа Лия. Да, положим, сейчас внешнеполитический курс страны ведёт её в никуда. Но все эти три фигуры, от которых так много зависит, могут и смениться. Придут молодые и перспективные коты, а вместе с ними - прогрессивные западные ценности, - возразил ей молодой оцелот с лёгкой залысиной на макушке, член правления банка "Антаналь", г-н Якецун.
   - Вы имеете в виду себя, Сенар? Вы - придёте? - хитро улыбнулась Лия Тимошкова, прозванная народом "нефтяной принцессой" за колоссальные богатства, накопленные благодаря поставкам за рубеж "чёрного золота".
   - В первую очередь - вас, - пожал ей лапу своими потными ладошками г-н Якецун. - Вы вдохновляете всю страну женской отвагой воителя и подлинной грацией мудрой королевы.
   Тимошкова откинулась на спинку кресла. Её плечи тряслись от смеха.
   - Как же красноречивы коты вашей профессии с теми, от кого они хотят что-то получить, - сказала госпожа Лия, расчётливым и оценивающим взглядом окинув г-на Якецуна.
  
   Чуть поодаль за карточным столом собралась группа мужчин. Они переговаривались между собой по сути игры, но постепенно их умами завладела иная тема.
   - Вы знаете, что общественные организации, поддерживающие уважаемого Юровского, получили огромные деньги из-за границы - и все в виде грантов от богатых благотворителей? - почти шёпотом спросил худой господин в синей рубашке и красном галстуке, глава разведывательного управления.
   Коты вокруг него переглянулись.
   - Можете мне верить, - подтвердил он.
   - И каковы перспективы? - манул в элегантном свитере и джинсах, директор крупной кондитерской фабрики "Шенро" и влиятельный олигарх, опустил на говорившего тяжёлый взор.
   - Самые печальные, Патро Сеевич. Быть большой смуте, - покачал головой глашатай тревожной вести. - Власть любой ценой, цель оправдывает средства - вот их девизы. Рейтинг Юровского один из самых низких в стране. Но он победит, потому что огромные суммы уже вложены в него.
   - Подобная история была два года назад в Грунзее. И что там теперь? - заговорил посол Укрунара в Рассирии, г-н Чандинов. - Их богатая земля обильно поливается кровью братоубийственной войны.
   - Так что вы подумайте, к кому примкнуть в скором будущем, - подмигнул глава разведки директору фабрики "Шенро".
   Все приуныли, размышляя о том, как поступать в грядущем, дабы умножить накопленные богатства, а не растерять их.
  
   И вдруг, в тон их мыслям, в другой стороне зала раздалась стихотворная речь декламатора:
  

"Жестокий век, проклятая эпоха:

Достоинству и чести места нет.

Как скверно на душе и сердцу плохо,

Что ныне пал столь низко человек.

  

Забыты славной древности уроки,

И канул в лету благородства век.

Перо пиита чертит грустно строки,

Душа скорбит, и утешенья нет".

  
   Читал известный поэт-декадент Игэр Антайтов. Его именовали "рупором" современной эпохи, точно отражающим её трагический дух. Этот невысокий каракал сейчас вытянулся как струна и пронзительным, с надрывом, голосом, продолжал:
  

"Низвергнуты империи в руины,

И добродетель нынче не в цене.

Забыты храбрых рыцарей могилы,

И идеалы их ушли в небытие.


Князь тьмы владеет миром безраздельно,

Его непросто будет побороть,

Коль предана забвению отвага, -

Душа погибла, торжествует плоть.


Любезный друг, меня спросить вы вправе,

Что стоит делать, как же быть?

Отвечу вам, воздав унынью славу:

Одна надежда - будет Бог судить!"

  
   - Настанет конец света, обязательно настанет, - убеждённо говорила средних лет кошка, нервно сжимая лапу своего мужа-банкира, г-на Страгива, сидящего подле неё и сосредоточенно надиктовывающего что-то по телефону.
   - Да? И почему же ты так решила, Севточка? - с притворным испугом спросила её подруга.
   - Была я недавно на выступлении одного мага. Боже мой, Лара, он просто пророк, - Севточка сложила губы в трубочку, причмокнула, взглянула на свои длинные ногти и продолжала. - Купи диск с его проповедями, просветись хоть раз в своей жизни. Зовут его Клинт Кашировский. Так вот, он говорит: гармония в мире достигается благодаря весам. На одной их чаше - добро, на другой - зло. Когда переполнится чаша с грехами, то нарушится равновесие - и произойдёт страшная катастрофа.
   - Какой ужас! -схватилась за сердце подруга.
  
   - Опасно нынешнее положение планет на небе, - рассказывал известный астролог Павлей Гоблев. - Меня просили не упоминать об этом на телевидении, чтобы не потворствовать упадническим настроениям среди народных масс, но истинная ситуация вовсе не так радужна. Грядёт эпоха битв и кардинальных изменений, способных потрясти общество до самых основ.
   Слушатели астролога - гостившая в Кивае писательница детективных романов Данья Дакнова, популярный музыкант по фамилии Виолончель и певец Порап Кавенских - внимали каждому его слову.
   Наконец, Дакнова сделала вывод:
   - А знаете, это неплохой сюжет для новой истории. И я её только что придумала! Вот, послушайте...
   - Хорошо-хорошо, - перебил её Виолончель. - Кстати, можно сделать концерт с лазерным шоу на тему приближающихся космических перемен.
   - Или снять клип с декорациями, где я и Назенька будем петь на фоне звёзд! - обрадовался новой идее Парап.
   - Господа, я ведь серьёзно, - обречённо вздохнул Гоблев.
   - Мы тоже! - нестройным хором ответили ему вдохновлённые творчесике работники.
  
   - Средний коэффициент интеллекта по стране неуклонно падает, - жаловался учёный Щинский, волею случая оказавшейся на этой VIP-вечеринке: он привёз важный доклад присутствовавшему здесь министру экологии и с его лёгкой лапы остался ужинать среди именитых персон. - Коты отдаляются друг от друга. Несмотря на развитие средств коммуникации, такие понятия как семья и дружба стали, скорее, исключением, чем правилом. Ещё сто лет назад всё было совсем иначе. Мы стараемся превратить компьютеры и телефоны в персональных помощников, но это не сближает, а наоборот - увеличивает расстояние между нами.
   - Тогда надо вживлять микрочипы в головы и управлять особями посредством радиоволн, - воскликнул Хасман, вице-президент Национального банка Укрунара, известный непопулярными решениями, приведшими к падению курса отечественной валюты и обеднению значительной части населения.
   - Мы рассматриваем этот вариант, - кивнул Щинский.
   - Правильно! Если бы заставить граждан делать то, что следует, не испрашивая на то их разрешения, мы выйдем из кризиса за каких-то пару лет, - развивал мысль Хасман.
   - Ничего никому не надо вживлять, - поправляя очки на переносице, вмешался Архарков, инициатор жёсткой налоговой политики, почти убившей в стране мелкий бизнес.
   - Что же делать? - поинтересовался у него писатель Арей Куаков.
   - Чипы, контроль - это всё баснословные деньги, - негодующе произнёс Архарков. - А где их взять? То-то же - негде. Народ сам должен работать, чтобы вытащить себя из той ямы, в которой он оказался по вине грамотеев, сорок лет назад разваливших великую империю Киврассии. Он сам должен брать лопату - и вскапывать свой огород, строить свой дом, мостить к нему дорогу.
   - Одной лопаты будет мало, - скептически заметил писатель Куаков. - Да и доходы у большинства ниже среднего. Не хватит на дом-то.
   - А надо учиться экономить, - назидательно заявил Когипти, председатель правления банка, названного в честь его красавицы-дочери. - Всё, что я имею теперь, было создано с нуля. И если бы я разбрасывал всё то скудное, что получал, направо и налево, то прозябал бы сейчас в унизительной нищете, жалуясь на судьбу и правительство. Никто не позаботится о вас также хорошо, как вы сами.
   - Вам не откажешь в логике, - развёл лапами Куаков. - Но всё-таки народ в основной массе своей беспомощен перед социальными потрясениями и нуждается в вашей поддержке. Не каждый обладает таким сильным характером и твёрдой волей, как вы.
  
   - Прошу минуточку внимания! - в центре зала с микрофоном в руке появился хозяин дома, господин Чарт Сатанов. - Хочу представить вам знаменитого пианиста, нашего гостя, Чадри Клайдерана. Поприветствуем его!
   Отовсюду раздались громкие аплодисменты. Клайдеран, высокий и худой гепард во фраке, обвив пушистым хвостом тонкие ноги, раскланивался в разные стороны. Чарт похлопал его по плечу, приглашая сесть за белоснежный рояль фирмы "Yahama". Наступила тишина. Под пианистом скрипнул стул. Свет в зале побледнел, погружая дальние его углы в полумрак. Ярко освещённым оставались только инструмент и виртуоз за ним. Кот вскинул лапы вверх и медленно опустил пальцы на клавиши.
   Звуки, донёсшиеся из рояля, медовой патокой разлились по помещению. Тихий и мелодичный мотив постепенно превратился в стремительный вихрь. Он нёсся всё быстрее и быстрее, делался шире и шире. В музыке внимательное ухо слушателя различало и торжество силы, и высоты трагедии, и полёт романтики, и танец радости. Пальцы Клайдерана как ветер летали над октавами ...
  
   Эволюция всем котам дала гибкие фаланги, разделив некогда мягкую подушечку с когтями на пять отростков. Им это было необходимо для создания орудий труда. Пальцы кота, покрытые лёгким пушком, сделались упругими и подвижными. Из-под них по-прежнему высовывались длинные, но уже утратившие крепость и остроту, когти, для многих бывшие лишь предметом гигиенического ухаживания.
   И только избранные природой личности получили дар творить своими перстами чудеса. Таким был и Чадри Клайдеран, мировая звезда, непревзойденный исполнитель инструментальных хитов для фортепиано.
  
   ... Когда его мелодия достигла апогея, когда её неистовством было переполнено окружающее пространство, а вместе с ним - сердца слушателей, - она внезапно прервалась, чтобы начаться снова, и через несколько аккордов завершиться в светлом минорном тоне. Присутствующие взорвались овациями. Крича "Браво", они вставали со своих мест.
  
   Джаяру понравилась музыка. Она была единственным понятным ему и тронувшим сердце явлением в этом царстве роскоши, гламура, высокой моды и политики. Разговоры именитых котов казались ему чепухой, монотонность стихов вызывала зевоту, а от великолепных интерьеров рябило в глазах. Джаяр мечтал о тёплой кровати тётушки Маквинташ и о камине, пылавшем в углу её спальни.
   Он неотлучно находился подле своих хозяев, вслушивался в их голоса, но потом сосредоточился на внешнем виде обступивших его персонажей. В основном это были спесивые и важные именитые сановники. Попадались среди них существа того же вида, что и Джаяр - люди. Взрослые особи исполняли роль прислуги, разнося напитки и еду. Те, что помладше, также как и он, откровенно скучали. С несколькими из них Джаяр попытался заговорить, но Мирия резко прервала его начинания. Тогда мальчик поднял глаза вверх и увидел Чарта. Тот заговорщицким тоном объяснял Колину Даврану:
   - Оборот моих компаний увеличивается, и всё это благодаря росту спроса на человеческое мясо. А знаешь, друг мой, к чему это приведёт впоследствии?
   - Нет, - покачал головой Колин.
   - К агрессии. Она накапливается, её становится всё больше. И когда-то она выплеснется наружу.
   - Да что ты! - отмахнулся Давран. - Проблемы были в каждом обществе и во все времена. Не стоит нагнетать обстановку.
   - Разве дело только в мясе? - пожал плечами Чарт. - Тут и наркотики, и оружие, и рабство. Общество активно вооружается, одновременно скупая антидепрессанты и препараты для снятия боли. Мировые правительства реагируют на рост напряжённости усилением карательных мер, провозглашая курс на межгосударственную интеграцию и грозя саботажникам экономическими и военными санкциями. Его слова не расходятся с делом - и летят бомбы на Ирканскую республику, а её эмира показательно вешают. Миллионы котов выступают с акциями протеста, антиглобалисты жгут чучела перед посольствами супердержав и никто из нас шагу не может ступить без ведома спецслужб. Технологии полностью оторвали нас от природных корней; наши семьи распадаются, и в моду давно вошёл индивидуализм. Мы несёмся как комета во вселенной - быстро и навстречу неизвестному финалу. Но что-то мне подсказывает, что финал этот будет страшен, - Чарт саркастически улыбнулся.
   Тут его кто-то позвал, и Колин на несколько мгновений остался один, размышляя над услышанным.
  
   Мирия, между тем, кокетничала с молодым режиссёром, бойким парнем по имени Мурти Мамбек, расхваливая на все лады его последний фильм-катастрофу, в котором планету сотрясала война людей-вампров и котов-зомби. Режиссёр, легко попав в сети женского очарования, увлечённо говорил об искусстве.
   - Нужен экшн! - безапелляционно провозгласил он. - Зрителю некогда забивать свою голову философскими вопросами. Он жаждет получить удовольствие здесь и сейчас! Он не хочет думать. Поэтому ему надо всё подать в готовом виде. Зритель - это главный потребитель технического прогресса. Его следует удивить возможностями кинематографа - и тогда он будет благодарен. Вы со мной согласны, леди Мирия?
   - О да, вы так интересно рассказываете, - проворковала стареющая дама.
   - Так вот, - ещё больше выпятил грудь польщённый режиссёр, - зрелищность состоит в том, чтобы как можно эффектнее продемонстрировать будоражащие сознание сцены - это секс, насилие и смерть.
   - Какие страсти! - всплеснула ладонями Мирия.
   - И зритель щедро вознаградит создателей качественной картинки и динамического сюжета. Ведь на экране он встретится со своими потаёнными ночными фантазиями - а другого ему и не нужно, - высокопарно продолжал режиссёр.
   Джаяр не мог взять в толк, почему этот напыщенный господин решает за другого господина, а именно - зрителя, что тот хочет, а что не хочет, что тот ожидает, а что - нет. Режиссёр его раздражал.
  
   Во втором часу ночи Давраны стали собираться домой. И снова Чарт заговорил с главой семейства:
   - Вскоре мировые правительства окажутся перед выбором: либо сохранение власти ценой уничтожения всего не формата и подведения социумов под единые утилитарные мерки, либо самоустранение - и тогда найдут своё подтверждение слова известной предсказательницы: кот коту станет волком. Как раз последний вариант я считаю оптимальным, потому что он даст сильному шанс выжить, сохранить свои ценности и построить всё сначала, но разумно, согласно законам природы, как поступали наши предки. А слабый - сгинет... - Чарт помолчал и заключил обнадеживающе. - Как бы там ни было, не бери в голову дурного. Ты многолетним трудом заслужил право на счастливую жизнь, и пусть все волнения обходят твой дом стороной.
   - Спасибо, - только и ответил ему обескураженный Колин, давно переставший интересоваться событиями за пределами его благополучного мира.
   - Выращивай своего детёныша, - Чарт кивнул внимательно следившему за ним Джаяру. - И когда придёт час, моя компания купит его у тебя, чтобы представить к столу именитых лиц. Деликатесы всегда останутся в цене.
  
   Когда Давраны выходили на улицу, направляясь к лимузину, невдалеке послышались крики, звон разбитого стекла и вой автомобильной сигнализации. Сквозь ветви деревьев полыхнуло зарево пожара и вслед за ним взревели полицейские сирены.
   - Это рабочие бастуют, - пояснил шофёр. - Им давно не выплачивают зарплату, и сегодняшние мирные акции переросли в вооруженные столкновения. Но вам нечего опасаться. Их сдерживает армия, а мы поедем пустыми переулками.
   Вдруг в пятно жёлтого света уличного фонаря вбежал кот. Синий комбинезон его был порван в нескольких местах, глаза заливала кровь, сочившаяся их рваной раны на лбу. Несколько секунд он стоял на одном месте, раскачиваясь из стороны в сторону. Затем увидел машину Давранов и с клокочущим хрипом бросился к ней. Двое слуг, выхватив пистолеты, быстро заслонили собой Мирию и Колина, готовые отразить нападение. Но оружие не понадобилось. Раненый кот упал на бампер, перевернулся на спину и медленно сполз на асфальт. Один из слуг-телохранителей подошёл к нему, проверил пульс и объявил, что тот мёртв.
  

10 часов утра

Национальный университет

Город Кивай, республика Укрунар

   - Принято считать, что история современной кошачьей цивилизации началась 7 тысяч лет назад, а около 60 тысяч лет до рождения Пророка в Арикафе появились непосредственные предки Cattus sapiens, - говорил пожилой Профессор-барс, расхаживая перед широкой грифельной доской. - Так ли это? Наша задача ответить на вопросы, которые уже не одно столетие будоражат умы археологов и историков: что было там, в далёкой древности, из которой до нас не дошло ни одного письменного источника? где спрятаны знания прошлых цивилизаций?
   - Откуда вы взяли, что тогда вообще была какая-то цивилизация? - спросил студент в цветастом берете и очках в роговой оправе.
   Огромный зал был переполнен. Некоторые молодые коты и кошки стояли вдоль проходов.
   - Ах, скептик Наруев! - воскликнул Профессор. - Будущий врач в вас требует неоспоримых доказательств? И они есть - пока косвенные и редкие, но появляющиеся в поле зрения учёного мира всё чаще. Это и недавно расшифрованные раславские Веды, и раскопки Армиканской долины - и ещё много других, мало известных широкой общественности объектов. Правительства молчат, потому что, если они скажут правду, общество взорвётся революцией сознания, которая сорвёт, наконец, мутную пелену с глаз котов, верящих в наивные сказки о первобытных своих предках.
   - Но ведь есть находки из древних культурных слоёв... - возражал давешний студент медицинского факультета Ашар Наруев.
   Профессор нетерпеливо прервал его:
   - Никто не оспаривает их подлинность! Иная интерпретация меняет суть вещей. Вот, послушайте, - Профессор облокотился на угол деревянной кафедры, и взгляд его больших жёлтых глаз устремился лишь в ему ведомые дали. - Мир вокруг нас наполнен борьбой. Борьба - это основа его. Без столкновения, без конфликта он обречён на умирание. Так, смертельно больной кот, не встающий с кровати, раньше погибнет от скуки и бездействия, чем от собственной болезни. К тому же, мир цикличен. Народам и расам, населяющим его, свойственны как взлёты, так и падения.
   В этот момент в аудиторию вошли ректор и двое его заместителей. Они часто посещали занятия преподавателей, чтобы иметь представление о содержании и качестве лекций в их университете. Профессор, проведя лапой по своим пышным усам, бросил на них равнодушный взгляд, сделал паузу, подождав, пока высокопоставленные слушатели примостятся на задних рядах - им почтительно уступили места - и продолжал:
   - Логично было бы предположить, что мы не первая высокоразвитая цивилизация на планете Самара. Любопытные стали искать подтверждение своим теориям. И, естественно, они не замедлили появиться.
   - В начале прошлого столетия археолог по имени Кастильяни обнаружил подземную библиотеку при монастыре в Панижере. Там полторы тысячи лет хранились составленные нашими летописцами Веды, некогда врученные князем Заславом Разумным королю рафанцузскому в качестве приданного его дочери Ранны. Двести лет лингвисты всех мастей бились над текстом, и только в тридцатом году нынешнего столетия они добились успеха. В себе раславский язык содержит элементы некоего праязыка, на котором в глубокой древности говорила вся планета. Через него можно заглянуть туда, в туманную даль ушедших эпох, - Профессор постепенно понижал голос, и последние предложения произнёс совсем тихо, но вполне внятно, чтобы его расслышали в конце громадного зала.
   - Эти древние знаки говорят нам, что около десяти тысяч лет назад здесь разыгралась трагедия Вселенского масштаба, - почти закричал Профессор, - гибла империя людей-великанов, пылали их гигантские города, обагряясь кровью. Да, друзья мои, именно людей, сородичей современных животных человеческого вида! Веды повествуют о тех событиях иносказательно, отсылая к некому мегаполису Армикару, что близь Уранийских гор. Последние находки в одноимённой долине подтверждают этот факт: катастрофа могла иметь место. Останки фундаментов оплавлены и радиоактивны - по мегаполису был нанесён ядерный удар, который снёс его до основания. Археологам в наследство достались лишь ветхие фрагменты подвальной кладки.
   Профессор замолчал на несколько секунд, а затем стал говорить быстро, чеканя каждое слово:
   - Известны случаи находок в Сибирийской тайге костных остовов многометрового роста. Но приезжали ребята из спецотделов и увозили их в неизвестном направлении. На дне Антратического и Спокойного океанов не раз аквалангисты фотографировали каменную кладь дорог и остовы громадных сооружений.
   Профессор прервался на миг, и потом печально подытожил:
   - Давным-давно произошла смена видов. Вследствие неких причин формация людей-великанов прекратила своё существование и уступила место диким кошкам, которые начали цикл развития с нуля. Борьба, в которой побеждает и выживает сильнейший - вот залог развития. А люди в той борьбе оказались слабой стороной.
   - Но что заставило кошек перейти из дикого природного состояния в культурное? - прозвучал вопрос студентки с ярким шарфом, небрежно повязанным вокруг изящной шеи.
   - Чувственность! - незамедлительно последовал ответ Профессора. - На протяжении длительного времени в их памяти накапливался опыт. Он передавался из поколения в поколение, постоянно приумножаясь. И в какой-то момент пробудил в дремлющем сознании ощущение более глубокое, чем инстинкты тела. Вдруг прояснились небо, трава, речка. Они все перестали быть просто безликими явлениями, существующими лишь потому, что им положено существовать. К ним теперь возникало устойчивое отношение. Отношение сие выражалось в простых категориях симпатии или антипатии, радости и злости, влечении или отторжении.
   - Любви или ненависти! - выкрикнул кто-то нетерпеливо.
   - Да, любви... - согласился Профессор, задумавшись на миг.
   Стряхнув с себя оцепенение, он продолжал:
   - Но этих несложных категорий было достаточно, чтобы из глубин зарождающегося разума всплыл вопрос. Он искал ответ - и начался диалог. Пытливый ум хотел узнать причину: а почему так? а что есть оно? а что есть я? И заработало мышление, но первичный импульс дала ему чувственность. Итак, эволюция сознания, но не эволюция тела! И здесь последняя полностью зависима от первой.
  
   Затем Профессор заключил:
   - Следует также понимать, что мир не остается пуст. На смену проигравшему приходит победитель. Цивилизации рушатся, и вместо старых возводятся новые. Так произошло в далёкой древности, так может произойти и сейчас. Люди-великаны создали очень многое, но, видимо, оказались в тупике, и не нашли иного выхода из него, кроме как война на уничтожение. Мы сейчас пребываем на той же стадии, что и они перед своим крахом.
   - Ваши данные опираются на гипотезы, г-н Градский! - поднялся со своего места ректор. - Более того, вы занимаетесь не столько передачей знаний, сколько нравоучениями, которые сеют сомнения и упаднические настроения среди молодёжи. Ваше поведение не позволительно!
   - Кем, простите, оно не позволено? - возразил Профессор, но не стал дожидаться ответной реплики. - Уважаемый господин Аркези! Ваши обвинения - безосновательны! Я оперирую только фактами, причём самыми очевидными.
   - Вы смущаете ребят, которые по навиности своей слушают вас, разинув рты от удивления! - ректор стал спускаться вниз, к кафедре; заместители цепочкой следовали за ним. - Всё, что вы тут нарассказывали, не подтверждается официальной наукой, более того - не признаётся ею и поддаётся осуждению!
   - А что такое официальная наука? - парировал Профессор. - Это старуха, которая, дабы не потерять пенсионное пособие, дребезжащим голосом вторит власти, её кормящей.
   Тут Профессор состроил гримасу и противным голосом произнёс:
   - "Слушаю, мой повелитель!" - "Кот произошел от обезьяны!" - "Как... Да, мой повелитель". - "Кот - единственная жизнь во Вселенной". - "Не может быть... Да, мой повелитель!". - "Ты - обезьяна!". - "Да, мой повелитель!".
   По залу пробежал лёгкий смешок.
   - Вы нарушаете все общепринятые нормы! - всё больше выходил из себя ректор, быстро теряя напускную важность.
   - Господин Аркези, о каких общепринятых нормах вы говорите? Да, существуют очень разумные, пришедшие к нам от предков, правила - и большой грех их не соблюдать. Но всё остальное - помилуйте! - Профессор развёл руками. - Если общество в порыве безумия решит покончить с собой массовым самоубийством, неужели я также должен буду последовать его примеру? Ну уж нет. Мне жизнь милее!
   Смех повторился.
   - Вы ответите за своё поведение! - пригрозил ректор.
   - Перед кем? Вами? Вашим министром?
   - Перед обществом! Время всё расставит на свои места, - раздосадованный, г-н Аркези вышел из аудитории.
   Заиграла классическая музыка, обозначавшая окончание занятия. К Профессору подошли двое студентов.
   Красивый молодой лев в светло-коричневом джемпере и синих джинсах заговорил первым:
   - Чтобы о вас не говорили, Саргей Таинович, но мы всегда с вами и везде будем вас поддерживать. Мы верим вам!
   - Спасибо, Антагер, - Профессор похлопал его по плечу. - Для меня очень важны твои слова - они убеждают в том, что мой труд не напрасен.
   - Хочу вам представить новую слушательницу и поклонницу вашего творчества - Динару, - юноша слегка обнял спутницу за талию.
   Та, потеребив складки красочного шарфа на груди, произнесла:
   - Я рада присутствовать на ваших лекциях. Для меня большая честь познакомиться с таким великим учёным, как вы, Саргей Таинович.
   - Спасибо, милая, спасибо, - тепло улыбнулся Профессор. - И отдельное спасибо за твой вопрос, пришедшийся очень кстати.
   - Я читала ваш последний роман о праистории раславов, - сказала Динара. - Подумать только - какой высокой духовностью обладали эти степные кочевники! В детстве мы учили совсем другое. Школьная версия утверждала, что наши предки были страшными варварами, которым свет мысли и письменности принесли добрые рыцари Запада.
   - А на самом деле всё было наоборот! - подмигнул ей Профессор. - Да и зачем письменность тем, кто живёт в гармонии с миром? Они и так имеют доступ к любым сведениям в любой момент времени посредством связи с Душой планеты. А вот у рыцарей с гармонией были большие проблемы - пришлось научиться записывать!
   - Знаете что? - вдруг сказал он. - Приходите ко мне домой в конце этой недели! Жена съехала, скучно одному коротать вечера за книжкой или компьютером. Даже поговорить не с кем. Я вам много интересного расскажу.
   - Спасибо за приглашение, - смутился Антагер. - Но неудобно как-то...
   - Ничего нет неудобного, - категорически заявил Профессор. - Я в студенческие годы часто к преподавателям бегал - чай пили. Так и наставника своего нашёл, покойного уже академика Грианова, - вздохнул Саргей Таинович, но сразу оживился. - Что за уморительный старик был! Ведь это он впервые сделал глубоководные снимки древнего разрушенного города. Только фотокарточки потом изъяли и пригрозили, что если распространяться по их поводу будет, то дни свои закончит в лечебнице для умалишённых.
  
   Стихи С.В.Джолоса
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"