Галор Ян Каземирович: другие произведения.

Дневник Кербонавта 2 (том 1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В связи со сменой версии компьютерной игры, которая лежит в основе сюжета, дневник полностью переработан. Исправлены и уменьшены в объеме иллюстрации.

Последний фрагмент

Соавторы:

@Yangalor, @Sergios

Оглавление:

Соавторы:

Дневник Кербонавта (том 1)

KSP-00

День 1, 1 год.

День 7, 1 год.

День 10, 1 год.

День 11, 1 год.

День 12, 1 год.

День 27, 1 год.

KSP-01

День 28, 1 год.

День 36, 1 год.

День 42, 1 год.

День 43, 1 год.

День 47, 1 год.

День 48, 1 год.

День 49, 1 год.

KSP-02

День 51, 1 год.

День 65, 1 год.

День 66, 1 год.

День 83, 1 год.

День 84, 1 год.

День 85, 1 год.

KSP-03

День 86, 1 год.

День 88, 1 год.

День 89, 1 год.

День 98, 1 год.

День 99, 1 год.

День 103, 1 год.


Дневник Кербонавта (том 1)

 []

Вид с "летающей" камеры наблюдения руководителя полетов.

KSP-00

День 1, 1 год.

Меня зовут Джонни Керман (Johnney Kerman - так написано на моем комбинезоне, и судя по второй надписи ниже - я кербонавт-исследователь). Сегодня я стал кербонавтом. Сегодня мы все кем-то стали. Мы очнулись практически одновременно посреди груд различных обломков и деталей, под теплым ласковым солнышком в уютной синеве неба в кудряшках из белых облаков. Никто ничего не помнил: ни как мы здесь оказались, ни о том, что мы здесь делаем, ни откуда мы вообще взялись. Мы бесцельно бродили среди куч мусора, натыкаясь друг на друга, не узнавая и удивляясь всему на каждом шагу, пока среди нас не появились настоящие лидеры. Они решительно взялись за наведение порядка в аморфной массе царящего вокруг хаоса. Непонятно откуда они знали, что и как нужно было делать.

- Внимание всем! Говорит Джин Керман (Gene Kerman)! Друзья, в наших комбинезонах есть встроенная радиосвязь, сейчас я расскажу как ею пользоваться, это поможет нам организовать совместную работу, - внезапно заговорил мой серый комбинезон, от неожиданности я встал как вкопанный и осмотрелся по сторонам, точно такая же реакция была у окружающих меня зеленых кербалов.

- На вашем левом рукаве находится сенсорная панель управления коммуникационным устройством. Она достаточно проста в управлении. Две кнопки слева от индикаторного экрана переключают каналы, две кнопки справа управляют громкостью встроенного динамика. Нажав на кнопку сверху вы сможете говорить в общем канале, - голос Джина Кермана утонул в потоке обрывистых реплик внезапно заполонивших эфир, видимо большинство воспользовалось кнопкой сверху. Но так же как и возник этот невероятный гомон, также мгновенно он и прервался.

- Убедительная просьба не засорять общий канал без особой на то нужды. Послушайте меня внимательно. У каждого из вас слева на комбинезоне находятся две надписи. Первая ваше имя, вторая ваша специальность, - застывшие неподвижно кербалы наклонили головы, стараясь прочитать свои нашивки.

- Сейчас каждый из вас прочтет эти надписи, после чего руководители и помощники настроят свои коммуникационные устройства на первый канал, исследователи - на второй, инженеры - на третий, пилоты - на четвертый, техники - на пятый, медики - на шестой, спасатели - на седьмой ... -  Джин Керман неторопливо и разборчиво называл специальности и каналы, я послушно выбрал назначенный мне второй канал, голос Джина стал тише, зато громче зазвучал новый участник.

- Я Вернер фон-Керман (Wernher-Von-Kerman) - руководитель научной программы. Всем исследователям и ученым прибыть на площадку Љ3. Повторяю.  Я Вернер фон-Керман - руководитель научной программы. Всем исследователям и ученым прибыть на площадку Љ3. Осмотритесь по сторонам, вы должны увидеть указатель, который я установил на площадке Љ3. Повторяю ... - как и многие окружающие меня кербалы, я стал лихорадочно озираться по сторонам, пока не увидел вдалеке большой белый прямоугольник с надписью "Площадка Љ3". Быстрыми шагами, держа направление на него, поминутно сталкиваясь с другими кербалами, торопящимся к своим пунктам сбора, я заспешил к своей цели.

На площадке Љ3 уже толпилось порядочно народу и поэтому мне вновь пришлось остановиться. Оглядываясь по сторонам, я пытался понять, что здесь происходит и что мне надлежит делать. Какой-то кербал в оранжевом комбинезоне дернул меня за рукав, пытаясь привлечь внимание, потом приблизил свое лицо к моему и громко, стараясь перекричать шум толпы прокричал:

- Меня зовут Боб Керман  (Bob Kerman), я кербонавт-исследователь. Ты уже записался? 

- Я Джонни Керман! Скажи, что нужно сделать?

Вместо ответа Боб потащил меня за собой. Мы остановились в конце длинной цепочки кербалов, которые терпеливо топтались на месте время от времени продвигаясь куда-то вперед.

- Стой с ними, когда дойдет очередь запишешься у Линуса Кермана (Linus Kerman), он помощник по науке, скажет, что делать дальше, - прокричал Боб и махнув рукой снова нырнул в толпу все еще прибывающих ученых. Шло время, хвост очереди заметно вырос у меня за спиной, а я сам значительно продвинулся вперед и уже хорошо видел, что впереди, устроившись за небольшим ящиком, сидел Линус Керман и торопливо записывал в свой планшет подходивших кербалов, после чего что-то коротко говорил на ухо очередному рекруту и тот кивнув исчезал в толпе. Во рту у меня сильно пересохло, откуда-то я знал, что хочу пить. Мои глаза шарили по сторонам в поисках того, что могло бы помочь моей новой нужде. Стоявший впереди усатый кербал обернулся и поняв по моему выражению на лице, что меня беспокоит, похлопал меня по-плечу. Другой рукой он вытянул из-за ворота комбинезона гибкую трубку и сунул ее себе в рот, щеки его пару раз втянулись и он удовлетворенно улыбнулся. Я нащупал такую же трубку у себя на вороте и жадно к ней присосался. После нескольких глотков безвкусной прозрачной жидкости из трубки, мне сразу же стало значительно лучше.

И вот наконец дошла очередь и до меня. Я шагнул навстречу Линусу. Он устало кивнул и постоянно сверяясь с моей нашивкой на груди сделал несколько записей в планшет, потом знаком попросил наклониться поближе и охрипшим голосом прокричал на ухо:

- Ты, Джонни, кербонавт-исследователь, поступаешь в распоряжение Боба Кермана. Узнаешь его по оранжевому комбинезону, на этой площадке он один в таком.

- Да, я его уже видел!

- Давай к нему. Не задерживай остальных.

Пришлось взобраться на ящик, чтобы разыскать Боба в этой толпе. Заметив его оранжевый комбинезон я стал проталкиваться через ряды кербалов, извиняясь на каждом шагу за причиненные неудобства. Неожиданно Боб возник рядом со мной, он тащил за собой очередного кербала. Я дернул его за рукава и перекрикивая толпу сообщил:

- Линус отправил меня в твое распоряжение. Что мне делать?

- Во! Хорошо! Отведи его к очереди на регистрацию, а потом двигай на ту сторону. Ищи тех, кто еще не записался и веди к Линусу. Понял?

- Ага! Иду.

Постепенно площадка начала пустеть. Небольшими группами кербалы вместе со своими руководителями, получив задания от Вернера фон-Кермана, расходились в разных направлениях. Не найдя больше новых кербалов я разыскал Боба. Тот устроился в тени какого-то контейнера и, отдыхая от суматохи, потягивал воду из уже известной мне трубки.

- Похоже все.

- Угу. Дух переведем и пойдем к Вернеру.

В эфире царило рабочее оживление. Кто-то разыскивал контейнеры с секциями "Б" и "Ц", кто-то интересовался где можно пополнить запасы воды и еды, кому-то нужна была инструкция по запуску портативного генератора на топливных элементах. Вопросы, ответы, шутки, пожелания и благодарности сыпались со всех каналов.

- Все, Джонни, потопали, - Боб легко поднялся на ноги и решительно двинулся к центру площадки. Я последовал за ним. Здесь под большим плакатом с надписью "Площадка Љ3" на высокой мачте уже был собран небольшой ангар с выпуклой полу-цилиндрической крышей. Несмотря на то, что торцевые стенки еще отсутствовали,  внутри уже кипела работа. Важный кербал плотного телосложения, одетый в белый халат, в больших очках и с тонкими усиками, руководил работой нескольких ученых и техников. На небольшой площадке перед ангаром громоздились ящики с эмблемой научного подразделения. Одни кербалы подтаскивали новые контейнеры и коробки, другие их распаковывали и разбирали содержимое. Множество кабелей и труб тянулись из ангара в различных направлениях к генераторам, антеннам и научным агрегатам. На многочисленных мониторах мелькали цветные графики, схемы, таблицы и сплошные потоки текстов и цифр.

- Шеф, мы готовы к следующему заданию, - доложил Боб.

- Отлично, ребята, у меня как раз есть для вас горящий проект, - Вернер фон-Керман решительно направился наружу.

- Техники Гуса Кермана (Gus Kerman), это наш главный инженер, если еще не знаете, только что закончили сборку радиотелескопа, видите вон ту громадину? - руководитель научной программы указал в сторону огромной параболической антенны, расположенной на некотором удалении от площадки научно-исследовательского подразделения.

- Помещение станции наблюдения за космосом еще не готово, но думаю, что можно будет подключиться к встроенной консоли радиотелескопа. Нам нужно знать наше месторасположение. Возьмите по планшету из ящика, техники пойдут с вами и проложат коммуникационный кабель. Как закончите ориентирование, немедленно свяжитесь со мной, полагаю, что загрузка информации в оперативные базы данных к тому времени завершиться. Вопросы? Нет? Великолепно, жду от вас результатов определения нашего местоположения.

Мы с Бобом выбрали себе по планшету и на ходу разбираясь с этими нехитрыми устройствами быстрыми шагами направились к радиотелескопу. Команда техников двигалась следом, попутно укладывая толстый оптический кабель. Вогнутая чаша антенны покоилась на массивных опорах, уходящих в не менее тяжелую круглую плиту основания, которая могла вращаться, приводимая в движение мощными, но точными электродвигателями. Здесь мы познакомились с Гусом Керманом. Вернее сначала мы познакомились с его голосом и бранью.

- Безрукие сгустки слизи! Я надеру ваши зеленые задницы, а потом засуну туда ваши безмозглые пучеглазые головы! Живо заводите троса! Эта железяка должна была работать еще четверть часа назад. Кого еще, утонуть вам в болоте, сюда принесло? - из толпы техников, сражающихся с непослушной лебедкой, вышел невысокий кербал в желтой каске. Его глаза сверкали весело и задорно, он уперся руками в бока и беспощадно испепелил нас своим взглядом.

- Что вы забыли здесь, бездельники?

- Нас прислал Вернер, мы будем работать с радиотелескопом. - невозмутимо ответил Боб и без тени опасений прошел мимо Гуса к основанию антенны. Пряча глаза от грозного главного инженера, за ним поспешили прошмыгнуть техники.

- Вы слышали, амебы недоразвитые? Антенна должна уже работать! Навались! Натягивай! Крепи! - подобно грому разнеслось над нашими головами.

- Джонни, помоги мне с панелью консоли, - заметив мое замешательство, попросил Боб и протянул мне отвертку. Где-то под нами взвыли электромоторы и радиотелескоп ожил. Площадка на которой мы стояли начала плавно поворачиваться, а параболический диск радиотелескопа медленно поплыл вверх над нашими головами.

- Ну что, сопли стоячие? Можете когда захотите! Пять минут перекур! - довольно проревел Гус и награждая всех попавших под-руку увесистыми похлопываниями по спине, от которых слетали каски с головы и выскакивало содержимое карманов, направился к нам.

- Чего тут у вас? Помощь нужна? - спросил он подойдя к нам, что я от испуга выронил из рук отвертку.

- А, дай сюда. Вам бы теоретикам только с планшетами играться, - проворчал Гус и грубо оттолкнув Боба в несколько быстрых движений открутил все болты, удерживающие защитную крышку консоли радиотелескопа. Потом он выхватил у стоящих рядом техников конец кабеля и ловко подключил его к разъему.

- Так-то, девочки! Можно теперь и поиграться. Правильно я говорю? - он дружески ущипнул за щеку кербалку-техника, от чего та вся густо потемнела. Громко захохотав Гус направился к своей команде.

- Золотые руки, - проводил его взглядом Боб, и передав на время мне свой планшет, быстро застучал зелеными пальцами по клавишам.

- Посмотрим. Загрузка программного обеспечения. Диагностика. Калибровка, - моторы под нами взвыли и замолкли.

- Система готова к работе, - констатировал Боб и снова что-то отстучал по кнопкам.

- Включаю процедуру расширенного поиска. Процесс пошел, - радиотелескоп вновь пришел в движение, теперь электромоторы тонко жужжали, а движение зеркала антенны было едва заметно. По экрану побежали столбцы цифр. Мы подключили свои планшеты к консоли и цифры превратились в схемы и карты звездного неба. Невидимые потоки данных со скоростью света проносились по новому оптическому кабелю и поступали в ненасытную утробу мощного супер-компьютера Вернера фон-Кермана.

Поглощенные работой мы не заметили как Гус снова подошел к нам и тихо встал за спиной Боба, осторожно, чтобы не отвлекать, заглядывая в его планшет. Сканирование завершилось, теперь работали процессоры вычислительного центра. Спиральная туманность галактики на экране планшета увеличивалась в размерах, по мере уточнения наших координат. Вот картинка перескочила на звездное скопление, стали видны отдельные разноцветные комочки звезд, а потом все видимое пространство заняла одна яркая желтая по краям и почти белая в центре звезда. На экран выскочили физические характеристики и короткое название Кербол (Kerbol), а чуть ниже: "Дополнительная информация отсутствует".

 []

- Похоже, ребятки, мы совсем не дома, - с глубокой и проникновенной тоской, неожиданно тихо для себя, произнес Гус. Он поочередно посмотрел нам с Бобом в глаза и по отечески нежно обнял за плечи.

- Вы вот, что ребятки, еще раз все проверьте, прежде чем сообщать, старине Вернеру. Может где ошибка какая закралась, а? - вздохнул главный инженер и пошел прочь.

- Джонни, перезапусти систему, проведем повторное сканирование. Хотя Вернер, наверняка, уже видел наши результаты, - обратился ко мне Боб.

Потратив еще около получаса мы получили в точности такой же результат как и в первый раз. Положение Кербола в зените указывало, на приближающийся полдень, и Боб предположил, что мы находимся очень близко к экватору планеты. Короткий сеанс связи с научно-исследовательским центром разлучил нас с Бобом. Ему предстояло продолжать астрономические наблюдения, а мне  надо было бежать на встречу с Джином Керманом. Подгоняемый любопытством и немного волнуясь от предстоящего знакомства с кербалом, который уже стал легендой за прошедшие полдня, я разыскивал административный комплекс, спрашивая у прохожих, каждый из которых куда-то торопился по своим неотложным делам. Повсюду уже угадывались контуры будущих строений, техники и инженеры сновали по густому переплетению лесов, со всех сторон доносился не прекращающийся не на секунду шум работающих инструментов и механизмов, громкие команды руководителей, веселая болтовня, смех и шутки кербалов.

Оказывается я дважды прошел мимо административного комплекса. Небольшое одноэтажное здание, наскоро собранное из однотипных панелей, терялось среди пирамид ящиков и гор коробок и если бы не постоянно входящие и выходящие из него кербалы, мне бы наверное и вовсе не удалось его разыскать. В душном помещении было тесно от столов, сидящих за ними кербалов и многочисленных посетителей. Из динамиков раздавались переговоры наверное со всех каналов сразу, но это нисколько не мешало, работающим здесь руководителям понимать, что происходит и отдавать необходимые распоряжения. Среди присутствующих выделялся один кербал с короткой стрижкой и беспроводной гарнитурой на голове. Он явно был центром всего происходящего. Каким то невероятным образом, он умудрялся говорить со всеми сразу, поочередно подходить и давать указания своим помощникам, делать какие-то отметки в десятке планшетов, разложенных по столам, заглядывать в несколько компьютерных мониторов.

Отчаявшись поймать момент паузы между какими-то из его занятий, я просто дернул его за край белой жилетки.

- А, Джонни Керман, хорошо, что ты пришел. Биллу Керману (Bill Kerman) срочно нужна твоя помощь. Вот здесь, на этом планшете скорректированные проекты X-0 и X-1, быстро беги в цех по сборке космических аппаратов, там их уже заждались. Не забудь по дороге их внимательно изучить. Ты еще здесь? - и если честно я даже рта не успел раскрыть.

Подхватив планшет и коротко справившись о том где мне найти цех с загадочным названием, я вышел наружу под палящее полуденное светило. У меня закончилась вода, а жевать брикеты пищевых рационов, разложенные по карманам, в сухомятку было нежелательно. По счастью по дороге мне попался один из временных пунктов снабжения. Заправляла на нем кругленькая зеленощекая симпатичная кербалка с нашивкой "Джудит Керман - техник по снабжению". Она бесцеремонно развернула меня к себе спиной, нашла клапан резервуара для воды и открыла вентиль на пару секунд.

- Готово. Пищевые рационы есть? Отлично. На вот, угощайся, Джонни Керман, - Джудит ловко бросила мне небольшую баночку.

- Что это? - спросил я.

- Не знаю, что это, но обалдеть как вкусно! В конце концов, кто из нас ученый?

- Спасибо.

- Ага. Увидимся. Следующий!

Цехом по сборке космических аппаратов оказалось самое высокое здание с огромными воротами. От него в сторону берега уходила прямая дорожка, на которой несколько команд техников и инженеров бетонировали две широкие колеи. Внутри я нашел Билла Кермана в компании с Гусом Керманом. Билл, как и Боб был в оранжевом комбинезоне, его голову венчала густая темно-русая шевелюра. Вокруг кипела работа, в цехе еще не было крыши, а на воротах ни одной створки. Повсюду лежали бухты кабелей, штабеля балок и стопки облицовочных панелей. Пройдя по этому замысловатому лабиринту, я оказался возле Билла и Гуса, которые увлеченно изучали какие-то чертежи.

 []

X-0 "Explorer", простое устройство для испытания найденного научного оборудования прямо на стартовой площадке. В основе стандартный модуль авионики для радиоуправляемых ракет.
К арматуре отсека полезной нагрузки прикреплены блоки аэрономических сенсоров, инженерных измерений, исследования материалов и метеорологической станции.

1 день 1 года.

На принесенном мною планшете были исправленные и усовершенствованные варианты прототипов космических аппаратов. Не тратя лишнего времени на церемонию знакомства, мы немедленно включились в работу. Усовершенствования касались установки дополнительного научного оборудования для изучения его работы в условиях наземных испытаний. Другой аппарат был значительно интереснее и ему был присвоен шифр X-1. Это была небольшая ракета с твердотопливным ускорителем SRM-S, блоком авионики, химическим элементом питания, двумя камерами с широкими объективами и автоматическим парашютом. Для улучшения полетных характеристик на ракете были установлены четыре стабилизатора из прочного углепластика. На стартовой площадке X-1 устанавливалась на четыре легкие опоры, удерживающие ее в вертикальном положении.

 []

Проект X-1 "Eye", 1 день 1 года.

- С X-0 мне все ясно, коробка с кучей электроники на грунте. С ней ничего не может случиться, разве, что какой-нибудь не смотрящий под ноги болван наступит на нее. А вот X-1, это та еще птичка, - усиленно почесывая затылок прогромыхал Гус.

- Тебе что-то не нравится, папаша Гус? - с лукавым выражением на безусом лице спросил Билл, вертя изображения ракеты на экране планшета под разными углами.

- Я скорее позволю побрить себя на лысо, чем установлю на нее сразу две камеры.

- Вернер и Линус провели полное моделирование прототипа на супер-компьютере, это вполне надежный вариант, - вступился я за проект.

- Знаю я это ваше моделирование, как же. Все проверили, все просчитали, а потом муха или таракан какой заползут куда не надо и бабах, большой бабах получается, - усмехнулся Гус и провел рукой по гладкой, как его каска, блестящей лысине.

- Ну, не знаю, папаша Гус, у нас этого добра, что SRM-S, что камер с увеличенным углом обзора пока-что немерено. Вон еще ящик притащили, между прочим, - неуверенно промямлил Билл и зачем то взял в руки одну из камер, словно пытаясь на вес определить ее ценность. Главный инженер бережно взял ее из рук кербонавта и аккуратно положил на место.

- Вам летунам, только дай волю, все добро перебьете из геройских побуждений. Сказал - не буду камеры ставить. Сначала так полетает. Если все пройдет удачно, мы потом к этому же образцу камеры приделаем и повторим полет. А если взорвется или разобьется вдребезги, то камеры целы останутся, для другой ракеты сгодятся.

- Да ну тебя - делай как знаешь, - махнул на него рукой Билл и отошел в сторону.

- То-то же. А то будет каждый сперматозоид, старый хрен учить как их делать, - довольно проворчал себе под нос Гус и напевая что-то неприличное принялся проставлять свои пометки в чертежах.

- Дней пять на одну и другую выйдет, что скажешь, Джонни? - заметив, что я углубился в расчеты, заговорил со мной главный инженер.

- Без камер, папаша Гус, X-1 и скорость и высоту больше наберет, а с учетом скорости вращения планеты, то и гляди нам на головы упадет.

- Да? Вот и нечего без каски по улице прогуливаться, когда ракеты летают - техника безопасности, лопни мои глаза. Нет, не дотянет. Спорим на пинок по твоей заднице, что дальше этого цеха не упадет?

- Не буду я спорить, опасно это, надо уклон в направлении берега в полтора градуса сделать.

- Много ты понимаешь, лишай сушеный! Полетит голубушка строго вертикально, как старина Вернер нарисовал. А ты, будешь умничать, получишь от меня в задницу вот такой конденсатор, для правильной подзарядки мозгов, понял? - и Гус широким жестом показал, какого размера должен быть конденсатор.

- Ну, в любом случае, решать Джину и Вернеру. Камеры на ракету значит жалко, а конденсатор в задницу так это запросто, да?

- Ха-ха-ха, хорошо сказал, яйцеголовый! Ха-ха-ха! Мы с тобой еще поладим! Ха-ха-ха! - трясся от забористого хохота Гус Керман и мне едва удалось увернуться от его медвежьих объятий.

Остаток дня я провел в обществе главного инженера, занимаясь работой над X-1. Билл, который  недолюбливал Гуса и забрав необходимые для сборки X-0 материалы вместе с небольшой командой техников, перебрался в здание по-соседству - ангар атмосферных летательных аппаратов. Внешний вид и технические решения в виде небрежных заплаток и покосившихся подпорок выдавали с головой автора этой архитектурной конструкции - Билла Кермана.

Вечерний сумрак упал длинными тенями с горной гряды на западе от нашего поселения. Техники успели кое-как наладить наружное освещение. Где-то осветительные блоки валялись прямо на траве, наспех подключенные к брошенным как попало проводам. Нашу работу прервал усталый голос Вернера фон-Кермана, который объявил по радиосвязи о начале производственного совещания через десять минут в научно-исследовательском центре. Туда же вызвали Билла и Гуса. Мы поблагодарили всех кербалов за проделанный труд и отправили их во временный палаточный лагерь на отдых, а потом уплетая на ходу наш ужин из пищевых рационов, втроем отправились в научно-исследовательский центр.

Площадка Љ3 на которой разместился научно-исследовательский центр за время моего отсутствия поменялась кардинальным образом. Инженеры и техники успели соорудить еще несколько ангаров, навести порядок в тоннах оборудования, скопившихся возле построек, забетонировать дорожки, ведущие к лабораториям. В самом просторном из корпусов собрались руководители команд, научный персонал и те из кербалов, кто еще не валился замертво с ног от усталости.

В назначенное время Джин Керман снял с головы гарнитуру, с которой не расставался в течение всего дня и обратился к участникам совещания:

- Друзья, коллеги, мы собрались здесь, чтобы коротко обсудить итоги дня и наметить мероприятия на ближайшее время. Я понимаю, что многие сильно устали, но попрошу собраться и поработать еще немного, поверьте это очень важно для всех нас, - последовала короткая пауза, было видно, что Джин устал не меньше других и ему необходимо сконцентрироваться.

- Начнем с тебя, Вернер. Хочу услышать доклад о текущей ситуации, в первую очередь о состоянии кербалов.

- Хорошо, Джин. Итак, по состоянию на текущий момент по всем подразделениям зарегистрировано всего 3961 кербалов, из них 2011 мужского пола и соответственно 1950 женского. Состояние большинства удовлетворительное. Наблюдаются общие синдромы адаптационного стресса, но никаких острых или опасных заболеваний не зафиксировано. 4 кербала получили травмы во время проведения дневных работ, всем оказана медицинская помощь. 1 кербал с сильным ушибом помещен во временный лазарет. У нас достаточно медикаментов и медицинского оборудования, пока нет недостатка и в самих медиках. При необходимости научный персонал всегда будет готов прийти к ним на помощь. Думаю по вопросам размещения и обеспечения кербалов дополнительно доложит Мортимер Керман (Mortimer Kerman), а я остановлюсь на результатах предварительного  анализа ситуации, - Вернер фон-Керман сделал паузу ради пары глотков воды, откашлявшись он продолжил:

 []

Снимок с подписью "Кербин", найденный среди обломков.

- Благодаря стараниям Гуса Кермана и его команды нам удалось собрать и запустить один из радиотелескопов. Боб и Джонни произвели определение нашего местоположения. Им удалось установить, что мы находимся на одной из планет в системе Кербола, а среди найденных на побережье вещей нам попался фотоснимок:

- Никакой дополнительной информации в имеющихся у нас банках данных мы не обнаружили. Мы еще продолжаем загрузку информационных модулей, найденных среди компьютерного оборудования, но пока могу сообщить, что в нашем распоряжении огромная библиотека технической информации, значительно меньше информации о фундаментальных и прикладных науках. Возможно мы разыскали еще не все носители информации, поэтому просим все команды обращать внимание на любые источники информации при проведении работ и немедленно передавать их в информационный центр для обработки. Также крайне мало информации о нас самих. Пока мы располагаем отрывочными сведениями медицинского характера, которые удалось извлечь из различного медицинского оборудования и описаний медикаментов. По-прежнему нам ничего неизвестно о массовой амнезии затронувшей всех кербалов. Не обнаружено никаких записей о времени предшествующем нашему появлению в этом месте, нашем происхождении и нашей истории. Не смотря на то, что каждый кербал располагает персональным коммуникатором со значительным объемом памяти для хранения информации, никаких сведений о нашей прежней деятельности не выявлено. Тем не менее необходимо отметить тот факт, что все без каких-либо затруднений вспоминают профессиональные навыки и умения и успешно применяют их на практике. Мы все умеем читать, писать, разговаривать. С помощью найденного лабораторного оборудования было проведено несколько тестов и измерений, который показали, что окружающие климатические условия вполне подходят для комфортной жизни кербалов, есть все необходимое: воздух, вода, тепло, свет. Обнаруженные в ближайших окрестностях биологические образцы местной флоры и фауны не представляют опасности. Определенную проблему могут вызвать комары и мухи, но думаю мы в ближайшее время найдем эффективное средство для борьбы с ними. Рекомендую держать двери жилых помещений плотно закрытыми и по реже открывать окна, во избежании попадания назойливых насекомых внутрь. Хочу сказать, что сбор информации и анализ текущей ситуации будут продолжены, для этого нами уже оборудовано и введено в строй три временных лабораторных корпуса. Особенно большие надежды мы возлагаем на запуски ракет с научным оборудованием для детальной разведки окружающих нас территорий и наземные пешие научные экспедиции. Ракеты это единственное средство быстрого перемещения которым мы располагаем в настоящее время и, что немаловажно, в больших количествах. Возможно существуют  другие группы кербалов в похожей на нашу ситуации или обладающие дополнительной информацией и технологиями, хотя не исключено, что они могут быть и в более тяжелых условиях и им потребуется наша помощь. У меня все, Джинн.

- Не густо, Вернер, не густо. Мортимер, что у тебя?

- Развернуто 4 полевых палаточных лагеря, оборудованных пунктами снабжения, лазаретами, электрическими генераторами. Найденные продовольствие, медикаменты, снаряжение и аварийно-спасательные комплекты, размещены на двух складах. Техники по снабжению организованы в три смены, что гарантирует круглосуточное жизнеобеспечение всех поселений. Предварительный подсчет запасов показал, что при текущей численности населения, ресурсов хватит приблизительно на 2500 дней. Помимо существующих запасов, мы обнаружили оборудование для гидропонных теплиц и конвертеры биомассы. Полагаю, что с помощью наших ученых мы в ближайшее время наладим производство всего необходимого. Гораздо сложнее обстоит дело со строительными материалами, для организации их производства потребуется больше времени и самое главное - более мощный источник энергии, возможностей портативных генераторов для этого очевидно не хватит. По крайней мере, так считает наш главный инженер - Гус Керман. Завтра мы продолжим сбор ресурсов и наведение порядка. Планируется возведение нескольких складов для хранения материалов, топливных элементов и оборудования. До разрешения кризиса со стройматериалами, предлагаю утверждать выделение имеющихся ресурсов коллегиально. Мое мнение таково, что чем раньше мы прибегнем к жесткой экономии, тем более готовыми окажемся к возможным кризисам в будущем.

- Понятно, Мортимер, спасибо. Гус?

- Мы возвели два временных помещения для сборки ракет, и заложили сразу две ракеты: X-0 и X-1. Сроки постройки до пяти дней. Завтра планируем начать строительство завода по производству ракетного топлива и завода деталей ракет. Думаю, что мы сможем наладить производство строительных материалов на площадке завода деталей ракет. Необходимые источники энергии мы нашли среди всего остального на берегу. Мне потребуется больше рабочих рук для переноски отобранных контейнеров на место сборки. Кроме того в ближайшие три дня мы закончим работу над станцией наблюдения за космосом, после чего приступим к сооружению радара на холме к югу от поселения. Центр управления полетами планируем закончить к моменту первых стартов.

- Хорошо, Гус. Уолт Керман (Walt Kerman), что у тебя?

- В целом настрой у всех кербалов позитивный, наиболее обсуждаемая тема, конечно же, вопрос о том, что с нами произошло. Необходимо сделать официальное заявление, это на некоторое время успокоит всех. Я уже набросал проект, осталось обсудить незначительные детали, - начал свое выступление помощник по связям с общественностью Уолт Керман.

- Думаю, что самое время обсудить текст заявления, - поддержал его Джин.

Примерно полчаса спустя, когда ночная прохлада опустилась на лагерь кербалов, тех немногих кто смог уснуть после волнительного дня, разбудил голос Джина Кермана выступившего по общему каналу.

- Друзья! Думаю, что всех вас тревожат те же вопросы, что и меня. Что с нами случилось? И что мы будем делать дальше? Мне пока сложно ответить на первый вопрос, потому что я ничего не помню как и вы. Наши ученые занимаются анализом ситуации и думаю смогут дать определенные ответы после получения необходимой информации и мы всецело будем им в этом помогать. Пока уверенно можно говорить, что в настоящий момент безопасности нашей колонии ничего не угрожает. У нас достаточно ресурсов, оборудования и специалистов, чтобы удовлетворить все наши нужды. Население колонии составило на текущий момент 3961 кербал. Мы находимся на одной из планет системы звезды Кербол. Планета пригодна для жизни. Есть предложение назвать ее Кербин. На второй вопрос я могу ответить с большей ясностью. Завтра мы продолжим работы по строительству нашей колонии и разведке прилегающей территории, потребуются добровольцы для формирования поисковых партий, все желающие могут обратиться утром к Джебедаю Керману (Jebediah Kerman), он будет руководить этим направлением. Возможно неподалеку есть другие кербалы и им может потребоваться наша помощь. Мы приступили к строительству ракет для проведения разведки поверхности планеты. Нам придется самим обеспечить себя всем необходимым для жизни, потому что запасы найденных ресурсов не бесконечны. И мы должны заботиться друг о друге, потому что другой помощи нам ждать пока неоткуда. Постарайтесь хорошо отдохнуть, впереди трудные дни. До свидания!.

Я лег спать позже остальных, потому что заставил себя записать все события этого дня в дневник, на тот случай, если всех вокруг и меня вновь постигнет внезапная амнезия.


День 7, 1 год.

Шесть дней пролетели как один. Мы работали не покладая рук от рассвета до заката. Прямо на наших глазах колония вырастала из царившего до этого повсюду беспорядка. Каждый день приносил новые открытия, будь то душевые кабины или купание в море, загар полученный под яркими лучами Кербола или аэрозоль защищающая от укусов комаров. За это время население колонии выросло до 4096 кербалов, поровну мужского и женского пола, это стало в свою очередь одной из самых обсуждаемых тем наравне с загадочной амнезией и тайной нашего появления на Кербине. Часть кербалов разыскали отряды разведчиков под предводительством Джебедая Кермана, им пришлось несладко, особенно тем у кого не оказалось под рукой запасов продовольствия и воды, но к счастью помощь подоспела вовремя и никто не пострадал. Большая группа с северной части залива прибыла сама, возглавляла ее единственная среди нас кербалка в оранжевом комбинезоне Валентина Керман (Valentina Kerman). Сначала она организовала временный лагерь из тех кербалов, которые оказались на северном побережье Кербальского залива, как мы теперь его называли. Им не так повезло с ресурсами как нам, но необходимый минимум удалось собрать. А потом, ночью, они заметили огни нашей колонии на юге и решили самостоятельно добираться до нашего поселения. Дорога заняла почти два дня, на исходе которых их обнаружил отряд разведчиков под командованием Джебедая. Оранжевые комбинезоны были одной из наших многочисленных загадок. Теперь их было четыре.

Несколько больше мы узнали и о самом Кербине, название с найденной фотографии легко прижилось в нашем небольшом сообществе. Сутки на планете длились шесть часов: три часа день и три часа ночь. Погода в районе, где расположилась колония, была теплая, сказывалась близость экватора. Осадки были редкими, ветер дул всегда в одном направлении, гоня на восток стада из белых облаков. У Кербина оказалось два естественных спутника, самый большой, хорошо видимый по ночам мы назвали Мун (Mun), второй, который казался всего лишь яркой звездой на небе, получил наименование Минмус (Minmus). Боб Керман проводил все свое свободное время на станции наблюдения за космосом, продолжая свои астрономические наблюдения. Иногда я заглядывал к нему, чтобы узнать что-нибудь новое и интересное.

Для нас, пятерых кербонавтов, соорудили отдельное здание - центр подготовки кербонавтов и помимо обычной работы, теперь мы обязаны были ходить на дополнительные занятие, где нас готовили к полетам в космос. Полным ходом шло строительство X-0 "Explorer", который состоял из кучи научного оборудования закрепленного на арматуре блока полезной нагрузки и соединенного проводами с блоком авионики и аккумулятором. И я частенько наведывался к Биллу Керману, который руководил его строительством, чтобы получше познакомиться с устройством и сложным оборудованием, которым он был набит снизу до верху. Испытания X-0 были поручены Бобу Керману. Хотя на самом деле кербонавту, который находится возле безобидной пачки научной электроники, установленной на взлетно-посадочной полосе ничего в принципе не угрожает, Вернер настаивал на том, чтобы испытания были приближены к самым жестким условиям в которых могут оказаться исследовательские блоки.

Рано утром, с помощью небольшой тележки мы выкатили X-0 "Explorer" на стартовую позицию. 

 []

X-0 "Explorer" на стартовой площадке, 7 день 1 года.

Боб Керман подключил аккумуляторную батарею и склонился над блоком управления авионикой. Мне досталось работать с данными телеметрии, которые непрерывным потоком цифр и символов поступали на мой планшет.

- Включаю блок аэрономических сенсоров! - громко объявил Боб, и картинка на моем планшете поменялась на диаграммы и графики предварительной обработки информации, поступающей от научного блока.

- Программа исследования завершена, данные получены и переданы на обработку в информационный центр.

- Переходим к следующему научному модулю. Джонни, ты готов?

- Да. Включай!

Проверка оставшегося оборудования заняла еще несколько минут, после чего мы отключили питание и принялись грузить оборудование на тележку. Теперь уже техникам предстояло детально обследовать все узлы внутри цеха и подготовить аппарат для следующей серии экспериментов уже на взлетно-посадочной полосе.

Не успели мы закатить X-0 внутрь сборочного цеха космических аппаратов как пришло время для пуска X-1 "Eye". Не смотря на протесты Гуса, на ракету были установлены две камеры с увеличенным углом обзора. Четыре полосатые черно-желтые штанги удерживали ракету в вертикальном положении. Главный инженер самолично руководил установкой Х1 на старте и придирчиво проверял точность ориентирования покрытого разноцветными шашечками корпуса с помощью отвеса и угломера. Наконец он счел результат работы своей команды удовлетворительным и жестом дал знать, что все готово к запуску.

 []

X-1 "Eye" на стартовой площадке, 7 день 1 года.

По космическому центру раздались тревожные звуки сирены, предупреждающей о приближающемся запуске ракеты. Кербалы прекратили работы и отправились в заранее подготовленные укрытия. Джин Керман командовал из центра управления полетами, а мы с Вернером расположились во врытом в землю бетонном бункере возле стартовой площадки.

- Проверка всех систем завершена. Индикатор блока авионики в норме, заряд батарей 90%. Прошу разрешения на запуск двигателя SRM-S, - поступил доклад от Гуса Кермана.

- Всему персоналу занять места в укрытиях. Минутная готовность, - донесся из динамика голос Джина Кермана. Ворча, в бункер протиснулся главный инженер и приблизился к смотровой щели. Раскрашенная цветными квадратами ракета покоилась на своих полосатых опорах.

- Начинаю предстартовый отсчет.

- Да скорее бы уже, а то батареи совсем разрядятся, - буркнул себе под нос Гус.

- Пять, четыре, три, два, один. Пуск!

С громким шипением ракета оторвалась от обугленной поверхности стартовой площадки. Громко лязгнули, а потом отвалились все четыре опоры и снаряд, набирая скорость, полетел вверх. Я склонился над планшетом, наблюдая за данными телеметрии.

В считанные секунды ракета достигла нижней границы облаков и скрылась из виду. Связь прервалась, маломощный передатчик X-1 действовал на расстоянии до трех километров. Томительное ожидание растягивало секунды до невозможного, но вот снова ожили мониторы и по ним побежали данные телеметрии. Ракета выскочила из-за завесы облаков и почти отвесно, носом вниз понеслась к нам. Казалось она падает прямо на сооружения космического центра.

 []

Запуск X-1 "Eye", 7 день 1 года.

 []

Полет X-1 "Eye", 7 день 1 года.

На высоте 1000 метров Джин послал команду на раскрытие парашюта, последовал громкий хлопок и над ракетой возник вытянутый полосатый мешок парашюта, он наполнился воздухом и увеличился в размерах. Через 500 метров автоматика полностью раскрыла купол парашюта и X-1 плавно опустилась на траву в нескольких километрах к западу от взлетно-посадочной полосы.

- Вот это да! Наша крошка просто молодец: 5900  в высоту и 3700 в длину, однако, - с радостным возбуждением воскликнул Гус Керман и не дожидаясь отбоя тревоги выскочил наружу из бункера. Мы с Вернером переглянулись, и он пожав плечами пошел к выходу. Уже нам вслед прозвучал голос Джина Кермана, объявляющего об отсутствии опасности и разрешении покинуть убежища.

Путь до места посадки занял около часа, здесь уже были Джин и Гус вместе с другими инженерами и техниками. Ракета, целая и невредимая лежала на небольшом, покрытом травой откосе.

 []

Спуск X-1 "Eye" на парашюте, 7 день 1 года.

 []

X-1 "Eye" на месте посадки, 7 день 1 года.

- Видишь, целая и невредимая? - укоризненно обратился к Гусу Билл.

- Ага, только вот тащить обратно далеко, и никто из вас бездельников даже не почесался прихватить с собой тележку, - в ответ согласился главный инженер.

- Считаю, что запуск прошел успешно, теперь можно готовить следующий. Вернер ты определился с начинкой? - объявил Джин Керман присутствующим и повернулся к руководителю научной программы.

- Полагаю четырех ракет с разными блоками полезной нагрузки пока хватит. Судя по повреждениям арматуры, эффективность парашюта недостаточная, боюсь если нагрузить X-1 дополнительным весом, научное оборудование пострадает при посадке.

- Согласен. Гус, сколько потребуется времени?

- Точно скажу после осмотра ракеты, а так, навскидку, дня два на каждую, не больше. Пусть Билл подготовит чертежи.

Мы доставили X-1 в цех и разошлись по своим рабочим местам. Спустя некоторое время были готовы чертежи целой серии ракет X-1 ASA, X-1 ETB, X-1 MSM и  X-1 MSP.

 [] []

Проект X-1 ASA, 7 день 1 года.

Все они были похожи на X-1 "Eye", но были чуть длиннее и тяжелее из-за дополнительного блока арматуры, который должен был принять на себя удар при посадке и защитить оборудование с данными экспериментов. Кроме того в целях защиты чувствительной электроники от действия встречного потока воздуха, на ракеты были установлены сбрасываемые по команде из центра управления боковые обтекатели.

Из-за малых габаритов серии X-1, было решено собирать всю партию в ангаре атмосферных летательных аппаратов, а в цехе сборке космических аппаратов полным ходом шла подготовка к производству новой высотной ракеты X-2 "Sky". Этот аппарат был собран по двухступенчатой схеме с дополнительными ускорителями и блоком авионики, который успешно прошел наземные и полетные испытания. Новым был твердотопливный ускоритель SRM-L, который значительно превосходил по мощности уже изученный SRM-S. Предполагалось, что ракета сможет достигнуть границы плотных слоев атмосферы на высоте около 18 000 метров.

 [] []

Проект X-2 "Sky", 7 день 1 года.

По-скольку исследования систем динамического управления ракетами еще продолжались, в Х-2 планировалось использовать пассивную систему стабилизации полета.

Вечером ко мне в комнату зашел Боб, он задумчиво покрутил свой седоватый ус, и неспешно заговорил:

- Хочешь взглянуть на снимки с нашей первой ракеты?

- Что за вопрос? Конечно хочу!

 []

Фотоснимок островов залива с борта X-1 "Eye", 7 день 1 года.

 []

Фотоснимок горного хребта к западу от космического центра, 7 день 1 года.

 []

Панорамный снимок полуострова с высоты 5900 м, 7 день 1 года.

Пока я с интересом рассматривал принесенный фотографии, Боб неожиданно спросил:

- Как думаешь, Джонни, то что с нами произошло похоже на катастрофу или аварию?

- Если честно, Боб, то нет.

- Почему?

- Во-первых, практически нет обломков и следов разрушений. Во-вторых, не одного пострадавшего. В-третьих, уж больно всего в достатке и в больших количествах. Больше похоже на то, что нас тут высадили второпях. Этим объясняется беспорядок в контейнерах и ящиках.

- Но, мы ведь не нашли никаких других следов кроме наших? Как можно провести такую масштабную операцию и не оставить ни единого отпечатка?

- Не знаю, Боб. Ты спросил моего мнения, я ответил.

- А эта амнезия, какой смысл в потере памяти, если это был целенаправленный десант?

- Ну, скажем, мы все перенесли ее без каких либо негативных последствий. Предположим, что это обычное явление для всех нас. Ты же очищаешь пробирки перед проведением очередного эксперимента? Может и нас стерли перед исследованием этой планеты.

- Ты полагаешь, что мы эксперимент, вернее инструмент? Роботы?

- Я просто не исключаю такой возможности. В любом случае у нас нет другого способа получить ответ на этот вопрос, кроме как исследовать все вокруг. У нас, кстати, это неплохо получается.

- Расскажешь Вернеру?

- Нет, это ведь только гипотеза. Наверняка, нашему шефу, эта мысль уже приходила в голову. Будут факты, тогда можно будет их обсудить, а пока будем работать. Кстати, Боб, на этом снимке кажется что-то есть, взгляни на участок этого острова, вот здесь слева. Видишь эту полоску?.

- Мелко конечно, но похоже, что ты прав, это действительно похоже на ровную полоску суши.

- Или на взлетно-посадочную полосу, наподобие нашей. Ты не знаешь почему Вернер и Джин решили построить взлетно-посадочную полосу возле нашего поселения?

- Они и не решали, просто она уже была.

- Вот как? А я не знал об этом. Надо увеличить снимок, может удастся разобрать, что там такое.

- Давай зайдем к Линусу, он еще оставался в фотолаборатории когда я уходил и возился с остальными снимками.

Через несколько минут мы были в научно-исследовательском центре. Линус действительно продолжал без устали печатать фотографии на глянцевой бумаге, которая была у нас пока в избытке. Он бегло взглянул на наш фотоснимок и буквально сразу нашел нужную фотопленку, после чего мы перешли в соседнее помещение, где были установлены небольшой белый экран и проектор. К нашему общему разочарованию, даже максимальное увеличение, которое могла выдать линза проектора, не добавила в нашу копилку никаких новых сведений об обнаруженном артефакте.

- X-2 "Sky" достигнет высоты вчетверо большей, чем X-1, если немного скорректировать стартовые углы, возможно нам удастся получить снимки лучшего качества. - предложил Боб после целого часа безрезультатных попыток извлечь дополнительную информацию из кипы изображений, покрывших плотным ковром всю демонстрационную комнату.

- Жаль, что мы пока не можем управлять ракетами в полете. - посетовал я.

- Так-так-так. А не скажут ли молодые люди, кто завтра будет работать? - Вернер ван-Керман стоял на пороге лаборатории и весь его вид выражал крайнее неодобрение нашего научного рвения в то время когда всем кербалам полагалось спать.

- Шеф, а мы как раз собирались к вам. У нас тут такое дело ... - в крайнем возбуждении начал Линус, рванувшись с пачкой фотографий навстречу патрону.

- Ничего не желаю знать до утра! - категорически возразил Вернер жестом останавливая своего помощника.

- Возможно на острове в заливе есть еще одно поселение кербалов! - коварно нанес удар по решимости руководителя научной программы Боб и подошел к изображению на экране проектора:

- Участок суши вот в этом месте, напоминает нашу взлетно-посадочную полосу.

Мгновенно изменившийся в лице Вернер быстрыми шагами подошел к Бобу, попутно практически вырвав из рук Линуса кипу фотографий. Какое-то время он в полном молчании с выражением крайнего сосредоточения на лице просматривал подготовленные нами материалы, потом что-то невнятно пробормотал себе под нос и вызвал по радиосвязи руководителя космического центра:

- Джин, ты еще не спишь?

- Нет, Вернер, еще много работы. Что-то случилось?

- Возможно, но тебе лучше взглянуть на это самому, мы тебя ждем в фотолаборатории.

- Хорошо, сейчас буду.

- Ну-с, и какие у нас есть на этот счет предположения? - обратился к нам Вернер.

- Похоже для Кербина искусственные грунтовые взлетно-посадочные полосы обычное явление. - полушутя высказался Боб.

- Нужна дополнительная информация, возможно имеет смысл провести экспедицию на остров. - предложил я.

- Предлагаю скорректировать проект X-2, чтобы получить более четкие изображения этого участка во время следующего запуска. - добавил Линус.

- Экспедиция, это конечно правильно, но вот каким образом мы попадем на остров пока непонятно.

В лабораторию энергичной походкой вошел Джин и подойдя к нам вопросительно взглянул на Вернера, тот коротко рассказал про нашу находку. Прищурив один глаз, руководитель космического центра смотрел на экран проектора, задумчиво почесывая бритый затылок. Ничего не говоря он подошел к небольшому оконцу обращенному в сторону Кербальского залива и резким движением его открыл. В тишину лаборатории ворвались таинственные звуки душной и влажной летней ночи. Джин напряженно всматривался во мрак, словно пытался разглядеть взволновавший всех объект на далеком острове.

- Как думаете? Там есть кербалы? - и вновь мне подумалось о том, что наш лидер всегда озвучивает именно те вопросы, которые крутятся на языке у всех остальных. В установившей в лаборатории тишине, оглушительно прозвучала скрипучая песнь сверчка, и никто не решался первым произнести повисшие в спертом воздух слова.

- Мое мнение - маловероятно. И вот почему ... - Вернер подошел к столу заваленному фотоснимками, чтобы взять небольшую указку и вернулся к экрану.

- Прошло уже семь дней с момента нашего появления на побережье Кербальского залива и за это время мы не заметили никаких сигналов или иной активности, позволяющей судить о присутствии других кербалов на островах залива. При этом хочу отметить, что все эти дни мы вели активные поиски и круглосуточное наблюдение на всей территории полуострова и на берегу. Полагаю, что если бы на одном из островов находились кербалы, то они либо предприняли попытку достичь побережья залива с помощью подручных средств, либо, что более вероятно, попытались подать сигнал, чтобы привлечь наше внимание, например с помощью фонаря, зеркала или костра.

- Я согласен с Вернером, будь мы на их месте, то наверняка попытались бы забраться повыше на один из вулканов, которые есть на островах и произвести осмотр близлежащей местности. С такой наблюдательной позиции невозможно не заметить нашу колонию, а для подачи сигнала, даже при отсутствии спасательного снаряжения, много ресурсов не надо, достаточно осколка стекла днем или фонаря на шлеме ночью. - согласился с Вернером Боб.

- Все, что вы сейчас говорите было бы абсолютно логично, если бы не взлетно-посадочная полоса. Секундочку. Джеб? Джебедай? Ты меня слышишь? Извини, дружище, что разбудил, но у меня к тебе просьба, пусть твои разведчики и спасатели усилят наблюдение за островами в заливе, возможно там могут находиться другие кербалы. Об этом подробно утром переговорим, а сейчас пусть почаще в сторону островов посматривают. - Джин отключился от радиосвязи с Джебедаем Керманом и вновь уставился в окно.

- Джин, ты думаешь раз мы появились вблизи от взлетно-посадочной полосы, то и на острове должно быть также? - спросил его Вернер.

- Думаю, что этого исключать нельзя. Ближайший запуск у нас через три дня, мы сможем установить дополнительную камеру на X-1 ASA?

- Полагаю, что да, много времени это не займет, но это снизит потолок высоты, который она может достигнуть и мы не получим фотографий лучшего качества. Целесообразно провести дополнительную съемку с борта X-2, она стартует днем позже.

- Ну, что же, если не случится ничего непредвиденного, то один день роли не сыграет, а пока, умным головам хорошо бы поработать над способом попасть на остров. Какое расстояние до него?

- Приблизительно 25-30 километров, судя по фотографиям. Но для нас это все равно, что на противоположной стороне планеты, потому что из того, что есть у нас под рукой можно соорудить разве, что плот и простые весла. К тому же нам ничего неизвестно о гидрологии залива и пока недостаточно сведений о метеорологии. Возможно на таких примитивных средствах вообще невозможно достичь островов, например, из-за течений. - ответил Вернер и пожал плечами, выражая свое сомнение по-поводу успеха затеи со срочной экспедицией.

- К тому же у нас ограниченный радиус действия встроенных в комбинезоны средств радиосвязи, не более 3-х километров, придется брать с собой как минимум блок управления авионикой и запас аккумуляторов для него. Если все подсчитать, то получится солидная прибавка в весе, которая окажется неподъемной для небольшого плота. - внес я свою лепту в похороны идеи с немедленной экспедицией.

- Тогда на сегодня все. Всем спать, сегодня будет много работы, надо успеть хоть немного отдохнуть. - решительно закончил наш спонтанный ученый совет Джин и, поманив за собой Вернера, пожелал еще раз всем спокойной ночи выходя из лаборатории.

- Боб, расскажи мне про взлетно-посадочную полосу? Откуда вообще это название появилось? - спросил я по дороге к центру подготовки кербонавтов.

- А нечего тут рассказывать, Вернер и Джин нашли ее сразу, после того как все очнулись здесь на Кербине. Джин так и сказал, похоже, что это взлетно-посадочная полоса, а Вернер спросил откуда он это знает, вроде тот просто пожал плечами.

- Взлетно-посадочная полоса и ничего больше, если не считать всего этого беспорядка?

- Точно, просто взлетно-посадочная полоса. Вернер считает, что мы ее сами сделали, просто ничего про это не помним. Она примитивная - выровненный участок местности с утрамбованным грунтом, большого ума для этого не требуется да и инструментов тоже, достаточно 4-х тысяч пар ног кербалов в ботинках и опытного руководителя.

- А зачем мы ее сделали? А если ее сделал кто-то другой? Тот или те кто нас сюда высадили.

- И при этом не оставили своих следов? Слишком много допущений, поэтому маловероятно.

- Ладно, пойдем спать. Подумаем об этом на свежую голову с утра. - зевая, прервал я наш диспут, чувствуя непреодолимое желание заснуть прямо здесь в коридоре, не доходя до своей комнаты.

- Доброй ночи, друг - пожелал мне Боб и скрылся за соседней дверью.


День 10, 1 год.

Прошедшие три дня не ознаменовались ничем примечательным, наверное потому, что большую часть времени весь научный персонал не вылазил из лабораторий. Помимо обработки полученных в ходе первых испытаний данных мы занимались еще тремя проектами, успешное завершение которых обещало нам открытие новых возможностей и только необходимость участия в предстоящем запуске очередной ракеты из серии X-1 дало мне небольшую передышку и я нашел время для дневника.

Утром я встретил на выходе из центра подготовки кербонавтов Валентину, ее длинное и неудобное в радиопереговорах имя быстро деградировало до краткого и звучного - Валя. Она сама подошла ко мне и после коротко приветствия сразу перешла к главному:

- Джонни, у тебя есть пара минуток, чтобы рассказать мне о ракетах? Пока я блуждала со своими подопечными по берегам залива, вводные лекции прошли без меня.

- Даже не знаю, что и сказать, Валя, больше Вернера и Линуса о ракетах мало кто знает, а я в основном занимаюсь научным оборудованием - я кербонавт-исследователь, как и Боб. Наша главная задача сбор научных данных и их предварительный анализ. - по лицу кербалки в модном оранжевом комбинезоне я понял, что разочаровал ее и это почему-то меня задело. Она уже собиралась отойти от меня, когда я внезапно нашелся и предложил:

- Но я могу показать тебе настоящую ракету в действии, полетной программой X-1 ASA сегодня буду руководить я. Тебе интересно?

- Конечно же! Я пропустила запуск X-1, потому что обследовала со своей группой холмы к югу от колонии, но теперь ни за что не пропущу следующий. Идем?

- Да, только заглянем по дороге в пункт снабжения, кербонавтам тоже надо время от времени заправляться!

По дороге к ангару атмосферных летательных аппаратов, Валя засыпала меня бесконечными вопросами и я не раз почувствовал себя полным болваном, не зная что ей ответить, хотя казалось она этого вовсе не замечала. В просторном помещении ангара Билл Керман и техники возились возле свежевыкрашенной X-1 ASA. Он старался подражать Гусу Керману и постоянно, насупив брови, старался грозно покрикивать на техников, но те, нисколько не воспринимая его всерьез, весело дразнились и подшучивали над ним. Заметив нас с Валей, Билл отмахнулся от своих подчиненных и пошел к нам навстречу.

- Здорова, сестренка!

- Привет, Билл! Как дела?

- Все в полном порядке. - и он с нескрываемой гордостью показал на установленную на опорах ракету.

- А где Гус? - спросил я.

- Сегодня я за него! Он вместе с Вернером и Джином возится над X-2, что-то там улучшают и настраивают. Так, что мы с тобой сегодня главные.

- Отлично, Билл, тогда скажи этим лентяям, что пора выкатывать ракету на взлетно-посадочную полосу, я обещал Вале все показать.

- Эй, ребята! Слизняки сушенные, живо за работу. Выкатываем ракету на старт! - и не переставая ругаться Билл направился к техникам, которые никак не прореагировали на его команды.

- А сушенные слизняки бывают? - внезапно спросила Валя, наблюдая за суматохой возле ракеты.

- Думаю, что нет, но вряд ли стоит об этом говорить Биллу, он так вошел в образ. Похоже это ему нравится.

Валя оглушительно свистнула в два пальца и все замерли повернувшись в ее сторону:

- Эй, мелюзга зеленая, я что-то тут состариться должна, пока вы обнимаетесь с ракетой? Предупреждаю, что если я найду у себя хоть одну морщинку, я пожалуюсь папаше Гусу! - ее звонкий голос эхом отозвался из дальних углов ангара.

Надо сказать что угроза кербалки возымела действие, дело действительно сдвинулось с мертвой точки и довольно скоро ракета оказалась на взлетно-посадочной полосе.

 []

X-1 ASA на взлетно-посадочной полосе, 10 день 1 года.

Техники заканчивали приготовления, ежеминутно отбиваясь от бесполезных советов и указаний Билла, а Валя с критическим выражением на лице наблюдала за всем происходящим.

- Скажи, Джонни, а ракеты все такие маленькие?

- Нет, конечно, с чего ты взяла? X-2 будет втрое больше в длину.

- А в ширину? Я далеко не самая упитанная из кербонавтов, но даже мне придется солидно усохнуть, чтобы втиснуться в эту железную трубку.

- Что ты, Валя? Это же примитивная исследовательская ракета, к  тому же она неуправляемая. Для полета кербонавтов мы будем делать большие и удобные ракеты, гораздо больше чем X-1. - смеясь, успокоил я свою собеседницу.

- Это хорошо, а то я страсть как люблю сладкие десерты в обед. Ты сказал, что она неуправляемая, значит она полетит куда ей вздумается?

- Исключено, во-первых она не думает, у нее нет такой функции, а во-вторых видишь эти небольшие пластины из углепластика внизу, возле сопла двигателя? Это аэродинамические стабилизаторы, они не позволяют ракете сильно отклониться от заданного при старте направления. Короче, она упадет недалеко от старта.

- Хочешь сказать, что прямо нам на голову? Это же круто! - Валя даже подпрыгнула от радости.

- Нет на голову она нам тоже не упадет, потому что мы будем в укрытии на безопасном расстоянии. - я честно пытался придать себе строгий вид, как у Вернера ван-Кермана.

- Ну пожалуйста-пожалуйста, я хочу все хорошо видеть, не надо в укрытие! - похоже это называется каприз, так я подумал, когда она вцепилась в мой рукав и уперлась ногами в землю не давая мне уйти со стартовой площадки. Быстро прикинув вероятность того, что ракета грохнется действительно нам на голову и приняв во внимание направление ветра и скорость вращения Кербина вокруг своей оси, время сгорания топлива в ускорителе и умножив все это на качество сборки ракеты под руководством Билла, я пришел к выводу, что это событие практически невозможное, в крайнем случае, если, что-то пойдет ни так, я всегда могу прикрыть Валю своим телом.

- Хорошо, тогда стой рядом со мной и не отходи ни на шаг. Договорились?

- Ни на шаг! Поняла.

Билл знаком показал, что ракета готова к пуску и вместе с техниками бегом направился к расположенному неподалеку земляному укрытию. Проносясь мимо нас, он на ходу успел бросить:

- А вы чего тут?

- Да нормально все. - коротко успокоила его Валя и весело мне подмигнула.

Я проводил взглядом команду Билла и убедился, что все они находятся в безопасности.

- Джин, это Джонни, у нас все готово к запуску, прошу разрешения для начала программы испытаний. - доложил я руководителю полетов по радиосвязи.

- Принято, Джонни, предстартовый отсчет по сигналу тревоги.

Над космическим центром разнеслись отрывистые сигналы тревоги, предупреждающей о предстоящем пуске ракеты. Как только стих последний рев, я включил таймер предстартового отсчета.

- Вот, смотри, Валя, когда на табло загорится ноль, жми на эту кнопку и ракета полетит по твоей команде.

- Ух ты! А мне можно?

- Это несложно, жми на кнопку и смотри, что получится - и я передал ей свой планшет. Валя сразу стала очень серьезной и сосредоточенной, она бросала быстрые взгляды то на ракету, то на меняющиеся на табло цифры, то на меня, словно спрашивая, правильно ли она все делает.

- Эй! Вы чего? Давайте в укрытие! - любопытная рожа Билла торчала прямо из травы, в том месте где располагался вход в бункер.

- Спрячься! Сейчас будет старт! - крикнул я в ответ и голова исчезла в траве.

- Три, два, один! Пуск! - громко прокричала Валя и с силой вдавила кнопку.

 []

Старт X-1 ASA, 10 день 1 года.

 []

Полет X-1 ASA, после отделения стартовых опор, 10 день 1 года.

Яркий язык пламени вырвался из под хвоста ракеты и она с громким шипением полетела вверх. Громко, испустив снопы искр, лязгнули четыре черно-желтые полосатые опоры и с грохотом упали на твердую поверхность взлетно-посадочной полосы. Но все это перекрывал пронзительный визг Вали.

- Ура! Ура! Ур-а-а-а-а! Она летит!

Я поспешил взять у нее планшет, опасаясь, что в порыве восторга она запустит его вверх вслед за ракетой. Вдруг две руки крепко обхватили меня и я почувствовал как ее лицо прижалось к моему, и я повинуясь странному ощущению внутри, непроизвольно обнял ее в ответ. На какой-то миг все потерялось, уступив место внутреннему волнению охватившему нас. Но уже в следующую секунду она с силой оттолкнула меня и густо позеленев отвернулась в сторону. Поборов растерянность, я спохватился и принялся судорожно тыкать пальцами в планшет, вспомнив об обязанностях научного руководителя полета. К счастью, все произошло так быстро, что ничего непоправимого с X-1 ASA не случилось. Ракета продолжала лететь к белому покрывалу облаков, немного отклоняясь в сторону берега залива.

 []

Спуск X-1 ASA на парашюте, 10 день 1 года.

- Ну, ты, это ... Не обиделся на меня? - Валя стояла рядом со мной и, задрав голову вверх, приложила ладонь ко лбу на подобие козырька от яркого дневного света.

- Совсем нет. Я даже не против повторить. - чувствуя, что сам начинаю темнеть, тихо прозвучал мой ответ.

- А вот это, дудки! Что было, то было, а дальше ни-ни! - она с проказной гримасой ткнула меня кулаком в плечо и задорно рассмеялась.

- Высоко она взлетела?

- По данным телеметрии - четыре километра девятьсот пятьдесят два метра.

- Что-то я ее не вижу.

- Она за облаками, скоро появится. Вот она.

Заостренный с одного конца цилиндр падал вниз, обгоняя его пролетел мимо оперенный стабилизаторами твердо-топливный ускоритель SRM-S. Части ракеты должны были упасть на безопасном от нас расстоянии. Я бросил беглый взгляд на столбики данных на экране планшета и посмотрел на Валю. Она провожала глазами падающую ракету и казалось не замечала моего внимания к ней.

- Не смотри на меня так, дырку прожжешь, а мне дырки не идут! - не оборачиваясь сказала кербонавтка и кокетливо улыбнулась. Я почему-то вздохнул и поймал глазами бегущие цифры высотомера, чуть не пропустил момент открытия парашюта, его хлопка мы почти не услышали.

- Побежали? - и не дожидаясь моего ответа Валя рванулась к месту предполагаемой посадки, а мне не оставалось ничего другого, как припустить ей вслед.

 []

Отсек с научной аппаратурой X-1 ASA после посадки, 10 день 1 года.

Пока я проверял блок авионики и аэрономические сенсоры, она деловито отломала кусок арматуры и с невинным видом запихнула его к себе в карман.

- Что? Это моя первая ракета! Сувенир, на память! - перехватив мой взгляд, попыталась оправдаться Валя. Со стороны космического центра донеслось громыхание тележки, которую тащили техники, понукаемые криками Билла.

- Как это называется? - спросил я.

- Что? Отковыривание?

- Нет, там, на взлетно-посадочной полосе?

- Это называется "по-це-луй", а еще ученый! Ха-ха-ха! - рассмеялась Валя.


День 11, 1 год.

День начался с многочисленных хлопот связанных с подготовкой к запуску X-2 "Sky". Поскольку эта ракета была гораздо крупнее тех, что раньше доводилась нам изготавливать, потребовались усилия всех сотрудников космического центра для ее установки на стартовой площадке. Гус Керман был вездесущ и его брань царила над нашими головами безраздельно, задавая высокий темп работам.

 []

X-2 "Sky" на стартовой площадке, 11 день 1 года.

Пока инженеры, облепившее X-2 со всех сторон, заканчивали проверку всех узлов ракеты, мы под руководством Вернера ван-Кермана проводили диагностику бортовой электроники и научной аппаратуры. В сотый раз мы проверили фокусировку двух камер, качество трансляции изображений на приемники в научно-исследовательском центре и работу блока дистанционного управления.

Обнаружение еще одной взлетно-посадочной полосы, по поводу которой у нас до сих пор не прекращались жаркие дискуссии, внесло свои коррективы в итоговый образец, который сейчас замер на выжженном пятачке стартовой площадки в ожидании своего звездного часа. Вместо блока аппаратуры под надежной защитой обтекателей, головная часть теперь состояла из арматуры и прикрепленного прямо к ней оборудования. В глаза бросались две камеры с увеличенным углом обзора, которым предстояло непрерывно передавать картинку на мониторы центра управления полетами и научно-исследовательского центра.

Спустя час после того как рассвело, все было готово к запуску. Тревожный рев сирены оповестил космический центр и его окрестности о предстоящем старте. Кербалы побросав свои дела побежали к убежищам, а самые любопытные и бесстрашные напротив устремились на крышу цеха сборки космических аппаратов. Из бункера, где мы укрылись вместе с Вернером ван-Керманом, в смотровую щель хорошо были видны два ярких оранжевых пятна на самом краю крыши - Джебедай и Вера.

 []

Старт X-2 "Sky", 11 день 1 года.

 []

Отделение опор X-2 "Sky", 11 день 1 года.

- .. три, два, один! Пуск! - донесся ровный голос Джина из динамиков радиосвязи. Четыре сопла ускорителей первой ступени одновременно выплюнули яркие языки пламени и ракета вздрогнув, оторвалась от обугленной поверхности стартовой площадки. С жутким лязгом, извергая потоки искр отделились стартовые опоры и рухнули в ад огня и дым, который бушевал внизу.

 []

X-2 "Sky" над космическим центром, 11 день 1 года.

- 10 секунд, полет нормальный, стабилизация устойчивая - докладывал Билл Керман.

 []

X-2 "Sky", приближается к границе облаков, 11 день 1 года.

- 20 секунд, отделение ускорителей первой ступени, дифферент 1 градус по азимуту 290 градусов, стабилизация устойчивая.

- 30 секунд, дифферент 3 градуса, по азимуту 288 градусов.

 []

X-2 "Sky", после отделения ускорителей 1-ой ступени, 11 день 1 года.

 []

X-2 "Sky", полет в стратосфере, 11 день 1 года.

- 40 секунд, дифферент 5 градусов по азимуту 286 градусов. 48 секунд отделение первой ступени, запуск двигателя второй ступени. Высота 21 000 метров.

Ракету уже не было видно невооруженным глазом и только мониторы, транслирующие изображение с установленных на территории космического центра мощных камер, продолжали следить за ее полетом

 []

X-2 "Sky", после отделения первой ступени, 11 день 1 года.

Мониторы переключились на трансляцию изображений с двух камер на борту ракеты и мы увидели наш залив Кербалов с высоты боле 30 километров.

 []

Залив Кербалов, вид с борта X-2 "Sky" с высот 31 982 метра, 11 день 1 года.

Не смотря на небольшую облачность над заливом, было хорошо видно, что на острове находится взлетно-посадочная полоса, в средней части к ней примыкали два прямоугольных строения.

Сразу после посадки отсека с оборудованием, которая произошла в 21 километре к западу от космического центра, Джин и Вернер ван-Керман собрали срочное совещание в конференц-зале научно-исследовательского центра. Пока прибывали приглашенные участники мы с Бобом помогали Линусу развешивать увеличенные снимки четырехдневной давности с X-1 рядом со свежими фотографиями полученными с борта X-2. Джебедай и Валя отсутствовали, они вместе с Гусом отправились на поиски места посадки X-2.

Помимо сотрудников космического центра на совещании присутствовали руководители практически всех подразделений и групп кербальской колонии. Факт обнаружения взлетно-посадочной полосы на острове в заливе уже был известен всем обитателям нашего поселения, также как и предположение, что не смотря на это остров скорее всего необитаем. Сегодняшнее открытие грозило перевернуть наше представление об этом артефакте. Наличие двух прямоугольных строений поблизости от взлетно-посадочной полосы прямо указывало на результаты деятельности других кербалов или каких-либо еще обитателей этой планеты.

В переполненном, тесном зале стоял непрерывный гул от двух сотен голосов, которые наперебой обсуждали последнюю новость. Джин Керман после короткого совещания с Вернером, Уолтом и Мортимером, вышел к небольшой трибуне сбоку от белого полотна демонстрационного экрана и призывая всех к тишине поднял обе руки вверх. Повинуясь его жесту, гомон возбужденных голосов стих и восстановился порядок.

- Друзья, коллеги, я собрал вас всех здесь ввиду чрезвычайных обстоятельств - начал свое выступление руководитель космических полетов:

- Как вы уже знаете, во время первого полета экспериментальной ракеты X-1 "Eye", был обнаружен искусственный объект на острове в заливе, который имеет сходство со взлетно-посадочной полосой, вблизи которой мы выстроили наше собственное поселение. В результате предварительного анализа мы пришли к выводу, что остров скорее всего необитаем, а исследование искусственного объекта было решено отложить до более удобного времени, когда мы будем располагать транспортными средствам для доставки научной экспедиции. До этого момента мы усилили наблюдение за островами залива, и внесли изменения в научную программу запуска X-2 "Sky", с целью более детальной фото и видео съемки неизвестного объекта. - Джин сделал небольшой перерыв для того, чтобы выпить воды.

- В ходе сегодняшнего запуска X-2 "Sky", мы получили множество фотоснимков острова с различных высот, на некоторых из них хорошо видно, что рядом с взлетно-посадочной полосой располагаются два крупных прямоугольных объекта, предположительно искусственного происхождения, вероятно какие-то строения. Поскольку раньше мы не располагали информацией о существовании строений на острове, указывающих на производственную активность разумных существ, и в своем анализе исходили из предположения о существовании взлетно-посадочных полос вне связи с появлением кербалов на Кербине, то возможно ошибочно сделали заключение о необитаемости этого объекта. Поэтому цель нашего совещания, подробно обсудить сложившуюся ситуацию и совместно выработать комплекс мер для решения возникшей проблемы. Предлагаю послушать нашего руководителя научной программы Вернера ван-Кермана.

Вернер сменил Джина на трибуне и после непродолжительной паузы, в течение которой он раскладывал, принесенные им материалы, обратился к присутствующим.

- Уважаемые коллеги, мы произвели сравнительный анализ снимков, полученных 7 и 11 дня нашего пребывания на Кербине, и готовы представить на ваш суд свои выводы. Итак, что мы имеем: серия снимков полученных 7 дня сделана с высот не превышающих пять с половиной километров. Углы под которыми производилась аэрофотосъемка дают только общее представление о геометрии обнаруженного объекта и не позволяют судить о наличии или отсутствии двух строений справа от взлетно-посадочной полосы 7 дня. Благоприятные углы аэрофотосъемки 11 числа, позволили сделать качественные снимки, на которых отчетливо видны два прямоугольных строения в средней части взлетно-посадочной полосы на острове. Кроме них, на увеличенных фотографиях вы можете видеть другие прямоугольные объекты, которые возможно являются следами или фундаментами строений меньшего размера. Предположительно их от пяти до восьми. Если допустить, что обнаруженные сегодня сооружения были возведены за прошедшие четыре дня и исходить из возможностей строительства нашей собственной колонии, то население острова должно превосходить нас в несколько раз, а не обнаружить активность такой большой группы кербалов за прошедшие 11 дней мы просто бы не смогли. У меня есть единственное объяснение: объекты на острове существуют давно и они необитаемы, что не делает их менее привлекательными для проведения дальнейших исследований. Для подтверждения этого предположения, мы планируем сместить время последующих запусков X-1 на темное время суток, оборудовать их фото и видеокамерами. Если на острове все же есть обитатели, то возможно нам удастся обнаружить источники тепла или освещения, которыми они пользуются по ночам. Возведение таких крупных объектов без достаточного количества энергии по-моему невозможно.

- А если они погибают или уже погибли? Например из-за нехватки ресурсов? - задал вопрос один из участников совещаний.

- Маловероятно. Автономность существования кербала в стандартном комбинезоне до 15 кербинских суток, если они появились на Кербине одновременно с нами, то у них как минимум еще 4-5 дней в запасе. Мы сможем запустить переоборудованную X-1 сегодня ночью, сам по себе запуск уже сигнал, хорошо видный с острова. Если мы получим подтверждение обитаемости острова, то следующий пуск мы можем произвести уже модифицированной X-2 с запасом продовольствия и медикаментов в сторону острова. С другой стороны, сооружение такого количества объектов требует значительного количества ресурсов, сравнимого с нашими собственными запасами, допустить, что при этом среди этого количества материалов не оказалось хотя бы контейнеров с аварийно-спасательным оборудованием, не говоря уже о питании, медикаментах и водоснабжении, значит допустить невозможное. Считаю, что остров необитаем, либо давно покинут строителями объектов. - ответил Вернер ван-Керман.

- Как вы думаете, Вернер, возможно ли, что этими строителями могли оказаться мы сами, еще до массовой амнезии? - поступил очередной вопрос из зала.

- Этого нельзя исключать, но в любом случае, ответы на этот и многие другие вопросы мы сможем получить, только после того как обследуем этот остров.

- А есть уже какие-нибудь конкретные планы доставки экспедиции на остров?

- Да, мы ведем разработку летательного аппарата A-1 "Fly", который сможет достичь острова, произвести разведку и возможно даже высадку кербонавта-исследователя с последующим возвращением в космический центр.

 []

Проект легкого одноместного самолета A-1 "Fly", 11 день 1 года.

- Мы закончим его строительство через 16 дней. Он сможет поднять в воздух одного кербонавта, достичь вместе с ним острова, произвести его облет, фото и ведо съемку с небольшой высоты, и если позволят условия, совершить посадку на взлетно-посадочной полосе острова, с последующим возвратом в космический центр, на материк. Кроме того, на тот случай, если посадка на остров окажется невозможной, нами разрабатывается, автоматический исследовательский аппарат L-1 "Little", который можно будет десантировать с парашютом на остров, без риска для жизни кербонавтов.

 []

Проект мобильной исследовательской платформы L-1 "Little", 11 день 1 года.

- Аппарат управляется дистанционно и позволяет видеть исследователям все, что происходит в непосредственной близости от него, помимо этого на L-1, установлено все известное нам в настоящий момент научное оборудование. Запас автономности аппарата до 5 часов. Доставить его на остров сможет как самолет A-1, так и один из изученных нами твердотопливных ускорителей RT. Строительство вездехода будет закончено также через 16 дней.

Демонстрация модели L-1 "Little", вызвала в зале неожиданное оживление. Кербалы приподымались с мест, чтобы лучше рассмотреть необычный аппарат и неожиданно обрушили на Вернера целый град вопросов.

- Тише, тише, друзья! Давайте не все сразу. - пришел к нему на выручку Джин Керман и поблагодарив его за выступление, сменил его на трибуне.

- Я понимаю ваш интерес к этому аппарату, учитывая как востребованы любые транспортные средства в нашей колонии, но прошу вас понять, что это прежде всего научный агрегат. Использованные для его изготовления шасси обладают очень малой грузоподъемностью. Это пока наш первый шаг на пути создания мобильных платформ и мы безусловно продолжим работу над развитием этих технологий, чтобы получить более мощные и удобные подвижные средства. А сейчас коллеги, я попрошу всех вернуться к обсуждаемой теме. У кого-нибудь из присутствующих, есть еще вопросы, замечания и предложения?

- Почему бы не попробовать добраться на острове на плотах? Мы уже построили несколько и даже испытали их на плаву недалеко от берега.

- Мы уже обсуждали этот вопрос четыре дня назад и сочли этот вариант безнадежным, главным образом из-за средств связи, которыми мы располагаем в настоящий момент и отсутствия более эффективного двигателя, чем пара весел или парус.

- А вы рассматривали возможность использования аэростатов?

- Да, но пока у нас нет возможности построить аэростаты необходимых для безопасной перевозки кербалов размеров, мы работаем над этим.

- Возможно ли перенастроить X-1 или X-2 для пролета непосредственно над островом, на низкой высоте?

- X-1 и X-2, это неуправляемые ракеты с пассивной стабилизацией, они пригодны только для вертикальных пусков. Теоретически у X-1 не хватит для этого дальности, но возможно при определенных угла X-2 сможет попасть в остров. Мы больше возлагаем надежд на следующее поколение ракет X-2 "High Sky".

 [] []

Проект X-2 "High Sky", 11 день 1 года.

- Это управляемые ракеты, которые смогут в том, числе выполнить пролет над островом. Мы займемся их сборкой в ближайшее время.

Коллективное обсуждение ситуации с объектами на острове продлилось до позднего времени и Джину Керману пришлось объявлять несколько перерывов. В итоге все сошлись в том, что острова скорее всего необитаемы, но причины по которым были покинуты все эти загадочные объекты должны быть установлены, потому что это имеет критическое значение для всей кербальской колонии. За основу был принят предложенный Вернером план наблюдения за островами с борта исследовательских ракет серии X-1, параллельно Гус Керман должен был ускоренными темпами вести строительство самолета с поршневым двигателем L-1.


День 12, 1 год.

К середине дня вернулась поисковая партия во главе с Джебедаем Керманом, они привезли на тележке останки X-2, при посадке третьей ступени ракета развалилась на части, но к счастью камеры уцелели. Все выглядели уставшими и поэтому сразу отправились отдыхать, безоговорочно подчинившись приказу Джина Кермана.

Я, Боб и Билл готовили X-1 ETB к ночному старту. Вместо камер с увеличенным углом обзора мы, по просьбе Вернера ван-Кермана, установили научные камеры высокой четкости и с лучшим увеличением, чем ранее применялись на X-1 и X-2. В дополнение к этому корпус ракеты был установлен под таким углом, чтобы обеспечить наилучшую трансляцию изображения острова. Ближе к вечеру проверить нашу работу зашел отдохнувший Гус Керман. После осмотра готовой к старту X-1 он заявил, что для выводка безмозглых моллюсков мы неплохо потрудились и довольный отправился ужинать.

X-1 ETB разместили поближе к берегу, насколько это позволяли средства связи. Ночной прибой плескал на берег фосфоресцирующей пенной волной, а яркие звезды подглядывали за нами в прорехи между облаками. Мунная дорожка пала до горизонта, до того места где из толщи океана выползал на небосвод  величественный в оспинах бесчисленных кратеров Мун. Но времени созерцать прелести Кербинской ночи у нас не было. Отрывисто взревела сирена и мы подгоняемые окриками Гуса побежали к бункеру.

Едва я успел включить и настроить для приема изображений свой планшет, как последовала команда Джина Кермана на предстартовый отсчет. Гус неторопливо отсчитал положенное количество секунд и не колеблясь нажал нужную кнопку. С громким для царящей вокруг ночной тишины шипением ракета яркой звездой понеслась вверх. Пришлось выкрутить фильтры на максимум, прежде чем я увидел увеличенной камерой изображение острова. Он медленно вырастал из ряби океанских волн, постепенно занимая весь низ дисплея моего планшета.

И вот все во мне внезапно замерло, на экране медленно зажглась, а потом угасла тусклая красная точка, через некоторое время все повторилось опять, раз за разом, снова и снова, с механическим постоянством - на острове работал световой маяк. И это видел не один я, это не было ошибкой или сбоем систем связи, ракета плавно покачиваясь под куполом парашюта, опускалась практически нам на головы. За время полета мы насчитали около тридцати вспышек из источника, находящегося у основания острова. Сомнений нет - это был сигнал, а учитывая расположение источника, а именно находящуюся за ним массивную громаду вулкана, он был обращен к нам, тем кто находился на берегу залива Кербалов.

Горькое чувство трагической ошибки укололо где-то глубоко внутри меня. Все это время с острова подавался сигнал, видимо те, кто его установили, не смогли подняться выше, на видимую с берега часть горы. Если бы первый запуск X-1 состоялся ночью, то мы бы обнаружили его сразу и у нас было бы больше времени, чтобы принять необходимые меры. А теперь ... Что теперь?

- Гус, старина, ты сможешь найти место посадки? - спросил по радиосвязи Джин Керман.

- С Джебедаем, запросто, как будто это будет днем, у него глаза как у кошки.

- А я? Папаша, Гус, а какже я? Возьмите меня! - с капризными нотками откликнулась из темноты бункера Валя.

- Тебе нельзя, ты еще маленькая! - дразнился Джебедай и, вдруг, внезапно охнул и замолчал, когда маленький кулачок врезался ему под-дых.

- Молчи, киса, пока я тебе глазенки не выцарапала - очень по кошачьи прошипела кербалка.

- Идите втроем - быстрее найдете и не забудьте фонари - примирил всех Вернер ван-Керман:

- Боб, Джонни, бегом в научно-исследовательский центр, надо срочно обработать видеозаписи. Я хочу знать все, что только можно получить из этого материала: высоту места, продолжительность и регулярность вспышек, период, мощность источника. Вобщем все! - и Вернер, вцепившись в наши рукава, выволок нас за собой наружу.

 []

Сигнал маяка на острове, 12 день 1 года.

Совещание в научно-исследовательском центре началось через пол-часа. Джин Керман взглядом воспаленных темных глаз обвел всех присутствующих.

- Я хочу знать ответ на один вопрос - есть на острове кто-то, кто нуждается в нашей помощи или нет? Кто хочет высказаться первым?

В помещении, где проходило совещание, воцарилась тишина, в которой порой лишь различалось взволнованное дыхание присутствующих. Джин перевел взгляд на Вернера, который нервно крутил карандаш в своих руках. Поймав взгляд друга, руководитель научной программы посмотрел в ответ и пожал плечами, мол я уже раз ошибся, возможно другие будут в этой ситуации более полезны.

- Я проверил все наблюдательные посты, ни с одного сигнал не виден. - прервал затянувшееся молчание Джебедай.

- На дневных фотографиях сигнал не обнаруживается, возможно он автоматический и включается только в темное время суток. - добавил вслед за кербонавтом Линус Керман.

- Никаких электромагнитных сигналов, синхронных сигналу маяку обнаружить не удалось. - доложил со своего места Боб Керман.

- Сигнал равномерный, плавно нарастает до максимума и плавно затухает до полного исчезновения, период 10 секунд. Никаких скрытых сообщений по известным нам системам кодирования не обнаружено. Кроме этого, никаких других источников световых сигналов на острове не обнаружено, либо они очень слабы и не фиксируются нашей аппаратурой. - добавил в свою очередь я.

- Может кто-то забыл выключить аварийную мигалку - предположил Билл.

- Или специально ее включил, чтобы мы ее заметили, тупица! - грубо оборвал его Гус и проворчал себе под нос, что-то невнятное.

- Это сигнал бедствия? Тревоги? Опасности? - вновь попытался вернуть нас к главному Джин.

- Скорее предупреждение. Внимание, мы здесь! - наконец решился высказаться Вернер ван-Керман.

- Согласен с шефом, наиболее вероятное назначение сигнала - предупреждение. Возможно обыкновенный маяк - внимание, берег!

- Тревожный сигнал был бы более резким, отрывистым, что соответствует физиологии поведения в опасности. - неожиданно удивил своими познаниями в медицине всех присутствующих Уолт Керман.

- Согласна с Уолтом, этот сигнал тревоги не вызывает, он скорее скучный! - сладко зевнула из своего угла Валя Керман, которая отличилась тем, что первая нашла место посадки X-1 ETB, этой ночью.

- Наличие автоматического сигнала еще не означает обитаемость острова, я хочу сказать для его поддержания нет необходимости постоянного присутствия персонала. Достаточно периодически менять элементы питания. - вступил в обсуждение Мортимер Керман.

- Тогда так. Кто считает, что остров обитаем? Подымите руку. Билл и Гус, двое. Кто думает, что остров по-прежнему необитаем? Вернер, Линус, Джонни, Боб, Вера - пять. Следовательно я, Джебедай, Уолт и Мортимер воздержались - четыре. Что же, единого мнения  у нас нет. Придется вновь собирать расширенное заседание.

От нечего делать заскучавшая Валя начала баловаться с лазерным дальномером, встроенным в коммуникатор на левом рукаве. Красная точка дрожа бегала по потолку.

- Стойте! У каждого кербала есть встроенный в комбинезон лазерный дальномер: - я второпях опрокинул свой стул когда рванулся к окну, включив свой дальномер я направил его вверх в сторону облаков и с радостью увидел проявившийся отрезок луча и красное пятно скользнувшее по нижнему неровному краю облака, пошевелив рукой, мне удалось добиться хорошо заметного плавающего отсвета. В подтверждение моей задумки, с берега ударил второй дальномер и вскоре его пятно заплясало возле моего, потом еще и еще, наблюдатели с постов доложили об обнаружении сигнала лазерного дальномера, поданного откуда то с берега. Через пять минут с десяток пятен гонялись друг за другом по облакам над заливом. Но не было ни одного сигнала с острова.

- Отлично придумал, Джонни! - похвалила меня Валя, стоя рядом со мной и гоняя свой луч по облакам:

- А до острова не добивает?

- У дальномера дальность до пяти километров, дальше рассеивается быстро, поэтому лучше сигнал на облака проецировать, видно будет и тут, и там. - объяснил Гус.

- Вообще-то похвалить надо Валю, это ведь она меня надоумила - громко возразил я.

- Меня? - искренне удивилась Валя.

- Если бы ты не стала баловаться со своим дальномером ...

- А, тогда, ясно ... - густо позеленев обронила кербалка и с обиженным видом отвернулась от меня.

- В коем веке, баловство послужило науке, дочка! Ха-ха-ха! - громко рассмеялся Гус, и по отечески нежно прижал к себе Валю.

До самого рассвета по облакам метались лучи дальномеров с наблюдательных постов, но остров оставался безмолвным.

- Ну что же, либо на острове нет лазерных дальномеров, либо там поселились полные кретины, которых вообще не стоит спасать - подвел итог затянувшегося эксперимента Гус и выключил свой дальномер.

- Одно можно сказать с уверенностью - кербалов как мы там нет. - согласился с ним Билл и чуть не вывихнул челюсть зевая.

- Думаю всем пора отдохнуть, наш прежний план остается в силе, если не произойдет ничего чрезвычайного при следующем запуске X-1. Наблюдатели пусть передадут следующей смене о необходимости подавать сигналы лазерными дальномерами в ночное время и наблюдать за возможными ответами с острова. - распорядился Джин Керман, и сдвинув вместе несколько стульев, завалился спать прямо в помещении где мы провели эту хлопотную ночь.


День 27, 1 год.

Наконец я смог добраться до своего дневника, чтобы сделать несколько записей о событиях последних дней.

X-1 запускались с интервалом в два дня по ночам и каждый раз мы с невероятным напряжением следили за изображением, получаемым с борта ракеты, считали про себя секунды между вспышками, внимательно, разделив на сектора, осматривали видимую часть острова. Каждую ночь дежурные наблюдатели расцвечивали облака лазерными лучами. Гус Керман переделал два больших дальномера, которые валялись без дела в углу цеха сборки космических аппарата, так что они могли автоматически вычерчивать надписи на облаках. "Привет" и "Мы здесь" стали своеобразными ночными вывесками залива кербалов. Но остров оставался безмолвен, убеждая тем самым даже самых отчаянных оптимистов в своей необитаемости.

Между тем программа запусков X-1 подошла к концу и в лабораториях научно-исследовательского центра во всю кипела работа над анализом полученных данных. В ангаре атмосферных летательных аппаратов техники приступили к сборке A-1 "Fly", а в цехе по-соседству приобретал очертания законченного изделия L-1 "Little".

В моем рабочем компьютере сначала родились а потом умерли проекты нескольких тяжелых ракет на основе твердотопливных ускорителей RT-5, RT-10 и RT-20, но они не сильно отличались по возможностям от X-2 "High Sky", постройка которой откладывалась на неопределенное время из-за приоритета проблемы исследования острова.

Валя и Джебедай пропадали целыми днями на тренажерах и симуляторах готовясь совершить свой первый полет на A-1, и только предстоящие эксперименты с вездеходом L-1 смогли отвлечь их от интенсивной подготовки.

 []

L-1 "Little" на взлетно-посадочной полосе, 27 день 1 года.

К программе научных исследований L-1 мы с Бобом приступили, чуть занялся рассвет. Несмотря на ранний час это событие собрало большое количество зрителей, и не только тех, кто принимал участие в его разработке и сборке. Повинуясь командам с планшета Боба вездеход с тихим жужжанием четырех электродвигателей выкатился из ворот цеха сборки космических аппаратов. В высоту он был не больше среднего кербальского роста и весил всего полтонны. Билл накануне предлагал установить сверху на него кресло, для того, чтобы можно было перевозить одного кербала, но Вернер ван-Керман не одобрил эту идею, сославшись на то, что дополнительный вес пассажира уменьшит и без того небольшой ресурс аккумуляторных батарей.

 []

L-1 "Little" на лужайке космического центра, 27 день 1 года.

Первый цикл экспериментов прошел прямо на взлетно-посадочной полосе, куда вездеход добрался своим ходом. "Малыш", как его ласково окрестила Валя, встал как вкопанный, с поскрипыванием из контейнера выползла антенна магнитометра и аппарат стал походить на одну из местных ящериц с длинным хвостом. Через пару минут все данные от приборов были получены и мы двинулись дальше. Довольно скоро "Малыш" оторвался от нас и умчался в сторону административного комплекса, потому что с его скоростью в 10 метров в секунду не мог соперничать ни один кербал. А мы с Бобом продолжали следить за его передвижениями с помощью камеры, установленной на вездеходе. Изображение поступало на наши планшеты без задержек и с высокой четкостью. Время от времени я ставил трансляцию на паузу и записывал в отдельные файлы снимки с понравившихся мне ракурсов. В итоге получился небольшой фото-отчет о поездке "Малыша" по нашему космическому центру.

 []

Остановка Љ1, административный комплекс,
место где прячутся от работы Мортимер и Уолт,
27 день 1 года.

 []

Остановка Љ2, флаг нашей колонии,
его придумал Уолт, а неофициальное название родилось само - "шарики",
27 день 1 года.


 []

Остановка Љ3, центр подготовки кербонавтов,

на крыше расставлены удобные шезлонги на которых мы любим загорать,

27 день 1 года.

 []

Остановка Љ4, центр управления полетами,

место обитания Джина Кермана,

27 день 1 года.


 []

Остановка Љ5, цех сборки космических аппаратов,

тут был построен L-1 "Little", как он перенес соседство с Гусом Керманом,
для меня до сих пор остается загадкой,

27 день 1 года.

 []

Остановка Љ6, ангар атмосферных летательных аппаратов,

не смотря на большое количество подпорок, это довольно прочное сооружение,

но вообще-то никто еще не проверял,

27 день 1 года.

 []

Остановка Љ7, научно-исследовательский центр,

это те самые ангары с которых он начинался, пока они еще продолжают нам служить в качестве лабораторий,

27 день 1 года.

 []

Остановка Љ8, новое здание научно-исследовательского центра,

большие окна на втором этаже принадлежат конференц-залу,
где проходят наши исторические совещания,

27 день 1 года.

 []

Остановка Љ9, станция наблюдения за космосом,

на переднем плане антенна радиотелескопа с которой мы начинали,

27 день 1 года.

 []

Остановка Љ10, бункер возле стартовой площадки,

укрытие для наблюдателей во время пуска ракет,

27 день 1 года.

За день "Малыш" обследовал весь космический центр, Биллу пришлось, даже, пару разу менять ему аккумуляторные батареи. Вечером мы собрались в центре управления полетов, и уже оттуда продолжали следить за работой вездехода. Со стороны L-1 "Little" производил впечатление чрезвычайно занятого и очень умного научного аппарата, некоторые кербалы, даже, при встрече пытались его окликнуть и заговорить, что натолкнуло Уолта Кермана на мысль, что возможно раньше мы имели дело с разумными машинами. Возникшая дискуссия была прервана аварией, постигшей L-1. Воспользовавшись тем, что мы увлеклись обсуждением новой гипотезы, Валя добралась до пульта управления "Малышом" и загнала его в море, и теперь вездеход беспомощно покачивался на волнах не имея никакой возможности самостоятельно вернуться на берег.

- А что? Должны же мы были узнать, как он поведет себя на воде? Теперь мы точно, можем быть уверены, что он не утонет. - оправдывалась проказница, пока мы дружно бежали к воде, чтобы спасти медленно дрейфующий в сторону от берега L-1.

В вечерних сумерках опустившихся на полуостров мы смогли найти вездеход, только после того, как я догадался включить на нем фару с принесенного из центра управления полетом пульта. Тусклое пятно света возникла в нескольких десятках метров от нас. "Малыш" одиноко покачивался на воде, полые внутри колеса служили отличными поплавками, и можно сказать, что оказавшись в море, аппарат даже не замочил основного корпуса.

Джебедай и Валя, не дожидаясь плота, который Гус и Билл Керман уже перегоняли от места стоянки, добрались до вездехода вплавь и толкая его перед собой пригнали обратно на песчаный пляж. Едва зацепившись колесами за мокрый песок, L-1 взвыл электромоторами, и разбрасывая комья грязи по сторонам умчался вверх по берегу, в сторону космического центра.

- Вот и вся благодарность, за то, что я его искупала. - отплевываясь от сырого песка из под колес вездехода, проворчала промокшая насквозь Валя. Она легко выскользнула из своего оранжевого комбинезона и перевернув его воротом вниз стала отжимать скопившуюся в нем соленую морскую воду. Я поймал себя на мысли, что не могу оторвать глаз от ее гибкого зеленого тела с гладкой, потемневшей от загара кожей в бисере из множества прозрачных капель. Мы остались на берегу вдвоем, потому что остальные уже ушли вслед за "Малышом". С волнительным чувством внутри я шагнул к ней и прижал к себе, крепко обняв. Валя дрожала всем телом, то ли от зябкого у воды легкого ветерка, то ли от такой же бури чувств, что бушевала во мне. Уронив на песок комбинезон, она изогнулась в моих неуклюжих объятиях и мы снова поцеловались.

В поселение мы возвращались уже при свете звезд и восходящего над горизонтом Муна. Тайна объединяла нас, невидимая прочная связь пролегла между двумя кербалами, заставляя прижиматься друг к другу не размыкая рук, говорить глупости, смеяться и радоваться по любому поводу. Происходящее было абсолютно ненаучно, нелогично и непонятно, но нам было все равно, мы пьянели от чувств, и нам это нравилось.


KSP-01

День 28, 1 год.

Сегодня я проспал. Такого со мною не было с момента как я оказался на Кербине. Не знаю, виновато ли в этом позднее свидание с Валей или же сказалась усталость, которая копилась все эти дни. Открыв глаза, я понял, что уже позднее утро, но приятная истома во всем теле после долгого и глубокого сна задержала меня в постели еще на некоторое время. Потом я решительно вытолкнул себя из кровати и отправился в душевую кабину. Холодная вода прибавила мне бодрости и разбудила невероятный аппетит, и это было неудивительно, если учесть, что ужин я вчера пропустил.

Первое, что бросилось в глаза, после того как я оказался на улице, так это громадная колонна X-2 "High Sky" в самом начале взлетно-посадочной полосы, мне даже стало немного стыдно, потому что дрых как последний лентяй, когда остальные работали.

 []

X-2 "High Sky" на взлетно-посадочной полосе, 28 день 1 года.

Пришлось бежать напрямик, через лужайку, чтобы срезать дорогу, но тревожная сирена застала меня на полпути и в отсутствии укрытия я просто сел на траву наблюдая за стартом ракеты. Вероятность того, что она упадет мне прямо на голову была ничтожной по сравнению с тем, что Гус Керман не заметит моего отсутствия и не задаст мне как следует трепку.

Клубы дыма вырвались из-под хвоста ракеты и оперевшись на жирные языки пламени, извергающиеся из четырех сопел, она поднялась над поверхностью Кербина. Опорные стойки чиркнули по корпусу второй ступени, разбросав яркие снопы искр и синхронно упали в карусель дыма и пыли, беснующуюся под белым столбом на котором взмывала вверх толстая белая сигара с заостренным концом. Сегодня мы увидим космос, подумал я и вскочив на ноги побежал к центру управления полетами.

 []

Старт X-2 "High Sky", 28 день 1 года.

Мне повезло успеть к моменту, когда преодолев притяжение Кербина и сопротивление атмосферы, X-2 выскочила в космическое пространство.

 []

Снимок поверхности планеты из космоса, X-2 "High Sky", 28 день 1 года.

Повинуясь едва заметному движению руки на пульте управления, изображение развернулось и мы увидели какая огромная планета простиралась до самого горизонта. Корпус ракеты снова повернулся и на экране возник Кербальский залив, наш полуостров и острова с высоты 70 километров.

 []

Кербальский залив с высоты 70 км, 28 день 1 года.

 []

Увеличенный снимок искусственных объектов Кербальского залива, 28 день 1 года.

Линус прибавил увеличение на камере и стали хорошо видны жирные линии взлетно-посадочных полос, тонкая сеть дорог тянущихся от них к строениям, едва различимым с этой высоты. Полоса на острове оказалось крошечной, почти в четыре раза меньше нашей. Последняя ступень ракеты начала снижаться и Вернер ван-Керман, попросил сосредоточить наблюдение только на острове.

 []

Увеличенный снимок острова, X-2 "High Sky", 28 день 1 года.

 []

Снимок объектов на острове из стратосферы, X-2 "High Sky", 28 день 1 года.

- Ну что же - решил подытожить результаты наблюдения Джин Керман: - хорошо видно, что никаких изменений на острове в течение последних дней не произошло. Судя по всему объекты необитаемы. Эти два строения вероятно ангары, они примыкают к взлетно-посадочной полосе, также как и наш ангар атмосферных летательных аппаратов. Назначение башни, тоже можно предположить, скорее всего это центр управления полетами. Взлетно-посадочная полоса значительно короче нашей, перед посадкой придется убедиться, что ее длинны хватит для взлета самолета, в противном случае экспедицию придется отложить еще на неопределенное время, пока мы не закончим работу над вездеходом-амфибией.

- Я думаю все будет в порядке, на тренажере мы отрабатывали взлет с еще более тесных площадок. - поспешил заверить всех в успехе предстоящей экспедиции Джебедай.

- По крайней мере три раза успешно из десяти - язвительно вставила Валя.

 []

Снимок внутренних планет Кербола, X-2 "High Sky", 28 день 1 года.

- Знакомьтесь, внутренние планеты системы Кербола. Кто-нибудь хочет дать им название? - Боб вывел на экран изображение, полученное одной из камер. Остров и его тайна на некоторое время уступили место жарким спорам из-за присвоения названий новым планетам. Джину Керману пришлось вмешаться и наводить порядок и благодаря его решительным усилиям после короткого голосования, две внутренние планеты получили свои имена: Мохо (Moho) и Ив (Eve).

- Я съела твой десерт за завтраком, ты так и не пришел. Что-то случилось? - Валя оказалась рядом, ее большие глаза внимательно смотрели на меня.

- Проспал! - улыбнулся я в ответ.

- Заболел, что-ли?

- Нет, просто проспал. Как самый счастливый лентяй на Кербине.

- Везет же некоторым, а вот у меня в соседях Джебедай - чуть свет, так сразу на пробежку - завистливо, с шумным сопением носом, заметила Валя.

- А он и меня пытался заставить, так я ему про вторые интегралы движения небесных тел завернул, он аж спотыкаться начал, больше не звал. Хочешь дам свой справочник?

- Не-а! Лучше пробежка, терпеть не могу ваши ученые книжки. Пойдем купаться?

- Ага, только вот найду способ улизнуть от Вернера и Гуса, что-то они на меня недобро смотрят. - неуверенно обронил я.

- Учись, яйцеголовый! - с этими словами она вмиг насовала мне в руки какого-то хлама, и прихватив пару штуковин для себя с решительным видом направилась к компании кербалов в которой стояли руководители.

- Папаша Гус, можно я поэксплуатирую Джонни? А то мне все одной за один раз не донести. Пусть отдувается за утренний прогул! Правильно я говорю?

- Правильно, детка. Так ему лентяю, пусть знает каково отлынивать от работы. Как закончит тебе помогать, верни его обратно, я еще добавлю.

- Ну это вряд ли! У меня на него большие планы! - со зловещим хищным видом возразила Валя и натурально пнула меня ногой в сторону двери, ее левый глаз заговорщически мне подмигивал. Гус Керман, что-то хмыкнул себе под нас и проводил нас странной улыбкой.

Оказавшись на улице мы мигом избавились от всего барахла за ближайшим углом и обгоняя других кербалов побежали на песчаный пляж.

- О чем ты думаешь? - Валин голос вырвал меня из блаженного полузабытья в которое я погрузился греясь под яркими лучами Кербола.

- О тебе.

- Не похоже, когда ты думаешь обо мне, ты на меня смотришь.

- Я думаю о тебе, даже когда тебя не вижу.

- Ни и глупо, все время думать об одном и том же.

- Думать о тебе, мне не мешает думать о чем-нибудь еще.

- Ты сам подумал, чего сказал?

- Нет, а надо?

- Не знаю, твоя же голова, не моя.

Снова установилась молчание, но Вале видимо уже стало скучно со мной, поэтому она поднялась на ноги и стала отряхивать присохший к ее зеленой коже песок, нисколько не заботясь о том, что он летит мне в глаза.

- Ну, умник, ты скоро? - она строго смотрела на меня с высоты своего роста.

- Мы куда-то торопимся?

- Не знаю, это же тебя ждут гигабайты научных данных и проекты новых ракет, у меня просто тренировочный полет на симуляторе, через пятнадцать минут моя очередь, не хочу пропускать, а то Джебедай потом из него до вечера не вылезет.

- О, кстати, я ведь тоже хотел посмотреть. Я мигом, иди, я тебя догоню.

- Ну это вряд ли ... - и она легко сорвалась с места в стремительный бег.

Когда я весь взмокший от пота, будто бы снова побывавший в море, высунув язык заходил с тяжелой одышкой в тренажерный зал, Валя уже одетая в свой оранжевый комбинезон, сидя в кресле перед экраном, не торопясь застегивала ремни.

- Ну как? Догнал?

Я понял, что ближайшие минуты физически не смогу говорить, поэтому в ответ неопределенно боднул воздух головой.

- От винта! Включаю форсаж! - и Валя сосредоточилась, на том, что происходит на экране. Через некоторое время она раздраженно откинулась на спинку кресла и посмотрев на меня коротко сказала: - Бумс! И снова на том же самом месте. Не дается мне эта посадка.

Я подошел к симулятору и заглянул на экран. Обломки Валиного A-1 лежали по всей взлетно-посадочной полосе.

- А можно я попробую?

- Ты? Ты же ни разу, ни на чем не летал? Спорим, что ты даже взлететь не сможешь? - чего не отнимешь у Вали, так это страсть к различным спорам и состязаниям. Она в три приема отстегнулась от кресла и уступила мне место. Я с кряхтением устроился в облегающем все тело чреве пилотажного кресла, и подумал, что Линус слабо представляет, что такое - удобно. Пристегиваться не стал. Немного помедлив, я перезапустил программу выбрал режим тренировки и положил руки на штурвал. Так, все по порядку. Тормоз, полная мощность, разгон, 40 м/с, штурвал на себя на 20 градусов не больше. Набор высоты, 200 метров достаточно. Полный газ, штурвал на себя и влево, кресло совершило быстрый переворот, так, что я даже не успел выпасть на пол, виртуальный самолет возвращался к белеющей на экране взлетно-посадочной полосе. Мощность на половину, корпус выравнять, скорость 50 м/с. Край полосы нырнул под капот, я вырубил газ и плавно спланировал на бугристую поверхность, самолет подпрыгивая побежал вперед противно повизгивая тормозами и остановился через 50 метров.

- Вот это да! С первого раза! Круть! - восхищено воскликнула Валя и поцеловала меня в щеку.

- Нет, не круть, все по инструкции. Ты ее читала?

- Эту, что ли? Да она же без картинок. Ерунда какая-то. Нет у меня на это времени. Вылезай, попробую так же как ты.

Я не двинулся с места и осуждающе посмотрел на свою подругу.

- А для кого я ее тогда писал?

- В смысле? Что писал?

- Инструкцию, Валя, инструкцию ...

- Ну ты даешь! Еще и инструкции писать умеешь. Голова! А теперь вытаскивай свою задницу из кресла и не мешай мне заниматься.

- Пока не прочтешь инструкцию, тебе в этом кресле делать нечего. Это я тебе как создатель этого тренажера говорю.

Валя от удивления присвистнула, еще раз посмотрела на меня, словно решая, что ей делать: уступить мне или попробовать решить дело пинками и тычками, но потом все же подняла с полу книжку с инструкцией и отошла к окну. По наморщенному лбу я понял, что она заставляет себя читать мой опус. Я сделал еще пару кругов на виртуальном A-1 и крепко задумался. До сегодняшнего, нет до вчерашнего дня, я не сомневался, что мой симулятор точно воспроизводит условия полета и управления на A-1, но вспоминая изображение разбитого Валей самолета, пусть виртуального, я внутренне холодел. А что если я ошибся? И Валя, нет, любой кербал, который сядет за штурвал A-1 разобьется?

- Я закончила, проверять будешь?

- Не буду, садись. Посмотрим, что ты запомнила.

Насупившись Валя села в кресло, мельком взглянула на меня и застегнула ремни, потом закрыла глаза на несколько секунд, видимо проигрывая в голове свой полет. В этот раз вышло все как по маслу, целый и невредимый A-1 замер на полосе после посадки и Валя удовлетворенно кивнула, глядя на экран.

- Извини, я была неправа. Скажем честно, я была дура. Столько времени впустую потратила, а всего то и надо было, что прочитать разок твою инструкцию.

- Ну я тоже хорош, поленился сделать картинки, чтобы ты хоть заглянула в инструкцию. Сегодня же переделаю, потому как лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать или прочитать.

- Выходит, ты у нас лучший пилот ... - задумчиво произнесла Валя.

- С чего это?

- Потому что, всему, что мы с Джебедаем знаем о полетах и умеем, мы научились у тебя. - она испытывающее посмотрела в мои глаза.

- Ну у меня не такая реакция и выносливость как у вас, здесь мне до вас как до Муна...

- Нет, Джонни, ты понял, что я имела в виду.

- Да, и что?

- На остров лететь тебе, Джонни, как это не печально для нас с Джебедаем.

- Это еще как руководство решит. Даже если я буду сам проситься, последнее слово за Джином и Вернером.

- Полагаю, они уже решили.

- Почему ты так думаешь?

- А почему тебя не разбудили сегодня утром?

И Валя оказалась права, потому что вечером у меня состоялся долгий разговор с Вернером, Джином и Гусом. Не смотря на то, что я сразу согласился, что лететь надо мне, они еще долго задавали мне разные вопросы, пытаясь понять насколько я готов к этой экспедиции. Перед сном ко мне зашел Джебедай:

- Завтра утром на разминку вместе со всеми и никаких интегралов. Я тебя предупредил. Спокойной ночи.

Засыпая, я подумал, что это был мой самый счастливый день на Кербине - и наверное последний счастливый день.


День 36, 1 год.

Хотите узнать из чего состоит ваше тело? Тогда пройдите курс интенсивной физической подготовки у Джебедая Кермана и боль укажет на каждую клеточку вашего организма. Наверное единственное, что у меня не болело в эти дни - был мой мозг, и то видимо потому, что у Джебедая не было физических упражнений для этой части тела. Падая, не раздеваясь на кровать, в конце каждого адского дня, я клялся себе, что утром пойду к Джину Керману и попрошу избавить меня от этих мучений. Стоило мне закрыть глаза, как почему-то сразу наступал новый день, и мой мучитель грубо тормошил меня за плечо, потом пинками и подзатыльниками гнал меня в душевую, пытал поочередно то горячей, то холодной водой, а затем начинались тренировки, которые длились до позднего вечера.

В короткие перерывы между физическими нагрузками я едва успевал поесть и что-то сделать в лаборатории. На Валю я даже не смотрел, кроме нескольких фраз на утренней разминке и во время приема пищи в столовой, наше общение в основном состояло примерно из одной и той же сцены, в которой я как правило валялся на какой-нибудь горизонтальной поверхности, а моя собеседница сидела неподалеку:

- Ну как?

- Хочу умереть!

- Ничего, завтра будет по-легче. В первый раз всегда так.

- Сделай милость, стукни меня по голове вон той гантелей, прояви сострадание.

- Не, ты так легко от меня не отделаешься. Давай завтра на пляж сгоняем.

- Только тележку возьми у Билла или "Малыша", для перевозки бездыханного тела.

- Ладно, отдыхай, умник. Пока.

Жизнь в колонии кербалов не стояла на месте. В ангаре атмосферных летательных аппаратов, еще продолжали собирать A-1 "Fly", а на чертежных досках уже ждали чертежи новых летательных аппаратов. Мы довольно быстро исследовали небольшой турбореактивный двигатель LFI Basic Jet Engine в купе с легким командным модулем MRS Guidance Nose-Cone, что позволило разработать турбореактивный беспилотный летательный аппарат A-2U, который обещал быть вдвое быстрее A-1 "Fly". Естественно инженерная мысль на этом не остановилась, и не успел проект БПЛА поступить на обработку в лабораторию моделирования, как  вдогонку за ним из конструкторского бюро вышел одноместный реактивный самолет A-2M. Но проектировщикам этого показалось мало, низкий TWR поршневого A-1, и чуть больший турбореактивынх A-2U и A-2M, не мог устроить постоянно растущие запросы кербалов и в очередь на обработку в вычислительном центре встал двухмоторный монстр A-2D. Хоть он и весил вдвое больше, чем все предшественники серии A-2, его TWR смело преодолел порог единицы.

Мне пришлось переделывать летный симулятор под новые турбореактивные самолеты. Возросшая скорость полета приводила в восторг наших пилотов и им не терпелось поскорее подняться в воздух. Для меня куда важнее было убедить Джина и Мортимера в необходимости постройки A-2U, чтобы провести натурные испытания полетов на реактивных самолетах без риска для жизни и здоровья кербалов.

 []

Проект беспилотного турбореактивного летательного аппарата A-2U,

36 день 1 года.

 []

Проект одноместного реактивного самолета A-2M, 36 день 1 года.

 []

Проект реактивного самолета с двумя двигателями, 36 день 1 года.

Полученные в ходе полета X-2 "High Sky" значительные по объему научные данные позволили нашим ученым значительно продвинуться в деле изучения ракетной техники. Вернер ван-Керман все чаще говорил, что орбитальные и пилотируемые полеты уже не за горами. А пока в лабораториях исследовались и испытывались новые двигатели и системы управления ракетами, мы с Бобом во всю трудились над самой важной частью будущей космической ракеты - полезной нагрузкой. После долгих колебаний мы отказались от более совершенного командного модуля Probodobodyne HECS в пользу уже испытанного легкого и дешевого Avionics Package. Это позволило добавить в компоновку еще несколько научных приборов, что безусловно делало научную программу предстоящего полета более насыщенной и полезной.

 [] []

Проект десантируемого на парашютах научного модуля L-2 "Stick".

Если бы в этот день, кто-нибудь из ученых оторвался бы от вороха чертежей и научных расчетов, чтобы выглянуть на секунду в окно, то он скорее всего увидел бы снующий по всему космическому центру модернизированный L-1 "Little".

 []

L-1 "Little" с контейнером Goo, на стартовой площадке, 36 день 1 года.

 []

L-1 "Little" во время эксперимента с Goo на взлетно-посадочной полосе,

36 день 1 года.

 []

L-1 "Little" во время ночных испытаний в космическом центре, 36 день 1 года.

Кстати, немного об этой субстанции Goo. Множество контейнеров с пометкой "Goo"  было обнаружено среди разбросанного в окрестностях научного оборудования. И несмотря на значительное количество образцов, мы не нашли ни строчки описаний, ни бита информации об этом веществе. Goo сразу проявило себя самым активным образом, как только был вскрыт первый контейнер - оно сбежало наружу. Попытки поймать его в зеленой траве конечно же потерпели неудачу, и Вернер ван-Керман было уже махнул на него рукой, предлагая принести новый контейнер для повторения эксперимента, когда Goo самостоятельно вернулось в пустую емкость и довольно уставилось на нас своей блестящей темной массой.

После нескольких дней изучения в закрытой лаборатории мы так и не продвинулись ни на шаг в понимании этого феномена. В поведении Goo не было никакой закономерности. Вернер ван-Керман предложил перенести эксперименты за пределы научно-исследовательского центра, надеясь, что наблюдение за субстанцией в различных условиях и ситуациях, даст больше информации для наших исследований. И тут опять пригодился L-1 "Little". Бак с Goo приварили сверху на корпус и вездеход резво побежал в направлении площадки, отведенной для экспериментов.

Итоги дня были интересными, потому что давно подмеченные свойства эмоционального поведения Goo неожиданно проявились в полной мере. Непонятно каким образом, но мы хорошо понимали когда Goo скучно или весело, когда оно боится или радуется. Субстанция не проявила интереса к взлетно-посадочной полосе и ангару атмосферных летательных аппаратов, зато живо реагировала на то, что происходило в лабораториях научно-исследовательского комплекса, зачастую сама начиная проводить непонятные нам эксперименты, и возможно активно занималась исследованием нас самих. Странным было поведение Goo на станции наблюдения за космосом, а в центре управления полетами оно излучало нежность и любовь, находясь поблизости от разноцветной мозаики индикаторов и экранов пультов. Наибольшую активность Goo проявило в цехе сборки космических аппаратов, оно моментально перемешалось с частями ракет и чертежами, словно выражая живейший интерес и желание принять участие в строительстве космической техники.

Не смотря на то, что Goo казалось разумным, мы так и не смогли вступить с ним в контакт, ни одним из известных нам способов общения. Линус Керман предположил, что Goo примитивная слизь, которая просто реагирует на внешние раздражители, а уже сами кербалы дают эмоциональную оценку этому поведению, и возможно наши эмоции не имеют никакого прямого отношения к внутреннему состоянию субстанции. Те не менее Вернер ван-Керман категорически запретил поедание Goo, как элемент посвящения курсантов центра подготовки кербонавтов, хотя для самих посвящаемых это проходило безвредно, также как и для Goo - оно абсолютно не усваивалось организмами кербалов.


День 42, 1 год.

Вот и наступил самый важный день в моей жизни - сегодня состоится мой полет на остров. Весь предшествующий день мы испытывали A-1 "Fly", сначала в беспилотном режиме, а потом по-очереди за штурвалом побывали Джебедай, Валя и я. Взлетали, кружили над космическим центром, а затем шли на посадку, и не успевал самолет замереть на месте, как стая техников во главе с Гусом Керманом налетала со всех сторон, быстро осматривала все узлы и детали, заправляла топливом бак, так быстро, что к моменту когда пилоты успевали сменить друг друга, A-1 "Fly" уже полностью был готов к новому вылету. Джин Керман постановил, что если 25 вылетов подряд в различных режимах закончатся без происшествий, то на следующий день состоится экспедиция. К концу дня все падали с ног от усталости, но A-1 выдержал все, что с ним делали испытатели и был признан готовым к дальней экспедиции.

Перед сном я вышел на взлетно-посадочную полосу, к тому месту где стоял мой самолет. При свете десятков переносных прожекторов техники Гуса Кермана продолжали готовить машину к полету. Заметив меня,  главный инженер устало кивнул головой и жестом позвал подойти поближе.

- Что, Джонни, не спится? Дрейфишь?

- Нет, папаша Гус, просто хочу еще раз убедиться, что все готово к вылету.

- Готово, малыш, готово, я сам все проверил - машина в полном порядке. Как твой парашют?

- Боб прыгал с ним с крыши цеха сборки космических аппаратов раз пятьдесят - запасной не потребовался ни в одном из испытаний, схема устройства проста и надежна.

- И все же не верю я куску тряпки, реактивный ранец был бы надежнее, да вот тяги маловато для Кербина. Может стоило тебя заставить похудеть для уменьшения полетного веса?

- По-моему, Джебедай итак выжал из меня все соки, я себя практически перышком ощущаю, дунь и полечу по-ветру.

- Джеб может, тот еще мерзавец, у него на тебя большущий зуб вырос, малыш. Будь с ним поаккуратнее.

- Из-за полета, что-ли? Так я же сам не просился, это Вернер с Джином,  решили, что так будет лучше.

- Да уж не из-за полета, это точно. Эх молодость-молодость.

- Знаешь, папаша Гус, по твоему виду не скажешь, что ты старше кого-либо из нас.

- Дело не в виде, а в ощущении собственного возраста и опыта, подрастешь, поймешь наверное.

- Да ну тебя, старый ворчун.

- Во-во - старый... Э-хе-хе. Ты скажи мне, Джонни, тяжело этой штукой управлять?

- Как привыкнешь, не труднее, чем вон той тележкой.

- Ну с той тележки, с высоты в пол-километра не навернешься это точно. Ты вот, что Джонни, высоко не забирайся, слышишь?

- Хорошо, папаша Гус. Пойду я.

- Давай, выспись хорошенько.

В комнате меня ждала Валя, она сидела на подоконнике и что-то рисовала на запотевшем от ее дыхания стекле.

- Ходил к самолету? Я так и подумала. - сказала она, едва я вошел в свой жилой модуль.

- А ты чего не спишь?

- А ты догадайся? А?

- Да ладно, с ума вы что ли все посходили? Я же не в космос лечу, три десятка километров каких-то туда и обратно.

- Ой-ой-ой, посмотрите на него, наш отважный герой! - съехидничала Валя.

Она соскочила с подоконника и быстро подошла ко мне, ее маленькие, но крепкие руки вцепились в одежду на моей груди, лицо придвинулось вплотную:

- Только попробуй не вернуться! Слышишь? Я не знаю, что я с тобой тогда сделаю. Джебедай тебе покажется заботливой сиделкой! Понял?

- Ну как я могу не вернуться, если ты меня ждешь? Ты же меня поколотишь!

- Не просто поколочу, все переломаю, так и знай!

Ее хватка ослабла и руки скользнули ко мне за спину. В ту ночь она осталась со мной до самого утра, пока нас обоих не разбудил грозный стук в дверь - даже наиважнейший в моей жизни полет, не мог избавить меня от утренней разминки под бдительным надзором беспощадного Джебедая. Тем утром он показался мне особенно придирчивым.

Наконец пытка горячей и холодной водой закончилась и я, облаченный в летный комбинезон, предстал перед целой комиссией во главе с Джином Керманом. Короткий перекрестный опрос, заученные до автоматизма ответы и теплые дружеские напутствия от всех по очереди. Последним ко мне подошел Джебедай. Он задержал мою руку в своей, после традиционного рукопожатия и пристально посмотрел мне в глаза.

- Знаешь, наверное я в тебе ошибался, считал слабаком и неумехой, думал, что сломаешься во время подготовки, но похоже, что Валя разглядела в тебе, гораздо большее чем я. Извини если был груб и несправедлив. - всегда мужественный и непоколебимый Джебедай вздохнул и отвел глаза:

- Она выбрала тебя, и я уважаю ее выбор. Поэтому сделай все правильно, не разочаровывай ее. Желаю тебе удачи, Джонни!

- Джебедай ...

- Не надо, Джонни! Если нам не суждено стать друзьями, то давай останемся настоящими кербалами. Все, ступай.

Все без исключения в поселении знали о предстоящем полете и поэтому Уолт Керман организовал прямую трансляцию по местной радиосети, чтобы каждый кербал мог узнать, что происходит в космическом центре. Едва я появился в сопровождении Вернера ван-Кермана на взлетно-посадочной полосе, как тут же попал в фокус всеобщего внимания.

- А вот и наш кербонавт-исследователь, Джонни Керман, мы видим как он в сопровождении руководителя научной программы, уважаемого Вернера ван-Кермана, приближается к летательном аппарату. До старта остаются считанные минуты, и у нас есть немного времени, чтобы задать несколько вопросов пилоту. Джонни, что ты испытываешь в эту минуту? - весело вещал Уолт в нескольких шагах от меня, чтобы остальным было лучше слышно, он поднес микрофон своего коммуникационного устройства прямо мне под нос.

- Немного волнуюсь, а так ничего, все нормально. Спасибо.

- Джонни, ты можешь нам рассказать, что тебе предстоит проделать во время полета?

- Уолт, я могу рассказать за Джонни, пока он готовится к полету - пришел ко мне на выручку Вернер ван-Керман, и пока я усаживался в кресло, а Джебедай с Валей застегивали ремни и проверяли как я устроился в кабине, успел поведать о целях и задачах экспедиции:

- Джонни подлетит к острову на небольшой высоте около полу-километра и осмотрит неизвестные объекты, выполнит фото и видео съемку, оценит состояние взлетно-посадочной полосы на острове и возможность посадки. После чего совершит несколько круговых облетов острова на разных высотах. В случае благоприятных условий для посадки по решению руководителя полетов, Джина Кермана, будет принято решение о высадке на остров. После высадки, если таковая состоится, Джонни лично обследует найденные объекты и возьмет пробы для анализа в нашем научно-исследовательском центре.

- Как долго может продлиться экспедиция, Вернер?

- Полагаю не более трех часов светлого времени суток, Уолт. Вариант с ночевкой на острове, нами рассматривается только на крайний случай - аварии или поломки самолета, но это маловероятно, потому что A-1 "Fly", прошел полную программу испытаний и зарекомендовал себя как очень надежная и удобная в управлении машина. К тому же Джонни у нас один из ведущих исследователей в области аэродинамики и изучил эту технику, что называется до винтика, у него на борту находится все необходимое для ремонта, в том числе аварийный запас продуктов и воды, чтобы продержаться на острове до прибытия спасательной экспедиции.

 - Спасибо, Вернер! Итак Джонни уже занял место пилота и сейчас техники закрывают фонарь его кабины. Я слышу как Джин Керман объявляет общую готовность к запуску. Оставайтесь с нами, чтобы быть в курсе событий связанных с проведением экспедиции к неизвестным объектам на острове.

- Джонни? Как ты меня слышишь, Джонни? - Джин Керман проверял радиосвязь.

- Отлично, Джин. Я готов. Прошу разрешения на запуск двигателя.

- Запуск двигателя разрешаю.

Мотор под капотом громко чихнул и затарахтел набирая обороты, лопасти винта исчезли растворившись в прозрачном круге перед лобовым щитком кабины. Двигатель перешел на размеренное урчание, а корпус самолета слабо вибрировал.

- Двигатель на оптимальных оборотах, все системы самолета работают в штатном режиме. Прошу разрешения на взлет.

- Взлет разрешаю. Счастливого пути, Джонни!

Я вывел мощность двигателя на полную и плавно отпустил тормоз. Самолет вздрогнул и набирая скорость покатился вперед, шасси гулко постукивали где-то внизу о неровности грунта. Вдруг толчки и вибрация прекратились и самолет плавно поплыл вверх все быстрее разгоняясь над утрамбованным грунтом взлетно-посадочной полосы, и ожившая стрелка альтиметра поползла по отметкам шкалы.

- Набираю высоту, ложусь на курс. Обороты максимальные.

 []

Джонни Керман перед отлетом, 42 день 1 года.

 []

Вид из кабины A-1 "Fly", 42 день 1 года.

- Высота 200, скорость 70, продолжаю набор высоты. - берег с песчаной канвой пляжей остался позади, подо мною простиралось темное синее море, а впереди стремительно вырастал из воды остров.

 []

Взлет A-1 "Fly", 42 день 1 года.

 []

A-1 "Fly" на пути к острову, 42 день 1 года.

- Джонни, ну как ты там, не замерз? - раздался в эфире голос Вали.

- Высота 300, скорость 72. Не-а, тут меня Кербол подогревает, яркий такой, аж глаза слепит.

- Джонни, выше 500 не забирайся, мы тебя прекрасно видим и на этой высоте. - попросил Джин Керман.

- Принято, высота 400, скорость 75.

- Джонни, ты знаешь, что только что побил рекорд Джебедая? - пробился в эфир голос Боба Кермана.

- Ничего, он скоро отыграется на космических полетах, и вновь оставит всех позади.

 []
A-1 "Fly" приближается к взлетно-посадочной полосе на острове, 42 день 1 года.

- Отчетливо вижу объекты на острове. Два прямоугольных строения и вертикальная башня. На вершине башни с равными интервалами работает световой маяк красного цвета. - доложил я через несколько минут.

- Хорошо, Джонни, теперь мы знаем, что он работает и в светлое время суток. Тут Уолт, хочет поразвлечь заскучавших кербалов, поговори с  ним пару минут. - отозвался Джин Керман.

- Джонни, ты нас слышишь?

- Да, Уолт, очень хорошо слышу.

- Наших слушателей интересует твое самочувствие и то, что ты видишь

- Самочувствие отличное, самолет работает без сбоев. Хорошо вижу взлетно-посадочную полосу и строения возле нее, никаких признаков кербалов или других обитателей острова пока обнаружить не удалось.

- Джонни, еще один вопрос. Удалось определить возможность посадки на остров?

- Пока нет, Уолт, нужно будет сделать пару кругов, пробный заход на низкой высоте, только тогда можно будет решить, возможно посадить A-1 "Fly" или нет.

- Джонни, мы все желаем тебе успеха и скорейшего возвращения.

- Спасибо, Уолт, постараюсь захватить побольше сувениров.

Остров который казался издали не таким уж и большим, вблизи был просто громадиной. Две вершины венчали его противоположные стороны и явно имели вулканическое происхождение. Аэродром располагался на небольшом плато у подножия вулкана, которое с трех сторон обрывалось в море. Я направил самолет прямо на взлетно-посадочную полосу и включил камеру. Повинуясь штурвалу, самолет накренился на правое крыло и верхняя часть башни пронеслась в нескольких десятках метров от меня.

 []

Пролет A-1 "Fly", над аэродромным комплексом, 42 день 1года.

Помимо этого мне удалось разглядеть прямоугольные остовы и фундаменты нескольких других сооружений. Аэродром остался позади и я заложил вираж вправо, начиная облет острова с тыльной, невидимой с берега залива стороны.

 []

Невидимая с берега часть острова, 42 день 1 года.

- Завершаю облет острова, никаких признаков живых обитателей не обнаружено. Прошу разрешения сделать пробный заход на посадку.

- Разрешаю пробный заход на посадку. Будь осторожен Джонни, мы перестанем видеть тебя с берега, когда ты опустишься ниже 300 метров.

 []

Облет объектов на острове с обратной стороны, 42 день 1 года.

 []

Посадка A-1 "Fly", на островной аэродром, 42 день 1 года.

Мне удалось пролететь на островной взлетно-посадочной полосой на высоте 50 метров с минимальной скоростью, ее длинны было более чем достаточно для безопасной посадки, поверхность была ровной без заметных ухабов или ям.

- Джинн, полоса широкая и ровная, протяженности хватит и для посадки и для взлета. Прошу разрешения на посадку.

- Джонни, ты хорошо все продумал? - вмешался Вернер ван-Керман.

- Все сходится, шеф, посадка и взлет не хуже чем у нас дома. Прошу разрешения на посадку.

- Отлично, Джонни, даю разрешение на посадку, удачи!.

Я завершил второй круг и выровнял самолет по направлению полосы, убрал газ до минимума и начал снижение. У края полосы тяга упала до нуля и A-1 "Fly" плавно спланировал на утрамбованный грунт летного поля. Мягкий толчок даже не подбросил меня в кресле, шасси застучали по мелким неровностям, машина затряслась и пронзительно взвизгнули тормоза. Пробежав еще немного самолет замер недалеко от высокой башни.

- Есть посадка. Самолет цел и невредим. - возбужденно доложил я по радиосвязи.

- По...авляю, Джо...! ...ступай ...ыпол... на...ой про...мы. - связь была прерывистой и неразборчивой. На всякий случай я еще раз повторил доклад.

- ...ня..., ...онни, свя... на ...деле. ...удь ...жен.

Понадеявшись, что меня все же услышали, я выключил двигатель и выбрался наружу.

 []

Джонни Керман во время высадки на остров, 42 день 1 года.

По выдвижной мачте я спустился на летное поле и осмотрелся по сторонам, вокруг было тихо и пустынно. Легкий ветер с моря небольшими вихрями гонял пыль и песок между стенами уцелевших строений, остальные печально выглядывали из высокой травы замшелыми остовами фундаментов. Аэродром был покинут и видимо очень давно. Немного поразмыслив я решительно направился к башне. Лестница сохранившаяся снаружи давала надежду подняться на самый верх и лучше осмотреть округу. На вершине башни располагалась прямоугольная кабина с чуть наклоненными наружу оконными проемами. Сейчас они были пусты, без единого стекла и только птицы время от времени без страха залетали вовнутрь.  Приближаясь к башне я заметил груду каких-то предметов, которые лежали под кровлей ближнего ангара. Оба строения были без торцевых стен, возможно раньше там располагались широкие ворота, но сейчас от них не осталось даже следов.
 []

Башня управления полетами на острове, 42 день 1 года.

По пути к башне мне попался фундамент небольшого здания. Многолетний мох толстым слоем покрывал оплывшие и сгладившиеся под действием эрозии массивные блоки.

 []

Развалины здания перед башней управления полетами, 42 день 1 года.

В щелях между бетонными глыбами нашли себе убежище многочисленные ящерицы, насекомые и прочая мелочь, которой по душе тенистая прохлада.

Я внимательно осмотрел траву вокруг но не нашел никаких остатков стен, кровли, бесплодны оказались и попытки просеять грунт внутри контура строения. Ничего кроме червей и кореньев мне не попалось, поэтому я продолжил свое путешествие.

 []

Обломки стен башни управления полетами, 42 день 1 года.

 []

Повреждения на стенах башни управления полетами, 42 день 1 года.

Первое, что мне бросилось в глаза у подножия башни, еще во время облетов острова, так это крупные обломки. Подойдя поближе, я понял, что это куски массивных бетонных плит, которые обрушились со стен башни, и в тех местах откуда они отвалились в стенах зияли огромные бреши, обнажая темный внутренний монолит железобетонного остова строения. Я тщательно осмотрел все обломки в надежде найти указания на причину, которая могла повлечь столь масштабные разрушения. Несмотря на серьезность понесенного урона, башня выглядела достаточно прочной и надежной, чтобы совершить восхождение по нескольким пролетам лестницы ведущей на самый верх строения.

Ступеньки оказались хорошо подогнанными под короткие ножки кербалов, и это говорило в пользу того, что все объекты построены нашими соплеменниками. Подъем занял некоторое время и я мысленно поблагодарил Джебедая за изнурительные тренировки, которые позволили мне практически бегом, не запыхавшись подняться на вершину башни.

 []

Помещение диспетчерской на вершине башни управления полетами, 42 день 1 года.

С легким замиранием сердца я переступил порог небольшого помещения с огромными обзорными окнами по всему периметру. Толстый ровный слой пыли покрывал все вокруг и единственные следы, которые покрывали его, принадлежали птицам, видимо уже давно облюбовавшим башню для своего обитания, о чем говорило обилие птичьего помета и приставшего к нему пуха. Не было никаких следов оборудования или предметов быта, сопутствующих жизнедеятельности кербалов. Я обошел помещение по кругу делая по несколько снимков на каждой из четырех сторон. И снова - никаких очевидных признаков или следов нахождения здесь кербалов, а самое главное причин по которым они покинули это место, оставив включенным только световой маяк.

Хоть бы записку оставили для приличия, ищите мол там-то или там-то, связи на частоте такой-то. А то собрались неведомо куда, упаковали все имущество и исчезли, включив напоследок мигалку на крыше. Кстати о крыше. Я еще раз осмотрел все помещение, но так и не нашел лестницы или люка, которые бы вели на крышу. Возможно, когда-то существовала лестница снаружи здания, но вероятно она обвалилась вместе с бетонными плитами или кербалы разобрали ее и увезли с собой.

Еще раз помянув добрым словом Джебедая я совершил несколько головокружительных акробатических трюков и с помощью нехитрого альпинистского снаряжения осторожно забрался на крышу.

 []

Не работающий радар на крыше башни управления полетами, 42 день 1 года.

 []

Блоки оборудования на башне управления полетами, 42 день 1 года.

Сначала я осмотрел антенну не работающего радара, где с радостью обнаружил надписи на кербальском алфавите, которые собственно мне и поведали, что устройство является всепогодным радаром с круговым обзором. Затем я перешел на противоположную сторону крыши и осмотрел с десяток блоков различного оборудования. Большинство явно находилось в нерабочем или отключенном состоянии и назначение их мне было непонятно, но два блока на высокой мачте к которой крепился световой маяк издавали легкое гудение. Я предположил, что один из них или оба и являются источниками питания для маяка. Не смотря на огромный соблазн мне все же удалось удержаться от желания расковырять один из неработающих блоков на "сувениры" и я ограничился тем, что срезал несколько кусков свисающих и не подключенных с другого конца проводов, да подобрал две-три небольших детали, которые просто лежали внутри металлических корпусов блоков.

С башни я спустился очень просто - прыгнул с парашютом.

 []

Джонни Керман спускается на парашюте, 42 день 1 года.

Груда предметов, которые я заметил еще издалека, направляясь к башне оказалась настоящей находкой. Без всякого сомнения передо мной были пилотируемая капсула космического корабля, цилиндрический корпус топливного бака и ракетный двигатель. Капсула полностью обгорела и была сильно деформирована, под слоем ржавчины и оплавившегося металла я не смог разыскать люка, ведущего внутрь. Бак и ракетный двигатель напротив были целыми и невредимыми, покрытые толстым слоем пыли. Свет моего фонаря не смог проникнуть через потемневшие мутные стекла иллюминаторов пилотируемой капсулы, а вот стерев слой пыли на баке и ракетном двигателе, я вновь нашел кербальские надписи, из которых понял, что бак предназначался для жидкого топлива и окислителя и ракетный двигатель работал на жидком топливе и окислителе.

Положение в котором лежали и место, где располагались обнаруженные мною части ракет указывали на то, что возможно их оставили здесь за ненадобностью, либо они оказались слишком громоздкими для перевозки, и для них не нашлось места на транспорте которым эвакуировались с острова кербалы. В том, что это была эвакуация у меня уже не было ни малейшего сомнения, без спешки, с тщательным разбором и упаковкой всего ценного имущества. А значит маяк на вершине башни все же аварийный, предупреждающий об опасности, может быть из-за длительности работы и истощения источника питания изменился режим его работы, и это ввело нас в заблуждение.

 []

Части ракет, обнаруженные на заброшенном аэродроме, 42 день 1 года.

 []

Ракетный двигатель, обнаруженный на острове, 42 день 1 года.

 []

Топливный бак, обнаруженный на острове, 42 день 1 года.

 []

Обгоревший пилотируемый модуль, обнаруженный на острове, 42 день 1 года.

Ощущение неведомой опасности на миг овладело мной, я затравленно оглянулся по сторонам и остро ощутил свое одиночество на острове. Случись, что сейчас и никто не узнает об этом, никто не будет знать о моих находках, открытиях и выводах. Панически захотелось вернуться на борт самолета и поскорее связаться со своими, услышать их голоса, рассказать о своих находках. Но в третий раз за день уроки Джебедая не прошли даром, я вспомнил как он учил меня справляться с паникой и быстро взял себя в руки. Толку от того, что по ненадежной связи я буду пытаться передать информацию, ровным счетом никакого, просто потеря времени. У меня исправный самолет, полоса достаточно просторна для разворота и взлета, лучше потратить время на исследование острова, а важные записи сделать прямо сейчас и положить в карман. Даже если со мной что-то случится, то их найдут и узнают про мои наблюдения.

Низкий по звуку гул раздался где-то в глубине острова и струйки пыли и песка просыпались с потолка, повиснув легкими облачками у земли. Пол ангара покачнулся и я едва сохранил равновесие, чтобы не упасть. Землетрясение! Остров - это же практически вулкан. Ноги сами вынесли меня наружу из-под крыши ангара, но толчков больше не было. Я посмотрел в сторону где остался самолет и с облегчением увидел его целым и невредимым на том же самом месте.

 []

A-1 "Fly" на взлетно-посадочной полосе заброшенного аэродрома, 42 день 1 года.

Выждав еще какое-то время, я продолжил обследование оставшихся сооружений, но ничего примечательного мне больше обнаружить не удалось. Все установки Вернера ван-Кермана были выполнены в полном объеме, и даже больше - я увозил с острова полную кабину различных образцов, самыми ценными из которых были куски обшивки обгоревшей капсулы, несколько деталей топливного бака и ракетного двигателя.

Вернувшись на борт самолета я вновь запустил двигатель и включил радиосвязь.

- Осмотр объектов на острове завершен, вылетаю обратно, встречайте.

- ...вто..., ...бя не ...нял.

- Возвращаюсь! Лечу домой!

- При..., ...дем!

Вопреки первоначальному плану, я не стал  разворачивать самолет, впереди оставалось еще достаточно полосы для разгона и мне оставалось только дать полный газ. Самолет легко оторвался от грунта и набрал высоту. Я заложил крутой вираж, взглянув напоследок на заброшенный аэродром с высоты птичьего полета. Он по прежнему был безжизненным и равнодушно мигал мне красным глазом аварийного маяка. На высоте 300 метров связь восстановилась полностью.

- Джонни, мы уже тут начали волноваться! Рассказывай как успехи? - обрадованным голосом обратился ко мне Джин Керман.

- Остров как мы и предполагали необитаем. Вероятно давно покинут. Все оборудование и легкие материалы скорее всего вывезены, остались только громоздкие сооружения и предметы. Строители объектов - кербалы как и мы, мне удалось обнаружить несколько надписей на нашем алфавите и целый ряд косвенных признаков говорит в пользу этого предположения. Удалось обследовать оборудование на башне, где установлен аварийный маяк. Кроме того в одном из ангаров я нашел несколько частей ракет, одна из которых, похоже пилотируемая капсула, сильно обгорела и имеет множественные повреждения, остальные части выглядят целыми и исправными. На острове проявляется вулканическая активность, я ощутил один из толчков на себе. Башня имеет видимые следы разрушений, причиной которых могло стать сильное землетрясение. Допускаю, что вулканическая активность стала причиной эвакуации кербалов с острова. Везу с собой кучу фотографий и "сувениров" для наших лабораторий.

- Джонни, это Уолт. От лица всех кербалов нашей колонии хочу выразить наше общее восхищение твоей храбростью. С нетерпением ждем твоего возвращения в космический центр.

- Спасибо, Уолт, я уже вас вижу!

- Мы тебя тоже!

Чуть накренившись на левое крыло мой самолет заходил на посадку. Плавно убрав тягу я спланировал на взлетно-посадочную полосу. Шасси коснулись плотно утоптанного грунта, самолет подпрыгнул, словно не желая расставаться с полетом в небе, но повинуясь силе тяжести вернулся на грунт и взвизгивая тормозами побежал по направлению к ангару атмосферных летательных аппаратов.

- С успешным возвращением, Джонни! Ты молодец! - поздравил меня Джин Керман по радио.

- Джонни, не торопись вылазить из кабины, мы должны сделать несколько исторических снимков. - забеспокоился Уолт.

- Джонни, малыш, надеюсь ты ничего не забыл на острове? - поинтересовался Гус Керман, и я холодея от ужаса, судорожно стал ощупывать карманы комбинезона в поисках универсального инструмента, который дал мне главный инженер перед вылетом, с напутствием, что без него мне лучше не возвращаться. Честно, даже не знаю, когда я испытал больше радости: в момент посадки в космическом центре, или же обнаружив впившуюся мне бедро железяку в боковом кармане.

Самолет остановился перед воротами ангара. Из кабины было хорошо видно толпу кербалов которые спешили ко мне. Выполняя просьбу Уолта я оставался на месте. Первыми конечно же добежали Джебедай и Валя, они легко, подтянувшись за край крыла взобрались наверх и с двух сторон подступили к кабине. Валя прижалась к фонарю лицом изображая поцелуй и ее симпатичный нос смешно расплющился. Две пары рук мигом распаковали меня и Джебедай легко вынул меня из кабины, поставив рядом с собой на крыло.

- Цел?

- Да, Джеб, и ... Спасибо тебе Джебедай за то, что мучил меня каждый день! Мне это там все пригодилось. - я искренне, в порыве дружеских чувств обнял его.

- Эй-эй-эй! Я что-то не поняла? Это что это у вас за обнимашки? - возмущенно прозвучало у меня за спиной, и смущенный Джебедай отступил назад:

- Вон, ее обнимай, она вся извертелась, пока тебя ждала. А я что? Я делал, все как надо. Рад, что тебе пригодилась моя наука. С возвращением, ... друг. - и Джебедай тепло взглянув на меня, быстро пожав руку, соскочил с плоскости крыла вниз.

Обняться с Валей мне так и не удалось. Обступившие меня кербалы со всех сторон тянули руки для поздравления, засыпали меня градом вопросов, казалось что еще миг и меня разорвут на части.

 []

Джонни Керман, после возвращения с острова, 42 день 1 года.

Потребовалось вмешательство Джина Кермана, чтобы вырвать меня из лап толпы и спрятать под предлогом медицинского обследования в одной из лабораторий научно-исследовательского центра. Я понял, что к испытанию славой абсолютно не готов, и с радостью уступлю эту веселую кутерьму кому-нибудь другому.

Не успел я проглотить пару кусков от обеда, как вновь появился Уолт и объявил, что сейчас начнется пресс-конференция посвященная экспедиции на остров. На все мои возражения он ничего не ответил, а просто потащил за собой в коридор. В просторном зале научно-исследовательского было шумно от двух сотен собравшихся кербалов, остальные слушали трансляцию, организованную Уолтом. Я растерянно смотрел по сторонам и со страхом думал, что не знаю о чем говорить. Меня дотащили до стола в президиуме и усадили между Джином и Вернером.

- Друзья, прошу тишины! - воззвал к  залу руководитель полетов и терпеливо дождался когда все прекратили шуметь.

- Учитывая всеобщий интерес к экспедиции на остров, мы решили провести короткую пресс-конференцию, чтобы ответить на ваши вопросы. Хочу сразу предупредить, что собранная в ходе экспедиции научная информация будет подвергнута тщательному анализу и о результатах мы сообщим дополнительно, после того как работа ученых будет завершена. А сейчас я предоставлю слово уважаемому Вернеру ван-Керману.

- Коллеги, мы уже слышали первый доклад Джонни во время его обратного полета, и в отсутствии результатов обработки собранной кербонавтом информации, я мало, что могу добавить, поэтому повторю. Объекты на острове необитаемы и давно покинуты кербалами. Есть основание полагать, что причиной их эвакуации с острова, стала вулканическая активность, некоторые объекты на острове частично разрушены. Покидая остров кербалы оставили включенным аварийный маяк, который работает до настоящего времени и несколько деталей ракет, которые свидетельствует о том, что они так же как и мы занимались разработкой этой технологии. В настоящее время мы не можем оценить степень угрозы от вулканов на острове, но уделим этой проблеме наибольшее количество внимание в ближайшем времени. При необходимости мы установим там автоматическую станцию для наблюдения за интенсивностью сейсмических процессов и раннего оповещения о возможном извержении. А сейчас вы можете задать вопросы нашему кербонавту-исследователю, Джонни Керману.

- Джонни, скажи, тебе действительно не удалось обнаружить никаких других следов пребывания кербалов на острове, кроме нескольких надписей и деталей?.

- Нет. Я обследовал все обнаруженные объекты и сделал множество фотографий, возможно детальный анализ в лабораториях выявит пропущенные мною объекты, но визуальное наблюдения результатов не дало.

- Тебе было страшно на острове?

- Немного, во время землетрясения, когда с потолка посыпались пыль и песок.

- Как ты думаешь, Джонни, имеет смысл поселиться на острове? Там интересно?

- Для исследователя, на какое-то время - да. А так нет. Большую часть острова занимают вулканические горы с труднодоступными склонами, небольшая площадка, где расположен аэродром, обрывается к морю отвесными берегами. К тому же землетрясения представляют угрозу для жизни кербалов, не случайно же остров был покинут.

- Джонни, есть предположения куда могли отправиться кербалы с острова?

- Ну поскольку записки они не оставили, или ее съела местная фауна, то на этот вопрос ответить пока невозможно. Очевидно одно, что остров покинут давно, задолго до того момента как мы очутились на берегу залива. И наша первейшая задача определить примерное время пребывания кербалов на острове.

- Возможно имеет смысл поискать следы их высадки на берегу залива? - я повернул голову на голос, потому что он принадлежал Вале.

- Это хорошая мысль, мы можем использовать для этих целей L-1 "Little", он передвигается в десять раз быстрее кербалов, и если ему удастся что-нибудь обнаружить, то это место обследуют наши разведчики. - подхватил идею Вернер ван-Керман:

- От себя могу добавить, что обследовать придется достаточно широкую полосу, потому что со времени эвакуации с острова береговая линия могла значительно измениться. Хочу обратиться к кербалам, которые работают вдали от космического центра на побережье залива с тем, чтобы они обращали внимания на места удобные для высадки или любые другие нарушения ландшафта, которые могут указывать на место возможной высадки.

В зале раздались одобрительные возгласы.

После пары непримечательных вопросов о том, что я люблю поесть и какие кербалки мне нравятся, Джин Керман объявил пресс-конференцию оконченной и все начали расходиться. Воспользовавшись моментом я по-тихому улизнул от порядком мне надоевшего Уолта, который не терял надежды сделать из меня героя и спрятался в своей комнате. Нервное напряжение прошедшего дня окончательно лишило меня сил и я чувствовал непреодолимую усталость.

Кто-то тихо постучал в дверь. Я почему-то был уверен, что это Валя, поэтому сразу подскочил к выходу и быстро открыл. В коридоре действительно стояла Валя, она быстро взглянула на меня и зашла внутрь.

- Вот, зашла попрощаться.

- Что значит, попрощаться?

- Завтра мы с Джебедаем и разведчиками уходим к холмам на западе, Вернер считает, что береговая линия раньше проходила там. "Малыш" пока не может действовать так далеко от космического центра, ему достанутся ближайшие окрестности.

- А я?

- А ты будешь думать над ответом на вопрос, какие кербалки тебе нравятся! - припомнила  мне мой уклончивый ответ на пресс-конференции Валя.

- Ты мне нравишься, нечего тут думать.

- Но ты ведь этого не сказал?

- Я подумал ...

- ... что, ты теперь знаменитость и все кербалки упадут в твои объятия? - закончила за меня Валя.

- Ты, глупости говоришь.

- Нет, я бы на твоем месте хорошо подумала - такие возможности открываются! Та рыженькая, что вопрос задала, кажется медик, я так скажу, даже очень ничего и светленькая, что тебе глазки все время строила, очень даже аппетитная.

- Перестань. Я их даже не заметил.

- А меня ты заметил? Если бы я вопрос не задала, ты бы даже голову в мою сторону не повернул. В общем не буду тебе мешать, думай! Вернусь, посмотрим. Пока, умник. - и Валя с неприступным видом вышла из моей комнаты. Я понял, что она на меня обиделась, но как последний дурак не знал, что делать. Сначала я было метнулся вслед, чтобы попробовать объясниться, но потому подумал, что Валя не такая кербалка и слушать меня не станет, потом решил, что напрошусь к ним в экспедицию, но вспомнил о своем незаконченном отчете. В итоге я рухнул на свою кровать и проворочался в ней до самого рассвета  с самыми невеселыми мыслями.

Едва затеплился рассвет я выскочил на улицу, чтобы проводить Валю в дальнюю разведку. На площадке перед центром подготовки кербонавтов Джебедай выстроил отобранных для похода разведчиков и давал последние инструкции, но Вали среди них не было. Я решил подождать на крыльце и присел на ступеньки.

- Не жди, Джонни, она ушла ночью ставить базовый лагерь. - надо мной стоял в походном снаряжении Джебедай.

- Из-за меня?

- Нет, кто-то должен был выйти раньше, чтобы успеть поставить палатки до подхода основного отряда, Валя вызвалась добровольно. Да и по правде, кроме нее некого было послать.

- Джеб, похоже она на меня обиделась, ты присмотри там за ней, чтобы не учудила чего.

- Джонни, Валя - кербонавт. Она умеет справляться с чувствами, не переживай все будет в порядке. Помиритесь еще. Кстати перед уходом, она просила Боба присмотреть за тобой, чтобы ты не учудил чего сам. - рассмеялся Джебедай, и пожав мне на прощанье руку четким командным голосом приказал отряду начать движение.


День 43, 1 год.

Испорченное с утра настроение определило ход событий этого дня. Отчет упорно не хотел получаться и мне было стыдно перед Вернером, который уже дважды заглядывал ко мне в лабораторию и интересовался когда я закончу работу. Не видя никакого прока от бесплодного сидения за консолью, я решил немного прогуляться, в надежде, что смена обстановки и деятельности вернут мою утраченную работоспособность.

Для начала заглянул, как всегда, к Бобу, у которого можно было узнать, что-нибудь новое и интересное. Вопреки моим ожиданиям кербонавта-исследователя на станции наблюдения за космосом не оказалось. Пришлось искать непоседливого ученого по радиосвязи и довольно скоро пропажа обнаружилась в центре управления полетами. В новом ситуационном зале еще пахло краской и свежим пластиком после недавней реконструкции, а длинные ряды столов с мониторами и консолями были непривычно пусты. В программе запусков наступил небольшой перерыв, связанный с  задержкой теоретической разработки новых ракетных двигателей и элементов питания на фото-элементных панелях. Поэтому оранжевый комбинезон Боба сразу указал укромный уголок в котором он пристроился. Подойдя ближе, я понял, что Боб занят дистанционным управлением L-1 "Little", и на один из мониторов его стола транслировалась изображение с научной камеры, установленной в передней части вездехода.

- А, Джонни, привет! Как дела?

- Неважно, работа не клеится. Похоже отчету сегодня не суждено состояться.

- Бывает. Может тогда мне поможешь?

- С удовольствием, если это конечно не очередной отчет.

- Полевые исследования, провожу разведку побережья с помощью нашего "Малыша", как предложил Вернер.

- Есть успехи?

- Пока нет. Только пара забытых ящиков и кое-какой мусор. Да, еще, распугал несколько парочек, которые по кустам прятались. Сменишь меня? А то уже в глазах рябит.

- Давай погоняю "Малыша".

- Южную часть, что напротив острова, я уже всю изъездил, отведи вездеход для замены батарей в космический центр, а после переводи его за взлетно-посадочную полосу, на северную часть полуострова. Начинай от берега и двигайся зигзагами на запад.

- От Джебедая и Вали есть новости?

- Рано еще, они только вечером попадут в базовый лагерь, разведка начнется завтра с рассветом. Пойду перекушу малость, тебе взять чего-нибудь?

- Спасибо, не надо. Нет аппетита.

- Понятно. Но я обещал за тобой приглядеть и не намерен дать умереть тебе от голода. Возьму на свое усмотрение.

- Как хочешь.

Боб ушел, а я отогнал L-1 "Little" в ангар атмосферных летательных аппаратов и связался с Биллом, чтобы попросить его о замене батарей.

- Ну и прожорливый же у нас "Малыш"! Вы бы с Бобом так на газ не жали, он по ровной поверхности прекрасно катится по инерции. Гус установил на него отменные подшипники. Сейчас протру объектив камеры и можно отправляться. Кстати, куда ты его погонишь?

- Боб сказал, что пора переносить обследование за взлетно-посадочную полосу, на север полуострова.

- А что там?

- Не знаю, я туда как-то не захаживал.

- Странно, я тоже. Эй, ребята, кто-нибудь был за взлетно-посадочной полосой, на севере?

- Думаю в этом нет ничего странного, просто все сооружения космического центра находятся к югу от взлетно-посадочной полосы, да и пляжи с юга тоже ближе расположены.

- Представляешь, два десятка кербалов в цехе и никто не бывал по ту сторону взлетно-посадочной полосы. - похоже, что Билл увлекся расспросами соседей и не слышал, что я ему говорил.

- Билл, я говорю, что пустырь там, не палаток, не временных пунктов снабжения, головные части ракет туда не падали, поэтому причин особых туда ходить не было, разве, что пара любопытных ротозеев заглядывали. Так, что у нас под боком оказался кусок неизведанной территории.

- Тогда гляди в оба, объектив я протер, шасси проверил, так что пора за новыми открытиями. Кричи если что.

L-1 "Little" выкатил из ангара и громко взвыв электромоторами разогнался в сторону взлетно-посадочной полосы. На подъеме я добавил еще газу и легкий вездеход взмыл вверх, пролетел пару метров в воздухе, бешено вращая колесами и припав на стойки шасси вернулся на Кербин. Преодолев насыпь L-1 скользнул с нее вниз, быстро набрав скорость и покатился дальше по прямой на север. Местность вокруг была пологой, со спуском в сторону берега, с неглубокими складками, поэтому большую часть времени обзор с камеры был очень хороший.

Довольно скоро я понял, что сменил одно тошнотворное занятие, на другое, не менее скучное. Однообразная местность казалось не таила в себе ничего интересного или примечательного. Закрадывалось подозрение, что Бобу просто наскучило созерцание одних и тех же картин окружающего космический центр ландшафта, а я удачно подвернулся под руку. Но словно в опровержение этой гипотезы в дверях появилась нескладная фигура Боба с большим подносом в руках. Осторожно чтобы не расплескать напитки, он пробрался к месту где мы работали и с облегчением поставил свою ношу на стол.

- Уф! Тут нам на сутки хватит, не меньше. Ничего не пропустил? - настороженно спросил Боб, заметив, что я отвернулся от экрана и уставился на принесенную еду.

- Нет, Боб. Там все одно и то же. Трава, песок и море.

- А это? - Боб ткнул пальцем прямо в экран, едва не расплескав горячий чай из стаканчика, который держал в руке. Я развернулся к экрану и замер. Прямо по центру безупречно ровной линии горизонта торчал какой-то темный предмет. На всякий случай я вильнул вездеходом влево и вправо, чтобы убедиться,  что это не соринка, попавшая на объектив. Пятно послушно смещалось то в одну, то в другую сторону.

- Странно, раньше я его не видел, хотя уже сделал несколько ходок туда и обратно.

- Держи прямо на него, не потеряй из виду, надо подъехать поближе. - увлеченно скомандовал Боб, устраиваясь на стул рядом со мной.

 []

Неизвестный объект на севере полуострова, 43 день 1 года.

Вездеход мчался по направлению к неизвестному объекту. Мы установили максимальное увеличение, на которое была способна научная видеокамера "Малыша". Постепенно из неопределенного пятна объект приобрел очертания равнобедренной трапеции определенно черного цвета.

 []

Монолит на севере полуострова, 43 день 1 года.

- Интересно, что бы это могло быть? - спросил Боб , не прекращая наблюдения за монитором.

- Наверное один из контейнеров, который еще не подобрали. Знаешь, мы тут с Биллом, обнаружили, что мало кто заходил в эту часть полуострова, за взлетно-посадочной полосой.

- Да? Никогда об этом не задумывался. Странно, но я тоже ни разу не был за полосой.

- Вот видишь, поэтому этот контейнер до сих пор не нашли. - В ответ Боб, только пожал плечами, продолжая всматриваться в увеличивающийся в размерах объект на экране.

- Он абсолютно черный, я таких контейнеров раньше не встречал.

 []

L-1 "Little" рядом с монолитом, 43 день 1 года.

Наконец вездеход достиг загадочного предмета и остановился в двух метрах от него. Абсолютно черная трапеция выступала из травы на высоту вездехода или около того.

- Включи прожектор, Джонни. - приказал Боб задумчиво рассматривая находку.

- Зачем? Светло же!

- Включи, что-то мне этот объект совсем не нравится.

Черная поверхность предмета тускло отразило направленный луч прожектора, и мы отчетливо увидели полукруглый рельефный выступ в нижней части трапеции.

- Давай объедим его, и посмотрим, что у него с другой стороны - предложил Боб.

Я послушно, на небольшой скорости описал дугу вокруг странного предмета и оказался с противоположной стороны. Свет прожектора вновь упал на глянцевую черную поверхность и мы увидел точно такой же полукруглый выступ на вид симметричный первому. К тому же объект оказался не плоским, его боковая грань был значительно уже передней и задней.

- Любопытный монолит, не находишь? - спросил Боб.

- Интересно, из чего он сделан? -

- И главное, кем?

- Ты, думаешь, что он искусственный?

- Определенно! Такие ровные и гладкие грани и ребра в природе редко встретишь. Давай подъедем вплотную и попробуем провести измерения.

- Согласен. - и я аккуратно направил вездеход прямо на монолит. Левая рука замерла над тормозом в ожидании момента когда вездеход упрется в черную плиту. Монолит занял весь объектив камеры, и вдруг исчез, уступив место ровному зеленому пространству до горизонта.

- Исчез?

- Раздавили? - практически хором воскликнули мы с Бобом и я нажал на тормоз.

 []

L-1 "Little" проезжает сквозь монолит, 43 день 1 года.

- Давай понемногу назад. - и не дожидаясь моей реакции Боб осторожно дал задний ход, положив свою руку поверх моей. Я тактично уступил ему место и ученый кербонавт не отрываясь от монитора плавно перетек из одного кресла в другое. Внезапно изображение от камеры почернело и мгновение спустя мы вновь увидели гладкую черную поверхность монолита перед вездеходом. Боб включил тормоз и озадаченно откинулся на спинку кресла.

- Какой странный монолит. Похоже, что надо звать Вернера.

- В самый раз, Боб. Пока мы с тобой все не испортили.

- Вернер, это Боб. Мы кое-что нашли на севере за взлетно-посадочной полосой, тебе надо взглянуть. Придешь к нам или тебе передать картинку в кабинет? Хорошо, включаю трансляцию.

По просьбе Вернера мы еще раз объехали монолит кругом, давая возможность рассмотреть его со всех сторон.

- А теперь смотри, Вернер. - и Боб вновь наехал на монолит, так же как и в первый раз он исчез, а вездеход продолжил движение дальше.

- Стоп! Подайте вперед и развернитесь. - скомандовал Вернер, вездеход послушно описал дугу и вновь остановился перед монолитом.

- Далеко это от космического центра? - спросил он.

- Километра два. - ответил Боб, сверившись с приборами.

- Измерения уже провели?

- Еще нет, не успели, сразу его переехали. - встрял в разговор уже я.

- Джонни, начинай стандартную программу измерений, а ты, Боб, найди пожалуйста Линуса и живо ко мне, оба. Надо будет осмотреть этот феномен вблизи. Да, и не забудьте надеть скафандры, не будем пренебрегать мерами безопасности. Джина я оповещу сам.

Боб и Джин столкнулись в дверях, оба отступили на шаг назад, но Боб чуть задержался и руководитель полетов стремительными шагами вошел в ситуационный зал. Мне снова пришлось совершить объезд и наезд на монолит, чтобы продемонстрировать все Джину.

Через пол-часа Вернер с двумя помощниками были на месте. Ситуационный зал наполнился людьми, вызванными по приказу Джина Кермана, я уступил место оператора Гусу Керману, а сам сосредоточился на данных, поступающих от аппаратуры "Малыша". Результаты измерений показывали значения нисколько не отличающиеся от обычных для побережья Кербальского залива.

- Джонни, ну что там с измерениями? - спросил запыхавшийся Вернер ван-Керман, едва он с Бобом и Линусом оказались на месте.

- Никаких отклонений от средних значений по биому.

- Хорошо. Джин, повтори пожалуйста наезд на монолит вездеходом.

 []

L-1 "Little" проезжает сквозь монолит, 43 день 1 года.

Монолит вновь исчез с экрана, когда вездеход приблизился к нему вплотную.

- Вот это да! "Малыш" проехал через него насквозь. - раздался в эфире удивленный возглас Линуса.

- Задний ход! - поступила команда Вернера, и вездеход снова беспрепятственно проехал сквозь монолит в обратном направлении.

- Что за ерунда такая, чтоб я лопнул? - ругнулся Гус Керман.

Вернер ван-Керман подошел вплотную к монолиту и медленно погрузил в него свою руку в толстой перчатке скафандра. Потом также медленно извлек наружу и внимательно осмотрел, желая убедиться в том, что с ней ничего не произошло.

- Он бесплотный. Никаких следов вещества. - и повторяя эксперимент с вездеходом, сам медленно прошел через монолит, потом отступил на шаг, покачался туда-сюда на месте, то исчезая внутри монолита, то выныривая наружу.

- А изнутри его вообще нет! Он есть только снаружи. Не понимаю, как такое вообще может быть? - озадаченно проговорил Вернер и отошел к стоящим неподалеку Бобу и Линусу. Немного посовещавшись они все по очереди прошли через монолит, фиксируя на камеру вездехода происходящее.

- Я не чувствую никаких изменений. Ладно, посмотрим, что покажут результаты проб в лаборатории. Ребята, возьмите пробы грунта снаружи, на границе и внутри монолита. Линус попробуй снять небольшой слой грунта в районе полукруглого выступа, надо посмотреть, что там у него дальше.

- Ничего, шеф,  он заканчивается на уровне почвы, дальше пусто.

- Джин, осмотрите с помощью "Малыша" местность в радиусе ста метров, может нам удастся найти источник этой иллюзии.

- Хорошо, Вернер.

Дальнейшие поиски не дали никаких новых сведений о природе найденного феномена. Вечер неотвратимо удлинял тени, проводить поиски дальше не имело смысла и Вернер принял решение возвращаться назад. По его указанию в научно-исследовательском центре подготовили изолятор и по прибытии все члены экспедиции к монолиту прямиком направились туда. Около изолятора была организовано круглосуточное дежурство медперсонала, а Вернер, Боб и Линус мужественно отдали свои тела на растерзание иголкам, зондам и прочей медицинской и научной технике.

Позже, прямо в изоляторе состоялось экстренное совещание. Трое ученых расположились за прозрачной перегородкой как в аквариуме, общение шло с использованием радиосвязи.

- Какие будут соображения по факту обнаружения феномена, который я предлагаю для простоты называть "монолит". - обратился к присутствующим Джин Керман.

- Ну это определенно феномен. Причем по всем прочим показателям кроме оптических его вообще нет. Вся его суть состоит в противоречии известным нам законам физики, а конкретно оптики. Объект существует в виде оптического явления поглощения ограниченной областью пространства большей части видимого спектра электромагнитного излучения. При этом внутренняя поверхность и объем этого пространства действию феномена не подвержены. С точки зрения физики объяснения этому явлению нет. Это какая-то аномалия. - коротко охарактеризовал ситуацию Вернер.

- Монолит представляет угрозу для кербалов?

- На данный момент, судя по нашему состоянию, нет. Мы не фиксируем никаких воздействий на окружающую среду с его стороны, кроме описанных. Это иллюзия.

- Голографическая проекция?

- Тогда где ее источник? Чтобы ответить на этот вопрос, предлагаю завтра накрыть участок грунта светонепроницаемым контейнером необходимой величины. Если объект будет обнаруживаться внутри с помощью электрического фонаря, значит это не голографическая проекция от неизвестного источника, а аномальное свойство конкретной области пространства. В противном случае, надо будет продолжить поиски источника этой проекции.

- Если допустить, что это искусственный объект установленный разумным существами, что он может означать?

- Что угодно, Джин. Дорожный указатель, памятное надгробие, приглашение поиграть в прятки, здесь был кто-то, не купайтесь голышом, не ешьте плесень, танцуйте вокруг меня - что угодно.

- А что ты думаешь, по-поводу того, что монолит оказался на единственном клочке побережья, куда практически никто из кербалов не заходил, и не кажется тебе странным, что мы возвели все сооружения космического центра по одну и ту же сторону от взлетно-посадочной полосы? - снова спросил Джин.

- Да определенно в этом есть странность, но я могу предположить, что возведение сооружений по одну сторону от взлетно-посадочной полосы обусловлено расположением контейнеров с оборудованием и материалами, они действительно преимущественно находились к югу от насыпи. Перетаскивать громоздкие объекты для строительства сооружений через насыпь было-бы нерационально. Связано ли расположение грузов с наличием монолита по ту сторону полосы я не знаю.

- По моим наблюдениям, кербалы стремятся держаться вместе и неохотно удаляются от объектов колонии. За полосой не было обнаружено никаких полезных ресурсов, местность хорошо просматривалась, повода появляться на той территории у кербалов не было. Монолит, в свою очередь, обнаружить невооруженным взглядом практически невозможно, к тому же складки местности неплохо его скрывают. - высказал свои соображения Уолт.

- Согласен с Уолтом, за полосой нет ни одного объекта инфраструктуры колонии, фактически она является естественной северной границей поселения. Пути передвижения кербалов в основном ориентированы на запад, вглубь материка, на восток и на юг к побережью. - добавил Мортимер.

- И все равно, не кажется ли вам, что взлетно-посадочная полоса, которая была здесь до нас, расположение грузов, необъяснимое нежелание кербалов ходить за насыпь, как-то связаны с присутствием здесь монолита? - вернулся к прежней теме Джин.

- Полагаешь, что он воздействует на наше сознание? Хочет спрятаться от нас?

- А ты считаешь, что оснований для этого предположения нет? Заметь, что обнаружить монолит удалось с помощью камеры, установленной на вездеход.

- Джонни, а тебе на острове не попадалось ничего похожего на монолит? - спросил Линус. Я отрицательно помотал головой.

- Возможно, если обследовать весь остров, то мы найдем там такой же монолит, тогда это будет говорить в пользу гипотезы о связи сооружений кербалов с присутствием поблизости монолитов. - задумчиво проговорил Вернер.

- А может зонд какой-то, наподобие нашего "Малыша"? И он просто следит за нами? - предположил Билл.

- В любом случае, у нас не остается иного выбора, как следить за ним. Установим круглосуточный пост на безопасном удалении.

- В посте нет необходимости, смонтируем дистанционно-управляемую камеру и выведем ем на пульт центра управления полетами, монолит фактически на территории космического центра - предложил Гус Керман.

- Надо предупредить о монолитах Джебедая и Валю - спохватился я.

- Правильно, Джонни, быть может монолит это ключик к разгадке тайн этой планеты, пусть внимательнее глядят по сторонам. - согласился Джин, которого судя по всему сильно встревожила находка аномалии.

- Надо бы сделать объявление для всех жителей поселения по поводу обнаружения монолита и рассказать им как следует себя вести. - выразил свою обеспокоенность Уолт.

- Завтра накроем его контейнером, и никто до него не доберется, а сегодня просто никому ничего не скажем. Будем наблюдать за монолитом с помощью "Малыша". Если застукаем поблизости любопытных, то посадим их в изолятор к Вернеру для компании, это сразу отобьет излишний интерес у остальных. - решительно предложил Гус Керман.

- Вынужден согласиться с Гусом, пока мы не получим полной картины этого феномена, лучше ограничить к нему доступ для остальных кербалов в целях безопасности. - поддержал его Вернер ван-Керман.

- Так и сделаем, ночью вряд ли кто пойдет посмотреть, что там делает "Малыш", а утром Гус со своими техниками установит над монолитом большой контейнер, после чего Уолт сделает объявление для всех жителей колонии. Так будет лучше для всех и безопаснее.


День 47, 1 год.

Прошло вот уже четыре дня с момента обнаружения монолита, а мы ни на шаг не продвинулись в разгадке тайны его происхождения. Накрытый непроницаемым контейнером, он продолжал существовать, игнорируя факт наличия многослойных стенок из жаропрочных материалов. А мы похоже исчерпали запас нашей изобретательности в попытках узнать, что-нибудь еще о природе этого феномена. Даже загадочное Goo никак не отреагировало на то, что мы разместили контейнер с ним прямо внутри монолита. За эти дни множество кербалов побывало у внезапно появившейся достопримечательности нашей колонии. В дополнение к нашим сугубо научным методам исследования явлений, они испытали монолит всеми остальными нетрадиционными способами. Не будь мы сообществом с высокоразвитой наукой и техникой, то наверное бы возник целый культ последователей монолита.

Наши разведчики по-прежнему находились в холмах к западу от космического центра, продолжая поиск возможных следов пребывания кербалов с острова. Я предложил использовать A-1 "Fly" для ведения воздушной разведки, и теперь мы с Бобом несколько раз в день по-очереди подымались в воздух и с высоты нескольких сот метров осматривали квадрат за квадратом побережье залива. Практически сразу стали очевидны ограничения самолетов связанные с необходимостью ровного участка суши для взлета и посадки. Зачастую обнаружив интересный участок местности или какой-то предмет, не было ни малейшей возможности обследовать его по причине отсутствия удобной для посадки самолета площадки в непосредственной близости. Приходилось отмечать его приблизительное местоположение на карте, и ждать когда пешие разведчики смогут до него добраться.

Несколько раз я пролетал над отрядами кербалов, обследующих побережье, и каждый раз выглядывал знакомый оранжевый комбинезон Вали. Если мне везло и в этой партии находилась моя подруга, то я на бреющем полете пролетал низко над их головами и приветственно махал рукой, не без удовольствия встречая в ответ грозно поднятый маленький кулачок.

Все наши находки за несколько дней интенсивных поисков - это с десяток разрозненных контейнеров и ящиков, которые по какой-то причине оказались далеко от основной массы грузов, да крупная окаменелость доисторического моллюска, которой несказанно обрадовался только Линус. Видя бесплодность всех усилий Джин приказал разведчикам возвращаться в космический центр, дальнейшую разведку было решено вести с воздуха, а научно-исследовательский центр получил заказ на разработку летательных аппаратов, способных совершать взлет и посадку с любых участков суши и воды.

Мы продолжали экспериментировать с различными компоновками самолетов, но сократить протяженность взлета и посадки до нуля у нас не получалось, не хватало мощности турбореактивных двигателей которыми мы располагали и технологий вертикального взлета и посадки. Пока одни усиленно трудились на тем, чтобы наши аппараты могли взлетать и садиться с небольшого пятачка ровной поверхности, другие напротив искали альтернативные самолету и ракете способы перемещения по воздуху. В нашем распоряжении было большое количество небольших аэростатов, которые мы в основном использовали для изучения атмосферы и для развешивания камер наблюдения в местах, где нужен был обзор сверху. Примитивные мешки наполненные смесями газов легче воздуха моментально уносились вверх, стоило их выпустить из рук, и если они не были крепко привязаны к чему-нибудь внизу, то покидали нас навсегда.

В конце-концов Бобу и Гусу Керману удалось совместными усилиями решить проблему невозвращения аэростатов. Так появился X-0 "Sky Lift".

 []

Проект X-0 "Sky Lift", первый аэростат кербалов, потолок высоты 15 000 м,

47 день 1 года.

Когда мы все увидели чертежи, то большинство категорически отказалось верить, что этот монстр 28 метров в высоту и более 12 метров в диаметре вообще способен летать. Его чудовищный вес в полторы тонны казался нам тогда неподъемным. Но моделирование показало, что аппарат успешно может набирать и терять высоту, когда это будет угодно пилоту. К тому же Вернер сразу нашел ему применение, решив устроить серию высотных испытаний для строящегося пилотируемого модуля Command Pod Mk1.

Идея оказалась настолько революционной для почитателей ракетной техники, что все наши научные кадры невольно оказались вовлеченными в изучение этого направления. Техники Гуса Кермана еще только приступили к склейке и сварке длинных полос металлизированной ткани, а на планшетах ученых уже родились проекты более компактных и высотных аппаратов.

 []

Проект A-1U, беспилотный дирижабль, 47 день 1 года.

A-1U по сути дистанционно-управляемый зонд с потолком высоты в 22 000 метров. Он конечно вдвое уступал в скорости, строящемуся реактивному A-2U, но зато мог садиться и взлетать вертикально и ему даже не требовалась при этом ровная поверхность. Две камеры обеспечивали наблюдение за передней и нижней полусферами, что казалось нам весьма удобным для воздушной разведки.

Модульный аэростат, который лег в основу проекта A-1U, оказался полезным при создании прототипа A-1M2.

 []

Проект A-1M2, пилотируемый дирижабль, потолок высоты 29 000 м, 47 день 1 года.

Одноместный дирижабль был по затратам на создание сравним с A-1 "Fly" но уступал ему только в маневренности, а в высотности брал абсолютное первенство.

 []

A-2M2, реактивный самолет с коротким взлетом и посадкой, 47 день 1 года.

Среди реактивных самолетов появилась интересная новинка A-2M2. На него был установлен более мощный турбореактивный двигатель, изменена форма крыла, добавлен просторный отсек для грузов и научного оборудования.

 []

A-2M2, реактивный самолет с коротким взлетом и посадкой, 47 день 1 года.

Благодаря новшествам, самолет получился очень нетребовательным к размерам взлетно-посадочной полосы. Для разгона требовалось всего несколько десятков метров, а посадку он мог совершить на участок не более десяти метров.

По всем признакам у кербалов начиналась эра активного освоения воздушного пространства Кербина. Мой первый полет  послужил своеобразным толчком для осознания пользы аэронавтики для повседневных нужд колонии. Руководители различных подразделений все чаще и требовательнее обращались к нас с заказами на разработку не только легких разведывательных аппаратов, но и тяжелых транспортных или пассажирских машин, которые могли облегчить их труд.

И только Вернер ван-Керман не разделял нашего увлечения авиацией, по прежнему оставаясь верным ракетной технике. Он скептически критиковал наши проекты, называл их пустой тратой времени и ресурсов, а временами требовал от Джина сконцентрировать внимание на строительстве ракет. В ответ руководитель полетов беспомощно разводил руками и предлагал не отрицать очевидного - бума аэронавтики.

Практически в одиночку Вернер ван-Керман разработал проект первой орбитальной ракеты кербалов X-3. Это был сплав решений и технологий уже изученных при испытаниях ракет серии X-1 и X-2. Тяжелая трехступенчатая ракета массой в 18 тон должна была вывести на низкую орбиту первый искусственный спутник Кербина массой всего 300 килограммов.

 [] []

Проект X-3, первой орбитальной ракеты кербалов, 47 день 1 года.

Ракета воплощала в себе принципы бережливости и экономии, поэтому очень понравилась Мортимеру. Практически все ее части, за исключением топлива и разделителей ступеней в купе с головным обтекателем, должны были вернуться на Кербин с помощью парашютов, их на ракете было целых три пары, по числу ступеней.

Запуску X-3, должны были предшествовать запуски нескольких суборбитальных ракет серии X-2, на которых предстояло отработать технологии дистанционного управления в условиях неустойчивой связи. Ну и конечно наш неутомимый L-1 "Little" вновь сделал несколько снимков космического центра после проведенной масштабной реконструкции.

 []

Новое покрытие взлетно-посадочной полосы,

теперь кербонавтов не растрясет при взлете и посадке,

47 день 1 года.

 []

Новое здание центра управления полетами,

теперь вдвое больше кербалов днюет и ночует в нем вместе с Джином,

47 день 1 года.

 []

Реконструкция станции наблюдения за космосом,

у Боба теперь целых три "глаза" для наблюдения за Керболом и его планетами,

47 день 1 года.

 []

Новая стартовая площадка для ракет,

наконец то мы избавились от копоти, она вся теперь под решеткой,

47 день 1 года.

 []

Любопытство не порок,

ну не знаю - не знаю, "Малыш" теперь наверняка так не думает,

47 день 1 года.

L-1 "Little" проверил высоту стартового стола и теперь нуждается в ремонте. Мы так и не выяснили, кто же заставил его совершить прыжок без парашюта, но все подозревают Билла.

Вечером вернулись, отозванные Джином, разведчики. Встречало их немного кербалов, в основном руководство колонии. Уставшие, покрытые пылью и грязью они выглядели настоящими героями. Я отыскал глазами Валю и понял, что очень рад ее возвращению. Пока они с Джебедаем докладывали руководителю научной программы о результатах экспедиции я тактично держался в стороне, но как только Вернер пожал им руки и отпустил, ноги сами сорвали меня с места вдогонку. Джебедай видя мое нетерпение под каким-то предлогом свернул в сторону и оставил нас наедине.

- Здравствуй, Валя - и я силой прижал ее к себе, она не сопротивлялась, но и не предпринимала ничего в ответ, ее уставшие глаза грустно смотрели на меня.

- Привет, Джонни, как дела?

- Ты наверное устала, давай я зайду позже и поговрим.

- Ну уж нет, я дальше откладывать не желаю. Так какие кербалки тебе нравятся, великий Джонни Керман? - отталкивая меня, вспыхнула Валя.

- Во, ты, вредина.

- Ну? Или еще надо подумать?

- Нет. Мне нравится Валя Керман, самая красивая кербалка на Кербине! Я ее люблю! - во все горло прокричал я, так что в коридор выглянули все обитатели этажа.

- Тише, полоумный! Зачем так громко?

- Чтобы все знали, и не задавали больше глупых вопросов.

- Соскучился? - Валя прижалась к моей груди слушая как бешено колотится и бурлит все внутри.

- Даже не представляешь как!

- Пошли сегодня ко мне. Я и вправду устала.

-  Тогда я тебя отнесу! - и я подхватил ее на руки не обращая внимание на ее притворное брыкание.


День 48, 1 год.

Утро началось с пробежки, что было верным признаком возвращения Джебедая. После короткого завтрака все собрались в конференц-зале научно-исследовательского центра, где состоялось подробное обсуждение результатов экспедиции разведчиков. Джин и Вернер внимательно рассматривали карты с многочисленными пометками, которые принесли Джебедай с Валей и хвалили их за проделанную работу. Потом Вернер коротко рассказал тем, кто еще ничего не знал, про обнаружение монолита.

Поскольку кербалы исходили местность на несколько дней пути от поселения, дальнейшую пешую разведку было решено прекратить и расширять зону поиска исключительно средствами воздушной разведки. Теперь у нас было два самолета: A-1 "Fly` с поршневым двигателем и реактивный A-2M. У последнего был обнаружен серьезный изъян, он не мог взлетать с площадок выше полу-километра над уровнем моря, похоже его мощному двигателю не хватало воздуха.

Для пяти кербонавтов было составлено плотное расписание полетов. Перед каждым вылетом мы получали задание от Джина Кермана и планшет с картой, который по возвращении сдавали с пометками о выполненных наблюдениях, а в центре управления полетами покрывалась разноцветными квадратами огромная карта Кербина.

Гус и Билл отремонтировали поврежденный L-1 "Little" и попутно модернизировали его, установи две фотоэлектрические панели, теперь "Малышу" не надо было возвращаться в космический центр для подзарядки батарей, достаточно было немного "позагорать" на ярком Керболе.

 []

Модернизированный L-1 "Little", 48 день 1 года.

Мы с Валей проводили много времени вместе. Стоило у кого-нибудь появиться свободной минутке, как он тут же бежал к другому, и если тот был чем-то занят, то принимался ему помогать, чтобы вдвое побыстрее улизнуть куда-нибудь подальше от космического центра.

 []

Валя Керман, 48 день 1 года.

Как-то мы забрели во время прогулки к монолиту, до этого Валя еще ни разу не видела его вблизи. Она попыталась осторожно прикоснуться к нему, но рука не встречая препятствий провалилась внутрь. От неожиданности кербалка инстинктивно отдернула  ладонь назад.

- Как странно, как будто он не здесь... - задумчиво глядя на гладкую черную, вымолвила Валя.

- Что ты сказала? - не понял я, с уст моей подруг не редко срывались реплики, смысл которых был для меня непостижим.

- Говорю, что вроде он есть, но как бы не здесь. Стоит себе где-нибудь в другом месте, а виден тут.

- Так не бывает, это против законов физики - категорически возразил я.

- Тебе виднее, умник. - беззлобно согласилась Валя:

- Знаешь, пойдем куда-нибудь в другое место, мне что-то не по себе рядом с этой штукой.

- Какая ты все же впечатлительная. - посетовал я, продолжая наблюдать за монолитом.

- Он отражает немного свет, но совсем не отражает нас, словно мы тут и не стоим.

Я ошеломленно повернулся и посмотрел на Валю, которая со скучающим видом смотрела куда-то в сторону.

- Что? Я ничего такого не сказала, посмотри сам. - заметив выражение моего лица, предложила она.

Поразительно, вот уже пять дней кряду весь научно-исследовательский центр изучает загадочное явление и никто не обратил внимание на такую странность. Я еще некоторое время повертелся возле монолита, проверяя наблюдение, сделанное Валей, со всех сторон, а потом мы пошли обратно в космический центр.

- Может быть Валя ты и права, что он не здесь. -

- Да? Ты тоже это почувствовал?

- Ничего я не почувствовал, просто развиваю твою догадку.

- Ух-ты! И как?

- Если допустить, что мы имеем дело с "линзой", которая находится не здесь, но входит в состав квантовой системы в запутанном состоянии, то переходящие в когерентное состояние фотоны света здесь подвергаются воздействию преобразований там и получается, что мы имеем дело с супер камерой наблюдения, которая передает изображение быстрее скорости света на неограниченное расстояние.

- М-м-м. Ничего, что я еще здесь?

- Ты понимаешь, что это значит?

- Нет. Я тупая, да?

- Это значит, что кто-то приволок сюда эту "линзу", перевел ее в когерентное состояние с электромагнитным полем здесь, потом забрал ее обратно, воткнул в свой проектор или камеру и теперь неизвестно откуда наблюдает за нами. Поразительно, какого уровня должны быть у них технологии, что эта система до сих пор не подвержена декогеренции. Слушай, я даже представляю, как это выглядит с их стороны, там где этот монолит есть. Ты понимаешь, что это дырка? Односторонняя дырка для электромагнитного поля у нашей колонии, которая соединяет нас с какой-то другой точкой пространства, где за нами наблюдают.

- Из всего что ты, тут сейчас наплел, я согласна только с тем, что эта штука за нами наблюдает. У меня и правда такое чувство было, что кто-то на меня смотрит.

Я подхватил ее на руки и закружился с ней на месте.

- Валя Керман, ты гений! Ты величайший гений среди кербалов. Мы построим тебе памятник.

- Поставь меня обратно. Слышишь? И не надо мне памятника, все равно переврете, а я потом объяснять всем буду, что я, это не я. А мы можем на них посмотреть?

- Нет. Они так сделали, что нет, но мы можем от них спрятаться.

- В смысле замазать им объектив грязью?

- Ага!

- Сдается, что свиданию пришел конец. Сейчас побежишь докладывать руководству.

- Но это же очень важно! Нам нужно пойти и все рассказать Джину и Вернеру, и все должны узнать какая ты умница.

- Нет уж, дудки! Я тут ни причем и не намерена тратить свой выходной на скучные научные совещания. Если закончите там свои диспуты засветло, то ищи меня на пляже - я буду купаться и загорать. Пока, умник! - и она вприпрыжку убежала от меня.

Вернер, Боб и Линус внимательно слушали мой рассказ, никто из них не прерывал меня пока я делился своей гипотезой, и только когда дошла очередь до перечисления заслуг Вали, руководитель научной программы жестом остановил меня, показывая, что ему надо подумать.

- А, что? Я согласен с Джонни, по-крайней мере это первое научное объяснение феномена за последние несколько дней - поддержал меня Боб.

- Квантовое запутывание преломления на границе двух сред только для электромагнитного поля? Но почему такая форма? Гораздо практичнее сфера и не на уровне поверхности, а на некоторой высоте? - обратился к нам Вернер.

- Может быть маскировка? - предположил я.

- Зачем?

- Не хотели, чтобы мы знали, что за нами ведется наблюдение.

- Даже при хорошем увеличении с места, где расположен монолит видны только верхушки строений космического центра. - возразил Линус.

- Зато хорошо видны старты ракет, взлеты и посадки наших самолетов - добавил Боб.

- Хочешь сказать, что их интересуем не мы, а наши технические достижения? - резко повернулся к нему Вернер, но Боб только пожал плечами в ответ.

Джин который, все это время сидел молча, вдруг встал и заложив руки за спину не спеша прошелся по комнате, где мы собрались.

- Итак, монолит - это средство дистанционного наблюдения. С этим, как я понимаю, на данный момент согласны все. Цель наблюдения - мы и/или наша научно-техническая деятельность. Предположительно, наблюдение ведется скрытым образом. Наблюдатель может находиться где угодно, но при этом получать информацию в реальном масштабе времени, без задержек. Я ничего не упустил?

- У меня есть сомнение по поводу предположения о скрытности наблюдения - Боб тоже поднялся с места и усиленно потирая лоб продолжил: - возможно форма монолита связана с особенностями устройства, которое установило квантовую связь с этой местностью на Кербине. Давайте предположим, что мы имеем дело с неизвестным нам зондом, который совершил посадку на Кербине, обнаружил взлетно-посадочную полосу, как искусственное сооружение, она вызвала у него интерес и он наладил квантово-механическое наблюдение за этим объектом, после чего улетел.

Боб подошел к небольшой доске и быстро нарисовал в центре параллелепипед, изображающий монолит.

- Наш зонд.

Затем он нарисовал несколько параллелепипедов вокруг и соединил их линиями с первым.

- Места посадок и установок квантовых запутанных связей. Возможно мы имеем дело с передовой технологией исследования космического пространства, а не с конкретным интересом к нашей колонии. Просто наши пути пересеклись.

- А я предлагаю дать им понять, что мы их раскусили. Показать, что мы знаем, что  за нами ведется наблюдение. - предложил, молчавший до это момента Билл.

- Интересная мысль, надо будет подумать о способе передачи им такого сообщения. - заинтересовался Линус.

- А смысл? Вполне возможно, что зонд странствовал тысячи если не миллионы лет и его создатели находятся на расстоянии такого же количества световых лет от нас. Ни прибыть, ни связаться с нами в ответ они не смогут - засомневался Вернер.

- Ну, если у них есть такая развитая технология создания квантовых запутанных состояний, кто знает, может они смогут изменить режим работы "линзы" и вступить с нами в контакт? В любом случае, попытаться стоит. - вступился я за идею Билла.

- Хорошо. Линус и Уолт займутся подготовкой сообщения. Надо придумать, что-то наглядное и простое, понятное даже Goo. А мы с Джонни и Бобом еще раз проанализируем все факты и проверим положения гипотезы. Если Боб прав, то мы должны будем обнаружить и другие "копии" монолита на Кербине - в интересных местах. Полагаю, что придется тщательно обследовать остров, не думаю, что монолит мог его не заметить, если конечно заброшенный аэродром не появился после монолита. Тогда не понятно, почему островные строители не заметили нашу взлетно-посадочную полосу?

- Наверное островной аэродром появился все же после монолита и нашей взлетно-посадочной полосы, в тот самый период когда полуостров был скрыт под водой и ее не было видно, так же как и монолит.-

- А почему мы собственно решили, что интерес монолита заключается во взлетно-посадочной полосе? Если эти явления никак не связаны между собой? - разгорался очередной научный диспут, Валя была права, когда категорически отказалась идти со мной.

- Коллеги, коллеги, давайте не будем горячиться, у нас пока очень мало достоверной информации. Будем исходить из того, что монолит является средством дистанционного наблюдения, неважно за нами или нет. Наверняка наша активность уже замечена, если где-то существует разумный наблюдатель, то возможно следует ждать какой-то реакции. Вопрос? Какова будет эта реакция? Враждебная или дружественная? - попытался примирить всех Мортимер.

- Сложный вопрос, но правильный - согласился с ним Гус.

- Мы можем хотя бы примерно определить время появления аэродрома на острове, взлетно-посадочной полосы и монолита? - спросил Джин.

- Надо сравнить пробы грунта здесь и на острове, но что делать с монолитом? Какие пробы можно получить у него? -

- Надо искать зацепки, не может такая сильная квантовая запутанность пройти бесследно для местности в которой расположен монолит. Нужно активно изучать другие участки Кербина, сравнивать, искать отличия, возможно тогда мы найдем дополнительные признаки, которые смогут указать на другие "копии" или районы подверженные похожим воздействиям - горячо высказался Вернер фон-Керман.

- Кстати, Вернер, я давно хотел спросить, почему из всех кербалов, ты носишь другую фамилию? - внезапно спросил Джин, остановившись прямо перед научным руководителем. Тот недоуменно пожал плечами и ответил:

- Сам миллион раз над этим думал, но так написано на моем комбинезоне.

- Мы будем делать официальное заявление для колонистов? - полюбопытствовал Уолт.

- Думаю пока рано. Очевидной угрозы монолит в настоящий момент не представляет, не стоит будоражить умы. Появится дополнительная информация или подтверждение той или иной версии, тогда и сообщим. А пока продолжаем работать. Напоминаю всем, что завтра состоится запуск X-3, техническое совещание по готовности к старту сразу после ужина - закончил наше совещание Джин и знаком предложил Вернеру идти за ним. Остальные разошлись по своим делам, а я отправился в сторону пляжа на поиски Вали.


День 49, 1 год.

Событие, которого с таким нетерпением ждал Вернер, и которое оказалось очередным аттракционом для остальных обитателей колонии - запуск X-3.

 []

X-3 на стартовом столе, 49 день 1 года.

Не заметить высокую башню 18-ти тонной ракеты было нельзя. Такой громадины мы еще не запускали, поэтому с утра в космическом центре собралось множество зевак. Отменены были разведывательные вылеты, а самолеты в полной готовности стояли в ожидании команды на вылет к месту посадки последней ступени.

 []

Запуск двигателей X-3, 49 день 1 года.

 []

Отрыв X-3 от стартового стола, 49 день 1 года.

В оглушительном реве твердотопливных ускорителей первой ступени исчезли все остальные звуки. Облако густого дыма заволокло стартовую площадку.

 []

Старт X-3, 49 день 1 года.

Ракета уменьшаясь в размерах, приближалась к легкой дымке облаков над космическим центром. Я вернулся в помещение центра управления полетами и сел на свободное место, чтобы наблюдать за полетом ракеты на большом экране. Конечно ракеты не было видно с поверхности, но компьютеры обрабатывали потоки данных телеметрии и на их основе строили изображение того, что происходило в данный момент с ракетой.

 []

Работа маршевого двигателя второй ступени X-3, 49 день 1 года.

Отработали твердотопливные ускорители третьей ступени, вслед за этим произошло разделение второй и третьей ступени, а остатки последней на двух парашютах начали спуск обратно в космический центр.

 []

Гравитационный поворот X-3 в стратосфере, 49 день 1 года.

Ракета прошла границу плотных слоев атмосферы и начала плавный разворот к горизонту.

 []

Горизонтальный участок разгона X-3, 49 день 1 года.

И вот уже она летит параллельно поверхности планеты, стремительно набирая скорость и все выше подымаясь в стратосфере. Топливо второй ступени выгорело без остатка, X-3 продолжает пассивный участок полета к апоцентру, чтобы там последним рывком выйти на низкую орбиту планеты.

 []

Разделение первой и второй ступеней X-3, 49 день 1 года.

Беззвучно образовалось облачко газа и ракета вновь уменьшилась в размерах сбросив ненужную пустую вторую ступень, которой теперь предстояло достигнуть плотных слоев атмосферы и спуститься на парашютах в море к востоку от космического центра.

 []

Сброс головного обтекателя X-3, 49 день 1 года.

Также беззвучно лопнул и разлетелся на куски головной обтекатель ракеты, X-3 избавлялась от всего лишнего перед последним рывком на орбиту.

 []

Раскрытие фотоэлектрической панели X-3, 49 день 1 года.

По команде центра управления полетами развернулись три секции фотоэлектрической панели и Кербол поделился своей энергией с маленьким космическим аппаратом, построенным руками кербалов. Приближался ответсвенный момент - рывок на орбиту. Джебедай сосредоточено склонился над пультом, сегодня он дистанционно управляет X-3, и пусть любая катастрофа ничем не грозит кербалам, он относится к заданию очень серьезно, потому что не далек уже тот день когда управлять предстоит кораблем с живыми кербонавтами.

Точно по графику Джебедай включил полную тягу, тридцать секунд, а на его лбу выступили крупные капли пота, и все кто понимал суть происходящего в просторном зале центра управления полета, следили только за двумя цифрами: апоцентром и перицентром. Второй со знаком минус, что означало ниже уровня поверхности планеты, как-то нехотя сокращался. Уже несколько раз Джин бросает быстрые взгляды на индикатор остатка топлива, а Вернер ван-Керман встает со своего места, вытягиваясь в сторону экрана, словно сам желая подтолкнуть неповоротливую ракету, которая не желала выходить на орбиту. Но вблизи нуля цифры замелькали быстрее, и теперь я с опаской поглядываю на Джебедая, успеет ли он выключить тягу вовремя.

Наконец он с довольным видом откидывается на спинку кресла. Апоцентр и перицентр замирают на отметках 88 и 72, и в центре управления полетами раздаются первые поздравления - первый космический аппарат кербалов достиг низкой орбиты вокруг Кербина.

 []

X-3 на орбите Кербина, 49 день 1 года.

Общую радость обрывает тревожный сигнал - связь с космическим аппаратом потеряна, но ни Вернер, ни Джин, кажется на это не обращают внимание, для них все в полном порядке - автоматический космический аппарат, сохраняя правильную ориентацию скрылся за горизонтом.

Руководитель полетов объявляет получасовой перерыв и предлагает всем пообедать. Первый этап космического полета завешен, X-3 успешно выведен на орбиту, развернуты фотоэлектрические панели, включено научное оборудование и средства связи. Искусственному спутнику предстоит совершить полный виток прежде, чем он вновь окажется в зоне досягаемости радиосвязи космического центра.

Меня отвлекает легкое прикосновение к плечу, рядом со мной с подносом стоит Валя.

- Подумала, все равно ты не пойдешь обедать в столовую, будешь свои циферки перепроверять миллион раз. Так, что целуй свою спасительницу от голода!

- Спасибо. Пить действительно очень хочется.

- Нет. Сначала первое, потом второе, а уж только после этого компот. Ну, не упрямься.

Пришлось уступить. За обедом и веселой болтовней время пролетело незаметно и вновь строгий голос Джина отдает указания о подготовке второго этапа. Мы следим за пятном на большой карте, которое отмечает местоположение X-3 на орбите, оно быстро приближается к зеленому кругу - зоне действия радиосвязи.

- Радиосвязь с космическим аппаратом установлена, начинаю получать данные телеметрии. - объявил Боб Керман.

- Получаю данные научных наблюдений. - эхом откликнулся Линус.

- Параметры схода с орбиты рассчитаны и готовы к загрузке в бортовой компьютер. - включился я в эту перекличку.

- Сход с орбиты на следующем витке, подтверждаю. - Вернер одобрительно кивнул мне со своего места.

- Ввод параметров схода с орбиты подтверждаю. Перевести корабль в автоматический режим. - скомандовал Джин.

- Я его туда вывел, теперь твоя очередь, Джонни! Верни его домой! - Джебедай подошел к моему рабочему месту и встал за спиной.

- Маловато же ты мне топлива оставил, маневр схода с орбиты вне зоны действия связи получился.

- Извини, сколько смог, перерасхода от расчетного нет.

- Хватит, лишь бы автоматика не подвела. Все же живой Джебедай надежнее. - подхалимничал я.

И снова получасовой перерыв. Где-то далеко за горизонтом, высоко в небе на девять секунд вспыхнет яркая звездочка и после этого уже ничего исправить нельзя - малейшая ошибка в моих расчетах приведет к потере космического аппарата, а вместе с ним и ценных данных от первого, пусть и искусственного, кругосветного путешественника этой планеты.

- Волнуешься? - спросила, сидевшая бок о бок со мной Валя, и вдруг положила мне голову на плечо. Это подействовало лучше любого успокоительного из кербальского медпункта.

- Немного. Это похоже на экзамен. Важный экзамен перед тем как туда полетит первый кербонавт.

- Спорим, что это будет Джебедай?

- Тут он точно никому не уступит.

- А вдруг он заболеет? Тогда полечу я.

- Плохо так думать о товарище.

- Ну может же такое случиться? Объестся мороженного и заболеет.

- Не заболеет, если кто-то специально его одним мороженным не будет кормить. Думаешь я не заметил, что ты его поднос с едой в морозилку, как бы случайно запихнула?

- Да? А я не помню уже. Или на пробежке ногу поломает? Может же?

- Нет не может. Знаешь, что? Я за тобой следить буду, чтобы с Джебедаем ничего не вышло ненароком.

- Ты, что не хочешь чтобы я полетела?

- Нет. То есть, да. Хочу конечно. - Валя застала меня врасплох.

- Но я за тебя переживаю. Поняла?

- Ты у меня такой заботливый, такой милый! Но знаешь, умник? Заруби себе на лбу - я все и всегда буду решать сама! Запереть меня в твоей комнате не получится, даже и не мечтай.

- А иногда не мешало бы.

- Ну только разве иногда, когда мне этого хочется. Договорились?

 []

Тормозной импульс X-3, 49 день 1 года.

Джин снова собрал всех в центре управления полетами. Потянулись томительные минуты ожидания. И вот в расчетное время аппарат вошел в зону связи на высоте 59 км. Состоялся последний сеанс связи перед посадкой, еще раз проверили данные телеметрии, скорректировали расчет траектории спуска - результаты были отличные, аппарат должен был совершить посадку на сушу на безопасном удалении от космического центра в 6 км к юго-западу.

Проверив еще раз все расчеты я вышел на улицу и приложив ладонь ко лбу наподобие козырька, посмотрел на запад. Высоко в небе вспыхнула огненная черточка, в том месте, где X-3 полого вошел в плотные слои атмосферы на скорости свыше 2000 метров в секунду. Как же там должно быть сейчас жарко, подумалось мне. Маленькая комета казалась падала прямо на нас, но вот она потускнела, а затем и совсем погасла. Коротко сверкнул белый инверсионный след, какой-то кусок оторвался от аппарата и отстал от него, забирая вверх.

 []

Вход X-3 в плотные слои атмосферы, 49 день 1 года.

 []

Спуск X-3 на парашютах, 49 день 1 года.

Маленькая черная точка падала по вытянутой дуге вниз. На высоте 1000 метров раскрылись оба парашюта и аппарат замедляясь продолжил спуск.

- Похоже, что самолеты сегодня не потребуются, отличная работа, Джонни! - Гус Керман вышел на крыльцо и одобрительно похлопал меня по-плечу.

- А жаль, я не против полетать. - разочаровано сказала Валя.

 []

X-3 на месте посадки, 49 день 1 года.

- Ну, пешие прогулки молодежи не повредят, особенно если обратно они приволокут тонну ценных научных данных. Правильно я говорю, Джебедай? - наставительным тоном произнес главный инженер.

- Да, я засек направление, думаю, что можно отправляться на поиски X-3. Добровольцы?

В добровольцах недостатка не было, поэтому Джебедай отобрал с десяток кербалов покрепче и захватив тележку отправился на поиски останков ракеты.

- Надо сказать, что полет прошел успешно, что теперь? - полюбопытствовал Билл, которому удалось улизнуть от похода за приземлившейся ракетой.

- Теперь запустим несколько спутников. Для пилотируемого полета, нам потребуется целая спутниковая сеть связи. Да и вообще это будет крайне полезная штука для всех кербалов. - это вышел на крыльцо ко всем остальным Вернер ван-Керман.

- Так значит полет кербонавта еще не скоро? - с разочарованием в голосе забеспокоилась Валя.

- Скоро, очень скоро. Думаю, что к подготовке кербонавтов приступим сразу, как закончим обработку данных с X-3.

- Джонни, я бы хотел, чтобы ты взглянул на чертежи новых ракет, пока Джебедай разыскивает X-3, зайди ко мне в лабораторию, пожалуйста.

- Хорошо, шеф - ответил я и пошел за ним следом.

Следующая ракета разительно отличалась от X-3, она была меньше и легче, я даже оказался в некотором замешательстве. Заметив это Вернер ван-Керман поспешил дать необходимые пояснения. R-1, должна была стать первой серийной ракетой кербалов для вывода космических аппаратов на низкую орбиту. Она была сделана из новых более дешевых и легких компонентов, да и размер спутника радикально сократился, почти в пять раз.

 [] []

Проект R-1 (Eye-1), 49 день 1 года.

R-1 (Eye-1) должна была доставить спутник дистанционного зондирования на низкую полярную орбиту. Ему предстояло составить первую подробную карту поверхности планеты. Спутник весил всего 180 килограмм еще 65 килограмм весило однокомпонентное топливо для небольшого коррекционного двигателя переделанного в маршевый. Все оборудование, включая фотоэлектрические панели, было смонтировано прямо на корпусе блока гиродинов. Управление осуществлялось через блок нейронных цепей MechJeb.

 [] []

Проект R-1 (COM-1), 49 день 1 года.

Вторая ракета, точная копия первой за исключением полезной нагрузки, должна была доставить на среднюю орбиту в 600 км один за другим четыре спутника связи, для создания опорной сети, охватывающей по экватору весь Кербин. Ракеты были одноразовые без возвращаемых на Кербин ступеней. Вернеру ван-Керману удалось ее спроектировать так, что парашюты оказались дороже некоторых спасаемых узлов, и это окончательно убедило Мортимера в необходимости смириться с неизбежными потерями.

До позднего вечера мы просидели над расчетами траекторий полетов, и только возвращение Джебедая с целым и невредимым X-3, прервало нашу работу.

 [] []

Проекты мало-бюджетных спутников, слева спутник связи COM-1, а справа спутник дистанционного зондирования поверхности Eye-1,

49 день 1 года.


KSP-02

День 51, 1 год.

У нашего "Малыша" сегодня появился родственник - A-1U "Bubble" или "Пузырек", как его прозвали между собой техники Гуса Кермана, а за ними и все остальные.

 []

A-1U "Bubble", беспилотный дирижабль, 51 день 1 года.

 []

Фотография Разлома в Преградных горах, 51 день 1 года.

С момента, когда "Пузырек" первый раз поднялся в воздух, началась эра географических открытий. Так совпало, что запуск A-1U "Bubble" случился как раз в тот день, когда Уолт с помощью Гуса Кермана запустил в нашей колонии телевещание. В один миг ожили сотни телеприемников в различных помещениях и строениях нашего поселения и мы увидели первый репортаж главным героем которого оказался беспилотный "Пузырек".

 []

A-1U "Bubble" направляется на разведку Преградного хребта, 51 день 1 года.

Нельзя сказать точно, кто и когда предложил давать названия, найденным "Пузырьком" объектам, но первыми свое наименование получили горы на западе, у самого основания  Кербальского полуострова - Преградные горы или Преградный хребет. Хорошо заметный издалека промежуток в горной гряде стал именоваться Разломом.  Возвышенную местность от подножья Преградного хребта до Кербальского полуострова решили назвать равниной Разведчиков, в признание стоптанных ног десятков кербалов из отрядов Джебедая и Вали, которые исследовали ее вдоль и поперек. Дальше на запад от Преградных гор простиралось нагорье Исследователей.

С утра до вечера "Пузырек" жужжал своим двигателем над нашими головами, снимая на видеокамеру километр за километром побережье Кербальского залива, холмы равнины Разведчиков, постепенно подбираясь к Преградным горам и проникая через Разлом на нагорье Исследователей.

Чтобы сделать панорамные снимки A-1U "Bubble" забирался высоко за облака, в стратосферу, попутно проводя измерения температуры и давления воздуха на различных высотах. К сожалению "Пузырек" не мог производить посадку за линией горизонта, потому что в этом случае терял связь с космическим центром. Другим не менее полезным назначением беспилотного дирижабля были эксперименты с различным оборудованием для будущих ракет. С пустым баком, он легко подымал твердотопливные ускорители на высоту нескольких километров, для изучения особенностей их работы и испытания дополнительного оборудования.

 []

Фотография Преградного хребта из стратосферы, слева нагорье Исследователей, справа равнина Разведчиков, сделана с борта A-1U "Bubble", 51 день 1 года.

 []

A-1U "Bubble", подымает РДТТ RT-5 для высотных испытаний, 51 день 1 года.

Перед монолитом был установлен большой щит, на котором Уолт и Линус сделали несколько рисунков, показывающих наше дружелюбие по отношению к таинственным наблюдателям. Это неожиданно дало толчок новому увлечению среди кербалов. Буквально на следующий день к рисункам Уолта и Линуса, неизвестные авторы добавили новые, а потом этот процесс принял неуправляемый характер. Сначала рисунки целиком заняли весь установленный щит, так, что начальный смысл заложенный в изображениях был полностью утрачен под сплошным слоем сажи, мела, краски и чернил. Когда не осталось ни миллиметра свободного места, кто-то приволок новый щит и постепенно вокруг монолита образовалась целая галерея граффити, на которую приходили посмотреть многие обитатели нашей колонии.

Джин и Вернер тоже пришли взглянуть на новомодное течение в искусстве кербалов. Осмотрев уже солидную к тому времени экспозицию, оба махнули на эту затею рукой и вдоволь повеселились, рассматривая смешные шаржи и карикатуры на самих себя.

Как и обещал руководитель научной программы, сразу после изучения частей вернувшейся с орбиты Х-3 в центре подготовки кербонавтов приступили к интенсивным тренировкам перед предстоящими пилотируемыми полетами. Теперь мы виделись с Валей только на общих занятиях и в редкие выходные дни, которые выпадали нам обоим.


День 65, 1 год.

Первым воздухоплавателем Кербина вновь стал ученый. В этот раз эта честь выпала на долю Боба Кермана.

 []

Взлет дирижабля A-1M2, 65 день 1 года.

Рано утром, с первыми лучами Кербола, Боб поднял свой дирижабль в воздух с взлетно-посадочной полосы космического центра. После проверки двигателя и оборудования управления аэростатами, он взял курс на Разлом в Преградном хребте.

 []

 []

A-1M2 над нагорьем Исследователей, 65 день 1 года.

Преодолев горную гряду Боб Керман начал обследование нагорья Исследователей. Вначале он проплыл по воздуху на север, попутно сделав несколько посадок для проведения научных наблюдений, а потом вернулся на юг до побережья, обогнул Преградный хребет и двигаясь вдоль береговой линии, вернулся в космический центр, проделав путь в общей сложности составивший 380 километров.

 []

Подъем A-1M2 в стратосферу, 65 день 1 года.

Во время своего путешествия Боб Керман дважды совершил подъем в стратосферу, установив новые рекорды высоты, дальности и продолжительности полетов среди кербалов.

 []

A-1M2 в стратосфере, 65 день 1 года.

 []

Боб Керман, после полета на A-1M2, 65 день 1 года.

Важным итогом экспедиции Боба Кермана стали не только подробные карты нагорья Исследователей, но и убедительное подтверждение того, что никаких следов высадки островных кербалов на материке нет. Между прочим, сам остров получил на нашей карте грустное название Покинутый.

Теперь наша надежда была только на небольшой спутник с говорящим названием "Eye-1", которому предстояло с помощью радара составить подробную карту планеты. К сожалению ограниченные возможности нашей аппаратуры и отсутствие постоянной связи над всей поверхностью Кербина не позволяло, как мы того желали, провести еще и подробную видео съемку. Но, после составления карты мы планировали запустить новый аппарат, который сделает снимки интересующих нас районов. Возможно, это уже будет корабль с живым кербонавтом.

Строительство пилотируемых ракет потребовало от нас полной модернизации цеха сборки космических аппаратов и ангара атмосферных летательных аппаратов. На время капитального ремонта, работы по созданию ракет замедлились.


День 66, 1 год.

Сбылась мечта сотен кербалов, после недолгого обсуждения на общем собрании руководителей подразделений, утвердили программу строительства малых мобильных платформ L-2. Наверное через некоторое время, если кто-нибудь вспомнит как четыре кербала впрягались в тележку, чтобы перетащить на сто метров контейнер весом в пол-тонны, это будет звучать как веселая шутка.

 []

Проект L-2A "Walker", 66 день 1 года.

Базовая модель L-2A "Walker", которая должна была стать самой массовой, была рассчитана на двух кербалов и один сменный универсальный контейнер  объемом чуть больше 200 литров. Данный ровер как и все остальные в семействе L-2 должен был быть оборудованным бортовым компьютером с дистанционным управлением, двумя навигационными камерами (переднего и заднего обзора), фотоэлектрической панелью для подзарядки батарей в дневное время суток. Под днищем вездехода располагались три контейнера с кислородом, водой и продовольствием, а  впереди устанавливался мощный галогенный прожектор. Максимальная скорость ровера 9,5 метров в секунду.

 []

Проект L-2B "Walker", 66 день 1 года.

Следующая модель, L-2B "Walker", была целиком приспособлена под пассажирские перевозки и могла взять на борт сразу целую команду из четырех кербалов. Если рассовать по карманам пищевые брикеты и термосы с напитками, то можно было рвануть веселой компанией на пикник на южные озера. Еще два кербала могли передвигаться на L-2B держась за поручни двух вертикальных лестниц по бортам ровера. Несмотря на внушительное количество кербалов, которые могли оказаться на борту L-2B, запас кислорода, воды и продовольствия остался таким же как на базовой модели, чтобы не создавать неудобства пассажирам впивающимися в разные части тела дополнительными баллонами и контейнерами.

Надо сказать, что весь модельный ряд был спроектирован таким образом, что машины весили около полу-тонны каждая.

 []

Проект L-2H "Hauler", 66 день 1 года.

Второй по массовости обещала стать модель L-2H "Hauler", рабочая лошадка не заменимая для техников и инженеров. Ровер мог взять на борт только одного кербала, но, в отличие от прогулочных моделей, был оборудован тремя сменными универсальными контейнерами и мог перевозить до 700 литров грузов за один раз. Хотя изначально L-2H предназначался в качестве служебного транспорта для производственных подразделений, большой интерес к нему проявили и ученые, которых уже не устраивали возможности "Малыша" и требовалась большая гибкость в комплектации научным оборудованием платформ для поддержки полевых исследований.

Промежуточную модель с двумя контейнерами и двумя кербалами отклонили в пользу увеличения числа более специализированных платформ, к тому же из-за своей компоновки она оказалась наименее устойчивой к опрокидыванию.

Последним в модельном ряду оказался автоматический вспомогательный транспортный ровер L-2U "Hauler", на котором вообще не нашлось места для кербалов.

 []

Проект L-2U "Hauler", 66 день 1 года.

Вместо этого тяжеловоз мог перевозить четыре сменных универсальных контейнера, кроме того было увеличено количество аккумуляторных батарей. Планировалось сделать ограниченную партию и использовать грузовик для поддержки других роверов, когда им не будет хватать грузоподъемности.

Дело осталось за малым - построить достаточное количество этих юрких машин.

Тем временем в цехе сборки космических аппаратов Гус Керман, проявляя чудеса смекалки и изобретательности, продолжал руководить работами по созданию R-1. По-скольку в основу ракеты были положены самые дешевые и простые компоненты и расчеты полезной нагрузки были сделаны, что называется впритык, то постоянно возникали различные технические сложности. В эти дни наш главный инженер не расставался с аптекарскими весами на которых скрупулезно взвешивал каждый винтик и каждую гайку, которые шли на строительство аппарата, со вздохом вычитая каждый раз из общей массы очередное число. И чем ближе было дело к концу, тем быстрее стремился остаток массы к нулю.

День 83, 1 год.

R-1 (Eye-1) полностью готова и установлена на старте, техники Гуса аккуратно, без спешки, разбирают леса вокруг корпуса ракеты. Конечно в R-1 по-сравнению с X-3 мало монументального, но по эффективности она ее превосходит как минимум на треть. Двухсоткилограммовый спутник поместили под надежную защиту головного обтекателя под бдительным присмотром Вернера фон-Кермана, который лично проверил все соединения и уровень заряда аккумуляторных батарей. Затем Гус Керман, осторожно, с помощью небольшого баллона заправил два маленьких бака по бокам Eye-1. А нам с Бобом досталось повторное тестирование программ бортовых компьютеров. Их на ракете было два. Более совершенный MechJeb установили в спутник, а тот который попроще - MRS на вторую ступень.

- Два компьютера! Может все же один оставим? - ныл возле нас Мортимер, который глубоко переживал потерю любых ресурсов колонии.

- Мортимер, спутник будет служить нам еще очень долго. Ты напрасно считаешь, что это невосполнимая утрата оборудования. Вполне возможно мы его вернем с орбиты. Чуть позже, когда будут необходимые технологии.

- Но вторая ступень сгорит в атмосфере! Оттуда то мы ничего не восстановим.

- А толку на нее устанавливать парашют, если она совершит посадку посреди океана. Как ты предлагаешь ее искать? Утонет же, - увещевал его Линус Керман.

Сокрушенно вздохнув, Мортимер на какое-то время оставил нас в покое.

- Билл, ты говорил, что первый "Walker" практически готов? - в продолжение нашего прежнего разговора, обратился я к Биллу.

- Ага, через пару дней можно будет обкатать! - довольно заметил борт-инженер.

- Кому его распределили?

- Мортимеру, конечно, развозить продовольствие и медикаменты по пунктам снабжения.

- Послушай, Билл, а ты можешь придержать его на денек в ангаре? Вроде как краска просыхает или сварка твердеет? Очень надо, дружище! - настойчиво уговаривал его я.

- Поди Вальке пообещал? - заговорщически подмигнул мне Билл.

- Не твое же дело?

- А ровер ныкать мое?

- Билл, ты же все можешь!

- Дашь на дирижабле прокатиться?

- Да хоть сегодня же, у меня после обеда вылет.

- Тогда договорились. Откручу одно колесо, для дополнительной проверки и порядок.

- Так не годится, мне нужны все четыре колеса.

- Да его обратно приделать - минутное дело. Не боись! Прокатишь Вальку с ветерком, или она тебя, только не разбейте его, а то Гус из меня самого ровер сделает.

 Техники установили последнюю секцию обтекателя и подключили пиропатроны к общей шине. Теперь все было готово к старту, но как всегда, последнее слов было за Джином. Руководитель полета по-очереди внимательно выслушал наши доклады, задал несколько уточняющих вопросов и потом поблагодарил всех за хорошую работу.

- Старт назначим на полдень, то есть через пол часа. Прошу всех задействованных в проведении пуска без опоздания быть на своих местах. Джонни, твой вылет состоится сразу после отбоя стартовой тревоги. Рекомендую всем основательно подкрепиться, потому что предстоит очень много работы.

Пользуясь свободным временем я побежал проведать Валю, которая вот уже третьи сутки соревновалась с Джебедаем в продолжительности пребывания в соляной ванне, имитирующей условия невесомости для организма. В бассейне все было без изменений. Оба кербонавта находились в своих скафандрах внутри емкости, заполненной соленой водой.  Несколько медиков круглосуточно наблюдали за испытуемыми. По условиям тренировки общение с окружающими было категорически запрещено, поэтому третьим членом изнурительной проверки выносливости, автоматически оказался я. Мне дали просмотреть графики за истекшие сутки и позволили взглянуть на Валю в камеру. Ее лицо было спокойным, пульс и дыхание ровными, по всем признакам она спала. Прошло не больше минуты, как она вдруг открыла глаза и подмигнула объективу, потом сладко зевнула и снова погрузилась в дремоту.

- Поразительно, - заметил один из медиков: - она не может тебя видеть, но каждый раз просыпается, когда ты здесь.

- Просто она хорошо знает распорядок моего дня и точно ориентируется по времени, когда я могу зайти ее проведать. Я же не пропустил ни одного своего перерыва, не так ли?

Медики замялись и посмотрели друг на друга, понятное дело, что проверить мои слова случайные дежурные не могли. Я послал воздушный поцелуй изображению с камеры и отправился в центр управления полетами.

Часы в ситуационном зале показывали, что до старта осталось несколько минут. Собрались уже все, кроме Джебедая и Вали, заключенных в своей соленой тюрьме. Управлять выводом ракеты на орбиту предстояло Бобу Керману и он с очень серьезным выражением на лице нервно елозил в кресле пилота. Заметив напряжение кербонавта, Джин подошел к нему и успокаивающе положил руку на плечо, судя по расслабленной судороге, промелькнувшей на мгновение у Боба, это помогло.

- Внимание! Начинаю предстартовый отсчет. Дайте сигнал тревоги по космическому центру, - возвестил Джин Керман и вернулся к своему традиционному месту в центре ситуационного зала.

- Десять, девять, восемь, ... - отмечал секунды руководитель полета. Ракета на старте вдруг покачнулась и немного накренилась в сторону моря, сразу несколько голосов доложили о нештатной ситуации.

- Подломилась одна из опор стартовой вышке, крен два градуса.

- Джин, у нее один путь - только вверх, спасти ее нам уже не удастся, - отвечая на немой вопрос руководителя, решительно выкрикнул Гус.

- ..., четыре, три, два, один! Пуск! - продолжил побледневший Джин.

Ракета сорвалась с места за мгновение до того, как сломавшаяся вышка рухнула на стартовый стол. Секундой спустя, выровнявшись, R-1, полыхая соплами твердотопливных ускорителей, первой ступени, продолжила свой путь в небо. Торопливые доклады о данных телеметрии немного успокоили  руководителя полетами, но он по-прежнему напряженно наблюдал за изображением ракеты на многочисленных экранах.

 []

R-1 (Eye-1) на стартовом столе, 83 день 1 года.

 []

Аварийный запуск R-1 (Eye-1), 83 день 1 года.

- Вернер, что там с расчетами? - поторопил ученого руководитель полетами.

- Отклонения ничтожны, думаю, что ничего катастрофического не произошло, - успокоил его Вернер фон-Керман.

- Сто пиропатронов в задницу Мортимеру. Чтобы я еще раз согласился делать малобюджетные ракеты. Я лучше приделаю RT-5 к скряге Морти, и запущу его самого, если ему так жалко ресурсы, - взорвался Гус, и чуть ли не с кулаками набросился на враз притихшего Мортимера Кермана.

- Гус, вернись на место. Сейчас не время, все разбирательства оставим для более удобного времени и места, - остановил его Джин и вернулся к сосредоточенному наблюдению за полетом R-1.

 []

Отделение твердотопливных ускорителей I-ой ступени, 83 день 1 года.

- Мы потеряли почти сотню дельты, - сообщил Боб Керман: - попробую круче выйти на горизонтальный участок, орбита будет ниже расчетной.

- Принято, Боб. Поосторожнее с ракетой, ей чего-то не везет сегодня с самого стартового стола, - подтвердил Джин Керман.

 []

Ошибка пилотирования Боба Кермана, 83 день 1 года.

Ракета на экране начала гравитационный поворот, но вместо того чтобы замереть на отметке в 30 градусов, неожиданно опустилась носом ниже линии авиационного горизонта. Боб отчаянно тянул на себя рукоятку управления, но R-1 реагировала нехотя, медленно. Наконец траекторию полета удалось выровнять.

- Сколько мы потеряли? - спокойно спросил Джин Керман.

- Много, - коротко ответил, погруженный в расчеты Вернер.

- На орбиту выйти сможем?

- Нет, - отрицательно мотнул головой руководитель научной программы.

- В спутнике почти девятьсот дельты, буду добирать ими, - процедил сквозь крепко сжатые зубы Боб.

- Не хватит тяги, проскочим перицентр, - скептически заметил Вернер.

- Начну маневр раньше, сколько надо дополнительных секунд?

- Одиннадцать, как минимум. Надо решать, Джин?

- Мы уже ничего не можем исправить, нужно использовать каждый шанс. Действуем по плану Боба, - принял решение руководитель полетов.

 []

Аварийная R-1, продолжает полет, 83 день 1 года.

Первая ступень выработала топливо и Боб отправил команду на разделение. Апоцентр был все еще ниже верхней границы атмосферы, не дожидаясь команды Джина, кербонавт включил двигатель второй ступени, постепенно, малыми импульсами подымая апоцентр выше 70 километров.

- Правильно, Боб, потихоньку, - подбодрил пилота Гус.

Начался пассивный участок полета до маневра выхода на орбиту, я чувствовал, что у меня пересохло в горле, но думал о том каково сейчас Бобу, который отчаянно борется за вывод R-1 на низкую орбиту. Мы считали секунды про себя в ожидании момента последней схватки с гравитацией планеты.

На индикаторе загорелись долгожданные цифры и по команде из центра управления космическими полетами включился двигатель второй ступени.

 []

R-1 (Eye-1) начало маневра выхода на орбиту, 83 день 1 года.

 []

R-1 (Eye-1), разделение спутника и II-ой ступени, 83 день 1 года.

Топливо второй ступени было израсходовано, прежде чем перицентр поднялся выше уровня поверхности планеты. Боб, снова, не дожидаясь команды, выполнил разделение ступеней и переключился на управление крохотным двигателем спутника.

Как же он был все таки мал, скорость росла медленно, а вместе с ней лениво увеличивалась высота перицентра. Мы затаив дыхание следили за цифрами, гадая об одном - выйдет или не выйдет. Боб выключил двигатель, когда перицентр с трудом перевалил за 70 километров, к тому времени апоцентр уже достиг 285 километров. Вместо круговой полярной орбиты, спутник оказался на вытянутой эллиптической, причем перицентр которой находился критически низко. Мы едва успели развернуть фотоэлектрическую панель и включить радар, как связь с космическим аппаратом оказалась потерянной.

 []

Спутник Eye-1, пытается выйти на орбиту, 83 день 1 года.

- Остаток топлива? - также невозмутимо поинтересовался Джин.

- 60 процентов, - доложил Гус Керман.

- Хватит на коррекцию при следующем сеансе связи. Сколько до него?

- Орбитальный период 38 минут, ориентировочное время установления связи с космическим аппаратом через 1 час 22 минуты, - сообщил я результаты своих подсчетов.

- За это время он успеет сделать почти три витка, - удручающе заметил Боб.

- Не думаю, что он упадет на Кербин за это время. Если он даже и цепляет верхние слои атмосферы, перицентр опустится незначительно, мы успеем скорректировать орбиту, - окончательно успокоил всех Вернер фон-Керман.

- Что же произошло? - решился задать, тревожащий всех вопрос, Уолт Керман.

- Я допустил ошибку, - поспешил признаться Боб Керман: - слишком резко поменял курс, и ракета начала рыскать по вертикали. Это моя вина.

- Сам ошибся, сам исправил. Нужно будет все тщательно проанализировать, чтобы не повторять таких ошибок впредь, - примиряющее высказался Джин.

- Во всем виновата жадность некоторых кербалов! Если бы ни она, ничего бы не случилось! - снова возмутился Гус Керман.

- Никто, ни в чем не виноват. Это наши первые запуски, мы знали, что от ошибок не застрахованы, - прервал разгорающуюся ссору руководитель полетов.

Мне пришлось покинуть ситуационный зал, поскольку прозвучал сигнал отбоя тревоги, а мой полет никто не отменял, вслед за мной, с проворностью ящерицы, выскользнул на улицу Билл.

- Все в силе? - поинтересовался он, нагоняя меня.

- Конечно, Билл, как договаривались. Сделаешь пару кругов, а потом я займусь своими исследованиями.

- Только пару? - разочаровано откликнулся Билл.

- Больше тебе не потребуется, наскучит. Дирижабли - это тихоходы, летать на них скучно, то ли дело реактивный самолет или ракета.

- Ничего, мне и так сойдет. Не спеша, не падая - одно удовольствие, одним словом.

И все же Билл умудрился застрять в небе. Мало того, он еще и перевернулся вверх тормашками. Эфир наполнили его отчаянные вопли и просьбы о помощи. Мне пришлось взять управление дирижаблем на себя и вернуть незадачливого аэронавта в космический центр.

- Нет, Джонни, полеты это все таки не мое. То ли дело роверы. Никакой тебе высоты, безопасная скорость и управлять ими может даже Goo. Спасибо, что дал прокатиться. Ты был прав - двух кругов больше чем достаточно. Давай я взгляну, не поломалось ли чего? А то тебе далеко лететь, не хочу чтобы с тобой, что-нибудь случилось. Валя меня тогда живьем съест.

 []

Eye-1 на полярной орбите Кербина, 83 день 1 года.

Я вернулся в космический центр, когда только начало смеркаться, а до сеанса связи с терпящим бедствие спутником Eye-1 оставалось 15 минут. Заняв свое место, я поинтересовался у Гуса последними новостями, но ничего нового за время моего отсутствия не произошло.

В расчетное время со спутника начала поступать телеметрическая информация. После трех витков вокруг Керибна, перицентр орбиты опустился на сто метров, что могло быть только следствием торможения космического аппарата в верхних слоях атмосферы. На всякий случай было принято решение скопировать уже накопленные в памяти спутника данные, чтобы его миссия не прошла даром. На большом экране появились узкие лоскуты карты, составленной по результатам зондирования поверхности с Eye-1.

Боб Керман вновь взял управление на себя. Маневр был заранее рассчитан и проверен, и потребовалась лишь незначительная коррекция, после получения данных телеметрии со спутника. Eye-1 сейчас подлетал к своему апоцентру. Строго по расписанию, непродолжительным импульсом кербонавт поднял орбиту спутника до ста километров, теперь падение на Кербин космическому аппарату не угрожало. В ситуационном зале раздались редкие хлопки и вымученные поздравления. После стольких трудов мы все же справились и победили гравитацию планеты.

- Угроза потери космического аппарата миновала. Боб, ты молодец! Но расслабляться пока рано. У орбиты аппарата по-прежнему высокий апоцентр, потребуется как минимум еще одна коррекция орбиты. Ситуация осложняется тем, что перицентр теперь расположен за горизонтом, мы не сможем совершить точный маневр. Вернер, твоя команда успеет завершить расчеты, к следующему сеансу связи?

- Да, Джин. Есть еще одна проблема, - поглядывая на свои мониторы отозвался Вернер фон-Керман.

- Что за проблема? - почти ласково спросил Джин.

- Перегрев фотоэлектрической панели, ее радиатор не справляется.

- Прогноз?

- Если уровень перегрева не уменьшится, то примерно через 20 витков панель выйдет из строя, - вынес свой приговор руководитель научной программы.

- Какие будут предложения?

- Мы можем придать аппарату вращательное движение вокруг своей оси, это уменьшит эффективность фотоэлектрических панелей и снизит интенсивность перегрева, - неуверенно предложил Линус.

- Да, но есть одно существенное замечание, если мы неправильно рассчитаем импульс вращательного движения, то панели станут полностью неэффективными и мы потеряем аппарат из-за разряда батарей гораздо раньше 20 витков, - возразил Вернер.

- Думаю, что Eye-1 вышел сегодня из стольких передряг, что лишняя ему уже не повредит. Попробуем его закрутить и посмотрим, что получится, - принял решение Джин.

Истекли следующие полтора часа и на улице была глубокая полночь, когда состоялся очередной сеанс связи. Маневр было решено выполнять не достигая перицентра, пришлось оставить пока надежду на идеальную круговую орбиту и остановиться на той, у которой был наименьший эксцентриситет. Импульс был в обратном направлении и значительно больше, чем при первой коррекции, а апоцентр удалось снизить только до 111 километров при перицентре в 99 километров.

- Какая бесполезная трата топлива, - разочаровано констатировал Боб, после завершения маневра.

- Не скажи, Боб, зато нам удалось спасти спутник и он теперь вполне пригоден для составления полной карты поверхности, - попытался успокоить его я.

- Еще неизвестно насколько эффективно приданое ему вращение, - не унимался кербонавт.

- Это мы узнаем, только через полтора часа. А сейчас надо немного поспать, мы уже целые сутки провели в центре управления полетами, скоро рассвет.

- По-моему, мы неготовы к пилотируемым полетам, как считаешь, Джонни? - удрученно пожаловался мне Боб по дороге в центр подготовки кербонавтов.

- Мы пока и не торопимся. Вернер говорит, что послать кербонавта в космос, можно будет тогда, когда у нас будет полноценная спутниковая связь хотя бы в экваториальном поясе планеты.

- Не знаю, чем это поможет Джебедаю или Вале, если кто-то из них грохнется на противоположной стороне планеты, в результате какой-нибудь ошибки, наподобие моей. Мы все равно не сможем им помочь.

- Ты устал, Боб, поэтому ведешь себя как законченный пессимист. Выспись и дурные мысли пройдут. Конечно же мы не пошлем ни Джеба, ни Валю, пока у нас не будет ста процентов гарантии, что все пройдет строго по намеченному плану, - сказал я своему спутнику на прощанье, перед дверью его комнаты. Боб только кивнул ответ  и устало поплелся к своей кровати. Я заботливо закрыл дверь за ним и побежал проведать Валю в ее соляной купели перед сном.


День 84, 1 год.

Утром, едва продрав глаза, я помчался в центр управления полетами, чтобы узнать о судьбе нашего бедствующего спутника. Несмотря на раннее время в ситуационном зале было много кербалов. Уолт Керман вел репортаж и как раз делился со своими телезрителями последними новостями.

- Как уже сообщалось ранее, вчера, при запуске спутника дистанционного зондирования Кербина, возникли многочисленные неполадки. В результате чего космический аппарат не удалось вывести на расчетную орбиту. Те, кто смотрели нашу передачу накануне, стали свидетелями драматических событий, разыгравшихся в нашем космическом центре. И только благодаря мастерству и профессионализму наших кербонавтов, аппарат и многие усилия колонистов, потраченные на его постройку, удалось спасти. Сейчас подходит к концу очередной сеанс связи и судя по спокойной обстановке, которая царит в центре управления полетами, все проходит штатно. Думаю, что через несколько минут мы узнаем подробности этого захватывающего полета от самого Джина Кермана, оставайтесь с нами.

Уолт Керман уступил место симпатичной кербалке, которая принялась рассказывать о прогнозе погоды на предстоящий день, температуры воды на пляжах и рецептах сладких десертов от техников по снабжению.

- Моя новая ассистентка - Джудит, - похвастался помощник по связям с общественностью, подойдя ко мне, чтобы поздороваться.

- Милая, ничего не скажешь.

- Конечно не всем достаются уникальные кербалки в оранжевых комбинезонах, но Джудит очень смышленая и быстро учится. До сих пор не понимаю, что Валентина в тебе нашла. Звезда и посредственность - парадокс!

- Уолт, ты никогда не задумывался над статистикой несчастных случаев при работе с видео аппаратурой?

- Нет, а что? - настороженно спросил Уолт.

- Да я вот только что подсчитал, что вероятность столкновения видеокамеры с твоей головой практически стремится к единице

- Понял, извини, видимо я сказал что-то не то. Не бери в голову, я же от зависти, понимаешь?

- Проехали, про вероятность только вот не забывай в следующий раз, договорились?

- Так, мне пора продолжать репортаж, Джин похоже освободился. Пока, Джонни, - и взбалмошный Уолт умчался вслед за руководителем полетов.

- Джин, расскажи, как прошел сеанс связи с космическим аппаратом?

- Успешно, Уолт. Мы проверили параметры орбиты и скачали данные дистанционного зондирования. Обследовано уже около 18 процентов поверхности планеты, - Джин говорил коротко и отрывисто и по его лицу было видно, что он не спал уже больше суток.

- Вчера стало известно, что космический аппарат перегревается. Удалось справиться с этой проблемой?

- Если не полностью, то большей частью. Спутник нагрелся за прошедшее время весьма незначительно, это дает нам надежду, что научную программу получится завершить в полном объеме.

- Какова дальнейшая судьба спутника? После того, как он выполнит свою задачу?

- Помимо радара на Eye-1 установлена научная видеокамера высокой четкости, а полярная орбита позволяет аппарату побывать над каждой точкой поверхности планеты. Поэтому мы будем производить фото и видео съемку интересующих нас участков планеты, пока аппарат полностью не выйдет из строя.

- Планируется ли возвращение спутника в космический центр?

- Нет, аппарат не приспособлен для посадки на планету, к тому же после незапланированных маневров осталось критически мало однокомпонентного топлива для его двигателя. Полагаю, что аппарат останется на своей орбите навсегда, если мы не найдем другого способа вернуть его из космоса в будущем.

- Спасибо, Джин. До свиданья! А я напоминаю нашим зрителям, что с нами был Джин Керман, руководитель космической программы Кербина и я снова передаю слово нашей прекрасной Джудит, она подготовила для нас небольшой сюжет о состязаниях любителей запускать воздушных змеев. Джудит?

Джин, Вернер и Боб отправились отдыхать, а я с Линусом заступил на дежурство в центре управления полетами. Номинально с нами был еще и Гус, но поскольку он сразу захрапел, пристроившись в уютном углу на мягком диване, его можно было в расчет не принимать.

Некоторое время мы с интересом рассматривали неровное лоскутное одеяло, которое представляла из себя карта Кербина. Изображение было черно-белое и только по общим контурам можно было узнать полуостров Кербалов, Преградные горы, равнину Разведчиков, и другие хорошо знакомые по полетам на дирижаблях, мне места.

Ничего интересного мы не обнаружили, поэтому спустя некоторое время между нами завязалась обычная беседа.

- Билл вчера мне показывал проект корабля для передвижения по воде и похоже, что после завершения реконструкции ангара атмосферных летательных аппаратов мы сможем его собрать, - рассказывал я.

- Думаешь в этом есть смысл? Дирижабли мне кажутся более удобными и универсальными, - засомневался Линус.

- Для разведки и перевозки небольших грузов - да. Но, что если надо перевезти на остров L-2U "Hauler"? Не переделывать же его в дирижабль?

- Хмм, в этом есть смысл. Можешь показать? - заинтересовался помощник по науке.

- Сейчас выведу на большой экран. Ну как?

- Погоди, дай рассмотреть как следует, - и Линус углубился в изучение чертежей.

- Что, очередное баловство Билла? - сонно зевнул Гус и подсел к нам.

- Плавучее транспортное средство - тайная мечта Мортимера, чтобы вылавливать из океана вторые и третьи ступени ракет, - пояснил я.

- Я как раз думаю, что Мортимер здесь не причем. Вернее другое, что Билл решил сделать машину для перевозки своих безумных проектов, куда-нибудь подальше от космического центра. И это причина ему помочь, - рассмеялся главный инженер.

 []

Проект малого судна W-1, 84 день 1 года.

 []

Проект малого судна W-1, 84 день 1 года.

- Хорошо бы одну из палуб переоборудовать в лабораторию, тогда можно было бы плотнее заняться изучением океана, - размечтался Линус.

- Интересно, а если на обеих палубах расставить кресла для кербалов, сколько их поместится на корабле? Можно было бы устраивать прогулки и экскурсии вдоль всего побережья, - внезапно появился у нас за спиной Уолт.

- Что, Джудит удрала на пляж и тебе в очередной раз об этом забыла сказать? - посочувствовал товарищу Линус. Уолт  немного смутился, но потом вальяжно махнул рукой и признался:

- Я сам ее отпустил, она готовит очередной репортаж о соревнованиях по плаванью на пустых бочках.

- Сколько же у нас ежедневно проходит всяких конкурсов и состязаний? Уму непостижимо когда еще кербалы успевают работать?! - удивился Линус.

- Хорошо поработали, еще лучше отдохнули! Такой девиз у нашей колонии. Я сам его придумал, - похвастался Уолт.

- Гус, сколько времени может занять сборка W-1? - я решил сменить тему разговора.

- На глаз, дней десять-двенадцать, но придется остановить сборку всех L-2. А что?

- Он уже думает, как будет свою Вальку возить купаться подальше от берега, - предположил Уолт и едва увернулся от пластиковой кружки, которую я в него запустил.

- И что? Я бы Джудит обязательно свозил, что в этом такого?

- Баловство, - коротко резюмировал Гус и закрыл демонстрационное окно с W-1.

 [] []

Проект пилотируемой ракеты X-4, 84 день 1 года.

- Вы лучше посмотрите на эту красавицу! X-4, первая пилотируемая ракета кербалов! Даже Мортимер не сможет найти в ней изъяна, все части вернуться на Кербин на парашютах, хоть это и стоило приличного количества дельты, - с восхищением в голосе расхваливал новый проект Вернера фон-Кермана главный инженер.

- Что-то она не очень на R-1 похожа, - заметил я.

- Чудак. Она же первая ПИЛОТИРУЕМАЯ! - не унимался Гус.

- Предположим, что до пилотируемых полетов еще далеко, для начала надо построить сеть спутниковой связи, иначе нас ждут такие же неприятности, как и Eye-1, - попробовал остудить пыл главного инженера Линус.

- Вовсе нет, серийные ракеты R-1 будут стартовать с интервалами в 4 дня, потому что мы добились больших успехов в оптимизации производства, - хитро улыбнулся Гус.

- В чем секрет? - спросил я.

- Нет никакого секрета, просто сборка организована так, что мы собираем две ракеты одновременно, после чего остается только соединить крупные узлы.

- И это не вредит качеству?

- Нисколько, я ручаюсь.

- Ты же вроде был против дешевых ракет?

- Я и сейчас против, но не сижу сложа рук на месте, а пытаюсь решить проблему. Не увеличивая затрат ресурсов мне удалось найти способ уменьшить нагрузку на опорную колонну, - похоже, что Гус Керман просто хвастался.

- Неужели ты перехитрил физику, Гус? - со скептическим выражением на лице полюбопытствовал Линус.

- Напротив, я прибег к ее помощи. Раньше ракета находилась в подвешенном состоянии на опорной колонне, - главный механик изобразил с помощью двух рук положение ракеты на старте: - А теперь я опустил ее вниз до упора, так, что ее вес равномерно распределился между опорой и соплом маршевого двигателя второй ступени. Опора удерживает ракету в вертикальном положении и в то же время не испытывает избыточных нагрузок.

- Дешево и сердито, ничего не скажешь - согласился с ним Линус.

Незаметно подошло время очередного сеанса связи со спутником. Ровно за десять минут до начала в центре управления полетами появился бодрый и веселый Джин Керман. Он коротко справился о последних новостях и занял свое место. В расчетное время ожили мониторы телеметрии и между космическим центром и спутником завязался активный радиообмен.

- Отзондировано 33 процента поверхности планеты, получение научных данных завершено. Уровень перегрева увеличился на пол процента, заряд батарей в норме, - звучали доклады со всех сторон.

- Похоже, что со спутником все в порядке. Продолжаем работу, коллеги. Следующий сеанс связи через 2 часа 48 минут. Свободные от дежурства могут отдохнуть, - объявил Джин Керман.

Перед сном я традиционно заглянул к Вале в бассейн. Сонный медик приветственно мне кивнул как старому знакомому, видимо я действительно был здесь самым частым гостем. Изучение суточных графиков заняло немного времени и после необходимых отметок и коррекций мне удалось добраться до экрана, транслирующего видео изображение от камеры внутри соленой ванны. Глаза Вали были закрыты, но я сразу понял, что она не спит. Длительное пребывание в одиночестве, в состоянии близком к невесомости, при одной и той же температуре без единого звука, кроме тех, что издает сам организм, к концу десятого дня эксперимента - это должно было быть настоящей пыткой. Но оба кербонавта упорно держались, хотя для того, чтобы все прекратить, достаточно было нажать на одну единственную кнопку, расположенную прямо под пальцами правой руки.

По плану, разработанному Линусом Керманом, их заточение должно было завершиться на четырнадцатые сутки, если кто-то не прекратит его досрочно нажатием кнопки. Валя, повинуясь внутреннему таймеру, открыла глаза и попыталась улыбнуться, но вместо этого ее лицо исказила болезненная судорога. Я едва сам не нажал тревожную кнопку, испугавшись за ее состояние, но кербалка быстро взяла себе в руки и, как-будто ощущая мою реакцию, отрицательно замотала головой. Потом она расслабилась и все же улыбнулась мне, ободряюще подмигнув одним глазом.

Ума не приложу, как отпущу ее одну в космос. Нет, выход только один - лететь с ней вместе, всегда вместе. Не уверен, что я долго выдержу пытку соленой ванной.  Но, ради того, чтобы быть с ней, я готов попробовать. Решено, завтра же иду к Джину Керману и требую, чтобы меня включили в программу экспериментов. Преисполненный героических настроений, я отправился в свой жилой модуль.


День 85, 1 год.

По-прежнему в колонии наиважнейшим событием остается полет спутника дистанционного зондирования Кербина. Дважды в день Уолт сообщает о ходе миссии и демонстрирует обновленную карту планеты по местному телевидению.

 []

Спутник Eye-1 на полярной орбите Кербина, 85 день 1 года.

А в цехе сборки космических аппаратов полным ходом завершаются работы  по строительству очередной R-1, но уже с коммуникационным спутником. До конца Валиного заточения остается еще три долгих и тоскливых дня.

Вернер фон-Керман категорически воспротивился моему участию в подготовке к пилотируемым полетам в качестве еще одного кербонавта, сославшись на то, что в научно-исследовательском центре катастрофически не хватает квалифицированных исследователей. Поэтому пришлось вернуться к массивам данных и ненавистным отчетам.

Видимо мое подавленное настроение передавалось каким-то образом окружающим, поэтому чтобы предотвратить эпидемию хандры, Боб отправил меня в дальнюю разведку на дирижабле A-1M. Воздушное судно недавно прошло модернизацию в результате которой вдвое увеличился объем бака для жидкого топлива. Но, за возросшую дальность полетов пришлось заплатить устойчивостью. Корабль теперь требовал повышенного внимания от пилота, особенно на максимальных скоростях.

На A-1M мне удалось преодолеть нагорье Исследователей и достичь Зеленой низины. Окруженная со всех сторон горными хребтами низина была настоящим раем для местной флоры и фауны, поражавшими своим изобилием. Осмотр с воздуха и две посадки не дали никакой новой информации о судьбе кербалов, покинувших остров в заливе. В космический центр мне пришлось возвращаться уже затемно. На взлетно-посадочной полосе меня встречали Боб и Билл, которые помогли мне выбраться из кабины и собрать рассыпавшиеся по полу и по всевозможным щелям образцы.

- Что-нибудь интересное было? - дежурно поинтересовался Боб, подставив руки под очередной ворох травы.

- Все у тебя в руках: два десятков новых видов травянистых растений, пяток насекомых и пара ящериц в банках, - широко зевнув перечислил я.

- Не густо.

- Там значительно большее видовое многообразие, чем здесь, на побережье. Но, для детального изучения придется разместить там полевую станцию, на дирижабле долго добираться, - пришлось мне пояснить.

- А следов островитян не было? - спросил Билл, пытаясь при свете фонаря рассмотреть необычного жука в привезенной мною банке.

- Ни малейших. Ландшафт абсолютно не тронут.

- Куда же они подались? - озадаченно спросил борт-инженер, теперь уже стараясь незаметно стряхнуть жука, намертво впившегося в его палец.

- Осторожно, ты ему все лапки переломаешь! Стой смирно! Я его сейчас сниму, - набросился на него Боб.

- Там еще два таких есть, нестрашно, - поспешил успокоить  я ученого.

- Надо его назвать - кусакой, - потирая царапины предложил Билл.

- Не надо было его трогать, и он бы тебя не укусил, - отчитал его Боб.

- Сеанс со спутником уже был? - спросил я.

- Да, десять минут назад. 72 процента прозондировали. Еще три-четыре дня и у нас будет полная карта, - охотно поделился новостями Боб.

 []

Зеленая низина, 85 день 1 года.

- Чего-нибудь любопытное было? - в свою очередь поинтересовался я.

- Нет. Да навряд ли и будет. Разрешающая способность радара уж очень мала. Наш космический центр и колония на карте не видны, так же как и островной аэродром. Боюсь, что мы лишь получим общие представления и контуры крупных географических объектов.

- Ну остается еще около четверти поверхности, не обследованной спутником. Возможно что-то окажется там?

- Что, Джонни? Ты в самом деле думаешь, что мы найдем из космоса целый город кербалов?

- А почему бы и нет? - встал на мою сторону Билл.

- Подумайте, если бы на планете был развитый город кербалов, они бы давно бы уже нашли нас сами.

- Ты думаешь, что островитяне вообще покинули Кербин?

- Возможно, - неопределенно пожал плечами Боб.

- Что-то мне в это не верится, островная база слишком мала, чтобы построить даже обычную ракету с одноместной пилотируемой капсулой, - выразил свои сомнения Билл.

- А мне не верится, что они где-то тихо сидят на этой планете, и ждут когда мы появимся. Билл, для примера, Джонни сегодня летал за 200 с лишним километров от нашей базы, и это после восьмидесяти дней существования нашей колонии. А теперь представь, что они находятся здесь несколько десятилетий. Если бы это было так, то  в небе было бы не протолкнуться от их дирижаблей и самолетов, а спутников на орбите было больше чем видимых звезд, - объяснил кербонавт-исследователь.

- Хочешь сказать, что они не смогли выбраться в космос?

- А у тебя есть доказательства обратного?

- Да, части ракеты, которую я нашел на острове.

- Сгоревшей ракеты. Возможно в результате неудачного запуска, - возразил мне Боб.

- И что же тогда с ними стало? - спросил Билл.

- Не знаю, друзья. И это меня сильно тревожит - необъяснимая загадка получается. Давайте-ка отнесем все это в научно-исследовательский центр, а потом спать. Тебе, Билл, и тебе, Джонни, завтра заступать утром на дежурство в центре управления полетами.


KSP-03

День 86, 1 год.

С утра заглянул в бассейн, чтобы узнать как проходит эксперимент, в котором участвовала Валя. Медики привычно хлопотали возле мониторинговой аппаратуры и даже не обратили на мое появление ни малейшего внимания, настолько я уже здесь примелькался.

Состояние обоих кербонавтов заметно ухудшилось, но никто из них не намерен был сдаваться. Я уже собирался было уходить, когда в бассейне появился Вернер фон-Керман в сопровождении Линуса и еще нескольких исследователей. Заметив меня, он предложил остаться для участия в ученом совете.

- Таким образом двенадцатые сутки пребывания в изоляции при дефиците питания и водоснабжения организма характеризуются общими нарушениями нервной деятельности и функциональными отклонениями. Состояние обоих кербонавтов оценивается как средней тяжести, но они по-прежнему в сознании и воздерживаются от прекращения эксперимента. По наблюдениям наших медиков в настоящий момент угрозы для жизни нет, все изменения носят временный и обратимый характер, - сухо доложил Линус.

- Ваше мнение коллеги? Стоит ли продолжать эксперимент? - обратился к присутствующим руководитель научной программы

- Эксперимент необходимо продолжать, потому что мы должны четко представлять возможности организма кербала при длительном нахождении в экстремальных условиях, - выразил свое мнение Линус, стараясь не глядеть в мою сторону.

- А я считаю, что эксперимент уже достиг всех поставленных целей и задач. Дальнейшее продолжение будет не показательным. Джебедай и Валентина имеют наилучшую подготовку и выносливость среди всех кербалов, поэтому можно предположить, что любой из присутствующих в подобных условиях уже бы находился в критическом состоянии, - стараясь сохранять спокойствие, высказался я.

- В таком случае, предлагаю завершить эксперимент через два дня как и планировалось, если не будет чрезвычайных обстоятельств, - немного подумав постановил Вернер фон-Керман.

Надежды на досрочное освобождение моей подруги рухнули и печальный я побрел в центр управления полетами на дежурство. В ситуационном зале меня встретил полусонный Боб и мирно похрапывающий Гус Керман.

- Сеанс состоялся 22 минуты назад, обследовано 79% поверхности. Уровень избыточного тепла 7%. Параметры орбиты стабильные без изменений, - борясь с зевотой рассказывал кербонавт-исследователь. В помещение зашел жующий что-то с набитым ртом Билл и не имея возможность что-либо сказать, просто кивнул присутствующим.

- Билл, негодный бездельник! Вы закончили с R-1? - бодрый голос  Гуса Кермана, невольно заставил беднягу вздрогнуть, ему пришлось давясь проглотить всю еду, чтобы ответить:

- Все в порядке, босс. Я только что со стартовой площадки, мы закончили установку ракеты и теперь ребята ждут только тебя.

- Наверняка придется переделывать, - обеспокоенно бросил главный инженер, стремительно выходя из ситуационного зала.

- Сегодня, что запуск R-1? - удивился я.

- Похоже на то, Джонни. Вернер страшно торопится. Ему прямо таки не терпится уже зашвырнуть кого-нибудь из нас на орбиту, - отозвался Билл, который возился за пультом. Наконец задуманное ему удалось и большой экран ситуационного зала оказался занят изображением с наружной камеры, установленной на стартовой площадке.

 []

R-1 с телекоммуникационным спутником COM-1 на стартовой площадке,
86 день 1 года.

Пока я рассматривал ракету, мой напарник напряженно следил за энергично снующим по стартовой площадке Гусом Керманом. Но вот, Билл облегченно вздохнул, заметив, что главный инженер отошел от ракеты и с довольным видом вытирает руки небольшой тряпицей.

- Билл, видимо в день, когда ты все сделаешь как надо, погаснет Кербол. Панели топливной распределительной системы не закреплены, вспомогательные интерфейсные кабели остались в блоке управления и, Билл, ты забыл свой бутерброд прямо в расширительной камере твердотопливного ускорителя. Весьма нетрадиционный способ разогревать еду, ты не находишь?

- Это не мой бутерброд! - протестующе возмутился мой напарник.

- С двойной порцией соуса? Я знаю только одного безрукого лентяя, который кладет столько соуса в бутерброды.

- Я, честно, думал, что забыл его в столовой, - оправдывался почему-то передо мной Билл.

- Сообщи Джину Керману, что ракета к старту не готова из-за твоего бутерброда! - продолжал подтрунивать над своим помощником Гус Керман.

Билл густо потемнел и с разгромленным видом рухнул в свое кресло, но поскольку подолгу переживать свои неудачи он не умел, то через несколько секунд сразу переключился на изучение какой-то технической схемы.

А тем временем в центре управления полетом начали собираться кербалы. Спустя какое-то время туда вместе зашли Джин и Вернер. Я коротко доложил им о подготовке к старту ракеты R-1, конечно, дипломатично умолчав о злополучном бутерброде Билла.

- Внимание всем! Дать сигнал тревоги по космическому центру! Предстартовая готовность две минуты, - прозвучало по радиосвязи и будничный тон Джина Кермана настроил всех на спокойный рабочий лад.

 []

Старт R-1 со спутником COM-1 на борту, 86 день 1 года.

Запуск прошел без происшествий. Ракета легко оторвалась от стартового стола и набирая скорость начала свое путешествие на орбиту. До границы тропосферы она поднималась вертикально вверх, чтобы быстрее преодолеть тормозящие ее движение плотные слои воздуха. Потом плавно повернулась носом к горизонту на востоке, сохраняя угол подъема в 30 градусов. После того как высота апоцентра достигла 75 километров R-1 перешла на строго горизонтальный разгон.

Закончилось топливо в баках второй ступени и спустя секунду взрыв пиропатронов отделил ее от третьей. Пассивный участок полета занимал целых полторы минуты, в течение которых в центре управления полетом царила напряженная тишина, прерываемая только звуковыми сигналами с многочисленных консолей. Теперь кораблем управляла умная автоматика MechJeb, именно она в назначенное время скорректировала ориентацию R-1 и включила двигатель третьей ступени.

Мы следили за быстро меняющимися показателями параметров орбиты, готовые в любой момент перейти на ручное управление. Но, компьютер отработал все маневры без ошибок и ракета успешно вышла на расчетную низкую орбиту.

 []

Полет R-1 (COM-1), 86 день 1 года.

По команде из центра управления полетами произошел сброс головного обтекателя и разделение спутника и третьей ступени. Теперь на орбите оказались сразу два управляемых из космического центра аппарата: R-1 и COM-1. Второй получил команду на раскрытие фотоэлектрической панели и телескопической всенаправленной антенны радиосвязи. Пока увеличивалось расстояние между бывшими совсем недавно единым целым космическими кораблями, я быстро провел проверку телеметрических данных со спутника - он был цел и исправно работал. Космические путешественники стремительно уносились за горизонт и медлить дальше было нельзя.

Повинуясь командам дистанционного управления R-1 развернулась против хода своего движения и дала полный тормозной импульс, после которого ее траектория уперлась в темно-синюю поверхность океана. А спутник COM-1, тем временем, скрылся за горизонтом и связь с ним прервалась. В центре управления полетами Джин Керман объявил получасовой перерыв.

- Пока все идет отлично, перицентр орбиты спутника удобно расположен для маневра на следующем витке, - довольно потирая руки обратился к нам Вернер фон-Керман:

- Примерно через 20 минут мы подымем апоцентр до 600 километров, а уже ближе к вечеру выполним коррекцию орбиты до круговой.

- Скажи, Вернер, а почему все же высота орбиты 600 километров, не 500 и не 1000? - этот вопрос мучил Билла с самого утра, после того как я рассказал ему о плане полета.

- По многим причинам, Билл. Во-первых, на этой высоте зона охвата поверхности антенной аппарата составляет 120 градусов. Во-вторых, максимальное расстояние с поверхности в зоне охвата для любого из четырех спутников не превысит 1250 километров, что позволит использовать антенну Reflectron DP-10 для всех средств радиосвязи. Она легкая и устойчива к встречному потоку воздуха. В-третьих, расстояние между двумя спутниками не превысит 2400 километров, что при дальности работы антенны Communotron 16 в 2500 километров оставляет солидный запас для возможных неточностей вывода на орбиту. А вообще среднее расстояние между спутниками будет около 1700 километров, - охотно поделился своими выкладками Вернер.

- Ко всему сказанному, Билл, эта спутниковая сеть связи будет полностью покрывать экваториальные орбиты высотой до 2350 километров и даже на некоторое время доставать геостационарной орбиты на высоте 2868 километров, где со временем появятся более мощные телекоммуникационные спутники дальней связи, добавил Боб.

- Ага, и ко всему прочему, стабильная связь будет со станциями на поверхности от 45 градуса южной широты до 45 градуса северной широты.

В обсуждении преимуществ, которые мы получим в итоге от создания космической сети спутниковой связи прошел весь перерыв. Мы вновь заняли свои места и стали ждать команд от Джина Кермана. Точно по расписанию спутник появился из-за горизонта на западе. В систему автоматического управления MechJeb ввели новые данные, а по прошествии нескольких минут бортовой компьютер вывел спутник на новую, переходную эллиптическую орбиту, на которой ему предстояло провести несколько витков, пока не образуется более удобное расположение спутника, апоцентра и космического центра на поверхности Кербина.

Последний маневр состоялся уже поздно вечером и после него орбита аппарата приняла форму почти правильного круга, период вращения составил 1 час 13 минут, а продолжительность связи с аппаратом выросла до 24 минут.


День 88, 1 год.

Сразу после извлечения из соленой тюрьмы Джебедая и Валю перевели в медицинскую лабораторию под усиленное наблюдение врачей. Оба были крайне истощены и измучены, о самостоятельном передвижении речи быть и не могло, поэтому мы повезли их на каталках. Я держал Валю за руку, а она, ослабевшая, пыталась мне улыбаться.

- Мне нужен самый большой и сладкий кекс, который могут сделать техники по снабжению! Пожалуйста, Джонни! - шепотом попросила она.

- Кекс не обещаю, но на море питательного раствора внутривенно можешь рассчитывать, - строго, чтобы слышал Линус проговорил я.

- Я думала ты меня любишь, - попыталась обидеться на меня Валя, но сил на это явно не хватало:

- Ладно, пусть будет капельница. Но завтра я хочу кекс.

В медицинский блок нас всех не пустили, потому что Вернер был строг как никогда. Мне удалось только договориться, что бы меня поставили в ночное дежурство в медицинском блоке и с явной неохотой Линус на это согласился:

- Только, Джонни, уговор - режим реабилитации не нарушать. Никаких кексов, конфет и прочих сладостей. Тебе понятно?

- Конечно, Линус, я же не враг Джебедаю и Вале, хорошо понимаю их состояние, - благодарно смотря на Линуса, подтвердил свое согласие я и убежал в центр управления полетами.

По расчетам Вернера фон-Кермана сегодня предстояло получить последний фрагмент данных, после которого все кусочки карты собирались воедино. В ситуационном зале я застал дежурящих там Билла и Боба, а в уголочке пристроились Уолт и Джудит, о чем-то весело болтая, заметив меня оба перешли на полушепот, изредка прерываемый звонкими смешками кербалки.

Я сделал знак Биллу, отзывая его в сторонку, и тот, затравленно озираясь по сторонам подошел ко мне.

- Ну как? Получилось? - заговорщически спросил я, когда мы оказались близко друг от друга.

- Надеюсь, что Гус не заметит. Это одна из немногих вещей к которым он относится с любовью, к тому же его детище, - протягивая мне переносной монитор ответил вполголоса Билл.

- А он работает?

- Конечно. Все по-настоящему.

- Ты настоящий друг, Билл.

- Да ладно, пустяки же. Привет Джебу и Вале передавай.

За нашими переговорами мы не заметили, как к нам подкралась Джудит.

- Джонни Керман, можно тебя попросить рассказать о завершении эксперимента по длительному пребыванию в условиях невесомости?

- Извини, Джудит, я не специалист по медицине, вам с Уолтом лучше попытать Линуса, он с удовольствием подробно расскажет о результатах эксперимента, - попытался увильнуть я.

- Ладно тебе, Джонни. Все знают, что чаще тебя в лаборатории никого не было. Давай, колись, - пришел на помощь свой ассистентке Уолт.

- Отстань, Уолт. Не видишь, мы заняты, - сделал я попытку отделаться от этой парочки.

- А что у вас тут? - заинтересовано спросил Уолт, жадно протягивая руки к монитору.

- Ничего, сложное техническое оборудование, - еще крепче прижимая монитор к груди ответил я и сделал шаг назад.

- Джонни, миленький, дай взглянуть! - и Джудит ловко дотянулась до кнопки питания, монитор пронзительно пискнул и включился, на экране появились медицинские графики и диаграммы.

- Ага, а говорил, что не специалист по медицине! - торжествующе воскликнул Уолт:

- Давай рассказывай, что там у вас за секреты?

- Нет никаких секретов, Уолт. Джеб и Валя находятся в медицинской лаборатории, у них сильное истощение, но здоровью и жизни ничего не угрожает. В ближайшие дни их ждет специальный курс реабилитации, после которого они сами расскажут о своих впечатлениях от пребывания в изоляции, в условиях близких к невесомости.

- А Валя сильно похудела? - перебила меня Джудит: - может мне тоже попробовать? Как думаешь, Уолт? И похудею и эксклюзивный репортаж сделаю.

- Я уже тебе тысячу раз говорил, что ты не толстая. И потом как я четырнадцать дней буду без тебя обходиться? - с ноткой раздражения в голосе воспротивился Уолт.

- Возьмешь себе новую помощницу. На время, конечно, - подлил я масла в огонь.

- У меня идея, Уолт! Тебе нужно самому принять участие в этом эксперименте! Никто лучше тебя об этом репортаж не сделает! - изменила свое мнение Джудит и пристально впилась глазами в Уолта.

- Мне-э-э?! Я не хочу. В смысле, зачем это? Я же, в конце концов, даже не кербонавт, - отчаянно запротестовал Уолт.

- Струсил, да? - наседала на него Джудит.

- Ну что-ты, крошка, я же о тебе подумал. Как ты со всем справишься без меня? Я так не могу. Взять и бросить тебя на целых четырнадцать дней, - ловко вывернулся помощник по связям с общественностью и подхватив кербалку за руку потащил от нас прочь, забалтывая сплошным потоком комплиментов.

- Уф! А я уже подумал, что попались, - облегченно вздохнул Билл: - ну мне пора на место, смотри, Джин Керман пришел.

Чтобы не мешать остальным, я отошел к стене и оттуда стал наблюдать за происходящим. Eye-1 вошел в зону действия радиосвязи и начал передачу данных дистанционного зондирования. Наконец Боб доложил о завершении копирования информации. а Вернер фон-Керман объявил о том, что обследованы все 100% поверхности планеты. Мы с нетерпением уставились на большой экран, куда после обработки всех фрагментов должна была быть выведена первая полная карта Кербина.

И вот, по прошествии некоторого времени, которое заняла обработка изображений компьютером научно-исследовательского центра, небольшими порциями снизу вверх экран начал заполняться.

 []

Первая полная карта Кербина, полученная с космического зонда Eye-1,

88 день 1 года.

Черно-белое изображение рельефа, конечно не могло передать всех деталей поверхности планеты, но мы впервые заглянули в неведомые нам уголки планеты и теперь обшаривали карту глазами, каждый в поисках своего.

- Смотрите, там смеющаяся рожица! - вдруг громко воскликнул Билл и указал пальцем на экран. Десятки глаз устремились к точке, указанной дежурным борт-инженером. Южнее Кербальского залива, темные линии рельефа дна океана, причудливым образом сложились в изображение улыбающейся круглой физиономии, как-будто кто-то в шутку нарисовал его черным фломастером.

- Действительно, напоминает значок-эмотикон или смайл, - согласился Уолт, который даже прервал свой репортаж, пораженный неожиданной находкой.

- Какая странная особенность рельефа. Боб! Линус!, проверьте пожалуйста еще раз тщательно поступившее данные и журналы сообщений обработки информации.

- Может кто-то баловался с оборудованием на спутнике? - грозно спросил Гус, сверля глазами притихшего вмиг Билла.

- Не похоже, проверка данных подтверждает форму рельефа в этом районе, - рассеял его подозрения Линус: - эти каньоны имеют сотни метров в глубину по-отношению к уровню дна океана в этом месте, а в ширину составляют несколько километров.

- Они имеют искусственное происхождение? - задал вопрос Джин Керман.

- Нельзя сказать определенно, прямые вертикальные и горизонтальная линии не свойственны естественному рельефу, а вот полукруглая нижняя линия может иметь и природное происхождение, - задумчиво рассматривая изображение предположил руководитель научной программы.

- Что у нас со связью? Мы успеем запрограммировать спутник на фото и видео съемку этого района? - спохватился раньше всех остальных Джин Керман.

- Нет, аппарат уже покинул зону действия радиосвязи и ушел за горизонт, - с досадой ответил Боб.

- Вернер, рассчитай, пожалуйста, когда аппарат снова пройдет над этим районом?

- Уже, Джин. Примерно через пять с половиной часов, у нас еще будет сеанс связи, так что мы успеем запрограммировать спутник..

- Очередной сеанс связи завершился сенсационным открытием. Благодаря космическому аппарату Eye-1 удалось обнаружить загадочный объект на дне океана, имеющий, как вы видите, форму смеющейся рожицы. Мы пока не знаем, что это и как оно возникло, но руководитель полетов уже отдал необходимые распоряжения и в ближайшее время, при очередном пролете спутника над таинственным районом, будет проведена подробная фото и видео съемка. Возможно, тогда мы узнаем нечто невероятное и удивительное. А пока об объекте известно немногое. Он достаточно велик, чтобы быть заметным из космоса и в диаметре достигает больше 100 километров. Мы будем следить за развитием событий и подробно расскажем об этом в следующих выпусках, - вещал Уолт Керман для телезрителей по всей колонии.

- Объект без всякого сомнения можно отнести к аномальным. Он резко выделяется по сравнению с общей топографией океанского дна по всей планете. Совершенно непонятно его назначение и тем более не ясно происхождение. Если предположить, что он возник в результате искусственного вмешательства, то на его создание потребовалось бы грандиозное количество ресурсов, времени и энергии или же сравнимы по масштабам уровень развития технологий. Далеко превосходящий наш собственный, как я могу судить об этом, - продолжалось обсуждение находки выступлением Вернера фон-Кермана.

- Единственное разумное предположение, что это все же знак и адресован он, прежде всего, наблюдателям из космоса, так сказать, приветственное послание космическим гостям, - высказал свое мнение Уолт.

- От кого и кому? Какой смысл сооружать этот гигантский смайлик на дне океана, когда гораздо удобнее и менее затратно было бы насыпать его на поверхности планеты, например в пустыне на континенте к западу от нас? - возразил всегда рассудительный Мортимер.

- А если предположить, что его создатели живут под водой, и суша для них также труднодоступна, как для нас океанские глубины? - поступило неожиданное предположение от Линуса.

- Тогда это бы многое объяснило и в этом случае такой знак мог бы вполне адресоваться нам. Мол, жители суши, шлем вам наш дружественный привет, - согласился Боб.

- А что? Расположение знака в центральной части океана вполне может указывать на местонахождение их поселения. Может сам знак и есть поселение, построенное специально в такой форме? - высказал догадку Джин Керман.

- Слишком велико для поселения, больше 100 километров в диаметре, - засомневался Мортимер.

- А может нам тоже построить такой, чтобы они узнали о нас? - спохватился Билл.

- Каким образом? Кроме наших космических аппаратов, других пока замечено не было, а такие знаки можно разглядеть только из космоса, - засомневался Боб:

- Гораздо практичнее было бы устроить фейерверк над этим районом, который бы точно заметили обитатели глубин, если они ведут наблюдение за небом, - предложил Линус.

- Неплохая мысль, Линус. Надо над ней как следует подумать, - согласился руководитель научной программы.

- Ну фейерверк дело нехитрое. Можно и взорвать чего-нибудь яркое над этим местом. Только как к этому отнесутся возможные жители глубин? Не обидятся ли, если на их дома начнут падать обломки ракет, без всякого предупреждения? - прозвучало опасение Гуса Кермана.

- Здесь я пожалуй соглашусь с Гусом, наш знак должен быть безопасным и дружелюбным как и их смайл, - согласившись, кивнул головой руководитель космической программы.

- Погодите, погодите. Мы рассуждаем так, как будто это уже состоявшийся факт наличие глубоководных обитателей планеты. Пока, что у нас нет никаких фактов, кроме странных складок рельефа, которые возможно при ближайшем рассмотрении получат естественное объяснение своего происхождения. Давайте не будем заходить далеко в своих фантазиях, - резонно заметил Вернер фон-Керман.

- Вернер, а это могло бы объяснить, например, куда исчезли кербалы с острова - взяли и переселились под воду. Каково, а? - прозвучало от Мортимера.

- Несогласен, кербалы сухопутные, - заспорил с ним Линус: - Им нет никакого смысла перебираться под воду.

- А если допустить, что их постигла неудача в освоении космоса и они пошли по другому пути? Освоили недра океана. - принял сторону Мортимера Боб.

- И при этом утратили способность жить на суше? Для этого  нужны тысячи если не миллионы лет эволюции. Объекты на острове на такой срок не тянут.

- В любом случае, независимо от любых наших предположений, нужно тщательно обследовать этот район. Билл, как далеко может доплыть твой новый аппарат W-1? - примирительно высказался Вернер фон-Керман.

- 150, от силы 200 километров.

- Маловато будет. Объект предположительно в 400 или 500 километрах от космического центра.

- Можно установить дополнительные баки на A-1M2, чтобы увеличить дальность полета.

- Он и с этими-то на гране управляемости, - отрицательно помотал головой Гус Керман.

- Значит придется разрабатывать новый аппарат для дальней разведки, но прежде надо закончить работу над сетью космической связи.

- Боюсь, что она несильно будет полезна в этом районе, объект расположен выше 45 градуса южной широты, связь будет периодической.

- Это лучше чем ничего, Вернер.

- Надо будет тщательно изучить полученные данные еще раз, возможно что мы, что-то пропустили, - заметил Линус.

- Полностью согласен с Линусом, - подтвердил Вернер фон-Керман.

- Хорошо, займитесь подробным анализом.

- Джин, у меня целая куча предложений по-поводу географических названий, как мы поступим? - напомнил о себе Уолт.

- На твое усмотрение, думаю, что многим будет интересно поучаствовать в этом процессе. Объяви, что-ли конкурс на лучшие названия, - пожал плечами Джин Керман.

- Отлично, я до завтра обдумаю эту идею и подготовлю программу мероприятий, - обрадовался предоставленной свободе действий Уолт.

После обсуждения еще нескольких текущих вопросов, в том числе о предстоящем запуске второго спутника связи, все разошлись по своим делам, а я подхватив монитор, полученный от Билла, отправился заступать на дежурство в медицинский блок научно-исследовательского центра.

Линус не решился оставить меня одного, поэтому со мной в медблоке остался еще один медик. Валя и Джебедай лежали на узких койках, опутанные проводами и трубками, в окружении цветной мозаики индикаторов медицинского оборудования. Заметив меня они определенно приободрились.

Я справился об их самочувствии и с важным видом сделал несколько отметок в журнале на консоли дежурного, после чего подошел к ним поближе.

- Ну как, принес? - шепотом спросил Джебедай, я кивнул и скосился в сторону надзирающего за нами медика, кербонавт повернул голову в сторону Вали и незаметно ей подмигнул. В тот же миг жалобный, полный страдания стон едва не разорвал мне душу. Медик испуганно подскочил со своего места и бросился к ее постели. Воспользовавшись его отвлечением, Джебедай выдернул из розетки питания вилку одного из приборов и быстро сунул на ее место согнутый буквой "П" кусок провода. В тот же миг в помещении все погасло, кроме тусклых лампочек аварийного освещения.

- Я сейчас, сбегаю проверю электрощитовую, - озадачено сказал медик и выскочил в коридор. Свет снова мигнул и погас, в дверях появилась испуганная физиономия соглядатая:

- Похоже авария, пойду найду дежурного техника.

- Хорошо, я присмотрю за ребятами.

- Я быстро, - и мы услышали дробный топот в коридоре, удаляющийся в сторону выхода из здания.

- Наливай, Джонни! Душа горит. Стаканы захватил?

- А как же, все есть, - ответил я, выкладывая на его постели складные пластиковые стаканчики. Качаясь из стороны в стороны и опираясь на приборный стол к нам подошла Валя и присела на край постели Джебедая. Еще раз взглянув в сторону двери, я выключил принесенный мной монитор и стал быстро откручивать крышку одного из интерфейсных разъемов. Справившись с ней, я осторожно наклонил монитор над ближайшим стаканом и по помещению разнесся знакомый замах "космического компота". Изготавливался он действительно из компота, но с изрядной долей жидкого топлива по уникальному рецепту Гуса Кермана, который бесстыдно стянул Билл. Напиток обладал ярко выраженным алкогольным эффектом и без него редко проходил какой-либо значительный праздник у кербонавтов.

Мы осторожно, чтобы не расплескать драгоценную жидкость, чокнулись и я провозгласил тост:

- С возвращением, ребята! За ваше здоровье.

По лицам Джеба и Вали растеклись блаженные улыбки, оба даже прикрыли  на некоторое время глаза от удовольствия.

- Джонни Керман, ты прощен, даже не смотря на то, что не принес мне даже самый маленький кексик, - чуть охрипшим голосом произнесла Валя и быстро чмокнув меня в щеку, подставила свой стакан под новую порцию "космического компота".

- Иногда я думаю, что если бы тебя не угораздило стать ученым, то из тебя получился бы отличный кербонавт! Ну ничего, мы это исправим! Спасибо дружище, этот нектар заменит десять тысяч капельниц. Жалко, что Линус и Вернер не понимают его целительной силы, - довольно улыбаясь поблагодарил меня Джебедай. Мы пропустили еще по стаканчику и оба кербонавта заметно осоловели. У Вали сильно закружилась голова и я отнес ее в постель, а Джеб практически сразу громко захрапел.

- Сейчас я буду спать, а завтра ... - она широко зевнула:

- Короче, без здоровущего кекса даже и не приходи, - и она мирно засопела с довольной улыбкой на лице.

Я убрал следы "преступления", осторожно извлек из розетки перемычку и открыл окно, чтобы побыстрее выветрился предательский запах. И надо сказать, весьма вовремя, потому что пропавший медик вернулся с подкреплением в виде двух техников.

- Ну как они? - поинтересовался он, наблюдая за тем, как два кербала осматривают розетки и оборудование.

- Спят, - коротко ответил я, и медик подозрительно уставился на меня, видимо учуяв запах "космического компота". Он обошел палату и даже не поленился заглянуть под обе кровати, но ничего не нашел. Монитор надежно покоился у меня в подмышке, скрывая страшную тайну внутри.

- Здесь все в порядке, пойду еще раз проверю щитовую, - громко сказал один из техников и подошел ко мне.

- Ребята, вы ничего не чувствуете? - спросил медик продолжая принюхиваться.

- Слушай, Эд, у меня тут монитор забарахлил, похоже что-то с этим разъемом не так, - перехватив понимающий взгляд техника быстро сказал я и протянул ему монитор, показывая на замаскированную пробку. Эд взял устройство и осторожно понюхал пробку.

- Хорошо, Джонни, я посмотрю, что можно сделать. Мэтью, пошли поможешь мне в щитовой.

- Мне пойти с вами? - спросил озадаченный медик.

- Не стоит, мы сами справимся, - отозвался один из техников на выходе из лаборатории, а через минуту в помещении появилось электричество.

- Спят, - констатировал медик, проверив показания приборов:

- Джонни, ты ничего не чувствуешь?

- Нет, Вилли, может с улицы чего тянет? Не возражаешь если я вздремну в соседней комнате? Нет? Отлично, разбуди меня через пару часов.


День 89, 1 год.

Утром в палату к кербонавтам зашел Линус. Оба с голодным, но бодрым видом восседали на своих койках и оживленно обсуждали рожицу обнаруженную на карте Кербина, про которую я им уже успел рассказать. Помощник по науке просмотрел результаты суточного мониторинга и недоуменно потирая лоб рукой перевел взгляд на нас.

- Все выглядит просто отлично, но вот анализы ... - и он протянул планшет в нашу сторону, как бы предлагая ознакомиться нам самим.

- Что анализы? - весело переспросила Валя.

- У вас в крови обнаружено ракетное топливо...

- Ну, мы же кербонавты, в этом нет ничего удивительного, - с самым серьезным видом пояснил Джебедай, а  Валя едва справлялась с душащим ее веселым смехом.

- Джонни, ну я же просил ... - с укоризной обратился ко мне Линус

- Линус, я сделал все как тебе обещал: никакой еды и сладостей, - с честным видом оправдывался я.

- Честно-честно, он ничего с собой не принес. Я его едва не убила за это! - и окрепшая за ночь Валя больно ткнула меня в бок.

- Ну, что скажешь, дружище Линус. Можно нам позавтракать со всеми в столовой? - обратился к нему Джебедай.

- Похоже, что можно. Приятного аппетита, - расстроенный Линус вышел из лаборатории. Кербонавтов как ветром сдуло с коек и минуту спустя мы уже бежали по направлению к столовой. Там уже их ждал накрытый стол и компания друзей, центральной частью кулинарной композиции был огромный, в рост кербала кекс.

- Кексик!!! - издала душераздирающий вопль Валя и нежно обнялась с этим кулинарным чудом. Потом она обернулась к нам и с вызывающим видом заявила:

- Вы же не надеетесь, что вам что-то достанется?

- Лопнешь!

- Не лопну, вы даже не представляете сколько кекса может в меня влезть. Джонни я тебя, конечно, люблю, но сегодня, прости, я изменю тебе с этим симпатичным кексом, - и она впилась в мягкую выпечку своими зубными пластинами.

После завтрака Джебедай и Валя засели за отчеты, а я отправился поработать в своей лаборатории. Окончание длительной разлуки с моей подругой просто окрылило меня и поэтому все давалось легко и без принуждения. Время до вечера пролетело незаметно и вот уже я в столовой за нашим с Валей столиком не отрываясь смотрю как она ест.

- Джонни Керман, ты просмотришь меня до дыр, а я уже говорила, что дырки мне не идут, - не подымая глаз на меня сказала она.

- Давай никогда не будем разлучаться, - вырвалось у меня.

- Тогда я тебе надоем.

- Нет. Ты мне никогда не надоешь.

- Надоем-надоем, вот посмотришь. Или ты мне надоешь, а мне бы этого не хотелось.

Я вздохнул, а она звонко рассмеялась.

- Ты лучше скажи как тебе удалось раздобыть такой огромный кекс?

- Джудит помогла.

- Джудит? Кто такая Джудит? Ну-ка, признавайся? - с показной ревностью схватила меня за ворот Валя.

- Помощница Уолта, я подбил ее организовать конкурс на самый большой кекс среди техников по снабжению.

- Да? И почему она согласилась тебе помочь?

- Ради самого большого кекса в колонии и репортажа про него.

- И больше ничего?

- А ее больше ничего и не интересует, даже Уолт.

- С трудом в это верится, умник, но я сегодня добрая, полная кекса, поэтому ты снова прощен.

Мы помолчали какое-то время, глядя друг на друга.

- Знаешь, Джонни, а я все время думала о тебе. Нет, конечно же, не все мысли только о тебе. Еще про Джебедая, чтобы не уступить ему. Про кекс, тоже. Но постоянно возвращалась к тебе. Думала как ты ждешь меня, как обрадуешься. Мне это сильно помогало, все перенести. А ты?

- Что я? Я просматривал твои графики, наблюдал за тем как тебе становится с каждым днем хуже, ничего не предпринимал ради науки и думал, что никогда больше тебя от себя не отпущу.

- Даже и не мечтай. Я кербонавт и мое призвание идти туда, к звездам, - она взмахом головы указала на небо.

- А я тебе и не держу, просто предлагаю идти вместе. Всегда вместе.

- Сомневаюсь, что это возможно, ракеты то пока одноместные, - скептически возразила Валя:

- Да и от мысли, что ты будешь всегда меня держать за ручку, меня откровенно тошнит.

- Хочешь сказать, что я прилипала-нытик?

- Нет, Джонни, просто хочу чтобы ты понял - я самостоятельная и привыкла сама принимать все решения. Мне очень здорово с тобой, но помимо тебя у меня есть призвание и вам обоим придется меня делить примерно поровну. Понятно?

- Чего уж тут непонятного, с призванием я как-нибудь помирюсь, но вот отнять тебя даже призванию не позволю. Хочу чтобы ты тоже это поняла.

Она улыбнулась и поцеловала меня.


День 98, 1 год.

Уже около десяти дней в научно-исследовательском центре идет капитальный ремонт и реконструкция. Из всех сооружений космического центра он подвергся разрушительному нашествию рабочих и инженеров в последнюю очередь. Роверы на базе L-2 шныряют по территории в различных направлениях перевозя части будущих лабораторий и испытательных стендов. Ближе к обеду их частенько можно застать где-нибудь на открытом месте, заряжающимися от яркого света Кербола.

Жизнь вернулась к привычному расписанию, с ежедневными пробежками, походами на пляж, к которым теперь добавились дальние поездки на L-2 "Walker" по выходным. Понятное дело, что за рулем преимущественно сидит Валя, а я довольствуюсь ролью пассажира и воздыхателя.

Еще три ракеты R-1 вывели по одному спутнику на орбиту в 600 километров. Из-за погрешностей расчетов и неточности маневрирования, четыре космических аппарата образовали выпуклый четырехугольник с медленно дрейфующими по орбите вершинами, но не смотря на это все спутники теперь круглосуточно находились на связи с космическим центром. Добившись этого Вернер фон-Керман рассчитал поправки для орбит всех звеньев космической сети связи и за один маневр заставил их занять положения в вершинах правильного квадрата. Три аппарата получили разные импульсы и примерно через час и тринадцать минут оказались на нужном месте, после чего обратные импульсы выровняли орбиты и периоды всех спутников.

 []

Спутниковая сеть связи Кербина, 98 день 1 года.

Сеансы связи со спутником дистанционного зондирования Кербина Eye-1, тоже стали боле частыми и продолжительными, и только над самым полюсом он оказывался вне досягаемости зоны сплошного охвата радиосвязью. Несколько пролетов над районом где под толщей воды располагались каньоны в виде смайлика новых сведений не принесли. Никаких следов деятельности обитателей глубин или островных кербалов обнаружить не удалось.

Цех сборки космических аппаратов переключился на работу над X-4, а между Джебедаем и Валей разгорелось нешуточное соперничество за право первым полететь в космос. Теперь возлежание на пляже под яркими лучами Кербола, сопровождалось зубрежкой основ космической навигации, астрономии и астрофизики, а во время купания проходил беглый опрос по изученному материалу. Частенько потянувшись за поцелуем к своей подруге я нарывался на отстраняющий жест и предложение еще немного позаниматься. Валя которая на дух не переносила чтение любой научной литературы, теперь не расставался с десятком учебников с утра до ночи.

Видя упорство своей конкурентки, Джебедай тоже подналег на теоретическую подготовку, поэтому нас частенько можно было застать втроем. Ни раз и ни два я слышал от Вали упреки в том, что помогаю ее сопернику, периодически доходило даже до скандала, но моя непримиримая и нейтральная позиция помогала нам троим сохранить дружбу и взаимное уважение. Хотя нет-нет, а Валю прорывало на какой-нибудь акт саботажа или диверсию, вроде колючек подброшенных в спортивную обувь, или полуразобранной кровати. Джебедай относился к этим выходкам с юмором и платил той же монетой, в виде ледышек за воротник и перченных кексов.

До старта оставались считанные дни, а явного лидера в этом отчаянном соревновании не наблюдалось. Решение должна была вынести предполетная комиссия во главе с Джином Керманом и оба претендента с нетерпением ждали решающей схватки за право быть первым в космосе.

Этим утром за завтраком в столовой как обычно шли жаркие споры по-поводу гигантского смайлика в центре океана. Бобу удалось определить точные координаты объекта и рассчитать расстояние до космического центра, выходило что-то около 380 километров. A-1M2 после модернизации мог действовать в радиусе 200 километров, немногим больше был радиус у A-1 "Fly" около 240 километров. Основные дебаты разгорелись около A-2M. Так вышло, что в последнее время он подымался в воздух довольно редко. Выявленный изъян в двигателе, который не позволял самолету взлетать с площадок выше 300 метров над уровнем моря, делал его бесполезным для разведки новых районов из-за невозможности совершить посадку. По нашим с Бобом прикидкам выходило, что его радиус действия как-раз составлял 380 километров.

Я предположил, что если полет будет проходить по пилообразному профилю, когда самолет сначала резко набирает высоту, а потом полого разгоняется до некоторой высоты, чтобы повторить маневр снова, то возможно удастся увеличить среднюю скорость, а следовательно дальность полета. Линус напротив был со мной несогласен и с помощью формул доказывал, что никакого выигрыша не будет. Остальные по большей части слушали наш спор и не вмешивались. В конечном итоге мы с Линусом остались каждый на своей позиции и для окончательного разрешения проблемы необходимо было провести эксперимент. В качестве пилота-испытателя вызвалась Валя.

- Ты главное держись между 7-ю и 6-ю километрами, высоту набирай на углах не более 20 градусов до 7000 метров, спуск делай на ровном авиагоризонте до 6000 метров, выше не забирайся, ниже тоже не опускайся. Думаю 40-50 километров хватит, чтобы понять кто из нас прав. Ну как? Ты готова? - инструктировал я кербонавтку.

- Давно готова, умник. Слезай с крыла, я полетела уже, - и не дожидаясь когда я спрыгну вниз, Валя начала разбег. Упругая горячая струя воздуха ударила мне в лицо и, щурясь, я посмотрел вслед раскаленному соплу турбореактивного двигателя, уносящего ее самолет вдаль.

 []

Полет A-2M к "гигантскому смайлу", 98 день 1 года.

Самолет заложил крутой вираж и взял курс на юг, а мы с Линусом заторопились в центр управления полетами.

- Высота 3000 метров, скорость 105 метров в секунду, продолжаю подъем, - звонко доносилось из динамиков громкой связи.

- Высота 4000 метров, скорость 101 метр в секунду

- Видишь, как быстро падает скорость, как я и предсказывал, - довольно заметил Линус.

- Высота 5000 метров, скорость 103 метра в секунду.

- Валя, ты ничего не путаешь? - ошарашено спросил мой оппонент.

- Воздух становится разряженным, выше терминальная скорость, меньше сопротивление воздуха, поэтому он летит быстрее.

- Высота 6000 метров, скорость 100 метров в секунду.

- Нет, Джонни, скорее всего это была какая-то неоднородность в воздухе или  попутный ветер на этой высоте, - воспрянул духом Линус, а я почувствовал досаду от допущенной ошибки.

- Высота 7000 метров начинаю снижение, скорость 120 метров в секунду.

- Видишь, Джонни, похоже, что средняя скорость в итоге будет меньше, чем на высоте в 4000 метров.

- Высота 6800 метров, скорость 182 метра в секунду, - снова сообщила Валя, теперь пришел мой черед торжествовать.

- Высота 6200 метров, скорость 181 метр в секунду, начинаю набор высоты.

- М-м-да. Похоже, что ты прав, Джонни, - задумчиво проговорил Линус и углубился в изучение своих формул:

- Средняя скорость возросла от 145 метров в секунду до 175 и это здорово! Похоже, что мы сможем совершить облет этого "гигантского смайла".

- Пока, умники, к ужину не ждите, буду поздно, - донеслось из динамиков.

- Что значит поздно? - удивился я.

- Минут сорок туда, двадцать на облет и еще 40 обратно. Почти два часа выходит, на ужин я по-любому не успеваю, - объяснила Валя.

- Куда 40 минут? - по-прежнему недоумевал я.

- Валя, немедленно возвращайся! - вдруг громко крикнул Линус и только тогда я догадался, что она задумала.

- Валя, садись! Без подготовки такой полет проводить нельзя, - пытался увещевать я свою подругу.

- У меня что-то со связью, умники. Ничего не разберу. Пока, - вполне четко донеслось из эфира.

В ситуационный зал ворвался Джин Керман, за ним торопливо вошел Вернер фон-Керман и Джебедай.

- Что происходит?

- Валя летит к "гигантскому смайлу", - убитым голосом сообщил я.

- На чем летит? Кто разрешил? - резко спросил Джин.

- Никто, она сама. Нет, мы тут спорили долетит или не долетит туда A-2M и для проверки подняли его в воздух, но, о полете к "гигансткому смайлу" речи не шло, - оправдывался Линус.

- А он долетит? - спросил Джебедай со спокойствием в голосе.

- Вроде долетит, - неуверенно ответил Линус.

- Так вроде или долетит? - нажал на него Джин.

- Долетит, Джин, но самолет к дальнему полету не проверяли и не готовили, к тому же у нее возникли проблемы со связью, - чувствуя, что теряю самообладание, сказал я.

- Возможно она не включила антенну дальней связи, - предположил Вернер фон-Керман:

- На каком удалении прервалась с ней связь?

- Около 150 километров. Да, скорее всего, она не включила Reflectron DP-10, - согласился с ним Линус.

В центре управления полетов повисла тяжелая тишина. Все думали над тем как помочь Вале.

- Эй, меня кто-нибудь слышит? Ау? Куда вы все пропали? - внезапно раздалось из динамиков громкой связи.

- Валя! Валя, мы тебя слышим. Ты догадалась включить Reflectron DP-10? - почти заорал я от радости.

- Что включить? Прием! Что включить?

- DP-10!!! - хором крикнули мы.

- Не надо так кричать, я включил ее антенну, - спокойно заметил Джебедай, колдуя за пультом управления.

- Как тебе это удалось?

- Не знаю. Когда появилась связь, я подключился к блоку дистанционного управления на борту самолета и просто включил антенну, - пожал плечами кербонавт.

- Эй, вы меня слышите? Вызываю центр управления полетами. Прием! - снова прозвучал Валин голос в динамиках.

- Да, Валя, мы тебя слышим. Доложи обстановку, - решил взять ситуацию под контроль руководитель космических полетов.

 []

Пролет вдоль "правого глаза", 98 день 1 года.

 []

Пролет вдоль "левого глаза", 98 день 1 года.

- Высота 6800 метров, скорость 181 метр в секунду. Расстояние до цели 150 километров, расход топлива 18 процентов.

- Валя, ложись на обратный курс. Возвращайся в космический центр! Как поняла? Прием! - отдал распоряжение Джин Керман.

- Тебя поняла. Прошу разрешение продолжить полет. Уже большую часть пути пролетела, - не слушалась Валя.

- Валя, это опасно! Возвращайся, - настаивал на своем Джин Керман.

- Ничего не опасно, Джонни все правильно рассчитал, топлива хватит с большим запасом и на обратный путь. Долечу, посмотрю одним глазком и обратно. Хорошо?

- Кербонавту Вале Керман, немедленно вернуться в космический центр! - выходя из себя прикрикнул на нее руководитель космической программы.

- Да я уже долетела, чего вы так переживаете. Вижу неглубокие каньоны под водой по левому и правому борту, примерно одинаковой ширины. Тянутся в направлении с севера на юг, наверное это "глаза". Ширина каждого  не более 3-х километров. Делаю запись на видеокамеру, - на экране появилась картинка с борта самолета и мы своими глазами увидели то, что нам описывала Валя. Не смотря на то, что каньоны из космоса казались прямыми, вблизи это были бугристые впадины со сглаженными эрозией краями. По цвету они ничем не отличались от остального дна океана в этом районе.

- Не вижу впадины "рта", - Валя заложила один за другим несколько виражей, пытаясь найти каньон протянувшийся с запада на восток.

- Ты прямо над ней. По всей видимости у нее более пологие склоны в отличие от "глаз", поэтому ее трудно заметить с этой высоты, - объяснил Вернер фон-Керман.

- Ложусь на обратный курс, пройду еще раз между "глазами", остаток топлива 59 процентов.

- Это последний заход, Валя, темнеет, видимость ухудшается, дальнейшее наблюдение не имеет смысла, - предупредил ее Джин Керман.

- Принято, Джин. Возвращаюсь. Я заслужила двойной десерт?

- Насчет десерта не знаю, а вот от полетов ты отстранена надолго, жду подробного отчета о происшествии после посадки. Джонни и Линуса это тоже касается, - сердито отчитал Валю руководитель космической программы.

- Это почему? Что я такого сделала? Слетала и засняла дурацкий смайлик, который всем не дает покоя? И это вся благодарность? - разразилась искренним возмущением кербонавтка.

- Это нарушение дисциплины, кербонавт Валя Керман. Такое поведение недопустимо для пилота, - присоединился к Джину Джебедай.

- Ах вот оно что. Теперь еще скажите, что из-за этого я не полечу в космос, - бушевала Валя где-то вдали над океаном.

- Сама виновата, надо было слушаться - зачем-то встрял я.

- Еще один умник решил меня повоспитывать. Нет уж, увольте! У-и-и-и-и! - изображение на экране бешено завертелось, похоже что она отправила самолет в глубокий штопор.

- Немедленно прекратить это безобразие! Джебедай, возьми управление на себя, - взорвался Джин Керман.

- Уже, - сквозь зубы процедил кербонавт, выравнивая самолет.

- Ну и ладно, сажайте меня теперь сами, раз даже по-беситься не даете. Считайте, что я на вас обиделась. Все, конец связи, - заявила Валя.

- Вот, хулиганка, - одобрительно улыбнулся Гус Керман.

- Похоже, что у нее нервный срыв, - заявил Линус: - Надо будет ее осмотреть в медицинском блоке.

- Общее переутомление, она много занималась последнее время, почти не отдыхала, - попытался заступиться за нее я.

- Разберемся. Пусть только вернется, уж я с ней поговорю, ох как поговорю - отмахнулся от нас Джин Керман, продолжая следить за полетом.

- Я кажется понял, как она с нами связалась с выключенной антенной дальней связи. Редкий случай везения, прямо над ней прошел спутник Eye-1 и он выступил в роли ретранслятора, - осенило Линуса и он указал пальцем на карту Кербина где был отображен текущий виток спутника. Линия следа проходила через значок, показывающий положение самолета.

- На одном везение космос не завоюешь, - назидательно изрек Джин Керман: - но оно никогда лишним не будет, - добавил он вполголоса.

- А между тем сеть спутниковой связи себя полностью оправдала. Благодаря ей мы имеем устойчивую связь с самолетом, находящимся далеко за горизонтом и даже можем им управлять без участия пилота, находящегося на борту. Я считаю, что случай с Валей дал нам уникальную возможность потренироваться в разрешении чрезвычайной ситуации, - прозвучал голос Вернера фон-Кермана.

- Я за то, чтобы чрезвычайных ситуаций в принципе не было, Вернер.

- Всего не предусмотришь, Джин, поэтому надо быть готовым к непредвиденным ситуациям.

Валин самолет садился в полной темноте. Он пронесся низко над бетонным покрытием полосы, чиркнул по нему с пару раз пронзительным визгом шасси и коротко прокатившись встал как вкопанный напротив ангара атмосферных аппаратов. Не дожидаясь нашей помощи Валя самостоятельно выбралась из кабины и бесцеремонно растолкав встречавших быстрыми шагами направилась к центру подготовки кербонавтов. Я нагнал ее и придержал за руку, а она, развернувшись по инерции, со всей силы залепила мне пощечину и вслед за ней вторую, другой рукой. Удары посыпались на меня градом, мне даже не пришло в голову попытаться уклонится или избежать их, вместо этого я лишь обхватил ее за плечи руками и прижал к себе. Валя билась в истерике, временами издавая низкое, звериное рычание, от которого у меня шли мурашки по всему телу. Я боялся ее отпустить, полагая что она может навредить не только мне, но еще больше себе.

- Отпусти! Я сказала, отпусти!

- Не отпущу пока ты не успокоишься.

- Тебе лучше уйти, иначе я за себя не отвечаю. Слышишь? Отпусти, я сказала.

Внезапно она напряглась всем телом, ослабила мою хватку и в следующий миг я потеряв равновесие кубарем полетел через ловко подставленное ею бедро. Бешено сверкая парой своих глаз она склонилась надо мной и ее колено уперлось мне в грудь не давая подняться.

- Все, Джонни, отстань. Иначе хуже будет, - прозвучал с леденящим спокойствием Валин голос.

- Сдаюсь, - прекратил я свои неуклюжие попытки сопротивления.

- То-то. Не ходи за мной, - колено с моей груди исчезло и я кряхтя смог сесть. Валя ушла, растворившись без остатка в ночной темноте. Я оглянулся по сторонам, чтобы узнать видел ли кто эту короткую сцену, но никого не заметил. В голове слегка шумело после увесистых оплеух и наливалось тупой болью ушибленное плечо. Откуда-то я знал, что произошедшее называется дракой, и похоже, что драки были не моим амплуа, в отличие от Вали.

Отряхнувшись от приставших к одежде травы и пыли, я поплелся в научно-исследовательский центр. Дверь в фотолабораторию была приоткрыта и как-будто приглашала войти. Внутри в полумраке возился с привезенными Валей пленками Линус.

- Джонни? Не терпится посмотреть на наш смайлик?

- Вовсе нет, - убитым голосом ответил я. Почувствовав неладное, Линус отложил пленки и включил свет.

- Эк тебя отделали. Валька, что ли? Дай я тебя осмотрю, - и не дожидаясь моего согласия он со сноровкой опытного медика принялся меня ощупывать.

- Темняк под глазом будет знатный, на, вот, приложи, чтобы отек спал, а я пока тебе плечо перевяжу, - он протянул мне резиновый пузырь со льдом: - странно, но я тут подумал, что если бы не было кербалок и кербалов, ну, то есть деления по половому признаку, может и драк не было бы в нашей колонии?

- А что, драки у нас не редкость?

- Бывает. Уолт, конечно, из кожи вон лезет, чтобы всех занять и всех передружить, но время от времени кто-нибудь кому-нибудь физиономию начистит. И в подавляющем числе случаев без конфликта из-за кербала или кербалки не обходится. Не смотря на то, что нас поровну, почему-то всем нужна одна и та же кербалка, или один и тот же кербал, а в результате получается драка.

- Ну у меня случай особый, - возразил я.

- Особый, но не единственный. Если хочешь поговори с Уолтом, он покоя не знает из-за растущей социальной напряженности в нашей колонии. Джин уже предлагал ввести дисциплинарную ответственность за драки и помещать особо агрессивных задир на какое-то время в изолятор, но Вернер и Уолт его отговорили. Кстати, ты не заметил? Может Валя перебрала этого вашего "космического компота"? Он между прочим провоцирует вспышки агрессии.

- Вроде нет, хотя я особо не принюхивался.

- Ну вот, походишь пару дней с повязкой и все пройдет, - наконец сказал Линус, закончив перевязку: - а, чтобы ты отвлекся от грустных мыслей, взгляни на эти фотографии и скажи мне, что ты думаешь по их поводу.

Он разложил передо мной несколько снимков странных каньонов, образующих гигантский смайлик, видимый из космоса.

- На первый взгляд ничего необычного. Неровности морского дна, а с этого ракурса они вообще кажутся естественными в своем происхождении.

- А ты обрати внимание на форму краев впадин,

- Сглаженные, наверное из-за эрозии или скопления осадочных пород, - предположил я.

- Ага, то-то и оно. Что и в том и другом случае объект существует очень давно,

- И что из этого следует?

- А то, что раньше он мог быть на суше, а потом со временем ушел под воду и подвергся длительному воздействию эрозии и накоплению осадочной породы. Возможно, что это след цивилизации которая существовала на Кербине тысячи или миллионы лет назад.

- Ты все же считаешь, что они искусственные?

- Возможно не целиком, но в своем окончательном виде да.

- Что ты имеешь в виду?

- Может быть древние обитатели Кербина заметили некую особенность рельефа, которая вызывала у них определенные ассоциации, а потом ее доработали, придав окончательную форму гигантской улыбки.

- Все равно не понимаю, а нам какой от этого прок, кроме научного интереса?

- Если мы даже окажемся в настоящий момент единственным разумным видом на планете, то все равно должны остаться и другие следы от предыдущих цивилизаций, изучение которых поможет нам лучше понять историю этой планеты и наши место и роль в ней.

- Точно, если мы только не поубиваем друг друга из-за друг друга. Я правильно тебя понял?

- Похоже, - вздохнул Линус и вернулся к своей работе:

- Одно мне кажется странным, как они могли соорудить этот смайл не имея доступа к космосу или к полетам в стратосфере.

- Почему не имели. Возможно как раз наоборот именно из космоса они нашли подходящий рельеф для своей задумки, - возразил я.

- Тогда, что могло привести к исчезновению их цивилизации?

- Ну, во-первых, не факт, что цивилизация исчезла, Линус. Возможно они были здесь проездом. А во-вторых, мало ли какая катастрофа может случиться с любой планетой за миллионы лет.

- Ключевое слова - катастрофа. Чем дальше мы продвигаемся в изучении этой планеты, тем чаще на ум мне приходят мысли о катастрофе, которая могла здесь произойти. Вот почему очень важно разгадать эти загадки и смысл оставленных нам посланий, чтобы понять суть и характер возможной угрозы и своевременно принять меры к ее предотвращению.

А я подумал, что мне сейчас мало дела до вселенской катастрофы о которой увлеченно рассуждал Линус, потому что моя личная катастрофа в отношениях с Валей кажется куда страшнее, значительнее и реальнее. С этими мыслями я и уснул прямо  на стуле в фотолаборатории.


День 99, 1 год.

Утром меня разбудил Линус, в лаборатории которого меня угораздило заснуть накануне. Он влил в меня какую-то микстуру и через некоторое время я почувствовал себя значительно лучше. Завтракать в столовую я не пошел, чтобы случайно не столкнуться с Валей, поэтому наскоро перекусив в ближайшем пункте снабжения я сразу отправился в центр управления полетами на дежурство.

Сменив скучающих Билла и Боба я уютно расположился в кресле и начал изучать последние данные поступившие с Eye-1. Моим напарником сегодня был Гус Керман. У нас установилась традиция, что в дежурную смену обязательно входит один ученый и один инженер и Джин Керман строго следил, чтобы это правило выполнялось неукоснительно. Предполагая, что Гус как обычно завалится спать я не обращал на него никакого внимания, пока не услышал его голос у себя за спиной:

- Как дела у Вали, Джонни?

- Не знаю, мы после ее возвращения больше не виделись, - постарался ответить я как можно более нейтрально, надеясь, что неприятный мне разговор на этом и закончится.

- Ей сейчас не помешала бы твоя поддержка, - проявляя чудеса тактичности продолжал Гус.

- Сомневаюсь, что ей вообще нужна какая-нибудь поддержка, - вырвалось у меня.

- Всем нужна поддержка, а друзьям в трудный момент тем более, - продолжал наставлять меня Гус.

- Послушай, Гус, я попытался, но из этого ничего не вышло. Если считаешь необходимым оказать ей поддержку, сделай это сам. Может из уважения она тебя даже не поколотит.

- Иногда нужно побыть громоотводом, позволить кербалу отвести душу, пусть даже приняв удар на себя. Так поступают настоящие друзья.

Я повернулся к назойливому главному инженеру и пристально посмотрел на него.

- Папаша Гус, скажи прямо, к чему ты клонишь, зачем ходить вокруг и около.

- Джин, сегодня отстранил Валю от полетов на 10 дней за нарушение дисциплины. Хорошо хоть совсем из космической программы не выгнал, я то его знаю отлично, он это запросто может. Короче, моя любимая девочка, осталась не удел и одно Goo знает, что ей может взбрести в голову, надо за ней присмотреть. У тебя это получится лучше, чем у других, ты для нее много значишь.

- Как ты себе это представляешь? А если она меня видеть не желает?

- Конечно, желает. Просто капризничает. Не обращай внимания. Попробуй поговорить с ней.

- Ага, только предупрежу Линуса, чтобы он заранее бинты и лед заготовил в неограниченных количествах.

- Подумаешь, темняк словил, пройдет. А вот друг пропасть может. Понял?

- Хорошо, Гус, я поговорю с Валей. Каску одолжишь? - попробовал я пошутить.

- Вот и ладно, тогда топай к ней, а я подежурю, - и Гус вытащил меня из кресла, легко подтолкнув к двери.

Оказавшись на улице я уныло посмотрел на начинающий припекать Кербол и тяжело переставляя ноги направился на пляж, где предполагал, что обязательно найду Валю. Шел не торопясь, потому что усиленно обдумывал, что скажу обиженной кербалке.

Утром на берегу было мало кербалов, потому что большинство приходило сюда после полудня в самую жару, чтобы искупаться и позагорать. К моему удивлению Вали среди немногочисленных бездельников не было. Пришлось связаться с Гусом и попросить его отыскать пропажу по камерам.

- Она сидит рядом с монолитом, - подсказал мне главный инженер. Я остановил первый попавшийся L-2 "Walker" и попросил подвезти меня до указанного места. Валя сидела на траве перед монолитом обхватив руками колени, на которых покоилась ее голова. Понятное дело, что все заготовленные фразы сразу вылетели у меня из головы и не найдя, что сказать я просто молча сел рядом.

- Тебе, что, мало, Джонни? - безразлично спросила она, мельком кинув взгляд в мою сторону.

- Поговорить не хочешь? - как ни в чем не бывало спросил я.

- О чем, Джонни?

- Ну тогда помолчим.

- Иди молчать в другое место.

- Не пойду.

Она резко встала и пошла прочь, а я тут же поднялся и увязался за ней следом. Какое-то время мы двигались молча, потом она так же внезапно остановилась и дождалась пока я ее нагоню.

- Джонни это глупо. Чего ты хочешь?

- Надо поговорить.

- Хорошо, давай поговорим, только быстро.

- Давай. Начинай.

Она отвела голову в сторону, видимо борясь с желанием вновь отхлестать меня по щекам.

- Ты меня предал.

- Неправда.

- А как это называется?

- Справедливый упрек.

- Значит, ты считаешь, что поступил правильно и согласен с остальными?

- Я считаю, что поступил как поступил, а с остальными я ни в чем не соглашался.

- Нет, как же ты все таки меня бесишь, - Валя повернулась и медленно пошла вперед, я понял это как приглашение и пристроился рядом.

- Глаз сильно болит, - с ноткой сочувствия поинтересовалась она.

- Нисколечко, мне Линус первую медицинскую помощь оказал.

- Это хорошо, - и кербалка снова замолчала.

- Я думала, что ты на моей стороне, - вздохнула Валя.

- Я всегда на твоей стороне, кроме тех случаев, когда ты неправа...

- Кроме, кроме, - с неприятной гримасой передразнила меня Валя, и снова остановилась глядя на меня исподлобья.

- Хорошо, что ты пришел, не люблю быть одна, - она сделала шаг ближе и уткнулась лицом мне в грудь:

- Ты на меня не сердишься?

- Ну, только если чуть-чуть...

- А мне плевать, я для приличия спросила.

- Врешь.

- Вру, - согласилась Валя и тихо заплакала. Я был ошеломлен, потому что первый раз видел ее плачущей, мне казалось, что ее ничто не может сломить или расстроить до такой степени. Скорее заплачу я, чем она, частенько думалось мне.

- Не расстраивайся, подумаешь от полетов отстранили, это же не навсегда и время быстро пролетит, даже не заметишь, - пытался я ее успокоить, но с каждым моим словом рыдания становились все громче и она сотрясалась всем телом в моих руках.

- Ты, дурак, Джонни Керман. Ученый дурак, - всхлипывая сказала она: - просто заткнись на минуту,  - и снова безудержно разрыдалась.

Наверное это и есть быть громоотводом, подумал я - молчать, когда другой плачет. Все закончилось так же как и началось, Валя вдруг прекратила всхлипывать и пряча лицо отвернулась от меня, утирая рукавами слезы.

- Страшная, да? - спросила она.

- Вовсе нет.

- Скажешь кому - ты мне больше не друг, - серьезно предупредила кербалка.

- Считай, что ничего не было, - поспешил заверить ее я.

- Представляешь, пока ты не пришел, я даже разреветься не могла, - зачем-то созналась Валя: - с вечера хотела, но не могла. Одной стыдно, а с тобой нет. Ты видимо плохо на меня влияешь.

- Но тебе ведь полегчало? - с надеждой спросил я.

- Да, считай, что тоже оказал мне первую медицинскую помощь, умник - улыбнулась она и протянула мне руку: - Мир?

- Я с тобой не ссорился, - и протянул свою в ответ.

- А все равно, ты должен был меня поддержать, заступиться за меня перед всеми.

- Промолчу.

- И правильно, потому что сказать тебе нечего, умник.

Вот так держась за руки мы вместе вернулись в центр управления полетами, где бесстыдно нарушая свое обещание безмятежно храпел Гус. Валя устроилась рядом со мной, сидя прямо на столе и без конца засыпала меня вопросам. Подозреваю это она делала специально, чтобы сделать мне приятное. Я рассказал ей про наши с Линусом догадки и показал новые снимки с Eye-1.

- Как думаешь, теперь точно Джеба выберут? - и я понял, что все это время она думает по-прежнему о своем провале.

- Конечно, девочка, - ответил за меня Гус, который наверное вовсе не спал, а притворялся.

- Нехорошо подслушивать, папаша Гус, - кокетливо отчитала его Валя.

- А вы еще по громкой связи поорите. Зачем меня разбудили?

- Вообще-то, мы на дежурстве, между прочим, - заметил я.

- После твоего хулиганства, я на силу уговорил Джина, чтобы он тебя вообще не выгнал, - бесцеремонно сообщил главный инженер: - Считай, что ты еще легко отделалась.

- Это правда? Спасибо-спасибо, папаша Гус. Я больше не буду, честно-честно. Не знаю, что на меня нашло. Эти умники мне весь мозг вынесли своими спорами о дурацком смайле посреди океана. Вот, Джонни, смотри, единственный настоящий кербал в колонии. Дай я тебя поцелую, папаша Гус.

- Чем думаешь заняться, пока наказана?

- А ерундой всякой, буду работать на Мортимера, он обещал мне дать L-2. Это конечно не самолет, но тоже ничего себе гоняет.

- Когда надоест, приходи ко мне. У меня всегда найдется для тебя занятие, - покровительственно заявил Гус.

В хорошей компании остаток дежурства пролетел незаметно, а следующая смена состояла из Джина и Вернера. В ситуационный зал они вошли вдвоем о чем-то беседуя. Заслушав короткий доклад, руководитель полетов отпустил нас с Гусом отдыхать, а Валю задержал для серьезного разговора. Я присел на крыльце, вознамерившись дождаться ее, сколько бы не продлилась эта беседа. Кербол скрылся за Преградным хребтом и густые сумерки упали на космический центр, когда к крыльцу на котором я сидел в спешке подошли втроем Боб, Билл и Джебедай. Быстро поздоровавшись со мной они скрылись за дверью, оставив после себя тревожное чувство грядущих неприятностей.

Я встал и нервными шагами начал мереть небольшую площадку перед входом в центр управления полетами. Внезапно на крыльце появилась знакомая фигура кербалки. Она сделал несколько шагов и присела на бетонный пандус, низко опустив голову, а я нетерпеливо метнулся к ней навстречу.

- Ну как?

- Провели воспитательную работу, - тяжело вздохнула Валя не глядя на меня.

- И?

- Теперь я на испытательном сроке. Завалю - выгонят из кербонавтов.

- Сурово. А остальных зачем вызывали?

Ответить она не успела, потому что из здания вышли трое оставшихся кербонавтов и подошли к нам, Валя встал.а со своего места и сделала шаг в их направлении, оказавшись прямо передо мной.

Некоторое время все стояли молча и видимо чувствовали себя неудобно от происходящегося.

- Мы за тебя поручились, все трое, - тихо, но как-то тяжело наконец сказал Джебедай.

- Я не подведу. Обещаю. Спасибо вам, - также негромко ответила Валя.

- И еще ... - Джебедай сделал знак и вся четверка собралась в тесный кружок, я так и не расслышал о чем они говорили, кроме одной единственной реплики которая вырвалась у Вали:

- Я нечаянно, само как-то получилось, рефлекс что-ли.

Совещание оранжевых комбинезонов закончилось и трое кербалов, кивнув мне на прощание, разошлись каждый в свою сторону, а кербонавтка, проводив взглядом Джебедая, вернулась ко мне.

- О чем вы говорили?

- Не спрашивай меня больше об этом, Джонни. Договорились?

- Договорились, - ощутив острый укол досады, ответил я.

- Не обижайся, просто так надо.

- А я думал, что у нас нет тайн друг от друга.

- Тогда, чтобы было по-справедливости, заведи себе одну, - полушутя ответила Валя.

- Мне куда интереснее будет разгадать твою.

Кербалка вдруг резко остановилась на месте и одним движением развернула меня к себе, в очередной раз удивив меня скрытой в ней силой.

- Джонни, пообещай мне, что ты не будешь пытаться это сделать. Я серьезно. Когда придет время, я сама тебе все расскажу или кто-нибудь из ребят.

- Это когда мне разрешат носить оранжевый комбинезон?

- Ну это вряд ли, таких всего четыре в нашей колонии, больше нет, - улыбнулась Валя.

- Знаешь, Валя, а тайны тебе очень идут, оставайся всегда такой, немножечко загадочной.

- Ты обещаешь?

- А у меня есть выбор?

- Нет.

- Обещаю.

- Вот и ладно. Пошли ужинать, а то у меня от всего этого воспитания аппетит разыгрался не на шутку. Тем более, что за весом теперь можно не следить, потому что первым на X-4 полетит Джебедай. Решение уже принято. Сегодня объемся до бесчувствия, у меня и "космический компот" есть, Гус целый литр придарил. Так что гуляем, Джонни.


День 103, 1 год.

Исторический день для небольшой колонии кербалов, важный итог многодневной напряженной работы всех ее обитателей и закономерный финал бесчисленных взлетов и падений. Уолта можно было сегодня цитировать после каждого из его помпезных репортажей.

 []

X-4 на стартовой площадке, 103 день 1 года.

С самого утра в космическом центре начали собираться целые толпы зрителей. Большинство не желало довольствоваться только лишь репортажами по местному телевидению и с радостью променяло комфортные и уютные жилые помещения на сочную зеленую траву на безопасном удалении от стартовой площадки. Мы все сбились с ног завершая подготовку к первому пилотируемому полету. Джин был беспощаден и даже всегда согласный с ним Гус Керман, не раз в эти хлопотные утренние часы разражался потоками недовольного ворчания в адрес своего лучшего друга. Все было многократно проверено, любая мелочь, способная вызвать хотя бы малейшее сомнения была заменена и мы с нетерпением ждали момента старта, чтобы избавиться от этой муки.

За полчаса до отлета Джебедай Керман в сопровождении Вернера и Линуса прибыл на стартовый стол облаченный в скафандр. Щиток его шлема был поднят и каждый, кто мог видеть это безмятежное и уверенное лицо с седоватыми усами и аккуратной стрижкой, не испытывал ни малейшего сомнения, что перед ним находится настоящий герой.

Ритуал обмена сообщениями и докладами закончился за две минуты до старта. Джин Керман обернулся к присутствующим в центре управления полетами и внимательно, по-очереди, посмотрел каждому в глаза, проверяя уверенность и готовность. Не найдя в нас не тени сомнений, он начал предстартовый отсчет.

 []

Старт X-4 с Джебедаем Керманом на борту, 103 день 1 года.

Дублировала Джебедая Кермана Валя. Она сидела недалеко от Джина Кермана за пультом дистанционного управления, готовая в любой момент прийти на помощь Джебедаю. Вид у нее был необычайно сосредоточенный и важный.

 []

Отделение твердотопливных ускорителей I-ой ступени, 103 день 1 года.

Накануне Вале доверили испытательный полет на суборбитальной ракете. Хоть он и занял всего восемь с половиной минут, но формально первой в космосе побывала, по крайне мере для меня, моя подруга.

- ... , три, два, один! Пуск! Удачи, Джеб! - скомандовал Джин Керман.

- Есть зажигание. Полная тяга.

- Опоры отошли.

- 10 секунд, полет нормальный. Все системы корабля работают в штатном режиме.

 []

X-4 на пассивном участке траектории полета, 103 день 1 года.

- 30 секунд, полет нормальный. Перегрузка 3G.

- 58 секунд, отделились твердотопливные ускорители первой ступени.

Я наблюдал за показателями полета на своем мониторе, ракета преодолела нижние плотные слои атмосферы и начала гравитационный поворот к горизонту. Когда апоцентр орбиты поднялся на нужную высоту в 90 километров, Джебедай выключил маршевый двигатель второй ступени, полет теперь продолжался по инерции.

- Рассчитан маневр выхода ни низкую орбиту. Расход дельты 1585. Готов к вводу данных в бортовой компьютер, - доложил я.

- Подтверждаю маневр. Ввод данных в бортовой компьютер разрешаю. - буднично ответил Джин Керман.

- Получение данных маневра бортовым компьютером подтверждаю, - отозвался из стратосферы Джебедай: - время до маневра 1 минута 20 секунд, перевожу корабль в автоматический режим.

Теперь наш кербонавт был во власти умной электроники X-4, но за ней бдительно следили две пары глаз: его и Вали. Точно в расчетное время включился маршевый двигатель II-ой ступени и огненный шлейф протянулся за ракетой. Перегрузки выросли до 5G, но Джебедай по-прежнему докладывал о хорошем самочувствии. Вместе с нами за полетом ракеты на своих экранах телевизоров следили сотни кербалов, а Уолт зажигательно вел свой репортаж в прямом эфире.

Внештатная ситуация возникла на пятой минуте полета: при разделении второй и третьей ступеней произошел взрыв. Его зафиксировали датчики телеметрии и секундой спустя о нем доложил Джебедай. Шквал докладов обрушился на Джина Кермана и он в считанные секунды принял решение о продолжении полета. По-скольку разгерметизации корабля не произошло и двигатель работал в штатном режиме, то жизни кербонавта ничего не угрожало и X-4 продолжала свой разгон.

 []

X-4 на орбите, 103 день 1 года.

Через 30 секунд ракета с Джебедаем Керманом на борту вышла на низкую орбиту вокруг Кербина и в ситуационном зале раздались громкие аплодисменты.

- Включаю систему автоматической ориентации, заряд батарей 99 процентов, мощность фотоэлектрический панелей 50 процентов, - снова доложил Джебедай.

- Маневр коррекции орбиты через 12 минут, расход дельты 53, - сообщил я о новых данных для навигационного компьютера.

- Данные телеметрии подтверждают, что корабль от взрыва не пострадал, - озабоченно сказал Гус.

- Есть предположения по-поводу взрыва?

- Вероятно произошло разрушение TR-18A. К сожалению мы об этом ничего не узнаем, место падения второй ступени слишком далеко от космического центра, - предположил Вернер фон-Керман.

X-4 с Джебедаем Керманом на борту приближалась к точке начала очередного маневра. Кербонавт без устали сообщал нам о своих наблюдениях и самочувствии. После короткого импульса орбита космического аппарата приняла нужное положение.

- Маневр коррекции орбиты через 8 минут, расход дельты 289, - теперь Джебедаю предстояло ненадолго выскочить на высокую орбиту и произвести необходимые наблюдения. После очередного включения двигателя апоцентр орбиты увеличился до 275 километров. Так далеко от планеты еще никто не залетал. Связь, благодаря нашей спутниковой сети работала надежно без каких-либо неполадок или перебоев.

Корабль Джебедая сделал полный виток и более продолжительный импульс двигателя вытянул его орбиту. По докладам кербонавта, следовало, что в наблюдаемой с борат X-4 экваториальной полосе никаких признаков других поселений кербалов не обнаружено. Ночная сторона планеты тоже была темна и пустынна.

Через полчаса ракета достигла апоцентра и начала обратный путь к Кербину. Нам предстоял самый ответственный этап - посадка. Мы репетировали ее несколько дней подряд. На удалении около 1000 километров от космического центра корабль даст тормозной импульс, на который будет израсходован остаток топлива и продолжит свое снижение по пологой траектории.

 []

Вход X-4 в плотные слои атмосферы, 103 день 1 года.

- Джеб, мы планируем посадить тебя на текущем витке. У тебя нет возражений? - задал вопрос Джин Керман.

- Я могу сделать еще пару витков. - предложил кербонавт.

- Программа выполнена в полном объеме, необходимости продолжать полет я не вижу, - возразил Вернер фон-Керман.

- Пора домой, Джебедай. Джонни, рассчитай маневр торможения и входа в атмосферу, - обратился ко мне руководитель полетов.

- Готово. Маневр через 19 минут. Расход дельты 545. Данные введены в бортовой компьютер.

- Подтверждаю, - откликнулся с орбиты Джебедай.

- Джебедай, это Боб, можно тебя попросить повернуть корабль на 30 градусов вокруг продольной оси, я закончу наблюдения за Минмусом.

- Поворот на 30 градусов. Готово, Боб.

X-4 приблизилась к последней точки своего маршрута, Джин заставил меня и Вернера вновь проверить данные для торможения и получив от нас подтверждение правильности рассчитанных параметров маневр, разрешил его проведение. Перегрузки во время работы двигателя выросли до 7G, произошел отказ системы управления тягой и высотомера.

 []

Торможение X-4 в плотных слоях атмосферы, 103 день 1 года.

 []

X-4 в нижних слоях атмосферы, 103 день 1 года.

Джебедай сообщил о заметном повышении температуры пилотируемой капсулы космического корабля. Яркую комету X-4 над Преградными горами высыпало наблюдать на улицу почти все население нашей колонии. Она потухла, уступив место белому инверсионному следу, практически у них над головами.

 []

Разделение III-ей ступени и пилотируемой капсулы над космическим центром,
103 день 1 года.

На высоте 5000 метров произошло разделение третьей ступени и пилотируемой капсулы.

 []

Спуск частей X-4 на парашютах, 103 день 1 года.

Стало понятно, что посадка произойдет точно на территории космического центра. Джин с тревогой посмотрел в нашу с Вернером сторону, заподозрив неладное. А тем временем над третьей ступенью и капсулой раскрылись парашюты и их падение замедлилось.

 []

Джебедай Керман наблюдает за посадкой III-ей ступени, 103 день 1 года.

 []

Джебедай Керман рядом с посадочной капсулой, 103 день 1 года.

Первым совершил посадку более тяжелый пилотируемый модуль с кербонавтом, примерно в 700 метрах от станции наблюдения за космосом к превеликой радости огромной толпы зрителей, наводнивших к этому времени космический центр. А спустя минуту еще ближе, в 300 метрах, плавно опустилась на грунт целая и невредимая третья ступень.

 []

Джебедай Керман около III-ей ступени своей ракеты, недалеко от станции наблюдения за космосом, 103 день 1 года.

Не успела стихнуть сирена, предупреждающая об отбое воздушной тревоги над космическим центром, как сотни кербалов ринулись встречать первого кербонавта Кербина. Стараниями Уолта Кермана, это событие превратилось в грандиозный праздник во всем поселении. Джебедая Кермана все чествовали как величайшего героя нашей эпохи. И пока толпа таскала мужественно сносящего это испытание кербонавта по окрестностям, мы скромно извлекали из его капсулы результаты экспериментов и отснятые пленки.

- Похоже, что каждая кербалка в нашей колонии теперь будет без ума от нашего Джебедая, - заметил я, перекладывая контейнеры с материалами.

- На его месте могла бы быть я. Вот бы ты тогда лопнул от ревности, Джонни, - подначивала меня Валя.

- Почему ты так решила?

- А ты, что бы меня не ревновал?

- Если честно не знаю, мне и вправду не по душе быть игрушкой толпы. А Джебедай ничего, справляется.

- Представляешь как здорово, все тебя в одночасье любят и хотят дружить.

- Мне это не нравится.

- Ну тебя, кабинетная ящерица. Ты, что никогда о славе не мечтал?

- Нет. А должен?

- Какой ты все таки скучный иногда бываешь, Джонни. Ладно, дальше вы без меня справитесь, пойду погреюсь в лучах славы Джебедая, может и мне чего перепадет, все таки в космосе первой побывала я, хоть и не долго.

- Ага, было-было, помню-помню. Глубокая ночь, пустой центр управления и одинокий Джонни на взлетно-посадочной полосе в качестве провожающей и встречающей делегации, - съязвил Билл.

- Да, Джонни, меня ты так близко сажать не стал, пришлось целый час почти пять километров топать в темноте и в тяжелом скафандре, специально что ли? Надо будет как нибудь устроить тебе такую же прогулку, - спохватилась Валя и уперев руки в бока сердито посмотрела на меня.

- Собственно благодаря твоему полету, мы с Вернером и смогли рассчитать более точную посадку Джебедая, - признался я.

- Спорю, что это Уолт вас подбил. Джин никогда бы не разрешил совершить посадку так близко от космического центра из соображений безопасности. Хотели удаль свою показать? А вдруг бы ракета грохнулась на головы всем этим любопытным фанатам Джебедая? - проворчал Гус Керман, продолжая осмотр обгоревшей обшивки космического корабля.

- Ну и Уолт конечно, но и нам самим хотелось показать, что космические полеты это же так просто и так точно, - ответил ему Линус.


Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 5. Наследие Аури"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"