Гальская Татьяна: другие произведения.

Дети дерева

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Опубликован в Литературом журнале "Пашня", CWS, март 2022

  Дети дерева
  
  
  В языке хауса нет выражения 'я любил'. Только 'я люблю'. Настоящий, безвременный, даже романтический абсолют. Фарфоровый цветок, нуждающийся в бережном хранении: держите крепче, иначе разобьюсь.
  'Фарфор' в хауса так и переводится - упади и умри.
  
  Ночью мне снились сани в упряжке. Они скользили мимо окна так близко, что я могла бы дотронуться и до полозьев, покрытых инеем, и до человека в белой шубе, и до запряженной косули с бубенцами на шее. Стройный перезвон терялся в облаках, плотных как снег, и не было видно ни дома напротив, ни улицы внизу.
  - Это же Дед Мороз! - закричала я.
  Дед Мороз помахал мне рукой, и я разглядела косулю - с большими влажными глазами и светлыми брызгами по бокам сильного тела. Мне захотелось её погладить, но упряжку поглотило облако, и я проснулась.
  
  Потолок заливал мягкий свет, а запах ароматизатора после ночной работы воздушных фильтров щекотал нос.
  Если проспала и превысила норму, то головная боль обеспечена.
  Я всклочила с кровати и подбежала к единственному окну в моем жилище. За стеклом во всю стену висела мутная завесь - туман не пропускал солнечные лучи даже днём.
  Иногда мне казалось, что туман живой, что он дышит и подглядывает за мной, а если разбить стекло и впустить его, то он заполнит собой все пространство и выгонит меня на улицу.
  
  Каждый прожитый день в квартбоксе - калька предыдущего. Отношения с миром с помощью телесистемы, сутками передающей кино или новости. После череды пандемий безопасность приобрела преувеличенные формы. Когда я потеряла маму и сестру в очередной эпидемии - через три года после пропажи папы - то была уверена, что хуже уже не будет.
  Я думала, что знаю.
  Глагол 'знать' в хауса используется только в прошедшем времени. Можно сказать 'узнала', но 'я знаю' - никогда.
  
  Телесистема включилась, реагируя на движение:
  Год/2045
  Месяц/ноябрь
  День/19
  Экологический уровень/низкий
  Желаем бодрого утра!
  
  Бодрее некуда, отопление в боксе работает на минимуме. Освещение в ванной комнате мигало, жалуясь на отсутствие тепла. Я проверила количество потраченной воды за вчерашний день - больше, чем положено - и умылась под тонкой струйкой.
  Зубную пасту не поставляли больше года. В прошлый визит наш 'квартальный доктор' посоветовал мне 'не мучить зубы' и отобрал старенькую щётку.
   - Незачем, милочка. Пищу глотаете в таблетках, в виде каш, встроенные молекулы за собой убирают.
   - Бактерии остаются, - не сдавалась я.
   - Где это вы бактерии нашли? Несанкционированные продукты потребляете?
   - Откуда? Я три года не выхожу.
   - Технологии нам в помощь, - выдохнул доктор за стеклом защитного шлема. - Новости смотрите?
  Я кивнула, хотя новостной канал не включала - там показывали или войны, или катастрофы. С одной стороны я была рада, что живу в безопасности, а с другой - радоваться было нечему.
  Врач что-то отметил в электронном блокноте:
   - Самоуправство проявляете... Мне что, в Департамент доложить? А ну-ка, сдавайте щётку!
  
  Во время его визитов я чувствовала себя сдающей экзамен по аренде своего же тела, а привычка доктора называть меня 'милочкой' раздражала, но его посещения были единственной возможностью поговорить с живым человеком и что-нибудь узнать из неофициальных источников. Интернет отключили, а телефонная связь для личного пользования постепенно исчезла - экономили на всем.
  По случаю заходили ремонтники. Последнего я видела больше года назад, когда телесистема неожиданно зависла и погас свет. За пять минут бокс превратился в серую холодную коробку, за окном которой нарастал непонятный гул. Прилипнув к стеклу, я ловила свидетельства внешней жизни, а позже, через глазок в двери наблюдала охранников, бегающих по этажу. Некоторые их них были вооружены.
  Ремонтник, проверявший квартбокс после, несмотря на мои расспросы, ничего не объяснил.
  
  Недавно, услышав от доктора привычное 'вы здоровы', спросила:
   - Если здорова, разрешили бы выходить.
   - Чтобы инфекцию подцепить? - Доктор понизил голос. - Здоровым как раз и нельзя. Нам показывали в общежитии...
   - Где?
   - Врачи живут в медицинском квартале, нас часто инструктируют... Я Вам так скажу, милочка: в городе - хаос.
   - И что, уже никогда не будет как раньше?
   - А как раньше?
   - Ходили же мы... На работу. В магазины.
  Глаза доктора увеличились.
   - Необходимость была! А сейчас всё доставляется по квартирным боксам. Департамент жизни заботится о гражданах. Здравия ему за это! - чихнул он и спросил:
   - Какое у вас образование?
   - У меня? - Я растерялась. - Переводчик.
   - С какого языка?
   - Хауса.
   - Где ж на таком говорят?
   - В Африке.
  Скафандр выдохнул:
   - Вы, милочка, бесполезны для общества.
  Пока я пыталась сообразить, как реагировать, он продолжил:
   - Это ещё что! У меня друг был. Закончил школу журналистики, - булькал доктор, складывая в кейс медицинские инструменты. - Так его за ненадобностью сразу на переработку кинули. Даже переквалификацию не предложили! - Глаза доктора заблестели. - А зачем они нужны, журналисты эти? Или спортсмены? Вот вы - делали сегодня упражнения?
  Я поспешила кивнуть, а доктор поднял указательный палец в защитной перчатке:
   - Системные роботы отлично справляются. А то напридумывают спортсменов...
  У входной двери он оглянулся:
   - Мне ещё в двадцати боксах показатели собирать.
  
  Вечером позвонили в дверь - доставили недельный набор продуктов. Пластиковый контейнер я отнесла в холодильный шкаф.
  Туман за окном превратился в плотные занавески. В детстве, когда мама шила шторы для дома, я устраивалась рядом и наблюдала за стрекочущей машинкой. Мы с сестрой любили прятаться под бархатными складками и ждать, когда мимо окна начнёт прохаживаться отец и рычать страшным голосом: 'Где же мои любимые львята?' Папины кудрявые волосы с рыжеватыми подпалинами напоминали настоящую львиную гриву. Мы с визгом выпрыгивали, он хватал нас на руки и кружил по комнате.
  Сильный, высокий. Мы были похожи на него. Волосы, руки, профиль. Только глаза у меня мамины, 'крошки печенья на льдине', папины слова.
  'В Африке акулы, в Африке гориллы...'
  Забавно, что мама часто выносила ему один и тот же приговор: 'О полной бесполезности для семьи'. И обязательно добавляла, что он променял жену на 'своюлюбимуюафрику'.
  
  Телесистема выдала подборку чёрно-белых фильмов. Я выбрала 'В джазе только девушки' и отправилась за ужином.
  Открыв упаковку с пищевыми таблетками, прочитала, что 'Ягодный вальс' - новейшая разработка Департамента жизни, основанная на проведённых исследованиях в зонах повышенного риска и соответствующая всем нормам жизнедеятельности. Рекомендовалось принимать по две штуки, запивая водой, обогащённой витаминами.
  Положила плотный розовый кубик в рот и почувствовала кисло-сладкий вкус, но название ягоды не вспомнила. Когда вытаскивала бутылку с водой, из контейнера выпал круглый сероватый комок и закатился под стол.
  Растормошив неожиданную находку, поняла, что это скомканный лист бумаги с неровным текстом. Пробежав глазами рукописные буквы, перестала дышать.
   'Ваша жизнь в опасности. Ждите инструкций'. Внизу стояла подпись: 'Птицы'.
  Ноги подкосились, я опустилась на пол.
  Телесистема остановила вещание.
   - Йогу, пожалуйста! - просипела я, потянувшись за ковриком.
   - Йога. Загрузка, - ожил экран.
  Я спрятала записку в карман и села в позу лотоса.
   - Привет! - Во всю стену скалился робот-инструктор. - Хочешь расслабиться перед сном?
  
  Ночью не спалось.
  Записка наверняка чья-то глупая шутка, уговаривала я своё подсознание. Бояться нечего, пока соблюдаю правила страховки и прохожу ежемесячный медицинский контроль.
  Когда я переезжала из родительского дома в восьмидесятиэтажную башню, то радовалась, что больше ничто не будет напоминать мне о прошлом. Не будет фотографий в деревянных рамках со счастливыми лицами нашего семейного квартета, не будет мебели из старой жизни - всю боль я оставлю позади.
  Маяки, которые не светят, перестают существовать.
  
  Первым из нашего квартета ушёл папа. Уехал в очередную африканскую командировку и не вернулся. Говорили, что местный кукурузник доставлял его в деревню за триста километров от города. Его не нашли ни через месяц, ни через год. Он был детским доктором.
  'Не ходите, дети, в Африку гулять...'
  Чтобы успокоиться, надо глубоко вдохнуть. Потом ещё раз...
  Я перестаралась, кровать подо мной задвигалась, поплыла. Я схватилась за изголовье, чтобы не упасть, и вдруг оказалась на речке в лодке, вместе с мамой и сестрой. Налетел тёплый ветер и слизал с маминого запястья запах её духов.
  Сильный, сладкий. Папин подарок из командировки.
  Я и забыла, что у всего есть запах.
  Вокруг меня стерильность.
  И пустота.
  
  Дни тянулись. Я перемещалась по квартбоксу, совершая ежедневные манипуляции с телом, а внутри меня всё разваливалось. Настроение падало или наоборот, взлетало от умиления из-за какой-нибудь глупой сцены в знакомом фильме.
  Я начала вспоминать язык хауса. Вытаскивать из памяти картинки, образы.
  Столовая вилка это 'ложка с пальцами', а ключ - 'сын замка'. Язык-конструктор, собирай-разбирай - не соскучишься.
  
  В положенный срок на экране системы появилось:
  Ожидайте/врач/после/обед
  Я почему-то занервничала.
  Открыв дверь, вздрогнула, увидев под шлемом медицинского скафандра незнакомое лицо.
   - Я ваш новый доктор. Давайте-ка быстренько проверимся. Спешу, много пациентов сегодня.
  Я послушно кивнула.
  После осмотра он произнёс 'увидимся через месяц' и ушёл.
  А я вспомнила, что как-то утром после ночного кошмара ко мне прибежал старый доктор: 'Вы были чрезмерно возбуждены вчера, милочка, из-за вас я вторую смену работаю. Ай-яй-яй... Витамины принимаете?'
  Он знал про мои ночные страхи.
  
  Страховая компания, взявшая на себя заботу обо мне, получила дом и мой небогатый счёт в банке. Я решила, что заменить семью контрактом от Департамента жизни, в котором даже не помню, что подписывала - правильное решение в моей ситуации. Компания обещала жилье, медицинское сопровождение и безопасность.
   'Доверьте нам свою жизнь. Ваша безопасность - наша работа!' кричали их рекламные ролики.
  Я выжила, встретив двадцатипятилетие на пятьдесят шестом этаже в одиночном боксе, глядя на серую стену тумана за окном.
  
  Пазлы сложились, мои тревоги перестали казаться мне 'ненужным расстройством психики', а записка с подписью 'Птицы' уже не представлялась чьей-то шуткой.
  Я превратилась в бесполезный механизм, который скоро уничтожат, разобрав на полезные винтики.
  Вечером система выдала список мировых оперных театров. Я выбрала 'пятый номер, звук концертный' и просидела на диване до самой ночи.
  
  
  Когда через неделю вместо продуктов в пищевом контейнере получила объемный свёрток оранжевого цвета и записку, то была готова ко всему.
   'Электричество выключат в первой половине дня. В костюме спасателя бегите на крышу по пожарной лестнице. Постарайтесь оказаться там как можно быстрее, пока система не обнаружила ваше отсутствие. Дверь на крышу откроется магнитным ключом, встроенным в левый нагрудный карман костюма. Сделайте двадцать шагов вправо и ждите вертолёт. Птицы'
  Ночью не спала ни минуты. Кому верить, если живешь кроликом в клетке?
  
  Система вырубилась вместе с обеденным сигналом.
  Добежать до пожарной лестницы оказалось не так просто, на выходе из квартбокса накрыла паника: я заражусь и умру на месте. И костюм спасателя был слишком велик - встреча с охраной грозила разоблачением.
  На лестнице я сразу рванула вверх. После десяти пролетов бросила считать этажи. Узкие окна тянулись вдоль стен бойницами, не давая ни света, ни надежды. Ступени сливались в одну бесконечную дорогу с крутыми поворотами.
  Я начала спотыкаться, но бежала, не останавливаясь, пока лестничный пролёт не упёрся в дверь с металлической пластиной. Я не знала, правильно ли поступаю - если выйду на крышу, то пути назад уже не будет.
  За грохотом сердца не сразу услышала, что кто-то поднимается по лестнице - этот кто-то бежал за мной. Я прижалась к металическому замку и замерла. В магнитной пластине что-то щелкнуло, и дверь открылась.
   Туман облепил меня плотным влажным одеялом. Не видя дальше вытянутой руки, я отсчитала двадцать шагов и остановилась.
  Холод отвоёвывал сантиметры моего комбинезона, а я тряслась от страха, что меня поймают прежде, чем прилетит вертолет. Когда услышала ритмичный гул, то не сразу сообразила, что это. Гул нарастал, а туман над головой начал расползаться. В метре от меня опустилась спасательная люлька и зависла - в ней стоял человек в форме, похожей на военную.
  Люлька качнулась в сторону, а человек протянул руку:
   - Прыгай!
  В тот момент я почувствовала, что сработал магнитный замок, и дверь на крышу распахнулась.
  Запрыгнуть не получилось, и меня втащили в люльку.
   - Молодец! - Он пристегнул меня к тросу. - Не бойся, поднимаемся.
  И дёрнул два раза за веревку.
  
  Когда добрались до вертолета, кто-то переместил меня в салон, а потом аккуратно усадил, пристегнув ремнями.
  Мой спаситель снял шлем.
   - Яна, я - Сергей. Посмотри на меня. Я должен проверить, все ли в порядке.
  Губы меня не слушались.
   - Мы летим в аэропорт, оттуда самолетом в Гану.
  Кивнула - Гана так Гана.
  - Откуда язык знаешь? Была в Африке?
   Я отрицательно замотала головой. Меня еще потряхивало.
   - Яна, говори со мной!
   - В универе учила.
   - В Гане работают наши медики, - Сергей говорил громко, заглушая вертолётный шум. - Изучают местное племя. Все эпидемии мимо них прошли. Живут не в резервации. На контакт не идут, но их колдун... Колдун предсказание оставил, когда помирал. Электронные переводчики бред переводят. Отчеты потом в самолете почитаешь: там что-то про мясо из леса, которое будет пожирать детей дерева, и если человек начнёт питаться этими же детьми, то не заболеет.
  Мои брови оттаяли и поползли вверх.
   - Людоеды, - засмеялся Сергей. - Водички хочешь?
   - 'Мясо леса' - это дикие животные, 'дети дерева' - плоды или фрукты. Животные...
  Вертолёт накренился, а мой желудок прилип к позвоночнику.
  Когда я выдохнула, Сергей спросил:
   - Что животные?
   - Скорее всего перевод такой: 'Когда дикие животные начнут питаться фруктами, человек должен кушать эти же фрукты, чтобы не заболеть'.
  Небольшой красноватый шрам на его виске дёрнулся, я услышала шипение рации.
   - База, я - ласточка, я - ласточка. Морозов на связи. Снегурочка с нами, летим в аэропорт. Приём.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"