Ганзеловская Анна Юрьевна: другие произведения.

"Бог" смерти.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Эту я знал. Точнее, не знал лично, но часто сталкивался с ней. В автобусе по утрам она всегда сидела на одном и том же месте у окна, читая книгу. Вечером мы сталкивались в супермаркете. По выходным я видел ее в парке, гуляющей с собакой. Пару раз встречал в кино недалеко от моего дома. Возможно, она даже жила где-то неподалеку. В любом случае, в связи с такими вот случайными встречами в последнее время мы даже начали здороваться друг с другом.
  Наблюдая за ней издалека, я невольно отмечал некую отстраненность. Неподвижность ее взгляда, изящный поворот головы. Выступающие ключицы. В один из жарких дней под прозрачной блузкой заметил родинку над ложбинкой между грудей, что несколько ночей к ряду не давала мне спокойно спать.
  Не сказать, чтобы она была красавицей. Возможно, по современным меркам она казалась простушкой. С веснушками на носу, полноватыми губами и непозволительным для моды загаром.
  Мне же она представлялась эдакой принцессой, попавшей в наш мир по прихоти своей злой мачехи, оказавшейся ведьмой. Как в сказке. Или в фильме, уж не помню, как он называется.
  Эту я знал. И сейчас она лежала передо мной, укрытая белой простыней. Половину лица скрывала кислородная маска. К тонким рукам с темными линиями вен тянулись капельницы. На запястьях и среднем пальце левой руки мигали зеленой лампочкой считывающие пульс устройства.
  -Доктор Кларк, - за плечом, касаясь моего локтя, встала верная помощница Сюзен. - Все готово, можно приступать к операции.
  Кто бы мог подумать, что этому волшебному существу, каким казалась мне девушка на операционном столе, когда-нибудь понадобится моя помощь.
  -Хорошо, Сюз, - кивнул я. Вздохнул так глубоко, насколько позволили легкие. - Как состояние больной?
  -Давление в норме, деятельность сердца стабильна, дыхание ровное. Состояние плода отличное, - отрапортовала от приборов медсестра. - Анестезия будет действовать два часа. У вас есть время, доктор Кларк.
  Два часа... За это время можно уничтожить целую вселенную. Или спасти одну жизнь. Точнее, две. И я принялся за спасение.
  -Скальпель, - коротко сказал я, шагнув к столу.
  
  Это был темный день. Не время шторма, а неуловимый миг перед бурей. Когда небо темнеет, ветер срывает черепицу с крыш. Иногда пролетают капли дождя, редкие, а от того более колючие и холодные.
  На улице пусто. Я вижу только огромные тучи над головой, где-то вдалеке черную стену уже обрушившегося на город дождя. И ее хрупкую фигуру, уходящую в эту черноту. Чернота обступает, втягивает в себя, поглощая и лишая воли.
  Я уже знаю, что это значит.
  Если бы ее привезли позже всего лишь на день, мне бы не удалось выцарапать ее из лап мглы. Я бы не смог найти ее в ливневом городе. Не смог даже определить ее направление, потому что никогда бы не подумал, что она выберет такой простой путь и поддастся болезни. До последнего бы рыскал по уцелевшим домам и надеялся на удачу.
  Но теперь... Теперь я многое понял. В том числе и о ней. И я бегу за ней. Наклоняясь чуть вперед, чтобы противостоять ветру и дождю. Задыхаясь от нахлынувшей черноты, отгородившей меня от реальности, я вытягиваю руку, чтобы поймать ее. Чувствую, как скользят пальцы по холодной ткани плаща... И упускаю ее...
  
  -Тампон... Еще тампон. Состояние пациентки?
  -Давление падает.
  -Повысить. Один кубик ан..
  
  Даже не знаю, сколько пришлось брести в темноте. В темноте и тишине. Я не слышал даже собственного дыхания или звуков шагов. Страшно представить, что этот мир и предыдущий принадлежит малышке, лежащей у меня на столе.
  Мгла расступилась слишком неожиданно. Весь путь я выгадывал, когда все это кончится, и вот я стою перед выдающимся далеко над обрывом каменным утесом. А на нем - большой дворец. Увитый со всех сторон зелеными плетьми растений, на фоне заходящего солнца. Дворец выглядел бы величественно и грациозно со всеми своими башнями, переходами, мостками и подъемными воротами, если бы не паутина, клочьями свисающая поверх цветущих вьюнов. По паутине проходит легкая рябь, будто где-то в самой ее середине трепыхнулась жертва, угодившая в ловушку.
  В руках у меня меч. Подо мной - верный скакун, несущийся в самую пучину обители монстра, пленившего принцессу. Я опускаю забрало шлема, поправляю латную перчатку, удобнее перехватывая оружие...
  
  -Зажим. Сюз, вот здесь прижми. Тампон...
  -Доктор Кларк!
  -Что еще? - рычу от злости. Боюсь упустить жизнь этой малышки, когда она почти в моих руках.
  -Состояние ухудшается...
  -Как ребенок?
  -Вроде бы неплохо...
  -Вроде?!
  -С плодом все хорошо!
  
  Если бы все было так просто. Легко преодолев первые этажи, и не обнаружив противника, я стремлюсь все выше. Почему во всех этих сказках принцессы обязательно томятся в самой высокой башне? Так и спасать можно передумать!
  Отбросив крамольные мысли, достигаю самого верха. Откидываю забрало, рассматривая светящуюся вязь, выцарапанную на двери. С заклинаниями я еще не сталкивался. Отерев паутину вместе со слоем пыли с двери, провожу пальцами по линиям. Чувствую, как накаляется металл перчатки.
  -Что за!..
  -Она моя... - шелестит хриплый голос.
  "Не дождешься!" - мысленно отзываюсь я. С размаху ударяю навершием меча по петлям двери.
  
  -Сюз, массаж сердца. На счет три: раз, два, три! - невыносимо слушать писк прямой линии, показывающей, что перестало биться сердце.
  -Толчок, - отзывается от приборов медсестра.
  Сам слышу. Раз, два, три... Почему она не борется!
  
  Дверь слетает с петель. Комната, обвитая паутиной от пола до потолка. Маленькие паучки снуют по паутинкам, поджирая то, что остается от их "мамаши". Сама паучиха облюбовала угол напротив входа. Будь я пауком - сам бы его выбрал: стена сырая, свет почти не попадает, паутину не видно, и попасться в ее липкие сети проще простого.
  -Она моя, - стрекочет жвалами, закрывая своим мохнатым брюхом мою принцессу.
  -Это почему это? - оглядываю комнату, приноравливаясь как бы разрубить эту паучью тварь одним ударом.
  -Она с-с-сама пришла ко мне. Она принадлеж-ж-жит мне, с-с-с-смертный...
  Даже не боится меня. По всем правилам, по всем законам, я должен отступить. Если жертва приходит сама, я ничего не могу изменить. И я видел, что малышка не хочет выбираться.
  -Я не могу отдать ее, - качаю головой.
  -Поз-з-з-з-здно... - стрекочет паучиха.
  -Она не одна пришла к тебе.
  Щелкают жвала. Мелькают мохнатые лапы, отгоняя меня от паутины. За шиворот нападали маленькие паучки, впиваясь в кожу. Моргают четыре пары глаз. Клацает меч, попав по стене. Выпадает из ослабевших рук, запутавшись в паутине...
  
  -Дефибриллятор!
  -Но, доктор Кларк...
  -Быстро! Дефибриллятор!
  По операционной забегали медсестры. Шепчут что-то за спиной, но мне уже плевать.
  Не хочет она цепляться за жизнь. Никак не хочет. Что ж за напасть-то такая!
  Я ее верну.
  
  ... Захватываю обеими руками лапы, крепко сжимаю. Рядом с лицом щелкают жвала. Поднимаюсь в полный рост, выламывая паучьи лапы в сочленениях.
  Монстр бьется в паутине, визжа от боли. Закладывает уши и я, скинув шлем, зажимаю их руками. Морщась от безуспешности собственных действий, отпинываю паучиху к углу, с каким-то злорадным удовольствием слыша хруст еще нескольких переломов.
  Передо мной оборванная с одной стороны паутина, в центре которой прямая как кукла висит девушка. Платьице похоже на лохмотья, по рукам струиться кровь. Голова опущена так, что волосы скрывают лицо принцессы, измученной монстром. И даже через писк боли паучихи я слышу, как на пол срываются слезинки.
  -Идем, я спас тебя, - протягиваю ей руку, касаясь кончиками пальцев волос.
  -Я не хочу, - шепот, заглушающий все звуки в комнате. - Я устала...
  -Она принадлеж-ж-ж-жит мне, - злорадно усмехается кособокая паучиха, подгребая сломанные лапы.
  -Нет, - коротко отвечаю я, с чувством наступая на гигантскую голову.
  
  -Действие анестезии проходит, - отталкивая тележку с дефибриллятором от стола, предупреждает медсестра. Вторая снует с капельницами, втыкая иглы в вены пациентки.
  -Пот, - подставляю я лоб Сюзен, чтобы она вытерла выступившую испарину. Сердце запущено. Значит, еще есть надежда. - Повторно анестезию. Два кубика.
  
  Дворец распадается. Успеваю только подставить руки, чтобы принцесса упала в них, когда паутина растаяла. Я сжимаю ее хрупкое тельце, и понимаю, что она уходит. То, что я держал в руках, вспорхнуло сотнями белоснежных бабочек...
  ...Я на поляне. Перед глазами качаются травинки. С любопытством разглядываю, как по стебельку ползет гусеница. Ветерок легко касается моих волос, а от яркого солнца приходится щурить глаза. Где-то в стороне бежит ручеек, и его журчание услаждает слух, будто любимая песня.
  Как хорошо! Я бы провел здесь целую вечность, если бы не дело... Дело?..
  Дело!
  Я резко сажусь, оглядываясь по сторонам. Хитрая девочка! Запудрила мне мозги, чтобы смыться! Нет уж, не для того я паучиху убивал, чтобы теперь так просто ее отпускать...
  
  -Зашиваем, Сюз. Иглу, - командую я, с тревогой рассматривая лицо пациентки. Пугает некое подобие улыбки на бескровных губах. И я тороплюсь. Я знаю, что должен успеть, но все равно тороплюсь...
  
  Нахожу ее у ручейка, в том месте, где он перетекает в речушку. Распущенные волосы обрамляют лицо, оттеняя легкий загар. Летнее платье прикрывает коленки, утопая подолом в воде.
  -Зачем тебе это? - не смотрит на меня, продолжая бултыхать ногами в реке.
  -Я хороший врач.
  -Моя смерть не подмочит вашу репутацию.
  -Ты нужна этому миру.
  -Никому я не нужна. Муж погиб. А детей у нас не было.
  Она встает. Легко улыбается, махнув зажатой в пальцах ромашкой. Поворачивается спиной и уходит. Пытаюсь догнать ее, но воздух вдруг становится вязким, тягучим. Утопаю в нем, не в силах сопротивляться ее нежеланию жить. Пытаюсь что-то крикнуть в след. Но, упустив возможность сказать самое главное, чувствую, что теряю надежду...
  
  -Эштен, - касается моего плеча Сюзен. - Ты сделал все, что мог.
  -Нет, - качаю головой, не в силах оторвать взгляда от ее лица. - Что с плодом?
  -Сердце еще бьется, - отзывается медсестра. - Но слабо.
  -Дефибриллятор, - вцепляюсь в край операционного стола, пытаясь унять дрожь в руках.
  -Это опасно..
  -Я знаю, Мэл! - повышаю голос, чтобы эти клуши поторопились...
  
  Воздух размякает. Я падаю в траву, не удержав равновесия. Поднимаюсь. Бегу в ту сторону, куда ушла девушка.
  -Я отдам ее, - звучит голос где-то в моей голове. Я ждал его. И обрадовался, когда услышал. Я знал, что он зазвучит, он всегда звучит в самый последний момент. - Отдам. Если ты отдашь мне себя.
  -Сколько?
  -Десять.
  -Это слишком много, - пробираюсь через высокую траву. Вижу вдалеке ее и ускоряю шаг, уже задыхаясь от усталости.
  -Семь, - усмехается голос.
  -Два.
  -Шесть, - продолжает торговаться он.
  -Четыре года. И то, потому что их двое.
  -Хорошо, смертный...
  Девушка оказывается рядом со мной. Я беру ее за руку, нашептывая то, что не сказал в первый раз, и навсегда покидаю ее мир. И увожу ее за собой.
  
  * * *
  -Эштен, - в кабинет заглядывает Сюзен, - тебе принести чего-нибудь?
  -Эспрессо, пожалуйста, - кивает мужчина, снимая халат.
  -Знаешь, - уже в дверях обернулась на него помощница. - Всегда поражалась твоей настойчивости. Ты будто бог смерти - постоянно отвоевываешь своих пациентов у Костлявой...
  -Ну, ты скажешь, Сюз, - устало усмехается он. Ждет, пока она выйдет из кабинета, и достает из ящика стола блокнот. - Бог смерти, Сюз, это не я. Это голос в моей башке, когда я спасаю очередную Жизнь...
  Открыв блокнот на страничке с закладкой, просматривает записи. И к ряду слагаемых цифр, начинающихся с 35, прибавляет еще одну цифру. Четыре. Подводит расчет и получает неутешительные 79.
  -На сколько операций меня еще хватит, если я продолжу разбазаривать оставшиеся года своей жизни так легко?..
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"