Ганзеловская Анна Юрьевна: другие произведения.

Пятерка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятерка отличных воинов, убегая от своего прошлого, приходит в деревню. Преодолев непонимание жителей, они становятся деревенским "своими". Но только от прошлого просто так не убежать, и в один не-прекрасный момент оно настигает Пятерку.

  Их было пятеро. Вышедшие из леса с закатной стороны и представ перед деревней в лучах уходящего солнца, подсвечивающих их фигуры со спины, они казались абсолютно черными. Будто только что выбрались из самого Пекла(1).
  Увидевший их пастушок, бросив стадо на защиту Мирьи(2), понесся в деревню, ежесекундно оборачиваясь и ожидая от прибывших любой каверзы: от воровства коровы до демонстрации своих умений. А умения были, несомненно!
  Пятерых встречал лично староста. Пожилой мужчина вышел к воротам, не желая пропускать странных путников на вверенные ему земли, но в то же время он отлично понимал, что если Пятеро захотят - пройдут.
  Захотели. И при том не просто пройти. Попросились задержаться на некоторое время в деревне. На какое именно время? Пока на ближайшее. Жить? Да хоть в сарае - лето теплое, а за пару дней они решат, как быть дальше. На том и порешили.
  Пятерку разглядывали как невероятную диковинку. Да и было на что смотреть!
  Двое из них были абсолютно одинаковыми, причем не только на лицо, но и в манере одеваться. Единственным их различием было оружие: у одного за спиной висели скрещенные клинки, у второго же из-за плеча торчали плечи лука, а на поясе висел колчан, набитый стрелами. Третий был старше всех, и исполнял у них что-то вроде роли главнокомандующего. Такого, который и похвалить и пожурить может, а как надобность случится - вмиг сможет рассредоточить их силы так, чтобы и врагу урону больше и самим потерь меньше. Они и звали его по-простому - Батькой.
  Еще один, хоть и был моложе Батьки, обладал роскошной бородой и разноцветными глазами. Его неимоверно уважали в отряде, хотя и относились именно с подчеркнутой уважительностью. Будто... боязненной уважительностью. И, наконец, пятый. Молодой, с легким пушком первых усов над верхней губой, у него одного не было никакого оружия, если не считать простого кинжала грубой ковки, спрятанного в голенище сапога.
  
  За несколько дней, на которые они сначала задержались в деревне, к ним попривыкли.
  Арам и Виарм, которые оказались братьями, строгали всем деревенским детишкам свистульки из деревянных чурбачков. Да так ладно, что начинало казаться, что не военное дело являлось делом всей их жизни, а вот это самое строгание на потеху ребятне.
  Батька походил кота, ленивого и разомлевшего на летнем солнце. На самом деле старый воин в любой момент был готов к любому повороту событий, его цепкий взгляд мог заметить любое колыхание веточки на другой стороне дороги от той лавочки, на которой он в данный момент сидел.
  Мастер Барди(3) оказался скандом(4). Да не просто воином, а магом, посредственным, но магом, что только делало ему чести. Но вот его деревня интересовала мало: он с утра уходил в сторону леса или реки, и возвращался после захода солнца, нагруженный полным коробом трав. Полезных трав, как кивнула деревенская травница, всего раз "случайно" взглянув на его работу.
  Молодой, звали его Савий, как оказалось, был немым. Не от рождения. Батька в первый вечер немного рассказывал старосте про свой отряд, вот и до Савия дошла очередь. Был он рабом в западных землях. Далекие и дикие племена держали взятых в плен хуже скота. И взбунтовавшемуся мальчишке отрезали язык. Однако его никто не смел обижать. И не только из-за жалости. Просто парнишка сумел доказать, что он достоин воинской славы, потому Батька и взял его в свой отряд. Что же за отряд такой? Батька тут же постарался перевести разговор на другую тему, и староста старался больше ни о чем их не спрашивать. Живут спокойно, никого не трогают. Взялись даже поднимать стены разрушенной много лет назад звонницы. Так что же, плохо что ли?
  
  Лето минуло, как одно мгновение. С серпенской(5) ярмарки староста привез хороший колокол, и уже к началу вересня(6) звонница гулко отчитывала каждый час.
   Пятерка обжилась, обросла деревенскими заботами. Мастер Барди теперь помогал Марле собирать травы и готовить отвары. Ослабевшая от старости травница благодарила его так, как, наверное, не благодарила саму Мирью. Батька не покидал кузницы. Сколько новых, витых из железа украшений на калитках и заборах - не счесть. А уж про отремонтированные плуги да домашнюю утварь и говорить нечего. Арам и Виарм оказались хорошими мастерами в кровельном деле, а молодой Савий - примерным звонарем. Но и военные навыки пятерка не забывала. Как начнут вечером на околице мастерство оттачивать, так вся деревня обязательно соберется. Как хорошая добрая традиция уж начала образовываться, даже деревенские парни стали присоединяться. Да и как не присоединиться, коли только вот в таком вот дружественном поединке и можно свою молодую силу показать, девичьи взгляды, которые чуть было Арам с Виармом себе не заграбастали, на себя обратить!?
  Только, как и все хорошее, счастливая деревенская жизнь подошла к концу. Оказалась прервана "варварским" вторжением...
  
  -Батька, - Арам дождался пока тот не достучит тяжелым молотом по раскаленной железке и не сунет ее обратно в печь, отвел его подальше от ушей кузнеца и указал в сторону леса. Туда, откуда они четыре месяца назад и пришли. - В лесу-то чужаки.
  Батька хмыкнул: сами-то, небось, уже и "своими" стали. Но только также тихо спросил:
  -Кто?
  -Знать бы, - вздохнул Арам. - Я за жердями ходил. Далеко забрести пришлось, а там он. У ручья встретились. Будь у меня хоть лук, я бы ему показал! А так.... Вот.... В меня стрелял...
  И Арам протянул арбалетный болт. Грубо кованый наконечник четырехгранного сечения, красная нитка на черешке. Да еще с подрезанным концом. Так, что оперения не оказалось совсем.
  -Не может быть, - нахмурился Батька. - Не может быть, чтобы они нас нашли! - и он, оставив Арама, широким шагом направился к дому старосты.
  
  Как не убегай от прошлого, как не прячься, в какую нору не забейся, а оно все равно тебя нагонит. Да так, что еще и пенделя от него получишь. Не то за ослушание, не то за непочтение. Но прошлое обязательно найдет и накажет.
  Вечером того же дня староста собрал всю деревню и объявил, что их людям угрожает опасность. Да такая, что, может, и от деревни бревнышка не останется.
  Батька отнекивался. Ну, какие же они "свои"? Чужие! Может, даже постороннее тех, что уже в округе рыщут! Беду только на деревню накликали. Уйти бы им, да и все дела. Куда? Да куда угодно, лишь бы непонятно кого от деревни увести да подальше.
  Староста продолжал стоять на своем. Если пятерка уйдет, неизвестно, как те отреагируют. Может, обозлятся, что из-под носа добычу упустили, да и ни за что ни про что все пожгут. И ладно, если просто пожгут, а если с людьми что делать начнут?! Батька с горечью согласился. Всей деревней было решено держать оборону. Среди мальчишек прошел шепоток, что Батька прослезился. Но шепот так шепотом и остался, а потом и совсем растворился среди голосов.
  
  Озаботившись безопасностью деревни, ставшей за последние четыре месяца домом, Батька принялся укреплять частокол. Не один, конечно. Вся деревня помогала пятерке. Даже малыши таскали небольшие - в меру своих сил - камешки. Арам и Виарм были отправлены на разведку. Теперь работы старались закончить до заката, по одному из деревни не выходили. И хоть прямой опасности не было, как например осаждающих войск или магов за ближайшими кустами, а все же чувствовалось, что времени осталось мало, будто в самом воздухе разлилось предупреждение "торопитесь - не торопитесь, а все равно опоздаете".
  Следопыты вернулись к обеду второго дня. Изрядно уставшие и изрядно измаравшие одежды и оружие в чужой крови: отряд в дюжину человек был в пешем переходе от деревни. И не успей парни вовремя, пришлось бы отбиваться у стен частокола родной деревни.
  К концу первой недели большая часть деревни оказалась укрыта за "ежом" - частоколом, кольями направленными наружу. Несколько магических ловушек обеспечил Мастер Барди. Деревенские получили кто по мечу, выкованными самим Батькой, кто по луку, приготовленными Арамом. Для ребятни укрепили погреб в доме старосты...
  
  Как не готовились, как не настраивались на приближение чужих, а нападение все равно случилось внезапным. Они пришли ночью. Пустили обмотанные смоляными и подожженными тряпками стрелы в деревянные, прогретые за лето стены изб. Хорошо, затушили их практически сразу, даже дым не успел разойтись.
  -Велимир! - окрик со странным произношением разнесся над деревней до самого леса. - За мирными прячешься? Выйди, сразись как честный воин!
  -Ты ли говоришь про честность, Кияр!? Как вор - ночью ко мне пришел! - отозвался Батька, раздавая последние указания, дошел до стены, выглянул в смотровую щель.
  Чужаков было много. Больше дюжины, много больше.
  Кияр с той стороны каркающим голосом отдал своим воинам приказ, развернул коня и отъехал в дальние ряды.
  -Уж больно много их на пятерых вас, - причмокнул губами староста, сжимая в крепких еще ладонях колун.
  Батька нахмурился, покосился на Арама, но тот и несколько деревенских уже были на своих местах, нетерпеливо поглаживая рукояти луков с натянутой тетивой.
  За частоколом захрапели лошади. Сбрасывая с губ желтую пену, они, управляемые беспощадными седоками, неслись на колья, врезались в них грудью, разбрызгивая фонтанчики крови. В воздухе завитал кислый, знакомый пятерке за времена службы, запах. Кони выворачивали деревяшки из земли, прочищая дорогу уже пешим, их ржание разрезало мнимую тишину ночи, а потом закипел бой.
  Стрелы Арама находили свою цель быстро, с отточенной меткостью. И все же, несмотря на то, что в помощниках у него было еще двое деревенских, чужие воины перебирались за частокол. Замахивались кривыми саблями, норовя ударить в ближайшего подвернувшегося. Но только и тут им не очень везло. Виарм, Батька и деревенские парни встречали их сталью мечей. Староста своим колуном отправил в Пекло зазевавшегося врага, размозжив тому голову тупым лезвием.
  Через несколько минут такого боя первая волна отступила.
  Оставшиеся всадники повернули коней к лесу, нахлестывая их плетьми и покрикивая на зазевавшихся соратников. То ли отступают, то ли для нового маневра разгон берут. А все же раздались гулкие хлопки, и все пространство перед лесом заволокло фиолетовым дымом. Ни одного звука не проникло через плотную завесу, ни кто не смог выбраться из магической ловушки. Батька нашел взглядом Барди, сжимавшего свой обоюдоострый клинок, и благодарно кивнул. Тот ответил на кивок с выражением легкого торжества на лице.
  Уменьшенное войско Кияра, однако, не оставило попытки дотянуться до пятерки. В ход пошли арбалетные болты с красной нитью на черешке. Тут и там внутри частокола послышались крики неосторожных мирян, высунувшихся, несмотря на предостережение Батьки.
  -Барди, займись ранеными! Савий, камни!
  Парнишка кивнул. Он и несколько недорослей раскручивали над головами самодельные пращи и с хлестким звуком отправляли булыжнички за частокол. Было слышно, как тяжелые снаряды падают на рвущихся к воротам ратников. Камни застучали по земле, но скоро этот "град" закончился, и сильный удар сотряс ворота.
  -Таранят! - ахнул староста, прижимаясь к смотровой щели и поглядывая, как справа от них чужаки бьют в ворота бревном.
  -Арам! - крикнул Батька, но тот уже и сам знал, что делать. Он и его помощники направили луки в сторону ворот, каждый выпустил по несколько стрел, и они поспешно спрятались за стеной частокола. Однако же добились того, что оставшиеся живыми три человека уже не могли держать бревно и отступили.
  -Велимир! - вновь раздался голос Кияра. - Тебе не справиться!
  Батька не ответил. По хрипящим в агонии лошадям, перескакивая вывороченные колья, к ним по насыпи неслась последняя волна чужаков. Деревенским некуда было отступать. Они защищали дом. Защищала дом и пятерка. Конечно, каждый из них мог стоить всех деревенских вместе взятых, но стоит ли вести речь о цене, когда на родной дом, пусть и обретенный совсем недавно, на родную семью, какой несомненно стали жители деревни, идет враг?! Ответ очевиден.
  
  Кияр и несколько его приспешников покинули окрестности деревни не дождавшись и рассвета. Разгоряченные боем юнцы отправили им в вдогонку несколько стрел, но они не достигли цели. Раненый в плечо Арам не мог держать лук, да и не считал он нужным тратить стрелы на заведомо неудачный выстрел - до вражеских спин было слишком далеко.
  Батька и староста подсчитывали убытки. Выходило, что число убитых не превысило и десяти, а вот раненых оказалось больше, чем рассчитывал Велимир, но меньше, чем могло оказаться.
  Тела чужих собрали за воротами деревни вместе с убитыми, распростертыми на кольях лошадьми и подожгли. Запах горящей плоти долго витал в воздухе, забивался в нос, проникая, казалось, до самого мозга. Но все понимали, что лучше пусть горит что-то чужое, пришлое, чем кто-то из деревни, или пятерки. Главное, деревню удалось отбить. Удалось выстоять, и выжить почти всем жителям...
  
  Над деревней простер лапы долгожданный листопад(7), сопровождаемый по-осеннему холодным ветром.
  Пятерка ушла из деревни через несколько дней. Арам размахивал пробитой стрелой, но забинтованной и будто бы давно уже зажившей рукой, уверяя Маришу, что обязательно вернется. Следующим летом, ага. Со сватами. Точно-точно. Виарм подталкивал брата в спину, добродушно посмеиваясь. Савий подволакивал рассеченную кривой саблей кияровых ратников ногу, опираясь на добротный посох и следуя за Одинаковыми. Со старостой у ворот стояли Мастер Барди и Батька. Стояли молча. Хотя, казалось бы, столько надо сказать, выговорить, чтоб не болело комом в горле и груди. Пожали руки. Барди заковылял за остальными, оставив для Марлы подробные рецепты некоторых хороших отваров. Через несколько вдохов за ним пошел Батька. Скользнул взглядом по выжженному кругу чуть в стороне от ворот и поморщился так, будто у него разом свело все зубы. Было страшно оставлять ставших родными деревенских. Еще страшней было оставаться. Не за себя страшно. За них...
  
  -Арам, - крикнул староста, - а тебя мы к следующему лету обязательно ждем!
  
   -------------
  Пекло(1) - ад, преисподняя.
  Мирья(2) - богиня земли и плодородия. Считается защитницей деревень.
  Барди(3) - в переводе со скандского "бородатый".
  Сканды(4) - skaðan- "опасность, ущерб". Жители северных земель (также называемые "люди из фьорда"). В основном сильные опасные воины. Очень редко в скандском племени рождается маг. Обычно наделенный малыми магическими задатками, в основном - лекарскими.
  Серпень(5) - август.
  Вересень(6) - сентябрь.
  Листопад(7) - октябрь.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"