Гарбакарай Матвей: другие произведения.

Сгинь в Калиновой Пропасти!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Мужчина, алкоголик, отец
  
   - Я вам не алкоголик, понятно?
   Преподаватели кафедры с осуждением смотрят на меня.
   Проснулся. Темно. Красноречие, пробужденное сном, не думает утихать.
   Я был почти алкоголиком. Кто алкоголик? Тот, кто не может себя контролировать. Я не могу себя контролировать? Я могу себя контролировать.
   Время беспробудного прошло. Белая вода не льется в мой стакан. Только желтая.
   Да, было время. Время белой воды. Да, есть годы, которые запомнились лишь частично. Но сейчас все по-другому. Я смог найти золотую середину. Желтую точнее. Тут главное - ритуал.
   Голова синхронизировалась с проснувшимся раньше нее красноречием.
   Итак, ритуал. Чтобы не спиться вконец, я разработал ритуал. Важное условие: пить только виски. Почему виски? Оно дорогое - много не купишь, пить приходится экономно. И оно не ассоциируется с алкомарафоном. И оно - "оно" и "он", но уж никак не "она", родимая. Проверьте на грамоте.ру, если не верите.
   Хватит толкать речи потолку. Надо вставать. Надо пойти в ванну, побриться, еще что-то. В зеркале отражается небритый, помятый представительный мужчина. Кх-кхммм. Вот эти мешочки под глазами помять, они не нужны...
   Так. Сам себе:
   -Мое имя имеет вес.
   Еще раз:
   - Мое имя имеет вес. Моей рецензии ждут четыре статьи. Я сегодня закончу писать четыре рецензии. Я понял? Вполне.
   Голос постепенно набирает уверенность.
   - Я уверен, что мне сегодня надо работать. Уверен.
   Телефонный звонок. Хлябь, шесть утра и кто-то звонит. Человек может побыть с собой наедине в шесть утра, притом, что он только что проснулся и даже пописать не сходил?
   Абонент "Морозовая"? Что вам надо, абонент "Морозовая"? Алиментов?
   - Алло?
   - Сергей?
   - Нет, он спит. Будить не буду.
   Стоп. Абоненту Морозовой алиментов я не должен. Аллилуйя!
   - Не до шуток. Эля пропала.
   Эля - моя дочь. С самого ее рождения меня мучил вопрос: как имя Эльвира может сочетаться с фамилией Морозова? Она (моя бывшая жена) еще бы имя Гульнара ребенку выбрала. Гуля Морозова, а что?
   - Как и куда?
   Эта жена (именно "эта", была еще и другая... Морозова) имела склонность впадать в истерику от "любого всего". Я по-отечески не завидовал дочери.
   - Она на даче сейчас. Звоню ей с девяти часов, никто не отвечает. Я попросила Нину Александровну зайти в наш дом, но там никого нет.
   Нина Александровна - наша соседка. Не, не так, не наша соседка. Она соседка моей бывшей жены по дачному участку, и моя бывшая соседка, поскольку ее дом находятся рядом с тем домом, который когда-то построил Морозов. Т.е. я.
   - И что, прямо в шесть утра поперла старушку дочуру проверять?
   - Да нет, я в одиннадцать часов ей вчера звонила.
   - В одиннадцать - это в двадцать три?
   Я по-разному подначиваю своих бывших жен. Вот эту "Морозовую", например, достаю уточняющими вопросами - пользуясь невнятностью ее речи. Нет, издеваться над людьми не стремлюсь, просто... Было время, когда я был "дичью", а она "охотником за алиментами". Так что трудно удержаться.
   - Да, в двадцать три. Она сходила в наш дом и там заперто и в окнах света нет. Понимаешь?
   - Вот мой диагноз: девка загуляла. Родится внук - дайте ему мое имя. Не, фамилию. Фамилию-то вы точно мою дадите, ха-ха. А родится внучка - назовите ее Гульнарой.
   - Заткнись, идиот! Ты, алкаш мерзкий, ты хоть раз в жизни можешь повести себя как отец?...
   Бла-бла-бла, ля-ля-ля. "Вкусный, бодрящий, льется в твой бокал..." Помните эту рекламу? Нет? А я помню. Изумительно золотистая жидкость наливается в высокий стакан. Очень красиво. И хоть для виски используются низкие и широкие стаканы, а рекламировали рыбий жир, эта картинка встает перед моими глазами всякий раз, когда...
   - ...поедешь или нет?
   - Чего?
   - Съезди на дачу! Узнай, что с Элей!
   Есть, капитан! Нет, капитан!
   - А ты сама чего не съездишь?
   - Я работаю!
   Какой смысл орать в трубу? Она думает докричаться до меня? Вряд ли у нее это получится - с такого-то расстояния. А телефон и "спокойное нежное слово" донесет до собеседника.
   - А я, по-твоему - нет?
   - А ты - нет! У тебя отпуск! Вместо того чтобы свинячить, ты бы лучше о родной дочери...
   Бла-бла-бла, ля-ля-ля. Водка, други мои, - это разведенный спирт. Химпроизводство. А виски - произведение искусства. Основные школы виски в мире... Сучка до сих пор знает, когда у меня отпуск.
   - ...едешь?
   - Да.
   И положил трубку.
   Почему да? Потому, что ритуал. После такой встряски с утра, у меня не получится сосредоточиться на статьях. Не смогу выдержать график. А по графику загрузка не ранее, чем в полдень. То есть получиться так: и я не работаю, и "баки" мои не работают, ибо пусты. Это уже добровольная пытка: сидеть, скажем, за компьютером, смотреть мимо монитора, и представлять себе "Вкусный, бодрящий..."; отгонять эти картины, заставлять себя заняться делом, и вновь ловить себя на том, что я просто сижу и медитирую на магические образы цвета и звука. Цвет - желто-золотисто-коричневый; звук - традиционный бульк-бульк; запах - этот запах... это не запах - это мир, дети мои, это мир.
   Поэтому. У меня есть фляжка. И она полна. У меня есть машина. И она быстра. У меня есть взгляд и он остр. У меня есть жизнь (и она прошла, ха-ха) и она продолжается!
   О чем мы? "Морозовая" Эля.
   Девятнадцать лет. Студентка. Мы развелись с ее матерью, когда ей было одиннадцать. После развода навещал, приходил. Подарки, там, игрушки, дни рождения, года Новые. Сами знаете. А если не знаете - узнаете. А что вы головой мотаете? Узнаете-узнаете. Все "вы" будете "мы" - в зависимости от того, мальчик вы или девочка, конечно. Сколько современных браков кончается разводом? Правильный ответ - все. Не питайте иллюзий.
   Отвлекся. А, Эля.
   Я не знаю, кто она такая. Да, это как на собрании "анонимных алкоголиков" встать и сказать: "Здравствуйте, я - алкоголик" (ни разу там не был, я - НЕ алкоголик).
   До развода я больше времени уделял работе и белой воде, а после развода - белой воде и белой воде. Однако где-то там, где-то внутри, она живет во мне. И если искренне и без ерничества, то... Я ждал, что однажды ей понадоблюсь. Не в том смысле, что: "Эй, папаня, помоги-ка мне на "бюджет" поступить..." Нет, я думал, что как-то само собой,... да, смешно. Что она повзрослеет, и мы сможем наладить связь, которая прервалась. Или которой и не было никогда. Да не надо, блин, знаю, человек взрослый, но вдруг? И может быть эта поездка - шанс? Нет?
   Да неважно. Я перед кем должен оправдываться или отчитываться? Я верю в чудо. Да. Хотя это чудо, что ли? Черт, мешанина в голове, надо встряхнуться.
   Ладно.
   Ехать недалеко - по местным меркам. Час по городу, час за городом. Дорога подзабыта, но знакома, все-таки...
   О том, что я не знаю свою дочь.
   Я знаю, как она выглядит сейчас: заезжал весной, поздравлял с днем рождения. Симпатичная, смуглая, темноволосая, невысокого роста - в маманьку вся. Сама поступила в ВУЗ. Значит умная и настырная. Или заучка, просто. Со мной в основном молчит - ну это мамино влияние.
   Вот приеду я на дачу. И она дома. И что я ей скажу, а? "Почему матери не звонишь?" Здорово. А если она там... выпивает? Папино влияние?
   Кстати, о папином и мамином влиянии. Я свою дочь не знаю. Но не знает ее и "мать ее". Я, быть может, - наивный мечтатель, но в кое-каких вопросах - реалист. Когда мы развелись с "Морозовой-1", у нас с нею велись "активные бои местного значения": алименты, дележ имущества. Потом... Потом Элина мать устраивала свою личную жизнь. Так что мамулик дочу на все лето ссылала на дачу. (Дочу на дачу, да. Ну, она не одна там жила - с моей бывшей тещей. Теща преставилась в прошлом году.) Итог: летом доча на даче, в остальное время учится... Контакта у Эли с ее мамой не было. Точно. Мои редкие визиты в их, уже не мой, дом по праздникам, подтверждают это мнение.
   Сворачиваю с трассы на отвороте к дачному поселку и внутренне съеживаюсь. Черт. Ничего не изменилось. Или все изменилось?
   Еще двадцать километров ехать по дороге с выбоинами и вспоминать то, что уже ушло. Меня - молодого. Мою семью, которой нет. То, как дом строили. Человек живет и принимает решения. Одни решения цепляются за другие. Как будто коктейльные трубочки одну на другую нанизываешь. А потом останавливаешься - е..., а где это я? Почему я здесь? Где все, что я ценил? И почему эта длинная палка из коктейльных трубочек такая кривая?
   Интересно, если виски набрать в шприц и поставить укольчик в вену, что будет? Не, я понимаю, что человек умрет, человек умрет, даже если дистиллированную воду в должном количестве вколоть, но как? Будет ли кайф или будет мучительная смерть?
   Вот и ворота поселка. Называется поселок "Калинова Пропасть" (по названию расположенной рядом деревни). Ныне престижное место - на берегу залива же. Дома разные: начиная от тех, что иначе как виллами не назовешь, до простых домиков, возведенных еще в девяностые. Мой бывший дом представляет из себя... гм, башню? Башню. Трехэтажное строение, низ из кирпича, два верхних этажа из дерева. Забор поменяли - теперь он из сайдинга. Общее ощущение: умеренная запущенность. Тещи-то нет уже с нами, земля ей пухом. Мы с ней хорошо жили. Единственное: я так и не понял, откуда в ее дочери эта чернявость. А так - претензий нет.
   Калитка заперта, открываю, перегнувшись. Дом закрыт и заперт. А где ключи? А нету. Тогда к Нине Александровне. Это рядом - через дорогу и наискосок.
   Дынц-дынц-дынц.
   - Кто там?
   Девятый час, не спит. На страже.
   - Нина Александровна! Это Сергей Морозов! Сосед ваш! Бывший!
   - Ой, сейчас!
   Слышно как нечто тяжелое и пыхтящее, с большой скоростью перемещается к калитке забора.
   Вот и она. Огромная старуха, седые волосы в пучок, лицо хитро-доброе, одежда дачно-профессиональная.
   - Сереженька, ты? Как ты?
   Элю здесь не теряли: старуху больше интересовала судьба бедового алкаша. А я - не алкаш.
   - Да все в порядке. Я Эльку приехал проверить. Ее мать говорит, что она не звонила, переживает.
   - Эля-то? Да дома она уже, наверное. Или гуляет где.
   - Да? Дом я проверял уже. Заперт.
   - А ты стучи. Молодые же нагуляются - потом не поднимешь их.
   Очень мудрый совет.
   - Сереженька, ты про себя-то расскажи. Как ты, работаешь?
   Не, стал я забулдыгою, по помойкам шарюся, подаяние прошу. Чтобы тачку свою в зимнюю резину переобуть, пою в подземных переходах "Боже, царя храни".
   В голове снова заиграла песенка "Вкусный, бодрящий..." задвинутая, было, семейными сопливыми переживаниями. Интерес бывшей соседки весьма предметен. Когда она была просто соседкой, я гулял пару раз с ее стариком. Сосед был крупным начальником на пенсии, пил мощно и мне - пацану, считай тогда, за ним было не угнаться. И являл я свое истинное нутро на стену веранды соседского дома... Какая стена... Деревянная - из вагонки, нет - это все обычно, но вот цвет ее... золотисто-коричневый... вызвал глотательный рефлекс.
   - Да все нормально, теть Нин (!), работаю. Попить дайте, пожалуйста, в горле пересохло.
   Понимающий взгляд. Скрылась за домом, звук льющейся воды. Хорошо, что вода льется потоком, а не бульками. Фляжка на месте? Да, вот она, на сердце. Жди, моя голубушка, приговорю тебя на природе. На рельефе местности, так сказать.
   Вода с железистым привкусом болота. Неважно. Важно соблюсти ритуал. А в нем сказано: пей побольше жидкости до полудня.
   Прощаюсь и иду долбиться в свой бывший дом.
   - Эля! ЭЛЯ! - дынц-дынц-дынц.
   Почему "эля!"? Виски! Виски! Назвала бы жена дочь... Вискруфоменой, сейчас бы кричал и телом, и душой, и горящими трубами. Ха-ха.
   Моя страсть (скажем так), видится мне пастухом. Я - стадо овец. Пастух - безлицый горец в папахе с тремя злыми овчарками на подмоге. Мы всей компанией бежим по высокогорью, и лишь бездонно-синее небо - свидетель нашего несконечного джогинга с пастбища на пастбище...
   У-у. Обнаружил себя стоящим перед дверью в дом, с мечтательным взглядом "вникуда". В "сквозь дверь", точнее. Серега, соберись.
   Итак.
   А. Мне никто не открывает.
   Б. Время гулять - прошло.
   В. Если кое-кто хорошо нагулялся, то лежит сейчас без задних ног. По себе знаю. Или правильно говорить: спит без задних ног?
   Итого. Молодой организм сейчас на внешние раздражители не реагирует. Неопытный разум не знает, что "асфиксия рвотными массами - коварная угроза светлому будущему". Надо такой плакат напечатать и в ВУЗах вешать.
   Техническая сторона. М-да. Замок на доме не висячий - врезной. То есть дверь с таким замком можно запирать как изнутри, так и снаружи. Вывод? Если кто-то в доме есть, то он там находится с той же вероятностью, с которой его в доме нет. Диалектика и квантовая философия. Ладно.
   Как проникнуть в дом? Через окно, вестимо. А на нем решетка. Можно подумать, что все - не залезть Морозову на дачу. Фиг. Знаю пути. Так-то.
   Дынц-дынц-дынц.
   - Нина Александровна, дайте "струмент"!
   - А чего такое?
   - Да в дом залезу. Элька наверно дрыхнет там как медвежонок под медведицей. Проведу воспитательную беседу среди нее.
   Старуха пошла в дом за инструментами. Повозившись, притащила старый железный ящик - советских еще времен.
   Кстати, раз уж я здесь, а мое дите - там. Кто же может знать, кто с кем и когда, как не соседка - пенсионерка? Так, на всякий случай:
   - Нина Александровна, а вчера к Эле заезжал кто-нибудь? Она вообще с кем тут общается?
   - Эля - хорошая девочка.
   А я и не сомневался.
   - Понимаю. Я вот к чему. Сейчас я разбужу дочь, и буду говорить с ней. Мне килограмм лапши на уши навешают - знаю, сам был молодым. К беседе хочу подготовиться. Расскажите, с кем она общается тут, вы же здесь всех знаете?
   - Я-то? Не-не, я простая пенсионерка, огородом занимаюсь, некогда мне смотреть... А у молодых - дело молодое... Да мы не общались последнее время.
   Нина Александровна, похоже, на разговор не настроена. Ей неудобно разговаривать вообще или именно со мной? Не очень приятно, честно говоря.
   Ну да ладно, сосредоточимся на насущном: на плане проникновения в дом.
   Нижний этаж дома - технический. Я его делал под гараж и подсобку. Есть одно единственное окно, оно зарешечено. Так вот, эта решетка снимается; об этом знаю только я да один таджик (который ее и устанавливал своими кривыми руками). Обхожу дом, окно со стороны огорода... Ну, сейчас-то огорода фактически нет - кому садить-то? Слава Богу, хоть трава подстрижена. Поддеваю решетку стамеской, дергаю - есть, процесс пошел. Решетка держится на утопленных в стене штырях, но мощные с виду штыри не более чем фикция... Черт! Тяжелая решетка падает, больно ударяя по голени. Пытаюсь всмотреться в темное нутро первого этажа - ничего. Ну что же... Оконные блоки установлены тем же таджиком при том же безголовом хозяине - рейками наружу, так что вынимаем их, затем стекло - я и в доме (неловко падаю на пол). Темно и прохладно. Знакомые запахи... Пыль, бензин, старые вещи...
   - Эля!
   Тишина.
   Поднимаюсь на второй (жилой) этаж. Аккуратно, чисто, прибрано. И никого нет. Два дивана застелены. Третий этаж - полужилой. Здесь собраны старые вещи, ненужные в городе, но выбрасывать которые жалко; при желании здесь можно спать, особенно если отсыпаешься после заплыва по белой реке. Но зачем это делать, если есть второй этаж? Беспорядок на фоне второго этажа. И никого нет. Осталось спуститься и тщательно обыскать первый этаж. Там нет света. Ну, при мне не было... И если он есть сейчас, то я не знаю где его включить. Пошарахался в потемках... Единственное окно устроено так, что солнце никогда в него не светит. Зачем? Не знаю. Или не помню. Использую телефон как фонарик. Валяются старые вещи, в гараже доски, строительный хлам.
   Елки-палки! Чертова куча хлама. Теща-покойница еще и о подвале мечтала. Куда, кого? Барахло это почкованием размножается?
   Знаете чего? Я вот с женой развелся, ушел от нее. Или выгнали меня. Она сейчас сожительствует с этим мужиком - Артемом. Какого хрена, простите меня? Я, фактически, этому Артему отдал свою семью с имуществом! Полное обеспечение, так сказать. А он? Отнесся с благодарностью? Повел себя как хозяин? Да вот хрен вам. Мог бы и прибраться, в конце концов.
   На первом этаже никого нет.
   Подождите. Стойка с одеждой. Пошаримся по карманам - ключи, может здесь...
   Нет, ключей нет, зато есть... Телефон! Подхожу к окну - да, это вполне девчачий телефон. Тридцать шесть пропущенных вызовов. Круто.
   Тут, в тему, раздается звонок на мой.
   - Слушаю.
   - Сергей, ты что выяснил?
   - Э-э... Элю не нашел, в доме пусто, соседка никого не видела. Она, кстати, сказала, что с дочкой не общалась в последнее время.
   - Что же делать-то? Мне приехать?
   - Зачем? У Эльки парень есть? Подруги?
   - Да я всех кого знаю, уже обзвонила.
   - Че, на уши всех поставила?
   - Те че несешь? Дочь пропала...
   - Да загуляла она, сто процентов...
   - Как загуляла, если ее парень в Турции сейчас.
   Хороший мальчик. Наверное, слушается папу и маму и по утрам кушает кашку. А как еще охарактеризовать парня, который в девятнадцать лет... А сколько ему лет?
   - А этому парню сколько лет?
   - Да как Эльке, они учатся вместе.
   - Ну вот, парень в Турции кашку кушает, а деваха загуляла. Она с кем "тусовала" на даче?
   - Чего?
   - Ну, она же каждое лето на даче проводила. С кем она тут общалась?
   - Не знаю...
   - Мамаша, хлябь.
   - Ты на себя посмотри, забулдыга х...
   Бла-бла-бла.
   "Вкусный, бодрящий, льется в..." Ноздри расширились, пытаясь вдохнуть желанный запах.
   - Заткнись. Я телефон нашел. Розово-голубой, "Самсунг". Элька им пользовалась?
   - Да, это ее. А где нашел?
   - В доме, в куртке (это же куртка?).
   - Стой, а как ты в дом попал?
   - А как ты меня сюда отправляла без ключей? Стекло вынул.
   - ТЫ ИДИОТА КУСОК! Только ломать все можешь!
   - А КАК Я ДОЛЖЕН БЫЛ В ДОМ ПОПАСТЬ? Сама истерику устроила, что доча твоя пропала...
   - ДЕБИЛ!!! Запасные ключи на шкафу в прихожей! Ты в бане смотрел?!
   А чтобы в баню (без ключей) попасть я должен был крышу снять? Моя ласточка, кстати, пропустила "имбецил". И всего за шесть секунд я поднялся с "идиота" до "дебила" - расту, ум мой крепчает!
   - Нет. Давай, короче, я еще посмотрю тут и перезвоню. Ты своими визгами все равно ничем не помогаешь.
   Поздравляю. Моя бывшая жена - мчащийся вникуда рогами вперед баран-баба. Сметает все на своем пути. К человеческому языку, к человеческой логике не приучена и не может быть приучена - в силу своих бараньих мозгов.
   Ладно.
   Под прихожей имелся в виду коридорчик, ведущий от входа к лестнице на второй этаж. Да, на этом шкафу я не смотрел. Ключи здесь. Выхожу из дома, как цивилизованный человек.
   Вот интересно, Артемка справится с ремонтом стекла? Не, я и сам бы назад все вставил, вот только неохота стараться для такой неприветливой хозяйки.
   В бане пусто. Чисто и пусто.
   На выход.
   Что же, попытаемся зайти с другой стороны.
   Просматриваю набранные и входящие номера в найденном мной телефоне. Пропущенные - от "Морозовой-1", отметаем. Так, здесь несколько поименованных номеров во входящих-исходящих... Владик и Глеб - из мужских имен - звонили или были набраны вчера... Надя и Вера - женские...
   Ну, давай Надежда, понадеемся на тебя.
   Гудки.
   - Алло.
   - Здравствуйте, меня зовут Сергей Морозов, я отец Эли Морозовой.
   - Здравствуйте. Что-то случилось?
   - Да нет, просто Элька со вчерашнего вечера не звонила, я вот ее знакомых пытаю... Вы не знаете где она может быть?
   - Нет... не знаю. Она же на даче, там у нее своя компания.
   - Понятно. А вам она не звонила? Не говорила ничего? Может собиралась куда?
   - Нет... Ну, звонила в смысле, но мы болтали просто, про свои планы она не говорила ничего.
   - А с кем она на даче общается, она не расс...
   - Подождите, она раньше говорила, что их компания на заливе собирается.
   - На заливе?
   - Да, на заливе. На пирсе.
   - А про кого-нибудь из своей компании говорила что-нибудь?
   - Да нет, в общем. Вот про какого-то Владика рассказывала.
   Владик? Ладно.
   Абонент не доступен.
   ...
   Дачный поселок стоит на берегу залива. А пирс - это остатки заброшенного санатория. Сейчас одиннадцатый час. Если дачная компашка вчера перепилась, то высока вероятность того, что они сейчас на бережку-то и валяются. Или лечатся уже. Эх, молодость-молодость. Как приятно молодым: пьешь и ни о чем не думаешь. О полудне, например. Который наступает еще через... больше, чем час.
   Ладно, пойдем на пирс. Идти через весь поселок, лесок, пригорок - вот и...Пирс. Он-то на месте. А чего нет? Нет домика, в котором раньше, когда санаторий или курорт еще работал, держали катамараны, лодки и прочий инвентарь. На месте домика - куча обугленных бревен, прикрытых копчеными листами крыши. Да, славно погуляли. Хотя, я бы сказал, что спалить домик во время пикника - поступок 14-17-летних, но уж никак не совершеннолетних людей.
   Подхожу поближе.
   Обычное пожарище. Угли еще тлеют, и дым еще идет, но уже неубедительно. И? Дальше что?
   На пирсе сидит старик и ловит рыбу. Ну, по крайней мере, держит в руках удочку. Увидев меня, подпрыгивает и бежит ко мне. Ростом он мне чуть ли не по пояс оказывается, кстати.
   Я - предупредительно:
   - Здорово, отец.
   - Ты видал, че?, - показывая руками на дымящуюся кучу.
   - Отец, а чего здесь произошло?
   -... паскуды...?
   - Чего?
   - Ты че, сам не видишь? Сарай, падлы, спалили, - смесь облегчения с гневом. Почему облегчение?
   - Кто?
   - ... в пальто, - первое слово - точно не "конь".
   - Слушай, отец, я сам - отец. У меня тут дочь вчера была, я ищу ее. По порядку расскажи - что произошло?
   Старик оказался в затруднительном положении. И ко мне он обратился как к первому человеку, появившемуся на месте происшествия - с тайной надеждой на то, что я и есть решение его вопросов. Итак.
   Он - сторож санатория (или курорта), зовут - Николай Дмитриевич. Вчера лег спать в девять вечера. Гулеванили тут, да, слышал, определил по звукам. Такое часто происходит на территории санатория (все-таки), поскольку дачный поселок совсем рядом. Дмитрич не вмешивается, поскольку неизвестно, что можно ожидать от господ отдыхающих. Его задача проста: если портят имущество - нужно вызывать полицию. Поскольку вчерашнее действо происходило в стороне от домиков (развалин, Дмитрич, развалин), особо напрягаться он не стал. Придя сегодня на пирс, чтоб оценить последствия (и порыбачить заодно), увидел то, что вижу сейчас и я.
   Начальник трубку не берет, райотдел, куда он дозвонился, перенаправил его к участковому. Участковому он звонил - тоже не берет трубку. Так что сторож просто боится оказаться крайним: имущество уничтожено, а кто виноват и что делать?
   Понятно. Заражаюсь его настроением - напряжение перерастает в тревогу. Подобные дачные пьянки часто перерастают в драки. С самыми разными последствиями. С другой стороны - есть повод обратится в полицию. Придется этому поспособствовать.
   - А где участковый находится?
   - Да здесь рядом - в Калиновой Пропасти.
   В соседней деревне, получается. Рядом - да не рядом. По прямой (через лес) - рядом, а по дороге... Надо вернуться на трассу, проехать пару километров, а там уж добираться до деревни по проселочной. А время-то - уже около полудня. Черт. Хлябь. Е.... .... ...
   Эля. Виски. Эль плюс виски равно...
   Нельзя ехать с запашком. Придется сдвигать полуденный ритуал по времени. Ну и... дозу увеличивать. Сглотнул слюну. Все это хреново. Пара часов без заправки и я превращусь (в Золушку) в зомби. А если дорвусь потом - туши свет. Ну, вы поняли. А если не поняли - извините - несмазанный мозг отказывается работать.
   Все равно, ехать надо.
   - Давай, отец, я тебя подброшу. Пошли.
   - Пошли, Серега, - явное облегчение, - Только мне надо вот снасти домой забросить...
   Полуденный ритуал задерживается еще круче. Ладно. Решаю пройтись с ним - потороплю хоть.
   От пирса мы направляемся в сторону санатория через красивую сосновую рощу.
   Дмитрич выкладывает "стратегическую расстановку на вверенном ему объекте". С дачниками, председателем и "ихним" сторожем отношения не сложились. Во-первых, эта компания всегда стремилась "отгружать" мусор прямо в роще, а она принадлежит санаторию. Во-вторых, были попытки захвата участков из земель санатория. В-третьих - регулярные набеги дачников на то, что осталось от строений.
   Постоянные скандалы привели к тому, что Николаю Дмитриевичу запретили показываться на территории поселка. Даже в магазине.
   Поскольку меня более всего интересует сожженный сарай рядом с пирсом, я интересуюсь проблемой набегов дачников.
   - Да ты чего, Серега! Они же здесь все за свое считают! Да, рухляди, но не твое же, че лезть-то?
   Санаторские домики - полусгнившие остовы, которым не поможет уже никакой ремонт. Молодые деревья пробиваются сквозь трещины в асфальте и бетоне, подобно джунглям в древних городах Южной Америки.
   Сторож направляется к своему, судя по ухоженности, домику, продолжая беседу.
   - А эта-то банда вообще! Молодые пацаны сколько здесь порушили и пожгли...
   Выходит из дома.
   - Бандиты настоящие. Каждое лето, сколько уж живу здесь, чего-нибудь, да натворят.
   - В смысле бандиты?
   - Ну, хулиганы. Детки дачников. Летом постоянно здесь живут. Тем годом собаку бензином облили и подожгли, да так, чтоб она по дачному поселку бегала и горела. Чикатилы сраные. И в открытую, все, понимаешь. Всем дачникам похрену. Одна бабка одноногая пыталась их приструнить. Так они ее обматерили, яму выкопали и давай закапывать - хоронить вроде...
   Ё!!! Одноногая бабка?
   - Дмитрич, стой, а что за бабка?
   - Да не знаю. Мне это Нина Александровна рассказывала, хорошая женщина. Да, есть среди дачников и хорошие люди. Вот Нина - и приветливая, и готовит хорошо...
   Дальше его монолог перекинулся на амур-лямурные темы, посвященные хорошей женщине Нине.
   А я молча шел рядом, пытаясь переварить услышанное.
   Одноногая бабка - моя бывшая теща-покойница. По крайней мере, в то, что в дачном поселке есть еще одна старушка на протезе, мне не давал поверить здравый смысл.
   Еще раз.
   Есть Эля - заброшенный родителями ребенок.
   Есть ее бабка - пожилая женщина, с которой Эля постоянно жила летом на даче.
   Есть банда местных хулиганов, которые склонны жечь дома (или развалины) и собак. Бабка с хулиганами поцапалась. Она, может, и померла оттого, что произошло во время конфликта: вряд ли игра в похороны заживо, закончилась для пожилой женщины без последствий.
   Далее.
   Вчера моя дочь, скорее всего, пошла в какой-то компании на залив, пропала, а сегодня я нашел там сожженный сарай.
   Необходимо срочное вмешательство полиции. Ситуация, возможно, зашла слишком далеко. Хотя...
   Ну, была пьянка. Ну, с иллюминацией. Погуляли, сожгли никому не нужный сарай. И что? Мне ли не понять молодежь?
   Нет. Нельзя все так оставлять.
   Быть может, я потом пожалею о своем вмешательстве. Но сейчас наступил именно тот момент, когда я должен принять какие-то решения, взять ответственность на себя. Время сделать свой ход, понимаешь, Серега? Настало время включить свет и увидеть всех тараканов. А ведь они есть - тараканы-то. Есть, несмотря на то, что все мы много лет делали вид, что у нас идеальная чистота.
   Если эта "банда" как-то повредила Эльке или втянула ее в свои дела, то... То только официальное расследование сможет противостоять местной стене замалчивания похождений "деток".
   ***
   Участкового мы нашли у него дома. Он, выйдя из ограды к на улицу, вяло пояснил, что пожары находятся "вне его компетенции", звонить надо в пожарную охрану. Ну и что, что пожар завершился. Акт-то кто составлять будет? А без акта пожара не было. До свидания.
   Мы с Дмитричем в конце концов убедили его позвонить в районную службу МЧС и вызвать расчет на пожар. То, что к слову "пожар" надо добавлять "-ище", он скромно умолчал. И верно. Неизвестно сколько они будут ехать - а так хоть поторопятся.
   После этого я с ним немного пошептался - рассказал о своих поисках. Услышав, кого именно я ищу, полицейский совсем поскучнел. Да, ему известна дачная "банда", он уже имел с ними дело. Точнее не с ними, а с результатами их "дел". И дело тут вовсе не в горящей собаке, бегающей по поселку. Были дела и покруче.
   - В прошлом годе труп подняли на дороге к дачам. Молодая девка, смерть от удара в грудную клетку. О дорожный столб ее шваркнуло. А на руках - остатки буксировочного троса. Кто-то ее привязал к машине и волок, пока она не навернулась об столб. Так вот, свидетели показали, что покойница в поселок с Владиком Умановыми приехала. И вашу дочу там рядом видели. Ее потом опрашивали, она только "не помню" "не знаю" говорила...
   У меня такое ощущение, как будто я летом в прорубь провалился. Мертвая девка? Закапывания моей тещи вживую? Мою дочь допрашивали? Владик Уманов? Владик из телефона? Как все это состыковывается?
   Мозги ворочаются со скрипом. Я сейчас готов их смазать чем угодно, даже холопским пивом. Быстрей бы до дома доехать.
   Едем с Дмитричем обратно.
   Номер Владика у моей дочери в контактах телефона. Она общалась с ним, общалась с дачной "бандой". Она, возможно, была на стороне "банды" во время конфликта с тещей. Как иначе, ведь она и предыдущим, и этим летом поехала на дачу на все лето - как ни в чем не бывало. И ничего не говорила, насколько мне известно, о криминале, конфликтах, хулиганах.
   Ну что, Серега? Включил свет, и тараканы оказались ростом с человека? Так, надо успокоиться и все решения принимать на трезвую голову. Ну а если не на трезвую, так хотя бы на холодную.
   С другой стороны. Возможно, Элька сейчас уже дома, ищет свой телефон, ну а пьянка-гулянка прошла без эксцессов, поскольку сожженный сарай, на фоне других событий, эксцессом вряд ли можно считать. Но это не отменяет того, что Элька вляпалась давно и глубоко. И требуется срочное вмешательство родителей в ситуацию.
   Прямо за рулем набираю номер Владика. Абонент не доступен.
   Черт, о чем я вообще думаю? Мою дочь допрашивал следователь по какому-то уголовному делу?! А ее мать-то в курсе? Тещу закапывали? А "Морозовая" в теме? Хлябь... Тварь и сука, тут в ее семье такое творится, а она все по городу бегает за Артемчиком, п...й торгует... И мне - ни единого слова. Все у нее в порядке. Классно. Сейчас, Дмитрича высажу...
   Сторож выходит у ворот поселка и направляется в свой санаторий через лес - не хочет появляться на враждебной территории, как и было сказано.
   Я доезжаю до дома, убеждаюсь в том, что он так же пуст и звоню бывшей благоверной.
   - Слушаю, нашел?
   - Нет. Ты, падла юродивая, ты вообще знаешь, что у твоей дочери происходило? Или пох.. на все?
   - ... Ты о чем?, - не первый раз в жизни я говорю с ней в таком тоне, но первый раз, будучи трезвым. Раньше она бы трубку уже бросила.
   Рассказываю ей обо всем, что узнал. Как и предполагал, она не в курсе.
   - Так, все, я выеду после работы - после восьми. Полицию подключил?
   - Пока нет фактов, участковый отмахнулся, сказал, что молодые загуляли да и все. Хотя пожарники скоро приедут, может от них толк будет. Но ждать-то не надо. Поедешь сюда - Артемчика прихвати с собой, будем обходить все участки членов "банды", насобираем родителей, и тогда уж полиция не отвертится. Или лес прочесывать пойдем.
   - Он в командировке.
   - Да? Ну, пошла ты на ....
   Отключаюсь.
   Еще раз набираю телефон Владика. Абонент не доступен.
   Так, обходить участки? Надо выяснить, кто входил в компанию. В "банду".
   И еще. Скорей бы выпить. Башка раскалывается.
   ...
   Дынц-дынц-дынц.
   - Нина Александровна! Это Сергей!
   Открывает.
   - Ну что, нашлась?
   - Не. Нина Александровна, я тут поузнавал про Элину компанию... Я думаю, вы в курсе того, что здесь происходило. С кем она общалась? Ответьте, пожалуйста, поймите, я же отец. Они сейчас, может быть все вместе у кого-то дома...
   - Сережа, я не буду вмешиваться. Ты пойми, я здесь постоянно живу. А что будет, если мне спичку кто-нибудь через забор бросит?
   Ну, от брошенной через забор спички ничего не будет, вообще-то.
   - Нина Александровна, я не прошу вас вмешиваться, вы просто скажите, с кем общалась моя дочь. Я пройду по участкам и выясню кто где...
   - Нет, Сережа, извини.
   Захлопывает калитку перед моим носом.
   Ну, что же, возвращаюсь в дом.
   Слишком много всего. Голова, черт. Надо снять напряжение. О!
   Таба-да-бам. Торжественный момент. Сейчас два часа, можно считать, что отложенный полдень наступил...
   Подождите, еще одно.
   Звоню.
   - Алло?
   - Надя? Это Сергей Морозов, я вам звонил сегодня по поводу Эли.
   - Нашли?
   - Нет, поэтому и звоню. Ты все-таки, может, вспомнишь кого-то, кто знает Элькину компанию здесь - на даче?
   - Да нет... А вы на ее страничку "вконтакте" зайдите, они наверняка там есть.
   - "Вконтакте"? А, в Интернет в смысле? Ну ладно, спасибо...
   Можно отправиться по участкам, и спрашивать у всех подряд про Владика Уманова и Элю. Да. Но это - потом. Сейчас наступает главное событие этого дня. Погоди, я же с утра ничего не ел. Поднимаюсь на второй этаж, нахожу лапшу быстрого приготовления и грызу ее сухой. Запивать не надо - рот переполняет слюна. Хотя вот Иося и Мотя с иконы в красном углу не одобряют. Да и пошли вы.
   И вот: в лучах моего воодушевления на свет извлекается она - моя фляжечка. По ритуалу я должен отпить половину, но, думаю, что с учетом задержки можно позволить себе и побольше...
   ***
   Просыпаюсь в сумерках. Я на втором этаже на даче. На диване. Проснулся оттого, что с первого этажа раздаются какие-то звуки. Шаги.
   - ЭЛЯ! - кричу не вставая.
   Молчание. Шаги затихают. И раздается стук. Бам-бам-бам. Стучат чем-то по дереву.
   - "Морозовая", ты?
   Молчание.
   Еще раз: бам-бам-бам. Свет, естественно, не включен. Полумрак. Встаю. Бам-бам-бам.
   - Кто там?
   Молчание. Кто-то возится внизу, на первом этаже.
   Хлябь, почему я дверь не запер?
   Осторожно подхожу к лестнице на первый этаж. Там кто-то есть. Стуков больше нет, но едва различимые звуки слышны. Кто-то стоит там, в темноте. Дышит.
   Волоски на шее встают дыбом. Хмеля как не бывало.
   В моей руке все еще фляжка. Зажимаю ее покрепче и начинаю спускаться по лестнице. Пытаюсь не издавать звуков, но лестница предательски пронзительно скрипит.
   Хлябь.
   - Кто здесь?
   Дурацкий вопрос, но подкрасться все равно не удалось.
   Шаг и... Моя нога вдруг проваливается в пустоту - я лечу вниз. Там, где должна была быть ступенька - пустота - и я валюсь плашмя на пол, ударяясь головой. Из глаз сыплются искры, я чувствую движение воздуха, я понимаю что сейчас произойдет...
   Что-то тяжелое и металлическое опускается на мой череп с огромной скоростью; в последний момент своей жизни я понимаю это; Сварог, я иду на твои радужные луга, буду голым бегать по ним, весь мокрый от росы, прими меня...
   ***
  
   Женщина, истеричка, мать
  
   Ночь. Город. Высотка. Окно.
   Свет пробивается сквозь шторы.
   В комнате за трюмо сидит голая женщина. Уже сорок минут она красит левый глаз.
   В квартире пусто. Артем в командировке. Мама умерла. Сергей исчез. Эля исчезла.
   Пустота. Женщина одна.
   Неожиданная идея приходит в голову: они специально сговорились. Все. Женщина им надоела. Достала. Опостылела.
   Слезы расширяют черную дорожку на ее лице. Ну, это слева. А справа лицо вроде неплохо выглядит. Лампы в трюмо устроены таким образом, чтобы их свет скрадывал морщины. Поэтому правая сторона лица - хоть куда. Если женщина оденется и выйдет в город, поворачиваясь ко всем только правой стороной, то станет многим нужна. И эти предатели еще пожалеют. Особенно он.
   Женщина думает о том, какая же она безнадежная выблядь: пропала дочь, а она про мужика думает.
   И черная дорожка на ее лице и теле расширяется и удлиняется.
   Женщина не смогла приехать к нему тогда, когда она обещала: пришлось задержаться на работе до "двадцати трех". Потом она смогла только до дома-кровати дотащиться.
   "Но он же там, он разберется!"
   Поехала сегодня утром. Дом не заперт. И пуст. Сергея нигде не было. Брошенная машина. На первом этаже нашла фляжку. Никогда в жизни, ни при каких обстоятельствах Сергей Морозов не расстается со своей фляжкой. Он даже на самолетах не летает потому, что жидкости с собой проносить нельзя. А уж тем более спиртные напитки. Так что предположение, что бывший муж потерял по пьяни, оставил, забыл свою драгоценную фляжечку - абсурд по степени своей равный Папе Римскому, танцующему стриптиз в гей-баре. Так Морозов бы сказал.
   Женщина пошла к Нине Александровне, та ничего не знала. Судя по тому, что рассказывал Сергей, этого следовало ожидать. Тогда она нашла Николая Дмитриевича. И тот рассказал, что пожарные разобрали сгоревший сарай. В развалинах нашли человеческие кости. Прибыла полиция, дело передано в следственное подразделение. Сторожа уже допрашивали, он рассказал следователю о "банде". Следователь сказал, что нужно срочно связаться с родственниками молодых людей.
   Женщина поехала в город. Останки и вещи предъявили к опознанию. Эли среди погибших нет - не были найдены останки с брекетами на зубах.
   Женщина вернулась домой, приняла душ и принялась за то занятие, за которым мы ее застали - начала красить левый глаз.
   Надо что-то делать. Нельзя сидеть на одном месте. Нельзя спать.
   Оделась, собралась, закрыла квартиру. Постояла-подумала в подъезде и вернулась. Прошла в обуви, открыла сейф и достала оттуда охотничье ружье сожителя. Замотала его в тряпки; снаряженные патроны засыпала в сумочку.
   Все. Она готова.
   Женщину зовут Евгения Морозова.
   "Морозовая Женя" - по выраЖЕНЯю Сергея. Про это он тоже сострил бы.
   ***
   Несколько часов спустя - солнце уже освещало машину - Женя ехала в дачный поселок.
   До того как она покинула город, она совершила две не совсем приятных поездки. Просто надо было кое в чем убедиться.
   Во-первых, она заехала проверить нынешнюю квартиру Морозова. Он очень удивился бы, узнав, что у первой бывшей жены есть дубликат ключей от его дома. Там было, ожидаемо, пусто.
   Во-вторых, состоялся совсем уж недипломатичный визит: ко второй бывшей жене. Там было не пусто, но тех, кого разыскивал женщина, не было. Когда дверь, после долгих звонков, наконец, открыли, Морозова, ничего не объясняя, оттолкнула хозяйку, и пробежалась по всей квартире.
   Оставался еще один нерешенный вопрос в городе.
   Женя взяла трубку, и, не останавливая машину, набрала номер.
   - Алло?
   - Слушаю вас, Морозова. Вы в курсе, сколько сейчас времени? - профессору Мальцеву приходилось уже общаться с бывшей женой своего работника во время их (Жени с Сергеем) битвы за алименты.
   - Извините, Владимир Геннадьевич, Сергей пропал.
   - Как пропал?
   - Эля, наша дочь пропала, Сергей поехал ее разыскивать и тоже куда-то исчез. Я звоню, чтобы уточнить: Сергей что-нибудь делал по той возможности преподавать в Америке?
   - Что? Нет... А почему вы...
   - Спасибо большое, извините, не могу говорить,- положила трубку.
   Получается, что ответы на все вопросы можно получить только там - на даче. Женщина покосилась на соседнее сидение - там лежало завернутое в тряпки ружье. Ход сделан - в Жениной пьесе появилось оружие, и оно должно было выстрелить в нужном направлении и в нужный, нынешней владелице, момент. Хотя, быть может это просто символ решительности человека вернуть жизнь в привычное русло.
   Заехала в поселок и остановилась перед домом - рядом с машиной Сергея. Морозова вышла, подергала дверь дома - заперто, открыла, зашла.
   Постояв на первом этаже, в попытке осмотреть место, где она вчера нашла фляжку, бросилась на второй. Освещение здесь от простой лампочки, свисающей с потолка на черном кабеле.
   Подставив стул, женщина начала дергать кабель. Под ее напором скобы, удерживающие кабель на своем месте, стали разгибаться одна за другой. Так, сдергивая скобы, она утащила кабель с лампочкой к лестнице, и, затем, на первый этаж. Впервые с момента постройки дома здесь стало светло.
   Женщина присела на корточки, начала осматривать пол. Нет... Царапин, следов крови, ничего такого... Но вот... Лестница. На ступеньках следы. Как будто по ним били молотком или чем-то тяжелым. Царапины и вмятины. Свежие - не потемневшие от времени. А вот гвоздь, забитый не до конца. Это точно не следы ремонта - слишком небрежно все сделано. Значит ли это что-то?
   Морозова медленно поднялась на второй этаж. Прошла всю комнату, остановилась, обернулась. Блуждающий взгляд обшарил комнату. Косметичка.
   Новый приступ лихорадочной активности: косметичка распотрошена, ее содержимое высыпано на пол. Нет, не интересно - хитрое женское барахло небрежно откинуто ногой самопального следователя в угол.
   Бросок на кухню - мусорное ведро опрокинуто на пол. Очистки, ошметки, упаковки... Тоже ничего. Женщина застыла - только глаза бегают.
   Что? Нет - сорвалась с места - на улицу. Там в углу дом-ограда уже более солидная куча мусора, упакованного в синие мешки. Один за другим они были порваны, Морозова присела на корточки, роясь в мерзкой куче. Все бумажки - налево, остальное - направо. Ничего, ничего, ничего... Но... Это... В пустой коробке из под женских гигиенических средств маленькая бумажка. Чек.
   Дата - неделя назад. Что в чеке?
   Прокладки. "Жидкость для...". "Экстрадент клей для фикс..." Для фиксации чего? Похоже, что женщина знает ответ на этот вопрос. Видимо приходилось сталкиваться. "Актрапид чм".
   Что-то в этом чеке спровоцировало новый приступ активности: поиски в мусоре прекращены, Женя выскочила на дорогу... Остановилась, поправила волосы, несколько раз глубоко вдохнула. Затем вытащила из машины ружье и направилась к соседскому участку.
   Дын-дынц-дынц.
   Нет реакции. Дверь никто не открыл.
   Посверлив взглядом калитку (красный сайдинг; высота - чуть выше головы), размахнулась и со всей дури врезала по ней прикладом. Бум - загрохотал весь забор. Еще раз - бум, бум. Под таким напором калитка прогнулась, предоставляя возможность просунуть руку и оттянуть защелку. Открыто.
   На весь этот грохот никто по дачной улице не отреагировал: возможно, местные обитатели просто привыкли к шуму со строек.
   Женя ворвалась во двор, оглянулась по сторонам - где, что?! - хозяйка выбежала ей на встречу. Одним движением - ра-а-аз - как красноармеец винтовкой со штыком, ткнула ружьем в лицо Нине Александровне. Та, вздрогнув, грузно осела на землю. Кровь изо рта.
   - Сука, где мои дочь и муж!!!?
   Хозяйка захлебнулась красной слюной, не в силах вдохнуть.
   - ГДЕ!!?
   Женя угрожающе подняла ружье.
   - ...не... я... не...
   - Я тебе щас кости переломаю, падла...
   Внезапно крепкие руки сзади обхватили Женю, ухватились за ружье, дернули на себя и вбок. От неожиданности, по инерции, Морозова завалилась на землю, ружье, впрочем, не выпуская.
   Защитником хозяйки оказался молодой коренастый человек. Белобрысый. Глаза выпучены.
   - Ты че творишь...?
   - Егоф, не надо, - это, выплевывая кровь, вмешалась, наконец, хозяйка, - Это Женя Мофозова, мама Эли... Фтой я тебе говофю!
   Услышав "Мофозова, мама Эли", парень дернулся в сторону Жени, но был остановлен движением руки, все еще сидящей на земле, хозяйки.
   - Уфпокойтесь,- сплюнула кровь,- Нам надо все обфудить...
   ...Через десять минут трое сидели в беседке на участке Нины Александровны. Хозяйка прижимала ко рту окровавленный платок. Кровь, впрочем, уже остановилась, судя по всему.
   - Да, это мне Эля покупала инсулин, - прокомментировала хозяйка, предъявленный ей чек.
   - Подождите, вы же Сергею сказали, что не общались с дочкой.
   - Ничего я такого не говорила. Он, наверно, не так меня понял...
   - Кх-кхм, - мужчина прервал женское воркование, и беседа стала более осмысленной.
   - Это Егор, брат Любы Гороховой. Ты знаешь, кто такая Люба?
   - Нет... Та девушка?
   - Да, та девушка, которую убили Владик с друзьями.
   Нина Александровна рассказала историю "той девушки".
   Прошлым летом Влад привез из города двух подружек. Парней было пятеро, девушек - считая с местными - четверо. Во время пикника среди парней возник спор - кто с кем. Они решили спички тянуть. Одна из привезенных девушек - Люба - возмутилась. Она завила, что вечер прошел хорошо, все хорошее когда-то заканчивается и ей пора в город. А проблемы местных парней должны решаться ими по мужски - с помощью рук и местных шалав. Этим заявлением она настроила против себя всех присутствующих - в том числе и приехавшую с ней подругу. Компания решила удовлетворить Любину просьбу, но теми методами, которые у них приняты - ее руки связали буксировочным тросом, который прицепили к машине. И повезли - или повели - ее по направлению к городу. При этом потехи ради, за руль садились поочередно все присутствующие. Развлечение закончилось смертью Любы.
   - То есть ты приехал сюда мстить? А чего так поздно - через год? - Женин вопрос Егору.
   - Не мстить. Я приехал добиться правды. Уголовное дело возбуждено, но подозреваемых или кого там, нет. В армии я был, поэтому только сейчас приехал.
   - Ладно. А...
   Хозяйка прервала Морозову:
   - Женя, подожди. Когда Егор приехал, он хотел обойти поселок и опросить жителей. Слава Богу, начал с меня - у магазины мы столкнулись. Я его остановила. Но не в этом дело. Когда Люба ударилась об столб, за рулем была Эля...
   -...Ты откуда знаешь?! - выкрик.
   - Подожди, не кричи. Успокойся. Я поэтому ничего Сереже не говорила, вы ведь родители, вы не захотите услышать все, выслушать. Подожди... Эля была за рулем. Как все случилось, Влад вышел из машины, перерезал трос, и все уехали. Ну, чтобы не заметил никто - на дороге же стояли...
   - Ты была там?
   - Нет. Мне рассказали все.
   - Кто?
   - Тот, кто там был и все видел.
   - Вранье.
   - Женя, давай спокойно разговаривать. Я тебя как мать прекрасно понимаю. Но ты же ничего не добьешься, если будешь все враньем называть и все.
   Молчание.
   - И чего вы хотите?
   - Я не... Женя, у тебя есть свои цели, у Егора свои... Ты пойми, если ты... Ты если будешь бегать по поселку с ружьем и всех лупить им или стрелять, там, тебя сдадут в полицию и все. А нам сейчас здесь... Нам надо выяснить, что произошло. Тем более сейчас, когда все, кроме Эли, мертвы...
   - С Х... ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО ОНА НЕ УМЕРЛА?!!!
   ...
   -...Но ты сама сказала, что ищешь ее...
   - Я ее любую ищу!
   Молчание.
   Теперь его прервал Егор.
   - Послушайте... И вы и я заинтересованы в том, чтобы найти ее. Найдете ее живую или мертвую и что вы прятать ее будете? Нет. Ясно, что ваша дочь попала в историю и вы сами...
   Морозова, не обращая внимания на парня:
   - Какого хрена, откуда тебе знать, что она не сгорела?
   - Женя, остановись, наделаешь глупост...
   - Ты на хрена Сереже ничего не рассказывала?
   - Женя, остановись. Он сам все узнал. Ну, рассказала бы я и что? Кто-то... похитил его и наверняка это тот, кто спалил сарай. Как бы это уберегло его? Ну, то, что я рассказала бы ему все?
   - Ты с чего говоришь, что его похитили? Я ничего такого не говорила. Я просто спросила, где он и Эля, - вместо истерично-визгливого, тон стал мягко-вкрадчивым. Щелкнули взводимые курки:
   - А ну, встали оба!
   Следующие пятнадцать минут Женя осматривала участок и дом, ведя перед собой Егора и Нину Александровну. Егор, похоже, не слишком серьезно относился к наставленному на него оружию. Да и Нина Александровна показывала свое хозяйство с усталой снисходительностью.
   Когда осмотр был окончен, все трое встали посреди двора.
   - Ну, убедилась? Говорю же тебе: я как с твоих слов поняла, так и сказала.
   Егор:
   - Евгения...?
   - Евгения.
   - Теперь вы убедились, что ваши родственники пропали не по нашей вине?
   - А чего это вы все "мы" да "мы"? Вы кто друг другу?
   - Женя, ты все слышала.
   - Нина Александровна, а ваш-то какой интерес в этом деле? Вы зачем этому парню вообще помогаете? - Морозова перешла на "вы" и имя-отчество. Похоже, хороший знак для ... заложников?
   - Я устала бояться, Женя.
   - Чего?
   - Банды Владика.
   - Чего ее боятся? А полиция? Или участок бы продали, да и все...
   - Полиция не смогла даже убийцу Любочки найти, а на все остальное просто не реагировала. Продать? А с чего? Мой муж купил этот участок, он здесь, считай, умер. С чего я должна была поддаваться Владику и бежать? Твоя мама, кстати, так же считала...
   Женя замерла. Ствол ружья опустился.
   Егор:
   - Давайте я ружье разряжу.
   - На месте стой. Сама могу.
   После этого последовал более конструктивный диалог.
   Вот что сообщила Нина Александровна.
   Банда Владика Уманова возникла в поселке давно - когда тот еще был совсем пацаном. Он объединил под своим началом нескольких ребят, так же болтавшихся без дела по поселку. Никакого устойчивого криминального интереса у банды не было - все делалось исключительно под настроение и для развлечения. От избытка свободного времени. Они становились старше, но поступки их оставались такими же - детскими и бессмысленными. Их можно было бы назвать "шалостями" - да, именно так, в кавычках. Взрослые регулярно ловили банду на тех или других проступках. Родители наказывали своих детей, оплачивали ущерб, а затем все повторялось.
   Особенным стало то лето, когда члены банды облили бензином и подожгли собаку. С самого начала дачного сезона члены банды повели себя особо агрессивно: драки, шумные пьяные гулянки, дикая езда на машинах по поселку и по дороге, ведущей к трассе. Но инцидент с собакой и Жениной мамой - это вершина их карьеры на тот момент.
   Теперь о главном.
   Эля. Тихая застенчивая девочка. Она с удовольствием присоединилась к дачной компании - еще тогда, когда провела первое лето в Калиновой Пропасти. Во время конфликта банды с бабушкой ничью сторону не принимала, однако, когда все закончилось, уговорила старуху в полицию не заявлять, маме не говорить, к родителям членов банды не ходить. Бабушка пошла на все это - ради внучки. Нине Александровне она объясняла, что Эля влюблена во Владика, поэтому и защищает его.
   Про убийство Любы Гороховой.
   По версии Нины Александровны, Эля приревновала Владика к Любе, и специально повысила скорость машины, сидя за рулем. Все это привело к трагедии.
   По последним событиям.
   Некто запер дверь в сарай, в котором находились члены банды. Облил бензином и поджег. С учетом новой информации: Эли среди погибших нет, и это выводит ее на первое место среди подозреваемых. Например, она, разочарованная во Владике, обиженная отношением к ее чувствам, в отместку за обращение с покойной бабушкой вершит, таким образом, свою расправу. Но исчезновение ее отца необъяснимо. И это обстоятельство дает возможность строить и другие версии. Например... Например папа Эли давно все узнал и решил помочь дочери выпутаться из истории с Любой Гороховой, убив всех свидетелей.
   Нина Александровна выложила все это ровным голосом, но... нет, судя по блеску в глазах, она получает удовольствие от происходящего.
   Встречную версию озвучила Женя: запер и сжег в сарае банду Егор по наводке Нины Александровны. Сергея они каким-то образом устранили, поскольку тот узнал что-то важное.
   Стороны постояли-помолчали, а затем пришли к выводу о том, что на текущий момент они вполне могут сотрудничать. Пока что.
   Итак. Необходимо точно установить, кто именно погиб при пожаре. Нина Александровна побеседует со своим другом Николаем Дмитриевичем - его допрашивал следователь, он вполне может что-то знать. Женя и Егор пойдут опрашивать родственников членов банды.
   - Нина Александровна, а откуда у вас, все-таки, информация о том, что происходило во время смерти его (показала на Егора) сестры?
   - Жень, ну я давно же здесь живу. Кстати, с тебя три тысячи за калитку.
   - Ладно. Я заплачу. И еще. Если я узнаю, что это вы стоите за исчезновением Эли и Сергея, я вам голову оторву. Без угроз.
   На том и порешили.
   Женя с Егором вышли на улицу, чтобы начать свой обход.
   Звонок.
   - Да, Тема... Все в порядке... Нет, не на работе, тут с дачей проблемы возникли, разбираюсь... Да председатель товарищества позвонил, сказал, что за электричество за три года не плачено, отрезать будут... Да, козлы... Да нет, задержусь, тут дачу в порядок надо привести, Элька ее запустила, а меня на неделю на работе отпустили... Слушай, ты когда весной окно на втором этаже ремонтировал, ты лестницу это... ремонтировал?... Как не знаешь?... Что? Ты же мне сказал, что сам все делал... Как его зовут и где найти?... Слушай, дружок, если у тебя деньги лишние ты их мне отдавай... У тебя из какого места вообще руки выросли? Вот Морозов, даром что алкаш... Ну все, давай, пока, целую.
   Убрала телефон, повернулась к Егору:
   - Слушай, а у Николая Дмитриевича челюсти вставные?
   - Да, а что?
   - Да нет, так просто...
   ...
   Последовавшую часть дня Женя и Егор обошли участки предполагаемых членов банды. В основном с отрицательным результатом - дома были пусты, что вполне объяснимо: вряд ли человек посвятит себя выращиванию морковки после известия о мучительной гибели любимого чада. Хотя, столь уж и любимого?
   Так что в целом можно было говорить о том, что Ниро Вульф из Нины Александровны не получился. Хотя комплекция совпадает, это - да.
   В доме Веры Сотниковой была ее бабушка, но никакими данными о ходе следствия она не располагала; она вообще пребывала в убеждении, что Верочка (вторая девочка в банде) сейчас в городе, собирается в поездку к Черному морю.
   Женя решила подвести итог:
   - Я поеду в город. Найду там родителей членов банды. И уже нормально все у них узнаю.
   - Ладно. Я здесь останусь.
   Помолчали.
   - Зайдем-ка еще раз на участок Умановых,- возобновила разговор Женя.
   - Зачем?
   - Хочу кое-что проверить. Владик и Эля у нас главные герои, если верить вам с Ниной Александровной. Свой дом я проверила, а к Владику - не заглядывали.
   - Там же пусто и заперто. Вы что, вломиться туда хотите?
   - Егорий. Ты остаешься здесь. Я не знаю, что ты там хочешь от моей дочери. Ты полагаешься на полоумную бабку. Дело твое, но с учетом вас двоих, я хочу проверить все места, где может быть Эля. Я не допущу, чтобы ты причинил ей вред. Поэтому я иду туда. Идешь ты со мной или нет - дело твое.
   ... Участок Умановых. Заросший, нет намека на огород; старая теплица заросла побегами сирени. Дом деревянный, с мансардой; морилка слезла уже во многих местах, и дом приобрел совсем не модный серо-коричневый цвет. Баня, в противоположность - новая, светленького цвета свежего дерева. Участок обнесен сеткой, так что интима на нем не жди - все видно с улицы.
   Женя уверенно зашла во двор, на ходу бросила:
   - Баню проверь.
   Егор пошел к бане, очевидно недоумевая, что значит "проверь".
   Морозова же, на ходу подняв ржавую железную полосу, устремилась к двери, намереваясь ее отжать. Остановилась, приглядываясь, вдруг, к теплице. Очевидно оттуда тоже за ней смотрели, потому что кто-то, неразличимым пятном (из-за рельефного пластика тепличного покрытия) метнулся к выходу. Ра-а-зз, и человек уже не в теплице, а упирается руками в забор, разделяющий два смежных участка, в попытке его перемахнуть. Беглец и не смог заметить, что металлическая полоса, поднятая женщиной, уже не покоится на ее руках, а летит прямо в него. И в итоге, его чемпионский прыжок через забор сорван этим снарядом, попавшим не куда-нибудь, а прямо по руке. А руки, знаете ли, очень важная часть тела для прыжков через заборы в дачных поселках.
   Человек хватается за пораненную руку и сгибается, не в силах по-другому успокоить боль. А Женя уже стоит над ним, тыча ему в лицо своим ружьем.
   - А ты, стало быть, Владик? Дом открой.
   Владик завел настырных гостей в дом. В процессе видно, что, обнаружив живого Уманова, Женя старательно выбирает позицию, при которой и Егор и хозяин были бы перед ней. На линии, так сказать, огня.
   Владик - худощавый молодой человек, чернявый, симпатичный. Наверное. Экстремальная ситуация заставила его лицо застыть в напряженно-плаксивой мине; тяжелое дыхание и дрожащие руки (рука, потому что поврежденную не видно - он зажал ее подмышкой) так же подтверждали испытываемое им "сильное душевное волнение".
   В доме Морозова первым делом повесила ружье на плечо, затем толкнула пленника; когда тот упал на пол, она проникновенным голосом сказала:
   - Я решила отрубить тебе три пальца, - взмахнула металлической полосой. Парень еле успел убрать руку с того места, в которое воткнулось ржавое оружие.
   - Ну, если пальцы не хочешь, тогда х...
   - Э-э-э, - Егор остановил раздухарившуюся женщину. Если это игра в доброго и злого следователя, то очень убедительная. Настолько убедительная, что Владик всецело готов пойти на сотрудничество.
   Да, он Владик Уманов. Он едва не сгорел позавчера.
   Эля сказала, что ей позвонил следователь, и что всей компании надо собраться и обсудить сложившееся положение. После смерти Любы Гороховой атмосфера в банде была уже не та, но, следуя старым традициям, все собрались в обычном месте - в сарае у пирса.
   Вот только сама Элька не пришла. Позвонила, когда все уже были на месте, и сказала, что мать ее в город срочно везет. Что-то по учебе.
   Ну и ни че. Начали говорить-обсуждать, потом как всегда все... Водка, закусь, все дела. Когда веселье было в самом разгаре, со всех стен сарая одновременно повалил дым. Владик смог сориентироваться, попросил ребят подсадить его, дотянулся до балки, оттуда выбил ногой железный лист крыши, спрыгнул и убежал.
   Почему не пошел в город, в полицию? Боялся. Боялся того, что в результате разбирательства вылезет наружу история с Любой. Его родители сейчас на отдыхе за границей, надо просто подождать, пока они вернутся и защитят его. В город не поехал из страха, что все его знакомые под колпаком. Добежал до своего участка, сел в машину и прятался в ней на территории санатория.
   Сюда вернулся, потому что жрать захотел.
   Откуда такой страх? Да Элька все рассказывала, как ее допрашивали, все выведывали про него. Если папа с мамой узнали бы про ту историю с мертвой девкой Гороховой, Владику несдобровать, но чего уж сейчас...
   Да, Элька-дура была за рулем тогда, он не виноват, это она весь прикол испортила.
   Где она сейчас - не знает, а разве не вы ее увезли? Неужто соврала? Во - дает.
   Нет, он - Владик - не дебил. Все же прикольно было, и если бы не эта мертвая девка Горохова...
   Нет, Владика не надо бить, дяденька. Нет, Владик не подозревает, что он и "дяденька" почти одного возраста.
   Судя по характеристикам, которые давали Уманову другие люди, и его теперешнему поведению, Владик просто начал косить под дурачка.
   Кто был в сарае? Владик, Вера, Костян, Мухаил, Серый, Глеба.
   Тетя, а когда вы деньги отдадите, которые Эля занимала на взятку следователю? Она же никакую взятку не давала, верните, сумма крупная... Ладно-ладно, забудьте, Владик и так вам благодарен за то, что вы его не покалечили...
   - Слушай, Уманов. Вот ты сбежал через крышу. А че другие не сбежали? - это Женя задала естественный вопрос.
   - Да я в последний момент... Там дымище стоял, все задыхались уже. Говорю вам, дым сразу такой попер, я ваще еле двигался.
   - Да? А похоже на то, что ты сам своих дружков спалил. Все мертвы, а ты - нет. Сам подумай. Ты выскочил, а они - нет. Так не бывает...
   Допрос прервался звуком с улицы: недалеко остановилась машина. Совсем недалеко.
   Двое ворвавшихся в чужой дом переглянулись - их положение сейчас весьма щекотливое. Владик же сориентировался быстрее - рывок к Морозовой - и железная палка уже у него в руках, взмах - и она летит в окно. Шум разбившегося стекла разрушает оторопелую тишину.
   - Эй, кто там балует?! - с улицы настороженно-возмущенным мужским голосом.
   Женя, стряхнула с себя паралич, толкнула Егора к выходу. В дверях, нет - на крыльце - навстречу им осторожно поспешал (именно так) пожилой мужик. Увидев незнакомцев, отреагировал:
   - Эй, вы, вы кто, и вообще...
   Морозова обернулась назад, не обращая внимания на встревоженного соседа:
   - Владик, прекрати истерить, твои родители все равно все узнают, - и, спокойно обогнув ошарашенного пенсионера, направилась к выходу с участка.
   По лицу мужика видно, что услышанная им фраза, истолкована верно: конечно же, все как всегда - Владик опять чего-то натворил.
   Парень тоже понял, что здесь его репутация сработала против него, так что просто проводил незваных гостей фразой:
   - А ты совсем как одноногая бабка!
   ***
   Пути Жени и Егора разошлись - она пошла к поселковому сторожу, он - куда-то... К своему Ниро Вульфу, наверное.
   Дом сторожа, расположенный при въезде, был разделен на две неравные части: в одной - жил сам сторож, а другую занимали, так сказать, сезонные работники.
   Саид - работник, про которого рассказывал Артем - был на месте, сторож вызвал его на улицу для переговоров.
   - Здравствуйте, хозяйка. Печь не ложу, фундамент нет, деревянные работы только с вашим инструментом.
   Деловая хватка. Человек опытный.
   - Ты весной окно правил в крайнем доме по Северной улице...
   - Хозяйка, пластиковые закажи, я их сам вставлю. Не надо никого нанимать, я все промерю...
   - Подожди. Ты окно ремонтировал?
   - Хозяйка, не нанимай никого из фирмы, я тебе так все установлю...
   - ТЫ ОКНО РЕМОНТРИРОВАЛ?
   - А что, стекло хозяин привез, он сам и замерял, это не я замерял. Ты пластиковые окна закажи...
   - Ты лестницу в том доме ремонтировал?
   - Пластиковые окна хорошие. Пакет поставил - и не ломается.
   - ТЫ ЛЕСТНИЦУ РЕМОНТРИРОВАЛ? - Женя попыталась изобразить спускающегося по лестнице человека.
   - НЕТ!
   - Понятно,- развернулась и пошла прочь.
   - Эй, хозяйка! Печь не ложу, фундамент нет!
   ***
   Морозова тащилась по поселку к своему участку. Тащилась? Медленно шла; обмотанное ружье почти волочилось по земле - рука, державшая ремень, безвольно опущена. Женщина или сильно задумалась, или груз, взваленный ею на себя, оказался слишком тяжелым. Или просто сильно устала - столько времени не спать-то.
   Дошла до своего участка, подергала дверцы машины Сергея - закрыты, направилась к дому, заперла его. Остановилась, вспомнив о чем-то, обогнула дачу. Решетка с окна лежала на земле. Женя прислонила ружье к стене, подняла решетку - тяжело - и попыталась установить на место.
   Хрясь - железяка вывалилась, с грохотом упала, перевернув ящик с инструментами. Да, Морозов так его здесь и бросил.
   - Черт! - женщина начала собирать, все высыпавшее, обратно.
   Остановилась. Держит в руке. Держит...
   Брекеты.
   ...
   - Пойдемте в дом, поговорим, - Женя не собиралась, судя по всему, повторять утренние сцены. Такая милая и улыбчивая. - Егорий! Ты тож зайди.
   Да, все трое там же, где и утром - на участке у Нины Александровны, и да - Женя, вроде, настроена на общение: глаза добрые-добрые. Только вот ружье на плече сейчас ни во что не замотано, и в правой руке зажаты смятые брекеты - так, чтобы их парень со старухой не увидели.
   В доме хозяйка сразу пошла ставить чайник, Егор сел за стол. Эти двое, судя по всему, были настроены на продолжение общения в стиле "Ниро Вульф с подшефными".
   Ба-а-ах! Выстрел. Чайник разлетелся на осколки. Вместе с оконным стеклом.
   Нина Александровна грохается на пол, непонимающе смотрит на место, где был чайник.
   Егор просто пучит глаза (какая дурацкая и неприятная привычка) на новоявленную Диану-охотницу. Сама Женя пытается что-то сказать, но, оглохнув от выстрела, себя не слышит, и потому просто бросает на стол железку.
   Хозяйка перевела взгляд на стол, медленно поднялась...
   Металл измят, но брекеты узнать можно. Особенно если вам приходилось ранее общаться с человеком, который их носит.
   - Женя, что? Я не понимаю...
   Та, наконец, обрела способность говорить:
   - У меня еще один выстрел остался. Хватит п...ь. Или говори или п... тебе.
   - Женя я...
   - Хватит! - это Егор решил встрять в дамский разговор. - Она была здесь позавчера ночью.
   Эля пришла вечером. Она попросилась переночевать - сказала, что боится спать дома одна. Девушка не ожидала того, что у старушки гости. И намерение провести не совсем приятный разговор.
   В итоге Эля провела всю ночь и утро у Нины Александровны. Не совсем... добровольно. Она была здесь, когда пришел ее отец. Услышав его голос, начала рваться к нему, но Егор удержал. Поскольку девушку держали в кладовой, она, судя по всему, вытащила брекеты и положила их в ящик с инструментами, услышав, что Морозов просит их. Когда Сергей уехал в деревню, Элю отпустили. Где она сейчас - никто не знает.
   - Ладно, - Женя хладнокровна, - допустим. Как можно самому снять брекеты?
   Те двое замялись.
   - Бабуля, а что у вас с рукой? - Морозова показала на правую руку хозяйки.
   Если не обращать внимания - незаметно, но если приглядеться... Распухшие костяшки, царапины. Знакомая картина для всякого, кому приходилось бить кого-то в зубы.
   - Девочка пошла ты на х... Делай че хочешь. Хочешь стрелять? Стреляй. Но если ты в течении пяти минут отсюда не уйдешь, я просто вызову полицию. Поняла? Буду я перед каждой п... сопливой отчитываться. Нету здесь твоей соски подзаборной. Так что проваливай.
   - А..., - Морозова открыла и закрыла рот. Похоже, что ее главный аргумент - ружье - здесь ни на кого уже не действовал.
   И зря.
   Черный перст сдвоенных стволов указал на лицо несвоевременно смелой хозяйки. Щека, без нескольких секунд, убийцы прижата к телу оружия; целящий глаз прищурен; ноготь на пальце, легшем на спусковой крючок, побелел... Это неподходящий момент для безрассудства.
   Осознание грядущего выстрела и его последствий на мгновение парализовало всех.
   - НЕ НАДО! - выкрик самого здравомыслящего человека здесь. Егора, конечно.
   Парень бросился к полкам, порылся, достал черную пластиковую папку.
   - Вот, - скомкал и бросил к Жениным ногам бумажку, - нам не надо было ее убивать!
   Та, не опуская ружья, присела, неловко развернула одной рукой... Что?
   "Чистосердечное признание. Я, Эльвира Сергеевна Морозова..."
   Похоже, что Егоров аргумент подействовал: женщина на негнущихся ногах направилась к выходу. Или просто парень дал повод не нарушать древнее табу, не брать на себя грех.
   Бледная хозяйка начала бормотать в спину уходящего врага; и с каждым его шагом слова ее звучали все громче и громче:
   - Сука такая, тварь позорная... Ходит тут... Них... не может... Быркает тут. Я те побыркаю. Сама даже к матери на похороны не пришла. Да и та сука была знатная...
   Последние слова Женя услышала, выходя уже со двора.
   - Женя, Евгения, постойте! - Егор догнал уже на дороге, - Эля правда живая от нас ушла, поверьте. Я ее не бил. Когда ваш муж пришел, я ее подержал, а потом она пообещала не кричать, я ее отпустил. Ну не отпустил, просто в кладовке оставил. Я ничего не делал с ней, правда...
   Женщина смахнула его руку со своего плеча:
   - Пошел в жопу.
   Парень остался на дороге, а Морозова пошла на свой участок. Обошла дом - там, рядом с решеткой остались ключи и сумочка. Переломила ружье, вытащила стрелянную гильзу, вставила новый патрон.
   Видимо посчитала, что одного выстрела ей не хватит.
  
   ***
   Ночь. Дачи. Трехэтажный дом. Балкон.
   Не балкон, а терраса. Женщина сидит на старом кресле. На коленях ружье, завернутое в тряпки; на плечи накинут старый плед.
   Очень ванильно. И холодно. Ночь холодная, хоть и лето. Сейчас бы к камину или к печке.
   Женщина внимательно наблюдает за соседним участком. В том соседском доме горит свет, видны тени.
   Что-то произойдет или нет?
   Морозова сделала вид, что она уехала в город. В действительности просто переставила свою машину - в лес.
   Женщина чувствует себя глупой. И смертельно уставшей. В городе, все в городе делается. Если что и удастся что-то сделать, то только там. Например, написать заявление в полицию о похищении человека.
   Но с другой стороны - как все здесь оставить? Бросить?
   Эля, Сережа, Эля, Сережа...
   К кому побежала бы Эля, после того, как ее отпустили Штепсель с Тарапунькой? К самому близкому ей человеку. К маме. А коль так - в город. Она давно бы уже позвонила. Нет, что-то с ней случилось. Страшное. Не надо об этом думать. Еще раз.
   Город, город. Но муж и дочь пропали здесь.
   Кто, кроме Жени, поможет Эле и Сергею? Полиция? У них свои вопросы и интересы.
   И, кроме того, надо учитывать фактор "мертвой девки Гороховой". Что будет, если толстуха со своим парубком выдвинут свое обвинение официально? Как вытащить Элю из этой передряги? Молодая умная девка в такую историю вляпалась...
   ... На соседнем участке мужская фигура вышла из дома, и направилась... А, в туалет.
   Интересно, если отсюда шмальнуть...
   Фигура вернулась в дом, свет в окнах погас.
   Сознание отторгает две картины - образа.
   Первая. Толстая старуха нависла над девчонкой: "Говори, тварь!". Жирный кулак несется к Элиному рту. Кровь, выбитые зубы, худенькое тело распласталось в кладовке. "Егорушка, все, я успокоилась. Сил просто нет терпеть эту убийцу..."
   Вторая. Девчонка кричит: "Папа, помоги, пап, я здесь!" - а вырывается только мычание - мужская ладонь закрывает рот...
   Звонок. Слава Богу.
   - Алло?
   - Вы мама Эли? Это Надя. Эля нашлась?
   - Да нет, но ты не переживай...
   - Я ей звоню-звоню, недоступна. Я даже Вадику в Турцию звонила. И Элин папа недоступен. Я вчера с ним дважды разговаривала, он ее разыскивал, так переживал, по голосу было слышно...
   - Подожди, дважды? А второй раз во сколько?
   - Что? А, после двух где-то...
   - О чем? О ЧЕМ ВЫ ГОВОРИЛИ?
   - Да... Ни о чем особом. Он спрашивал об Элиных дачных знакомых... Я ему посоветовала на ее страничке во "вконтакте" посмотреть...
   Женя положила трубку. Быстрее.
   Десять минут возни с телефоном.
   Морозова набирает номер.
   - Надя, это Элина мама. Я не могу зайти на ее страничку. А ты можешь?
   - Не знаю, сейчас попробую, повисите.
   ...
   - Нет, тоже не могу...
   - Черт. Ладно, спасибо.
   ... Звонок через пару минут.
   - Это опять Надя. У меня, короче, есть такая программка, которая бэкапит все фотоки, выставленные у друзей. Это мне надо... ну, кое для чего надо. В общем, я перезалила Элины фотки на сайт-хостинг фотографий, сейчас вам ссылку вышлю. Может, поможет чем.
   - Спасибо, Надя.
   Смска. Ссылка. Перейти.
   Элины фотки. Эля в институте. Эля с друзьями. Эля с Вадиком. Эля с Владиком. С дачной компанией. С бабушкой. С папой. Фоток с мамой или фоток на фоне горящей собаки нет.
   Бессмысленно и бесполезно.
   Вадик и Владик. Шлюха ты, доча. Такая же, как мама. Сразу себе и своего Сережу завела и своего Артема.
   "А ты совсем как одноногая бабка!", - крикнул Владик.
   Да. Доча как мама, и мама как бабушка. Только у бабушки принципы были. Она ведь тоже истеричка и психопатка, только с убеждениями: закон, порядок, справедливость. И никогда от них не отказывалась.
   Эля ее одна хоронила. Женя была в командировке в Москве. И не сорваться, не приехать. Хотя можно было приехать, но только с заявлением об увольнении по собственному желанию. А как увольняться, если их всех содержать надо?
   ...Черт, первая специально померла, а вторая специально похоронила первую в Женино отсутствие... Это чтобы чувство вины вызвать.
   Чтобы сидела женщина с ружьем на террасе и виноватой себя чувствовала...
   Черт, как же холодно. Сейчас бы к камину или печке горяченькой. А нету дома ни камина, ни печки. Такие хозяева.
   "Эй, хозяйка! Печь не ложу, фундамент нет!"
   Как фундамента нет, дом же стоит, это же только... Печь на фундамент кладут, если на втором этаже - снизу кирпичной стеной подпирают. Стена держит на себе печь и в землю упирается... Ну и сделал бы так, а что?
   Фотография. Внучка с бабушкой на фоне дома и... кучи земли; зубы, Женины зубы, выбитые "Ниро Александровной", брекеты... клей для вставных челюстей...
   "К кому побежала бы Эля, после того, как ее отпустили Штепсель с Тарапунькой?"
   ***
   Морозова бежит к дому Нины Александровны.
   Калитка так же сломана, можно не ломиться, а просто открыть.
   Двор, дом, хозяйка в дверях - услышала. Страх, подозрение, официально-приветливая улыбка:
   - Женя? Я думала ты в городе, - говорит с интонациями, типа "все я знаю про твои хитрости". Где та бубняще-матерящаяся старуха?
   - Топор дайте.
   - Чего?
   - Топор дайте. Дрова наколоть надо.
   Получив искомое, Морозова бежит обратно в свой дом.
   Лампочка с кабелем так и лежит на первом этаже.
   Женщина включает свет, ставит ружье в угол, берет топор в руки и с размаху, из-за головы, с приседом рубит пол.
   Хрясь. Еще раз. Еще.
   Под досками лежит утеплитель. А под ними еще один слой досок. А дальше - черная пустота.
   Вырубив достаточный проем, Морозова спускает туда лампочку. Пространство в человеческий рост.
   Берет ружье, лихорадочно освободив его от тряпок. И прыгает вниз.
   - Здравствуй, мама.
   ***
   Кто самый близкий человек у ребенка?
   У Эли Морозовой самым близким человеком была бабушка.
   Осознание того факта, что ты - ребенок, мешаешь родителям настолько, что они избавляются от тебя как от старой стиральной машины, сплавляя тебя на дачу, висело над Элей всю ее жизнь.
   Поэтому она и росла воспитанная бабушкой, под влиянием и надзором бабушки, но с осознанием того, что вместо родителей ей достался эрзац-заменитель.
   Любовь к Владику - неловкое детское чувство - также определило многое в жизни Эли. Когда Владик велел парням припугнуть старуху, якобы хороня ее заживо, девочка не встала на защиту пожилой женщины. Когда он притащил городских шлюх, Эля пришла в бешенство. И сделала то, что сделала.
   Но потом, на фоне монотонного страха перед наказанием за содеянное, ее уши, наконец, открылись тому человеку, который всю жизнь был с ней. Бабушке.
   И она услышала слова. О том, что она грешница. Убила человека по велению п...ы. Ее заставили, ей внушили, во всем виноват Владик и его банда. Чтобы снять с себя грех убийства надо покарать их. Всех. Покарать и убрать тех, кто может ее обвинить.
   Ты должна слушаться, внучка. Ты - преступница, но есть те, кто виновен больше тебя.
   И сделать все надо по-умному.
   Бабушка готова пожертвовать своей ЖИЗНЬЮ ради внучки. И даже ради того, чтобы отмыть внучку от греха.
   Нина Александровна, тварь, рыщет и разнюхивает все. Заявляет, что не оставит историю с Любой без последствий. Лезет. Надо развязать руки. Ты, Эля, должна умереть для всех. Не хочешь, не можешь? Слабачка.
   Бабушку на твоих глазах в землю закапывали. И кто ее защитил, кому она нужна, калека одноногая? Никому.
   А бабушка защитит. И пожертвует всем, потому как давно уже живет ради одного человека - ради тебя.
   Бабушка умрет для всех и для всего, кроме дела. Это не даст тебе алиби, это даст нам возможность очиститься от твоего греха.
   Что нужно для похорон? Справка о смерти? Дорого, но достать можно. Деньги возьми у Уманова. Пара гастеров, вместо похоронной конторы и закрытый гроб.
   Все, руки развязаны.
   А вырытый, но недоделанный подвал, как раз можно использовать, чтоб прятать якобы-покойницу. Ведь про него никто не знает, кроме рабочих, которые уже вернулись к себе домой.
   Дальше.
   Пригласи всех членов банды в сарай, а сама иди к Нинке. Переночуй у нее, а все остальное сделает бабушка. Казнит их всех. А потом... Кто разберет - кто поджег сарай, если это точно не Эля? Если ее невиновность подтверждается главной ненавистницей?
   Все идет по плану, они мертвы. Нинка давила на тебя, била? Выпытывала? Ты ничего не сказала? И ладно. Отольются ей твои слезки, не реви. Написала чистосердечное признание?! Зачем?! Не реви, разберемся мы с Нинкой. Все, считай, идет нормально, только...
   Только мерзкий алкаш сует тупое рыло не в свои дела. Столько лет дочь не нужна была, а тут вдруг понадобилась. Как, зачем, почему в интернете наша фотка во время, когда делался подвал? Алкаш же догадается! Его придется убить. Как нет, какой он тебе папа?
   Я ТЕБЕ И ПАПА И МАМА!!!!
   ***
   - Где Эля и Сергей?
   Равнодушный кивок в сторону двух неутоптанных прямоугольников земли на полу подвала.
   Старуха не поворачивается лицом к Жене. Не хочет на нее смотреть, не хочет видеть ее лицо. Встает на колени. На колено - оно одно, так что слева поддерживает себя рукой.
   Слезы бегут по лицу Морозовой. Она же вместе с мамочкой. Можно не сдерживать рыдания. Судорожные всхлипы.
   Щелчок курков. Палец на спусковых крючках. Стволы смотрят на затылок той, что впустила ее в этот мир. - Прощай, мама...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"