Гаряев Омар Максутович: другие произведения.

"Ария". Книга Вторая: Страна Неба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В Книге Второй читатель столкнется с приключениями героев в другой стране - Стране Неба, одной из допотопных государств нынешней Азии. В ней автор описывает становление нового государства, которое основывается лидером арийской армии - Ашхуном. Здесь показаны другие черты характера этого человека, обычаи и традиции другого народа, древние легенды и сказания. Книга не лишена смысла, указывающего на источник бедствий и неприятностей для целого народа и указывает путь, который может привести к процветанию страны.

  Книга Вторая: Страна Неба.
  "Арум ши кья ча ла путра вас
  Со ки Ра витра ли шара сто
  Ата ви шира унхум сташи вихья чира
  Лу вихья мира тули вас".
  "В вышине и на земле будет править тот,
  Кто разбудит силу Творения, вышедшую из Источника.
  Да вознесутся те, кто расправив крылья воспарили над Миром".
  "Карэн ши сикья ли сан ва путра
  Санэм су вихья ли ши ма".
  "Да будут парить в Небе Вознесённые, и править Миром оттуда".
   (Книга Сводов Неба)
   Часть I
   Глава I. Реформы
  Прошёл год после описываемых событий в первой книге. Акван по-прежнему являлся столицей Небесной империи, и в ней произошло то, что должно было произойти - реформы, начатые Ашхуном. Он возглавил Военный Совет страны, куда вошли его соратники, собратья по оружию и те люди страны, которые хотели перемен и лучшего будущего для неё и своего народа. Таких людей было много и увидев, что арии действительно пришли в их страну с благими намерениями, они присоединились и начали помогать Ашхуну и его соратникам. В отличие от арийских северных государств, страна Неба находилась в очень благоприятных климатических условиях: тёплое морское течение не давало холодным воздушным массам с севера проникать на юг, круглый год можно было выращивать различные культуры, лишь на севере страны климат был холоднее и более сухим, в остальном же для процветания стране нужно было лишь мягкое управление с невысокими налогами. Ашхун от природы был одарён умом и проницательностью. Он понял, что эта страна при умелом и рачительном руководстве может процветать и развиваться, а население никогда не терпеть нужды. Обширная береговая линия, портовые города, обширная торговля с другими странами в целом могло сделать страну очень богатой. Из числа сторонников преобразования страны Ашхун отобрал самых толковых, он не брезговал советами тех людей, кто служил ещё при старом императоре, и постепенно у него сложилось чёткое представление о том, как наилучшим образом использовать ресурсы этой страны и народа во благо себе и соседям. Эта страна больше не должна была угрожать своим соседям, это также было целью реформ.
  Первым делом он обратил внимание на то, как обрабатывают землю в этой стране. Здесь произрастал хлопчатник, ценная южная культура, из которой получали хлопковые нити и ткали ткани. На его родине в Рамуне, да и в Д`Арии хлопчатник не произрастал и подобные ткани были очень ценным товаром. Ашхун решил заняться этим вопросом.
  Первым делом он реорганизовал общественный уклад в стране. Если раньше земля принадлежала аристократии, которую отдавали в наём землепашцам (карнаки), то теперь это сословие было упразднено и землю передали сословию земледельцев. Раньше землепашцу приходилось отдавать за пользование землёй 26% собранного урожая хозяину, к тому же государством в пользу императорской семьи взымался налог 7%. Итого - 33% платили карнаки. Ашхун, как временный глава государства издал указ, в котором отменил старый размер налога, сократив его до 10%. Этот налог шёл в казну государства. Бывшие феодальные поместья стали центрами, куда свозился урожай и зачастую маленькие городки, где размещалась усадьба знати, являлись районными административными центрами, как например город-крепость Урсун, описанная в первой книге. Такие города, как Толбе являлись центрами всей провинции и после того, как были собраны все налоги, каждая провинция получала всё необходимое от государства на развитие.
  Ашхун распорядился выдать всем безземельным крестьянам наделы земли, оставшиеся после тех феодалов, которые покинули страну. Особенно такой земли было много на равнине юго-востока страны, где протекала большая река, и климат благоприятствовал земледелию круглый год. Также в центре страны и дальше на юг до горных районов было полно пригодной для земледелия земли, возделываемой под различные сорта сельско-хозяйственных культур, например окультуренного тутового дерева, источника шелководства. Ашхун лично выезжал в те районы и руководил созданием общинного земледелия, как это было у него на родине. Он поражался тем природным условиям, которых не было у него на родине и хотел, чтобы люди, став собственниками этой земли жили в изобилии. Ашхун объездил многие районы обширной страны, руководя, наставляя и проверяя, как идут реформы на местах.
  Наконец он остановился в одном городе, который ему очень понравился. Город назывался Ту-Ли, что в переводе означало "Возвышенный Ли". Легенда гласила, что давным-давно сюда прибыл человек, которого звали Ли. Жители деревни приняли его как гостя и спросили, кто он и что привело его в их маленькую деревню. Странник улыбнулся и ответил:
  - Я пришёл испить вашей воды.
  - Воды? - удивились они, - но ведь кругом полно воды, она есть в реке, она в лужицах, она на листьях деревьев после дождя, зачем было идти так далеко, чтобы напиться?
  Странник ещё раз улыбнулся и ответил:
  - Дорогие жители этой деревни, ваша вода непростая. Я долго шёл сюда и наконец, пришёл. Дайте мне напиться.
  Жители деревни пожали плечами, сильно удивлённые его словам и послали мальчика за водой. Мальчик побежал к ручью и скоро вернулся, неся глиняный кувшин, доверху наполненный водой. Он подошёл к страннику и дал ему напиться. Странник взял кувшин и...выпил всю воду до дня. Жители деревни увидев это, ещё больше удивились, ведь выпить так много воды сразу мог только путник, страдающий от сильной жажды. Они окружили странника плотным кольцом и спросили его:
  - Уважаемый странник. Мы видим, что ты пришёл издалека и страдал от жажды, хотя кругом полно воды, поэтому скажи нам, что такого чудесного есть в нашем ручье?
  Странник снова улыбнулся и молвил:
  - Ваш ручей заколдован. В нём течёт необычная вода. - Сделав паузу, он многозначительно посмотрел на обступивших его людей. Мальчик, который дал ему кувшин стоял впереди всех и встал как вкопанный, открыв рот от изумления. Да и некоторые жители тоже. Они никак не могли понять, что всю жизнь пили воду из заколдованного ручья! Кое-кто из них нервно закашлял, а кто-то захихикал. Странник обвёл всех своим проницательным взглядом, поднял палец вверх и произнёс:
  - Я выпил из него воды потому, что это волшебный ручей. Я узнал о нём от своего деда, а тот от своего деда. Это древняя легенда. Если принесёте ещё воды, я вам расскажу её.
  На жителей словно напал столбняк. Они стояли, раскрыв рты, и не могли пошевелиться. Наконец кто-то из них сделал шумных вздох, схватил кувшин и, расталкивая остальных, опрометью побежал к ручью. Остальные стояли и ждали. Вот он прибежал и подал кувшин страннику. Тот взял его и снова выпил всю воду до дна. Теперь никто не сомневался. Люди засуетились вокруг него и спросили, не желает ли он ещё чего. Посадили за стол и дали всё, что он попросил - чашку отваренных бобов. Поев, странник продолжил рассказ.
   Глава II. Рассказ странника. День Первый.
  Давным-давно жил царь и у него было трое сыновей. Старший сын был ничем не примечательным юношей, как умом, так и внешностью. Средний сын был толстым и жадным, а младший рос писаным красавцем, молодцем удалым и умом пытливым - всё замечал, до всего дело было. И не мог нарадоваться царь с царицей своим младшеньким, прочили ему большое будущее, да вздыхали. И было из-за чего. По закону страны трон должен был унаследовать старший сын, который не интересовался ничем, кроме рыбалки и охоты. Целыми днями он пропадал то на озере, то в густом лесу и больше его ничто не интересовало. Средний сын весь день то ел, то спал, и науки и арифметика была давно забыта. Младший же сын прилежно учился и изучил математику, астрономию и другие науки. До всего любопытен он был, как устроено и из чего состоит. Лучшие учёные царства приходили учить его и не могли нарадоваться своим младшеньким царь и царица, да вздыхали только. Наконец настало время, когда царь состарился и тогда он созвал своих сыновей и сказал следующее: "Дорогие мои дети. Я стар и больше не могу управлять страной как прежде. Мне нужно передать бразды правления одному из вас. Ты, мой старший сын не знаешь ничего кроме рыбалки и охоты. Ты, мой средний сын, ленив и жаден. Ты, мой младший сын, больше остальных годишься в преемники, ты умён и изучил много наук. Но чтобы не обидеть твоих братьев и не посеять зёрна междоусобицы, я вам всем дам равные шансы унаследовать трон. Посему постановляю: Вы отправитесь в разные стороны Света - старший отправится на север, средний на юг, а младший - на восток. И привезёте мне то, чему нет названия.
  Старший сын переглянулся со средним, почесал затылок, средний икнул, а младший загадочно ухмыльнулся. Царь закончил такими словами: "Тот, кто привезёт мне это первым, тот станет царствовать". Он хлопнул в ладоши, пришли слуги и повели юношей во двор, где всё было готово к отъезду - добрый конь и еда на дорогу. Сыновья сели на коней и разъехались каждый в свою сторону.
  Прошёл год. Старший сын вернулся ни с чем. Долго он искал то, что нельзя описать, изъездил весь север царства, но искать дальше не захотел и вернулся назад. Средний сын пересёк вдоль и поперек весь юг, да так ни с чем и вернулся. Младший же сын, поехав на Восток, долго путешествовал и расспрашивал людей, ищя то, чему нет названия. Наконец он остановился на ночлег в одном глухом месте у подножия горы. Вокруг не было ни одного жилища, он очень устал и хотел пить. Найдя ручей, царевич и его конь стали пить воду, и она показалась им необыкновенно вкусной. "Что это?" - спросил царевич, увидев маленькую лилию, плывущую по течению. Он протянул руку, чтобы взять её, как вдруг прекрасная лилия превратилась в маленькую птицу. Та вспорхнула и села на ветку. Царевич удивился и подошёл к птичке, чтобы поймать её, как вдруг она взлетела и превратилась в ужа. Мгновенно сняв шапку и набросив её на змею, он воскликнул: "Наконец я нашёл то, чему нет названия!" Бросив ужа в дорожную сумку, счастливый царевич поскакал домой.
  Наконец после долгого отсутствия младший сын вернулся домой во дворец к отцу. Приехав, он узнал, что старик-отец скончался, не дождавшись его, а оба старших брата узнав, что он привёз то, чему нет названия, затаили злобу и сговорились убить младшего царевича. Старший брат по праву наследования собирался единолично править страной, и он не хотел делиться властью с младшим братом. Узнав про это, младший царевич загрустил и посадил ужа в клетку. Однажды вечером к нему пришла служанка и принесла испить водицы. Наш царевич был сам не свой, ходил по комнате опечаленный, потерял аппетит и сон и лишь бокал воды был ему и ужином и обедом. Только он поднёс его к губам, чтобы выпить до дна, как уж произнёс человеческим голосом: "Постой, царевич, не пей воды, она отравлена". От неожиданности царевич выпустил бокал из рук и сосуд, упав на пол, разбился на мелкие кусочки. "Подбери все кусочки до последнего, заверни это в тряпицу и отдай служанке, что принесла его тебе. Скажи ей, что он разбился, выпав у тебя из рук". Так царевич и сделал. Утром пришла служанка и, не подав виду, что удивлена, забрала осколки, завёрнутые в тряпицу. Следующим вечером она снова вошла в комнату и принесла другой стакан, наполненный водой. Царевич взял его, поблагодарил и она ушла. На этот раз уж сказал следующее: "Возьми этот стакан, вылей из него воду и скажи, чтобы забрала его".
  На следующее утро служанка вошла в комнату, ожидая увидеть бездыханного царевича, но увидев его живым, испугалась и вскрикнула. "Что с тобой?" - спросил он, - Возьми этот бокал и больше не приноси мне эту воду. Сильно испугавшись, служанка схватила воду и убежала.
  Узнав про это, старший брат сильно встревожился. Он перестал есть и спать и всё думал, почему младший брат не умер от яда. Наконец, он придумал другой способ, как извести своего брата. Однажды он пригласил его с собой на охоту под предлогом того, что после смерти отца прошло много времени, и пора было отвлечься от тяжёлых дум и печали. Младший брат спросил ужа, как ему быть. Тот ответил:
  - Поезжай на охоту, но возьми меня с собой.
  - Как я тебя повезу, прямо в клетке?
  - Нет, перед тем, как ехать на охоту, отнеси меня в конюшню и открой клетку. Так царевич и поступил. В конюшне он открыл клетку, уж выполз и превратился в доброго коня. Царевич оседлал его, ничему не удивляясь, и поехал на охоту.
  Прибыв на место, старший брат замыслил коварный план. Так как он был хорошо знаком с повадками зверей, то решил поставить царевича в том месте, где будет пробегать опасный зверь и тот непременно убьёт его. Это был большой лес, где водился крупный зверь. Два егеря накануне выследили стадо диких свиней, двух самок с поросятами и огромного секача размером в годовалого телёнка. Стадо паслось на поляне, вокруг которой росли каштаны - любимое лакомство этого зверя. Самец охранял стадо, пока те мирно рылись под корнями деревьев. Старший брат расставил вокруг поляны загонщиков, а царевича поставил на тропе, ведущей от поляны вглубь леса, и сказал ждать. Младший царевич привязал коня к ближайшему дереву, взял лук, вложил стрелу и стал ждать. Вдруг в лесу послышались крики, шум колотушек и всё стадо ринулось с поляны по тропе в лес, где в это время находился царевич. Когда всё стадо побежало по тропе, добрый конь тряхнул головой и проговорил человеческим голосом: "Мой царевич, не стой на тропинке, отойди в сторону и спрячься за деревом". Так царевич и поступил, отошёл и спрятался за дерево. Через минуту на тропинке показалось встревоженное стадо диких свиней с выводком, впереди бежал старый секач с огромными клыками и свирепыми глазами, он был крайне рассержен и злобно пыхтел, всё время, поднимая голову и принюхиваясь. При этом его шерсть на загривке то и дело поднималась, и горе было тому, кто окажется у него на пути. Как только царевич увидел, какая ему грозила опасность, он побледнел и поблагодарил ужа-коня. Стадо тем временем благополучно миновало их и скрылось в лесу. Царевич сел на коня и поехал в направлении поляны. Оттуда ему навстречу уже скакал старший брат и его егеря. Когда он увидел младшего брата живого и невредимого, то весь позеленел от досады, но тут же принял маску тревоги и озабоченности.
  - Мой брат, ты живой! Мы не знали, что в стаде будет такой большой кабан, иначе бы я ни за что тебя не оставил одного. Мне сказали, что тут только выводок свиней с поросятами. Прости меня! - и обнял младшего брата, будто раскаиваясь.
  Царевич сделал вид, что поверил и рассказал небылицу, что его конь, когда услышал шум, резко дёрнулся, уздечка отвязалась, и помчался в лес. Он побежал за ним и этим спасся. Сев на коней, братья отправились в обратный путь.
  Приехав во дворец, старший брат весь вечер думы тяжкие думал, как извести брата, ночь не спал, да так ничего не придумал. Позвал он тогда старуху - гадалку, чтобы погадала, сколько лет он будет править. Старуха посмотрела по сторонам, принюхалась и спросила:
  - Ты царевич, старший сын, звал меня?
  - Да, это я позвал тебя, - молвил тот. - Погадай мне, буду ли я царём и сколько лет мне править?
  Старуха взяла зеркальце, дунула на него, потом взяла волосок из пряди царевича и провела им по стеклу. Зеркальце помутнело, и старуха прошамкала: "Твои дни сочтены, царевич. Не будешь ты править вовсе. Трон займёт твой брат".
  - Кто же? Не младший ли брат?
  Старуха протёрла зеркальце и положила на него пиявку. Затем дунула на неё и пиявка высохла. "Будет править младший царевич, а ты умрёшь", - проговорила не то гадалка, не то колдунья. Старший царевич весь побледнел, задрожал, ноги его подкосились, и грохнулся оземь и тут же испустил дух. Прибежали слуги, позвали братьев, а старуху с палками выгнали из дворца. Погоревали оба брата, да делать нечего, нужно трон делить. Средний брат не хотел уступать трон младшему и стал думать, как избавиться от него. Долго думал, день и ночь, день и ночь, три дня подряд, да так ничего не придумал. Умом был недалёким он, однако очень жаден. Не хотелось ему делиться ни властью, ни царской казной. Решил он тогда позвать мудреца, чтобы тот посоветовал ему, что делать, как избавиться от брата, которого ни яд не берёт, ни зверь не трогает. Пришёл мудрец, старик с длинной бородой и посохом и обратился к нему средний царевич с такими словами:
  - Рассуди нас, мудрый человек. У меня есть младший брат, которого любил наш покойный отец и которому хотел оставить свой трон. Однако я старше его и трон по праву старшинства должен перейти мне. Посоветуй мне, как избавиться от притязаний брата. Я тебя щедро награжу. - И с этими словами полез в карман и дал ему медный пятак.
  Седой старец взял пятак и тот покрылся зеленью. Затем попросил бокал воды и бросил его в воду. Пятак начал пузыриться и почернел совсем.
  - Твои уста лгут, - промолвил старец. - Наследник престола младший брат.
  Сказав это, старик повернулся и ушёл. Средний царевич почесал живот, покачал головой и пошёл на кухню поесть чего-нибудь. Так прошло время, и вопрос с наследством всё ещё не был решён. Как-то раз во дворец пришёл один человек и попросил аудиенции с царём. Дворецкий сказал ему, что вот уже год, как в стране нет царя, потому что его сыновья никак не поделят трон. Младший сын говорит, что трон принадлежит ему, потому что он выполнил задание покойного отца. А средний утверждает обратное, что трон принадлежит ему по праву наследования. Тогда странник сказал слуге:
  - Впусти меня и я помогу братьям разрешить эту проблему.
  Дворецкий с радостью впустил его и пошёл докладывать о посетителе. Средний брат, услышав новость, велел тотчас же впустить незнакомца и привести его к нему. Странник был молод и не был похож на мудреца. Царевич недоверчиво посмотрел на него и спросил важно:
  -Чем ты можешь помочь мне в деле, если сам молод и не познал ни мудрости житейской, ни науки премудрой?
  Странник поклонился и ответил:
  - Мой государь, - при этих словах брови царевича поползли вверх, - я пришёл помочь тебе разрешить трудный вопрос, ибо вижу его решение и незамедлительно поведаю с вашего милостивейшего соблаговоления.
  При этих речах челюсть нашего царевича отвисла, и тот только кивнул в ответ.
  - Милостивый государь, - продолжил странник. - Решение проблемы простое как голубиное яйцо, попавшее в клюв вороны. Прикажите отрубить вашему брату голову, и вы станете единственным наследником, которому будет не с кем делить трон.
  При этих словах он снял шляпу и сделал реверанс. Царевич словно обомлел, лицо его приняло глупое выражение. "Как это я сразу не догадался! Этот молодец просто гений!" - царевич вздохнул, и лицо его снова приняло важный вид.
  - Да, я уже думал об этом, но что скажет народ? Он обвинит меня в жестокости и возненавидит.
  - Не беспокойтесь о народе, я научу вас, как настроить его против вашего брата, если вы сделаете меня своим советником.
  - Что ж, я согласен, - только моя казна пуста и всё, что я могу вам дать, это...- рука его начала шарить в глубоком кармане кафтана и выудила оттуда заплесневелый пятак.
  - Вот, возьмите, это всё, что у меня есть, - с этими словами наш скупердяй с важным видом вручил монету ошарашенному без пяти минут "советнику его величества". Взяв пятак и положив его в карман, он сделал вежливый реверанс и со словами "Прощайте, царевич, ваша щедрость не знает границ, но всё-таки я лучше поищу себе более скромную должность, ибо я не намерен более злоупотреблять вашей, хм-м, вашим расточительством. Прощайте! - и снова сделав вежливый поклон, он тотчас удалился.
  Оставшись один, наш толстяк-царевич снова задумался, да недолго, ибо в животе у него заурчало, и он поспешил на кухню, откуда потянуло запеченной индейкой. Младший же царевич совсем потерял аппетит, сидел он возле окна и смотрел в сад, где чирикали воробьи, затевая ссору. Вдруг его уж зашипел и превратился в лягушку.
  - Царевич, а царевич, выпусти меня из клетки, посади в лукошко и отнеси в лес на поляну.
  Наш царевич уже ничему не удивлялся. Молча взял лукошко, посадил туда лягушку - ужа и пошёл в лес. Шёл он, шёл и, наконец, пришёл на поляну, возле которой тёк ручей. Лягушка проквакала:
  - Мой царевич, не грусти. Отпусти меня в ручей и ступай во дворец. Когда наступит срок, я прилечу к тебе голубицей. Постучу клювом в окошко, так ты отвори его. Ты всё понял?
  - Да, - молвил грустный царевич.
  - Тогда ступай и помни обо мне. Я вернусь. С этими словами лягушка прыгнула в воду и скрылась. Царевич побрёл домой и во дворце всё пошло по-старому. Средний брат кушал да спал, а младший сидел у окна и вздыхал.
  Однажды днём, когда младший царевич сидел у окна и смотрел на пчелу, что ползла по стеклу, прилетела белая голубка и постучала клювиком по стеклу:
  - Открой царевич, это я - "уж-лягушка-голубка", прилетела повидать тебя.
  Царевич открыл окно, и голубка влетела в комнату и начала свой рассказ:
  - Послушай, мой царевич, что тебе расскажу, пока летала я вдали от тебя.
  
  
   Рассказ голубки.
  Когда ты оставил меня в ручье лягушкой, я поплыла вниз к реке. Достигнув реки, я превратилась в лебедя и полетела далеко, в другую страну, что за горами синими, так далеко, куда ни одна птица не летала. Прилетев на место, я сложила крылья и превратилась в мышонка, такого маленького, что могла проникнуть в любую дырку. Там, в той стране стоял одинокий дуб, огромный преогромный, старый - престарый, высокий - превысокий. Я залез в дупло и заночевал в нём. Ночью я проснулся от жуткого шума: прилетела огромная сова и уселась на ветку рядом с дуплом и начала звать кого-то: "Ух-ух, ух-ух!" Я стал ждать. Вскоре прилетели три вороны и начали каркать на сову: "Кар-кар, кар- кар!" Сова взмахнула крыльями и улетела. Три вороны уселись на ветке возле дупла и начали между собой переговариваться.
  - Кар, кар! - прокаркала первая ворона.
  - Вы слышали новость?
  - Какую?
  - Умер король.
  - Неужели? А кто теперь будет править вместо него?
  - Говорят королева, но она уже стара и больна. Но у них есть прелестная принцесса, которой исполнилось 17 лет.
  - Наверное, и жених есть?
  - В том то и дело, что нет. Король так скоропостижно скончался, что не успел оповестить соседей, что собирается выдать дочь замуж. Теперь она горюет вместе с королевой - матерью и плачет.
  С этими словами вороны взмахнули крыльями и улетели. Я же превратилась в голубицу и полетела во дворец принцессы. Подлетев к дворцу, я увидела распахнутое окно, а в нём прекрасную девушку. Она сидела возле окна с печальным видом, в руках держала платок, которым смахивала слёзы, текущие из прекрасных голубых глаз. Волосы её золотистым потоком падали на плечи, и её горе было безутешным. Вдруг она увидела голубку, прилетевшую на подоконник и севшую возле неё, и глаза её расширились от изумления. "Откуда ты милая?" - и девушка осторожно взяла птицу в руки. Голубка не улетела и стала жить её комнате.
  Прошло три месяца, как царевич отпустил лягушку в ручей. В это время средний сын совсем забросил дела государства. Народ стал проявлять недовольство и роптать, что в государстве нет царя. Младший царевич сидел в своей комнате и грустил, а средний сын царя целыми днями ел и спал. Он стал до того толстым, что не мог долго стоять, ноги подкашивались под его огромным телом. Однажды утром, когда наш царевич сидел у окна, к нему прилетела голубка и постучалась в окно. Он впустил её, и она рассказала, где была и что делала. Царевич узнал о прекрасной принцессе, которая жила далеко-далеко за большими горами. И он спросил: "Послушай голубка, но как же я доберусь туда, если у меня нет крыльев, как у тебя?" На что голубка ответила: "Ты полетишь со мной. Возьми меня и отнеси во двор". Так царевич и поступил. Он отнёс голубку во двор, и та превратилась в крылатого коня. "Садись на меня и держись крепко". Царевич сел на коня, он взмахнул крыльями, и они полетели в далёкую страну. Перелетев через горы, они опустились в долину, и крылатый конь принял обычный вид. "Теперь нам не нужны крылья, до дворца осталось проехать совсем немного", - и царевич поскакал прямиком к дворцу принцессы. Подъехав к дворцу, царевич слез с коня, который превратился в голубку, та вспорхнула и полетела к принцессе. Принцесса в это время собирала цветы в саду. Голубка села ей на плечо и сказала: "Твой принц приехал за тобой из далёкой страны и ждёт тебя за оградой". Принцесса всё бросила и побежала к садовой калитке. Отперев её, она увидела красивого молодого человека и сразу влюбилась в него. Когда царевич увидел девушку, она показалась ему прелестней всего на свете, он стоял как вкопанный, не отводя глаз от неё. Наконец принцесса улыбнулась, протянула руку и повела его во дворец, чтобы познакомить с матушкой - королевой. Королеве он понравился и вскоре был назначен пир и свадьба, после которой наш царевич стал королём той далёкой страны.
  - А что стало со средним сыном - царевичем? - спросили жители деревни у рассказчика.
  - Средний сын - царевич, обнаружив, что младший брат покинул страну, провозгласил себя царём и правил три года. После чего умер от обжорства.
  - А кто же стал править страной после него? И что стало с младшим царевичем потом?
  - О, это уже другая история, я расскажу её как-нибудь позже. А пока я устал и хочу отдохнуть.
  Жители деревни были очень довольны тем, что странник остановился у них и, предоставив ему ночлег и всё необходимое, разошлись по своим домам.
   Глава III. Рассказ странника. День второй.
  На следующее утро жители деревни снова собрались у дома, где остановился странник. Он вышел из дома, поблагодарил их за ночлег и пищу и продолжил свой рассказ.
  Прошло девять лет после того, как младший царевич женился на принцессе далёкого государства. Он благополучно правил той страной и у него родились дети - прелестная девочка и мальчик. Каждый день он посвящал заботам как государственным, так и семейным. К тому времени мать - королева умерла и, хотя он был занят важными государственными делами, находил время проводить его со своими детьми и женой. Однажды к нему явился посетитель, приехавший из далёкой страны, из-за гор. Он принёс весть, что страну, откуда уехал наш царевич, постигла смута. Оставшись без управления, её раздирали на части изнутри различные политические союзы, народ же бедствовал и приверженцы старого короля разослали по всему Свету посланцев, чтобы найти царевича, уехавшего 9 лет назад из страны, чтобы вернуть его и посадить на трон. "Без царя наша страна гибнет", - такими словами закончил свой рассказ посланец. Наш царевич - король приказал его накормить и дать отдохнуть, а сам пошёл к королеве, чтобы поведать о том, что услышал. Королева, услышав его рассказ, загрустила, однако сказала следующее:
  - Мой государь, муж мой ненаглядный! Твоим долгом будет немедленно отправиться на родину и вступить в права наследника престола. Навести порядок у себя в стране, и объединить два государства в одно. Поезжай немедля! - с таким напутствием королева обняла мужа и повела его попрощаться с детьми. После того, как король-царевич попрощался с семьёй, он пошёл в конюшню, вывел своего крылатого коня и помчался в сторону гор. Доехав до подножия гор, конь распустил крылья и вознёсся ввысь, неся царевича-короля на себе. Перелетев горы и достигнув своей страны, крылатый конь опустился оземь и превратился в обычного коня. Когда царевич - король вернулся в свой дворец, его никто не ждал. Он был пуст, двери и окна заколочены. Жители соседней деревни его не узнали, они ходили в лохмотьях и рылись в огородах в поисках невыкопанной репы и свёклы. Всюду царила разруха и нищета. Царевич пожалел было об оставленной стране, но мысли его обратились к его жене, самой прекрасной женщине на свете, и он не стал жалеть о своём поступке. "Нужно восстановить былое благоденствие страны и народа", - с такими мыслями он отправился дальше.
  По пути ему встретился человек, который помнил его отца. Когда он узнал, кто перед ним, то склонился в глубоком поклоне и сказал: "Мы помним тебя, царевич. Мы, друзья твоего отца и его верные подданные всегда хотели, чтобы ты стал преемником своего отца. Я рад, что ты вернулся и сейчас же оповещу своих друзей. Подожди меня здесь, я скоро вернусь".
  Спустя два часа человек вернулся со своими друзьями, все они поклонились ему и пригласили к себе в деревню. Они попросили его пожить какое-то время у них, пока не будут оповещены все сторонники и друзья отца. Царевич - король не был против и согласился пожить у них. В это самое время в стране, которую он оставил, разразился голод. Неизвестная болезнь поразила все всходы, и случился неурожай. Страной правила одна королева и тут случилось такое горе! Многие семьи остались без средств к существованию и приходили во дворец просить подаяния. Нужда гнала людей из городов и положение было очень серьёзное. Королева написала письмо своему мужу с просьбой о помощи и послала в дорогу надёжного человека, снабдив его всем необходимым для долгого и трудного путешествия. Она верила, что её муж вернётся и поможет её стране выбраться из постигшего несчастья! А наш король тем временем объединил вокруг себя сторонников и разослал во все города и деревни страны гонцов с вестью, что он вернулся. Были призваны на службу солдаты, и постепенно порядок в стране был восстановлен, прекратились междоусобица и притеснения. Царевич короновался и снова стал жить в старом дворце.
  Однажды к нему пришёл измождённый, исхудалый мужчина с письмом от его супруги-королевы. Он шёл через горы два месяца и 20 дней и принёс тревожные вести. Тотчас были собраны караваны с семенами различных культур, а также зерно и необходимые продукты для голодающего населения. Король сам возглавил эти караваны и с надёжной охраной отправился в путь. Шли они через горные перевалы ровно 3 месяца и, наконец, достигли далёкой страны, где к тому времени положение стало совсем отчаянным. Народ голодал, и люди умирали от истощения и были съедены все запасы продуктов, сама королева и её дети бедствовали. Можно представить, с какой радостью встретили своего короля жители деревень, встречающихся по пути! Везде, где проходили караваны, раздавали зерно и семена для посадки, и радостная весть неслась вперёд быстрее ветра и дошла до королевы. Вскоре караван короля прибыл в столицу, другие же были направлены в другие районы страны. Счастливые король и королева с детьми обнялись и во всеуслышание объявили, что король унаследовал трон страны, что за горами и теперь нужда и беда никогда не коснётся их народа. Оба народа теперь будут помогать друг другу в несчастии, бедствии или в случае войны. С тех пор оба царства благоденствовали и ими правили потомки славного короля и королевы!
  Этими словами странник закончил свой рассказ и жители, поблагодарив его, разошлись по домам.
  На следующий день жители, заинтригованные этой историей снова собрались во дворе дома, где остановился странник, и попросили его продолжить рассказ.
   Рассказ странника. День третий.
  Прошло десять лет с тех пор, когда обоими королевствами стал править наш царевич-король и его супруга королева. Дети их подросли, дочери минуло 19 лет и король-отец стал искать ей жениха. В соседние государства были отправлены гонцы с известием, что принцесса Мадлена ищет достойного жениха, и ради этого будут вестись приёмы во дворце его Величества. Это была красивая девушка с пышными, слегка вьющимися волосами, голубыми глазами, однако со вздорным и порой капризным характером: платья ей шила лучшая портниха страны, однако зачастую очередное платье отсылалось обратно на переделку, потому что принцессе оно было либо "слишком узко в плечах" либо "слишком широко в талии". Король, зная нрав своей любимой дочурки, был весьма озабочен подбором женихов. Все они должны были быть наследными принцами и обладать рядом неоспоримых достоинств, иначе подверглись бы критике и осмеянию, как очередное новое платье. Король лично сам отбирал кандидатов и отнёсся к этому делу со всей серьёзностью. У него в приёмной весь день толпились молодые люди, приехавшие со всего Света - блондины, брюнеты, усатые, бородатые, пузатые и худые. Король принимал одного за другим, критично рассматривал каждого, причём при разговоре старался отметить мельчайшие детали кандидата - болтающуюся пуговицу на платье, застиранное пятно, либо бородавку, непрестанно заглядывал в рот собеседнику, словно дятел в дупло, высматривая дефекты в зубах. Пузатых женихов он сразу браковал и вежливым тоном сообщал им о нежелании и неприятии дочерью таких форм, как и излишнюю худобу. Тех кандидатов, что проходили отбор, он отправлял в канцелярию, где им выдавался жетон с номером. Кандидат регистрировался в журнале учёта гостей исполнительным клерком и им назначался день приёма, когда счастливчик должен был отобедать в лоне королевской семьи и предстать во всём своем великолепии принцессе. Таким образом, были отобраны 76 кандидатур из 143 приехавших, цифра изрядная, но ради счастья дочери король был готов на всё. Я не буду описывать все приёмы, дабы не наскучить вам, мои слушатели, но об нескольких приёмах я расскажу.
   Приём Первый. Посетитель - Принц Георг
  Первым посетителем стал принц из соседней страны. Он первым узнал, что принцессу Мадлену выдают замуж и тотчас поторопился нанести дружественный визит королю. Это был молодой человек 26 лет, недурной наружности, с усами, закрученными вверх, волнистыми длинными волосами и горбатым носом, который портил общее благоприятное впечатление. Король подметил этот недостаток внешности соседа, но чтобы сохранить добрососедские отношения с его отцом, не стал отказывать в столь щепетильном деле. Мадлена слышала много раз о принце, но увидеть его ей не довелось, поэтому любопытство разбирало девушку, и она нарядилась во всё лучшее, что у неё было, забраковав пару платьев и отправив их на переделку.
  И вот, придворный дворецкий объявил, что его высочество принц Георг прибыл с визитом. Его вышли встречать сам король и королева. Соблюдая этикет, они осведомились о здоровье батюшки и матушки принца и, наговорив всяческих любезностей друг другу препроводили принца в зал для гостей, где на стенах висели картины известных художников, стояли стулья, клавишный музыкальный инструмент, и другие предметы мебели, уместные в любой гостиной. Когда принц вошёл, Мадлена стояла возле дверцы, ведущей в сад, щёки её слегка порозовели, что говорило о немалом волнении, испытываемом девушкой. Королева взяла принца за руку и подвела к принцессе и представила его ей:
  - Дорогая Мадлена, это принц Георг, он приехал с визитом вежливости и отобедает с нами. Ты пока развлеки его. - Принцесса улыбнулась, метнула быстрый взгляд на принца, и королева удалилась, оставив их вдвоём.
  Оба посмотрели друг на друга, не зная, что сказать и наша принцесса сразу отметила недостаток принца, подумав про себя: "Фу, какой нос, ни за что не выйду за него". Однако, нужно было разыгрывать гостеприимство и Мадлена первой начала разговор:
  - Вы принц, говорят, знаток в лошадях?
  - О, да, моя принцесса ( при этих словах Мадлена слегка наморщила свой слегка курносый носик), я неплохо разбираюсь в лошадях, у моего отца большая конюшня с чистокровными скакунами, есть и несколько кобыл, прямо скажу отменных кровей, однако одна очень норовистая и однажды укусила меня за ...ну, это неважно, словом каждый день я выезжаю и буду рад видеть вас моей с...гм-м, - тут он запнулся, слегка покраснел, и Мадлена, чтобы выручить его и перевести разговор со скучной ей темы, заговорила о цветах.
  - Послушайте, принц, вы любите цветы?
  Этот вопрос явно застал его врасплох, так как все мысли его в тот момент были обращены к лошадям, навозу и, немного замешкавшись, ответил:
  - О, да, конечно, в нашем саду моя матушка держит великолепные сорта роз, герани и как их там...принц снова запнулся и начал мучительно вспоминать названия цветов, о которых ему все уши прожужжала его сестра: "Помни Георг, она любит цветы, разговаривай с ней о цветах и она будет твоя". Но как ни пытался принц вспомнить названия цветов, ничего не получалось и цвет его лица стал пунцово-красным от напряжения, словно перезрелый помидор и принцесса не удержавшись, прыснула в ладошку и тут же убежала. Незадачливый принц понял, что потерпел неудачу и всё оставшееся время приёма был молчалив и рассеян.
   Приём Второй. Посетитель - принц Чарльз.
  Следующим посетителем стал принц из другой соседней страны, приехавший вслед за принцем Георгом. Это был статный молодец, двадцати трёх лет от роду, безусый и розовощёкий детина, в кожаной куртке, шапке с пером и сапогах, которые носят охотники. С первого взгляда Мадлена определила, что принц не дружит с науками, а больше шастает по лесам и, решив проверить себя, задала ему следующий вопрос:
  - Дорогой принц, я вижу, что вы одеты как охотник, наверное, это дань вашему пристрастию?
  Наш гость в этот момент смачно жевал яблоко, которое с позволения принцессы взял из чаши, стоящей на десертном столике. Перестав жевать, он стал вникать в смысл слова "пристрастие" и через некоторое время, поняв, что от него хотят и, продолжая жевать, стал рассказывать об охоте, способах ловли разной дичи, о кабанах, косулях, волках, глухарях, пока совсем не утомил принцессу и их не позвали на семейный обед.
  Отделавшись таким образом от скучного принца, наша принцесса за обедом всем своим видом показывала полнейшее равнодушие к тому, о чём он рассказывает королю и королеве, недвусмысленно давая понять, что его кандидатура отвергнута. А король и королева, слушая охотничьи рассказы словоохотливого жениха, при этом многозначительно переглядывались. Выпроводив незадачливого кандидата, на следующий день приготовились встречать следующего.
   Приём Третий. Принц Карван
  Следующим гостем был принц Карван. Он приехал из страны чистых озёр и рек, которая располагалась на Востоке на обширном плато, поросшем лесами. Когда доложили, из какой страны приехал жених, Мадлена подумала, что это очередной охотник. Однако она ошиблась, увидев смуглого юношу лет двадцати с чёрными курчавыми волосами и белыми ровными зубами. Он был в чалме и красных штанах, и синем парчовом халате с вышитыми золотистыми нитками птицами и цветами. Он вежливо поклонился королю, королеве и особо принцессе, прижав ладонь правой руки ко лбу. Мадлене стало весело, и она еле сдерживала себя, чтобы не рассмеяться. На ней было надето голубое платье под цвет её глаз и принц ошалело смотрел на неё не отрываясь, словно на фею, спустившуюся с облака. При этом он смешно закатывал глаза и вздыхал, чем ещё больше рассмешил Мадлен и чтобы окончательно всё не испортить, она пригласила его пройти в гостиную, вывев его тем самым из приятного транса. Принцесса сама была немало заинтригована молодым человеком экзотической внешности и сразу начала разговор.
  - Принц, вы приехали издалека. Но как вам удалось так быстро узнать о моём намерении и прибыть столь своевременно, опередив соперников?
  Гость, отвесив вежливый поклон, произнёс:
  - Свет очей моих, та, чей голос звенит словно журчащий горный ручей, чьи глаза спорят с синевой небес, а кудри ниспадают словно руно золотого агнца, припадаю к стопам твоим (при этом он отвесил глубокий поклон), моя принцесса, представившая мне свой лик лучезарный ( при этих словах щёки Мадлены начали краснеть) белее Луны в полнолунье, чьи губы алеют словно лепестки розы в утренний час, а зубы белее снега (Принцесса при этом красноречии зарделась алее розы) самой высокой горы Востока. О, принцесса, погрузившая меня в сладкий сон томления, припадаю к стопам твоим ( при этом принц снова отвесил глубокий поклон) и прошу выйти за меня замуж и украсить мой гарем словно жемчужина в ожерелье!
  При этих словах Мадлена вздрогнула, голова её дёрнулась, кровь моментально отхлынула от лица, рука её непроизвольно размахнулась и со всего маху ударила принца по лицу. Звонкая пощёчина раздалась в зале, и принцесса закричала в ярости:
  - Вон! Вон, развратник! Как ты посмел явиться сюда ко мне, принцессе с таким омерзительным предложением!
  Она закрыла лицо руками и со всех ног убежала к себе в спальню, где закатила истерику прибежавшему на шум папеньке и маменьке, что больше не желает никого видеть и ничего слышать об этих презренных женихах. При этом она лежала на своей кровати и плача навзрыд стучала кулачками по подушке.
   В этот же день все приёмы были отменены и король с королевой, зная характер дочери и не впадая в уныние, всячески успокаивали и ублажали её, покупая подарки и новые виды цветов для её оранжереи. Наконец, спустя 2 дня, гордо вскинув голову, принцесса согласилась принять ещё двух кандидатов, которые по словам батюшки "непременно ей понравятся" с условием, что после этого её оставят в покое по крайней мере на год. "Мужчины все либо глупы, либо тупы, либо развратники, поэтому не стоит тратить на них много времени", - таков был безаппеляционный ответ принцессы удручённым родителям.
   Приём Четвёртый. Принц с длинным титулом и именем
  Следующим женихом был принц с таким длинным титулом и именем, что я упущу его, дабы перейти к самому действу. Это был худощавый мужчина лет 35, с короткими усиками и бородкой, чёрном камзоле с белыми манжетами, чёрной шляпе с серебряной пряжкой на тулье и белым пером. Нетрудно догадаться, что приехал он в чёрной карете, запряженной четвёркой белых лошадей. Принцесса сделала реверанс в ответ на поклон гостя, скорее ради приличия, чем по зову сердца. На этот раз она была одета в белое платье с розовыми оборками. Принца провели в гостиную, и она подошла к дверце, ведущую в оранжерею и, встав полубоком к посетителю и глядя равнодушно на любимые цветы, выжидательно застыла. Принц окинул быстрым взглядом обстановку и, устремив свой пылкий взор на Мадлену, быстро подошёл к ней и, остановившись в нескольких шагах, быстро заговорил:
  - Прекрасная Мадлена, о принцесса страны мечты моей! ("Ещё один поэт", - равнодушно подумала она) Я много слышал о вас от своей матушки, о вашей красоте и ... - тут принц запнулся, словно забыв заранее выученную речь. Принцесса медленно перевела свой взгляд на принца и стала смотреть на него, словно учительница на невыучившего урок ученика. В её взгляде проскальзывало не пренебрежение, нет, не усталость, нет, а скорее некий интерес экзаменатора к тому, на каком вопросе срежется ученик, а то, что он срежется, в этом она не сомневалась. Принц тем временем подбирал слова, совсем забыв о принцессе, как вдруг её взгляд приковал его внимание. В нём сквозила насмешка и мужчина, поняв, что он осмеян, побледнел, рука его лихорадочно взметнулась к воротнику, чтобы его ослабить и вздохнуть полной грудью. Он понял, что завалил экзамен, но как ученик, надеявшийся на снисхождение, попытался исправить положение.
  - Принцесс, м-мм, я очень сожалею...м-мм, я ...
  - Не нужно, принц, вы мне безразличны.
  С этими словами Мадлена повернулась и, пройдя мимо поникшего принца вышла из комнаты.
   Приём пятый. Принц с сюрпризом.
  На следующий день у принцессы с утра было мрачное настроение. За завтраком она молчала, и король с королевой понимающе переглядывались, старались отвлечь её, рассказывая смешные истории. Однако дочь, вытерев губы и извинившись, встала из-за стола, всем видом показывая, что не настроена к шуткам и объявила, что сегодняшнего дня она облачается в серое безвкусное платье, показывая тем самым, что замуровывает своё девичество и кладёт его на алтарь святости и целомудрия. При этих словах король чуть не подавился жареным цыплёнком, а королева, охнув, пролила чай на скатерть. Мадлена, добившись желаемого эффекта, вздёрнув подбородок, с решительным видом вышла из столовой. Возникла пауза.
  - Не думаю. Одумается. Молодость возьмёт своё. Через год мы уговорим её принять следующих претендентов. На этот раз я произведу более тщательный отбор. Чего бы мне не стоило, ради счастья дочери. Замуровывать я не дам своего ангелочка, не выйдет. Не будь я король обоих царств. С этими словами он принялся за прерванный завтрак. Королева целиком доверяя мудрости и прозорливости своего супруга, вздохнув, обмакнула пряник в поданную лакеем чашку чая и успокоилась.
  Тем временем Мадлена, произведя тщательную ревизию своего многочисленного гардероба обнаружила, что все её платья никак не годились для "запечатывания" в святость её целомудрия, после чего она села на кровать и сокрушённо вздохнула, не зная, как поступить дальше. Время шло, а у неё ещё ничего не было готово. Её служанка приносила всё новые и новые платья, а она, сидя на кровати со сложенными крест-накрест ногами сокрушённо покачивала головой: "Нет, нет, не это, нет..." Прошло два часа, а платье так и не было выбрано. В конце концов, бедная принцесса выпроводила служанку из покоев, зарылась головой в подушку и безутешно заплакала. Проплакав с час и выплакав все слёзы, она встала, открыла окно и стала смотреть на чудесный вид, на парк, разбитые аллеи, зелёные лужайки, на играющих детей кухарки, на бодающегося козлёнка и смешного телёнка, привязанного к ограде. Постепенно её настроение улучшилось, и она подумала, что непременно закажет серое строгое платье у портнихи, а пока можно надеть что-нибудь повеселее в последний раз. И не долго выбирая, она оделась в жёлтое воздушное платье с белыми оборками и перламутровыми пуговицами. На шею она повесила цепочку с яхонтом*, а в уши нацепила серьги. Приведя себя в порядок и позвав служанку, чтобы та прибралась в комнате, Мадлен как ни в чём не бывало спустилась вниз встречать вскоре прибывшего жениха. Король и королева, увидев дочь в платье покроя, явно отличавшегося от ожидаемого, немало обрадовались и ободряюще улыбнулись. Обняв дочь, королева прошептала ей на ухо: "Приехал твой принц, ручаюсь, смотри, будь ласковее с ним!" Дворецкий открыл парадную дверь и объявил о приходе его высочества принца далёкой страны. Вошёл элегантный молодой человек с тростью в руке и, увидев Их Величеств и принцессу, тотчас сняв головной убор, поклонился и произнёс следующую речь:
  - Я благодарен вам, Ваше Величество король ( он поклонился королю), Ваше Величество ( он сделал поклон королеве) и вам, несравненная принцесса, своим сиянием затмевающая Солнце, что согласились принять меня, и соблаговолите принять от меня в честь этой милости скромный подарок. С этими словами он хлопнул в ладоши и двое слуг внесли во дворец сундук, который поставили на пол тут же. Король и королева были немало удивлены и принцесса заинтригована. Она пожалела, что надела это безвкусное жёлтое платье и на мгновение закусила губу. Король поблагодарил за подарок и осторожно осведомился, что находится в сундуке, на что принц ответил, что там находится то, чему нет названия. Король поднял брови и расхохотался. Начала смеяться королева, а за ней Мадлена, ибо все были в курсе этой семейной истории. Король подошёл к озадаченному принцу и, хлопнув его по плечу, сказал доверительно: "Считай, что ты уже зятёк, пойдём пообедаем, а потом посмотрим на твоё чудо", - и хитро подмигнув принцессе повёл его за собой.
  Я думаю, что вы уже догадались, чем закончилась эта история. Принцесса вышла замуж за принца, и он увёз её в свою страну вместе с тем, чему нет названия.
  С этими словами странник закончил свой рассказ про историю ручья. Жители деревни запомнили эту историю и с тех пор ручей стал называться ручьём Возвышенного Ли. Впоследствии легенда передавалась из уст в уста и обрастала новыми подробностями, деревня разрасталась, сюда приезжали жители из соседних деревень, чтобы испить воды из этого источника, приносящего счастье. Вскоре деревня разрослась настолько, что стала называться городом. Сюда приезжали паломники и просто люди с несчастливой судьбой и оставались здесь жить навсегда. Такова история этого города.
  
   Глава IV. Рассказчица легенд
  Ашхун внимательно осмотрел город, он ему очень понравился и решил остаться в нём на время. Ему была предоставлена резиденция королевского наместника, который сбежал со своей семьёй в соседнюю страну. С ним было несколько человек охраны, находившихся постоянно при нём, поэтому оружия он не носил с собой. Из прислуги оставили прежних людей, служивших наместнику.
  Во время организации в городе органов самоуправления местные люди рассказали Ашхуну историю о Возвышенном Ли и он непременно захотел сходить к ручью и испить воды из источника. Как всякий человек, Ашхун хотел счастья и обрести то, чему не было названия. Придя к ручью, который к тому времени был заботливо обложен камнем с углублением в виде большой чаши, Ашхун зачерпнул пригоршню воды и выпил. Вода показалась ему необыкновенно вкусной, и он зачерпнул ещё, чтобы выпить, как чей-то голос сзади сказал ему: "Больше не нужно пить, достаточно одного глотка, чтобы ваше желанье исполнилось".
  Ашхун обернулся и увидел молодую девушку с любопытством разглядывающего его. Наш полководец смутился, затем овладев собой, спросил на местном языке: "Почему ты так считаешь? Или есть ещё какая-то легенда?"
  Девушка улыбнулась и ответила:
  - Да, есть легенда о старом погонщике верблюдов.
  Ашхун улыбнулся и спросил:
  - И ты знаешь её?
  Девушка в ответ кивнула.
  - Не могла бы ты рассказать мне эту легенду в более удобном месте?
  - Да, конечно.
  - Приходи во дворец наместника сегодня после полудня. Тебя проведут ко мне. Тебе известно кто я?
  Девушка отрицательно покачала головой.
  Ашхун помолчал, потом сказал:
  - Ладно, неважно. Так ты придёшь?
  Девушка задумалась на миг, потом согласно кивнула.
  - Ну и хорошо. Вот тебе мой перстень, покажешь его охране, и они проведут тебя ко мне.
  На этом они расстались. После обеда, как было условлено, девушка пришла во дворец, куда её беспрепятственно впустили, увидев перстень с гравировкой: АШХУН вверху и внизу - ХАН. Ашхун уже ждал её в зале для приёма гостей. Когда она вошла, он пригласил её сесть и позвал за переводчиком. Пока за ним ходили, ему представилась возможность хорошо рассмотреть её. Роста невысокого, лет восемнадцати, кожа на лице белая, волосы заплетены в две чёрные длинные косы до пояса, глаза тёмные с восточным разрезом глаз, но не узкие. Одета в зелёного цвета куртку, расшитую внизу и на рукавах орнаментами из жёлтых ниток. На ногах шаровары красного цвета из лёгкой ткани. Руки белые, с нежной кожей. Всё это сразу заметил Ашхун и чтобы не смущать девушку, отвернулся и подошёл к окну. Вскоре пришёл переводчик и Ашхун попросил прислугу принести напитки и фрукты.
  - Ну, милая девушка, для начала давайте знакомиться. Меня зовут Ашхун, я здесь, - он обвёл глазами гостиную, - главный. А кто вы, как вас зовут? Для начала расскажите о себе.
  Девушка, нисколько не смущаясь, начала рассказывать о себе. Зовут её Толпыз. Она из обеспеченной семьи, которая несколько поколений живёт в этом городе. Отец - торговец тканями, держит лавку. У неё есть ещё младший брат и старшая сестра, которая вышла замуж и живёт с семьёй мужа. Ашхун кивнул и спросил:
  - Откуда ты знаешь эту легенду, которую собираешься рассказать?
  - Мой отец до того, как женился, работал у одного купца. Тот купец рассказал ему эту историю.
  - Хорошо. Теперь рассказывай. Я внимательно слушаю тебя.
  И девушка начала рассказ.
  
   Легенда о погонщике верблюдов
  Когда-то жил в одном селении мужчина. У него была жена и двое детей. Однажды через то село проходил караван, который остановился на отдых. Мужчина был любопытен и пошёл узнать, что везёт тот караван, откуда и куда следует. Когда он подошёл к погонщику верблюдов и задал ему эти вопросы, тот ответил, что караван следует издалека и везёт он разные товары, которых нет в его стране. Погонщик рассказал ему о разных странах, где он успел побывать, о больших городах и шумных базарах, о людях, населяющих их, да так красочно описал свои впечатления, что мужчина не выдержав, воскликнул: "Я тоже хочу стать погонщиком верблюдов и побывать в других странах!"
  В этом караване как раз не хватало погонщика, который заболел и остался в той стране, откуда они пришли, и мужчине было предложено пойти с ними. Попрощавшись с женой и пообещав вернуться с подарками, он покинул родной очаг.
  Прибыв в город, караван разгрузился, набрал новых товаров и последовал дальше на Восток. После 90 дней пути они прибыли в одну страну, где быстро распродали все товары по выгодной цене и собрались в обратную дорогу. Наш погонщик купил подарки жене - отрезы тончайшей ткани и другие необходимые товары для дома. Караван нагрузился новыми товарами и отправился в обратный путь. Однажды разразилась пыльная буря, и караван был вынужден свернуть с проторенной дороги в сторону, чтобы найти укрытие от туч песка и ветра. Спустя день пути они нашли тихое место за невысокой горой, где рос лес и протекал ручей. Люди и животные, намучавшиеся во время бури с радостью остановились возле ручья и разбили там лагерь, чтобы отдохнуть и переждать там бурю. Первым делом набрали чистой воды и напились сами, потом дали напиться верблюдам. Однако вскоре люди заметили, что верблюды начали как-то беспокойно себя вести, животные стояли и икали. Вскоре люди последовали их примеру - начали икать. Долго икали люди и животные и уже не рады были, что пили эту воду, да деваться было некуда, кое-как они улеглись на ночлег и заснули. Наутро буря утихла, и люди стали собираться в дорогу, наскоро позавтракав и собрав вещи, караван отправился в путь.
  Прошёл день и вскоре погонщики заметили, что у верблюдиц началась течка. Это было весьма некстати, поскольку верблюды - самцы, почуяв призывный запах, потеряли голову и опрометью помчались к верблюдицам и стали покрывать их. Они не слушались погонщиков, ревели и плевались, лягались, и вместе с тюками искали себе пару. Наконец погонщики выдохлись и махнули рукой. Караван превратился в стадо верблюдов и шевелящихся тюков с товаром. Прошло 3 дня. Верблюды, сделав своё дело, успокоились и отдали себя в руки погонщиков. Караван продолжил свой путь.
  На следующий день погонщики заметили, что у них началась охота. Они всю ночь ворочались и не могли заснуть. Утром кое-как умылись, позавтракали, сели на верблюдов и тронулись в путь. До ближайшего караван-сарая было 15 дней пути. Следующей ночью повторилось то же самое. Они не могли уснуть, ворочались сбоку на бок и были жутко раздражены. Старший каравана был самым опытным человеком, и он смекнул, в чём дело. Собрав всех погонщиков, он объявил им о своих выводах и те согласились, что виной постигшей их нужды был ручей, воду которого они с верблюдами пили. Стали совещаться, как быть, нужда была великая, а ехать было очень долго. Решили перестать пить эту воду самим, а давать её верблюдам, пить воду из старых запасов. Так и поступили, верблюды стали пить воду из ручья, а погонщики обычную воду. На третий день охота пропала и люди наконец облегчённо вздохнули, ночью хорошо выспались, что если бы даже грянул гром, они его бы не услышали. Зато на утро верблюды снова стали метаться и проситься к верблюдицам. Погонщики проклинали тот ручей, но делать было нечего - караван встал на 3 дня, пока верблюды не успокоились. Снова стали решать, как быть.
  - Верблюдам нужно дать обычную воду, иначе мы застрянем здесь надолго, - сказал старший погонщик.
  - А как же быть снами? Нам придётся пить воду, взятую из ручья? - спросил кто-то.
  - Нет. Мы её выльем, а сами будем пить обычную воду, только очень экономно. Нам должно хватить до ближайшего города.
  На том и решили. Однако тот новый погонщик, который присоединился к каравану в начале рассказа, решительно отказался от своей доли питьевой воды в обмен на воду из ручья.
  - Эта вода успокаивает мои рези в животе, она мне очень подходит, - слукавил он. Остальные погонщики не стали возражать и охотно отдали ему всю воду из ручья - два полных бурдюка. Всю дорогу наш герой стоически терпел нужду, весь осунулся и похудел. Когда караван прибыл в город и стал разгружать товар, он куда-то пропал и на следующий день пришёл, сияя от счастья, и потребовал расчёт. Старший погонщик был удивлён и спросил, почему он такой счастливый, на что получил следующий ответ:
  - Та вода из ручья принесла мне счастье. Я продал всю воду султану и теперь мои два бурдюка наполнены золотом. Я возвращаюсь домой богачом. Старший погонщик ахнул и пожалел, что отдал всю воду из ручья, но было поздно. Он расплатился и на следующий день караван отбыл из города. А наш погонщик купил верблюда, нагрузил его разными товарами и подарками и отправился в родную деревню к жене. На том заканчивается эта история об удивительном ручье, приносящем счастье.
  Рассказчица закончила и Ашхун, будучи в восторге, спросил её, что она хочет взамен этой удивительной истории. Девушка улыбнулась и сказала, что у неё есть старшая сестра и та нуждается в одном лекарстве, которое возможно славный хан может ей дать. Ашхун удивился и спросил, какое это лекарство. Девушка загадочно улыбнулась и сказала, что пришлёт её завтра в это же время и передаст ей перстень для пропуска. Эта девушка так понравилась Ашхуну, что он не захотел её отпускать от себя; он подумал, что она знает ещё истории, однако делать было нечего, и она ушла.
   Глава V. Посетительница
  На следующий день Ашхун, немало заинтригованный, дождался послеобеденного часа, отложив дела, чтобы принять сестру вчерашней девушки. В назначенный час к нему впустили молодую женщину несколько необычной наружности, полной противоположности наружности её сестры. На голове у неё был шёлковый платок, лицо белое, глаза большие, влажные и тёмные, черты лица правильные и приятные, тёмные волосы были собраны в пучок и падали до середины спины. Одета она была в тёмно-зелёный с болотным оттенком парчовый халат, на котором чёрными нитками был вышит причудливый рисунок. Женщина отвесила вежливый поклон, и Ашхун знаком пригласил её сесть. Пришёл переводчик и разговор начался.
  - Ваша сестра сказала, что я могу вам чем-то помочь, я очень заинтригован этим, разъясните пожалуйста.
  - О, просьба моя невелика, достопочтенный владыка (она снова сделала поклон). Дело в том, что мой ребёнок болен. Я наслышана о вас, что вы делаете для людей, простых людей. Говорят, что вы изменяете всё общественное устройство в стране, чтобы не было бедных и угнетённых. Это так?
  Ашхун утвердительно кивнул головой.
  - Продолжайте.
  - Я говорю о том, что вам под силу оказалось сделать то, чего до вас никому не удавалось. Вот я и подумала, может быть вы сможете помочь моему ребёнку.
  Ашхун задумался, затем спросил:
  - Чем болен ваш ребёнок?
  - У него не двигаются ноги. Он не может ходить. С самого детства.
  - Сколько сейчас ему лет?
  - Восемь.
  - Хорошо. Я подумаю, что можно сделать, право, я не целитель, но может быть, найду человека, который сможет исцелить вашего сына.
  Женщина поблагодарила, поклонилась и собралась уходить.
  - Да, скажите, как я смогу вас найти?
  - О, это не трудно, владыка. Я живу в той части города, где расположены мастерские, район ткачей. Спросите, где живет сапожник Сахиб, его каждый знает.
  - Хорошо. Я запомню. Сахиб, сапожник. Идите, вас проводят. Да, передайте вашей сестре, что я буду признателен ей, если она посетит меня снова. Она у вас прирождённая рассказчица. Я хочу отблагодарить её. Скажите, у неё есть жених?
  - Да, есть один молодой человек, с которым она дружит.
  - Если ей что-то надо, пусть не стесняется, приходит, я выполню её просьбу.
  Женщина поклонилась и вышла. Ашхун начал ходить по комнате, размышляя об этом городе, о легендах, которые он услышал, о людях, с которыми повстречался, и возблагодарил Небо за то, что судьба послала его в эту страну, для которой он может что-то сделать. Но впереди было много дел и встреч, и он занялся ими.
   Глава VI. Случай на рынке
  На следующий день Ашхун, встав рано, отправился на рынок, чтобы увидеть, как идут дела у торговцев и возможно познакомиться с кем-нибудь, кто сможет вылечить сына вчерашней посетительницы. Накануне он перебрал множество своих знакомых, но среди них не нашлось человека, обладающего столь замечательными познаниями. Ашхун шёл вдоль рядов большого рынка и видел, что люди узнают его, пригибая голову в почтительном приветствии. Он видел, что торговля бойко идёт, люди покупали и продавали, что означало выздоровление экономики.
  Вдруг откуда-то сзади подбежал мальчик и стал выпрашивать подаяние. Ашхун остановился и спросил его:
  - Почему ты выпрашиваешь деньги? У тебя есть родители?
  Мальчик кивнул головой и опустил голову.
  - Они не работают?
  Мальчик продолжал стоять, опустив взгляд. Кто-то подошёл сзади и сказал:
  - У него есть отец и мать, но они не могут работать. У них в семье несчастье, умерли все младшие дети, остался только этот мальчик. Они в безутешном горе сидят дома, а мальчик просит милостыню, покупает на неё еду и кормит своих бедных родителей.
  Ашхун посмотрел на мальчика и сказал:
  - Отведи меня к ним. Возможно, я чем-то им смогу помочь.
  И они пошли. Мальчик привёл его в дом, который находился недалеко от базарной площади. Когда Ашхун вошёл внутрь, в нос ему ударил запах давно непроветриваемого помещения, кругом были разбросаны разные предметы утвари, было грязно, темно и неуютно. Они прошли в комнату родителей. Оба они лежали на кровати, обнявшись. Когда Ашхун вошёл, они пошевелились, открыли глаза и спросили: "Это ты, Саид?"
  - Я привёл этого человека. Он сказал, что может помочь нам.
  - Зачем ты привёл его? Нам уже ничем не поможешь. Мы потеряли всё, чем жили - наших маленьких детей. - И они оба обнявшись, заплакали.
  - Но послушайте, ваша жизнь ещё не закончилась, - начал Ашхун. - Вы ещё молоды и можете родить и воспитать новых детей. Наконец, у вас есть сын, который будет вам опорой в старости. Он хороший мальчик, он каждый день приносит еду вам, разве это не доказательство? Наконец вы можете помочь вашему сыну вырасти и стать взрослым. Ему необходима ваша поддержка, ведь ему очень трудно, он ещё мальчик. Для него это непосильная ноша. Вам нужно начать трудиться, чтобы отвлечься от горя и постепенно вам станет легче. Прошлого не вернёшь, не стоит замыкаться на нём, а будущее лепите вы сами, каждый день своими делами и поступками. Ваше будущее и будущее вашего сына зависит только от вас. Разве счастье вашего сына будет ли оно у него - хорошая работа, друзья, жена и будущие ваши внуки, разве этого мало? Ведь этого может не быть, если вы будете продолжать лежать здесь и проливать слёзы по прошлому, которое осталось вчера. Подумайте о моих словах, подумайте о своём будущем и будущем вашего сына, ведь оно может быть вовсе неплохим!
  Закончив, Ашхун развернулся и вышел из дома. Он отправился в свою резиденцию, где его ждали дела. На следующий день Ашхун решил снова посетить рынок и поутру он отправился туда. Приблизившись к торговым рядам, он увидел собравшихся людей, что-то горячо обсуждавших. Когда он подошёл ближе, кто-то из них заметил его и сказал: "Вон он, смотрите". Лица собравшихся обратились к нему, и среди толпы он увидел вчерашнего мальчика и его родителей. Мальчик подбежал, и, взяв его за руку, подвёл к родителям. Те стояли, смотрели на Ашхуна и вдруг упали ему в ноги и стали обнимать его колени. От неожиданности Ашхун попытался попятиться, но их руки держали его и он лишь несколько секунд наблюдал и, опомнившись, воскликнул:
  - Да что вы, встаньте! - Рядом с Ашхуном находились двое воинов и те попытались схватить их, но Ашхун сделал знак рукой и они отошли. - Встаньте, не нужно, встаньте! Что произошло? Почему вы здесь, а не дома?
  Мужчина и женщина беззвучно зарыдали. Ашхун, находясь в сильном волнении, поднял их с земли и отвёл в сторону к торговому ряду, чтобы не стоять посреди улицы.
  - Рассказывайте, что случилось, - повелительным тоном сказал он.
  Мужчина стал рассказывать.
  - Когда вы вчера ушли, мы с женой долго думали над вашими словами. Мы перебрали в памяти всю нашу совместную жизнь, наших детей, как мы их растили, какую радость они нам приносили, их утрату. Мы смотрели на нашего мальчика и думали, в кого он вырастит, если нас не будет? Он останется сиротой, на услужении чужих людей и ему будет очень трудно в жизни, если мы ему не поможем выбиться в люди. Мы подумали о том, что мы уже год ничего не делаем, а наш мальчик, хоть и перенёс утрату, как и мы, но не сдался, не опустил руки, а стал заботиться не только о себе, но и о нас. Он мог уйти из дома и пойти бродяжничать, однако он не оставил своих бедных родителей, и переступив гордыню стал просить подаяние у людей, и так каждый день в течение года. Когда мы это поняли, мы не могли больше оставаться в постели и сидеть дома. Мы обняли своего дорогого сына, и сказали, что мы его родители и теперь будем заботиться о нём, а не он о нас. Я снова начну работать, как прежде и у нас будут ещё дети. И вот сегодня мы пришли сюда, чтобы сказать об этом людям, знавшим нас и помогавшим прежде. И мы увидели вас, о, великий муж, полководец северной страны, мы преклонили свои колени пред тобой, потому что благодарны безмерно за твои дела и слова! Слава тебе и твоему народу! И собравшиеся вокруг плотным кольцом люди вторили как эхо - Слава! Слава! Слава!
  Ашхун словно оцепенел, он смотрел в глаза этого мужчины и видел в них то, чего всегда ждал от людей - благодарность и готовность жить и умереть, если нужно. Он сделал глубокий вздох и произнёс:
  - Ну и ладно. Хорошо. Я рад, что вы вернулись к жизни и своему сыну. Значит, я не зря пришёл сюда. Живите в мире. И, попрощавшись со всеми, ушёл.
   Глава VII. Кармут
  Таким образом, Ашхун провёл в этом городе десять дней и, скрепя сердце мысленно попрощавшись с городом, овеянным легендами вернулся в Акван, помня однако о просьбе женщины. В столице его захлестнули многочисленные дела, встречи, аудиенции. Приезжали послы из соседних государств, чтобы засвидетельствовать своё почтение новой власти, прощупывали обстановку и, удостоверившись в мирных намерениях новой власти возвращались обратно. Постепенно стали открываться посольства иностранных государств в тех же зданиях, что при старом императоре. Ашхуна тяготили административные дела, и он искал кого-нибудь, кто сможет вести дела здесь, в столице вместо него. Наконец такой человек нашёлся. Это был способный молодой человек, которого прислали из Д`Арии по просьбе полководца. Он обладал организаторскими способностями и на прежнем месте занимал место чиновника в городской управе. Ашхун очень обрадовался и в приподнятом настроении стал сдавать тому городские дела. При этом он оставался военным комендантом Аквана и подчинённых городов в стране и, освободившись от гражданских дел, занялся устройством быта своих солдат. Работа требовала постоянных разъездов по стране, что было на руку любопытному до жизни и всего нового полководцу. Окончательно введя в курс дел новоиспечённого наместника, и сняв с себя ношу административных и хозяйственных дел, Ашхун покинул столицу.
  Целью его поездки был город, находящийся на побережье, имеющий гавань и причалы для приплывающих кораблей. Он давно хотел посетить это место, но неотложные дела удерживали его. Ранее, когда была захвачена столица, в этот город был направлен крупный отряд для наведения порядка. Во главе его стоял надёжный командир и ему были даны полномочия военного коменданта. Страна была большая, и теперь Ашхун занялся своими непосредственными обязанностями - инспекциями воинских подразделений, разбросанных по всей стране и построением органов самоуправления на местах. Жажда деятельности, новые ситуации и проблемы, на которые нужно было находить решения, давало выход его кипучей энергии и любознательности.
  Через 9 дней он прибыл в Кармут, приморский город, находящийся к юго-востоку от столицы и раскинувшийся на холме, обнесённом высокой крепостной стеной. Рядом протекала крупная река Оммэк ("Спустившаяся с Небес"), впадавшая в море. Когда отряд подъехал к городу, стоял густой влажный туман, было безветренно и душно, и он приказал спешиться, чтобы подождать, когда солнце взойдёт повыше и рассеет влагу. Спустя два часа туман рассеялся, и путники вошли в город. Их сразу проводили в резиденцию императорского наместника, где Ашхуну и его людям были предоставлены помещения и, отдав приказ всем отдыхать и обустраиваться, он пошёл знакомиться с городом.
  Выйдя на улицу, Ашхун первым делом заметил, что на них нет никакого мусора, жители города были очень опрятными и вежливыми. Они приветствовали друг друга с улыбками на лицах. По дороге ему повстречались несколько человек, главным образом разносчики и они вежливо приветствовали его: "Доброе утро, господин!" Он в ответ тоже пожелал им доброго утра. Потом стали попадаться жители, идущие по своим делам. Улицы были широкими, застроенные домами с остроконечными крышами. Дома эти принадлежали гражданам и состояли из двух или трёх этажей. Пробегали носильщики, неся какого-нибудь горожанина, предпочитающего нанять носильщика, а не идти пешком. С моря дул свежий бриз, который накануне рассеял туман. Ашхун шёл по вымощенной камнем улице и подумал, что это самый привлекательный город империи из всех, где ему довелось побывать. Он шёл по улице, ведущей вниз, в сторону моря, он шёл бесцельно, просто ради прогулки, первого знакомства с городом, как вдруг из переулка выбежал ребёнок лет трёх, остановился в нескольких шагах от командующего и стал смотреть на него. Ашхун остановился и присел на корточки: "Эй, ты откуда, ты чей?" Из переулка выбежала молодая женщина, внешность которой показалась ему знакомой, она подбежала к ребёнку, схватила его и, взглянув на Ашхуна, замерла. Он тотчас же узнал её. Она немного изменилась, лицо стало чуть полнее, но в остальном...Воспоминания нахлынули на Сю-Ли, рука её задрожала и мальчик, освободившись и заметив на земле букашку, присел и стал тыкать в неё соломинкой. Пауза затянулась, наконец, Ашхун начал первым:
  - Здравствуйте! Никак не ожидал вас здесь встретить... Прошло немало времени..., - в голове у него промелькнули события прошлого - Надул и эта женщина, брошенная на произвол судьбы. Тогда у него не было времени узнать, что стало с ней, события водоворотом закружили его и Сю-Ли забылась и вот теперь, неожиданная встреча.
  - Здравствуйте, генерал. У меня всё хорошо. Я надеюсь. Я теперь не одна. - И Сю-Ли посмотрела на сына. - А как вы? Сюда приехали по делам?
  - Да. Я руковожу реформами в этой стране. Дела заставили меня приехать в этот город. Сейчас я не занят, я только утром прибыл и знакомлюсь с вашим городом. Он довольно мил, как и его жители. Вы давно здесь живёте?
  - Да, уже третий год. Мне нужно идти, мы можем потом поговорить, если конечно хотите.
  - Хорошо. Да, конечно. Вы мне покажете город? Когда мне зайти?
  Сю-Ли помедлила и ответила:
  - Зайдите завтра в это же время. Сегодня я постараюсь сделать все дела.
  - Хорошо. И попрощавшись, они расстались.
  Оставшись наедине с собой, перед сном Ашхун думал об этой удивительной женщине, о том, как ей было трудно оказаться брошенной возможно без средств к существованию. О том, через какие испытания она возможно прошла. "Завтра я с ней поговорю. Я чувствую вину перед ней. Я косвенно стал причиной её бед". С этими мыслями он заснул.
  На следующий день в этот же час Ашхун был на месте. Сю-Ли не заставила себя долго ждать, она вышла, одетая в красивое платье из тёмно-зелёного шёлка, расшитого узорами. Подол платья был оторочен широкой каймой светлого оттенка, им же рукава и воротник. Волосы были собраны на голове подобно тому, как это делают восточные женщины. Он заметно робел, ему было неловко, что он совершенно забыл про неё в те бурные дни и не навёл справки об её судьбе. Первым делом он попытался извиниться за своё упущение, когда они не спеша отправились вниз по улице:
  - Сю-Ли, я хочу извиниться. Я виноват, хоть и косвенно, но виноват перед вами. Я должен был узнать, что с вами. Возможно, тогда вам как никогда нужна была помощь. Я совсем упустил вас из виду. Забыл про вас. Простите меня.
  Он взглянул на Сю-Ли, надеясь узнать, какое впечатление произвели слова на неё. Женщина грустно улыбнулась.
  - О, генерал...если б вы знали... - она сделала паузу, эмоции явно захлестнули её, и видно было, что усилием воли она не дала им проявиться. - Если б не вы, я бы не узнала, с каким поддонком я себя связала. Так что это я должна благодарить вас. Вы не можете знать, как я относилась к тому человеку. И что было потом. - Она сделала паузу от нахлынувших на неё чувств. Потом сказала:
  - Но это теперь в прошлом. Я получила урок. Наконец у меня есть сын...его сын. Надеюсь, он станет достойным человеком.
  С этими словами она остановилась и посмотрела в глаза Ашхуну. Этот взгляд заворожил его. Ничего подобного раньше он не испытывал, его влекло к этой женщине. Все эти мысли пронеслись у него в голове, когда он услышал:
  -Вы ведь поможете мне воспитать из него достойного человека?
  Ашхун стоял посреди улицы, смотрел на эту женщину и что-то внутри его сказало:
  -Да. Да.
  С этих пор они стали неразлучны.
   Глава VIII. В гавани
  С этого дня Ашхун стал навещать Сю-Ли. Они часто проводили время вместе и, несмотря на свою занятость, он старался выкроить время, чтобы провести его вдвоём. Мальчик не мешал ему, даже наоборот, глядя на него, его обуревали отцовские чувства, хотя он догадывался, чей это ребёнок. Малыш рос смышленым, во время совместных прогулок он всё время спрашивал то мать, то Ашхуна о значении того или иного предмета, указывая на него пальцем.
  Как-то раз они шли по набережной, уставленной ящиками, бочками, тюками, приготовленными для отгрузки на корабли или наоборот выгруженные с причаливших торговых судов. Мальчик шёл рядом с мамой, держась за её руку, кругом сновал рабочий люд, мальчишки постарше, помогающие своим отцам, как вдруг все увидели, как что-то большое вынырнуло из воды и стало приближаться к берегу. Первыми это заметили мальчишки, стоящие на горе тюков. Они закричали: "Смотрите, смотрите, вон там плывёт!" Люди обернулись и обмерли: из океана в гавань приплыл кит огромных размеров, что его привлекло неизвестно. Он подплыл к берегу очень близко, с шумом выпуская фонтаны воды и взбивая волну своим громадным хвостом. Люди сгрудились на берегу и с замиранием сердца смотрели на морское чудовище. Мальчик Сю-Ли не закричал, не заплакал, только немного побледнел и спросил маму: "Ма, это кто?" Сю-Ли сама была встревожена, и Ашхун успокоил её:
  - Он не причинит вреда. Он питается маленькими моллюсками и водорослями. Вероятно, их здесь много и его это привлекло. Он поплавает и уйдёт.
  Так и произошло. Кит плавал в гавани около двух часов, выпуская фонтаны воды, при этом всё население города сбежалось поглазеть на это редкое явление, и затем уплыл. Постепенно люди разошлись, обсуждая увиденное и этот случай стал темой для разговоров на ближайшие несколько дней. Люди обсуждали вопрос можно ли его поймать, а если можно, то как, сколько он весит и сколько мяса и жира в нём и вкусное ли оно. Потом каждый день многие мужчины и мальчишки приходили на берег, чтобы посмотреть, не вернулось ли чудище, распаляя своё воображение тем, какие ещё чудовища могут скрываться в глубинах океана. Портовые трактиры стали очень популярными, сюда стали захаживать горожане, чтобы послушать морские выдуманные и невыдуманные истории моряков. Всегда находился кто-то, кто понимал два языка, тогда он переводил рассказчика очень вольно, добавляя от себя подробности этих фантастических историй. Ашхун был любопытным от природы и как-то раз зашёл в один трактир, чтобы послушать эти истории.
  В трактире было много народу, пришли мужчины, были и подростки, всем хотелось узнать о приключениях бывалых моряков. В те времена трактиром называлось трапезная, куда приходили в основном грузчики и моряки, чтобы отдохнуть и подкрепиться. Рядом находился постоялый двор, где жили торговцы, приплывающие из других городов страны, так из других стран. Вообщем, в таких местах всегда было людно и можно было услышать занимательную историю. Ашхун был охоч до таких историй и поэтому выбрал место вблизи рассказчика и стал слушать. С собой он на всякий случай взял переводчика. Рассказчиком был моряк, уроженец здешних мест, нанявшийся пару лет назад на торговое судно.
  
  
   Рассказ моряка
  Вышли мы значит из Конгута*, гружённые товаром и плывём домой. Прошло 5 дней, как мы в море. Шли ходко с попутным ветром, как вдруг на шестой день плаванья увидели остров, который не был отмечен на карте. Много раз мы плавали по этому маршруту, но этот остров не замечали. Может быть, проплывали ночью, не знаю. Наш капитан решил приблизиться к острову и осмотреть его. Осторожно стали подплывать, чтобы не напороться на рифы, промеривая глубины и подойдя к берегу, стали искать удобную бухту. Обошли его с северной стороны, но там берег был слишком крут и скалист и значит, стали огибать остров с восточной стороны. Там был песчаный пляж и лагуна, но рифы не давали подойти близко. Наконец с южной стороны наш капитан заметил узкий проход в бухточку куда мы и вошли. Бросив якорь, спустили лодку, и капитан с шестью матросами поплыл к берегу. Остальная команда осталась на борту и наблюдала за высадкой. Преодолев прибой, команда лодки высадилась на берег, а один матрос остался в лодке, остальные же пошли обследовать остров. Стоял жаркий день, и команда на корабле разбрелась кто куда, оставив одного матроса в качестве наблюдателя. Через некоторое время отряд вернулся, неся в руках что-то тяжёлое. С корабля мы не могли разобрать, что это и пришлось ждать, пока шлюпка не отчалит и не пристанет к борту корабля. Только когда шлюпка пристала, мы разглядели, что это или вернее кто это был. Это была женщина! Сразу была спущена верёвочная лестница и очень осторожно, как фарфоровую статуэтку мы затащили её на борт. Вся команда собралась вокруг неё, тараща от удивления глаза! Такой красотки мы ещё не видывали! Она то ли спала, то ли была без сознания, никак не реагируя на наши прикосновения. Лицо у неё было белое как снег, а волосы волнистые и длинные и сверкали на солнце словно золото! На голове у неё была отметина, словно от удара каким-то тупым предметом. Капитан сказал, что нашли её распростёртой на земле под пальмами недалеко от берега. Как она туда попа, и кто она оставалось только строить догадки. Она была почти нагая, и остатки платья едва прикрывали её белое чудесное тело. Капитан приказал отнести её в свою каюту и строго настрого запретил кому-либо входить туда без разрешения. Подняв якорь, мы вышли из бухты и поплыли дальше.
   Благодаря неустанным стараниям капитана и его судового помощника девушка пришла в себя. Она долго не могла понять, где она и что с ней случилось. Ей
  *Конгут: морской порт на берегу Восточного побережья Африки в описываемый период.
  принесли кое-какую одежду, еду и питьё и оставили на время одну. Всех разбирало любопытство, и команда то и дело собиралась и спрашивала капитана, есть ли новости. Капитан покачивал головой и не отвечал. Наконец, выждав время вполне достаточное, чтобы привести себя в порядок и поесть, капитан взял с собой матроса, разговаривающего на нескольких языках, и спустился вниз в каюту. Открыв дверь, он увидел, что девушка переоделась в большую для неё матросскую рубаху и с аппетитом доедает ужин. "Вот так-то лучше", - подумал капитан и приветствовал её. Матрос перевёл на несколько языков. Девушка доела, вытерла рот салфеткой и произнесла:
  - Меня зовут Морэлла. А кто вы? Как я сюда попала? Я ничего не помню.
  - Меня зовут Торсун. Я капитан этого судна. Мы вас подобрали на маленьком острове сегодня утром. Вы были без сознания. Вы совсем ничего не помните?
  - Нет. Какие-то смутные воспоминания. Ах! - она воскликнула. - О, Боже! - схватилась за то место на голове, которое вероятно причинило ей боль. - Я вспомнила! - Она простонала. - Мои мама и папа...- Я плыла не одна...о, Боже, они все погибли! Какой ужас! - С этими словами она схватилась за голову, и её лицо исказила мука страдания.
  Капитан в нерешительности поглядел на матроса, затем придвинул табурет, сел на него и стал ждать. Когда девушка справилась со своими чувствами, капитан попросил её рассказать в подробности, что произошло с ней и её семьёй. Вот что она рассказала.
   Рассказ девушки
  Я со своими родителями села на торговое судно, отправляющееся в Рамун, куда мой отец должен был прибыть с дипломатической миссией. После победы ариев в войне с соседями руководство нашей страны захотело установить дипломатические отношения и заключить договор о дружбе и взаимном сотрудничестве. Мой отец горячо поддержал это решение и согласился поехать с миссией. Так как путь был неблизкий, и миссия должна была занять много времени, то было решено взять мою маму и меня. Отец хотел встретиться со знаменитым полководцем ариев, о котором ходили легенды, что он с малочисленным отрядом разбивал полчища врагов и брал города. Итак, мы сели на торговое судно, плывущее с грузом в Рамун, и отправились в путь. Не буду утомлять вас своими переживаниями и страхами, когда мы попали в шторм, остановлюсь на том роковом дне.
  В тот день стояла безветренная погода, солнце находилось в зените прямо над головой, и жара была нестерпимая. Паруса обвисли, и судно медленно дрейфовало. Вся команда и наша семья вышли на палубу, так как находиться в каюте было невозможно из-за духоты. Капитан стоял на мостике и сказал команде, что разрешает искупаться и привести себя и свои вещи в порядок. Мой отец, услышав приглашение, тоже решил искупаться с матросами, он неплохо плавал и гордился этим. Переодевшись в купальный костюм, он нырнул в воду прямо с борта корабля. Матросы тоже стали с шумом бросаться воду. Папа прокричал, что вода очень тёплая. Мы с мамой стояли возле борта и смотрели на папу и матросов, плескавшихся в воде. Вдруг в сотне метров от корабля я заметила что-то тёмное и большое, плывущее близко к поверхности. Я начала всматриваться и показала маме рукой, куда смотреть. Вдруг матрос, сидящий на верхушке мачты, закричал что есть силы: "Все на корабль, все на борт, быстро, быстро!",- и засвистел в свисток. При этом он махал рукой, показывая на приближающуюся тёмную массу, которую я заметила прежде. Моё сердце отчаянно заколотилось, и тревога охватила всё моё существо. Матросы все как один поплыли широкими взмахами к кораблю, один папа то ли не слышал, то ли не понимал смысл сигнала, продолжая плескаться в метрах двадцати - тридцати от корабля. Мы с мамой замахали руками и начали кричать ему. Тёмная масса начала приближаться к нам. Папа приветственно замахал рукой в ответ. Мы махали ему, чтобы он плыл быстрее к нам. Матросы уже доплыли до борта и спешно поднимались по верёвочной лестнице на палубу. Наконец папа что-то почувствовал и повернул голову назад. В этот момент все увидели, как огромная змея поднялась из глубин океана и её голова, утыканная многочисленными шипами, вынырнула на поверхность всего в десяти метрах от папы. Он без оглядки поплыл к кораблю, но было поздно. Гигантская голова, которая могла свободно проглотить полугодовалого телёнка, преодолела это расстояние одним броском и наш бедный папа...о-о-о, - девушка простонала, и слёзы стали душить её. Выплакав своё горе, она продолжила рассказ.
  - Мама, когда увидела это, потеряла сознание и упала бы, если бы кто-то стоящий в тот момент позади нас, не подхватил её. Я была с ней в эту минуту и находилась, как и она в глубоком шоке. Я нашла в себе силы взглянуть за борт и увидела, что змея подплыла к кораблю, высунув свою страшную голову из воды. Вид её был ужасен. Жёлтые немигающие зрачки смотрели на нас, словно гипнотизируя. Матросы стали бегать по кораблю, что-то выкрикивая, а я, оцепенев, смотрела на чудище. Наконец змея нырнула, и огромное её осклизлое тело показалось на поверхности. Корабль задрожал и покачнулся. Мама пребывала в глубоком обмороке, а я словно оцепенела и видела всё как в тумане. Вдруг раздался страшный удар, затем треск, люди стали кричать. Корабль развернуло вокруг оси и накренило. Я уже ничего не понимала, только чувствовала, что судно стало погружаться в пучину. Я видела, как нос корабля стал подниматься, а судно заваливаться на бок и корму. Я бессознательно уцепилась за верёвки, протянутые вдоль борта, и больше ничего не воспринимала. Наконец я очутилась в воде, всё время раздавались крики, удары и ужасный треск ломающихся частей корабля. Вскоре всё стихло, мои руки запутались в обрывке верёвки, которая была привязана к части борта корабля. Я находилась в обморочном состоянии, и лишь что-то внутри меня жило и не давало расцепить руки. Видимо я так долго дрейфовала и меня наконец прибило к этому острову, где вы меня подобрали. Я не помню, как я вышла из воды и добралась до спасительной тени, где вы меня и нашли. Что было дальше, вы уже знаете.
  Капитан вздохнул и сказал:
  - Я очень сожалею о происшедшем, я обещаю, что доставлю вас в пункт назначения и сделаю всё от меня зависящее, чтобы вы ни в чём не нуждались. Когда вы захотите что-нибудь, позовите меня. Снаружи вашей каюты будет стоять вахтенный матрос, который известит меня. До свидания, отдыхайте!
  Оставив девушку одну, капитан ушёл.
  Прошло три дня. За это время Морэлла вполне оправилась от постигшего её несчастья и стала выходить на палубу. Матросы сочувствовали ей и старались не шуметь в её присутствии. Еду ей подавали в каюту, а капитан перебрался в кубрик своего помощника, который в свою очередь занял койку боцмана. Куда девался боцман, вы надеюсь, догадались. Остальные члены экипажа размещались под палубой в носовой части корабля. Средняя часть была полностью отведена для груза. Морэлла совершала короткие прогулки по палубе, но в памяти были ещё свежи воспоминания о трагедии и вид верёвок и хлопающих снастей заставляли её думать о своём отце и матери, о своей горькой судьбе и она уходила к себе вниз и не появлялась до вечера. Только перед сном она выходила, чтобы вдохнуть свежего воздуха. В эти минуты к ней подошёл капитан.
  - Извините, что я потревожу вас, но я хотел сказать, что глубоко сочувствую вам и вся команда просила передать вам наши соболезнования и что на берегу мы постараемся свести вас с людьми, которые позаботятся о вас дальше. Скажите мне там, куда вы должны были прибыть, есть ли родственники или друзья, которые могли бы приютить вас?
  - Нет, капитан, совсем никого. Я даже не знаю, что я там буду делать.
  - А остались ли родственники на вашей родине?
  - Да, остались, но не близкие.
  - У вас нет ни сестёр, ни братьев?
  - К сожалению нет.
  Капитан заметил, что на глаза девушки стали наворачиваться слёзы.
  - Извините, что расстроил вас, просто ваша судьба мне небезразлична, поэтому я вынужден был задать эти вопросы. До завтрашнего утра, спокойной ночи!
  - И вам того же, капитан. - Морэлла вздохнула и отправилась в каюту.
   На следующий день показалась береговая линия, и капитан объявил команде, что корабль достиг южной оконечности большого острова, находящегося вблизи материка и корабль зайдёт в его гавань, чтобы пополнить запасы питьевой воды и провизии. Команда оживилась, предвкушая новые впечатления и строя планы. Утром корабль зашёл в гавань этого островного государства, населённого людьми со смуглой кожей. Первым делом были закуплены провизия и свежее мясо, а также пополнили запасы питьевой воды. Город этот был гостеприимным, и здесь всегда останавливались торговые суда и он изобиловал лавочками и трактирами, где матросы могли неплохо провести время. После того, как на корабль было загружено всё необходимое для дальнейшего плаванья, капитан отпустил команду на берег до завтрашнего утра. "Опоздавшие могут не спешить на корабль. Ровно в 8 утра судно отчалит" - таковы были слова капитана. На корабле оставили лишь дежурную вахту. Сам капитан переоделся и, спустившись к Морэлле, пригласил её прогуляться по берегу, чтобы тем самым скрасить пребывание на этой стоянке. Морэлла сразу согласилась, потому что находиться в тесной каюте долгое время для девушки её лет было невыносимо. Только вся проблема была в том, что ей нечего было надеть. Капитан Торсун упустил это из виду и, схватившись за голову, стал думать, как поправить положение. Наконец он хлопнул себя по лбу и сказал, что спустится на берег и купит ей какое-нибудь приличное платье и что-нибудь из обуви, а всё остальное они прикупят потом. Сказав, чтобы девушка ждала его, он развернулся и ушёл.
  Прошло полчаса, а капитан не возвращался. Морэлла подождала ещё пятнадцать минут и не в силах больше находиться в душной и жаркой каюте решила выйти на палубу в той рубашке, что была на ней одета. Стоял жаркий день, и корабль лениво покачивался на волнах. Из команды никого не было видно, и Морэлла решила посмотреть, нет ли кого на мостике. Там тоже никого не было. "Странно, - подумала она, - где же вся команда?" Дело в том, что её никто не предупредил о готовящейся отлучке команды судна на берег, она впервые оказалась на борту и не была знакома с корабельными порядками. Не на шутку встревожившись, девушка стала строить предположения насчёт внезапного ухода команды с корабля. В её памяти ещё было свежо воспоминание о трагедии и Морэлла, объятая тревогой ничего лучше не придумала, как спуститься по трапу на берег и затеряться в уличной толпе.
  Спустя какое-то время наш капитан вернулся на корабль с ворохом покупок для девушки. Спустившись в каюту и никого не обнаружив, он позвал вахтенного матроса, который прятался от солнца на баке* за канатным ящиком и приказал ему искать девушку. Обыскав весь корабль и не найдя девушки, капитан не на шутку встревожился. Им был учинён строгий допрос каждого матроса, остававшегося на корабле, их было несколько человек, и в каждом он был уверен как в самом себе. Он и мысли не мог допустить, чтобы эти люди могли совершить гнусное преступление и замести все следы. К тому же заспанный вид допрашиваемых говорил об обратном.
  "Значит, девушка сошла с корабля", - начал строить догадки капитан и, утвердившись в этом предположении отдал распоряжение известить его немедленно, если она объявится на корабле, а сам отправился на поиски.
  В то самое время, когда на корабле велись её поиски, Морэлла шла по улице незнакомого города и искала среди прохожих кого-нибудь из команды корабля. Она не хотела уходить далеко от берега и шла по улице с таким расчётом, чтобы не потерять из виду направление, куда нужно будет возвращаться. Она терялась в догадках, почему команда покинула корабль и просто шла, не зная, куда и зачем. "Ведь оставаться одной на покинутом корабле было бы опасно", - так думала она. Наконец она дошла до места, где две улицы пересекалась и остановилась в нерешительности. Несмотря на жаркий день, по улице шли по своим делам смуглые люди с повязками на головах, и никто не обращал на неё никакого внимания. Вдруг её внимание привлёк один мужчина, внешне похожий на капитана, белолицый как она, с густой бородой и одетый не как местные. Она остановилась и в нерешительности стала смотреть на него. Мужчина повернул голову, заметив её взгляд, и на лице его промелькнула недобрая улыбка. Его чёрные глаза под густыми бровями всматривались в неё, пытаясь определить кто она и как здесь оказалась.
  Девушка под его пристальным взглядом вздрогнула и, почувствовав недоброе в нём, бросилась бежать. Она бежала куда глаза глядят, безотчётный страх охватил её и она чувствовала взгляд незнакомца на своей спине и была под впечатлением этого взгляда ещё долго после того, как остановилась в незнакомом месте, очутившись возле крыльца незнакомого дома.
  Возле дома она увидела мальчика, играющего со щенком, силы покинули девушку, и она опустилась на крыльцо, глаза закрылись... Очнулась от того, что кто-то дёргал её за одежду, и не осознавая полностью где она, Морэлла открыла глаза и увидела перед собой женщину, которая внимательно смотрела на неё. Она что-то говорила на незнакомом языке, но девушка её не понимала и лишь произнесла: "Пить". Женщина взяла её за руку и помогла встать, что-то сказала и повела к себе в дом. Зайдя внутрь, она усадила девушку и стала осматривать и ощупывать её одежду, пытаясь определить, кто она. Морэлла сидела безучастно и отрешённо смотрела в пол. Женщина что-то сказала, взяв подол рубашки, потом поняв, что ничего не добьётся от неё, вышла из дома, сказав что-то мальчику. Девушке захотелось спать, она легла и уснула.
  Проснулась от того, что кто-то сильно тряс её за плечо. Открыв глаза, она увидела капитана, его бородатое лицо и она воскликнула: "Ах, это вы!" Капитан улыбнулся, с ним было несколько матросов, он погладил девушку по голове, что-то говоря женщине на незнакомом языке. Сбежались соседи и все улыбнулись и что-то говорили. "Пить, я хочу пить", - капитан перевёл эти слова женщине, и та принесла Морэлле воду. Напившись, она стала рассказывать, как испугалась, не найдя никого на корабле и что ушла их искать, но в городе её испугал незнакомый мужчина и она вконец отчаялась. "Спасибо этой женщине, что приютила меня", - всё это она говорила скороговоркой. Все улыбались, а капитан рассказывал, как он поднял тревогу, не найдя её, сначала он думал, что её похитили, но потом пришёл к выводу, что она сбежала с корабля, пока эти прохвосты матросы дрыхли. При этом он хлопал себя рукой по бедру, находясь в возбуждении после пережитого волнения.
  - Мы обшарили весь город, все таверны, спрашивали всех, не видел ли кто золотоволосую девушку с корабля, одетую в матросскую рубаху и совсем было отчаялись, как кто-то сказал, что одна женщина ищет моряков, у неё находится девушка с корабля. Нам указали, куда она пошла, и мы нашли её. Вот счастье!
  Капитан смешно подпрыгивал и прихлопывал ладонью по бедру. Морэлла смотрела на него и вдруг рассмеялась. Ей стало легко от понимания, что её не бросили и что этот капитан, чужой ей человек, принял так близко к сердцу её горе, что все эти люди были неравнодушны к ней и хотели ей помочь. Внезапным порывом она встала и обняла опешившего капитана. Его лицо приняло такой глупый вид, что матросы не удержались и прыснули со смеху. Морэлла от всего сердца поблагодарила капитана Торсуна, эту женщину и всех, кто остался неравнодушен к её судьбе и в сопровождении моряков и толпы людей они отправились на корабль. Капитан был оживлён больше обычного, рассказывая девушке, какие подарки её ждут. Матросы шли сзади, строили смешные гримасы и подталкивали друг друга при этом, явно подшучивая над капитаном. На следующее утро был поднят якорь и корабль отправился в плаванье. Через 15 дней он прибыл сюда, в эту гавань и я сейчас сижу перед вами и рассказываю эту историю, а наш корабль стоит на причале и всё, что я сказал вам чистая правда, клянусь!
   Когда все разошлись, Ашхун подошёл к матросу и сказал:
  - Твой рассказ очень занимателен. Благодарю тебя. Признаться, я не слышал ничего подобного. Где сейчас находится ваш капитан? Я хочу с ним познакомиться.
  - Он сейчас на берегу, улаживает кое-какие дела. Но скоро явится на корабль. Может я смогу ему передать вашу просьбу?
  - Да, передай пожалуйста, что... - Ашхун помедлил, подбирая слова, - ...что военный комендант хочет увидеть его до отплытия.
  - Хорошо, я передам. А кто вы?
  - Я тот, на встречу с кем плыл отец несчастной девушки.
  Ашхун кивнул в знак прощания озадаченному матросу и вышел из таверны.
  На следующий день к Ашхуну явился посетитель, который представился капитаном торгового судна. Ему было предложено сесть.
  - Присаживайтесь, капитан. Сейчас я объясню, зачем вы здесь. Надолго я вас не задержу. Вчера я посетил один из прибрежных трактиров, который всегда полон прибывшими моряками и особенно после случая с китом в гавани, у меня, тяготеющего к интересным событиям, возникло желание послушать эти истории. Ваш матрос рассказал прелюбопытнейшую историю. Скажите, это правда, что вы спасли девушку от неминуемой гибели на необитаемом острове? И если это так, то где она сейчас?
  - Видите ли, э-э...- капитан подбирал слова, понимая, что этот мужчина вовсе не военный комендант.
  - Называйте меня "командующий". Так будет правильно.
  Капитан вскинул брови, внимательно посмотрел на собеседника и, не задавая вопросов ответил:
  - Командующий, девушка на корабле. Если вы тот, к кому ехал её отец с важной миссией, то я готов препроводить её к вам. И сложить с себя заботу об этом несчастном создании.
  - Да, я тот самый человек. Я - Ашхун, генерал армии Рамуна. У меня есть все полномочия принимать дипломатические миссии. Не имеет значения, что члены семьи этой девушки погибли, она теперь в единственном числе представляет своё государство и ей будет предоставлено жильё и всё необходимое в соответствии с её статусом. Я сейчас же распоряжусь подготовить для неё комнаты в этой резиденции. Она охраняется и достаточно просторна, чтобы разместить здесь несколько делегаций. Здесь есть повар и обслуга, так что она сможет комфортно здесь разместиться, а затем мы посмотрим, что делать дальше. Вероятно, ей придётся вернуться на родину, чтобы доложить о выполнении миссии, и я хотел бы не терять с вами связи и чтобы вы уведомили меня о сроках своего возвращения в её страну.
  - Да, командующий, сейчас мы отплываем в Рамун, затем поплывём обратно и я могу забрать её, если к тому времени её миссия завершится.
  - Примерно когда это произойдёт?
  - Я думаю недели через три, максимум четыре. Мы зайдём по пути к вам и заберём её.
  - Хорошо. Тогда я жду вас. К этому времени мы уладим все дела. Можете идти, капитан. Да, и спасибо, что позаботились о ней. Вы хороший человек. Счастливого плаванья!
  Капитан поблагодарил и ушёл. Через час с небольшим Морэлла была доставлена в резиденцию наместника главного морского порта Небесной империи.
   Глава IX. Морэлла и первые знакомства
  Девушка была удручена тем, что ей пришлось покинуть корабль. Она подружилась с капитаном, узнав его лучше за последние две недели плавания, и команда судна относилась к ней очень хорошо, так что ей вовсе не хотелось покидать ставшим родным корабль. Капитан сказал ей, что теперь на неё возложена столь ответственная миссия и человек, к которому направлялся её отец, сейчас находится в этом городе и он согласился принять её, учитывая её положение, и обещал предоставить кров и защиту у себя в резиденции. На обратном пути он заберёт её, и они отправятся домой. Морэлла обрадовалась этому предложению, однако при расставании ей очень не хотелось покидать корабль и его добрую команду. Наконец она была доставлена в резиденцию, и так как вещей с собой у неё не было кроме тех, что на ней были одеты, то этот процесс занял не более получаса. Был нанят паланкин, девушка села туда и в сопровождении дюжины матросов и капитана она была доставлена в резиденцию. Там было уже всё готово к приёму гостьи. Её ждали апартаменты в левом крыле большого двухэтажного особняка, состоящие из гостиной, спальни, туалетной комнаты. Столовой не было, так как гости собирались в общей столовой. На первом этаже размещалась приёмная для посетителей, кабинеты помощников, разные служебные комнаты, в том числе для охраны и кухня. На втором этаже размещались комнаты для гостей, библиотека и зал ожидания.
  Когда Ашхуну доложили о прибытии девушки, он вышел её встретить, как положено по этикету. Резиденция была обнесена высокой стеной, у ворот стояла охрана, и когда капитан доложил о прибытии посла, то ворота незамедлительно открылись. Паланкин пронесли через большой вымощенный каменными квадратными плитами двор и опустили перед парадной лестницей главного входа. На большом крыльце, крытом крышей, подпираемой двумя колоннами, стоял Ашхун и когда Морэллу подвели к нему, он, приветствуя важную гостью, наклонил голову. Морэлла, увидев этого человека, немного растерялась, но затем, овладев собой, проговорила:
  - Здравствуйте, владыка этой страны. Так мне сказали. Я... - тут она запнулась. - Мне сказали, что я могу передать вам то, что хотел сказать мой отец.
  - Я рад, что вы благополучно прибыли и нашли меня здесь. Само Небо направило вас сюда. Сейчас отдыхайте, а к ужину вас позовут. Тогда и расскажите, что привело вас сюда. - И откланявшись, Ашхун предоставил девушку самой себе.
   Вечером Ашхун и Морэлла были приглашены в столовую, находящуюся как я уже говорил на первом этаже особняка. Большие стрельчатые застеклённые* окна пропускали много света, и освещение не зажигалось*. Посреди просторной гостиной стоял стол, заставленный столовыми приборами. По краям комнаты стояли красивые вазы, в которых стояли цветы. Их благоухание распространялось вокруг и Морэлла, войдя впервые сюда, обратила внимание на предупредительность и обходительность людей, окружавших её. Всё убранство комнат, предоставленных ей, равно как столовой, куда она вошла, ей очень нравилось. Тяжёлые драпировки украшали стены. Декоративные колонны поддерживали узорчатый потолок, пол в столовой был выложен красивыми декоративными плитами*, от которых веяло прохладой. На столе стояли столовые приборы изумительной работы, сделанные из цветного стекла, керамики*, серебра. Некоторые из них были выполнены с орнаментами лепестков, другие украшались художественной тесьмой и узорами. На столе стояли вазы с тропическими фруктами, многие из которых произрастали в этом благодатном краю. Большая запеченная рыба находилась в центре стола на большом подносе, также были поданы другие блюда даров моря. Каждое утро кухарка со своим сыном ходила на рынок, где в изобилии продавался утренний улов рыбаков. Ашхун любил рыбные блюда, и морской базар был для него настоящим открытием. Он тепло поприветствовал Морэллу, спустившуюся к ужину и пригласил её к столу.
  Помощник поварихи нарезал каждому по кусочку выбранного блюда, и они принялись за трапезу. Во время ужина Ашхун спрашивал, нравится ли гостье то или иное блюдо, рассказывая о местной кухне, которую он обожал. Он осторожно выбирал темы для разговора, чтобы лишний раз не травмировать девушку, избегая задавать вопросы об её гастрономических пристрастиях, чтобы не вызвать болезненные воспоминания. Исподволь он наблюдал за тем, как она ест, за выражением её лица и старался разговаривать с ней весело и непринуждённо, чтобы она не чувствовала скованности и поскорее привыкла к нему и обстановке. Она понравилась ему, и он захотел принять участие в её судьбе. Наконец, ужин подошёл к концу, на десерт подали сок манго, немного подкисленный лимоном, окна были открыты, и сквозь них шло движение воздуха, напоенного ароматом цветов и моря. Начало темнеть и зажгли светильники. Ашхун стал из стола и, сказав, чтобы девушка не стеснялась обращаться к нему в случае надобности и, пожелав ей спокойной ночи удалился. Позвав адъютанта, он отдал распоряжение собрать здесь либо в столичной канцелярии всю информацию о государстве, из которого прибыла Морэлла - форма правления, особенности устройства, природные условия, численность населения и другие сведения, представляющие интерес. Он решил пока не беспокоить девушку вопросами, пока она не привыкнет к обстановке и к нему. Утром он узнает о её планах, и если она не будет возражать, то покажет ей город. Он подумал о той девушке, которая хорошо рассказывает легенды и захотел свести их. "Может быть, она знает ещё истории, нужно будет послать за ней", - подумал Ашхун и решил послать человека за ней.
  Обдумав ещё раз этот вопрос, Ашхун взял пергамент* и стал писать письмо Толпыз. Он обрисовал вкратце ситуацию, побудившую его обратиться к ней, и просил приехать в Кармут на срок до одного месяца. Безусловно, она будет вознаграждена, прибавил он и с охраной, состоящей из лучших воинов, её доставят обратно к родителям. Написав письмо, он приложил к нему свой перстень и подписал внизу. Вызвав адъютанта, он приказал готовить в дорогу дорожную карету, выбрать восемь человек из его охраны и привести их к нему. Когда они пришли, он отдал старшему письмо и подробно инструктировал, как действовать. Двое из них знали, где живёт Толпыз, потому что провожали её до дома в последний раз. Получив надлежащие инструкции, воины ушли. Покончив с делами, Ашхун отправился отдыхать.
  На следующее утро Морэлла пришла к завтраку раньше, чем хозяин дома. Она встала рано и размышляла о своей дальнейшей судьбе. Этот человек внушал ей доверие, она слышала о нём немного из разговоров отца с матерью за обедом перед отплытием. Тот памятный обед...
  - Меня направляют в Рамун с дипломатической миссией, - начал отец, когда всё семейство село за стол. - Это ненадолго, но плыть придётся морем, и поездка может затянуться на месяцы. Мне рекомендовали взять с собой семью.
  - Разве кого-нибудь другого нельзя послать? Столь долгое путешествие... впрочем я согласна, а ты, Морэлла, ты поедешь с нами?
  - Поедет. Правда, дочь? Тебе уже шестнадцать и пора посмотреть мир. Говорят, их новый правитель очень крут. Он с одним отрядом в 5000 человек захватил Небесную империю. Годом раньше разбил в решающем сражении армию Надула, прежнего императора, которого потом казнили принародно в Акване. Сейчас многие страны хотят заключить дружественный союз с этим правителем. Говорят, он очень умён и держит слово. Мне поручена столь важная миссия. Так что собирайтесь, мои хорошие, нас ждёт интересное путешествие. Поплывём с попутным торговым судном. Капитан надёжный человек и команда все на подбор. На обратном пути это же судно заберёт нас. Посмотрим страну, новых людей. Может, дочка найдёшь там свою судьбу, кто знает?
  Белые щёки Морэллы слегка порозовели от слов отца:
  - Ну знаешь, папа, я вовсе не собираюсь пока замуж.
  - Нет, нет, никто выдавать тебя замуж не собирается. Но кто знает...
  Морэлла лежала у себя в комнате, рассвет пробивался сквозь листья деревьев, окружающих особняк, ей было и одиноко и в то же время уютно находиться в этом чужом доме с казалось бы чужим человеком, правителем этой загадочной страны. Пролежав ещё час в думах и грёзах, она встала, приняла туалет и спустилась вниз к завтраку.
  Внизу ещё никого не было, девушка убирала в столовой, вытирала пыль, мыла полы и чтобы не мешать ей, Морэлла вышла на улицу. Было свежее утро, и к ней подошёл человек из охраны и вежливо осведомился, может ли чем-то помочь ей. Она ответила, что ей ничего не нужно, просто до завтрака она хочет прогуляться. Воин сказал, что одной на улицу ей нельзя выходить, если на то не поступит распоряжение.
  - Нет, нет, я погуляю вокруг дома, здесь достаточно места.
  Тот кивнул и удалился. Девушка стала ходить по дорожке среди цветов, заботливо высаженных садовником, неизвестные деревья росли вокруг и их ветви свисали над головой. Птицы оглашали утренний воздух своим щебетанием, лёгкий туман покрывал землю и ей стало хорошо и спокойно и все страхи сразу исчезли. Где-то через полчаса её позвали завтракать, стол был накрыт, хозяин сидел на своем месте и ел омлет.
  - Присаживайтесь, Морэлла. Будьте как дома, - произнёс он. - Мне сказали, что вы гуляли вокруг дома. Как вам сад?
  - О, он прекрасен. Здесь всё так замечательно! - воскликнула девушка.
  - Я рад, что вам понравилось, кушайте. Вы можете сказать нашему повару о своих кулинарных предпочтениях. Может местная еда для вас покажется несколько экзотичной. Я же предпочитаю здесь рыбные блюда, знаете, в Рамуне..., впрочем, не буду отвлекать вас, кушайте. Вот молоко, сливки, творог, сыр, хлеб, выбирайте.
  Морэлла поблагодарила, и они молча принялись за трапезу. После завтрака Ашхун сказал девушке, что собирается отправиться в город и познакомить её со своим семейством, а потом отправиться по своим делам.
  Внизу их ждал экипаж и в сопровождении нескольких человек охраны они поехали в квартал, где жила Сю-Ли. Ашхун встречался с этой женщиной, но было решено, что она будет жить вне его резиденции. Он не хотел, чтобы его личная жизнь была у всех на виду. Прежде всего, он был государственным человеком, человеком долга и он не хотел, чтобы отношения с этой женщиной как-то повлияли на его дела.
  Морской порт, благоустроенный город, великолепный климат и удобная резиденция для приёма гостей стало весомым аргументом в пользу выбора этого места в качестве второй столицы империи. Акван находился в центре страны и был лишь административным центром, куда сходились пути со всех уголков обширной империи. Кармут по замыслу Ашхуна в будущем должен был стать крупным приморским торговым центром.
   Приехав на место, Ашхун провёл девушку в дом и познакомил её с Сю-Ли и её сыном. Он попросил их побыть пока вместе, съездить прогуляться в город, а обед провести вместе в резиденции. А пока ему нужно отлучиться. Оставив карету и двух человек охраны, он отправился по своим делам.
  Настало время обеда и наше семейство собралось за столом. Сю-Ли с мальчиком впервые оказалась в этом особняке и была очень рада представившемуся случаю оказаться рядом с Ашхуном. Она скучала, успев привязаться к этому суровому и немногословному человеку, понимая, что он не может полностью принадлежать ей. Морэлла и мальчик явно подружились, они смеялись и рассказывали, как провели время вместе. Ашхун был рад этому, о чём говорил его взгляд, направленный на Сю-Ли. На обед подали запечённую индейку, и гости с аппетитом съедали лучшие куски, нарезанные тут же. Муж и жена, оба прекрасно готовившие, сменяли друг друга и помогали, когда на обеде присутствовали гости. Их сын приносил продукты с рынка, помогал в готовке пищи и начальник охраны следил за тем, чтобы каждое блюдо было предварительно съедено ими самими и их сыном, прежде чем будет подано на стол. Вся прислуга и повара были прежними, и они поклялись служить новой власти.
  После обеда Ашхун решил посвятить время дипломатической миссии и, проводив Сю-Ли с сыном, провёл Морэллу в гостиную и начал разговор.
  - Я хочу перейти сейчас к делам, к тому делу, которое привело вас сюда. - начал Ашхун. - Я слушаю вас.
  Морэлла подумала и сказала:
  - Меня привело к вам...- она запнулась и, овладев собой, продолжила:
  - Мою семью...мой отец хотел, чтобы между нашими странами установились дружественные отношения. Отец отзывался о вас как об умном и талантливом полководце, равно как владыке страны. Наверное, он хотел узнать поподробнее о ваших планах по устройству этой страны, собираетесь ли вы торговать с нами и пошли бы вы на заключение дружественного союза с нами.
  Морэлла замолчала, дав понять, что она всё сказала. Ашхун подумал, заключив, что эта девушка не лишена ума и вкупе со своей внешностью будет иметь успех в дальнейшем на дипломатическом поприще.
  - Уважаемый посол. Со своей стороны могу вас заверить, что с вашей страной я заключу как мирный, так и дружественный торговый договор, ибо яблоко не падает далеко от яблони и ваш отец был, безусловно, замечательным человеком и раз в руководстве вашей страны находятся такие люди, значит с такими странами необходимо заключать союзы. Все необходимые бумаги будут подготовлены в канцелярии Госсовета страны и заверены необходимыми подписями и печатями. А пока они будут оформляться, вы будете предоставлены сами себе, вам будет дана охрана, и вы сможете покидать эту резиденцию в любое время по желанию.
  Если вам будет угодно посетить столицу, то вы можете это сделать в любое время. Кроме того, чтобы вы не скучали, вам будет представлена прекрасная девушка примерно вашего возраста, которая обладая даром рассказчицы, познакомит с замечательными легендами этой страны.
  Морэлла поблагодарила Ашхуна и попросила об одном одолжении:
  - Понимаете, у меня нет сменного белья и платьев, я хотела бы прикупить кое-что из одежды, не могли бы вы одолжить мне некоторую сумму? Я вам верну, когда прибудет капитан Торсун. - При этом она улыбнулась, и Ашхун отметил, что из девушки выйдет великолепный дипломат.
  - Конечно, вы можете располагать любой суммой. Я сейчас же отдам распоряжение.
  На этом аудиенция была закончена. В этот же день девушка съездила вместе с Сю-Ли в центр города, где располагались многочисленные лавки портных, и заказала себе несколько платьев, прикупив кое-что из белья и несколько пар туфель.
   Глава X. Две подруги.
  На следующий день Ашхун отбыл из города по государственным делам, и Морэлла была предоставлена сама себе, наделённая статусом посла. Ей был предоставлен экипаж и охрана и она, не зная никого в этом городе, проводила время с Сю-Ли и её сыном. Женщина рассказывала ей о своей стране, её обычаях, о том, как жили люди до появления Ашхуна с его армией. Она избегала говорить о себе, о своей прошлой жизни и Морэлла не задавала ей вопросов. Её ребёнок не был похож на Ашхуна, и девушка не касалась в разговорах этой темы. Они сдружились на теме стряпни и платьев, обе обладали вкусом и умели хорошо одеваться. Сю-Ли знала несколько хороших портних в городе и время от времени обновляла свой гардероб. Были и сапожники-умельцы, изготавливающие из кожи очень мягкие и удобные туфли с низкой подошвой и сандалии. Так проходили дни, пока Ашхуна не было в городе. Наконец, наш герой вернулся, и всё семейство собралось за обедом.
  - Мы соскучились по вам, - весело сказала Морэлла, - Где вы пропадали?
  - О, я не принадлежу себе. Дела заставляют меня выезжать. Я посетил соседний город. Сейчас по всей стране идут реформы. Выбираются достойные люди, их выдвигает в Городские Советы каждое сословие, и я знакомлюсь с каждым кандидатом и утверждаю их на этой должности. К сожалению, в ближайшее время мне предстоит ещё одна поездка, и я буду отсутствовать пару недель. Однако я, чтобы вы не скучали, пригласил одну молодую особу, прекрасную рассказчицу, надеюсь, она согласится приехать и побыть это время с вами.
  - Кто она? - живо спросила Морэлла.
  - Она живёт в другом городе с интересным названием. Там есть легенда, очень интересная легенда, она вам её расскажет. Поселится с вами здесь. Так что вот так, уважаемый посол. (Ашхун был рад происходящим переменам в девушке и допустил шутливый тон). Надеюсь, вы подружитесь, и кто знает, может быть, она согласится сопровождать вас и дальше.
  Через два дня приехала Толпыз. Она была рада приглашению Ашхуна посетить этот город и приготовила несколько историй про запас. Ашхун вышел встретить её, обнял как родную дочь, немало смутив девушку и проведя её в приёмную, посвятил в курс дела. Толпыз спокойно выслушала и сказала:
  - Я готова работать с вами, генерал. Вы - хороший человек и приносите всем удачу. Ваш посол не будет скучать. - При этих словах девушка улыбнулась.
  - Ну и ладно. Хорошо. Сейчас вас познакомлю, вам выделят комнату. Будете сопровождать её везде. Она пережила большое горе. Я вам писал. До её отъезда побудете с ней, а потом мы решим, что дальше. Я вынужден выехать сегодня по делам из города, так что предоставляю вас друг другу.
   С этими словами он позвал девушку и та, позвав Морэллу, пошла готовить комнату для Толпыз. Пришла Морэлла и девушки сразу нашли общий язык и с этого времени стали проводить время вместе. В этот же день Ашхун уехал из города.
  Морэлла сразу почувствовала симпатию к Толпыз и этим вечером они пошли гулять по саду. Толпыз рассказала о своей семье, о своей жизни, простой и незатейливой. Морэлла внимательно выслушала её и сказала:
  - Ты счастлива, у тебя есть мать и отец, брат и сестра. У меня же никого не осталось. Я хочу, чтобы с этого дня мы стали близкими, как сестры и чтобы ты познакомила меня со своими родными.
  Толпыз при этих словах взяла Морэллу за обе руки и сказала:
  - Да будет так! Сестра моя, в горе и счастье мы будем вместе! Не забывай этого!
  И обе девушки тут же обнялись. С этого дня они стали неразлучны.
  Пока отсутствовал Ашхун, Морэлла и Толпыз вместе с Сю-Ли посетили знакомых портних и заказали несколько платьев для Толпыз, невзирая на её протесты. Морэлла сказала, что это подарок, и она знать ничего не желает. Наконец девушка сдалась и в приподнятом настроении они поехали вместе обедать к Сю-Ли. Так проводили они день за днём, пока не вернулся Ашхун. Он сразу заметил произошедшую перемену в настроении Морэллы - девушка стала весёлой и оживлённой. "Значит, я угадал, это большая удача, что я познакомился с Толпыз", - думал Ашхун. Обедали вместе всей компанией, девушки весело рассказывали, как проводили время, вернее больше всех щебетала Морэлла, Сю-Ли ей вторила, а Толпыз отмалчивалась. Когда обед подошёл к концу, Ашхун шутливо заметил: "Что-то наша рассказчица больше молчит, уж не растеряла ли она свой дар? Морэлла, она не рассказывала вам свои истории?"
  - Какие такие истории? Ничего не рассказывала!
  - Ну вот те на! Легенду о Возвышенном Ли, о заколдованном ручье?
  - Ах, ну и ну, сестра, и ты всё это время молчала? - с шутливым упрёком воскликнула Морэлла. - Сейчас же рассказывай! Я приказываю тебе! - и как капризный ребёнок топнула ножкой, причём сделала так натурально, что все прыснули со смеху. Даже сын Сю-Ли стал строить гримасы.
  - Ты сестра своей речистостью обскакала меня, - в тон ей вторила Толпыз. - Ну да ладно, я не гордая, у меня припасено парочка историй для всех. А легенду о "Возвышенном Ли" я расскажу тебе потом. Морэлла, сгорая от нетерпения, воскликнула: "Давай же рассказывай, не томи!" И Толпыз начала рассказывать свой рассказ.
   Глава XI. Сказание о слепом музыканте.
  Однажды мне приснился сон, в котором я услышала прекрасную музыку. Я никак не могла увидеть, кто играет и откуда она доносится. Проснувшись, я долго была под впечатлением этой мелодии. "Какая красивая музыка", - подумала я, - вот бы кто-нибудь смог сыграть её". Я запомнила мелодию и пошла искать того, кто мог бы сыграть эту музыку.
  Я вышла на улицу и пошла по ней, оглядываясь по сторонам. Вдруг там, где моя улица сливается с другой, на углу дома я увидела человека, присевшего на камень. Я подошла к нему и спросила, не знает ли он кого-то, кто может играть на музыкальном инструменте. Он ответил, что знает, и показал рукой на человека, сидящего возле одного из домов и жующего листья какого-то растения. Я подошла к нему и спросила, не знает ли он какого-нибудь музыканта. Он ответил, что знает, но этого человека сейчас нет в городе. Я огорчилась и он, увидев это, сказал, что он вернётся, а пока, чтобы сгладить моё расстройство, может рассказать историю о нём. У меня не было срочных дел, я люблю разные истории и поэтому присела рядом и начала слушать. Вот что он поведал.
  
   Рассказ незнакомца
  Тот старик-музыкант всю жизнь был слепым, и он с детства ничего не умел делать, кроме как играть на разных музыкальных инструментах. Он в совершенстве владел ими, несмотря на отсутствие зрения и многие люди приглашали его к себе, чтобы послушать его музыку. Взамен он получал кров, еду и внимание. Тем он жил, зарабатывая себе на хлеб, пока его не пригласил в дом некий человек, сказав, что у его дочери свадьба и нужно поиграть на ней. Музыкант согласился и пришёл к ним в дом. Во время свадьбы стороны невесты и жениха что-то не поделили, и возникла драка, во время которой у музыканта сломался смычок. Музыкант сильно расстроился и попросил хозяина дома возместить ему ущерб или найти мастера, кто мог бы отремонтировать инструмент. Хозяин дома отказался это сделать и прогнал слепца. После этого случая несчастный музыкант больше не мог играть на своём инструменте и в этом городе люди перестали слышать музыку. Он ходил из дома в дом, но никто не мог помочь ему отремонтировать смычок. Наконец он совсем отчаялся и заплакал. Как раз в это время мимо него проходила женщина, и она спросила, почему он плачет. Музыкант рассказал свою историю и женщина, проникшись состраданием, взяла его к себе в дом. Она была дочерью купца и могла позволить себе содержать лишний рот. Слепой музыкант стал жить у неё, пока в этом доме не случилось несчастье - умер ребёнок, сын этой женщины, простудившись под дождём. Женщина долго горевала и, в конце концов, попросила музыканта сыграть ей что-нибудь. У него под рукой ничего не было кроме сломанного инструмента, и он стал просто напевать мелодии. Они были такие красивые, что женщина постепенно пришла в себя и решила помочь музыканту найти мастера. Она обошла весь город в поисках мастера, но такового не оказалось, однако люди сказали, что в соседнем городе есть мастер, который может починить инструмент. Она запрягла повозку, посадила туда музыканта и поехала в другой город. Приехав туда, они нашли мастера и тот отремонтировал смычок, да так, что он стал играть ещё лучше. В награду женщина заплатила мастеру большие деньги, и они вернулись в родной город. С тех пор музыка не прекращала играть в их доме. Мелодии были так красивы, что под окна дома каждый раз приходили соседи, чтобы послушать их. Они просили женщину, чтобы она отдала музыканта им, суля ей немалые деньги, но она не хотела отпускать старика, да и ему хорошо жилось в этом доме, где он нашёл кров и заботу этой доброй женщины.
  Постепенно вокруг дома, где жил музыкант, образовалась группа постоянных слушателей, которые приходили каждый день, чтобы послушать его музыку. Он постоянно обновлял свой репертуар и люди обсуждали его музыку и таким образом у него появились поклонники. Женщина, видя, что возле её дома всё время толпятся люди, решила извлечь из этого пользу. Она наняла плотника, и тот построил нечто вроде веранды, где слушатели могли присесть и укрыться от дождя, и возвышение, где музыкант был бы виден всем и мог исполнять свои произведения. Она стала собирать пожертвования, чтобы кормить и одевать музыканта, а также купить для него другие инструменты, на которых он тоже мог играть. Люди охотно давали деньги, так как в городе не было никого, кто мог бы так хорошо играть. Его приглашали в дома, но музыкант наотрез отказывался, говоря людям, что они могут приходить сюда и слушать музыку здесь. И люди приходили целыми семьями и платили музыканту деньги. Постепенно молва о слепом музыканте распространилась далеко за пределы города и люди приезжали из деревень, чтобы послушать его музыку. Они привозили всё, чем богата деревня и весь дом был завален помидорами, тыквами, дынями, а также разной живностью - курами, гусями, цыплятами, поросятами. Хозяйка хваталась за голову, не зная, куда девать это добро, а люди всё везли и везли. Музыкант стал работать по графику: с 10 до 12 часов утренний концерт и с 18-30 до 20 часов вечерний концерт. Днём он отдыхал и сочинял новую музыку. Через год слава о его концертах дошла до губернатора провинции, и тот пригласил музыканта к себе. Он согласился и поехал вместе с хозяйкой дома. Через день пути они приехали в город, столицу провинции. Их встретили хорошо, посадили за стол, напоили и накормили, после чего попросили что-нибудь исполнить. Слепой музыкант стал играть свою самую любимую мелодию - "Цветок розы". Кроме губернатора, в зале присутствовала его семья - две дочери и жена. Музыка была так прекрасна, что они зааплодировали и попросили музыканта исполнить что-нибудь ещё, на что тот ответил, что сыграет в следующий раз, а сейчас он устал и хочет спать. Дети обиделись и решили больше не просить его. Музыканта отвели в комнату для гостей и оставили его одного. Женщина, которая сопровождала его, остановилась в доме своей давней подруги, так что оба были устроены на ночлег. На другой день губернатор собрал гостей и сказал им, что у него гостит приезжий музыкант, который очень хорошо играет. Гости попросили его позвать и сыграть что-нибудь. Когда слепой музыкант стал играть, у него вдруг порвалась струна и, к разочарованию гостей он вынужден был прервать выступление. Извинившись, он сказал, что у него есть другой инструмент, ещё лучше этого, однако он его с собой не взял. Губернатор рассердился на слепца и сказал ему, что он никудышный музыкант, раз у него нет с собой запасного инструмента. С этими словами он велел покинуть его дом и больше музыканта в этом городе никто не видел. Он нашёл ту женщину, и они вернулись в родной город и больше его не покидали. Они продолжали собирать у себя много людей, и им хорошо жилось, и не было нужды скитаться по стране в поисках пристанища и куска хлеба. Такова история про слепого музыканта. Тебе понравилась?
  Я ответила: "Это замечательная история. Значит, его можно будет увидеть? Когда он вернётся?" На что человек ответил: "Он может вернуться, а может, и нет. Он преклонного возраста и дни его подходят к концу". Тогда я спросила: "А как я узнаю, что музыкант вернулся в город?"
  - Ты услышишь музыку. - Таков был ответ. Поблагодарив мужчину за рассказ, я пошла домой.
  Однажды, идя с базара, я вдруг услышала музыку. Обернувшись, я увидела слепого старика, играющего на струнном инструменте. Я подошла к нему и спросила:
  - Скажите, вы тот самый слепой музыкант, чья музыка настолько прекрасна, что пение птиц меркнет перед ней?
  Старик прекратил играть и спросил:
  - Кто ты, девушка и зачем спрашиваешь?
  - Меня зовут Толпыз, что значит "Быстрый ручей". Однажды мне приснился сон, и я услышала прекрасную музыку. С тех пор я искала музыканта, который мог бы сыграть её. Вот как она звучит, и я стала напевать мелодию. Старик, услышав мелодию, вдруг заплакал.
  - Дедушка, почему вы плачете? - спросила я.
  - Потому что эта мелодия моего детства. Моя мама напевала мне её, когда я был маленький. - Слёзы струились по его лицу.
  - Подойди ко мне, девушка. - И старик протянул ко мне руки.
  Я подошла, он обнял меня и плакал. Подошли люди, знающего этого музыканта и стали спрашивать, почему он плачет и кто эта девушка, но никто не знал ответа. Лишь только двое знали, и их объединила музыка.
  Когда Толпыз закончила, все присутствующие молчали, тронутые этой историей. Первой нарушила молчание Морэлла:
  - Никто так и не узнал, почему ей приснился этот сон и музыка?
  - Нет, не узнал. Но они узнали, - ответила Толпыз.
  Сю-Ли была поражена этой историей, она словно унеслась куда-то в иной мир, и её вывел из этого состояния её сын:
  - Мама, почему дедушка заплакал?
  Сю-Ли очнулась, положила руку ему на голову и сказала:
  - Дедушка плакал от того, что он повстречал свою маму. - При этом она обняла и поцеловала своего сынишку.
  Ашхуна тоже тронула эта история, он смотрел на Толпыз, как удивительную находку в его жизни и думал о судьбах людей, о жизни и смерти. Он думал о том, что эту замечательную девушку нужно оставить здесь, будут приезжать другие гости и она, умелая рассказчица полюбится им тоже. На этом обед был закончен, Ашхун встал из-за стола, поблагодарил всех и отправился вместе с Сю-Ли и её сыном к ним домой.
   Глава XII. Признание
  Во время своего визита к Сю-Ли Ашхун сказал ей, что хочет поговорить о ней и будущем её сына. Он взял её за руки и сказал:
  - Сю-Ли, ты необыкновенная женщина. Я долго присматривался к тебе. Между нами в последнее время установились дружеские и доверительные отношения. Но мне кажется, что это не предел. Я давно ищу женщину, которой мог бы доверять полностью, с которой мог бы составить пару и вести совместную жизнь. Ты именно такая, как я себе представлял. Поэтому я прошу подумать о моих словах и дать мне ответ в ближайшее время.
  Сказав это, он попрощался и вышел.
  Сю-Ли глубоко взволновали слова этого человека. Она сама присматривалась к нему, ищя в нём не просто друга и утешителя, а нечто большее. Союз с таким человеком мог бы составить счастье любой женщины, и она решила дать своё согласие. "Неудачные отношения с Надулом остались в прошлом, этот союз непременно будет счастливым", - так думала Сю-Ли. Остаток дня она провела дома, переживая состояние тихого счастья. Она занималась домашними делами, а её мысли витали где-то далеко-далеко, словно крылатые птицы кружились в ясном небе и с таким настроением, когда настал вечер, она пошла к Ашхуну.
  Придя в резиденцию, она увидела, что Ашхун о чём-то беседует с Толпыз, а Морэлла сидит возле них и слушает. Увидев Сю-Ли, Ашхун встал и направился к ней. Взяв её за руку и глядя в глаза, он отвёл её в сторону и спросил:
  - Ты пришла ко мне неспроста, верно? Хочешь мне что-то сказать?
  Сю-Ли кивнула и потом ответила:
  - Да, Ашхун, я пришла сказать тебе, что согласна. И глядя в его глаза, улыбнулась. Ашхун взглянул на девушек, беседующих о чём-то, взял за руку Сю-Ли и тихо сказал: "Пойдём".
  Толпыз рассказывала Морэлле легенду о Возвышенном Ли, а Ашхун впервые за долгие годы обрёл своё счастье. С этого дня они стали жить вместе как муж и жена. Сю-Ли переехала в резиденцию вместе с сыном, и они заняли правое крыло второго этажа этого просторного особняка.
  Когда все собрались к ужину, Ашхун позвал начальника охраны и объявил, что Сю-Ли теперь является его женой и об этом будут извещены все органы власти, как в этой стране, так и в Рамуне и она наделяется всеми правами мужа и с этого дня владеет наравне с мужем всем его имуществом. Кроме того, её сын будет усыновлён и станет преемником отца. Данный указ будет опубликован и зачитан во всех городах Небесной империи. Услышав эту новость, Толпыз и Морэлла подошли к Сю-Ли, обняли её по очереди и пожелали ей и Ашхуну счастливого брака. Они стали близкими друзьями и были очень рады произошедшим переменам в их отношениях. Отпустив начальника охраны, всё семейство и их друзья сели ужинать. Ужин прошёл очень весело, девушки шутили, и Толпыз сказала, что у неё в запасе есть ещё одна история, которую она хочет рассказать после ужина. Ашхун улыбнулся, что означало знак одобрения. "Эта девушка просто ходячая книга историй, ни за что не отпущу её", - подумал довольный новоиспечённый муж. Доев ужин, вся компания устроилась поудобней, чтобы услышать новую историю Толпыз.
   Рассказ о мудром ослике.
  Когда-то давно жил один пастух, у которого была собака. Эта собака была очень умной и помогала ему пасти овец. Однажды пастух заснул под деревом, пока овцы паслись неподалёку, а собака в это время следила за тем, чтобы овцы не разбегались. Прошло два часа, и пора было перегонять овец на новое место, а пастух всё спал. Тогда собака решила сама отогнать овец и погнала их дальше туда, где была сочная и зелёная трава. Пригнав их на новое место, она прилегла отдохнуть и пока овцы мирно паслись, не заметила, как уснула. В это самое время проснулся пастух и увидел, что от овец след простыл. Он сильно испугался, потому что стадо было общественным, а не его, и побежал в деревню сообщить о пропаже. Он подумал, что пока спал, его собаку поймали злые люди, а овец угнали. Прибежав в деревню, он поднял тревогу, и люди выбегали из домов и думали, что начался пожар. Узнав в чём дело, они стали ругать пастуха за его нерадивость и начали бить его палками. Бедняга как мог уворачивался от ударов, но один сильный удар пришёлся по голове и тот испустил дух и умер. На шум прибежал староста деревни и, узнав, что произошло, пришёл в ярость. Ему было жалко пастуха, что его убили за несколько паршивых овец. Он схватил того, кто забил насмерть пастуха и начал избивать его, приговаривая: "Вот тебе, получай! Ты бил пастуха, теперь я бью тебя!" Выпустив свой гнев, он схватил убийцу пастуха и поволок его в общественный дом, где проводились собрания и запер его там, чтобы подумать, что с ним делать. Пастуха в этот же день похоронили.
  Тем временем, стадо мирно паслось и потихоньку кочевало с места на место. Собака так крепко уснула, что не слышала, как овцы ушли. В это самое время неподалёку от того места, где паслись овцы шёл караван. Купцы везли свой товар на ослах и верблюдах, и один ослик очень устал таскать тюки с товаром. Он был очень смышленым осликом и всю дорогу думал, как избавиться от этой ноши. Наконец, он придумал притвориться больным, чтобы его оставили на дороге. Он споткнулся и упал и стал тяжело дышать и дрыгать ногами. Погонщик увидев это, отвязал тюки, и подумав, что ослик заболел заразной болезнью (ослик всё время дрыгал ногами, хрипел и тяжело дышал) оставил его на дороге умирать. Но наш ослик вовсе не собирался умирать, когда караван скрылся из виду, он поднялся на ноги и, подняв хвост, весело побежал в поле. Пробежав немного, он наткнулся на овец, которые паслись сами по себе без пастуха.
  - Почему вас никто не пасёт? - удивлённо спросил он овец.
  - У нас был пастух, но он заснул, и нас стала пасти собака.
  - А где собака? - стал озираться по сторонам ослик, который не любил собак.
  - Собака тоже заснула и теперь мы одни.
  "Вот дела! Овцы без пастуха!", - смекнул ослик.
  - Ну что ж, раз у вас нет пастуха, теперь я буду вашим поводырём. Вы должны меня слушаться и тогда у вас всегда будет пища, - сказал ослик.
  - Хорошо, мы согласны, веди нас.
  И ослик повёл их туда, где была сочная трава подальше от людей. Так ослик водил их с одного места на другое, проверяя сначала, нет ли людей или других животных. У него был прекрасный нюх и издали он чуял опасность или человека. Однажды им повстречался енот, ослик спросил его, откуда и куда он идёт. Енот ответил, что в соседней деревне есть курятник, он наведывается туда время от времени и ворует цыплят. Тогда ослик спросил его:
  - Как же тебе удаётся уйти невредимым, там же полно собак?
  На что енот ответил:
  - Я пробираюсь незаметно, пока собаки спят, а когда схвачу цыплёнка и куры поднимают шум, прячусь в конуре соседской собаки.
  - А почему соседская собака тебя не трогает? - озадаченно спросил ослик.
  - Потому что собаке я отдаю половину цыплёнка.
  При этих словах все кто слушал Толпыз, покатились со смеху. Ашхун так смеялся, что у него из глаз покатились слёзы и свело живот. Наконец они успокоились и Толпыз продолжила:
  - Ты очень умный енот! - воскликнул восхищённый ослик. - Как раз такого друга мне не хватает. А то овцы только жуют траву, с ними не поговоришь толком. И енот согласился пасти овец вместе с осликом. И стали вместе пасти овец, переходя с места на место. Вдвоём им стало веселее и сподручнее следить за овцами. Иногда енот отлучался в соседнюю деревню и таскал оттуда кур и цыплят. Хозяин курятника, терпевший большие убытки решил изловить воришку и поставил капкан возле сарая. Рядом привязал курицу и стал ждать. И в одну из ночей енот пришёл, чтобы в очередной раз полакомиться. Увидев курицу не на своём месте, он насторожился и, почуяв недоброе, решил сначала посоветоваться с осликом. Прибежав к своему другу, он рассказал про свои опасения. Ослик подумал и сказал, что хозяин курятника разозлился из-за пропажи кур и захотел поймать енота.
  - Но дело поправимо. Мы задобрим хозяина. Мы возьмём одну хромую овцу и привяжем её вместо курицы, а курицу заберём.
  Так и сделали. Выбрали самую старую и хромую овцу, которая не могла уже ходить и зубы которой истёрлись и привели её к сараю, отвязали курицу, а вместо неё привязали овцу. Курицу поделили с собакой, которая всё знала и молчала. Утром хозяин пришёл, чтобы проверить капкан и сильно удивился, увидев овцу вместо курицы. Он позвал хозяйку и они стали ощупывать овцу, удостоверяясь, что она живая. Овца проблеяла в ответ и хозяин рассмеялся:
  - Воистину чудеса случаются! Если бы мне кто рассказал, я бы ни за что не поверил!
  Он отвёл овцу в хлев и решил никому не рассказывать о чуде и строго-настрого наказал молчать жене и детям.
  На следующий день хозяин решил привязать не одну, а двух куриц и посмотреть, что произойдёт. Енот пришёл и на этот раз. Он был большим любителем курятины и, увидев сразу двух куриц, привёл двух овец. К тому времени их стадо увеличилось вдвое, поэтому старых овец им было не жалко. Собака, получив одну курицу, была тоже очень рада. До этого она питалась объедками и была тощая и худая, а теперь шерсть её стала гладкой и лоснящейся.
  Едва забрезжил рассвет, хозяин вприпрыжку побежал к сараю и, увидев двух овец, чуть не заплясал от радости вокруг сарая, но боясь, что соседи услышат шум, быстро отвязал их, позвал жену и, зарезав одну из овец, с прибытком продал мясо на базаре. С этих пор жизнь его круто изменилась. Енот получал свою курицу, а хозяин овцу и оба были довольны. Вернее трое, потому что собака была в доле. Овцы плодились, тучнели, и их нисколько не убывало, енот и собака были всегда сытыми, а семья хозяина курятника зажила в достатке. На этом сказу конец, а кто слушал молодец!
  С последними словами Толпыз её слушатели дружно захлопали в ладоши, и небывалое веселье охватило всех. Мальчик стал бегать вокруг стола и, приложив пальцы к голове, стал блеять как овца. Ашхун побежал за ним и стал выкрикивать: "О, Небо, спасибо за то, что подарило мне несчастную овцу!" - и пытался поймать мальчика, - где моя овца, стой, не убегай, я сейчас отвезу тебя на рынок и продам!" Морэлла держалась за живот и хохотала до упаду. Сю-Ли, прикрыв рот, неслышно смеялась, только её худые плечики подрагивали. Вообщем, компания повеселилась на славу и затем все разошлись по своим спальням.
   Глава XIV. В Акване
  На следующее утро за завтраком Ашхун объявил о своём решении поехать всем вместе в столицу - Акван. Его звали туда дела, и заодно он познакомит Морэллу и Толпыз с этим городом и людьми. Девушки с радостью согласились, а Сю-Ли вздохнув, ответила, что если бы не его желание, она ни за что туда бы не поехала. Но теперь она его жена и это стало необходимостью.
  - Да, Морэлле и Толпыз нужен спутник, который хорошо знает город. Пока я буду занят делами, вы втроём сможете хорошо провести время. Я думаю, это займёт неделю, не больше. Потом мы уедем из Аквана.
  - Хорошо, дорогой. Я не имею ничего против. - Сю-Ли подошла к мужу и обняла его.
  - Ну и ладно. Полдня вам на сборы и после обеда выезжаем.
  Через несколько часов друзья покинули город. Их сопровождала личная гвардия - 60 всадников, самых верных и преданных воинов-соратников полководца. Переезд занял 13 дней. Прибыв в столицу, Ашхун представил свою жену, Морэллу и Толпыз своим друзьям и сослуживцам, а также главному Совету страны, учреждённому его стараниями. Пока он занимался делами, Сю-Ли, её сын и девушки гуляли по этому городу, который был конечно больше Кармута.
  Приехав в Акван, Ашхун отправился по своим делам, оставив девушек на попечение Сю-Ли, которая прекрасно была знакома с его историей и достопримечательностями. Первым делом они посетили дом-музей, где хранились остатки вымерших рептилий: огромные кости и скелеты чудовищ были выставлены вдоль стен, поражая воображение своими размерами. Сын Сю-Ли тоже с интересом рассматривал экспонаты и они переходили из зала в зал, где были выставлены чучела животных и птиц, обитающих в разных уголках как страны, так и Света. Среди экспонатов их особенно заинтересовало чучело древнего животного, вымершего много лет назад. Внешне оно было размером с большую собаку, однако шерсть его была густая и длинная, тёмного цвета, глаза жёлтые, а вместо зубов у него было, что вы думаете? Пластины как у кашалота. По всей видимости, животное добывало себе пищу, процеживая мелких рачков в тех высокогорных озёрах, где обитало. Также оно было снабжено длинным хвостом и перепонками на лапах. Стены музея украшали всевозможные гербарии из цветов, залы были просторные, с высокими потолками. Само здание находилось в центре города на площади и состояло из нескольких этажей. Вход туда был бесплатный, потому что содержался музей за счёт городской казны. Несколько часов друзья бродили по музею и, полные впечатлений, пошли обедать. Разумеется, везде их сопровождала охрана и когда они шли по улице, люди останавливались и смотрели вслед этой маленькой процессии. Потом народ стал узнавать их после объявления указа Ашхуна.
  Пообедав в трактире, они направились в императорский дворец , где их уже ждали. Прибыв на место, каждого гостя отвели в отведённые им покои. Прислуга была тщательно отобрана самим Ашхуном из тех людей, которые служили прежнему старому императору и его семье. Из Рамуна была вызвана та женщина вместе со своей семьёй, которая следила за домом командующего во время проживания Ашхуна на родине. Наконец, когда гости отдохнули после утомительной поездки и посещения музея, они собрались за столом. К ним прибыл человек, которого Ашхун представил супруге и другим гостям, в качестве главного советника по обороне страны. Ашхун сказал, что он занимается созданием новой профессиональной армии Небесной империи, которая постепенно заменит арийские гарнизоны, временно размещённые на территории страны. Это был высокий, худощавый мужчина лет 35, скромной наружности и с ясным взглядом. Он сразу понравился всем присутствующим, особенно Морэлле, которая была представлена, как посол иностранной державы. При этом щёки девушки зарумянились, когда их взгляды встретились. Вансэй, так звали молодого человека, был ошеломлён красотой девушки; золотые пряди слегка вьющихся волос водопадом спускались на её плечи, а голубые глаза вскружили голову молодому человеку настолько, что он буквально потерял дар речи. Смутившись, он в свою очередь покраснел и, опомнившись, нашёлся что сказать:
  - О, простите, вы настолько очаровательны, что я потерял дар речи.
  И, окончательно смутившись, отошёл в сторону. Ашхун хитро подмигнул Сю-Ли, и та поспешила на помощь.
  - О, вы не первый, кто теряет голову от столь прекрасного посла!
  - Как, есть ещё заболевшие? - поддержал шутливый тон оправившийся Вансэй.
  - Да, думается, что наш друг капитан очарован не меньше вашего.
  Советник замолчал, окончательно растерявшись. Морэлла отвернулась к Толпыз и, прикрывшись рукой, прыснула. Её подруга в ответ улыбнулась и Ашхун, подойдя к товарищу и хлопнув его по плечу сказал:
  - Пойдём старина, оставим женщин самим себе, а нам мужчинам иногда нужно посекретничать.
  - Ну надо же, какие мы скрытные, - кокетливо пустила вслед уходящим мужчинам Сю-Ли.
  - Я тебе расскажу историю этой девушки. При ней я не хотел говорить, чтобы лишний раз не травмировать. Она пережила ужасную трагедию...
  На следующий день вся компания поехала в ближайший лес на пикник. Был выходной день и люди не работали, занимаясь домашними делами, а кто-то поехал навестить родственников, наши же друзья на природу. День выдался солнечный и тёплый, несмотря на то, что стояла зима, в Акване было по-весеннему тепло. Ашхун уговорил своего гостя остаться на ночь во дворце, благо свободных мест там было предостаточно, чтобы весь следующий день провести вместе.
  - Молодым девушкам нужен спутник, а ты самый подходящий человек, поэтому никаких возражений, мой дорогой друг, - и Вансэй остался.
  Утром набрали в корзины съестные припасы, приготовленный с вечера и, посадив дам в открытый экипаж, а сами сев на лошадей верхом, компания направилась за город. Выехав за пределы города, их взору открылась холмистая местность, с отдельными группами деревьев, которые не сбрасывали листву, как на севере, а оставались зелёными. Кругом росла трава и, выбрав место возле группы деревьев, мужчины спешились и помогли дамам выйти из экипажа. Вансэй первым помог выйти Морэлле, Толпыз и Сю-Ли, проявив галантность кавалера к немалому удовольствию некоторых дам. Мальчик сам выпрыгнул и побежал вприпрыжку, размахивая игрушечным деревянным палашом, который смастерил ему ещё в Кармуте Ашхун. С ними было несколько человек из охраны, и они помогли выгрузить корзины и отнести их на место. Расстелив на пригорке скатерть, и разложив на тарелки явства - холодную рыбу, варёные яйца, тушки запеченного кролика, сыр, масло, молоко кобылицы и пригласив к столу двух человек из охраны, вся компания весело принялась за еду. Быстро поев, воины позвали своих товарищей, а сами заменили их. Посты были расставлены вокруг пикника и окружающая местность взята под наблюдение. Воины дорожили жизнью своего предводителя и его семьи, и ревностно относились к своим обязанностям. Они гордились тем, что оказались рядом с ним и Ашхун всецело им доверял. Поев, наша компания разбилась на пары. Морэлла и Вансэй встали и стали прогуливаться неподалёку, о чем-то беседуя. Мальчик с Толпыз начали играть в игру, называемую "кхе-нах". Суть её заключалась в том, чтобы перегнать друг друга, соревнуясь в ловкости владения мячом и попасть в ворота противника. В качестве ворот служили две палки, воткнутые в землю. Мячом служил обшитый кожей шар*. Пока девушка с мальчиком носились по лужайке, Ашхун и Сю-Ли сели под дерево и, обняв друг друга, предавались уединению, когда не нужны были слова. Морэлла с Вансеем ходили невдалеке по склону холма, молодой человек рассказывал ей о своей жизни, девушка слушала, разглядывая полевые цветы и лишь изредка задавая вопросы. Насладившись отдыхом, Ашхун поднялся, чтобы дать команду собираться в город. Несмотря на выходной день, его ждали срочные дела. Прибывали делегации из провинции, и их нужно было принимать и выслушивать различные просьбы. Для этой работы на центральной площади служило административное здание, где принимались делегации и посетители. К нему примыкало другое здание, где размещались гости и предоставлялись все условия для проживания. Собрав вещи и погрузив их на повозку, наша компания направилась в город.
   Глава XV. Посетитель
   Приехав в город, Ашхун сразу направился в главную приёмную, где его ждали несколько человек, приехавших из провинции сегодня утром. Среди них выделялся мужчина высокого роста и богатырского сложения, который попросил его принять вне очереди в виду важности информации, которой он располагает. Секретарь приёмной впустил этого человека первым и Ашхун, поприветствовав его, спросил:
   - Здравствуйте, кто вы и откуда и что вас привело ко мне? Присаживайтесь.
   - Меня зовут Рагдэк, я приехал из самой южной провинции страны, меня послал народ, прослышавший, что в стране создаются новые органы власти. Я - вождь своего народа и со мной приехали несколько моих соплеменников. Они сопровождали меня в дороге. Мы узнали о вас от торговцев, возивших к нам свои товары - ткани и другие изделия, пользующиеся у нас спросом. Когда-то очень давно у нас было отдельное государство, но с тех пор, как нас завоевали, прошло много времени и ... - посланец сделал паузу, подбирая слова, - сейчас всё изменилось и мы можем обрести самостоятельность через самоуправление, как мне объяснили здесь. Но я не из-за этого настаивал на скорой встрече с вами. - В голосе посетителя послышались нотки волнения. - Дело в том, что в последнее время на наши города и селения участились случаи разбойничьих набегов морских пиратов. Ловкие бестии! - добавил он. - Вы ведь знаете, у нас протяжённая береговая линия, где можно высадить десант. При старом императоре была затеяна постройка береговых крепостей на побережье в тех местах, где была удобна высадка разбойников, но потом случился мор, и работы прекратились. При Надуле тоже работы не велись, он занимался главным образом созданием сухопутной армии. Теперь решение этого вопроса назрело как никогда, потому что мне сообщили вчера вечером, что произошла высадка крупного морского десанта с целью грабежа. Точное количество неизвестно, мои люди спешили отправить гонца в столицу, чтобы попросить прислать подкрепление.
  Ашхун молча выслушал Рагдэка, затем сказал:
  - Хорошо. Мы встретимся с вами сегодня после ужина...нет, приезжайте ко мне во дворец на ужин, я вас познакомлю кое с кем, а после ужина мы обсудим всё в деталях. Подготовьте мне всю информацию и ваш план, сколько нужно войск направить к вам и я приму решение. Итак, до вечера, вас проводят ко мне.
  И позвав секретаря, Ашхун сделал необходимые распоряжения.
  - До вечера, командующий. - Рагдэк вышел.
  Ашхун продолжил вести приём.
  Вечером, как было условлено, Рагдэка уже ждали. Ашхун попросил Вансэя остаться и познакомиться с гостем, которого уже ждали. Наконец в сопровождении своих людей Рагдэк прибыл во дворец. Его незамедлительно проводили в зал для приёмов, служивший одновременно и столовой и гостиной. Возле стрельчатых окон стоял большой стол, за которым мог расположиться эскадрон солдат и чтобы не обременять прислугу излишней работой, Ашхун со своей компанией заняли лишь дальнюю от двери его часть, сев с супругой во главе стола, мальчика посадив слева от Сю-Ли, а справа сели Вансэй и Морэлла. Толпыз сидела напротив Морэллы рядом с мальчиком спиной к окнам. Зал находился на первом этаже и к нему примыкали с одной стороны раздельные туалетные комнаты для гостей, а с другой стороны служебные помещения для прислуги, чуть дальше находилась большая кухня. Дворец был построен из каменных блоков, украшенных резьбой со стрельчатыми окнами, украшенных орнаментами и барельефами. Он представлял собой настоящее произведение искусства и был построен давно ещё при предыдущей династии правителей. Это трёхэтажное монументальное сооружение, неподвластное времени, венчалось крышей, кровлей которой служила черепица*. Вокруг дворца был высажен газон, где росли всевозможные кустарники, цветущие круглый год, затем дорожка, посыпанная каменной крошкой и дальше парк с вечнозелёными деревьями и тенистыми аллеями. Дворец и парк окружала высокая каменная стена, возле которой по дорожке ходила охрана. Таким предстал дворец взору Рагдэка, когда он въехал на его территорию. Спешившись, он поднялся по ступеням парадного входа и в сопровождении начальника охраны был проведён в зал, где его уже ждали. Познакомив Рагдэка со всеми, Ашхун посадил его рядом с Толпыз и компания принялась за трапезу. Во время ужина Ашхун интересовался южной кухней и спрашивал о многих вещах, не касающихся темы войны. Женщины интересовались тем, как одеваются южанки, что носят на себе, каковы обычаи и красивы ли они. Рагдэк, чувствуя неподдельный интерес "высокопоставленных" особ к своей персоне и народу, охотно отвечал на вопросы и к концу трапезы заметно повеселел. Это был моложавый мужчина не старше 50 лет, и он произвёл на окружающих очень благоприятное впечатление. Вся его внешность - карие глаза, в которых светился ум, нос с небольшой горбинкой, смуглая кожа и аккуратно остриженная борода вкупе с богатырским телосложением произвела впечатление на женщин.
  Наконец, ужин подошёл к концу, подали десерт и Ашхун пригласил гостя и Вансэя пройти к себе в кабинет, который находился выше, на втором этаже здания. Здесь произошёл обстоятельный, подробный разбор всех обстоятельств той ситуации, в которой находился юг страны. Спустя 2 часа Рагдэк ушёл и Ашхун, посовещавшись с Вансеем, удалился в покои жены. Перед этим он предложил Вансею остаться и переночевать во дворце, но тот, сославшись на завтрашний занятый делами день, предпочёл откланяться и уехать домой.
  Покои жены находились на 3 этаже здания, и здесь всё было как при старом императоре - обивка стен, мебель, портьеры, светильники, ничего не менялось. Поменяли только кровать, заказав её у лучших мастеров, а также кое-какую мебель для мальчика. Сю-Ли уже его ждала. Раздевшись и лёжа в постели, она была задумчива, и её сердце подсказывало, что её муж не может всё время находиться с ней, что государственные дела будут всё время отвлекать его от семьи. Ашхун заме-тил её настроение и присев на край кровати взял её за руку.
  - Дорогая, ты так прекрасна в своей задумчивости. Что-то гнетёт тебя? Скажи, я вижу по твоим грустным глазам.
  - Нет, милый, всё хорошо. Я счастлива с тобой. - Она взяла его руку и прижала к своей щеке и поцеловала её. - Я сейчас думала о нас. Это счастье быть с тобой, и я думала, как долго оно продлится, ведь счастье не вечно, не так ли? Разлука неминуема, правда? Ты - государственный человек, ты не можешь принадлежать мне полностью и я, твоя жена, понимая это, соглашаюсь с этой нелёгкой долей. Ложись. У нас сегодня был замечательный день. Ты провёл его со мной, с нами. Ты самый замечательный мужчина из всех, кого я знала, поверь.
  С этими словами она помогла ему раздеться, потушила свет, и они легли, обнявшись, проспав до звонка. На следующий день их разбудил колокольчик, звонящий всегда, когда наступало время спускаться вниз, если супруги слишком долго пребывали в объятиях Морфея. Звонок возвестил, что завтрак подан и лежебокам пора вставать. Такое правило ввёл сам командующий. Быстро одевшись, он поцеловал жену и побежал умываться. Новый день начался.
   Глава XVI. Тревожное известие
  Позавтракав, Ашхун отправился сразу в городскую управу, чтобы отдать некоторые распоряжения. Он назначил Вансэя вместо себя, потому что каждый день приезжали делегации из разных уголков страны, приходили депеши, и дел было по горло. Ему нужно было ещё раз встретиться с Рагдэком, и командующий отправился в Гостиный Двор. Во время встречи между ними произошёл следующий разговор. Ашхун начал первым:
  - Мы вчера с Советником по обороне всё окончательно обсудили, и я принял решение выделить для операции лучшие наши силы, находящиеся здесь в стране. Не располагая точными данными о численности противника, мы соберём 2,5-тысячный передовой отряд конницы и посадим на коней ещё cтолько же пехоты. Для укрепления южных границ позже мы дополнительно стянем туда ещё 5000 солдат из ближайших гарнизонов. Пока это мои люди. Но со временем мы создадим вашу собственную армию, и наши солдаты уйдут из страны. Безусловно, крепости, которые начали строить при старом императоре, нужно построить, этот вопрос я вынесу на обсуждение, когда Госсовет страны будет полностью сформирован. На этом пока всё.
  - Я благодарен вам за такое быстрое решение. Сегодня же я со своими людьми уезжаю. Я, скорее всего, прибуду раньше вас на место и, разобравшись в обстановке, пошлю навстречу вам гонца.
  - Непременно оставьте с нами одного из ваших людей, чтобы мы не заблудились по дороге. У вас там говорят, есть труднопроходимые участки.
  - Да, конечно. Я оставлю вам надёжного парня. Он не раз ездил в столицу по различным поручениям, он знает хорошо дорогу. И хотел спросить вас, когда ждать ваше войско?
  - Не раньше, чем через неделю. Я уже отдал приказ о выступлении, нам потребуется два дня на сборы.
  - Хорошо, командующий, тогда до встречи!
  - До встречи! Держитесь, мы скоро придём!
  На этом они расстались. Затем Ашхун поехал во дворец, чтобы сказать жене и своим друзьям о предстоящем отъезде. Прибыв туда, он застал Сю-Ли, Толпыз и Морэллу за игрой. Называлась она "Сас". Заключалась в том, чтобы передвигать маленькие шарики, сделанные из кости по специальной доске, в которой были сделаны углубления. Игроки по очереди бросали жребий - костяной кубик, на котором краской были нанесены кружочки. На каждой стороне кубика располагалось разное количество кружочков - от одного до шести. Игрок бросал кубик, выпадало число по количеству кружков, и он передвигал свой шарик на соответствующее количество углублений. Выигрывал тот игрок, который быстрее других перемещал свой шарик на другой конец доски. Шарики раскрашивались в разные цвета и сама доска, выполненная из дерева, разукрашивалась красивыми орнаментами. Когда Ашхун вошёл в гостиную, представляющую собой просторный зал, девушки увлечённо играли и похоже выигрывала Морэлла. Щёки её раскраснелись, и она похлопывала в ладоши, когда у соперниц выпадало меньшее число, чем у неё. Ашхун решил подождать с новостью и так как с утра ничего не ел, а до ужина ещё было далеко, прошёл на кухню, чтобы перехватить чего-нибудь. Поев, он прошёл в гостиную. Игра закончилась, Морэлла стала победительницей и от этого находилась в приподнятом настроении. Ашхун похвалил её и сказал:
  - Я пришёл сообщить вам, что скоро уезжаю на юг. Меня там ждут срочные дела. К сожалению, путь не близкий и местами опасный. Со мной пойдёт воинский отряд. Вернусь не раньше, чем через две недели. Пока меня не будет, вы останетесь здесь. Вансэй остаётся вместо меня, и он будет навещать вас.
   При этом известии девушки погрустнели, а Сю-Ли подошла к нему и спросила:
  - Что-нибудь серьёзное? - вопросительно заглядывая в глаза.
  - Отойдём в сторону. Я не хочу, чтобы девушки излишне волновались. Тебе скажу.
  Пройдя вглубь зала, он продолжил:
  - Мне сообщили, что на южное побережье высадился враг с целью грабежа. Количество неизвестно. Я беру 5000 воинов и отправляюсь послезавтра. Ни о чём не волнуйся, я обязательно вернусь. Девушкам ни слова. Я напишу капитану письмо и отправлю в Кармут, чтобы он нас ждал. Когда приедем, повезём Морэллу на корабль. Ну всё, сейчас мне некогда, я заскочу завтра попрощаться и проведу с тобой ночь до утра. А послезавтра в поход. Сейчас мне нужно идти.
  С этими словами он поцеловал Сю-Ли и ушёл.
   Глава XVII. Поход
  На следующий день командующий, как и обещал, пришёл к жене, чтобы провести вечер со своей семьёй и друзьями. Девушки совсем подружились и рассказывали друг другу различные истории из своей жизни. У мальчика было много игрушек, оставшихся после детей старого императора, и он всецело был занят ими. Ашхун весь вечер провёл с Сю-Ли, после ужина она гуляли по парку, а затем рано ушли в свои покои и не появлялись до утра. Едва забрезжил рассвет, а Ашхун уже был на ногах, поцеловал спящую жену и уехал, чтобы возглавить поход.
  Основные силы армии были сосредоточены немного южнее столицы, туда и направился командующий со своим отрядом в 300 всадников. Прибыв на место через два часа, он увидел, что его головной полк готов к походу. Затрубила сигнальная труба и полк выступил. Остальные подразделения должны были присоединиться по пути. За два дня до похода Вансэй разослал в различные гарнизоны приказы о выдвижении, где были обозначены пункты сбора. На случай войны в каждом гарнизоне хранились запасы продовольствия и держались на выпасе запасные лошади для быстрого перемещения солдат в места боевых действий, ибо Небесная империя обладала огромной территорией. Это новшество ввёл в Рамуне Ашхун после нападения Надула и с тех пор это правило соблюдалось и здесь. Таким образом, полк быстро двигался на юг, встречая в пунктах сбора пополнение, и к концу пятого дня пути его корпус насчитывал около 10 тысяч воинов. С самого начала пути их сопровождал проводник, который и указал на карте удобные места для сбора армии. Местность была гористой, дорога местами трудной, однако, не встречая серьёзных препятствий, к концу пятого дня вышли на заданный рубеж и разбили полевой лагерь. Дальше двигаться было опасно без сбора сведений о противнике. Ашхун ждал известий от Рагдэка. Он пожалел, что не оставил двух проводников, потому что отпускать этого он не хотел. Было решено прождать до завтрашнего вечера, и если связной от Рагдэка не появится, взять проводника и с отрядом в 500 воинов продолжить путь. Весь следующий день прошёл в ожидании. Разбив лагерь и укрепив его, воины отдыхали. Наконец, когда солнце стало клониться к горизонту, пришёл связной от Рагдэка.
  - Со вчерашнего дня я ничего не ел. Дайте мне поесть, и я всё расскажу, что передал для вас Рагдэк.
  Связному дали поесть и затем он начал свой рассказ:
  - Враг высадился в 60 верстах к югу на побережье. Это давний наш враг - народ ва-ха, живущий на островах в море и нередко промышляющий грабежом. У них есть быстроходные суда, они искусные мореплаватели. Узнав о разгроме императорской армии, они участили свои набеги, мы отбивали их атаки своими силами, но теперь они приплыли с большими силами на многочисленных судах и грабят наши деревни. Они угоняют в рабство наших людей, детей, женщин и мужчин, мы пытались противостоять им, но они значительно превосходят нас числом.
  - Хорошо. Наших сил хватит, чтобы разбить их. Труби сбор. - Повернувшись к адъютанту, сказал командующий. - Мы выступаем.
  - Ночью мы сможем пройти по этой дороге?
  - Вполне. Я проведу вас.
  - Хорошо. Тогда сейчас же выступаем. Мы уже достаточно отдыхали.
  Через час лагерь был свёрнут, и войско двинулось дальше.
  На следующий день отряд Ашхуна преодолел большую часть пути, разделяющего его с врагом и, остановившись на ночлег, он отобрал лучших воинов в количестве 50 человек и, возглавив отряд, отправился на разведку. По словам связного, Рагдэк со своими воинами укрепился в одной недостроенной крепости, которая имела выгодную позицию. Она находилась на уступе скалы, и с одной стороны её защищал крутой обрыв, с другой - непроходимый завал из камней. К ней вела единственная дорога, и только с этой стороны враг подошёл вплотную к крепости и непрерывно атаковал её. Местные жители укрылись кто в крепости, кто ушёл в горы. Однако разбойники разграбили несколько больших деревень, находящихся вблизи побережья, и несколько десятков мелких рыбацких посёлков.
  Всю ночь Ашхун со своими товарищами провёл в седле, изучая подступы к лагерю противника, и к утру они залегли недалеко от врага, поджидая основной отряд. Когда командующему стало ясно расположение врага, он отослал связного к своим. Выставив двух наблюдателей, они заснули. Разбудило его чьё-то прикосновение и, открыв глаза, он увидел своего боевого товарища, который прибыл с основным отрядом. Ашхун подробно объяснил ему расположение врага. Противник сосредоточился на небольшой площадке перед крепостью и там уже завязался бой между осаждавшими и защитниками крепости. Подав команду к бою, лавина всадников ринулась на врага. Вперёд он пустил двухтысячный отряд лёгкой кавалерии с задачей смять ряды противника и начать его уничтожать. Следом он направил полторы тысячи пехоты, а сам с резервом остался в тылу наблюдать за ходом сражения. Одновременно им были разосланы конные отряды с задачей прочесать местность в радиусе семи вёрст, чтобы избавить себя от всяких неожиданностей. С криком "Ура!" арии словно ястребы с неба упали на головы врагов, предвкушающих скорую победу и начали разбивать их нестройные ряды. Против конницы пеший воин не может устоять, если ряды его плотно не сомкнуты. Застигнутый врасплох, не успевший перегруппироваться, враг был опрокинут, смят, растопчен. Подоспевшая пехота стала добивать раненых и растерявшихся врагов, используя старое правило "Мёртвый враг больше не вернётся". Увидев внезапную атаку ариев, защитники крепости распахнули ворота и с криком радости побежали на врагов. Через час всё было кончено. Ашхун сел на коня и приказав резервному отряду выступать, в боевом порядке подошёл к крепости. Встретив Рагдэка, они обнялись и пошли в крепость. Рагдэк повёл его к себе, во временное убежище, отгороженное от остальных помещений куском грубой ткани. Они сели за стол, выпили кислого молока и вождь стал рассказывать о том, что произошло с тех пор, как они расстались.
  - Мы очень спешили. Хорошо, что ты дал нам запасных лошадей, а то своих мы бы загнали. Почти без отдыха мы скакали домой, в родные горы и меньше чем через 5 суток были на месте. Перед отъездом я распорядился занять эту крепость, так как она была наиболее приспособлена к обороне, чем остальные. Заранее было оговорено, что я прибуду в эту крепость и мои люди занимались укреплением стен и подходов. Также пока меня не было, были сделаны запасы питьевой воды и провизии. Когда я подъехал к крепости, то увидел, что все подходы к ней заняты врагом. Он опередил нас всего на несколько часов. Они разбили лагерь и на следующий день собирались атаковать. К крепости можно было подойти ещё лишь с той стороны, где по пологому склону были разбросаны огромные обломки горных пород. Конечно, без лошадей, отпустив их на волю, мы медленно стали преодолевать эти каменные завалы. Мы потратили весь день и к вечеру достигли стен. Со стороны завалов и обрыва стены крепости в высоту кое-где достигали лишь 2 -2,5 метров, видимо строители в первую очередь возводили стены на самом уязвимом направлении. Мы перелезли через стену и оказались внутри. Нас здесь всего около 700 воинов и где-то 1500 женщин, детей и стариков. Кто мог, ушли в дальние селения к родственникам. Кому некуда было идти, остался.
  На следующее утро ва-хи атаковали. Нас спасало то, что они брали приступом только самую защищённую стену крепости, и мы могли сконцентрировать все свои силы на этом месте. Они же не могли рассредоточить свои силы, и вынуждены были сгруппироваться на небольшом пространстве. Словом, мы успешно отбивали одну атаку за другой. Пока одни отдыхали, другие дежурили на стенах. У них не было катапульт и стенобитных таранов, иначе долго мы бы не продержались. Один раз они предприняли атаку ночью, надеясь застать нас врасплох, но поняв безуспешность этой затеи, стали нападать только днём. Вы очень быстро пришли нам на помощь, я от лица своего народа благодарю тебя, Ашхун!
  - Да, мы спешили. Как только вы уехали, я отдал необходимые распоряжения о выступлении. У нас на такие случаи всегда наготове стоят подразделения. Скоро, дней через десять сюда прибудет пешее войско, которое займётся обустройством этих заброшенных крепостей и здесь будут размещены постоянные воинские гарнизоны. Об этом я тоже издал указ. Ну, хорошо. Теперь я хотел узнать, есть ли ещё здесь вражеские отряды, и если есть, то где находятся и в каком количестве?
  - Да, есть.
  Ашхун развернул карту и Рагдэк указал где.
  - Вот здесь и здесь ещё два отряда. Они расположились в заброшенных и недостроенных крепостях и рыскают вокруг, ища чем поживиться. Численность каждого колеблется от тысячи до трёх тысяч человек, не более. Самый крупный мы разбили здесь.
  - Отлично. Сегодня отдыхаем, завтра выступаем. Всем трубить отбой.
  Наутро, едва солнце стало вставать, протрубила труба. Быстро позавтракав, всё войско село на коней и тронулось в путь. Вместе с ними ушёл отряд Рагдэка. В крепости остались лишь двести воинов, по большей части раненые или больные. Шли весь день по горной дороге, ведущей к ближайшему селению. Вечером подошли и увидели пепелище. Дома разграблены и сожжены, людей не видно. Сделали привал. Расставили посты. Ашхун послал вперёд разведку с заданием проверить дорогу впереди, при встрече с противником в бой не вступать, а сразу вернуться и доложить до полуночи. Отдав необходимые распоряжения и проверив посты, Ашхун стал ждать посланных на разведку. Все остальные уже спали, когда разведчики вернулись. Они сказали, что впереди в двух часах езды они обнаружили вражеский заслон. Дорога перекрыта. Не обнаружив себя, сразу вернулись назад. Похвалив их, командующий велел идти отдыхать, а сам, пройдясь среди спящих воинов и проверив посты, вернулся и, завернувшись в походное одеяло, крепко заснул.
  На рассвете он вызвал к себе командиров как эскадронов, так и пеших отрядов и объяснил им задачу. При подходе к вражеской заставе конница останется позади. Вперёд выступит авангард пехоты в 500 человек, уберут это препятствие и дадут сигнал основным силам. Никто не возражал и сразу выступили. При подходе к месту заставы кавалерия спешилась и вперёд были посланы лазутчики, которые высмотрев позиции врага при дневном свете, доложили, что дорогу охраняет где-то сотня разбойников, других отрядов поблизости не обнаружено. Послав 500 человек вперёд, Ашхун стал ждать сигнал. Через час протрубила труба и войско пошло дальше. Дойдя до поворота, они увидели множество вражеских трупов, разбросанных тут и сям, дорога была перегорожена камнями, которые тут же были отброшены в сторону. Вперёд была послана разведка с прежней задачей - выявить скрытые и явные засады и заставы противника. Дорога продолжаться виться среди горных склонов, когда показался отряд, посланный вперёд. Ашхун дал знак остановиться и стал ждать. Старший подъехал и сказал:
  - Мой командующий, впереди замечен противник. Численность уточняется. Я оставил двух парней.
  - Они в походном строю или стоят лагерем? Застава?
  - Лагерем. Их много, не меньше тысячи.
  - Как далеко отсюда?
  - Примерно в 20 минутах езды. Лагерь расположен в лощине и скрыт от глаз. Но мы их заметили сразу по скоплению птиц и дыму от костра. Видно забили быка и жарят на вертеле.
  - Это хорошо, а то мои парни проголодались, - пошутил Ашхун. - Вперёд, никаких сигналов, передайте по колонне, - отдал приказ он.
  Шли медленно ещё 20 минут, затем остановились. Ашхун позвал разведчика:
  - Где твои парни, давай их сюда. Через 10 минут вернулись оба. Доложили, что солдат в лагере где-то около двух тысяч. Выставили наружное охранение, но их не заметили. Готовят еду, явно пришли недавно.
  - Хорошо, идите. Значит, задача следующая... - собрав командиров, командующий объяснил им план атаки...
  Впереди боевым порядком насколько позволяла дорога пошла первая колонна конницы. Шла рысью, за ней бегом шла пехота, за ней следующая колонна конницы, за ней снова пехота. В первой колонне было 500 всадников. Их задачей было быстро опрокинуть сторожевые посты и ворваться в лагерь, чтобы не дать противнику собраться и организовать оборону. За ней бежала пехота в количестве 1000 воинов, их задачей было поддержать наступление конницы в случае непредвиденных препятствий. За ними следовало остальное войско.
  Как только головной отряд вышел в пределы видимости сторожевых постов, те подали сигнал тревоги, однако конница на полном ходу ворвалась в лагерь и начала наводить панику на противника. Стреляли из луков на поражение, следом подоспела пехота и начала избиение врага. Нападение было внезапным и разбойники, побросав оружие, бросились наутёк. Однако метко пущенные в цель стрелы прерывали их бег. Ашхун скакал на коне следом за передовым отрядом и, увидев, что противник рассеян, отдал приказ трубить отбой. Передовой отряд без потерь справился с задачей. В плен был взят предводитель разбойников и его, связанного по рукам привели к Ашхуну.
  - Как тебя зовут, и куда ты направлялся со своими людьми? - начал допрос тот.
  - Меня зовут Арэм. Я со своим отрядом шёл на соединение с войском, осаждающим горную крепость. Мы получили сообщение, что она хорошо укреплена и нас послали на помощь к ним.
  - Хорошо. Ты говоришь правду. Откуда вы следовали, где ваш основной отряд? Ты можешь показать на карте? - с этими словами Ашхун взял карту из рук адъютанта и показал, где они сейчас находятся. Бородач взглянул на то место и ткнул пальцем чуть выше и правее.
  - Где-то здесь. Около 3000 человек. Мы заняли недостроенную крепость. Больше нет никого.
  - Кто руководит тем отрядом? Где ваши корабли? Покажи на карте.
  - Руководит отрядом наш предводитель - великий князь Со-Он. Он возглавляет этот поход. Где находятся корабли, я скажу лишь с одним условием.
  - С каким? Говори.
  - Вы сохраняете мне жизнь, дадите мне небольшую лодку, воды и припасы и я уплыву к себе на родину. Мой поход закончился. Дома меня ждёт жена и дети.
  - Хорошо, тебе будет сохранена жизнь. Ты уплывёшь домой. Показывай.
  Бородач ткнул пальцем в изгиб берега.
  - Здесь находится бухта, где стоят наши корабли.
  - Там есть охрана, её количество?
  - Да, есть. Примерно...две сотни воинов.
  - Сколько кораблей?
  - Сорок.
  - Отлично. Тебе развяжут руки и дадут коня. Не думай убежать. Ты знаешь теперь, что стрела догонит тебя быстрее ястреба.
  - Да, командир, твои воины лучшие, каких я не видел.
  - Но ночью тебя всё же будут охранять и руки завяжут, пока мы не возьмём ту крепость. А потом...всё равно. Тебя отпустят.
  - Я согласен. Для меня жизнь дороже. Я не буду пытаться бежать.
  - Ну ладно. По коням! Трубить сигнал. И по сигналу трубы войско ариев двинулось дальше.
   Глава XVIII. Развязка
  Через два дня пути войско достигло отметки на карте - недостроенной крепости, занятой врагом. Пока ехали, на привале Ашхун подробно расспросил пленного о расположении сторожевых постов и других важных вещах - есть ли в крепости пленные, какой запас продовольствия и воды, какие подступы лучше защищены. Поэтому когда они подошли к цели, у него уже был готов план штурма. Лагерь разбили в нескольких километрах и, чтобы не привлекать внимания костры не разводили. Ашхун решил напасть внезапно ночью, условно в 4 часа послеполуночи.
  - Впереди пойдут люди Рагдэка, с ними мои люди, они должны снять сторожевые посты, незаметно подкрасться к крепости, проникнуть внутрь и завязать там бой. Остальная пехота будет ждать сигнала. Конница останется в тылу, - объяснил задачу собравшимся командирам Ашхун.
  - В крепости есть мирные жители, пленённые разбойниками. В плен никого не брать за исключением князя. Всё, а сейчас идите отдыхать.
  Подозвав к себе командира пешего отряда, отлично зарекомендовавшего себя ещё во время похода на Акван, Ашхун поставил ему следующую задачу:
  - Твоему эскадрону, Тарэт, предстоит другая, весьма ответственная задача. Возьмёшь с собой 500 человек и этого пленного, он укажет тебе бухту, где стоят их корабли. Подойдёшь незаметно и возьмёшь их. Команду не трогай, солдат бей. Возможно, они нам понадобятся очень скоро. Как возьмёшь, отправь сюда несколько человек, а сам жди дальнейших указаний.
  - Хорошо, командующий, я могу идти? - Ступай, отдыхай. Выступишь с восходом солнца. Тарэп кивнул и ушёл.
  В назначенный час люди Рагдэка, скрытно приблизившись к сторожевым постам, находящимся вне крепости, напали на них и освободили проход для людей Рагдэка. Те хорошо знали подходы к крепости, и повели остальных за собой. Они незаметно подкрались к тому участку стены, где можно было незаметно пробраться внутрь. Местами стена осыпалась, и её можно было легко преодолеть. Здесь никто их не встретил. Только они перебрались через неё, их встретил опешивший от неожиданности патруль, обходивший стену по периметру. Они успели крикнуть спящим товарищам, но было уже поздно. В лагере поднялась суматоха: "Тревога, тревога!" Завязалась схватка между людьми Рагдэка и теми, кто успел вовремя схватить оружие. Ашхун велел перед атакой перевязать каждому воину левое плечо белой тряпицей, чтобы в темноте не перебить друг друга. Кое-где горели костры, давая зловещие отблески, на фоне которых разыгрывалась драма. Тёмные фигуры заполнили собой внутренний двор крепости, и бой шёл уже внутри помещений. Воины хватали горящие головни, чтобы бросить их в тёмные проходы, где затаился враг. Внутри крепости в стенах горели факелы, так что часть помещений была хорошо освещена. Враг долго не смог выстоять под натиском внезапной ночной атаки, сопротивляющихся становилось всё меньше, пока наконец они не были полностью уничтожены. Главный командир пытался бежать через окно по веревочной лестнице, но его поймали те воины, кто охранял подступы к крепости. Никто не смог убежать. Через 2 часа рассвело, и крепость была занята. Воинам, не участвующим в битве Ашхун приказал собрать трупы и оттащить их за пределы крепости, а остальным подсчитать потери и отдыхать. Сам он занял бывшее помещение предводителя и попросил, чтобы того привели на допрос.
  В комнату привели мужчину с гордой осанкой, чёрной ухоженной бородой, лет пятидесяти, на руках перстни, выше среднего роста, плотного телосложения. Лицо его ничего не выражало, кроме полного равнодушия. Руки ему не завязывали в виду высокого сана и Ашхун первым начал допрос:
  - Вы являетесь предводителем народа, напавшего на нашу страну?
  - Да, я титулованный князь, моё имя Со-Он, что в переводе на ваш язык означает "Великий". Я преклоняюсь перед вашим умением воевать. А кто вы?
  - Я - командующий армией Рамуна, моё имя знают все в этой стране - Ашхун. Вы знаете, что вам грозит? По закону нашей страны я обязан отвезти вас в столицу и принародно казнить там. Что вы на это скажете?
  - Я - великий князь народа ва-ха. У меня растёт наследник, я спокоен за трон. Он вырастит воином и придёт отомстить за меня.
  - Да, я вижу вы народ не робкий. Что ж, я постараюсь, чтобы вашего сына встретили достойно. Уведите его и поставьте круглосуточную охрану. Мы повезём его в Акван.
  Князя увели, и Ашхун распорядился отдыхать до завтрашнего утра, позвал Рагдэка и они с ним провели остаток дня, что-то обсуждая.
  На следующий день Ашхун с Рагдэком построили своих воинов и объявили, что враг полностью разбит и война закончена.
  - Я от своего лица и от имени своего народа благодарю вас, северных витязей за то, что освободили мой народ и мою страну от нашествия давнего врага. Вы стали нашими побратимами и я обещаю, что мой народ никогда не забудет того, что вы сделали! Да здравствует Ария, страна светлого царства, да будет вечно сиять её владычество на этой земле!
  - Ура! Ура! Ура! - подхватили воины слова Рагдэка.
  - Да здравствует Свет! Ура! Ура! Ура!
  После слов Рагдэка выступил Ашхун:
  - Мы, светлый народ РА, всегда приходим на помощь слабому, угнетённому и терпящему бедствие. Наш дух в нашей свободе, наша воля в нашем имени, наша честь в нашем могуществе. Да будет вечно пребывать наш народ в Свете, да будет РА!
  Воины подхватили:
  - У-РА! У-РА! У-РА!
  - Мы уходим из этой страны, подарив ей свободу. Враг разбит, их главарь взят в плен и будет казнён на главной площади столицы этой страны в назидание остальным недругам. Наша сила в единстве! Наш кулак - наш меч поразит всякого, кто вторгнется в нашу страну или в страну наших друзей. Да будет РА!
  - У-РА! У-РА! У-РА!
  Затем последовали команды, шеренги пришли в движение, и стали строиться в походные колонны и войско двинулось в путь.
  Через несколько дней они достигли побережья, где их ждала флотилия кораблей. По пути их встретил связной, который передал слова Тарэпа, что флотилия ва-хов теперь наша, и он дожидается на берегу.
  Прибыв в бухту, войско Ашхуна погрузилось на корабли и отплыло в море. Так закончился поход ариев против ва-хов.
   Глава XIX. Снова в Кармуте
  Погрузив войско на корабли, Ашхун задействовал их команду с обещанием дать им корабль, чтобы те вернулись домой. Пленный командир ва-хов, узнав, что команду судов отпустят домой, остался, чтобы вернуться с ними. На корабли погрузились 1500 воинов, в том числе раненые, однако лошадей оставили, чтобы отправить их сушей вместе с остальными. Ашхун договорился с Рагдэком о дальнейшем взаимодействии и ещё раз заверил, что приложит все силы, чтобы южные границы были надёжно защищены. Тепло попрощавшись, они отплыли.
  Взяли курс на Кармут. Поймав попутный ветер, флотилия ходко шла по морской глади. Конечно, это был рискованный шаг идти морским путём, но поговорив с моряками, он убедился, что в это время года море спокойно и они дойдут без осложнений. Ему нужна была флотилия и в нём, никогда не плававшем по морю, жил дух приключений и странствий. Морская качка заставила многих лечь и испытать симптомы морской болезни до следующего утра. Сам командующий шёл впереди на флагманском корабле и внимательно всматривался вдаль. Он думал о Морэлле, которая вот так же плыла по просторам океана, пережившая весь ужас и отчаяние, найдя в себе силы продолжать жить... Наконец он спустился в каюту и заснул.
  Так они плыли ещё 6 дней и утром 7-ого дня вошли в знакомую нам бухту Кармута и бросили якорь. Увидев большое число кораблей в бухте, горожане подумали о вторжении и подняли тревогу. На берег тут же был выдвинут весь столичный гарнизон в количестве 2000 солдат. Увидев своих солдат, выстроившихся в боевом порядке на берегу и ощетинившихся копьями, Ашхун удовлетворённо подумал: "Не дремлют, черти", - и отдал приказ подать сигнал. Услышав зов знакомой трубы, воины подняли копья и стали ждать своего командующего. Все корабли не могли пристать к берегу одновременно, и они стояли в гавани, дожидаясь своей очереди. С берега были отправлены баркасы, и началась выгрузка войск. Ашхун первым взошёл на берег и встретился с командиром гарнизона, оставленного в городе вместо себя. Они поздоровались и командующий поздравил того с победой. Сделав необходимые указания, он поспешил в резиденцию, чтобы отправить письмо в Акван с вестью о победе, а также написал Сю-Ли второе письмо, где сообщал, чтобы они вместе с Морэллой и Толпыз приезжали в Кармут. Он остается здесь их ждать. Отправив оба письма, Ашхун отправился в город руководить размещением войск, и ему было необходимо навести справки о корабле капитана Торсуна. Прошёл уже месяц со времени отплытия корабля, и он должен был вернуться. В этот же день ему доложили, что корабль капитана приплыл два дня назад и Ашхун послал ему приглашение прибыть к ужину в резиденцию. На ужин также были приглашены комендант гарнизона и его боевые друзья - командиры эскадронов и Карван, командир пехотного полка. Тарэп со своим эскадроном и лошадьми возвращался сушей.
  Когда боевые соратники собрались за столом, пришёл капитан Торсун. Его загорелое лицо ничуть не изменилось и излучало радость:
  - Здравствуйте, командующий! - при этом он раскинул руки и обхватил плечи Ашхуна. - Говорят, вы снова повоевали где-то!
  - Здравствуй, дорогой капитан! - Ашхун по-дружески взял Торсуна за обе руки, так, как делают воины-побратимы, выше локтя. - Да, мы славно повоевали, проходи к столу, я как раз тебя познакомлю со своими боевыми товарищами. Мы вместе участвовали в походе.
  Он познакомил капитана со всеми, и они принялись за еду. Подали запеченного гуся, и вся компания с удвоенной энергией стала уписывать домашнюю еду, соскучившись по ней после походной кухни. Они живо разговаривали, описывая эпизоды поход, и как взяли флотилию ва-хов. Капитан, не скрывая восхищения восторгался и то и дело восклицал: "Надо же!" В конце ужина Ашхун попросил капитана помочь ему в завтрашнем осмотре кораблей, на что был получен положительный ответ. Попрощавшись, гости разошлись.
  На следующий день Ашхун поехал на берег и вдвоём с капитаном, как было условлено накануне, принялись осматривать трофейные корабли. Большая часть судов стояла на якоре в гавани и они, чтобы не тратить время, стали осматривать те из них, которые стояли возле причала. Это были главным образом одномачтовые суда, снабжённые одним большим парусом. Корпус удлинённый, по бортам были гнёзда для вёсел, которыми пользовались во время штиля. Корабли эти были двойного назначения, на них можно было перевозить грузы, либо войска, которые размещались в центре под палубой. На корме находились камбуз, каюта капитана, его помощника, боцмана и главного рулевого. Матросы размещались на баке - носовом отсеке. Капитан внимательно осмотрел каждый корабль, его оснастку, отмечая недостатки каждого и, выбрав несколько лучших кораблей, посоветовал внести в них ряд усовершенствований, дабы увеличить скорость хода и манёвренность. Посадив команду ва-хов на один из кораблей, Ашхун отпустил их, как было обещано на родину с наказом больше не брать в руки оружие, в противном случае пощады не будет.
  Так прошёл в делах весь день и Ашхун снова пригласил капитана в резиденцию. На этот раз они были вдвоём, остальные командиры с войском отправились в Акван на место постоянной дислокации. Пленённый князь был отправлен с ними с сопроводительным письмом к Вансею.
  - Присаживайтесь, капитан, будьте как дома, - начал Ашхун, пригласив Торсуна к столу. - Кстати, где ваш дом, или вы всё время проводите в море?
  - Вы правы, командующий. Мой дом - это мой корабль. Когда-то у меня был дом, была жива мать, но сейчас...
  - Ну, хорошо, давайте поговорим о делах, - быстро переменил тему хозяин. - Я пригласил вас, чтобы обсудить несколько вопросов. Первый касается нашего прекрасного посла, - загадочная улыбка промелькнула и тут же исчезла, и лицо вновь приняло серьёзное выражение. - Вам, капитан, поручается ответственная миссия - доставить Морэллу на родину. Скорее всего, её будет сопровождать ещё одна девушка. Они подружились, и я думаю, Толпыз согласится. Я вручу ей письмо, в котором мною будут обозначены рамки отношений между нашими странами, а также я напишу, что буду рад видеть Морэллу здесь в качестве посла. Я издам указ об открытии представительства её страны в Кармуте, а в дальнейшем в Акване. Здесь есть молодой человек, которого я хорошо знаю и с которым возможно, если судьбе будет угодно, она свяжет свою жизнь. В этом случае её будущее и счастье будут обеспечены. Теперь насчёт вас. Вы кушайте, сейчас мы заговоримся, и ужин остынет. Поговорим после. - И оба принялись за еду.
  Поев, они вышли на улицу и стали прохаживаться по дорожкам сада. Ашхун продолжил:
  - Я думал вчера вечером насчёт вас и сегодня утром пришёл к выводу, что такой человек, как вы, капитан, нам нужны. - Сделав паузу, Ашхун взглянул на Торсуна и затем продолжил:
  - У вас солидный опыт хождения по морям, вы честный и порядочный человек, то есть обладаете всеми необходимыми качествами для того дела, которое я задумал. Я планирую создать свой флот. Флот Рамуна. Это будет как военные корабли, так и торговые. Хочу привлечь сюда лучших строителей. Мне нужен такой человек, как вы, чтобы возглавить дело. Здесь в Кармуте мы заложим военную и торговую базу флота. Нам нужны корабли, чтобы контролировать обширную береговую линию как этой страны, так и Рамуна. В моей стране будут заложены строительные верфи. Ваши познания в морском деле будут очень полезны. Я хочу основать морское министерство, которое будет заниматься как военными, так и торговыми операциями. Главным образом снабжением и обустройством баз. Предстоит огромный объём работ. Ну что скажете?
  - Ваши замыслы впечатляют, командующий. Я согласен. Я - вольная птица и меня ничто не удерживает.
  - Отлично, тогда завтра же приступим к делу. И Ашхун с капитаном стали обсуждать предстоящие дела.
  Первым делом решили набрать команды из моряков для тех судов, которые требовали доработки. Их всего было шесть и они должны были стать основой будущей военной флотилии. Остальные суда были либо слишком старыми, либо годились только для перевозки грузов. Капитан посоветовал часть из них продать, а на вырученные деньги построить, либо что ещё лучше заказать у него на родине новые корабли. Все последующие дни Ашхун и капитан занимались наймом моряков, продажей ненужных кораблей и прочими делами, требующих постоянного присутствия. Через 6 дней прибыл дорожный экипаж с Морэллой, Толпыз и Сю-Ли с сыном и вся компания направилась на берег осматривать новый флот. Девушки были очень рады военным успехам Ашхуна, а глаза Сю-Ли светились ярче обычного. Мальчик с восторгом цеплялся за верёвки и снасти, и стоило немалых трудов удержать его, чтобы он не залез на мачту. Он сразу объявил, что станет капитаном и Ашхун добавил шутя, что если он будет таким же хорошим капитаном, как капитан Торсун, то быть ему морским министром. Мальчик тут же выпятил грудь колесом и звонким голосом принялся командовать:
  - Все наверх! Распустить парус! Пошевеливайся, голодранцы!
  Матросы стояли рядом и начали хохотать, подыгрывая ребёнку: "Есть, наш юный капитан! Точно так, капитан!" Так прошло время до обеда и когда солнце поднялось в зените, вся компания направилась в резиденцию, чтобы пообедать и обменяться впечатлениями.
   Глава XX. Флот
  Прибыв в резиденцию, вся компания, разместившись за большим столом, принялась за обед. Капитан был посажен справа от хозяина дома, за ним Морэлла, а Сю-Ли, её сын и Толпыз сели по левую руку. Девушки засыпали вопросами: откуда столько кораблей, спрашивая подробности сражения, и Ашхун стал рассказывать в подробностях весь поход с самого начала, макая хлеб в соус и отламывая кусок запеченного кролика. Так прошёл обед и он мог бы затянуться до вечера, если бы командующего не выручил капитан, сказав, что ему пора уходить, дела не могли ждать. Ашхун тоже не мог долго сидеть за столом, как бы ему этого не хотелось и, оставив женщин, они уехали в гавань. Их ждала куча дел, связанных с флотилией.
  Прошло несколько дней и за это время были набраны экипажи для шести выбранных судов. Ашхун советовался во всём с капитаном, разбирающимся в людях, и матросы все были как на подбор. Им было назначено жалованье с выслугой лет, как того требовал закон Рамуна. Военные моряки получали те же льготы, что и солдаты профессиональной армии - пенсия после достижения возраста 40 лет, освобождение от налога, единоразовая денежная компенсация в случае увечья и потери трудоспособности, полученного во время боевых действий и последующая пожизненная пенсия. Также вдовы, в случае потери кормильца по старости лет или ранения, получали пенсию мужа в полном объёме. Инвалиды и вышедшие на пенсию военные по выслуге лет получали в бесплатное пользование от государства жильё в любом регионе страны. Все эти права и привилегии Ашхун произнёс перед строем вновь набранных моряков и их имена затем были занесены в книгу и отправлены в Рамун в военное министерство для постановки на денежное довольствие. Дальше предстояло переоснастить корабли и внести в них изменения. Ашхун полностью полагался на знания капитана.
  - Скажите капитан, возможно ли это сделать здесь, в Кармуте, или придётся перегонять корабли туда, где есть специальные мастерские?
  - Да, переоборудовать суда можно здесь, только нужны мастера, умеющие это делать. Я составлю вам список необходимых материалов и инструментов.
  И они стали искать мастеров в Кармуте, но к вечеру поняли, что таковых здесь нет. Корабли строили в других странах, и самой ближайшей была страна, откуда был родом князь Со-Он. Подумав над этим, Ашхун попросил капитана оказать ему услугу - отправиться на юг с флотилией и возглавить дело. Немного подумав, капитан согласился.
  - Это нужно в первую очередь сделать. Когда вы вернётесь, мы возьмём Морэллу, Толпыз, Сю-Ли с ребёнком и всей флотилией отправимся с ответным визитом доброй воли в её страну. Я хочу, чтобы в этом плавании команда сплотилась и притёрлась друг к другу. Также необходимо переоборудовать самое лучшее и крепкое судно во флагман, убрать старые каюты и перестроить корму, чтобы места стало больше для кают пассажиров. Для этого необходимо поднять надстройку... - и Ашхун принялся обрисовывать своё виденье флагманского корабля.
  Наступил вечер, и друзья провели его в резиденции, где Ашхун объявил женщинам о предстоящем отплытии флотилии. На следующий день на корабли стали грузить припасы, питьевую воду, живую птицу в клетях, овец, свиней и к вечеру было всё готово. В экспедицию Ашхун снарядил хорошо вооружённый отряд, посадив на каждый корабль по 50 воинов-пехотинцев и 10 лучников, которые могли участвовать также в качестве гребцов в случае безветрия. Кораблям была поставлена задача вернуться через 50 дней. Во главе воинского отряда был поставлен опытный командир, ходивший в поход против ва-хов - Карван. Вечером того же дня Ашхун написал письмо губернатору города, где располагались ремонтные мастерские, в котором изложил вкратце кто послал эти корабли, с какой целью, какая судьба постигла князя Со-Она и какая участь ожидает губернатора и страну, если он причинит вред хоть одному кораблю Рамуна или матросу, исполняющего свои обязанности. Утром он вручил это письмо капитану и флотилия, едва рассвет забрезжил над ночным небом, растворилась в утреннем тумане.
   Глава XXI. Обряд и свадьба
  С отплытием флотилии у Ашхуна наконец появилось время на улаживание личных дел. Первым делом необходимо было провести церемонию венчания. Сам обряд был древним обычаем, и нарушать его было нельзя. Народ Света свято чтил свои обычаи и никому не позволял вторгаться и разрушать их. Они являлись духовной основой, цементом общества и покуда они соблюдались, народ этот здравствовал и благоденствовал. Проводив флотилию, Ашхун явился к завтраку, когда все домочадцы встали и тут же объявил о своем решении. Сю-Ли при этих словах взглянула на мужа, да так, что их лица озарил свет. Все захлопали в ладоши и стали спрашивать, как и где это произойдёт. Ашхун ответил, что по обычаю обряд должен проводиться в доме мужа. Присутствовать должны при этом самые близкие друзья жениха, числом не более двух. Со стороны невесты - самые близкие подруги - тоже числом не более двух. Обряд проводит мать жениха. Она говорит следующие слова*:
  Саш и рахья вита ла хум, си вихра мана сурья лаша.
  Кара мана вита ши!
  Курамья и синь яви ла туна со мира их вала сам!
  Коара ми шина, коара су мина,
  Ла вихья ми чана, у РА!
  Я вручаю своего сына в лоно будущей матери моих внуков
  и повелеваю беречь его от напасти,
  заботиться о нём так, как я заботилась о своём муже!
  Ты - будущая мать, вручаю тебе будущее твоё и моего сына,
  береги его и то, что последует за ним!
  Не поддавайся соблазну и греху, блюди святость свою и дом береги.
  Не пускай никого на порог со злыми намерениями.
  Раскуси зло в самом зародыше и обруби нити его,
  Пока оно не опутало дом твой.
  Береги мужа своего пуще своей жизни, ибо он - твоё будущее
  И будущее твоих детей.
  Не будет его, не будет дома и потеряешь детей своих
  И не будет счастья тебе. Слава Свету!*
  Произнеся эти слова, Ашхун продолжил:
  - У меня нет матери. Она умерла во время нашествия Надула. Но обряд мы проведём. Проведём здесь. Важно соблюсти обычай. Проведёшь ты, Толпыз.
  - Я? - наступила пауза.
  - Да, ты. - Мягко произнёс Ашхун. - Я давно приглядывался к тебе. - Он с нежностью смотрел на девушку и шутливо добавил, - Я помню про старика-музыканта!
   Толпыз смутилась, её лицо покраснело и Ашхун, чтобы сгладить неловкость, подошёл и обнял её, проведя по-отечески рукой по голове девушки.
  - Ты мне как родная. Не откажи, - тихо произнёс он.
  - Да, я тоже прошу тебя, - промолвила Сю-Ли.
  - И я тоже, - сказал серьёзным голосом её сын. Толпыз посмотрела на него, улыбаясь, и ответила:
  - Ну ладно, чего уж, раз и ты просишь, я не смогу отказать. Нужно найти музыкантов.
  - Я уже вчера распорядился, - вздохнул с облегчением Ашхун, - сегодня готовьтесь, а завтра проведём обряд.
  На следующий день друзья собрались в зале для приёма делегаций. Это было просторное помещение и в торжественной обстановке, когда все собрались, Толпыз начала:
  - Я прошу вас, жених и невеста, подойти и взять друг друга за руку. Сю-Ли стояла слева от Ашхуна и они взялись за руки.
  - Я Мать, поручаю сына своего тебе, невеста, и вручаю в лоно твоё, будущей матери его и твоих будущих детей и повелеваю беречь его от всех напастей и невзгод, болезней и бед, сглаза дурного. Береги дом свой и очаг, чтобы оставалась всегда пища тёплой на очаге, чтобы возвращался он всегда в дом, желанный и спешил к тебе, своей жене, а не потаскухе неприглядной*. Люби его и лелей, чтобы оставался доволен тобой и не искал утехи в доме чужом. - Здесь девушка сделала паузу и, собравшись с мыслями, продолжила:
  - Сохранит тебя и твою семью вера, чистота и святость помыслов твоих, радушие и гостеприимство. Не пускай на порог злых людей, добрым же и просящим помогай!
  Тут она подошла к паре и, положив обе руки им на плечи, произнесла:
  - Рука моя касается вас и Небо говорит, что души ваши чисты и соединены в Союз! Отныне и до конца дней своих вы - пара! Да будет так, да будет Свет, да будет Новая Жизнь!
  С этими словами, она опустила руки и произнесла: "Обряд закончен, музыканты, начинайте музыку!"
  Два музыканта начали играть и собравшиеся начали поздравлять новобрачных. Их было немного, в основном это были соратники и боевые товарищи Ашхуна и ещё несколько человек из Городского Совета. Было конечно жаль, что отсутствовал капитан, однако государственные дела были важнее личных. После поздравлений все направились к праздничному столу, гости расселись и началось пиршество. Повара постарались на славу - тут была всевозможная дичь, приправленная овощами - фазан, утка, индейка, присутствовали разные деликатесы, которые удалось достать за короткий срок. Но главное было не в этом, не в изобилии стола и все это понимали. Главное было в том, что лидер этой страны, ратующий всем сердцем за её народ и его благоденствие, обрёл счастье - женщину, с которой он будет идти рука об руку всю последующую жизнь. Гости вставали и попеременно желали обоим счастья и добра, при этом их чарки были наполнены напитком, дающим лёгкий хмель. Он назывался бурнаге (ударение на последней гласной) и получался при сбраживании ячменя с добавлением солода*.
   Когда гости утолили голод, музыканты стали играть танцевальную музыку, они использовали два инструмента, один струнный, называемый кави (ударение на последней гласной) и второй вспомогательный, создающий нужный фон и звучащий только на свадьбах. Он издавал звук хрустальных колокольчиков, и Толпыз стала танцевать под их музыку. Она была одета в национальный костюм, богато расшитый бисером и разноцветными нитками в причудливые узоры. Ноги были облачены в атласные шаровары малинового цвета, а на ступнях были одеты мягкие кожаные тапочки с закрытой пяткой, тоже с узорами. Она мягко ступала по большому красивому ковру, совершая грациозные движения в такт музыки. Кто-то из мужчин подошёл и начал с ней танцевать. Сю-Ли взяла за руку мужа и пошла лебедем... На ней было надето светло-розовое платье очень тонкого покроя и работы, очень воздушное с кружевными рукавами, расширяющимся внизу. Оно струилось вниз и заканчивалось небольшим шлейфом на полу, кисти рук её были оголены и шея, а глаза сверкали. Она давно ждала этого дня и приготовила это платье заранее. После танцев гости сели за стол и снова стали чествовать молодожёнов. Подали другие блюда - запечёного поросёнка, гусиную печень, закопченную большую рыбу, подсоленную икру и другие дары щедрой природы и моря на любой взыскательный вкус. Потом снова танцевали, а Ашхун пошёл под руку с женой в парк предаваться мечтам. Да, он был мечтателем и в такие моменты жизни, не скованный долгом службы начинал мечтать...
  На этом, дорогой мой читатель, я заканчиваю своё повествование и в заключенье приведу следующие слова:
  Карэм сва ли шинья рум, а вахи вишья чира са
  Ма вана лухья рама си чира пуна вах!
  Слово вышло из Света и воспарило над Миром,
  Уста произнесли их, и внять им должно.
  Си чира лунья луха вира шинья, сокура будда ла мира вас.
  Карама тунья си кара тун!
  Вошедшему в чертог Небесный да будет благость во всём,
  Узревшему истину да будет Возвышенье и
  Отдохновенье навеки веков!
  
  Сноски и примечания автора:
  В Книге II Части I:
  К главе III: Яхонт: древне-русское название некоторых драгоценных камней, чаще рубина, реже сапфира и др. камней.
  К главеVIII: Конгут - морской порт на берегу Восточного побережья Африки в описываемый период.
   К стр. 144: Бак - носовая часть корабля.
  
  К главе IX: Стрельчатые окна. В ту эпоху особая каста ремесленников как в Арии, так и других странах занималась изготовлением изделий из стекла, в том числе листового.
  Осветительные приборы были следующими: в специально подготовленную деревянную подставку вставлялась трубка, внутрь которой заливался воск. Туда же помещался фитиль, изготовленный из специального волокна. На трубку сверху одевался декоративный колпак из разноцветного стекла, вплоть до матового. Форма колпака могла быть разной, в зависимости от художественного вкуса мастера.
  
  Столовые приборы. Сокровища Мореджины. В 2000 году во время строительства третьей ветки автострады Неаполь-Салерно в частично открытом уже местечке Мореджина в помещении под лестницей одного из недостроенных зданий была найдена корзина из ивовых прутьев (gerla), доверху набитая землей и продуктами извержения вулкана. При просвечивании рентгеном оказалось, что внутри земляного кома находятся серебряные предметы.
  Не представляется возможным узнать, кто именно нес это серебро, - его владелец или похититель. Однако части сервиза были завернуты в ткань и тщательно уложены в корзину, что исключает возможность случайного попадания на место находки. Вероятно, человек, несший это сокровище, спасался от извержения Везувия и искал защиты по дороге из Помпей в порт, но нашел лишь гибель.
  Дно корзины занимали вложенные друг в друга 4 большие чаши и ложечка, сбоку от них находились чаши меньшего размера и мензулы. На них были уложены канфары, также один в другом, и сверху все покрыто большим блюдом.
  Сама корзина-герла также стала предметом исследования археологов и заботы реставраторов. Можно сказать, что до этого предметы ежедневного пользования из подобных материалов в такой степени сохранности не находились и, соответственно, не реставрировались. Это практически единственное вещественное доказательство того, что технология и продукция корзинщиков Кампании не претерпела за последние 2000 лет существенных изменений.
  Итог пятилетней реставрации восхищает - серебряный сервиз изумительной работы из 20 предметов: большое и 4 меньшего размера блюда, 4 большие и 4 маленькие чаши, 4 мензулы (небольших подставки-подносика на ножках), 2 канфары и чайная ложечка. Общий вес сервиза - 4 кг.
  
   Декоративные плиты. Во Франции нашли остатки древнеримского города. Французские археологи обнаружили остатки строений, которые, возможно, были частью римского города Уцетия, упоминавшегося в ряде исторических источников. На полу комплекса была найдена искусная мозаика, изображавшая разных животных и орнаменты. Остатки сооружений были обнаружены во время строительных работ на юге Франции.
  
  В Нидерландах нашли множество древнеримских артефактов:
  Археологи обнаружили в городе Тил в Нидерландах большое количество древнеримских артефактов, в том числе статую Юпитера. Кроме того, было найдено около 2,5 тыс. бронзовых предметов. Раскопки проводились на площади 80 гектаров. Это одно из самых масштабных археологических исследований в стране за последнее время. В этой местности археологи раньше уже находили интересные объекты. Так в ноябре прошлого года исследователи обнаружили предметы возрастом 6 тыс. лет, а также римскую погребальную урну с небольшой стеклянной бутылкой внутри.
  
   К главеIX: Пергамент в ту эпоху изготавливался из особого волокна, получаемого из растения, имеющего длинноволокнистую структуру. Его стебли особым образом обрабатывались, выделялась волокнистая структура, которую в свою очередь подвергали термической обработке. Затем эту массу раскатывали тяжёлыми ручными катками, добавляли клеевой состав и сушили. Затем нарезались листы и из них сшивались книги, обложки которых изготавливали из кожи.
  
  К главе XIV: Мяч для игры изготавливался следующим образом: Внутренним наполнителем служил войлок. Его укладывали таким образом, чтобы равномерно распределить по всему объёму. Кожу раскраивали на лоскуты и затем сшивали вручную, добиваясь круглой формы. Затем сшивалась внешняя оболочка, тоже из кожи, но уже выделанной и внутрь неё помещался мяч, пространство между внешней и внутренней оболочкой заполнялось пористым веществом, изготавливаемым из морской водоросли, подвергшейся термической обработке и затем охлаждённой особым образом, после чего в застывающей массе образовывались пузырьки газов и когда масса застывала, то в ней получались воздушные полости. Эта масса использовалась как губка для мытья, чистки посуды, и как наполнитель для мячей. Изготовление мячей было настоящим искусством, они расписывались красками и на каждом стояло имя мастера.
  
  К главеXV: Элементы кровли. Также в качестве кровли служили специальные прямоугольные дошечки, изготовленные преимущественно из дуба или лиственницы и наложенные друг на друга. Для фиксации в них просверливались отверстия, куда забивались шканты. Однако более распространённым способом фиксации служили выступы в виде ёлочки на верхней грани сверху, а на нижней грани с обратной стороны. Верхняя дощечка покрывала нижнюю своим нижнем краем и они цеплялись выступами.
  
  К главе XXI с.193: Эти слова я привожу дословно в переводе на русский язык с санскрита. Они никогда не менялись на протяжении тысячелетий существования арийской цивилизации. Текст в оригинале приводится не полностью.
  К с. 195: В тексте Толпыз опиралась на обряд, проводимый на её родине.
  К с. 196: Напиток бурнаге изготавливался следующим образом: Сначала зёрна ячменя промывали, клали в чан с водой и держали в нём 3 суток. Затем, когда зерно набухало и в нём начинался рост, его вынимали и помещали во влажную среду, где он находился ещё столько же времени. Потом пророщенные зёрна подвергали термической обработке в результате чего получалось сусло, в которое добавляли кипячёную воду и настаивали некоторое время. После этого получался напиток, напоминающий русский квас. В нём почти не содержалось алкоголя, он прекрасно утолял жажду, и его ставили на стол при праздничных мероприятиях. В ту эпоху были и другие напитки, помимо травяных чаев и кумыса, различающиеся от места проживания.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Любимка "Пятый факультет" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Лирей. Сердце волка" (Любовное фэнтези) | | О.Волконская "Ненавижу любя" (Короткий любовный роман) | | Э.Грин "Жеребец" (Романтическая проза) | | М.Старр, "Босс знает лучше" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Непорочная для Мерзавца" (Романтическая проза) | | С.Ледовская "Северное желание" (Попаданцы в другие миры) | | П.Рей "Измена" (Современный любовный роман) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Любовное фэнтези) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"