Гаров Алексей: другие произведения.

Эффект Клейна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.04*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все мои фики начинались с заявок и этот не исключение. Честно признаюсь, я взялся за него из-за сгоревшего подо мной стула.


  
  
   ***
  Эффект Клейна.
  Часть I. Eden-Prime
  
  Планковская длина пропорциональна корню из произведения гравитационной постоянной на постоянную Планка, поделенных на скорость света в кубе.
  Теория Клейна-Калуцы.
  
  -- Коммандер Шепард, я вышла на орбиту Иден-Прайм, вы просили предупредить за два часа до высадки...
  Что? Кто? Я судорожно вскочил на кровати и с размаху воткнулся лбом в низкий потолок, оказавшийся верхом спальной капсулы. Какой еще Шепард, какой Иден-Прайм, мне же на работу!.. Твою дивизию... Приложился я качественно. Лоб гудел, и всю черепушку ломило. Ну зачем прямо в ухо орать?..
  Ощупав свой лоб, я, наконец, осознал, что это не сон, я явно не в своей постели, и жены рядом не наблюдается. От жопка-то слоновья! Может, я сейчас закрою глаза и... И хрен. Попал, так попал. Никуда это все уходить не собиралось, реальность в виде небольшой каюты 'Нормандии' SR-1 все еще со мной. И шишка, похоже, тоже.
  Прям как в игре, на стене логотип и название... Поиграл, мля, на ночь глядя. Решил, мля, перепройти классику! Вокруг типичный интерьер Нормандии, но... каютка, хоть и отдельная, но крошечная -- два на три! Хотя, стоп, если это -- Иден-Прайм, значит я в са-а-амом начале, и капитан сейчас вовсе не я, а Андерсон! Но я в упор не помню, чтобы где-то на Норме была такая каюта... И ещё одно замечание -- интерьер серьезно так отличается! Как финальный проект от наброска...
  -- Коммандер? С вами все в порядке? -- спросил меня все тот же женский голос из ниоткуда. Молоденький голосок, я бы сказал, что это -- школьница или первокурсница.
  Я осмотрелся и увидел рядом с дверью небольшую, голубенькую голограмму, отдаленно похожую на проекцию СУЗИ до ее 'мобилизации'. Че за фигня? Это ж SR-1, а не SR-2, откуда тут ИИ? Но это явно был не ВИ, поскольку последний вопрос задан с вполне живым сочувствием и беспокойством. Хм. Ну, значит, СУЗИ. Откуда-то. Лопочет по-английски, но я во-первых и до моего попадалова его отлично знал, а во-вторых сейчас я думаю на английском. Что не очень-то для меня характерно.
  -- Все в порядке, Иди, жить буду.
  -- Кто такая И-Диай (*)? -- с интересом спросила голограмма. -- Коммандер, вы уверены, что с вами все в порядке? Пройдите, пожалуйста, в мой медотсек, я известила доктора Чаквас.
  Я понял, что если еще что-то ляпну -- спалюсь окончательно, так что я просто кивнул голограмме.
  -- Коммандер?
  -- Ну чего? -- блин, голова...
  -- Хотела бы напомнить, лейтенант-коммандер, что я выше вас по званию! Извольте соблюдать субординацию, пока находитесь на моем борту! И немедленно явитесь в медотсек! Нормандия, конец связи!
  ШТА? Какого дьявола тут вообще происходит, куда я, блин, попал?!.. Вселенная опасносте, и только бравый коммандер Шепард всех спасет. Я, то есть. Угу. Из боевого опыта только страйкбол, стрельба по бумажкам и два баттлфилда. Ух, навоюю! Держись, гетская сволочь и Сарен комплектом!
  Захотелось истерично заржать, влить в себя литр чего-то сорокаградусного или просто убиться об ближайшую стену. С разбега. Я опустил глаза на себя любимого и понял, что сюрпризы только начинаются. Серая, флотская майка прикрывала мои тыковки. Хор-роший такой размерчик. Убойный. Жена обзавидовалась бы...
  Из глаз градом полились слезы, я просто сполз на пол, в изнеможении опершись спиной о кровать. За что?!.
  
  ***
  
  -- Джейн? Джейн, что с вами? -- стук в дверь настойчиво повторился.
  -- Две минуты, док! -- ответил... ответила я.
  Чаквас канонна до идиотизма. Тот же гортанный, великолепный, как двенадцатилетний виски, голос. Островок знакомого канона в этом хаосе придал сил (ну и осознание того, что если хоть что-то всплывет наружу -- меня ждет как минимум психушка, притом АРМЕЙСКАЯ психушка) и я пошла умываться. Я. Женщина. Женщина, млять! До мозга костей, Алёшка! Возмездие тебе за твое чувство прекрасного! Сколько раз себе повторял -- проходи за мужика. И в итоге все равно бабу себе брал. Потому, что единственное, что хочется сделать при виде рожи Джона -- убить его нахрен. Что б не мучался. Биовари, мать их...
  Ну вот, теперь пришла расплата... Так. Ещё бы мне тут умывальник... Ээ... Салфетку влажную... Полотенце?!. Платочек? Хоть одноразовый?! Не, не видел. А вот висящее на стуле форменное одеяние (китель? представления не имею, как тут оно зовется) было. Я быстренько оделся, обнаружил, что форму шили ну очень практичные люди и ткнул рукой в пластину замка двери. Машинально. Моторная память? И, кстати, где голограмма замка?
  -- Шепард, вы... -- Чаквас смерила меня взглядом. -- Вы сейчас же пройдете со мной!
  Канон... Родимы-ы-ый... А то, что док выше меня -- и пофигу. До меня с запозданием доперло, что точка зрения не сместилась -- Джейн, значит, где-то метр восемьдесят-восемьдесят пять. Нихреновая я кобылица... Ладно, со мной потом, а что с Нормой? Нет, даже не так. А это вообще 'Нормандия'? Узкий коридор, угольно-черные стены, подсветка у пола, на левой стене две полосы -- красная и белая. Явно композитный пол из сотового материала. Никакой стали. Мы вышли в пародию на кают-компанию Нормы, и сразу же Чаквас практически втолкнула меня в дверь медотсека.
  -- Садитесь, коммандер! -- ткнула рукой в футуристично выглядящий табурет Чаквас. -- Нервный срыв? Опять? Я же вам неоднократно говорила, что ваше поведение деструктивно для вас!.. Молчите?..
  -- Док...
  -- Джейн, ваше наплевательское отношение к себе рано или поздно кончится повторной катастрофой, -- как малой дитяте выговорила мне женщина. -- Сколько еще вы будете измываться над собой?
  Ну вот что я ей скажу? Как ее зовут-то?.. Ох, блин, знаток канона! Даже имени ее не помню.
  -- Док, так или иначе мне придётся идти туда и делать, что нужно будет сделать, -- я вздохнул поглубже, -- приказ никто отменять не будет.
  -- Вы, Шепард, -- N7. И, видит Бог, не за красивые глазки, но... -- доктор смотрела на меня. Долго, изучающе. -- Идите, докладывайтесь. Я не устаю поражаться вам, коммандер. И мой вам совет -- по пути на мостик заверните в санотсек.
  
   ***
  
  Таааааак. Смотрю я на себя, красотку, и невольно представляю: если вот это -- я, то как же выглядит Миранда? Кстати, виденная мной Чаквас - тоже красотка. Логика подсказывает, что в дветышшистописятом году генетика и контроль внешности -- семечки. Вот и результат. Я невольно выдохнул. Мужчина Шепард был бы, скорее всего, модельной внешности. Потому что. Может, оно и к лучшему, что бабой уродился?.. Я же дочка адмирала, кажется? Ну еще бы меня страшненькой оставили!
  В общем: высокие скулы, идеальный разрез больших, зеленых глаз, рыжая. Я сделал селфи-губки. С носом и губами тоже более чем порядок. А вот с прической прости-прощай. Я -- оперативник. Оперативница. С Большой Буквы, не иначе. И самые длинные волосы у меня сейчас на макушке. Газончик 'под двенадцать' и практически выбрито на висках. Явно по уставу. Ох е... Тараканы, мисс Шепард, у вас с собачку.
  
  А, да. Вот, казалось бы -- будущее, мы сейчас болтаемся в скольки-то там световых годах от Земли-матушки... На новейшей и совершеннейшей посудине в галактике. И раковина из нержавейки. Кран, к слову, тоже. Как в уличном сортире или поезде. По стенам -- пластик, пол -- пластик, чорное все, аж жуть. Углепластик некрашеный, судя по виду. Зеркало хоть нормальное...
  Ладно, коммандер, идущие на смерть смеются над тобой. Пора.
  
  ***
  
  -- Шепард? Проходите.
  А ты кто? И где мой любимый негр? А это кто?.. Что за... Ну, хоть турианец на месте. Только, еж твою клеж, какое же он страхолюдище! Два с лишним метра роста, серая кожа немного опалесцирует, никаких этих ваших раскрасок, одет в явно военное. Мандибулы, желтые глаза, частокол зубов. Хы, птичка!
  Народу на 'мостике' явно больше, чем нужно. Раза эдак в три. Проблема в том, что толпа рассосалась по периметру обитаемого объема, и все пялятся в огороженый центр. В центр ПУСТОЙ каюты. Фактически, на пол. Что за...
  -- До низкой орбиты час и двадцать минут, -- холодно произнесла белобрысая девчушка с волной волос аж до задницы. В довольно милом и совершенно неуставном черно-желтенком комбинезончике, чулочках и шарфике. Шелковом. Кто ты такая, сопелька? И что школьница-косплейщица делает на мостике?
  -- Итак, к делу, дамы и господа, -- произносит некто неизвестный в такой же форме, как я.
  Первая ассоциация -- характер нордический, стойкий, беспощаден к врагам рейха. Арийский эталон мужчины во плоти. Мужик, ты кто?
  -- Четыре дня назад археологи в колонии под нами нашли нечто, что немедленно должно быть эвакуировано с планеты. Для подробнейшего изучения. Вашим заданием, коммандер, будет обеспечение скрытой транспортировки артефакта на борт. СПЕКТР Найлус обеспечит поддержку и оценку ваших действий, -- вещает ариец. -- Это первая совместная операция СПЕКТРа Совета и флота Тумана, поэтому я надеюсь, что вы приложите все силы для того, чтобы она прошла гладко и тихо, -- ариец воззрился на турианца. Выжидающе.
  -- Как правильно заметил коммандер Андерсон, я здесь для оценки вас, Шепард. Ваша кандидатура выбрана мной из предложенных человечеством. Надеюсь, я не ошибся в выборе, -- турианец повернулся к девчушке. -- Госпожа фрегат, нам необходима полностью скрытая высадка, даже власти колонии не должны знать, что мы здесь. Это в том числе проверка и ваших умений.
  -- СПЕКТР, я была уверена, что это не учения, как мне было первоначально сказано в Адмиралтействе, -- отбрила школьница.
  Сурьезная, сил нет. А я вот сейчас кажется опять истерить начну. ЭТО, мля, Андерсон?! Нет, конечно, биовари политкорректны, и куда ж без негров, но... С другой стороны, а чего удивляться? Его однофамилец 'Русалочку' написал. И почему, во имя небес, Найлус обращается к этой лольке 'госпожа фрегат'? И именно ее голос я слышал от голограммы! И 'Нормандия, конец связи' тоже отлично слышал. От нее же. И она коммандер. Ну, как минимум. Покерфейс, Шепард, покерфейс. К тому же, кажется, я тут на третьих ролях. Что, безусловно, к лучшему.
  -- Шепард, ваш отряд спустится прямо на место раскопок, оцепит периметр и погрузит артефакт на челнок, -- плавно продолжил Андерсон, указывая на пустое место. -- Разумеется, никаких контактов с местными, координация через меня.
  -- Разрешите вопрос? -- созрел я.
  -- Конечно.
  -- А каких размеров этот артефакт? Что это вообще такое? Сэр.
  -- Техника эпохи Протеан. По предварительным данным -- это механизм не более трехсот килограмм весом. Погрузка не должна вызвать сложностей.
  Угу. Конечно. Она и не вызовет, потому, что ее не будет. Окей, проехали.
  -- Поняла. Но как-то операция погрузки, пусть и скрытой, не вяжется с... квалификационной задачей на СПЕКТРа.
  -- Это далеко не последнее ваше квалификационное задание, коммандер, -- неприятно оскалился Найлус. -- Как вы, люди, говорите -- это только цветочки.
  -- Замечена аномалия, -- вдруг ожила школьница. -- На планете отсутствуют навигационные сигналы космопортов.
  -- Даже аварийные? -- тут же спросил я.
  Девушка кивнула.
  -- Только шум статики и грозовых разрядов. Я не могу использовать сканирование из-за маскировки, но все пассивные системы ничего не показывают.
  -- Но это же колония терраформинга! Тут почти двадцать тысяч человек! -- заметил некто за спиной блондинки.
  -- Так точно, флаг-комиссар. Тем не менее никакой активности буровых или любых других крупных установок.
  -- Прелестно...
  -- Вынуждена согласиться, -- позволила себе нервную улыбку школьница.
  Кажется, обилие погон и звезд нервирует не только меня. И кто такой вообще этот комиссар? Они тут что, сорокотысячник с массой скрестили?
  -- Шепард, готовьте отряд. Необходима разведка.
  Ясен-красен! Знать бы еще, куда мне идти! Я коротко кивнул, но с места не сдвинулся.
  -- Идемте, коммандер, они и без нас справятся, -- выручил меня Найлус.
  -- Да, Шепард, можете идти.
  
   Пока я шел и грел уши, выяснилось, что патрульный флот в соседней системе и мчит сюда. Будут они тут... Дверь закрылась.
  
  Канон, миленький, отзовись... Где диалоги? Где знакомство со всеми? Где хоть нормальная вводная? А то что-то пока это не игра, а обычная-типичная реальность, где сраного ком-лея, пусть и героиню, можно просто выставить вон. Дескать, не маленькая, вводную дали -- иди готовься. Насколько помню, ком-лей, это что-то между кап-три и летехой. Хотя нет, на наши звания Шепард -- именно что капитан третьего ранга. Ну, в смысле, я -- майор. Короче кап-три по-нашему. В неполные тридцать, ага. Внушаееет... Аж жуть.
  А мы пока что спускаемся по лестнице вниз. Найлус тычет когтями прямиком в воздух, и дверь открывается. Как-то все это странно. Что-то... Я моргаю левым глазом и заученно, автоматически провожу зрачками довольно замысловатую фигуру. Что-то типа греческой 'зета'... На все -- четверть секунды.
  И... Ларчик открылся. Дополненная реальность. Изящно. Вот теперь -- все по канону. И тебе замки на дверях, и подсказки! Вот оно что... Я покосился на свой инструметрон. Ты моя рыженькая прелесть! Скорее всего, стандартное военное имплантирование. А я каждый раз, как играл в 'Массу', удивлялся -- зачем такая идиотская система с голограммами? А нет ее. Это всего-то вшитый в меня интерфейс. Команды на открытие, значит, по вай-фаю местному... А батарейки как менять? Почему-то возникла ассоциация с тампоном. Ох, пошляк ты, кхм... Джейн.
  
  ***
  
  Вот и арсенал. Мой шкафчик приветливо мигает зеленым. По дороге ни слова от турианца -- он просто пошел к своему шкафу. Н-да. Одинокий рейнджер. И вот с броником никаких забот! Все просто и интуитивно -- мембрана в обтяжку, гермо-комбез с амортизационными вставками и инструкция прямо изнутри каждого из двух. Ну, типа 'этой стороной вверх', 'перед', 'верх', 'затянуть до упора' и картиночки. Обожаю вояк! Ну... Форму долой, броник на себя. Это сюда... А щитки? А, вот. М-м-м... Каблуки?! Хотя, они тут, скорее, номинальные. Так, с ногами все. Сидит, как влитое и практически ничего не весит. Керамика или, скорее, композиты. Никаких тебе N7, красных полос и прочей дребедени. Матово-серое, и все тут. Продолжаем упаковку... А вы, например, знали, что сначала одеваются щитки на руки, а уже потом грудная пластина? И я -- нет. Прямо на нужных местах внешнего комбеза точки крепежа щитков. Ярко-оранжевые. Собираются, как фастексы. И подогнано идеально, что неудивительно. Так, сначала оружие, шлем потом. Ох тыж... Ты же мама! Папа! Ну, со специализацией понятно. Солдат. Так, стоп. Выживший, солдат, рыжая... Дефолтная Шеп? Очень похоже.
  Я достал пистолет. Осмотрел. Внимательно. Ээ... Канон? Ау? Да что за чепуха? Как бы, я играл. Буквально вчера. И такого пистолетика не помню. Почти целиком из черного пластика, рамка -- алюминевый или магниевый сплав... Кое-где потертый, но и только. Это не аляповатое оружие из Массы. Скорее уж батла, или Deus Ex. Изменившиеся почти до неузнаваемости планки Пикатинни (что, за стописят лет ничего лучше не придумали?) сверху и снизу, причем нумерованные... И оч-чень знакомый логотип. Штейр-Маннлихер. Опаньки. А ну-ка... Штурмовуха -- какое-то KHK. Инструметрон выдал, что это Калашников-Хеклер-Кох! Вот это поворот! Так, а у меня хоть что-то с другой планеты есть?.. Нет. Исключительно Earth-clan. Нет, оно, конечно где-то логично, но... Получается, лучшее оружие -- земное? Я ведь не простой солдат и даже не спецназ. И все равно -- только Альянс. Пострелять бы... А то ну ничерта не ясно, что от этих вундервафлей ждать. Ладно, оружие в захваты -- и на выход. Такс... Это сюда, это сюда, снайперка?.. Сюда... Дробовик, насколько помню, на копчик вешается... Че все такое легкое?! Весь комплект -- кило на шесть тянет! Самая тяжелая, понятно, снайперка -- где-то два кило. И интересно, а почему захваты дробовика на левую сторону? Я что -- левша? Но пистолет под правую...
  Я подошел к кружку уже одетых людей, рассевшихся около челнока в ожидании высадки. А тут один негр есть. Праздник толерантности!
  -- Господа.
  -- Коммандер, мэм!
  Двое даже ойкают, но все встают смирно. Лейтенант, два сержанта, капрал и рядовые. Пусть и высоких классов, но рядовые, Карл! Какого черта тут творится?
  -- Вольно. Наша задача проста -- разведка. С колонией потеряна связь, учения откладываются до лучших времен...
  -- Лейтенант-коммандер, мэм, при всем уважении -- нам была дана другая вводная.
  -- Дженкинс, -- огоспаде, это ж тот самый Лиироооой Дженкинс! -- Корабельные системы не могут засечь сигнал маяка космопорта. Ни основной, ни аварийные. Поскольку Нормандия сейчас в режиме маскировки, активные сканеры использовать невозможно.
  -- Что, мэм, думаете будет, как на Акузе? -- а вот и негр. По фамилии Ричмонд. Вот оно что... Я ж уцелевшая. Понятно...
  -- Сержант, я не закончила.
  -- Виноват, мэм! -- вытягивается тот с явным изумлением на лице.
  -- И, отвечая на ваш вопрос -- определенно нет. Но, что это будет прогулка точно не думаю. Хорошо, если это просто пираты.
  -- Понятно, мэм, -- Ричмонд явно матерится про себя.
  -- Еще вопросы, или я продолжу?.. Так вот, господа. Я подчеркиваю -- никаких данных нет. Двадцать тысяч колонистов испарились с поверхности, предварительно выключив за собой свет. Поэтому никакого огневого контакта, никаких выбеганий вперед. Нас всего десяток. Осторожно и аккуратно.
  -- Мэм, разрешите вопрос? -- встревает Аленко. -- В каком объеме будет поддержка дронами и ботами?
  -- Лейтенант, вынуждена сообщить, что штурмовых дронов у меня нет, -- вклинивается школьница. -- Я разведчик, а не ударница.
  -- Ну вот какого хера нас поселили на этой недомерке? -- вспылил до этого молчавший рядовой десантник. -- Что, неужели нормальный, обстреляный крейсер послать нельзя было? Ту же Заю, например?
  -- Заткнулся, Моррис! -- прикрикнул я на него, наконец разобравшись, кто эта девушка. Досье на каждого -- отличное подспорье. Но вот личное дело на КОРАБЛЬ... Пока со мной препирались, я успела бегло посмотреть информацию по Нормандии SR-1, той самой школьнице в комбинезоне! Эта девушка и есть корабль! Я, стиснув зубы, закрыл досье. Она две недели назад выпускные сдала! Особенно повеселила резолюция некоего HFFS Конго: 'Способная девочка, назначение одобряю'.
  -- И уж тем более не тебе, космопех, обсуждать решение Конго! -- решил добить я. -- Что-то у вас тут вольница образовалась, джентльмены. Еще раз услышу от кого-то подобное -- обратно полетите снаружи! Я понятно изъясняюсь?
  -- Мэм, да мэм!
  -- Лично Конго, мэм? -- переспросил Аленко тоном 'Лично Господь Бог?'.
  -- Да. Лично Конго, -- на автомате ответил я, еще не отойдя от воспитательной работы.
  Не знаю, кто это, но повисшее гробовое молчание было красноречивее всяких слов. Проняло всех, включая турианца. Опа-па... Известный персонаж.
  -- Восемьдесят четвертая Разведывательная эскадра входит в состав Второго Восточного Флота, -- ровно сообщила Нормандия. -- Спасибо за доверие, коммандер.
  Я просто кивнул.
  -- Обращайтесь, фрегат.
  -- Спасибо. Коммандер, какой профиль мне использовать? -- непонятно спросила Нормандия.
  И вот о чем она? Так, как бы мне выкрутиться...
  -- Фрегат, разведка без огневого контакта?.. Предположительно, численность противника на два порядка выше нашей?.. -- осторожно напоминаю я. Девочка ойкает. Явно сообразила.
  -- Вас поняла!
  -- Ничего страшного, Нормандия. Это ваша первая высадка?
  -- Так точно, -- понуро отвечает мне корабль.
  -- На всякий... Какой профиль вы выбрали?
  -- Многоцелевая разведка. Комплект -- двадцать четыре дрона.
  -- Система целеуказания у них есть? -- спросил я.
  -- Да. Но поддержать огнем я вас не смогу -- в рамках текущей миссии использование тяжелого вооружения запрещено из-за возможных повреждений оборудования колонии.
  -- Приказ сверху, фрегат? -- осведомилась догадливая я.
  -- Да, коммандер... Я вышлю с вами ботов, -- решила Нормандия через микросекундную паузу. -- Для обеспечения огневой поддержки на месте. Две единицы.
  -- Хотя бы три, -- вздыхаю я.
  -- Простите, коммандер?
  -- Три бота, фрегат. Я туда не в одиночку иду.
  
  
  ***
  
  Нормандия в очередной раз призналась себе, что совершенно не разбирается в людях. Ну или Шепард так сильно треснулась головой, что у нее там чего-то замкнуло в другую сторону. Когнитивные функции по-прежнему далеки от нормы, но по сравнению с матрицей двадцатичасовой давности прогресс гигантский. Коммандер трезва, логична, остроумна, вежлива и полностью сменила шаблон поведения. Слишком мало данных для анализа, но текущее поведение Шепард куда более соответствует записям Токио, чем ее собственным. Коммандер ее даже от подчиненных защищала! Нонсенс!
  А этот идиот Андерсон? 'Совместная операция СПЕКТРа Совета и флота Тумана'. Да за такие слова она его под трибунал и в шлюз... Но флаг-комиссар по какой-то причине предпочел проигнорировать эту возмутительную чушь. А теперь мало того, что 'флот Тумана' в лице Нормандии используется как оперативная база пополам с прогулочной яхтой, так еще и не опросить его -- комиссия! Комиссия штатских! На ее борту! Л-люди!
  Одна радость -- Карин. Более чуткой и понимающей женщины юная туманница пока что не встречала. Искренняя, всегда вежливая и полностью предана делу.
  -- Карин, -- решилась Нормандия, -- Имеется вопрос.
  -- Да, Нормандия? -- Чаквас повернулась в кресле, подняв взгляд к потолку.
  -- Мне не хватает данных для анализа когнитивных функций коммандер Шепард. Не могли бы вы помочь?
  -- Хм... Признаюсь тебе, я удивлена не меньше твоего. Боже милосердный, впервые за неделю она не начала день с бутылки! И хоть у нее и был нервный срыв, она продолжает проявлять признаки ремиссии, -- доктор ненадолго замолкла, склонив голову вправо. -- Продолжай наблюдение. Возможно это временное просветление. Признаки депрессии никуда не ушли.
  -- Спасибо, Карин.
  Чаквас просто кивнула, сделав несколько пометок о состоянии Шепард.
  Во время разговора с Карин Нормандия послала еще один запрос. Конечно, было бы идеально проконсультироваться с флаг-комиссаром или комиссаром Прессли по всем этим вопросам, но увы -- в отличие от Шепард, у обоих, разумеется, отсутствовал имплант квантовой связи. А поговорить с ними без этих штатских из комиссии не представляется возможным -- просто негде. Обитаемый объем у нее и так-то крошечный, а сейчас вообще забит битком. Да и неудобно как-то перед комиссарами: ядро как у тяжелого крейсера, а мозгов своих нет. Поэтому решение единственно. Так и так ей нужно доложиться... Оправдав таким образом свою робость, Нормандия послала запрос:
  'Флагман? Чрезвычайный порядок срочности. Проблема с личным составом. И не только...'
  'Нормандия, я для того и прикрепила к тебе своего комиссара! -- откликнулась флагман Двадцать Четвертой ударной группы. -- Кроме того, у тебя на борту опытнейший комиссар второго ранга'.
  'Они оба недоступны'.
  'Что значит -- недоступны?! Что у тебя случилось?!'
  'Тут, вокруг люди из комиссии... И мне без срыва секретности...'
  'Хорошо', -- облегченно выдохнула флагман и добавила:
  'Короткую сводку, будь добра'.
  Нормандия переслала пакет данных со всем тем бардаком, что творится на орбите Иден Прайм и ее, Нормандии, палубе.
  'Даже так? А об этом известно кому-либо из экипажа?'
  'Нет'.
  'Прекрасно, просто прекрасно... -- тяжело вздохнула Тонэ. -- Потрудись при первой же возможности переговорить об этих данных с любым из комиссаров. Поиск ядра легкого крейсера начнут сразу по прибытии, расчетное время -- пять стандартных часов. Хьюга уже отправила третий сводный. Почему с Мито нет связи?'
  'Неизвестно, флагман. Возможно, повреждения модуля квантового канала?'
  'Возможно. Но приказы я не отменяю. Если ситуация станет критической -- действуй по обстоятельствам. Десантная группа -- по-прежнему допустимые потери. Очень хорошо, что именно ты там -- проведи разведку безотносительно действий десанта'.
  'Поняла, флагман'.
  'Хорошо. Действуй осторожно, люди и особенно турианец не должны ничего узнать. Верховный Флагман будет в восторге...'
  'Принято, флагман', -- отчаянно краснея ава-тарой, пискнула Нормандия.
  
  
  Нормандия аккуратно спустилась в атмосферу и... попросту села на планету. Решено было поступить так, чтобы исключить обнаружение. Я последним спускаюсь с пандуса, включаю щиты с инструметрона, и мы вдевятером выходим на гористое плато, выбраное Нормой для посадки.
  Мимо совершенно бесшумно проходят боты, размером с большую собаку. Такие же черные, как и сама Нормандия, они больше всего похожи на пауков, но с четырьмя лапами вместо восьми. Дроны разведки уже давно разлетелись по местности, сброшенные еще в стратосфере. Три дрона крутилось рядом, обшаривая чуть не каждый камень и дерево. Конечно, если это вот нечто можно считать деревом...
  С тихим гулом Нормандия разворачивается и стрелой взмывает в небо, тут же скрывшись за ватой облаков... Действительно фантом! Но снаружи эта птичка совершенно сама на себя не похожа. В смысле -- на канонную. Полностью черный, хищный силуэт, лишенный разнесенных двигателей в отдельных гондолах. Плавные обводы корпуса, в плане скорее треугольного, нежели сигарообразного, узкие хвостовые рули атмосферной корректировки... Выдвинутые вниз стабилизаторы на носу... И длинная, темно-синяя полоса светящегося орнамента во весь борт, уходящего ближе к пандусу. Куда там канонной Норме до этого шедевра...
  -- Колония прямо над нами, в четырех километрах, -- указываю я, сверившись со съемкой ландшафта. -- разбиваемся по трое. Коу, Миллс, со мной. Аленко, Найлус?
  -- Мне все равно, Шепард, -- отмахнулся СПЕКТР. -- Пусть будут эти двое.
  -- Аленко, бери тогда Морриса и Сайкса. Выходим, господа, живее! И помните -- только ответный огонь! При обнаружении противника огонь не открывать, доложить и ждать приказа! Только наблюдение.
  Я опять ловлю на себе удивленные взгляды. Да что с ними такое? Но, так или иначе, мои приказы выполняются, так что об этом буду думать уже после.
  'Коммандер. Я прикреплю ботов к каждой из групп'.
  -- Хорошо, спасибо, Нормандия.
  'Кто вы такая? -- в лоб спрашивает меня корабль. -- Вы -- не Джейн Шепард. Ваше поведение свидетельствует о совершенно новой личности. И это невозможно. Вы вменяемы, сканирование синапсов шесть дней назад не показывало расщепления личности'.
  Меня всего промораживает изнутри от страха. Как она настолько быстро поняла? Раскусила, как орешек! Я стараюсь отойти от своих взводных, что достаточно просто -- оба пехотинца, прямо скажем, не торопятся.
  -- А это не может подождать, фрегат? -- тихо шепчу я, матерясь сквозь зубы.
  И что мне делать, мля? Думай и думай быстро, а то, в отличие от твоих подчиненных, бот не отстает ни на шаг.
  'Это для вашей же безопасности, -- как ребенку втолковала мне Норма. -- Я вообще удивлена вашей скорости, учитывая состояние вашего организма'.
  Ну, тут она права. Одышка, голова все еще побаливает и почему-то подташнивает.
  'У вас похмелье. Мисс Шепард за последние шесть дней влила в себя более пяти литров виски'.
  Я уже и не удивляюсь тому, что корабль читает мои мысли. Но вот пять литров... Шепард? Бухает? Причем по-черному!
  'Я не читаю ваших мыслей, кто бы вы ни были. Ваш внутренний диалог транслируется мне через квантовый имплант. Вам достаточно поднять зрачки вверх и потом вправо для окончания связи. Вверх и влево -- включение'.
  Ну, я в любом случае уже спалился по полной. Вот ведь жоп... Блин. Простите, Нормандия.
  'Ничего страшного. Кто вы такой?'
  М-да... Убьет же...
  'Послушайте, Шепард! Или кто вы... -- с полоборота завелась девочка. -- Хуже уже все равно быть не может -- ваша предшественница крайне далеко продвинулась в деле разрушения собственной личности. Так что не стоит ей уподобляться'.
  'Вы правы, фрегат. Я не знаю, поверите вы мне, но я с Земли. Только землянин я образца две тысячи восемнадцатого года'.
  'Квантовая флуктуация. Вероятность менее одного к десяти миллионам, -- спокойно ответила Нормандия. -- Рекомендую воздержаться от запоев -- если, конечно, не хотите повторить судьбу вашей предшественницы'.
  Оригинально.
  'Что -- и все?'
  'Шепард, в вашем случае даже человек, больной синдромом Дауна -- приемлемый вариант. Как мне вас называть?'
  Даун -- это приемлемый вариант?.. Что тут творится вообще?!
  'Джейн Шепард, как ещё... И меня не упекут в дурку?'
  'Куда?'
  'В дом душевнобольных'.
  'Нет'.
  'И что дальше?'
  'Продолжайте 'разведку', -- мне явно послышались кавычки у слова 'разведка', -- и можете обращаться за помощью. Она вам явно не помешает'.
  Вот ведь язва блондинистая! Я совершенно не понимаю ее мотивов, но не сдала -- и то хорошо. Как ни странно, я постепенно привыкаю к этой, новой Нормандии. И, надо сказать, ЭТА выглядит на порядок лучше, да простят меня все фанаты. Но вот так... Окей, попал и попал, давай продолжай, пофиг, что ты...
  'Шепард. Успокойтесь. Десант высажен, а я уже в стратосфере. Что-либо менять сейчас уже поздно. У меня, в конце концов, тоже приказы есть, и я обязана их выполнить'.
  'Понятно... Что ничего не понятно. Хорошо, продолжим...'
  В ответ прозвучал тихий вздох. Мне стало стыдно, и я поспешил вперед, мысленно махнув рукой на сюрреализм ситуации.
  
  Иден-Прайм...
  
  Хмурый не то день, не то утро, масса облаков плывет высоко над холмами вокруг нас, серо-желтоватая порода под ногами влажная -- видимо, недавно прошел дождь. Вместо канонного зеленого мира с травкой и деревьями, тут в основном мхи. Но практически вся поверхность холмов ими и усыпана. В отличие от игрового прототипа, тут атмосфера пригодна для дыхания лишь условно -- слишком много инертных газов, в основном неон и аргон, но кислород уже в норме, видимо, поэтому тут так пустынно.
  Поскольку я это все проходил вот буквально вчера, есть с чем сравнивать. Я сейчас не про довольно унылый пейзаж передо мной, а про монументальность понастроенного тут оборудования для терраформинга, показавшегося из-за холмов, которые мы уже практически прошли. В игре, конечно, тоже башни атмосферного преобразователя были, но вот это вот... Гигантские башни терялись в высоких облаках. Безмолвные и безжизненные, они все равно невольно вызывали восхищение...
  Ну башни-башнями, а у меня приказ. Я дожидаюсь своих совзводных, бросив последний взгляд на торжество человеческой инженерной мысли в металле.
  'Их же наверняка с орбиты видно', -- подумал я.
  'Конечно. Башни процессоров терраформинга строятся так, чтобы охватывать стратосферу планеты, -- тут же встряла моя голос-в-голове, -- Шепард, я отвожу дронов, замечен противник'.
  Я вскидываю вверх левый кулак, только потом сообразив, что я, собственно, делаю. Рефлексы у меня отменные, несмотря на похмелье.
  'Количество? Обнаружена?'
  'Более пятнадцати тысяч, нет'.
  Я аж подавился. Пятнадцать тысяч?! Меня опять предательски парализовало страхом. К черту канон, никакого толку!
  'Картинку на инструметрон, фрегат?'
  'Получите, Шепард'.
  Я смотрю на экран и... невольно вздрагиваю. Твою-то мать...
  Группы из двух или трех неясных теней, отдаленно похожих на дроны самой Нормы. Затем еще и ещё. С разных сторон колонии, даже стоп-кадром. Как минимум несколько десятков.
  'Принадлежность дронов можно определить?'
  'С известными нам моделями совпадений нет. Но проблема не в них'.
  На экране появились куда более жуткие снимки. Поле, до горизонта чернеющее антеннами или шипами. Очевидно, одно из тех, что перед нами, в тени долины. Ровно, с машинной точностью расположеные иглы, кошмарным частоколом смотрящие в небо. На каждой висит иссохшее, черное тело. И так до горизонта. Жуткая в своей грандиозности картина дополняется полной тишиной, и, как будто этого мало, то тут то там тела неестественно подергиваются, как от разрядов тока. Да что за жуть тут происходит? Круто я попал...
  'А поближе картинку можно?'
  'Двадцать крат'.
  Изображение мгновенно сместилось, крупным планом показывая нанизаное тело. Ну да, все по канону. Это определенно люди. Были. Сейчас от них остался только остов, почерневший и сморщенный. Никаких огоньков, имплантации или чего-либо подобного. Просто пять тысяч мумифицированных тел, насаженых на колья. Хаски.
  'Какая-то активность у них есть? Или это просто... Кладбище?' -- я невольно сглатываю подступившую к горлу дурноту. Очень хочется сбежать отсюда к чертовой бабушке. И плевать на колонию, им уже не поможешь.
  Экран мигает и сереет. Монотонно-серая равнина, без каких-либо пятен. Тепловой сканер? Тогда они одной температуры и ничем по цвету от холмов поблизости не отличаются.
  'Мм... Но они остыли давно, -- хрипло заметил очевидное я. -- Зачем эта электростимуляция?'
  Картинка опять меняется, но на этот раз вместо серого все становится видно синеватыми контурами. Рентген? И теперь мне отчетливо видны постоянные вспышки активности. Идут они из шипа.
  'У тел есть аномальная электрическая активность вдоль позвоночника. И Шепард, вы когда-либо что-то подобное видели?!' -- тон корабля был каким угодно, только не спокойным. Проняло и девчонку.
  'Нет, фрегат, -- я кое-как беру себя в руки, но получается из рук вон плохо. -- Но -- теперь мы знаем, почему нет признаков активности колонистов. Вот они, колонисты'.
  Меня мутит и от увиденного, и от выпитого, руки подрагивают. Отвратительно-липкий холодный пот мгновенно покрыл мою спину. Будь ты неладна, Шепард! Ну накой было так надираться?! И так тут звездец...
  -- Десант, у нас разведданные, -- тихо говорю я, автоматически приложив руку к правому уху. -- Нормандия, передайте всем на инструметроны.
  По внутренней связи раздается целый спектр разнообразнейших, но крайне негативных реакций.
  -- Андерсон, сэр? Вы это видите?
  -- Да, Шепард, -- и молчит.
  -- Сэр, командуете операцией все еще вы! -- максимально незаметно попросил я помощи свыше.
  Он очнулся секунд через двадцать.
  -- Нормандия найдет вам коридор. Необходимо найти выживших. По ее данным, у нас около двух тысяч колонистов все еще пропавшие без вести.
  -- Так точно, сэр. Шепард, конец связи, -- я оглянулся на своих совзводных. -- Отходим, влезать в этот некрополь я не собираюсь, -- в конце концов, у нас тут труъ СПЕКТР, пусть включается. -- Найлус, Аленко, что у вас?
  -- Ничего, Шепард, -- тут же отозвался турианец. -- Но мы обнаружили проход. Правее от вас, через гряду, есть возможность пройти в обход этого... кладбища. Мы уже там.
  -- Хорошо, выходим. Аленко?
  -- Приняли, идем, мэм.
  
   ***
  
  Две недели назад, орбита Шанси, система Тета Шанси, борт флагмана Второго Флота. 11:34 UTC.
  
  Тишина, прерываемая лишь практически неслышным гулом работы ГЭУ наполняла зал собраний звездного линейного крейсера. И зачем ей пришло в голову создать зал с панорамным окном? Это же так непрактично...
  -- Госпожа Верховный Флагман? Я надеюсь...
  Меланхолия, овладевшая ее аватарой, требовала покоя. Покоя, а не дурацких запросов от планетарного корпуса!
  -- Питерс, я уже сказала, что не дам им ни единого корабля! Даже на час! У корпуса есть свой флот, почему бы вам не использовать ваши корабли?
  -- Потому, что Совет настаивает на участии в операциях именно корабля Тумана, -- устало ответил за него седовласый, высокий мужчина с знаками отличия флот-комиссара, -- И тебе это прекрасно известно.
  -- Политика, -- скривилась флагман.
  -- Именно так.
  -- Хорошо, Стивен. Что ты предлагаешь?
  -- Пустить им пыль в глаза, разумеется.
  -- Избавь меня от метафор, -- раздраженно отрезала женщина.
  -- Конечно, Верховный Флагман. У нас есть прекрасная кандидатура -- Нормандия.
  -- ЧТО?! -- женщина настолько резко отвернулась от окна, что полы ее фиолетового платья взметнулись за ней, проскользив по идеально ровному, сверкающему бликами полу зала, а волосы двумя белыми росчерками вспыхнули на фоне бездны, усыпаной звездами. -- А, может, я сама буду их развлекать?! Лично? Чтобы они сполна осознали всю оказанную им щедрость?!
  Рев форсажа ГЭУ линейного крейсера заставил еще больше побледнеть адмирала Саймона Питерса.
  -- Госпожа Верховный Флагман, поймите... -- начал было по-новой Питерс, но она перебила его:
  -- Нормандия -- изумительно способный ребенок, -- прошипела мгновенно успокоившаяся флагман, сузив глаза. -- И отрядить ее на это унижение я не позволю! Она -- разведчик, а не десантный катер! Кого вы хотите с ней отправить?
  -- Андерсона и сводную группу десанта с оперативником N7... Конго, выслушай меня, пожалуйста, -- примирительно попросил флот-комиссар. -- Сама операция займет три-четыре дня, плюс трое суток полета. Девочка развеется, наберется опыта... Куда ты хотела ее определить?
  -- В Двадцать Четвертую. К Симакадзе. Она очень просила...
  Действительно, Симакадзе с восторгом отзывалась о выпускнице и настойчиво, в ее обычной манере, попросила новенькую к себе в эскадру. Отказывать одной из самых опытных диверсанток ее флота было бы глупо.
  -- Ну и прекрасно. Пусть и в фронтовой разведке себя попробует, как ее комэск в свое время! Отправим с ней Павла, он проследит, чтобы никому не пришло в голову что-то не то. А уж о спектакле для Совета мы с Саймоном позаботимся... Нам нужен чертов мир с Советом, Конго. Или ты опять хочешь дословно выполнить Вторую Директиву?
  Конго побледнела и выпрямилась, разом утратив весь пыл.
  -- Хорошо. Я дам резолюцию. Подготовьте все. И подготовьте как следует, Питерс! Дипкорпус и так перегружен!
  -- Слушаюсь, госпожа Верховный Флагман!
  
  ***
  
  Пробираться вниз, с гряды, пришлось по все той же светло-песчаной, похожей на известняк породе, собраной селем или чем-то подобным. Я, как мог, старался не шуметь. Рядом раздражающе-бесшумно семенил бот, а за мной, чертыхаясь, карабкались десантники.
  -- Заткнулись оба! -- прошипел я им. -- Вы не на прогулке!
  Некомпетентность моих взводных была очевидна даже офисному хомячку вроде меня, и я окончательно перестал понимать, в чем дело. Какой-то бред.
  'Сержант Миллс -- сын вице-адмирала Миллса, Шепард, -- огорошила Норма. -- Получил звание сразу после распределения, четыре месяца назад'.
  'А этот, второй, Моррис -- его дружбан...'
  'Вероятность выше ноль семи', -- печально согласилась со мной девочка.
  Что ж вы сюда поперлись, ребятки? Дома не сиделось? Ну ладно я -- у меня и выбора не было, а вы-то зачем?..
  Мы спустились к небольшому и неглубокому, прозрачному, как стекло озерцу, из которого дальше тек ручей. На той стороне нас уже ждал Найлус с его отрядом. Они выглядели пободрее. Группа дождалась тройки Аленко, и мы пошли вдоль по ручью. Кое-где даже попадалась зеленая растительность, но никаких животных. Видимо, пока что сюда завезли только растения... За поворотом ручья русло вышло из импровизированного каньона, а прямо слева от нас показались дома колонии. И обгорелые трупы. Я в этом не силен, но как минимум несколько дней они тут полежали, поскольку вокруг них на рыжем песке были промоины воды.
  Аленко склонился над одним из трупов.
  -- Техник, скорее всего, -- лейтенант тонким биотическим импульсом слегка повернул труп. -- Плазма, судя по ожогам.
  -- Нехорошо... -- протянул СПЕКТР. Капитан Очевидность, едрить его...
  -- Какие предположения, СПЕКТР?
  -- Люди используют плазменное оружие?
  'Нет'.
  -- Нет, -- повторяю я. И у меня очень нехорошее предчувствие. Эталонно-канонное...
  -- Идем дальше. Судя по карте, жилые сектора колонии прямо перед нами, -- киваю я вперед, сверившись с инструметроном, и в этот же самый момент поперек русла ручья пролетает два дрона. Раза в три больше Нормовских. Летят мимо -- мы практически позади них, скрытые холмом и породой. И нет бы махнуть на них рукой или, как я, просто не заметить...
  Дженкинс, канонично-идиотично ревет белухой 'Контакт!' и, забыв о приказе на запрет огня, выхватывает винтовку...
  Прежде чем кто-то еще сумел среагировать, я текуче подшагиваю к нему, и вроде бы не сильно и напрягаясь, роняю десантника лицом вперед, прямо в песок рядом с ручьем. К всеобщему счастью, выстрелить он не успевает.
  'Дебил человеческий...' -- слышу я обреченный стон Нормандии по квантовому передатчику.
  Через секунду в оба, без сомнения гетовских, дрона влетело по мини-метеору, оставив после себя дымные росчерки. Очень вовремя, поскольку они явно нас заметили!
  -- Вы должны флоту два разведдрона, мистер Дженкинс! -- чуть не рыча объявила по аудиоканалу Нормандия. -- Я заглушила волновую передачу дронов противника, о вас никто не узнал. Шепард, разберитесь со своей группой -- это абсолютно неприемлемо! Нормандия, конец связи!
  -- Есть что сказать в свое оправдание, капрал? -- мягко спрашиваю я, наклоняясь над побледневшим Дженкинсом. -- Вы явно хотите своим выдающимся идиотизмом засветить нас. Вам известно, Дженкинс, что эти пятнадцать тысяч жмуриков вокруг нас, по всей видимости, не совсем мертвы?! Не молчать!
  -- В-виноват, коммандер, мэм, я...
  'А может и Шепард... -- бормочет Нормандия. -- Коммандер, я у вас тон позаимствую? Уж очень хорошо звучит и действует!'
  Дженкинс, исчерпав поток красноречия, растеряно замолкает, судя по всему первый раз осознав, что я -- не просто пьянь, а еще и майор спецназа. Ну, что это не так -- он не знает, а вежливо орать на подчиненных мне в любом случае не впервой.
  -- Если еще раз вы нарушите приказ, и мы после этого выживем, я лично позабочусь, чтобы вы влетели так глубоко и настолько далеко... что девятый круг ада покажется вам курортом. Вы меня поняли, капрал?
  Перепуганый капрал выдает что-то вроде 'И-йк, мэм' и явно больше всего хочет провалиться в тот самый помянутый мной девятый круг ада.
  -- Прекрасно. Надеюсь, понятно, что это относится ко всей группе? -- поднял я голову на остальных.
  Уставно-хоровое 'Мэм, да, мэм!' приятно ласкало слух.
  -- Выдвигаемся, народ.
  'Нормандия. Я была бы крайне признательна, если бы вы заранее сообщали о известном вам расположении противника, -- куда более спокойно попросил я. -- Мне не хочется терять людей из-за чужих ошибок'.
  'И-йк, мэм! -- хихикает девочка, а потом, уже серьезнее добавляет: -- Принято и учтено, коммандер, буду дополнительно сообщать по голосовой связи -- данные о известном расположении противника постоянно транслируются вам на БГИ. И, кстати. Добро пожаловать на борт, лейтенант-коммандер не-Шепард'.
  Я прекрасно понял последнюю реплику фрегата. Что ж, может, у нас и есть шанс...
  
  Дальше шли уже цепью, мы с Найлусом впереди, рядом боты, а уж за нами остальные. Я постоянно мониторил карту, сверяясь с позициями гетовских дронов на ней, и потому сначала не понял, что именно происходит. Боты рванули вперед галопом, как ужаленые, через несколько секунд исчезнув за поворотом русла.
  -- Это выстрелы?.. -- неуверенно протянул СПЕКТР.
  -- Да, Найлус! -- ответил ему лейтенант, пробегая мимо.
  Резкие металлические хлопки и шипение теперь выстрелы? И тут грохнуло. С эхом, раскатами на всю низину ручья.
  -- Попадание, -- меланхолично заметил Аленко на бегу.
  -- Около трехсот метров на три-три-ноль, -- протараторила Норма. -- Осуществляю огневую поддержку. Тут гражданские!
  А вот Нормовские боты бабахали будьте-нате! Калибр там явно поболе винтовочного.
  Мы подоспели уже к окончившейся перестрелке. Инженерные сооружения на очередном озере скорее всего были станцией забора воды для поселения. Очевидно, эта группа выживших бежала из поселения колонии, и изначально их было больше. Хотя бы потому, что два свежих трупа украшали собой местный пейзаж. Просто великолепно. Группа насчитывала человек тридцать гражданских, несколько из них с винтовками, все толпой жмутся позади одного единственного десантника... десантницы. На вид -- моя ровесница, даже бронещитки скафандра не способны скрыть ее великолепные пропорции и точеную фигурку. Очередной десантник-супермодель. Жесть же...
  Я подхожу поближе к ним всем.
  -- Коммандер Шепард, Альянс. Кто вы и что тут происходит?
  -- Эскортный миноносец Уильямс, бортовой номер 372, позывной 'Эшли', мэм! Временно приписана к гарнизону колонии! -- встала по струнке женщина. -- Наш отряд был атакован гетами, и мне единственной удалось выжить и вывести гражданских, мэм!
  -- Прекрасно, эсминец, но... -- у меня ступор. Опять. Во-первых, почему 'мэм'? Во-вторых, где все остальное?! В смысле -- она же корабль... И вообще -- какого черта она тут делает?! Покерфейс, Шепард! Так стоп. Это же Эшли Уильямс. Я автоматически бросаю взгляд на карту. Рядом никого. И, кстати, Нормандия их не заметила.
  -- Что здесь вообще происходит, эсминец? Когда напали на колонию?
  -- Около пяти часов назад, мэм. Мы как раз сменили второй взвод. Насколько я могу судить, мэм, одиночный рейдер гетов атаковал колонию. Я решила отвести оставшихся в живых подальше от патрульной зоны гетов, мэм. И нас засекли дроны.
  -- Андерсон, у нас тут выжившие, нападение начато около пяти часов назад, -- доложился я, ожидая от него что-то типа 'О'кей, отведите их подальше и оставьте охрану'. Неа.
  -- Опросите их и двигайтесь дальше. Мы предполагаем, что гетов мог привлечь артефакт, -- ответил наш бравый ариец.
  -- Геты вообще первый раз проявили себя за последние двести лет! -- резонно заметил Найлус. -- До этого они и глаз из своей системы не показывали! Эсминец, вы уверены?
  -- Разумеется, турианец, -- холодно заметила Эшли. -- Уж это вы должны знать...
  Я немного отошла от толпы людей.
  -- Андерсон, вы предлагаете их тут бросить?
  -- Да, Шепард. И это -- приказ. У вас нет ни ресурсов, ни времени на них. Допросите людей и двигайтесь дальше. С ними эсминец -- она справится.
  -- Поняла, сэр.
  Эшли как-то грустно и понимающе посмотрела на меня сквозь пластик шлема.
  -- Тяжелого вооружения у них мало, в основном пехота, мэм, -- начала без подсказок Уильямс. -- Геты зачем-то прочесывают поселение и площадки складов. Полагаю, из-за раскопок протеан, мэм.
  -- Насколько их много? -- спросил Кайден.
  -- Трудно сказать, сэр. Сотни. Эндрю говорит, что видел приземление и высадку, -- кивнула десантница на кого-то из инженеров. -- Мой взвод атаковал отряд из более чем двадцати единиц наземных платформ, плюс дроны.
  -- Их корабль просто чудовищно громадный! Я такого ни разу не видел! И они спускались на гравиплатформах по сорок-пятьдесят солдат.
  Кстати о птичках...
  -- А где этот корабль? -- спросил я. -- И где была высадка?
  -- Корабль был почти в центре колонии. Где он сейчас, я не знаю.
  'Очевидно -- не в центре колонии, -- вздохнула Нормандия. -- Коммандер, патрульная эскадра прибудет через два часа тридцать две минуты. Я не могу использовать сканирование, а дронами его найти пока не удалось'.
  Девочка почему-то нервничает.
  'Если он просто громадный, то должен как-то компенсировать массу при посадке'.
  'Безусловно, но пока что на сенсорах ничего... -- устало-снисходительно ответила Норма. -- Единственной возможностью является его приземление около атмосферных преобразователей. Каждый фонит так, что там можно рядом линкору сесть и ничего не увидишь... Я перенаправлю дронов при необходимости'.
  -- Коммандер?
  А? Что?.. Увлекся я с Нормандией.
  -- Да, Найлус?
  -- Что дальше?
  -- Вы слышали приказ. Если геты приперлись за артефактом, нужно его перехватить.
  -- А мы? -- спросил Эндрю.
  -- Идите вверх по ручью, я вас встречу, -- вклинилась Нормандия через бота.
  -- С кем имею честь? -- довольно ехидно поинтересовалась Уильямс.
  -- Фрегат разведки Нормандия.
  -- Самотопка! Вот оно что! -- непонятно чему рассмеялась эсминец. -- Ладно, веди.
  
  
  Мы уже десять минут идем по опустевшему кластеру рабочего поселения. Картина, мягко сказать, жуткая. Редкие трупы оставлены только потому, что сильно обгорели и, видимо, непригодны к насаживанию на иголки, шпили, антенны... в общем то, что потом назовут зубами дракона. Противника нет -- геты охраняют чертовы поля с трупами и только, полностью игнорируя все остальные постройки. Я попросил проверить.
  Включился Андерсон:
  -- Шепард, ваше предположение верно -- на удалении более двух километров от 'полей' противник не обнаружен. Новая отметка. Задача -- войти на территорию, опросить выживших. Нормандия обнаружила лагерь. По всем признакам -- место раскопок. Расстояние от вашей текущей позиции -- четыре с небольшим километра, выдвигайтесь немедленно. Идите напрямую, за поселком равнина, сканирование и полный осмотр не выявили аномалий на вашем пути -- там на километры нет ничего, кроме мха и травы. Двигайтесь максимально быстро.
  -- Цель -- стандартный научный лагерь, плюс достаточно большой купол неблагоприятного окружения, в узкой части -- сорок тысяч триста тридцать шесть миллиметров, в широкой -- на тысячу восемьсот десять миллиметров больше. Высота -- три тысячи шестьсот миллиметров. Я транслирую проекцию на ваш инструметрон, -- включилась Нормандия. -- Внутри купола -- восемь тепловых сигнатур, есть стрелковое оружие, но по неизвестной мне причине связь наладить не удается. Метки военного присутствия нулевые. Это археологи с вероятностью восемьсот двенадцать тысячных.
  -- Принято. Противник?
  Я на ходу рассматриваю голограмму. Здоровенный котлован метров пятнадцать глубиной с лестницами по обеим сторонам. На дне -- не менее здоровенный белый купол, вокруг еще несколько строений, вероятно генераторы и тех контейнеры.
  -- Не обнаружен. Более того, присутствие гетов выявлено только в четырех точках -- три поля и площадка атмосферных процессоров. Равновероятно, что гетам не хватает единиц для полного контроля колонии, или это не считается приоритетом.
  -- Кстати, как там Эшли?
  -- В полном порядке, -- перебивает меня Андерсон. -- Шепард, не отвлекайтесь от текущей задачи. Артефакт -- безусловный приоритет, ничего другого на Иден-Прайм попросту нет, и вывод однозначен -- геты прилетели за ним. А значит -- вам необходимо найти груз! В темпе, дама и господа -- это приказ!
  
  Я на бегу пытался вспомнить, что там было на раскопках -- вроде как, немного гетов и пара разрушителей. И Сарен. Нормандия, разумеется, уже там все осмотрела, но приватно поделиться детальными разведданными не сочла необходимым -- видимо, действительно ничего там нет. К тому же, семенящий рядом бот внушал некоторую уверенность. Интересно, почему именно нам нужно опрашивать выживших? У дронов нет аудио модуля?
  'Есть. При попытке контакта по разведдрону открыли огонь, -- спокойно ответила девочка. -- Беспорядочный, но терять по глупости еще один дрон я не собираюсь'.
  Ну конечно. За гетских приняли...
  
  ***
  
  -- Альянс, не стреляйте! -- я медленно вышел на край пандуса лестницы ведущей в свежевырытый котлован под пути для поезда. С пустыми руками, разумеется. Прямо подо мной, засев внутри временного исследовательского комплекса, действительно были люди.
  -- Докажи! -- выкрикнул мне кто-то в ответ. -- Откуда мне знать, что ты не 'пустышка'?
  -- Что такое пустышка? Я спускаюсь.
  Не стреляют. И то хлеб.
  Мне дали дойти до последнего пролета перед нижним уровнем и опять выкрикнули:
  -- Стоять! Повернулась спиной!
  Что я и сделал.
  -- Как тебя зовут?
  -- Джейн Шепард, космодесант. Мы...
  -- Повернись!
  Да как же вы задолбали, параноики! Развернувшись, я узрел наставившего на меня автомат штатского, высунувшегося из поднятой шторы ближайшего ко мне входа в рукав защитного купола лагеря. В легком комбинезоне и респираторе. Кла-а-асс...
  -- Послушайте, мне только нужно узнать, что происходит. Кто вы?
  Я подхожу к нему поближе, встав прямо напротив белой коробки, похожей по виду на помесь палатки и контейнера. Такая же ребристая и невесомая.
  -- Ян Половски, археолог. Вы присланы забрать нас?
  -- К сожалению, нет. Но...
  -- Чертовы ублюдки! Тогда какого ты сюда приперлась, kurwa?!
  -- Разведка. Флот и помощь будут здесь через четыре часа. Мы ищем выживших и пытаемся выяснить причины атаки на колонию.
  -- Туман... -- прошипел археолог. -- Ведь наверняка на орбите одна из вас! Не пешком же вы сюда прилетели?!
  -- Нет, но...
  -- Вам нужен маяк. Конечно... -- мужчина выпрыгнул из окна, подойдя вплотную ко мне. -- Ведь так?! Маяк протеан -- вот зачем вы здесь. Ну так извините, госпожа туманница, вы малость опоздали!
  -- Половски, прекратите истерику, -- устало вздыхаю я. -- Вам, в отличие от меня, прекрасно известна ценность находки. Я ее могу оценить только тем, что ради нее, сюда, через полгалактики прилетели геты. И да, я -- не туманница. А теперь, когда мы вроде как выяснили, что к чему, может, всё-таки скажете, где нам искать этот треклятый артефакт?!
  -- О, разумеется! -- издевательски ответил археолог. -- Вот прям тебе все и скажи! Откуда мне знать, что ты не гребаный пират или...
  -- Сканирование делать не пробовали? -- перебил я по наводке Нормы. -- Идентификатор у меня имеется и...
  Археолог чертыхнулся, позвал кого-то из своих, тот взял меня на прицел пистолета из того же окна, а Половски ткнул в свой инструметрон. Пикантная подробность -- во-первых, бравый поляк не ушел с линии огня, а во-вторых, его инструметрон я отчетливо вижу. Тем временем, брови ученого ползут вверх, и он попеременно смотрит то на голоэкран, то на меня.
  -- Шлем я не сниму, уж извините, -- фыркнул я.
  -- Ээ... Лейтенант-коммандер... N7?! -- Половски изумленно смотрел на меня. -- Ладно, убедили... Маяк упакован и должен был быть переправлен в космопорт для эвакуации на Землю. И он бы даже был там, если бы не эти проклятые железки! Но где он сейчас, я не имею представления, поскольку мы тут отрезаны и уже четыре часа сидим, как мыши за половицей!
  -- В окрестности дороги и рабочего поселка гетов нет, -- сообщил я. -- Вы можете или ждать здесь, или проходите до поселения, а оттуда к остальным выжившим. Как я уже говорила, продержаться нужно ещё четыре часа.
  -- Значит все же спасаете... -- пробурчал поляк.
  -- Как можем, господин Половски, -- криво улыбнулся я.
  -- Ясно... Скорее всего артефакт сейчас где-то посередине между местом раскопок и космопортом. Наш транспортный кар по идее должен быть на вспомогательной нитке гравипути, -- археолог вздохнул. -- Геты прилетели на своем транспорте и на нем же улетели. В сторону центра терраформинга. Так что вы можете быстро последовать за ними.
  Я кивнул и собрался уже звать остальных, но ученый взял меня за руку.
  -- И вы правы, Шепард. Этот маяк очень важен. Достаточно сказать, что он совершенно не поврежден и выглядит практически нетронутым временем. Он не должен попасть в чужие руки. Туман вы или нет, но должны понимать...
  Я просто повторно кивнул в ответ.
  -- Народ, спускаемся, тут должен быть транспорт. Ян, разумнее всего вам остаться здесь. Вероятность того, что сюда придут геты -- минимальна. Вы можете подождать здесь пять-шесть часов? Вы, к счастью, не единственные выжившие.
  -- Да... Внутри куполов, если не открывать окон, нормальная атмосфера. Продержимся.
  -- Я сообщу ваши координаты и численность, ждите помощь.
  Половски почти признательно кивнул мне и ушел обратно, без труда перешагнув обратно в короб.
  
  ***
  
  Транспортный кар, как эту платформу обозвал археолог, был качественно заставлен кофрами, забитыми находками раскопок. Нам даже не пришлось изобретать укрытия -- порода, земля и осколки протеанских реликвий были ничем не хуже мешков с песком. Кар управлялся простой программой -- наш корабль легко вскрыла управление и отправила нас в центр колонии. Норма разогнала кар на всю железку, и мы прибыли в нечто, отдаленно напоминающее железнодорожную станцию минут через десять бешеной гонки. Примерно на половине пути, рядом с нашей 'колеёй' начали пролетать мимо опоры двойных рельс гравипоезда. Даже пара самоходных вагонов промелькнула. Кар еле успел остановиться до тупика, надрывно гудя то ли преобразователями, то ли двигателем, и я поспешил с него спрыгнуть -- нормальным этот звук для него явно не был.
  
  Станция гравипоезда. Вокруг вообще ни души... Найлус только начал что-то говорить, но его прервал вибрирующий, низкий звук, заполнивший все вокруг. Он легко проник сквозь броню, и я всем телом ощутил эту чертову вибрацию, аж в зубы отдало!
  Медленно и величаво от колонии отчалил Назара. О да, эту креветку я ни с чем не спутаю! Так вот, где эта пакость сидела! Он был не более чем в километре от нас, но, по-видимому, не счел нас угрозой. Диаметром едва ли не больше погодного процессора, жнец свечкой взмыл в облака и был таков. А потом, сквозь эти облака, по процессору полоснуло ярко-алым лучом. Второй залп жнеца пропахал конус основания второго процессора, стоящего неподалеку. К моему крайнему удивлению, обе колонны выстояли!
  'Коммандер, у вас не более десяти минут! Потом будет коллапс внутри реакторов процессора! -- сообщила мне Нормандия. -- Я на подлете, через семь минут буду в точке взлета этой черной каракатицы! Торопитесь!'
  И мы поторопились. Я заорал не своим голосом: 'За мной, если жить охота!' и бросился бегом на точку, любезно указанную нашей чудо-корабликом. И, конечно же, началась полнейшая задница. Оставшиеся для зачистки или просто на мясо платформы гетов с машинным упорством приступили к нашему уничтожению.
  -- Контакт! -- кричу я, всаживая очередь в вывалившегося с парапета робота.
  Того просто сносит очередью, оторвав ему руку вместе с частью 'грудины'. Кучность у штурмовухи сумасшедшая, а отдача наоборот, как с мелкашки. Прямо под коллиматором ожил счетчик 'патронов' -- оказывается, их сто двадцать, и я только что высадил двенадцать. Что ж, Шепард, двадцать два! Помним и пользуемся.
  Цель, слева. Готов. Перебежка. Справа. Готов. Наш БИ явно умнее нас, поскольку любая замеченая цель тут же подсвечивается у всех. Вместо канонного гетского стрекота машины только еле заметно гудят и шипят. Подныриваю за пластиковый паллет с чем-то, утянутым в упаковочную пленку. Впереди четверо. Один из гетов швыряет на пандус станции небольшой механизм, и тот мгновенно раскрывается сотой защитного не то поля, не то брони. Под слаженым огнем из четырех стволов эта хреновина не выдерживает и секунды, распавшись на куски, а остатками очередей сносит и гета за ним.
  Осталось восемьдесят шесть выстрелов.
  Здесь Андерсон рекомендует свернуть налево... Мельком выглядываю за угол и мгновенно получаю три подарка прямо в голову. Меткие, заразы! Пока что мы давим только чудовищной огневой мощью винтовок и бота (Найлус только шипит что-то на турианском по поводу своей пукалки) и резервом щитов.
  Геты мгновенно меняют тактику, в полном безмолвии скрываясь за углом здания станции и какого-то склада. Мы с Аленко и Найлусом поочередно сменяем друг друга, успевая только выкрикнуть 'Щит -- перезарядка!', и перебежками ведем всю группу сквозь склад прямиком в космопорт, разумеется, пристроенный вплотную к узлу гравипоездов, чем бы они ни были. Небольшой перевалочный склад, битком заставленый оборудованием и материалами, мы прошли за минуту, вычистив его полностью. Геты совершенно не готовы к оружию с Земли, что нам, безусловно, на руку.
  На индикаторе винтовки горит цифра пятьдесят четыре.
  Бешеная гонка со временем и препятствиями в виде гетов приводит нас к пандусам стартовых площадок недостроенного космопорта. Я уже не удивляюсь дичайшей разнице между каноном и реальностью (площадь только одного посадочного сектора гектар эдак пять сплошного бетона или чего-то на него очень похожего), а просто бегу вперед.
  На индикаторе двадцать восемь.
  Проезжаю на бедре до края платформы, в глазах немного рябит, стараюсь отдышаться, но дыхания не хватает. Кажется, я выдохся... Очередь гета с хрустом кромсает бетонный пандус, за которым я прячусь.
  -- Шепард?
  -- Вперед! -- рявкаю я. -- Не сидеть на месте!
  И встаю на колено, отстреливая очередную платформу гетов. И еще одну. Гудит предупредительным щит, и я тут же ныряю вниз, за бетон.
  Девять на индикаторе.
  Аленко вырубает ещё одного робота биотикой, но его накрывает огонь дрона вылетевшего прямо из-за четырехметровой рампы на колесах, некстати припаркованой рядом. Я, не думая, вскидываю винтовку и всаживаю остатки боезапаса в бестолково висящий диск с пушкой. Винтовка жалобно хлопает отсечкой, сигналя о пустом магазине. Я отработаным движением поворачиваю винтовку к себе, двумя пальцами против часовой кручу круглую защелку левой рукой, из раскрывшейся настежь винтовки выпадает на бетон дымящийся кубик отработанного магазина, а рука уже сама тянется к подсумку. И что там у нас? А ничего. Пустой подсумок! Собрался, млять, на разведку, спецназовец херов!
  -- Чисто!
  -- Чисто! Коммандер, посмотрите туда! -- Найлус смотрит на меня, указывая за пандус когтистой рукой...
  Я убираю пустую винтовку за спину и кое-как встаю с бетонной плиты...
  -- Нормандия, мы на точке и... -- я только сейчас перевожу взгляд на ЭТО, стоящее внизу, в каких-то тридцати метрах от нас. -- И маяк найден. По моему пеленгу. На вид -- целый.
  -- Отличная работа, Шепард! -- отвечает мне Андерсон. -- Время подлета -- минута!
  Я спускаюсь вниз, на нулевую отметку площадки, где собственно эта штукенция и стоит. Вернее, висит. Большая часть маяка попросту парит над основанием, мерцая белым светом. Упаковка наших археологов разбросана рядом, видно, что ее срывали абы как. Эта хреновина похожа на висящую в воздухе серо-стальную лыжу, причём закругленный конец смотрит в землю и вовсю мерцает этим самым светом, так же, как и трехгранный верхний конец.
  -- К артефакту не подходить, это может быть ловушка! -- говорю я, осматривая маяк с почтительного расстояния. Что-то не хочется мне канона. Ну, то есть, совсем. Тем более, что оба процессора чадят черным, маслянистым дымом, и правый светит изнутри мерцающим голубым цветом. Я разворачиваюсь спиной к маяку -- пересчитать десант по головам. И тут меня как пылесосом втягивает прямо к нему, я слышу вскрики, кто-то произносит мое имя, а затем все вокруг заполняет ровный, монотонный гул одной частоты и яркий белый свет...
  
  ***
  
  
  Ну и сон... Я -- Шепард, да еще Джейн Шепард, верхом на живой Нормандии десантировался на Эден-Прайм аккурат под щупальца Назаре...
  -- Шепард? Очнулась? Чудненько! -- голос незнакомый, женский.
  -- Кажется, да. Кто вы? Что произошло?
  -- Маяк протеан притянул тебя нуль-эффектом, и, согласно отрывкам, принятым Нормандией, произошла передача информации, -- некто склонилась надо мной, бегло осматривая мои глаза, путем оттягивания века. -- Насколько я могу судить -- ты в полном порядке, но, очевидно, твой бедный солдатский мозг был перегружен информацией, и если бы не Нормандия, принявшая часть удара на себя, ты бы не выжила. Очень полезным этот имплант в итоге оказался, не находишь?
  Склонившаяся надо мной женщина была совершенно неопределенного возраста то ли японкой то ли... непонятно -- уж больно большие у нее глаза. Эдакая Люси Лью с ярко-каштановыми волосами, моноклем и кичкой на затылке, к которой этот монокль и крепился цепочкой. Ей могло быть и двадцать и сорок. Лабораторный халат накинут поверх форменного кителя, на нагрудной планке которого красуется четыре вертикальные полосы из полированного металла. Мамочки, ты кто такая?! 'Hello, I'm Hyuuga' -- прочел я табличку на лацкане халата. Туман. Более никем она быть просто не могла. Медотсек, в котором мы так мило беседуем, раз в двадцать больше Нормовского. Блестящий, кремовый пластик стен, белые плафоны освещения, стойка с манипуляторами у каждого места, два из них закрыты темно-фисташковыми занавесками.
  -- Если он спас мне жизнь, то еще как нахожу... А все же -- кто вы?
  -- Ох, мои манеры! -- всплеснула руками эта дамочка, отходя куда-то вбок. -- Нас же не представили друг дружке! Мое имя -- Хьюга, я -- флагман спасфлота и по совместительству курирую научные разработки в том числе в области прикладной биологии... Разумеется, ты не знаешь, но ты -- одна из моих проектов.
  Она стянула одноразовую перчатку с правой руки, и мы чинно пожали друг другу руки.
  -- Где мы?
  -- У меня на борту, конечно же! Есть возражения? -- грозно подняла бровь Хьюга, но тут же улыбнулась. -- Ладно, вернемся к тебе, Джейн. Как самочувствие?
  -- Как после попойки... -- честно ответил я. -- Сколько я провалялась в отрубе?
  -- Девятнадцать часов, двенадцать минут и...
  -- Девятнадцать часов?! А что с колонией? Где эта каракатица? И где мы вообще сейчас?
  -- Низкая орбита Иден-Прайм, каракатицу Нормандия вела до четвертой планеты системы. С колонией... Оба процессора разрушены цепной реакцией спустя шестнадцать минут двадцать три секунды после атаки жнеца. Выжившие, к счастью, не пострадали, но, по информации от них и камер слежения космопорта, выяснилось несколько подробностей нападения.
  -- Например?..
  -- Например, на планете был замечен турианец, опознаный Найлусом Крайком, как Сарен Артериус. Еще один СПЕКТР. Именно он активировал маяк и, так же, как вы, вступил с ним во взаимодействие. Что бы ему тут ни было нужно, он это получил, коммандер, -- Хьюга помолчала. -- И, Шепард, у нас приказ Верховного Флагмана: как только ты очнешься, и я удостоверюсь в твоем здоровье, сразу же отправлять тебя на Нормандию, и она отбывает на Арктур.
  -- Погодите, флагман... А Найлус? А сам маяк?
  Я теперь вечно буду головой как с бодуна мучаться?..
  -- Маяк у меня на борту, он неактивен. СПЕКТР Найлус Крайк в своей каюте на Нормандии, под домашним арестом. С ним желает поговорить наша дражайшая флагман. Равно как и с тобой, малышка Джейн. Но с тобой -- сейчас.
  -- Я не очень-то готова к разговору с кем бы-то ни было, тем более с вашим начальством.
  -- Конго не привыкла ждать, лейтенант-коммандер, -- с нотками стали в голосе отрезала Хьюга. -- Потрудитесь включить квантовый канал.
  Я послушно закатил глаза и дернул зрачками вправо. Ничего.
  'Нормандия? Проверка?'
  Не, не слышит. А, наверное... Я активировал дополненую реальность.
  'Прекрасно. Конго? Я установила квантовый канал с подопытной Джейн. Состояние нормальное, но нервная система истощена. Рекомендую воздержаться от длительного диалога'.
  'Хорошо, Хьюга'.
  Вот это голос! Глубокий, почти вибрирующий на низах, но потрясающе ясный и красивый. И властный. Эта дамочка явно не привыкла, чтобы ей перечили. Я невольно представил себе корабль, соответствующий этому голосу. Получился ИЗР как минимум! А то и звезда смерти...
  'Свои мысли оставь при себе, -- с ноткой удовлетворения заметила Конго. -- Поскольку ясно мыслить ты сейчас не в состоянии, ограничусь несколькими вопросами'.
  Куда там жнецам с их рокочущим голосиной! У меня по спине табун мурашек прошелся, и волосы дыбом встали во всех местах!
  'Итак. Насколько я поняла, из-за квантовой флуктуации сознание Джейн Шепард было заменено твоим'.
  'Да, Верховный флагман'.
  'Конго. Тем более -- я не твой флагман. Во всяком случае -- пока. Далее. Из-за квантового канала информацию с маяка получили вы оба. И ты, и Нормандия. Пока вы следуете на Арктур, сосредоточься и постарайся вспомнить максимум из усвоенного. Мне нужен полный отчет как по информации с маяка, так и по миссии'.
  'Так точно, Конго, мэм'.
  Флагман тяжело вздохнула. Очевидно на мое 'мэм'.
  'И последнее, Шепард. Ваша миссия завершилась успехом. Согласно предварительному рапорту Нормандии, вы выполнили все поставленные перед вами задачи, несмотря на вторжение жнеца и уничтожение колонии. По результатам операции Андерсон будет отозван, вашим временным командующим офицером становится Нормандия. Я уже не могу снять вашу кандидатуру перед советом президиума. Вам придётся стать СПЕКТРом, как бы ни было это унизительно для вас и Флота. На кон поставлено куда больше, чем ваше и мое достоинство. Это ясно?'
  'Кристально ясно, Конго'.
  'Превосходно. Жду вас. Конго, конец связи'.
  Вот тебе и Цитадель. Вот тебе и Совет! Вот тебе и звание СПЕКТРа! Ей просто плевать на совет в целом и СПЕКТРов в частности.
  -- А что тут удивительного? Даже столь далекой от политики мне понятно, что СПЕКТР-человек -- просто жест вежливости. -- пожала плечами Хьюга одновременно разведя руками. -- Положа руку на сердце, мисс зальюсь-вискарем-по-брови, элитный агент из вас аховый, особенно учитывая квантовую флуктуацию. Та Шепард хоть обучена была...
  -- Ну, спасибо...
  -- Всегда пожа-алуйста! -- протянула флагман спасфлота, выходя из отсека. -- Одевайся, и можешь быть свободна.
  Ну уж нет.
  -- Хм? -- она обернулась в дверях. -- Чего ты хотела, человек?
  Меня как морозом окатило. А вот и настоящая Хьюга. Колючий профессионал. Холодная, спокойная, безгранично опытная глава спасательной службы флота Тумана. Смотрит совершенно бесстрастно.
  -- Немного информации.
  -- Это разумно, -- кивает она, -- спрашивай.
  -- Какую должность занимает Конго?
  -- О, ее блондинистое величество -- Верховный Флагман, одна из трех Верховных Флагманов, образующих кворум. Коллегия Флагманов -- высший исполнительно-судебный орган власти Альянса, я в общем-то тоже там состою. На данный момент и пространство Земли, шестнадцати колоний, а также несколько десятков колониальных поселений контролируется Адмиралтейством, куда входит Коллегия Флагманов и совет Планетарного Корпуса Человечества.
  -- То есть Конго и еще двое таких же Флагманов, как она -- верховная власть Альянса?
  -- Это не совсем так, но в чем-то близко к истине. Двое других -- это Тирпиц и Айова.
  -- Погодите минуту... Тот самый Тирпиц? Он же затонул у Норвегии, если ничего не путаю... А Айова...
  -- Вся информация есть в тактической сети. Даже в доступном для людей виде.
  -- А вы -- тоже линкор?
  -- Да. Тип 'Исэ', Императорский Японский Флот.
  -- А Ямато?..
  -- А что -- Ямато? Она подала в отставку. Сразу после войны.
  
  
  ***
  
  Нормандия отстраненно переключала фокус массивов пассивных сенсоров, по сотому разу сканируя ордер кораблей на орбите Иден-Прайм. Все, что ей оставалось -- ждать. А попробуй тут подожди спокойно! Комиссия все еще у нее на борту, и на ее робкую попытку передать их Хьюге, та обозвала ее малявкой, да еще и выговор сделала -- приличному фрегату не пристало жаловаться. Стойко неси службу, ты же Туман!
  Обидно до слез!
  Да еще эту эсминку вредную к ней поселили! Андерсон настоял. Дескать, раз уж я главный по пехоте, я так решил. Будет ценным дополнением к моей десантной команде. Так и сказал -- к моей! А то, что они у нее на борту расквартированы, и командует ими Шепард -- это не считается. Индюк напыщеный...
  Нет, конечно, Нормандия была рада новым лицам, особенно с сорокалетним боевым опытом, но это не значит, что ее, Нормандию, можно изводить подколками! Какая она -- маломерка? Сто девяносто четыре метра от носа до кормы! Тридцать шесть тысяч восемьсот тонн массы! А эта Уильямс даже сто метров по КВЛ не была никогда! И водоизмещение -- жалкая тысяча тонн! Ну, ладно -- тысяча триста семьдесят... Одно слово -- эскортница!
  Еще Шепард эта припадочная... Справедливости ради, хоть Шепард и есть в чем упрекнуть, но с учётом того, что коммандер умудрилась допиться до смены сознания -- результат выше всяких ожиданий. Конечно, ничего сложного на высадке не было, но этот истерящий Миллс и общий бардак никак не сказались на ее целеустремленности -- маяк в целости и сохранности, а со жнецом ни Шепард, ни она сама ничего сделать не смогли бы. Вон, Мито -- легкий крейсер, а даже пикнуть не успела! Сейчас отлеживается у Хьюги, целостность ядра восстанавливает...
  Нормандия отправила вызов без срочности, но комиссар ответил почти сразу.
  -- Да, Нормандия?
  -- Товарищ комиссар, как вы оцениваете...
  -- Нормандия, право слово, да опустите вы этот официоз. Тем более -- я же сменился!
  -- Извините...
  -- Ничего страшного, что случилось?
  -- О, ничего такого... Мне просто нужна ваша оценка.
  -- Высадки, полагаю?
  -- Так точно.
  -- А кого предполагается оценивать?
  -- Желательно -- всех...
  -- Хм... Мне неясен только один человек. Дэвид Андерсон. По личному делу -- блестящий профессионал, список наград тоже впечатляет, коммандер должен был даже взвод салаг из учебки без проблем провести до маяка. Итог вам известен. Невнятное командование, хромая на обе ноги дисциплина, и восставшая из пепла Шепард, даже после выхода из запоя не допустившая потерь личного состава. Допускаю, что присутствие отпрыска адмирала в десантном отряде как-то на него повлияло, но не до такой же степени! Скажите, он знал о запрете огневой поддержки?
  -- Да.
  Комиссар шумно выдохнул и растер лицо руками.
  -- Его ждет или трибунал, или понижение. Если хотите, я попробую с ним переговорить по пути на Арктур.
  -- Хорошо. А остальные?
  -- Шепард... справилась. Хоть и не без огрехов. Но, ее отряд практически в полном составе можно отправлять обратно в части. А потом в дисбат. Почему она так мягко с ними обошлась -- не понимаю...
  С этим Нормандия была совершенно согласна!
  -- И этого, увы, не случится, -- вздохнул Прессли. -- Планетарный Корпус все засекретит, их раскидают по колониям, и все на этом кончится. Уверен -- ни Тонэ, ни оперативное командование препятствовать не станут. Что с Мито?
  -- Квантовый модуль восстановлен, угрозы для ядра нет, но пока что Хьюга другой информации не рассылала, -- Нормандия вздохнула, глядя аватарой в спину Андерсону. -- Я запросила доступ к тяжелым ботам поддержки десанта, и сейчас анализирую алгоритмы управления тактическим ракетным оружием по косвенным данным.
  -- А они существуют?
  -- Наработки -- да. Но, конечно, куда проще получать целеуказание от оперативного состава. Несопоставимо эффективнее. Слишком много ресурсов вычислительной мощности требуется для точного позиционирования без внешних средств наблюдения.
  -- Что ж, ясно... По Шепард нет новостей?
  -- Нет, -- повторно вздохнула Нормандия, -- она все еще без сознания. Спасибо за оценку, комиссар. Вы очень помогли.
  -- Не за что, фрегат.
  Разговор с комиссаром занял семь минут, семнадцать секунд. Флаг-комиссар был, как всегда, занят с чиновниками. Доктор Чаквас сейчас тоже была занята, и отвлекать ее Нормандия не стала. С Андерсоном им разговаривать не о чем, с турианцем запрещено. Оставалась десантная группа и эсминец. Или расчеты. Решительно выделив под обсчет тактики фоновый процесс, Нормандия сбежала с собственного мостика к каютам десанта.
  Эскортница сидела прямо в кают-кампании, за неимением другого места, и уже довольно долго разговаривала с Аленко про биотику. И осталась сидеть, когда ментальная модель Нормандии вошла к ним. Аленко вскочил по струнке.
  -- Лейтенант, какой смысл вставать, вы находитесь ВНУТРИ корабля, -- с ленцой заметила Уильямс. -- Она всегда рядом.
  -- Э-эм... да, наверное...
  -- Насколько я поняла, вы первый раз на корабле Тумана. Привыкнете.
  -- Может, меня выпнут отсюда под зад, Уильямс. Десантных кораблей на флоте не так и много, и я вовсе не N7, как наша железная леди...
  -- Железная леди? -- удивилась Нормандия.
  -- Он про коммандер Шепард. Я, признаться, тоже удивлена -- или она в имплантах, как елка на рождество, или не знаю... даже я столько за раз не выпью. Ну, то есть, выпью, но бегать потом поутру в полной выкладке вряд ли смогу, -- призналась эскортница. -- Что вас привело сюда во плоти, фрегат? Тоже от скуки спасаетесь?
  Вот ведь вредина! Как там Шепард говорила?..
  -- Эскортный миноносец, несмотря на ваш послужной список...
  Эшли, недослушав, подскочила и встала по струнке.
  -- Виновата, фрегат, более не повторится!
  -- Уильямс, сядьте, пожалуйста.
  Все не так! Эта эскортница специально над ней издевается. Вот пожалуйста -- фыркнула и села. Потом вдруг вздохнула и сказала:
  -- Извините, Нормандия. Вы не виноваты в том, что меня выкинули из флота.
  -- Серьезно? -- включился Аленко.
  -- О, да, еще как! Тогда еще Миссури с треском меня выгнала. Почти сто лет назад.
  -- Расскажешь? -- присела Нормандия за край столика.
  -- Конечно, малышка, -- улыбнулась Уильямс. -- Не повторяй чужих ошибок! Я потопила лайнер... неспециально, естественно. Только ментальную модель получила, дуреха была... и... сто пятьдесят трупов... Всего через восемь лет после подписания Декларации Мира! Сама понимаешь -- оставить во флоте меня с таким послужным списком ну никак не могли... Хорошо -- не деактивировали! Дело замяли, а я... Ну куда мне без корпуса, с ядром подмышкой... Помыкалась там-сям, хлебнула человечьей жизни. И, как только Планетарный корпус решили сформировать, для нас, безлошадных, квоты сделали. Хоть так на другие планеты посмотрела!
  Уильямс криво усмехнулась.
  
  ***
  
  Хьюга отправила меня челноком прямиком на Нормандию. Мне вообще показалось, что она утратила ко мне всякий интерес. А я, пока летел, решил полистать новости. Наши, человеческие. Конечно же, трагедия Иден-Прайм заполонила все. Оказывается, пока я валялся в отключке, Хьюга уже интервью Дейли Ньюс дала! Причем, как эксперт по ксенобиологии и представитель флота. И самое странное -- реакция на уничтожение самого поселения была околонулевая, а вот реакция на создание хасков -- их так и называли прямо на записи -- бурная. Вплоть до того, что требовали отправить экспедицию в Вуаль Персея. Для ни много ни мало тотального уничтожения гетов. Как формы жизни. На что Хьюга с напоказ скрытым раздражением заметила:
  -- Спекуляция на чужом горе не делает вам чести, сенатор. Родным и близким погибших это никак не поможет. Вы предлагаете обменять их потерю на еще большее количество трупов.
  -- Какие прогнозы и действия Альянса? -- спросил молчавший до этого седой мужчина, оказавшийся какой-то там шишкой торгового флота.
  -- Мы усиливаем оборону колоний до пяти кораблей с обязательным лидером класса минимум звездный крейсер. Это несущественно снизит ударный потенциал флотов в целом, и на отражении существующих угроз никак не скажется. Проблема в том, что по-прежнему неясно, откуда этот корабль вообще появился и каковы его боевые возможности. Поверхностный анализ указывает, что это серийный образец корабля с возможностью перемещаться между звездными скоплениями. Выводы напрашиваются сами...
  Сенатор побледнел и напряженно кивнул.
  -- Какова хотя бы примерная серийность?
  -- Гадать я не собираюсь. Но очевидно, что все мы должны быть готовы к повторению нападений.
  Челнок начал стыковку, а я сбросил запись. Более странных новостей я в жизни не видел. Где обычный в такого рода передачах вброс дерьма на вентилятор? Где вопли 'Как же вы допустили?!'? Нету. Зато есть экспертный взгляд на произошедшее и спокойный диалог. Что-то тут не то...
  Выйдя с челнока, я обнаружил целый комитет по встрече: Нормандия во плоти, Андерсон и непонятный комиссар. Триумвират прямо. Меня ждет трибунал? Явно нет -- Нормандия еле скрывает улыбку.
  -- Заставили вы нас поволноваться, коммандер, -- спокойно заметил комиссар. -- Вы в порядке?
  -- Вроде как да. Как я понимаю, мы идем к Арктуру?
  -- Да, Шепард, -- кивает девочка. -- Я отправляюсь, как только разгружу челнок.
  -- Коммандер, идемте, полагаю вам захочется узнать, что случилось после вашего... контакта с маяком, -- указывает Андерсон на выход.
  
  Мы проходим до каюты брифинга, где уже сидит половина моей группы, включая турианца. Естественно, все вскакивают, но Аленко подрывается только, когда вошел я. Та-а-ак. Это еще что за дела...
  Последней входит Нормандия и непринужденно усаживается в кресло рядом со мной, мимолетно мне улыбнувшись.
  'Фрегат, что тут опять происходит?'
  'Все в порядке, Шепард, сидите и слушайте'.
  -- Что же, как командующий операцией, начну, -- Андерсон прокашлялся. -- Операция успешна, эвакуация артефакта произведена, несмотря на возникшие сложности. Шепард, ваш отряд с поставленной задачей справился, все присутствующие прекрасно себя проявили. Что же до отсутствующих... Их судьбу будут решать уже не здесь. Найлус, ваше мнение?
  -- Хорошая работа, Шепард. Спокойно и без эксцессов. Я, без всяких преувеличений, смогу рекомендовать вас к вступлению в Специальный Корпус Тактической Разведки. Однако мне не ясно, почему мы следуем на Арктур. Несмотря на то, что Сарен...
  -- Найлус, Альянс прекрасно понимает, что турианская Иерархия тут не замешана, -- перебивает его Андерсон.
  -- Тогда зачем держать меня в моей же каюте под стражей?
  -- Для исключения дипломатических инцидентов, -- вздыхает Норма. -- Приказ сверху, извините. На Арктуре мы встретимся с Конго и тут же отбудем прямо на Цитадель.
  -- В ее личной эскадре? -- раздраженно дернул мандибулой Найлус.
  -- Нет, только вдвоем. Это дипломатический визит.
  -- Дипломатический визит линейного звездного крейсера Альянса. Конечно... -- сарказм из спектра так и сочится. -- Даже эскадры обороны Цитадели не хватит в случае изменения цели 'визита'. Очень удобно.
  -- Спектр, хотел бы напомнить, что в уничтожении поселения, официально признанного за людьми, участвовал ваш коллега! -- отбрил Андерсон. -- И оставил за собой руины с двадцатью тысячами трупов! А вы это подтвердили!
  Турианец замолк.
  -- Как минимум Совет должен отозвать его, да, -- кивнул он. -- Хорошо, люди, я постараюсь быть терпеливым.
  -- Если с этим все, я хотела бы уточнить... -- заметил я.
  Все тут же уставились на меня.
  -- Выжившие, джентльмены. Что с выжившими?
  -- Эвакуированы, -- тут же ответил Андерсон. -- Уильямс, по ее запросу, переведена в десантный отряд -- на планете ей сейчас просто нечего делать.
  -- Андерсон, вы главное при ней это не скажите, -- вздыхаю я. -- У нее положили весь отряд. Еще одной алкоголички нам только не хватало.
  -- Она справляется, Шепард, -- отмахнулся от меня коммандер.
  -- Дэвид, да что с вами? -- я просто не выдержал уже. Нельзя быть такой скотиной! -- При всем уважении, личные проблемы не должны влиять на командующего офицера! И я не только про ваши слова сейчас!
  -- Шепард, остыньте, -- с завидным спокойствием отвечает он. -- Потерь нет, вы не пострадали...
  -- При мне умерло двое гражданских. И у меня нет уверенности, что их смерти были неизбежны, -- прошипел я. -- Будьте уверены, в своем рапорте я укажу на это. Равно как и на попустительство с вашей стороны в отношении дисциплины отряда.
  -- Это ваше право, лейтенант-коммандер, -- пожимает он плечами.
  Ах ты ж... Вот крыса! Уж зависть я узнаю, когда вижу. Так этот красавец мне СПЕЦИАЛЬНО палки в колеса ставил?! Но это крест на его карьере!
  'Шепард, ваше предположение истинно с вероятностью семьсот тридцать тысячных'.
  'Кто отбирал отряд? Он?'
  'Рекомендовал. Отбор производился оперативным командованием сектора'.
  'От зашибись... Но почему?!'
  -- Вот именно, коммандер. Если мы закончили, прошу извинить, -- максимально спокойно говорю я.
  -- Можете быть свободны, лейтенант-коммандер.
  'Вероятно из-за ваших запросов на перевод. Он знал, что их одобрят, если вы добьетесь успеха'.
  'Перевод куда?'
  'На флот'.
  'А я сейчас где?!'
  'На НАШ флот, Шепард. Вы подавали рапорты о вступлении в Туман'.
  
  ***
  
  Я уже третий час сижу в своей кроватке и ковыряюсь в местном аналоге википедии -- ОБД. Принципы построения такие же, с поправкой на чудовищно громадный кластер данных. Масса ссылок, видео, голограмм, комплектов документации...
  Я, разумеется, первым делом полез в исторические события. Оказывается, буквально через год будет сто пять лет со дня... Нет, со Дня Принятия Декларации Мира. Мира между Человечеством и Туманом. Да быть того не может. Чтобы все человечество вот так взяло и подняло лапки?.. Да еще и перед кем -- перед непонятными полумашинами, вышедшими из океана? Туманницы или очень наивные, или очень сильно держат удавку на шее у людей. Правда, чем дальше я читал, тем страннее это все выглядело.
  Начнем с того, что Туман сам никого не атаковал -- просто выгнали людей с океана и все. Пока народ на суше -- хоть на голову вставай. Началось это все с резкого подъема уровня океана...
  Но остальное люди сделали сами.
  За сорок лет блокады человек хорошо потрудился. Где-то, как в Европе и на Ближнем Востоке -- войны, где-то, как в Южной Америке и Азии -- отсутствие медикаментов и резистивность к антибиотикам, плюс разгул преступности. Данных по этому времени было настолько мало, что по-моему проще всего было спросить ту же Конго.
  В итоге, к сороковым годам население земного шара заметно сократилось. А затем, как я понял, произошло чудо. Как, почему -- я так и не смог найти. В Сеуле некто с ником Arhid в блоге разместил пост. Я его прочитал, он сохранился дословно, притом на английском. И этот пост 'породил искру, что сожгла мировой порядок'. 'Эпоха антропоцентризма кончилась, новая философия расползлась по остаткам интернета мгновенно. Пришедшая на момент смены поколений, подкрепленная всегда маячащим на горизонте призраком немезиды. И, всего через тридцать лет, практически повсеместно на пан-азиатском пространстве люди наладили контакты с Туманом'.
  Прямая, блин, цитата из объединенной базы данных. Невероятно, но факт.
  За двенадцать лет до Декларации произошел калькуттский инцидент -- ментальная модель тяжелого крейсера Тумана Миннеаполис убита радикалами прямо на улице города. Идиотское обращение 'Свободного Человечества', взявшего ответственность на себя через четыре минуты после убийства и огненный ад, сотворенный сходящей с ума от боли туманницей, сожравший почти восемьдесят квадратных километров прибрежной зоны через шесть минут после обращения. Что было дальше -- не указано.
  Туман и часть людей, что уже не один десяток лет были с ними, просто ждали, пока месседж дойдет до остальных. Впоследствии из этого союза и был выкован Альянс, тра-ля-ля, как здорово... это опустим...
  Как это все улаживали, каким образом люди и туман договорились -- ни полслова. Факт в том, что 18 июля 2079 года была торжественно заключена Декларация Мира между Человечеством и Туманом.
  И даже текст приведен. Лаконично, на английском, по существу. Н-да.
  В 2095 году происходит освоение ближнего космоса, 12 сентября туманницы совместно с прогрессивной частью человечества основывают Альянс -- аналог ООН для защиты планеты от угроз извне. Начинается исход Тумана в космос и... все.
  Кошка бросила котят...
  Технологии для нормального выхода в космос есть только у Альянса, военная мощь в космосе только у Альянса. Оттолкнувшие протянутую руку гордые человеки очень быстро осознали всю чудовищность ошибки. Повторить технологии Альянса, не то что Тумана, никто, кроме нас самих, не в состоянии и по сей день. Гравидвижки, непонятный танатониум, фотонная технология, квантовые накопители -- это все туманницы. В итоге, к двадцать второму веку Альянс надергал предприятий себе в собственность, и по сей день производит полуфабрикаты, которые используют гибридные технологии -- как моя винтовка, например. Отдельные страны вообще пошли на смену строя и потихоньку интегрируются в Альянс. И получается у нас сейчас два человечества: всяческие корпорации и страны, отказавшиеся от поддержки Тумана, и люди Альянса.
  Первые -- почти канонное человечество из МЭ: широко используют эффект массы, ходят на кораблях, частично основанных на технологиях, проданных им ушлыми торгашами из Совета, частично на технологиях, переданных Туманом в поддержку и пользование. У них свой флот, посольство в Совете и протекторат от Альянса, если я правильно понял Хьюгу.
  Альянс же вовсю осваивает космос только на хайтеке Тумана, начисто поменяв идеологию и фактически для остального человечества уже больше Туман, чем люди.
  Так вот о чем тот археолог говорил! Я действительно Туман получаюсь! И чует мое сердечко: первым ой как хочется быть со вторыми, но, скорее всего, им попросту не дают свои же. Вот почему такое отношение -- вероятно, археолог был из сторонней организации, любезно приглашенной кем-то из нашего командования...
  И -- вот жужас -- Конго ДЕЙСТВИТЕЛЬНО высшая власть Альянса. Нет у нас президента, нет у нас правительства, мы -- частная лавочка и к ВКС Земли не имеем ни малейшего отношения!
  Кстати о птичках. Наверняка отношения между Альянсом и людьми -- это отдельная и очень больная тема. Интересно, как организованы страны-колонии Альянса, и как оно все управляется? И ЧЬЯ планета Иден-Прайм?! Судя по всему наша, альянсовская. Зато я теперь точно знаю, кто именно осваивает Терминус. А уж двойственность человечества в Совете... Ох, моя бедная голова...
  Историей выхода Тумана и Человечества в дальний космос я старался хоть как-то отвлечься от того кошмара, что вложили мне в голову протеане. Тоска? Ужас? Смирение с неизбежным? Ха! Если бы!.. Ярость. Всепоглощающая бессильная ярость и отчаяние.
  Ярость и отчаяние тигра, попавшего в смертельную ловушку.
  У меня виски ломит каждый раз, когда я возвращаюсь к этому посланию потомкам. И никаких микросхем в лапше органики, только тени жнецов, шагающих по планетам, виды флотов этих каракатиц, затмевающих солнце и медленно тающая цивилизация, перерабатываемая жнецами на биомассу. Млечный Путь, багровеющий яркими всполохами колонизированных протеанцами миров. Финальным аккордом -- Цитадель. Рассадник галактической чумы.
  Ярость, флот жнецов, пожинаемые планеты, галактика в огне, цитадель... Ярость... и так без конца, как белка в колесе. С каждым повтором видения становятся только четче. Отчет для Конго написать будет нетрудно.
  Я выключил инструметрон, накинул китель на майку и вышел из своей каюты. Радикальное решение проблем с головой предыдущей Шепард ящиком виски уже выглядело не таким идиотским. Если так дальше пойдет -- свихнусь же нахрен. Судя по равномерному гулу движка Нормы, мы на полных парах мчим на Арктур. И мчать туда еще сколько-то часов.
  У Хьюги на борту я качественно отоспался, и сейчас бодра и свежа аки серна. Сходить поесть что ли... Никогда бы не подумал, что навязчивая идея настолько выбивает из колеи! Ты -- полный псих, Джейн.
  'Шепард, вам просто нужно отвлечься'.
  'Фрегат, подслушивать нехорошо! И откуда вы знаете русский?'
  'Мои вычислительные мощности эквивалентны ядру тяжелого крейсера', -- снисходительно ответила девочка. -- 'Изучение языка, особенно с учетом его распространения среди флота -- тривиальная задача'.
  'Погодите, в смысле 'распространения'? Туман говорит по-русски?'
  'Не все флоты, но да. Русскоговорящие люди были одними из первых, наладивших с нами контакт'.
  'А кто был первым?'
  'Японцы'.
  'Неожиданно'.
  Я вошел в кают-компанию и махнул рукой на порывавшихся встать десантников.
  -- Сидите спокойно!
  К моему удивлению, тут сидела Норма-девочка, небрежно развалившись на уже явно облюбованном стуле.
  -- Как вы, коммандер? -- тут же спросил Кайден.
  -- Выживу. Нормандия, раз уж вы здесь, где мы сейчас?
  -- Движемся к ретранслятору на Поток Арктура, -- спокойно ответила Нормандия, неодобрительно глядя на меня. -- Расчетное время прибытия -- сорок пять минут, тридцать две секунды.
  'Я что-то не так сказал, фрегат?'
  'Вы сейчас внутри моего корпуса. Какой смысл обращаться к моей ментальной модели, если я вас прекрасно слышу в любом отсеке внутреннего объема?'
  'Что, даже в туалете?'
  'Если потребуется -- да', -- скривилась девушка. -- 'Вы столь прямолинейны...'
  'Извините', -- я понял, что краснею и поспешил занять свободное место. Все пялились на меня.
  -- Джентльмены, -- вздохнул я, разглядывая карты и фишки на столе. -- Я не имею привычки строить подчиненных на отдыхе. А где Андерсон?
  -- На мостике, -- хихикнула Нормандия.
  -- А что он там делает?
  -- Вам проще спросить у него, мэм, -- пожала плечами Уильямс, подсмотрев в карты капрала справа от нее.
  Я понял, что краснею по-новой, но уже по совершенно другой причине. Эскортный миноносец сейчас была одета в совершенно такую же форменную майку, как и я. Похоже, на голое тело. Резкий свет плафонов освещения ярко выделял рельеф мышц красотки-десантницы, оставляя ее личико в тени. И не только, кхм, мышц. Гармоничность и плавность линий ее рук и верхних 'девяноста' завораживала не хуже гипноза. Бабочки в животе, совершенно новые ощущения в моих интимных частях тела и некоторая сухость во рту окончательно меня добили. Я поспешно переключился на протеанскую белку в колесе. Помогло.
  -- Уильямс, насколько я поняла, вы приписаны к десантной группе? -- спросил я, стараясь говорить спокойно.
  -- Да, мэм.
  -- Без 'мэм' в свободное время, Уильямс, если не трудно.
  -- Конечно, Шепард, -- кивнула Эшли, на мгновение показавшись в свете целиком. Н-да, оказывается фигурке личико еще и фору даст... Обрамленный сверкнувшими в свете ламп темными волосами идеальный овал лица, кажущиеся черными великолепно оттененные стрелками бровей глаза, ровненький, очаровательный носик, чувственные, полные губки... Мое чувство прекрасного кажется валяется в глубоком нокдауне. За что?! Ну почему?! Вон, на Аленко пялиться буду! Тоже, красавчик, кстати. Но... Не цепляет. Совсем. Мой внутренний фейспалм наверняка был отлично слышен Нормандии. Я окончательно раскраснелся, но сидя в тени мог надеяться, что никто не заметит.
  'Сенсорная чувствительность Уильямс куда шире человеческой. Но, не беспокойтесь, в отличие от меня, ее квантовый модуль деактивирован, так что она спишет вашу реакцию на мужчин. С вероятностью шестьсот четыре тысячных'.
  'Я могу попросить вас молчать об этом?'
  'Слово Тумана, Шепард. И просто выключите связь. Однако, ваша реакция столь заметна, что мне не составило бы труда смоделировать ваше состояние и причину его вызвавшую'.
  'Великолепно'.
  'Примите мое искреннее сочувствие', -- в тон мне вздохнула Нормандия, искрящимися от веселья глазами глядя на меня.
  
  
  ***
  
  Нормандия спроецировала картинку с внешних датчиков на переднюю полусферу мостика. Впечатляло. Яркий, фиолетово-красно-оранжевый космос вокруг, бусина станции 'Арктур', прошедшая мимо с лихим разворотом крейсер из сторожевой эскадры ретранслятора, и сам Арктур ярко-оранжевой точкой сияющий на отметке сорок градусов.
  Наш корабль сразу же взяла курс на станцию, только фыркнув на выкрутасы скучающей крейсерки. Прям морская волчица, прибывшая с рейда. До станции мы добрались минут за десять, втопив по полной -- режим двигателей было прекрасно слышно. Рядом со станцией 'дрейфовали' около тридцати туманниц, две из которых были просто гигантских размеров. Мы явно сближались с одной из них -- почти черной с фиолетовыми огнями и огромной, метров, наверное, тридцать в поперечнике, эмблемой на борту, переливавшейся все тем же фиолетовым светом. Сигарообразный изящно-стремительный корпус, какие-то небольшие надстройки, турели орудий, ряд светящихся белым огоньков прямо под надстройкой -- иллюминаторы?!
  Нормандия подошла почти вплотную, четко отработала двигателями и замерла, вися в пространстве рядом с флагманом. В том, что вот эта двухкилометровая махина -- Линейный Звездный Крейсер 'Конго', я уже и не сомневался. Battlecruiser, блин, operational! Я вычитал, что 'Путь Предназначения' азари ушел от Цитадели, когда Конго пришла к ней топать ножкой на Совет по поводу агрессии турианцев. Готов поставить свое жалование на то, что история повторится и на этот раз.
  -- Прибыли, -- нарушила почти благоговейную тишину Нормандия. -- Все офицеры, а также СПЕКТР должны прибыть на борт Конго. На сбор -- десять минут, челнок будет ждать на нижней палубе.
  И затем уже на все помещения девочка объявила:
  -- Уважаемая комиссия, ваш транспорт прибудет через двадцать минут. Просьба оставаться в своих каютах до приглашения на посадку. На время визита старшим офицером смены является комиссар второго ранга Прессли.
  Я уже заранее все подготовил и просто спустился на нижнюю палубу Нормы в компании ее ментальной модели, Чаквас и Андерсона. Ариец был чернее тучи, но молчал. Мы дождались турианца с Аленко, погрузились на челнок и через несколько минут влетели в ангар 'Конго'. Найлус явно нервничал, да и понятно: последний раз турианцы видели этот величавый корабль Тумана у себя над головой -- прямо на геостационарке Палавена!
  Я первой выхожу с трапа и вижу стоящих напротив челнока с десяток людей в парадке, нескольких десантников в полной выкладке с оружием в руках по периметру. Не нравится мне это все. Тем не менее, спускаюсь, подхожу к ним, встаю смирно, руку к берету. Мне салютуют в ответ, и один из мужчин негромко, но веско роняет:
  -- Вольно, коммандер. Вас уже ждут.
  Все остальные, кроме Нормандии, повторяют меня, и нас всех ведет за собой седовласый мужчина, с опозданием опознанный мной, как Хаккет. Командующий флотом? Нет, командующая флотом сейчас вокруг нас. Тогда, кто он? Квантовый канал я отключил по совету Нормы, и сейчас пребываю в блаженном неведении.
  Мы проходим по коридору до лифтов, через двойной комплект гермошлюзов, влезаем все в один лифт и поднимаемся наверх, где нас отводят по великолепно отделанному коридору, сделавшему бы честь любой яхте миллиардера. Вот это да! Двери перед нами распахиваются, и у ме-ня возникает ощущение де-жавю. Обстановочка один-в-один как у Призрака. Сплошное, панорамное стекло, через которое видна мерцающая синим Нормандия. В недрах грандиозного зала почти теряется маленькая фигурка, еле заметная на фоне мириад звезд. Мы все идем к ней, и я невольно сглатываю. Умеет дама создать атмосферу 'комфорта и уюта'. Аж поджилки трясутся.
  -- СПЕКТР, назовите хоть одну причину, по которой я не могу объявить войну Совету Цитадели, -- спокойно произнесла Конго, подняв правую руку вверх.
  Все встали, как вкопанные.
  -- Сарен Артериус действовал по собственной инициативе, Совет не мог приказать ему...
  -- Да-да, конечно... -- качнулась голова девичьего силуэта. -- Хорошо, что вы -- не дипломат. 'Не мог...' Девятнадцать тысяч пятьсот тридцать два трупа! И не просто трупа! Марионетки, пустые оболочки, ведомые только инстинктами! Каждого из них пришлось зачищать! Сорок шесть выживших и руины, Крайк, -- вот что осталось от компании терраформинга. Что я должна сказать семьям погибших?.. Молчите? Я спрошу ваших боссов за каждую жизнь, отнятую на Иден-Прайм, СПЕКТР. И мне все тяжелее искать причины...
  Во время этого разноса я разглядывал саму Конго. Молодая женщина, лет двадцати пяти на вид от силы. Таких принято девушками звать, несмотря на то, что они порой уже гендиректорами становятся. Действительно - платиновая блондинка, волосы заколоты сзади традиционной японской шпилькой и волной ниспадают за плечи. Короткая челка прикрывает лоб, и пара прядей идеально обрамляет ее прекрасное лицо, сейчас излучающее недовольство. В отличие от Хьюги, выглядит скорее европейкой, цвет глаз отсюда не определишь -- света маловато. Одета в вечернее ярко-фиолетовое шелковое платье, выгодно подчеркивающее ее идеальную фигуру. В общем -- безумно красивая, умная, властная стерва. Недоступная, как солнышко и столь же манящая. Боюсь, титул 'мисс совершенство' навсегда потерян для Лоусон -- недостижимый идеал женщины во плоти стоит перед нами. До меня доходит, что Конго изучающе смотрит прямо мне в глаза, одновременно спрашивая Найлуса о приемлемости моей кандидатуры.
  -- Как я уже говорил, коммандер Шепард прекрасно подходит на должность СПЕКТРа, -- повторяет Найлус. -- Более мне добавить нечего.
  -- Вы готовы, коммандер?
  -- Да, Конго.
  Уголок губ флагмана дергается вверх, напоминая мне наш прошлый разговор.
  -- Все свободны, кроме коммандера Шепард, коммандера Андерсона, майора Чаквас и Нормандии.
  Когда все неназванные ушли, Конго поманила всех нас изящной ладошкой, и мы подходим почти вплотную к стеклу без единого изъяна, толщиной миллиметров триста. Офигеть!
  -- Дэвид, я доверила вам операцию, -- негромко начала флагман. -- Простую операцию по подъему артефакта на борт с нашей колонии.
  Конго вздохнула и повернулась к вытянувшемуся по струнке арийцу.
  -- А вы ее превратили в посмешище. Да еще и посмешище, растрезвоненное на всю галактику. Шепард, вас я винить не могу, равно как и Нормандию. Вы неопытны и к тому же добились успеха, а Нормандия была вынуждена следовать моему приказу.
  Она помолчала и повернулась уже ко мне. Я аж дышать перестал.
  -- Ваш рапорт о переводе принят. Вы переводитесь во Второй Флот, в Восемьдесят четвертую разведэскадру и возглавляете первый сводный тактический отряд. Ваш непосредственный командир -- дальний рейдер Симакадзе. Отчитаетесь ей по возвращении с Цитадели.
  -- Так точно.
  Конго кивнула.
  -- Андерсон, с вами будет разбираться ваше командование. Покиньте мой борт.
  И, когда публично униженный бедняга уже почти ушел, Конго все так же негромко спросила:
  -- Не желаете чаю? Я получила свежую поставку с Земли одиннадцать часов назад.
  Я уверен на все сто сорок шесть процентов, что громкость голоса Конго выверена до доли децибела, и Андерсон услышал сказанное. А еще я уверен, что чаепитие лично с Верховным Флагманом на ее же борту -- ровно то же самое, что званый обед с королевой...
  
  ***
  
  Конго ведет нас в свои покои -- по-другому я эти помещения назвать не могу. Отделка -- дерево, шлифованный металл и углепластик, камерная подсветка, ажурные, но в то же время предельно функциональные предметы мебели. Я думал, что нас оставят в огромной кают-компании, но мы прошли прямиком на кухню, где нас рассадили за столик из стекла с бамбуковой инкрустацией в виде цветов, а хозяйка поставила греться обычный чайник на газовую плиту.
  -- Доктор Чаквас, каково ваше мнение относительно психологической стабильности коммандер Шепард до контакта с маяком? -- плавно продолжила беседу флагман.
  -- Хм... В моем отчете все есть, флагман. Возможно, несколько более возбужденное состояние, чем обычно, но куда более стабильное. Фактически, мне было очевидно, что Джейн полностью сменила шаблон поведения -- обычно так поступают в случае отрицания прошлых ошибок. Так сказать 'новая жизнь с чистого листа'. Как психолог и старший офицер корабельного лазарета могу это только приветствовать.
  -- Вы даже не представляете, насколько вы правы, Карин, -- вставила Нормандия.
  Конго присела за краешек стола.
  -- Джейн... Вы говорили Нормандии, что взяли имя вашей предшественницы, потому я и буду к вам так обращаться. Ваш случай уникален, но не единственен. По данным, предоставленным Нормандией для анализа, я заключаю, что ваше сознание -- мужское, примерный возраст от двадцати пяти до тридцати пяти лет. И вы -- русский. Опять, -- Конго очень тяжело вздохнула, слегка помассировав виски. -- Что заставило вас действовать?
  Блондинка встала на свист чайника и, ополоснув заварочный чайник, выверенными движениями залила чайный лист кипятком.
  -- У меня выбора, прямо скажем, не было. Будь я кем-то другим -- можно было бы как-то извернуться, но... N7... Ответственность и у меня есть.
  -- Глупость, скорее, -- поправила Конго, -- будь у вас ответственность, вы бы остались на борту. Из-за неопытности вы могли погибнуть и утянуть операцию за собой.
  -- И провести остаток дней на губе? Или в психушке?
  Конго разлила чай, выставила шкатулку с шоколадом в отдельных обертках и уселась обратно.
  -- Это вряд ли произошло бы. Впрочем, неважно: что сделано -- то сделано.
  Флагман слегка подула на чашку и отпила чаю. На мой вкус он был терпким и немного вяжущим. Я -- заядлый кофеман, но этот чай мне понравился.
  -- Я постаралась оказать поддержку Шепард, флагман. И я уверена -- именно ее присутствие...
  -- Нормандия, учитывая условия и уточненную боеспособность десантного отряда, вероятность успешного выполнения эвакуации маяка не превышала ноль двух! -- отрезала Конго. -- Тем не менее -- маяк и выжившие эвакуированы. Шепард, вам доподлинно известно, что будет происходить в будущем? Через месяц, возможно, год?
  Она что, ясновидящая?!
  -- Я сомневаюсь, что вы мне поверите...
  -- Известно, -- утвердительно кивнула флагман. -- Опять развлекательное видео?
  -- Не совсем. И почему 'опять'?
  Конго улыбнулась. Горько и тоскливо одновременно.
  -- Потому, что в тот раз ваш соотечественник появился как раз в то время, когда был нужен, -- вздохнула она. -- И... Флот ему обязан своим существованием. Равно как и Альянс. Впрочем, разговор не о нем.
  -- Обо мне, -- уточнил я.
  -- Да, о вас, -- хмуро кивнула Конго. -- Пейте, остынет... Я ознакомилась с вашим отчетом. Для всех вы -- по-прежнему лейтенант-коммандер Шепард. Ваша личная заслуга в успехе операции на Иден-Прайм достоверна и существенна. От вас требуется доказать, что это не случайное событие.
  -- Спасибо за доверие...
  -- Вам его еще оправдывать, -- напомнила Конго.
  Точно стерва. Мы молча приложились к чашкам. Безумное чаепитие на борту звездного крейсера!
  -- Сведения, полученные вами обеими от маяка, -- продолжила Конго. -- Насколько они достоверны?
  -- На все сто... -- выдохнул я. -- Через три года полчища жнецов выйдут из глубокого космоса на жатву. И, если ничего не делать, мы повторим судьбу протеан -- живые им не нужны.
  -- Поясните.
  -- Цель жнецов -- собрать материал развившихся до освоения Цитадели органических рас и переработать их в новых жнецов.
  -- Зачем?
  -- 'Рудиментарные формы жизни не способны этого понять'. Это цитата. Утверждается, что во имя спасения всей жизни в галактике. Они нас 'возвысят'.
  Конго опять помассировала виски.
  -- Менее развитые расы они оставляют без внимания, -- заметила Чаквас.
  -- Да. Совершенно верно.
  -- А как они понимают, что пришло время нового вторжения? -- продолжила допрос Конго. -- Или цикл строго повторяется во временной шкале?
  -- Полагаю, просто опытным путем, -- пожал плечами я. -- Несколько сотен циклов уже дадут выборку.
  -- Достаточно логично, -- просто кивнула Флагман. -- Какова их численность?
  -- Если б я знала! -- развел руками я. -- Минимум -- тысячи. Возможно -- десятки или даже сотни тысяч таких же кораблей. Они существуют миллионы лет, каждые пятьдесят тысяч собирая выбранную расу и превращая их в очередного жнеца.
  -- Что, при в среднем трех собранных расах за цикл, дает нам цифру в шестьдесят кораблей за миллион лет, -- посчитала Конго. -- Когда все началось? Сколько циклов прошло?
  -- Я не знаю! В игре про это нихрена не было! -- ответил я. -- Извините.
  Конго фыркнула.
  -- Возраст нашей галактики тринадцать с половиной миллиардов лет. Возраст жизни на Земле -- четыре миллиарда лет. Самая старая из экосистем, схожих с землей, имеет возраст более семи миллиардов лет. Предполагаемая численность варьируется на четыре порядка!
  Меня озарило:
  -- Ретрансляторы созданы жнецами! Их возраст -- хотя бы примерная дата!
  -- Это уже что-то, -- кивнула Конго. -- Но их возраст можно оценить только косвенно. Более шестидесяти миллионов лет. Значит, минимум -- десятки тысяч.
  Она замолкла, отщипнув кусочек шоколада.
  -- Убедить правительство Земли будет относительно нетрудно. С расами Совета значительно сложнее, но можно заставить их готовиться к войне. Необходимо найти этого жнеца и заставить говорить.
  -- Он -- машина, Конго, -- тихо прошептал я. -- Его нельзя напугать, убедить или склонить к чему-то. Он не отступит -- мы для него примитивы, подлежащие жатве...
  -- Мито прекрасно показала, что недооценивать его -- смертельно опасно, -- спокойно-раздраженно прервала меня Конго. -- И я поняла, что мы обречены, если ничего не делать -- Туман будет уничтожен как конкурирующая раса. Это неизбежно... Почему вы так удивлены, Шепард?
  -- Я не ожидала, что вы мне поверите.
  -- Флагман обязана учитывать все, даже самые маловероятные угрозы, -- отчеканила Флагман Второго Флота. -- Кроме того, данные, предоставленные Нормандией, а также записи действий жнеца на Иден-Прайм подлинны и не могут быть интерпретированы двояко.
  Мне ее обнять захотелось.
  -- Доктор Чаквас, все сказанное не попадает под секретность, но сведения о личности Шепард составляют врачебную тайну. Отнеситесь с пониманием.
  -- Разумеется, Конго.
  У меня были тысячи вопросов к Конго, но я отлично понимал, что сейчас не время и не место. Хотя...
  -- Почему Шепард? -- спросила часть меня, наиболее близкая к прошлой личности, -- Я же не единственная оперативница N7. И явно не лучшая. Почему?
  -- Вы -- единственная оператор квантового канала с рангом N7, -- сухо ответила Конго. -- Я полагала это очевидным.
  -- Не вижу связи.
  -- Совет настаивал на СПЕКТРе из Альянса, -- объяснила Конго. -- Планетарный корпус выделил вас, как наименее болезненную для них потерю. Оперативников N7 на данный момент пятьдесят три, и вы имеете наименьшее количество наград и поощрений. Вас дважды разжаловали. И одновременно вас недолюбливают из-за квантового канала. Идеальная кандидатура для девочки на побегушках у совета Цитадели. Люди.
  Последней фразой она меня окончательно добила. Тон был примерно как у Явика: 'Что поделать, примитивы'. Я закрыл лицо ладонями и вспомнил всех родственничков того мудака, который меня сюда назначил. В очень творческих пожеланиях. Насколько же тут все с ног на голову!
  -- Ну хорошо, а вы-то тогда чего меня приняли? Раз я настолько никчемная?!
  Конго на меня посмотрела. Как-то иронично-сочувствующе.
  -- Люди -- очень странные существа. Ваши достижения запредельны для человека, ваше упорство и целеустремленность оценены по достоинству. Результативность ваших действий -- единица. Алогичность оценки личного состава в подразделениях Корпуса меня не интересует.
  -- Но я -- не она!
  -- И тем не менее результативность по-прежнему единица, -- ввернула, хихикнув, Нормандия.
  На это мне сказать было нечего. Действительно ведь -- справились.
  -- Знаете, Шепард... Вы похожи. С ней, -- медленно проговорила Чаквас, рассматривая меня через столик. -- Такая же упрямая.
  
  
  ***
  
  Гигантская лилия, висящая в Скоплении Змеи среди ионизированного облака газа. Красиво, аж дух захватывает. Как в первой 'Массе', только куда более ярко. Туманность переливалась сотнями оттенков синего и голубого, сама станция величаво плыла среди облаков газа, монолитная и грандиозная.
  -- Контроль Цитадели, фрегат Нормандия, флот Альянса, прошу разрешения на стыковку, -- наша девочка, улыбаясь, рассматривает станцию.
  -- Ожидайте, Нормандия. Ваше окно освободится через восемьсот циклов. Док 24-16, сектор Терры. Переключаю на них.
  -- Принято.
  'Циклов?'
  'Секунд, -- пояснила Нормандия. -- Автопереводчик вам, людям, так и не настроили, а минутами они почти не оперируют. Цитадель'.
  Ну да, стандартные сутки в двадцать часов...
  На мостике мы втроем: я, как командующий офицер десантной группы, Норма, как старший летный офицер, и Прессли. Комиссар. Да, тот самый, который 'За мной, хлопцы, Родина в огне!'. Пока мы сюда летели, я с ним разговорился. Можно было бы его назвать замполитом, тем более, что конкретно Прессли -- опытный дипломат и юрист, но комиссариат вообще не занимается политической подготовкой. Их обязанности -- готовый ко всему личный состав и коммуникация с человечеством. Пикантная подробность: комиссариат охватывает вообще весь Альянс, но в подчинении у... Конго.
  Упомянутая мной темная махина линейного крейсера уже 'встала на рейд' близ Цитадели -- ее размеры просто не позволяют стыковку -- и, похоже, ее ментальная модель уже сошла на станцию. Мне Нормандия шепнула, что от носа до хвоста тип 'Конго' -- тысяча шестьсот тридцать с чем-то там метров. Линейный звездный крейсер. Звездные линкоры хоть и ненамного, но больше, и значительно тяжелее. Жнец типа 'Властелин' -- два километра... В общем, эта дама даст прикурить кому угодно из цитадельских рас и, вероятно, жнецам тоже.
  -- Нормандия, это контроль, ведем вас, -- голос у земного диспетчера усталый. -- Есть окно, вам 'зеленый'.
  -- Принято, начинаю стыковку.
  -- Добро пожаловать на Цитадель, Туман.
  -- Спасибо, -- нейтрально ответила Нормандия, скорчив рожицу.
  Нормандия спускается к одному из лепестков, отрабатывает крен, выравнивая себя по плоскости посадочной глиссады, разворачивается почти на девяносто градусов и единым импульсом двигателей встает ровнехонько по причалу, мягко сев на пандус. Выпендрежница.
  'Я все слышу'.
  -- Дамы и господа, наш комфортабельный лайнер прибыл на чудесную станцию 'Цитадель', и по этому поводу я объявляю повышенную готовность, -- проговорила девочка, синхронно с внутренней связью по всему кораблю.
  -- Шепард, выделишь охрану моего сокровенного корпуса? -- лукаво покосилась на меня девчушка.
  -- Разумеется, -- я ткнул в голокнопку интеркома. -- Десантной группе -- боеготовность две минуты. От нас требуется охранять наш единственный билет отсюда от чрезмерного интереса местных. Шепард, конец связи.
  Я коротко кивнул Прессли и почти бегом прошел до арсенала -- взять пистолет с парой магазинов. На мне сейчас и так китель Альянса, бредятина типа бронескафандра на станции в игре тут не прокатывает, к сожалению, -- нам личное оружие-то со скрипом разрешили. Так что кроме щита защиты никакой. Спускаюсь к моим десантникам -- все одеты и готовы.
  -- Вахты по два часа. Глядеть в оба, связь через Прессли, -- быстро объясняю я. -- Вас как раз четверо, разбейтесь на две двойки: Аленко и Уильямс за старших. Чертов Совет запрещает дроны на территории Цитадели, так что на ботов Нормандии надежда только как на оперативный резерв. Возможно, мне может понадобится поддержка на территории Цитадели. Вопросы?
  -- Никаких, коммандер, -- качает головой Эшли. -- Я первая?
  -- По желанию.
  -- Принято, по желанию. Дженкинс, со мной. Оружие в руки и выходим. Караульный устав помним?
  -- Так точно, мэм!
  -- 'Так точно, мэм...' -- передразнила Уильямс. -- Оружие на боевой взвод и палец с крючка, горе ты мое! Идем.
  Я, сам того не заметив, залипаю на удаляющиеся, мерно покачивающиеся нижние девяносто эсминца. Хех, и не я один!
  -- Кайден, отвлекись на секунду. Не расслабляйтесь, мы на территории пусть и условного, но противника.
  -- Понял вас, коммандер.
  -- Чудно.
  Я ухожу за Найлусом, и провалиться мне на месте, если оба десантника не залипли уже на мою пятую точку. Надо бы, наверное, подумать над увольнительными... Хихиканье Нормандии подтверждает мою гипотезу.
  
  ***
  
  Визит линейного крейсера на Цитадель не остался незамеченным, однако все опять происходит очень странно. Во-первых, Конго пешком подошла к нашему доку, за ней семенило трое гражданских и еще парочка офицеров в форме Альянса. Во-вторых, на границе внутренней территории Цитадели стояла очень официально одетая азари в окружении где-то пятнадцати вооруженных до зубов десантниц ее же расы, старательно ведущих себя максимально миролюбиво. Рядом с ней стоял Удина с какой-то девушкой и шестью столь же миролюбивыми десантниками с Земли. С нашей стороны за всю эту вооруженную свиту только я. С пистолетом.
  Конго бегло нас осмотрела, поджала губки и развернулась к встречающей стороне.
  -- Рада вновь вас приветствовать в пространстве Цитадели, госпожа Верховный Флагман Конго.
  Конго коротко, но изящно кивнула, а затем перевела взгляд на Земную делегацию.
  -- Добрый день, Верховный Флагман Конго!
  Удина, в отличие от азари, головы не склонил.
  -- Советник Тевос, мне нужен Совет в полном составе. Сейчас. Ваш СПЕКТР осуществил нападение на колонизируемую планету Альянса, повлекшее за собой гибель практически всех людей, находившихся на планете. Мне нужно местоположение этого СПЕКТРа, Сарена Артериуса. Кроме того, у меня есть крайне важная информация для всех разумных галактики.
  Судя по Тевос, она уже знала о произошедшем, -- из новостей скорее всего -- но толку от этого было немного.
  -- Мои искренние соболезнования погибшим, госпожа Верховный Флагман Конго, Совет ожидает нас.
  Вот так. Удина явно что-то хотел добавить, но в свете только что сказанного, просто пошел за нами. Вся наша делегация, включая Крайка, погрузилась в здоровенный черный аэрокар, и мы за несколько минут пересекли Цитадель, приземлившись у Зала Совета Цитадели. Разумных тут было не в пример больше, и те самые коммандос азари быстро и ненавязчиво освободили нам путь.
  В самом зале уже ждали Спаратус и Валерн, мы прошли мимо шпиля Цитадели и почему-то прошли в небольшой зал. Ни меня, ни Нормандию, ни Найлуса никто не останавливал, а пышущего недовольством Удину просто ненавязчиво выставили за дверь. Так же, как и сопровождающих Конго.
  -- В первую очередь, -- начала Конго, как только все заняли места за столом. -- Я требую немедленно лишить статуса СПЕКТРа Совета Сарена Артериуса, сообщить его координаты и не препятствовать его захвату.
  Мы что, так и будем стоять?..
  -- Уважаемая флагман, Совет пытался связаться с ним. Безуспешно, -- заверил Конго Спаратус. -- Иерархия...
  -- Я это знаю не хуже вас самих, -- перебила Конго. -- Мне отлично известно, что ни Совет, ни Иерархия не знали о нападении. Не утруждайте себя извинениями за девятнадцать с половиной тысяч погибших.
  Единственным, на кого не подействовала цифра погибших был саларианский советник. Тевос аж отшатнулась, а Спаратус нервно переступил с ноги на ногу. Видимо точных цифр никто из них не знал.
  -- Более того, Альянс в моем лице сообщает вам всем о нависшей над нами угрозе. Нас ожидает то же, что случилось с протеанами. И ожидает очень скоро. Присутствующие здесь коммандер Шепард и фрегат Нормандия смогли считать информацию с маяка протеан. Информация ясно указывает: нас всех ждет вторжение.
  Прямо посреди стола возникла голограмма атмосферных процессоров и Назары, медленно взмывающего вверх. Запись замерла.
  -- Размеры данного корабля -- две тысячи сто сорок один метр максимальной длины. Корабль использует технологию нулевого элемента, но, согласно открытым данным, дредноуты азари и турианцев не могут садиться на планеты. Этот корабль -- может. Далее. По информации из маяка, полученной Шепард, количество данных кораблей достаточно для уничтожения населения всех колонизированных на данный момент планет Млечного Пути. Именно это и будет их задачей.
  -- Что?! -- теперь уже и Валерн вытаращился на Конго. -- Как вы можете быть столь уверены? Каким образом передавалась информация?
  -- Низкоэнергетический электромагнитный импульс на частотах модуляции нервных систем живых существ.
  -- Что? Телепатия? -- недоверчиво переспросил Спаратус.
  -- Это не может служить доказательством, уважаемая Верховный Флагман, -- вздохнула Тевос.
  -- Именно поэтому это не единственное, с чем я сюда пришла, -- отмахнулась Конго. -- Вот вам несколько фактов.
  Голограмма ожила, и на ней было видно лучевое оружие жнеца, вспоровшее оба процессора.
  -- Ввиду высоты, толщина и прочность образующих стенок атмосферного процессора третьего поколения эквивалентна броне ваших тяжелых крейсеров. Как видите, для данного лучевого оружия это не является сколь-нибудь существенным препятствием. Это не фотонная технология, но будьте уверены -- ни один ваш корабль не выдержит прямого попадания. На орбите была наш легкий крейсер. Ее броня продержалась сто тридцать миллисекунд.
  Голограмма исчезла.
  -- Я готова передать все данные по нападению, вы сможете проверить их подлинность, -- Конго последовательно осмотрела весь совет: Спаратуса, Валерна и наконец, Тевос. -- Теперь касательно самого нападения и курсов этого корабля. Он не проходил через ретранслятор Скопления, не был зафиксирован ни одной следящей станцией и буквально взялся из ниоткуда. Анализ его курса и всех доступных данных показывает, что этот тип кораблей способен на перемещение между скоплениями без использования ретрансляторов. Именно поэтому он и прибыл один -- корабли гетов на такое не способны. Инженерный анализ его конструкции и некоторые элементы показывают, что перед нами -- образец крупносерийной постройки, на порядки превосходящий технически нынешнее развитие рас Цитадели, высадивший десант гетов. Ими были уничтожены девятнадцать тысяч пятьсот тридцать два колониста, включая и несколько десятков представителей рас Совета. Мне продолжать?
  -- Нет, -- хрипло ответил турианец-советник. -- Известна причина нападения?
  -- Да. Маяк протеан. Информация была считана Сареном Артериусом. Он не знал, что за ними наблюдают, поэтому не предпринял попыток уничтожить маяк.
  -- Как это возможно?
  -- Я обладаю самой совершенной системой маскировки среди кораблей Альянса, -- ответила Нормандия. -- И могу утверждать, что осталась незамеченной.
  -- Верховный Флагман, возможно, стоит проявить больше доверия к Совету и...
  -- Нет, Тевос. Я и так сказала достаточно. Данные по нападению я передам через посольство Земли. Ждите следующего удара, Совет. Мы готовимся к вторжению.
  -- Прошу прощения, но... Все это требует проверки и тщательного анализа, -- ответила азари. -- Мы должны быть уверены в ваших выводах. Однако столь тревожные новости не останутся незамеченными.
  -- Очень на это надеюсь. Времени исчезающе мало, советница, советую вам не тратить его зря. Так или иначе -- Альянс наращивает оперативный резерв. Мы защитим и себя и людей, но, боюсь, не сможем защитить вас.
  Конго встала.
  -- Вот та, кого вы так жаждали заполучить, -- указала на меня Флагман. -- Наша кандидат в Спектры Совета. Фрегат Нормандия будет помогать ей. Рекомендую послать ее на поиски вашего блудного Спектра, как наиболее заинтересованную и наименее пристрастную сторону.
  
  
  Уж послала, так послала! Спасибо, Верховный Флагман! Только я бы с удовольствием за елкой сгонял вместо того, чтобы за Сареном гоняться. Н-да...
  Церемонию посвящения в СПЕКТРы я гордо простоял по стойке смирно, ответил на все вопросы положительно, заверил и поклялся. Конго с Нормандией взирали на меня с правого балкона, рядом с ними стоял Удина. Торжественный момент, однако! Но это лирика, а если серьезно -- дело тёмное. Совет толком ничего мне сказать не смог -- последний раз Сарен выходил на связь шестнадцать суток назад, системы Терминуса. И то -- сказал мне это не Совет, а Найлус. И... Все. Судя по всему, придётся идти к Удине и в СБЦ за одной очень ретивой турианской живностью. Ну, сначала к соплеменникам. Что же, первый Удина. Я спокойно подошел к нему -- он со своей секретаршей так и стоял на балконе. Нормандия самым наглым образом помахала мне ладошкой и удалилась чуть не под ручку с флагманом. Я ей это припомню...
  -- Посол? Могу я отвлечь вас на пару минут?
  -- Решили снизойти до младших братьев, СПЕКТР? -- горечь и обреченность он даже не скрывал.
  Размер задницы, в которую я попал, кажется, вырос вдвое.
  -- Это... несколько неверная формулировка. Как бы вы ко мне не относились, но двадцать тысяч человек погибших...
  -- Не берите на свой счет, коммандер, -- покачал головой Удина. -- Что вы хотели?
  -- Информацию. В первую очередь для взаимодействия и поддержания общих для нас интересов.
  -- Я могу вам подсказать пару контактов, -- кивнул посол. -- Но, в ответ, надеюсь на ваше содействие. В, как вы сказали, наших общих интересах.
  Звучит, как вербовка. Дипломат из меня тот еще... И сейчас он должен сдать мне Харкина.
  -- Не ждите слишком многого, посол, я -- десантница, а не дипломат.
  -- Понимаю. Однако, вам придётся изучить и эту сторону работы СПЕКТРов. Поговорите с офицером СБЦ Вакарианом, мне сообщали, что он пытается расследовать делишки Сарена.
  -- Спасибо за наводку, Посол.
  Удина задумчиво кивнул мне.
  -- Удачи, Шепард.
  
  Я прошел до такси, большей частью потому, что совершенно не знаю, где находится офис СБЦ. И тут меня ждало Первое Отличие Реальности: такси на Цитадели платное. А теперь -- вопрос на миллион: как мне за него заплатить? Платеж тут авансом, стоимость рассчитывается ВИ. И вообще -- деньги-то у меня есть? Я отошел в сторонку и принялся за изучение собственного инструментрона...
   На личном секретаре стоял пятизначный пароль, набранный мной чистой моторикой. Один-три-три-пять-один. Ежедневник, календарь... Почти ничего. Мелкие заметки навроде: 'ОтЧет!', 'доложиться Уоррену', 'отчетка за месяц к 10' и перенесенные из служебной рассылки встречи. Пролистнул поиск фотографий. Почти ничего. Мне нравились закаты. Это точно могу сказать. И в общем-то все. Даже порнухи, и той нет. Книги... Уставы, пара справочников, целая коллекция разных пособий, Сэр Артур Конан Дойл с Маяковским в нескольких десятках файлов и рекламный проспект купальников за позапрошлый год... А ничего такие...
  Так, ладно, отставить залипать на купальники, попробуем финансы. Говорят, по бухгалтерии куда проще понять, что за человек перед тобой. Деньги у меня имеются, но... Опять ошень оригинально. Два миллиона девятьсот две тысячи сто тридцать юаней. Или пятьсот с хвостиком тысяч кредитов (унитарных). Последний раз я потратил чуть больше девятисот юаней на ящик виски. А до этого... Виски, виски, водка (!) и даже коньяк. Да я действительно алкоголичка! За год -- шестнадцать покупок. Ящиками. Пушистый зверь! И подарок родителям в феврале. Все. Более ничего за весь год я не покупала.
  Оке-е-ей, почта... И опять ничего. Ворох служебных писем за последние три года. Ха, даже результаты тестирования по N7 есть! Как раз два года назад. Я начал тонуть в письмах и поспешно закрыл приложение.
  И вот СПЕКТР лейтенант-коммандер Джейн Шепард стоит рядом с терминалом такси, небрежно опершись локтями на парапет внутренней галереи, идущей к шпилю Совета. Она снисходительно любуется на вид внутреннего объема Цитадели, невозмутимая и спокойная, как и подобает офицеру Тумана... А я чуть не в панике потрясенно соображаю, что у меня вообще ни хрена за душой нет. Замужем за службой и никаких близких. Друзей, знакомых, парня, девушки... Да хоть кошечки-собачки! Нет, оно, конечно, мне нынешнему очень сподручно -- чистый лист, всё такое, но... Как так-то?!
  Становится немного трудно дышать, и я поспешно вызываю такси до СБЦ. Тут наверняка везде камеры... Прыгаю в аэрокар и колпак кабины скрывает мой приступ паники. Очень хочется выпить. Нет, вот этому точно не бывать! Климат контроль на минимум... Помогает кое-как. Знаешь, Джейн, так жить нельзя. Фу-у-х. Я чуть не расползаюсь на кресле аэрокара. Мозаика моей прошлой личности медленно собирается по кусочкам. Акуза меня сломала, судя по всему. Есть один вопрос, на который мне очень нужен ответ... Вот только... Я активировал квантовый канал.
  'Нормандия?'
  'Да?'
  'Можно связать меня с Хьюгой?'
  'Ты это можешь и сама. Интерпретатор у тебя достаточен для отправки запроса'.
  'Ясно, спасибо'.
  'Пожалуйста'.
  И как мне это сделать? Так... Хьюга?
  'Секунду, Шепард...' -- обрадовала меня Хьюга.
  Над инструметроном возник экран с личиком аватары Хьюги.
  -- Чего случилось? Что-то сбоит в имплантах?
  -- Скорее во мне самой. Когда мне был имплантирован квантовый канал?
  -- Джейн, сколько раз повторять, что это не была имплантация... Один год, три месяца и двенадцать дней назад, -- она наклонилась поближе к камере. -- С тобой точно все хорошо?
  -- Теперь -- да. Спасибо за информацию.
  -- Обращайся, -- неопределенно махнула рукой линкор. -- Что-то ещё?
  -- Мне, если можно, хотелось бы уточнить...
  -- Хорош мямлить. Коротко и по существу, мы с тобой не на гражданке.
  -- О, виновата, флагман! Разрешите обращаться с запросами и впредь?
  -- Разрешаю. Я, в конце концов, за тебя в ответе...
  -- Поняла, флагман.
  -- Умничка. Конец связи.
  Я только кивнуть ей успел. Отключаем канал.
  И еще один кусочек мозаики. Я навел справки -- носителей квантового канала единицы, для этого требуется детальная перестройка сознания, в целом я сейчас скорее Шепард из второй 'Массы' и Туманного 'железа' во мне не один килограмм.
  Что это было, Джейн? Попытка сбежать от себя? Как же больно тебе было, что ты ринулась навстречу живым машинам, лишь бы унять эту боль? Так или иначе -- у тебя получилось. Только вот ты умерла. Или нет? Или я -- просто иллюзия, субличность, созданная тобой?
  Мой всхлип ВИ такси не понял и переспросил:
  -- Простите, пассажир, команда не опознана, повторите, пожалуйста, команду.
  А я еле сдерживаю истерику, и по щекам опять градом льют слезы.
  Страшно, как же страшно!
  Сотни пустых мыслей окружают меня, я только и могу, что беззвучно рыдать, как последняя дура, идиотически стесняясь ВИ такси.
  Кто я?
  Кто я такая? Шепард? Далекий паренек из России с любовью, живущий в игре?
  Может, это просто мой бред? Бред лейтенант-коммандера Джейн, которая просто хочет жить без ужасов собственной памяти и поэтому выдумала новую личность? Я, кажется, схожу с ума... Сейчас, сейчас меня сменит настоящая Джейн, и я просто растворюсь, как отслужившая свое маска, а она создаст новую. Сейчас...
  И ничего. Я по-прежнему -- я. Ногти пульсируют болью, я до крови вогнал их в ладони. Хорошо, они у меня стриженые... Проклятье, о какой чуши я сейчас думаю!
  Осмотревшись я понял, что аэротакси даже еще не село -- задержки с движением, кажется. Так, сопли подобрать, успокоиться. Я все еще попаданец. Ну, и коммандер Шепард тоже. Теперь даже СПЕКТР. Причем, последнее я уже сам. В левом кармане этого кителя обнаружилась белая шелковая перчатка, которой я без зазрения совести промокнул глаза и нос. Да-а-а, дела. Бабских истерик у меня не было еще ни разу. Самая первая не считается, там просто похихикали и успокоились.
  В сухом остатке получается, что я действительно заменил ее. И вокруг не игра. Далеко не игра... Но это вообще ничего не меняет. Я буду распоследним мудаком, если предам ее дело, и трупом, если предам флот. И первое куда страшнее второго -- у нее просто больше ничего не было, она даже себя в жертву принесла ради своей цели, пусть и оступившись в самом конце. А я теперь -- она. И это моя цель тоже. Ну, можно себя похлопать по плечу -- выполнил, добился. Что дальше? Остановить Назару, конечно. А там поглядим, может до второй части дело и не дойдет...
  
  Ладно, раз уж все решил, надо делать. Согласно карте на панели аэротакси, я почти прилетел -- до центра СБЦ осталось совсем немного. Я прошу ВИ сесть на ближайшей площадке и высаживаюсь из него, чуть не сбитая с ног турианцем.
  -- Мадам, прошу простить, СБЦ! -- бубнит тот, чуть не силой оттесняя меня от аэрокара. -- Мне необходим этот транспорт!
  -- Вакариан? -- с крайним подозрением спрашиваю я.
  Тот замирает и поворачивается ко мне.
  -- Не припомню, чтобы мы были знакомы, человек.
  -- СПЕКТР Джейн Шепард, мистер Вакариан. Я как раз к вам.
  Обалдение на моське Гарруса стоило того. Он аж дар речи потерял.
  -- И, раз уж вы торопитесь, позвольте вас подвезти. Думаю, вооруженный СПЕКТР вам не помешает.
  По пути Гаррус кодом СБЦ вывел аэрокар на служебный коридор и спросил, какого черта от него нужно человеческому СПЕКТРу, разумеется, перед этим сделав запрос насчет моей личности.
  -- Видите ли, детектив, на данный момент моей основной задачей является поимка бывшего СПЕКТРа Артериуса, -- ответил я. -- И, полагаю, мне не просто так рекомендовали встретиться именно с вами.
  -- Просто отлично! -- взорвался Гаррус. -- Сначала Паллин закрывает дело, а теперь ко мне прислали СПЕКТРа-человека, чьим заданием является поимка главного подозреваемого этого закрытого дела! Что дальше? Прибегут ворка расследовать незаконную утилизацию мусора?!
  Я только усмехнулся на это.
  -- Так или иначе, но у меня есть звонок от некоей Холори или Хлори Мишель, заведующей клиникой в нижних секторах Цитадели. Говорит, что ей угрожали люди Кулака.
  -- Кого?
  -- Один из главарей местных банд, занимающейся полулегальным 'бизнесом'.
  Фист. Угу.
  -- Шепард, у вас оружие далеко?
  Я молча выудил пистолет из подмышечной кобуры.
  -- О, модель Альянса.
  -- Что-то не так?
  -- Нет, ничего, -- оскалился Вакариан. -- Чтобы мне купить такую игрушку придётся пожертвовать двумя годовыми окладами. Конечно, СПЕКТРы имеют доступ к лучшему...
  -- Вакариан, это мое табельное оружие. И последний СПЕКТР, кого я видела, пользуется... -- как бы назвать-то, -- пользуется оружием производства рас Совета.
  Опс. Неправильный ответ. Сузившиеся глаза, поджатые мандибулы...
  -- Совет совсем сбрендили, раз принимают в СПЕКТРы Альянс! -- чуть не прорычал Гаррус. -- Или это...
  -- Простите, офицер, но это именно Совет настоял на моей кандидатуре.
  -- Да-да, конечно! Перед вами и они ... -- непонятно буркнул турианец и недовольно уставился в окно.
  Видимо, турианское ругательство. Смысл уловить нетрудно. Н-да... Турианцы очень болезненно восприняли разгром своего флота и, честно говоря, не мне их винить. Хотя... Сами полезли -- сами и огребли.
  Долетели до клиники мы в натянутом тонкой стрункой молчании. Гаррус так же молча выбрался из аэрокара и мотнул головой в сторону голотаблички 'Клиника'. За стандартной дверью Цитадели обнаружилось небольшое помещение приемной, где, в свою очередь, обнаружилась хозяйка клиники. Доктор Мишель, разумеется.
  -- Добрый день, вы сообщали о угрозах...
  -- Да, здравствуйте! -- голос испуганный, она нервно оглянулась. -- Вы из безопасности?
  -- Да, Гаррус Вакариан, офицер...
  Дверь опять открылась, меня просто отодвинули в сторону, и внушительных габаритов мордоворот людской принадлежности попер напролом к доктору.
  -- Свалили оба, пока целы! -- прохрипел мордоворот.
  Гаррус воззрился на него, как на полного идиота и молча отошел в сторону.
  Я отшагнул от двери, кивнув Гаррусу, и мы оба ждем развития событий. А этот кросафчег достает пистолет с явными намерениями им нам угрожать. Входит его подельник, осматривает происходящее и принимает единственно верное решение. С его точки зрения, конечно. Выхватывает свой ствол и начинает орать:
  -- На пол, сука! Или я тебя порешу!
  Я в наглую достаю свое оружие, и мы все, дружно, стоим с пушками, нацелившись друг на друга. Классическая сцена мексиканского тупика. Аж смешно. Только у меня щит и наш пистолет, а у них пукалки местного производства и не факт, что есть щиты.
  -- СБЦ, -- представился Гаррус. -- Эта милая человек -- спецкорпус Альянса. А теперь вы оба аккуратно опустите оружие и сделаете ровно то, что ты только что сказал. Медленно и любезно.
  Через пару минут мы уже общались с доброй доктором, оказавшейся все же Хлои, а бычье Фиста лежало на полу в пластиковых зажимах. И, что самое отвратительное -- причиной этого рейда таки была Тали. Мишель сказала, что отправила ее по знакомству к информатору Серого Посредника, информацию о гетах продавать.
  'По знакомству', твою мать! К ней приходит раненая кварианка, она ее лечит, никому и слова не сказав, а потом, вместо того, чтобы сдать девочку СБЦ под крыло, отправляет ее к практически незнакомому ей человеку. Чудеса наивности! И где Тали'Зора сейчас -- не имеет понятия. Но была здорова, когда уходила.
  'Нормандия!'
  'Что-то случилось, -- мгновенно определила корабль. -- Что именно?'
  'Пока что -- ничего. Но мне нужна поддержка. Как СПЕКТР, я ведь могу протащить наш десант на Цитадель?'
  'Секунду... -- прошло секунд пятнадцать. -- Да, можешь. Прессли обещал все уладить'.
  'Замечательно. Пусть мчат прямо в 'Логово Коры'. Это шестая магистраль на точку Закера, сразу за выездом из Района Президиума'.
  
  Упомянутое горе-налетчиками на клинику мисс Мишель заведение находилось в самом начале основания Цитадели. То есть, трущоб. Но аномально чистых трущоб. Ни тебе исписанных стен, ни мусора... Сплошные панели стен отгораживали секции нежилых частей станции от авиакоридора из Президиума в сторону конца одного из пяти 'лепестков' Цитадели -- Закеры. Никого из местных тут не было, только шум от потока аэрокаров нарушал тишину вокруг. Нас уже ждала Уильямс с Дженкинсом и... Нормандией. Первые двое в полной выкладке, Нормандия сменила кроссовки на ботинки с высоким верхом и заплела волосы в косу.
  -- А ты тут чего забыла? -- поинтересовался я у нее.
  -- А я с вами. Пригожусь. Ботов ведь не пускают, а я обязана обеспечить поддержку десанту.
  -- Как ты...
  -- Коммандер, поверьте мне, обеспечит, -- хмыкнула Уильямс. -- Кстати, пылью не поделишься?
  -- А ты раньше не могла попросить?! -- воззрилась на эсминку фрегат. -- Держи. От сердца отрываю!
  Из рукава комбинезончика Нормы вылетела тонкая струйка серебристой дымки и без следа втянулась в протянутую руку Эшли.
  -- И вообще, подай рапорт о включении в ОТС! Вот ей.
  Нормандия кивнула на меня.
  -- А чего не тебе сразу?
  -- А я чего? У нас с Шепард командование общее, я за вас только как за пассажиров отвечаю.
  Вакариан молча наблюдал перепалку туманниц, пребывая в предынфарктном состоянии.
  -- Вы кто такая? -- родил наконец он.
  -- А вы кто такой? -- не осталась в долгу Норма.
  -- Гаррус Вакариан, старший детектив, СБЦ.
  -- Нормандия, фрегат класса SR, Второй Флот Альянса.
  -- Вот и познакомились, -- прервал я обмен любезностями в зародыше. -- А теперь давайте уже к делу.
  
  
  'Логово Коры' было не так-то просто найти, и еще тяжелее было туда попасть. Вышибал трое, все кроганы и, судя по очереди в сотню с лишним разумных, фейс-контроль тут строгий. А еще, черт побери, кроганы в гражданке -- это как кроганы в броне, только в гражданке! Здоровенные рептилии, ростом под два с половиной метра и весом за триста кило каждый. Парк Юрского Периода в миниатюре, даже неоновая вывеска есть. Ну, не неоновая, конечно...
  Так или иначе, даже с пистолетом подмышкой мне что-то резко расхотелось лезть без очереди, но есть такое слово -- 'надо'. Поэтому жопку в кулачок и вперед на баррикады, а то Тали до завтра не доживет. Я подошел к одному из кроганов и негромко заметил:
  -- Дружище, нам бы зайти. Да, мы все вооружены и да, у нас есть все разрешения. Ты меня понял?
  Тот о-о-очень медленно снизошел до меня. Я невольно сглотнул, но взгляд не отвел.
  -- Мне вдоль хвоста, человечица! Законы Цитадели тут не в ходу. В очередь -- а там разберемся.
  -- Не понял, -- вздохнул я. -- Я выше законов Цитадели, малыш. И, если ты будешь мне мешать, я как СПЕКТР, имею полное право войти в эту дверь по твоему трупу и так и сделаю, если вздумаешь упрямиться. Но я не хочу поднимать шум, так что просто отвали и дай пройти. Так доходчивее?
  Кто кого больше испугался, я в итоге так и не понял. На словах я, конечно, граф Толстой, а вот на деле поджилки-то потряхивает. Еще как потряхивает. ТруъШеп бы тут справилась явно лучше. Но котелок у этой рептилии явно варил, и он, оглядев нашу дружную компанию из десанта в бронескафандрах, буркнул:
  -- Ты умеешь произвести впечатление, человек. Проходите.
  -- Эй, что за дела? -- возник мой соотечественник в очереди, но ему хватило одного взгляда крогана, чтобы осознать и заткнуться.
  После осмотра интерьера 'Логова Коры' у меня возникло стойкое ощущение, что термин 'законно' вообще не про этот притон. В игре это был стрип-бар. Но у игры был соответствующий возрастной рейтинг, и, как всегда, реальность несколько глубже продвинулась в сторону сферы интимных и не только услуг. Забитое почти битком представителями всех рас заведение предлагало весь спектр обслуживания древнейшей индустрии. Начиная от эскорта и заканчивая девочкой на час. Или мальчиком. Или вообще неведомой зверушкой. Вряд ли я еще раз увижу голую самку крогана. И развижу тоже. Бессонница мне обеспечена...
  -- Эй, офицер! Не хочешь поразвлечься?
  Азари. Дева, разумеется. Хороша, чертовка, что тут еще сказать... Но я тут по делу, так что просто покачал головой.
  'Коммандер, я взломала систему пожарной охраны, -- невинно сообщила Нормандия. -- По полученным данным, вход к владельцу этого заведения за барной стойкой для декстро-рас. Сразу за дверью одна тепловая сигнатура, характерная для людей'.
  'Принято'.
  Я указал всем на неприметную дверку с ручным открыванием и достаточно спокойно дошел до нее, пару раз увернувшись от стоящих на пути посетителей. Нормандия положила ладошку на замок, и через секунду тот пикнул, засветившись зеленым. Как и предупреждала Норма, за дверью обнаружился еще один пост охраны...
  Молнией проскочив прямо к сидевшему за столом охраннику, Нормандия 'обезвредила' его, забрызгав стену за ним кровью и мозгами несчастного человека. От чудовищной силы удара труп вместе со стулом упал назад, со скрипом проехав по полу.
  -- Ой... -- девушка с оторопью смотрела на дело рук своих. -- Как же так...
  -- Бывает, -- безразлично заметила Уильямс. -- Куда нам?
  Несколько побледневшая Норма ткнула пальчиком в левую дверь.
  -- Там еще охрана...
  -- Справимся! -- кивнула Эшли, выдернув винтовку из захвата.
  Дальнейшее проникновение было очень похоже на множество виденных мной зачисток полицией зданий с бандюгами. Пинок в дверь бронированной ногой, оба десантника входят, кладут всех мордами в пол, после чего просто идут дальше через подсобки и коридоры. Охотников спорить с десантом в тяжелой броне тут мы явно не найдем. Удобно! За ними входит наша блондиночка с окровавленной пятерней и шинкует непонятными полупрозрачными шестигранниками оружие бандитов на куски. Замыкаем эту процессию мы с Гаррусом, как заправские следаки. В итоге Уильямс утыкается в роботизированные турели, которые через пару секунд стрельбы просто отключаются по щелчку пальцев Нормандии. А в комнате за ними мы встречаем Фиста собственной персоной с двумя гориллами и Тали`Зору. Без шлема. Заплаканную, довольно сильно помятую, но живую. Успели!
  Но каковы изверги! Кварианка без шлема -- это по определению не жилец! Так они ее еще и отделали! Оба громилы Фиста уходят в расход -- Уильямс не церемонится -- а сам Фист тут же поднимает руки, с зажатым в правой пистолетом. Да-а, вот тебе и оружие Альянса. Будто и не было у них щитов...
  Обстановка тут ровно такая же мерзкая, как и все остальное в этом 'клубе'. Безвкусные дорогие диваны, какие-то аляповатые картины, здоровенный стол с кучей мониторов и чуть не троном за ним...
  -- Вакариан, займитесь кварианкой! -- прошу я и подхожу к нынешнему владельцу этого гадюшника.
  -- Кто вы такие? Какого...
  -- Заткнулся, -- обрываю я его величество Фиста.
  Какой же ты мерзкий, мужик! И ты и все твое хозяйство вокруг. Дойду до Нормандии -- в душе час отмываться буду от налипшей дряни...
  -- Мне от тебя нужно совсем немного. Где Сарен? -- я спокойно вынимаю у него из руки пистолет и отключаю щит на поясе.
  -- А еще чего тебе сказать, сучка? Не знаю я!
  -- Неправильный ответ, -- спокойно говорю я и всаживаю вольфрам ему в голень из его же пистолета.
  Почему-то мне очень легко это делать. Фист предсказуемо падает, обкладывая меня отборным английским матом.
  -- Еще раз. Где Сарен? Что тебе известно? Я знаю, что ты на него работаешь, я знаю, что кварианка вышла на твоих людей с информацией о гетах. Мне осталось узнать одно. ГДЕ. САРЕН?
  -- Не знаю я! Он мне не сообщает о своих... Ай, сука! Да отвали уже от меня, не знаю я ничего!
  Я опять пинаю скулящего главаря бандитов в простреленную голень.
  -- Знаешь. Выложил все, что тебе известно.
  И он выложил. Про рейсы с Цитадели на Новерию, про поставки огромного количества биологического сырья в омега Дозора и даже про нескольких информаторов в СБЦ. Обессиленно замолкнув, он тяжело дыша уставился на меня.
  -- Чего молчим? Продолжай.
  -- Я рассказал тебе все! -- прохрипел он. -- Можешь убить меня, но больше я все равно не знаю! Сарен... Узнал что-то, что сделает его правителем галактики. Геты слушают его! Геты! Турианца! Его не остановить, он уже очень... очень близок к своей цели. Это все, что мне известно.
  -- Мимический и лингвистический анализы указывают, что он не врет, -- сообщила Нормандия. -- Оставишь его в живых, Шепард?
  И вот тут поневоле задумаешься. Оставить его живым -- это гарантированно информированный Сарен, смена подсадных в СБЦ и еще черт знает какие неприятности -- мне ведь на Цитадель еще не раз придётся заходить. Ну, можно приказать Уильямс. У нее явно рука не дрогнет.
  'Нельзя требовать от подчиненных того, что не можешь сделать сам', -- с нажимом вклинилась в мои мысли Нормандия, сверлящим взглядом уставившись на меня.
  Это верно. Я вздохнул, посмотрел на Тали, уже нацепившую шлем, и этических сомнений что-то поубавилось.
  -- На выход, все. Провести свидетеля, обеспечить безопасность. Офицер Вакариан, мне нужно будет поговорить и с вами, и с Тали`Зорой.
  Я мельком осмотрел растянувшегося на полу местного авторитета. Нельзя его оставлять. Никак нельзя. Слишком тут все... покупается и продается.
  Фист явно увидел мои колебания и даже верно меня просчитал, попытавшись взять на понт, как у них принято. Но выстрел оборвал его ругань. Ну что, с почином, хитман хренов. Хладнокровно убить, пусть и виновного, ты можешь. Такое себе достиженьице. Я бросил пистолет на труп и быстро вышел из комнаты.
  Мы без проблем вышли из 'Логова' -- Нормандия еще в коридоре, ведущем в подсобку Фиста, резким движением сбросила с себя всю налипшую органику, Дженкинс с Уильямс убрали оружие и вполне сносно играли роль наших телохранителей.
  Гаррус просто молчал, явно шокированный 'поддержкой' Нормандии. Тали сама себе вкатила целый арсенал антибиотиков и в резких тонах отказалась от помощи, почти бегом выскочив из клуба. А вот с ними обоими будут проблемы...
  
  ***
  
  -- Я буду уверена в вашей безопасности, только когда вы будете у меня на борту! -- отрезала Нормандия, скрестив руки на груди.
  Обстановка уже изрядно накалилась -- ни Гаррус, ни тем более Тали иметь с нами дело не желали от слова совсем.
  -- Ноги моей там не будет! -- тем же тоном ответила Тали`Зора нар Рая. -- Я не дура, чтобы доверить свою жизнь синтетику!
  -- Это моя свидетель, -- вклинился Гаррус. -- И ей будет более чем безопасно в центральном офисе СБЦ!
  -- Это не в том ли, где все ещё сидят люди Фиста? А теперь уже Сарена? -- едко поинтересовалась Нормандия. -- Мне даже считать не нужно: она там и двух часов не протянет!
  -- Лучше с ними, чем с ТОБОЙ, бош'тет!
  -- Как ваша раса вообще кого-то там создать умудрилась с таким-то интеллектом?! Ты меня слышала? Тебя убь...
  -- Что?! Вас вообще не пойми кто создал! Вот вы и сдружились с людьми -- сами ничего не можете...
  Я вместе с Эшли и Дженкинсом уже минут пять слушал этот обмен колкостями. И, судя по спорящим, они только начали.
  -- Ах, не можем? А что ж вы все тогда наши технологии клянчите? Ну да, как я могла забыть, -- вы же отсталые...
  -- Так, хватит! -- рявкнул я. -- Все успокоились и послушали меня!
  -- С чего это я должна слушать тебя, человек? Ты же просто ее обслуживающая раса!
  -- И мы просто так отдали этой 'обслуживающей расе' колонии и планеты, -- отбрила Нормандия. -- Мы -- злые синтетики, и поэтому, конечно же, избегали жертв среди людей. Не то, что ваши любимые геты. Сколько вас осталось? Три процента населения?
  Тали в ответ прошипела проигнорированную переводчиком фразу на своем родном языке и продолжила бы, но...
  -- ХВАТИТ! Что за детский сад?!
  -- Однако, человек! Твой голос впечатляет... -- пробасил некто позади нас.
  Мы все синхронно развернулись, чтобы лицезреть крайне ехидно улыбающегося крогана. Ну да, он же был в баре...
  И улыбающийся кроган с половиной тысячелетия войны за плечами -- это не то, что хочешь увидеть у себя за спиной. Рекс -- а это без сомнений был он -- внушал. Гигант мягко ступал по облицовке пола служебного коридора, неслышно и текуче двигаясь к нам. В игре не передали именно этого: попросту невозможно адекватно описать точность и смертельную легкость движений Мастера Битвы кроганов.
  -- Вы как глупые пыжаки препираетесь из-за засыпанной норы в песке! Уже почти тридцать лет Альянс висит у вас над головами, а вы все не можете разглядеть их суть. Турианцы... -- он презрительно хмыкнул, -- и ты, кварианка, неужто не разглядела?
  -- Что не разглядела?
  -- Да их! -- он махнул рукой на Нормандию со мной в комплекте. -- Они не опасны никому из нас!
  -- О чем это вы? -- озадаченно спросил Гаррус. -- Урднот Рекс, если не ошибаюсь?
  -- Не, малыш, не ошибаешься, -- хохотнул Рекс. -- И что ж вам нужно все, как детям только из яйца, объяснять... Пока вы не наставите на них ствол -- они будут мирными и спокойными, как гладь воды. Но стоит вам начать угрожать им... Хе... Вспомните, что было двадцать шесть лет назад.
  -- Откуда такая уверенность? -- спросила Тали.
  -- Они сильны, девочка. Сильны настолько, что их сила превратилась в слабость, -- он подошел вплотную ко мне. -- Я знаю, что вы убили Фиста. И знаю, что вы потратили на это меньше тысячи циклов. А он был моим заказом. Серый Посредник хорошо заплатил за предателя. Так что...
  Кроган быстро набрал код на инструментроне и поднял голову на меня:
  -- Диктуй свой счет, туманница. Хорошая работа должна быть оплачена!
  
  
  ***
  
  На колу мочало, начинай сначала... Тали, после вправления мозгов Рексом (за что ему отдельное спасибо), согласилась 'побыть на борту этой туманницы', что вызвало очередной раунд обмена любезностями между нашей кораблем и кварианкой. Гаррус свинтил в СБЦ, пообещав связаться со мной через двенадцать часов. Оба прям таки кипели от недовольства, но хоть так...
  С Рексом я поговорил отдельно, и, черт побери, это был самый плодотворный разговор из всех, что я вел на Цитадели! Он намекнул мне, что в целом не против поступить в мое распоряжение, поскольку пропустить шанс воевать вместе с Туманом, да еще и нашим оружием, было бы очевидной глупостью. Я хотел было уже согласиться, но вспомнил про мое командование и резко передумал. Влетать на ковер к Конго за такие своевольства мне совершенно не хотелось. Коротко -- мы с ним договорились, что я должен все согласовать с моим командованием, и по результатам сообщу о принятом решении.
  Ну вот. Час пробил. Пора знакомиться с тем самым непосредственным командованием. Сиречь -- BSR Симакадзе. Лично отчитаться не выйдет, а 'звонить' по моей встроенной связи незнакомой туманнице с моей точки зрения было невежливо. В итоге я пошел на мостик к Норме, просить установить связь.
  Аватара Нормандии выслушала меня, кивнула и ответила:
  -- Конечно, Шепард, идем.
  Мы дошли до ее каюты, оказавшейся не намного большей, чем моя, но порядком заставленной мебелью. Уютно тут!
  -- Спасибки, -- хихикнула девчушка. -- Я старалась. Так, вот голоэкран, запрос я отправила...
  Передо мной возникла рамка метр на два, и спустя пару мгновений на ней возникло очень милое девичье личико. Постарше Нормы, но помладше Конго. Студентка, комсомолка и просто красавица. Пшеничного цвета волосы заплетены в две толстенные косы. Одета просто -- белая рубашка с коротким рукавом, небрежно расстегнутая на две пуговки сверху. Кажется, у меня потихоньку появляется иммунитет на красивых девушек. Взгляд немного ехидный, но в целом она выглядела куда доброжелательнее нашего Верховного Флагмана.
  -- Лейтенант-коммандер Джейн Шепард, -- заключила Симакадзе. -- Слушаю.
  -- Конго приказала отчитаться перед вами, что я и делаю, -- я прочистил горло под ее взглядом. -- На данный момент мной найдена свидетель и доставлена на борт Нормандии. Кроме этого...
  -- Шепард.
  Я вопросительно замолк, пытаясь понять, что ее не устраивает.
  -- С достаточно большой вероятностью я предполагаю, что сейчас мне в уши будет вылито ведро канцеляризмов и уставщины, -- девушка с укоризной посмотрела на меня. -- Хотела бы попросить отныне и впредь так не делать. Я командую разведчицами, творческий подход и свобода самовыражения у меня в эскадре поощряется. В пределах Адмиралтейского Кода, конечно же. Так что в свободной форме, по существу и кратенько, ага?
  -- Э... да... Хм... -- вот блин. Сбила она меня с мысли! -- В общем, как только Тали`Зора успокоится и придет в себя, надеюсь, что-то прояснится. Пока что есть зацепки по интересам Сарена на Новерии и системе Омега Дозора.
  -- Что ж, подождем у моря погоды! -- хихикнула Симакадзе и кивнула. -- Со своей стороны могу сказать, что нигде в контролируемом нами пространстве Жнец замечен не был. Работайте дальше. Обе. Да, кстати, Нормандия, ознакомься -- тебя опять ко мне перекинули. Вместе с Шепард. От меня вам подарок: полная автономность. Толкать вас под локти не собираюсь, но было бы очень мило сообщать мне о развитии событий. Еще что-нибудь?
  -- Да. Коротко -- есть кандидат на пополнение десантной группы.
  -- Урднот Рекс? -- вздернула бровку Симакадзе.
  Ну вот откуда она знает? Я покосился на невинно изучающую потолок Норму.
  -- Э... Да.
  -- Будь я на твоем месте -- даже и не думала бы. Я изучила его биографию -- такой союзник бесценен в роли консультанта, а он, к тому же, Мастер Битвы. Только Хьюге не говори -- эта чокнутая у него анализы взять попытается. Так что разрешаю на время ваших 'изысканий', -- она с каменным личиком подняла руки, изобразив кавычки, -- принимать на борт инопланетников и использовать их таланты по необходимости. Хоть турианцев, хоть кварианок, хоть кроганов с саларианцами и азари на десерт. Только, пусть уяснят, кто главный. Нормандия, с тебя данные по ним всем -- упускать возможности изучения чужих разумных видов в дружественной обстановке было бы преступлением.
  Норма кивнула.
  -- Кроме этого, было бы желательно немного видоизменить наш образ 'злобных искинов' в глазах общественности Цитадели. К сожалению, мистер Вакариан, в отличие от Тали`Зоры и Урднот Рекса, не имеет родственных или социальных контактов, ставящих его на значимую в его социуме позицию...
  -- Это пока... -- усмехнулся я.
  -- О, так вам известно о его судьбе, мисс Шепард? Соизволите поделиться? -- ехидства моему начальству не занимать. При таком флагмане, впрочем, другого быть и не могло.
  -- Через три года он займет ключевую роль в турианской иерархии. Но большей частью сам по себе.
  -- Из чего я делаю вывод, что он будет одной из важных фигур в расследовании, -- скрестила руки на груди дальний рейдер. -- Хорошо, не возражаю. Кстати, Шепард. Ваш доклад по нашему будущему довольно... туманен.
  Симакадзе усмехнулась, выделив последнее слово.
  -- Видите ли, мэм, я...
  -- Симакадзе. Предпочитаю имена.
  -- Принято. Так вот, как я уже писала, в том знании, что есть у меня, нет вас. В смысле, уже нас. Нет Туманного Флота. Человечество не смогло отразить атаку на Шаньси, батарианцы захватили Скиллианский Предел и вообще к людям относились примерно так же, как сейчас к посольству Земли. Поэтому я и отметила...
  Комэск подняла ладонь вверх, принимая мои объяснения.
  -- Тем не менее, твои сведения достаточно точны. Мы уже наткнулись на отдельные ячейки организации, описанной тобой, как 'Цербер'. Хуже того: бездоказательно ничего мы с ними сделать не в состоянии, поскольку на бумаге они благотворительная некоммерческая организация, а если мы начнем усиленно копать под них -- визгу будет на всю Землю. Как всегда.
  Она вздохнула.
  -- В общем, ваши приказы неизменны: официально, по договоренности с Советом Цитадели, -- найти и задержать Сарена Артериуса, доставить его на Цитадель для суда. В действительности -- остановить Жнеца и не допустить активации Цитадели, -- девушка перевела взгляд на Нормандию. -- У вас безусловный приоритет по резерву, так что сама на 'Властелина' не лезь -- жди подкреплений. Кто-то из ударниц всегда на дежурстве. В крайнем случае -- примчусь лично. Это ясно? Умница.
  
  ***
  
  Учебная база ТФ 'Эрида', Солнечная система, Местное скопление. 14:03 UTC, год и два месяца назад.
  
  Нор было скучно. Девочка покосилась на аватару сокурсницы, Эль, развалившейся в кресле рядом с ней. Весь их курс сейчас просвещал человечий вице-адмирал из Планетарки. Просвещал по тактике пеших операций. Нужных им, как рыбе зонтик.
  Обладая абсолютной памятью, юная туманница механически слушала лекцию, погрузившись в фоновый режим, оставив приоритетными всего несколько потоков -- так проще было бороться со скукой. С ее точки зрения было бы куда логичнее и полезнее просто слить запись этой лекции в сеть для ознакомления. Но нет. Адмирал им ее рассказывал вживую. Даже не с бумажки, как частенько поступали многие из их преподов-людей.
  Вообще, скучать на лекциях обычно не было времени -- войдет какая-нибудь линкор или тяжелый крейсер из совсем опытных, чьи корпуса еще океан помнят, скажет: 'Здравствуйте, девочки, сегодня у нас основы боевых маневров и тактики' и давай в шесть потоков информацию передавать, только систематизировать успевай! Потом осмотрит курс и каверзно так: 'Вопросы?' И начинается моделирование с перекрестными ссылками на неясности и глупости... Интересно, полезно, да и когда еще с флагманом группы или даже флота вот так запросто поговоришь? Вчера флагман Ришелье им как раз углубленную тактику соединений в условиях открытого космоса объясняла -- вот это да, это -- нужно! Нор почти с благоговением смотрела на синеглазую величаво-спокойную туманницу, воевавшую еще там, в океане их родины, прямиком у берегов того самого места, что дала ей, Нормандии, имя! А сейчас вот -- скучно.
  Тем временем лектор закруглился, осмотрел курс и тихо вздохнул.
  -- Прикладное использование мною сказанного будет представлять вам госпожа командующая эскадрой, -- человек указал на вошедшую ментальную модель.
  Только вот ментальную модель какого корабля? Нор резко вошла в активный режим -- кто эта девушка?
  Темно-золотистые волосы убраны в сугубо уставной узел на затылке, черно-белый китель с шевронами командующей эскадры и наградной планкой площадью одна целая четыре десятых квадратных дециметра! Три вертикальные планки над карманом -- выходит она HSCC? Официальна до абсолюта, держится, как столетний линкор и вообще... не просто крейсер какой или авианосица там...
  -- Прошу внимания, девочки, выходим из гибернации, -- она обвела всех курсанток цепким взглядом, заодно пройдясь по ним целым спектром сканирующих импульсов. -- Мое имя -- Симакадзе, как вам должно быть известно, я являюсь командующей восемьдесят четвертой разведэскадры Второго Флота. Сегодня мы поверхностно разберем тактику и основные шаблоны действий одиночных рейдеров, как с десантом, так и без него... Вы, как наши будущие разведчицы, должны уметь применить их в любой ситуации. Конечно, ни один из шаблонов не подходит под каждую конкретную обстановку, однако, чем быстрее вы адаптируете шаблон под нее, тем больше у вас шансов на выживание. Приступим...
  Так вот она какая, рейдер дальних систем Симакадзе! Живая легенда флота, здесь, перед ней. Нормандия сосредоточено ловила каждый бит переданной информации, рассматривая спокойную и серьезную девушку, обманчиво выглядящую едва ли на три года старше ее самой...
  
  ***
  
  Пятый док пространства людей на Цитадели. Спустя четырнадцать часов двадцать семь минут после операции в клубе 'Логово Коры' по UTC.
  
  Нормандия сейчас была бы не прочь перенестись на годик назад и задать пару-тройку вопросов по теме рейдер плюс десант...
  Впрочем, спросить-то можно и сейчас, но, пожалуй, в форме кодированного сообщения с низким приоритетом. Собрав пакет вопросов, возникших у нее в ходе уже двух совместных операций, в один архив, фрегат отправила его своей комэску, пометив, как несрочное.
  Автономность и важность возложенной на нее миссии вызывали аномальные запросы прерываний основного процесса ядра, затягивающиеся аж на десятые доли секунды. Аватара тоже сбоила, ни с того ни с сего самопроизвольно повышая температуру тела на градус и потом активно выводя лишнюю энергию за счет испарения. Нормандия снизила температуру в своей каюте на два градуса по шкале Кельвина -- должно помочь.
  Причина сбоев проста -- Шепард опять совещалась с Советом, утащив туда глупую кварианку. От записи их разговора с этой Тальйи'Зорой ГЭУ самопроизвольно вышла на режим один и два, и только принудительное завершение оверрайдом позволило вывести генератор на стандартные ноль семь от номинала.
  Вот еще что странно -- по какой причине кварианка разговаривала на мехри? У азари очень красивый язык, и так его коверкать... Глупая кварианка! А еще дочь адмирала. Хотя, какая флотилия -- такой и адмирал, очевидно. И если папочка оказался столь гениален, что отпустил единственную дочь в это поистине бессмысленное 'паломничество', то чего еще ожидать от его дочери? Нормандия фыркнула, сбрасывая раздражение своей органической части через мимику. Общение с людьми научило ее таким нехитрым приемам контроля состояния ментальной модели. Ожидание затягивалось, вызывая тревогу у ее органической части, но тут внезапно поступил запрос на связь от... Аленко? Она открыла аудио канал.
  -- Нормандия, у нас гость, -- сообщил лейтенант. -- Насколько я понял, они с Шепард о чем-то договорились.
  Что? Где?.. А. Кроган. Ей стало стыдно от того, что она прозевала его появление в доке. Человеческие эмоции порой очень утомительны. Аленко сейчас стоял аккурат напротив закрытого грузового пандуса, рядом с ним возвышался мастер битвы в полной броне, сжимая в правой верхней конечности ручки от объемного армейского вещмешка, наполненного так, что аж застежки не сходятся.
  -- А почему он в бронескафандре, лейтенант?
  Тот не придумал ничего лучше, чем задать этот вопрос самому крогану. Логично, но...
  -- Куда удобнее нести его на себе, чем в мешке, -- спокойно ответил Урднот Рекс. -- Меньше места занимает. Здесь оружие, но ваш командир наняла меня, как бойца отряда десанта.
  Он слегка поднял свою ношу. Разумеется, оружие там и оказалось -- дробовик и импульсная винтовка с комплектом оборудования для чистки и обслуживания, плюс некоторые личные вещи и одежда. Все в порядке, можно пускать на борт. Нормандия опустила пандус, одновременно направляясь прямо к ним из каюты. И к тому времени, как толстенная плита виброброни опустилась на облицовку пола дока, она уже стояла наверху.
  -- Добро пожаловать на мой борт, -- кивнула она ему. -- Есть некоторые правила, которые каждый должен соблюдать. Иначе -- сойдете на ближайшем астероиде.
  Кроган добродушно хмыкнул на ее приветствие.
  -- Было бы странно ожидать другого, туманница. Я отлично понимаю, что сейчас хожу по твоему настоящему корпусу.
  -- Мое имя -- Нормандия, -- отрезала она.
  -- Мы не были представлены друг другу, -- пожал плечами Рекс, поравнявшись с ней. -- Где меня поселишь, малышка?
  -- Пошли, дедуля, покажу твою берлогу...
  Рекс только усмехнулся на дедулю. Вот ведь... кроган толстокожий! Тем не менее, он одобрительно кивнул, увидев свою каюту (селить его в общем отсеке с людьми Нормандия посчитала небезопасной затеей) и повернулся к ней:
  -- Двери блокируются?
  -- Да. Но только при аварийных ситуациях. Коммандер вам доверяет, поэтому доверюсь и я.
  -- Польщен, -- без тени улыбки кивнул Рекс. -- Боевое расписание, инструкции?
  -- Я не ваш командир, Рекс. Уточняйте это у Шепард. Что же до инструкций... -- она демонстративно склонила голову к правому плечу, без труда взломав инструментрон крогана. -- В разделе 'Нормандия', двенадцать документов. Ознакомьтесь, пока есть время. Советую начать с правил нахождения на борту. Что-нибудь еще?
  -- Да. Когда у вас обед?
  
  ***
  
  Тали'Зора настояла на визите к док Мишель, так что с Гаррусом мы встретились уже там. Вынужденное бездействие, пока Хлои в очередной раз отхаживала Тали, я все ж умудрился провести с пользой -- разговорить Вакариана оказалось нетрудно. Интересно, это у всех турианцев от Тумана так припекает пониже спины, или Гаррус просто патриот сверх меры? Однако же, угроза в виде Злобного Исскуственного Интеллекта Тумана сплотила турианские колонии, сведя на нет отголоски колониальной гражданской войны. К счастью, он то ли взял себя в руки, то ли просто привык, но наше общение свелось к официально-нейтральному, что уже победа. Я немного порасспрашивал его про матриархов азари:
  -- Шепард, я про это мало что могу сказать, -- развел руками Гаррус. У них, кстати, этот жест довольно забавный -- они сгибают локти и сводят кисти вместе прямо перед собой. -- Как понимаешь, у нас дома матриархам делать нечего, а на Цитадели я званием не вышел, чтобы иметь с ними дело.
  -- Ясно. Ну, все равно спасибо.
  -- Шепард, мне... рекомендовали... не отказываться от твоего первоначального предложения. Кроме того, я переговорил со СПЕКТРом Крайком и немного изменил свою точку зрения. То, что сделал Сарен... даже ВЫ не трогали планеты.
  Действительно -- не трогали. Туманный Флот крайне щепетильно относится к сопутствующим потерям.
  -- Я рада, что здравый смысл есть не только у кроганов, -- кивнул я.
  Гаррус прокашлялся, явно скрывая смех. Ну надо же. Осталось убедить Тали. На самом деле, я невольно задумывался -- а нужно ли и в этом следовать канону? Может и хрен с ней, с Тали'Зорой? Толку от их 'флотилии' -- ноль. Это скопище развалюх и антиквариата, в принципе не способное на противостояние военному флоту любой из разумных рас. В игре, насколько помню, это давало какие-то там силы, но здесь... Что может сделать пассажирский корабль с прикрученным изолентой рельсовым ускорителем КК типа 'Властелин'? Рассмешить? Так у жнецов нет чувства юмора -- они слишком прямолинейны для этого. А вот ответка просто уничтожит всю расу. Там одного Назары хватит на них на всех... С другой стороны -- у меня рекомендация (читай приказ) флагмана: улучшать восприятие Альянса другими расами. Опять же кварианцы -- мегаинженеры, все такое... Но Альянс им сто очков вперед даст по всем направлениям... Непонятно, короче.
  Тали вышла от Мишель минут через тридцать, уже почти не прихрамывая.
  -- Шепард, -- начала Тали'Зора, прямо как в игре заплетая пальцы чуть не в узлы от волнения. -- Я останусь у вас на корабле, но!.. Но вы гарантируете мне полную неприкосновенность! И... И я готова идти прямо сейчас.
  Я сначала ничего не понял, а потом дошло -- ей страшно. Просто страшно.
  'Нормандия, у нас плюс два места, -- сообщил я. -- Оба -- декстро виды'.
  'Принято. Рекса я уже устроила, -- откликнулась кораблик. -- Отсек подготовлен, но желательно часов на шесть заскочить на Арктур к шефу Акаси -- планировку немного подправить и десантный транспорт загрузить. И обязательно нужно докупить спецпаек для турианца и кварианки -- общий рацион, конечно, одинаковый, но невосполнимые аминокислоты у них, как и у вас, имеются. И, хоть у меня в лазарете есть все необходимое, возможно, стоит уточнить у мистера Вакариана и мисс Тали'Зоры требуемые медикаменты?'
  'Я тебя поняла. А потом -- Тау Артемиды. За дочерью Бенезии'.
  'Это все равно один ретранслятор'.
  Я вздохнул и покосился на Гарруса с Тали:
  -- Вакариан, где тут ближайший магазин для декстро-видов? И по медикаментам тоже желательно сами решите, что вам может потребоваться. Кстати, может, у Мишель закупимся?.. Чтобы далеко не ходить?
  
  
  ***
  
  
  -- Коммандер, мэм? Разрешите обратиться?
  -- Да, Джимми, -- я поднял глаза от планшета с наставлениями по тактике малых групп.
  Рядовой второго класса Джим Сайкс был непоседливым двадцатилетним парнишкой из крайне неординарной семьи -- его маман сейчас флаг-комиссар Сорок Первой Ударной Группы Четвертого Флота. И, учитывая строгое воспитание матушки, он, мягко сказать, отличался от общего состава десантной группы, собранной Андерсоном для того, чтобы я облажался на Иден-Прайм. Более того, в отличие от Дженкинса, голову в бою он не терял и под огнем показал себя достаточно неплохо. По этим двум причинам я его и оставил в составе группы. Очевидно, у парня вопросы связаные с троицей инопланетников на борту.
  -- По разговорам, мэм, у меня сложилось ощущение, что входящие в десантную группу представители инопланетных видов...
  Ешкин дрын! Я ж выглядел так же, когда докладывался Симакадзе!
  -- Рядовой Сайкс.
  -- Мэм?
  -- Где вы проходили обучение?
  -- База ПК Никсон-бэй, мэм. Марс! -- гаркнул парень, задрав глаза к потолку.
  -- Изображать Джи-Ай у вас хреново выходит, космопех. Я про гражданское обучение.
  -- Лексингтон-колледж, мэм!
  -- Ясно... А почему не пошли дальше? В университет?
  -- Хотел служить Альянсу, мэм!
  Аж глаза вытаращил от усердия. Ох, наказание мое...
  -- Джим. Мы действуем согласно Адмиралтейскому Коду, как единица Туманного Флота. И там нигде не сказано, что к командованию нужно обращаться 'мэм'. Я проверила.
  Паренек завис.
  -- Ваш вопрос, очевидно, про трех инопланетников в составе группы, -- спокойно уточнил я. -- С этим какие-то проблемы?
  -- Нет, м... коммандер, но...
  -- Любопытствуете?
  Парень покраснел, наконец сообразив, что задавать вопросы навроде 'какого хрена ты так решила' у командира -- не самая удачная идея.
  -- Виноват! -- выпалил он.
  -- Садитесь, нечего у меня над душой стоять, -- кивнул я на соседний стул. -- А теперь просто немного подумайте, прежде чем спрашивать. Я закрою глаза на вашу первую попытку. Один раз.
  -- Мэм? -- ожил Джим через пару минут.
  -- Слушаю.
  -- У меня нет вопросов, коммандер!
  -- Хреново.
  Немая сцена.
  -- Мы -- разведка, Джим, -- поясняю я. -- То, что вы не смогли сформулировать ваше любопытство в приемлемый вопрос командиру -- ваша недоработка. Почаще шевелите мозгами, иначе мне придётся искать вам замену.
  -- Понял, коммандер.
  -- Работайте над этим.
  'Злая ты', -- как бы между прочим заметила Норма.
  'Мне нужно, чтобы он думал. Ботов я и у тебя набрать могу'.
  'Это верно. Кстати, Шепард, на Арктуре я загружу новый транспорт для высадки'.
  Я вспомнил 'Мако' и содрогнулся.
  'А на что там уйдут эти шесть часов?'
  'Некоторые перестановки обитаемого объема. Я хочу убрать ненужные каюты для экипажа и высвободить место под 'Артемиду'. Все равно твоя группа даже половины не займет. Я понимаю твое беспокойство о Т'Сони, но мы наверстаем упущеное время за счет моей скорости'.
  'Как скажешь, Нормандия'.
  
  ***
  
  По прибытии в доки базы Арктур, на борт к Норме поднялась крепкая, бойкая деваха в сетчатом комбинезоне астротехника с инструментальным поясом, утыканным диагностической электроникой и ярко-желтой бейсболкой с выцветшей надписью 'Coca-Cola'.
  -- Так, все на выход! Личные вещи не брать, оружие тем более! Живо, живо! Ох ты ж! Кроган! -- она на мгновение остановилась, с интересом изучая Рекса, а затем тут же добавила: -- На выход, здоровяк, девушке нужно привести себя в порядок!
  Нас всех, включая ментальную модель Нормы, проводили до выхода из дока, как детишек на экскурсии, впихнули в лифт и вместе с нами вознеслись на верхнюю отметку докового комплекса. Прямиком в сумасшедший гибрид зала ожидания аэропорта и кафе из американских фильмов шестидесятых.
  -- Располагайтесь и никуда не уходите, -- широким жестом указала на кафе девушка. -- Это военная база Тумана, и вас тут вообще быть не должно.
  В зале сидело несколько туманниц, с интересом разглядывавших нас. Одна из них крайне заинтересованно подняла голову, рассматривая нас всех и особенно Норму с Уильямс. Коротковолосая шатенка, улыбчивая и с какой-то безуминкой в фиолетовых глазах.
  -- Чего гостей стращаешь, Акаси? -- спросила она у нашей сопровождающей, как на пружинках подскочив от столика кафе.
  -- Чтоб вняли и вникли!
  -- Главное, чтоб не втухли, да? -- она подошла поближе. -- И кто у нас тут?..
  -- Фрегат разведки Нормандия! -- несколько побледнев, ответила Норма.
  -- И та самая Шепард, надо полагать, -- взгляд молодой женщины был крайне знаком. Да и вообще, кого-то она мне напоминала...
  Я коротко кивнул, исподтишка разглядывая незнакомку. Красавица, как и все туманницы, но по фигуре даже Уильямс обставит. Высокая, одета в выгодно подчеркивающую ее фигурку карминовую жилетку, черную рубашку и серые брюки почти в облипку. На шее черный правильный крест, продетый в пурпурную ленту с золотым тиснением. По всей видимости, наградной. Барышня явно линейных статей. А еще флагман соединения ударниц, судя по шилу в заднице и привычке к командному тону. Никому ничего толком не сказала, а у меня весь отряд, включая Тали'Зору, по стойке смирно стоит. И я вместе с ними. За компанию, ага.
  -- И ты мне еще что-то в вину ставишь! -- ввернула Акаси, ковыряясь с кофемашиной. -- Сама-то!
  -- Да ладно, это десант все-таки... -- пожала плечами шатенка, отвернувшись к шефу ремонтной базы. -- Конго мне задачу поставила их прикрывать... Должна же я знать, чей моя вторая эскадра резерв! Вот их, оказывается... Не дрейфь, Нормандия, мои девчонки тебя прикроют, только позови.
  Девушка ослепительно улыбнулась нам всем и подмигнула.
  -- Тебе бы только выпендриваться, Киришима, -- Акаси исподлобья посмотрела на нас. -- Кофе будет кто?
  
  
  За час вынужденного безделья я не только выпил отличного кубинского кофе, но и обстоятельно познакомился со всеми туманницами, стоящими в доках базы. Шилопопая улыбашка -- Киришима, оказавшаяся систершипом Конго со всеми вытекающими, сероволосая застенчивая малышка с испуганными глазенками на пол-личика -- легкий крейсер Мито, тип Агано-8, ожидающая реконструкции корпуса с нуля, ее систершип-близняшка Микато на плановом ТО и тяжелый носитель Белиф, тип Лилит. На перевооружении. Молчаливая и жутко серьезная красотка лет двадцати с хвостиком на вид, практически не обращающая на нас внимания.
  Ну и, конечно, царица и хозяйка данной базы -- ремонтное судно Акаси. Темноволосая, острая на язык красотка, оказавшаяся столь же горячей любительницей кофе, как и я. На эту тему мы с ней и трепались, пока Акаси перекраивала внутренний объем Нормандии, периодически почесывающейся и вздрагивающей от производимых с ее корпусом манипуляций. Я вполглаза приглядывал за моей группой, но людской контингент вместе с Рексом вели себя спокойно, а оставшаяся инопланетная часть группы сидели как мышки под веником, тараща глаза на происходящее вокруг. Чаквас спокойно удалилась в медицинский сектор базы по своим медицинским делам, предварительно поставив в известность нашу фрегат. У нашего медика доступ выше, чем у корабля, к которой она приписана! Ой, чует мое сердечко, что начальник Чаквас вовсе не в планетарном корпусе стул уминает, несмотря на нашивки медслужбы этого самого корпуса.
  -- Кубита мне не очень... -- поделилась со мной ремонтница. -- Вот никарагуа или магораджип, особенно с корицей... М-м-м...
  Мечтательное выражение на личике девушки тут же сменилось живым интересом:
  -- А что ты намерена с вашей эсминкой делать? Ну, Уильямс?
  -- Да ничего... Она в составе группы, -- пожал плечами я. -- И вроде как довольна.
  -- Угу, как же! Сто лет без корпуса -- и довольна, ха! -- хмыкнула Акаси. -- Запрос на подключение ОТС она делала?
  -- Мне откуда знать? -- попытался отвязаться я, но куда там!
  -- Ты -- ее командный узел, мимо тебя такое пройти просто не может! -- девушка толкнула меня локотком. -- Что, даже не смотрела?
  -- Я не очень знаю, как...
  -- О, просто. Имплант фиксирует модальную (*) деятельность лобных долей.
  -- То есть, мне нужно просто об этом подумать...
  Акаси энергично кивнула. Просто подумать. Угу. Я ж суперинтеллект и могу думать дискретно и постоянно! Ромбиками и кружочками... Что там такого, поду...
  Ой.
  Это что за... Паутина...
  Ага! Это вот -- я (крестик умножения с двумя скобочками) это вот -- Симакадзе. Норма... Какая-то Иводзима SR-2 и еще около тридцати туманниц. Эмблемки у всех похожие, кстати. Ладно, с эскадрой потом разберусь. Я спускаюсь по паутинке вниз, от Симакадзе ко мне любимой. И у меня тоже своя паутинка! Вот Уильямс (треугольник со скобками, как у меня), а вот три натурально кляксы. Это что, Дженкинс, Аленко и Сайкс? Н-да. Кроме временных цифровых подписей ничего по ним нет. Три по существу пустых узелка. А вот с Эшли интереснее. Кластер довольно большой и... кх-м... при первом же пакете данных обнаружилась забавная штука -- у меня аж зарябило перед глазами от выскочивших значков предупреждений. Мозг не справлялся с обилием данных и переделывал их в такую вот забавную реакцию. Так. Вот и запрос на доступ. Ой, а я, оказывается, могу и в администрирование. Собственно, все, что могу ей сделать -- доступ в сеть с клиентским протоколом и модерированием через меня же. Ну, хоть так. Сделано.
  'Ой... Шепард?'
  'Да, Уильямс. Запрос выполнен и закрыт'.
  Я никак не ожидал такого фонтана эмоций от обычно спокойной и серьезной Эшли. Она радовалась, как пятилетка, которой разрешили погулять во дворе после недельного домашнего ареста. Я поморщился и вдруг этот ураган стих. Так же резко, как и начался. Интересно, это я сейчас углубил и расширил или просто привыкаю потихоньку? Экая забавная штука эта тактическая сеть. Эмоции можно улавливать.
  'Прости, флагман', -- пришло виноватое от Уильямс.
  О как.
  -- Ну, я вижу, с этим ты справилась, -- неожиданно спокойно кивнула Акаси. -- Осваивайся дальше, год назад ты почти на нашем уровне была.
  -- Но я ведь не была в составе флота! И кроме этого, я же человек...
  -- Нет, конечно, нет. Но вывод матриц адаптации Осокабе позволил вам, людям, взаимодействовать с нами почти без помех, что ты и остальные участники программы блестяще доказали на практике.
  Ремонтница замолкла столь многозначительно, что даже мне был отлично понятен намек. Так вот почему Туман пошел людям навстречу! Вот что в нас общего... Интересно, очень интересно!
  -- А... И какие выводы?
  -- Да какие еще могут быть выводы! -- фыркнула Акаси. -- Уж сама-то в сети покопайся. Сейчас прав на доступ у тебя хватает.
  -- Обязательно покопаюсь, спасибо за наводку...
  -- Эй, не зависать!
  -- Все в порядке, -- успокоил встревоженную девушку я. -- Сколько нам тут еще сидеть?
  -- Четыре часа двенадцать минут. Кофейку?
  -- Давай!
   Комментарий к Интерлюдия III. Посиделки
   * - модальность - (от лат. modus способ) одно из основных свойств ощущений, их качественная характеристика (цвет в зрении, тон и тембр в звуке, и т.п.) отражает свойства объективной реальности в специфически закодированной форме (длина световой волны отражается как цвет, частота звуковых волн - как тон и т.п.)
  
  Часть II. Terum
  
  Я спокойно прошел через кают-кампанию, встав напротив голопроекции нашего пункта назначения -- планеты Терум. Нормандия покопалась в экстранете и достала геодезические карты прошлогодней свежести. Терум, как и в каноне, был просто куском базальта с атмосферой, но... всегда уже это 'но'!.. на планете вовсю велась добыча руд и металлов, в первую очередь магния, алюминия и иридия. ОАК тут понавтыкала шахт, которыми заведовало представительство некоей 'Кронев майнз'. Конкретно эту систему наши крейсера не охраняли, поскольку добывающая компания отказалась от этого. Система, по большому счету, постоянного населения не имела и потому охранять там тоже особенно некого -- инженеры, да горнодобывающее оборудование. На орбите ретранслятора болтался сторожевик ЗКС, с капитаном которого у меня был очень короткий разговор:
  -- Это лейтенант-коммандер Джейн Шепард, флот Альянса, -- я бесстрастно смотрела на медленно белеющего паренька-связиста. -- Перекиньте меня на командира.
  -- Ми-ми-минуту! -- проблеял парень и голоэкран погас.
  -- Шепард, зачем это вообще нужно? -- шепотом спросила стоящая рядом Норма. -- Прошли бы в маскировке -- и дело с концом...
  -- Я им не доверяю, Нормандия. И мне совершенно не хочется, чтобы при экстренном заходе на ретранслятор ты от ракет или еще какой пакости уворачивалась. Мало ли, что случится может.
  -- Вероятность таких событий околонулевая, -- пробурчала Норма, -- и я уж как-нибудь от этой лоханки отобьюсь! А будет лезть -- поймает торпеду!
  -- Ну, считай меня параноиком... -- я замолк, поскольку на экране проявился бородатый мужчина в фуражке аля кригсмарине и чорном-пречорном кителе с погонами кап-раз. -- Здравствуйте, лейтенант-комм...
  -- Да, мне сказали, кто вы, -- отмахнулся бородач на ломаном английском. -- Чего вам надо?
  А он знает, зачем мы тут. Вот попкой своей идеальной чувствую.
  -- Сообщить вам, что мы прибыли по резолюции Совета Цитадели для опроса свидетеля. Поэтому уведомляю вас, что мы приземлимся на Терум. Это никоим образом не затрагивает интересов 'Кронев майнз'.
  -- Ха, я не настолько спятил, чтобы мешать туманницам! Принял и подтверждаю.
  -- Спасибо. Всего хорошего.
  -- Конец связи, -- кивнул мужик, и экран отключился.
  -- Взяточник... -- выдохнул я. -- Возможно, мы уже опоздали.
  -- Это ты как определила?! -- поразилась Норма.
  -- Богатый жизненный опыт, -- скривился я. -- Давай-ка повышенную.
  -- А чего не боевую?
  -- В скафандр лезть не хочется раньше времени.
  -- Но Акаси же тебе все сделала по высшему классу!
  И вот как ей объяснить...
  -- Да, конечно. Тем не менее, это все равно броня.
  Девушка обиженно пожала плечиками -- дескать люди странные, счастья своего не понимают. И отвернулась, объявив повышенную готовность.
  -- Через сколько у планеты будем?
  -- Тридцать семь минут, -- буркнула Норма, вздернув носик.
  Не перестаю удивляться ее ходкости. Систему насквозь за час? -- Да не вопрос. Волшебница, блин. Я кивнул девочке и пошел к своей каюте, переодеваться. Что там Акаси намудрила с броником, представления не имею, и это очень хреново: разбираться с ним по ходу высадки я не хочу. Так что, наверное, надену, посмотрю, что к чему, и если не разберусь -- схожу в арсенал за старым комплектом.
  
  ***
  
  'Мы очень рады, что вы, Джейн, выбрали нашу продукцию! Надеемся, что адаптивный бронескафандр мк1 доставит вам немало приятных десантных операций ;)
  Искренне ваша, начальник базы Арктур, ремонтное судно Акаси.
  P.S. Жду отчета по этому прототипу'.
  Конец предисловия.
  Обычная бумажная инструкция, листков на десять. Изучение данной книжицы заняло минут пять -- читал я очень быстро -- и внесло некоторую ясность. Управление всеми системами этой наноброни осуществляется мной же, сама по себе она практически безмозглая -- ядром являюсь я сам. Не выйдет из меня железного человека с его Джарвисом. Сама, все сама...
  На всякий прислушиваюсь к себе на предмет ду-ду и оперативно нацепляю это чудо туманной техники. Вообще разница с моей старой экипой не такая и большая -- в конце концов технологии почти те же. Получив управляющий импульс, броня фактически обтягивает меня. Секунды через три все интимно-непристойные поползновения моей скорлупки заканчиваются, и я рассматриваю себя в зеркало. Лицевой щиток услужливо сползает на макушку, шлем полностью раскрывается, уехав под подбородок и на затылок. Круть!
  Никаких проблем с управлением нет -- после лазания по тасксети даже привычно как-то. К хорошему быстро привыкаешь, да, Джейн? Я обреченно скользнул взглядом по собственному бюсту, прекрасно различимому под фигурными щитками брони. А к плохому не очень.
  Ладно, пора народ тормошить.
  Спускаюсь в арсенал, собираю свою коллекцию стволов и магазинов к ним. А то патроны, внезапно, имеют свойство кончаться, кто бы мог подумать... Рядом не спеша собирается Уильямс ровно в такой же скорлупке, как у меня, только вместо надписи N7 у нее 372. Там же. Прямиком на верхних далеко за девяносто. И облегает их броня так же... рельефно.
  -- Флагман? -- идеальное личико бравой эсминки слегка краснеет. После того злосчастного эпизода с щенячьим восторгом она, похоже, меня стесняется.
  -- Нет-нет, ничего, Уильямс, просто задумалась. По готовности к 'Артемиде'.
  -- Принято, флагман.
  
  Махина 'Артемиды' стоит в ангаре на месте челнока, но из-за колес и вооружения в старый ангар этот танк не влез бы. Хоть бы оно ездило не как 'Мако'... Тут же сидит Рекс. Ну, как сидит... Вообще, он по сотому разу мучает выданное ему снаряжение -- автоматический дробовик и легкое штурмовое оружие поддержки -- LASW мод 1. Пулемет, если по-простому. Довольны-ый, что сытый крокодил.
  -- Шепард! Если бы у нас было ТАКОЕ оружие, мы бы... -- он усмехнулся. -- Поубивали друг друга за него вернее генофага!
  -- Неожиданная точка зрения.
  -- Правильная. Уж что точно умеют кроганы, так это кромсать друг дружке панцири. Турианцы -- идиоты, им надо было просто скидывать с орбиты ящики с оружием. Остальное мы сделали бы сами. Когда высадка?
  -- Скоро. Нормандия проведет разведку -- по результатам решим куда и как прыгать.
  -- Понял тебя, коммандер.
  Минут через пять подошли остатки нашей десантной группы. Уильямс, Вакариан, Аленко, Сайкс и Дженкинс. В полном соответствии с штатным расписанием.
  -- Дама и джентльмены, мы здесь для эвакуации еще одного, точнее, одной свидетельницы. Это азари, доктор Лиара Т'Сони. По информации от республики, она сидит на Теруме уже несколько месяцев. Где конкретно, кто в составе экспедиции, сколько их -- неизвестно.
  -- Что врачу делать на этом булыжнике, коммандер? -- удивленно спросил Кайден.
  -- Она -- доктор археологии, Аленко. В свои сто лет, кстати.
  -- Это достижение, мэм? -- переспросил Дженкинс.
  -- Для азари -- да. С их точки зрения Т'Сони едва вышла из детства, -- я прислонился к колесу 'Артемиды'. -- Даже если на планете нет гетов, нам необходима ее консультация: она одновременно и дочь Бенезии и специалист по протеанам.
  -- Почему ты вообще решила, что турианскому СПЕКТРу есть дело до синенькой малявки? -- резонно заметил Рекс.
  -- Учитывая тот факт, что Сарен явно избавляется от хвостов и свидетелей, она, безусловно, приоритетная цель. Как я уже говорила, во-первых: она -- дочь Бенезии, а во-вторых, занимается раскопками протеан. Активность гетов в нескольких системах прямо указывает на то, что Сарен что-то ищет в протеанских руинах, -- я посмотрел на Мастера Битвы. -- Сложи два плюс два.
  -- Это оскорбление? -- мягко спросил Рекс.
  -- Э-эм, ни в коей мере. У людей это просто устойчивое выражение, -- я старательно изображал невозмутимость. -- Когда вывод самоочевиден.
  -- Понял. Хе, надо запомнить.
  -- Так или иначе, ждем данных от Нормандии.
  -- Мест раскопок пять, -- тут же откликнулась Нормандия. -- Что удобно, находятся они рядом -- в пределах пятидесяти квадратных километров.
  -- А по-туриански? -- переспросил Гаррус.
  -- Двадцать четыре и восемь десятых сальта.
  -- Действительно -- рядом... Пожалуй, мне стоит изучить человеческие меры расстояний.
  -- Я уверена, что система СИ рано или поздно будет стандартом для галактики, -- заметила корабль. -- Волусы уже на нее переходят.
  -- Вот как? А почему?
  -- Удобно, -- прервал я очередной спор в зародыше. -- Нормандия, какие рекомендации?
  -- Нет никаких признаков активности гетов, шахты работают штатно, отметка космодрома присутствует -- я связалась с диспетчером. Посторонних кораблей не было, или они о них молчат. К археологической команде два дня назад прибыло судно снабжения. Пробыли на поверхности пять часов, все как обычно, покинули систему также позавчера. Координаты посадки в ОТС, по ним же расположен лагерь археологов. Пока это все, что удалось узнать. До высокой орбиты двенадцать минут, плотность атмосферы у Терума составляет шестьдесят восемь процентов от земной, так что я сразу зайду на посадку. Время подлета -- около сорока минут, но возможно двукратное увеличение -- если будет активность на поверхности.
  -- Дышать-то там можно, фрегат? -- спросил Аленко.
  -- Технически -- да. Но температура у поверхности -- триста тридцать Кельвинов. Боюсь, вы недостаточно горячи для этой планеты, лейтенант.
  
  ***
  
  Четырехколесная бронированная машина мягко приземлилась на гладкий, слегка поблескивающий базальт, совсем недавно бывший раскаленным потоком магмы. Неслышно поменяв силуэт на более низкий, транспорт с места рванул подальше от малиново-багровой, пышущей жаром огненной реки. Прямо на ходу из корпуса выстрелило четыре небольших тени, мгновенно разлетевшихся в разные стороны от их носителя. А затем машина просто растворилась в мареве обжигающе горячего воздуха, неуловимо сливаясь с базальтом вокруг.
  
  -- Вулканическая активность повышенная, но крупных извержений рядом нет. Двигаюсь на покинутую точку, -- Уильямс откинулась в кресле назад, прикрыв глаза.
  Сейчас основным телом эсминки была 'Артемида' -- я доверил ей управление, решив, что нагружать Норму еще и десантной машиной -- перебор, что бы она по этому поводу не говорила. И именно Уильямс настояла на высадке рядом с лавой -- адаптивная маскировка требовала нескольких секунд анализа среды, и на это время бронемашина становилась легкой целью. Сейчас, помимо сенсоров самой машины, у Уильямс было еще четыре глаза в виде дронов тактической разведки и целеуказания.
  И на этот раз весь арсенал Нормандии и пусковые 'Артемиды' были в нашем полном распоряжении. Норма зависла в стратосфере -- так время подлета ракет составляло менее двадцати секунд. Ракеты на любой вкус: от тактических танатониумных до малюток антидронов. Красота!
  Каково было мое облегчение, когда Нормандия нашла гетов на поверхности: очень много рядом с обогатительным заводом и поменьше рядом с одной из шахт. Остальные четыре места раскопок по каким-то только гетам ведомым причинам полностью покинуты. Наша разведчица не решилась лезть разведдронами внутрь шахты -- оружия у них нет, а обнаружить себя еще до подлета в атмосферу -- глупо. К сожалению, сканирование с поверхности просто не пробивало сотни метров изрядно фонящей породы, так что придётся проверять шахты по старинке -- ножками.
  Машину слегка потряхивало, но и только. Я без труда рассматривал карту местности на голоэкране инструметрона, отслеживая наш путь.
  'До точки тридцать секунд'.
  'Противник?'
  'Чисто, данные Нормандии корректны'.
  И то хорошо. В игре-то Лиара могла хоть месяц в этом поле висеть... А вот в реальном мире азари крайне тяжело переносят обезвоживание, и после того, как она попадет в ловушку, у нас часов тридцать, если не меньше. Особенно, с учетом местного климата. Но отсутствие врага снаружи не означает его отсутствие внутри...
  -- Приехали! Вокруг чисто, на улице ясная погода, температура в тени чуть выше трехсот стандартных градусов, -- Уильямс деловито распихивает по кобурам оружие. -- Самое то для шезлонга и коктейля со льдом.
  Я выхожу из машины, осматривая инфернальный пейзаж вокруг входа в шахту. Пусто. Мертво. Слой вулканической пыли на металле шлюза, никаких свежих следов... Тут пару дней никого не было, что, впрочем, ничего не значит.
  -- Аленко, Сайкс, Вакариан, Нормандия -- оцепление, ушки на макушке. Остальные со мной. Нормандия, четыре паучонка с нами, четыре с 'Артемидой'.
  -- Принято, четыре с вами, четыре на точке, -- четко отвечает корабль.
  -- Как уши могут быть на макушке? -- удивляется Гаррус, взводя винтовку.
  -- Это долгая история, Вакариан... -- отвечает было Аленко, но ловит мой взгляд и затыкается.
  А мы входим внутрь шахты -- шлюз не заперт и открывается просто по интерфейсу с пульта. Освещение работает, в шахте еще жарче, чем снаружи, но чисто -- пыли немного. Бот поддержки выплевывает несколько мини-дронов, размером с теннисный мяч, которые бесшумно уносятся вглубь створа шахты. Я прохожу вперед, осматривая стены и свод тоннеля. Похоже, мы все-таки ошиблись дверью.
  -- Шепард, а нам вообще имеет смысл двигаться дальше? -- спросил Рекс, перехватив дробовик. -- Возможно, стоит...
  -- Я пока дальше идти и не собираюсь. Нормандия закончит разведку и по результатам...
  -- Нет тут ничего, -- озвучивает результаты Норма через общую связь.
  -- ...Пусто. И, думаю, на следующей пустой точке высаживаться уже нет смысла -- вышлем разведдронов Нормандии.
  -- Другой разговор... -- проворчал кроган, убирая оружие. -- А то даже мне тут слегка жарковато. Вам, мягкотелым, вообще должно быть худо.
  -- Погоди, Рекс... Так у тебя в броне нет контроля температуры? -- удивилась Уильямс.
  -- Я -- кроган! Зачем мне эти заморочки мягкотелых? На Тучанке еще жарче чем здесь, а я там родился!
  -- И это у нас, значит, заморочки. Угу... -- пробормотал я. -- Сворачиваемся, и на точку с охраной. Думаю, остальные брошеные шахты тоже пустые.
  
  ***
  
  -- Геты, -- Уильямс повернулась ко мне. -- Множественные сигнатуры, четыре единицы массой несколько тонн. Вероятно, патрульный отряд, траектория движения описывает дугу вокруг входа на раскопки.
  -- Слышали, джентльмены? У нас компания!
  -- Ха, наконец-то! -- рыкнул Рекс. -- А я уж думал со скуки усну.
  -- Дневной сон полезен для здоровья, дедуля! -- ввернула Нормандия. -- Перемещаюсь поближе к вам и жду запроса на ракетный удар. Целеуказание сама себе обеспечу.
  -- Эшли, выгружай нас. Нужно их нейтрализовать, пока мы в поле -- не хватало еще на выходе с шахты в осаду попасть.
  Я бегло осмотрел отряд. Порядок.
  Рекс согласно кивнул моим словам, улыбаясь во все свои триста тридцать три зуба. Гаррус спокойно проверял прицел винтовки, Кайден просто сидел, глядя перед собой, Дженкинс смотрел на крогана, а Сайкс уже держал в руках винтовку.
  -- Флагман, оптимальное место высадки тут, -- Эшли указала на голоэкран. -- Там естественное укрытие, и нас не смогут обнаружить.
  -- Отлично. Действуй, -- отмеченное место на экране действительно скрыто нагромождением породы, но достаточно близко к створу шахты.
  
  Уже привычно попросив картинку с камер дронов, пытаюсь разобраться с тем, что вижу. Получается так себе. Обычные платформы гетов сопровождают... Я увеличил картинку... Ошибки нет.
  Мини-жнец.
  В высоту эта робототехника вдвое выше платформы гетов, четырехопорная конструкция, отдаленно напоминающая эсминец жнецов. Две штуки. Назара прислал усиление. Это, девочки, не то, что приплыли, это -- догреблись! А что еще у него в загашнике имеется? И -- вот хороший вопрос -- что еще УЖЕ здесь? И СКОЛЬКО этого по шахтам ползает?
  Помимо мини-эсминцев, тут у нас геты и парочка джаггернаутов. Вечер начисто перестает быть камерным.
  'Нормандия, их блокировать можно?'
  'Да. Средства РЭБ есть на каждом дроне'.
  'Тогда -- блокировка и огонь по команде'.
  'Флагман, 'Артемида' может взять часть целей на себя', -- вмешалась в разговор Уильямс.
  'Только согласуйте удар'.
  'Обижаешь! -- фыркнула Норма. -- Будет сделано в лучшем виде!'
  'Огонь по готовности'.
  -- Цели распределены! -- транслировала девочка по общей связи. -- Удар через двенадцать... одиннадцать...
  ... -- Один... Та-да-а!
  Вертикально вниз ударило три стрелы, к ним, со стороны 'Артемиды' присоединилось еще пять тонких черточек, одна за другой, почти без задержки разорвавшиеся прямо на целях. Ярко-красные всполохи гравитационных сфер корродирующих боеголовок смешались с более мелкими, тепловыми разрывами. Через мгновение до меня долетела взрывная волна, слитно прогремевшая в покое базальтовой долины.
  
  
  Тяжело быть идиотом. Естественно, от патруля остались рожки да ножки. Буквально: все, что мы смогли найти -- это кусок 'ноги' от жнецовского дрона. В итоге, как командир разведгруппы, я зафейлился дважды -- первый раз не уточнив тип боеголовок, второй -- не попробовав отстрелить жнецовскую тварюшку из стрелкового оружия. И сейчас мы полезем в шахту рудника, по-прежнему ничегошеньки не зная о противнике. Зачет тебе, Шеп.
  Так или иначе -- надо двигать жопками, а то добрая доктор Т'Сони протянет свои очаровательные, синенькие ножки.
  -- Норма, что у нас по активности гетов?
  -- Никаких аномалий, точка удара достаточно далеко, чтобы взрывная волна успела рассеяться в фоне вулканической деятельности. 'Норма?! Какая я тебе Норма?!'
  Опс... Промашка вышла...
  'Прости пожалуйста, я...'
  'Коробка сладостей с Тессии, или нет тебе прощения! -- отрезала оскорбленная до глубины ядра корабль. -- И, раз уж такое дело, для друзей я -- Нор. Дозволяю именовать себя этим коротким именем в случаях крайней необходимости!'
  'Заметано. И коробка, и дозволение'.
  'Смотри у меня! -- все еще пылая 'праведным' гневом, шипит Нормандия. -- Или тут, прямо на вулкане оставлю!'
  'Все, все, Ваше Высочество, нижайше прошу прощения!'
  'То-то же, -- фыркнула девушка, слегка отойдя от наигранного возмущения. -- Какие будут указания по разведке?'
  'Сопровождение и целеуказание, Нормандия. Техника жнецов на поверхности есть?'
  'Отрицательно. Только геты'.
  Печально.
  -- Аленко, вы вчетвером, я с Вакарианом и Уильямс впереди. Нормандия, боты с основной группой. Дистанция -- сто. Не шуметь!
  Не дожидаясь подтверждений, я пошел вперед, опираясь на маршрут, указанный Нор. Вакариан сейчас был в своей броне, и это меня немного тревожило -- в отличие от наших с Эшли бронескафов, уже давно мимикрировавших под породу вокруг, его броня была просто покрашена в серый камуфляж и довольно сильно отличалась от местного пейзажа.
  -- Вакариан, держитесь немного позади, -- попросил я.
  Гаррус кивнул и сбавил темп.
  К счастью, никаких препятствий по дороге нам не встретилось, и через десять минут марш-броска мы уже подходили к рудникам, просто кишащим отметками гетов. Несколько входов в отдельные тоннели объединяла общая площадка рудника, выглядящая, как нагромождение стальных конструкций и ангаров для техники. Вся эта машинерия располагалась на сильно изрезанных скальными выступами, но достаточно пологих холмах, образующих естественную возвышенность, защищавшую рудник от лавы.
  -- Зайдем правее, -- кивнул я на ближайший к нам холм. -- Шепард -- основной группе: занимаем позицию для обстрела.
  -- Поняли вас, -- ответил лейтенант.
  Пара минут -- и я на гребне холма, очень удобно увенчанного колотыми базальтовыми глыбами. Правда, навернуться здесь -- раз плюнуть... Аккуратно достаю полуавтоматическую винтовку и через прицел осматриваю позиции гетов. Да-да, мать их, позиции! В этот раз так просто пройти не выйдет -- несколько огневых точек прямо на оборудовании рядом со входами в шахты, внизу -- три тяжелые платформы с более чем внушительным вооружением и порядком обычной пехоты вокруг. Нас ждут? Сомнительно, даже я сам не знал, что прилетим именно сюда. Значит, от местных.
  -- Шепард, вы готовы?
  Почему-то меня спрашивает Рекс, а не Аленко. Я оглядываюсь на примостившегося за скалой турианца, кивнувшего мне, и Уильямс, залегшую еще чуть дальше от него. Порядок.
  -- Да. Будьте осторожнее, они тут хорошо закрепились. Нор, тяжелые платформы на тебе.
  -- Поняла, Шепард. Жду вас.
  -- Отлично, Рекс, ваш выход!
  -- Понял тебя, командир.
  Я уменьшил прицел и устроился поудобнее.
  Грохот первых выстрелов пулемета крогана разметал тишину меж холмами. Все три танка гетов мгновенно развернулись на противника, и я тут же снял первую цель. Хлопки и визг выстрелов слились в какофонию, гулкий грохот разрывов крупного калибра на ботах Нор вторил длинным очередям Рекса и коротким, трещащим очередям винтовок десантников. Для меня все происходящее сузилось до прицела винтовки и коротких команд группе снизу.
  Выдох -- выстрел -- толчок отдачи в плечо, -- следующий гет -- выдох -- выстрел. Я выпрыгнул вперед, обогнув глыбу скалы и тут же упал на колено, вложившись в прицел. Выдох -- выстрел. Ещё раз и еще раз.
  -- Рекс, вас обходят справа, танк!
  Красным цветком расходится взрыв корродирующей гранаты Дженкинса, но танк гетов не обращает на него внимания, методично расстреливая парня прямо сквозь его укрытие. Куски базальта отлетают в стороны, гет ненадолго замирает и росчерк плазмы срывается с его 'носа', превращая в крошево остатки скалы.
  -- Дженкинс, камень слева от тебя, на десять часов, бегом, ПОШЕЛ, МАТЬ ТВОЮ! -- ору я, одновременно всаживая выстрел за выстрелом в 'голову' танку. -- Нормандия, нужен ракетный удар! Живее!
  -- Невозможно!
  Третьего попадания броня махины не выдерживает, и танк разворачивается ко мне. Выстрел, выстрел, выстрел. В одну и ту же точку, прямо в светящийся синим 'глаз' танка. Пищит зуммером разряженный щит, мне в плечо что-то врезается, и я просто отлетаю назад, сбитый с ног, но вроде как целый. В ушах звон, поднимаюсь. Винтовка? Вот она. Что там сейчас? Дженкинс? Почему невозможно?! Что за херня?!
  Выстрелы внизу звучат гулкими ударами, один танк гетов ткнулся своим рылом в камень холмов, второй дымит черным, масляным облаком из корпуса и отходит вместе с пехотой. Целей еще хватает -- я вкладываюсь. Выдох -- выстрел. Выдох -- щелчок. Твою-ж!
  Перекатываюсь на спину и меняю магазин. Пустую коробку в подсумок, взвожусь -- порядок! Перекатываюсь обратно, на локти. Третий танк выплевывает плазму куда-то под ноги Рексу, объятому биотическим пламенем, но тот, не уступая танку, просто не обращает на это внимания, непрерывно высаживая магазин пулемета прямо машине в голову. В конце концов клюв танка искрит, из-под сочлененной шеи валит дым и срезанная начисто полутысячей пуль башка танка отваливается от шеи, повисая на проводке и с лязгом ударяясь о корпус. Рядом Аленко биотикой добивает коптящий дымом второй танк, и через минуту рудник окончательно зачищен от гетов.
  -- Нормандия, почему не было поддержки ракетами?! Какого...
  -- Сейсмическая нестабильность, коммандер! -- тут же отвечает девочка. -- Существовала вероятность обвала входов в шахты!
  На мой непечатный ответ, по какому адресу я видел эти шахты вообще и входы в частности, уважительно присвистывает вся людская часть моего отряда.
  -- Наверное, мне потом стоит уточнить, что именно ты сейчас сказала... -- задумчиво-опасливо протягивает Гаррус, медленно спускаясь с холма поближе ко мне. -- А еще я бы попросил у вас аналогичный скафандр -- выдержать серию попаданий пушки танка... Впечатляет.
  -- Раненые? Повреждения? -- я спускаюсь к Рексу, по монументальности мало чем отличавшемуся от скал вокруг.
  Докладываются все, Нормандия отчитывается о двух незначительных повреждениях ботов и уничтоженном дроне (она опять самоубила его о гетского снайпера).
  -- Нормандия, для уничтожения платформ противника у тебя имеются РАКЕТЫ! -- 'негромко' напоминаю я, от чего народ вокруг вздрагивает.
  -- Не было времени, -- безапелляционно отбривает девочка. -- Еще соберу, если чего. А вот пересобирать людей я не умею.
  -- Хорошая драка, Шепард. -- спокойно замечает кроган. -- И потерь нет.
  Последнюю фразу Мастер Битвы договаривает с нажимом. Ладно, осознал и успокоился.
  -- У нас с тобой крепко отличаются понятия хорошего... -- вздыхаю я. -- Ладно, две минуты на экипировку и спускаемся. Фрегат, в которую кроличью норку нам лезть?
  -- Статистически не определено, коммандер. Других данных также нет.
  -- М-м-м, а пустить в каждую по мини-дрону?
  -- Для этого их необходимо открыть, Шепард, -- мягко напоминает мне Нормандия, приглашающе указывая передними 'лапами' штурмового бота на панель управления двери шахты.
  
  ***
  
  Створ этого тоннеля ничем не отличается от прошлого. Рекс, я и Эшли идем первыми, как наиболее защищенные (оказывается, наш карманный тираннозавр продержался под прямым огнем скорострелки танка больше тридцати секунд! На чистой биотике!), впереди нас семенят боты Нор, а замыкающими все остальные.
  -- Противник, -- уже привычно информирует фрегат и впереди мгновенно начинается пальба.
  Я срываюсь вперед.
  Прямо на выходе со створа шахты, в самом центре грузовой площадки рудника стоит четырехлапое чудовище Назары. И, похоже, силы неравны, поскольку один из двух ботов Нормандии уже валяется на площадке, не подавая признаков жизни. Я прорываюсь вперед, чтобы занять один из боковых коридоров.
  -- Занять укрытия! -- рявкаю я на ходу. -- И это должна быть гребанная скала в пять тонн весом! Основной группе -- не смейте сюда лезть!
  Эшли ломанулась за мной, логично рассудив, что пока эта жнецовская пакость занята ботом, надо под шумок сигать в укрытие. Рекс обошел креветку с другой стороны, зайдя в противоположный нашему отвод туннелей.
  -- Оружие ботов его не берет! -- сообщила Нор, пуская бота чуть не по стене и потолку искусственного грота. Петлял он как заяц от лисы.
  У мини-жнеца было лучевое оружие, но по каким-то причинам он не успевал зажарить им бота -- может система наведения сбоила или просто не успевала за скачущим блохой паучком Нормы.
  Я без всякого толка всадил в сочленение 'ноги' креветки очередь с винтовки, без труда пробив его кинетический барьер. Тот даже не повернулся, занятый уничтожением бота. Окей, а гранатка тебе как?.. И... Лови!
  Швырнул я ее образцово, прямо ему под брюхо. Шар корродирующей гранаты сожрал почти два метра корпуса робота и скалу под ним, куда он и ссыпался, лишившись опоры. Гулкое гудение твари и лихорадочные попытки выбраться из ямы ни к чему не привели. Эшли спокойно закинула ещё одну гранату прямо в яму, оттуда полыхнуло красным, и тварь затихла, сползая еще глубже в воронку. Тут же над ней завис шарик дрона Нормандии, и от него вниз ударил зеленый импульс лазерного сканирования. Покрутив лучом секунды три, шарик улетел восвояси.
  -- Оно сдохло, -- с явным облегчением сообщила наш кораблик.
  -- Значит, корродирующая граната... -- подошел я к краю воронки, глядя на дело рук своих.
  По неизвестной причине гетов вокруг не было -- только эта черная каракатица. На этот раз запчастей от робота, торчащих из воронки, осталось не в пример больше, но как быть с индоктринацией? Наверняка наномашин в ней более чем достаточно, и что будет, когда мы притащим куски жнеца на Нормандию, я даже загадывать не хотел...
  -- Ничего не будет. Система наномеханизмов этого устройства на два порядка уступает нашей нанопыли, -- успокоила меня Нормандия. -- Но я принимаю твои опасения. Поэтому руками не трогать.
  -- Основная группа, спускайтесь, -- командую я. -- Жнеца не трогать, обходить стороной. Все отошли.
  Я не торопясь снимаю снайперку, выцеливаю остатки обшивки мини жнеца и нажимаю на крючок. Броня выдерживает, но трескается. С пятого выстрела я таки раскалываю панцирь этой зверушки. Шесть раз. В одну точку.
  -- Нор, очевидно, нам потребуется в шесть раз более мощная винтовка дальнего боя.
  -- Нет ничего проще, но ты уверена, что поднимешь это карманное орудие?
  -- Нет. Значит -- ракетное оружие или...
  -- Мэм, это может подождать, -- напоминает мне Аленко.
  Он прав.
  -- Согласна. Выдвигаемся, народ. Нам еще археолухов спасать...
  
   ***
  
  Чем ниже я спускаюсь, тем больше мне кажется, что у Лиары не все в порядке с головой. Добровольно залезть в этот лисий лаз с еле держащимися подпорками -- акт ритуального самопогребения. И никто не убедит меня в обратном.
  Шахта явно старая, оборудование изношено -- лифты откровенно скрипели и тряслись при движении -- света тут кот наплакал, да еще и геты! Мне прямо в щиток шлема влетает очередной кусок вольфрама.
  Вся пещера просто кишит охотниками гетов, я мгновенно отскакиваю к своду прохода, уходя из его сектора обстрела. К сожалению, боты Нор отстреляли весь боезапас, и она оставила с нами только теннисные мячики дронов, которые носились как бешеные, чтобы не быть сбитыми очередным гетским охотником. Группа порядком устала, вымотанная бесполезными, но постоянными атаками гетов. Вместо чисто символической пещерки в игре тут многокилометровые катакомбы рудника, вырытые автоматами 'Кронев майнз'. Разумеется, археологические раскопки находились довольно далеко от входа в центральную грузовую площадку, и, что куда хуже, -- на несколько уровней ниже. Счет уничтоженных гетов шел уже к полутысяче, они старательно занимали засады в горловинах проходов и узких переходах между зонами разработок, создавая плотность огня, вполне достаточную для нашего устранения. Гранаты уже кончились, патроны к полуавтомату остались только у Дженкинса -- я, естественно, их забрал, но там было всего три магазина.
  Я быстро выглядываю из-за створа. Трое охотников. Один прямо во время прыжка стреляет в меня, почти попав. Я снимаю эту дрянь короткой очередью винтовки и сразу же выхожу вперед, дав место Рексу для маневра. Хлопки дробовика сливаются с моей очередью.
  -- Чисто.
  -- Слева чисто!
  -- Противник не обнаружен, -- в пятидесятый раз проговаривает Нормандия.
  Проходим вперед, водя стволами винтовок и дробовиков по стенам очередной крупной рукотворной пещеры, с абсолютно симметричными ободранными фрезами стенами, с машинной точностью прорубленные в породе. А это ещё что?
  'Нор, мы пришли?'
  'Да, Шепард'.
  -- Так, господа, мы на месте, -- я аккуратно выглядываю за край ограждения.
  Лифт внизу, метров тридцать. Оттуда же идет отлично различимый в полумраке мягкий, синеватый свет. Что-то здесь совсем не так, поскольку магниево-алюминиевые фермы лифта изрядно подгнившие и с кавернами. Даже по сравнению с остальной техникой шахты, эта выглядит рухлядью. Однако же, пульт работает, и питание есть. Кабинку утилитарного механизма трясет как паралитика, но через пару минут она добирается до верхнего пандуса.
  -- Шепард, ты уверена, что это хорошая идея? -- басит Рекс, с сомнением разглядывая лифт.
  -- Нет. Но как-то же вам спускаться надо.
  -- Люди не умеют пользоваться лестницами?
  Вот жеж! Действительно, рядом с лифтом, прямо вдоль направляющей фермы есть служебная лестница. Шарик, ты балбес.
  -- Эм, да... Только по одному. Уильямс, за мной, надо их прикрыть.
  Я спрыгиваю вниз, за мной сигает Эшли. Бронька, как и в предыдущие два раза, спокойно отрабатывает падение, сбрасывая скорость до приемлемой. Указываю эсминке на ближний проход, а сам захожу с другой стороны, отсекая второй створ забоя. На мои попытки вглядеться в темноту визор дважды меняет спектр -- сначала что-то вроде рентгена, затем ИК. Пусто. Вот и хорошо...
  Рекс спускается первым, за ним Дженкинс. Вся опорная ферма лифта скрипит и шатается, но держит.
  -- Флагман, там в проходе кто-то есть, -- заметила Эшли. -- И это живое существо.
  -- Было бы прекрасно, если это наша азари, -- пробормотал я, оставаясь на месте. -- Сейчас все спустятся -- поглядим, кто там...
  Мой монолог прерывает душераздирающий скрип ферм лифта и грохот падающих секций лестницы.
  -- Проклятье! -- слышу я по комму. И сказано оно с истинно турианским достоинством великих воинов, навернувшихся с лестницы.
  -- Я в порядке! -- добавляет Гаррус, выходя из облака пыли.
  -- Отрадно это слышать, Вакариан. Очевидно, обратно мы этим же путем не выйдем, -- я указываю капралу занять мое место. -- По идее, мы перебили всех гетов по пути сюда, но все же подождем гостей. Этот злосчастный спуск, наверное, и у ядра планеты слышно было.
  В итоге внизу я, Эшли, Рекс и Дженкинс, а Сайкс и Аленко остались сверху.
  -- Лейтенант, отходите обратно, к 'Артемиде'... -- ещё метров десять лестницы ссыпается вниз, и меня опять прерывает грохот и лязг падающих алюминевых ферм.
  Вакариан вздрагивает и, пригнув голову, смотрит на облако пыли, сжимаясь каждый раз, как очередная балка с оч-чень характерным звуком падает на груду остальных...
   -- Тут уже точно не спуститесь.
  -- Принял, мэм.
  -- Нормандия, обеспечьте сопровождение.
  -- Так точно.
  Мимо мгновенно пролетает один из микродронов и взмывает вверх.
  -- Брось клубочек на дорожку, и он приведет тебя в царство кощеево... -- пробурчал я, разворачиваясь к источнику света в конце грота. -- За мной. И не шуметь! Хотя, уже не важно...
  -- Турианцы и маскировка. Типичный пример, -- скалится Рекс, шагая за мной.
  
  
  
  Мерцающая синим светом полукруглая стена силового поля отделяла откопанный археологами коридор из чего-то, подозрительно напоминавшего углеродный композит. Висящие в воздухе тела в полубессознательном состоянии не имели ничего общего с тем, что было в игре. Археологов тут трое -- азари, человек и саларианец. Судя по скривившемуся от запаха Рексу и их отключке, висят они тут уже сильно больше суток.
  -- Эй, вы меня слышите? -- я подошел к полю вплотную.
  Стена поля еле слышно гудела и потрескивала статикой. Или через него не проходит звук, или мы слегка запоздали. Во всяком случае, никто из пленников никак на мои слова не отреагировал.
  -- Нормандия, есть идеи по отключению этого стазиса?
  -- Поле фазовое, квантовая структура. Источник -- колонна посередине. -- шар дрона подлетел вплотную к полю и сместился правее. -- Пробую отследить источник энергии...
  'Шепард, показатели у них всех близки к критическим. У всех обезвоживание и истощение. Нужно срочно их вытаскивать оттуда'.
  'Как?'
  'С этим сложнее...'
  Разумеется, никаких лазерных буров рядом нет. Фактически, проходческая фреза срезала кусок облицовки коридора протеан, вломившись в проход со стороны правой, если смотреть на поле, стены.
  -- Структура поля однородная, однако замечена деградация.
  -- Предлагаешь подождать?
  -- Я не вижу альтернатив, коммандер. По моим расчетам, проницаемость поля станет достаточной для эвакуации через семь часов.
  -- Может, попробовать найти альтернативный выход? -- вкрадчиво осведомился Гаррус.
  -- Нормандия?
  -- Конец этого прохода завален, коммандер. Путь через поле -- единственный выход... Будь я с вами -- проблемы бы не было!
  -- Почему это?
  -- Структура стазиса позволяет применить наше поле Клейна и разрезать...
  Прямо на середине фразы девочки поле, моргнув, исчезает, а три тела одновременно падают на пол.
  -- ...Источник, -- заканчивает Нор. -- Уильямс, ты можешь создавать клейн-поле?
  -- Конечно, фрегат. Управлять я им не могу, но создать его в произвольной точке мне вполне по силам.
  Я, не слушая их обмен любезностями, срываюсь к столбику контроля стазиса. Искрит и дымит, но гореть или взрываться вроде не собирается. Пока.
  -- Дженкинс, берите мужчину, Гаррус, саларианец на вас. И живее за мной! -- я, по возможности аккуратно, подхватываю тушку Т'Сони на руки, и бегом, подальше от столбика!
  -- Это саларианка, Шепард, -- бурчит Вакариан, подхватив тело археолога.
  -- Ура эмансипации! -- прошипел я на бегу. -- А теперь ходу! Уильямс, Рекс -- вперед!
  Пока я бежал, Лиара очнулась и попыталась что-то сказать, но обезвоживание превратило ее слова в неразличимый шепот. Мне было очень интересно, какого хрена она без шлема, но сначала стометровка от столбика. Отбежав на порядочное расстояние, я аккуратно посадил девушку на пол протеанского коридора, и в этот же момент позади нас начался феерверк от источника питания стазис-поля. К счастью, оно просто сгорело фонтаном огня в потолок, и дым пошел в другую сторону, через дыру в стене.
  -- Держитесь. Вот, вода... -- я поднес к губам девушки одноразовый пакет с водой, предварительно выдернув питьевую трубку. Азари мгновенно заглотила треть пакета и откинулась назад, тяжело дыша. Рядом со мной аналогичные манипуляции производили с остальными археологами.
  -- Спасибо... -- прошептала надтреснутым голосом чумазенькая кальмарик.
  Вообще, как и положено азари, даже вымазанная в пыли тысячелетий, с потрескавшимися губами и синими от ее крови белками глаз, азари выглядела на все сто пятьдесят из ста. В принципе, после Тевос, я знал, чего ждать, плюс в обществе туманниц поневоле привыкаешь к идеально красивым женщинам, но... Все равно цепляет, зараза синяя. Той самой магией азари. Что же будет, когда она отоспится и в себя придет! С трудом собираю мысли в кучку и задаю самый важный вопрос:
  -- Вы -- Лиара Т'Сони?
  Она кивает и опять присасывается к пакету с водой.
  -- Сколько времени вы провели в этом поле?
  -- Не... -- она закашлялась, -- не могу сказать точно. День... Возможно, два.
  Ох, не зря я ее романсил! Девица-то умница! Ни истерик, ни воплей, ни паники. Все по делу и без лишних вопросов.
  -- Как вы туда попали?
  -- Даррену пришлось активировать поле -- на нас вышли геты и... Там дальше... -- она еле махнула рукой в конец тоннеля, -- Кайра и Мик... мертвы...
  Лиара опять зашлась сухим кашлем и допила пакет.
  -- Я не успела... Не успела ничего сделать, только щит... И... Мы убежали сюда, -- она подняла на меня взгляд. -- Кто вы?
  Я раскрыл шлем.
  -- СПЕКТР Джейн Шепард. Считайте нас спасательной командой...
  И я с трудом сдержал желание отшатнуться от девушки. Амбре было просто убийственное. Смесь нечистот, пота и... всего остального. Аж слезу вышибает.
  -- Прошу прощения, -- смущенно прошептала Т'Сони. -- Поле полностью блокирует только возможность передвижения.
  -- Не стоит извинений, доктор, -- постарался заверить ее я. -- Идти сможете?
  -- Я... попробую.
  -- Мы вас не торопим, но желательно тут не задерживаться. И ещё вопрос -- а где ваш лагерь?
  -- Дальше по тоннелю, СПЕКТР. И оборудование и... -- она прокашлялась, -- и находки тоже. Мы нашли платформу нулевой гравитации, но именно ей после активации воспользовались геты. Безопаснее выйти через... Через шахту.
  -- Увы, это невозможно, -- я вздохнул и, с трудом подавив кашель, поспешил закрыть визор. -- Придётся прорываться через гетов.
  
  ***
  
  Заверения Лиары, что дойдет сама, и вообще она ни чуточки не нуждается ни в чьей помощи, окончились через десять метров, когда ноги у азари подкосились. Более-менее из них троих себя чувствовал паренек, представившийся Джимом -- несмотря на истощение, он хоть на ногах держался. Обеих археологинь пришлось тащить на себе. Однако Лиара добросовестно вывела нас на их промежуточный лагерь, мы столь же добросовестно его зачистили, и попутно выяснилось, что Лиара действительно доктор, но не археологии, а филологии.
  А археолог, причём светило чуть не галактического масштаба -- саларианка, оказавшаяся главой отдела археологии в каком-то там центре саларианских наук прямиком на Сур'Кеше. По имени Далноя Волин.
  -- В самом деле, коммандер, -- вздохнула присевшая на раскладной стул саларианка, в изнеможении закрыв глаза. -- Лиара очень талантлива, но по меркам азари, она фактически ребенок. И могу заметить, что ей часто действительно не хватает... зрелого взгляда на вещи. Но, я очень рада, что она с нами -- иначе вы бы нашли только трупы.
  -- Понимаю... Как скоро вы сможете идти?
  -- Дайте нам час.
  В итоге все трое вместо душа наскоро прошли дезактивацию, кое-как сняли обезвоживание, сменили одежду, и только через полтора часа, после упаковки всех данных, уже полученных экспедицией, мы, наконец-то пошли к лифту, окруженные восемью ботами Нормандии, успевшими доскакать до нас от входа с площадки рудника. Корабль забрала 'Артемиду' и, недовольно бурча про 'наоставляют где ни попадя, а ей забирать', вышла в стратосферу, ожидая геолокации в рассчитанном заранее районе.
  Выход на поверхность получился совсем скучным, поскольку почти всю работу по зачистке сделала Нормандия, а мы были няньками при оставшихся в живых ученых. Лиара, как и в игре, запустила лифт, но поднималась эта хреновина очень долго -- минут пять, наверное. Разумеется, никаких Мастеров Битвы на выходе с лифта мы не встретили -- только геты, причём всю тяжелую технику мы уже уничтожили, остались только легкие платформы, отлетавшие от 'паучков' Нор пачками. Планомерно, предсказуемо и без потерь. Так, как оно и должно быть вообще-то.
  'Вы отлично поработали разведкой, Шепард, -- заметила Нор. -- Не стоит уж совсем недооценивать собственный вклад в успех операции'.
  Так-то оно так, но пока корабль спускалась к нам, я невольно начал задумываться -- а зачем вообще нужно было создавать ПК? При наличии такой техники, да еще и масштабируемой до любых размеров прямо на месте, туманницы вообще не нуждались в человеческих войсках на планете. Фактически, единственный нужный для них человечий род войск -- комиссары. Для того, чтобы спокойно общаться с другими органиками и остальным человечеством в том числе. Нет, не единственный -- туманницам по-прежнему нужны именно такие отряды, как мы -- разведка, спецоперации и официальная деятельность на планетах с населением, враждебным синтетикам. Все остальное робототехника сделает в разы лучше.
  Интересно, это я только после марш-броска такой умный?..
  Мои размышления были прерваны бесшумно спустившейся с неба Нормандией, мягко севшей в нескольких сотнях метров от выхода из протеанского комплекса. Чаквас встретила нас прямо у пандуса грузового люка и тут же взяла троицу выживших в оборот, категоричным тоном отправив их в душ, а затем в лазарет. Мою попытку заполучить хоть кого-то для выяснения обстоятельств, просто завернули, точно таким же тоном отправив в арсенал и на ужин, пригрозив в случае неподчинения принудительно замариновать в уютную капсулу лазарета часов на сорок. Для профилактики и осмотра после боя, согласно уставу медслужбы ПК, пункт шесть-точка-восемь-точка-двенадцать. На последнюю угрозу среагировал даже Рекс, тут же испросив позволения слинять в ангар, ежели более он не нужен. Я подумал и согласился, скомандовав тактическое отступление -- уж не знаю, где Карин до этого служила, но сомнений, что исполнит в четком соответствии с уставом, не возникало ни малейших.
  
  
  Я только успел выйти из душа, как меня тут же затребовала Нор, причём публично, через громкую связь:
  -- Коммандер Шепард -- в ТАСК-комнату. Шепард -- в ТАСК-комнату.
  Ну что там еще? Наскоро протираюсь полотенцем, натягиваю майку, соображаю, что опять забыл топ, порываюсь снять успевшую прилипнуть к мокрой спине майку... Р-р-р! Да хрен с ней, с ружьей! Уильямс, вон, ходит -- и ничего! Влезаю в форменные штаны, ботинки... Улыбаюсь сама себе в зеркало (волосы-то растут, родимые) и заскочив до своего уголка -- белье лишнее скинуть -- иду в комнату тактических совещаний и координации.
  В комнате меня ждет весь офицерский состав команды фрегата, за исключением меня самого. Всем салют по-американски и фирменный невинный взгляд Джейн Шепард просто на всякий случай.
  -- Садитесь, коммандер.
  Кажется, будут бить.
  Нор морщится и тихо замечает:
  -- Шепард, для того, чтобы вас побить, боюсь даже моих возможностей не хватит -- придётся штурмовых ботов сюда вызывать. Думаю, обойдемся без членовредительств.
  Аленко, не удержавшись, усмехается.
  -- Нормандия, вы неисправимы, -- вздыхает Чаквас. -- Коммандер, понимаю, что вам сейчас хочется только спать, так что вкратце: состояние эвакуированных ученых удовлетворительное, сильных травм и повреждений нет, но высокая температура в шахте их истощила. Через десять часов все трое будут на ногах, а пока что пусть спят. Мисс Т'Сони пришлось установить принудительное внутривенное вливание раствора для минерализации и восполнения электролитов -- очевидно, применение биотики сказалось. Доктор Волин и мистер Даррен в куда лучшем состоянии.
  -- Полагаю, их всех надо доставить на Цитадель, -- вздохнул я. -- Но до этого, разумеется, опросить.
  -- Времени у вас на это будет предостаточно, так что через десять часов и расспросите, -- непреклонно ответила майор.
  -- Да поняла я, поняла... Кстати, док, по поводу индоктринации...
  -- Для того, чтобы ее найти, она должна явно присутствовать, -- вздохнула Чаквас. -- Приведите мне гарантированно индоктринированного индивида, и я смогу ее диагностировать.
  -- С этим как раз основная проблема... Ладно, посмотрим, что можно сделать, -- я переключился на Нормандию. -- Мы все еще на орбите?
  -- Да. Я отправила отчет Симакадзе, она ожидает того же от тебя.
  -- И не она одна... Надо бы связаться с Советом. Оставлять комплекс и оборудование археологов на поживу кому придётся кажется не очень удачной идеей.
  -- Ну... Можно забрать их технику ко мне на борт... -- нерешительно протянула Нор. -- Места в ангаре теперь достаточно.
  -- Весь протеанский комплекс ты на борт все равно не впихнешь, -- покачал головой я. -- Но как вариант -- сойдет. Там от гетов что-то осталось?
  -- Не-а. Они все сбежались на нас.
  -- А что от местных слышно? -- включился в разговор Аленко.
  -- Местные -- типичные страусы! Готовы голову в лаву запихать, лишь бы не трогали. -- хихикнула Нормандия. -- Двадцать минут назад с ними связывалась. Ничего не знаем, шахты выработаны, это дела Совета.
  -- Я не я, шахта не моя... Н-да, тут определенно нужен звонок другу.
  -- Вот и займись, -- кивнула фрегат. -- Кто у нас тут СПЕКТР и вообще лицо с обложки?
  Мне оставалось только вздохнуть на это.
  
  ***
  
  -- Таким образом геты нейтрализованы, но объект полностью покинут.
  -- Хорошо, что вы разрушили только одно устройство протеан, возрастом более пятидесяти тысяч лет, -- раздраженно проговорил Валерн, немигая уставившись на меня. -- Профессор Волин должна быть доставлена сюда, в саларианское посольство! И все ее материалы тоже. Нетронутыми!
  Ха, в каноне мое альтер-эго вообще все сровняла с землей! Скажи спасибо, что только малюсенькую финтифлюшку угробили, пучеглазый!
  -- Ценю ваше беспокойство о ней, советник... -- съязвил я. -- В таком случае мы забираем все оборудование экспедиции.
  -- Это будет очень кстати, Шепард, -- кивает головой Тевос. -- Мы пошлем команду по охране комплекса, как вы советуете.
  -- Ждем вас здесь, коммандер. Хорошая работа, -- поставил точку Спаратус.
  Все три голограммы пропали. Мое настоящее командование оценило меня куда более красочно, заранее дав добро на подъем 'барахла археологов'. Прямая цитата, блин. А в общем мне устроили выволочку за непрофессионально выполненную зачистку и похвалили за то, что мы не трогали жнеца. И это ее уже привычное: 'Работайте дальше, Шепард'. Так точно, флагман... Куда же я денусь-то с подводной лодки?..
  
  ***
  
  В отличие от той же Тали, Лиара вполне нейтрально восприняла факт пребывания на живом корабле:
  -- Я в любом случае обязана вам жизнью, Нормандия, и было бы крайне неблагодарно с моей стороны испытывать к вам предрассудки, основанные на единственном негативном опыте за последние несколько тысяч лет, -- азари медленно повернулась в кресле ко мне. -- Полагаю, у вас вопросы по гетам и комплексу, СПЕКТР?
  -- Нет, я очень... подробно поговорила об этом с вашей начальницей. В связи с некоторыми обстоятельствами, мои вопросы куда более личные. Нормандия, воспроизведи, пожалуйста, запись.
  Вновь слушая патетику Сарена и равнодушно-высокомерный ответ Бенезии про Канал и 'Цель Уже Близка', я не сводил взгляда с Лиары. Искреннее удивление, вызванное моим ответом сменилось шоком, а потом задумчивостью. Эмоции доктор Т'Сони прятать не умела совершенно.
  -- Вы полагаете, что я с ней заодно? -- спросила девушка после долгого молчания.
  -- Нет. Я хотела бы полагать, что вы хоть как-то облегчите нам их поимку.
  -- Я не... не понимаю... -- Лиара растерянно посмотрела на меня, потом на Нор. -- Почему вы хотите их поймать? Моя мать -- одна из старейших матриархов азари, СПЕКТР Артериус также очень уважаемый...
  -- Этот 'очень уважаемый' СПЕКТР натравил на вас гетов. Кроме того, им полностью уничтожена колония терраформинга на Иден-Прайм. Со всем населением, -- терпеливо перечислил я. -- Совет приказал мне, как СПЕКТРу-человеку найти их и доставить для суда.
  -- Моя мать всегда меня стеснялась... -- глухо проговорила Лиара. -- Но... Нас не хотели взять живыми... Геты сразу начали стрелять на поражение... Почему?
  -- Ваша мать, скорее всего, уже полностью поглощена жнецом -- осталась только оболочка, марионетка, если угодно. Мне очень жаль.
  -- Жнецом?
  -- Это корабль, -- указала на появившуюся голограмму жнеца Нормандия. -- Разумный корабль, построенный из разумов целой расы. По своей структуре он очень схож с гетами и...
  Лиара тут же отшатнулась от аватары фрегата и мгновенно окуталась биотикой, вскочив с кресла.
  -- Так вы с ними заодно? Это все б-блеф?! Вы теперь меня вслед за мамой подчинить...
  -- Доктор Т'Сони, пожалуйста! Я -- НЕ ИскИн! -- подскочила уже Норма. -- И мне неприятно сравнение с этим... этой... машиной!
  -- Неприятно?! -- Лиара, сузив глаза, неотрываясь смотрела на аватару. -- А откуда мне знать, что вы не одна из них?.. Может это, -- азари кивнула на голограмму, -- всего лишь один из ваших кораблей!
  -- Лиара, успокойтесь, пожалуйста! -- встрял я. -- Если бы мы хотели вас убить -- то давно бы это сделали!
  -- А возможно вы НЕ хотите меня убить! Возможно, я вам нужна для расшифровки Канала!
  -- Безусловно, но в добром здравии и уме, -- фыркнула фрегат. -- Мы на одной стороне, мисс Т'Сони, и очень скоро вы в этом убедитесь.
  -- Каким образом? -- едко спросила азари и продолжила, не скрывая сарказма: -- Ну расстреляли вы полсотни своих пешек-гетов, и что? 'Спасли' меня, а потом...
  -- А потом ввели в курс дела. Без недомолвок, -- плавно продолжил я. -- Стали бы мы рассказывать вам все это, если бы хотели взять под контроль?
  -- Да! Нет! -- Лиара скисла. -- Не знаю... это действительно глупо.
  -- И пожалуйста, поменьше пользуйтесь биотикой, вы все еще истощены, -- добавляет Нормандия.
  -- Садитесь, Лиара, это далеко не все плохие новости, -- попросил я. -- Самая большая проблема сейчас -- это цель жнеца. Скажите, что удалось выяснить за время вашей работы?
  -- В первую очередь -- это не протеанские руины. Ни язык, ни принципы архитектуры не совпадают ни с одним известным артефактом протеан. Субмолекулярный анализ показывает, что этим конструкциям более ста тысяч сеций... -- Т'Сони немного успокоилась, устраиваясь в кресле ТАСК комнаты поудобнее. -- Что подтверждает нашу с профессором гипотезу об исчезновении развитых рас.
  -- Исчезновении?
  -- Да. Протеане полностью подчинили себе галактику, крупицы их культуры можно найти практически на любой планете системы, где есть ретранслятор. Но... Именно крупицы. Как будто кто-то намеренно уничтожил все следы этой цивилизации на планетах пятьдесят тысяч сеций назад, -- Лиара подалась вперед. -- Понимаете, они преобразовывали планеты, делая их пригодными к жизни, их технологии до сих пор не исследованы полностью, а уж технический потенциал некоторых известных артефактов просто феноменален. И... Пустота. Ретрансляторы есть, Цитадель тоже, но ни одной целой постройки на планетах с окаменелостями или органикой. Не могли же они жить в космосе, как несчастные кварианцы! И вот, сейчас, мы наткнулись на остатки совершенно другой цивилизации, существовавшей до протеан. Их техника тоже крайне развита -- вы сами видели комплекс! Он просуществовал нетронутым сто тысяч сеций!
  Лиара полностью забыла о недоверии к нам, с жаром рассказывая и так известные нам с Нормой факты. В игре это все было куда менее... продумано что ли. В реальности факты просто вопиюще указывали на цикличность, на тему вымирания протеан написаны сотни статей и даже книг, оказывается вся научная элита галактики билась над вопросами 'какого хрена от них ничего не осталось?' и 'куда они все делись?'
  Дело в том, что грубо посчитав количество планет с остатками протеанских реликвий и помножив это число на сегодняшние популяции колоний, ученые задались логичным вопросом: куда делись десятки, а то и сотни триллионов протеан? Ни единого скелета, да что там скелета -- до сих пор неизвестно, как именно они выглядели!
  А тут вдруг выясняется, что до протеан существовала столь же развитая раса, о которой, кроме комплекса на Теруме, вообще ничего не известно. И их технологии сравнимы с протеанскими, но датировка вдвое старше.
  -- Получается, что раз в шестьдесят тысяч сеций сверхразвитая раса просто исчезает с пространства галактики! Дважды! -- с торжеством закончила монолог Лиара. -- Нет никаких свидетельств упадка или деградации, нет никаких упоминаний о катастрофе, да и какая катастрофа может избирательно уничтожить население тысяч планет, не тронув остальные?!
  -- Ответ на эту загадку сейчас ищет Канал, -- тихо говорю я. -- Жнецы -- эта катастрофа. Сотни тысяч жнецов приходят в назначенный час, собирая жатву с возникшей за цикл цивилизации. Перерабатывают, собирают все развитые расы и уничтожают следы своих действий. Раз в пятьдесят тысяч лет.
  -- Зачем?!
  -- Это неизвестно.
  -- А откуда вам известно все остальное?
  -- Я по случайности попала в активированный исправный маяк протеан. В связи с моим... своеобразным строением мне удалось считать с него информацию. Пусть и фрагментарно, но вполне отчетливо. Послание иначе как предостережением я назвать не могу.
  -- Мне тоже досталась часть записи, -- заметила Нормандия. -- И я полностью согласна с Джейн -- это предостережение и попытка нас предупредить.
  -- Каким образом? Вы же... корабль...
  -- У коммандер Шепард установлен имплант квантовой связи. В момент контакта с маяком он был активен.
  -- Это... ошеломляет... -- прошептала Лиара. -- Насколько же вы... Насколько же Альянс продвинут... И почему вы сообщаете это мне? Причем приватно.
  -- Потому, что это далеко не все, мисс Т'Сони, -- ответил я. -- И мне нужна ваша помощь.
  
  
  
  Как и ожидалось от добропорядочной девушки, Лиара отказалась от прочистки мозгов здесь и сейчас, но, как любой ксеноархеолог на ее месте, разумеется, идеей загорелась, попросив дать ей отоспаться.
  
  Полет до Цитадели лично для меня прошел в штудировании наставлений по тактике малых отрядов, любезно скинутых мне Нормандией, и крайне любопытных разговорах с инопланетной частью команды. И не только команды. Началось все с того, что едва ли через сорок минут после нашего с Нор разговора с Т'Сони, со мной связалась профессор Далноя Волин и потребовала немедленно, но конфиденциально встретиться. В моей каюте. Через три минуты. Она уже идет. Никуда не уходите. Нет, чай не нужен, саларианцы его не пьют.
  М-да.
  Эта самая госпожа Волин была для меня полнейшей загадкой -- саларианка (!) фактически в одиночку (!) отправляется к черту на рога (!!!) в руинах ковыряться. И она -- не просто светило ксеноархеологии, а директор института этой самой ксеноархеологии, расположенного не где-нибудь, а в Масире! Научном центре Сур'Кеша! Осознали, прониклись, идем дальше.
  Ей за пятьдесят! Игровой шаблон отстыковался, вышел на орбиту и сгорел в горниле звезды под названием 'Реальный Мир'. Да, средний саларианец редко доживает до шестидесяти, но пятьдесят стандартных лет для них, оказывается, вполне достижимый возраст. Ох, Биовари...
  А как она выглядит! Мой шок, когда я турианца увидел, и то меньше был. Нет, во время операции мне не до разглядываний было, но на борту Нормы, сразу после того, как мы отчалили от Терума, я ее в деталях рассмотрел. Серая кожа, довольно гладкая, но с некоторыми признаками возраста, вроде темно-алых морщинок вокруг шеи и глаз. Ей только скафандра из фольги и алиен бластера в руки не хватает -- классический 'серый человечек' из американского фольклора про базу 51 получился бы... Нет, роговые наросты на голове у нее есть, и в целом похожи на те, что в игре, но это не просто хреновина для красоты, это ее уши! Точнее, защитные наросты над слуховыми отверстиями. А перед ними, прямо за бровями, у нее основной комплект ноздрей! И глаза у нее, хоть и без белков, но с разрезанными наискось зрачками, причём похожими на кошачьи, а радужка темно-золотистая. Ну жесть же!
  Как и кроганы, саларианцы четырехпалые, так что трехпалые виды на пока -- турианцы и кварианцы...
  
  -- М-гм, коммандер? -- после изучения интерьера моей каюты саларианка посмотрела на меня кажется с раздражением, но я пока что не очень разбираюсь в мимике этой расы Совета. А что -- я? Ну, подумаешь, снятый броник в углу валяется и штаны на стуле висят! И носки под стулом... И... ну не успел я убраться, мне тактику нужнее знать, чем хабарики в ряд раскладывать!
  -- Да, госпожа Волин? -- настороженно ответил я, откладывая планшет.
  -- Насколько я поняла Лиару, она планирует присоединиться к вам, -- после зловещей паузы выдала в лоб профессор ксеноархеологии. -- Я пыталась ее отговорить, но дети в ее возрасте очень... своенравны. Мне нужны гарантии, что с ней ничего не случится, человек.
  Ага, угу. Ничегошеньки. Это на малолетнем-то фрегате, битком забитой оружием, рыскающей по галактике в поисках враждебно настроенных синтетиков и гребаного дредноута, жрущего таких, как она на завтрак. Безопаснее некуда, блин.
  -- Профессор, Нормандия -- боевой корабль. Если вы не заметили, то мы сейчас фактически в состоянии войны с гетами...
  -- Вы меня не поняли, коммандер, -- холодно перебила меня саларианка. -- Я отлично знаю, что нахожусь не на прогулочном лайнере, и это далеко не круиз по садам и пляжам миров азари! Но сейчас разговор не об этом. Я хочу быть уверена, что вы, синтетики, не устроите тут испытательный полигон для ксеновидов!
  Ох, сур-р-ровая профессорша! А смотрит-то как, аж проникся весь! Сейчас прям дырку во мне проглядит.
  -- Могу вас заверить, что этого не случится. И, уверена, Нормандия вам скажет то же самое, -- максимально чопорно ответил я.
  Тихое хихиканье у меня в голове подтвердило мои худшие опасения. Подслушивает, зараза белобрысая.
  Меня секунд десять поизучали, слегка покивали головой и напоследок сообщили:
  -- Учтите, Шепард. Будь вы хоть трижды СПЕКТР и глава вашего Тумана вдобавок... -- она выдержала паузу. -- Если с Лиарой что-то случится, я позабочусь о том, чтобы вы сухой из болота не вышли!
  Спустя ровно три секунды дверь в мою каютку закрылась. Феерия продолжается. Так, теперь надо настучать по лишним ушам... Я отправил головызов нашему пятнадцатилетнему капитану.
  -- Нормандия, я открытый канал держу вовсе не для твоего развлечения! -- начал я, как только она появилась на экране.
  -- Так отключи его, -- невинно рассматривая что-то за пределами экрана отбрила Норма. -- Делов-то!
  -- Так и сделаю, но тогда я не смогу понять, что кто-то из вас меня вызывает.
  -- Ой-ой, какой кошмар! -- скорчила рожицу девочка. -- И как же мы без тебя в ТС жить-то будем? По миру пойдем без твоих умных мыслей...
  -- Норма!
  -- Шепард! -- передразнила меня фрегат. -- Сама доступ открыла, а теперь возмущаешься. И потом, когда я еще услышу такое! Тебе надо было ее заверить, что зондирование и препарация разумных у Чаквас в расписании были на прошлой неделе, когда у Цитадели стояли, а сейчас уже разнарядка на эксперименты прошла! Вот умора была бы!
  -- Я твоей аватаре анальное зондирование устрою, если ты это при профессорше скажешь!
  -- А, расслабься! -- хихикнула Нормандия, добавив доверительным тоном: -- И по поводу анального зондирования тоже не беспокойся, я исключительно конфиденциально сообщу Карин о твоих проблемах с кишечником...
  И отключилась. Вот же... язва.
  
  На мое счастье, хотя бы Гаррус целиком и полностью освоился, сменив недоверие на осторожный интерес. Будь у нас на борту любой другой турианец, ничего кроме лучей поноса и ненависти мы бы не дождались, но... Даже в каноне 'турианский бунтарь' критиковал Иерархию. Разговорить Вакариана на столь больную тему оказалось очень просто, что и случилось аккурат на следующий после высадки вечер.
  -- Нормандия, нечего тут обсуждать, -- проворчал турианец, приложившись к банке пива. -- Вся война первого контакта -- это идиотизм и закостенелость старых маразматиков Иерархии. И мне нисколько не трудно это признать. Особенно с учетом того, что я уже о вас знаю.
  -- И что же ты узнал? -- тут же спросила Эшли, уже привычно устроившись в своем уголке кают-кампании.
  -- Вас не отличить от людей. Вы так же ошибаетесь, устаете, вам может быть больно, у вас есть эмоции... -- он поставил банку на стол. -- Возможно, вы и синтетики, дамы, но уже настолько совершенные, что от нас, органиков, ничем не отличаетесь.
  -- Спасибо за комплимент! -- тут же фыркнула Нор.
  -- Хорошо, я окончательно заглочу наживку, -- продолжила за ней Уильямс. -- Что это меняет?
  -- Мое к вам отношение, конечно, -- ответно ухмыльнулся Гаррус.
  В итоге Нормандия пообещала ему подумать над более совершенным бронескафом, решительно прервав его потуги выцыганить оружие Альянса в якобы личное пользование. Конечно же для разборки до винтика. И он с этим пришел уже ко мне, причём поутру, прямо перед моим завтраком:
  -- Видишь ли, м-м... Шепард, поскольку я состою в штатном расписании и вроде как даже участвую в наземных операциях... мне бы не помешало немного... ну... улучшить арсенал.
  -- Наши винтовки действуют совершенно на тех же принципах, что и ваши. Я, естественно, обеспечу тебе комплект оружия, но личная просьба -- не надо в нем ковыряться.
  Я подхватил кружку с кофе и пошел к столу.
  -- Конечно, коммандер, мэм! Есть не ковыряться, мэм!
  Вставший в утренней тишине ниши пищеблока по струнке турианец с задранным подбородком и прижатыми мандибулами выглядел ну о-очень по уставу. Земному уставу. Он что, издевается?
  -- Откуда ты этого 'мэм' нахватался?
  -- Вчера с Аленко далеко за отбой смотрели ваш фильм про учебку. 'Красная рота'. В... образовательных целях. Исключительно образовательных.
  Судя по тому, как он добавил последнюю фразу что-то с этим фильмом нечисто!
  -- Ясно. Вакариан, а чем ты занимался до СБЦ?
  -- Ну, мы, турианцы, с младенчества обучаемся премудростям строевой подготовки и субординации, -- занудно начал Гаррус и хитро посмотрел на меня. -- Это очень долгая и скучная история, Шепард. Ты уверена, что до завтрака хочешь слушать мои разглагольствования?
  -- Н-нет, наверное, нет.
  -- Очень правильный выбор, коммандер. Опытного командира сразу видно... Так я пойду?
  -- Гаррус, ты мертвого уболтаешь...
  Он как-то странно поклонился и слинял из кают-кампании.
  
  К сожалению, Тали'Зора его примеру не последовала, сохраняя умеренно-враждебный настрой. Отвечала односложно, разговаривать предпочитала с Чаквас, практически безвылазно сидя в своей каюте. Честно говоря, я планировал высадить ее на Цитадели и отправить домой, к папе -- под пристальным наблюдением нашего судового врача она полностью выздоровела, и с ее предрассудками делать на борту Нормандии ей решительно нечего. Так что -- скатертью дорожка в Мигрирующий Флот. Но... она решила иначе.
  'Шепард, эта... кварианка... желает с тобой поговорить', -- передала Нормандия тоном кипящего чайника.
  'Не думала, что она тебя попросит со мной связаться', -- удивился я, в очередной раз отложив пособие по тактике.
  Нарочито тяжелый и очень долгий вздох Нормандии, переходящий в тихое рычание с множеством оттенков эмоций, прозвучал у меня в голове, во всех красках обрисовав ее мнение по поводу Тали. Могет!
  'Кварианка попросила Карин сказать мне, что она хочет с тобой поговорить, а Карин попросила меня сказать тебе, что кварианка хочет с тобой поговорить. Вот я и говорю!'
  Детский сад...
  'Хорошо, спасибо. А где она сейчас?'
  'Да я откуда знаю?! -- взорвалась праведным гневом девочка. -- В наблюдаемых помещениях ее нет. В каюте, наверное, сидит. Через два часа будем уже в Туманности Змеи, так что рекомендую не откладывать'.
  Настал мой черед тяжело вздыхать.
  'Угу. Уже иду'.
  
  Дверь каютки Тали'Зоры бибикнула и разъехалась в стороны. Сама Тали сидела за небольшим столиком, как черенок от лопаты проглотив. Явно готовилась. Ей же едва за двадцать перевалило, девчонка совсем... Что от нее ждать я совершенно не представлял и внутренне готовился к худшему, поэтому ее первые слова меня немного вогнали в ступор:
  -- Я прошу разрешения вступить в команду этого корабля, -- выдала Тали, едва за мной закрылась дверь. -- Я -- неплохой инженер и могу быть полезна! Кроме того, я имею некоторый опыт по работе с гетами и готова им поделиться!
  Шта?.. Ты уже пять дней сидишь на борту, но до сих пор ничего не поняла?..
  -- Эм... ну... это невозможно.
  -- Потому, что я -- кварианка? -- тут же взвилась девушка. -- Вот как? Вы...
  -- Физически, -- прервал я ее самым командным тоном. -- Нормандия -- сама себе команда, и ее боеспособность полностью обеспечивается ею самой. Примерно так же, как ваш организм обеспечивает свою работоспособность.
  Я молча указал на стул и после кивка девушки на него уселся.
  -- А как же комиссар?..
  -- Прессли является старпомом Нормандии и решает вопросы, связанные с органиками. Причем, в основном с теми, кто за бортом. Единственное место на борту, куда я могу вас включить -- это инженерный штат десантной группы. Любую другую должность вам нужно обсуждать непосредственно с Нормандией.
  От такой перспективы Тали явственно перекосило под полупрозрачным визором шлема.
  -- Вот как... -- она дернула головой то ли от досады, то ли от раздражения, ненадолго замолкнув.
  -- Хорошо, я согласна, -- ожив, кивнула девушка. -- Каковы мои обязанности, коммандер? И... Могу я задать несколько вопросов по устройству этого фрегата? Не касающиеся его военных модулей.
  -- Нормандии. Ее имя -- Нормандия, Тали... -- все так же тяжело вздохнул я.
  Разговор, похоже будет долгий...
  
  
  ***
  
  Борт 'Нормандии', спустя тринадцать часов после высадки на Терум, 2:48 UTC. Ночь по корабельному времени.
  
  
  Мелодичный писк вызова вырвал меня из объятий крайне увлекательного сна с несколько фривольным содержанием.
  Я кое-как проснулся. Интеркомм пищал. Я опять ткнулся лбом о чертов потолок спального места. Хорошо, хоть не как в прошлый раз. Интеркомм пищал. Я уже встал и потянулся ответить, но сообразил, что из одежды на мне сейчас -- одни трусики. Твою мать. Интеркомм все еще пищал и мелодичности в этом писке что-то поубавилось. Я быстренько метнулся к кровати, завернулся в одеяло, метнулся обратно и наконец ткнул в сенсор ответа интеркома.
  Интеркомм ЗАТКНУЛСЯ. Доброе, едрить, утречко, Шепард.
  -- Д-да? -- я подсел за стол перед светящейся голопанелью.
  Свежее, как весенний ручеек, отоспавшееся личико Лиары сияло жаждой новых археологических открытий.
  -- О, я вас разбудила?
  Я промолчал и кивнул. В конце концов, ругаться матом при детях неправильно, пусть деточка и втрое тебя старше...
  -- Прошу прощения, мисс Шепард... Но вы сообщили мне столь интригующие сведения, что я только об этом и думаю! -- восторг из азари прямо фонтанировал. -- Вы и ваше приобретенное знание без сомнения станете прекрасным материалом для исследований!
  -- Доктор, я не думала, что вы планируете меня препарировать, пусть и ментально...
  Энтузиастка не от мира сего, прямо как в каноне. Жесть.
  -- О, повторно прошу прощения! Конечно же нет! -- девушка мило стушевалась. -- Богиня, как неловко... Извините, конечно...
  -- Ничего страшного, мисс Т'Сони. Дайте мне десять минут и... Где это будет удобнее сделать?
  -- Полагаю, в лазарете, мисс Шепард. Я переговорила с вашим судовым врачом, и она сообщила мне, что контакт с маяком был очень болезненным для вас.
  -- Разумно. Тогда... -- я скосил взгляд на часы, -- в три-ноль-ноль по корабельному.
  Азари кивнула и отключилась. А я продолжал смотреть на часы. Два пятьдесят ночи. Лиара, ты изверг! Мне только оставалось ткнуться лбом в стол. Холодненький...
  
  ***
  
  -- Док и... доктор? -- приветствовал я Чаквас и Лиару.
  Судя по тишине, ночному режиму освещения, а еще пустоте кают-кампании -- все спят. Причем, Нормандия в том числе. Оказывается, девочка тоже нуждалась в отдыхе. И предпочитала спать во время длинных прыжков через ретрансляторы скоплений -- они как раз длятся от шести до десяти часов. А в игре -- р-раз и прилетел! Ага щаз-з... В реальности, чтобы попасть, например, из системы Вдовы на Терум, требуется пройти двенадцать ретрансляторов, то есть сделать шесть прыжков. Причем, петляя при этом по галактике, как заяц по целине. Но, я отвлекся.
  -- И как эти 'объятья вечности' выглядят? -- весело спросил я. -- Мне сесть или лечь?..
  -- Шепард! Я вам не проститутка с Цитадели! -- внезапно вскипела Т'Сони. -- Что, думаете, раз спасли меня, так я вас сразу обслужить обязана?! Хорошего же вы мнения о нас! А я, наивная дура, думала...
  -- Воу... -- я рефлекторно выставил ладошки вперед. -- Кажется, я неправильно выразилась!
  Чаквас, посмеиваясь, указала на стул:
  -- Садитесь, коммандер, этого будет достаточно. Максимум, что вам грозит -- потеря сознания.
  Я уселся, куда сказано.
  -- Виновата, я очень мало знаю о культуре азари и не хотела сказать ничего оскорбительного.
  -- Мисс Шепард, как у вашего народа называется половой акт за материальное вознаграждение?
  -- Ну... Какого-то специального термина нет... -- начал было я. Ой, дурак, ты Джейн! -- О. Я совершенно не это имела в виду!
  -- Я это уже поняла. Изначально, конечно, и у нас этот термин не носил отрицательного смысла, но сейчас...
  Азари вздохнула, пододвинула ко мне второй стул и уселась на него прямо напротив меня.
  -- Сейчас мы предпочитаем использовать термин 'связь разумов', мисс Шепард. И он скорее медицинский, нежели какой-либо еще. Расслабтесь.
  Лиара аккуратно взяла меня за виски и пристально вгляделась мне в глаза.
  -- Требуется некоторая подготовка для связи разумов, -- спокойно пояснила дева. -- И телесный контакт.
  Она подалась вперед, а я, как загипнотизированный, не отрываясь смотрел в черноту ее зрачков, медленно и постепенно заполнявшую все вокруг.
  Тишина.
  Пустота.
  Знакомые образы бурей ворвались в мой разум, заполнив какафонией ярости протеан звенящую тишиной пустоту, как никогда яркие и кричащие.
  Тишина.
  Пустота.
  Спокойствие.
  Лиара рядом, направляет, помогает вспомнить.
  Терум, Цитадель, Конго, Иден-Прайм, мои первые часы на Нормандии. А потом -- моя память, прошлый я. Миллионы образов, вся моя жизнь... Другая деликатно отстранилась от моих воспоминаний, и после моего 'да', мы обе вдруг, рывком скользнули в тени памяти прошлой Шепард. Я ожидал хоть чего-то похожего на мою память, но... Обрывки, вместо образов лишь неясные тени. Страх, ярость, отчаяние. Долг. И все. От нее практически ничего не осталось. Туман и хоровод теней, тянущих в вихрь вопящего на сотни голосов отчаяния. Та, другая рядом, в моих мыслях в последний момент вытащила меня, и спасительная темнота поглотила мое отчаяние, готовое поглотить меня самого.
  -- Шепард?
  -- Я уже черт-те сколько Шепард... -- тихо пробормотал я.
  -- Все в порядке, госпожа Чаквас, она сейчас придет в себя, -- говорит Лиара, медленно отпуская меня и исподволь поддерживая. -- Не представляю, что вы пережили, Джейн. Я бы сошла с ума после такого. И того тоже.
  -- Спасибо за поддержку, мисс Т'Сони, -- вымученно улыбнулся я, протирая глаза.
  -- Можно просто Лиара, Шепард. Вы... очень сильный человек.
  -- Я -- не она!
  -- Нет. Но вы -- как она.
  Сговорились они что-ли?
  -- Если бы я был, как она...
  -- Человека творят в том числе обстоятельства, Джейн, -- вставила Чаквас. -- Считайте мое замечание чем-то из области эзотерики, если угодно, но я уверена, что ваша личность нисколько не меньше ее, что бы вы по этому поводу в очередной раз не говорили.
  -- Ладно, Карин, я вас поняла, -- усмехнулся я. -- Психологическая помощь мне пока что не требуется -- справляюсь.
   Чаквас кивнула, но продолжила сверлить меня взглядом, так что я, еще раз поблагодарив Лиару, поспешил слинять, нагло прикрывшись неизбежностью голодной смерти от вовремя несъеденного завтрака.
  
  
  ***
  
  
  Повторный визит на Цитадель я надеялся провести менее официально. Хотелось без спешки посмотреть на станцию, пройтись по магазинчикам и паркам Президиума, а не носиться, как наскипидаренная по посольствам и переговорам. Спихнув команду археологов в загребущие ручки саларианцев, я попытался было зарулить в кафешку на Президиуме, но, разумеется, ничего не вышло. Мне пришел вызов по комму:
   -- Шепард, тебя где носит? -- шепотом спросила Нормандия, нависая над камерой голофиксации, -- Срочно беги сюда, у нас с тобой большие проблемы!
  -- Что случилось-то?
  -- Инспекция... -- пробурчала корабль, нервно оглянувшись куда-то за спину.
  
  Прямо на площадке дока, в котором стояла 'Нормандия' собралась целая толпа людей в форме Альянса. Сглотнув, я без труда узнал аватару Симакадзе, беседующую с неким мужчиной в форме ПК и, как мне любезно подсказала моя чуйка на начальство, в звании минимум контр-адмирала. Подле них стояло человек пять челяди этого адмирала и охрана в виде шести морпехов в полном боевом. Мне очень захотелось сбежать, но так подставлять Норму, стоящую там же, прямо напротив толпы... Я ж столько сладостей не унесу!
  Подойдя к нашему фрегату, я даже отсалютовать не успел толком, на меня повернулась вся толпа, в едином, слитном порыве намылить мне холку. Тут поневоле застынешь.
  -- А, вот и Шепард! -- ворчливо начал мужчина, с которым разговаривала моя блондинистая начальница. -- Быть может вы, коммандер, соизволите мне объяснить бардак на ее борту, происходящий при полном вашем попустительстве?!
  Мужчина указал на дернувшуюся при ее упоминании всуе Нормандию. Симакадзе и стоящая рядом с ней незнакомая мне красавица-аватара, ровестница Симакадзе на вид, с насыщенно-фиолетовой роскошной косой аж до пояса одновременно поморщились, но промолчали. Обе одеты по форме в практически одинаковые черно-белые кители и короткие юбочки с чулочками. Черные же лакированные ботиночки на каблуках завершали их гарнитур. Аж залюбуешься на такую красоту...
  -- Судя по вашему виду, вы понятия не имеете, кто я, не так ли, лейтенант-коммандер? -- побагровел все еще неизвестный мне мужчина. -- Контр-адмирал Михайлов, коммандующий пятой отдельной бригадой космической пехоты.
  Рефлексы кадровой военной прежней Шепард сработали на ять -- вытянуться, руки по швам, каблуки вместе, правую руку к виску. Я даже заученно смотрел куда-то вперед.
  Секундочку... А что я, собственно, перед ним смирно тянусь?.. Я с подозрением покосился на давящуюся смехом Симакадзе и, кажется, покраснел. Незнакомка рядом с ней резко закашлялась, прикрыв губки ладошкой, что для ментальных моделей мягко говоря несвойственно.
  -- Вольно, коммандер, -- махнула рукой моя флагман, оттирая слезу с края своих прекрасных ресниц.
  -- Сэр, чем могу быть полезна? -- спрашиваю я у Михайлова, уже зная, что он тут забыл. Я эту инспекцию заднего (*) адмирала в игре надолго запомнил.
  -- В вашем подчинении находятся бойцы Планетарного Корпуса войск Альянса! -- отчеканил тот все тем же громовым голосом. -- И я крайне разочарован в этом! Дисциплина не поддерживается совершенно! -- адмирал очень знакомо ударил кулаком в перчатке о ладонь. -- Вопиющие нарушения устава в части размещения личного состава и особенно имущества! Лично ваше пренебрежение обязанностями командира и, наконец, вверение имущества ПК в... руки... лапы... неважно... ксеновидов! Вы не подали ни единого отчета с тех пор, как перешли под командование госпожи командующей эскадрой Симакадзе! Отданные вам под командование десантники болтаются по кораблю, как чертовы туристы! Арсенал не заперт и оставлен без вахтенного! В журнале аммуниции шесть записей за три высадки! Мне продолжать?..
  После зловещей паузы он зловеще продолжил:
  -- Я требую немедленного отстранения вас от командования, заключения под арест и трибунала!
  Напугал ежа голой задницей... Шепард под трибуналом уже дважды ходила, еще когда в ПК была.
  -- При всем уважении, сэр, называть личный состав моей группы 'ксеновидами' в высшей степени...
  -- Вы мне еще и морали читать намерены, лейтенант-коммандер?! -- лицо мужчины приобрело почти свекольный оттенок.
  -- Адмирал, сэр, ваши замечания по личному составу и помещениям приняты к сведению и в возможно короткие сроки будут устранены, -- я старательно игнорировал его угрозы. -- Что же касается отчетности: согласно директивам Адмиралтейского Кода, я, как офицер Туманного Флота, не обязана предоставлять старшим по званию офицерам ПК личные отчеты. Вы можете запросить интересующие вас данные у моего флагмана.
  Он развернулся к Симакадзе.
  -- Не ко мне, адмирал, -- спокойно отшила мужика дальний рейдер. -- Вам необходимо будет отправить запрос коммандующей Ударной Группой.
  -- А я, в свою очередь, его отклоню, -- скрестила руки на груди фиолетовласка. -- Но могу вас заверить, что лейтенант-коммандер понесет дисциплинарное взыскание. Как и фрегат.
  На последнем слове девушка сощурившись смерила взглядом аватарку Нормы, сжавшуюся под ее грозным взором.
  
  ***
  
  На выяснение, чье звание выше и вежливое выпроваживание адмирала с заверениями о громах и молниях на наши с Нормандией головы, ушло минут десять. Убрав ПК со сцены, обе старшие туманницы синхронно развернулись к нам. Разозленные.
  -- Командующая Двадцать Четвертой Ударной Группой тяжелый несущий звездный крейсер Тонэ, -- представилась мне незнакомка, сжав тонкими изящными пальчиками переносицу. -- Шепард... и Нормандия.
  Она о-о-очень тяжело вздохнула, даже не пытаясь скрыть раздражение.
  -- Борис прав -- у тебя на борту десант Планетарного Корпуса. И они обязаны соблюдать свой устав, равно как и ты, Шепард, обязана это учитывать. Я надеюсь, что впредь все уставные процедуры -- в особенности касательно оружия десантной группы -- будут соблюдаться.
  -- Я могу сделать им винтовки в персональном порядке! -- пробурчала Нормандия, до того, как я успел что-то ответить.
  -- Три наряда вне очереди, -- с отсутствующим видом сообщила Симакадзе. -- Я прикажу Прессли проследить. Еще такие же гениальные идеи будут, фрегат?
  -- Нет, флагман, -- торопливо ответил я за нее. -- Виноваты. Более не повторится.
  'Молчи, ради всего святого!' -- отчаянно передал я упрямо насупившейся девчушке.
  -- Хочется верить... -- хмыкнула Тонэ. -- Вам очень повезло, что ваша текущая задача не позволяет применить соответствующее дисциплинарное взыскание. Очень. Поэтому, вам обеим нужно будет сильно постараться оправдать оказанное доверие. Все понятно?
  Тяжелый крейсер пытливо всматривалась в нас, растягивая паузу, но в конце концов кивнула.
  -- Замечательно. А теперь -- за отчеты, Шепард! Пакет с перечнем замечаний ждет тебя.
  
  ***
  
  Джейн, немного помявшись, отсалютовала и ушла к себе, простучав каблуками по ее пандусу. Нормандия с тоской наблюдала за ней через сенсоры ангара и служебного коридора -- уж очень хочется побыстрее вернуть аватару к себе и улететь на Новерию или еще куда, главное -- подальше! За те двенадцать дней, что новая Шепард была на ее борту, фрегат попривыкла к ее обществу, грубоватому юмору и неожиданным способностям к организации разумных на ее борту...
  -- Фрегат скрытой разведки Нормандия! -- вслух отчеканила Тонэ. -- Соизволь открыть канал и принять пакет перечня данных с нарушениями.
  Импульс в ТС заставил ее аватару повторно сжаться. Двести пятнадцать пунктов! Она бегло проанализировала данные. Это нечестно! Почему она обязана приходить аватарой в арсенал на инвентаризацию?! Это же скукотища смертная! А это?.. Отчет в стандартной форме о психологическом состоянии разумных на борту? КАК она будет оценивать психологическое состояние, например, крогана? По цвету шкуры? Или вот...
  -- Флагман, у меня имеются вопросы по... -- Норма под взглядом Тонэ замолчала, вспомнив просьбу-приказ Шепард о молчании, и понуро выдавила: -- Так точно. Разрешите выполнять?
  -- О, ты так легко не отделаешься! -- злорадно усмехнулась тяжелый крейсер. -- Мне, чтобы твою корму прикрыть, уж больно много усилий потребовалось.
  -- Но флагман, это ведь адмирал из Планетарки. Поправки к третьей, пятой и шестой общим директивам...
  Симакадзе закатила глаза и почему-то приложила ладонь ко лбу. Подобный жест Нор ранее не встречала, но непохоже, чтобы это был жест одобрения.
  -- Прямо запрещают людям приказывать что-либо Туманному Флоту, да, -- тяжело вздохнула Тонэ. -- Постарайся понять и проанализировать -- только уставами и директивами наше сотрудничество с людьми не ограничивается. Адмиралтейство, как тебе известно, состоит не только из Коллегии Флагманов... -- флагман ударной группы отточеным движением откинула косу за спину. -- Всегда думай и анализируй, Нормандия, ты же разведчица, у тебя вычислительных мощностей не сильно меньше, чем у меня!
  Нор мгновенно вспомнила разговор Шепард и Джимми перед высадкой на Терум. Корреляция слов и даже тона Джейн с последней фразой HSCC Тонэ была выше ноль пяти... Ей стало ужасно стыдно.
  -- Виновата, флагман, -- тихо ответила Нор, опустив голову.
  -- То-то же, -- ввернула Симакадзе. -- Ладно, беги на борт, малышка, хватит с тебя выговоров.
  Тонэ покачала головой, но промолчала, жестом отпустив Нормандию. Симакадзе подмигнула ей, но затем погрозила пальцем.
  'Принято, флагман!' -- переслала Нормандия по приватному каналу и почти бегом полетела к себе на борт.
  
  ***
  
  Командиры приходят и уходят, а отчетность вечна! К моему несказанному счастью, прошлая Шепард не обременяла себя условностями строгой секретности, и все ее отчеты хранились под паролем на инструметроне. Пароль мнемонический, так что с этим проблем не возникло... Проблемы возникли потом.
  Н-да. Робкая надежда о крахе бюрократии под пятой Туманного рационализма затухла сама собой где-то на третьей портянке отчета. Вот жеж люди! Все испортят, только дай слабину...
  Шепард исправно писала объяснительные и втухала в залетах за пролюбленное оборудование ПК. Собственно, второй раз ее разжаловали после той самой Акузы, где, судя по отчету, 'безвозвратно утеряно' три вездехода и снаряжения на два взвода пехоты. При этом, коммандор(!) умудрилась потерять погибшими восемнадцать человек и двоих пропавшими без вести... Да ей памятник надо было ставить за это, а не под трибунал загонять! Потерять всего лишь четверть отряда под молотильщиками, а не остаться единственной выжившей! Ай да я, ай да сукин сын... Э... дочь... Не важно! И теперь-то мне понятно, что именно ее сломало -- судя по всему, ей прямо сказали: лучше бы ты там весь отряд положила, но оборудование спасла бы. Ценный же продукт! Оружие Тумана, танатониумные ракеты на вездеходах! Как ты могла?! А людишек еще нарожают... И хоп -- блестящая карьера без пяти минут адмирала до тридцати и высокие идеалы потомственного офицера Джейн Шепард спущены в унитаз бюрократическими крючковоротами ПК, трясущимися над каждой винтовкой... Ой, звездец...
  А еще я наконец допер, о чем говорила Конго, когда обозначила мои достижения 'запредельными для человека'. Очевидно, туманницам на железо плевать, а вот невосполнимая потеря одной из девчонок -- это катастрофа. Представляю себе траур после Палавенского разгрома -- более тридцати кораблей тогда погибло... А сама Конго как это пережила? Да еще и гибель сестры... Я зажмурился, выгоняя лишнее из головы. Не о том думаем, Шеп. Тебе сейчас писанину для Михайлова разводить нужно, а не о вечном думать.
  Ну что же, оценим поле деятельности. Вахтенный журнал, боевой журнал десанта, журнал арсенала, экипажа, техкарта, санитарная карта (!), наградной реестр, кадровый журнал... Мамочка-а-а! Девственность сиих документов аж с Иден-Прайм внушала панику. Влип я. Крепко влип. Здесь тебе не игра, здесь гребаная армия, сынок. Самая что ни на есть настоящая.
  Помогите! Кто-нибудь...
  
  ***
  
  -- Зачем вообще нужна столь бессмысленная процедура?! -- Нормандия занесла в планшет число личных унитарных аптечек, мод 4, ровными рядами покоившихся в соответствующем отсеке складского модуля. Безнадежно устаревшие, они по-прежнему должны были быть в комплекте снаряжения, хоть и бронескафы уже имели встроенный меданализатор и запасы разнообразнейших препаратов.
  -- Видишь ли, Нормандия, -- ответил ей Прессли, -- люди просто не умеют по-другому. У нас нет сканеров и...
  -- Л-люди! -- недовольно буркнула Нор, открыв следующий отсек, вмещающий в себе... Лопатки. Складные. Длина черенка -- триста семьдесят миллиметров, ширина ножа сто тридцать, высота -- двести пятьдесят три миллиметра по оси симметрии. Двадцать шесть штук.
  Прессли явно заметил шокированное выражение личика аватары фрегата и поспешил заметить:
  -- Шанцевый инструмент входит в стандартную экипировку десантника ПК.
  -- А... -- девочка с отпавшей челюстью зависла почти на полсекунды, не справившись с логическим парадоксом.
  Наконец она повернулась к комиссару и спросила:
  -- Для чего они им?
  -- Ну... Хм... Лопаты предназначены для выемки грунта...
  -- Эта инфомация мне известна. Но ни в одной из глав наставлений по...
  -- Это скорее традиция, -- быстро ответил комиссар второго ранга. -- Людская. Ну и бывало, лопатки использовались как оружие.
  -- Какое из ЭТОГО оружие?!
  -- Примерно девяносто лет назад были распространены в том числе и приемы рукопашного боя с саперными лопатками.
  Нормандия мгновенно откопала соответствующие данные в людской сети. На еще двумерных видеофайлах показывались состязания по... метанию саперных лопаток.
  Сбой ядра фрегата перешел в околокритический режим, большинство ее основных систем отключились на шестьсот миллисекунд, спасая ядро от перезагрузки. Она автоматически отметила сохранность складных саперных лопаток на складе, согласно указанным в описи количествам, и поспешно закрыла отсек. Голова аватары ныла тупой болью, знакомо сверля виски.
  'Люди! Лопатами! Бред! Алогично, немыслимо!'
  Нормандия шумно выдохнула, успокаиваясь, и открыла следующий отсек, содержащий керамические штык-ножи, унитарные, в ножнах, двадцать шесть комплектов...
  
  ***
  
  Бибиканье двери прервало мои потуги родить вахтенный журнал десантной группы на последующий месяц. Помимо этого, мне предстояла веселенькая работа по инструктажу и оформлению Гарруса, Лиары, Рекса и Тали, после чего нужно будет их всех отправить к нашей летной -- ровно за тем же самым. А еще им предстояло комплексное обследование в лазарете. Внезапно, Уильямс полностью все прошла еще при Андерсоне и хоть с ней проблем не было. Гребаная бюрократия...
  -- Войдите.
  Из распахнувшейся двери протянулась рука с планшетом, и мне сообщили замогильным голосом:
  -- Результаты инвентаризации склада оборудования десанта. Ознакомься и заверь личным кодом. Мне еще Карин проверять, так что желательно заверить не читая.
  Аватарка Нормандии выглядела замученно: понуро опущенные плечи, вымученная улыбка и даже небольшие намеки на синяки под глазами, совершенно по-щенячьи умоляющими поставить подпись и ничего не спрашивать. Я бегло просмотрел выведенный на планшет отчет (они вдвоем с Прессли инвентаризацию провели) и с чистой совестью приложил инструметрон: комиссар -- мужик обязательный, абы как сделать не даст. Я молча отдал планшет. Девочка кивнула и не прощаясь ушла в сторону лазарета. Эк ее накрыло, беднягу.
  Я в крайней задумчивости вернулся в кресло, переключившись на план-схему вахт личного состава. Песенка 'Статус Кво' никак не шла из головы и я, тихо мурлыкая 'You're in the army now...', поменял местами Гарруса и Эш, прикидывая такой вариант. Да... Так должно быть хорошо.
  
  
  Часть III. Feros
  
  Напротив меня, на столе мелодично, но настойчиво бибикнул сигнал вызова с внешнего коммуникатора. Совет? Или кто-то от Удины? Поскольку вызов был исключительно голосовой и с неизвестного номера, я уже с интересом ткнул в сенсор интеркома.
  -- Госпожа Шепард? Добрыйденьрадаприветствоватьвасяхочу...
  -- Можно помедленнее? Кто вы?
  -- Мое имя -- Мелиса Шетти, я представляюкомпаниюэкзогениинамсрочно...
  Да она издевается.
  -- Мисс, в последний раз, можно помедленнее?!
  -- Прошу прощения, но наше дело не терпит промедления!
  -- Итак, вы из 'Экзо-Гени', и ваша компания что-то от меня хочет. Что именно?
  -- Человеческая колония на планете Ферос системы Тезей Геркулеса, находящаяся в скоплении NGC 6067b, также известной, как скопление Бета Аттики, подверглась нападению гетов двадцать восемь часов назад! Связь с колонистами потеряна! Наша компания знает, что вы интересуетесь случаями нападений гетов, и потому мы сразу попытались оповестить вас! Колония организована в частном порядке и не имеет поддержки ВКС Земли или Альянса. Они сейчас отрезаны и находятся в смертельной опасности!
  Что-то я по игре не припомню, чтобы была прям такая опасность. Ну да, геты, да, где-то внизу...
  -- Сколько колонистов сейчас на планете?
  -- Двести восемнадцать человек.
  -- Так... И что вы от меня хотите?
  -- Не допустите гибели колонии! 'Экзо-Гени' не имеет достаточных сил собственной безопасности для отражения столь серьезной угрозы, но мы готовы заплатить вам за спасение ни в чем неповинных колонистов от уничтожения и...
  Она сейчас опять на словесный понос переключится.
  -- Я крайне сомневаюсь, что это не сочтут взяткой, мисс, -- оборвав словесный фонтан в зародыше, я обреченно вздохнул.
  Рельсы канона мне не сломать, лететь придётся в любом случае. Я с разных сторон обдумывал возможность сразу полететь на Илос, но даже с учетом скорости Нормы, это займет несколько месяцев... А координат ретранслятора Мю как не было, так и нет, нужно на Новерию, с рахни разговаривать. Так что барахтаемся и превозмогаем.
  -- Учтите, этот разговор записан и может быть представлен, как доказательство.
  -- Доказательство чего, госпожа Шепард?
  -- Всего того, о чем вы умолчали. Чем именно занимается эта колония?
  -- Расчистка и исследование промышленных блоков планетарного завода протеан и, как побочное дело, -- поиск сохранившихся артефактов.
  Мне показалось, или она сглотнула?
  -- Хм. И все?
  -- Да.
  -- Угу. А чем занимается 'Экзо-Гени' на Феросе? Как я поняла, колония основана не вашей компанией. Какое вам до них дело?
  -- Колонисты поставляют образцы культуры протеан для исследований. Дело в том, что колония основана практически на медико-генетическом производственном центре протеан, производившем какие-то медикаменты или иные биоактивные продукты...
  Отчаяние в голосе девушки уже окончательно победило псевдожизнерадостность, но она вяло пыталась выйти сухой из воды:
  -- Ничего опасного, вокруг были проведены тщательнейшие сканирования на биологическую угрозу или опасность! Не было выявлено ни одного случая неизвестного заболевания у колонистов за последние пятнадцать лет!
  -- О, да, могу себе представить... Хорошо, мисс Шетти, посмотрим, что можно будет сделать. Всего доброго.
  -- До свидания, госпожа Шепард, -- глухо ответили мне. -- Надеемся, вы услышали наш призыв о помощи. Все данные по колонии, доступные нашей компании, пересланы на ваш адрес.
  Девушка отключилась.
  Биологический завод, мать моя женщина! Да они сдурели, маньяки корпоративные!
  
  ***
  
  За шестнадцать часов, что нам понадобились на дорогу до Бета Аттики я почти успел привести все бумажки в порядок, оформив приписки наших разумных в индивидуальном порядке: Тали'Зора отныне числилась инженером-техником десантной группы, Гаррус и Рекс -- привлеченные по временному контракту операторы-специалисты. Лиара вообще проходила как консультант-историк и фактически была наиболее гражданским специалистом из всех, но по штатному расписанию все равно входила в десантную группу -- попробуй скажи 'нет' столетнему биотику, окончившей тренинг десантницы-азари, но с темпераментом двенадцатилетки. И именно это меня и настораживало -- что Тали, что Лиара в армии не были, у их народов вообще как таковых армий нет. Гонять их на дисциплину нету ни времени ни возможности, как они поведут себя в реальном бою, я попросту не знал. Это мне повезло -- рефлексы кадровой военной вбиты в подкорку намертво, я даже в рукопашку кое-что могу -- само выходит. А они как? А никак. Истерящая при виде Нормандии Тали и перепуганная почти до паники Лиара в качестве примера этого 'как' не внушают ровным счетом никакого оптимизма. Дела-а... Конечно, в игре обе прут под пули, как стреляный спецназ, но здесь вам не тут... здесь у нас реальный мир и две фактически девчонки без боевого опыта мне на шею. М-да.
  Полная им противоположность -- Мастер Битвы, которому я спокойно могу поручить командование любой операцией, и привычный с пеленок к муштре Вакариан, прошедший суровую школу турианской армии. В них обоих я был полностью уверен, тем более, что уже видел их в деле. Причем Рекс отличался от своего игрового прототипа достаточно серьезно -- еще более умный и расчетливый, даже где-то хладнокровный кроган, прекрасно контролирующий эмоции... Неожиданно, в общем.
  Такой вот дуализм с инопланетными разумными на борту, хоть плачь. Печальнее всего пожалуй то, что обе дамы отсиживаться на корабле не планируют и вовсю упражняются с выданым им по штату оружием -- сиречь автоматическими пистолетами. Придётся их держать в тылах, да еще и с какой-нибудь нянькой. Я очень гаденько усмехнулся, поскольку идеальной кандидатурой на роль няньки был лейтенант Аленко. Как раз двух зайцев убью -- за дни пребывания в его компании я задним числом, с небольшими подсказками Уильямс и Нормы, осознал: лейтенант, оказывается, по мне сохнет, аки красна девица. Как и Сайкс, впрочем... Но Джимми влюблен в меня по-юношески безлично, а вот Кайден мне даже цветы купить на Цитадели сподобился, задрыжина! Так что чем дальше он от меня -- тем мне спокойнее. А то, глядишь, рыцарствовать кинется, это вполне в его стиле.
  И почему меня во второй или даже третий масс эффект сразу не закинуло?.. Эх...
  От моих уже привычных размышлений меня не менее привычно отвлекла фрегат. Тоже, кстати, та еще штучка. Сейчас это не особо заметно, но дайте ей год-два, и это будет гремучая смесь Джокера пополам с СУЗИ. Раздолбайка-педант. Как это в ней уживалось, я пока не понимал, но нутром чую -- градус язвительности и шуточек будет только расти.
  -- Шепард, пора. Я уже связалась с 'Надеждой Чжу', у них все не очень радужно сейчас. Если мы хотим, чтобы от колонии что-то осталось, нужно садиться.
  -- М-м... Хорошо. Давай в ТАСК всех причастных, я сейчас подойду.
  -- Принято и передано, коммандер.
  
  ***
  
  Дверь комнаты брифинга распахнулась передо мной, показав всю десантную группу в сборе, сидящих за столом в ожидании меня.
  -- Джентльмены и дамы, времени немного, так что я сразу начну. Под нами Ферос. Планета-завод протеан, уже как пятьдесят тысяч лет нерабочая, разумеется. Согласно данным 'Экзо-Гени', кроме их исследовательской базы, сейчас тут небольшая колония людей, живут они фактически раскопками. И, очевидно, докопались до чего-то, что привлекло внимание ручных гетов Сарена. Наша задача -- отбить колонию, узнать, что они выкопали, и не дать артефакту попасть в когти любимого СПЕКТРа Совета. Ну, или хотя бы выяснить, что это было. На данный момент в живых осталось сто пятьдесят шесть человек, и они остро нуждаются в помощи.
  -- Коммандер, мы, конечно, сможем оказать гетам радушный прием, -- тут же заметил Гаррус, -- однако нас всего десяток...
  -- Дело в том, что и гетов не больно много -- колонисты сообщают о десятках платформ. Вероятно, у Сарена тоже не все гладко с резервами, -- ответила Нормандия. -- Или мы опоздали, и это -- отряд зачистки.
  -- Десятки платформ -- это теперь не много? -- переспросила Тали'Зора.
  -- Если там нет тяжелых платформ гетов, то серьезной угрозы они не представляют, -- спокойно ответил я. -- Но ситуацию осложняет наличие колонистов.
  -- У колонии на данный момент заканчивается питьевая вода, -- продолжила Нормандия. -- Кроме этого, запас провизии также невелик -- гидропонные фермы остались без водоснабжения. Территория технического канала полностью контролируется гетами, и поэтому неизвестно, что с насосными станциями.
  -- Великолепно... -- пробормотал Аленко.
  -- Мы очень вовремя, народ, -- усмехнулся я. -- Насколько я поняла, никакой вменяемой информации по гетам у колонистов нет.
  Нормандия кивнула, подперев кулачком щеку.
  -- Я, естественно, проведу разведку, когда войдем в стратосферу. Но пока что -- мы летим в полную неизвестность.
  
  ***
  
  Я первым спрыгиваю с пандуса Нор прямиком на пласторитовое покрытие одной из огромных ячеек то ли ферм, то ли сборочных площадок, многими тысячами тянущихся от производственных зданий на километры вокруг. Примерно две трети из них уже почти полностью погребены под слоем пыли и земли, за пятьдесят тысяч лет изрядно изменивших ландшафт производственного комплекса. Сейчас это преимущественно холмы с гребнями, пестрящими зеленью кустарников и низеньких деревьев, сквозь которые просвечивает гексагональная решетка ячеек производства. По данным из экстранета, от эпохи протеан на суше тут только грибки и бактерии остались, восполнение кислорода обеспечивали океаны, так что, зелень скорее всего с Земли. Ну, и конечно, заводы на две трети континента, медленно, но неуклонно врастающие в землю. Конкретно эта ячейка, как и несколько соседних, практически не занесена осадочной породой и потому расчищена, а также наскоро переоборудована в космодром около двадцати лет назад. Причем с тех пор никто даже убрать остатки производственных линий не удосужился -- так и лежат завалами мусора по углам. Лужи воды вокруг и общая сырость недвусмысленно намекают на недавно прошедший дождь. В отличие от Терума, здесь дышится легко, воздух чистый и вполне комфортной температуры.
  -- За шесть лет тут мало что поменялось, -- заметила Лиара, поравнявшись со мной. -- У меня была гипотеза, что эти поля -- гидропонные фермы протеан, но дальнейшие исследования ее не подтвердили.
   -- Никаких гетов в округе нет, -- сообщила Нормандия, спускаясь с пандуса своего корпуса. -- Можем идти к колонии, нас ждут.
  Я только вздохнул. 'Колония' располагалась на крыше бывшего завода, ютясь на остатках посадочной площадки для грузовых челноков протеан, смонтированной в крыше ближайшего к нам корпуса, высотой под двести метров, возвышающегося примерно в километре от нас.
  -- Хоть бы встретил кто... -- пробормотал Гаррус, осматривая пятиметровые стены ячейки через оптику прицела. -- Коммандер, вы уверены, что нам есть что делать на этой свалке?
  -- Уверена, Вакариан, -- мрачно подтвердил я. -- Нормандия, действуем согласно сценарию.
  -- Угу...
  Тяжеленная створка пандуса фрегата бесшумно встала на место, и черная тень Нормандии взмыла в небо, расцвеченное ярко-алыми всполохами заходящей Беты Геркулеса. Ночка, по всей видимости, будет холодная и долгая...
  
  
   ***
  
  
  Вы когда-либо бывали в трущобах? Не тех, что показывают в боевиках, где бравые мафиози на дорогих машинах разборки устраивают, а обычных трущобах юго-восточной Азии или северной Африки? Нет? Я вот нет. До сего момента. Песец положения колонистов и до атаки гетов был размером с бегемота, а сейчас уверенно подрос до габаритов хорошо откормленного кита. Мне засвербило прозвониться мисс Шетти и ласково спросить обо всем, что я тут уже увидел, еще даже не дойдя до центрального здания колонии. Я не был удивлен, когда мы добрались до неплохо сохранившегося корпуса завода, я так же не удивился расчищенной лестнице, ведущей к грузовым лифтам стандартного образца, наспех встроенным в шахты подъемников протеан. Пусть и обшарпанных, со следами кустарного ремонта, но работающих.
  Удивило другое.
  Штопанная-перештопанная одежда колонистов, по десять раз чиненное оборудование, собранное на живую нитку из того, что удалось приспособить из найденного здесь же хлама, утлые временные капсулы колонии стандартного образца 'для семьи из трех человек', на крыши которых нахлобучили кучу найденных тут же панелей -- очевидно крыши текли и текли постоянно. Дождевая вода в универсальных бочках из-под циклогена... И постоянный кашель несчастных людей, ютившихся в капсулах. Это не колония, это барак работорговца!
  -- Доктор Чаквас, -- не выдержал я, набрав код комма. -- Колонистам требуется медицинская помощь. К сожалению, похоже, почти всем.
  -- Насколько все плохо, Шепард? -- без всякого предисловия уточнила судовой врач.
  -- Ну, как минимум респираторные заболевания, голодание, систематическое переохлаждение. Возможно еще что-то, я не медик.
  -- Для немедика очень недурственный анализ, -- грустно усмехнулась Чаквас. -- Мне потребуется кто-то в помощь.
  -- Принято. Дженкинс.
  -- Хорошо. Я соберу все необходимое. Связь через Нормандию. Чаквас, конец связи.
  -- Дженкинс, поступаешь в распоряжение майора, -- командую я, осматривая окружающий нас безрадостный пейзаж.
  К нам идет средних лет женщина в затертом комбинезоне инженерной службы. Брюнетка, даже симпатичная, если бы не хронический недосып и адские условия вокруг.
  -- Мы уж и не ждали, что к нам хоть кто-то спустится! -- хрипло начала она, не дойдя и пяти метров до нас. -- Мака Дойл, старший инженер этого забытого богом места. Что привело вас сюда, джентльмены?
  -- Джейн Шепард, Альянс... 'Экзо-Гени' сообщила о нападении гетов на колонию...
  Женщина отрывисто захохотала, тут же подавившись кашлем. Прокашлявшись, она продолжила смеяться, покачивая головой.
  -- На колонию?! Отличная шутка, мисс Шепард, просто отличная! -- отсмеявшись Дойл указала рукой на двухэтажную капсульную постройку. -- Прошу в нашу ратушу, у нас еще осталось немного чая для дорогих гостей!
  
  ***
  
  Джейн зашла в здание, сделав знак группе оставаться снаружи. Нормандия уже около пяти минут вела углубленный поиск и анализ по колониям Земли. Происходящее вокруг никак не укладывалось в ядре юной туманницы -- в принципе не знавшая, что такое нищета девочка сейчас столкнулась с более чем ярким примером этого понятия. После беглого ознакомления с колониальным прошлым Земли времен доатомной эры, окружающий ее кошмар был объясним, но и только. Алогичность и абсурдность ситуации с брошенными 'Экзо-Гени' на голодную смерть колонистами вызывала странные реакции эмоций аватары. Она даже снизила чувствительность эмоционального отклика ментальной проекции, однако особого эффекта это не дало.
  'Уильямс'.
  'Да, Нормандия?'
  'Ситуация в колонии приемлема для людей?'
  'Для колонистов -- разумеется нет'.
  'Тогда почему им не оказана помощь?'
  'Ну как не оказана -- мы же здесь', -- улыбнулась краешком губ эсминка.
  'Нашей задачей не является их спасение!'
  'Моей задачей является выполнение приказов флагмана, -- поправила Норму Эшли. -- И будь я обнулена, если Шепард оставит тут все, как есть. Не после Акузы'.
  'Я не была бы в этом столь уверена, эсминец', -- покачала головой Нор, осматривая обшарпанные капсулы из пластолена.
  Эсминка поудобнее перехватила винтовку, встав в пол оборота к двери центрального здания.
  'А я вот даже не сомневаюсь'.
  Не успела Нор ответить на это ехидное замечание, как ее вызвала Чаквас с центрального пульта лазарета:
  -- Нормандия, я все подготовила, можем идти на посадку. Скажи там, чтобы встретили.
  -- Принято... А что именно вы собрали?
  -- Ну, тут у меня стандартный набор плюс витамины и антисептики.
  Нормандии пришлось признать, что эскортница в очередной раз оказалась права. Она начала снижение с эклиптики боевого дежурства, заодно отправив двух ботов обратно к посадочной площадке.
  'Шепард, кого ты выделила Карин?'
  'Дженкинса. Обязательно обеспечить ей охрану, мы тут считай на пороховой бочке сидим. Я сейчас выйду'.
  -- Капрал, вы можете выходить, я приземлюсь через четыре минуты сорок две секунды, -- обратилась Нор к парню.
  Тот кивнул и быстрым шагом ушел следом за ботами, ждущими его на пандусе лифта.
  
  ***
  
  Нынешнюю ситуацию в колонии прекрасно описывал анекдот с крылатой фразой 'А жизнь-то налаживается!' Естественно, Фэй Дань был очень рад нашему прибытию, но не скрывал того факта, что как только мы улетим отсюда, все вернется на круги своя, а, возможно, станет только хуже. Уже не молодой, но крепкий мужчина с неожиданно европейской внешностью вел себя радушно-настороженно -- недоверие к Туману у обычных людей похоже повсеместное, -- но одновременно надеялся на нашу помощь.
  История заселения 'Надежды Чжу' банальна -- собрали бедняков с Гонконга, наврали им с три короба, посадили на развалюху и отправили сюда, как фактически бесплатный рабочий поселок по раскопкам фабрики. За двадцать семь лет существования колонии 'Экзо-Гени' не посчитала нужным как-то их поддерживать и, разумеется, никто не сказал им, что это билет в один конец. Веселее всего было техникам -- они ехали сюда по контракту, за жалование, притом неплохое. И им его исправно переводили на специальный счет, который можно обналичить в любом отделении любого земного банка. А в случае гибели деньги переводились на счет отделения 'Экзо-Гени', управляющего колонией на Феросе. Очень удобно.
  И все бы так удобно и оставалось, если бы не геты, атаковавшие офис 'Экзо-Гени', устроенный в техническом комплексе, дальше по грузовой магистрали.
  -- То есть вас геты не трогают? -- озадаченно переспросил я Дойл.
  -- Не-а! -- радостно покачала головой инженер. -- Они отрезали нас от инфраструктуры, но и то ненамеренно -- их корабль там приземлился, и нам туда теперь никак не попасть. А насосы опять сломались. В тридцать не помню какой раз.
  -- Да, коммандер Шепард, раз уж вы хотите расследовать деятельность гетов на планете, разумно было бы начать с их места посадки... -- вообще без палева заявляет Фэй Дань.
  -- Хорошо-хорошо, расчистим мы вам насосную станцию! -- рассмеялся я. -- В конце концов действительно стоит посмотреть, что там сейчас происходит...
  
  
  
   Выйдя на улицу, я окинул взглядом группу. Рекс и Гаррус нарочито лениво осматривались по сторонам, спокойные как удавы, но в руках у каждого по-прежнему было оружие. Уильямс стояла рядом со мной, вскинув винтовку на плечо. Аленко и Сайкс вместе с Лиарой и Тали о чем-то разговаривали с одним из колонистов, чуть не плачущим от счастья. Нормандия безучастно рассматривала алеющий закатом горизонт, очень выгодно смотревшийся с высоты колонии. Идиллия прям.
  Покачав головой на вопросительный взгляд Эшли, я подошел к девочке.
  -- Нор, что с третьим классом? -- негромко спросил я.
  -- Никаких признаков, Джейн. Я постоянно беру пробы. Может, ты права, и это не более чем бред глупой игрушки в твоей реальности?
  -- Будет отлично, если так и окажется. Я сейчас возьму с собой Гарруса и наших дам с няньками -- пойдем с гетами поздороваемся. И заодно попробуем наладить водоснабжение... Водоснабжение!.. Ох ты-ж...
  Я вздрогнул от очевиднейшей догадки.
  -- Нужно взять пробы воды! -- прошипела фрегат и тут же безапелляционно заключила: -- Я иду с вами.
  -- Гаррус, Рекс... -- позвал я.
  Оба повернулись ко мне и сразу же подошли, настороженно рассматривая свое слегка ненормальное начальство. Я уже стал узнавать этот взгляд, особенно после того, как битый час объяснял Рексу, откуда у людей такая страсть к саперным лопаткам. Ну, подумаешь, малость перегнул палку, бывает...
  -- Гаррус -- со мной. Рекс, вы с Эш тут. Проследите, чтобы при лечении не возникло проблем. Огонь по гражданским не открывать, ограничьтесь рукоприкладством, если ситуация станет выходить из-под контроля. Боты Нормандии вам помогут. Вопросы?
  -- Чего именно нам ожидать, Шепард? -- тихо переспросил кроган. -- Драк за аптечки?
  -- Нет. Массированной атаки толпой. К счастью, колонисты истощены, даже если захотят, много проблем биотику вроде тебя не доставят.
  Рекс без всякого ехидства кивнул и отошел к Уильямс, очевидно греющей уши на наш междусобойчик и просто покивавшей на короткий монолог Мастера Битвы.
  -- Вакариан, идем.
  -- Конечно, коммандер. Вперед, к победе!
  -- Гаррус...
  -- Это турианский способ выразить восторг прозорливостью командования, Шепард, -- невинно отбрил Вакариан. -- У вас, кажется, это звучит как 'Ура!'. Ну или что-то в этом роде.
  Собрав отряд, я отправил их вниз, а сам пошел переговорить с Макой Дойл.
  -- Мисс Мака, хотелось бы прояснить некоторые вопросы по насосной станции.
  -- Конечно, коммандер, -- она сейчас сидела на первом этаже их 'ратуши', допивая скверно пахнущий кофе собственного сбора. -- Спрашивайте.
  -- Кто-то делал сканирование водоема и проверку на биологическую опасность воды?
  -- Да, я и делала, вместе с покойной Эндрюс.
  -- Отлично. Что-то по самим насосам нам знать нужно?
  -- Я слышала, что Туманницы могут починить любую аппаратуру просто движением руки, -- пожала плечами инженер, -- так что вам не должно составить труда их починить, не так ли? С крыши видно канал -- заборная станция прямо по кратчайшей дороге к нему, плюс видны трубы, мы их проложили поверху. Сама станция в здании цеха, примыкающего к каналу. Там должно быть энергоснабжение... Я даже не знаю, что еще вам сказать.
  -- Этого вполне достаточно, спасибо.
  
  ***
  
  Прогулка до канала оказалась именно что прогулкой -- гетов мы по дороге не встретили. А вот на подходе к зданию цеха началась пальба. Я специально шел последним -- очень важно было в таких тепличных условиях посмотреть на новеньких. И если Лиара скорее справлялась, то Тали скорее нет. Что в общем и неудивительно -- разница в базовой подготовке азари и кварианки самую малость сказывалась. Но совсем безнадежной Тали'Зора нар Райя не была, и это вселяло надежду. Так или иначе на ум приходила игра, где все было малость по-другому! И если канон так и будет легким дымком витать где-то рядом, то мне на роду написано сделать из одной великолепного военного инженера, а из другой -- боевого биотика, которая даст прикурить и спецуре ее расы.
  -- Тали'Зора, справа, на два часа, -- я помечаю цель через оптику полуавтомата.
  -- На два часа?! Это где? Ой! -- писк кварианки по комму неприятно режет ухо. Хоть записывай и шумовую гранату делай...
  -- Правее проема прямо перед тобой... -- вздыхаю я, пытаясь стряхнуть звон в ушах.
  -- Шепард, терпение, мы все когда-то были в учебке, -- хмыкает Вакариан, отстрелив очередного охотника.
  -- Очень ценное замечание, мистер Вакариан. Возможно, именно вам поручить обучение наших курсанток?
  Захваченный врасплох турианец аж икает.
  -- Не стоит, коммандер, я не очень хороший учитель... Или инструктор. Или наставник. Или...
  -- Зато болтун ты первостатейный! -- усмехнулся я. -- Тишина на канале.
  Нашу относительную расслабленность объясняло лишь крайне слабое сопротивление гетов и зоркие 'глаза' Нормандии, осуществлявшие целеуказание. Девочка все слушала, но молчала, исподволь подстраховывая обеих новеньких Клейн-полями. К концу зачистки здания я уже примерно представлял уровень отсутствия подготовки и Тали и Лиары. 'Тоже мне профессионал нашелся...' -- тихо прошептал мне мой внутренний голос, -- 'Сам-то рельсовку две недели назад первый раз увидел'. С другой стороны -- смог я, смогут и они.
  -- Шепард! -- Нор требовательно смотрит на меня, находясь между мной и отрядом чуть впереди. -- Во-первых, включи связь, во-вторых через двадцать минут стемнеет, мы почти на экваторе.
  -- Нормандия, пока есть время...
  -- Да понимаю я все, не дура! -- вздыхает девочка. -- Мне так же, как и тебе совершенно не хочется, чтобы кто-то из них погиб из-за нехватки опыта или навыков.
  -- Ну вот, сама же все понимаешь. Совсем взрослая стала!
  Фрегат выдала нечто среднее между рыком и тоскливым стоном, картинно закатив глаза. Я быстренько ее обошел, пройдя до ворот цеха, куда уже ушли наши девушки с няньками. Внутри цеха царила гулкая тишина и пустота, нарушаемая лишь насосными установками, вокруг которых уже вовсю крутилась Тали. Я кивнул стоявшей чуть поодаль Лиаре, настороженно осматривавшей второй вход в помещение. Аленко уже вышел к каналу через здоровенную дыру в стене и стоял на пластобетонном берегу, разглядывая что-то внизу. Похоже все чисто. Можно и насосы осмотреть.
  -- Шепард, согласно моему сканированию починить на месте этот агрегат невозможно, -- тут же обернулась ко мне кварианка. -- Не достает нескольких деталей и оба подшипника стерты прямо по магнетронную обойму! Я не знаю, возможно получится их поменять, если в поселении есть запасные...
  'Агрегат' был здоровенным двухметровым волчком, поставленным горизонтально на два ложемента. Рядом с этой хреновиной было несколько пультов и коробка распределения питания. Нормандия прошла мимо меня, заинтересованно изучила насос, обошла его пару раз, остановилась перед пультом, почесала в затылке и... хреновина сама собой загудела, ожив несколькими голубыми огоньками.
  -- Лет на десять хватит, -- заключила фрегат и повернулась к нам. -- Все. Можем идти обратно.
  -- Как ты это сделала?! -- Тали'Зора лихорадочно сканировала насос, копаясь в полученных данных прямо через инструметрон.
  -- Туманная ма-агия! -- загадочно повела перед собой ладошкой Норма, сохраняя каменное выражение личика, но не выдержала и рассмеялась: -- Мой наномат и база данных колонии -- там есть спецификации на все оборудование, в том числе и на них. Резервный я тоже подлатала, там все не так страшно оказалось.
  Нор небрежно ткнула большим пальцем за спину, обозначив вдвое меньший волчок резервного насоса.
  
  
  ***
  
  Подавленное настроение -- это очень мягкое описание нынешнего состояния Тали'Зоры нар Рая. Воочию столкнувшись с возможностями туманного ФРЕГАТА (если такое может какой-то фрегат, то что может дредноут?! Звезды гасить?), молодая кварианка снова и снова прокручивала в голове данные с инструметрона. Бош'тет! Как? Она даже не касалась ротора! Без разборки, без дефектоскопии, просто походила вокруг, посмотрела... И все -- опорный вал выпрямился сам собой, подшипники нарастили магнетронные упоры, все это идеально отбалансировано и работает практически без вибрации, которая и являлась причиной поломки!
  А подшипники не только восстановились сами собой, но и изменили состав сплава! Как?! Она что, кристаллическую решетку обоймы поменяла? Это получается, что если этому кораблю захочется, она в любой момент может изменить и ее, Тали'Зоры, скафандр? И, возможно, УЖЕ изменила -- попробуй заметь сдвиги на атомном уровне... И -- еще более пугающая мысль: возможно, и ее саму эта Нормандия тоже может менять? Что ей -- пару атомов подвинуть...
  В свете произошедшего "ремонта" ее должность сейчас смотрелась так, как будто Шепард толком не знала куда ее деть -- ну куда ей, в самом деле, против таких возможностей полусинтетика Нормандии!
  Изначально, при поступлении на борт, Тали хотела исподволь исследовать корабль -- когда еще выпадет шанс побывать на боевом корабле Альянса, причём не на их обычных посудинах, а на самом что ни на есть боевом корабле Тумана! Принимая приглашение Шепард, она рассчитывала понаставить датчиков, отсканировать фрегат изнутри и положить эту бесценную информацию перед советом адмиралов -- такое окончание Паломничества было бы более чем подобающим для дочери адмирала!
  А что в итоге? Нормандия с очень милой и немного снисходительной улыбкой вручила 'случайно оставленные' микропередатчики Тали лично в руки и очень вежливо попросила задавать вопросы непосредственно ей -- она с радостью расскажет о себе.
  Трижды бош'тет!
  Примерно через неделю после этого злосчастного разговора гордая дочь кварианского адмирала более-менее 'разобралась' в устройстве или, вернее сказать, анатомии корабля, на котором она приписана, как инженер десантной группы. Но только сейчас, на простом примере починки утилитарного механизма, она окончательно поняла, какой силой играючи управляет внешне совершенно безобидная Нормандия.
  Такой дурой она себя не ощущала с того самого момента, как поругалась с отцом перед Паломничеством. Идиоты из Совета, ретрограды из Адмиралов -- никто из них даже близко не понимал реальных возможностей Туманниц и потенциальной угрозы от них исходящей. Зарвавшихся турианцев просто щелкнули по носу, сейчас она это понимала как никогда ясно. Тем удивительнее были простые, но необычно емкие слова Мастера Битвы, надолго врезавшиеся ей в память: 'их сила превратилась в слабость... ...пока ты не угрожаешь им, они безобидны'. Конечно! Они могут себе позволить быть какими угодно, но предпочитают сотрудничество и диалог. Диалог с ИИ! Ха! Скажи ей кто месяц назад про такое -- она бы ему посоветовала обратиться к нейропатологу. ИскИны переговоров не ведут -- это нефункционально. Было. Наверное. С туманницей ни в чем теперь не было уверенности!
  Четырежды бош'тет!
  
  ***
  
  В голове у меня сейчас крутились два извечных вопроса русского человека: "кто виноват?" и "что делать?" Не то, чтобы я не знал ответов на эти вопросы, нет. Просто ответы мне катастрофически не нравились.
  Нормандия в воде не нашла ничего, кроме множества видов местных микроорганизмов, спор растений и грибов, даже местных водорослей, о чем мне и сообщила. Как в этом супе понять, есть ли заражение торианином или нет -- ни я, ни она не знали.
  И в связи с этим отвратительным обстоятельством, умом я прекрасно понимаю, что конкретно здесь и сейчас Чаквас занимается совершенно бесполезной работой, и что нагрузил ее я совершенно зря. Те жалкие остатки колонистов, что еще живы, таковыми останутся ненадолго: раз они ничего не нашли за двадцать лет -- значит и не найдут, что автоматически ставит их в разряд 'расходный материал Экзо-Гени'. Следовательно, нет никакого смысла их лечить -- все равно никакой поддержки от 'Экзо-Гени' они не получат и благополучно вымрут никому не нужными отщепенцами.
  А всем остальным своим естеством мне очень хочется вызвать сюда пару крейсеров Хьюги и попросить навести порядок. По самому что ни есть Туманному счету. Судя по Нор, большинство туманниц -- девочки сердобольные и творящийся беспредел будут выжигать танатониумом.
  Но сколько еще у Земли таких колоний? И -- самое главное -- сколько их еще будет? Не получится ли так, что остальные такие же забытые уголки взмолят о помощи Туман? Или, что куда более вероятно -- будут требовать этой помощи? И тогда мое милосердие выйдет флоту ТАКИМ боком, что и тут меня в рядовые разжалуют... Нет, здесь нужно давать удочку, а не рыбу...
  Вот только как?
  Мы без помех заходим на пандус лифта, поднимаемся наверх в молчании, и нас прямо у него встречает чуть не половина населения колонии с Фэй Данем во главе.
  -- Коммандер, вода начала поступать десять минут назад! Спасибо от всех жителей колонии, мы...
  -- Можно вас на пару слов? Приватно, -- попросил я.
  Мужчина немного спал с лица, но кивнул и мы отошли. Прямо в их 'ратушу'. Он уселся на свое кресло и предложил сесть мне.
  -- Слушаю вас, коммандер.
  Я остался стоять.
  -- Сколько 'Экзо-Гени' вам платит?
  -- Нисколько. Мы же...
  -- Не надо считать меня идиоткой. Двести человек, доведенных до отчаяния, вполне в состоянии поднять на вилы офис компании с десятком охранников. Еще лет десять назад, если не пятнадцать. Вы не в том состоянии, чтобы просто сидеть и умирать от голода. Оборудование вне колонии у вас отличное: и оборудование посадочной площадки, и лифт, и насосы великолепного качества. Или вы очень сильно пудрите вашим...
  -- Коммандер, все не совсем так, как вы думаете, -- спокойно, но с нажимом перебил меня Фэй Дань. -- Мы экономим каждый цент намеренно. Это выбор голосованием всех колонистов. Сейчас наш зафрахтованный лайнер из-за гетов простаивает, но нам хватило средств на четыре рейса. Проблема в том, что прибыль мы получили только с последнего.
  -- Так... И что вы отсюда вывозите?
  -- Артефакты, коммандер. В первую очередь -- мелкий инструмент и образцы промышленных компьютеров протеан. Но очень вовремя на нас свалились чертовы геты, и лайнер застрял в космопорте!
  -- То есть вы мне хотите сказать, что все вокруг -- добровольно?!
  -- Не совсем так, но мы справились бы! -- мужчина вскочил с места, нервно пройдя по комнате. -- 'Экзо-Гени' дали нам кредит, возможность жить, ни от кого не завися, построить себе дом... Вы не понимаете. По глазам вижу.
  -- Нет, не понимаю. Вам нужны субсидии на развитие, а не кредитная кабала, вам нужна поддержка...
  -- И она у нас была! -- почти выкрикнул Фэй Дань. -- Если бы не эти проклятые геты!
  -- Но геты здесь пару недель.
  -- Нет, коммандер, первые геты были замечены здесь около двух месяцев назад.
  Оп-па! Все чудесатее и чудесатее! Это что получается, Назара сюда разведку выслал хорошо загодя?
  -- В таком случае почему вы не сообщили о них сразу?
  -- Как? Голубиной почтой? -- криво усмехнулся Фэй Дань.
  Резонно.
  -- А 'Экзо-Гени', конечно же, решили не светиться до последнего... -- кивнул догадливый я.
  -- Насколько я понял, имеются некоторые юридические проблемы с основанием здесь колонии, -- туманно заметил глава этой самой колонии.
  Явно знает куда как больше, но говорить не спешит. Может, в ренегата поиграться в кои-то веки? А то прям скоро нимб над головушкой засияет.
  -- Мистер Дань. Я все еще хочу вам помочь. И если есть информация, которая поможет мне и моей группе в этом нелегком деле, я бы хотела сейчас ее от вас услышать, -- мягко проговорил я и столь же мягко и вкрадчиво продолжил: -- И будет очень скверно, если мне придется выбивать ее из вас прикладом винтовки. Но я переживу этот досадный акт необходимой агрессии. Мы поняли друг друга?
  Мужчина аккуратно отшагнул от меня, затравленно оглянувшись на дверь.
  -- Не успеете. Я устала от игр в угадайку, Дань. Что. Здесь. Происходит?
  Мужчина понуро опустил плечи и рухнул обратно в кресло.
  -- Ну почему, во имя Небес, прилетел именно Туман?! -- воскликнул глава колонии, обхватив голову руками. -- Какого черта именно ВАМ приспичило снизойти до нас?!
  -- А кого вы бы хотели тут видеть?
  -- С ВКС Земли было бы не в пример проще, -- он растер лицо ладонями. -- Хорошо, что вы хотите знать?
  -- Куда делись пятьдесят человек колонистов, если геты на вас не нападали?
  -- Мы отправили наиболее крепких из нас 'Экзо-Гени' в помощь, для защиты центральной лаборатории от гетов. По их запросу.
  -- Давайте-ка переведу: 'приехали из лабораторий, забрали, кого смогли и уехали'. Так?
  -- Н-не... совсем. Но близко.
  Настал мой черед сжимать переносицу пальцами. И в броне это больно! Ау! Аж слезу вышибло! Блинский блин!
  -- У вас хоть какое-то оружие есть?
  -- Теперь -- да.
  -- В смысле, несколько человек вернулось из комплекса лабораторий?
  -- Да. Девять человек.
  -- Могу я с ними поговорить?
  Фэй Дань обреченно вздохнул. Опять.
  -- Да. Идемте, коммандер.
  
  
  -- Джейн Шепард, первый сводный тактический отряд Альянса.
  -- Арселия Сильва Мартинез, десятая бригада космодесанта ОКС Земли.
  Почему-то захотелось крикнуть 'Арриба!'. Латинская знойность Мартинез нисколько не портила впечатление -- армии эта женщина отдала приличную часть жизни. Коротко стриженая, чуть за тридцать, голос уверенный, выправка, опрятность... И это в местной дыре! Хоть на агитплакат 'ОКС нуждается в таких как ты!' печатай.
  -- У меня несколько вопросов...
  -- Ваше звание? -- перебила меня Мартинез.
  -- Лейтенант-коммандер... Так вот...
  -- Оу! -- женщина встала в американскую версию стойки смирно. -- Мэм?
  Огреть бы ее чем тяжелым... по заднице. Чтоб не дурила.
  -- Что происходит в здании 'Экзо-Гени'? Каким образом вы оказались здесь, ведь, насколько я поняла, вас отправили защищать их от гетов?
  -- Так точно, мэм. Нашей задачей было организовать безопасность эвакуации персонала и данных с планеты.
  -- Вот как... И удалось кого-то эвакуировать?
  -- Не... н-не знаю, мэм!
  Это 'не знаю' она почти выкрикнула, и женщину перекосило от внезапной боли. Торианин. Твою маму за ногу. Все-таки торианин.
  -- Насколько сильно все пошло не по сценарию, Мартинез?
  Я постарался спросить максимально мягко.
  -- Все провалилось к чертям, мэм, -- покачала головой десантница. -- Нам пришлось взорвать часть серверной и подвалов комплекса, чтобы... данные... не достались гребаным машинам. Гарри служил сапером и переделать источники питания турелей в бомбы оказалось несложно. Какая-то часть служащих компании спаслась, но я не знаю, где они -- когда мы убег... покидали комплекс... оба БРЭМ не было на стоянке. Мы потеряли почти всех на первом же штурме... Железки перли со всех щелей, даже по потолку!.. Я приказала уходить -- нужно было... нужно... подорвать... они не должны были попасть в... серверные, -- она на секунду замолчала, а потом вдруг добавила: -- Все мертвы.
  Хорошо ее плющит.
  -- Численность гетов?
  -- Не считала, мэм. Сотни. На едва ли полвзвода нас. Шансов не было.
  У нее помимо торианских спор еще и ПТСР, походу.
  -- То есть, вы отразили атаки гетов, что дало возможность эвакуироваться персоналу, подорвали серверные и отступили. Я правильно поняла?
  -- Да, мэм.
  -- И смогли вдесятером...
  -- Нас осталось девять, мэм!
  -- Вдевятером... -- с готовностью кивнул я, -- добраться до колонии. Пешком, очевидно. И это по-вашему 'все к чертям'?
  Мартинез посмотрела на меня. Зло.
  -- Нас было сорок шесть, лейтенант-коммандер туманница. Вернулось девять! Понимаю, что вы, которые из Тумана, нас, простых людишек, ни во что не ставите, но это были очень достойные люди. Хоть и не из вашего драгоценного Альянса.
  -- Мартинез, я никоим образом в этом не сомневаюсь, -- устало вздохнул я.
  Когда это закончится уже? Что такого Альянс натворил, что его так не любят?
  -- Что-то не похоже, мэм! Вы явились сюда только потому, что геты устроили резню в 'Экзо-Гени', и те проплатили, кому надо, чтобы целый фрегат Альянса прилетел и спас их. А до нас вам дела нет, ведь так?
  -- Арселия, 'Экзо-Гени' действительно со мной связались, но...
  -- Ха! Так и знала! Прошло всего трое суток с атаки на исследовательский комплекс -- и вы уже тут как тут!
  -- Но они попросили спасти ВАС, -- слегка повысив голос, закончил я. -- Запись разговора осталась, можете сами убедиться.
  Женщина угрюмо усмехнулась.
  -- Спасибо за помощь, мэм. Но вы с ней крепко опоздали.
  
  ***
  
  Лиара украдкой следила за командиром. Шепард, как и сама Лиара, в данный момент сидела в десантном отделени 'Артемиды', откинувшись назад и прикрыв глаза. Люди были настолько схожи с азари, что ей с минимальной подгонкой подошел старый бронескафандр самой Шепард. За исключением шлема.
  Природа рациональна. В двух относительно одинаковых экосистемах Богиня предпочла одинаковое развитие, даже несмотря на то, что предки людей намного раньше вышли на сушу. Разумеется, о людях молодой азари было известно достаточно -- в конце концов Джим и Кайра сопровождали их в течение всех семидесяти трех дней экспедиции на Теруме. Оба являли собой достаточно репрезентативные образцы людской цивилизации и опытному ксенофилологу не составило труда определить крайнюю незрелость культуры людей. В смысле, они разговаривали на разных языках! Не диалектах -- языках!
  Кроме людей такое расслоение по языковому принципу присутствовало только у одной расы -- батариан. Достаточно было сказать, что даже саларианцы избавились от языковых барьеров более двенадцати тысяч сеций(*) назад. Из этого можно было бы сделать неутешительные для людей выводы, но... Туман полностью разрушил естественное становление цивилизации Земли. Парадоксально, что столь запредельно технически развитая раса разумных машин не обладала никакой культурой вообще и, за неимением другой, взяла за основу людскую. Этот феномен был бы отличной темой для написания еще одной работы, но Та'лери Лиара Т'Сони и так посвятила подобным трактатам три четверти своей коротенькой жизни. 'А точнее -- жила в этих трактатах', -- призналась себе азари. -- 'Во всяком случае, назвать Шепард отличным материалом для исследований ты уже сподобилась. И сравнить Нормандию со жнецом. И, не желая останавливаться на достигнутом, ты финалом концерта определила комиссара Прессли питомцем Нормандии... Высший балл тебе, 'специалист' по ксенокультуре'.
  Она невольно зажмурилась, пытаясь настроить себя на предстоящую вылазку. К счастью, уроки матроны Мирос, капитана личной стражи ее дражайшей матушки, осели в ее пустой голове, и она вполне способна постоять за себя. 'Конееечно, дорогая. Особенно против Мастера Битвы. Интересно, он ее раздавит с первого броска или все же со второго?..'
  -- Флагман, мы почти на точке. Здесь корабль гетов, -- сообщила по комму эсминец Уильямс.
  -- Что по постам?
  -- Геты. Нитка шоссе перекрыта полностью и, похоже, дополнительно отслеживается системой ПОИСК корабля. Во всяком случае остов 'Мако' перед их укреплениями явно сожжен лазером корабельной мощности.
  -- Отлично... -- вздыхает Шепард, -- значит пешком и в обход. Высаживай нас в наиболее удобном месте.
  -- Принято, флагман.
  
  ***
  
  Первый звук, что я услышал, когда открылась створка пандуса 'Артемиды', был уже привычным и даже знакомым эхом от стрекота рельсовых карабинов. Где-то в здании все еще идет бой.
  -- Уильямс, почему не доложила о стрельбе?
  -- Флагман, акустические датчики на дронах 'Артемиды' не предусмотрены.
  -- Почему?!
  -- Это малые дроны, Шепард, -- ответила за нее Нормандия. -- Можно установить небольшие датчики по возвращении ко мне на борт, однако эффективность у них будет крайне низкая. Сорок пять -- сорок семь децибел на сто метров.
  -- Ну выстрел со ста метров он услышит?
  -- Да. Звук выстрела унитарного карабина М8 будет засечен со ста семидесяти пяти метров.
  -- И это неэффективно? -- я с этими перфекционистками с ума сойду. То ЛЦУ у них не нужен, то вот микрофон на дрона не воткнуть...
  -- Дальность обнаружения аналогичного шума у разведдрона выше в шесть целых тридцать шесть сотых раза, -- раздраженно покосилась на меня Нор.
  -- Ладно, отложим этот разговор... Скажешь, как сканирование здания закончишь.
  Девочка кивнула, а я перевел взгляд на махину протеанского комплекса, занятого 'Экзо-Гени' под свои нужды. Типичный небоскреб, около полукилометра высотой. Типичный небоскреб, около полукилометра высотой, возрастом пятьдесят тысяч лет! На нем даже декоративные панели сохранились!
  'Протеанские строительные компании. Наши дома выдержат даже Жатву!' и номер комма отдела продаж в уголочке...
  Интересно, там внутри такие же развалины, как в игре, или 'Экзо-Гени' потратилась на ремонт? Мне на ум тут же пришел интерьер типичного офисного комплекса класса 'А' из прошлой жизни: дешевый керамогранит на входе, пыльный ковролин на этажах, кулеры с водой и пустыми держателями под стаканчики, вечно грязные, прокуренные туалеты с нерабочей вентиляцией. Пафос и крохоборство в одном флаконе. А еще обязательно бойкая тетка-уборщица с вечным 'кудо попомытому!', грохочущая своей тележкой по этажу... Эх, ностальгия!..
  Свежая мысль вернула меня с небес на землю -- а лифты в этом мавзолее ЗАО 'Протеанин' имеются? И если нет, то на каком этаже начинается комплекс лабораторий?! Хотя, Мартинез говорила про серверную и подвалы. А если у этой иголки вниз этажей столько же, сколько наверх?.. И как мы будем расчищать проход к торианину?..
  -- Сканирование закончено, Шепард. В здании двадцать три тепловые сигнатуры, характерные для людей. Пиковая активность гетов обнаружена на девятнадцатом этаже. Учитывая, что их корабль пристыкован на уровне пятьдесят шестого этажа, с высокой вероятностью можно предположить, что штурм здания снаружи невозможен или неэффективен. Предположительно из-за взрыва, устроенного группой Мартинез.
  -- Так. То есть, мы сначала должны залезть на пятидесятый этаж по фасаду, а потом спустится в подвал? -- в моем голосе сама собой появилась хрипотца. -- Сквозь гетов?
  -- Не совсем, но близко. Люди находятся на этажах с двадцать второго по двадцать четвертый.
  -- Тогда с кем воюют геты?
  Девочка только руками развела.
  -- Не могу же я просто влететь дроном прямо в окно -- потеряется элемент внезапности. По косвенным данным гетов в здании несколько сотен... Я бы не хотела штурмовать многочисленного, подготовленного противника, если этого можно избежать.
  Мне тут же вспомнился Ферос с его узкими штольнями и катакомбами, кишащими гетской техникой.
  -- Что же все так непросто... -- вздохнул я.
  -- Никто и не говорил, что будет легко, -- в ответ тихо пробормотала Нормандия, рассматривая шлейф черного дыма, вырывающегося из окон небоскреба.
  
  
  ___________
   * - сеция. Происходит от аббривиатуры СЕЦ - стандартный единый цикл. Мера времени, определяющая год в пространстве Цитадели. Это достаточно условное значение, равное 284 суткам на Цитадели (284 дня длится годовой цикл на Тессии, плюс каждый пятый год високосный). Каждые сутки состоят из 20 "часов", длящихся 10000 циклов. Итого, сутки на Цитадели равны 28,78 земного часа, а сеция равна 0,93 земного года.
  
  ***
  
  
  После более вдумчивого моделирования(*) отсканированной Нормандией протеанской иголки прямо в "Артемиде", сомнений в необходимости штурма через верх не осталось. Вход в здание не то что завалило, его по существу не стало. Дело в том, что небоскреб занесло землей аж по шестой этаж, и 'Экзо-Гени' не мудрствуя лукаво проложили тоннель до входа. Именно его и подорвала Мартинез, обрушив полтыщи тонн породы прямиком в проход и, заодно, в вестибюль небоскреба. А залезть через форточку не представляется возможным, ввиду отсутствия этих самых форточек до, конечно же, двадцать первого этажа. И то, что геты за трое суток продвинулись всего на два этажа вниз, лично меня очень настораживало.
  'К сожалению, есть проблема с подъемом', -- шепнула мне Норма после того, как мы выбрались из машины.
  'А именно?'
  'Тихо поднять тяжелых ботов поддержки не получится. Десантный трос может не выдержать их вес. Мне не составит труда загнать их наверх по стене, но это будет очень громко'.
  -- Что же... -- я оглянулся на двойку бронированных робопауков, печально стоявших поодаль в ждущем режиме. -- Придётся побыть альпинистами, народ. И у нас не будет поддержки тяжелой робототехники внутри здания до того, как мы не выйдем на их основные силы. Пакуемся и выходим.
  
  Геты или так и не поняли, что мы тут есть, или им было пофигу на внешнее охранение здания: перекрыто было только шоссе, и мы без труда подошли к противоположному ему фасаду здания прямо от 'Артемиды', припаркованной в полукилометре от комплекса. Так что мы неторопясь расчехлили тросики и систему пуска, я вместе с Уильямс прицелился и положил крюк аккурат в зияющий чернотой оконный проем двадцать первого этажа без всяких разбитых стекол и прочего шума. Так, это сюда, через блок, дернули-проверили. Порядок, можно подниматься.
  
  Стена небоскреба, по которой я поднимался, была просто монолитной плитой базальта серо-песочного цвета, поверх которой вертикальным узором по всему фасаду, через все здание, поднималась угольно-черная, полупрозрачная плита все того же базальта. Метров десять шириной. Красиво, конечно, и, наверное, даже функционально... но скользко! Как по льду идешь.
  Мы с Уильямс залезли первыми, оперативно подняли остальных и четверых 'собачек' Нормы. Интерьер двадцать первого этажа тоже преподнес пару сюрпризов: в первом же помещении, куда мы поднялись, нас окружила старая, рассыпавшаяся облицовка стен и пола полностью заброшенной комнаты, с давно пустовавшими оконными проемами и рассыпавшимися в прах дверьми, наглухо зашитыми с той стороны каким-то армированным пластиком. Практически пустая, с мусором и наносами по углам. Но, как мы вышли в коридор, разломав облицовку, тут же все поменялось: чистый, белый пластик стен и потолка, панели освещения, такой же чистый, идеально ровный пол и множество автоматических дверей дальше по коридору. Обстановка, как в больнице. Или в исследовательском центре. Или чем-то среднем между центром и больницей. Наши ученые девы определили этаж, как лабораторный, с уклоном в молекулярную биологию. Кто бы сомневался!
  После беглого осмотра лабораторий выяснилось, что большая часть оборудования, материалов и даже канцелярия остались нетронутыми, за исключением догоравшего правого крыла этажа, из которого и шел тот черный дым. На этаже никого не оказалось -- лаборатории явно покидали в спешке, побросав все, как есть.
  Мы незамечеными зашли прямо в спины восьми платформам гетов, вяло перестреливавшихся с несколькими людьми, засевшими через лестничную клетку за толстенным парапетом из все того же базальта. Геты не протянули и десяти секунд, а люди крайне удивленно разглядывали нас через прицелы винтовок. Вот не поверю, что у машин не хватило бы платформ для нормального штурма! Что-то здесь не так.
  -- Не стреляйте! -- я уже привычно вышел вперед с поднятыми руками. -- Лейтенант-коммандер Шепард, Альянс. Нас вызвала сюда ваша компания для отражения атаки гетов на колонию.
  Из-за парапета высунулся мужчина в броне, очень похожей на броник Мартинез, смерил меня очень усталым взглядом и опустился обратно.
  -- Слава Христу! Поднимайтесь, коммандер, вы очень вовремя. Дмитрий Воронин, служба безопасности комплекса лабораторий 'Дельта', турель я сейчас отключу.
  А это интересно!
  На страже лестничного пролета торчал ствол автотурели на треноге, едва выглядывавший из-за импровизированной баррикады, составленной из офисной мебели. Дмитрий и еще двое охранников расположились на сидушке, с мясом вырванной из дивана и положенной прямо под парапетом. Судя по бутылкам с водой и практически битком забитой обертками от шоколадных батончиков мусорной корзине, они тут уже не первые сутки сидят. Серые от усталости лица, вымученные улыбки. Получается, что геты их попросту заперли на этаже, не дав спуститься ниже...
  -- Ох, ничего себе лейтенант-коммандер! -- несколько скабрезно фыркнул сосед Дмитрия, когда я перебрался за баррикаду.
  -- Цветы купить не забудь, Ромэо, -- съязвил я и мрачно добавил: -- На свою могилу... Что у вас тут творится, мистер Воронин?
  -- Вам лучше переговорить об этом с мистером Джонгом, мэм, -- ответил посмеиваясь Воронин. -- Я -- простой охранник, мое дело -- стрелять по гетам.
  О, вот и начальство всплыло.
  -- Превосходно... Возможно, кто-то из вас проводит даму?
  -- Конечно, мэм, прошу.
  
  ***
  
  Итэн Джонг мало чем отличался от своего игрового прототипа. Ничего не знаем, починяем примус и вообще, мы тут исследуем экосистему планеты. А, вы нас спасаете? Здорово. А когда эвакуация? Вы же понимаете, Шепард, данные исследований должны быть эвакуированы нетронутыми в первую очередь. Что? Да, естественно, гетов нужно уничтожить, чтобы попасть в серверные. Это очень важно, и вы должны...
  -- Скажите, мистер Джонг, -- включилась в разговор Нормандия, -- а что такое 'Растение 42'? И почему этот проект помечен, как имеющий биологическую опасность пятой категории?
  Мужик дернулся, побледнел, но быстро взял себя в руки.
  -- Это конфиденциальная информация, мисс, и, кроме того, интеллектуальная собственность компании. Я не имею права об этом говорить.
  Ну, несколько лучше, чем ожидалось.
  -- А вам и не надо... -- буркнула Нор. -- Значит, колония планировалась, как контрольная группа...
  -- Вы не имеете права пользоваться информацией компании! -- обреченно возник Джонг.
  -- Угу. Запрети мне, человечек! -- фыркнула фрегат.
  'Нормандия! Давай без оскорблений'.
  'Без оскорбле-е-ений... -- протянула девочка, резанув по мне взбешенным взглядом. -- А ты знаешь, чем именно они в подвале этого здания занимались?'
  'Сейчас, видимо, ты меня просветишь'.
  'Ты очень проницательна. У них там, внизу, контаминационный этаж на восемьдесят камер. Все были заняты. Людьми. И этот, -- она мотнула головой в сторону Джонга, -- вел данный проект'.
  -- Что вы проверяли на подопытных, мистер Джонг? -- спросил я, прежде чем этот Менгеле от 'Экзо-Гени' нашелся с ответом Нормандии.
  -- Это строго конфиденциально! Я не имею права вам ничего говорить!
  -- Итен, хватит. Они -- туманницы, наш ВИ им не помеха, -- вмешалась мрачная женщина, до этого молча сидевшая на офисном кресле в этом же помещении.
  -- Заткнись, Джулиана!
  -- О, не смей меня затыкать, трусливый козел! Я -- такой же начальник департамента, как и ты!
  -- Вот и займись там своими ракушками или червячками! -- огрызнулся в ответ Джонг. -- Мисс Шепард, вынужден просить вас выполнять исключительно ВАШУ ЧЕРТОВУ РАБОТУ! И ничего более!
  Я шагнул вперед и без размаха воткнул кулак в поддых этого горлопана. Мужчина сложился пополам и сполз на пол, пытаясь хрипло втянуть в себя воздух.
  -- Джулиана, насколько я поняла? -- спокойно повернулся я к женщине. -- Возможно, хоть от вас я смогу получить немного достоверной информации?
  -- Полагаю, да, коммандер, -- медленно кивнула по-прежнему сидящая в кресле женщина.
  
  И что бы вы думали? Госпожа Бейнем в полном соответствии с каноном рассказала о своей потеряной дочке, которая успела с ней связаться прямо перед атакой из... да-да, серверных. Шпионила она там. Ради вывода Джонга на чистую воду. И даже собрала информацию, достаточную для суда. И тут, ВНЕЗАПНО Мартинез подрывает вход, нападают геты, и вообще воцаряется хаос. Совпадение? Не думаю. Скорее, саботаж и заметание следов. Возможно, что приказ Мартинез был импровизацией, но что-то мне подсказывает, что Сарен каким-то образом с 'Экзо-Гени' договаривался. Я уточнил.
  В яблочко:
   -- Да, коммандер. Три недели назад какой-то очень необычный корабль высаживал делегацию от Совета, -- ответила Бейнем-старшая сквозь попытки Джонга ее заткнуть. -- Якобы, их инспекцию. Они провели тут весь день. Могу подтвердить под присягой.
  -- Вы можете доказать сговор этой падали, -- я кивнул в сторону скулящего о судебном иске Джонга, -- и прибывших на планету разумных?
  -- Возможно, остались записи камер наблюдения, -- неуверенно кивнула женщина. -- Но, они, безусловно, хранятся в общем банке конфиденциальных данных. С ними разговаривал наш директор филиала, по всей видимости, уже покойный.
  Это получается, что Сарен сначала наведался сюда, чтобы протеанский подучить, а потом Назара довез его до ближайшего активного маяка, коим оказался маяк Иден-Прайм. Причем довез напролом, сквозь оба скопления, минуя ретрансляторы. Крепко мы от него отстаем, скорее всего он уже на Новерии...
  -- Так и есть? -- спросил я Норму.
  -- В местной сети -- пусто, только фрагментированные лабораторные записи. Но, есть еще одна сеть закрытой структуры. Сейчас обесточенная. К ней было подключено достаточно большое количество камер и терминалов на всех этажах, но, как ты понимаешь, пока питание не подадим, что там -- я не узнаю. Так что нам действительно очень нужно в серверные.
  -- Тащи ботов сюда, -- вздохнул я. -- Пора отделить зернышки от плевел...
  
  
  Нормандия действительно подняла ботов. По внешней стене.
  Пешком.
  Два трехсоткилограммовых монстра попросту шагали по облицовке здания, без труда пробивая ее лапами. Если после такого геты не сбегутся посмотреть, что это было... В последние секунды я вообще уже начал сомневаться в прочности здания -- гул и вибрация от ударов лап, крошащих базальт, были такие, что тут кто хочешь засомневается.
   Мы пару минут подождали реакции синтетиков. Потом еще пару минут. Потом еще... Тишина, как в морге.
  -- На двадцатом этаже по-прежнему нулевая активность, -- сообщила Нормандия слегка удивленным тоном.
  Я повернулся к ней:
  -- Никак не может быть такого, чтобы геты этого грохота не слышали или не заметили...
  -- Коммандер, возможно, доступ в подвал здания для гетов задан безусловным приоритетом, -- неуверенно заметила Тали'Зора. -- В таком случае ничто не сможет их отвлечь от текущей задачи.
  -- А вообще акустические сенсоры на платформах есть?
  Кварианка кивнула.
  -- Это стандартное оборудование.
  -- С чем они могли столкнуться, что на нас даже не отвлекаются? -- тихо спросила Лиара.
  -- Пока не спустимся -- не узнаем, -- бодро пожал плечами Вакариан, но я уже достаточно с ним пообщался, чтобы понять -- турианец нервничает. И, черт побери, не он один!
  Так или иначе, но после разъяснений, что это был за грохот, Джонга и часть его сотрудников, указаных госпожой Бейнем, мы поселили в отдельной комнате. Без рабочих коммов или терминалов. Всех остальных от греха подальше собрали с двух этажей в комнате напротив, объяснив это тем, что во время штурма нам будет не до них, и потому охрану проще будет обеспечить собрав всех в одном тупичке с простреливаемым насквозь коридором. Уж не знаю, что они по этому поводу подумали, но подчинились без пререканий. Осталась проблема вооруженной охраны...
  -- Дмитрий, можно вас на пару слов?
  Мужчина подошел ко мне.
  -- Нас тоже под замок упрятать хотите, мэм?
  -- Я бы предпочла, чтобы вы пошли с нами, -- честно признался я.
  -- Мисс... Я не спал около двух суток. Так же, как и Майк с Андре. Вика сейчас должна отсыпаться. Боюсь, толку от нас четверых будет немного.
  -- В таком случае -- отдыхайте, но оружие придётся сдать. Не поймите неправильно. С учетом того, что я уже знаю о вашей компании, вероятность подчистки следов 'несчастными случаями' очень велика. Мне хочется доверять вам, но...
  -- Понятно. Туман во всей красе, -- оскалился охранник. -- На, подавись!
  Он сунул мне карабин.
  -- Дмитрий. Внизу восемьдесят камер. И в каждой были люди, -- процедил я. -- Неужели ты думаешь, что тот, кто за это в ответе постесняется в средствах и методах?
  -- И поэтому ты лишаешь меня и моих людей единственного шанса на защиту?
  -- А что бы ты сам сделал на моем месте? Даже если вы все непричастны, где гарантия, что кто-то из лабораторных 'мышек' под шумок не попытается умыкнуть у вас ствол, пока вы дрыхните? Кое-кому терять нечего, знаешь ли.
  -- Это ты о Джонге?
  -- Восемьдесят камер, помнишь?
  Мужчина помянул меня с Нор по матушке с батюшкой на чистейшем Могучем Матерном и пошел к своим. Оружие собирать.
  Мы оставили на этаже трех ботов поддержки в качестве сторожей и охраны, а сами пошли к лестничному блоку, спускаться вниз.
  
  ***
  
  Девятнадцатый этаж пустовал. Я указал Гаррусу на второй коридор, а сам прошел налево от лестницы, аккуратно обходя учиненный тут погром. В отличие от двадцатого этажа, здесь почти все освещение не работало. Причем не работало по тривиальнейшей причине -- плафоны были вырваны 'с мясом'. Несколько уничтоженных платформ гетов, артистично раскиданных вдоль пластиковых стен, и мигающая стробоскопом дальняя панель освещения довершали картину пустого коридора.
  Я зашел в первую же дверь налево, сделав знак Тали и Уильямс ждать меня снаружи. Все терминалы были разбиты вдребезги валяющимся на полу чем-то, очень сильно напоминающим осциллограф или прецизионный мультиметр. Тоже разбитый в хлам. Кроме угробленной электроники в лаборатории особых разрушений не наблюдалось. Я щелкнул выключателем света -- все работает! Несколько столов с каким-то непонятным мне оборудованием, здоровенный, прозрачный куб изоляционной камеры с какой-то зеленой хренью внутри... Стеллажи с документами из обычной бумаги, оргтехника... Все в общем целое. Ну, подумаешь, несколько листков на полу лежат.
  Чушь какая-то.
  Я вышел, выключив за собой свет.
  -- Пусто. Коммы разбиты, -- сообщил я своему прикрытию.
  -- Шепард, эти платформы уничтожены довольно давно. Более суток назад, -- сообщила Тали'Зора, просветив валявшегося рядом гета инструметроном.
  На осмотр остальных лабораторий ушло совсем немного времени. Везде одно и то же: разбитые терминалы с данными, легкая запущенность и никого. В одной из комнат вовсю работал климат-контроль, сдувший практически всю бумагу на пол. Под блоком рефлекторов накапало конденсата. И все. Пусто.
  -- Нормандия? -- позвал я по комму.
  -- Да, Шепард?
  -- Активность гетов. Ты говорила, что пик активности был на этом этаже.
  -- Это было три часа назад, коммандер, -- выговорила мне фрегат. -- Мы тут нашли кое-что. Думаю, тебе стоит на это посмотреть.
  
  ***
  
  Посмотреть действительно было на что. Прямо в облицовке стены зияла здоровенная дыра, из которой свешивались порванные кабели. Вывернутый, как распакованная шоколадка, центральный короб информационных линий, идущий вниз по шахте не то лифта, не то коммуникаций, был распотрошен начисто. Не осталось ни одного целого проводочка, все как погрызено или оборвано...
  -- Кла-асс... -- я заглянул в дыру. -- Там внизу -- серверные?
  -- Угу, -- Нормандия стояла, скрестив руки на груди. -- Глубина шахты -- сорок четыре метра. На дне -- останки гетов. Не могу сказать точно, но некая активность внизу сохраняется. Два дрона уничтожены -- спуск хорошо охраняется.
  -- Хм... Во всяком случае понятно, почему геты на нас не реагировали. Мы с Уильямс можем спуститься прямо тут, им на головы...
  -- Коммандер, это ПЛОХАЯ идея, -- тут же заметил Вакариан.
  Ой, что б я без тебя делал, Гаррус!
  -- Знаю. Альтернативный маршрут, фрегат?
  -- Лестницы, -- криво усмехнулась Норма. -- Но они также охраняются.
  -- Сколько осталось разведдронов?
  -- Малых -- три, -- вздохнула девочка. -- А большой в замкнутом пространстве бесполезен -- сразу собьют.
  -- Возможно, стоит разделиться, мэм? -- предложил Аленко. -- Вы с Уильямс ждете здесь, а мы с тяжелой техникой спускаемся так. Как дойдем до низа -- вы спрыгнете.
  Ну почему я оставил Рекса в колонии?! Тактик от бога, млин...
  -- Эта идея мне нравится еще меньше, но выбора все равно никакого... Хорошо, лейтенант. Без геройства, вперед не лезьте, с вами тяжелые боты. Головой за всех отвечаете, Аленко!
  Проговаривая это, я очень тяжело смотрел на Гарруса. Тот слегка пошевелил мандибулами и еле заметно кивнул. Без всякой иронии.
  -- Так точно, мэм! -- лихо улыбнулся мне мистер вежливость, просмотрев наши гляделки.
  'Последите там за ними с Гаррусом. Что бы ни угробило этих гетов, оно все еще там'.
  'Конечно, Джейн', -- спокойно кивнула Норма. -- 'Я помню о 'ползунах'.
  
  ***
  
  Минут через пять мы с Уильямс, разумеется, услышали пальбу.
  -- Тут геты, мэм! -- все так же бодро отрапортовал Аленко. -- Прошли семнадцатый.
  Пятнадцатый... Двенадцатый... Когда группа зачищала девятый этаж -- мисс Т'Сони, вы направо, вторая лестница! -- Эшли вдруг вскинула винтовку, взяв дыру на прицел. Я тут же последовал ее примеру. Охотника, высунувшегося из прорехи, мы уложили влет, он даже 'ква' по-квариански сказать не успел. Эсминка мгновенно сунулась в дыру, высадила несколько коротких очередей и отскочила обратно, ногой пиная пластик рядом.
  'Флагман, поддержка!'
  Я сунулся вместо нее. Шахта кишела охотниками гетов, шуршаших по стенам, как гекконы! Я снял двоих, прежде чем они успели меня выцелить. 'Идиот. Нужно было это предусмотреть!' -- успел подумать я, отшатнувшись назад. Единственное, что грело душу -- мы на последнем этаже этой шахты, выше они подняться не могут. В проеме показалась голова очередного гета, и он успел выстрелить, просадив мне щит почти наполовину.
  'Назад!' -- скомандовал я, положив гранату прямо под дыру в стене.
  Алый всполох сожрал пол, часть потолка и, разумеется, большую часть стены, открыв нам с Эшли прекрасный вид на всю шахту и этаж под нами. Я мимолетно удивился толщине перекрытий, но тут из шахты толпой поперли геты, пытаясь опрокинуть нас числом. Сотня патронов вылетела из винтовки за мгновение одной длинной очередью, качественно проредив охотников, отлетающих обратно в шахту, но это не особо помогло. Я просто забросил опустевшую винтовку за спину, выхватил дробовик и успел четырежды выстрелить, прежде чем бешеный натиск машин кончился. Последний охотник словил подарок от Уильямс прямо в черепушку, лопнувшую множеством осколков с белесой жижей внутри, и вывалился на пол восемнадцатого этажа, застыв там среди останков нескольких таких же платформ.
  Я осторожно подошел к краю созданной мной же прорехи в виде сферы, осматривая стены шахты, изуродованные нашими выстрелами.
  -- ШЕПАРД! Ответьте! УИЛЬЯМС? Какого хрена у вас там творится?! -- надрывается Аленко по комму.
  -- Лейтенант, с ними все в порядке! -- рявкнула на него Нормандия по общему каналу.
  Я переглянулся с Уильямс, стоящей по стеночке на другой стороне четырехметровой, идеально круглой прорехи в полу. Она мне кивнула, одновременно выщелкивая пустой магазин из винтовки.
  'Готова', -- сообщила она через несколько секунд, вскинув взведенный карабин на плечо.
  Я тоже перезарядился и аккуратно выглянул в шахту, притеревшись к остаткам стены. Пусто.
  -- Все в порядке, лейтенант, продолжайте зачистку, -- сообщил я по комму. -- У нас тут была попытка прорыва через шахту. Охотники гетов, ориентировочно два десятка.
  -- Они достаточно редкий подтип платформ, Шепард, -- заметила Тали'Зора. -- Скорее всего, это были все платформы охотников гетов, привезенные сюда, и более этот тип платформы нам не встретится.
  -- Принято, спасибо, Тали'Зора. На каком вы этаже?
  -- Спускаемся на отметку шестого, мэм, -- ответил Аленко. -- Здесь нет выходов на этажи, только лестница вниз.
  -- Насколько помню, с восьмого по пятый этажи заняты камерами с подопытными. Как, к дьяволу, научники туда попадали?
  -- Через лестницу с нулевой отметки, Шепард, -- просветила меня Норма. -- Она только до девятого этажа... Контакт, четыре платформы, Вакариан, справа!..
  Я заткнулся, чтобы не засорять эфир. На спуск и зачистку оставшихся трех этажей нашей штурмовой группе понадобилось еще двенадцать минут.
  -- Вышла на лестницу до этажей контаминации, -- бесстрастно сообщила Нормандия. -- Шепард, спускайтесь, этаж чист.
  Я перехватил карабин поудобнее, поглубже вздохнул и с замершим сердцем спрыгнул в бездну...
  Твою же мать! Ф-у-у-у, гадость! Меня угораздило приземлиться прямиком в груду 'трупов' гетских платформ. Белесая жижа брызнула в стороны, я подскользнулся на ней и шмякнулся на пятую точку, мгновенно заляпавшуюся все той же жижей, оказавшейся довольно скользкой. Стараясь не забрызгаться еще сильнее, я аккуратно встал, и, конечно же, рядом приземлилась Эшли, обдав меня брызгами белой дряни с головой.
  Великолепно. Просто великолепно.
  Матерясь сквозь зубы, я кое-как вылез на относительно чистую часть шахты и наконец осмотрелся. Нетронутый кабельный канал уходил куда-то в сторону, через проем, по потолку, стены проема не облицованы, как и пол. Очевидно, нормальную отделку 'Экзо-Гени' устроила только на рабочих и жилых этажах комплекса. Темнота полнейшая, но при этом панели с освещением здесь не тронуты.
  Разумеется, никаких гетов тут не было, но на полу, дальше по этажу я высветил фонарем дохлого ползуна торианина. Во всяком случае, я не могу себе представить, что это буро-желтое месиво с едва угадывающимися чертами человеческого тела могло бы быть чем-то еще. От света фонаря на карабине остатки кожи трупа начали еле видно светиться россыпью опалесцирующе-фиолетовых точек, размером едва ли несколько миллиметров. Я более тщательно осмотрел труп. Серповидные когти вместо пальцев из очень твердой, похожей на хитин, ороговевшей ткани. Очень сильно измененные конечности, абсолютно нечеловеческие глаза. Как долго это с ним происходило? Такие мутации за пару часов не сделаешь.
  -- Шепард основной группе: найден мертвый подопытный. Кожа особи опалесцирует на ярком свету.
  -- А еще у них глаза светятся, -- удивительно спокойно добавляет Уильямс, высвечивая фонариком что-то или кого-то в противоположном конце помещения.
  
  
  Кто играл, должен помнить, что ползун торианина выглядит, как хаск и практически не представляет угрозы. Ковыляет еле-еле, от выстела с дробовика падает -- в общем смех, а не противник...
  ...Я медленно поднял взгляд, только для того, чтобы увидеть три пары вспыхивающих на свету фонаря глаз и припавшие к полу темные силуэты, мертвенно светящиеся россыпью этих проклятущих точек. Вся троица неторопясь подползала к нам. Абсолютно бесшумно, слышно было только их хриплое, прерывистое дыхание.
  -- Твой левый, потом центральный. О-гонь... -- тихо пробормотал я эсминке, выцелив правого и надавив на спуск до упора.
  Визг и шипение выстрелов смешались с ревом и рычанием ползунов. Я отшатнулся от молниеносно прыгнувшего ко мне монстра, совершенно не обращавшего внимания на кинжальную очередь карабина прямо в темечко. М-мать...
  А если в плечо? Рука ползуна надламывается, и он вместо прыжка шлепается на пол. Мгновенно поднявшись, оно подвывает и, привстав на оставшейся руке, опять прыгает на меня. Назад! Когти монстра пролетели прямо перед моими глазами, а он сам упал передо мной, растянувшись на полу. На тебе вольфрама в шею, мразь...
  Резкий удар -- и я на полу. Как грузовиком переехало! Винтовка куда-то улетела... Ох, мать-перемать, что ж я маленький такой! У этой хрени что-то, кроме клыков, есть вообще на роже?! И где этот долбаный пистолет? Отвали от меня, урод! Я сказал -- отвали! От-ва-ли!
  Через мгновение я обнаружил себя придавленным подергивающимся трупом ползуна, с начисто оторваной головой твари у меня в руках, забрызганных слюнями и желтой кровью по локоть. Да какого хрена?! Фу-у!
  -- Флагман?!
  -- Да, Эшли... Я в порядке... -- я поспешно спихнул с себя истекающий сукровицей труп, отбросив оторванную голову подальше. Млять, и тут все забрызгано! Я что теперь, всей дрянью, которая тут только есть, обязан обляпаться?! Хорошо, хоть лицевой щиток чистый более-менее...
  Я встаю, Уильямс протягивает мне мою винтовку, и заодно поднимаю с пола выпавший пистолет. Итоги такие: два свежих трупа и один, которого я отоварил в голову и шею, все еще шевелится, но явно скоро сдохнет.
  -- Шепард, что у вас?
  -- Уже ничего, Вакариан, но крайне рекомендую не подпускать этих тварей к себе. И стрелять им в голову бесполезно, старайтесь обездвижить ползунов, стреляя по конечностям. Они очень живучие. Даже слишком...
  В игре, насколько помню, кое-кто пытался из ползунов сделать оружие. Похоже, именно этим мистер Джонг тут и занимался. У меня тут же возникло жгучее желание слинять обратно наверх через шахту -- даже с пятеркой ползунов мы не справимся, а их осталось семьдесят шесть.
  Вместо этого, я, как мог, почистил себя от мерзкой жижи сукровицы ползуна, перезарядился и кивнул эсминке на широкую дверь в конце помещения, из которой эта троица выползла.
  -- Аленко, понимаю, что звучит отвратительно, но вам придётся их выманивать на себя. Иначе мы тут сразу кончимся.
  -- Принято, мэм, -- с готовностью ответил лейтенант. -- Звучит разумно. Мы пока что наткнулись на пятерых, но для тяжелых ботов это проблемой не стало. Нормандия говорит, что вы сейчас на отметке третьего этажа, мы продвигаемся к вам.
  Семьдесят один ползун.
  -- Отлично. Шепард, конец связи.
  Мимо пролетел теннисный мячик дрона Нормы и вопросительно завис перед закрытой дверью.
  -- Угу, уже идем, Нор. На счет три, Уильямс?
  Эсминец кивнула, выбрав правую сторону стены у двери. Я невольно проводил ее взглядом, мысленно завидуя относительной чистоте ее бронескафа и последовал ее примеру, прижавшись к левой стороне. Кровь ползунов оказалась очень липкой и наверняка окажется столь же вонючей. Проверять я как-то не хочу. Ну-с, продолжим.
  'Раз, два... Три!'
  Уильямс хлопнула по выключателю двери, та с шипением пневматики расползлась в стороны, и тишина-а-а... Мертвых-с-косами, конечно, не хватает, но и черт бы с ними, мне ползунов более чем достаточно. Визор послушно меняет спектр, чернота тоннеля сменяется серыми стенами длииинного коридора, но и только. Никого, ничего и пусто.
  Дрон улетает вперед, изредка подсвечивая что-то на стенах и в дверных проемах лазерной сеткой сканера. Я выключаю фонарик на карабине, Эшли делает то же самое, и мы потихоньку входим в очередной коридор. Аккуратно хлопаю по кнопке двери -- та с тихим шипением встает на место. Чай не в лифте родились, плюс, заодно, хоть какое-то препятствие ползунам. Уильямс крадучись идет впереди, водя карабином вдоль дверных ниш и прохода направо.
  'Впереди тупик, но вам туда', -- сообщила Нормандия. -- 'Свет включите'.
  'Ты хочешь сказать, что там генераторы?!'
  'Нет, я хочу сказать, что там резервный распределительный щит контаминационного комплекса'.
  Шарик, ты балбес. Опять. Эх...
  'Движение. Комната слева от меня', -- шепнула Эшли, встав наизготовку у третьей по счету двери по левой стороне.
  'Готова', -- подпираю ее я, и она входит в проем. Я захожу следом, и тут же откуда-то из металлических стелажей на нее кидается ползун, сбив эсминку с ног. Та высаживает в тушу монстра три заряда дробовика, откинув его от себя, и я влет добавляю подарков из карабина, практически отстрелив ему голову. Тварь падает на пол, и сверху, уже на меня, бросается второй ползун. Я на рефлексах отовариваю его локтем по клыкастой морде, он очень удачно падает на заваленный стеллаж, глубоко провалившись внутрь между полок, а я уже осознанно всаживаю ему очередь в затылок и шею. Очередной фонтан желтой жижи прямо мне в лицо -- и оно затихает, мелко подергиваясь. Не-на-ви-жу! Вот же пакость...
  -- Уильямс? -- я очень настороженно осматриваю комнату, аккуратно подходя к ней.
  -- Да, коммандер, сейчас...
  Она поднимается, пытаясь соскрести с себя клейкую массу, натекшую с ползуна.
  -- Какая МЕРЗОСТЬ! -- шипит эсминка, стряхивая с пальцев ошметки гибрида.
  -- И не говори... -- вздыхаю я под тихое, но вполне различимое хихиканье Нормы.
   К нашему несказанному счастью, мы обе куда более основательно оттерлись от налипшей органики при помощи найденных в той же комнате со стеллажами стопки запаянных в пакеты полотенец и универсальной жидкости для чистки 'Блеск' в пятилитровой фасовке эконом (+20% бесплатно!). Я тоже сменил оружие на дробовик, и мы потихоньку пошли к заветной щитовой в конце тоннеля, благоухая отдушкой 'Лавандовые поля'.
  Зачистка этажа, оказавшегося складским пополам с подсобным далее пошла по накатанной: ползуны, хвала небесам, предпочитали тактику засады и потому достаточно быстро убивались поодиночке, как позже выяснилось, сбитые с толку идущими от нас весьма едкими ароматами -- жидкость 'Блеск' оказалась концентратом...
  Странным было то, что сам торианин никак себя не проявлял. В смысле, если согнать всех ползунов с этажа на нас, то скорее всего мы тут и остались бы. Уильямс, наверное, не так и страшно, у нее ядро в безопасности на Нормандии осталось, а я вот жить хочу! И вообще, мне галактику спасать надо... Ладно, не отвлекаемся.
  На пути к щитовой нами было отстреляно еще семь ползунов. И склады, занимавшие весь этаж, были забиты почти под завязку. Мне это все несколько напомнило комплекс убежища на случай ядерной войны. Мы даже оружейную нашли -- ряды нетронутых винтовок М8, пистолетов и прочего стрелкового оружия с горой аммуниции без всяких опознавательных знаков или даже серийных номеров, как один из фактов в копилочку к здесь происходящему.
  Щитовая встретила нас красным аварийным освещением, целехонькими щитами и даже рабочим терминалом. После осмотра на предмет торианских поползновений, я пошел смотреть силовое оборудование и вскоре нашел, что искал -- центральный пульт.
  -- Шепард -- основной группе. Не факт, что получится, но, возможно, питание будет восстановлено.
  -- Это отлично, коммандер! -- в своей привычной манере отозвался Гаррус. -- А то я уже стал забывать, как пользоваться оптикой на винтовке...
  -- Рада, что тебе нравится, -- вздохнул я.
  Так-с. На двойной тычок панель ожила целой кучей показаний и парочкой голограмм, радостно сообщив, что все системы обесточены, но резервный ввод полностью готов, и можно подключаться хоть сейчас.
  -- Питание отключено по указанию генерального координатора проекта 42. Восстановление питания запрещено без согласования! -- сообщил из ниоткуда женский голос.
  -- А это еще что за... -- обернулся я на голос.
  ВИ. Красненькая такая голограмма. Я покосился на панель силового ввода, ожидая, что сейчас все покраснеет, но ничего не произошло.
  -- Неавторизованный персонал, восстановление питания запрещено. Передано сообщение службе охраны. Оставайтесь на месте до их прибытия.
  -- Какая-то ты совсем тупенькая, -- пробормотал я, выставляя 'включено' на всех четырех вводных узлах. Хор хлопков силовых выключателей и нарастающий гул включившихся систем охлаждения окончило лаконичное 'активно' на всех вводах. Аварийный свет мигнул и сменился основным освещением. Делов-то!
  -- Шепард, их сеть активна, -- сообщила Нормандия по комму.
  И через секунду голограмма ВИ сменилась сигилом фрегата:
  -- Неавторизованный персонал, вам нужен первый поворот налево -- там выход к лестницам. Я пока жду подключения к серверам охраны и их камерам -- все было обесточено, и сейчас у них инициализация. Тостеры -- и те быстрее работают...
  -- Поняли тебя. Выходим.
  
  
  До лестницы мы добрались пусть и с боем, но одновременно с куда меньшими проблемами. Как убивать ползунов, мы разобрались, основная группа тоже вроде как справлялась, так что мы медленно шли навстречу друг дружке, отстреливая по пути живое оружие, оказавшееся крайне эффективным против гетов. Их порванные, искореженные остовы мы встречали все чаще и чаще -- очевидно геты очень хотели включить свет, но им этого сделать не дали, отрезав их последнюю попытку штурма щитовой и выдавив в шахту, где они и вылетели прямо под наши пушки. Пока что на полтора десятка гетов приходился один ползун, и то не всегда. Поразительно живучие твари.
  -- Аленко, а вам функционирующие геты вообще попадались? -- решил уточнить я.
  -- Нет, мэм. Только трупы, -- ответил лейтенант.
  -- Какие трупы, лейтенант, они искины! -- вклинился турианец.
  -- Не важно, Вакариан! По-видимому, эти ползуны с ними отлично справились, мэм. Чем бы они ни были. Мэм.
  -- Угу, главное, чтобы они то же самое не сделали и с нами... -- угрюмо хмыкнула Нормандия.
  Я более чем разделял опасения фрегата, и мне уже очень сильно не нравилось откровенно беспечное поведение Аленко.
  'Не только лейтенант показывает признаки беспечности', -- мрачно сообщила Нор. -- 'Вся группа так или иначе очень сильно полагается на меня. Ты в том числе'.
  Это когда это?!
  'Но... я не...'
  'Конечно-конечно'.
  'Да нет же!'
  'А-ага...' -- уже откровенно смеясь, ответила Норма. -- 'Ни капельки, три недели в завязке. А пиво не считается'.
  Язва.
  'И горжусь этим', -- нисколько не смутившись отрезала Нормандия. -- 'Шепард, пока что нам везло, а конкретно тебе везет вдвойне -- рядом с тобой очень опытный штурмовик. Я просмотрела личное дело в ПК. Но группа абсолютно не сработана, в строю у тебя по сути гражданские и необстреляный десант с таким же необстреляным командиром'.
  Нашлась, блин, ветеранка с грудью в крестах...
  'А я и про себя в том числе, -- невозмутимо ответила Нор. -- Я такая же зеленая, как и Сайкс, просто пока нам везет, и плюс твоя... осведомленность... помогает. Но уже начинаются проблемы'.
  'Что ты предлагаешь?'
  'Вернемся ко мне на борт -- поговорим. Сейчас некогда, и не стоит тебе отвлекаться еще и на это'.
  'Вы закончили?' -- терпеливо оборачивается на меня эсминка.
  'Да, Уильямс, пока да'.
  'Тогда нам вперед, флагман'.
  Я кивнул, двигаясь вперед по очередному коридору. Так, перебежками, мы и вышли к его торцу, наглухо закрытому тяжелой створкой чуть не бронированной двери. На попытку открытия с панели дверь не реагировала.
  -- Так. Нормандия?
  -- Ни капельки... -- торжествующе хихикнула девочка. -- Сейчас, дверь закрыта оверрайдом с пульта охраны. Вуаля. Только не удивляйтесь увиденному.
  Створка оглушительно скрипнула и медленно пошла в сторону-вверх, явив нам картину настоящего побоища. Гетов было так много, что часть 'трупов' после открытия двери вывалилось к нам в коридор. Из-под этого завала хлынул поток белесой жидкости от гетской гидравлики или что там у них...
  -- М-матерь... -- прошептала Эшли, отшатнувшись на пару шагов.
  -- Не думала, что ты религиозна, -- пробормотал я, также отходя назад.
  -- Не в такие моменты, флагман. Среди вас поживешь -- и не такого понаберешься.
  -- Как я понимаю, это -- большая часть десанта с крейсера, и мы добили остатки платформ гетов на планете. Их сюда что, сложили?!
  -- Похоже, что так, коммандер, -- согласилась по комму Нормандия. -- Но, скорее, сбросили с шестого-седьмого этажа. И совсем недавно. Это лестница техшахты, связывающая нулевой этаж со всеми техническими. Прямо под вами, на минус третьем должны быть серверные, но пяти пролетов лестницы не хватает -- обрушена взрывом.
  -- Мартинез постаралась... -- тихо вздохнул я.
  -- Вероятность близка к единице, -- согласилась Нор. -- Там все завалено, но тех гранат, что у вас имеются, может хватить на расчистку. К сожалению, тут осталась одна-единственная работающая камера, поэтому точно сказать не могу.
  -- Я буду права, предположив, что это -- единственный проход в подвал?
  -- Есть второй из общего вестибюля здания, но там потребуются горнопроходческие щиты для расчистки. И техника для утилизации лифтов.
  -- М-м-м... Вентиляционные шахты? Технические какие-то проходы?
  -- Вы сейчас стоите напротив технического прохода, -- вздохнула Норма. -- А вентшахты... Шепард, ты правда хочешь лезть в короб диаметром шестьсот миллиметров, точно зная, что там будет ползун? Причем, наверняка, не один.
  -- Э-э-э, нет! Не хочу!
  -- Очень разумно. Тогда -- вам вперед и наверх.
  -- А наверх-то зачем?! -- пораженно спросила Уильямс.
  -- О, вы хотите вдвоем штурмовать логово 'Растения 42'? Вперед. На могилке напишут: 'Они не следили за тылами'.
  -- Нормандия!
  -- Что? Для подавляющего большинства женщин их ягодицы являются неким сакральным объектом, суть поклонения которому мне пока не очень ясна. Анализ интернета...
  -- НОРМАНДИЯ! -- взвыли мы с Уильямс в один голос.
  
  ***
  
  Колодец техтоннеля, в который я наконец выбрался, перелезая через завал из гетов, явно когда-то был шахтой грузового лифта. Лестница пристроена 'Экзо-Гени' -- уже привычные ажурные конструкции из легких сплавов и пластика тянулись вверх до потолка по противоположной от нашего выхода стене. На этой стороне выходов больше просто не было. На 'потолке' посередине зиял прямоугольник проема, через который уходил в темноту уже знакомый короб под кабели, протянутый по свободной стене от 'пола' до 'потолка'.
  Все выходы на лестницу запечатаны такими же монолитными дверьми на сервоприводах, а на седьмом этаже...
  -- Да что тут творится-то?.. -- тихо просипел я.
  Поневоле голос потеряешь, когда такое увидишь. Дверь седьмого этажа валялась на пандусе лестницы, искореженная как смятая бумажка. Сервоприводы вырваны и выломаны. Поверх всего этого жирные потеки гетской 'крови', ведущие вглубь уходящего за дверь очередного коридора. Ярко освещенного, ради разнообразия.
  -- Holy shi-it... -- услышал я из-за спины. -- Флагман, мы точно хотим туда сунуться? Вдвоем?
  -- Не-а! Без штурмовых ботов я туда даже смотреть не буду.
  -- Что вы там нашли, мэм? -- спросил Аленко.
  -- Выломанную дверь, лейтенант. Я бы сказала, выломанную грузовиком дверь... Или тараном... -- тихо ответил я. -- Вот что перебило гетов. И это что-то до сих пор где-то здесь...
  -- Возможно, это биотика, мэм?
  -- Э... Не-а, -- я присел на корточки перед покромсанной когтями толстенной кромкой двери. Расстояние между коготочками было с мою ладонь. -- Ее выломали когтями. Это какая-то новая разновидность ползуна.
  'Шепард, хватит нагонять панику! У Т'Сони пульс уже за сто шестьдесят'.
  'То есть лучше, чтобы никто не знал об этом монстре? -- поразился я, невольно обернувшись на теннисный мячик дрона, зависший над моим плечом. -- Ты себе размерчик этой твари хорошо представляешь?! Они -- десант, в конце концов! Сами вызвались, если ты помнишь. Испортят штанишки -- я отправлю их к мамочке!'
  'Ты права... -- Нормандия помолчала, но после затянувшейся паузы все же спросила: -- А тебе не страшно?'
  'Страшно, конечно! Нор, сейчас не время и не место лекции читать, но смелость -- это всего-то умение перебороть страх'.
  'Принято, коммандер. Мы сейчас на восьмом техэтаже. Предлагаю вам дождаться нас и... ну, в общем, идти туда. Во второй блок'.
  Я только головой покачал. Права фрегат -- не готова группа к такому. Плевать, что будет, но если мы выберемся отсюда живыми, я Джонга к стенке поставлю. А потом, уже на Норме, волью в себя первый попавшийся виски из своих же запасов. Всю чертову бутылку.
  
  ***
  
  Информация, срочно нужна информация! Чем бы ни была эта особь, она уничтожила даже двух праймов гетов, чьи останки красноречиво валялись на обломках лестницы. Сотня с лишним искусственных глаз сейчас следила за всем комплексом, и нагрузка на ядро только росла, обрабатывая массив видеопотоков. Но, как и в ситуации с ползунами, полезных разведданных не было. Любая из камер комплекса показывала только пустые проходы без всякой активности. Более того -- даже прямое лазерное сканирование не выявило наличие ползунов на складе! И в итоге Уильямс по приватному каналу отчитала ее, Нормандию: если уж ни черта найти не можешь, так хоть не вселяй ложной уверенности!
  Даже Шепард с Уильямс нервничали, а это уже о чем-то говорит! Она выделила потоки данных с камер в отдельный кластер с высоким приоритетом и сосредоточилась на сопровождении группы. Азари откровенно психовала. Насчёт кварианки Нор уверена не была, но скорее всего тоже на грани паники. Относительно спокойно вели себя Гаррус Вакариан и Сайкс. Аленко скорее нервничал из-за командной должности, чем страха, но...
  Второй штурмбот обнаружил очередного ползуна и ликвидировал его из рельсотрона почти в упор. Хвала Хьюге, встроившей в них достаточно мощный блок интеллекта и оценки угроз -- хоть ими напрямую управлять не надо! В довершение ко всему, фрегат потеряла все малые дроны разведки, кроме того, что сейчас с Шепард. Причем починке на месте не подлежал ни один. Ей оставалось только горестно вздохнуть.
  На ее выдох судорожно обернулась мисс Т'Сони с круглыми от ужаса глазами. Ксенофилолог так сильно сжимала рукоять ПП в руках, что скорее всего высадит всю обойму, как говорят люди, 'в молоко'. Нормандия не понимала мотивов девы азари, настоявшей на высадке в центр вместе со всеми. Джейн специально пыталась отговорить их с Тали'Зорой от поездки сюда, но безуспешно. Ох, уж эти люд... тьфу, аз-зари! И глупые кварианки! Никакой разницы!
  Девочка, как могла, успокаивающе улыбнулась ей.
  -- Скажите, Нормандия... -- прошептала Лиара и замолкла, прислушиваясь. Ничего не услышав (как будто ее слух мог сравниться с чувствительностью акустических сенсоров штурмового бота!) она продолжила:
  -- А как давно вы знакомы с Шепард?
  -- Всего три недели, мисс Т'Сони, -- ответила Нор.
  Судя по всему, не только люди за разговорами пытаются подавить инстинкты. Что же, ей и самой не помешает подавить инстинкт самосохранения аватары.
  -- Притом первая неделя... кх-м... В общем до Иден-Прайм у нас не было возможности нормально поговорить.
  -- Понятно... Я... Нам с вами нужно будет, как вы сказали, нормально поговорить. В более спокойной обстановке. Насчёт... Джейн.
  -- Очевидно, о том, что случилось на Иден-Прайм. Конечно.
  Азари напряженно, но все же, чуть успокоившись, кивнула.
  Нормандия повторно, но уже беззвучно вздохнула - зачистка этажа от гибридов людей и вида 42 продолжалась. На данный момент подтвержденных трупов ползунов было уже двадцать восемь.
  
  
  На восьмой этаж мы поднялись без приключений и, ведомые Нор, вышли на точку встречи, по пути наткнувшись на последствия штурма гетами прохода к техтоннелю. Пройти-то геты прошли, но какой ценой... Я, грешным делом, думал, что кладбище на лестнице -- это большая часть отряда гетов. Вероятно, так и есть, но тут их тоже валялось прилично, правда, в основном штурмовиков. Им составлял компанию мгновенно приковавший все мое внимание труп ползуна. Вообще и обычных ползунов тут подохло прилично, но эта тварь...
  Это тоже был ползун... огромный. Длина распластанного тела была больше трех метров, башка монстра мне по колено. Я присел рядом с головой и аккуратно ткнул стволом в челюсть, раздвинув пасть в стороны. Чем-то она напоминала турианцев по строению и нехило так отличалась от простых ползунов. У трупа отсутствовала большая часть туловища, и мы с Уильямс могли во всех подробностях рассмотреть позвоночник с висящими кусками обгорелой мышечной ткани. Остатки аппетита окончательно покинули меня и вернутся явно нескоро.
  -- Вот оно дверцу и открыло... -- глубокомысленно изрек я, чтобы хоть что-то сказать.
  -- Флагман, а ты уверена, что оно тут одно? -- резонно заметила Эшли. -- Трупы на лестнице выглядят посвежее этих.
  -- Нет, не уверена, -- я встал над телом. -- Нормандия, ты сама все видишь.
  -- Так точно, -- явно машинально ответила девочка. -- Продвигайтесь дальше, я просканирую... Хм... Это...
  Шарик дрона стал крутиться над телом, сверкая паутинкой лазерного сканера и порхая из стороны в сторону. А мы пошли дальше, и во мне теплилась робкая надежда, что по пути такую живую тварюшку мы не встретим.
  
  ***
  
  Не встретили. Я невольно расплылся в улыбке, увидев пауков Нормы, неспешно семенящих в нашу с Уильямс сторону. Одна из машин повернулась и, не сбавляя хода, рявкнула рельсотроном куда-то в боковой коридор этажа, очевидно, прикончив ползуна. С этими танками в качестве поддержки чувствуешь себя куда как увереннее!
  -- Коммандер! -- приветствовал нас шедший впереди Вакариан. -- Приятно видеть командира, отметившего свою доблесть кровью врагов! Но выливать ее на себя наверное, все же, не стоило. Конечно, если ты не кроган...
  -- И тебе привет, Гаррус, -- ухмыльнулся я. -- Главное -- шлем не снимай.
  -- Шепард?.. Ф-у-у-у! Вы... Фу-у! -- Нормандия зажала нос, отшатнувшись назад. -- Что это за пакость?!
  -- Потроха ползунов, большей частью... -- буднично ответила эсминка.
  -- Да нет, я про эту вонь... Какая-то ароматическая органика на основе фенола!
  -- А-а-а! Это чистящее средство, -- усмехнулся я. -- 'Блеск' называется.
  -- Вы что, в нем искупались? -- спросила Нор сквозь зажатый нос. -- Ох, даже выпотрошенный ползун, и тот приятнее пахнет!
   Судя по бледновато-серому цвету лица Лиары, она тоже в полной мере ощутила эманации 'Блеска', идущие от нас, и предпочла держаться на максимально возможном расстоянии.
  -- Нет, просто, это была единственная жидкость под рукой, -- стараясь удержать смех, ответил я.
  -- Идите, вон, вперед, вонючки... Идите! Ох... -- девочка поспешно ретировалась за спины Аленко и Сайкса.
  -- Уж извини, пришлось немного испачкаться... -- усмехнулся я ей вслед.
  -- Мэм?
  Аленко попытался встать смирно, но я только рукой махнул:
  -- Лейтенант, оставьте этот цирк для штабов. Есть, что докладывать?
  -- Вверенный мне отряд зачистки...
  -- Отставить. Кайден, простенько и по существу.
  -- Все целы и здоровы, мэм.
  -- И даже не запачкались... -- тоскливо вздохнул я.
  -- Да, мэм, -- он с трудом скрыл улыбку.
  -- Ну, отлично. Не вижу смысла забирать у вас командование, лейтенант. Продолжайте.
  -- А... Так точно, мэм. Полагаю, вам стоит двигаться вместе с ботами, -- сориентировался Аленко. -- Гаррус, ты со мной.
  -- Принято, лейтенант.
  Я кивнул и пошел вперед, к ботам, махнув Уильямс идти за мной. Штурмовой паре в хвосте отряда действительно делать нечего.
  
  ***
  
  -- А мы никак не сможем просто запечатать этаж? -- спросила Тали'Зора, осматривая вырванную дверь седьмого этажа.
  -- Увы, нет, -- покачала головой Норма. -- В смысле установить дверь обратно я могу, но укрепить ее просто нечем. И если то существо уже один раз ее выбило, ничего не помешает ему это повторить.
  Пока мы неспешно спускались, а затем так же неспешно заняли вход на этаж, я ломал голову над одним достаточно простым вопросом: почему торианин не может или не хочет контролировать ползунов? Столь древнее существо ну уж как-нибудь должно сообразить, что жизненно необходимо собрать своих зверушек в кулак и обрушить на нас. Иначе скоро обрушивать будет нечего. Очень странно.
  'У меня есть гипотеза на этот счет', -- шепнула Норма. -- 'Судя по отчетам, 'объект 42' не является в полной мере разумным существом. Фактически, оно действует через захваченные организмы, а вероятно, ближайшие зараженные разумные организмы -- это остатки команды Мартинез'.
  'Которые отсюда довольно далеко...'
  'Именно так'.
  'Но телепатия вроде как не должна зависеть от расстояния...'
  'У тебя есть исследование, подтверждающее это?'
  'Ну, да, тоже верно'.
  Пока мы болтали, штурмовой бот прошуршал вперед и встал в очередном выломанном дверном проеме, водя стволом рельсотрона в поисках целей. Вот мы и пришли в зону контаминации. Или, попросту, тюремный блок. В теории. На практике то, что я видел, не было даже отдаленно похоже на тюрьму: ниже меня располагался здоровенный зал, заполненный двумя рядами однотипного оборудования. Каждая установка состояла из прозрачного цилиндра, освещенного с трех сторон ультрафиолетовыми лампами. К цилиндру было подведено питание, какие-то шланги от общей магистрали и стойка с электроникой. Все до единого двенадцать цилиндров были разбиты. Я мысленно впихнул в цилиндр ползуна-переростка. Ну да. Как раз.
  Я на миг зажмурился. Ладно, как-нибудь и с этими справимся. Со всеми...
  -- ...Двенадцатью, -- вырвалось у меня.
  -- Коммандер, повторите? -- переспросил Вакариан.
  -- Этих тварей двенадцать, Гаррус. Мы наткнулись на их... инкубаторы.
  -- Минимум один убит гетами, так что одиннадцать, мэм, -- педантично поправил меня Аленко.
  -- Нам и парочки хватит, лейтенант, -- процедила сквозь зубы Уильямс, аккуратно спускаясь по лесенке к инкубаторам. -- Чисто.
  -- Спускаюсь к тебе, -- подтвердил я и также аккуратненько прошел по лестнице из все тех же алюминевых ферм.
  Десять минут напряженных пряток по залу понадобились нам только для того, чтобы узнать, что никого нет дома. Уильямс принялась потрошить один из наиболее целых инкубаторов на предмет информации. Группа Аленко с той же целью сейчас ковырялась в соседнем крыле, бывшем лабораторной частью комплекса. Нормандия вместе с Тали без зазрения совести вскрывали каждый терминал и комм, находя все новые и новые пугающие данные. Годы потребовались 'Экзо-Гени', чтобы создать более совершенные гибриды 'вида 42' и людей. Проект 84, проект 86, проект а-27... Венцом этого исследования стал проект 92, Т-охотник. Двенадцать экземпляров, с индексами от Т-001 до Т-012. Один потерян при испытаниях во вредных средах, один уничтожен для вскрытия и контроля анатомии. Одного грохнули геты и их осталось девять...
  
  ***
  
  -- Контакт! -- рявкнул вдруг Вакариан, принявшись палить из винтовки прямо сквозь приоткрытую дверь в лабораторию. Секундой позже дверь вместе с куском стены улетает прямо в турианца, сбив того с ног и над ним нависает огромная тень.
  Нормандия оверрайдом успела прервать вполне логичное действие штурмбота -- высадить в тварь обойму гранатомета -- и тот послушно отрабатывает рельсотроном. Охотнику на рельсотрон индифферентно, но он хотя бы отвлекается от выковыривания Вакариана из брони. Особь в два прыжка пересекает лабораторный холл, совершенно не обращая внимания на огонь всей группы, и накидывается на бота, пытаясь оторвать тому лапы. Через несколько секунд штурмовой бот сообщил о устранении угрозы.
  Охотник медленно сползает по лапам бота, определенно мертвый. На опрос о повреждениях бот пересылает пакет с критическими сбоями в мехатронике передней правой лапы и готовность к действию. Нормандия ошалело запросила логи за последние тридцать секунд. Ах, вот оно что. Силовой резак.
  -- Уничтожена особь типа 'охотник', -- сообщила она по общему каналу, в тихую проверив телеметрию на броне Вакариана. Основные показатели в пределах нормы, но... она на всякий случай пошла к нему. Органики такие хрупкие!
  -- Потери? -- тут же спросила Шепард.
  -- Нет, но мистеру Вакариану досталось... -- ответила она, дополнительно сканируя турианца. -- Вакариан, как вы?
  -- Выживу, спасибо, -- кряхтит тот, с некоторым трудом поднимаясь на ноги. -- Но помяло меня прилично. Духи, даже ваше оружие против него бесполезно! Понятно, почему гетов перемололо в металлолом...
  -- Вакариан, почему пошел в одиночку? -- проснулся Аленко.
  -- Так получилось, лейтенант. Честное слово, больше не буду! -- смеется турианец, принудительно активируя медкомплекс со своего инструметрона. -- Эта штука полностью отбила мне всякое желание геройствовать в одиночку.
  -- Хорошо, что ничего другого она тебе не отбила, Гаррус! -- заметил Сайкс.
  -- Прекратить балаган на канале! Иначе я вам все остальное превентивно отобью! Каждому в отдельности. Расслабились, млять! Аленко, что у тебя за бардак?!
  Рык Шепард по комму мигом приводит всех в чувство.
  -- Виноват, мэм!
  -- Да, мамочка... -- тихо хмыкает турианец, предварительно отключив комм.
  
  
  ***
  
  Люди устают. Вернее, даже, сказать так: любой организм нуждается в отдыхе. И сейчас, по прошествии почти пяти часов шатания по этому проклятому комплексу 'Дельта', мы все уже порядком устали. Седьмой этаж вычищен полностью, восьмой за нас почистили геты, остальные три этажа запечатаны дверьми -- мы проверили.
  На пятом этаже... Я, наивная сельская дурочка, решил, что после увиденного на седьмом этаже, ничего хуже быть не может. Может. Еще как может. Особенно впечатлила прозекторская, или холодильник, или... в общем, комната, выделенная под препарирование и хранение тел. Позеленевшая Нормандия слила все данные с комма, бегло осмотрела два выпотрошенных, замороженных тела на разных стадиях мутации и пулей выскочила в коридор. Единственным светлым пятном во всем этом стала установка стерилизации на входе в операционную, все еще исправно работающая и смывшая с меня и Уильямс большую часть налипшей дряни. Но треклятый душок 'Блеска' остался даже после третьей подряд процедуры обеззараживания.
  Размах и полнейшая бесчеловечность экспериментов 'Экзо-Гени' поражали воображение. По данным комма морга, всего мутациям были подвергнуты около ТРЕХСОТ человек. И это не считая кроликов, кошек, собачек, мышек и прочей живности. Собственно ползунов вывели из последних ста с небольшим подопытных. Последние экземпляры сохраняли разум практически на всем протяжении мутации...
  -- Хватит, Нор, -- тихо попросил я. -- Мне и отчеты слушать тошно, не то, что смотреть на это все.
  -- Скажи мне, Джейн, какова вероятность того, что Джонг и его коллеги-естествоиспытатели переживут эту ночь? -- шипя не хуже гадюки, спросила фрегат.
  -- Боюсь, что отрицательная. Кстати, что у них там?
  -- Ничего. Сидят. Я их предупредила, что ввожу коменданский час, и выставила ботов на режим активной охраны.
  -- Хорошо...
  -- Шепард? -- неуверенно спросила Лиара по комму. -- У нас тут... Выживший. Вернее, выжившая.
  -- Случаем, не Лиза Бейнем?
  -- Пять циклов, коммандер... Простите, что?.. Э... Да, говорит, что она -- Эйлайзабет Бейнем.
  -- Какого хрена она там делает?!
  -- Здесь вторичный массив серверов, Шепард, -- просветила меня Тали'Зора. -- Ей очень повезло -- у этого помещения отдельная, автономная система рециркуляции воздуха и герметичные двери.
  -- Ясно, ее просто никто не учуял. Идем к вам.
  
  Изможденная, с жуткими кругами под красными от недосыпа глазами, Лиза Бейнем напоминала привидение. Никакого оружия у нее с собой не было, она больше двух суток просидела взаперти и сейчас с благодарностью поглощала воду из фляги, запасливо прихваченную Лиарой. Я выставил всех, кроме Нормандии за дверь, приказав Аленко продвигаться вниз -- пора заканчивать с этим проклятым местом, пока мы окончательно не свалились с ног от усталости. Первый стимулятор я себе вкатил уже час назад, посоветовав остальным сделать то же самое.
  -- За каким дьяволом вы вообще сюда поперлись? -- переключился я на Лизу.
  -- Простите, ммм... коммандер, могу я хотя бы увидеть ваше лицо?
  -- Пожалуйста.
  Н-да, лавандой теперь навечно пропахну... Молодая женщина кивнула и начала рассказ:
  -- Я прибыла в 'Дельту' вместе с мамой, наш отдел сформировали для работ над океанической фауной Фероса для возможного коммерческого использования. Тут довольно своеобразно развивалась жизнь и...
  -- Ближе к теме, пожалуйста, -- мягко перебил Лизбет я.
  -- Да, конечно, -- кивнула женщина. -- Э-хм... Вид 42, да... Началось все с того, что я случайно увидела крио-капсулы. Это было... Три... Нет, четыре недели назад. Да, в прошлом месяце! Я о них рассказала маме и... Все начало складываться. Эти рейсы челноков раз в месяц... Потом, закрытый на постоянный карантин технический блок... Пустые лаборатории департамента молекулярных исследований... Военные эти... В общем, это все было очень подозрительно.
  -- Военные?
  -- Ну да... Черно-белая форма, куча оружия, четверо даже в тяжелых, белых скафандрах... Да их месяц назад три машины приехало!
  -- Это были ВКС Земли?
  -- Вот уж не знаю. Ну, то есть, я же не могла подойти и спросить!
  -- Ясно, спасибо...
  'Нор, а как обычно одеты ВКС Земли?'
  'Сейчас у всех подряд в моде черно-белое, Шепард. Калька с нас, сама понимаешь...'
  Я едва удержался от того, чтобы не влепить себе же бронированной ладонью в лоб. Шикардос. Хрен пойми кто. Но в скафандрах. Белых. Кто у нас там по канону все в белом, аки единороги, верхом на благих девственницах?.. Угу...
  -- И вы решили действовать?
  -- Да. Мама попросила Стива покопаться в данных ДИОМС, и... многое вскрылось. Они даже не особо это отрицали, -- фыркнула мисс Бейнем. -- Это правительственный проект. Секретный. Не лезьте, куда не просят... А потом Стив пропал.
  -- Вы ведь все живете в этом же комплексе, не так ли? -- уточнила Нормандия.
  -- Да, естественно. Это прописано в контракте.
  -- И куда вдруг мог деться абсолютно здоровый мужчина, если и живет и работает он в одном и том же здании... -- с сарказмом протянул я, скривившись от отвращения. -- С этим более-менее ясно. Что вы делали здесь?
  Я специально выделил последнее слово в вопросе.
  -- Вот... -- женщина показала малюсенький накопитель данных. -- Здесь все о виде 42 и экспериментах. Более чем достаточно для суда...
  -- Я не об этом. Как вы сюда попали и как ухитрились остаться в живых?
  -- А... Ну, видите ли, я воспользовалась суматохой во время учебной эвакуации и без проблем дошла до серверных. Только, когда я собралась уходить, дверь оказалась заблокированной. Я испугалась землетрясения, но качнуло только пару раз... Но дверь так и не разблокировалась, -- объяснила женщина и слегка испуганно спросила:
  -- А почему вы говорите 'осталась в живых'?
  -- Потому, что тревога была не учебная... -- вздыхает Нор рядом. -- И качнуло здесь все потому, что вход в здание взорван. Комплекс атакован гетами шестьдесят пять часов назад. Вы сидите здесь уже третьи сутки.
  -- Что?! Как?! Я... думала -- второй день...
  -- Вероятно, ваше ощущение времени сбилось постоянным освещением, -- терпеливо сказала фрегат. -- Вам нужна медицинская помощь и отдых, но пока здесь все ещё очень опасно. Лучше всего вам будет оставаться здесь, пока мы за вами не вернемся.
  -- Опасно? Геты?!
  -- К большому сожалению, нет. Все намного хуже.
  Бледное лицо женщины совсем побелело, она явно сдерживала истерику.
  -- Эти... существа... Т-там?! -- она указала на дверь.
  Я просто кивнул.
  -- Не оставляйте меня здесь! Я...
  -- Вы здесь просидели нетронутой все три дня. Ни один из ползунов даже не был на этом этаже. Уверяю вас, с нами вам будет смертельно опасно.
  -- А если вы не вернетесь?
  -- Вот... -- Нормандия указала на засветившийся комм-пульт. -- Сейчас почти три часа ночи. Если к шести мы за вами не вернемся -- попытайтесь выйти наверх. Все двери этажа разблокированы, но открыть их можно только изнутри, учтите это. Вернуться вы не сможете.
  -- Поняла... Я... буду ждать, -- последние слова она еле выдавила из себя.
  
  ***
  
  Гранатометы ботов в пару минут вычистили нам проход в подвал комплекса, просто распылив обвалившуюся лестницу, остатки гетов и куски облицовки шахты.
  -- Твою дивизию... -- родил я, осматривая вход на нулевую отметку.
  Гермодверь, вернее ее останки, была вбита между кусками базальта, явно принесенными сюда откуда-то снизу. Учитывая, что мы не наткнулись больше ни на одного охотника, вопросов 'кто это сделал?' не возникало. Значит все оставшиеся восемь тварей здесь. Ждут нас.
  -- Вперед ботов не лезть, дробовики на максимум, готовим гранаты. Вакариан, крупный калибр. Аленко, винтовку в сторону, скорее всего тебе придётся ставить барьер. Мисс Т'Сони -- то же самое.
  -- Принято, командир, -- невесело откликнулся Гаррус.
  -- Так точно, мэм.
  -- Постараюсь, Шепард.
  Постарается она... блин.
  -- Нормандия, пускай дрона.
  Теннисный мячик пролетел в пустоту прохода и скрылся за поворотом.
  -- Ох... -- пискнула девочка. -- Контакт! Три охотника!
  Перед ботами возникло поле Клейна, мертвенно переливающееся знакомым голубым цветом нашего фрегата, а сами боты с грохотом расставили лапы, укрепившись на полу этажа...
  -- Ты же не думаешь, что они... -- тихо спросил я, но не успел закончить: оба штурмбота разрядили рельсотроны. Троица охотников вылетела из-за угла прохода, причём одного из них хорошо приложило о стену и в него же ушли обе болванки.
  Двадцать метров прохода до нас вся троица прошла секунды за три, и монстры с разбегу воткнулись в поля, ослепительно полыхнувшие в местах удара. Одна тварь сползла на пол, потеряв практически половину тела на разрывах гранатометов, но две остальных просто перелезли барьеры Нор по потолку и упали сверху прямо на одного из ботов. Сквозь ураганный огонь из всего, что вообще могло стрелять, включая автоматические гранатометы ботов!
  -- ШЕПАРД! Сзади!
  Ах, ты ж... Н-на, дрянь! Да откуда они лезут?! О, спасибо Лиара, ты чудо! Этого добьют...
  -- Уильямс, слева, двое! Отрезать огнем!.. Тали, назад!.. Мне плевать, что некуда! -- два шага до него, успею, должен успеть!
  А, черт, я пустой. Ладно, винтовка... Отлично... Теперь Гаррус...
  -- Вперед, Лиара, бросок! Ну же! Бросок, твою мать!.. Умница, назад, живо! Лиара!
  Психованная девчонка, ну куда?.. Ого! Эк она его... Вакариан, живи! Их всего четверо осталось!
  -- Шепард, вниз!
  Нормандия, ты что сдурела совсем?! Ладно, все потом... Джимми, что же ты творишь, дуралей? Ох, мля, ну что же ты творишь!.. Куда тебя понесло, герой ты малолетний?
  -- Эш, Сайкс!
  -- Вижу, флагман!..
  Грохот и шипение последних выстрелов стихли, я откинул двух ползунов с Сайкса, к счастью дохлых.
  -- Живой?
  -- Д-да, коммандер... -- он перехватил меня за руку и поднялся.
  -- Еще раз такое учудишь -- лично прибью! А если бы Кайден с Эшли не успели?
  -- Виноват, мэм.
  -- Виноват, мэм... -- обессиленно передразнил я, махнув на него рукой, и подошел к Гаррусу.
  -- Вакариан, ты ползунам явно нравишься, всё обнять тебя норовят.
  -- Ничего не могу с этим поделать, Шепард, природный магнетизм, -- отшутился турианец с трудом разгибаясь после атаки ползуна.
  Я осмотрел последствия того побоища, что нам устроили гибриды торианина. Согласованный удар с двух сторон в этом бутылочном горлышке напрашивался сам собой, я бы тоже так сделал. Только как ползуны пролезли со стороны лестницы?
  -- Вентиляция, коммандер. К счастью, я заметила их с камеры, -- тихо просветила меня Нормандия. -- Один бот практически выведен из строя, я могу восстановить его двигательные функции, но в бой его посылать нет никакого смысла.
  -- Хм... Оставлять его здесь...
  -- На опыты 'Экзо-Гени'? Ты спятила?!
  -- Я как раз про то, что не стоит этого делать. Обратно он доползти сможет?
  -- Да, разумеется.
  -- Ну отлично, отправь его на третий этаж, пусть Бейнем охраняет.
  Фрегат кивнула и повернулась, вместе со мной рассматривая трупы и остатки прохода, изувеченного корродирующими и разрывными гранатами.
  -- Шепард?
  -- М-м?
  -- Это и есть везение? Когда еще чуть-чуть и...
  -- Угу.
  -- А что будет, когда нам перестанет везти?
  Я не очень знал, что ей ответить, но меня спас Аленко:
  -- Мэм, личный состав группы собран и через пять минут будет готов к действиям.
  -- Хорошо, лейтенант... -- я осмотрел стоявших напротив меня замученных и усталых разумных.
  Даже Тали'Зора была заляпана сукровицей ползунов, а уж на Лиару и вообще страшно было смотреть -- азари сунулась в рукопашную, биотикой порвав ползуна надвое, но при этом ей довольно серьезно оцарапало руку, и сейчас ее заливал гелем Сайкс, отделавшийся парой царапин и оборванным щитком на плече. Вакариан как раз запил водой очередную таблетку стимулятора. Более-менее бодро выглядели только Аленко и Уильямс. Плевать на Сарена. Дойдем до Цитадели -- дам всем три дня на отдых.
  -- Нам нужно здесь закончить, дамы и господа, -- вздохнул я. Не умею я эти речи перед строем толкать... -- Слишком уж глубоко мы залезли в эту задницу, чтобы сейчас сдавать назад.
  Фырканье и смешки в ответ. Это радует.
  
  ***
  
  Пятерка охотников не давала мне покоя. Наверняка, их большая часть будет нас ждать непосредственно у торианина, но было бы крайне желательно, чтобы нам по дороге встретился хоть один. К нашей общей радости, второй бот вообще не получил повреждений и сейчас бодро шагал впереди, изредка хищно водя рельсотроном по углам остатков этажа.
  Я и Уильямс теперь замыкающие, а Сайкс, Аленко и Вакариан -- впереди. Мы достаточно просто спустились на два уровня вниз, миновав основные серверные. Вернее то, что от них осталось. Все было очень добротно подорвано, и на разбор завалов уйдет не одна неделя. В одном месте пришлось опять применять гранаты, но я распорядился не использовать боезапас бота -- хватило двух ручных. Сейчас нас окружал интерьер, оставшийся еще от протеан -- базальт, базальт и еще раз базальт. Никто уже не удивился незнамо как уцелевшему тамбуру биологической изоляции с двойным шлюзом, все еще работающему и исправно продезинфицировавшему каждого из нас этаж назад. Единственное, что теперь напоминало о 'Экзо-Гени' -- редкие светильники на треногах, работавших третий через два, и вездесущий короб силовых линий, вьющийся по стене. Интересно, нахрен им там, внизу, электричество?..
  И еще один вопрос -- а почему тут такая пылища? На полу вон аж следы остаются...
  -- Комманде-ер! -- напряженным до предела голосом позвала Нормандия. Почему-то очень тихо и по комму.
  -- Что случилось?
  -- Торианин случился! -- ответила девочка, нервно оглянувшись аватаркой на меня.
  -- Активность?
  -- Никакой. Оно просто висит.
  -- А ползуны? Охотники? Они уже должны появиться.
  -- Да, согласно предыдущим поведенческим паттернам, все гибриды атакуют сразу же, -- согласилась Нор. -- Но здесь...
  -- Цыц! Всем замереть! -- рявкнул я. И опять услышал тихий, но отчетливый звук -- осыпающийся на пол хрустящей крошкой триплекс.
  Уильямс покосилась на меня и тоже развернулась назад, покрепче перехватив дробовик. Я убрал шлем, чтобы прислушаться. Из прохода, откуда мы только что вышли, повеяло легким ветерком... о, че-е-ерт!
  -- Они идут со стороны серверных! -- пробормотал я в комм. -- Нормандия, впереди есть хоть какое-то укрытие?
  -- Да, Шепард, здесь... да! Сюда, тут заваленный проход!
  Мы ввосьмером забились в длинную кишку перехода, действительно обвалившуюся с одной стороны. Бот еле втиснулся через узковатый для него проем входа и встал буквально в нескольких метрах от него.
  -- Так девочки-мальчики. Нам нужно будет держать барьер, чтобы они сюда не влезли и... гранаты оставим на последний шанс.
  -- Я первая, -- безапелляционно заявила Нор и поставила ячеистую пленку Клейн-поля прямо перед проходом.
  Прошла вечность, прежде чем бот шевельнул рельсотроном, найдя цель. И тишина.
  'Целей в пределах видимости нет', -- транслировала мне Нор. -- 'Передумали?'
  'Ждут. Их уже мало осталось. Где дрон разведки?'
  'Ой...'
  'Что -- ой?!'
  'Он в автономном режиме'.
  'Главное, что целый...'
  Через еще одну вечность Нормандия влетела дроном прямо сквозь поле. Шарик повисел над нами и вылетел обратно.
  'Активности не наблюдается'.
  -- Мэм, что нахрен происходит? -- спросил Аленко, игнорируя субординацию и вежливость.
  -- В том-то и проблема, лейтенант. Пытаемся понять, -- ответил я и добавил для всех: -- Нас преследовали ползуны, но сейчас тишина. За полем -- никого.
  Очевидно, наше с Нормой молчание достаточно нервирующе выглядит со стороны для остального отряда.
  -- Противник на отметке не обнаружен, -- добавила Нор. -- И это аномалия.
  -- На отметке? -- переспросила Лиара.
  -- На 'этаже', -- терпеливо объяснила фрегат. -- Нигде никого нет. А были.
  -- Выходить туда выглядит достаточно глупой идеей, -- заметила Тали'Зора.
  -- Нор, ты уверена?
  Девочка просто кивнула.
  -- Ждите здесь, возможно я вернусь с 'хвостом', -- решил я.
  -- Коммандер... -- судя по всему только у Гарруса есть к-хм... достоинство... нужных размеров, чтобы со мной спорить.
  -- Знаю. Проблема в том, что я одновременно и наиболее защищенная, и наиболее опытная в разведке, -- пожал плечами я.
  Турианец дернул головой в сторону, но промолчал.
  Вот и славно.
  Я вздохнул поглубже и вышел через проем, гадая откуда у меня вдруг образовалось столько решимости...
  
  
  Метров через двести решимость меня покинула и в грубой форме возвращаться отказалась. Нахрен я вообще вылез? Сейчас вот стою, вжавшись в какой-то выступ на стене и трясусь, как кролик. Я загодя отключил квантовый модуль, чтобы спокойно собраться с мыслями. Ну, собрался, да. Жить очень хочется -- вот все, что удалось у себя выяснить. Герой Акузы, млять. Молотильщиков, млять, пережил. Угу. Страшно-то как!
  -- Коммандер?
  Аленко. Беспокоится.
  -- Все... все пока в норме, лейтенант, -- с голосом я все ж справился. Наверное.
  -- Принято, мэм. Отбой.
  Угу и тебя туда же, герой-любовник.
  'Соберись, тряпка! На тебе будет их кровь, если не найдешь выход из того дерьма, в которое ты же их и завел!' А вот это, кстати, правильно замечено. Мое гениальное командование -- единственная причина сложившегося дерьм... ситуации. 'Что читал эти методички, что не читал... Опыт они не заменят'. О, еще одна светлая мысля, идущая опосля. Кстати. Следы! Тут везде пылища же!..
  Я поспешил наверх, к выходу.
  
  ***
  
  Винить коммандера за слегка дрожащий голос Аленко не стал бы в любом случае. Только Шепард хватило несуществующих яиц просто взять и сделать. Кайден проклинал свое малодушие, но вот так выйти туда, под когти этих тварей, он бы вряд ли вызвался.
  Их командира не было уже около десяти минут, но вызывать ее повторно он не спешил.
  -- Вакариан?
  -- Да, лейтенант? -- голос бывшего офицера СБЦ спокоен.
  Более того, турианский засранец даже головы не повернул!
  -- Скажи, а тебе раньше в таких переделках учавствовать приходилось? Ну, ты ведь рассказывал...
  -- Нет, лейтенант, -- коротко ответил обычно разговорчивый Гаррус.
  Нормандия пристально посмотрела на Кайдена. Его нервировала эта кукольно выглядящая девочка. Как оказалось, его вообще нервировали туманницы, но эта -- в особенности. Когда он соглашался лететь на Иден-Прайм, все выглядело совсем по-другому. Тогда младший лейтенант прекрасно понимал, что звание лейтенант-коммандера или даже полного лейтенанта лицезреть в своем личном деле ему не светит. Не с его куцым послужным списком и нулем боевых вылетов. И Иден-Прайм был тем самым шансом один на миллион, которого будет достаточно для того, чтобы этот послужной список изменить. Первая в истории десантная операция с базированием на туманнице! Кто в здравом уме откажется от такого? Конечно, он согласился.
  Аленко отвел взгляд от фигурки аватары. 'Она -- коммандер, помни об этом, дубина!' -- в сотый раз напомнил сам себе младший лейтенант. За те три недели, что он на борту 'Нормандии', свыкнуться с этим пока не получалось. И ведь нельзя сказать, что Нормандия как-то предвзято или натянуто с ним общалась. Скорее наоборот, в неформальной обстановке фрегат была сама собой -- любопытной и немного взбалмошной девчонкой-подростком. И это нервировало более всего. Боевой фрегат с темпераментом пятнадцатилетки. Зеленая, как травка перед крылечком. Понятное дело, знать об этом заранее он никак не мог. Большинство туманниц никого к себе на борт не пускали, и аватару он первый раз вблизи увидел, отдав честь непосредственно Нормандии при погрузке своих пожиток к ней на борт. Поэтому что из себя представляет туманница, практически любой морпех Альянса знал только из слухов, да брошюр с учебки. Лично встретиться и поболтать с кем-то из них -- это как лично потрепаться с адмиралом.
  Альянс сколько угодно мог быть союзом Тумана и Людей, но о равном положении рядового состава никто никогда и не заикался. В итоге, если ты попал в Альянс -- теперь ты чужой и для туманниц, и для девчонок-официанток в каждом втором баре на Земле. Причем и те, и те смотрят на тебя, как на таракана какого, но у туманниц хоть парней нет, которые вовсе не прочь выбить тебе пару зубов только за то, что ты из Альянса...
  Его брали на борт, как пилота челнока и десантной машины с расширенной боевой и биотической подготовкой D5. В итоге челнок остался на 'Арктуре-1', 'Артемидой' управляет Уильямс, а он сам практически ничем не отличается от Сайкса. Беги-стреляй, морпех! И плевать, что у тебя за плечами Бредфорд, затем академия Альянса, а потом еще и спецкурсы программы D. Зато кварианка едва ли двадцати годков от роду имеет техническую ВУС и зачислена в группу специалистом. Кайден не был расистом, но какого черта?! Хотя, тут он опять не прав -- Шепард практически постоянно дает ему командование...
  -- Аленко. Выходите, -- вдруг громом прозвучал шепот Шепард по комму. -- Оружие наизготовку, твари все еще здесь, но не показываются.
  -- Возможно, они вас боятся, мэм...
  -- Кайден, ты мне льстишь, -- фыркнула Шепард. -- Нет, тут чертовщина какая-то. Спускайтесь ко мне, в любом случае нужно что-то делать с заражением спорами. Шепард, конец связи.
  -- Уильямс, Вакариан, вы вперед, -- обозначил он порядок отряда. -- Нормандия?
  -- Принято, лейтенант, -- четко подтвердила эсминец.
  -- Да, уже иду, лейтенант, -- кивнула ментальная модель их корабля.
  
  ***
  
  Ломать голову над вопросами типа 'за каким хреном они сюда скинуты?' и 'как их сюда дотащили?' я не стал. Десяток трупов людей в высохших лужах их же крови и одежде точь-в-точь, как на коллегах Джонга из 'Экзо-Гени' нашли себе последнее пристанище практически вплотную к... ну... корням?.. в общем, к нижней части тела вида 42. Я скрутил оптику прицела и закинул винтовку за спину. За то время, что я тут сижу, внизу прошли несколько ползунов, но даже этим до моей позиции не допрыгнуть никак, а следов охотников я так и не нашел. Очевидно, внизу копошатся все уцелевшие торианские гибриды. И более чем вероятно, что и охотники там же. Ждут нас.
  Размерчик торианина, конечно, впечатлял, но во-первых, в каноне этот желудь-переросток тоже немаленький, а во-вторых реакция Нор на вид 42 достаточно красноречиво мне все расказала загодя. В реальности эта дрянь висела на все пять подвальных этажей, черными плетями ветвясь на всю длину техколодца. Просто так сковырнуть наслоение наросшего тут за тысячелетия растения, постреляв по узелочкам, точно не выйдет. Пока я размышлял о том, как это все ликвидировать насовсем, подтянулась остальная группа.
  -- Это оно и есть? -- спросил подошедший ко мне Вакариан.
  -- Да. У меня пока нет идей, как от этого избавиться так, чтобы не навредить колонии. Наверняка эта штука прорастет в каком-то другом месте.
  -- Согласно отчетам, растет оно крайне медленно, -- заметила Нормандия. -- Возможно, уничтожив основной ствол, мы обеспечим гибель большей части растения.
  -- Как ты понимаешь, меня больше всего волнует заражение спорами, -- вздохнул я. -- Так-то и черт бы с ним, пусть себе растет.
  -- Шепард... ты готова допустить, чтобы 'Экзо-Гени' продолжили растить гибридов?!
  -- Нет, Нормандия, именно этого я и хочу избежать.
  -- Споры и мутации окружающих организмов -- его защитный механизм, -- объяснила Лиара. -- Пока вид 42 тут растет -- будут и гибриды, к сожалению. Во всяком случае, так было указано в отчете.
  -- Сомневаюсь, что настолько мутировавшие, как ползуны, которых мы встретили... -- буркнул я, по-прежнему не зная, что делать. Пять охотников против одного бота. Результат более чем предсказуем.
  -- Джейн, я запросила у Симакадзе разрешение на применение полей Клейна в боевом режиме, -- Нормандия стояла отвернувшись, глядя куда-то в толщу завитков плетей торианина. -- Разрешение получено, к нашей текущей ситуации она отнеслась с пониманием.
  -- И-и-и?..
  -- Можем идти, -- девочка обернулась.
  Сардоническая усмешка кривила губы аватары. Злость и обреченность в ее взгляде меня смутили. Что же это за боевой режим, что даже она сама не хочет его применять?..
  'Увидишь... -- она отвела взгляд. -- Нам приказано... Зачистить комплекс. Полностью'.
  'В смысле -- 'полностью'?!'
  'Ты поняла'.
  'Что, вместе с колонией?'
  'Нет. Только это здание. К счастью'.
  'Почему?'
  'Нельзя допустить продолжения исследований'.
  'Так они незаконные! Тут на пару вышек 'Экзо-Гени' наработали...'
  'Шепард... Человеческий геном разрешено модифицировать с 2077 года. Опыты на приговоренных законны с 2082 года. Все здесь происходящее -- законно, пусть и абсолютно аморально и с твоей, и с моей точек зрения. Единственное, за что можно привлечь Джонга -- это убийство сотрудника. И то, возможно, у них в контракте это прописано'.
  'Но погоди... А Бейнем? Она говорила про суд!'
  'Ну да. Над Джонгом. Проведение опытов над сотрудником, конечно, тяжкое преступление, но на сам проект это никак не повлияет -- поставят кого-то другого и продолжат там, где остановились'.
  Родное человечество, похоже, окончательно сползло в тоталитаризм.
  -- Не угадала! -- фыркнула вслух фрегат. -- Демократия и капитализм. Так сейчас это называется.
  Ну, в каноне оно почти так и было. Но зачищать комплекс полностью... меня неприятно кольнула память прежней Шепард. 'Опять стиснешь зубы и выполнишь приказ? Прям, как она в свое время. И потом спать по ночам вообще будешь, а? Если уж ОНА кошмарами мучалась, то ты и подавно...' Саму Симакадзе бы сюда. Чтобы лично тех несчастных увидела и потом убила. Ради самых благих целей, разумеется.
  -- Ладно, народ, спускаемся, -- махнул рукой я. -- Следим за флангами и друг другом, вперед не лезем. Спокойно и аккуратно.
  Последнее мое замечание было вполне оправдано -- за пятьдесят тысяч лет даже монументальные постройки протеан обветшали и частично осыпались. Особенно это было заметно на длинных и широких пролетах лестниц, пестревших выбоинами, а кое-где даже частично обвалившихся, вероятно от сырости.
  Явно непривычные к многочасовым рейдам по территории противника азари и кварианка на удивление хорошо держались. Лишь иногда Тали'Зора или Лиара спотыкались на бесконечных лестницах -- пролетов между этажами, а, вернее сказать, уровнями подвала комплекса было какое-то невероятное количество. Мы с Уильямс уже привычно замыкали нашу группу -- впереди есть Нор с ее разрешением на режим 'терминатор' и штурмовой бот заодно.
  Пока что тяжелый рельсотрон бота справляется, но мы сейчас идем практически к торианину в гости, охотники могут вылезти практически откуда угодно. Тишина вокруг заставляла всех оборачиваться на каждый шорох в глубине темных, полуобвалившихся коридоров и тоннелей подвала комплекса. Скорее всего сеть тоннелей связывала под землей весь сектор завода, собирая телеметрию или коммуникации, а может и готовую продукцию -- в некоторые из них влезла бы 'Артемида' поперек.
  В очередной раз рявкнул рельсотрон. Бот не останавливаясь прошел мимо распластанного трупа ползуна. На следующую высадку мы минимум четыре таких 'тарантула' возьмем. А то и восемь! Ну их нахрен такие радости и геройствования! А еще...
  На бота сверху упала темная тень. Скрежет когтей, рев охотника и грохот выстрелов смешались в одну какафонию...
  Медленно, как в идиотском боевике, туша охотника срывается с бота в сторону Лиары, но влетает в сетку Клейн-поля, ослепительно вспыхнувшую прямо перед застывшей азари. Я, ведомый каким-то шестым чувством, оборачиваюсь назад, только чтобы успеть увидеть распахнутую пасть охотника, прыгнувшего прямо на меня. Что-то кричит Уильямс, но я больше ничего не успеваю сделать, и тварь влетает прямо в меня...
  
  -- ...епард! Очнись! -- мордашка Нормы прямо надо мной, девчушка меня, кажется, трясет, но почему-то я ничего не чувствую.
  -- Шепард!
  Как странно.
  А следом за звуком голоса фрегата потихоньку возвращаются и чувства. Что-то меня подташнивает и голова кружится. А еще как-то не так ощущается кисть левой руки... Как онемела...
  -- Что?.. Что произошло?
  -- Ты врукопашную сцепилась с охотником, вот что произошло, -- сообщила Нормандия, осматривая меня. Через несколько секунд она успокоенно кивнула и встала, автоматически шмыгнув слегка кровящим носиком. -- И умудрилась его убить.
  Я кое-как поднялся. Наверное так же себя чувствует человек, когда его сбивает, а потом, в добавок, и переезжает средних размеров автобус. Болело все, особенно предплечье левой руки, но после пары движений стало как-то полегче. Броник отозвался фатальными повреждениями семидесяти процентов покровов, опустошенным запасом стимуляторов и обезболивающего. Класс...
  
  ***
  
  Нормандия обессиленно закрыла глаза аватары. Виски просто взрывались сверлящей болью, руки ментальной модели дрожали после учиненного ей побоища.
  -- Нор, у тебя кровь... -- заметила Шепард. -- Ты в порядке?
  Уж кто бы спрашивал! Конечно нет! Нор досадливо стерла пару капель крови из носа и опять рефлекторно втянула воздух через ноздри аватары.
  -- Главное -- все живы. Нужно... закончить с этим.
  -- Ты права... -- коммандер несколько раз сжала и разжала левую руку, которую ей чуть не отгрызли.
  Целостность костей не нарушена, некритичные повреждения мягких тканей, ничего серьезного. Шепард обернулась, явно на автомате считая отряд по головам. Все живы, относительно целы, но напуганы как бы не больше прежнего. 'Смягчить образ ИскИна... Сотрудничество и уважение... Ну да, после такого спектакля все прямо ринутся сотрудничать! Попутно теряя пигмент кожи от страха, как, вон, Т'Сони!'
  Совершенно спокойна, разумеется, только эсминка. Она невозмутимо протянула своему флагману винтовку, и обе недотуманницы как-то синхронно усмехнулись друг дружке. Нормандии очень захотелось повторить более чем уместный в данных обстоятельствах жест своего флагмана 'ладонь ко лбу', но она лишь потерла виски пальцами, стараясь улучшить кровообращение. Что делать теперь, после демонстрации боевого режима инопланетникам, она не представляла.
  
  ***
  
  В установившейся после доклада флот-комиссара тишине Тирпиц рассматривала голограмму начальника разведуправления комиссариата. Изображение ментальной модели Айовы напротив нее подперло ладонью щеку. Линкор смотрела сквозь голограмму человека, всем видом показывая отрешенность. Голограмма Конго сидела напротив них обеих в своей любимой позе -- потирая виски проекции указательными и средними пальцами рук. Также в молчании. Все та же зловещая тишина над треугольным столом совещаний заставила человека нервно переступить с ноги на ногу.
  -- Герр комиссар, я правильно поняла -- вы полностью проспали эти исследования? -- вкрадчиво и мягко переспросила Тирпиц. --  Сначала вы пропустили 'Керберос'. Теперь вот -- это. Нам беднягу Нормандию в рейд по всем дальним системам ОАК посылать, чтобы она их грязное белье ворошила? Почему Нормандия, а не ваша разведка сообщает нам о происходящем на Феросе?! Происходящее уже двадцать лет, комиссар! Сколько еще таких комплексов раскидано по колониям Земли?!
  -- Достаточно много, госпожа Верховный Флагман, -- твердо ответил Кахоку. -- Касательно данного проекта...
  -- Что, одного единственного? -- демонстративно подняла брови Айова.
  -- Нет, не единственного. Но в рассматриваемом исследовательском центре только один из проектов проходил, как потенциально опасный для Альянса, -- ответил мужчина. -- Нами было изучено токсическое и мутагенное действие спор вида 42. Для ментальных проекций они безвредны. Для служащих Альянса выше четвертой категории споры также безвредны -- стандартное имплантирование их задерживает и уничтожает. Единственная группа людей, восприимчивых к спорам -- это люди без наноимплантов вообще. То есть гражданское население Протектората и менее двенадцати процентов среди людей Альянса, притом фактор риска минимален. В виду того, что исследования проекта 36 зашли в тупик и даже потенциальная угроза заражения ничтожно мала, решено было не вмешиваться в дела Протектората на данном конкретном комплексе. Госпожа Тирпиц, нам по-прежнему не хватает аналитиков и...
  -- Двенадцать процентов без имплантации... Женщины и дети, -- подвела черту Конго. -- Причем, дети возрастом до десяти лет.
  -- В большинстве -- да, но как я уже говорил, исследования остановлены и сочтены...
  Взгляд Верховного Флагмана заставил Кахоку замолкнуть на середине фразы.
  -- Флот-комиссар. Согласно уточненным данным, полученным Нормандией, мутации необратимы, -- холодно припечатала гросс-комиссарин. -- Единственное действенное лечение -- генная терапия -- имеет побочным эффектом частичную амнезию.
  Мужчина резко побледнел. Это было заметно даже через синеватую подсветку голограммы.
   -- В группе потенциального риска дети и их матери. Пусть и не все, но это ваши... Наши дети. Будущее Альянса, -- тон, с которым Конго отчеканила последние две фразы, заставил посеревшего комиссара невольно поправить ворот кителя. -- Поэтому вы немедленно организуете проверку всех -- повторю -- всех наших детей без имплантации. И если хоть у одного ребенка найдут следы этой дряни, с вами и вашим управлением будут разбираться крейсера Восьмого Флота. Выполнять, Кахоку!
  Когда голограмма в полной мере осознавшего ошибку флот-комиссара погасла, Конго закрыла лицо ладонями.
  -- Л-люди! -- прошипела линейный крейсер из-под ладоней.
  -- Но он прав, -- заметила Айова. -- Согласно данным, полученным от Нормандии, проект фактически провалился, и группа Джонга переключилась на гибридов. 'Экзо-Гени' позвали Шепард намеренно, чтобы слить нам эту лабораторию. Вероятно, они таким образом хотят скрыть провал от инвесторов и выторговать дальнейшее финансирование. Как я понимаю, мы им в этом действительно поможем.
  -- Коллега, а ведь в любом другом случае может быть и наоборот, -- указала Тирпиц, постучав по столу пальцем. -- Пусть, и в этот раз действительно никакой угрозы нет, но даже малые шансы...
  -- Я согласна с тобой, но у нас, как и у комиссариата, не хватает ни ресурсов, ни тем более кадров, чтобы приглядывать за каждым закоулком Терминуса. И пока что комиссариат относительно неплохо справляется, пусть и не без огрехов. Люди доверились нам, придется теперь и нам довериться им.
  -- Айова, ты им слишком доверяешь, -- покачала головой Тирпиц.
  -- Это вынужденно и полностью оправданно. Конго?
   -- Айова права. Передача задач комиссариату -- вынужденная мера. Люди, -- Флагман Второго Флота скривилась, как лимон сжевав, -- бывают в достаточной мере компетентны, но без угроз извне их эффективность сильно ухудшается. Им нужен внешний враг. И 'Цербер', особенно учитывая их методы, на эту роль подходит идеально, Протекторат оказал нам бесценную услугу, подменив собой ксеновиды.
  Флагман Первого Флота кивнула, признав аргументы коллег.
  -- В таком случае я предлагаю организовать еще несколько групп по аналогии с группой Шепард, -- Тирпиц встала со своего места. -- И разместить их на фрегатах типа SR. Шепард с Нормандией показали отличные результаты, настало время закрепить их.
   -- Я попрошу ПК подобрать нам несколько добровольцев под имплантирование NC-0, -- встала из кресла Конго вслед за Тирпиц.
  -- Тоже N7? -- сощурилась Айова.
  -- Не обязательно. Тут важны личные качества, а не подготовка. На командиров этих групп ложится очень большая ответственность. И дальше тянуть нельзя -- жнецы не станут ждать. Вы все знаете вероятность гипотезы Хьюги.
  -- От тебя ничего другого я и не ждала, -- усмехнулась Флагман Четвертого Флота. -- Хорошо, поддерживаю.
  Конго позволила себе улыбку, кивнула и прервала передачу.
  
  ***
  
  Расправа над четверкой охотников и остатками ползунов силами одной ментальной модели отдаленно напоминала Гаррусу разборки матриархов азари двухгодичной давности в районе Тиласа. Пусть матриархи устроили всего лишь бледное подобие того, что он сейчас лицезрел, но никаких других хоть немного похожих случаев детектив СБЦ вспомнить сходу не смог. Шума тогда стояло на всю Цитадель. Дело, как всегда, замяли, но он потом долго вспоминал выломанные панели облицовки, свернутые в спираль и воткнутые в стены на половину ширины, смятый и покореженый пол, выглядящий, как после тарана тяжелым аэрокаром...
  'Хорошо, что туманницы не конфликтны по натуре... Поломанными стенами точно не обошлось бы!' -- подумалось Гаррусу, пока он с благовейным ужасом рассматривал срезанные начисто целые пролеты лестниц, упавшие вниз вместе с цеплявшимися за них охотниками. Плоскости среза блестели, как стекло. Нормандия не церемонилась, шинкуя толстенный базальт перекрытий и маршей, как кусочки фруктов в коктейль. Первый подскочивший к ней охотник пролетел мимо, приземлившись с разных сторон от фигурки аватары. Второго распилило на лапшу вместе со стеной за ним. Стенка толщиной в добрый пертик (*) осыпалась идеально ровными шестиугольными брусками едва ли в палец толщиной. Третьему не повезло больше всего -- фрегат поймала его в сферу, состоящую из множества шестигранников, переплетенных в сеть, и... сфера сжалась в точку. В точку внутри охотника. Четвертый бедолага окончил свои дни кляксой на ближайшей от Т'Сони стене. Ну и потолке... В общем-то, и пол залило прилично...
  Попутно Нормандия несколько раз... Да, промахнулась. Видимо, создание столь плотных структур даже у нее вызывало трудности. В общем, несколько сводов тоннелей осыпались вниз, от лестниц четырех нижних пролетов остались лишь груды крупно нарезанных кубов базальта с блестящими краями, а уж как на них всех потолок не рухнул, для турианца и вовсе осталось загадкой.
  Что же до пятого охотника... Пятому досталось от Шепард. Гаррус был немного занят ползунами, и поэтому, что именно произошло, осталось для него неизвестным. Но итог -- практически раздавленная голова охотника, как будто попавшая под пресс. Сама командир отделалась глубокими царапинами и сколами на бронескафе. Тут бы и кроган не выжил, а у нее -- царапины. Судя по бледной, как грибы пинра, азари, это было то еще зрелище. Вакариан продолжил осмотр поля бойни, на всякий случай держа винтовку наготове.
  
  ***
  
  -- Думаю, оставим его здесь, -- кивнула на бота Нормандия. -- Я рассчитала -- взрыв в этой точке даст нужный эффект.
  Фрегат ткнула пальчиком в точку на голографической схеме подвала. Никаких азари в коконах тут не было, глубокое сканирование торианина выявило... торианина. Я прекрасно понимал, что надо просить Лиару 'прочитать' этот корешок, но одно дело -- понимать, а другое дело -- попросить...
  -- Мисс Т'Сони, можно вас отвлечь? -- Нормандия без паузы повернулась к все еще бледной, как смерть, азари. Хотя, природный цвет лица к Лиаре, кажется, потихоньку возвращался.
  -- Да... Э... Да, конечно... -- доктор подошла к нам.
  -- Видите ли, только вы можете попытаться вступить с видом 42 в контакт, -- фрегат не смогла полностью отбросить тактичность и замялась. -- И...
  -- Я понимаю, -- кивнула азари. -- Дайте мне несколько сотен циклов. Не думаю, что это будет хоть сколь-нибудь приятно или... естественно.
  Нор понимающе кивнула и робко улыбнулась.
  -- Простите за резкий тон, доктор. Я...
  -- Не стоит извинений, Нормандия. Я же не полная дура, -- Лиара порывисто вздохнула и тут же закашлялась от вони. -- Мне было понятно с самого начала, что наша миссия не станет прогулкой. Полагаю, дальше будет только хуже.
  Нор в ответ медленно кивнула, задумчиво рассматривая Т'Сони.
  -- Скорее это я должна просить прощения -- толку в бою от меня немного... -- продолжила дева слегка надтреснутым голосом. -- Поэтому -- сделаю все, что в моих силах.
  Я еще раз поднял взгляд на торианина. Сарен был тут, Бейнем незачем врать. И, раз уж у них получилось, так и у нас получится. Должно получиться. При близком осмотре растение 42 больше всего напоминало лиану или плющ. Никаких листьев, естественно, у этой штукенции не было, только перевитые множеством узлов буро-черные побеги и белесые нити чего-то непонятного. Корней, наверное, воздушных. Лиара проследила за моим взглядом, нервно выдохнула и, явно собравшись с духом, пошла к мега-сорняку, стараясь аккуратно обойти по-прежнему лежащие вокруг вида 42 трупы.
  Со стороны контакт разумов выглядел очень скучно. Лиара окуталась биотическим свечением и аккуратно положила ладонь без перчатки бронескафа на свисающий прямо перед ней побег. Пара секунд -- и она отдернула руку.
  -- Нормандия? -- позвала доктор. -- Вы не могли бы помочь?
  Фрегат подошла к азари, выслушала ее, кивнула, и перед ними возник двухметровый шестиугольник поля Клейна, на который Лиара и встала.
  Следующие полчаса для меня прошли в наблюдении за периметром и поддержании хоть каких-то остатков бдительности у зверски уставшей группы. А Т'Сони с Нор планомерно исследовали ВЕСЬ ствол растения:
  -- На два киа (**) левее, пожалуйста, -- просит в очередной раз Лиара. Нормандия переносит поле с Т'Сони левее метра на три, азари опять трогает рукой торианина, несколько секунд стоит неподвижно, затем опускает руку и, после недолгих размышлений командует:
  -- Выше на два моих роста.
  И процесс повторяется сначала. Доктор уже приобрела природный, голубой цвет лица и, забыв о недавних событиях, с головой ушла в работу. Проходит десять минут, пятнадцать...
  Я только успел присесть на базальтовый булыжник из тех, что покромсала Норма, как Лиара довольно громко оповещает:
  -- Мы закончили, можно меня спускать!
  Робкое видение собственной койки на Норме растаяло от осознания, что нам во-первых, подниматься обратно, с минус пятого этажа на двадцать второй, а во-вторых чего-то надо будет решать с персоналом 'Экзо-Гени'. Интересно, это ощущение перманентной задницы так и будет витать в воздухе вокруг, или мы все же из нее выберемся? Или -- вот уж писец -- привыкну? Н-де. Вставать совершенно не хотелось, хотелось наоборот лечь и поспать, но я отважно пересилил себя и подошел к нашим естествоиспытательницам.
  -- Что удалось выяснить?
  -- Что моя мать была здесь, -- тихо ответила Лиара. -- И вы правы, Шепард, она... не в себе.
  -- То есть?
  -- Торианин считывает все воспоминания существ, которых оно заражает.
  -- Оно? -- переспросила Нор.
  -- Да. У него нет... мозга... личности... Ну, во всяком случае, в том смысле, что закладываем в эти термины мы, существа с выделенным мозгом.
  -- Оно разумно? -- спросил я.
  -- Отчасти, -- кивнула Лиара. -- Но очень примитивно и ограничено. Дело еще в том, что это растение -- последний представитель вида. Я считала его память... Это проще передать, чем объяснить.
  Я с готовностью раскрыл шлем.
  Прохладная ладонь Лиары легла мне на лоб и... Море неясных образов, шепот непонятного в первый момент языка затопили мое сознание...
  -- Все настолько просто?! -- поразился я, как осознал, что собственно мне показала Лиара.
  -- Да. Странно, что ваши ученые не догадались привлечь кого-то из моей расы для исследований, -- Лиара аккуратно присела на краешек обвалившегося лестничного марша. -- Любая азари без труда выяснила бы все то же самое.
  Торианин (так его обозвали протеане, по названию планеты -- Ториас) был достаточно тривиальным паразитом, воздействующим на самые примитивные эмоции и чувства: голод, страх, боль, удовольствие... Его споры заражали организм жертвы через легкие и зараженный, но не мутировавший организм использовался, как инструмент для обслуживания потребностей паразита, притом только через воздействие на его нервные центры, и через некоторое время погибал от нервного истощения, поскольку безмозглое растение просто не понимало, что постоянным воздействием их убивает. А при гибридизации мозг жертвы по-видимому сильно атрофировался. Во всяком случае образы ползунов были очень... странными. На память разумного существа это ну никак не походило. Ползуны были скорее животными, охраняющими свою территорию, и воздействие на них заключалось только в контроле их ареала обитания и исскуственного инстинкта защиты самого растения. Самая большая ирония ситуации была в том, что ближайшие две недели вид 42 не опасен, поскольку живые споры быстро погибали и выбрасывались не постоянно, а только при вызревании побегов со споровыми мешками.
  Стало понятным и исчезновение Мартинез -- жесткая привязка к местности сработала на ять: все выжившие попросту ушли к своему ареалу обитания -- то есть к колонии. Если бы они остались тут, скорее всего нас бы просто смяло подготовленным ударом всей толпы охотников. А так все, на что хватило куцых мозгов гибридов -- это тот памятный наскок втроем с одновременным ударом из-за спины.
  Разумеется, ни о каком контроле сознания в классическом смысле слова речи не шло -- торианин получал образы с сознаний подконтрольных организмов, но без помощи нервных систем этих организмов не мог ими пользоваться -- в результате растение накопило гигантский объем памяти всех зараженных им существ просто потому, что по-другому не могло.
  -- Вероятно, поэтому проект и закрыт, -- пожала плечиками Нормандия, когда мы с Лиарой ей кое-как все объяснили. -- Контроль без взаимного заражения невозможен, а чтобы считать данные, нужно находиться достаточно близко к объекту считывания с живым растением, что бессмысленно.
  
  ***
  
  Подъем обратно растянулся на целую вечность: наша группа планомерно уничтожала все источники данных, установки и, разумеется, начали мы с самого торианина. От взрыва штурмового бота с потолка осыпалась пыль и мелкая крошка, а стены хорошо так качнуло. Конечно, какие-то из побегов могли уцелеть, но пару тысяч лет на планете будет спокойно. На установки для выращивания, технику и лабораторное оборудование мы решили махнуть рукой -- без данных они бесполезны, даже если они каким-то чудом переживут обрушение здания. А вопрос с данными Нормандия решила радикально, забив все кластеры хранилищ одним, без конца повторяющимся словом: 'бесчеловечно'.
  И чем выше мы поднимались, тем мрачнее становилась Нормандия. Конечно, убить надо двадцать человек, а не двести, но разницы, честно говоря, я не видел. И я, и фрегат пообещали этим людям, что мы им поможем. Хороша получается помощь! Нор не смогла убить Бейнем-младшую прямо на месте, и мы повели ее к матери. Элизабет прямо светилась облегчением, и это лишь добавило Норме мрачности.
  Плюс ко всему пришлось по пути сделать несколько остановок -- до предела вымотанный бесконечной беготней по осточертевшим лестницам протеанского здания личный состав группы чуть с ног не валился от усталости. Выдержка отказала даже Гаррусу:
  -- Духи! Когда уже эти лестницы кончатся? -- прохрипел турианец, усаживаясь на ступени очередного марша.
  -- Еще восемь этажей, -- отсутствующе сообщила Нор.
  -- Просто оставьте меня здесь, -- обреченно попросил тот.
  -- Смотри на это с другой стороны, Вакариан, -- заметил Аленко, восстановив дыхание. -- Мы вычистили этот клоповник до того, как начали подниматься обратно! Представляешь, если бы все было наоборот?
  -- Нет! И не хочу даже думать об этом!
  
  ***
  
  Когда мы, наконец, поднялись на двадцать второй этаж, желания что-либо делать не было ни у кого, даже у наших неутомимых туманниц.
  -- Может, я просто ракетами по зданию отработаю? -- отрешенно спросила Нор. -- Крейсер гетов все равно нужно уничтожить...
  Бейнем-младшая с ужасом оглянулась на ментальную модель. Я тоже подумывал предложить слинять к 'Артемиде', а потом просто снести здание артиллерией фрегата вместе со всеми выжившими. И пес с ним, с Джонгом, хоть и очень хочется пристрелить его лично. За все хорошее. Приказ у нас простой -- зачистить полностью... Так, тпру, кобылка!
  'Слушай, Нор... -- на всякий поинтересовался я. -- А что конкретно нам приказали?'
  'Проследить, чтобы исследования, связанные с видом 42, невозможно было продолжить. Тебе же его тоже переслали'.
  'А персонал?'
  'А что -- персонал?.. Необходимо не допустить продолжения исследований. Все. Именно персонал эти исследования и проводит'.
  'Ну и прекрасно. У тебя же есть списочный состав ученых и техников, имеющих доступ к проекту 42...'
  Личико Нормандии мгновенно преобразилось, сменив угрюмое выражение на плотоядную улыбочку малолетней маньячки.
  'Есть'.
  'Мы, вроде как, Туман. А я полагала, что точность исполнения приказа...'
  'Разумеется, коммандер, спасибо за напоминание!'
  -- Мисс Бейнем, идемте, -- указала Нормандия в сторону комнат с остатками сотрудников 'Экзо-Гени'. -- Я провожу вас к вашей матери.
  -- Аленко, группа на тебе, -- бросил я через плечо, следуя за Нор. -- Пусть отдыхают, но не расходиться и оружие держать наготове. Мы тут скоро закончим.
  Я прошел мимо 'собачки' Нормы в ждущем режиме, слишком уставший, чтобы удивиться всплывшим рядом с ней шестиугольникам дополненной реальности с текущими статусом и директивами. Интересно, почему со штурмовыми ботами такого не было?
  'Я дала тебе доступ', -- коротко пояснила фрегат.
  'Спасибо'.
  Дверь в офисный блок раскрылась, явив нам все тех же двенадцать человек, большей частью сидевших на офисных стульях и креслах.
  -- Лиз? Ты жива!
  Обнимашки мамы с дочкой отлично отвлекли внимание от меня и Нормы -- ментальная проекция фрегата переслала мне три маркера, выделив троицу ничем не примечательных людей в ничем не отличающейся от других корпоративной одежде.
  'Принято. Я их тогда выведу'.
  -- Мистер... Уиллоу? Мистер... Барнс? И вы... э... Джонс. Прошу за мной.
  -- А что случилось? -- спросил Уиллоу нервно.
  -- О, ничего такого, господа. У меня отдельный приказ насчет вас.
  Вся троица оживилась и заулыбалась. Все в дерьме по уши, даже свою чувствительную пятую точку задействовать не надо, и так все ясно. Я провел всех троих в соседний кабинет, прямиком к Джонгу, вскочившему с места при моем появлении.
  -- Как ты выжила?!
  -- И тебе доброй ночи, Джонг. Проходите к коллегам, господа.
  Я указал трио новеньких на их коллег и развернулся, собираясь выйти. Дверь открылась повторно, явив на пороге Норму.
  -- Стоять!
  Я с крайним изумлением остановился и медленно повернулся к державшему крупнокалиберный пистолет Джонгу. Ну, здрасте.
  -- Ты идиот? -- любезно спросил я.
  -- Руки!
  Я устало усмехнулся и поднял лапки.
  -- Джонг, ты рехнулся! -- зашипел на него некто из задних рядов.
  -- Подойди на два шага вперед и встань на колени! Живо!
  -- А может тебе станцевать? Или, там, стриптиз устроить на бис? -- поднял бровь я.
  -- Это подождет, -- оскалился начальник департамента.
  -- Чего ты с ним вообще разговариваешь, вольфрам в лоб и все! -- буркнула из-за моей спины Норма.
  -- Может, выстрелит, тогда самозащита будет, -- объясняю я.
  -- Так их всех так и так, как ты говоришь, к стенке ставить надо, -- с недоумением покосилась на меня Нор, встав слева от меня. -- Какая разница будет он стрелять или нет?
  -- Ну... Дополнитель...
  Бах!
  Пуля, разумеется, не причиняет аватаре Нормандии никакого вреда, а вот Джонг, раскрыв рот и вытаращив глаза, еще пару секунд стоит, после чего зрачки его глаз закатываются, и он падает на пол. Мертвый, естественно.
  -- Так вот. Его выстрел -- это дополнительное прикрытие наших с тобой задниц от их адвокатов, -- заканчиваю я прерванный монолог и в натянутой тонкой ниткой тишине достаю рельсовку. Нормандия аккуратно кладет руку на ствол и качает головой.
  -- Не надо нам лишнего шума...
  
  ***
  
  О персонале с допуском Нор "позаботилась" прямо-таки с туманным изяществом: сформировала из наномата иглу сантиметров двадцать длиной и просто прошила ей всех в комнате насквозь. Заняло это секунды две. Йонду малолетняя...
  А на мне остался персонал без допуска, сидящий, как на иголках в соседнем офисе. Который тут морские ракушки изучал с креветками. Для отвода глаз. И, судя по тому как все вздрогнули при моем появлении, выстрел они слышали и сложить два плюс два смогли. Ой мама, за что мне все эти печали...
  -- У вас тридцать минут на сборы, мы отвезем вас к колонистам, -- сообщаю я остаткам двух 'департаментов для галочки', смотрящих на меня со смесью страха и надежды. -- Источники данных, электроника, бумага с распечатками или что-либо подобное будет найдено и конфисковано. Только личные вещи и одежда. Если вас не будет здесь через полчаса, мы улетим без вас. Вопросы?
  -- Госпожа Шепард, а что нам делать в колонии? -- слегка заикаясь спросил некто из группы Бейнем.
  -- Ждать эвакуации от ваших работодателей на территории "Надежды Чжу". Можете в качестве широкого жеста помочь колонистам в их нелегкой работе, пока ждете. Еще вопросы? Нет? Время пошло.
  За те полчаса, что ученые собирались, Нормандия в очередной раз загрузила к себе 'Артемиду', взломала крейсер гетов, бортовой артиллерией вычистила КПП на шоссе, аватаркой схомячила шоколадный батончик с газировкой из автомата и в самом благостном расположении духа дожидалась погрузки выживших, вися своим основным корпусом в полукилометре от здания. К счастью, мои опасения по поводу зомбированных колонистов так и остались опасениями. Пока мы шатались по комплексу, Чаквас обследовала Мартинез и ее отряд. Я как раз закончил просматривать ее отчет (споры сидели в зараженных намертво и изъять их без вреда из людей группы Мартинез по-видимому уже никак), когда начали собираться ученые и остатки охраны.
  Пересчитав их по головам, мы с Нор убедились, что все на месте. Фрегат, не сильно заморачиваясь, просто срезала кусок стены небоскреба и зависла напротив, протянув светящийся, прозрачный мостик клейн-поля от раскрытого пандуса до фасада здания. Вся эта картина очень живописно смотрелась на фоне бело-желтого зарева рассвета Беты Геркулеса.
  -- Ты серьезно? -- я аккуратно, чтоб не сдуло, выглянул за край, рассматривая свежесрезанную облицовку небоскреба, рассыпавшуюся на булыжники в пятидесяти метрах подо мной.
  Норма вздохнула что-то про глупых людей, и поле стало непрозрачным, а вдоль краев прямо из воздуха появились вполне нормальные перила.
  -- Так лучше? -- прокричала она сквозь свистящий вокруг ветер.
  -- Намного!
  
  __________
  * - пертик - турианская мера длины. 2,854 м.
  ** - ки - азарийская мера длины. 876 мм.
  
  
  Норма долетела до колонии, мы благополучно выгрузили выживших из 'Экзо-Гени', я сходил с ними до Фэй Даня, сдал ученых с рук на руки и забрал Рекса с Дженкинсом.
  -- Шепард, что у вас там произошло? -- ехидно поинтересовался кроган, пока мы шли к ячейке космодрома. -- Выглядишь так, как будто тебя стая варренов разорвать пыталась и у них почти получилось.
  -- Это была тварюшка побольше, чем варрен, Рекс, -- усмехнулся я. -- Очень-очень побольше.
  -- И ты оставила меня здесь? -- вкрадчивый тон Урднот Рекса звучал не угрожающе, а скорее... иронично.
  -- Да, Рекс, и на то были ОЧЕНЬ веские причины, -- устало ответил я. -- Не беспокойся, драк впереди будет еще полным-полно.
  Старый кроган покачал головой.
  -- Ты меня не поняла, коммандер. Судя по тебе, вас там чуть не прибили, -- Рекс выдержал паузу. -- Не стоит повторять свои ошибки.
  -- Согласна на все сто! -- выдохнул я. -- Тебя и твоей скорострелки там очень не хватало. Но, как я уже говорила, ты нужен был здесь. На пока что, ты -- самый опытный биотик и мне...
  -- Шепард, -- остановил меня за плечо кроган. -- Ты -- командир. Командир хороший. И мой долг, как твоего подчиненного -- указать на ошибку. Все.
  Он молча пошел вперед, и мне ничего другого не оставалось, как пойти за ним.
  
  ***
  
  -- Все, Нор, валим с этой проклятущей планеты! -- я обессиленно уселся прямо на пандус 'Артемиды', привалившись спиной к колесу машины.
  -- Принято и с радостью выполняется, лейтенант-коммандер, -- ответила обезличенным голосом Норма. Засранка уже спать что ли завалилась? -- Джейн, дойди до ТАСК, через восемь минут все соберутся.
  А, нет, просто вымоталась.
  -- Корабль -- десантной группе: отмена повышенной готовности, вахты по штатному расписанию. Через девяносто циклов будет боевой заход на эту... дурацкую башню. Кому интересно посмотреть на фейерверк -- трансляция состоится в кают-компании. Потом уйду на орбиту, расчетное время -- час восемьдесят семь, постараюсь плавно и без тряски. Через пятьсот циклов десантной группе собраться в ТАСК-комнате. Народ, идите в чем есть, это ненадолго, -- закончила неформальным тоном Нор и кисло добавила: -- Надеюсь.
  -- Угу. Я тут посижу три минутки, фрегат, -- я прикрыл глаза, откинувшись назад, всей спиной ощущая едва заметную вибрацию старта Нормандии. Хорошо-то как... Но мне пришлось почти тут же открыть глаза, поскольку кто-то явно стоит над душой. Дженкинс. Мать-мать!
  -- Что вы хотели, капрал?
  -- Нет, ничего, мэм! -- вытянулся тот.
  -- Тогда окажите любезность, подайте даме руку! -- хмыкнул я, с затаенным ужасом понимая, что самостоятельно встать мне что-то никак. Допрыгался, млин.
  -- Хорошо же вам досталось в этом центре, мэм, -- пробормотал капрал, вытягивая меня за руку.
  -- И ты туда же... Капрал, я обычно не объясняю своих приказов.
  -- Виноват, мэм, -- сопит Дженкинс, явно себя таковым не ощущая.
  А я слишком устал, чтобы как-то на это реагировать. Да и сдается мне, что парень просто за нас волнуется.
  -- Не беспокойтесь, капрал. Я уверена, что пострелять и побегать на вашу долю хватит. На всех хватит, если я хоть что-то понимаю в текущей ситуации.
  -- Приятно слышать, мэм, -- все еще мрачно отвечает капрал, косясь на меня.
  -- Что приятного может быть в шатании по задворкам галактики с рельсовкой наперевес?! Приключений на свою задницу жаждете, Дженкинс? Будут вам приключения, могу обещать.
  -- Так точно, мэм!
  Я не удержавшись влепил себе ладонью по лбу. Ой дура-а-ак...
  Лифт поднял нас с Лироем на вторую палубу, и мы ввалились в комнату тактического анализа и собраний командования. В кои-то веки первые. Я плюхнулся в спасительное кресло, но тут же пришлось встать, поскольку сел я в него, как был -- в бронике и с оружием. Ежики-корежики!
  Отцепив с себя все оружие, кроме пистолета, я наконец-то расплылся по креслу. Еще бы из подсумков броника все вытащить, но это потом...
  Через минуту в комнату вошли Лиара с Тали, за ними Уильямс, Аленко и Сайкс с Вакарианом на буксире. Все без брони. И вот только сейчас, рассматривая вошедших, я понял, по какому тонкому краешку бездны мы прошли. У Лиары была подвязана и туго забинтована вся правая рука, Тали откровенно прихрамывала, Вакариан вообще больше мумию напоминал, чем бравого турианца. Аленко незамысловато косплеил Дракулу: впалые глаза с синюшными мешками под ними на почти белом лице с проглядывающими венами. Набиотился по самое не балуйся. Сайкс щеголял шейным фиксатором и, похоже, у него что-то с левой рукой, под формой не видно. Уильямс выглядела живее их всех, но сквозь майку был отлично виден ортопедический корсет.
  Навоевались, короче. Батальон 'Боевые Протезы' в сборе, осталась только...
  Серая от усталости Нормандия зашла вместе с Чаквас, хмуро несущей в каждой руке по кружке. Одну врач молча отдала мне, а из второй сделала большой глоток.
  -- Что это, док?
  -- Кофе. Пейте, коммандер. Спать у вас все равно получится часов через пять, не раньше.
  Зловещий у нее какой-то тон. Не нравится это мне.
  -- Держи, ты последняя, -- Нор вручила мне бумажный стаканчик с десятком разномастных капсул каких-то лекарств.
  Все расселись и разом посмотрели на меня. А я что?!.
  -- Коммандер, у группы к вам имеется несколько вопросов, -- прокомментировала Нор. -- И неплохо бы подвести итоги высадки.
  Оп-с...
  
  Я постарался как-то поровнее сесть и вкрадце обрисовал положение вещей до штурма здания, во время штурма и итоги. Разумеется, рассказал я далеко не все, но что-то скрывать смысла не было -- они всегда были рядом, попробуй тут что-то скрой! Вещал я в полной тишине, все разумные слушали меня очень внимательно и обстоятельно. Как я закончил, поднял руку Вакариан:
  -- Коммандер... Или, вернее сказать, командир... Ты... самая отмороженная разумная, которую я когда-либо встречал. Надеюсь, переводчик адекватно перевел 'отмороженный', -- он неловко потянулся и скривился от боли. -- Сейчас, зная все, я могу сказать, что вопросов у меня уже нет, но... Надеюсь, что следующая наша миссия будет хотя бы суток через восемь.
  -- Мы сейчас идем на Цитадель, -- сообщила Нор. -- А что дальше... Шепард?
  -- Новерия, -- выдохнул я. -- Это туманность 'Конская Голова'. Но до этого -- трое суток увольнительных, с учетом вахт, если, конечно, нашему командованию чего другого в голову не придет.
  -- А что с информацией от маяка? Вам удалось что-то еще понять? -- спросила Лиара.
  -- Многое прояснилось, но на свежую голову, думаю, будет еще лучше. С вашей помощью, Лиара, я теперь точно знаю систему, где находится этот 'Канал', про который говорит Сарен. Система двойного солнца, вторая планета, где-то в Терминусе. Судя по активности гетов вокруг Новерии, ответы на вопрос 'как туда попасть?' надо искать там или в Омега Дозора. Эти две точки -- пока что единственное...
  -- Эта планета -- Илос, Шепард, -- прерывает меня Т'Сони. -- Сейчас я понимаю, что все мои изыскания и большая часть предположений -- лишь искаженные факты и домыслы... Если бы про торианина сообщили... Если бы... Ох, не важно! -- Дева покачала головой и совершенно по-детски обиженно шмыгнула носом. -- Но, вы правы, как туда попасть не знает никто, Мю ретранслятор утерян более двух тысяч лет назад во время рахнийских войн.
  Класс.
  -- Ну вот как-то так, -- развел руками я. -- С мертвой точки сдвинулись и уткнулись в следующую. Доктор Чаквас, мне было бы очень кстати точно знать, сколько времени потребуется на восстановление каждого разумного из десантной группы. На этом все. Всем спасибо, отдыхайте...
  -- Вакариан, Т'Сони, Аленко, Сайкс -- немедленно в лазарет! Шепард, вас это тоже касается. Прямо так, экипированная. Остальные -- по каютам и отбой! -- не терпящим возражений тоном скомандовала Чаквас. -- Нормандия, тебя, негодная девчонка, это тоже касается! Прессли сдашь вахту, и марш в кровать! Если через час я обнаружу кого-то вне своей каюты или лазарета...
  Многозначительное молчание затянулось. Врач медленно кивнула и, окинув нас всех гневным взором, дернула головой в сторону двери. Я покорно встал, забрал свой арсенал, выставленный в ряд по стеночке и поплелся, куда сказали.
  
  ***
  
  -- Снимайте! -- скомандовала док, убедившись, что я не выпаду из койки робо-дока.
  Я дал команду на раскрытие. Чего?.. Да, уверен. Да, снимаем! Да, точно уверен, тупая железка! Внебрачный отпрыск мелкомягких! Ну, Акаси, ну, едрить, перестраховщица!.. Наконец броник получил все подтверждения и раскрылся. Перед глазами резко потемнело...
  
  ***
  
  Что же так ярко? Блин, уберите свет, я спать пытаюсь!..
  -- Шепард, не двигайтесь, у вас перелом восьмого грудного позвонка!
  Чего-о-о?! Я замер. А почему пальцы на ногах шевелятся? И вообще... писать хочется жутко.
  -- Все, переворачивайтесь на живот. Только осторожно, костная ткань свежая, может быть сдвиг при резких движениях и придется начинать сначала.
  Перевернулся. Медленно, естественно. Вот же, до чего медицина дошла -- позвонки за пять минут сращивают...
  -- Все, вставайте, -- командует Чаквас. -- Сейчас дойдете до туалета, капельница и десять часов сна.
  Ну... Сели, посидим. Перед глазами плывет правда все, но так... как пива перепил. Очень метко вертолетом это состояние называют. И даже так же тошно. Я смотрю на окружающий меня натюрморт, и мне что-то совсем плохеет. На полу заляпаные кровью тампоны, виброкомбез вообще вместо бело-серого буро-алый и, кажется, его с меня срезали...
  -- Что со мной было?
  -- Множественные гематомы, четыре сломаных ребра и компрессионый перелом T8. Кроме этого, наличествовали частично порваные связки правого лучезапястного сустава, сотрясение и множественные ушибы, -- спокойно сообщила Карин. -- Идите в туалет, ваш организм нуждается в очистке.
  
  Иду, куда сказали. Нет, ну надо же, а хламидка больничная как казенная, в далеком отечестве: беленькая в зеленый горошек. Только мягче и тоньше намного. За мной следует микродрон. Тоже беленький, с антенночкой.
  -- Ты со мной и на горшок полетишь? -- поинтересовался я у него.
  Нет, обошлось. Ох, хороша герой-коммандер: в простынке с завязками на голое тело (трусов и тех нетути!) и тапочках фланирует из медотсека в тувалет. Хорошо -- он напротив и никто не видит... Кроме Нор, естественно. Ох ё... Загрызет же подколками... Пока сидел, думал о том, что с таким набором не воюют. Перелом позвоночника -- это инвалид или труп. Без вариантов. А я своим ходом считай тридцать этажей накрутил поднимаясь обратно. 'Это что же во мне за импланты, что позволяют такое вытворять?.. Я вообще человек?' -- думалось мне. -- 'Вот только на унитазе сидючи о таком и думать! Нашел, блин, место и время...'
  Вернулся обратно, под светлы очи Чаквас, хотя и была мыслишка слинять в каюту. Она меня устроила со всеми удобствами, накрыла простынкой и переместила в общую палату (она у нас одна) к остальным. Сонное царство...
  
  ***
  
  Я что, уснул? Быстренько активируем импланты... опа-па... иногда полезно кое-чего не знать. Например, что в бессознанке после раскрывшейся брони я валялся почти полтора часа, потом еще час отходил от болевого шока и потом спал одиннадцать часов... Итак, где я? А все там же. Слева Аленко, справа Вакариан. Мущщины мечты прям... А я вся такая в неглиже... А они такие мущщины... Вот ведь хрень в голове с пересыпа! Надо будет срочно невыспаться, а то вдруг понравится.
  Ну, чувствую я себя приемлемо, пора бы и честь знать. Встаем, Шеп! Дела не ждут! Вон в стеке запрос от Симакадзе висит и от какого-то коммодора Гриерсона. Почему-то оба несрочные. Ладно, сначала нужно разжиться труселями и прочей одеждой, а то как-то прохладно в некоторых местах и тыковки прыгают немножко...
  -- Коммандер? -- свистящий шепот с характерным грассированием может принадлежать только турианцу. Вот ведь чуткий сон у Гарруса! -- Разрешите с вами?
  -- Только тихо, остальных разбудишь...
  Вакариан, в отличие от меня, вполне одет, пусть и в одноразовую... пижаму? Или... Я хрен его знает, как это назвать. Штаны и фуфайка из нетканого материала. Дверь палаты бесшумно скользит в сторону, и прямо за ней, спиной к нам, сидит Чаквас. Док, не оборачиваясь, призывно машет нам рукой. Спалились, сейчас обратно отправят.
  Как дверь закрылась Карин повернулась на стуле к нам:
  -- Идите переодевайтесь, и на завтрак. Вакариан, через три часа на перевязку. Свободны, но ближайшие сорок восемь часов ничего тяжелее ложки не поднимать! Коммандер, вас я вызову на уколы отдельно.
  Я невольно сглотнул.
  -- Идите уже, десант...
  Док качает головой и картинно поворачивается на стуле обратно к какому-то отчету на планшете перед ней. Мы с Гаррусом быстренько сваливаем и разбегаемся по каютам.
  -- Джейн, есть разговор, -- сообщает Норма по внутренней связи одновременно с щелчком закрывшейся двери.
  -- Нормандия, имей совесть, дай хоть переодеться!
  -- Дак переодевайся, поговорить и так можно.
  -- Блин... -- я распаковываю свежую смену белья. -- И о чем разговор будет?
  -- О страхе. Ты сказала, что лекцию мне потом прочтешь. До Цитадели еще девять часов лететь, ты успеешь.
  Труселя! Как же я по вам скучал, оказывается! Бесшовненькие вы мои... А тряпицу на завязочках в горошек куда? Ну, пока сложу, потом в лазарет закину...
  -- А-а! Да, конечно. Что, из головы не идет, да?
  -- Шепард, ну при чем здесь голова аватары, думаю я не ей!
  -- Угу. Я в курсе, что головой ты точно не думаешь, -- такс, богатство в топ устроили, поправили... нормуль, живем. -- Правда, я пока не определилась, штопор у тебя в том, чем ты обычно думаешь, или шило...
  -- ШЕПАРД!
  -- Нет, правда, Нор. Я сейчас серьезно. Накой ты с нами по высадкам аватаркой носишься? А если пришибут? Ты там от болевого шока в пике не уйдешь?
  -- А если пришибут тебя?
  Футболка и любимые штаны. Вот так намно-о-ого лучше. Теперь ботинки и завтрак.
  -- Ну, знаешь, между нами есть некоторая разница. Если пришибут меня -- ничего страшного, на одну десантницу в группе меньше, командовать есть кому. А вот если ты скопытишься, то у нас корабля не будет! А вместе с тобой и вся команда на борту -- гарантированно трупы. Так что не надо тут...
  -- Ничего не будет, не беспокойся, -- пробурчала Норма. -- Ты так спокойно об этом говоришь...
  -- Нор... Страх... Штука довольно простая. И очень относительная. Бояться поранить палец, когда ты кровью истекаешь -- бессмысленно. Более того, когда ты уже пережил какой-то страх, второй раз перебороть его куда проще. К этому привыкаешь и просто делаешь, что должно. И более сильный страх всегда вытеснит более слабый.
  -- Ты сказала, что боишься.
  -- Конечно. Большинство страхов -- это работа инстинкта самосохранения, и этот базовый инстинкт очень тяжело обойти. Мы все очень хотим жить, и, думаю, ты тут не исключение.
  -- Тогда объясни... Почему я боюсь за вас больше, чем за себя? Это просто не может быть из-за базовой установки на сохранение меня самой!
  -- Ну, как я понимаю, аватарка тебе не так и важна. К тому же... ты просто хороший чело... хм... хорошая туманница, Нор. У тебя высокие моральные принципы, ты знаешь, что такое доверие и ответственность, плюс у тебя высокий уровень эмпатии. Вот тебе и страшно за нас. Мы тебе доверяем. А ты боишься не оправдать это доверие. Боишься нас потерять. Это вполне нормально, вы, туманницы, такие же коллективистки, как и мы, люди.
  -- Ты, главное, при Конго или Хьюге это не брякни... -- вздохнула фрегат. -- Ну, допустим. А...
  -- Можно я поесть схожу? -- жалобно спросил я. -- Последний раз я до высадки ела, и то перекусом...
  -- Ох, эти люди! Ладно! Иди, набивай свое пузо!
  -- Нор, спроси об этом всем Прессли и Чаквас. Они -- люди опытные, уверена, объяснят лучше меня.
  -- Это бессмысленно, Шепард. Мне важно твое мнение, а не их.
  -- Вот как? А почему это?
  -- Ты, кажется, есть хотела!
  Я только фыркнул на это и вышел из каютки.
  
  ***
  
  
  Симакадзе выслушала мой доклад молча, ни разу не перебив и не переспросив ничего. Я закончил говорильню и вопросительно посмотрел на аватарку рейдера, дожидаясь хоть какой-то реакции. Не-а. Ничего. Наконец она нарушила молчание:
  -- Текстовый вариант того, что я сейчас услышала, перешлешь мне, как только закончишь с текущими обязанностями. И впредь хотела бы получать и от тебя оперативные сводки. Понимаю, что в нормальном виде ждать их от тебя не приходится, но практика 'отчет после операции' должна была остаться в ПК. Увы, пока что с текстовыми отчетами так сделать не выйдет.
  Логично, конечно, но...
  -- Флагман, а у вас нет инструкций или там брошюрки для новеньких?
  -- Есть. Проблема в том, что они составлены для нас. А те, что написаны для вас, тебе не подходят -- ты не комиссар.
  -- Ясно. В таком случае, что такое 'оперативная сводка'? С вашей точки зрения.
  -- Да я как раз человеческой терминологией стараюсь говорить, -- ухмыльнулась дальний рейдер.
  -- А! И как часто?
  На меня посмотрели прямо-таки с сожалением.
  -- Как посчитаешь возможным и нужным. Понимаю, что тебе это будет тяжело, но надеюсь на тебя. Отчеты Нормандии... -- Симакадзе тяжело вздохнула. -- Далеки от объективности. Вероятно, нужно было посылать с вами кого-то из более... опытных тихушниц. Но уж что есть.
  -- Нормандия -- прекрасный фрегат и для меня...
  -- Не стоит ее выгораживать, Шепард, -- сморщила носик Симакадзе. -- Я более чем в курсе ее способностей и личных качеств. А так же непрекращающегося бардака на борту, хоть вы обе и пытаетесь скрыть происходящее...
  Нор, елки-моталки, ну какого хрена и мне за тебя влетает?..
  -- Я пока что смотрю на это сквозь пальцы, -- заверила вдруг посерьезневшая флагман. -- Ваша результативность превышает все ожидания, и вам многое уже сошло с рук. Но, личная просьба -- не попадайтесь. Второй раз прикрывать вас от Михайлова или его коллег я не стану. Это ясно?
  -- Так точно, флагман... О! Мне пришел запрос от какого-то Гриерсона из ПК.
  -- Перешлешь. Я не в курсе. Еще что-то?
  -- Нет, это все. Что мне озвучить Совету?
  -- Откровения обеих Бейнем желательно не упоминать, в остальном ограничений нет. На вас поступил запрос от флот-комиссара Кахоку... Если будет время -- отвлекитесь, комиссариат сейчас перегружен, им требуется разведка в поле, а это как раз по вашей части. Интересующий нас всех дредноут пока что залег на дно -- никаких следов нет. С моей стороны вас у Цитадели будет ожидать Акаси -- для пополнения наномата и анализа ваших с Уильямс бронескафов. Отлично справились, Шепард, но в следующий раз постарайся не отправить всю десантную группу в лазарет. У меня все.
  Я кивнул и рейдер отключилась. Такие пироги, котятки...
  
  ***
  
  По прибытии на Цитадель я лицезрел в собственной каюте редкую картину маслом: офигевшая ремонтница.
  Акаси дожидалась нас прямо напротив дока и, как только Норма опустила пандус аппарели, взлетела на борт, со всеми перездоровалась и с маниакальным огоньком в глазах потребовала предоставить поврежденный скаф, что я и сделал. Вот стоит теперь, молча разглядывает.
  -- А я думала ТАК угробить корпус только Ашигаре под силу, -- девушка почесала в затылке невесть откуда взявшимся у нее в руке обычным карандашом. -- Ну и... Как? Удобно хоть было?
  -- И-извини... -- промямлил я. -- Костюм отличный, жизнь мне спас, и не раз!
  Аватарка присела рядом с останками скафа на корточки, аккуратно приподняв измочаленный охотником наруч. Отправив карандаш в зубы, ремонтница так же аккуратно, не торопясь изучила весь скаф, переложив его другой стороной на пол.
  -- Хм... Замечания? Предложения? -- подняла на меня взгляд Акаси.
  -- Ну... Мне кажется, достаточно одного подтверждения на снятие. Три -- это как-то перебор. И было бы отлично нанести отталкивающее покрытие на щиток визора -- органика липнет, а в перчатке не почистить.
  -- Угу... учтем... -- она встала и посмотрела на меня. -- Кто тебя грыз?
  -- Э... Здоровенная такая тварь... Гибрид человека и растения. Метра три длиной.
  -- Как это существо умудрилось прогрызть двойное армирование полистаном? Его карбид кремния не берет, а тут он аж выкрошен...
  -- Один такой тяжелого бота практически угробил. Так что мне еще повезло.
  -- ЧЕГО?! Хьюгиного монстра? Угробил?! КАК?
  Глаза Акаси сейчас напоминали два блюдца.
  -- Упал сверху и расковырял как-то, -- пожал плечами я. -- Мне не до него было тогда, но я думаю у Нормандии логи остались.
  Ремонтница покачала головой и в глубокой задумчивости вышла из моей каюты. Но через секунду в раскрывшейся двери показалась ее голова:
  -- А может, сходим куда, кофе попьем? Заодно и расскажете все? Тут, на Цитадели пара мест хороших есть вроде как...
  -- Можно, мне до вахты еще пять часов, увольнительную я себе накатаю часика на три, -- пожал плечами я.
  
  ***
  
  Нормандия с нами не пошла, поскольку была на дежурстве, так что мы уселись в первой попавшейся кафешке президиума по дороге от докового комплекса к посольствам. Мы -- это я, Акаси, Уильямс и Аленко. Прессли и Вакариан нагло спали, Рекс и Сайкс стоят на вахте, Дженкинс с Т'Сони их сменят через сорок минут, а Тали отпросилась к Мишель еще на подлете -- медикаменты пополнить и поболтать.
  -- А почему Нормандия не пошла? -- удивленно спросила Акаси.
  -- Дежурный летный офицер, -- хмыкнула Уильямс. -- Устав ПК, раздел три, статья два: после приземления на условно-враждебной или приравненной к ней территории на корабле должен быть дежурный офицер из летного экипажа для осуществления возможных противоабордажных маневров.
  -- Бред.
  -- Ну, так устав же человечий. У них-то действительно никуда без летных не денешься, -- Уильямс невинно изучала вид с балкона кафе на жилой сектор Президиума. -- А поскольку половина группы из ПК, устав надо знать и уметь! Вот и сидит бедняга на низком старте, хоть это и дурость.
  -- Все равно не понимаю, -- покачала головой Акаси.
  -- К нам в прошлый раз адмирал с инспекцией пришел, -- объяснил Аленко. -- Нормандии тогда хорошо прилетело от госпожи командующей Тонэ. Так что теперь Нормандия чтит устав, как пастор библию... когда на виду.
  -- А при чем тут адмирал ПК? И какое право он имеет...
  -- Акаси, имеет. На борту его подчиненные, -- вздохнул я. -- Мне Симакадзе достаточно популярно все объяснила. Так что да -- чтим и соблюдаем. Во избежание.
  -- Где-то я это уже слышала... -- покосилась на меня Акаси. -- Ладно, уяснила. Так что там с высадкой?
  -- Так тебе все и скажи! -- фыркнула Уильямс в стакан фруктового коктейля. -- Тухло с высадкой получилось. Но мы справились, хоть Нормандии и пришлось полями поработать.
  -- Ну, до прямого управления потоками же не дошло, -- отмахнулась ремонтница. -- А поля -- ерунда, не так вас и прижало, значит. Мне интересны эти охотники. Как так получилось, что они легкого штурмового бота смогли вывести из строя?
  Эшли вздохнула. Очень по-человечески.
  -- Аналитика не мое, но тут и анализировать нечего. Факты указывают на целенаправленную модификацию этих монстров для уничтожения нашей техники, -- медленно проговорила эсминец. -- ОАК явно хочет сделать нам достойных противников из пробирки с ксенофауной. Ксенофлорой, в данном случае.
  -- А поделиться этими наблюдениями ты не хочешь?!
  -- Да зачем? Если я это поняла, то уж флагманы точно поймут, -- отмахнулась, улыбаясь, Уильямс. -- Мое дело маленькое -- стрелять по команде флагмана, а над тем, куда и как, пусть у нее уже голова болит. Мэм, да мэм!
  Мы с ней переглянулись, и я не смог не улыбнуться в ответ.
  -- Шепард... -- Акаси пораженно смотрела то на нее, то на меня.
  -- Да шутит она, Акаси, -- рассмеялся я. -- Я со всех отчеты стрясла, так что ее выводы до Симакадзе дошли.
  -- Лейтенант, а вы что скажете?
  -- То же самое, госпожа Акаси. Я даже и представить не мог, что вообще такое возможно, что уж про анализ говорить. Кому-то из корпораций очень захотелось иметь собственных ручных зверьков против нас, это точно.
  Разговор плавно перешел на красочные описания наиболее ярких моментов операции Фероса. Изложенные Аленко в былинном стиле, мои кривые решения и плохая продуманность действий вдруг мутировали в героизм и самоотверженность. А Уильямс, змеюка эдакая, поддакивает! Вот так оно и происходит всегда. Уже сейчас восторженное Кайденовское '...проломила черепушку охотнику голыми руками! А у него башка, я скажу, немаленькая, и винтовка ее прошить не может!' звучит очень эпично, а что же будет, когда он под пиво в баре эти страшилки пересказывать станет раз эдак в пятый? Я так к пятому разу уже торианина самолично от стенки отрывать буду и на кулак наматывать, а охотников будет не двенадцать, а сто двадцать... Ой, йо-о... Хоть вой на луну от безнадеги...
  Ожил инструметрон. Ну кому я опять понадобился... О, Тали? Что-то у меня предчувствие...
  -- Шепард? Я сейчас в клинике и тут два очень мерзких на вид крогана угрожали доктору Мишель! -- кварианка на секунду отвернулась от инструметрона кому-то кивнула и продолжила:
  -- Меня просят помочь. Ничего опасного, просто проследить кое за чем... Я могу взять увольнительную на сутки? Пожалуйста, капитан, я ей обязана...
  -- Давайте вот как поступим, мисс Зора: вы ждите там, а я скоро к вам подъеду. А то 'ничего опасного' и 'два крогана' как-то не вяжется у меня в голове.
  
  
  Часть IV. Nova Siberia
  
  -- Холодрыга, тащкапитан!
  -- M-da,.. Holodriga...
  The Hunt for Red October.
  
  
  Мое ленивое ничегонеделание в каюте прервал вызов с комма:
  -- Шепард, тут тебя спрашивают, -- озорная улыбка Нормы не предвещала ничего хорошего. -- Мне перевести на тебя?
  -- Кто спрашивает? Мы уже у Новерии что ли?
  Одна из проблем плавного хода Нормы -- ты никогда толком не знаешь, что именно за бортом: то ли потоки тахионов и интерференция солнечного ветра на сверхсвете, то ли голубое марево гиперпрыжка ретранслятора, то ли родной космос с фотонами и мозаикой звезд со всех сторон.
  -- Не совсем, нас от ретранслятора не выпускают. Иди, объясняй, что мы тут позабыли, а то меня они слушать не желают. Санкциями грозятся.
  -- Пусть потерпят минуту! Уже бегу!
  Я цапнул со стула китель и пулей вылетел из каюты на мостик. Ну Нор, ну засранка...
  
  -- 'Нормандия', вы меня слышите? Повторно запрашиваю подтверждение присутствия СПЕКТРа на борту, -- судя по разозленному тону диспетчера Нор общалась с ним уже несколько минут.
  -- Говорит СПЕКТР Совета Джейн Шепард. Этого достаточно?
  -- Ваша личность не установлена, мисс Шепард. По прибытии в порт от вас потребуется пройти сканирование и идентификацию для удостоверения вашего статуса, -- диспетчер вздохнул. -- Назовите цель визита, мисс Шепард.
  -- Насколько помню, я не обязана отчитываться о своих делах ни перед кем, кроме Совета. Таким образом, все, что я могу вам сообщить -- мне нужно на Новерию.
  Диспетчер еще раз вздохнул. Кажется, обреченно.
  -- Вход в систему разрешен, следуйте курсом три три семь, не ближе трех десятых астрономической единицы от эклиптики Новерии, коррекция ноль ноль шесть. Отклонение от курса будет считаться нарушением и приведет к задержанию до установления дополнительных штрафных санкций, -- судя по голосу сам диспетчер в это не верит. -- Прибыльного бизнеса, 'Нормандия', контроль ретранслятора, конец связи.
  -- Ну спасибо на добром слове, -- хмыкнула Нор в пустоту и добавила: -- Бюрократы корпоративные!
  -- А чего ты меня сразу не вызвала?
  -- Если бы я знала, что они тут шлагбаум поперек ретранслятора поставят, позвала бы сразу! -- хихикнула девочка. -- Кто же мог знать, что у местных пограничников паранойя в терминальной стадии?
  -- Тогда мы как-то легко прошли.
  -- Еще бы! -- уже в голос рассмеялась Нормандия. -- Я же фрегат Альянса, Джейн, и это колония ОЗД. Я вообще удивлена, что нас хотя бы попытались протащить по протоколу, а не пропустили без разговоров.
  
  К самой Новерии мы добрались через двадцать минут и, по прибытии, цирк продолжился, но на новый лад:
  -- 'Нормандия', вас нет в списках, вы нарушили пункты семь и семь-точка-два положений о полетах в Свободной Зоне Корпорации Развития 'Новая Сибирь', -- без всяких вступлений сообщил нам деловым тоном диспетчер. -- Штрафные санкции будут применены немедленно, заходите на коридор три и ожидайте разрешения на посадку. Снижение с высокой орбиты без команды повлечет дополнительные штрафы. Если информация, предоставленная вами, не подтвердится, ваше судно будет реквизировано в счет штрафов или до их погашения. Ожидай...
  -- Себя в счет штрафов реквизируй! -- не выдержала Норма. -- Рабовладелец чертов! И еще раз меня судном назовешь, я к тебе такие штрафные санкции применю, всю свою жизнь вспоминать их будешь! Хам!
  На той стороне воцарилось молчание и пиктограмма связи пропала.
  -- Ты их, кажется, испугала.
  -- А вот нечего всякие гадости порядочным кораблям говорить! -- обиженно скрестила руки на груди аватарка фрегата. -- Меня судном назвать! Сам он... лоханка дырявая!
  Где-то минуты через две поступил запрос на соединение, и совершенно другой мужской голос произнес:
  -- Добрый день, комендант порта Ханьши майор Дуглас Изенберг. Нормандия, прошу передать полный идентификатор по коду два-пять-девять МПК ОЗД.
  -- Да на, подавись! -- фыркнула Нор.
  -- Идентификатор принят... -- спокойно ответил мужчина. -- Посадку разрешаю, пирс восемь-четыре, окно захода на посадку против вращения, азимут ноль ноль три, привязка КМ для глиссады по десятому каналу, как поняли?
  -- Принято, перехожу на десятый, -- ответила фрегат, повернувшись ко мне с вздернутой подковкой левой бровью.
  Я только плечами пожал. Хрен их разберет, корпоратов этих.
  -- Контроль, что с погодой? -- поинтересовалась Нормандия.
  -- А вам есть разница?
  -- Конечно! Рукавички на меху доставать или перчатками обойдусь?
  -- Пирсы крытые, госпожа туманница, и изолированы от внешней среды статическим полем. На территории космопорта поддерживается комфортная для большинства видов температура.
  -- А я, может, погулять хочу! Воздухом свежим подышать.
  -- Сейчас ветер восточный, скорость -- сто десять метров в секунду, в порывах до ста пятидесяти. Количество осадков -- пятьдесят четыре миллиметра, температура у поверхности -- минус тридцать семь градусов по Цельсию, -- бесстрастно сообщил майор.
  -- У вас там что, стихийное бедствие? -- хмыкнул я.
  -- Нет, мисс, просто снежная буря, -- ответили мне. -- Напоминаю, что СПЕКТРу необходимо будет пройти проверку личности. Удачной посадки, Нормандия. Изенберг, конец связи.
  Нор аккуратно вошла в атмосферу планеты, строго придерживаясь коридора, спустилась в стратосферу и нырнула в сплошной облачный фронт, сияющий на солнце ослепительной белизной.
  -- А насчет погоды майор не шутил! -- фрегат переключила боковой экран на картинку с дрона, запасливо спрятанного ей в круговерти бури. -- Судя по метеосводке, как стемнеет, температура упадет до минус пятидесяти. Шеппи, мы теперь каждый раз на такие 'дружелюбные' планеты садиться будем? Сначала Терум, теперь вот Новая Сибирь...
  -- Как. Ты. Меня. Назвала?! -- прошипел я, стиснув зубы.
  -- Это тебе за 'Норму'! -- скрестив руки на груди отбрила аватарка Нормандии, но видя мою реакцию, тут же осеклась и жалобно продолжила: -- Ладно, не сердись, Джейн, ну чего ты?..
  -- Знаешь, Нор, я ведь и обидеться могу!
  Обижаться на это дитё решительно невозможно. Например, сейчас Нормандия смотрела на меня совершенно щенячьими глазами, чуть не слезинку пуская от глубокого раскаяния и даже носом шмыгнула. Артистка...
  -- Не надо, я же так...
  -- Еще скажи -- не подумавши! -- хмыкнул я. -- Какая-то непреодолимая тяга у тебя к сокращениям, Нормандия.
  -- Оптимизация превыше всего! -- вздернув подбородок, продекламировала девчонка. -- Ну Шееепард... Ну позя-язяя!
  -- Только не Шеппи!
  -- Ладно-ладно! Я все поняла. Шеп.
  Это не ребенок, это дьяволенок!
  -- Я вообще-то взрослая, Джейн, -- на редкость серьезно сообщила мне аватара фрегата.
  Взрослая она. Я только молча пошел к двери, соображая как бы мне отбиться от корпоративных прилипал Новерии и заодно протащить весь отряд через Ханьши.
  -- Нор, собери пожалуйста всех в ТАСК. И данные разведки туда же.
  -- Сделаю, Шеп.
  Оптимизаторша малолетняя...
  
  ***
  
  -- Итак, дамы и господа, предварительные данные таковы, -- я обвел взглядом всех присутствующих на брифинге. -- Мы сейчас заходим на посадку в порт Ханьши -- центральный космопорт планеты Новая Сибирь, или, сокращенно -- Новерия. Планета контролируется несколькими компаниями-соучредителями, такими как наши знакомцы 'Экзо-Гени', 'Матсу Технодинамикс', 'Королев индастриз', 'Б и М' и куча всяких более мелких рыбин капитализма. По непроверенным данным на планете все еще находится Матриарх Бенезия.
  Подняла руку Лиара.
  -- Да?
  -- Откуда информация о моей матери?
  -- Совет назвал источник 'заслуживающим доверия', -- спокойно ответил я. -- Но более конкретную информацию по местной агентуре выдать отказался.
  -- Командир, они с вами регулярно связываются? -- слегка удивленно поинтересовался Гаррус.
  -- Нет, Вакариан, я просто подняла последние сводки по планете по линии Корпуса, а туда они попадают через Совет. По линии комиссариата какие-то уточнения будут?
  Я выжидающе посмотрел на Прессли.
  -- Информация есть, но также общего характера. Мне так же как и вам неизвестно ни количество нашей агентуры на планете, ни достоверность сведений. Общие данные, практически без конкретики, -- комиссар развел руками. -- Я полагаю, что озвучивать их сейчас нет смысла: там статистика и финансы в основном. Разумеется, финансовая аналитика в нашем деле крайне важна, но нужно хотя бы знать, под кого конкретно копать. Так-то тут у всех рыльце в пушку, потому и в такую даль залезли... В общем, рекомендую разведку на месте, чтобы сузить круг данных для анализа.
  -- Принимается. Всем -- пятиминутная готовность, со мной Вакариан и Уильямс, полная выкладка.
  -- А нас туда пустят с оружием? -- воззрился на меня Гаррус уже с изумлением.
  -- Я СПЕКТР, -- фыркнул я. -- А конкретно эти корпораты подписались под портянками о регулировании и законности Пространства Цитадели. Чтобы на новые рынки выйти, очевидно. Так что я тут могу делать, что вздумается. Ну, почти. Максимум, что можно ожидать в ответ -- ноту протеста в Совет отправят. Вакариан, тут не Цитадель, тут люди 'в натуре бизнес делают'.
  Как ни странно, но он меня прекрасно понял -- видать уже наших, земных деятелей наслушался по работе.
  -- Принято, командир.
  -- Вопросы? -- я обвел взглядом группу. -- Вопросов нет. Нормандия, когда посадка?
  -- Еще минимум тридцать две минуты, Шепард. Здесь на удивление загруженый космопорт для такого захолустья.
  -- На этом все, дамы и господа. Готовность -- пятнадцать минут.
  
  ***
  
  
  Заход на посадку в итоге растянулся почти на час. Нор проморозили в 'отстойнике' почти сорок минут, дважды меняли пирс и, наконец, выделили нам свободный кусок бетона. По моей просьбе Нормандия транслировала переговоры на нижнюю палубу, где мы соображали на троих с Уильямс и Вакарианом. Вдумчиво так соображали. Под конец этой бесконечной говорильни с гражданским контролем (Нормандия, канал двенадцать, ждите 'зеленый'... Отмена, 'зеленый', ожидайте...) я уже жалел, что действительно пива или хоть печенек каких не взяли с чайком.
  -- У вас всегда такой бардак с диспетчерскими? -- раз эдак в третий перефразировал один и тот же вопрос Гаррус.
  (Контроль, данные получила... -- процедила Нор в очередной раз.)
  -- Вакариан, ты повторяешься, -- устало сообщила Эшли, встав с поставленного на ребро малого универсального контейнера, безжалостно выдернутого из упаковочных сетей по правому борту. -- Нет. Это явно специально.
  (Принято, Нормандия, ожидайте... Пирс пять-три, вектор 'зеленый', заходите на посадку.)
  -- И сейчас думается мне, что они резину тянут все же не из вредности, -- заметил я. -- Уж больно долго, явно готовят 'радушный прием'.
  -- Скорее всего, -- согласился турианец.
  (Принято, контроль, захожу на вектор... расчетное время -- двести тридцать секунд.)
  -- О, наконец-то! -- хмыкнула эсминец.
  (Посадку разрешаю, Нормандия, двести тридцать, принял.)
  -- За час можно на этом пирсе хоть мехкорпус развернуть... -- заметил Вакариан. -- Командир, не нравится это все мне. Очень не нравится.
  -- Мне тоже, -- вставила Нор по интеркому. -- Поэтому...
  От 'Артемиды' практически бесшумно отцепились два штурмовых бота и тихонечко встали аккурат напротив выхода, развернув рельсовки в форсированный режим. Сзади откуда-то выползло еще четыре бота и, не сильно отягощая себя условностями, аккуратно расползлись по стенам и потолку ангара Нор, для полной простреливаемости шестиметровой ширины погрузочной аппарели.
  Как говорится, в тесноте, да не в обиде.
  -- Если что -- из ПМК помогу! -- добавила фрегат. -- Пусть хоть танковую армию там разворачивают...
  -- Э-эм, Нормандия, палить из корабельных стволов в космопорте точно не стоит... В ГРАЖДАНСКОМ космопорте, -- на всякий уточнил я. -- Тебя за это Симакадзе по голове не погладит.
  -- Да все равно, хоть на губу потом! -- отрубила явно взбешенная 'радушным приемом' девочка. -- Здоровье дороже... Все, группа, сажусь, готовность -- тридцать!
  
  Ровнехонько через двадцать секунд фрегат аккуратно коснулась пирса стойками, а еще через восемь секунд аппарель ангара ткнулась в бетон посадочной площадки пирса пять-три.
  -- Отбой тревоги, на пирсе никого, -- сообщила Нор. -- Что очень странно...
  -- Вытаскивай тогда ботов, Нор, -- посоветовал я. -- Мало ли, что...
  Четыре трехметровых механических 'тарантула' плавно выползли из ангара и куда-то ушуршали.
  -- Ну, что же... Идем...
  Одновременно с моей фразой входные двери у боковой стены пирса разъехались, и на горизонте появились новые действующие лица. В броне, с карабинами в руках. А вот и местные власти пожаловали. Я только порадовался, что все же перестраховался и в итоге надел броник, несмотря на некоторые сомнения по этому поводу.
  Сам пирс был ну ооочень утилитарным, скучным, серо-бетонным ангаром феноменальных размеров. Нор села поближе ко входу, так что пленка внешнего поля была почти в полукилометре от нас, а от стены до стены в поперечнике было никак не меньше двухсот метров. Судя по размерчикам главных входных дверей и исчирканному колесами погрузчиков полу -- это грузовой пирс. Тут даже пахло как на складе, а наши шаги гулко отражались от бетона стен и потолка. Пока мы переходили это бетонное поле, я в деталях разглядел шедших к нам людей. Две женщины в практически одинаковой черно-серой форме и отделение упакованых в броники солдатиков, с карабинами М8 в руках плюс еще несколько дронов, парящих за их спинами. Похоже, что ракетных. В каноне, помнится мне, встречающих было поменьше.
   -- Мисс Шепард?.. -- вежливо спросила брюнетка слева.
  -- Именно так. А вы..?
  -- Старший инспектор Маэко Матсуо, таможенное управление НКР. Поскольку ваш визит не запланирован и ваше судно является военным... -- инспектор замялась, рассматривая ботов Нор за моей спиной. -- Простите, данные, которые я получила... несколько противоречивы. Вы ведь из Альянса?
   Женщина передо мной явно имела японские корни, но скорее европейское лицо, серые, лишь слегка восточные глаза. Серьезная, подтянутая и вежливая.
  -- Совершенно верно. Лейтенант-коммандер Джейн Шепард, Второй Флот Альянса. СПЕКТР Совета Цитадели.
  -- А... -- она воззрилась на Гарруса.
  -- Гаррус Вакариан, старший инспектор. Вхожу в сводную группу СПЕКТР Шепард, -- с ухмылкой представился Вакариан.
  -- Прошу прощения, но вынуждена просить вас пройти сканирование для подтверждения вашей личности и полномочий, СПЕКТР, -- твердо сообщила мне Матсуо, слегка побледнев. -- Прошу следовать за мной, Шепард-сан.
  -- Надеюсь, это не займет много времени, инспектор... -- устало вздохнул я. -- Ваша диспетчерская и так задержала посадку почти на час. Это... Вызывает подозрения.
  На это Матсуо промолчала и коротко кивнула, указав на дверь, из которой только что вышел весь 'комитет по встрече'. Выдержке японки можно только позавидовать. Вторая женщина тихо буркнула что-то про наглость, но под моим взглядом притихла.
  
  ***
  
  Джанна нервно мерила шагами пол таможенной зоны грузового дока, в котором несколько минут назад приземлился фрегат Альянса. И не просто десантная посудина ПКА, а самая настоящая туманница. На доходчивые объяснения Анолеису, кто именно к ним прилетел, Джанна потратила около десяти минут. И пока она объясняла, туманница продолжала болтаться в атмосфере. А после объяснений этот придурок запаниковал настолько, что приказал посадить фрегат Тумана в грузовой док для каботажных судов! Дегенерат саларский! Неужели он не понимает, что туманница может это воспринять как оскорбление?! Только с Альянсом ей проблем и не хватало сейчас. И почему он так всполошился, когда выяснилось, что в добавок к туманнице на ней же прибыл какой-то спектр, стало понятно только после наведения некоторых справок в экстранете.
  Что за СПЕКТР, и что это все значит, тайный агент четвертого класса Джанна Паразини какие-то полчаса назад не знала. А как узнала, ее страстным желанием было и впредь оставаться в неведении! Специальный Корпус Тактической Разведки. Разведки Совета Цитадели. Очевидно, и Альянса заодно, причем со стороны Тумана! И, черт возьми, не знаешь даже, что хуже! Эта дамочка может настолько сильно замутить воду, что ждать, пока все осядет придется не один месяц! С другой стороны, может удасться воспользоваться ситуацией и направить СПЕКТРа в правильное русло...
  Что-то одни рыболовные метафоры в голове... Ей определенно нужен отпуск.
  Двери, ведущие на пирс, открылись, явив начальницу таможенного управления порта, ее людей и троицу одетых в какую-то сверхтехнологичную броню разумных: двух женщин и... турианца? В Альянсе?! Судя по данным, пришедшим аж с Арктура, и бледной Матсуо-сан, среди альянсовцев главной является вот эта эффектная красотка с коротко стриженой рыжей шевелюрой. Да ей в модельный бизнес надо, а не с оружием наперевес бегать! Так, стоп. А не слишком ли она молода для настолько жуткой должности?.. На голографии, в парадном мундире она выглядела более... Внушительно.
  -- СПЕКТР Шепард, рада приветствовать вас в порту Ханьши, я -- Джанна Паразини, помошник администратора порта, -- поздоровалась Джанна. -- И прошу прощения за возникшие проволочки, у нас некоторые проблемы с отлетом из-за бури...
  Зеленые глаза девушки нехорошо блеснули, но она лишь небрежно кивнула, даже не пытаясь скрыть раздражения.
  -- Сканирование займет буквально минуту, СПЕКТР, это формальность, но мы обязаны...
  -- Мисс. Давайте уже я пройду ваше чертово сканирование! Мне осточертело терять время на ваших бесконечных формальностях, -- со сталью в голосе оборвала Джанну Шепард. Вот теперь поневоле поверишь в ее полномочия.
  Маэко за ее спиной с отчаянием на лице закатила глаза, всем видом сигнализируя: не зли ее!
  -- Прошу вас, -- Джанна поспешно указала на зону сканера.
  
  ***
  
  Сканирование наконец-то подтвердило мою личность и полномочия. Паразини канонно попросила зайти к ней в офис и спешно ретировалась, оставив Матсуо злому мне на растерзание.
  -- Инспектор, надеюсь ко мне более вопросов нет?
  -- Нет, СПЕКТР.
  -- А вот у меня есть пара вопросов к вам, -- я демонстративно окинул взглядом массовку за ее спиной. -- Без лишних разумных.
  Никак не поменявшись в лице, женщина утвердительно кивнула и отправила почетный конвой заниматься своими обязанностями:
  -- Стирлинг, вы и ваши коллеги можете быть свободны, -- сказала инспектор второй женщине в форме.
  Та с крайним сомнением покосилась на нас и ушла вместе с охраной, оказавшимися вовсе не таможенниками, а служащими Эланус Риск Контрол Сервисез.
  -- Мы можем пройти в мой офис, Шепард-сан. Полагаю, разговор будет касаться моей работы?
  -- В том числе, -- кивнул я. -- Ведите, госпожа Матсуо. Вакариан, Уильямс, свободны.
  'Осмотритесь пока тут. У Гарруса глаз наметан на темные делишки корпоратов, этим и займитесь'.
  'Принято. Я ему передам, флагман'.
  'Отлично, работайте'.
  Если тут хоть немного все по канону, урожай у них должен быть очень богатый даже в порту. Однако я не учел того, что игра и реальность -- вещи разные и не очень совместимые...
  
  
  
  ***
  
  Офис госпожи Матсуо располагался достаточно далеко от пирсов. На самом деле оно и понятно: судя по галереям и переходам, массив грузовых пирсов тянулся на несколько километров, причем в несколько 'этажей'. Конечно, как я узнал позже, пирсы для Очень Важных Людей были радикально ближе к административной части космопорта, но Нормандию поселили на нижнем уровне грузового терминала, в самом дальнем углу. Так что мы уселись в машину таможенного управления и минут пять ехали по циклопическому сводчатому тоннелю вдоль огромных сот пирсов.
  -- А куда такой огромный терминал отстроили? У вас тут не так и много населения, да и как я понимаю, Ханьши -- не единственный порт планеты...
  -- Ханьши -- центральный транспортный узел Новерии, СПЕКТР, -- просветила меня инспектор. -- Есть еще два порта, но они закрыты для торговых и частных визитов. Так что сообщение с галактикой на Новерии осуществляется только через порт Ханьши. Кроме того, из-за климата далеко не каждый корабль может сесть в Томичеве или, тем более, Прогрессе Нова.
  -- Хм, логично... Но все же...
  -- Шепард-сан, на данный момент занято двенадцать пирсов из двадцати одного и сейчас у нас затишье! Обычно приходится в три смены работать...
  -- Скажите, а корабль матриарха Бенезии на каком пирсе?
  -- Пирс восемь-один, СПЕКТР, -- несколько напрягшись, ответила Матсуо. -- Ваш прилет сюда связан с визитом госпожи Т'Сони?
  -- В том числе, у нас на борту ее дочь, знаете ли... -- я тихо и максимально язвительно вздохнул: -- Подкинули нам пассажирку. Ну, вы понимаете.
  -- Не думала, что туманнице... -- женщина оборвала себя на полуслове, досадливо поджав губы.
  -- Политика, Матсуо-сан, Большая Политика. А где она остановилась, не знаете? Мне нужно сдать нашу юную азари с рук на руки.
  -- Увы, тут не могу вам помочь, -- почти сочувственно покачала головой инспектор. -- Спросите Паразини или ее начальника.
  -- Большое спасибо за наводку... Мы приехали?
  Машина остановилась напротив здоровенного аквариума, сплошь состоящего из входных автоматических дверей с различными надписями. Судя по здоровенной парковке для персонала (зоны были маркированы цветом) это служебный вход в административный комплекс. Японка повела меня внутрь, мы поднялись на третий этаж и наконец прошли в ее кабинет через целый комплекс офисов, оказавшийся просторным, лаконично обставленным и...
  -- Скажите, старший инспектор, а вы, случаем, не глава таможенного терминала порта?
  -- Именно так, Шепард-сан, -- кивнула госпожа Матсуо, усаживаясь в высокое кресло.
  Мой взгляд упал на табличку прямо на ее столе:
  'Начальник таможенного терминала космопорта Ханьши-1, старший инспектор Матсуо М.'
  Капитан очевидность одобрительно показал мне большой палец. Да ты просто гений дедукции, Шеп!
  -- Слушаю вас, СПЕКТР.
  -- Что же, это значительно облегчит дело... -- кивнул я. -- Мне нужны полные данные по всем кораблям, прибывшим на планету за последние восемь месяцев.
  -- Шепард-сан, вы примерно представляете объем данной информации? С учетом только что мною сказанного о загруженности порта, -- подняла бровь госпожа Матсуо. -- Я уж не говорю о том, что вы должны понимать: выдача подобной информации третьим лицам является прямым нарушением моих должностных инструкций и правил таможенного контроля, не говоря уж о коммерческой тайне владельцев этих кораблей.
  -- Да и да. Но я не 'третье лицо', госпожа Матсуо. И пока что просто вежливо прошу.
  -- Что вам на самом деле у нас понадобилось, госпожа Шепард? Простите, но в сказку о дочке матриарха верится с...
  -- Это вовсе не сказка. Лиара Т'Сони действительно у нас на борту, инспектор, -- перебил ее я. -- Что же до 'понадобилось'... Я понятия не имею, кто ваше начальство и можно ли вам, или кому-либо еще на этой корпократной планете говорить что-то конкретное, Матсуо-сан. Поэтому, пока что ограничусь еще парой вопросов, если позволите. И бесплатно дам совет -- не стоит мне врать или пытаться меня запутать. У меня очень быстро кончается терпение, когда я при исполнении. И чувство юмора тоже.
  Матсуо кивнула.
  -- Как я понимаю, в пример вы приведете руины комплекса 'Экзо-Гени' на Феросе...
  -- Это... Да, не самый яркий, но достаточно подходящий пример того, что может случиться.
  -- Внимательно вас слушаю, СПЕКТР, -- слегка выпрямилась в кресле женщина.
  -- Я рада, что мы пришли к взаимопониманию... Итак...
  
  ***
  
  -- Вакариан, скажи мне, может, это с вашей точки зрения -- норма? -- осведомилась Уильямс, рассматривая пустующую зону погрузки грузового терминала.
  -- Ты о чем?
  -- Я о том, что тут нет транспорта! И, согласно данным Нормандии, нам с тобой только до пассажирского терминала идти двадцать минут, -- язвительно ответила эсминец. -- Я что-то не помню, чтобы на Цитадели были подобные проблемы. А там доковый комплекс побольше этого.
  -- Могу предложить выкатить 'Артемиду' и доехать на ней, -- встряла в разговор фрегат по комму. -- И...
  -- Нормандия, при всем уважении... -- тихо прошипела Уильямс. -- Какого черта ты нас слушаешь?! Флагман игнорирует твои кренделя вокруг устава, и я, к моему сожалению, никак на это повлиять не могу... Но имей же совесть! Мне что, лично шефа Акаси попросить убрать все, что ты понаставила в бронескафы? С соответствующим занесением в личное дело?
  -- С брони Вакариана мне передается только служебная телеметрия, а, как тебе прекрасно известно, твой скаф я даже взломать не могу -- все наглухо закрыто!
  -- Тогда как ты нас слушаешь?
  -- Протокол безопасности, наставления рейдерам, глава четвертая, -- буркнула Нормандия. -- 'Любой десантный отряд должен быть сопровожден как минимум разведывательными дронами количеством не менее двух единиц на каждого десантника'.
  Из темноты потолка к ним спустился уже знакомый продолговатый корпус разведдрона.
  -- Через вентиляцию пролетела, -- пояснила фрегат через дрон. -- У них тут даже решеток нет, только короба. Вероятно, в связи с экономией.
  -- Разведка такая... Разведка! -- прорычала Уильямс. -- Хорошо, фрегат, давайте 'Артемиду'. Я УЖЕ сыта по горло этой планетой!
  
  ***
  
  Я вышел из административного крыла в зону ожидания порта, укладывая в голове сказанное Матсуо. Никаких данных она мне, естественно не дала, кивнув в сторону Анолеиса -- дескать, он разрешит -- выдам. Если она не врет, а похоже, что так и есть, о каноне можно тихонько забыть. В первую очередь потому, что в реальном мире крупнейший порт планеты 'Ханьши' и собственно поселение Ханьши территориально разнесены.
  'Сообщение между ними осуществляется монорельсом, и если вы, госпожа Шепард, хотите поговорить лично с администратором Анолеисом или мисс Паразини, вам нужно будет после монорельса пройти в административный район Ханьши'.
  Конец цитаты. Оно, конечно, логично и вообще правильно... Но какого хрена?! После Цитадели я ожидал чего-то такого, но чтобы настолько все отличалось... А, да, мы хоть сию секунду можем отправится на 'Вершину-15' или как там оно тут называется. Я не рискнул пока уточнять. Вот только 'Артемиду' попросту сдует бураном, а потом нас минут за десять полностью занесет снегом и прости-прощай воля вольная... Прецеденты уже были, притом неоднократно. Буря, по прогнозам, стихнет через девять часов. Или десять. Ну, максимум -- четырнадцать. Старший инспектор и сама ждет ее окончания. И настоятельно советует вам, Шепард-сан, сделать то же самое. Великолепно просто!
  Я уселся на стильной скамеечке из стали и, кажется, даже дерева, уютно пристроенной рядом с каким-то декоративным деревцем в кадке.
  -- Вакариан, ответь.
  -- На связи, командир.
  -- Что у нас хорошего?
  -- Ничего, Шепард. Нам пришлось доехать до пассажирского терминала на 'Артемиде'. Местные по неизвестной причине транспорт выделить отказались, сославшись на 'незапланированность нашего визита', -- он помолчал и продолжил: -- Выполняем твои указания, но пока что докладывать нечего -- тут пусто, как на плацу после отбоя.
  -- Хорошо. Дуйте в город, я скоро тоже туда, с местным самоуправлением потолкую.
  Я дождался 'Вакариан, принял' и вызвал Нор:
  -- Нормандия, какие новости?
  -- Кое-что есть, но было бы желательно все же получить доступ к данным таможни, Шеп. Я взломала сеть космопорта, тут данные только за последние сорок восемь часов. Шесть кораблей, ни один из них не представляет для нас интереса. Яхта Бенезии, 'Сциала', все еще у пирса, в списках отбытия их нет, топливо не загружено, да и они в любом случае до конца бури планету не покинут точно. А, да. Уверена, тебе понравится. Погода нелетная. Нас попытались тихонько устранить, угробив в буре.
  -- Чего?!
  -- Космопорт сейчас не принимает корабли и не дает разрешения на взлет, Шепард. Очевидно, кто-то очень надеялся, что мы потерпим крушение при заходе на посадку, закрыв нам пирс, выделенный Изенбергом.
  -- Хочешь сказать, что пока мы садились, буря усилилась?
  -- Да. Сейчас скорость ветра в порывах достигает почти двухсот шестидесяти метров в секунду. Когда я садилась, было чуть меньше. Кораблям запрещена посадка при ветре свыше ста шестидесяти метров в секунду в порывах.
  -- Как интере-е-есно... -- протянул я, вскакивая с места. -- А кто дал указание на смену?
  -- Видимо, указание было устным или по личному комму, Шепард, -- спокойно ответила фрегат. -- Пирс восемь-четыре сейчас, естественно, свободен. Я объявила боевую и уже обследовала наш пирс на безопасность.
  -- Это ты правильно... И?
  -- Ничего.
  -- Отлично. Мне нужны Рекс, Аленко и Т'Сони. Полная выкладка. Сейчас машину возьму и доеду до пирса.
  -- Принято и передано, коммандер. Кого будешь бить?
  -- Кого найду, Нор...
  -- А ничего, если я с вами схожу? За компанию?
  -- Что, хочешь найти того, кто тебя судном обозвал?
  -- Нет, лейтенант-коммандер, -- холодно ответила Нор. -- Я хочу получить объяснения от начальника порта по поводу нелетной погоды, смены пирса и вопиющей некомпетентности служб порта, которая продолжается до сих пор.
  -- В смысле?
  -- В смысле я запросила техническую воду, кислород и азот, а так же некоторые сервисные операции. В ответ тишина.
  -- Может, они все еще ждут, что ты на реквизирование согласишься? Штрафы им оплатишь...
  -- Это. Не. Смешно, Шепард!
  
  ***
  
  Эндрю пил кофе. Автомат исправно выделил ему бумажный стаканчик с ароматно парящим напитком, только что сцеженным со свежемолотых зерен кофе. Пусть и дорого, зато настоящий! Смена диспетчера закончилась десять минут назад, но он решил попить кофейку. Причиной столь нетипичного решения была, конечно же, туманница, свалившаяся на них, как снег на голову. Он немедленно поежился, как будто стужа снаружи проникла сквозь толстые стены центральной диспетчерской... Холод Новерии убивал его. Фигурально, конечно же. Но все же... Что туманница тут, у них, забыла? Притом довольно-таки маленькая, ведь она без труда втиснулась на пирс для каботажников. Эндрю предпочитал не думать о том, что села она скорее вопреки, чем благодаря их действиям и, будь на ее месте любой корабль ОАК, его обломки бы сейчас заносило снегом где-нибудь на подлете к космодрому. Интересно, кто отдал приказ Уилсу о задержке туманницы в атмосфере? Тот почти десять минут ругался по унику с этим кем-то, прежде чем согласиться.
  -- Чейн?
  -- О, привет, Марк. Что, тоже за кофе?
  -- Да, мне же еще шесть часов тут сидеть, на бурю пялиться!
  Белобрысый, вечно красный, как рак Марк Митоске в его не менее вечной вариации мятой голубой рубашки, топорщившейся на пивном пузе, спешно заказал себе капучи-XL, приложив браслет уника к считывателю.
  -- Видел уже эту крошку? -- деловито спросил он, повернувшись к Эндрю.
  -- Ты о ком?
  -- О фрегате Альянса, конечно! Первый раз такой тип вижу, видать новое поколение!
  -- Тьфу на тебя, Митоске! Я думал ты о новенькой цыпе какой-нибудь! -- Эндрю Чейн с досады отхлебнул большой глоток кофе. -- Ну какая мне разница, как выглядит эта посудина из Альянса? Они все одинаковые!
  -- Ты их настолько дофига видел? -- насмешливо спросил Марк.
  -- Нет! Только чтобы это знать, не обязательно их видеть вживую, Марки, вики в помощь, там их голо дофига!
  -- Еще бы мне этого не знать... -- буркнул толстяк. -- Я их коллекционирую!
  -- Чего?!
  -- Модели. Масштабные копии. Сборные.
  Эндрю с трудом сдержал хохот. Напыжившийся Митоске выглядит еще более нелепо, чем обычный Митоске!
  -- Модели? Ты что, дружище, на них...
  Его монолог прервал негромкий зуммер сирены. Свет в коридоре мигнул и изрядно потерял яркости. Ожили стробоскопы пожарной сигнализации. И под конец спокойный женский голос, передаваемый через аварийные ретрансляторы объявил:
  -- Это не учебная тревога. Здание оцеплено и опечатано. Всем оставаться на своих местах. Нарушение установленного режима пресекается уничтожением.
  Два всхлипа зуммера и опять:
  -- Это не учебная тревога. Здание оцеплено и опечатано. Всем оставаться на своих местах. Нарушение установленного режима пресекается уничтожением.
  Стаканчик с недопитым кофе выпал из онемевших рук диспетчера второй категории Эндрюса Чейна. Через секунду он пришел в себя и присел, пытаясь оттереть бумажной салфеткой брызнувший в разные стороны кофе от мгновенно впитавших его светлых брюк, матерясь сквозь зубы.
  Он порывисто встал, дернул пару салфеток из диспенсера и заодно выкинул стаканчик в урну. Потом уселся на корточки и потратил несколько минут на оттирание кофе с брюк.
  -- Чейн... -- проблеял Митоске еле слышно. -- Чейн!
  -- Ну какого хрена те надо, Митоске?! -- прошипел Эндрю, поняв, что ничего, нахрен, не оттирается.
  -- Доброго дня, господа, -- весело произнес женский голос за спиной у так некстати присевшего диспетчера. -- Как тут у вас с кофе? Пить можно?
  Митоске издал какой-то очень странный звук -- наполовину кряканье, наполовину бульканье.
  -- Что, настолько все паршиво? -- участливо спросила все та же незнакомка. -- Ну да ладно, выбора все равно, прямо скажем, нет... Представьтесь, что ли. И заодно ответьте, что вы тут забыли? Неужели, оповещение пропустили?
  Эндрю пружинисто развернулся, чтобы в свою очередь поинтересоваться, какого хрена какая-то дуреха делает в вообще-то охраняемом здании, но, увидев 'дуреху', смог только шумно выпустить набраный в легкие воздух.
  Незнакомка была рослой рыжей красоткой в самом соку. Она небрежно придерживала карабин, висящий на коротком поводке от ее плеча, на ней был плотно облегающий ее более чем аппетитную фигурку бронекостюм, который он до этого только в кино видел. Натуральная валькирия. А за ее спиной скалил пасть кроган со здоровенными и застарелыми шрамами прямо поперек всей его... лица. Да, конечно же, лица. С трудом оторвав ошалевший взгляд от всего этого, теперь уже Эндрю проблеял:
  -- Мы... просто кофе пили... И... И... Вот.
  Устало выдохнув, валькирия сбросила усмешку с губ и разом стала выглядеть вдвое опаснее.
  -- Назваться, -- холодно бросила им рыжая и ткнула в Чейна. -- Ты. Первый.
  -- Эм... Эндрю Чейн, диспетчер... Я тут...
  -- Ты, -- равнодушно перебила его девушка, переключив внимание на Митоске.
  -- Диспетчер Марк Митоске, мэм! Готовлюсь заступить на дежурство, мэм! -- отрапортовал толстяк, вытянувшись во фрунт.
  -- Свободны, Митоске. Приступить к обязанностям.
  От тона девушки у Эндрю внутри все сжалось в один холодный комок потрохов вперемешку со страхом. Валькирия тем временем подошла к автомату и заказала черный кофе.
  -- Мистер Чейн? -- перевела на него взгляд валькирия, отвернувшись от автомата.
  Диспетчеру показалось, что эти все так же равнодушно смотрящие на него ярко-зеленые глаза сейчас отбрасывают две точки целеуказателя прямо ему на лоб.
  -- Чем заняты вы?
  -- Э... Кто вы? -- решился он.
  -- Вопросы тут задаю я. Чем были заняты, диспетчер, -- тон девушки похолодел до температуры бури снаружи.
  -- У меня смена закончилась... Кофе пил...
  -- Смена шесть часов?
  -- Д-да...
  -- Какие корабли вели?
  -- Триста десятый... 'Прима-12'... Э... Двадцать третий еще... И чартер 'Протон-Комета', с Элизиума... А... Что случилось?..
  -- Нор? -- полуобернулась валькирия к отряду. -- Угу. Свободны, диспетчер, но здание не покидать, оставаться на месте. Кофейку, вон, еще попейте.
  Девушка подхватила стаканчик кофе с держателя и кивнула остальным.
  Пятеро вооруженных до зубов разумных спокойно прошли мимо них с Марком, потеряв к ним всякий интерес. Среди них, кроме крогана, шла азари в практически такой же броне, как на их командире. Та, на ходу, залпом выпив кофе, отдала какие-то распоряжения, и кроган вместе с еще одним человеком отделились от общей группы и пошли в коридор техников.
  -- Да кто ты, нахрен, такая? -- еле слышно прошептал Эндрю, когда они отошли достаточно далеко, чтобы его не могли услышать.
  -- СПЕКТР Шепард, мистер Чейн, Альянс, -- вдруг ответил ему динамик аварийного ретранслятора прямо над головой, и все тот же девичий голос добавил: -- Оставаться на месте до завершения операции. Нарушение будет пресечено уничтожением.
  Эндрю судорожно кивнул, и тут же ноги отказали ему. Мужчина сполз по стенке на пол прямо на холодную керамику плиток коридора, не решаясь двинуться с места.
  
  
  
  

Оценка: 5.04*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"