Гаврилюк Василий Васильевич: другие произведения.

Мысли о текстах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

Мысли о текстах

1. Мысль первая

постмодерн. Сейчас все кому не лень пользуются технологиями, им порождёнными или, может быть, его породившими: нарративной и стилистической вольностью. Тем самым автоматический превращая классический линейный повествовательный текст в постмодернистское - уж по крайней мере по форме - произведение. Общепринятая практика, так стказать. Однако, как мне кажется, используемая сейчас постмодернизмом форма не является самой для него адекватной. Как не порадоксально это звучит, классическое линейное повествование - адекватнее.
Форма бытия, им сейчас используемая - идеальна для манифестции его принципов, а отнюдь не для его дальнейшего существования как явления. Ведь что есть основа, краеугольный камень постмодернизма? Ирония, релятивность, свобода текста от самого себя, от других текстов, от автора, от контекста. Самодостаточность и ирония, так сказать, Роджер Бекон ещё раз: переоценка ценностей. И с функцией манифестции этих принципов современная форма постмодернизма справляется замечательно, демонстрируя читателю, как это может быть: ирония, релятивность, свобода текста от самого себя, от других текстов, от автора, от контекста. Однако совершенства не получается v создаваемый текст несвободен от себя самого.
Теперь, как мне кажется, все, кому нужно было, уже поняли, что они хотели сказать. Теперь можно перейти от рождения к существованию, сменив личиночные жабры на крылья imago. Пора преодолеть зависимость текста от самого себя, имея, наконец-то возможность к такой метамарфозе, неизбежно сопровождающейся утратой способности постмодернизма говорить о своих принципах (жабры на суше придётся утратить). Наиболее адекватной формой является, как мне кажется, то самое линейное классическое повествование. Минимальные правила игры, правила, отточенные веками, простые и интуйтивно понятные (user friendly, как современные програмные продукты, прячущие под интуйтивно понятной оболочкой неевклидово пространосво самих себя), правила, понятные с самого рождения. Постмодернизм - это способ прочтения, отнюдь не написания, способ написания может быть любой. Более того. Написанное в постмодернистской манере произведение более самодостаточно, менее пластично под действием ума читателя, чем написанное по-старинке - т. е. Менее приспособлено для постмодернистского прочтения. Анна Каренина, перечитываемая кусками в метро, урывками, пареллельно с глянцевитым журналом соседа, иногда несколько страниц просматриваешь, не фокусируя внимания, так, отдельные фразы - а по вечером, на ночь - Девид Копперфильд Диккенса, уютный свет бра, чтение в постели, пожно чем-нибудь полакомиться, приторно-сладким, какой-нибудь липкой восточной сладостью: крошки в складках одеяла, липкие пальцы, хочется пить, лень вылезать из постели, книжку роняешь на пол рядом с кроватью - и, после, засыпая v мысли о прочитанном: текучие, полупрозрачные, колышащиеся, как тюль на приоткрытом окне ленивым летним вечером, в самом его начале, на границе с той частью дня, что ощущается как день, перемешанные с ощущениями прошедшего дня v так вот, так прочитанная Анна Каренина гораздо адекватнее постмодернистскому способу чтения, чем жесткий, с изначально навязанной автором схемой, Пир Сорокина. От по-старинке написанной книги проще отстранится и придумать из неё свою, элемент стохастичности в ней больше, и именно поэтому входов/выходов больше: автору не пришлось придумывать их всех, некоторые появились сами по себе. Пространства же, построенные блочной архитектурой ныншнего литературного постмодерна, тесноваты.
Как мне кажется, современные постмодернисты об о свём этом уже догадались, только скрывают. Или v не скрывают, просто я не в курсе. Только моя Япония Пригова, Лёд Сорокина - тому подтверждение. Вектор движения именно туда, квази-назад.
Итак, финальный аккорд, summary, последняя точка. Постмодернизм - это состояние читателя плюс знание писателя об этом состоянии, плюс перемигивание их обоих о том, что они оба знают об этом состоянии, не происходящие посредством текста, а существующее ab initio, ещё до написания текста и уж, тем более, до его прочтения.
Постмодернизм, вызвавшийся быть тем универсальным клеем, что вернёт разбитому модернизмом в споре с прошлым сервизу реальности на 6000000000 персон изначальную целостность, почти выполнил свою цель. Заместив собой, своей иронией и кросс-связанностью внешний мир, он незаметно сам стал тем самым внешним миром, со всей его иронией и всеми его кросс-связями.

2. Мысль вторая

Читая М. Павича, я поймал себя на мысли, что он пишет только то, что может - а может он написать рассказик длинной не больше десятка страниц, а далее он складывает их, эти рассказики, в причудливые, но умом простроенные узоры, создавая повести, романы. Хотя может он писать только рассказы.
Но рядовой читатель считает, что Павич пишет именно романы, а отнюдь не маленькие рассказы, что он создаёт вселенные, а он, на самом-то деле, способен создавать не больше чем изразцы, из которых сам читатель, и только он создаёт вселенные.
Можем мы мало. И делаем только то, что можем. Однако при этом мы говорим, что можем всё, а вот делаем именно то, что делаем, и нам верят, и то, что мы делаем, становится всем. Действительно всем, самым настоящим, всамделишным всем, находящимся только в нашей голове и нигде кроме.
Или, говоря ещё проще: свобода v это осознанная необходимость.
Вот так-то.

3. Мысль третья

Текст состоит из знаков: букв, цифр, знаков препинания а также прочих: Ѓ, %, ?, & и другие. А также пробелов или их отсутствий между знаками, группирующих их надлежащим образом.
Причём знаки препинания кажутся мне наиболее древней, хоть и сравнительно недавно появившейся формой знаков. Они существовали в человеческом сознании всегда; более того v они существуют в сознании животных, не имеющих кроме них никаких других знаков. Бывает так v что-то настолько очевидно, что заметить это очень сложно, для того чтобы это заметить нужно стать не-собой, сделать несколько шагов из того состояния, где находишься; причиной запаздалой формулировки очевидного является отсутствие прямой необходимости в этом знании, необходимость возникает позже, когда к этим вещам подходят с тыла, когда их обнаруживает какая-либо развившаяся область человеческого духа, для которой - с точки зрения которой - это знание не является очевидным. В качестве примера подобного можно привести известное положение об основании - все имеет основание - сформулированное значительно позже всех прочих философских принципов, несмотря на свою абсолютную очевидность.
Так вот, знаки препинания были всегда. Они выражают ощущение внешнего мира, это некая эссенция его восприятия. А ощущение мира было и до появления слов. Вот, например, как могла выглядеть запись рассказа об удачной охоте на мамонта: , , , , , . , , ; , , , . {идут, ищут, остонавливаются передохнуть и снова идут} , , , , . :! {мамонт найден!} . . . . . .! !!! ! {подкрались, бросились, завалили} ! . , , , ! . ! , , , , {тащут домой, тяжело, приходится остонавливаться передохнуть, но все очено рады удаче} , . ? !!! !?! !!! ! ! ! {принесли, вопрос, ответ, радость} ! - ! - , . , . {ужин} - !!! - - ! - {довольная самка позволила охотнику сделать всё, чего он хотел}.
И эта архаичная система сигнализации по-прежнему в нас. Более того. В тексте писателя можно попытаться вычленить некий общий знаменатель, отражающий строение его фраз v и, соответственно, его души. Для меня получилось бы что-то вроде , , , ; , , , , - , , - , : , , ,. Интерпретация этого результата за вами.

4. Мысль четвёртая

Весьма интересен, на мой взгляд, вопрос времени в произведении, точнее вопрос управления течением времени в произведении посредством управления течением времени читателя.
Ведь читатель читает с какой-то скоростью. Более того, читая, он боковым зрением выхватывает слова из впередилежащего текста, знакомясь с общим абрисом сюжета ещё до прочтения, меняет скорость чтения в зависимости от количества оставшихся страниц v в начале он чувствует пальцем уверенную толщину, успокаивающую его и настраивающую на вдумчивое смакование текста, когда же осталось десять страниц, то он хочет быстренько заглотить их, не пережевывая.
Всё это стоит учитывать.
Издание книги - это тоже отчасти её написание. Нужно в надлежащих местах устроить перенос на следующую страницу, в конце книжки желательно подложить для спокойствия увесистый комментарий (чтобы по приближению к развязке под пальцем ещё оставалось успокаивающая толщина).
Вот пример того, как нужно спрятать фразу от преждевременного прочтения, дабы не лишить её всей прелести.
Декорации: три серых некрашеных бетонных стены, два стула, стол, небольшое окно, за окном дождь с ветром. Стол стоит по центру, стулья справа и слева от него, на одном из них (на левом) сидит, скрючившись от холода, девушка. У второго стула, положив руки на спинку, стоит молодой человек в спортивном костюме. Диалог:
Ю: - Что с тобой? Тебе холодно?
Д: - Да, немного дует.
Юноша снимает спортивную куртку и укутывает в неё девушку. Сам при этом остаётся в майке.
Черный экран, на котором через секунду появляются буквы:

NIKE. JUST DO IT

5. Мысль пятая

Что такое удачный образ, совершенная метафора?
Не более чем совершенный консонанс двух нот, двух образов. Однако что совпадает, что поёт в унисон?
Нахождение этого, хотя бы не называние, а просто нахождение, - чисто художественная задача. И задача эта v лингвистически-логического свойства. Разработка нового (просто нового или дополнительного к уже имеющемуся) набора базисных векторов, новых слов для этого мира, открытие новых чувств.
Ведь они есть v иначе что же обьединяет образы в метафоре. Неназванное, но существующее.

6. Мысль шестая

Стихи в классическом своём виде мне надоели v очень похоже на остывший вчерашний ужин, вкусный v но вкусный вчера. Все эти поэтизмы, все попытки запрягать в одну колесницу смысл и форму (а после разгадывай кроссворд v что хотел сказать автор), крайнее (по сравнению с прозой) неудобство самовыражения-
Хотя Бродский мне нравится. Но он - скорее ритмичная проза, чем классический стих.
Поэтому стих должен становиться подчёркнуто стихом, чтобы выжить, используя все имеющиеся у него приемущества. Кристаллизоваться, чтобы слова скрадывались в идеальную кристаллическую решётку, к каждой выпуклсти - своя выемка, чтобы читателю и в голову не приходило использовать другое слово v просто таланта чтобы не хватало.
И тогда станет понятно, что это действительно иссуство. Даже такому как я.

7. Мысль седьмая

В основе стихосложения лежит Принцип, превращающий его из просто написания текста в стихосложение. Принципы могут быть различными. В европейской традиции оперируют такими понятиями как ритм, размер, рифма. В азиатской - рифма по большей части необязательна, её могут заменять такие вещи как омнимичность. Так что никто не мешает воспользоваться каким-либо другим. Лично мне нравится тот, что положен в основу игры в города v название следующего определяется концовкой предыдущего. Или, например, вот такой - он, кстати, позволяет сохранить удобное для чтения (как вслух, так и про себя) деление на аккуратно составленные в столбик строки v в качестве рифмы берётся слово, заканчивающееся так, как начинается следующее. Что-то вроде "Нетушки, ушки я тебе целовать не дам, дамский угодник!". Впрочем, подобное активно насаждается в свременной пожзии.
Я не специалист, но понятно, что Принцип, каким бы он не был, в принципе произволен. Выбор его зависит, по видимому, от структуры языка - перспективен тот, которому следовать достаточно сложно (чтобы было ясно, что ты пишень стихи, а не что-нибудь) - поэтому глагольные рифмы считаются дурным тоном v слишком просто, но при этом чтобы он не ставил перед пишущим слишком сложных проблем (как, например, принцип игры в города - слишком сложно).

8. Мысль восьмая

Исусство должно быть направлено вовнутрь. Вот, напимер, музицирование - при отсутствии музыкального инструмента оно целиком внутри человека. Или - спорт. Отсутствие материальной привязанности помогает сохранить свежесть.
Так что чаще жгите рукописи. Расставайтесь с ними легко - главное потерять невозможно. Но для того чтобы это понять, нужно сжечь уйму рукописей. Или просто не написать её.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"