Гаврилов Руслан Алексеевич: другие произведения.

Два мага

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Два мага.
  
  
   Глава 1.
  
   Сумерки окутали серпантин разбитой дороги. И только одна "Нива", рискуя въехать в какое-нибудь дерево или слететь в кювет, мчалась, резко входя в повороты, а иногда чудом уворачивалась от внезапно показавшегося ни с того ни сего в тусклом свете фар большого дерева, одиноко стоящего у колеи.
   В салоне было две фигуры: молодой белокурой девушки и седовласого мужчины. Могучими пальцами мужчина вцепился в руль и сквозь мглу мало-мальски пытался разглядеть серую ленту дороги.
   Девушка же, широко раскрыв глаза, напряженно смотрела вперед, почти не моргая, боялась даже на мгновенье зажмуриться. Так они мчались уже около часа на скорости более сотни. Но и этого казалось не достаточно. Водитель решил немного прибавить, вдавив педаль в пол. Взревев, машина подалась быстрее, чем-то противно шипя.
   -Папа, а ты и вправду веришь в эту легенду? - Дрожащим голосом спросила спутница, желая хоть немного отвлечь отца и тем самым уменьшить скорость гонки.
   -Эта история правдива и скоро ты убедишься, дорогая моя. - Не отвлекаясь ни на секунду, жестко ответил он.
   -Но тогда можно немного помедленнее? А то эта загадка так и останется тайной за семью печатями. - Не выдержав, попросила, чуть ли не расплакавшись, дочь.
   -Прости, но не могу родная, это последняя ночь, если не успеем, саркофаг снова ускользнет на двадцать пять лет. И тогда только ты сможешь повторить попытку. - Улыбнувшись, ответил, не сбросив и километра мужчина.
   Вдалеке в свете луны показалась огромная гора, полностью заросшая вековыми елями, корни которых давно проросли в толщу камней и вывернулись снова на поверхность.
   Оставив машину у подножья, пара стала совершать долгий, изнурительно тяжелый подъем к вершине.
   Добравшись до середины, мужчина достал из кармана предмет, похожий на кулон, в виде капли удивительно прозрачной и абсолютно правильной формы. Размерами он был примерно два сантиметра в диаметре. Пристально вгляделся и тот на мгновенье блеснул ярким белым светом, осветив все близь стоящие деревья.
   -Отлично, мы идем правильным путем. - Радостно произнес. - Теперь нам нужно, во что бы то ни стало, успеть до рассвета.
   Почти на четвереньках они стали вскарабкиваться, освещая путь фонарями, огибая небольшие деревья и проползая между корней огромных. Часа через два все же добрались до середины горы и, обессиленные, упали на небольшой площадке, почти ровной, словно огромный великан когда-то прошел здесь и оставил вмятину, на которой росла лишь низкая трава, достигающая в высоту не выше колен.
   Немного отдышавшись, мужчина снова достал кулон, тот снова засветился и теперь, пульсируя, переливался, завораживая умопомрачительными оттенками.
   -Мы на месте. - Словно сумасшедший засмеялся мужчина.
   Оглядевшись по сторонам, нашел ровную стену и бросился к ней. Положил ладони на камень на уровне шеи, закрыл глаза, сжав скулы. Стена тут же засветилась, он захрипел, от напряжения на лбу выступили капли пота.
   -Помоги мне, он по-прежнему силен и не хочет нас впускать. - Опускаясь на колени, сдавленно попросил.
   Подбежав, девушка также приложила ладони.
   -Хорошо. - Выдохнул он, сдувая капли пота на кончик носа. - Теперь мы справимся.
   Напрягшись изо всех сил, мучительно затрясся, вены на руках страшно вздыбились. Девушку отбросило назад метров на пять, кубарем шаркнув по камням. Немного погодя руки до локтей тускло засветились изнутри. Можно было легко рассмотреть, как по венам, пульсируя, проходит кровь.
   Скала застонала, и огромный монолит стал опускаться под землю. Они отбежали в сторону и громадный, темный коридор предстал, словно пасть исполина.
   Подбежав, девушка в страхе обняла отца.
   -Туда обязательно идти? - Стуча зубками, спросила.
   -Не бойся, это путь к безграничной власти. - Улыбнувшись, успокоил её отец, погладив по голове. - Твой дед всю жизнь искал это место, а нашли лишь мы. Неужели мы не заслужили?
   Взявшись за руки, затаив дыхание, вошли вовнутрь. Воздух давно стал затхлым и сырым, словно могильный. По стенам висели громадные паутины и росли грибы. Каждый шаг вызывал какие-то шорохи, словно шли не по твердой земле, а на несколько сантиметров, каждый раз проваливались в песок.
   -Но здесь ужасно темно и всяких гадов полным-полно, наверное. - С отвращением пожаловалась.
   Отец ничего не ответил, лишь щелкнув пальцами, и кисть руки ярко засветилась.
   -Теперь лучше? - Спросил, подмигнув, обнял покрепче за плечо родное дитя.
   Спустились по каменной винтовой лестнице на несколько десятков метров. Очутившись в тускло освещенном помещении, похожем на мавзолей. Откуда брался свет, было загадкой, казалось, сами камни излучали бледное свечение. В центре, на каменной глыбе стоял гроб из красного дерева, очень походил на лиственницу, изрезанный тысячами непонятных знаков.
   -Так это правда? - Ошарашено прошептала девушка.
   И эхо далеко по коридорам разнесло её вопрос.
   -Огромная удача, моя милая. - Радуясь, мужчина сжал ладонь так, что кости дочери захрустели. Лицо девушки разрезала боль. - Прости родная. - Опомнившись, поцеловал пальчики.
   - Ничего папа. - Растирая пальцы, успокоила. - Давай откроем и поглядим. - Предложила, улыбнувшись, забыв о боли со сверкающими глазами.
   -Здесь нельзя, растревожим и нам конец, здесь его территория. - Прошептал над самым ухом мужчина.
   Выставив руку ладонью вперед, насупив брови, приказал.
   -Я твой друг и хочу помочь вернуться в жизнь. - Эхо тут же разнесло голос по всем закоулкам пещеры.
   -Кто ты такой? - Раздался громогласный голос, словно из-под земли.
   -Колдун, как и ты, имя, данное братьями Хан...
   -А кто с тобой?
   -Моя дочь, прозванная Ночью. Мы твои последователи...
   -Не знаю вас. Назови старейшину.
   -Куда, самый мудрый из нас. - Гордо выпячивая груд, произнес.
   -Куда. Знаю, был мальчиком, когда я решил уйти в вечность. - На несколько минут голос затих.
   -Нам нужна помощь. - Дрожа, попросил Хан.
   -Какая помощь, я несколько веков нахожусь в забвении, думал, забыли о Лавре, ан, нет.
   -Помоги нам и получишь, что пожелаешь. - Вмешалась Ночь.
   -У меня и так есть все, о чем только можно подумать.
   -И что - же это? - Не унималась колдунья.
   -Покой и забвенье. - Прошептал голос.
   -И что, это тебя устраивает?
   -На земле все изменилось за время твоего отсутствия. - Продолжил Хан.
   -Я знаю, хорошо. Я разрешаю оживить тело, но если вы обманываете, я уничтожу весь клан. Таков мой закон. - Страшно проревел голос. - А теперь идите.
   Хан радостно подмигнул дочке.
   Не произнеся больше ни звука, колдуны поспешно выбрались на поверхность. Монолит поднялся и с ужасным скрипом и грохотом, вернулся на место.
   Туман молочного цвета висел в воздухе. И невозможно было различить собственную вытянутую руку.
   Хан обессилено опустился на траву. Ладони тряслись от прошлого напряжения. Но улыбка не желала покидать лицо и глаза блестели, словно огоньки из костра.
   -И что теперь? - Не выдержав, спросила дочь, измотано усаживаясь рядом.
   -Не знаю, но в книгах сказано, что Лавр всегда держал данное слово.
  
   Глава 2.
  
   Колдуны спустились с горки, когда солнце во всю весело поблескивало в небе. И тумана уже давно не было в помине. Подойдя к машине, ошарашено остановились. Возле задней двери лежал тот самый гроб из лиственницы с письменами.
   -Это что такое? - Оторопев, спросила Ночь.
   -Все-таки правду легенды говорят. - Рассмеялся Хан. - Лавр всегда держал слово.
   Гроб еле поместился на багажнике нивы и машина, словно ракетоносец, направилась обратно, только теперь Хан больше сорока в час не выжимал. Торопиться было не куда, да и груз был ценнее жизни.
   Домой вернулись только под вечер. Глухая деревенька с покосившимися заборами, мхом на крышах. Огороды заросли давно полынью, а в кое каких ровным ковром легла мягкая луговая травка. Людей не было на десятки километров во все стороны. Вот в такой глухомани и жили Хан с дочерью. Помнится, раньше спокойно существовали в областном центре, но лет пятнадцать назад увлеклись сатанизмом, а за тем, примерно через год, приехали на сбор шаманов и колдунов. В то время Ночь была совсем крохой, и звали её Галей, отец просто взял её с собой подышать воздухом. Но, вернувшись всего лишь через неделю, превратились совершенно в других людей. Жили они по-прежнему спокойно, даже скрытно. Матери у Гали не было, она умерла сразу после родов, и отец воспитывал дочурку в одиночку. Поначалу все было прекрасно, безобидно вели затворничество, читали по ночам хвалебные речи сатане, но и потихоньку развивались. Галя подрастала и все больше и больше интересовалась колдовством. Стала на плите в двух комнатной квартире варить снадобья. Можно сказать ничего особенного, просто ребенок увлекся химией всерьез. Но запахи никакого покоя не давали соседям, вызывали милицию, и участковый бывал у них в гостях чуть ли не каждую неделю. Но поделать он ничего не мог. К счастью для всех вскоре жизнь круто изменилась. После того, как Галя окончила школу, Хан, случайно, где-то в заброшенном доме, где проходил очередной ритуал, в подвале наткнулся на непонятный предмет. Он походил на стеклянною колбу с крышкой, запаянной воском. Поначалу Хан решил показать всем братьям находку, но потом решил не рисковать и только после возращения домой вскрыл капсулу. В ней какой-то безумный старец на пергаменте рассказывал историю Лавра вкратце и как его можно найти. Хан, словно лучина, загорелся, буквально задыхаясь от впечатлений от такой находки. Он считал себя в неоплатном долгу перед великим человеком, который составил и сохранил этот неповторимый труд. Желая хоть как-то отплатить, назвал своим отцом. Не выдержав, Хан собрался, забрал теперь уже прозванную Ночь, и отправился в горный Алтай к самому великому Куде.
   Всеми правдами и неправдами, коварством и хитростью, по крупицам, по обронившему слову в течении трех лет смог узнать о Лавре больше, чем любой другой смертный.
   Наконец, набравшись знаний, опыта, ушел от братства, поселился с Ночью в брошенной деревне. Сюда и привезли гроб.
   Не зажигая огня, на ощупь заволокли тяжеленную поклажу в дом.
   -Давай-ка, Ночь, поскорей исполним нашу мечту. - Предложил Хан, спускаясь в подполье за колдовскими снадобьями.
   Ночь мило улыбнулась и поставила на газовую горелку небольшой казан с темной жидкостью. Что-то кинула сыпучее.
   -Ну, как успехи? - Вернувшись, принеся травы, полюбопытствовал Хан, взяв с полки древнюю книгу, обтянутую нежной желтой кожей.
   Ночь была настолько занята, что даже не обратила внимания на вопрос.
   Хан только улыбнулся такому поведению. Найдя нужную страницу, стал что-то шептать над чаном.
   Вскоре невыносимый запах, непонятная вонь и одурманивающий аромат одновременно заполнил комнату. Ночь бросила туда каких-то растений, жидкость мгновенно закипела, булькая, пуская большие пузыри, словно расплавленный гудрон и с каждой секундой гул нарастал.
   Зажмурившись, Хан вытянул руку вперед, выставил ладонь, как бы защищаясь. Из чана поднялся черный жидкий шар размером с яйцо и, словно в космосе, стал вращаться, меняя формы. Маг аккуратно опустил его в склянку. Подскочив, Ночь тут - же закупорила, пробкой, что-то шепча.
   -Ну вот, зелье готово. - Промычал с восхищением маг.
   Улыбаясь, подошел к гробу, щелкнул пальцами, и крышка медленно поднялась вверх на мгновенье, повиснув в воздухе, а затем отлетела в сторону, столь же медленно опустилась, немного раскачиваясь в стороны.
   Ночь тут же подбежала, с блеском в глазах уставилась на усопшего.
   Внутри лежал огромный бородатый человек в сером шерстяном одеянии. Словно спал, скрестив руки. Тлен ничего не исказил после стольких лет забвения.
   -Вот это да. - Открыла рот девушка. - Будто и не было трехсот лет. - Восхищенно прошептала.
   -Тише, неси склянку. - Шепнул Хан.
   Через секунду маг уставился на повисшую в воздухе посуду и жидкость, которая пыталась выдавить пробку. Щелкнув вновь пальцами, пробка чмокнула и, пролетев по воздуху, упала на пол. Снова подчинив зелье, ладонью направил к мертвецу, прислонив ко лбу. Жидкость мгновенно впиталась. Лицо, ладони мага тут же утратили мертвенную белизну, через несколько минут тело заворочалось, открыв глаза. Маг прохрипел могучим басом.
   -Я снова живу.
  
   Глава 3.
  
   Поднявшись на ноги, первым делом Лавр попросил воды. Проглотив жидкость, он долго изучал граненый стакан, а потом, еле слышно, со вздохом, выдал:
   -Дожили, теперь мне приносят бокал, из которого раньше много раз пили водку.
   Повздыхав, Лавр решил осмотреть современные приспособления для колдовства, долго молча, кривил лицо и раскачивал отрицательно головой.
   -Это что, новая наука? - Поглаживая бороду, брезгливо спросил.
   -Нет, просто мы не можем постоянно поддерживать огонь в очаге. - Начал было оправдываться Хан.
   -Но это ведь получается "псевдо наука" и от истинной силы заговора огромная пропасть.
   -Это как? - Ошарашено спросила Ночь. - Ведь там и тут огонь, все без обмана.
   -Так-то оно так, только живой огонь дает большую силу, сжигая дерево, колдун берет силу земли.
   -Но об этом Куда ничего не говорил...
   -Куда и сам многое не знает. Он не успел узнать множество тайн. Смутные времена, тогда многих магов убили менее умные соплеменники и Куда просто не доучился. - Терпеливо объяснил старец юной колдуньи.
   -Но вед он великий колдун? - Вмешался Хан раздраженным тоном, нахмурив брови.
   -Да, я горжусь этим мальчикам, он уберег колдунов от самосожжения и спас племя. Но теперь здесь все будет по другому, я научу вас основам знаний, ну а если будет толк, то и всему, чем обладаю. - Улыбнулся, но тут - же помрачнел. Есть просьба. Если вы меня предадите, месть будет жестока. - Громогласно добавил.
   Испугавшись, Ночь сжала кулаки, выставила вперед руки и два огненных шарика вонзились, Лавру в грудь, мгновенно потухнув.
   -Твоя сила слаба,- печально произнес Лавр. - Шевельнув пальцам, Ночь отнесло и ударило о стену.
   -Ненужно было так. - Прорычал Хан, готовый к схватке.
   -Ты думаешь, это жестоко? - Улыбнулся Лавр. - Я попрошу прощения, потом, а теперь нужно потрудиться. Рассвет не за горами.
   Хан больше не посмел перечить и отвел взгляд в сторону, затаив обиду до поры.
   Очнулась Ночь на следующий вечер в подполье, когда сумерки поглотили мир в отдых и покой, тайный мир колдовства и знаний.
   Поднимаясь по лестнице, почувствовала запах варева и легкий дымок. Войдя в комнату, опешила. Все в дыму, в центре стоит огромный чан, подвешенный на цепи к потолку, под ним разведен очаг. Лавр, что-то шепча, бросал травы, перемешивая осиновой веткой.
   -Что происходит? - Спросила Ночь, потирая здоровую шишку на затылке.
   -Тихо, тихо. - Подбежал Хан, зажал рот ладонью, вытащил на улицу.
   -Принеси дрова, Хан. - Крикнул Лавр вдогонку.
   -Да объясни нормально, - вырвалась Ночь из жилистых рук отца, вспылив, сжала кулачки.
   -Я не знаю, кого мы откапали, но всем нам наступит конец, если не закопаем обратно. - Выпалил шепотом Хан.
   -И что будем делать? - Обреченно спросила Колдунья.
   -Бежать, собирай амулеты поскорей, я долго не выдержу. - Взяв топор, Хан отправился за дровами в рощицу.
   Усевшись на лавку у дома, Ночь стала размышлять, как же ей пробраться на чердак и не побеспокоить Лавра, как взобраться по бревенчатой стене, лестнице, ведь нет, и дверца скрипучая может насторожить не только матерого мага, но и юнца, который только вчера научился грамоте. Так она просидела без движения около получаса, продрогнув до костей, пока луна не вышла из-за тучки. Вздохнув, окинула взглядом неприступную преграду
   и в проблеске увидела короткий штырь у самой дверки, совсем не заметный, длиной чуть больше её ладошки, но это и был единственный шанс. Примерно метрах в трех от земли, попытаться допрыгнуть было возможно.
   Бесшумно подойдя, Ночь нерешительно, с тоской в глазах подпрыгнула, ухватившись кончиками пальцев, соскользнув, ударилась лбом о стену ставни. В глазах на мгновенье потемнело. Через несколько минут, оправившись от шока, она снова попробовала, подпрыгнув выше, ухватилась ладошкой, и тут - же закусила губу от боли, штырь оказался с незаметной зазубриной сверху, и боль ударила в ладонь.
   Ночь хотела - бы и отпустить, но не могла упускать шанс на спасения от неизвестной, страшащей её силы. Не проронив ни звука, вцепилась обеими ладошками в злосчастный штырь, стала, подтянувшись, ощутила, как по руке потекла дорожка крови. Но отпускать нельзя, она уже у цели, через секунду перехватилась за ручку дверцы. Уперевшись ногами в стену, приоткрыла дверцу, ей было уже все равно, скрипнут ли предательски злосчастные петли. Удивительно, но они не издали и шороха. Это потом Ночь поняла, от чего, недавно моросил дождь и сработал, как смазка в нехитром механизме. Сейчас - же колдунья просто радовалась маленькой победе, не замечая, как в такт сердцу, пульсирует рука и, пощипывая, сворачивается кровь.
   Дальше тихонько прокралась в центр чердака, отыскав сундук, прошептала заклинания и открыла крышку, та было скрипнула, но тут - же умолкла. Ночь замерла, затаив дыхания и жалея, что не может остановить оглушающий стук сердца, на лбу выступили капельки пота. Но внизу все было по-прежнему спокойно, Лавр был погружен в приготовления варева, и подниматься по винтовой лестнице совсем не собирался.
   Немного отдышавшись, продолжала, тихонько опустила крышку до упора, одела на шею два амулета, свой, и Хана. Первый был похож на круглый диск, с глазом, с двух сторон, полностью золотой, на толстой цепи в палец толщиной. Второй же, попроще, из черного камня, с выбитым рисунком башни с одной стороны, за шею он держался на коре осины, сплетенный каким-то хитрым способом в косичку.
   Больше здесь ничего и не было. Ночь не стала закрывать крышку, медленно и бесшумно пробралась к выходу.
   -Ну что, как снадобье.
   Скрипнула входная дверь и Ночь услышала голос отца. Ополоумев, она спрыгнула с порога чердака в траву, не обращая внимания на шум, боль в ногах, помчалась прочь, как оглашенная.
  
  
   Лавр встрепенулся от непонятных звуков, но тут, же успокоился.
   -Значит, твоя дочь решила поступить по-своему?..
   -Прости, но это её право. - Вступился Хан.
   -Конечно, но я думаю, она еще изменит свое решение. - Устало отреагировал, Лавр, широко зевнув. - Давай укладываться спать, а то скоро рассвет, мы неплохо поработали. - Лавр улегся в гроб и могуче захрапел.
   Хан ворочался в кровати до самого рассвета, пока покрывало тумана не окутало землю. Поднявшись, не стал зажигать лучину, начал прохаживаться по комнате, скрипя половицами, переживая за дочь.
   Нельзя было отпускать её одну, надо было бежать с ней, ведь вдвоем мы сильнее любого. Корил себя за беспечность. Но я ведь смогу её найти, уверен, она пойдет в тайгу, и я следы, уж точно, найду. Но бежать надо немедленно, пока маг не проснулся.
   Решившись, со скрипом приоткрыв входную дверь, увидел оскалившегося пса с пеной на губах размером с лошадь, короткая смоляная шерсть встала дыбом.
   -Так, а эта собачка не так проста. - Прошептал Хан, вернувшись обратно, и запер дверь на засов.
   Но не тут - то было, пес стал перегрызать доски в двери, пробивая вход.
   -Что же делать? Убежать от этой твари невозможно, Лавр не поможет, обернувшись, Хан удивился, что маг по-прежнему спал беспробудным сном. - Надо уничтожит зверя, но как, как? Отбежав в дальний угол комнаты, Хан присел на корточки, руки дрожали, а в голове одна пустота.
   -Я что-то читал об этом, но так давно, что все уже выветрилось из памяти. Поднявшись на ноги, уперся взглядом в книжную полку. Схватил первую попавшуюся книгу, быстро перелистал, ругнулся шепотом, что не та, и бросил на пол.
   Пес на половину уже пробил проход, и оставались последние минуты в небольшой жизни Хана. Руки тряслись, перебрав с десяток, так ничего и не отыскал. Схватил следующую и замер на секунду, что-то подсказывало, что именно в ней разгадка.
   Но поздно: хруст дерева разорвал замешательство. Обернувшись, Хан увидел, как разинув пасть, пёс в прыжке. От злости и безысходности зарычав, Хан, бросил книгу в монстра.
   Пролетев сквозь него, книга упала на пороге разломанной двери, а пес растворился в воздухе, превратившись в туман.
   Обессиленный волнением, Хан опустился на пол, облокотившись на стену, закрыл глаза. Желая, насладится тишиной, не получилось. Храп Лавра разрывал воздух, такой нужной, упоительной, неповторимой тишиной здесь и не пахло. А через минуту послышались какие-то шорохи, словно кто-то бегал крошечными ножками. Открыв глаза в полумраке, Хан увидел крохотных уродцев не больше мыши, сильно смахивавших на крохотных людей, с четырьмя руками в каждой, по блестящей длинной иголке. Хан не мог понять, откуда они появились, да еще в таком количестве, они были буквально везде и неимоверно шустро передвигались. Сейчас они брали штурмом стол, на котором лежали колдовские зелья. Другая группа, шипя и фыркая, пыталась ожесточенно заколоть мантию Хана, висевшую у входа, на гвозде. Только гроб Лавра не подвергся нападению, около пятидесяти штук встали кругом, словно стражники, и не принимали участия в штурмах. Вскоре они достигли цели и несколько взобрались на стол. Принюхиваясь к травам, смешно чихали, а потом сбрасывали на пол непонравившиеся растения. Понравился им лишь запах валерьяны. Обступив кругом, стали вдыхать аромат.
   Так, так, так. - Прошептал Хан, стараясь не шевелиться. - Это Карявки, мерзкие существа, хотя и на вид ничего, очень похожи на людей, но как с ними бороться? Бежать, только бежать.
   Вдруг Хан услышал пронзительный писк. Оказалось, его заметил один из зверьков, указывая направление, выставил иглу в его сторону.
   Не раздумывая, колдун метнул фаербол, монстрик взвизгнул и превратился в пепел. Услышав последний возглас, собратья, оскалившись, помчались в бой. Хан не жалел магии и вдоволь раздавал фаерболы, уничтожая кучами нападавших. Вскоре бестии поняли, что таким образом им не победить. Окружив гроб плотным кольцом, готовые к нападению, выставили оружие в перед. На полу остались лишь десяток беспорядочно метавшихся созданий. Метнув фаербол в это-то охранение, Хан в предвкушении мечтал, увидит, как вот все они осыпятся в пыл. Но, не долетев нескольких сантиметров до цели, шар рассыпался на множество искр. И в ту же минуту один из существ подбежал и воткнул иглы в его пятку. Не ожидая такой подлости, Хан взвыл, озлобленный, он кинул шар в проклятого мутанта, оставив от него пепел. Тут - же из строя выскочил один и стал также петлять. Хан бросил в него фаербол, но враг увернулся.
   Рассвет застал неожиданно, солнце ярко засветило в окна, откуда-то взявшиеся солнечные зайчики забегали по полу и стенам в такт Карявкам. С каждой минутой они все ближе и ближе подкрадывались к Хану. Изредка он откидывался фаерболами, но все тщетно, больше он не в одного не мог угодить, шустрые маленькие твари лихо уворачивались.
   Понимая, что надолго сил не хватит, он и так измотан, Хан решил прорываться. Поднявшись, побежал к выходу, не обращая внимания на боль, но, не преодолев и половины, почуял невыносимую боль в ногах, застонав, упал на колени, увидел обступивших врагов, сотни игл воткнулись в ноги, руки, колени и мгновенно изрешетили. Кровь почти хлестала из ран, а враги неутомимо кололи, почувствовал, что встать не сможет, оставалось только ползти, но до двери еще не менее трех метров. От боли страшно завопил и, почему-то, Карявки отступили, ошарашено остановились, и, простояв секунд десять, снова кинулись в бой. Пересиливая невыносимую боль, Хан выполз из дома и без сознания упал на тропинке.
  
   Глава 4.
  
   Очнулся Хан у реки, раны были перевязаны и почти не болели. Трава нежно щекотала ладони.
   Как же я здесь очутился? - Мысленно задал вопрос. - Приползти уж точно не мог, слишком далеко, нечего не помню, почему еще жив?
   Приподнявшись, увидел Ночь. Она сидела спиной к нему и что - то полоскала в воде.
   -Ночь. - Ели слышно позвал.
   Она тут - же встрепенулась, обернувшись, подбежала, улыбаясь.
   -А я то все гадаю, когда ты очнешься? - Со слезами радости рассказывала.
   - Когда ты выполз из дома, я сидела в траве, выполз и упал, эти монстрики почему-то не стали тебя добивать...
   -Это Карявки, они защищают своего хозяина, сражаясь с любым противником, обычно их бывают от ста до тысячи штук, очень тяжелые заклинание, но если получится, то можешь отдыхать спокойно, они кровожадны и злобны, но хозяин для них все и отходить от него могут, лишь на несколько метров. - Шепотом обессилено рассказывал Хан. - Один только недостаток, но и достоинство - их рост, могут спрятаться где угодно и неожиданно накинутся толпой. Только несколько магов могли вызывать их. - Тоскливо выдохнул Хан. - А Лавр еще заретушировал их псом, кого - же мы разбудили? - Предрешено спросил маг. - Но, к счастью, это все уже в прошлом, я сейчас отдохну и мы подумаем, что делать дальше.
   Ночь слушала отца, затаив дыхание, с горящими глазами. Подложив большую охапку травы под голову Хана, сама улеглась рядом, смотря на облака. Хоть она и была колдуньей, все - же любила солнце, облака и тишину. Хан еще долго что - то говорил.
   Пока вскоре оба не заснули в полной безопасности. Но раны после жестокой борьбы не давали покоя. Хан очнулся от ужасной боли, ногу словно вывернуло наизнанку. День давно сменился сумерками, и время двигалось к полуночи. Скривив лицо, застонав, поднялся. Рядом горел маленький костерок, и Ночь деловито суетилась вокруг, раздувая, задыхаясь в дыму но, желая во, чтобы, то не стало растопить побольше.
   -Ну, как спалось? - Заботливо спросила встревожившись.
   -Ужасно, ноги почти не чувствую. - Захрипел колдун. - Я не знаю, но возможно их иглы были смочены в каком-нибудь яде.
   -Да, это ужасно, на восстановление не меньше трех дней уйдет...
   -Это слишком долго. - Разозлился Хан, ударив кулаком по траве.
   -Лавр без труда отыщет нас. - Расстроено подметила Ночь.
   -Не переживай, дочка, я попробую магию льда...
   -Лучше не надо, нам она пока не подвластна. - Затараторила Ночь, пытаясь отговорить отца.
   -Я знаю, но другого выхода нет, и давай закончим ненужный разговор. - С этими словами Хан стянул сапог.
   Обе ноги превратились в сплошное месиво, в нескольких местах виднелись кости. Зажмурившись, Хан направил ладони на измочаленную плоть, стал шептать. Ноги накрыло белое облако до колен, корочка льда покрыла кожу. Ночь, словно завороженная, уставилась на таинство, забыв о костре. Состроив гримасу, ахнув, Хан откинулся назад и затих. Ночь обмерла, сердце бешено заколотилась, и слезы потекли по щекам. Сил подняться, и подбежать не было, она так и осталась сидеть на корточках.
   Облако постепенно исчезло и лед от тепла костра чуть - чуть растаял. Рана исчезла, будто никогда и не было. Наконец подбежав, девушка хлопнула по щекам, но Хан только хрюкнул, продолжая спать.
   -Ну, все в порядке, а я уж думала погиб, так рисковать я бы не стала, лед вед ужасная стихия и если - бы что - то пошло не так, отец мог бы превратиться в кусок прозрачной воды...
   Неожиданно сзади кто-то зашуршал в кустах. От испуга Ночь схватилась за палку, если это Лавр, палка эффективнее, чем магия.
   -Кто здесь? - Дрожа, спросила Ночь, замахиваясь оружием.
   -Не пугайся дивчина, можешь называть меня Лешим. - Кто-то ответил добрым, но хитроватым голосом.
   Тут же из-под ёлки вышел огромный мужичина в рубахе, лаптях и штанах, как сотню лет назад. Подойдя ближе, Ночь увидела ярко рыжую бороду по пояс и такую же копну волос.
   -Дозволь погреться у твоего костра, а то совсем продрог на прогулке. - Хитро прищурился.
   -Конечно дедушка. - Гостеприимно пригласила ведьма.
   -Спасибо внучка, ты местная что ли? - Спросил, доставая из кармана табакерку.
   -Здесь не далеко деревушка одна.
   -А... деревенская, только чего-то ты на ведьму смахиваешь? - Спросил, бесхитростно открывая берестяную коробочку.
   -А что, это запрещено? - Вспылила.
   -Нет, просто ведьм не люблю...
   Выставив вперед ладошку, Ночь приготовилась метнуть фаэрбол.
   -Ну-ну, ты меня этим не пугай. - Взмахнул рукой, и на Ночь с хрустом обрушилась огромная ива, стоящая неподалеку.
   Из-под ствола Ночь успела отпрыгнуть, но вот ветки обрушились мощно, сбив с ног, и придавили. Она была в сознании, но выбраться, ни как не могла, ей стало казаться, что чем больше барахтается, тем сильнее запутывается, дышать нормально уже не могла, грудь и горло сдавлены, почти до предела. Еще несколько минут и колдунья по имени Ночь навсегда исчезнет из этой жизни.
   -Так, так, хорошо. - Потирая ладони, улыбался леший, искоса поглядывая на муки девушки.
   -Оставь её. - Кто - то громогласно приказал.
   Словно из ниоткуда вырос за спиной у Лешего.
   -О, а я то и не узнал, друг старинный. - Обернувшись, заулыбался царь леса.
   -Да? Когда это я другом стал? Вот как ты с гостями поступаешь? Помнится последний раз, ты отобрал все у меня. - Присел напротив Хан.
   -Ну, так игра есть игра. - Достав колоду карт, стал вертеть в руках. - Не желаешь сыграть? - Протягивая колоду, насмешливо спросил.
   -А чего нет, можно. - Принял колоду Хан. - Только вот во что?
   -Знамо во что, дурочка конечно, только, чур, на интерес. - Уверенно предложил.
   -Годится, только интерес таков, выигрываешь - ты получаешь мою дочь, а если я - ты рассказываешь все, что знаешь о Лавре.
   -Это ты что, все еще ищешь его?
   -Ищу. - Хитро прищурился Хан. - Так что, по рукам?
   -Его почитай лет двести как ищут...
   -Я знаю.
   -И никто найти не сподобился...
   -И это я знаю. - Пристально посмотрел лешему в глаза.
   -А давай. - Махнул рукой Леший.
   -Только ты дочку то распутай...
   -А не убежит? - Недоверчиво поднял бровь Леший.
   -За это не переживай.
   -В туже секунду дерево вернулось на прежнее место, и Ночь почти без сознания закашлялась, глубоко вдыхая воздух.
   -Это что, вы на мою жизнь собрались играть? - Поднимаясь на ноги, презрительно спросила.
   Но её уже, ни кто не воспринимал, двое старых приятелей полностью погрузились в игру. Не услышав ответа, Ночь решила прогуляться, возможно, в последний раз. Расстроенная и злая, ей уж никак не хотелось задохнуться в объятьях ивы еще раз.
   Отойдя метров на триста, присела на поваленное дерево у самого берега, поджав ноги и положив подбородок на колени.
   Огромная желтая луна отражалась в воде и по ней, по воле ветра, пробегала мелкая рябь. Ночь смотрела, не отводя взгляда, и мысли в голове потихоньку складывались.
   Совсем отец сбрендил: решил от меня избавится, с шулером сел играть. Да неужели действительно моей погибели желает? Да нет же, не такой он, все-таки родная кровь, не пожелает же он своему отпрыску умереть? Или может? Но тогда почему давно от меня не избавился, еще в детстве? Да нет, ему сейчас помощь нужна и от меня он больше зависит, чем я от него или нет? Ну да, нога ведь изранена. Так нет, он уже вылечил её. Но зачем он все, же сел играть? Да, я понимаю, про Лавра необходимо узнать как можно больше, но ведь не таким путем. Все-таки он, наверное, что-то задумал, Хан никогда не повторяет чужих ошибок, а тем более своих сам, ведь учил меня так жить...
   Так Ночь просидела у реки, несколько часов, понемногу успокаиваясь. Сон совсем не шел на ум, но ближе к утру глаза сами начали закрываться.
   Оказавшись в воде, тут же вскочила, не понимая, что произошло, вытерев лицо ладошками, вспомнила, что заснула, но через секунду холодная вода прогнала сон, продрогнув от холодной ванны, чуть ли не до костей, больше не могла оставаться в одиночестве, да и тепло костра вдалеке манило красными языками.
   Еще метров за тридцать Ночь услышала громкие возгласы и прерывистый смех. Ежись от холода, уселась у костра, стала вслушиваться в разговор.
   -Ловко ты, ловко. - Хвалил Леший.
   -Ну что, еще будешь играть? - Спросил Хан, подмигнув, дочки.
   -Да нет, хватит, я ж тебе раз сто проиграл, да и рассвет скоро. - Запрокинул голову вверх. Положив карты в карман, решил незаметно уйти.
   -Да ты постой, мил человек. - Остановил Хан, приподнявшись с бревна, положив собеседнику ладонь на плечо. - Ты ничего не забыл?
   -Да нет, вроде все с собой. - Повертев головой по сторонам, ошарашено ответил.
   -А про Лавра рассказать ничего не хочешь. - Презрительно подсказала Ночь.
   -А тебя, молодуха, вообще никто не спрашивал. - Грубо ответил, вновь сунул руку в карман за табакеркой.
   -Не честно ты играешь, друг мой. - Брезгливо поморщился Хан. - Ты ведь знаешь, что скоро будем выбирать старейшину, Куда ведь еще в прошлом году на ведьминой горе объявил...
   -И что? - Подбочинясь выпалил Леший.
   -А ни кто с тобой играть больше не станет, раз уж ты такой пройдоха. - Прищурившись, подсказал Хан.
   -А это еще неизвестно, кто из нас больший обманщик. - Зло выдавил. - Если бы я выиграл, ты что и вправду бы отдал родное дитя?
   -Но это мы не узнаем, потому как я в выигрыше. - Оскалился Хан.
   -А что если я для вас сейчас гробик выстрогаю, да обоих в земельку положу живыми? - Угрожающе открыл табакерку.
   Сразу же подул сильный ветер, и что-то огромное и страшное застонало в лесу, сотнями голосов зазвенела листва.
   -Можешь, но только...
   Хан не договорил, пристально посмотрел на берестяную коробочку, и та мгновенно вспыхнула в руках Лешего, да так ярко, словно магний.
   Отбросив в сторону факел, Леший упал на колени и запричитал.
   -Да ничего я не знаю про Лавра, он жил еще до моего рождения, а сегодня мне было скучно, вот я и пошутил, чтобы заманить тебя в игру...
   -Добрый мой друг. - Смягчившись, с добротой в голосе подошел Хан и помог подняться на ноги. - Я прекрасно знаю, что ты был хорошим другом Лавра и даже кое-чему его учил, очень давно и сейчас ты остаешься прекрасным товарищем, но нам нужно знать о его жизни, врагах, друзьях, союзниках.
   -Мы просто хотим вернуть его в мир. - Подсказала Ночь, ей стало, ужасно жаль это создание.
   Еще несколько минут назад Леший был горд и уверен в себе, а теперь казался сжавшимся испуганным комком.
   -Но вы точно не хотите ему зла? - Дрожащим голосом переспросил.
   -Да нет же. - Усаживаясь обратно на бревно, заверил Хан.
   -Ну что ж, загнали вы меня в ловушку. - Успокаиваясь, ели слышно, пробубнил Леший, доставая из другого кармана другую табакерку.
   Набив ноздри табачком, смачно чихнул, вытер рукавом нос и сразу же повеселел.
   -И так, жил три сотни лет назад маг по имени Лавр, когда родился, я уж не ведаю, одно вот только, измельчали колдуны супротив его-то стати. - Покачал головой, соглашаясь с самим собой. - Утомился жизнью, все изведал и черное, и белое, решил затаиться в пещере, пока что-то новое, неизведанное на Руси матушки появится, заточился он, значит, в пещере каменной, куда и дороги нет, и память человеческая за годы смутные порастерла воспоминания о могучем защитнике.
   Хан и Ночь, усевшись напротив, старались дышать через раз, чтобы не сбить рассказчика с мысли.
   -Он и сейчас живой и тлен его не взял, но только пещеру эту сыскать невозможно. Да и вам, коли сыщите, проку не будет. Белым колдуном был, ну а вы черные, погубит он вас, погубит.
   Отец с дочерью переглянулись и умиротворение, как ветром сдуло.
   -А что, если все же найдем мы? - Дрожащим голосом спросила Ночь.
   -У вас сердца темные, поэтому, прежде вам стоит найти Кару, он поможет, если захочет. - Шепотом, оглядываясь по сторонам, произнес Леший. - И тогда уж сама судьба решит, кем вам быть...
   -Это кто? - не сдержавшись, перебил Хан.
   -Колдун, правда, сгинул еще до заточения Лавра, но уж жестокая была схватка, и Кара почти победил Лавра, но только почти, туман опустился на землю, а когда растаял, Кара был мертв и отправился на вечные муки...
   -Это куда же? - Раскрыв широко глаза, не успокаивалась Ночь.
   -В ад. - Проревел истошно Хан.
   -Точно, только я ничего не говорил. - Спокойно произнес Леший. - Лавр мне говаривал, что не окончена та схватка и будет новое ристалище.
   Произнеся последнее, Леший словно растворился в надвигающемся на землю тумане.
  
   Глава 5.
  
   Хан несколько дней не вставал с места. Что - то шептал, вглядываясь в огонь, и снова шептал. Отрываясь только, чтобы поспать несколько часов, и снова за работу. На пищу, он не тратил времени.
   Ночь все время молчала, не желая мешать, но все, же ужасно страдала от любопытства, ей было страшно, не помрет ли отец от голода и жажды, но спросить не решалась.
   Наконец Хан, глубоко, вздохнул, отвернулся от костра, подпер подбородок ладонью.
   -Что такое, отец? - Не выдержав испытание, спросила Ночь, присев на корточки, и посмотрела в глаза Хану.
   -У меня ничего не получается, я не могу найти вход в преисподнюю. - Стукнул с досадой каблуком по бревну.
   -И что теперь делать?
   -Надо ждать темную луну. - Не веря словам, ответил.
   -Но на это могут уйти десятилетия. - Расстроилась девушка.
   -Да, но и Лавру тоже нужна эта луна, и, я думаю, она скоро появится на небосклоне. - Поднявшись, с надеждой в голосе произнес, вглядываясь в небо. - А теперь давай немного поедим и отдохнем. - Подмигнув, улыбнулся.
   Семья немного перекусила рыбой, которую смогла заманить и поймать в магические сети Ночь. Затем, подстелив травы, улеглись, любуясь, как по небу неторопливо проплывали облака.
   -Отец, а Лавр не ищет нас? - Испуганно спросила.
   -Если бы он хотел нас найти, то давно бы уже это сделал. - Задумчиво ответил Хан, нежно погладив по голове все еще напуганную дочурку.
   -Но, неужели он не боится? - Приподнявшись на локтях, заглянула отцу в глаза.
   -Нет, дорогая, он ничего не боится. - Философски ответил Хан, зажмурившись, принимая солнечную ванну.
   -А что, если мы расскажем всем о его появлении? - Вернувшись на место, пробубнила Ночь.
   -Ну, возможно он этого и хочет, но только когда наступит время, и, скорее всего оно наступит...
   Так они беседовали несколько часов, а затем, незаметно для себя, тихо заснули.
   День сменился сумерками, а затем мгла окружила мир черным непроницаемым покрывалом. Дневные птицы перестали чирикать и теперь спокойно отдыхали от разных дневных дел.
   Полная луна взошла на небосвод. Словно по просьбе Хана и Ночи. И только теперь они пробудились, почувствовав ночную прохладу и легкий ветерок.
   -Кажется, сегодня случится невероятное. - Радостно произнес Хан, тормоша Ночь.
   -Я не хочу ничего знать. - Капризно отозвалась девушка, перевернувшись на другой бок.
   -Моя маленькая девочка, я понимаю, что ты очень устала, но сейчас ты нужна мне, как воздух. - Нежно прошептал отец прямо на ухо.
   -Ну, хорошо, только дай мне пять минут. - Вздохнув, согласилась.
   Поняв, что Ночь окончательно вымоталась, Хан взял её на руки и понес прочь от реки в самую чащобу.
   Туч на небе совсем не было и огромная луна, окаймленная звездами, гордо висела, светясь уж очень желтым цветом. Наконец на её фоне показался какой-то непонятный край чего-то черного и огромного, постепенно нарастая, он закрыл весь диск, и только маленький, еле заметный лучик указывал кода-то на землю. Хан прибавил шагу и через полчаса, вместе с Ночью, уперлись в огромный ствол дерева. Судя по коре, Хан определил, что это осина. Аккуратно, спиной к дереву, посадил поклажу, а сам стал искать что-то необычное. Обойдя вокруг ствола, отыскал непонятные светящиеся иероглифы. Прочел без труда, еще на заре своего увлечения выучил колдовскую азбуку, и теперь мог спокойно перевести. "Двери, через которые попадешь в ад, откроются вскоре, но войти туда может только дурак или мертвец, обретя покой и уже никогда не вернуться". Эти слова нисколько не испугали Хана, хотя небольшой стопор все же появился.
   А что, если я не вернусь? И что? Ночь уже взрослая и без труда позаботится о себе, но понравится ли мне там? Но, а какая разница, и там наверняка есть жизнь, да и если не попробовать, не узнаешь, но вот как-то все прекрасно складывается? И от Лавра легко ушли, и вход в ад легко отыскали, возможно, ловушка? Или Леший обманул.
   Усевшись, стал вслух размышлять и подсознательно отговаривать себя. Запрокинув голову, как будто бы хотел что-то рассмотреть в кроне. До нижних огромных веток было метров десять, вскочив, отбежал на несколько шагов и швырнул в крону фаэрбол. Раздался страшный треск, дерево разломилось вдоль, ровно напополам и, изнутри вырвались запах серы, приглушенные крики и смрад. - Что это такое? - Спросила Ночь, наконец-то, пробудившись.
   -Врата в преисподнюю...
   -Ты с ума сошел? Я тебя никуда не отпущу, ты сам знаешь, оттуда никто и никогда не возвращался. - Запричитала дочка, кинувшись на шею, прижалась к груди.
   -Другого выхода нет, дорогая. - Нежно отстранил, улыбнувшись. - Лавр нас уничтожит, и мы ничем не сможем ему помешать. - Резко шагнул к вратам.
   Заглянув в расщелину, увидел темноту и почувствовал толчок, перекувыркнулся через голову и рухнул в пустоту, неизвестность и вечные муки.
  
  
   Неизвестно, сколько он падал. В ушах стоял гул, но страха почему-то не было, мысли, словно не могли прижиться в голове. Хану казалась, падает уже не меньше недели.
   Но вот впереди мелькнул крохотный огонек. С каждой секундой приближался, становясь все больше и больше. И вот он, резко ударившись о выжженную землю, его тут же опалил огромный костер, на котором стоял котел с кипящей жидкостью, где варились пять молодых женщин. Стояла страшная духота и вонь.
   Маленький, с седой козьей бородой бесенок, тыкая вилами мучениц. Увидев незваного новичка, отпрянул, от неожиданности выронил орудие.
   -Ты кто? - Заикаясь, спросил.
   -Мое имя Хан, владею магией огня, изучаю магию льда. - Поднявшись, громогласно объявил, вытирая пот со лба.
   -И чего тебя надо то? Ты же еще живой. - Ухмыльнулся бес.
   -Пока да, но только вот надолго ли...- Сбился на полуслове, опустив голову. - Помощь пришел просить у Дьявола, небось, не откажет...
   -Зря пришел, у нас закон - кто приходит, назад пути нет. - Жестикулируя руками, раздраженно заорал мучитель.
   -А ты у хозяина спроси, может он поговорит со мной. - Прищурившись, предложил Хан.
   -Так это лишне. - Расхохотался бесенок. - Он давно знает, что ты здесь, и скоро придет посмотреть на тебя, а сейчас не отвлекай меня от работы, а то и так хозяин сердится. - Нахмурившись, злобно завопил живодер.
   Усевшись в уголок, Хан стал наблюдать за тем, как истязают душу.
   Ад был сам похож на гигантский чан, из которого постоянно поднималось зловоние и ужасные крики захлестывали разум. Повсюду были расставлены чаны с кипятком, в которых варились люди, гигантские сковороды жарили мучеников, а по углам ходили существа, похожие на людей, что-то бормоча и на ощупь, с выколотыми глазами, искали выход. Плоть же их грызли черви, усеянные по всему телу.
   Насмотревшись ужасов или отравившись газами, облокотившись на скалу, Хан потерял сознание. Пред ним предстала дочь. Совсем маленькая, лет восьми, бежит на встречу с взволнованным личиком в легком летнем платьице и кричит " Папочка, не уходи, я боюсь".
   Но, не досмотрев, Хана, словно что-то подкинуло, открыв глаза, увидел нормальное человеческое лицо, вполне ухоженное с опрятной черной бородой, одет он был почему-то в хороший, дорогой костюм. Но и было в нем что - то не то. Поначалу Хан подумал что это, наверное, единственный нормальный человек, но потом заприметил маленькие рожки в пышной смоляной шевелюре.
   -Что тебе нужно живой? - Вежливо спросил приятным голосом. - Или тебе неизвестно, что я здесь правлю, и никого никогда не отпускал, и даже не собирался. - Громогласно прогремел.
   -Но, я думаю, тебе я пока не нужен? - Хитро прищурившись, спросил Хан.
   -Был не нужен, но человек вершит свою судьбу сам. - Улыбнулся Дьявол.
   -Просьба у меня к тебе...
   -Я знаю, зачем ты пришел. - Снова громогласно перебил. - Но сможешь ли ты привести достойные доводы, что бы я исполнил её.
   -А тебе мало? - Нагло заявил Хан. - Я приведу к тебе великого белого колдуна...
   -Хорошо начал, но не о том. - Спокойно подсказал Сатана.
   -Отдай мне Кара и можешь взять, что пожелаешь взамен. - Вытерев пот со лба, Хан почувствовал, что уже никогда не увидит поверхность земли и даже, возможно, любимую дочь.
   -Ты думаешь, я в чем-то нуждаюсь? - Рассмеялся Дьявол.
   -Я думаю да, власти, власти над самым могучим колдуном, имя которому Лавр.
   Дьявол нахмурил брови, наступила почти тишина. Кое-где, украдкой, раздавались прерывистые стоны несчастных.
   -Хорошо, я выполню твою просьбу, но знай, если ты не приведешь Лавра, то окажешься, подвергнут самой страшной для тебя пытке, имя которой "Забвенье".
   -Я согласен. - Потупил взгляд Хан.
   -Но это еще не все, я хочу твою дочь в жертву сразу после того, как получу Лавра.
   Хан тут же помрачнел, раздумывая, стал прохаживаться по узкому коридору взад вперед, заложив руки за спину. В голове всплывали картины прошлого. Как Ночь родилась, как впервые вернулась с лысой горы, как смотрела на первого мужчину, который отдал жизнь для амулетов и снадобий. Все это были самые дорогие воспоминания, которые навсегда могли уйти в забытье.
   -Ну, ты решил? - Нетерпеливо прорычал Дьявол.
   -Да, я согласен. - Вздрогнув, с тоской в голосе, ответил.
   Широко улыбнувшись, Сатана щелкнул пальцами и появился могучий старик, в ширину и высоту почти одинаков. Огромные руки были изрезаны чем-то острым, и кровь сочилась наземь, лицо, закопченное, словно жгли огнем, борода, волосы подожжены. С ненавистно огненными глазами он желал спалить весь мир.
   -Ты Кар? - Нерешительно спросил Хан, оценивая силу союзника.
   -Кар? - Недоуменно посмотрел на Хана старик. - Да, так меня звали при жизни, но...
   -Хочешь снова ощутить волю, а заодно и расквитаться с Лавром?
   -Это самое большое мое желание, но мое тело давно превратилось в тлен. - Он грустно улыбнулся.
   -Это ничего. - Вмешался Дьявол. - Я разрешу пожить тебе двадцать лет на земле, но только если получу Лавра.
   Кар громко расхохотался, казалось сейчас, сверху покатятся огромные валуны.
   -За это хозяин я принесу тебе все, что пожелаешь.
   -Я знаю, но и ты знай, ваши силы будут равны, и только хитрость поможет тебе выполнить приказ, помни это. - Громогласно объявил Дьявол.
   -Я запомню, хозяин. - Поклонился в ноги Кар.
   Выслушав ответ, Дьявол растворился в вечном дыму своего царства.
  
  
  

Глава 6.

  
   Ночь не находила места, кругами расхаживала вокруг дерева, прекрасно осознавая, что Хан должен вернутся не позднее начала зари, которая наступит через пол часа.
   А вернется ли он вообще? Ведь это не шутки - отправится туда, где царит полное зло, атмосфера пропитана муками и стонами проклятых людей. Ни одна живая душа не должна видеть этого места. Но я верю, хочется верить, что все будет хорошо и отец успеет вернуться. Нервно размышляла Ночь, ежась от утренней прохлады.
   Вдруг на небе запылала заря, и раздался страшный хруст. Могучее дерево стало закрывать зияющую рану. Собрав все силы, Ночь словно клин, уперлась всем телом в расщелину. Слезы заструились по щекам, но ничего поделать не могла, руки задрожали, оставалось сантиметров пятьдесят, когда её отбросило в сторону, ударив о могучую ель.
   Очнувшись, она почувствовала что кто - то её держит на руках. Открыв глаза, увидела улыбающегося Хана. Вцепившись за шею, громко зарыдала.
   -Ну что ты, что, все нормально, все обошлось, видишь, нас теперь трое, вот взгляни. - Успокаивал Хан, улыбаясь.
   Взглянув на угрюмого Кара, Ночь испугалась. Еще никогда, доселе ей не приходилось видеть таких огромных людей.
   -Здравствуйте. - Оторопев, произнесла.
   -Добрый день. - Ответил, нюхая воздух Кар. - Меня волнует один вопрос. - Сложив пальцы в замок, нервно спросил. - Лавр недалеко, около пяти километров так?
   -Примерно, меня тащила Ночь, поэтому далеко уйти не могли. - Рационально ответил колдун.
   -Отлично. Подождите пару часов и возвращайтесь. - Приказал Кар, взглянув из-подлобъя, сжав кулаки, и тут же растворился в утреннем тумане.
   Через несколько минут из тумана вынырнула громадная фигура Кара. Постучавшись в дверь, нервно приложил ухо к двери. Тут же послышался шорох, будто кто-то бегал по полу.
   -Кто там? - Сонно спросил Лавр.
   -Твой бывший друг и злейший враг. - Прорычал Кар, щелкнув пальцами, фаэрбол разнес дверь, тут же отбежал назад шагов на десять, стал ожидать ответа.
   Мгновенно выскочили Карявки, с остервенением шипя на врага. Озлобленно оскалившись, Кар выпустил фаэрбол в небо и когда шар вернувшись, ударился оземь, волна смела всех бойцов.
   Наконец на пороге появился Лавр, умиленно, улыбаясь.
   -Я ждал тебя, мой враг и рад новой встречи. - Сложив руки на груди, как бы закрываясь, произнес.
   -Я тоже рад, что ты вернулся из забвенья.
   -Не будем говорить сейчас. - Нахмурился Лавр. - В полночь на лысой горе мы доведем начатое до конца.
   -Согласен, но у меня просьба, этот дом принадлежит темным, я прошу тебя уйти. - Прищурившись, процедил сквозь зубы Кар.
   -Конечно, если ты здесь, то они навсегда останутся во тьме, я выполню немедленно твое пожелание. - Щелкнув пальцами, Лавр также растворился, словно облако.
   Полдень стремительно приближался. Хан и Ночь доползали к дому, обливаясь потом. Выдвинулись домой они значительно позже, чем приказал Кар, боясь попасть под шальной фаэрбол, решили немного обождать.
   -Ну, вот мы и дома. - С тревогой произнес Хан. - Только будет ли все как раньше?
   -Конечно, будет или что-то произошло? - Не понимая, спросила девушка, увидев страх в глазах отца.
   -К сожалению, да. - Ели слышно ответил Хан. - Я пообещал тебя Дьяволу, после битвы ты должна отправиться в ад.
   -Как же так? - Оторопев, Ночь присела на траву, выпучив глазенки, уставилась не понятно куда, слезы сами собой потекли по щекам.
   Казалось, этот удар предательства оказался последним и прямо сейчас девушка превратиться в сумасшедшую.
   Отец, учитель, самый близкий человек, посылает меня в обитель зла, где я буду вечно жариться на сковороде, а черти будут ждать, когда же я покроюсь аппетитной, хрустящей корочкой или будут варить до тех пор, пока не настанет страшный суд. А может все не так, и отец всех перехитрит или уже перехитрил? Да, да, это так и по-другому быть не должно и не может, убеждала Ночь, приводя в чувства.
   Только через мучительно долгие пятнадцать минут она улыбнулась и посмотрела на отца, который, предрешено опустив голову, и, с тоской в глазах, не смел, взглянуть на дочурку.
   -Ну, я думаю, мы, что-нибудь придумаем. - Улыбнувшись, нежно произнесла, поднимаясь с земли.
   Пройдя еще несколько десятков метров, они увидели родное жилище.
   Войдя через разрушенную дверь, Хан увидел полный разгром и Кара, который, перелистывая книги одну за другой, тут же бросал под ноги и брал следующую.
   -Что здесь произошло? - Лавр больше не побеспокоит нас? - Спросила возбужденно Ночь, еще полностью не оправившись от удара.
   -Скоро он вообще ни кого не побеспокоит.- Громко заржал Кар.
   -Великолепно. - Вскрикнула, улыбнувшись, запрыгала от радости девушка, наконец, позабыв о несчастье.
   -Ты шибко-то не радуйся, молодуха, - Резко осадил Кар. - Я вот посмотрел ваши книженции и увидел, что вы совсем не колдуны даже на учеников еле сгодитесь, ослабели род, ослабели. - Расстроено пробурчал Кар. - Ну да ничего, покончим с Лавром, я вас научу всему, что знаю. - Снова заржал.
  
  
   Сумерки подкрались незаметно. За день Кар спалил все книги, говоря, что знания колдуна должны держаться в мозгу, а не на глупых страницах. Хан пытался спасти, долго уговаривая, Кара оставить хотя бы некоторые фолианты, но все тщетно, огонь все пожрал. Голые полки, словно после посещения ворами музея, непривычно зияли, походя на нелепые дыры.
   Ночь же и не пыталась помешать вандализму. Взгромоздившись на чердак, колдовала над метлой, хотя до шабаша оставался целый месяц, но как можно было сегодня пропустить схватку великих, легендарную битву, которую ожидают больше трехсот лет.
   -Кар, ты возьмешь меня с собой? - Нерешительно спросила Ночь, поборов страх.
   -Нет. - Резко ответил. - Это дело только для двоих. - Усаживаясь за стол, нервно добавил.
   Ночь, конечно, притворно расстроилась, но упускать шанс, который бывает раз в жизни, было не в её характере. Отойдя подальше в поле, уселась на метлу и отправилась на лысую гору в одиночку.
  
   Глава 7.
  
   К полуночи Ночь добралась до места, укрывшись густым кустарником, стала ждать.
   Через несколько минут, на вершине, в одно время с разных сторон появились два силуэта, словно материализовались из воздуха. Один в белом балахоне, с покрытой головой так, что разглядеть, кто это, издалека было невозможно. Другой, во всем черном, он изредка проглядывал во мраке, и заметить его было можно, когда начинал передвигаться. Остановившись друг перед другом шагов за десять, замерли.
   Сердце у девушки колотилось с нарастанием, она и представить не могла, что может попасть на схватку великих, ненависть которых не угасла даже после смерти одного из них, и забвенье другого, скорее всего от их жестоких ударов вздрогнет земля. И Ночь увидит самое волнующее действо, которое западет в душу до самой смерти. Наконец до неё донеслись голоса и, стараясь ничего не пропустить, дышала через раз.
   -Я вернулся из ада, чтобы отомстить за себя, мой бывший друг. - Спокойно, уравновешенным тоном произнес Кар.
   -Однажды ты пытался победить меня, и нечего хорошего из этого не вышло.
   -Теперь другое, все твои уловки, трюки, бесполезны, в аду я не только испытывал муки, но и совершенствовался. - Немного повысил голос Кар.
   Огненный шар с огромной скоростью полетел в Лавра. Он еле успел прикрыться блестящим металлическим щитом, отразив фаэрбол, который, взлетев высоко в небо, распался на сотни огоньков, которые тут же погасли.
   В ответ Лавр пустил десяток Карявок, которые мчались по воздуху со скоростью пули. В ответ Кар накинул на них сеть, которая прижала всех к земле, в ответ вызвал двух уродливых бесов с длинными ножами, в правой ладони и щитом в левой, как только появились, сразу же накинулись на Лавра. Но тот, увернувшись от ударов, отскочил подальше и вынул лук, с ледяными стрелами подпрыгнув, выпустил три стрелы, две из них пробили черепа бесов, попадавших замертво за несколько сантиметров от цели, а третья угодила в ногу Кара, но тут, же растаяла, заставив, опустится на одно колено. В ответ Кар метнул копье. Лавр кинул сеть, копье свободно прошмыгнуло через ячейку и воткнулось Лавру в живот. Сеть тоже достигла цели и накрыла Кара, в туже минуту Лавр пустил сотни Карявок.
   Истерзанный иглами, Кар дико зарычал, скидывая сеть, но, пошатнувшись, упал навзничь, затих.
   Выдернув из тела копье, держась за живот, в окровавленной одежде Лавр прошел несколько шагов и упал.
   Ночь мучительно долгие несколько минут, пока продолжалась схватка, старалась даже не дышать. Она впервые видела, как сражаются истинные колдуны. Зрелище было конечно великолепным, но очень коротким и абсолютно не ясным: кто, же победил. Сразу после того, как Лавр оказался лежащим на земле, туман мгновенно окутал все. Ночь не могла разглядеть даже ладонь на вытянутой руке. Вскочив, с ужасом в глазах, побежала прочь с горы, не разбирая дороги, но, запнувшись обо что-то, плашмя растянулась, ударившись головой об лежащие дерево, потеряла сознания.
   Очнулась она, когда туман рассеялся, и солнышко весело заблистало в небесах. С трудом вспомнив, что случилось, Ночь побрела обратно на гору, спряталась в тех же кустах, отыскав потерянную в панике метлу, и стала с непреодолимым любопытством выглядывать на полянку.
   Там, на траве спокойно сидел Лавр в белых одеждах, сняв капюшон, улыбался от удовольствия, принимая солнечные ванны.
   Кара и мертвых бесов не было, как будто бы во сне привиделась схватка.
   Понимая, что будет с ними, Ночь решила спасти хотя бы свою жизнь, а потом будет что будет, выскочив из укрытия, кинулась под ноги.
   -Спаси меня, Лавр, отец хочет принести меня в жертву Дьяволу. - Крепко вцепившись за ноги, зарыдала.
   -Поднимись, красавица. - Попросил, помогая встать Лавр. - Чего ты хочешь? - Ласково спросил.
   -Помоги мне стать белой колдуньей. - Утирая слезы, выпалила девушка.
   -Но ты вед рождена для черных обрядов и уже попробовала людскую боль.- Ошарашено проговорил Лавр.
   -Да, ты прав, прав, но неужели ничего нельзя поделать? - Взмолилась Ночь, мучительно нахмурив брови.
   -В жизни все можно исправить, но ты действительно желаешь измениться? - Не доверяя, спросил колдун.
   -Я желаю этого больше всего на свете. - Испуганно выпалила.
   -А как же тогда Хан? - Хитро прищурившись, спросил.
   -Пусть он делает, что хочет, только не приближается ко мне, я ненавижу его за предательство. - Резко ответила, сжав кулачки.
   -Хорошо, я все улажу. - Улыбаясь, произнес Лавр, поцеловав в лоб ученицу.
   -А как же меня в жертву? - Испуганно промямлила.
   -Мы что-нибудь придумаем, а теперь отправляйся домой...
   -А разве ты не пойдешь со мной?..
   -Я догоню тебя, до встречи. - Снова усаживаясь на прежнее место, подставил лицо солнцу.
  
  
   Готовясь к возвращению победителя, Хан прибрался, вставил новую дверь, почти такую же, но только добавил защитные знаки, которыми обучился у Лавра, собрал обрывки книг, которые не успел уничтожить Кар и не посягнули Карявки, спрятал на чердаке, до лучших времен. Он только успел спуститься, как в дверь тихонько постучали. Без промедления распахнул дверь, улыбаясь, в ожидании победителя. Но, увидев Лавра, испуганно попятился.
   -Не ждал? - Спросил Лавр, переступая порог. - Твоя дочь и я просим покинуть это жилище навсегда. - Спокойно продолжил.
   -За что изгоняешь? - Дрожа, полюбопытствовал.
   -Ты перешел все дозволенное и заключил сделку с Сатаной. - Чуть повысил голос Лавр, но, казалось, он прорычал так, что стены задрожали. - Схватив за грудки Хана, легко поднял к потолку нерадивого колдуна.
   -Постой, не надо. - Взмолился. - Я ухожу, но позволь взять некоторые вещи...
   -Все, что надо, тебе даст Куда, стоит только попросить. - Раздраженно произнес Лавр, разжимая ладони.
   Выскочив на улицу, Хан помчался прочь, не разбирая пути стараясь как можно скорее спастись, пока Лавр не передумал.
   Ночь вернулась домой ближе к вечеру, подкравшись к окну, увидела Лавра, спокойно сидящего за столом, что-то записывал в толстую книгу, обтянутую желтой кожей, временами отрываясь, чтобы глотнуть чаю.
   -А где отец, убит? - Тяжело дыша, вбежала почти с заплаканными глазами.
   -С чего ты взяла? Мы с ним поговорили, и он решил уйти. Теперь мы вдвоем, пока.
  
   Глова 8.
  
   С того злополучного дня прошел почти месяц, Хан словно сквозь землю провалился. Ночь переживала и догадывалась, что Лавр, что-то не договаривает, но спросить так и не решалась. Да и времени совершенно не оставалось. За то время, что Лавр обучает её, она набралась опыта больше, чем за всю предыдущую жизнь. Теперь она могла мгновенно передвигаться на большие расстояния, вызывать Карявок, защищаться и нападать. На лысой горе Ночь могла затмить всех. И вот, наконец, этот день настал. Ночь, как и любая юная колдунья, крутилась у зеркала с самого утра, напевая незатейливую песенку.
   -Ну, я смотрю, сегодня ты счастлива? - Улыбаясь, спросил Лавр.
   -Конечно, вед я ждала этого праздника целый год, а ты, учитель, пойдешь со мной? - С надеждой спросила, затаив дыхание, смешно сморщив носик.
   -Обязательно, я непременно хочу увидеть Куда. - Улыбнувшись, нежно погладил по голове ученицу.
   И вот на дворе почти полночь. Пара вышла из дома в белых балахонах и через несколько шагов растворилась во мгле. Подчиненные потоки ветра помчали белых колдунов.
   В эту ночь лысая гора напоминала небольшой, но заселенный городок. Молодые колдуны устраивали соревнования, в которых проигравший должен был выполнить любое желание Куда, ну а он не отличался жестокостью и поэтому самое большее наказание было: что-нибудь сделать по хозяйству.
   Когда Лавр и Ночь появились на празднике, этого вообще-то некто и не заметил, словно не было некого на пустом месте и тут возникли, преобразовались в воздухе.
   Осмотревшись, Ночь нашла старых подружек в черных балахонах и направилась к ним с улыбкой, с чувством полной безопасности, хотя подружки напоминали саму Ночь месяц назад, агрессивные, нетерпящие изменников, и жестокие. Черные, в своем кругу готовы разорвать любого белого, пусть хоть сам Лавр встанет на пути.
   Белый маг тоже сразу нашел для себя кампанию, подойдя к главному столу, где сидел совет, поклонился.
   -Здравствуйте старейшины, позвольте присесть? - Попросил уважительно, не снимая капюшон.
   Шесть угрюмых лиц уставились на незнакомца.
   -Твой голос мне знаком, но тебя не припомню, назови имя. - Попросил Куда, приподнявшись.
   -Мой старый друг, тебя стала подводить память. - Улыбнулся Лавр, скидывая капюшон. - Я так помню тебя безусым юнцом, а теперь ты старейшина, самый уважаемый и великий.
   Куда оторопел, встал, заикаясь дрожащим голосом.
   -Лавр, неужели ты? - Подошел, опустился на колено, поцеловал кисть.
   -Ну что ты, Куда, ты ведь уважаем. - Помогая подняться, громко рассмеялся Лавр.
   -Но ты, Лавр, много могущественней, я считал тебя своим великим учителем. Я чувствовал вспышки мощи совсем недавно, но не знал кто, думал, новые подготовились к схватке, хотя осознавал, что не осилю великого, потому и собрал совет сегодня. - Протараторил Куда, словно помолодев лет на двести.
   -Ты прав, мой верный ученик. - Помолчав, ответил Лавр. - Ты даже не представляешь, на сколько прав. - Снова улыбнулся, радуясь приятной встрече.
   -Но теперь племя магов возродится, и ты займешь свое место, по праву завоеванное в бою с Каром. - Вновь разволновался Куда, не веря глазам, усаживая Лавра во главе стола, сам же присел по левую руку.
   -Прости меня, Куда. - Грозно произнес Лавр. - Но, наверное, я совершил большую ошибку, и твое место займет более сильный и глупый колдун, тебе нужно готовиться к схватке с Ханом. - Печально добавил.
   -Да Лавр, я догадывался, что он посмеет кинуть мне вызов. - Улыбнувшись, произнес Куда. - Но ты вед поквитаешься за мою жизнь? - Хитро прищурившись, спросил.
   -Конечно, будь спокоен, их ожидает самая страшная пытка: "Забвение". - Напрягшись, Лавр нервно погладил бороду.
   -Я всегда говорил, что Хан хочет большего, чем отведено судьбой. - Прошептал Куда.
   Не выдержав, один из шести поднялся, рослый, косая сажень в плечах, черная, как смоль борода, без единого седого волоска.
   -Меня зовут Оборотень. - Четко отчеканил. - Я, и все мы просим стать тебя главой, легенда о тебе преодолела расстояние и время, тлен и забвения, насколько я вижу, тебя не коснулись...
   -Нет, братья. - Гаркнул, но потом успокоился и продолжал, поднимаясь с места. - Я одиночка, скиталец, да, у вас есть достойнейший вождь Куда, он не дал разбрестись колдунам по одиночке, сгинуть, как многие наши братья в руках беспощадной инквизиции, и только он достоин вести вас вперед. - Умолкнув, снова погладил бороду, продолжил. - Мне уже пора, и вряд ли мы еще свидимся, хочу прогуляться по знакомым местам, где я не был почти триста лет. - Отойдя в сторону на несколько шагов, он снова растворился в дымке сотен костров.
   Ночь же на оборот не приняли подруги, первой, кто пошел против, была когда-то лучшая подруга.
   -Ты теперь смотрю, переметнулась к белым? - Подбочинясь вышла вперед Хейга, вызывая на поединок.
   Красивая, стройная, высокая, с длинными прямыми волосами, говорили, она очень походила на богиню ночи и по характеру была очень жестокой.
   -Я вольная ведьма и могу поступать, как пожелаю. - Мягко ответила Ночь, как - бы оправдываясь.
   -Белым среди нас не место. - Резко парировала Хэйга.
   -А мне кто - то может помешать...
   -Скажи, прощай. - Приказала богиня.
   Метнув фаэрбол со скоростью пули, уже наслаждалась победой. Но Ночь легко увернулась. Превратившись в матерого белого волка, кинулась в атаку и уже через мгновенье Хэйга взвыла от боли, подмятая под могучим телом, и массивные зубы рвали плоть, попутно перемалывая кости.
   Разнять их смог только Куда. Подбежав, по молодецки превратился в медведя, легко отшвырнул Ночь к дереву, у которого она потеряла сознание, приняв человеческий облик.
   Хэйга же лежала неподвижно, глаза закрыты, тело обмякло, вся грудь превращена в огромный укус, но лицо не тронуто, как учил Лавр, на тот свет человек должен уходить с чистой совестью и открытым лицом.
  
  
   Очнулась Ночь уже довольно далеко от места схватки и вновь почувствовала, что её кто - то несет. Поначалу ей показалось, что Лавр, но потом все-таки почувствовала родной запах и непреодолимую нежность.
   -Отец. - Вцепилась за шею, поцеловала в щеку.
   -Да, милая, я тоже по тебе скучал, а когда увидел там, у дерева не удержался и решил хоть немного побыть с тобой. - Нежно прижал к груди измученное родное тельце.
   -Прости меня, отец, я тебя предала. - Слезы оросили бледное лицо.
   -Не говори глупости. - Улыбнулся Хан. - Я всегда знал, что ты вернешься, когда придет время.
   -Да папа, ты прав, ты всегда знаешь, что лучше. - Нежно улыбнулась.
   Так они шли всю ночь, удаляясь все дальше и дальше от старого.
   Лавр не слишком удивился, когда ученица не вернулась. Приказав Карявкам уничтожить любого, кто переступит порог, стал готовиться к последней битве, где большая возможность погибнуть.
  
   Глава 9.
  
   В одну безлунную, осеннюю ночь на лысую гору пришли двое скитальцев в грязных одеждах. Не обращая внимания, Куда что - то варил в большом чане на необычном искрящемся костре. Четверо немолодых помощников с седеющими бородами сидели неподалеку, неотрывно следя за таинством, стараясь не пропустить не одно слова или взмаха.
   Подождав немного, один из ходоков воинственно прорычал.
   -Я Хан, маг огня, хочу вызвать на поединок Куда, главу старейшин. - Скинув капюшон, готовый к схватке.
   -Ты еще не готов. - Спокойно ответил Куда, не оборачиваясь. - Тебя гложет тоска первенства...
   -Это мне решать. - Проревел, готовый предательски метнуть фаэрбол.
   -Хорошо, я ждал тебя, и я знаю, чем все закончится...
   -Я не желаю слушать твой бред...
   -Я давно не брежу, и будь терпелив, твои желания исполнятся, но не так, как ты желаешь. - Обернувшись к помощникам, Куда попросил их подняться. - Жар, ты займешь мое место в свое время, прощайте.
   -Я буду верен клану. - Произнес высокий, чахлый колдун.
   Все четверо поклонились, и, пятясь, исчезли в темноте.
   Выйдя на поле, где совсем недавно упокоился Кар, соперники встали друг от друга на расстоянии десяти шагов. Вокруг них образовалось огненное кольцо, и враги замерли, собирая всю мощь, которой владели.
   -Мальчик, ты хочешь власти. - Спросил Куда через некоторое время.
   -Я получу власть, а ты отправишься в забвенье. - Рявкнул Хан.
   Достав револьвер, выстрелил, опустошив барабан. Все пули угодили в живот и грудь Куда.
   -Серебро на меня не действует, я колдун, а не оборотень. - Рассмеялся колдун.
   Куда взмахнул рукой, и Хан, как подкошенный, брякнулся оземь. Но тут - же поднялся, выстрелил из лука огненной стрелой. До Куда долетели лишь искры, разойдясь перед самым телом, не задев одежд. В ответ Куда метнул горсть иголок, и они вонзились в тело Хана со скоростью пули, усеяв грудь. Покачнувшись, Хан опустился на колени. Куда медленно стал приближаться в ожидании последнего удара.
   Взмахнув рукой, Хан упал. Тут - же налетел нежный ветерок, принося белоснежный туман, словно облако опустилось на землю. Вскоре послышался предсмертный стон.
   На рассвете туман рассеялся, на коленях сидел Хан, а рядом лежало тело окровавленного Куда, с мечом в груди. Подбежав, Ночь убедилась, что Куда мертв, а Хан абсолютно невредим.
   Из - под деревьев выскочили около двух десятков юных колдунов. Опустившись на колени вокруг тела главы клана, замерли, опустив головы. Не представляя, как возможно существовать без великого Куда, как вообще можно обходиться без его совета, как жить, ведь он всегда был рядом. Многие уходили, а он оставался, всегда верен, всегда головой, всегда мудрым.
   -Похороните и забудьте. - Приказал Хан, перебивая мысли. - Теперь я ваш вождь и я буду решать, что нам делать, и я говорю: смерть белым.
   Вздрогнув, маги испуганно уставились на гордого победителя.
   Ночь робко подошла к отцу, оглядываясь. Увидев страх, успокоилась, с ухмылкой встала по левую руку нового вождя.
   -Поздравляю, отец, с первой победой. - Шепнула на ухо.
   На совет, который созвал Хан, явились лишь двое. Те четверо, которые присутствовали перед схваткой, исчезли. Еще пришли не меньше сотни зевак. За стол сели Хан, Ночь по левую руку и двое угрюмых магов. Один представлял белых, другой черных. Поодаль собрались около десятка простых, еще не вошедших в совет колдунов, усевшись вокруг костра, молча, смотрели на огонь.
   -Я в честной схватки победил Куда и теперь, по закону, хочу возглавить племя. - Спокойным, уверенным голосом начал Хан. - Теперь вы должны решить: могу ли я рассчитывать на такую честь? - Угрожающе добавил.
   Наступило тягостное молчание, Хан терпеливо ждал, поглаживая пальцами ладонь дочери.
   Наконец белый старейшина поднялся из-за стола.
   -Да, я все взвесил и вижу в тебе вождя. - Сурово произнеся, уселся на место.
   За ним поднялся черный старейшина.
   -Я приветствую тебя, Хан, и поздравляю с честной победой. - Произнес, дружелюбно улыбаясь. - Куда был слишком стар и привержен древним порядкам...
   -Достаточно. - Перебил Хан, поднявшись из - за стола, схватил за шиворот белого старейшину. - Вы все слышали? - Прорычал он, вынув из ножен кинжал, ударил в бок несчастному, отбросил в сторону тело, не вынимая оружие. - Теперь мы будет жить по-другому. - Надрывая голос, вопил. - Нам не нужна любовь, ласка, хвалебные оды, только смерть врагов и полное повиновение всех... - Не выдержав, голос сорвался, и Хан мог только шептать, проклиная Лавра за дерзкую попытку остановить императора.
   -Мы хотим, чтобы все белые колдуны были уничтожены, и даже воспоминаний не осталось об их недостойной жизни. - Приняв эстафету, продолжила Ночь.
   Пустив Карявок в беззащитных сородичей, которые и так напуганы до кончиков волос, приказала убить всех белых. Тут - же погас костер, и в ослепительной темноте раздавались возгласы боли и предсмертные стоны.
   Утром начались поиски белых и через несколько месяцев они перестали существовать, или спрятались так, что и сами забыли, где находятся. Посчитав это победой, Хан собрал совет из шестидесяти членов. Там же была и Ночь, в первых рядах.
   -Друзья, нам говорили о терпимости к белым братьям, равновесие оборвется, и мы погрузимся ни во что. Светлых больше нет, а мы царствуем в мире, подчиняя людей, оборотней, вампиров, мы великолепны, но не величественны. - Хан умолк, следя за реакцией, но не чего не произошло, совет молчал, только дрова в костре потрескивали и мелькали неуловимые тени в полной тишине. - Остался Лавр, способный расправиться со всеми. - Продолжил Хан, завопив. - Так опередим злодея и закончим бренное существование ненужной плоти. Покончим с последним и воскресим законы, наши законы.
  
   Рано утром не менее ста колдунов окружили дом. Хан и Ночь, как полагается, встали недалеко, на горке, наблюдая и корректируя армию.
   В доме было темно, и Лавра через окно видно не было. Вскоре солнце показалось на горизонте, и морозный воздух превратился в туман.
   Хан осмелился постучаться в дверь. Поначалу, что - то зашуршало, но затем Лавр появился на пороге.
   -Я давно жду тебя. - Поглаживая бороду, громогласно произнес.
   -И что, ты готов уйти навсегда?
   Лавр взмахнул рукой, и Хана отнесло на десяток метров, ударив о дерево. Тут же выскочили Карявки, казалось, их было не меньше миллиона, они всё мчались и мчались, остервенело на врагов.
   Оторопев, армия замерла, не понимая, что это. Но тут несколько магов захрипели от боли, опустившись на колени, а потом и вовсе упали замертво.
   -Сожгите их фаерболами. - Нервничая, завопила Ночь.
   Десятки огненных шаров полетели в мелюзгу. Раздались писклявые стоны, но поток Карявок не уменьшался. Одни кололи, другие жгли, не желая сдаваться, но, все-таки, мелкие, юркие бестии теснили врага все дальше и дальше от хозяина. Предчувствуя, что битва проиграна, Ночь подбежала к оглушенному Хану, стала тормошить, приводя в сознания. Сначала замычав, открыл глаза, поднимаясь, не понимая, как оказался на земле. Оценив ситуацию, сосредоточился, ладони засветились изнутри, и появился небольшой, но ослепительный фаэрбол, запустив шар в небо, стал топтать сапогами ненавистных коротышек.
   Неожиданно воздух озарился, и на землю грохнулся тот самый шар, расколовшись на сотни осколков, прошивал насквозь Карявок, не принося увечий магам. Через секунду армия Карявок полегла, и Лавр остался единственной преградой.
   Всю злость, накопленную ненависть, маги решили выместить на нем. Лавр подошел к армии на расстояние десяти шагов, остановился.
   -Я к вашему вниманию. - Улыбнулся Лавр.
   По коже нападавших прошелся мороз. Пришедшие уничтожить легенду, застыв в замешательстве, не смели кинуться на великого Лавра.
   - Добейте вы, наконец, этого динозавра. - Брезгливо приказала Ночь.
   Тут - же десятки фаерболов полетели в Лавра. Поначалу он пытался отбивать шары серебряным щитом, но несколько все, же пролетели, одежда загорелась, и тут - же потухла, оставив зияющие дыры на балахоне. С криками отчаянья армия кинулась в бой с мечами. Лавр пробовал закрываться щитом, колдуя сотни Карявок. Но азарт был велик, укусы игл никто не замечал. С безумными глазами один все же рубанул по спине. Вскрикнув, Лавр раздразнил остальных, подчеркнув уязвимость. Выбив меч у нерадивого вояки, прикрываясь щитом, белый маг стал умело рубить пришлых, сбивая с ног и перерубая напополам. Скоро человеческие тела усеяли все вокруг, живые становились на трупы, желая нанести удар. С неимоверной злостью, подгоняемые азартам и страхом, перед Ханом, не чувствуя боли, всем сердцем жаждали погубить Лавра.
   К полудню кошмар закончился, двор, залитый грязно коричневой жижей, наполнился стонами израненных тел.
   Тяжело вздохнув, отбросив постылую железяку, которой порубил стольких людей, Лавр обессилено сел под дерево, закрыв глаза.
   Белый балахон пропитался кровью, резанные, рваные раны были по всему телу, ужасно болели и кровоточили.
   Послышались робкие шаги, но ему было уже все равно, пусть это был бы даже сам Сатана.
   -Все конечно, Лавр. - Послышалось сверху.
   Открыв глаза, увидел Хана и Ночь, которые, улыбаясь, стояли, полные сил, готовые разорвать ненавистного учителя.
   -Признай и умри достойно. - Приказала, горделива Ночь.
   Воздух наполнился запахом близкой смертью, но Лавр только улыбнулся, поднимаясь на ноги.
   -Признаю, вы низкие лгуны...
   -Я не потерплю оскорблений. - Взбеленилась Ночь.
   -Имей терпение, девочка, ты совсем изменилась. - Скрестил руки на груди. Я скорблю по убитым мной товарищам. И тайну, которую храню, вынужден передать вам. Если вы, конечно, захотите принять.
   Родственники, не понимая о чем речь, переглянулись, расплывшись в улыбках.
   -Но я попрошу вас вернуть меня обратно в склеп. - Умиротворенно попросил.
   -Может быть, мы и выполним твою просьбу, но ты не обманешь?
   - Выдержав паузу, сверкнул глазами Хан.
   -Обещаю, вы будете жить вечно, познаете не виданную силу и будете желать лишь одного.
  
   Глава 10.
  
   Мгновенно переместившись к горе, Лавр стал бродить вокруг, что-то, шепча. Хан и Ночь не отставали, следя за каждым движением, чтобы великий маг не думал о побеге. Пробродив так весь день, к вечеру в нетерпении валились с ног.
   -Ну вот, домой вернулся. - Засмеялся Лавр, подойдя, наконец, к заветной двери.
   -Что ты ржешь? Выкладывай и вали. - Вспылила Ночь, пнув корягу.
   -Умерь свой пыл, скоро ты все познаешь. - Ласково ответил Лавр.
   Приставив ладонь к стене, земля задрожала, и огромный монолит лопнул посередине, раскрыв проход, словно пасть, с лестницей, ведущий вниз.
   -Ты что, хочешь, чтобы мы пошли туда. - Наморщив нос, ткнула пальцем Ночь.
   -Как пожелаешь, я неволить не стану. - Ответил Лавр, спускаясь по ступеням в полную темноту. - Вы и так довольно сильные маги, зачем вам больше. - Ухмыльнулся Лавр.
   Переглянувшись, родственники поспешили в проход, осторожно, спускаясь. Коридор плавно перешел в винтовую лестницу.
   Через пять метров друг от друга стояли факела. Когда Лавр проходил мимо, факел загорелся. Через полчаса, наконец, открылась огромная пещера, освещенная сотней факелов. Прямые гранитные стены говорили о могучих строителях. Идеально ровный пол с полированными камнями. Стены метров до трех укрыты тканью, в центре гора непонятно чего скрыта под огромным покрывалом.
   -Ну что ж, о чем вы мечтали, все здесь. - Радостно сообщил Лавр.
   Посмотрев на него, Ночь не могла произнести ни слова. Раны зажили, и даже шрамов не осталось. Одежда на глазах превратилась в абсолютно белую и чистую.
   - Все, как я и обещал, знания, золото, все здесь, о чем еще можно мечтать?
   Подбежав к центру, с одичавшим взглядом, Ночь, откинув покрывало, увидела гору побрякушек. Засмеялась, словно сумасшедшая.
   -Власть там. - Повернувшись к Хану, указал на стену.
   Посмотрев подозрительно, Хан зашагал к стене, откинув пыльное покрывало, увидел сотни древних книг. Открыв одну из самых древних, стал с огромной жадностью изучать.
   -Как я и обещал, вы получили все. Теперь я могу уходить? - Снисходительно спросил.
   -Да, можешь, только не приближайся, а то сама отправлю в ад. - Выдала Ночь, не отводя взгляд от благородного металла.
   Лавр громогласно захохотал.
   -Ваша судьба предрешена, и вы еще проклянете меня. - Прокричал Лавр. - Пещера для вас станет неисчерпаемым источником знаний, богатства, а чужакам вечной темницей.
   -Так нам завещали предки, и я с удовольствием сообщаю вам, чужакам.
   Оторвавшись, Хан, ужаснувшись, взглянул на Лавра, руки затряслись, рукопись выпала. Отвлекшись, наконец, Ночь помчалась к Лавру, желая разорвать. Превратившись в волка, прыгнув, промахнулась, тяжело ударившись об пол.
   -Ты не настолько сильна, как думаешь, прощай, девочка. - Перекувыркнувшись, Лавр обернулся в скелет лошади.
   Хан попытался кинуть фаэрбол, но, пролетев с метр, тот распался.
   Разогнавшись, Лавр сходу ударился о стену. Кости безжизненно рассыпались.
   Разразился страшный грохот и единственный вход засыпался.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"