Гаврюченков Юрий Фёдорович: другие произведения.

Мёртвый каратист (update)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 4.05*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Восставший из ада Терминатор и его несчастные враги. (Улучшена 1 часть и добавлено начало 2 части)

  
  Юрий Гаврюченков
  
  
  
  
  МЁРТВЫЙ КАРАТИСТ
  
  
  
  
  Часть 1. ПРИЗНАК СМЕРТИ
  
  
  1
  
  Человеческие судьбы, такие разные, заканчиваются одинаково - смертью. Но иногда случается, когда убитые потом снова живут. Так произошло с Яном Гетцем, который умер не понарошку и не по-настоящему воскрес. Участь его ужасна, зато посмертное существование выдалось ярким, исключительно богатым на события.
  Ян стал жертвой своего друга - коммерсанта Андрея Конева. Часто люди совершают ошибки, за которые приходится расплачиваться другим. А Конев серьёзно оплошал, не в последнюю очередь по причине собственной жадности. Ему задолжали, но потом решили не возвращать денег вовсе и кинули, причём внаглую, как последнего лоха. Но проблема была не одна, а в комплексе. Андрей сумел их создать, решив обернуть лежащие мёртвым грузом накопления семьи Бориславских. Бориславские ему доверяли, их дочь Елена вышла за Андрея Конева замуж. Ян хорошо её знал - они втроём учились в Политехе. Он даже как-то за ней ухаживал, но Лена выбрала делового Андрея, который первым на их курсе обзавёлся машиной. Вскоре Конев приобрёл квартиру, но свободных денег у него имелось немного. Они были вложены в бизнес, принося стабильный доход, и, когда возникла потребность в привлечении дополнительных средств, Андрею пришло на ум воспользоваться накоплениями родственников, которые без колебаний передали ему на руки значительную сумму. На которую его и обули.
  Проблема с возвратом заключалась в том, что сделка была скрыта от компаньонов. Поэтом, когда выяснилось, что его кинули, Конев не мог попросить помощи у крыши, а был вынужден обратиться к Яну. Институтский товарищ с юных лет занимался каратэ. Продолжалось это увлечение уже лет двенадцать - ясно, что прибился человек всерьёз и надолго.
  - Здорово ты попал, - констатировал Ян, небрежно тыча кончиками пальцев в макивару.
  Андрей, закончивший плакаться, стоял с покаянным видом. Комната Гетца представляла собой нечто среднее между спортивным залом и буддистским дацаном. После института Ян пошёл работать в охрану. Дежурить сутки через трое было совсем не в напряг, а по деньгам выходило значительно лучше зарплаты младшего научного сотрудника.
  - С Ленкой нехорошо получилось, - горестно сказал Конев, - и перед родителями стыдно. Развели-то, в конечном итоге, не меня, а Николая Андреевича.
  Николай Андреевич Бориславский был отцом Елены.
  - Ты понимаешь, - тон Андрея сделался умоляющим, - что без тебя я пропал?
  - А кто они? - осведомился Ян о должниках.
  - Да так... Просто люди. Мужики какие-то пробитые.
  Судя по тому, как тупо кинули Андрея, "пробитыми мужиками" были мелкие уголовники. Расписка, которую ему выдали, была несерьёзным документом, но хоть какой-то аргумент. "Начнём тереть, а потом посмотрим, кто круче, кто могуче", - подумал Ян и вслух сказал:
  - Вообще-то я бы заморачиваться не стал, но для тебя...
  - Помоги! - взмолился Андрей. - Иначе родня с потрохами сожрёт.
  - Попробовать можно, - безо всякой охоты согласился Гетц, не любивший влезать в криминальные разборки.
  - Спасибо, выручил, - у Андрея словно гора с плеч упала. Он знал, что если Ян взялся, то со своей чисто немецкой педантичностью обязательно доведёт дело до конца.
  
  * * *
  
  Они поднялись на третий этаж и Андрей позвонил. Дверь открыла какая-то девка в красном свитере.
  - Вы к кому? - спросила она.
  - Денис дома? - поинтересовался Андрей.
  - Заходите, - она узнала Андрея и позвала: - Денис, Дени-ис!
  Из комнаты появился толстый мужик в чёрной майке и джинсах "Кельвин Кляйн".
  - Чё пришёл? - недовольно спросил он.
  - Я бы хотел деньги назад получить, - начал Конев.
  - Какие деньги? - удивился мужик.
  - Свои, - ответил Андрей. - Ян, разберись.
  Гетц выступил вперёд, доставая бумажку.
  - Ты писал? - помахал он распиской перед носом мужика. - Почерк твой? Тогда что дуркуешь, память слабая?
  Денис смерил его оценивающим взглядом.
  - Шёл бы ты к Аллаху, - бросил он. - Ира, открой ему дверь.
  Из дальней комнаты показался ещё один "пробитый мужик". Был он повыше Дениса, посуше и носил светлые волосы, стриженные под горшок.
  Ян понял, что шпану эту надо бить. Ума у них нет, но, когда им больно и страшно, включается соображение. Он сходу въехал Денису кулаком по печени. Тэйт-цуки пробил обросшее салом пузо. Денис молча согнулся, хватая ртом воздух. Гетц толкнул его в лоб, отпихивая с дороги. Денис шагнул назад, не устоял и отлетел под вешалку. Светловолосый поспешно ретировался в комнату, где обнаружился ещё один участник застолья.
  - А ну сидеть! - рыкнул Ян, чтобы пугануть противников. Он был всё ещё уверен, что разберётся в одиночку с кидалами. Соваться в криминал не хотелось, но помочь Андрею было надо. Да и перед Ленкой неудобно.
  Напугать "пробитых мужиков" не получилось.
  - Ах ты, козлятина! - третий был лысым, приземистым, плотным. Такие очень хорошо держат удар. Он вскочил, хватая со стола нож, и ринулся на Яна.
  В коридоре захрипел Денис.
  "Надо вырубать обоих, пока он не очухался", - мелькнуло в голове Яна. Периферийным зрением он контролировал светловолосого, основное внимание уделяя коротышке. Он быстро отшагнул, спасаясь от выпада лысого, левой ногой ударил по запястью, отбрасывая руку с ножом, а правой провёл микадзуки по челюсти. Круговой удар получился смазанный. Ступня стегнула по щеке, голова лысого мотнулась, он отступил, но на ногах устоял. Сзади рванулся второй. Его Ян встретил хорошим крепким уширо-гэри , попав в бедро и сбив с ног. Лысый попытался достать ножом, но Гетц предплечьем рубанул по руке. Нож улетел, однако лысый не растерялся и неожиданно ловко заехал Яну ладошкой в лицо. Перед глазами сверкнули оранжевые круги. Коротышка проворно стиснул запястья, на плечи напрыгнул Денис, и вся троица покатилась по полу. "Андрей, гад, не суётся!" - с обидой промелькнуло в голове. Сокрушительный удар в бок выбил посторонние мысли. Светловолосый поднялся и брал реванш, пиная обездвиженного Гетца.
  Денис отпустил Яна и через секунду заорал:
  - Ушли! Все ушли!
  Кто и куда ушёл, пока они возились, Гетц не понял, однако его тут же отпустили. Он вскочил и собрался было дать коротышке по лысине, как вдруг невероятная сила буквально пронзила нервы на левой руке, а с неё и по всему телу. Гетц застыл. Он не мог двинуться, только видел удивлённые морды противников. В голове билось неприятное жужжание, каким-то образом сковывающее мышцы. Мужики стали улыбаться и новый электрический удар пронзил руку Гетца.
  - Во даёт! - восхитился Денис, поигрывая шокером. - Не зря бабки платили.
  Он щёлкнул вхолостую искрой и приложил контакты к запястью Гетца. Ян дёрнулся и бревном повалился на бок.
  Из коридора Андрей грустно наблюдал за дракой. У него даже не возникло мысли вмешаться. Мужики вынесли Яна на лестничную площадку, Денис задержался и влепил Коневу пощёчину.
  - Имел я тебя в рот вместе с твоим рэкетиром, - сообщил он. - Ещё раз придёшь, обратно унесёшь голову в руках.
  Он демонстративно порвал расписку и бросил клочки Андрею в лицо.
  Андрей привёз Яна к себе домой. Всю дорогу тот неподвижно лежал на заднем сиденье, отходя от шока. Его беспокоило сердце. Ранее не дававшее сбоев, оно стало отказывать. Спинки кресел и потолок стали размываться, перед глазами начал сгущаться мертвячий туман. Звон в ушах отвлёк Гетца от окружающего мира.
  Хлопоча над ослабевшим другом, Андрей поднял его в квартиру и достал ключи. Ян едва стоял, прислонившись к косяку, лицо побелело, как-то странно осунулось и вообще выглядело жутко. Он глотал воздух широко открытым ртом. Отпирая дверь, Андрей заметил, что Ян, похоже, ничего не видит.
  - Лена, - закричал он, - Лена, иди сюда!
  Она выпорхнула из комнаты в одном халатике, видимо, ждала его, и замерла, зажав ладошкой распахнутый в немом крике рот.
  - Сюда! - Андрей подхватил оползающего по стене Яна. - Сделай что-нибудь.
  Лена подошла ближе. Глаза у неё были совсем круглые. Она не имела ни малейшего представления, что надо делать. Андрей тоже. Вспомнив, как в таких случаях поступают в кино, он несколько раз ударил Яна по щекам.
  - Се... р... - простонал Ян и слабо зевнул.
  - Дай что-нибудь! - крикнул Андрей. - Воды принеси!
  Лена метнулась на кухню и тут же вернулась с кружкой. Андрей пытался напоить друга, но вода стекала по губам. Ян умирал.
  - Господи, что же с ним, - Лена всхлипнула.
  - "Скорую помощь" вызывай, давай живо, что стоишь?! - Андрей тряхнул Яна за плечо, но у того закатились глаза и он перестал дышать.
  - Ян! Ян!!!
  В комнате Лена пыталась вызвонить врачей.
  - Скорая?
  - Скорая по ноль-три, - ответили в трубке.
  Когда приехала машина, вытаскивать Яна было поздно.
  
  2
  
  Высокие стены секционного зала Первого городского морга были выложены белой кафельной плиткой. Новичкам они казались безупречно гладкими, но у тех, кто работал давно, глаза привычно натыкались на знакомые трещины, сколы и ржавые потёки. Борис Наумович Штекман принадлежал ко второй категории лиц. Он уже четырнадцатый год работал судебно-медицинским экспертом и успел привыкнуть к стенам родного моргешника.
  Шаркая резиновыми подошвами тапочек по цементному полу, Штекман подошёл к ближайшему от двери левому столу, напротив которого висела керамическая раковина, и внимательно осмотрел раздетое санитарами тело молодого человека, лежащее на мраморной поверхности. Была ночь. Штекман заступил на очередное дежурство и уже успел врезать по водочке под пивко вместе со вторым дежурным экспертом и младшим персоналом, когда от него потребовали произвести вскрытие только что доставленного трупа. Следователь настоял на немедленном проведении экспертизы, но Борис Наумович не спешил. Он знал, что до утра полно времени, а раньше следак не придёт. Штекман присел к столу и быстро заполнил шапку бланка заключения эксперта.
  Схема заключения эксперта по исследованию трупа
  Учреждение - Бюро судмедэкспертизы ГУЗЛ
  Дата - 13 июня 1991 года
  _____________________________________________________________________
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА
  (Экспертиза трупа)
  № 511
  От "13"___________июня____________________1991____г. с "00" до "03"_____
  часов при ___плохой___ погоде и __электрическом__ освещении, на основании
  ___постановления о назначении экспертизы ст. следователя прокуратуры____
  ___Московского р-на г. Санкт-Петербурга Д. В. Борисенко_________________
  от "12" июня________ 1991___г. № 612-00__________________
  в помещении ____1-го городского судебно-медицинского морга______________
  судебно-медицинский(е) эксперт(ы) ассистент кафедры судебной медицины___
   (должность, место работы,
  ЛГСМИ Штекман Борис Наумович, стаж работы 13 лет, кандидат_________
   фамилия, имя, отчество, специальность, стаж,
  медицинских наук______________________________________________________
   категория, учёная степень и звание)
  произвел(и) судебно-медицинскую экспертизу трупа ___гр-на__ Гетца_______
  __________Яна Карловича________________________________________
  (фамилия, имя, отчество умершего)
  рождения 1965 г. (___26______лет).
  Права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82____УПК ___РСФСР___ СССР, разъяснены; об ответственности за отказ или уклонение от дачи заключения или дачу заведомо ложного заключения по ст. ст. 181 и 182 УК ___РСФСР_____СССР предупреждён.
  Эксперт(ы) ______________________________________________________
   подпись(и)
  При экспертизе присутствовали ____________________________________
  Вопросы, подлежащие разрешению при экспертизе, и другие разделы "Заключения эксперта" излагаются на следующих ___________________ листах.
  
  Следующие листы были посвящены обстоятельству дела, но заполнять их Штекман не стал, а приступил к наружному исследованию. Нацепив длинный полиэтиленовый передник, нарукавники и резиновые перчатки, он обошёл лежащий головой к окну труп и остановился, задумчиво поджав губы. Затем решительно приблизился к двери, запер на ключ. Из сопроводительного листа "Скорой помощи" Штекман узнал, что парень умер от остановки сердца. Так везло нечасто - несмотря на множественные прижизненные повреждения, труп вполне годился для проведения эксперимента.
  У Бориса Наумовича вошло в привычку начинать осмотр в одиночку и лишь потом приглашать врача-лаборанта. Уединясь в секционной, он предавался своему странному хобби, пытаясь вернуть жизнь в мёртвое тело или хотя бы заставить труп двигаться при помощи магических ритуалов, изучению которых уделял немало свободного времени. Штекман верил в колдовство, он много читал о шаманах и вуду, а по телевизору с завистью наблюдал достижения Юрия Лонго. Штекман как врач не верил колдуну, при помощи пассов заставляющего труп садиться, но холостяцкая жизнь была настолько пресной и скучной, что поневоле займёшься магией. К тому же хотелось славы. Темой ненаписанной докторской диссертации Борис Наумович избрал возобновление процесса обмена веществ в организме человека с нулевого цикла. Наука считает, что божественный дар - жизнь есть набор химических реакций, нарушение обмена веществ приводит к болезни, остановка - к смерти. Штекман, подобно большинству прозекторов, верил, что жизнь дана Богом, и хотел научиться возвращать душу с небес.
  Поэтому, когда ему назначали труп без тяжёлых повреждений, судмедэксперт предавался приватному хобби. Сегодня он решил испытать способ маори - древней народности Океании. Как обычно, заступая на дежурство, он имел при себе полный текст заклинания и необходимые ингредиенты. Наступила полночь, можно было начинать.
  Штекман снял перчатки, натёр ладони охрой, смешанной с акульим жиром (каких денег стоило достать эту вонючую дрянь!), и взял в рот три длинных листа священного льна.
  - Ао мана рангатира, ваируа рарохенга, - запел он сквозь зубы могущественную каракиа, заклинание, которым пользовался тохунга с Северного острова Новой Зеландии, оживляя павших воинов. Крутость колдуна однако же не помешала британским колониальным войскам наладить ему под ухо пеньковый галстук. Но Штекман верил, что испытанная веками каракиа поможет ему запустить обмен веществ в трупе или призвать душу умершего, или что она там делает... Он всегда старался убедить себя в успехе. Впрочем, самовнушение никогда не помогало.
  Заклинание было длинным и Штекман поначалу думал, что будет, если в секционный зал кто-нибудь войдёт. Например, новый лаборант, ещё не знавший о его странностях. Могут уволить. И так уже слухи ходят чёрт знает какие. Затем монотонный ритм взял своё и заставил сосредоточиться. Борис Наумович допел до конца, чувствуя, как становятся ватными ноги и начинает жутко болеть голова, чего раньше никогда не было.
  Под окном больницы завыла собака.
  "Всё", - разочарованно подумал Штекман и выплюнул священные листья. Он привык к неудачным опытам, хотя каждый раз надеялся на положительный результат. Труп не вскочил, не начал ходить и говорить, даже не дёрнул ресницами. На всякий случай Штекман раздвинул веко и сдавил с боков глазное яблоко. Зрачок сузился. У живого человека форма зрачка не меняется.
  "Опять неудача, - заключил Штекман. - Можно приступать к вскрытию".
  Сильно захотелось курить. Он смыл с рук охру, тщательно оттерев ладони бруском хозяйственного мыла. Акулий жир обладал удивительной способностью въедаться в кожу. Штекман прикинул, что в баночке волшебной смеси хватит ещё не на один раз, и чертыхнулся. Листья новозеландского льна, доставшиеся бесплатно, благодаря любовной переписке через Клуб международных знакомств, тоже есть в запасе. Он подошёл к столу, на котором лежали сигареты, достал "аполлонину" и прикурил. В башке шумело. "Не надо было пиво с водкой мешать, - запоздало раскаялся Штекман. - Развезло малость. Может быть из-за опьянения ничего не получилось?" Собака, живущая на территории больничного комплекса, завыла громче. К ней присоединилась ещё одна, наверное, подруга или друг, чёрт их разберёт.
  - Что они разорались, заразы, - раздражённо пробурчал эксперт и опустил задницу на стол, выдувая носом две сизые струи табачного дыма. Но тут слова застряли у него в горле. Труп начал шевелиться. По телу Штекмана пробежал холодок.
  "Добился-таки своего, добился!" - мелькнула победная мысль. Однако, несмотря на дикий восторг и на то, что в секционной было тепло, Штекмана бил озноб. Труп задвигался сильнее и сел. Борису Наумовичу захотелось как можно скорее открыть дверь и бежать. Он так бы и поступил, но в душу вдруг закралось подозрение, что человек, лежащий на столе, не был мёртв. Жизнь теплилась в нём, а сейчас он пришёл в себя, как иногда случается во врачебной практике. Штекман оторвал зад от столешницы и машинально бросил окурок в закопчённую консервную банку. Значит, привезли живого в морг, а он возьми и очнись. Получается, что именно Борис Наумович обнаружил признаки жизни и сумел оказать первую помощь. Очень хорошо! Врачу "скорой" поставят клизму объёмом с ведро. Тоже пьян небось был. Слава Богу, что вскрытие не стал делать. Вот бы резанул по живому-то!
  Так думал Штекман, уставясь на поднявшегося с прозекторского стола человека. В то же время опыт подсказывал ему, что врачебной ошибки не могло быть. Он сам наблюдал признаки ранних посмертных изменений: трупные пятна, образующиеся от стекания крови и лимфы в низлежащие венозные сосуды; пятна Лярше, появляющиеся при высыхании кожи; да и окоченение не вызывало никаких сомнений в смерти гр-на Гетца Яна Карловича двадцати шести лет. И всё же сомнения были. Практика судебной медицины заверяла в том, что мёртвые не оживают. И если сейчас сделать то, что очень хочется - выскочить из секционного зала - позора не оберёшься. Борис Наумович не хотел, чтобы коллеги подтрунивали над ним. Он решил проявить храбрость и остаться. Больному наверняка требуется медицинская помощь и он её окажет. Надо иметь невероятную смелость, чтобы сунуться к вставшему с прозекторского стола трупу. Об этом случае потом легенды будут ходить. Его зауважают. И Штекман решил остаться, потому что каждый выбирает то, чего ему не хватает.
  Человек, между тем, сделал несколько неуверенных шагов, придерживаясь рукой за мраморную столешницу. Впечатление было такое, будто трупное окоченение ещё не прошло. "Очень слаб, - решил Штекман, - сейчас упадёт". Он деликатно кашлянул, чтобы не напугать больного и обратить на себя внимание. И обратил.
  "Господи, какие пустые и холодные глаза", - успел подумать он, прежде чем оживший приблизился к нему и произнёс:
  - Ты дал мне Силу - ты первый и умрёшь.
  "Не убегу, замок отпирать долго", - мелькнула мысль. Она была последней. Твёрдый, словно стальной кулак мертвеца выметнулся вперёд с нечеловеческой силой и скоростью, и раздробил лобные кости. Штекман покачнулся и рухнул на пол. Ои-цуки - прямой удар кулаком - был настолько безупречен, что эксперта даже не отбросило. Он рухнул на месте, из носа и ушей потекла кровь, заливая цемент, и растеклась на нём тёмной лужей, красновато поблескивающей в холодном свете люминесцентных ламп. Безучастно наблюдавший за конвульсиями Гетц медленно огляделся, дожидаясь наступления смерти. Ключ торчал в замочной скважине. Повернуть его, чтобы обрести свободу, ничего не стоило.
  Дверь в прозекторскую была прикрыта, из-под неё просачивалась полоска света, доносились смех и аппетитное позвякивание. Гетц медленно двигался по коридору, бесстрастно осматривая пространство перед собой. К санитарам и второму дежурному судмедэксперту он заходить не стал. Эти люди находились вне сферы его интересов. Яну требовалась месть, сладострастное упоение которой принесёт долгожданный покой. После смерти он томился. Неземные страдания были отягощены сознанием того, что облегчение зависит от посторонних людей, которые об этом даже не предполагают. Но теперь он каким-то образом вернулся и сможет своими силами обеспечить мир и покой. Он должен найти и убить всех причастных к его смерти, тех, кто убил его, и тех, кто послал на смерть. А также тех, кто будет мешать. Жажда мести горела в нём. Постижение потусторонних мучений превосходило всякое человеческое уразумение. Ян знал, что это такое, и хотел обрести покой. Ради него он был на всё готов. Злобная мудрость мерцала в его глазах. Гетц шёл вперёд.
  Он был одет в свой спортивный костюм и куртку с надписью "Додзо Шото-кан" на спине. На их счастье, санитары не стали резать эластичную одежду, а просто стащили её с трупа. Она лежала в секционном зале, искать её не пришлось. Не замеченный никем, Гетц вышел из морга. На улице было свежо, но мертвеца это не волновало. Всё равно его температура за счёт испарения жидкости с поверхности тела будет чуть ниже температуры окружающей среды. Он ещё не успел остыть - с момента остановки сердца прошло всего несколько часов - и трупное окоченение исчезло почти незаметно. Гетц снова обрёл подвижность, только душа потеряла покой.
  На заднем дворе больницы, в своей будке скорчилась беспородная собака, которую все звали как хотели. Никогда она ещё не чувствовала так близко присутствие смерти и в ужасе стремилась забиться в дальний угол, чтобы её не было видно.
  Гетц остановился и холодно посмотрел на неё. Собака дрожала, еле слышно скуля, елозя лапами, и наконец описалась. Она даже не обрадовалась, когда неживое существо двинулось дальше. Когда Гетц выходил за ворота больницы, старая сука умерла. Животные тоже подвержены воздействию стресса.
  ***
  Коневу не спалось. Это был самый тяжёлый день в его жизни. Разборка, смерть друга, общение со следственно-оперативной группой... Много было всего неприятного, слишком много, чтобы заснуть. Все беды навалились на него разом. Андрей едва удержался, чтобы не заплакать. Лицо его обиженно скривилось. Хорошо, что в темноте не видно.
  - Не грусти, родной, ладно? - ладошка Елены погладила его по груди.
  - Яна жалко, - Андрей вздохнул.
  На самом деле ему было жалко себя и ещё больше - денег. Он знал, что вернуть их уже не удастся. Он ничего не сказал следователю о "пробитых мужиках", дабы не обнародовать сокрытую от компаньонов попытку навариться. Пришлось выдумать нападение хулиганов, которые приласкали Яна шокером. Теперь, когда ко лжи компаньонам и Бориславским примешались заведомо ложные показания, прояснить дело стало совсем невозможно. Андрею делалось нестерпимо горько оттого, что он сам прикрывает подонков и лишает себя возможности сохранить лицо перед ленкиными родителями. Что говорить им, когда придёт время отдавать долги? Со временем он их, конечно, вернёт, но репутация надёжного в деловом плане зятя будет безнадёжно испорчена. Ещё в душе ворочался потаённый страх, как бы мужики сами не наехали. Увидели, что слабый, могут кинуть предъяву и тогда начнут доить... Как защититься в этом случае? К крыше обращаться нельзя - узнают компаньоны и сотрудничеству с ними наступит конец. Кинуться в милицию? Тогда всплывёт коммерческая подоплёка "займа" и, в результате, придётся общаться с ОБХСС.
  Думки его угнетали. Вдобавок, на завтра маячил пренеприятнейший разговор с родителями Яна. Карла Гюнтеровича и Гражину Войцеховну он знал немного. Менты им сообщили о смерти сына и будет трудно выдумывать лживые подробности. Андрей представил все проблемы даже закряхтел от жалости к себе.
  - Ты что, родной? - забеспокоилась Лена.
  - Я по уши в дерьме, - пробормотал Андрей и понял, что говорит словами американского боевика.
  Тогда на его глаза навернулись настоящие слёзы.
  ***
  Он поднялся на третий этаж и позвонил. Долго было тихо, затем из-за двери спросили:
  - Кто там?
  - Я к Денису, - сказал Гетц.
  На лестнице было темно, в глазок ничего не увидишь, поэтому дверь приоткрылась на ширину цепочки.
  - А вы кто? - вялый спросоня голос принадлежал девке в красном свитере. - Я вас не знаю.
  - Знаете, - коротко ответил Гетц. - Меня вчера здесь убили.
  Мощный тэйшо-учи разорвал цепочку, дверь сбила женщину с ног. Гетц просочился в прихожую, тут же навис над нею и обрушил ступню ей на рёбра. Девка гулко рыгнула, грудная клетка её промялась, раздирая лёгкое осколками рёбер. Она забулькала, судорожно набирая воздух. Второй такой же удар остановил ей сердце. Изо рта ударил пенистый фонтан алой артериальной крови.
  Гетц повернул голову в сторону комнаты, откуда никто не выходил. Денис затаился, нервозно мацая волнистую рукоять электрошокера. Звериная осторожность уголовника удерживала от опрометчивых поступков. Ирка пусть сама выкручивается, как может, а уж он сам за себя постоит. Денис ждал. Сегодня он убедился, как надёжно действует шокер. Но рэкетиру, видать, мало показалось. Хочет ещё - пожалуйста! Он, наверное, полный отморозок. Но ничего, и не таких ломали.
  Гетц вошёл в комнату и притаившийся Денис ткнул ему электродами в бок. Знакомое ощущение проходящего сквозь тело разряда на этот раз не парализовало Гетца. Яна тряхнуло. Он рубанул предплечьем сверху-вниз и выбил шокер. Рука Дениса повисла. Уголовник отпрыгнул, но маневрировать в тесной спальне было негде. Хлёсткий маваши-гэри сломал другую руку. Холодные жёсткие пальцы крепко сжали горло, не давая закричать.
  - Вот я и вернулся, - холодным и блеклым словно мраморная плита голосом произнёс Гетц.
  Стиснутое жёстким захватом горло мужлана не могло издать ни звука, но лицо его искривилось и задрожало.
  - Говори, - приказал Гетц. Странно вибрирующий голос его проникал в сознание Дениса, перекрывал боль и заставлял подчиняться. - Где они живут?
  Холодные пальцы слегка разжались.
  - Иг... Игоря только знаю адрес, - прохрипел "пробитый мужик". Даже в такую минуту он не осмелился сдать второго своего корефана. Он справедливо полагал, что Олег за это убьёт, а Денису очень хотелось жить.
  - А второй? - спросил Ян, когда узнал адрес Игоря.
  - Олег... живёт где придётся, - из последних сил соврал Денис. - Не знаю, зуб даю!
  - Зачем мне твой зуб? - бесстрастным голосом произнёс Гетц. - Мне твоя жизнь нужна.
  - Не убивай, земляк... - Денис вдруг почувствовал, что сейчас заорёт от страшной боли в сломанных руках.
  - Смерть за смерть, - Гетц выпустил горло уголовника и обрушил по корпусу град жестоких ударов.
  Превращённый на несколько секунд в макевару Денис отлетел на тахту и с неё сполз на коврик. Повреждения, нанесённые крепкими набитыми кулаками, были несовместимы с жизнью. Загибаться ему предстояло долго и мучительно. Провожаемый затяжным хрипом, Гетц удалился, кинув взгляд на часы, тикавшие в прихожей. Начало второго. Игорь жил неподалёку.
  ***
  Гости разошлись к часу ночи, однако Игорь с тестем решили не вставать из-за стола, пока вся водка не будет выпита. Когда намеченный план был уже почти выполнен, в прихожей раздался звонок.
  - Никак наши вернулись, - удивился Игорь.
  - Забыли, наверное, что-нибудь, - предположила тёща.
  Жена пошла открывать, но почему-то задерживалась.
  - Ну-ка, сынок, глянь, что там такое, - сказал Игорь, обеспокоено косясь в сторону прихожей.
  Мальчик выбрался из-за стола и исчез в коридоре.
  - Папа, - крикнул он, - к тебе пришли!
  До Игорева дома Ян добрался пешком. Убив женщину, открывшую дверь, он выдернул тело на лестничную площадку, уложил к стеночке и вошёл в квартиру. Из комнаты появился мальчишка лет тринадцати и удивлённо ставился на него.
  - Где Игорь? - спросил Гетц.
  - Там, - парень мотнул головой. - Папа, к тебе пришли!
  Оттолкнув его, Гетц прошёл в гостиную и увидел лысого, сидящего за столом. Тот вытаращился на него, затем, видимо, узнал, потому что начал спешно подниматься со стула, ухватив за горлышко водочную бутылку.
  - Т-ты чего это, а? - заикаясь проорал он.
  Гетц молча двинулся к нему.
  - Папаша, мочите его, гада! - взвизгнул коротышка и запустил бутылкой в голову Яну. Гетц уклонился, посудина хряпнулась о стену, оставляя мокрое пятно, зазвенели по паркету осколки. Тесть мужественно полез на подмогу. Пришлось на него отвлечься, чтобы нейтрализовать возможную помеху. Старик упал, истошно сипя, обхватив руками перебитую гортань.
  - Я пришёл за тобой, - холодно произнёс Гетц. - Я мёртв, и ты будешь мёртв.
  Лысый протрезвел и лапнул со скатерти кухонный нож с длинным широким лезвием, которым разделывался пирог. Почувствовав оружие и осмелев, он стал боком придвигаться к отморозку. Недобитый рэкетир встал, положив руку на плечо сидящей тёщи, замершей от страха.
  - Папка! - крикнул сынок. Отоморзок инстинктивно обернулся к нему.
  Дальше всё произошло очень быстро. Игорь ринулся в атаку, целя в живот. Но Гетц и не думал отвлекаться, он лишь спровоцировал нападение. Вздёрнув тёщу за плечи, но подставил её под нож, а сам увильнул в сторону, ловя встречное движение мальчишки, который замахнулся на него табуреткой. Почти невидимый глазом мае-гэри вышиб табурет из рук парня, а последовавший хлёсткий маваши по челюсти сбил его с ног.
  Ян отпустил старуху. Она грузно плюхнулась на пол. Лысый отпрянул, сжимая в окровавленных пальцах вырванный из тёщиного пуза нож. В голове его помутилось.
  - Аааа! - заорал он, прыгнув на Гетца. Ян в который раз не ожидал от коротышки такой резвости и снова пропустил удар. Лезвие до половины вошло в живот и застряло там, удерживаемое напряжёнными мышцами. Гетц врезал Игорю ладонью в лоб и отшвырнул к стене. Убивать его было пока рано.
  Оставался сынок. Отпрыск, унаследовавший от отца звериную живучесть, поднялся на ноги и потянулся за отбитым бутылочным горлышком. Гетц не стал оставлять в тылу опасного зверёныша. Он вырвал из своего живота нож, всадил его пареньку в брюшину и добавил по рукоятке коленом, вмиг располосовав мальчишку до середины груди. Брякнулась на паркет, "розочка". Вслед за нею вывалились окровавленные потроха. Гетц выпустил нож и тело глухо шлёпнулось на пол, прямо в натёкшую лужу, обдав красными брызгами стену и пол вокруг.
  Игорь застыл, вжимаясь в стену. От страха он уже ничего не соображал. Жуткий отморозок приблизился и притянул за голову к своему лицу, холодному, словно дохлая рыба.
  - Мне нужен Олег, - мертвенным голосом произнёс он. - Назови адрес.
  Игорь преданно посмотрел в глаза Гетца. В них он увидел пустоту и эта пустота завораживала.
  - Улица Влада Тепеша, бывшая Дмитрова, - послушно сообщил он, - угол Будапештской. Дом девять, квартира пятьдесят три.
  - Точно?
  - Век воли не видать!
  - Не видать, - злорадно проскрежетал Гетц, - но я тебя освобождаю!
  Гетц дёрнул Игоря за плечо, развернул и ударил по шее ребром ладони. Лысый моментально обмяк, будто его выключили. Седьмой остистый позвонок, вогнанный в позвоночный столб, словно гильотина перерезал спинной мозг. Переступая через трупы, Гетц оставил осиротевшее жильё. Любой ценой он стремился обрести покой.
  ***
  Лена проснулась в тревоге. Ей снилось что-то... очень нехорошее. Она полежала в темноте с открытыми глазами, села, нашарила тапочки и пошла в ванную. Почему-то заперевшись на задвижку, стала разглядывать в зеркало своё молодое красивое тело. Изменения пока не были заметны, но недавнее обследование подтвердило нормально протекающую беременность. Лена погладила живот и улыбнулась. У неё будет ребёнок. Мальчик. От Андрея. Она пока ничего не сказала своему будущему мужу, но не сомневалась, что это его обрадует и ещё крепче привяжет к ней. Лена улыбнулась и тихо вздохнула. Ей предстояли долгие месяцы вынашивания плода.
  3
  Гетц потратил порядочно времени, чтобы поймать такси. Редкие в поздний час машины не останавливались, однако топать через весь город было слишком долго. Сочившийся из разреза желудочный сок вперемешку с кровью выделялся на куртке тёмным пятном, и Ян водителям доверия не внушал. Наконец, профессионал на жёлтой "Волге" соизволил тормознуть. Пожилой водила заломил ночную расценку, против которой Гетц нисколько не возражал. Он был согласен заплатить любую сумму. Или не заплатить. Ему было всё равно. Он даже не знал, сколько денег у него осталось. Однако пригоршня скомканных бумажек, извлечённых по требованию шофёра, выглядела вполне убедительно. Заурчал мотор, и такси помчалось по пустынной дороге, проскакивая перекрёстки с мигающими жёлтыми светофорами.
  Всю дорогу водила думал, кого напоминает ему странный пассажир. Наконец сообразил: не кого, а что - похороны матери. Она лежала в гробу, густо намазанная розовой пудрой, и от неё исходил такой же запах... "Точно, с придурью мужчина, - решил таксист. - Наверняка в морге работает. Заторможенный какой-то, а они там все шизанутые." Шофёр не знал, что так мерзко пахнет смесь сероводорода, а также этиловых и метиловых соединений меркаптана, выделяющихся при разложении трупа. Он подумал, что воняет формалином, но спросить об этом у клиента не решился. С некоторым облегчением отыскал нужный дом и остановил у парадного.
  - Приехали, - сообщил он.
  Клиент молча вынул руку из кармана и сунул водителю ком смятых купюр. Вылез и, ни слова не говоря, хлопнул дверцей.
  "Псих, в натуре, чокнутый, - мысленно сплюнул водила и вырулил на Будапештскую. Деньги он почему-то не положил в карман, а брезгливо закинул в бардачок. - Ну и хрен с ним, больше посадок, больше осадок!" И подрулил к куковавшей на тротуаре поддатой парочке, которой срочно приспичило попутешествовать.
  Гетц остановился у квартиры пятьдесят три. Дверь была одна, хлипкая, обитая коричневым дерматином. К тому же, Ян не думал, что ему откроют. Он врезал сокрушительный ои-цуки прямо в замочную скважину, стараясь попасть как можно ближе к косяку. Хрупнуло дерево, дверь распахнулась и ударила в стену. Гетц вошёл в квартиру.
  Последний "пробитый мужик", которого пуще смерти боялся Денис, был человеком кручёным. Он мгновенно проснулся и пружиной взлетел с постели, допрыгнул до шкафчика и вмиг выудил из под него приклеенный липкой лентой пистолет Токарева. В свете прожектора, бившего с территории детского сада, он узнал вчерашнего рэкетира, наехавшего по поводу денег. Пацан работал в одиночку. Подобная отвага отморозка одновременно настораживала и вызывала уважение.
  - Погодь, братуха, - дружелюбно сказал Олег, держа вошедшего на прицеле. - Ты не кидайся на меня, поговорим, по-мирному разойдёмся.
  - Ствол опусти, - ответил Гетц.
  Уголовник действительно опустил оружие и тогда Ян быстро шагнул к нему. Он хотел ударом кулака разорвать мочевой пузырь и заставить убийцу медленно и мучительно умирать. Пистолет сам по себе был не страшен. Что ему теперь может сделать пуля?
  "Пробитый мужик" опередил его. Блеснула длинная полоса огня, оглушительный выстрел расколол тишину спящего дома. Сильный толчок в левую ногу швырнул Гетца на пол. Олег перескочил через упавшее тело и в одних трусах выскочил из квартиры. Ян поднялся и двинулся за ним.
  Олег бегом спускался по лестнице. Ниже, ниже, ещё ниже. Он услышал, как загудел лифт и понял, что отморозок опередит, даже раненый. Тогда он бросился наверх. Обратно в хату, а там будь что будет.
  Подъём сильно вымотал его. Олег почти добежал до квартиры, когда из-за угла лестничной клетки выметнулась тень, схватила за руку, дёрнула и впечатала головой в стену. Олег на мгновение потерял сознание и пришёл в себя, когда его подняли за грудки.
  - Ты меня убил, - мёртвым голосом произнёс Гетц. - Теперь я убью тебя.
  Олег не понял, что он говорит, но когда в рот воткнулось дуло его собственного пистолета, сразу всё понял.
  - Погодь, помиримся... - выдохнул он, чтобы как-то завязать разговор и вымолить себе жизнь. - Ты денег хочешь? Я дам.
  Но Яну деньги были ни к чему. Он трижды нажал на спусковой крючок. Пули высадили Олеговы мозги на стену и потолок, обильно заляпав кровью свежую побелку. Тело как тряпичное рухнуло на пол. Мертвец постоял над ним. Бросил на грудь убитому пистолет и вызвал лифт, который отправил вниз, чтобы обмануть Олега. Пуля расщепила берцовую кость и Ян хотел поберечь опорно-двигательный аппарат. Нога ещё пригодится. Боли он не чувствовал, но повреждения ощущал. Страшила мысль о том, что месть не удастся закончить. Гетц сознавал, что разлагается. Мышцы стали утрачивать быстроту и взрывную силу, превращаясь в бесполезную массу. Надо торопиться. И тогда наступит покой.
  ***
  Лена вернулась в кровать и долго пыталась заснуть, но не могла. Странное беспокойство не проходило, только усиливалось. Поворочавшись, она принялась тормошить посапывающего Андрея.
  - Андрюшенька, миленький, ну не спи, - она поцеловала его в плечо. - Андрю-уша!
  Андрей застонал и проснулся.
  - Что такое? - он не мог предположить, для чего понадобился жене среди ночи.
  - Поедем на дачу, любимый, прямо сейчас, а?
  - На какую дачу? - пробормотал Андрей.
  - К тебе на дачу.
  - Ты что? - Конев нашарил на тумбочке часы и включил подсветку. - Четыре часа ночи! Ты с ума сошла.
  - Ну поехали, я хочу сейчас!
  - Лена, - взмолился Андрей, - я серьёзно: четыре часа ночи, я спать хочу, на завтра дел полно. Какая может быть дача?!
  - Сейчас, сейчас, - Лена заплакала.
  - Да что с тобой? - Андрей зажёг торшер и сел. - Лен, что случилось?
  - Не знаю, мне страшно, хочу уехать.
  - На завтра же дел полно. К родителям Яна хотел зайти, мы договорились, да и на фирме надо появиться.
  - Андрюша, родненький, ну, пожалуйста! - зарыдала Лена, почувствовав, что он поддаётся.
  "Чего так капризничает? Странно, - ранее таких причуд за Еленой не замечалось и Конев насторожился. - Может, беременна?"
  - А с родителями как? - спросил он.
  - Потом заедем, мы им со станции позвоним, Андрюша, - Лена подняла на него покрасневшие от слёз глаза, и Конев сдался.
  - Хорошо, поехали, - он слез с кровати и начал одеваться.
  Лена радостно вскочила, по-собачьи преданно глядя на него.
  "Ерунда какая-то, - подумал Андрей, - что это на неё нашло?"
  - Я внизу буду ждать, - хмуро пробормотал Конев, проверяя документы и ключи от машины.
  Терзаемый подозрениями, никак не связанными с истинной причиной тревоги Лены, он спустился и стал прогревать мотор. Жена появилась ровно через десять минут, накрашенная, с сумкой в руке. Подобной резвости Андрей от неё не ждал и очень удивился. Он привычным жестом распахнул правую дверцу и принял тяжёлый мешок. "Даже поесть взяла!" - изумился Конев. Он бы ещё больше удивился, узнай, что Елена успела отзвониться родителям. Она и сама толком не понимала, что с ней творится, только ей стало вдруг очень неуютно и одиноко.
  - Поехали, - сказала Лена, напряжённо глядя в освещённые фарами деревья.
  Андрей догадался, что она чем-то напугана, но решил до утра в подробности не вдаваться, а расспросить жену на свежую голову. Возможно, её удастся успокоить, вернуться в город и днём обделать всё намеченное. Скорее всего, так и будет.
  Если бы он знал, что этой спешкой спасает её, себя и своего не родившегося ребёнка, досада сразу бы уступила место радости.
  ***
  Гетц нажал на кнопку звонка. Потом ещё раз и ещё. В квартире была тишина. Куда он мог подеваться? Гетц не мог ждать, и не стал.
  Акцентированный удар кулаком вынес дверь, разворотив косяк, на котором было укреплено два замка. Гетц быстро прошёлся по комнатам. Пусто. На кухне, в туалете и ванной тоже никого. Куда он подевался? На работу ушёл? Гетц посмотрел на часы. Двадцать минут восьмого. Добираться из Купчина до Гражданки на своих двоих оказалось неимоверно долго. Но его никто не подвёз, да и машины в эту пору не ездили. Вот и пришлось идти, перенапрягая раненую ногу. Кость могла сломаться в любой момент, а Гетц пуще всего боялся вечных мучений не отмщенной души.
  Раз дома нет, значит надо искать его в офисе. Ян бывал у Конева на работе и знал, как туда добраться. Наступило утро и начинал ходить транспорт.
  ***
  Дом был большой, двухэтажный. Родители отписали дачу Андрею, чтобы он платил за неё налог и общался по коммунальным вопросам. Конев любил бывать там. Посёлок находился в часе езды на машине и был удалён от железной дороги ровно настолько, чтобы не будил шум проходивших электричек. Андрей загнал машину в сарай, тем временем Лена сняла замки и вступила в пыльную прохладу веранды.
  - Как здесь хорошо, - сказала она. - Андрюша, принеси воды, надо прибраться.
  Колодец был слишком далеко, чтобы вешать насос и подводить воду прямо в дом. К тому же, Андрею было лень заниматься всякими шлангами и сливными трубами, он предпочитал прогуляться с ведром, утешаясь необходимостью физических нагрузок, которые при сидячей работе только пойдут на пользу. Пока он, спотыкаясь в темноту, ходил к колодцу, Лена нашла тряпки и через час гостиная и обе комнаты на первом этаже были приведены в божеский вид. Андрею же очень хотелось спать, но он терпеливо дождался шестичасового завтрака, откушал и помог вымыть посуду. Отложив выяснение отношений на более позднее время, он решил пока не спорить, добрался до постели и заснул. Лена улеглась рядом и долго лежала с закрытыми глазами. Чувство тревоги не отпускало её.
  ***
  Несмотря на раннее утро, в комнатке, арендованной у правления ЖСК, кипела деловая жизнь. Два молодых человека, ровесники Андрея Конева, мучили персональный компьютер, пытаясь разобраться в работе текстового редактора "Лексикон". Редактор требовался, чтобы напечатать договор. Хитрая техника управлению поддавалась с трудом и дело шло плохо.
  Дверь открылась без стука. Компаньоны оглянулись и увидели незнакомца в грязной одежде, молча смотревшего на них.
  - Здравствуйте, - сказал более смышлёный из партнёров Виталик, - вам кого?
  - Могу я видеть Андрея? - поинтересовался неопрятный спортсмен.
  - Его ещё нет, - ответил Виталик. Ему не понравилось это наглое вторжение, которое почему-то вызывало страх, и он поспешил избавиться от непрошеного посетителя: - Дома, наверное. Когда подъедет, что ему передать?
  Правильно поняв предложение уйти, Гетц так и сделал, а компаньоны вернулись к своей работе. Они не обменялись репликами, ни даже взглядами, поскольку считали себя очень интеллигентными господами, но оба составили неблагоприятное мнение о Коневе, имеющем друзей столь бомжовского вида.
  Получив отрицательный ответ, Гетц не стал долго раздумывать. Конечно, Андрей мог находиться в пути, а мог быть и у Лены Бориславской. (По привычке он называл её девичьей фамилией.) С ней тоже следовало расправиться, так как с её подачи заварилась вся каша. Уж она-то наверняка дома. Вполне возможно, что и Андрей там ночует, но если его нет, тогда он сначала убьёт Лену, а Конева найдёт позже. Всё равно он никуда не денется.
  Ян дождался автобуса и влез в его переполненное нутро.
  ***
  Лена крепко обняла похрапывающего Андрея. Уже совсем рассвело. Внезапно её захотелось плакать. Она не могла понять, почему. Слёзы сами текли из глаз и вскоре подушка стала совсем мокрой.
  ***
  Ранний звонок не удивил Лину Яковлевну, жену профессора Бориславского. Она привыкла, что муж принимает зачёты на дому, и не возражала, полагая, что он лучше знает, как надо работать.
  - Коля, это к тебе? - спросила она из кухни.
  - Что, Лина? - крикнул из кабинета Бориславский, который не расслышал и следовал сложившемуся ритуалу: формальный вопрос подразумевал формальный ответ, хотя бы в виде вопроса.
  Лина Яковлевна слишком поздно догадалась, что ранний визитёр - не экзаменуемый. Вряд ли Николай Анатольевич допустил к себе такого неряху, от которого, вдобавок, плохо пахло. Высокий, спортивного телосложения, он был несколько старше обычных студентов и годился Елене в ровесники. Визитёр не мигая смотрел поверх её головы, даже забыв поздороваться.
  - Что вам угодно, молодой человек? - с неприязнью спросила Лина Яковлевна, потеряв терпение и желая поскорее избавиться от незваного гостя.
  Взгляд незнакомца медленно переместился на неё и он соизволил открыть рот.
  - Мне нужна Лена Бориславская, - произнёс он глуховатым голосом падшего человека. - Она дома?
  - Её нет, - холодно ответила Лина Яковлевна. - Они с Андреем уехали на дачу.
  - К кому на дачу? - уточнил незнакомец.
  Лине Яковлевне не понравилось, что он называет Елену прежней, девичьей, фамилией. Очевидно, визитёр давно не встречал её. Кто он? Откуда приехал и почему такой странный? Может быть он - наркоман?! Последняя догадка поразила жену профессора и она враждебным тоном осведомилась:
  - А вы, собственно, кто?
  - Я её друг.
  - Что-то я не припомню таких друзей, - Лина Яковлевна была права. Она ни разу не видела Яна, потому что он посещал дом Бориславских в её отсутствие. - Как вас зовут?
  - Меня больше не зовут, - впервые в глазах незнакомца промелькнуло что-то, похожее на эмоцию. И Лина Яковлевна с ужасом поняла, что это - злое, демоническое торжество. - Теперь я сам прихожу! Так они на даче у кого?
  Вопрос вывел Лину Яковлевну из себя. Молодой человек был явный хам и его следовало проучить. Она быстро отступила вглубь коридора и налегла на дверь, но закрыть не удалось. Незнакомец выставил вперёд руку, отпихнул преграду и бесцеремонно вторгся в прихожую. Лина Яковлевна обомлела от такого нахальства и хотела закричать, но незнакомец снова опередил. Его реплика была короткой:
  - Не спеши, - затем воткнул твёрдые как гвозди указательные пальцы в уши Бориславской и погрузил их, разрывая внутренние ткани, пока не достал до мозга. Это совершилось очень быстро.
  - Ах! - вскрикнула Лина Яковлевна, прежде чем умереть.
  Гетц прошёл в кабинет. Профессор Бориславский читал, сидя в кресле. Он был настолько увлечён, что поднял глаза, лишь когда посетитель оказался рядом.
  - Здравствуйте, - вежливо сказал Гетц, - я к вам.
  - Здравствуйте, - отозвался Николай Анатольевич, - а вы кто?
  Ян с усилием растянул лицевые мускулы в вежливую улыбку.
  - Я друг Елены и мне срочно нужно её разыскать. Говорят, она уехала...
  - Да, на дачу. С мужем, Андреем. Вы его знаете?
  - Конева? Мы с ним учились. А на какую дачу они поехали, к нему или к вам?
  - К нему, - ответил словоохотливый профессор. - Это было так неожиданно. Они уехали очень рано утром. А у вас, наверное, были назначены дела?
  - Да, - кивнул Гетц. - Намечалась очень важная встреча.
  - Вы знаете, где дача?
  - Да, спасибо. Я сейчас к ним поеду.
  - Я вас провожу, - Николай Анатольевич поднялся.
  В коридоре Бориславский увидел труп жены и остолбенел.
  - А... - начал он, но договорить ему Гетц не дал. Он развернулся, вломив профессору кулаком по височной впадине. Бориславский отлетел к стене, шваркнулся о неё и, уже мёртвый, сполз на пол.
  Ян с медленно разжал пальцы, пошевелил ими, снова сжал и сомнением посмотрел на кулак. Ему очень не понравился удар. Мышцы потеряли взрывную силу. Гетц не знал, почему. Он не чувствовал, как ткани размягчаются под воздействием аэробных микроорганизмов. Тело, в котором остановился обмен веществ, неминуемо должно начать разлагаться. Видимые признаки - зеленоватые пятна и образующаяся вследствие гниения крови грязно-зелёная венозная сеть - ещё не проступили на коже, но дело к тому шло. Течение Силы значительно ускоряло процесс распада. Как и у всякого мертвеца, организм Яна растворялся изнутри протеолитическими ферментами. Гетц даже не подозревал об этом, но если самопереваривание слизистой оболочки желудка и тонкого кишечника его не волновало, то нарушение упругости мышечной ткани ставило под угрозу великую цель. Обрести покой - вот что хотел Ян в грубом материальном мире. Только отмщение, и больше ничего. Главным орудием оставалось его собственное тело, а оно портилось. Следовало торопиться.
  Выйдя на улицу, он долго ловил тачку. Водители игнорировали его. Им не хотелось связываться с громилой, похожим на труп. Гетц потратил впустую минут двадцать. Он злобно посмотрел на небо, откуда палило солнце. Делать нечего, надо рассчитывать только на себя. До Андреевской дачи на автобусе не добраться, а куда ехать на электричке, Гетц не знал. Что же делать?
  Не знаешь, что делать, делай шаг вперёд. Этот принцип он почерпнул из философии каратэ, которое было для Гетца не просто спортом. Это был образ жизни, а после смерти стало способом действия. И Ян сделал шаг вперёд.
  На углу он увидел белую машину дорожно-патрульной службы. Поодаль жирный усатый старлей донимал владельца замызганного "Опеля". Гетц направился к машине и заметил торчащий в замке зажигания ключ. Принцип каратэ не обманул. Ян забрался внутрь.
  Старший лейтенант обернулся на звук хлопнувшей дверцы. Водитель "Опеля" ехидно улыбнулся: приятно наблюдать, как у поганого мусора угоняют служебную машину прямо в его присутствии. Старлей добавил радости, торопливо сунув ему документы, и порысил к своей "шестёрке", шаря рукой по кобуре.
  Гетц умел водить машину, но за рулём не сидел года три. Двигатель заглох, когда он резко отпустил сцепление. Пришлось ставить на нейтраль и снова включать зажигание. В окошке показалось круглое лицо инспектора и ошалелые, по пятаку, бельма.
  - А ну, выйти из машины! - офицер распахнул дверцу и потащил, как ему показалось, уторчанного наркомана за плечо наружу. В правой руке его был зажат "макаров" с девятым страховочным патроном в стволе.
  - Ты в голову не целься, выстрелить может, - пробормотал Гетц. Он не желал лишиться глаза, а то и сразу обоих, поэтому осторожничал. Ян послушно выбрался из салона.
  - Ты чё, наркот, совсем охренел! - распалялся инспектор. - Крыша уже едет?
  Тут он увидел запёкшиеся буроватые потёки на животе и левой ноге угонщика, дыру на футболке, через которую проглядывал мокрый красноватый разрез, и брезгливо замолчал. Старший лейтенант просёк, что связался с конченным отморозком, который наширялся героином настолько, что даже боли не чувствует. И неизвестно, каких выходок от такого героя ждать. Его, наверное, и пуля не остановит, разве что прямо в лоб. "Точно, наркоша, - огорчённо смекнул мент. - Весь в кровище, сам раненый и, наверное, замочил кого-нибудь. Угораздило же!..." Он ещё прикидывал, как будет надевать на ублюдка наручники и засовывать на заднее сиденье, чтобы сообщить по рации в дежурку, когда Гетц перешёл от слов к делу. Убедившись, что ПМ голове не угрожает, он лёгким движением вскинул ладони и рубанул по кисти, державшей пистолет. Правой по запястью изнутри, левой - по тыльной части. Получилось что-то наподобие ножниц. "Макаров" ласточкой мелькнул в воздухе, лязгнул о дверцу и улетел под колёса. Ян завернул инспектору правым локтём в челюсть, левой поймал затылок и пригнул, а коленом пару раз саданул по печени. Живот у старшего лейтенанта оказался рыхлым, пробивался без труда. Офицер сам упал на колени, без посторонней помощи, чем спас себе жизнь. Ян оставил его и сел в машину. Жигулёнок тронулся с места и резво покатил, оставляя обезоруженного хозяина приходить в себя и проклинать коварного наркомана. До КПМ было несколько минут хода. Ян надеялся, что автоинспектор не успеет сообщить об угоне своим коллегам.
  Он успешно проскочил пост на выезде из города, врубил четвёртую передачу и погнал, давая жизни форсированному движку. Дорогу по шоссе до дачи Конева он помнил. Ещё в институтские времена Андрей возил его с друзьями на пикник. Теперь пришла пора Гетцу устраивать праздник духа.
  4
  Устав лежать и плакать, Лена нашла более полезное занятие. Она решила, что Андрей, скорее всего, проснётся во второй половине дня и обрадуется, когда горячий обед будет ждать его. Мясо она захватила из дому и оно ещё не успело замёрзнуть. В холодильнике на нижней полке хранилось немного картошки и луку. На суп хватит. Поставив кастрюлю с водой на электрическую плитку, она собралась чистить овощи, когда снаружи послышался звук подъехавшей машины, скрип калитки и чьи-то шаги.
  - Кто там? - почему-то шёпотом сказала Лена и уронила нож в раковину.
  Она стояла и смотрела перед собой, словно загипнотизированная. Потом сделала усилие и повернула голову, с трудом, будто шея одервенела. Из окна на неё глядел Ян! За стеклом было видно только голову и, казалось, эта голова существует сама по себе, а тела нет и быть не может. Лена моргнула. Призрак не исчез. Но как это может происходить, ведь Яна больше нет?
  Гетц стоял и смотрел. Он не двигался, только злобно улыбался. Лицо его было мёртвым, и от этого становилось ещё страшнее.
  - Уходи, - прошептала Лена. - Ян, пожалуйста, уходи...
  Призрак остался стоять. Лена увидела как на лицо его села муха, повертелась и поползла к глазу. А Ян не обратил на это внимания! Значит, он был реален и прибыл по-настоящему. Хотя и очень странный. Когда эти догадки собрались вместе, Лена вышла из оцепенения.
  - Андрей! - крик сорвался до истеричного визга. - Андре-ей!
  Конев вскочил, спросоня не соображая, что творится и где он находится. Потом сообразил, что приехал ночью на дачу, а орёт Лена из кухни. Он мигом очутился возле неё.
  - Ты что?
  - Там... - Лена показывала в окно.
  За окном был пустой двор. Не спавший нормально Андрей разозлился.
  - У тебя...
  Он не договорил. Наружную дверь, запертую изнутри на щеколду, подёргали, затем раздался громкий удар.
  - Там Ян!!!
  Удар повторился, следом треск и дверь с грохотом легла на пол веранды. Задребезжали стёкла. Кто бы то ни был, а явился он с плохими намерениями. Конев не стал вдаваться в подробности, просто толкнул Лену к лестнице.
  - Дуй наверх, - приказал он.
  Уже скрипели доски веранды и оттуда показалась фигура. Андрей с ужасом узнал Яна и бросился по ступенькам вслед за женой.
  Гетц ринулся к нему. Освобождение так близко! Пологая лестница на второй этаж шла в два пролёта, между ними была площадка. Ян догнал Конева на ней.
  Андрей увернулся от протянутой руки Гетца и пнул его в живот. Ян не держался за перила, удар сбил его с ног. Гетц скатился по ступенькам и даже Андрей наверху услышал, как что-то противно хрустнуло.
  Он сломал ногу. Пуля повредила берцовую кость, а падение с лестницы добило её вконец. Ян тяжело поднялся и, цепляясь за перила, поскакал наверх. Необратимый процесс аутолиза разлагал мышцы и замедлял движения. Друзья опередили его. Они заперлись в дальней комнате, но он всё равно откроет. Дверь не преграда. Взрывная каратэистская резкость исчезла, но удар пока силён. Он их достанет!
  Андрей ворвался в комнату, накинул крючок и бросился к дивану, в котором под кучей газет лежала двустволка ИЖ-43 двенадцатого калибра. Конев приобрёл недешёвое ружьё и фирменные американские патроны без охотничьего билета, с рук, поэтому хранил свой арсенал на даче. Престижным приобретением он сумел похвастаться только компаньонам, да ещё Елене. Андрей мечтал, что когда-нибудь придётся отстреливаться от бандитов. На всякий случай он держал ИЖ-43 в собранном и заряженном виде.
  Крючок поддался рывку. У Гетца хватило ума не пинать открывающуюся наружу дверь. Жалобно задребезжала гвоздями повисшая на крючке скоба, Ян шагнул через порог, предвкушая освобождение. Он успел заметить Конева с ружьём наперевес и Лену, спрятавшуюся за ним. А затем Андрей нажал на спуск.
  Патрон "Магнум" называется так, потому что несёт в себе усиленный заряд пороха. Первым выстрелом Гетца отшвырнуло к перилам, которые заскрипели и прогнулись под его тяжестью. Изо рта его брызнула струя желудочного сока с полупереваренными остатками последнего завтрака, выбитыми ударом картечи. Ян схватился за перила обеими руками и оттолкнулся, но тут второй заряд вошёл ему в грудь. Старое дерево не выдержало и Гетц молча полетел вниз. Он гулко упал и застыл под звон катящихся резных планок. Сверху над ним, глядя с площадки, возник Андрей. И его сука, которую Ян теперь ненавидел всей душой.
  - Ты убил его? - Лена прижималась к Андрею и тот мужественно расправил плечи.
  - Наверное.
  Сам Конев почему-то в это не верил. Он не знал, как будет доказывать факт самообороны. Куда больше смущало, каким образом тут появился Гетц. Ян умер от остановки сердца - это Андрей помнил точно. Но может и не умер, а просто так показалось? Тогда получается, что он его застрелил, а это куда хуже. Отправляться в тюрьму не хотелось и Конев думал, что положение можно исправить.
  - Я пойду проверю, - сказал он. - сейчас врача вызовем. Ты же видела, он первый напал?
  Лена кивнула и они сбежали вниз.
  Гетц поджидал их, лёжа неподвижно. Он понял, что с оружием Конев сильнее. В таких случаях каратэ рекомендовало три способа действия: убежать, спрятаться, молчать. Прятаться и убегать было незачем. Гетц выбрал последний вариант и решил не подавать признаков жизни. Он мёртв. Он убит.
  Усыпить бдительность врага.
  Они приближались и Яну оставалось только ждать. Вряд ли они смогут держать его здесь до полного разложения. Скорее всего, попробуют вынести на улицу, возможно, прямо сейчас. Или уйдут за помощью. В любом случае, опасное ружьё будет нейтрализовано.
  - Ты убил его, - с уверенностью произнесла Лена.
  Они стояли у трупа Гетца, который казался им безнадёжно мёртвым. Ян не дышал, валялся как тряпочный, от него дурно пахло. Немного слабее воняют затасканные носки, если их замочить в тазу и подержать пару дней в тёплом месте. Настоящий покойник.
  - Что будем делать? - осведомилась она.
  - Врача вызывать, - неуверенно сказал Андрей. - Может быть, он ранен.
  - Он даже не дышит! - вдруг взвилась Лена. - Он уже давно труп! Нам надо вынести это из дома.
  - Как труп? - тупо спросил он. - Ведь...
  - Он не должен здесь оставаться! - отрезала Лена. - А что он мёртв уже давно - взгляни сам.
  - А милицию... - промямлил опешивший Андрей. - Для экспертов надо всё оставить...
  - Не спорь со мной! - прикрикнула на него Лена и тут же сбавила обороты. - Его надо спрятать и милицию не вызывать. Похороним его сами. Так будет лучше, родной, вот увидишь.
  Конев с сомнением посмотрел на тело Яна. Лена, конечно, права. У милиции будут претензии, его арестуют и отправят в тюрьму. По крайней мере, до окончания следствия там продержат. Конева передёрнуло. "А может действительно закопать его в саду? - подумал он. - Кто увидит? Выкопать яму, а ночью зарыть."
  - В саду, - сказал он, продолжая мыслить вслух. - Между смородиной и яблонями. С соседних участков не видно.
  - Он приехал на машине, - Лене удалось взять себя в руки. Мёртвое лицо Яна в окне всё ещё стояло перед глазами, но проблема с телом была куда насущнее для её прагматичного ума. - Машина за забором стоит. Тебе надо отогнать её.
  - Понял, - сказал Андрей. - Пойду отгоню.
  Он вышел на веранду.
  - Погоди, милый, - остановила Лена. - Ружьё.
  - Ах да, - Конев поозирался и приставил двустволку к стене. Он поднял выбитую дверь и аккуратно уложил на ребро.
  Лена подбежала к нему и поцеловала.
  - Я люблю тебя, милый! - шепнула она. - Ну, иди.
  Ей очень не хотелось превратиться из жены коммерсанта в жену каторжанина.
  Ободрившийся Конев зашагал к калитке. По дороге он осмотрел соседние участки. Никого, слава Богу! В будний день огороды пустовали. Дачники, если и появятся, только ближе к вечеру. Андрей был готов к свершениям, но увидел милицейскую машину и заскучал. Ян угнал её или отнял у сотрудника правоохранительных органов. Новое преступление, в котором крайним придётся быть Андрею. Связавшись по дурости с "пробитыми мужиками" он всё глубже утопал в пучине криминала. Но в данной ситуации законопослушание могло только выйти боком.
  Выхода не было. Андрей сел за руль и укатил в лес. На просёлке никто не повстречался, он загнал "шестёрку" в овраг и тщательно протёр носовым платком все гладкие поверхности, к которым мог прикоснуться. Он отъехал километра на два. Возвращаться быстрым шагом минут пятнадцать. Лену встретил на крыльце. Она прибивала на место оторванную дверную петлю.
  - Успешно, - отчитался Конев. - Что это ты мастеришь?
  - Надо же будет дом закрыть, когда уедем, - рассудительно ответила Лена.
  Объединёнными усилиями супруги навесили дверь. Она держалась крепко, разве что перекосилась и стала заедать.
  - Пойду рыть яму, - Андрей посмотрел в сторону неподвижно лежащего тела. - Надо бы накрыть. Сейчас одеяло принесу.
  - Возьми лучше простыню, - посоветовала бережливая Лена. Она встала рядом с трупом, оценивая масштабы предстоящей уборки. Пол был в крови, вдобавок, перила требовали замены. Обезумевший товарищ приносил неприятности даже после смерти. Лена посмотрела на него. Мёртвые глаза почему-то приковывали взгляд.
  - Да, простыню лучше, - сказал Андрей и направился наверх.
  В свою комнату, служившей ему спальней. А продажная девка осталась здесь. Гетц дождался, когда он поднимется и скроется из вида. Он лежал лицом вверх, с неподвижными глазами, но периферийное зрение, наработанное на тренировках, сослужило свою службу и он отлично всё видел. Лена зачарованно глядела на него, когда глазные яблоки вдруг пришли в движение, а затем крепкая рука ухватила её за ногу чуть повыше лодыжки.
  - Здравствуй, блядь, - сказал он.
  Отчаянный визг резанул по нервам копавшегося в шкафу Андрея. Он выронил бельё и выскочил на площадку перед дверью.
  Гетц не спешил убивать Лену. Она послужит, чтобы заставить барыгу Конева передать ему ружьё. В этом деле ни в коем случае не следовало торопиться. Физическое состояние не позволяло Гетцу быстро двигаться. На одной ноге, с изорванными мышцами, мститель утратил главное свойство - скорость. Затаившись, он выжидал, чтобы напасть внезапно. И вот заложница сама пришла к нему в руки. "Терпение, упражнение, стремление", - принципы каратэ не подвели прилежного ученика.
  - Андрей, - кричала она. - Андрей, миленький, помоги!!!
  Гетц прислонился к стене, одной рукой обхватив Лену за шею, другой за талию, заслоняясь от возможных пуль. Он очень боялся ружья. Оно было далеко, быстро до него не добраться, вот и пришлось брать заложника.
  - Отпусти её, - заорал Конев, слетая по лестнице вниз и хватая двустволку. Гетц от испуга сжал руки, Лена застонала. Андрей взбеленился. - Отпусти её, слышишь, ты! Чего тебе надо?!
  Трясущимися руками Конев переломил стволы, вытряхнул гильзы и достал из кармана патроны.
  - Мне, - глухой голос Яна оборвал все звуки. Андрей замер с наполовину всунутыми в казённик картечными "магнумами", даже Лена перестала сопротивляться и затихла. Гетц говорил, и это было страшно. - Мне нужно твоё оружие, Андрей. Дай мне его.
  - Нет! - взвизгнула Лена, но Гетц согнул локоть и крик оборвался.
  - Дай мне ружьё и я отпущу Елену.
  Андрей поднял ИЖ-43 над головой, потряс, из казённика выпали патроны. Он закрыл пустые стволы, демонстративно щёлкнул бойками.
  - Оружие разряжено, - сказал он. - Я поставлю его в угол, а ты отпустишь Лену.
  - Нет, - ответил Гетц. - Ты передашь его мне. Из рук в руки.
  Ян торжествовал. Ружьё удалось нейтрализовать! Теперь исполнится месть и наступит освобождение.
  - На, - Андрей шагнул к Гетцу и протянул двустволку прикладом вперёд, - забирай. Отпусти Лену.
  Гетц очень хотел разоружить врага и поторопился. Каратэ, если следовать его заповедям, сильнее хитростей барыги, но изворотливый ум коммерсанта обыграл увлёкшегося бойца.
  Ян отпустил талию Лены и ухватил протянутое ложе, пальцы намертво вцепились в предохранительную скобу. Теперь никто не мог отобрать заветное оружие. Так ему казалось. И тут Андрей рванул дробовик на себя. Гетц был неустойчив на одной ноге, и пошатнулся. Лена дёрнулась прочь от него.
  - Беги, Лена, беги! - Конев схватил её за руку и потянул что было мочи. Гетц, теряя равновесие, тянул в другую сторону, повиснув на ней и всё сильнее сжимая захват. Лена захрипела. Гетц понял, что она сейчас вырвется, и снова переключил внимание на заложницу, оставив разряженную двустволку.
  - Ах ты! - Андрей размахнулся ружьём и обрушил приклад на голову Яна. Послышался гадкий мягкий хруст. Из-под рассечённой кожи брызнул красновато-коричневый гной. Гетц злобно зашипел и двинулся вдоль стены, увлекая Лену к веранде. Конев догнал его и снова ударил. Попал по плечу. Бить его было бесполезно, но Андрей яростно лупил, стараясь сокрушить кости. Ложе разлетелось, Гетц качнулся, глухо взревел и ввалился в дверной проём. Следом на веранду заскочил Конев.
  Оружие было уничтожено! Гетц сжимал захват, стремясь размозжить трахею продажной твари, но иссечённые мышцы уже не работали в полную силу. Он попытался перевернуться, чтобы освободить и пустить в ход другую руку, но Андрей схватил за предплечье и потянул. Лена выскользнула из смертельных объятий.
  - А-ах, - выдохнула она, держась за покрасневшую шею, глотая ртом живительный воздух.
  Гетц отчаянно боролся с Андреем, приближая вечный покой. Он захватил противника менее повреждённой левой рукой и выкручивал запястье, пытаясь сломать. Андрей сопротивлялся, и не без успеха. Рука медленно поползла назад.
  Тяжело дыша, Лена поднялась на ноги. Взгляд её упал на стоящую в углу увесистую бутылку с керосином. Лена схватила её и размахнувшись, словно дубиной, нанесла удар по локтю Яна. Бутылка разбилась и всё содержимое вылилось на него.
  Гетц позволил Андрею отогнуть руку, чтобы самому подняться на колени. Заняв выгодную позицию, он ощутил перевес в силе и Андрей заорал от дикой боли в вывернутом запястье. По лицу Гетца расползалась довольная улыбка.
  - Вечный покой, - довольно прохрипел он, брызгая на лицо Коневу кусками разорванных лёгких. - Теперь мы все покойники...
  Лена закричала, заплакала, схватила Андрея за ногу и потащила с веранды в дом. Гетц обернулся.
  - Ты на очереди, - предупредил он, но Лена пнула его в лицо. Ян потерял равновесие и завалился на бок, выпустив руку Конева.
  Лена выволокла потерявшего сознание мужа за порог. Гетц стремительно перевернулся и догнал у двери.
  - Нет, - сказал он. - Вы умрёте, как и я.
  Пальцы его промелькнули у самой лодыжки Лены. Она увернулась, цапнула дверную ручку.
  - На тебе, гадина! - Лена захлопнула дверь, прищемив Яну обе руки.
  Она тяжело дышала, пытаясь отгородиться от веранды, запереться в доме, пересидеть, привести Андрея в чувство. Гетц молча боролся. С его стороны не доносилось ни звука. Дверь медленно поползла назад.
  Ян не чувствовал боли. В расширившуюся щель медленно протиснулись ободранные пальцы.
  Ничто не могло остановить Гетца. Лена изо всех сил налегала на дверь и вместе с ней скользила по полу. Труп по ту сторону был сильнее. Лена лихорадочно искала глазами, что можно применить. Взгляд наткнулся на зажигалку, в сутолоке выпавшую из кармана Конева. Огонь хоть ненадолго задержит Гетца, даст возможность оттащить мужа на второй этаж, а там она не позволит Яну взобраться по лестнице.
  Лена отпустила ручку, нагнулась. Дверь распахнулась. Торжествующая улыбка на залитом кровью лице Яна превратилась в омерзительную гримасу. Лена чиркнула. Язычок пламени ударил в смердящую керосином голову.
  Гетц вспыхнул. Это было настолько неожиданно, что он отшатнулся. Огонь остался с ним.
  Лена захлопнула дверь на веранду, повернула "барашек" внутреннего замка. В тот же миг доски содрогнулись под ударом обеих кулаков.
  - Открой! - послышался гневный вопль. - Лена! Андрей! Откройте дверь! Вы никуда не уйдёте!
  Конев зашевелился, приходя в себя. Глаза застилала пелена, тошнило и дико болела рука. Лена тёрла ему щёки. Он застонал.
  - Всё хорошо, милый, всё хорошо, - как заведённая твердила жена. - Ты только поднимайся, ладно?
  - Убери руки. - пробормотал Андрей. - Где Ян?
  - На веранде. Я его подожгла, - сообщила Лена, перестала тереть ему лицо и вдруг разрыдалась.
  - Аандрреей, - зарычал Гетц, услышав их разговор, - откррой, убийца! Ты мне должен!
  - Я заперла дверь, - быстро сказала Лена.
  Боль в руке была резкая, острая. Шок проходил, но становилось только хуже. Андрей плохо переносил травмы.
  - Пойдём наверх, - попросила Лена, но ответа не дождалась. Конев снова потерял сознание.
  Из-под двери просачивался дым, доносились стихающие вопли Гетца. Лена просунула руку под туловище мужа, обхватила его и потащила наверх, подальше от шума и тяжёлого тошнотворного запаха. В спальне она усадила его на кровать и полезла в аптечку. Как лечить тяжёлый вывих, она не знала, но решила, что анальгин и бинты пригодятся. Когда она подошла к постели, Конев немного оклемался.
  - Съешь это, - Лена вытрясла на ладонь пару таблеток. Андрей с трудом проглотил их. - Я тебя перебинтую.
  - Погоди, лекарство подействует, - Коневу не хотелось тревожить кисть, он знал, что ничего хорошего не выйдет. - Дай лучше водки, там, в шкафу...
  На нижней полке Лена откопала бутылку экспортной "Столичной". Свинтив пробку, она плеснула на глазок в кружку.
  - Лей больше, - пробормотал Андрей, - не жалей.
  Сотка прошла мягко. Алкоголь взбодрил.
  - Дом не загорится? - спросил Андрей.
  - Не знаю, - пожала плечами Лена.
  - Наружная дверь закрыта, - соображал Конев, - воздуха мало. Само погаснет. А что Гетц?
  Лена снова пожала плечами и заплакала.
  - На вот, - Андрей налил водки в кружку, но жена отказалась. Тогда он выпил сам. Полежал чуток, затем приподнялся. - Вправь-ка мне руку.
  Гетц молчал. Боль притупилась, в голове шумело. Было не так уж плохо.
  - Ну, не бойся. Попробуй дёрнуть посильнее.
  Лена дёрнула. Сустав громко хрустнул. Андрей с диким воплем вырубился.
  Пользуясь тем, что муж без сознания, Лена начала ставить сустав не место, периодически ощупывая запястье. Наконец, ей это удалось.
  - Андрюша, прости, - прошептала она, - прости, миленький.
  Говорить было больно. Только сейчас она почувствовала, как в горле саднит.
  Веранда погасла, когда пламя сожрало весь кислород. Окна были закрыты и находились далеко от огня, поэтому стёкла остались целы. Двери были закрыты достаточно плотно, чтобы не впускать свежий воздух, и пожар издох сам собой.
  Андрей мирно сопел. Забытье перешло в сон, и Лена поняла, что осталась одна. Ей вдруг стало казаться, что Ян зовёт снизу. Она несколько раз вставала, порываясь выйти из комнаты, но чувствовала, что за порогом власть сконцентрировавшегося на своей цели Гетца окажется безграничной, и остановливалась. Она забилась в кресло, сжалась в комок и заплакала. И плакала долго.
  Андрей проснулся ночью. Тускло горел торшер. Лена сидела рядом и смотрела на него.
  - Как ты, милый? - спросила она хрипло, потому что горло ещё болело.
  - Нормально, - выдавил Андрей и попробовал сесть. Всё было далеко не нормально.
  - Воды дать?
  - Дай.
  Пока она наливала воду, оставшуюся на дне позеленевшего графина, Конев отколупнул от упаковки сразу три таблетки и разжевал.
  - Дрянь какая, - пробормотал он, кинув взгляд на бутылку "Столичной", но поправляться не стал - понял, что водка наложится на колёса и опять его доконает. С отвращением выпил затхлую воду. Тяжело поднялся.
  - Куда?
  - Пойдём смотреть.
  Лена покачала головой. Она боялась идти вниз.
  - Придётся, - сказал Конев. Сейчас он никого и ничего не боялся.
  - Ни за что.
  - Как хочешь, - Андрей не был склонен к уговорам и двинулся к лестнице.
  За порогом спальни он явственно ощутил присутствие зла. Оно было рядом. Его источник следовало немедленно убрать.
  - Подожди, я с тобой, - Лена справилась со страхами и взяла мужа за руку.
  Они спустились вниз и Андрей включил свет, озаривший дверь на веранду.
  - Что теперь? - шёпотом спросила Лена. Рядом с мужем она чувствовала себя увереннее и сильнее. Голос Яна, звучавший в голове, становился слабее и постепенно исчез.
  - Надо вынести и зарыть... - Андрей запнулся, - это.
  "Это, - подумала Лена. - Будем так его называть."
  Андрей приблизился к двери и повернул замок.
  Лена хотела удержать его, потому что, когда дверь откроется, из темноты, окутанный дымом, появится Ян Гетц, холодный и страшный. Нет, он окажется горячим, словно кусок печёного мяса. Он будет двигаться и схватит Андрея за горло, потому что тот пришёл потревожить его покой. Веранда - обитель Гетца, весь дом - жилище его. Они стали теперь единым целым и любой, нарушивший эту целостность, умрёт. Страшное откровение заставило Лену оцепенеть. Она вздрогнула только когда щёлкнул язычок замка.
  Гетц схватит Андрея за шею и будет душить, отвратительно улыбаясь. А потом он придёт за ней, чтобы забрать... Жизнь? Нет, другое самое дорогое - ребёнка. Она инстинктивно прижала ладони к животу, защищая не родившееся дитя. Лена хотела остановить мужа, но он уже дёрнул дверь и та открылась.
  Повалил дым.
  И никто не вышел.
  Андрей распахнул её ногой и широкая полоса света выхватила из темноты лежащий на спине труп с неестественно скрюченными конечностями, подогнутыми к груди. В нос ударил непереносимый гаревый смрад. Андрей скривился.
  - Тащи лопату и простыню, - приказал он, потыкав носком ботинка обгоревшего врага. - Воняет-то как. Открой окно.
  - Почему он шевелится? - спросила Лена, выглядывая из-за его плеча.
  - Совершенно без понятия. Но так уж есть, - хмуро сказал Андрей, у которого мысли были ватные.
  Когда Лена вернулась из спальни, они вместе перевернули Гетца на бок, расстелили простыню и перекатили труп обратно. Лена ойкнула, ей показалось, что обугленные руки слабо шевельнулись.
  Гетц чувствовал, как его передвигают, но ничего не мог сделать. При обгорании мышцы уплотняются и укорачиваются от сильного испарения влаги и свёртывания белка. Происходит "тепловое окоченение". В этом состоянии он был бессилен: ткани окончательно утратили эластичность, даже исступлённый рывок остался почти незамечен. Ян так и застыл в позе боксёра. Он окаменел, только ненависть продолжала нарастать, не находя выхода.
  Ненависть - огромная сила, но канал, по которому её можно направить в материальный мир, теперь был закрыт.
  Если бы Ян мог узнать, как отворить эти двери, он немедленно получил бы долгожданный покой. Однако такое время ещё не наступило. Он продолжал неподвижно лежать, заключённый в немощную плоть, исполняясь нестерпимого гнева.
  И воняя.
  Это всё, что он мог пока делать.
  Супруги волоком вытащили останки в сад. В самом глухом углу, между смородиной и яблонями, Лена принялась копать яму. Андрей как мог ворочал заступом, но толку от одной руки было мало. И только когда наступило утро, столкнули в могилу нечто под простынёй, похожее на деревянную статую какого-то странного божества, которое они почему-то решили похоронить. Ногами принялись спихивать землю на бывшего сокурсника, который теперь назывался ЭТО.
  - Господи, упокой его душу, - произнёс Андрей.
  Лена как-то странно посмотрела на него.
  - Андрей, - сказала она, - давай уедем. Я поведу машину.
  - Да, - Конев посмотрел на искалеченную руку. - Только закроем дом.
  - Чёрт с ним, с домом, - голос жены надломился. - Я не хочу здесь оставаться. Ни минуты, слышишь!
  - За ключами всё равно придётся идти.
  - Вот сам и иди. Без меня. Это плохой дом. ПЛОХОЙ! - она заплакала.
  - Ну как знаешь, - пробормотал Андрей. - Жди у машины.
  Лена проводила его испуганным взглядом и долго, как её показалось, ждала, когда муж выйдет к машине. Наконец, он появился в дверях и стал возиться, навешивая замок одной рукой. Лене захотелось убежать. Не её он любил, а этот мерзкий дом! Ну и пусть. Ноги её здесь не будет. Теперь она знает, кого он по-настоящему любит.
  Она обиделась и молчала всю дорогу до города.
  Потом сказала, что едет к родителям.
  Там ей понадобилась серьёзная помощь.
  
  Часть 2. ДОМ ПУСТОЙ РУКИ.
  
  1
  Многим, чтобы почувствовать счастье, нужны самые обыкновенные вещи. Мало кому требуется нечто совсем выдающееся. Но хватает и таких, кому для счастья достаточно, чтобы с ними чего-нибудь не происходило. Андрей Конев незаметно для себя перешёл в эту категорию бедолаг, которые сторонятся излишеств и опасаются случайностей. Он даже толком не знал, когда это стряслось и винил в том Яна Гетца. Однако причиной был вовсе не покойный друг.
  Андрей встретил утро в восхитительном уединении. Он всё чаще сбегал от жены, объясняя отлучки неотложным ремонтом дачи, хотя мог бы нанять бригаду рабочих. Коммерсанту Коневу это было по средствам, но почему-то выполнять отделочные работы он предпочитал своими руками.
Оценка: 4.05*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Ханси "Иная Сторона. Начало"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"