Газизова Ольга Рашитовна: другие произведения.

Кабаниха как луч света в тёмном царстве

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нетрадиционный взгляд на традиционный образ

  Кабаниха как луч света в тёмном царстве
  У "Грозы" Островского - при всей её триумфальности - несчастная судьба, судьба гиганта, существующего, вынужденного существовать, в тени карлика - добролюбовского эссе "Луч света в тёмном царстве". Статейка эта - при всей её тягостности - оказалась состряпанной так ловко, что именно по ней как по конспекту многочисленные поколения школьников-гимназистов писали свои сочинения, послушно представляя персонажей "Грозы", этого мистического действа, плоскими и анекдотическими "олицетворениями" реакционности или, наоборот, бессильного протеста против оной. Хотя если прочитать "Грозу" "просто так", абстрагировавшись от навязанной апологетами революционной демократии "идейности", то картина изменится... с точностью до наоборот и главной героиней "Грозы" окажется вовсе не заполошная Катерина, а вызывающая уважение и даже восхищение героическая женщина Марфа Игнатьевна Кабанова, которая невиданным усилием воли одерживает победу над собой и потому, стало быть, получает право судить менее стойких товарок по слабому полу. Впрочем, обо всём по порядку.
  Перво-наперво хрестоматийные "изверги" "тёмного царства" - они отнюдь не старики и старухи, которые в силу своего почтенного возраста уже не могут предаваться плотским утехам и потом в злобном бессилье препятствуют тем, кто ещё свеж и молод. Отнюдь! Марфа Игнатьевна Кабанова - женщина в самом соку, поскольку её дочка Варвара едва-едва вышла из подросткового возраста, а сын Тихон - совсем ещё молоденький, недавно оперившийся и оженившийся паренёк. Учитывая, что девиц из купеческой среды выдавали замуж совсем рано, путём простейшего расчёта мы можем установить, что представляемая нам "старой каргой" Кабаниха находится в самом что ни на есть аппетитном возрасте - от тридцати пяти до сорока, да к тому же - в качестве вдовы - является женщиной свободной: хоть замуж выходи, хоть милого друга себе заводи; никто не осудит. Однако она не делает ни того, ни другого. Замуж она, надо полагать, не выходит из самоотверженной любви к сыну, потому что прекрасно понимает: заключи она повторный брак - и у недотёпы-Тихона, и без того не блещущего умом, почти не осталось бы капитала, унаследованного от покойного батюшки, потому что новый супруг Марфы Игнатьевны прибрал бы денежки к рукам, и тогда Тихон оказался бы на другой, более низкой ступени общественно-имущественной иерархии.
  Итак, вариант второй - друг сердечный. Да, но он же есть! Или, вернее, мог бы им стать, если бы Марфа Игнатьевна не была бы такой "железной леди" и не удерживала бы себя в приличных, то есть чисто платонических, рамках. Но кто же он? Прямо диву даёшься: "треугольник Катерина-Тихон-Борис рассмотрен критиками, режиссёрами и школьниками со всевозможных точек зрения, тогда как другая, но куда более значительная и трагическая любовная линия остаётся незамеченной. Что, впрочем, и понятно: пошлость Катерины-Бориса, пошлость адюльтера, криклива и лжепатетична, тогда как настоящее чувство молчаливо, сокровенно. Да, но кто же он? Да тот, кто в списке действующих лиц числится под номером первым - Савёл Прокофьи Дикой, полнокровный мужчина и ровесник Марфы Игнатьевны, нашей главной героини: дочки Дикого - почти ровесницы Кабанихиной Варвары.
  Между Савёл Прокофьичем и Марфой Игнатьевной существует явное и весьма глубокое взаимопонимание. Взаимопонимание не столько социально-коммерческое, сколько романтически-сентиментальное: именно к ней как к даме своего сердца ходит не столько опохмеляться, сколько "оттягиваться" грозный для других Савёл Прокофьич; только здесь он и находит покой своей душе. Но отчего же то удовольствие, которое они оба получают от этого общения, не простирается дальше? Да оттого, что Марфа Игнатьевна, отнюдь не склонная к тому религиозному сентиментализму, от которого страдаёт её невестка, религиозно именно в высшем, подлинном смысле слова: она исполняет то, что предписано исполнять, и потому, стало быть, верует. Катерина же много говорит об ангелах, о поэтической любви к церковной службе, о страхе Божьего суда и, при таком-то глубоком мистическом сознании, закона Божьего не исполняет. И потому, стало быть, не верует - несмотря на всю свою религиозную фразеологию (фразеологию, надо сказать, западно-спиритуалистического пошиба, в духе скорее Бёме, чем Игнатия Брянчанинова).
  Так вот именно в свете несостоявшегося романа Кабанихи с Диким и понятно то праведное негодование, которое стойкая свекровь обрушивает на нестойкую невестку, ибо перед каждой из них маячил одинаковый (но только в случае с бальзаковской дамой из Калинова - куда более сильный) соблазн "загулять", которому религиозная молодка поддаётся, а другая, никогда не созерцавшая ангелов, - нет. Если, как нас уверял Грушницкий, под толстым солдатским сукном бьётся романтическое сердце, то почему бы не биться ему и под столь же толстым сукном старорежимного шушуна?
  "Жизнь - достиганье совершенства, и нам победа над собой - едва ли не высшее блаженство в борьбе с ветхозаветной тьмой", - писал Аполлон Майков. Триумфальную (хотя и "невидимую миру", ибо таково свойство истинного подвижничества) "победу над собой" и над "ветхозаветной тьмой" одержала именно та, которую припечатали клеймом "тёмного царства", тогда как "луч света" оказался замаранным мраком сразу двух смертных грехов - прелюбодеяния и самоубийства. Катерина, хоть и не склонная к теоретизированию, оказалась, по сути, такой же нигилисткой, как и Вера Павловна Чернышевского: от того только, что она ходит в русском (а не в "немецком") платье, не стрижёт волосы и не высказывает социалистических идей, суть дела нисколько не меняется.
  Итак, "Гроза" - драма в высшей степени охранительная (что, кстати, и было подтверждено присуждением ей премии графа Уварова - известного ревнителя церковности, народности и государственности). Она охранительна в той же степени, в какой принадлежит к числу таковых и "Анна Каренина", где внимание читателя движется от сочувствия милой женщине, несчастной в замужестве, к сочувствию к тем, кого она так безжалостно раздавила (мужа, любовника и сына, которому придётся жить не только без мамы, но и с клеймом покойной мамы как прелюбодейки и самоубийцы. Катерине ещё повезло, что в мир иной она отошла бездетной). "Полно! Об ней и плакать-то грех", - сказала Марфа Игнатьевна в финале "Грозы" по поводу своей самоубившейся невестки, всю свою жизнь патологически стремившейся к "могилушке". Истинная правда: для одних гроза оборачивается очищением воздуха, а для других - днём гнева.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"