Генерал Тулий: другие произведения.

Братство Доброты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пастух Протько решил жениться на принцессе, но для этого ему нужно стать принцем.

  Глава 1.
  
  В общем, был такой король, звали его Гуд. Его убили. Новым королем стал его сын Бэд. Его тоже... нет, не убили, сначала восхваляли, целовали руки, туфли - что только он захочет. Убили Бэда утром, когда его любовник чистил зубы щеткой главного жреца. Потом убили любовника.
  Чему это нас учит? Да, собственно, ничему.
  После Бэда убили всех, кто приходил к нему в понедельник с часа до полвторого дня. Возможно, начались бы смутные времена, но всем было как-то пофиг. Знатные люди поубивали друг друга за столами у друг друга, и так выплыл новый король из старого знатного рода. Зовут его Нотбэд.
  Нотбэд хитрый король. Он первым делом убил всю стражу прежнего короля и набрал новую из хитрецов и простаков, из дураков и умных, по двум признакам: чтобы новый стражник был здоровый - во всех смыслах, - и чтобы он был послушный. Вроде таких набрали, а вроде бы и нет. Кто его знает? Никак не проверишь. Но стоят, стоят, коротают службу, получают и вина чарку, и хлеба горячего; одеждой не обделили, орудиями тоже, а благ больше стало, и статус нехило вырос - горевать нечего.
  Одним таким дебилом, или умным, - кто ж их знает, - стал пастух Протько. Он примерил форму - в самый раз пошла. Дали пику, дали нож и поставили у ворот крепости.
  Мимо Протька, которому и звания не дали, кроме как "иди сюда", ходили толпы люда. Бегала часто детвора. Она дразнила стражу, а стража хлестала их по жопам позже. Ходили купцы. Возили в своих телегах разные товары. Некоторые были богатющие, другие - вообще хлам. Продавали, в общем, все, что могло продаваться. Бродили старики. Жаловались на жизнь - им можно. Ходили люди и те-что-побогаче. От них ожидать можно всякого: деньгу дадут за услугу, накричат - проблемы появятся. В общем, бродили все, кто бродить мог. А тех, что не могли, тащили.
  Однажды потащили Срама. Ему поломали ноги. Протьку интересно стало: чего это ноги Сраму сломали и куда его ведут. Он спросил напарника. Тот сказал, что Срама ведут к барину. А ноги поломали за то, что бегал.
  - Убьют его, Протько, - сказал Битюк.
  - За чего его? - пробубнил Протько.
  - Дурак ты, Протько. Сбежал он, говорю же.
  - А за что его убивать?
  - Дурак ты, Протько. Кому нужен холоп без ног?
  - Так чего ему ноги сломали?
  - Дурак ты, Протько. Он же бегал. Сломали, чтобы не бегал.
  - А-а...
  Стоял Протько до вечера. А люд все шел и говорил, как Срама посрамили, а потом убили. И говорил, что Срам-то сам нехило барина посрамил. А Протьку доселе интересно, что со Срамом приключилось. Он-то, Протько, смотрит, как Битюк лыбу давит, когда о Сраме говорят. И спросил Протько:
  - А куда он побежал?
  - Далеко, Протько, далеко.
  - А поймали где?
  - Далеко, Протько, далеко. В доме Лесной Матрены.
  - А как поймали?
  - Дурак ты, Протько. Ждали его там.
  - А как они узнали, что он там?
  - Дурак ты, Протько. Рассказали, куда он побежит.
  - Кто рассказал?
  - Я рассказал.
  - А ты откуда знаешь, куда он побежал?
  - Дурак ты, Протько. Он же брат мне.
  - А зачем ты рассказал, куда побежал твой брат?
  - Дурак ты, Протько. Он же старшой. А старшому папанька серьгу хотел отдать. А серьга-то дорогая. Без серьги старшой не пойдет свататься к Аленке. Да и мертвый не пойдет. А я пойду. Только ты, дурак, молчи! Расскажешь - я тебя ударю. Ударю так, что ты, дурак, не встанешь. Помрешь, дурак, помрешь.
  Протько хоть и тупой, но поступил по-умному: кивнул и замолчал.
  Как солнце упало за бугры, скинули ворота и пошли по домам. Протько теперь жил в казарме. Там жили и другие "иди сюда". Иногда ночевать приходили "сюда иди", но, говорят, живут они в другом доме, в том, что напротив был. Казарменный комплекс сам по себе состоял из трех домов: для "иди сюда" один, для "сюда иди" один и один для "пожрать". Столовая это. Ели там утром и вечером. Днем ели на посту то, что взяли утром.
  Утром Протько встал пораньше. Он и пораньше поел. Он и побольше кусок мяса выпросил. Пошел Протько на пост. А по пути, поскольку время есть, зашел туда, где, по словам народа, убили Срама.
  Протько пришел к дому барина. Встал перед порогом и посмотрел под ноги - увидел кровь, затертую грязью. А Срама нет. Искал Протько его вокруг дома, вокруг других домов, что вблизи стояли, и Срама не нашел. Постучался Протько в дверь к барину.
  - Барин, - спрашивает Протько, - Срам где?
  - На кой он тебе? Не слышал что ли, что Срама я наказал? Весь город слышал, а ты не слышал.
  Протько кивнул.
  - Я слышал, - сказал он с умным видом.
  Умный вид его заключался в том, что он хмурил брови и выдвигал вперед челюсть. Странно то, что нужный эффект это производило.
  - Мертвый теперь Срам. Он меня посрамил, будь ему неладно.
  - А чего он сделал?
  - Убежал, когда я ему сказал стоять на месте. Я стрелял в яблоко на его голове. Я был пьяный, но я бы попал. А он убежал, когда попал я ему в руку. Потом ко мне пришел брат его и сказал, что побежал Срам в дом к Лесной Матрене. Сказал, что брат ему сказал, что пьяного меня он боится и думает, что я не попаду в яблоко пьяный. Тем меня он посрамил. Я позвал молодцов, они поймали Срама, ему сломали ноги и привели ко мне. Потом я его наказал.
  Протько дальше хмурился и ждал.
  - Согласен? - спросил барин.
  - С чем? - спросил Протько хмуро.
  - С тем, что я попаду пьяный в яблоко на голове.
  Протько тупой был, но поступил по-умному: кивнул и замолчал.
  - Молодец, - сказал барин. - Как зовут тебя, солдат?
  - Протько, барин.
  - Молодец, Протько. Держи пять медяков, купи себе пива.
  Протько кивнул и пошел на пост. Он хоть и тупой, но понял, что барин поступил неправильно. И понял, что тот так и не попал пьяным в яблоко, которое стояло на голове.
  
  
  Глава 2.
  
  Короче, дослужился Протько до звания повыше. Теперь ему сказали, что "иди сюда" - не звание, а его второе имя. А звание у Протько теперь "пикинер-у-замка". А какое раньше было? "Пикинер-у-крепости".
  У замка Протьку стоять нравилось: тут и людей меньше, а те, что были, все знатные и важные такие. Ходят туда-сюда и говорят словами непонятными. И умища у них какое! Очень большое, как думал Протько. И кормят его теперь лучше: больше мяса, больше хлеба. И чарку вина он пьет теперь намного чаще.
  А как он дослужился?
  Да все просто: получилось так, что к крепости подъехал ханский посол. И говорит, мол пропустить его надо. А Протько с Битюком не пускали. Десятник ясно дал понять, что без документов пускать послов нельзя. А документов у посла не было. Он говорит, что потерял. Так достал посол сабельку - и получил по башке пикой. Сначала древком, так как... ну, так просто вышло. А потом просто рожу набили послу. Только, вот, получилось так, что посол-то реально послом оказался. А ударил первым посла Битюк. Поэтому, вроде как, приказ выполнили, а, вроде как, и посла бить нельзя. Поэтому Битюка оставили у крепости, а Протько повысили и послали к замку.
  Битюк расстроился, но ненадолго. Он к Аленке посватался, а она согласна. Так Битюк потом Протька угостил и напомнил, чтобы молчал, что тот брата своего убил. Протько, хоть и тупой, а поступил по-умному: кивнул и замолчал.
  Ну, и стоит Протько у замка. И ходят кругом люди из другого мира.
  Задумался как-то раз Протько о том, что маменька ему сказала. Она сказала, что жениться Протьку надо. Что уже мужик, да и при чинах. Повезло, говорит, так найди девку не холопскую, не из черни всякой, а поищи, говорит, получше.
  Так Протько теперь и стоит, и смотрит на дев из платьев зарубежных. А на него ни одна не глядит. Дураком, вроде как, не называют, а все равно не глядят.
  Расстроился Протько, пришел в казармы. Хиленько поел, хиленько попил и пошел падать на свою кровать. Печально ему стало, что ни одна из дев прекрасных не обращает на него внимания. Ворочается Протько, ворочается и уснуть не может.
  Протько, хоть и тупой, но поступил по-умному: кивнул и уснул.
  Наутро он уже придумал хитрый план.
  Пришел к замку. Встал на пост. Проходит барин - хмурится и выпячивает подбородок. Проходит барыня - смотрит вверх. А краем глаза видит, что барыни от него взглядов оторвать не могут.
  День так Протько поступает, два, три, четыре, на пятый к Протьку подошла одна барынька в сопровождении барынек других. Но она выглядела как-то по-особенному: и лицо ее белее, и двигается изящней, и шелка то ли богаче смотрятся. Спрашивает весело и с неподдельным любопытством:
  - Вы, солдатик, зачем смотрите на небо?
  - Чтобы посмотрели на меня, - ответил он, смотря до сих пор вверх.
  - Зачем на вас смотреть?
  - Я жениться хочу, - ответил Протько и выпятил подбородок, а брови нахмурил.
  Барыньки рассмеялись.
  - На ком? - спросила барынька, просмеявшись.
  Теперь Протько посмотрел на нее прямо, не краем глаза, как до этого. Он и до этого ее посчитал красивой, а теперь его сердце заколотилось очень быстро. Такой красоты он еще не видел.
  - На вас хочу, - ответил честно Протько.
  И барыньки, стоявшие поодаль, заразились таким истерическим смехом, что стыдно стало всем другим прохожим. Он поэтому торопливо обходили громких девонек. А вот та барынька, что заговорила с Протько, засмеялась не так громко и не так искренне. Она понимала, что Протько ответил честно. Понимала и то, что он тупой. Но как-то жалко ей его стало. Она улыбнулась ему добро, искренне.
  - Я не могу выйти за вас замуж, солдатик. Я принцесса. Как вас зовут?
  Протько помрачнел. Обида сковала его сердце, а горе туманило взор.
  - Протько, - ответил он тихо.
  - Представьте себе, милый солдатик, копейщик Протько и принцесса Элинора - муж и жена. На смех поднимут и меня, и вас, - пока она это говорила, за спиной рвали глотки барыньки.
  - А кого на смех не поднимут?
  Она не ожидала такого вопроса. Она удивилась и долго думала над ответом. Протько, хоть и тупой, старался выглядеть умным.
  - Принца и принцессу. Только принц может взять в жены принцессу, - ответила она учтиво и с неким поучением.
  - А как принцем стать? - спросил Протько.
  И тогда не сдержалась даже Элинора: засмеялись от души все, кроме самого Протько.
  - Чтобы стать принцем, надо чтобы отец ваш, милый солдатик, был королем, - ответила Элинора и ушла со своими приближенными.
  И Протько помрачнел пуще прежнего. Печальный он пошел в казармы. Протько, хоть и тупой, но поступил по-умному, когда спать совсем не спалось: кивнул и уснул.
  Наутро он решил, что станет принцем.
  Пришел на пост и ждал, когда вновь он встретится с принцессой. Но она не приходила. Прошел день, потом еще один, за ним следующий, и так далее. Расстроился Протько и смирился. В тот-то момент и навестила его принцесса, но теперь не со столь обширной свитой. За ней теперь ходил здоровенный, как сам Протько, телохранитель. Какой-то рыцарь, взявшийся из ниоткуда. Ходил он в кольчуге, а пальцы левой руки тарабанили по навершию меча из черного камня.
  - Передумали, солдатик? - спросила принцесса.
  - Не передумал, - ответил Протько, косясь на рыцаря. - Я сделаю своего отца королем.
  Принцесса удивилась, а потом залилась хохотом. Рыцарь не смеялся.
  - Желаю удачи, солдатик. Если станете принцем, то выйду за вас, - и пошла дальше, смеясь.
  - Стану, - сказал себе Протько. - Будет у отца корона, и будет королевство.
  
  
  Глава 3.
  
  Протько спал крепким сном. До того, днями напролет, он думал, как ему, копейщику простому, возвести отца на трон. Да хотя бы на простой, невзрачный, небольшой трон; и где ему земли найти, чтобы свое королевство воссоздать. Или, может быть, захватить какое-нибудь ныне существующее? Такой вариант Протько тоже рассматривал, но вдвоем с отцом им это не под силу, естественно.
  Спал Протько, да проснулся. Над ним во тьме казарменных коек стоял Битюк. Глаза его блестели, сверкали, словно птичьи. Лицо его изрезал звериный оскал. А в руке у Битюка кровавый нож жаждал смерти.
  - Хана тебе, дурак! - прошипел Битюк.
  Протько от страха, или даже от неожиданности, двинул кулаком Битюку по зубам. Битюк невысокий был. Поэтому по его бородени Протько и достал. Отшатнулся Битюк с окровавленным лицом от койки, а нож из руки выпал. Битюк не ожидал, что так резко ему по морде прилетит. Протько встал с койки и еще раз бахнул Битюку.
  Повставали с коек стражники. Похватали Битюка и Протька. Заломили руки им и окликнули командира. Прибежали десятники, потом они уже позвали сотника. Пришел сотник и стал разбираться, что вообще произошло. Битюк говорит, что напал на него Протько. Протько, наоборот, говорит, что напал Битюк. Но проверили легко: взяли нож, а там рисочка, номер. А номер принадлежал Битюку, если книга выдачи оружия верна.
  Битюка посадили в темницу, а Протько все думал, чего это Битюк напал на него. Да и почему нож был окровавленным, хотя на Протьке ни царапины.
  Позже, на посту, от мимо проходивших знатных людей он узнал, что барина, который убил Срама, убил его брат, Битюк. И тут заварил котелок у Протька. Из дня в день ходил и думал, чего это Битюк убил барина.
  Протька расспрашивал сотник, а он ничего не знал, не мог ответить. Поэтому попросил встретиться с Битюком, спуститься в темницу. Разрешили.
  Протько спустился. В темнице было темно и сыро. А еще пар шел из рта.
  - Зачем ты меня убить хотел? - спросил Протько.
  - За предательство, Протько, - ответил Битюк. - Зачем ты Аленке рассказал, что я брата своего убил?
  - Я не рассказывал, - признался Протько.
  - Ненавижу тебя! Убил бы, если бы отсюда вышел.
  - А зачем барина убил?
  - Что бы Аленка простила. Что, мол, за брата я отомщу, она и простит меня. Тебе не понять, дураку.
  Хмурый Протько вернулся к сотнику и рассказал, что услышал от Битюка. А сотник ему и говорит, что Битюка казнят завтра. И наградят его, Протька, тоже завтра. Дадут звание десятника и поставят караулить стены замка. Работа эта не тяжелее стояния у входа в замок, а даже намного проще.
  Наступило "завтра". Битюка казнили, а Протька повысили.
  Со стен замка он видел очень далеко. Он видел и весь город, и леса вдалеке. И воздух здесь был чистый: не пахло конским навозом.
  Но покоя Протьку не давало обвинение, которое ему выдвинул Битюк. Протько точно помнил, что он никому ничего про Битюка не говорил. Поэтому вечером Протько пошел к Аленке. Он едва нашел ее и стал расспрашивать:
  - Кто сказал тебе про Битюка? - спросил он напрямую.
  - Лесная Матрена, - созналась Аленка.
  Оставил Протько Аленку расстроенной и уставшей. Говорят, она любила брата Битюка, Срама, а теперь вот узнала правду. Протько не знал, что происходит у нее внутри, что она чувствует, но думал, что точно ничего хорошего. Поэтому распрощался по-умному: хмуро и с выпяченным подбородком.
  На следующий день Протько пошел к Лесной Матрене. Он утром вышел как можно раньше. Весь заспанный шел по улицам серым. Вышел в лес, когда покинул город. Там нашел он избу широкую. Постучался в дверь. Открыли не сразу.
  - Лесная Матрена, зачем вы рассказали про Битюка Аленке? - спросил Протько. Он честно хотел узнать правду. Только интерес им и руководил.
  - Дурень ты, Протько, - сказала Матрена. - С кем же Аленка жить собиралась, если он, ирод, собственного брата убил? Горя ей с ним ни сыскать, а за убийство надо платить. Вот пусть и платит тем, что Аленка его бросит.
  - Битюк подумал на меня. И меня чуть не убил.
  - А чего ты сам молчал? Десятнику бы сказал. Ты же солдат.
  - Так это, Битюк же барину помог. А барин-то из послов зарубежных. Барин этот кому-то из тамошних королей брат. И барина этого Битюк и зарубил, чтобы Аленке понравиться. Расскажи про Битюка - получишь по лбу от барина. Вот и молчал.
  - Ой, ой, ой! - схватилась за голову Матрена. - Дурень ты, Протько, ой дурень... Война же начнется теперь! Зачем же ты молчал?
  - А вы зачем сказали?
  И Протько тоже за голову схватился. Он знал, что война - дело скверное. Сушат поля кровью простых людей. Везде разруха и голод. А на войне и он погибнуть может, а если погибнет, то принцем не станет.
  Пошел Протько домой. Обнял матушку, потом обнял отца. Пошел потом в казармы. И не прошло и двух недель, как пришла весть гонцом, что король Бухбых объявил войну королю Нотбэду. Протько одним из первых узнал эту весть, и его же одним из первых на войну и взяли.
  
  
  Глава 4.
  
  Солдат построили за городом. Город сам стоял на реке. Без воды никак не выжить. В тот день светило солнце из-за низких и объемных туч. Касался листвы легкий ветерок.
  Выдали каждому по щиту круглому и по копью. Десятникам выдали по доспеху из вшитых в мешковину высушенных досок. Сотники и рыцари были кто в кольчугах, кто в латах.
  Всего насчитывалась тысяча. Конечно, не точное число - чуть больше тысячи. Еще больше людей король планировал набрать в других городах и деревнях. Так же направил послания в замки своим вассалам. Встретиться должны были все на границе, в деревеньке Черноземка.
  Протьку в отряд попался его отец. Это было немалым таким удивлением для здоровяка. Отец сам был хилый, невысокий, все его лицо изрезали морщины. Как-то давно он рассказывал Протьку, что ходил на войну и даже держал в руках меч. Сейчас же он был простым копейщиком.
  Припасы, палатки и прочее необходимое водрузили на телеги. Телеги тянули быки. Всех же лошадей, какие есть, отдали вольным рыцарям и сотникам. У остальных, кто был богат и знатен, были свои лошадей.
  Двинулись они на юг. Шли колоннами. Шли медленно, но зато не сильно уставали. Много где останавливались. Протько увидел множество красот родного королевства: высокие и сильные деревья, прозрачно-чистые речушки, лазурные водоемы, земляные разломы. Из низин последних Протько слышал чей-то шепот, но никому об этом не рассказал.
  Забыл ли он о своей главной цели? Нет. Он помнил, что должен воздвигнуть своего старого и слабого отца на трон, но не знал, как можно этого добиться здесь, на войне, которая сводилась лишь к месячным походам от одной деревни до другой.
  По пути Протько познакомился с многими людьми. Кое-какие были вольными рыцарями. Одного из них звали Исэйасом. Он был с юга и теперь возвращался домой.
  - Мы идем войной на твою родину, - сказал Протько.
  - Да. Было бы печально умереть там от своих же, - ответил Исэйас. Он постоянно пил вино, но почему-то не пьянел, сколько бы он ни выпил. - Сам не боишься умереть в чужих краях?
  - Я не хочу умирать, - признался Протько. - У меня есть цель жизни.
  - У меня никаких целей нет. Я их не ставлю, чтобы никогда не проигрывать. Поставишь одну, потерпишь неудачу - проиграл. Нет, я не умею проигрывать. Ты сам-то уверен, что сможешь достичь своей цели?
  - Нет. Но я постараюсь.
  - Что за цель?
  - Стать принцем, - честно ответил Протько.
  - Почему не королем? - спросил с ухмылкой Исэйас.
  - Я хочу жениться на принцессе Элиноре, - сказал Протько и огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что никто его, кроме Исэйаса, не расслышал. Протько, хоть и тупой, но поступал по-умному: незачем было толпе знать, чего он хочет, поэтому молчал. А Исэйасу признался потому, что за столько времени неплохо с ним сдружился. - А она сказала, что только за принца может выйти замуж.
  - Ты согласился с ее условием?
  - Да.
  - Тогда дела у тебя плохи, Протько. Твой отец знает о твоих намерениях?
  - Еще нет.
  - А если он на войне сгинет? В таком случае ты принцем не станешь.
  И тут Протьку страшно стало за отца. После этого разговора он берег отца чуть ли не от каждого комара, от каждой ямы, чтобы он ногу не сломал, - от любой угрозы.
  В Черноземке Протько попросил Исэйаса помочь защитить отца. Сотник как-то раз признался, что Исэйас ни разу не проигрывал в схватке на мечах.
  - В поединке, - уточнил Исэйас. - В бою против двоих и больше - это сущая удача. Не могу ничего обещать, Протько, но если рядом буду, то прослежу за твоим отцом. Конечно же, все будет зависеть от воли короля: куда пошлет, там стоять и будем. У тебя в отряде простое холопье?
  - Землепашцы, пастухи, плотники, рыбаки.
  - А из защиты у вас только рубашки из мешковины. Обвяжитесь ветками хотя бы. Веревку достать нетрудно.
  - Разве спасет?
  - Мечи не острее топора. Если не проткнут, то после рубящего удара выживешь точно. Но будет больно.
  - Отцу скажу, чтобы ветками обвязался.
  - И потолще ветки ищите.
  Поставили Протька и его отряд в первые ряды. Разбил король армию свою на четыре группы. Конников отправил в засаду. То есть это были рыцари и прочие богатые люди. Сотники, все-таки, были среди остальных солдат. Основные отряды лучников встали на возвышенности. А самое мясо встало перед ними, в низине. В общем, ничего нового король Нотбэд в военной тактике не изобрел. Четвертая часть армии вообще непонятно где была.
  Исэйаса Протько нигде не видел. Он стоял рядом со своим отцом и смотрел вдаль, на горизонт из зеленых сопок. Они были в первых рядах, и им было страшно. Это то самое ощущение, когда спина покрывается холодным потом, а все тело почему-то легчает.
  В чем заключался план короля? Никто толком не знал. Ну, возможно, тысячники знали. Им положено знать, но Протько даже издалека видел их озадаченные лица.
  Войны обыкновенно заканчиваются одной большой битвой. Именно такая и произошла.
  Появились из-за бугров забугорные воины. Осыпали сначала все друг друга стрелами, а потом пошли в ближний бой. К тому моменту в щите Протько насчитывалось пять стрел. У его отца семь. На обоих нет ни царапины. Повезло им. Другим же, кто стоял сзади, повезло меньше. Кого-то убили, кого-то нет. Протьку, в принципе, было не до них. Он беспокоился только об отце.
  Началась битва. Тыкали друг в друга копьями, били топорами друг друга, били щитами. В общем, такая давка началась - просто жуть. Люди погибали, падали, кричали. Потом так завоняло на поле боя, что даже дышать нечем стало.
  Протько то и дело щитом закрывался и тыкал копьем. Когда копье выбили, то он бил топором. Бил по щитам со всей силы. Пытался попасть по голове, но не получалось. Бил и бил. А время шло и шло.
  И тут он понял, что отца своего он потерял. Протько испугался. Отступил назад и принялся искать отца. А в это время пробили строй: ворвалась вражеская конница. На буграх уже сражались конники. И наши и не-наши. Дрались везде. Лучники достреливали последние стрелы друг в друга, прячась среди деревьев. Потом среди деревьев и секли друг друга мечами. Рыцарей валили толпой и, оттягивая латы, вонзали ножи. Сущий ад начался.
  Протько поскользнулся. Еще и дождь ударил незаметно. Тучи затянулись. Загремело в высоте. Нашел Протько отца. Он сражался с кем-то здоровым. Какой-то здоровенный вояка махал двуручным мечом и бил по щиту отца Протька. Протько с ревом бросился на громилу и свалил его. Протько сам был здоровенный. А потому вмял лицо врага в землю. Бил щитом до последнего. И, опьяненный ненавистью, принялся рубить всех направо и налево. Забыл про отца, забыл про свою цель, забыл про все. Он просто рубил и кричал. И все вокруг просто рубили и кричали. За что дерутся, зачем, за кого, как они тут оказались? Всем было плевать. Просто рубились. Рыцарь - не рыцарь, король - не король - вообще плевать. Рубили всех и вся, только и делали, что успевали различать эмблему солнца врагов и эмблему деревьев "своих".
  Бились, бились, бились. Уже вечером, в кромешной тьме сражались остатки. Протько сильно ранили в бок. Он упал в грязь и слякоть. Дождь тарабанил вокруг. Отец Протька, весь в крови, отступал. Отходил осторожно и переломленным щитом защищался от вражеских топоров. Упал и он на землю, когда рука с щитом онемела от очередного удара. Протько закричал. Отец его не мог умереть. Протько перелазил через тела к отцу, держась за рану. На земле он схватил меч и оперся на него. Кое-как поднялся. Меч этот ему из рук кто-то выбил. А потом ударил кольчужной перчаткой в лицо. Протько упал на землю.
  Кольчужника убил Исэйас со спины. Прибежал к отцу Протька и едва спас его. Тот на земле отбивался остатками щита от нескончаемых ударов. Исэйас оттащил его к Протьку и ринулся дальше рубиться.
  Протько еле-еле поднялся с разбитым лицом. Ноги дрожали, а руки не слушались. Он вынул воткнутое в землю копье и тоже ринулся в бой. Отец его так и остался лежать там. Он ничего не сказал сыну, но Протько понял, что тот не в силах уже драться.
  Бой закончился в полной мгле ночи. Каким-то образом армия короля Нотбэда победила. А самого короля тащил Протько. Оба едва перебирали ногами.
  - Я тебе пожалую надел, солдат. Провозглашу рыцарем. Будешь богат, как никто другой, - говорил король.
  Протько молчал и шел дальше, поддерживая короля.
  Дотащил он короля до приближенных знатных рыцарей. А потом побежал искать отца. Нашел отца. Он жив. С хрипотцой дышал. Дотащил и его.
  После боя промывали рану Протьку и потом прижгли. Ему король пожаловал рыцаря и дал один из своих мечей. И другим он тоже звания многие пожаловал. Но война еще не окончена. Враги бежали, а добить их надо. Поэтому через день пошли дальше, не похоронив погибших.
  А как так получилось, что Протько короля потащил? Да в бою наткнулся. Короля скинули с коня. А потом чуть не забили на земле. Протько и кто-то еще ворвались в бой. И ему повезло, что именно он короля вытащил из кавалькады сверкающей стали.
  Врагов преследовали неделю. Потом дошли аж до столицы вражеского королевства. И осадили ее. И на третий день осады к городу подоспело чье-то войско. Соседнее королевство, может быть. Началась новая бойня. В этой бойне погибли почти все. Король Нотбэд бежал. Бежали и рыцари его, кроме Протько и Исэйаса. Может быть, кто-то еще остался - неизвестно это. Протько едва-едва успел отдать своего коня отцу, чтобы он бежал вместе с остальными, а сам сражался до последнего.
  Пленили Протька и пленили Исэйаса. Завели их в столицу вражескую под названием Утора. Кинули в темницу. Теперь ждали они то ли суда, то ли выкупа. А кто их выкупит? Исэйас - вольный рыцарь. То бишь без надела, без четкого нахождения в дружине короля, воюет в основном за деньги. Почти что наемник, но с какими-то своими извращенными принципами долга и чести. И новоиспеченный рыцарь, в прошлом пастух. Еще кого-то словили, но Протько их не знал. Хотя познакомился с одним лучником, когда преследовал разбитую армию короля Бухбыха. Звали его Глазуном.
  И так вот коротали они дни в темнице, переговариваясь и рассказывая друг другу истории, чтобы хоть как-то заглушить страх приближения смерти.
  
  
  Глава 5.
  
  - И что нам теперь делать? - спросил вдруг Протько. Он переживал за отца. И переживал, что не сможет стать принцем. В прочем, он вообще может никем не стать.
  - У тебя не правильная позиция, - заявил Исэйас. - Я подумал, что все твои проблемы из-за того, что ты неправильно определяешь свои цели. То есть нет, так сказать, некоего стэп бай стэп или четкого плана. Тем более, я считаю, что ты подменяешь истинную цель мнимой. Тебе надо жениться на принцессе Элиноре, так?
  - Так.
  - Но король тоже может жениться на принцессе. Почему бы тебе не стать королем?
  - Она сказала, что принц может жениться на принцессе.
  - Как я не люблю эти чертовы логические парадоксы.
  - Вы забыли одну маленькую деталь, - вмешался в разговор Глазун. - Если принцесса не может выйти за короля, то сделай принцессу королевой.
  - Неплохая идея, - добавил Исэйас.
  - Каким это образом? - спросил Протько с неподдельным интересом.
  - Убить нынешнюю королеву и короля. То есть Нотбэда и его жену.
  - Так Элинора меня возненавидит за это.
  - Тогда пусть это сделают другие люди. Не ты.
  - Я думал, что ты предложишь обмануть. Ну, типа, сказать, что когда она выйдет за Протько, то станет королевой, а королева может выйти за короля. Если, конечно, Протько королем станет, - сказал озадаченно Исэйас.
  - За что мы воевали? Я потерял всех своих друзей в этом бою. Я потерял и отца, и сына. А за что? За то, что какой-то дурак убил какого-то знатного посла? Брата Бухбыха? За это погибли близкие мне люди?
  - Вини за это Бухбыха. Он же войну развязал.
  - Я виню обоих королей.
  - На самом деле мне тоже плевать и на Бухбыха, и на Нотбэда. Поможем Протьку стать королем? Нам все равно делать уже нечего. Ты потерял все, а я ничего и не имел.
  - Если выберемся отсюда.
  - Нет, надо сделать все правильно: сделать моего отца королем, а меня принцем, - сказал Протько.
  - Что ж, составляем план, - сказал Исэйас. - Нам нужна земля и армия. Землю можно отвоевать или найти ничейную. Армия нужна либо для захвата, либо для удержания ее. Для удержания нужна поменьше. Хм... Нам надо отправиться очень далеко.
  - И как много времени это займет? - спросил Протько.
  - Не меньше трех лет, если из колоды достанем сразу все четыре туза.
  - Ее могут отдать замуж к тому времени, - озадачился Протько.
  - Протько прав, - заговорил Глазун. - Мы ограничены во времени.
  - Что ж, вообще не понятно тогда, что делать. Нам бы хотя бы выбраться отсюда, а я даже и этого не знаю как сделать, - признался Исэйас. Возможно, из этого города мы больше не выберемся живыми.
  Вскоре начались допросы. Пришли какие-то люди. Они не похожи на простых стражников. Они одеты как-то странно. Тайный отряд или что-то в этом духе. Своеобразные дознаватели с тонким вкусом в манере вести беседу. Они говорили размеренно и по-приятельски.
  Забрали сначала Исэйаса, потом Глазуна, потом Протька.
  - У вас есть выбор: либо вы клянетесь в верности королю Бухбыху, либо вас убьют. За нарушение клятвы вас убьют, - сказал сходу дознаватель. Он запомнился лишь розовым шрамом на лбу над бровями.
  - Вы чего это, не хотите узнать чего-нибудь у меня? Я же бился против вас, - озадачился Протько.
  - А что вы можете рассказать?
  - Не знаю, - задумался Протько.
  - Тогда зачем вы задали этот вопрос?
  Протько понял, что сглупил. Он тупой был, но теперь поступил по-умному: кивнул и замолчал.
  - Почему вы молчите?
  - Сказать нечего.
  - Есть что, - улыбнулся дознаватель. - Поклянетесь в верности нашему королю? Ваш товарищ, Исэйас, назвал вас вольным рыцарем. Они от наемников мало чем отличаются. Он согласился присягнуть нашему королю.
  Протько понял, что он полный дурак. А Исэйас выглядел умным. Поэтому Протько поступил так же, как и Исэйас: согласился присягнуть королю Бухбыху.
  Вернули Протька обратно в темницу. Дознаватель был рад решению Протька. И сказал ждать, пока не вызволят для клятвы.
  - Обычная процедура, - сказал Исэйас. - Помнишь? Ты спрашивал меня про то, зачем иду я биться против родины? Вот так же меня поймал король Гуд.
  - Я сделал верное решение? - спросил Протько.
  - Еще как верное. Ты подписал свое помилование этим решением, - вмешался Глазун.
  - Теперь ты вольный рыцарь. Помни это, - сказал Исэйас.
  Протько кивнул и нахмурился.
  
  Когда Протько давал клятву королю Бухбыху, который перед церемонией по-королевски подбухнул, про себя думал о том, что не хочет больше воевать. Война, множество смертей, весь этот ужас он увидел впервые и больше видеть никогда не хотел.
   Король шатался и довольно плыл мыльными глазами по всем людям в зале. Когда клятва была дана, он что-то буркнул себе под нос и пошел принимать клятву Глазуна.
  Позже, уже не в темнице, а в более комфортных условиях, комнате, Протько признался Исэйасу и Глазуну, что не хочет быть вольным рыцарем. Война - не его дело. Его дело - сторожить ворота или быть пастухом.
  - Я тебя понимаю, - сказал Исэйас.
  - А я нет, - сказал Глазун. - Если не пройдешься по головам, то не станешь ни королем, ни принцем. А по правде сказать, никем вообще.
  - Я готов к такому испытанию, - заявил смело Исэйас.
  - К чему? - опешил Глазун.
  - Я возведу Протька в статус принца, а его отца сделаю королем. При этом не убью ни одного человека! - и упился вином.
  - Я тоже согласен, - сказал Протько.
  Теперь оба смотрели на Глазуна.
  - Вы, похоже, живете совершенно в ином мире, - проворчал Глазун.
  - Боишься? - спросил Исэйас.
  - Боюсь не убивать?
  - И возвести на трон его отца, а его в принцы, - добавил Исэйас.
  - Не боюсь не убивать. Согласен, я помогу вам.
  Протько заулыбался. Он был рад, что ему помогут достичь его цели. Он даже захлопал в ладоши и отобрал у Исэйаса бурдюк с вином.
  - Теперь у нас другая проблема, - заговорил Исэйас, когда вернул свой почти полностью осушенный бурдюк. - Нам надо придумать название.
  - Ах, у тебя, значит именно такая проблема. Я думал, что у нас проблема другая: нам надо как-то свалить из-под надзора здешних солдат. Дезертировать и не умереть. А Бухбых точно пойдет добивать Нотбэда. И мы будем тем самым мясом, которое бросят в первые ряды. Бывшие враги никому не нужны в тылу.
  - Я знаю. Мы назовемся Братством Доброты, - произнес воодушевленный Исэйас.
  Глазун пощелкал пальцами перед глазами Исэйаса.
  - Але-е! У нас проблемы поважнее!
  - Не волнуйся. У меня уже есть план.
  - Какой?
  - Мы сбежим сегодня ночью, когда нам вернут оружие. Кстати, хороший тебе меч подарил король Нотбэд, - обратился он к Протьку. - Ты знаешь, что его выковали из высококачественной стали?
  - Это хорошо, да?
  - Да, очень. Жаль, что он нам не пригодится. Хотя, наверное, даже хорошо, что не пригодится. Мы же Братство Доброты.
  - Ну и название... - вздохнул Глазун.
  - Чем проще, тем лучше, - сказал Исэйас и упал на кровать, потягивая вино.
  Когда выдали оружие, предупредили, чтобы не делали глупостей. Все кивнули. Потом Исэйас открыл окно и полез на крышу. За ним полез Протько. А за Протьком Глазун.
  - Ночью никто не смотрит наверх, - прошептал Исэйас. - И ступайте по черепице осторожно. Она шумит капец как сильно.
  - Иди давай и вперед смотри! - в ответ шепнул Глазун.
  Они карабкались по крыше и пригибались. Луну закрыли тучи, поэтому было темно, и их не заметить никак. Внизу на улицах горели огни, факела и прочее. В окнах тоже светило.
  - Я уже здесь давал клятву лет пять назад. Видимо, забыли. Меня посадили в эту же комнату. И я точно так же вылез. Тут недалеко есть балкон, с которого можно перепрыгнуть на балкон другого здания, - сообщил Исэйас.
  - А потом куда? - спросил Протько.
  - А потом мы сделаем каменные лица и выйдем из здания. Это гостевой дом. В нем кто только ни ошивается, - с улыбкой проговорил Исэйас. - Твою ж мать! - чуть ли не закричал он потом. Его бурдюк выпал из руки, когда Исэйас достал его из кармана, и он полетел по скату крыши вниз. И упал кому-то на голову, облив неудачника вином. - Емае... Шевелите жопами, товарищи! За нами выехали.
  Они перепрыгнули на тот самый балкон, о котором говорил Исэйас. Зашли внутрь здания. В комнате, в которой они оказались, никого не было. Глазун выглянул из-за двери в коридор. Там какой-то гость в черном костюме стоял у окна; если выйти из комнаты, то не заметит. Так и поступили.
  Снизу, бегло по лестнице взметнулся звук суетливых разговоров, потом шагов, потом и бряцанья железом.
  Бежать было некуда, кроме как назад. Забежали в комнату обратно. Подперли дверь, уронив шкаф. Из него под ударом вылетели книги.
  - Теперь нас всех прирежут!
  - Ты негативно мыслишь. Негатив нам не нужен. Мы должны, - он развел руки как при поклоне, - источать позитив.
  Протько выглянул на балкон. Снизу на него глядели два лица.
  - Это ты во всем виноват! - рыкнул Глазун. - И дурак этот! Вы оба поехавшие. Братство Доброты! Я думал, что мы с тобой прихватим его меч, когда будет возможность, а ты, оказывается, просто помешанный!
  - Зачем тебе мой меч? - спросил Протько.
  - Дурень! В нем камней столько, что хватит купить целое имение! Сделаем его принцем, говоришь? Ты серьезно? Давай пришьем его здесь и скажем, что нас он вынудил. А откупимся мечом. Иначе нам порубают головы!
  Теперь Протько испугался, но в душе он не верил, что Исэйас задумал убить его и обокрасть.
  - Я помогу Протьку стать принцем, - отрезал Исэйас.
  - Я не с вами, - он достал меч из ножен. - Я из-за вас дохнуть не собираюсь. Лучше вы, чем я.
  Исэйас тоже обнажил клинок.
  - Нет. Мы все останемся живы.
  Темная комната осветилась искрами три раза. После этого меч Глазуна вылетел из рук. Он попытался наброситься на Исэйаса, но тот увернулся. Глазун налетел на Протька. А Протько так его обнял, что весь воздух из легких Глазуна вылетел со свистом. Когда Протько ослабил хватку, Глазун, тяжело дыша, сел на пол.
  - Ты согласился помочь Протьку, - сказал Исэйас. - Ты в Братстве Доброты.
  - Что тобой движет? Зачем тебе ему помогать?
  - Протько прав. Хватит войн, хватит убийств. Я решил помочь ему построить новый светлый мир.
  - Когда ты решил это?
  - В темнице.
  - Вот просто так?
  - Просто так. Сидел и решил, что помогу ему. А что еще нужно?
  Глазун не знал, что ответить.
  - Ты с нами? - спросил Исэйас.
  - С вами...
  - А ты?
  - А что я?
  - Примешь нашу помощь и станешь тем принцем, которым стать желаешь?
  - Ну да. Ну... спасибо.
  В углу комнаты были навалены друг на друга мешки с хлопком. Они образовывали некий свод или пещерку, в которую пролезть можно только на четвереньках. Из нее выполз "гость в костюме", тот самый, что стоял у окна в коридоре.
  - Сюда! - сказал он и поманил рукой. Потом скрылся в пещерке из мешков хлопка.
  Делать нечего - полезли за ним.
  В этой пещерке сокрыт люк, который позволяет проползти в соседнюю комнату. Сам же люк сливался внешне со стеной, так что даже без мешков хлопка тяжело обнаружить лаз.
  - Я Димитр Сливковский. К вашим услугам господа, - произнес Димитр, примеряя черную котелковую шляпу. - Мои услуги, как я заметил, вам пригодились.
  - Чем обязаны? - спросил Глазун.
  - Чем-нибудь да будете, - ответил он. - Для начала, нам следует убраться отсюда поскорее. Предлагаю воспользоваться продовольственным лазом. Вот он, в стене. Там протянута веревочная лестница, так что сильно ее не теребите. Ага, мой портфель с документами, моя трость и мой... мой... билет на концерт - продать надо до полудня.
  Делать нечего - полезли за Сливковским.
  Спустились на кухне. Там Димитр снимал шляпу перед каждым поваром. Как ни странно, все спокойно пропустили незваных гостей, да еще и улыбались.
  Выйдя на улицу и скрывшись в переулках, Димитр заявил:
  - Вы мне должны. Поэтому обеспечьте мою сохранность, оная же безопасность, в пути до одного славного города на западе.
  - Давай, - сказал за всех Протько. Он до этого времени все думал над тем, что, когда станет принцем, ему придется тоже говорить за всех и принимать много важных решений.
  - Что за город? - поинтересовался Исэйас.
  - Венежа. Прекрасный городок. Милый, уютный, а какие там баклажаны в сыре и помидорах... вкуснотища. Что же, господа, пойдемте? За ваши старания я немного доплачу по прибытию, так что в обиде не оставлю. Хотя, чего бы вам обижаться, да? Я вас спас из ужасных обстоятельств! К слову, я тоже в ужасных обстоятельствах. Поэтому мы обязаны помочь друг другу, это наш долг! Что ж, идем.
  
  
  Глава 6.
  
  Димитр заплатил купцу, который гонял между городами на своей повозке с сыном. Протько, Исэйас, Глазун и Димитр сидели на бочках.
  - Что в них? - спросил Глазун.
  - В каждой что-то свое: зерно, рыба, вино, - ответил купец.
  - Не страшно везти такое богатство?
  - Всегда страшно, но какой у меня выбор? Больше половины бочек скуплены, а на своей собственной земле не прожить.
  - Мы как-то жили, - сказал Протько.
  - У каждого свои условия. У кого-то лучше, у кого-то хуже.
  - Я слышал, что вы называете себя Братством Добра. Почему? - поинтересовался Димитр.
  - Нас объединяет общая цель: сделать из Протька принца, никого не лишив при этом жизни. Нарушаем систему: не идем по головам, - ответил Исэйас.
  - Мне это нравится, - добавил Протько. - Хватит с меня войны.
  - Умеете же вы удивлять. А ты, мой друг, тоже в Братстве? - обратился к Глазуну.
  Все уставились на него. Он заглянул каждому в глаза.
  - Видимо, да.
  - Ты не уверен?
  - Меня они все равно не убедят в том, что их идея не есть полный бред. Но пока что я с ними. Мне нужны деньги, а ты платишь за сопровождение.
  - Истинно так.
  При стоянках ночью Глазун все смотрел на меч Протька. Протько смотрел на портфель Димитра. Димитр разглядывал свою трость. Исэйас считал звезды. Купец затачивал кинжал. Его сын бегал за хворостом.
  - Что в твоем портфеле? - спросил Протько.
  - Важные документы, мой друг. Ты умеешь читать?
  - Нет.
  - А вы?
  - Я умею, - сказал Исэйас.
  - Я тоже, - сказал купец. - Но не так хорошо, как хотелось бы. Я больше по цифрам.
  Димитр улыбчиво посмотрел на Глазуна.
  - Меня учили охотиться, а не буквы писать.
  - И все же, что в них? - спросил Протько.
  - Кое-какие цифры и сведения. Пойми, я один из тех послов, которые изъявляют больше не волю своего государя, сколько собирают важные документы и никому их не показывают.
  - Шпионская игра, - сказал Глазун.
  - Сильно сказано, мой друг. Больше подойдет название "наблюдательская игра". Шпион... ужас какой-то. Никаких диковинных секретов никто из наших господ не имеет. Они просты и бесхитростны.
  - Мне интересно, - продолжил Димитр. - Как вы собираетесь Протька сделать принцем?
  - Мне тоже это интересно, - добавил Глазун.
  - И мне, - признался Протько.
  - А я откуда знаю? - спросил Исэйас. - Сейчас и будем думать.
  - Удивительные вы люди... - произнес Димитр.
  - Это точно, - добавил купец.
  - Давайте тогда думать. Чтобы нам поставить Протька принцем, нам необходимо возвести его отца в короли. Для этого нам понадобится земля и небольшое войско.
  - Снаряжайте экспедицию к новым берегам. Провозглашайте себя кем хотите там. Можно нанять несколько рубил и пообещать простому люду сказочные богатства где-то там, далеко, куда вы их и приведете, - сказал Димитр.
  - Обманывать я не хочу, - сказал Протько.
  - А план хорош, - заметил Исэйас. - Мы не будем обманывать. Мы скажем, что скорее всего там, куда мы отправляемся, есть несметные богатства. Только денег на корабль бы найти.
  - Меч Протька, - напомнил Глазун.
  - Неплохая идея.
  - Согласен, - добавил Протько.
  - О! Я и не сразу заметил. Дорогая вещица, - сказал Димитр.
  - А что делать потом, когда мы найдем такую землю, я не знаю, - признался Протько.
  - Вы же добились цели: сделали Протька принцем, а его отца королем новых земель.
  - Я жениться на принцессе Элиноре хочу, а ее могут замуж выдать раньше, чем я стану принцем.
  - Что ж... - задумался Димитр. - А обманом вы не хотите?
  - Нет. Обманывать людей нельзя.
  Все переглянулись.
  - Тогда не обманывайте, - заявил Димитр, - а только скажите, что вы владелец неизведанных земель, или, точнее, ваш отец - владелец неизведанных земель. На деньги от продажи меча купите дорогой одежды, снарядите ваше братство. Создайте нужный вид. И вперед!
  - Это же обман.
  - Где? Вы не обманываете. Вы просто говорите, что ваш отец король земель, которые доселе не изведаны. О тех, кто не слышал никто раньше.
  - Вы серьезно об этом говорите? - спросил Глазун. - Нам никто не поверит.
  - Ты недооцениваешь силу образа, - заявил Димитр. - Он, порой, обладает силой невероятной. А истина... кому она нужна, а? Я уже понял, что ты хочешь сказать, Протько. Знаешь, чем хороша правда? Она не ложна, но и не истинна. Правда же то, что ты принц неведомых земель? Да каждый принц неведомых земель, у кого есть отец. Они же ничейные, а, значит, они принадлежат всем. Это правда? Правда. Истина? Ну, трудно сказать. Ты о ней и не думай.
  - Господи... - взялся за голову Глазун.
  - Ну, вы и даете... - добавил купец.
  - А вы веселые ребята, - сел у костра сын купца. - Безумней идеи не слышал: сделать себя принцем.
  - Таково Братство Доброты. Я верю, что Протько принесет этим землям мир и покой. Он умный малый, - признался Исэйас.
  Глазун махнул рукой и улегся спать.
  - Я бы пошел с вами хотя бы за тем, чтобы увидеть собственными глазами, как вы это осуществляете, - сказал сын купца.
  - Место всегда найдется в братстве.
  - У нас, вообще-то, работы по горло. Решил отца оставить?
  - Да не оставлю я тебя.
  - Подумайте над моим советом вам, - сказал Димитр и тоже улегся спать.
  Так все и положились. Сын купца остался следить за товаром. А Протько все сидел у костра и думал. Страшновато ему было. Идея, и правда, выглядела безумно. Он, хоть и тупой, но понимал это.
  - Ради принцессы ты хочешь стать принцем, да? Влюблен? - спросил сын купца.
  - Она красивая.
  - Меня тоже ждет та, за которую я сверну горы. Понимаю тебя и твои безумные планы. Ты правильно делаешь, что осуществляешь их. Иначе жизнь была бы так скучна, если хоть раз не сделаешь что-нибудь по-настоящему безумное.
  Протько взял осторожно портфель Димитра и заглянул в документы.
  - Он разрешал? - спросил сын купца.
  - Не запрещал. Да я и читать не умею, а интересно, как это, держать в руках бумагу с буквами.
  - Необычное чувство, да? Я тоже как-то раз держал книгу. Я знаю почти весь алфавит и могу читать некоторые слова. Скоро выучу весь. Знаешь, я всегда мечтал попасть в Венежскую библиотеку и работать там. Находиться среди кладезей знаний - удивительное ощущение, наверное. Ты когда-нибудь был среди книг?
  - Нет.
  - Я был. Однажды я попал в гости к одному барину, так у него был шкаф с книгами. Я увидел его издалека, но не мог подойти ближе. Удивительно. Они могут прочесть все это! Удивительно.
  - Мечта - это хорошо, - сказал Протько. - У меня тоже есть мечта.
  - Какая?
  - Не скажу, а то не сбудется.
  - А-а, я понял, женитьба на принцессе Элиноре. Желаю тебе удачи в этом.
  - И тебе удачи. Надеюсь, ты попадешь в свою библиотеку и научишься читать.
  - А ты не хочешь научиться?
  - Мне говорят, что я глупый. Я тоже думаю, что не осилю.
  - Ты не пытался.
  - Может, когда-нибудь попробую осилить. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи, Протько.
  
  
  Глава 7.
  
  Они приехали в Венежу. Это город охровых черепичных крыш и белых стен. Улицы узкие и вымощены камнями. По ним ходят медлительные, но всегда веселые люди. А на площадях часто проводят празднества и выставки.
  - Пора нам расстаться, - сказал купец.
  - Пока, друзья, - добавил его сын.
  - Бывай, - сказал Исэйас.
  Остальные тоже попрощались.
  - А нам предстоит идти дальше, - сообщил Димитр, и все пошли за ним.
  Он привел их к высокому дому с охраной у дверей. Оставил гостей на улице. Зашел внутрь и вышел через минут пять-семь. Раздал каждому по мешочку монет, пожал каждому руки и напомнил о том совете, который дал Братству.
  - И вот мы на свободе выбора пути, - произнес Исэйас. - Глазун, ты с нами? Давай, тебе некуда податься.
  - Я могу найти наняться к кому-нибудь на службу.
  - Ты до сих пор хочешь на войну? Тебе нравится убивать?
  - Нет. Но иначе я денег не заработаю. А вас ожидает бедность.
  - Ты не веришь в Протька.
  - С чего бы мне ему верить?
  - Он единственный, кто отказался нести смерть на пути к правлению.
  - Слова ничего не значат.
  - Я не хочу воевать, - сказал Протько. - Не мое это дело.
  - И не дело Братства.
  Они стояли и смотрели друг на друга. Глазун о чем-то размышлял и все пытался выведать какую-то тайну в глазах Исэйаса. Наконец, он сказал:
  - Хорошо, пойду с вами, но только ради того, чтобы узнать, что же все-таки ты задумал.
  - Помочь Протьку стать принцем.
  - Хорошо, - усмехнулся Глазун, - я все равно узнаю.
  - На том и порешили! Пошли, выпьем. Я потерял свой бурдюк, а без него я как без рук. Видал? Вот это я рифмоплет! Не выпить за это просто нельзя.
  В трактире они встретили вольных рыцарей. Те жаловались друг другу на то, что затягивают и с выплатами, и с оглашением целей их прибытия. Ясное дело, что их целью может быть только сражение, очередная кампания, но об этом им не говорят.
  Кто-то из них узнал Исэйаса и с восхищением пожал руку. Они весело вспомнили какую-то из битв и разошлись.
  - Ты много сражался? - спросил Глазун.
  - Даже слишком.
  - И до сих пор беден.
  - У меня большие расходы: трактир, бордель, кузница. Ты говорил, что ты охотник. Пошел ополченцем или уже был до того в рядах армии?
  - Ополченцем.
  - Зачем?
  - Все, кого я знаю, пошли тоже. Теперь они лежат там, на поле.
  - Думал, что сможешь их защитить?
  - Нет. Просто пошел. Так просто не объяснить.
  - Я пошел ради денег и возможностей. Вон, Протько рыцарем провозгласили.
  - И землю обещали. Надел, - добавил Протько.
  У Исэйаса глаза округлились.
  - Чего ты не говорил? Я думал, что ты вольным стал. А ты имеешь надел. Это именно та земля, которая нам нужна!
  - Серьезно? - спросил Глазун, не веря. - Правда, землю тебе обещали?
  - Да. Король так сказал. Я же его с поля битвы вытащил.
  Исэйас щелкнул пальцами.
  - Тогда отправляемся к нему. У тебя будет свой надел, свои крестьяне, свое войско. Это именно то, что нам нужно.
  - А как же ваш величайший обман? - спросил Глазун. - Если он придет за землей, то король точно запомнит того, кому выдал надел.
  - Ты уверовал в план Димитра?
  - Да, да, да, уверовал. Рассказывай.
  - Меня он, может быть, не вспомнит, а меч свой узнает, который мне отдал, - сказал Протько.
  - Надел - уже половина пути. Если будет земля и войско, то можно уже провозглашать себя королем. Только проблема будет в том, что придется защищать эту землю. А это тяжело.
  - Я согласен, идем к Нотбэду, - сказал Глазун.
  Протько, хоть и тупой, но поступил по-умному: кивнул и нахмурился. Ему придется управлять своими землями и принимать правильные решения. А это кажется ему некой мистикой или чем-то сверхсложным. Поэтому он и хмурился почти весь путь от Венежи до Риила.
  Они точно так же наняли купца, который катался из города в город. Довез он их до самого Риила, но в город не пускали. Военное положение было. Поэтому Протько предложил пойти к Лесной Матрене.
  Пришли к ней. Она впустила и говорит:
  - Только сейчас весть пришла, что Утору захватила Венежа. Каким-то образом они прознали, что запасов у города нет. Король странствует по окрестным деревням и городам своего королевства и собирает войско, чтобы отбить столицу. Какой ужас творится в мире...
  - Нам бы пройти в Риил, - сказал Исэйас.
  - Ох, какой экземпляр! - воскликнула Матрена. - Ты тот самый. А, я поняла, не все ты увидеть можешь. Интересный ты человек. Как тебя зовут?
  - Исэйас.
  Она покачала головой.
  - Так как нам пройти? - спросил Глазун.
  - Просто так вам никогда не попасть внутрь. Купцов шманают целые сутки и пускают только их, а у вас на руках товара нет. Но я могу вам помочь. Чтобы попасть внутрь, вы должны пройти тропинкой, которой никто не ходит.
  - Где она?
  - Не так быстро, Глазастик. Для этого вам нужен камень-стукач.
  Его она им выдала и сказала, куда идти. Они пошли и пришли к речке, у которой стоял покосившийся дом. Он был на отшибе города. Здесь никто не запрещал бродить.
  Постучал Исэйас три раза камнем по стене покосившегося дома. Тут же из реки выглянуло лицо в тине.
  - Чего надо? - спросило лицо.
  - В Риил попасть надо, - ответил Исэйас.
  Нельзя не упомянуть, что у Глазуна чуть было глазуны не выпали. Да и сам Протько рот разинул ковшом.
  - Садитесь на плечи, - ответило лицо.
  Исэйас уселся первый. Потом сел Протько. Последним стал Глазун. Лицо как погрузилось в реку. Так вокруг все залило светлой синевой. Дно углубилось, за собой утянуло. А впереди словно океан раскинулся. Плывет существо волшебное - мах его здоровых рук вихри водяные создает. А как приплыл он к кирпичной стене, въевшийся в ил, так и уперся в ил ногами. И тотчас Глазун, Протько и Исэйас очутились в канализации. И лицо им говорит:
  - Потом об услуге каждого попрошу. Откажите - утоплю. Услужите - благодарен буду, - и скрылось лицо.
  - Колдовство! - прошептал Глазун. - Колдунья Матрена. Не зря говорили люди.
  - Вот это да... - почесал подбородок Протько.
  - Чего только в жизни не увидишь, - сказал Исэйас. - Ну, идем.
  В сухой одежде они пошли по канализации. Потом выбрались наружу. Пошли прямиком к замку. А у замка стоит стража. И она никого не пускает.
  Отошли подальше от замка и думают, что делать.
  - Постучи еще камнем, - предложил Протько.
  - Да, постучи, - сказал Глазун.
  - Сработает?
  - Не попробуешь - не узнаем, - сказал Глазун. Так он смотрел на камень, с таким желанием... такого желания не видела ни одна женщина.
  Постучал в переулках Исэйас по стене дома, копотью покрытой. И как вылезет из копоти черный, точно уголь, с глазами тлеющими и дымящими, бес. В высоту он не выше козла, а тельцем худощав.
  - Чего вам? - спросил бес голосом, подобным треску поленьев в пламени.
  - Нам бы в замок попасть, прямо к королю Нотбэду, - сказал Исэйас.
  То, что все перепугались, и так понятно. Но никто не щелкал клювом.
  - Хватайтесь за мои плечи, - сказал бес.
  И схватился Исэйас за плечи беса. За плечи Исэйаса схватился Протько. А за плечи Протька - Глазун.
  Как только готовы все были, взметнулся бес ввысь. Пролетел он над стеной замка, а потом как снова взметнется ввысь. Полетел к широкому и большому помещению, что было выше всех домов, но не выше башен замка. И туда в окно залетел бес. А за ним залетели остальные.
  Внутри пусто, но были столы накрыты.
  - Ждите здесь - появится ваш король. А когда спрошу с вас, то ответьте. Не ответите - угорите. Ответите - благодарен буду, - произнес бес и сгорел на месте.
  Ждать - не долго они ждали. Зашел король Нотбэд в трапезный зал. За ним и его вассалы, приближенная свита и дочь его, Элинора. И стоят эти, члены Братства Доброты. Посклоняли они колена и поприветствовали короля. Король чуть было не велел казнить наглецов, но Протько показал ему меч, который тот подарил.
  - Этот меч... Это ты в бою меня вытащил? - спросил король.
  - Я, ваше величество, - ответил Протько.
  - Как ты выжил? Как сюда попал?
  - Завалило нас мертвыми, - соврал Глазун.
  - Да, - подтвердил Протько.
  - Встаньте все. Присоединяйтесь к пиршеству.
  - А ваше обещание? - спросил Протько.
  - Да, точно. Обещал же я тебе надел. Получишь в свою управу Черноземку. Границы охранять должны такие бравые люди как ты. Прежний владелец погиб. Почтим его память. Присаживайтесь. Только оружие сдайте.
  За трапезой узнала Протька Элинора. Протько лицом погрубел, волосы отросли, а подбородок борода закрыла - не узнать Протька так сразу. И до того было велико ее удивление, что она неотрывно на него глядела.
  - Как вас звать, господин рыцарь? - спросила она.
  - Протько, - ответил он.
  Она улыбнулась и кивнула.
  Протько, хоть и тупой, но поступил по-умному: выпятил подбородок, нахмурился и кивнул. Смотрели на него, и он понял это. Улыбнись он - проблем не оберешься.
  За трапезой Исэйас рассказывал, как они сражались, а Глазун довыдумывал то, чего не было. Благодаря его выдумкам и относились к гостям как к героям. На радостях от историй вручил король Протьку еще одну деревню, Малиновку. Она была недалеко от Черноземки.
  Вообще плодотворным выдалось пиршество для Братства Добра.
  Выдали потом Братству большие хоромы. И у каждого в покоях ждали своего героя женщины.
  Только не мог по-настоящему расслабиться Глазун. Когда свое дело женщины окончили, выждал Глазун времени, когда все должны были спать. Проник он в покои к Исэйасу, который спал и ухмылялся. Храпел вовсю. Стащил Глазун у него камень-стукач. Вышел он из комнаты и постучал по стене - ничего не произошло. Зашел к себе в покои и постучал об камин - ничего не вышло.
  - Да чего ты не работаешь?! Я хочу королевство себе! Слышишь, ты, уголь! - шипел он.
  И как ударил об камин камнем, что камень и рассыпался. Как покраснел Глазун от ярости, что даже не смог заснуть вообще.
  На следующее утро Исэйас не мог найти свой камень.
  - Это даже к лучшему, - сообщил Глазун ему. - С нечистой силой якшаться не надо. Мы и так много задолжали.
  - Может, он просто исчез... Надо будет спросить потом Лесную Матрену.
  - Да, надо будет, - сказал с опаской Глазун.
  
  
  Глава 8.
  
  Когда Исэйас пришел к Лесной Матрене, то ее не оказалось дома. Когда он пришел второй раз, то и во второй не оказалось. А когда пришел в третий, то хату всю разграбили.
  Он зашел внутрь, а там все вверх дном. Все порушено, а ценное вынесено.
  Пришли к дому солдаты.
  - Чего здесь ошиваешься? - спросили они.
  - Смотрю вот, дом разграбили, - ответил Исэйас.
  - Колдуньи Матрены это дом. Видали неделю назад, как люди на чертях летали. Поэтому и погубили колдунью, чтобы чертей больше в городе не было. Будин Борька приказал избавиться от нее.
  - Кто этот Будин Борька?
  - Командир наш. А ты кто такой?
  - Вольный рыцарь. Вот королевский знак. Я свой.
  - Ладно. Не шляйся здесь, а то мало ли на шпионов наткнешься. А они, как говорят, хуже колдунов.
  Вернулся Исэйас в город. Там уже снарядили Протька в дорогу. Забрал он с собой и мамашу свою, и папашу своего. Посадил на телегу и говорит, что увезет их в хорошее место. Теперь он рыцарь и есть у него земли. Показал им грамоту. А читать никто из них троих не умел.
  Поехали они в Черноземку.
  По приезде Исэйас зачитал указ королевский из грамоты. А Глазун занялся тем, что давал указы, как и что подготовить к "правильной" встрече своего нового господина.
  - Не верил я в Протька, - признался Глазун Исэйасу. - Но ты верил. Как ты узнал, что он так многого добьется?
  - Чуйка.
  - Не-ет. Я понял, что это. Мы попали в темницу уже после того, как его рыцарем прозвали. Хитер же ты, Исэйас, ой хитер.
  - Не знал я, что ему землю дали. Он умный человек, поэтому я пошел за ним.
  - Не умный он, ты сам знаешь это. Ладно, говори, что хочешь. А дела все равно показывают истину. А истина вот, - развел он руками. - Что себе хочешь, Черноземку или Малиновку?
  - Ничего не хочу.
  - А я бы Черноземку забрал, если господин Протько в управление отдаст. Я бы порядок навел.
  В усадьбе Протько матушке и батюшке рассказывал, как он стал рыцарем. И сказал, что однажды отца возведет на престол. А до того момента пусть отдыхают.
  Править Протько стал в Черноземке. А в Малиновку отправил Глазуна. Исэйас же отказался. Исэйас посоветовал колотить стены из бревен. Рыть траншеи и всячески укрепляться. Точно такой же указ Протько дал Глазуну. Потом Исэйас посоветовал отправить за камнем крестьян и объявить, что платит за камень неплохие деньги. По факту Протько же платил за камень столько же, сколько и все остальные. Ставили за стенами из стволов деревьев каменную стену. Превращали деревню в каменную крепость.
  И тут приехал Димитр Сливковский.
  - Удивительно! Невероятно! Уже рыцарь! А прошло не больше двух месяцев! - восхищался он. - Черноземка и Малиновка - неплохое начинание. Между ними можно возвести замок. А вокруг него выстроится город и поглотит деревеньки. Удивительно. Как урожайность?
  - Говорят, что хорошо, - сказал Протько.
  - Ну, и отлично.
  - А куда ты, Димитр?
  - Я в Риил иду.
  - Искать новые документы?
  - Не только. Если найду, то будет хорошо, но моя задача в другом, а именно: донести весть принцессе Элиноре. Ей предлагает свою руку и сердце венежский принц Август.
  - Не иди в Риил, - сказал Протько.
  - Ах да, ваша цель. Увы, мне придется. Поторопитесь объявить своего отца королем и собирайте ополчение. Но, как мне кажется, король Нотбэд выберет отдать свою дочь за того, кто не оккупировал его земли, а того, кто захватил Утору.
  Расстроился Протько. Думал, что делать. Приехал в Черноземку Глазун и отчитался о проделанной работе. Узнал о прибытии Димитра и расспросил Протька о том, что тот здесь делает. А когда узнал о планах Димитра, то предложил поступить с ним "как следует". Оттянуть время, так сказать. Но Протько запретил. И Исэйас был против.
  - Мы все еще Братство Доброты, - напомнил он.
  - У Протька же цель всей жизни жениться на Элиноре. Мы не должны позволить ей выйти за муж за Августа, - затараторил Глазун.
  - Ты прав, - сказал Исэйас.
  - Я знаю, что нам надо сделать, - произнес Протько. - Я оставлю управление на отца. Он простой человек. Он всем понравится. Пусть выстраивает стены дальше. А мы пойдем обратно в Риил вместе с Димитром. Может, он посоветует снова нам что-нибудь.
  - Неплохая идея. Да, позитивное мышление - это то, что нам нужно.
  - Опять ваши безумные идеи... - произнес с досадой Глазун. - Но результат меня уже устраивает. Я с вами, конечно же.
  - Тогда идем в Риил.
  
  - Я очень рад, что вы решили составить мне компанию, - сказал Димитр.
  Они ехали по лесам и равнинам на конях. Теперь Протько был более-менее богат и мог себе позволить лошадей. К тому же, они у него просто были изначально. Прежний хозяин Черноземки любил лошадей.
  - Как мне жениться на Элиноре? - спросил Протько.
  - Ты спрашиваешь очень сложные вопросы. Если бы я знал, то я бы сам женился на этой красавице.
  - Давай, помоги нам советом, - потребовал весело Глазун. - У тебя их хоть отбавляй.
  - Да все просто, товарищи. Нотбэд решит отдать свою дочь за Августа по двум простым причинам, а именно: Август взял Утору - это раз; он наследник Венежи и Венежского королевства - это два. Огромные территории, огромные ресурсы и огромные деньги. У вас этого нет.
  - Значит, нам пришить Августа, - подумал Глазун вслух.
  - Я думал, что вы Братство Доброты. Я поэтому и признался в своей миссии вам, - озадачился Димитр.
  - Никого мы убивать не будет, - сказал Протько.
  - Тогда мы возьмем Утору без единой смерти, - заявил Исэйас.
  - Как? - опешили Димитр и Глазун.
  - Я еще думаю над этим.
  - Исэйас прав, - согласился Протько. - Мы должны попробовать.
  - Вы меня не перестаете удивлять.
  - Разворачиваем коней. Едем в Утору, - сказал Протько.
  - Ради вас я замедлю свое путешествие, мои друзья, - рассмеялся Димитр.
  Они поехали. Протько не знал, как они смогут захватить город втроем, да еще и при этом не пройтись по головам. Но Протько знал, что другого выбора у него нет.
  
  Когда они приехали в Утору, то их едва пустили внутрь. Благодаря тому, что Протько предъявил доказательство того, что он рыцарь короля Нотбэда, его впустили внутрь.
  На стенах висели венежские флаги, а по улицам ходили венежские солдаты. Горожане были недовольны оккупантами и ждали своего короля.
  Исэйас, Протько и Глазун ходили по улицам и размышляли, как им захватить город. Очевидно же, что без войска это не сделать. Но они все пытались найти какую-нибудь лазейку. И тут Глазун вспомнил про колдовство.
  - Надо найти колдуна, - сказал он. - Он даст нам камень-стукач.
  - Где ты его найдешь? - спросил Исэйас.
  - Поспрашиваем людей.
  Поспрашивали людей, а они ничего не знают. Никаких колдунов уж точно. Кто-то называл колдунами своих соседей. А те, в свою очередь, соседей своих.
  Совсем отчаялись герои. Но именно в такой момент и случается чудо. Услышали они о Пушистом ордене. Этот орден блуждал по лесам в королевстве уторском. Говорят, что в этом ордене только одни колдуны и состоят. А отличить их можно от всех остальных по красным одеждам - красное сюрко точно каждый носил.
  А в каких лесах, так и не сказали. Но, выйдя из города, наткнулся на них паренек. И говорит, что бежит от Пушистого ордена. Говорит, что задурил орден головы крестьян в деревне неподалеку. Говорит, что бежит к новому государю, управителю Уторы, к принцу Августу.
  Пустили коней в галоп герои, чтобы успеть к ордену попасть до того, как туда поспеют войска Августа.
  Добрались до деревеньки. Деревенька эта в лесу сокрыта. Она вся темно-зеленая, вообще незаметная. Удивительной красоты место. И да, ходили по деревеньке люди в красных одеждах. А на груди у них золотые серпы вышиты.
  - Вы из Пушистого ордена? - спросил Глазун человека в красном сюрко.
  - Да, товарищ. Или вы рыцарь? Товарищ вы мне или нет?
  - Я не рыцарь, а вот Протько да. И Исэйас рыцарь, только вольный.
  - Вот оно как. Зачем приехали сюда?
  - Говорят, вы головы людям пудрите.
  - Не пудрим, а просвещаем. Люди совершенно не знают экономики и того, что их эксплуатируют такие господа, как вы, рыцарь Протько.
  - Мы не за этим приехали, - сказал Исэйас. - Нам сказали, что все вы колдуны.
  - Да что там. Врут. Мы люди науки! - возвел он палец вверх. - Идемте за мной. Я представлю вас главе нашего ордена. Мы выбрали его, поскольку человек он дальновидный и с теорией у него просто все замечательно.
  - Как тебя зовут?
  - Олег. Приятно познакомиться.
  Завел Олег героев в дом. В доме глава ордена рассказывал старосте деревни о том, что такое прибавочная стоимость.
  - Михаил Васильевич, вот люди спрашивают, колдуны ли мы.
  - Нет, что вы, - ответил глава ордена. - Не меньше, чем все другие люди.
  - Поможете вы нам? - спросил Протько. - Мы хотим захватить Утору без единой смерти. Хватит с нас войны, но город взять надо.
  - А править будете вы?
  - Править мы будем.
  - Тогда помочь мы вам не можем.
  - Почему?
  - Пусть народ сам избирает руководство.
  - Хотя бы освободить от захватчиков надо, - вмешался Глазун. - Не дают развиваться городу. Войны только это и порождают - разруху.
  Задумался глава ордена. Вокруг него стояли другие из "пушистых".
  Вдруг как раздастся чей-то клич:
  - Войска! Феодалы идут!
  И послышался топот копыт. И войска, и правда, пришли. А члены ордена как засвистят и как обернутся котами. И котаны эти как повыпрыгивали в окна. Как забежали на чердак, как с чердака попрыгали на ветви деревьев. Как поразбегались кто куда. А самое странное, что после них ничего и не осталось: ни одежды, ни оружия, ни толстых книг с портретом бородатого дядьки.
  Забежали солдаты внутрь дома. И как похватали всех внутри.
  - Это не мы! - кричал Глазун.
  - Не мы! - вторил ему Исэйас.
  - Они правы! - кричал Протько.
  - Согласен! - кричал староста деревни.
  И отпустили их поэтому. Старосту жители признали. А староста рассказал, как было дело. Рассказал, что Пушистый орден в котанов обернулись и разбежались кто куда.
  И снова наши герои остались ни с чем. Оседлали они лошадей и побрели по лесной тропе. Солнце желтыми лучами просвечивало сквозь листву. А мир вокруг закрылся легким туманом.
  Ехали они грустные, пока один из котанов не прыгнул к ним. Сел на пеньке и сидит. Как подъехали к нему всадники, так сразу превратился кот в Олега.
  - Езжайте за мной. Обсудим все основательно. Если вы приведете хвост, то больше никогда с нами не встретитесь. Вам нужна помощь?
  - Нужна.
  - Тогда езжайте осторожно.
  И как засвистел Олег, и как обернулся жирным котом, и как побежал вперед - за ним только и поспевай.
  Котан Олег привел героев к заваленному листьями люку у основания дерева. Спустились в помещение, а там сидят котаны. Потом они вмиг людьми обернулись. Странно то, что обернулись сразу в одежде и при оружии.
  - Итак, - заговорил Михаил Васильевич, - вам нужно взять Утору?
  - Да, - ответил Протько.
  - У меня условие. Когда мы возьмем для вас город, вы будете развивать производительные силы. А если нарушите обещание, то мы придем за вами.
  - А если прежний король потребует город? - спросил Исэйас.
  - Это не мои проблемы.
  - Почему вы сами тогда не взяли город?
  - Сознание людей еще не готово к переменам. Согласны наши условия?
  - Да, - ответил за всех Протько, хотя Исэйас и Глазун хотели это обсудить.
  - Завтра Утора будет взята. Поезжайте скорее. Вы сможете попасть в замок без особых проблем. Там, на верхнем этаже будет связан принц Август. С помощью него вы прикажете покинуть город солдатам - и город ваш.
  - Какой толк от города, если его потом снова возьмут? - спросил Глазун.
  - Это не мои проблемы.
  - Тем самым мы создадим еще большую разруху, чем сейчас, - сказал Исэйас.
  - Правда? Я об этом даже не думал. Но, поверьте, меня все устраивает. Удачи.
  Вышли из логова Пушистого ордена и оседлали коней. Теперь ехать в Утору.
  
  
  Глава 9.
  
  Они приехали в Утору и остановились в трактире. Сели за самый дальний столик, чтобы никто их не услышал.
  - Коты не должны причинить вреда людям, - заговорил с опаской Исэйас.
  - Не мы же будет убивать, - обнадежил Глазун.
  - Даже косвенное убийство запрещено для Братства. Ты согласен, Протько?
  - Да. Я согласен. Убивать, не убивая, - тоже плохо.
  - Надо было им сказать, что нельзя причинять людям вред, - продолжал беспокоиться Исэйас.
  - Мы уже ничего не можем поделать, - сказал Глазун. - Давайте думать лучше о том, как город сохранить. Бухбых собирает армию, гоняя по окрестным деревням. Возможно, именно в этот момент, когда мы здесь так мило беседуем о судьбах безразличных нам людей, он и вся его бригада настукивает молотками по бревнам катапульт.
  - Он не будет рушить свой собственный город, - сказал Исэйас. - Смотри, у него вообще нет людей. Нотбэд разбил его армию, потом пришел Август и взял Утору без боя.
  - Прямо-таки без боя?
  - Торгаши едут и рассказывают почти одно и то же. Август прознал о том, что в городе запасов не хватит для сдерживания осады. Не понятно, как вообще такое могло произойти. Города всегда должны иметь запас. Похоже, наш дружок, Димитр, именно эти вести и вел.
  - Вот оно, косвенное убийство. Мы нарушили наши заветы, - чуть ли не обрадовался Глазун, а потом его лицо перекривило.
  - Ага, - заулыбался Исэйас. - Без боя взяли город. Забыл?
  - С тобой невозможно разговаривать, - заявил Глазун и хапнул пинту пива.
  - Так о чем это я? Да, бежал Бухбых с немногочисленным войском.
  - Они же в осаде были. Как он сбежал?
  - Видимо, есть подземные ходы.
  - Почему же он не воспользовался ими, чтобы вернуть город?
  - Наверное, вооружает людей. Возможно, для него идет оружие и доспехи с других королевств. Холопье надо научить держать меч в руке и щит в другой. Бои будут идти внутри города, а там копьем не помашешь.
  - Тогда помощь ордена для нас бессмысленна.
  - Над этим я как раз и думаю. Допустим, все пройдет хорошо, и мы, угрожая жизни Августа, заставим его вывести свои войска из города, а потом его самого выкинем из города. Тут у нас обретаются две проблемы: у нас нет запаса еды для осады от того же Августа и, вторая, мы не знаем, где вылезет Бухбых.
  - Поэтому мы обречены. Хотя, если Бухбых знает, что город осаду не выдержит, почему он ждет?
  - Ну, встанет он кольцом. А в город, наверное, уже немного продуктов завезли. Встанет и будет ждать. А тут подкрепление придет из Венежи, да и сам Август может выйти из города. У него опытные воины, а у Бухбыха жалкое ополчение. Кстати! - загорелись глаза Исэйаса. - А нет... - помрачнел он. - Все равно не хватит, чтобы выдержать осаду.
  - Тем более, Бухбых, узнав, что выкинули Августа со всеми его войсками, ринется в город. А мы не знаем, где он вылезет.
  - Нет! - снова просиял Исэйас. - Как только он узнает, что Август больше город не держит, он выждет, когда Август возьмет Утору в кольцо. Войска растянутся. Даже если в полукольцо, то этого уже достаточно, чтобы ударить в тыл. Город окружают леса. Не сплошняком, но неожиданно ударить можно. Мы не знаем, кто победит, но знаю точно, что победитель ослабнет.
  - И что ты предлагаешь? Добить победителя? Мы не можем убивать. Связать его? А смысл? Горожане за своего короля встанут. Нам надо каким-то чудодейственным образом убедить их идти за Протьком, а не за Бухбыхом. За Августом они точно идти никуда не захотят и поддержат нас в восстании.
  - Пусть Бухбых проиграет, - подумал вслух Протько, и Исэйас вместе с Глазуном уставились на него.
  - А это мысль, - произнес Глазун.
  - Но не должно быть косвенным убийством, - добавил Исэйас.
  - Да. Убивать - плохо, - задумался Протько.
  - Из-за этих глупых правил мы не можем ничего нормально осуществить, - надулся Глазун.
  - Как мы можем сделать так, чтобы Бухбых проиграл, но не умер из-за наших действий?
  - А жизни солдат ты не считаешь? Какой же ты лицемер, Исэйас, - сказал Глазун.
  - Солдаты будут погибать в любом случае: не важно, вмешаемся ли мы или нет.
  - Неплохая лазейка, - добавил Глазун. - Предлагаю оповестить Августа о прибытии Бухбыха.
  - Как?
  - Выстрелим горящей стрелой или дунем в рог, когда заметим приближение Бухбыха. А оно видно будет со стен в любом случае.
  - Тем самым мы спасем чьи-то жизни... - тихо проговорил Исэйас. - Своим восстанием мы косвенно обрекли на гибель многих людей, солдат Августа, но мы их предупредим. Это не выплатит долг но...
  - Не "но", а это борьба. Они погибнут не из-за наших действий, а из-за твердолобости их главнокомандующего, принца Августа, - сказал Глазун. - Они могут уйти в любой момент и избежать битвы, когда их выгонят из города, но они останутся, чтобы осадой вынудить нас оставить Утору. Так что, мы ничего не нарушаем, а даже спасаем их, предупреждая об опасности.
  - Да. Глазун прав, - сказал Протько.
  Согласился и Исэйас.
  - Все-таки, в тебе есть что-то умное, то есть, хорошее, - сказал Исэйас.
  - Спасибо, узнал о себе много нового, - проворчал Глазун.
  
  Наступило "завтра". Котаны проникли в город. Потом они проникли в замок. А в замке обернулись людьми и посвязывали охрану, завязав туго-натуго руки, ноги, рот. Потом пробрались к Августу. Связали его и его пассию-на-ночь. Замок был взят и никто не был убит.
  К замку ранним утром пришли наши герои. Их пропустила стража. Олег был одним из стражников и пожаловался, что доспехи очень тяжелые и неудобные.
  Внутри встретил героев Михаил Васильевич. Он провел всех к связанному Августу.
  - Мы поможем взять город, а потом покинем его, - сказал глава ордена. - Советую начать прямо сейчас.
  Так и начали. Вывели на балкон почти голого принца. Приставили к его горлу нож и стали всем объявлять требование, чтобы все войска венежские убрались из города, а то убьют принца. Принц, надо отдать должное, молчал и не визжал, как ожидал Исэйас.
  Требование не сразу выполнили: пришлось ранку на груди принцу сделать, чтобы все увидели кровь. После этого принц и сам отдал приказ всем убираться за стены. Он, похоже, понял, что город взять можно вновь осадой.
  Когда все вышло как надо, а именно: убрались войска венежские, выпустили голым принца за ворота. И тут же их закрыли.
  Внутри города остались диверсионные группы - их тоже поймали и отправили вслед за принцем.
  Горожане взяли оружие. Этим горожанам дали доспехи и поставили их на стены. Кое-кого сторожить улицы отправили. Кому-то поручили подсчитать количество припасов. Простой люд выполнял приказы Протька беспрекословно, будто он всю жизнь правил Уторой.
  Котаны, к тому времени, превратились в котанов и сбежали.
  Припасов в городе оказалось достаточно, чтобы выдержать месяц осады. На этой приятной ноте все расслабились. Только Исэйас нервничал и, командуя новоиспеченной стражей, бродил от дома к дому, выискивая секретные ходы. Два из них смог обнаружить и вмуровать в них стальные решетки. Неизвестно было, есть ли еще тайные ходы и выдержат ли решетки в случае нападения Бухбыха.
  Глазун днями развлекался с женщинами. От них отбоя не было, так как приближенный нового правителя Уторы обращал внимание на девушек любого статуса. Поэтому возможностью выбиться из грязи в князи пользовалась каждая, только не у каждой удавалось стать фавориткой Глазуна.
  Протько же старался за всем уследить: за стеной, за припасами, за моральным состоянием горожан и тому подобным. Ходил и думал, сам иногда забывая о чем. Исэйас грамотно назвал Протька знатным рыцарем и добрым управителем, который хотел спасти и спас Утору от захватчиков. Тем самым обратил на Протька взоры знатных дам. Перед одной Протько устоять не смог. Возможно, именно поэтому он бродил по городу задумчивый, напоминая себе об Элиноре и своей истинной цели.
  И вот день "икс" наступил. Зашевелились на горизонте войска. А осада до сих пор стояла. Вечером, когда солнце вот-вот село, Исэйас пустил зажженную стрелу, к концу которой примотано предупреждение об опасности. Осаждающие оживились и встретили боем Бухбыха.
  - Мы должны помочь нашему королю, - говорил командир стражи.
  - Если мы выйдем, то враг разобьет нас и снова захватит город, - пояснил Глазун.
  Под утро Бухбых разбил Августа. Тот сбежал с остатками своих войск. Утром же короля Бухбыха встречали с почестями в Уторе. В тот день славно пировали и славно были вознаграждены спасители города. Протьку дали в управление три замка, а окрестные деревни Протько отдал в управление Исэйасу и Глазуну. Не вспомнил Бухбых Протька и остальных, поскольку любил бухнуть Бухбых.
  Вроде бы надо радоваться: столько всего хорошего произошло, но план наших героев пошел псу под хвост.
  
  
  Глава 10.
  
  Выдали войска Протьку, тех людей, что жили в окрестных замкам деревнях, и поехал Протько в свои новые имения. Указ короля Бухбыха был таков: "Защищать наши границы надо! Скоро я вступлю в брак с дочерью короля Сиги-дым - и опасность нас минует. И угрозу видеть в нас большую будет эта чертова Венежа и этот чертов Риил!"
  В пути Протько пересчитал своих солдат. Около трехсот их было. И это совсем не мало. Почти никто из них не был солдатом по рождению. Одни хлебопашцы, другие со скотом управлялись, третьи строители и так далее.
  Вместе с Глазуном ехали его две фаворитки. С ними большую часть времени он и проводил. Редко разговаривал с Исэйасом и Протьком. А только приказы последнего исполнял. И исполнял радостно и беспрекословно.
  - Я теперь лорд трех замков уторского королевства. Еще я владелец Черноземки и Малиновки риилского королевства. Что же мне делать? - поник Протько.
  - Черноземкой и Малиновкой управляет ваш отец. Если вас призовет Нотбэд, то он выкрутится. Думаю, он придумает что-нибудь. По крайней мере, Нотбэду некого отправлять в Черноземку. Посмотрит он на то, что укрепляется граница - и хорошо. А что делать конкретно сейчас, так это ехать в свои новые земли.
  - А дальше?
  - Над этим я еще не думал. Но могу вас уверить в том, что принцессу Элинору не выдадут за Августа. Август с позором проиграл Бухбыху.
  Протько хмуро кивнул.
  - Нельзя объявлять себя королем и идти против Бухбыха, - добавил Исэйас. - Иначе Август снова возьмет Венежу, заключив с тобой союз. Потом он потребует подчинения. И королем тебе поэтому не стать.
  - А если мы повторим маневр? - спросил вдруг Протько. - Заключим союз с Августом, а потом он захватит Утору. Мы снова попросим помощи у Пушистого ордена. Возьмем Утору.
  - Не думаю, что во второй раз удастся. Но надо подумать над этим.
  - Мне кажется, это мое.
  - Что?
  - Вот ехать так, ехать впереди. Вести за собой людей.
  - Любишь походы?
  - И их тоже.
  Нахмурился Исэйас после этих слов, но быстро отошел, когда на горизонте замаячил главный замок, вокруг которого понастроили так много домов, что впору его назвать новым городом. Не хватает именно крепости. Как сказал один из солдат, карьер здесь недалеко, так что камень можно добыть. Но на постройку крепостной стены может уйти не один год.
  Расположились в замке. И продолжилось обсуждение.
  - Какие наши дальнейшие действия? - спросил Протько.
  Исэйас задумался.
  Глазун сделал вид, что задумался, а потом спросил:
  - Мне в управу дашь замок?
  - Придумай новый план, - сказал Протько.
  Теперь задумался Глазун.
  - Мы выиграли немало времени, - заговорил Исэйас. - Но это иллюзия. Потому что для моего странного плана придется кое-что провернуть... И, возможно, это нам не подойдет... Нет, - решил он окончательно, - не подойдет.
  - Что ты хотел предложить? - спросил Протько.
  - Бухбых хочет жениться на дочери Сиги-дыма. Это его единственная надежда удержать власть во всем королевстве. Я подумал, что, может, похитить Бухбыха и женить Протька на дочери Сиги-дыма? Он станет очень сильным королем, но никогда больше не женится на Элиноре. Поэтому этот план отпадает.
  - Почему именно Бухбых? - спросил Глазун.
  - О чем ты?
  - Почему Бухбыха решил жениться на дочери Сиги-дыма, а не, например, Август? Почему тот выбрал Элинору? У Нотбэда не настолько сильное королевство, как у Сиги-дыма.
  - Здесь проблема в другом, - улыбнулся Исэйас. - Принцесса Элинора невероятно красива. Ее по праву считают самой красивой женщиной мира. Не мудрено, что Август решил жениться на Элиноре, тем более дальнейшее объединение Венежи и Риила создаст королевство по силе равное королевству Сиги-дыма. Поэтому Август и решил разбить Утору, когда Нотбэд и Бухбых сцепились.
  - Значит, мы в тупике, - пробормотал Глазун.
  - Похоже на то, - признался Исэйас.
  - Меня это не устраивает, - сказал Протько. - Я не сдамся.
  - Сдаваться - не сдаваться, а без плана действий цели не достичь, - сказал Исэйас.
  Протько уперся локтями в колени и лбом шмякнулся в ладони.
  - Нам надо повторить то же самое, - произнес Протько. - Но надо лишить поддержки Бухбыха.
  - Правильно господин говорит, - вмешалась фаворитка Глазуна.
  Она выглянула из-за угла. А потом выглянула ее сестра-близняшка.
  - Правильно, - подтвердила вторая.
  Звали их Маша и Даша. Но каждую из них можно называть обоими именами, так как девушек не различить.
  За проявленную дерзость любой другой господин сокрушился бы гневом на них. Этого и ожидал Глазун, когда увидел их, но Протьку было будто бы все равно.
  - Они не сдадут нас Бухбыху? - спросил Исэйас чуть ли не шипя.
  - Нет, - ответил Глазун.
  - Нет, нет, - затараторили Маша и Даша. - Любят Бухбыха лишь знатные люди, а простым, в общем-то, все равно. Но вы, как мы поняли, хотите большего. Мы с радостью поможем.
  - Чем вы можете помочь? - спросил Протько.
  - Мы знаем, как можно выкрасть дочь Сиги-дыма. Если вы это сделаете так, что подумают на Бухбыха, то Утора будет как между молотом и наковальней.
  - Я им не доверяю, - шепнул на ухо Протьку Исэйас.
  - Будешь следить за ними, - шепнул в ответ Протько.
  - А дальше, - вмешался Глазун, - Мы освобождаем дочь Сиги-дыма из лап страшного Бухбыха. И просим поддержать нас в захвате Уторы. Блестящий план, а?
  - Неплохой, - сказал Исэйас. - Но как выкрасть принцессу?
  - Очень просто! Мы же родились в Гримпиле. А там давно ходит слушок, что принцесса еще там нимфоманка. Этим можно воспользоваться.
  - Жесть, - произнес Исэйас.
  - А у нас есть выбор? - спросил Глазун.
  - Ладно. Решим позже. Обмозгуем это. А вы, дамы, никому ничего об этом разговоре на рассказывайте.
  - Конечно, господин, - сказали они и ушли.
  Глазун поклонился и пошел за ними, довольный по уши.
  - Не нравится мне это, - признался Исэйас. - План безумен.
  - Действительно. Самый безумный из всех, что я слышал. Но надо подумать насчет него. Мне так батя говорил: "Не понял - подумай".
  - Мудрые слова.
  Вбежал в зал солдат, запыхавшийся.
  - Поймали шпиона, господин! - доложил солдат. - Привести его к вам?
  - Давай.
  Ввели в зал Димитра Сливковского. Трость у него отобрали, а котелок оставили на голове. Сам весь Димитр был чистенький и опрятный.
  - Да вы издеваетесь... - сказал он, когда увидел Протька на троне и рядом в трех шагах от него Исэйаса.
  - Димитр! - воскликнул Протько пожал ему руку.
  - Давно не виделись, - улыбнулся Исэйас.
  - Кыш, - сказал Протько солдатам.
  - Вы меня удивляете. Как вы здесь оказались?
  - У меня теперь во владении три замка и прилагающие к ним деревни, - рассказывал с улыбкой Протько.
  - Удивительно... А еще более удивительно то, что Август каким-то неведомым мне образом сдал город! Представляете? Надеюсь, не за этот ли подвиг тебе замки выдали?
  - За этот.
  - Да как такое может быть? Ужас какой-то!
  - Думай позитивней, - посоветовал Исэйас то ли Димитру, то ли себе.
  - Я стараюсь! Ну, вы, ребят, даете. Всю мою работу насмарку отправили. Эх... В следующий раз, когда решу кого-нибудь спасать, триста раз подумаю перед этим.
  - Да что ты, все же хорошо: тебе платят - ты выполняешь работу. А как ею распорядятся твои начальники, так это их проблема, - сказал Исэйас.
  - И то верно, мой друг, и то верно. Что ж, друзья, угостите старого друга, а? - спросил Димитр.
  Накрыли стол. Все уселись за него. Присоединился и Глазун. До того Исэйас долго разговаривал с каким-то солдатом. Что-то показывал ему на пальцах. Когда договорил, и солдат кивнул, Исэйас сел за стол.
  - Удивительные дела происходят, друзья. Уже полгода прошло, и вы столького добились! Поражаюсь вам. Уже холода подступили.
  - Будет ли снег? - спросил Протько.
  - Посмотрим. Вроде бы, не холодная зима будет. Так говорят. А говорить можно что угодно, да? Да... удивительно.
  - И куда ты идешь в этот раз, Димитр? - спросил Протько.
  - В Гримпил, друзья. А куда же еще?
  - В Гримпил? - удивились все.
  - Что ты там забыл? - спросил Глазун.
  - Я даже боюсь рассказывать вам. Эх, ну ладно. У вас троих слишком щенячьи глаза. Особенно у Глазуна. Ха-ха! Шутка. Короче, у меня двойная миссия. В этот раз мне надо сделать две вещи: подтвердить кое-какие слухи - это раз; посчитать количество голов - это два.
  - Голов скота? - уточнил Протько.
  - И скота, и не-скота. Всех голов, каких только найду. Время сейчас очень нестабильное. Не нравятся мне такие времена. Знаете, мне больше нравится спокойное время. В такое время только и делаешь, что гоняешься за любовниками и любовницами знатных особ, а так же переписываешь их письма, когда есть возможность. Но теперь... теперь все намного страшнее. Ужасы творятся и творятся. Порой мне кажется, что на свете существуют колдуны, и это они устроили этот кавардак в мире.
  - Мы тоже думали поехать в Гримпил, - признался Протько.
  - А вам что там делать? - опешил Димитр.
  - Как что? - удивился наигранно Глазун, но вышло в самый раз. - У нас же стен нет! Смотри: надо крепости строить, а камня-то нет.
  - У вас же недалеко карьер есть. Я мимо него проезжал.
  - Если ты мимо него проезжал, то понимаешь, что его не хватит. Он почти исхудал. Там один песок остался и глина. Предлагаешь глину обжигать? Ну ты даешь!
  - Так вы за камнем поехали? - спросил с подозрением Димитр.
  - Да, надо купить камня и инструментов, чтобы камень добыть здесь, - сказал Протько. - А еще мы хотим выкрасть дочь Сиги-дыма.
  - Вы что хотите?! - поперхнулся Димитр. - Вы с ума сошли? Он же вас в порошок сотрет!
  - Не сотрет, - сказал Протько. - Мы тертые калачи, - и засмеялся от души.
  - Я с вами не поеду, друзья. А то пришьют и меня тоже.
  - Не волнуйся, мы будем красть уже после того, как приедем, - заверил Протько. - А потом поедет каждый своей дорогой.
  - Что ж, интересно будет поглядеть на вас. Я ставлю сто золотых, что у вас не получится.
  - Принимаю пари, - сказал Исэйас.
  - Тогда и я тоже, - добавил Глазун.
  - А что такое пари? - спросил Протько.
  Когда ему объяснили, то он отказался участвовать.
  - Поэтому будешь должен двести, если проиграешь, - сказал Глазун.
  - Да щаз! Раскатили губу! Нет, только сотня. А вот если проиграете вы, то я получу двести.
  - Договорились, - сказал Исэйас.
  - Да... - добавил неуверенно Глазун.
  - Согласен.
  Через несколько дней они все собрались в дорогу. В этот раз взяли с собой еще и сестер-близняшек. А заправлять землями на время отсутствия оставили Исэйаса. Сам Исэйас был недоволен, так как он считал, что проку от него будет больше. Но ничего не поделаешь. Кому-то же надо за всем следить.
  
  
  Глава 11.
  
  До Гримпила было недалеко. Замки Протька находились как раз в восточной части Уторской империи. Герои пересекли несколько небольших речек с каменными старыми мостами - и вот они уже рядом с Гримпилом.
  Гримпил представлял собой такой, знаете, необычный каменный город. Его необычность заключалась в том, что в Гримпиле не найти ни одного кирпича. Он полностью был сделан из больших каменных блоков, лицевая часть которых покрывалась глубокой и широкой резьбой. Эта резьба рассказывала древнюю историю города. Гримпил действительно выглядел старо, но старо в том плане, что в нем чувствовалось то самое нерушимое спокойствие, которое присуще очень старым местам, старым творениям людей.
  В Гримпиле Маша и Даша показали основные места города, где могла появиться дочь короля Сиги-дыма.
  Они остановились в гостинице. Да, в Гримпиле гостиницы и трактиры - это совершенно разные заведения. В первых не поешь, во вторых не поспишь.
  - Как нам ее найти? - спросил Протько.
  - Для начала узнать бы имя, - сказал Глазун.
  - Персик, - сказала Маша.
  - Как фрукт? - уточнил Протько.
  - Ага.
  - Это чистая правда, - вошел в комнату Димитр и снял котелок. - Персик Сиги-дымовна. Не понимаю я лишь одного. Как вы хотите ее поймать? Это же невозможно!
  - Все очень просто: нужна приманка, - сказала Даша. - Этой приманкой может стать красивый юноша.
  - Сейчас в любом случае будет Глазуну больно.
  - Я реалист, - сказал Глазун.
  - Мы подкупим Орешка, - сказала Даша. - Он согласится помочь нам.
  - Где будет все это происходить? - спросил Глазун.
  - Она пошлет за ним солдат. А они приведут его в определенное место. Она обожает менять места. Я до сих пор помню, как по городу блуждали необычные тени от маяка.
  - Нам надо вырубить охрану.
  - И никого не убить, - добавил Протько.
  - План выглядит не очень сложным.
  - Мы же говорили, - сказала Маша.
  Димитр смеялся.
  - Почему никто другой не выкрал ее тогда? - спросил он всех и ответа не получил. - Ладно, - заговорил он вновь, - у меня еще полно дел в городе. Желаю вам удачи.
  - Вопрос хороший, - сказал Протько, когда Димитр ушел. - Надо подумать.
  - Нечего тут думать, - заявил Глазун. - Никто не рискнет ее украсть, так как никто не рискнет иметь дело с Сиги-дымом. Я верно говорю? - спросил он девушек.
  - В определенном смысле верно, - сказала Даша.
  - Рядом с ней всегда ее верные защитники. Лучшие воины, которых знал свет. Не поскупился Сиги-дым на охрану дочери, - пояснила Маша.
  - Значит, мы опять в тупике, - проговорил Глазун.
  - Не совсем, - сказала Маша. - Если орешек попытается удрать от нее, то она пустит за ним солдат. Останется немного людей. Об этом мало кто знает, так как обычно она либо привязывает своих любовников, либо они послушно соглашаются. Второе чаще.
  - И где этот Орешек? - спросил Протько.
  - Орешек постоянно бегал от ее солдат и прятался. Он не хотел попасть к ней и, наверное, не попал до сих пор. Я надеюсь на это. Прятался он раньше в бедных кварталах, откуда мы родом.
  - Пошли, навестим его, - сказал Протько.
  И все отправились на поиски Орешка. Спустились в бедные кварталы, которые были рядом с маяком и пристанью. Опрашивали Маша с Дашей людей тамошних, и почти каждый давал свои собственные направления, куда надо идти, чтобы оного Орешка найти. Когда, все-таки, одно из направлений оказалось верным, Орешка нашли.
  - Орешек! - крикнула Маша.
  Орешек лежал на крыше вдоль ее края. Правая нога свисала вниз и болталась. Когда он услышал свое имя, то убрал соломенную шляпу с лица.
  - Машка? - удивился он. Потом заметил Дашу. - Что вы здесь делаете?
  - Нам нужна твоя помощь, - сказала Даша.
  - Сию минуту, - произнес он и спустился вниз. Сначала на балкон спрыгнул, потом, как нормальный человек, по лестнице внутри дома. Вышел с довольной улыбкой на улицу. - Чего изволите, дамы? Давно мы с вами... - Заметил на себе злой взгляд Глазуна. - Давно мы с вами не виделись. Какая вам нужна помощь?
  - Нам надо, чтобы ты пришел в богатые кварталы и позволил себя поймать страже. Договорись с ними о встречи с принцессой Персик. А когда она попытается тебя связать, то сваливай оттуда как можно скорее. За тобой погонятся, но ты шустрый. За это мы тебе заплатим немало.
  - Не вопрос. Сколько?
  - Сколько? - спросила Маша Протька.
  - Сотни хватит? - спросил Протько.
  - Сойдет. А зачем вам все это?
  - У нас необычный план, - ответила Маша.
  - М-м. Ну, хорошо. Когда начинаем?
  - Мы тебе скажем, - сказал Протько. - Тебя снова придется искать по всему городу, или тебя здесь мы найдем?
  - Здесь. Не волнуйтесь.
  - Кто это? - спросила какая-то женщина с ребенком. Она зайти в дом, но остановилась.
  - Друзья прошлого. Не волнуйся, все в порядке, - сказал он. - Мусор я вынес.
  - Не задерживайся, - сказала она и вошла в дом.
  - Неожиданно, - пробормотала Даша с ухмылкой.
  - Время нещадно. Видели сорванца? Совсем на меня не похож: тихий, спокойный. Но во взгляде что-то есть. Я все жду, когда это нечто, что в его взгляде сидит, прорвется наружу. И не помогаю этому взгляду.
  - Теперь ты спокойный и тихий? - спросила Маша.
  - Время вправляет мозги.
  - Жди, короче, - сказал Глазун. - Пойдемте.
  Они вышли на пристань и прогуливались вдоль берега.
  - Теперь нам нужно решить, как мы будем вырубать этих самых "лучших", кто останется рядом с принцессой, - сказал Глазун.
  - Ударить по лбу, - сказал Протько.
  - Не выйдет, - сказала Маша.
  - Как-то отвлечь, может быть? - предложила Даша.
  - Усыпим их, - сказал Глазун. - Мой отец делал усыпляющий яд. Также я слышал, что есть такой, что если вдохнешь его испарения, то уснешь моментально.
  - Где найти его? - спросил Протько.
  - Без понятия.
  - Мы тоже не знаем, - сказали одновременно сестры.
  Так и вернулись в гостиницу. Думали, размышляли. Выходили на улицу и опрашивали прохожих. Осторожно опрашивали, чтобы не вызвали стражу. А когда сил уже не оставалось, а на смену солнцу вылезли тени, они все уселись друг перед другом в гостинице. Тут-то и пришел Димитр.
  - Удачный денек, - сказал он и снял свой котелок. - А у вас как?
  - Димитр, ты знаешь, где продается усыпляющий яд, который нельзя вдыхать? - спросил Протько.
  - Конечно, знаю. У меня есть целый набор пузырьков с таким ядом в моем портфеле. Без них я как без рук. Продам со скидкой.
  - Покупаю.
  - Вижу, вы настроены серьезно. Что ж, ради благого дела я готов на все.
  
  В общем, сообщили Орешку, чтобы он шуровал наверх, в богатые районы, а сами герои стали следить за ним. Быстро его поймали, и он, не сопротивляясь, пошел за стражей. Они повели его сначала к принцессе, а потом она повела его на крышу дворца-музея.
  Здание сразу оцепили. Внутрь пропустили только принцессу, ее телохранителей и Орешка.
  Когда впервые увидел ее Глазун, он понял, почему Орешек и другие несчастные ни за что не хотели попасться в лапы принцессы. Она была такая большая и такая тяжелая, что способна сломать кого угодно.
  Стали думать, как пробраться в музей. Или, если точнее, на крышу. Более, того, не понятно было, как усыпить телохранителей. Но все раздумья в холодном поту и выпученными глазами прервал сам Орешек. Он, как ужаленный, выбежал из музея и побежал куда глаза глядят. За ним тотчас сорвалась вся стража. Выбежала из музея и принцесса Персик, крича и топая ногами. Отправила всех, кроме одного своего телохранителя. Вместе с ним она пошла в сторону убегающего Орешка. Бегать ей тяжело.
  В этот миг сзади подкрался Глазун и получил в бубен. Телохранитель его заметил. Тряпка со снотворным упала на землю. Но в следующий миг в бубен дал телохранителю Протько. Напомню, Протько здоровый был, так что его кулак как приляжет на лицо, так не уснуть почти невозможно.
  - Ох, зараза, - произнес Глазун, а Протько шикнул. Они оба были в масках, а до того договорились, чтобы не раскрывали голосов принцессе.
  Усыпил Глазун телохранителя и потом усыпили визжащую принцессу.
  Похищение оказалось удачным, если бы не одно странное обстоятельство: принцессу ту хрен поднимешь. Она же здоровенная, что сам Протько, только и вширь такая же, как он сам ростом!
  Протько натужился, Глазун натужился, и они едва-едва оттащили тушку в переулок. Из этого закутка они поволокли ее, храпящую, что твой боров, к перекрестку среди дворов. Там Даша и Маша нашли какой-то разорванный мешок и этим мешком накрыли принцессу.
  Так они, пыхтя, дотащили принцессу до телеги, которую бесцеремонно скомуниздили. На ней как живую бочку среди бочек неживых они везли принцессу на виду у всех. Даже у солдат, ее искавших. Для особого эффекта антихрапа Глазун ткнул локтем ей в бочину, когда солдаты пробегали мимо. Успели хотя бы маски снять, когда стырили телегу.
  Таким макаром дотащили принцессу до гостиницы. Быстро пособирали вещи свои и отправились прочь из города. На оставшиеся деньги купили быка, который тащил из Гримпила героев обратно в замок Протька.
  - Бедный Орешек, - произнесла Маша.
  - Если это Персик, - заговорил Глазун, глядя на храпящую принцессу, - то я могу представить, почему Орешек не Орешкин.
  - Полдела сделано, - заявил Протько. - Теперь надо думать, как ее правдиво вернуть.
  
  
  Глава 12.
  
  Орешек спрятался за клумбой. Ее высота была в три кирпича. За ними-то и прилег Орешек. Мимо пробежала стража принцессы.
  Орешек хорошо знал город. От той самой клумбы, где он затаился, до его дома можно добраться по одной единственной дороге. Он надеялся, что Протьку и остальным удалось осуществить свою задумку.
  Оглядываясь по сторонам, всматриваясь в лица, всматриваясь в одежду, он брел по узкой улице с множеством ответвлений до своего района и своего дома. По пути он заметил человека в котелке, с тростью в руке и портфелем на плече. Человек этот судорожно мыл руки.
  - Чего случилось? - спросил Орешек, хотя до этого хотел просто пройти мимо.
  - Руки мою. Не видишь? - ответил человек.
  - А чего моешь так, будто бы заразу подцепил?
  - Тебе какое дело?
  - Просто спросил.
  Раздался звон колокола. Он извещал о гибели правителя или тревожных для города событиях. Орешек понял, что теперь погони за ним не будет. А человек засуетился. Он вытер руки, распрощался и пошел быстрым шагом прочь, дальше по улице. Орешку было по пути, поэтому он догнал странного человека. Зачем его дальше так называть? Ясное дело, что это был Димитр, но Орешек этого не знал. Более того, погляди сейчас Протько или кто-нибудь другой на Димитра - не узнали бы. Он был какой-то нервный, злой, тревожный - полная противоположность себя любимого.
  - Вы же нездешний, - сказал Орешек.
  - Да, мой друг.
  - Не поладили с законом или чего так спешите? Рассказывайте, все равно сейчас покинете город. Я же вижу, как вы торопитесь.
  - Все-то тебе надо знать.
  - Все равно больше никогда не увидимся.
  - Кое-что произошло, в чем я не хотел бы засветиться. Не устраивает ответ, да? А больше я тебе ничего не скажу.
  Так и расстались они. Орешек пришел домой. В тот же день собрал все вещи. Потом стал ждать, когда все немного утрясется, чтобы покинуть город. Он понимал, что скоро будут искать его.
  В тот же день он узнал от Петрушки, что принцессу отравили ядом. Ее похоронят на закате в фамильном склепе семьи Сиги-дыма. И это не укладывалось у него в голове.
  Орешек забрал с собой жену, сына, взял вещи, что мог унести, продал Петрушке дом за бесценок и покинул Гримпил. Его пропустил знакомый стражник за двадцать монет.
  
  
  Глава 13.
  
  Исэйас, озадаченный долгами, вышел встречать Протька и остальных. Они под шумок усыпленную принцессу отвели в темницу. Глазун приказал Маше и Даше кормить ее.
  - Она время от времени просыпалась, - сказал Протько. - Мы ее усыпляли время от времени.
  - Как мы ее вернем? - спросил Исэйас.
  - Этот вопрос должны задавать мы, - сказал Глазун.
  - Я думал о псевдонападении. То есть, мы инсценируем нападение, в котором ты, Протько, спасешь принцессу.
  - Я тоже об этом думал, - сказал Глазун.
  - Так и сделаем, - сказал Протько.
  Тем же днем, под вечер, приехал в замок Димитр Сливковский. Его приняли, и за беседой он рассказывал про свои похождения. Рассказывал, как обошел много трактиров, как побывал у знатных людей, как понравился ему королевский парфюмер.
  - Прекрасный человек, - говорил Димитр. - Добрый и отзывчивый. Я представился торговцем из Уторы. Более того, я прикупил у него прекрасные духи очень дешево. Сейчас вам покажу, - достал портфель Димитр и вынул из ременных креплений, где раньше было двенадцать пузырьков, а сейчас одиннадцать, один совсем не похожий на своих собратьев. - Прекрасный аромат.
  Он дал всем почувствовать аромата духов и потом сложил пузырек обратно, одиннадцатый, купленный у королевского парфюмера.
  - Очень сложно за всем уследить, - сказал Димитр. - Знаете, когда полно мелкий деталей, за которыми нужен глаз да глаз, невольно мысли рассыпаются, и ты откровенно не знаешь, что будет дальше. Именно так я могу описать аромат этих духов. А что же дальше? Вас тоже это интересует? А дальше гаснет свет. Вы закрываете глаза. Кто-то на мгновение, а кто-то намного дольше...
  - Никогда бы не подумал, что ты так сильно любишь духи, - сказал Исэйас.
  - Назвал бы я это своей слабостью, но нет, это не слабость. Сказать, что у каждого человека есть своя сакральная любовь к чему-то - слишком приторно. Поэтому скажу, что любовь, какая бы она ни была, и к чему бы она ни была, всегда удивляет людей. Как, например, тебя, Исэйас.
  - Ты возвращаешься? - спросил Протько.
  - Да, в Гримпиле мне точно будут не рады.
  - Нам ждать осады Гримпила? - спросил ехидно Глазун.
  - Не знаю, друзья, не знаю. Вы добились своей цели? Похитили принцессу?
  Глазун хотел сказать "нет", но Протько опередил:
  - Да, конечно.
  - Вы меня не перестаете удивлять. Рано утром я выезжаю. Никому не по пути в Венежу?
  - Я бы с радостью, - сказал Протько. - Но надо принцессу вернуть. Мы доставили ей много неприятностей.
  - Понимаю. Ты добрый человек, Протько. Или очень ловко умеешь быть добрым. Эта загадка для меня вряд ли когда-либо будет разгадана.
  - Мне маманя говорила, что добрым надо быть. Вот я и добрый.
  - Значит, до этого ты был плохим?
  - Меня не называли плохим, но говорили, что надо быть добрым. Это всем говорили, но не все слушались.
  - А ты слушался?
  - Я слушался. Но, - добавил Протько, - когда даже не слушался, все равно не делал плохого.
  Утром Димитр уехал. Все с ним распрощались. Не успели это сделать, как приехала в замок да знатная дама, что смогла Протька охмурить в Уторе. Исэйасу было любопытно, как поведет себя Протько, поэтому он следил за ним. В итоге простак сдался чарам этой женщины, которая в считанные минуты стала чувствовать себя как дома.
  Протько послал Исэйаса устраивать представление для принцессы. Исэйас набрал крестьян, выдал им оружие, доспехи. Взял краску и покатил принцессу далеко в лес, вновь безжалостно усыпленную. Когда она очнулась, он стал колотить плашмя клинок о клинок и бегать вместе со всеми вокруг, разливая краску.
  Когда битва без смертей закончилась, он помахал рукой ребятам, что легли за землю, взял вожжи повозки и повез ее прочь от места представления.
  В лесах он снял повязку с ее глаз, развязал руки и вынул кляп изо рта.
  - Спасибо, спасибо! - произнесла принцесса. - Я осыплю тебя золотом!
  - Не стоит. Я не мог пройти мимо, когда человека похитили. И откуда у вас будет золото? Где ваш дом.
  - Я живу в Гримпиле. Я служанка принцессы Персик, ее двойник. Я попрошу ее, чтобы она вознаградила вас.
  Исэйас растерялся.
  - Хорошо, едем, - сказал он после минуты молчания.
  Приехали в Гримпил. В Гримпиле они узнали, что принцесса была отравлена. Исэйасу дали десять монет и вышвырнули вместе с двойником принцессы из города.
  - И что мне теперь делать? - разрыдалась она.
  Исэйас не знал, что ответить. Он так охеревал, что выразить это более ярко можно только запретными словами. Ничего не поделаешь: пришлось ехать обратно. Приехал он в замок Протька вместе с псевдопринцессой и стал рассказывать:
  - Они расспросили меня, типа как я обнаружил двойника принцессы. Я рассказал, как сражался и так далее. - Псевдопринцесса стояла рядом, поэтому Исэйас осторожно выбирал слова. - Потом мне дали десять монет и сказали катиться отсюда.
  - Как тебя зовут? - спросил Протько.
  - Агриппина.
  - Иди куда хочешь, - сказал Протько.
  - Мне некуда идти.
  - Тогда никуда не иди. Живи здесь. Не в замке, а в городе. Что умеешь делать?
  - Командовать, ругаться.
  - Читать умеешь?
  - Умею.
  - Писать?
  - Тоже.
  - Тогда займешься бумажной волокитой, - сказал Протько.
  - Подыщу ей работенку, - сказал Исэйас.
  После того, как он ей работенку подыскал, побежал Исэйас к Маше и Даше, которые развлекались с Глазуном. Забежал к ним в покои и спрашивает:
  - Вы говорили при ней?
  - При ком?
  - При принцессе.
  - Да, немного.
  - Черт!
  И побежал к Протьку. Рассказал Протьку об этом. Протько нахмурился и кивнул. И больше ничего не сказал. Как это трактовать, Исэйас так и не понял. Побежал Исэйас к ней. Дал денег, сколько хватило бы до Венежи.
  - Езжай туда, - говорил он ей, передавая деньги.
  - Как мне там жить?
  - Найдешь работу со своими-то умениями.
  Как только Агриппина села на повозку торгаша, который ехал из Гримпила через замки Протька в Венежу. К город вокруг замка Протька приехал Орешек. Чисто случайно он встретил псевдопринцессу и обомлел. Она его узнала и тоже обомлела, но продолжила сидеть в повозке, которая медленно уезжала. Так они, пялясь друг на друга, и распрощались, не сказав ни слова.
  
  
  Глава 14.
  
  Короче, они были в панике. Все скатилось в одну большую черную дыру, которой придумывайте непристойные синонимы сами. Блэкхол, мать вашу!
  Исэйас ходил взад-назад, Глазун зыркал во все стороны, Протько сидел и тупил - известная, в общем, картина.
  Прошло время, и войска Гримпила ринулись на Утору. Сразу же после этого, как только разведчики донесли про войска, прилетела птичка с требованием созвать уже свои знамена. Потом, чтобы наверняка, приперся гонец. Гонцу сказали, что, мол, уже выходим. Иди, обрадуй вестью. Но не пошли. Сидели в замке. А в замке известная, в общем, картина.
  - Нам нельзя идти, - сказал Исэйас.
  - Если не пойдем, то потом придут за нами, - сказал Глазун. - Поэтому надо встать на сторону Сиги-дыма.
  - Нам нельзя вставать и на его сторону. Не забывай кодекс Братства.
  - Опять эта чушь... Протько, почему ты всегда молчишь, когда мы распутываем жопное положение?
  Протько кивнул и выпятил подбородок.
  - Если мы присоединимся к Сиги-дыму, но не вступим в битву? - спросил Глазун.
  - Представь, что будет дальше, когда он увидит, что мы ничего не делали, - ответил Исэйас.
  - Опять мы в тупике. Как меня это все бесит! Может, мы снова возьмем город с помощью Пушистого ордена?
  - Я думал над этим, но надо обговорить хоть с кем-нибудь из них. А их найти тяжело. К тому же, люди могут встать на защиту короля. Или не встать, наоборот.
  - Это как? - спросил Протько.
  - То есть выведем мы войска из города, а люди потом нападут. Либо им плевать на короля, и они предпочтут убить всех пушистых, лишь бы сохранить город.
  - Сколько в Уторе еды? - спросил Протько.
  - А сколько времени прошло? За месяц можно запастись по самое "не хочу"?
  - Даже закупиться не успеют, - сказал Глазун.
  - Подложил же нам Димитр дохлую свинью...
  - Думаешь, он? - спросил Протько.
  - После его появлений всегда происходит что-то на подобии этого: берут города и развязываются войны.
  - Ты шутишь. Какой-то чел с котелком на башке смог развязать войну? Бред же.
  - Убита принцесса Гримпила.
  - И зачем идти именно на Утору?
  - Видимо, очень ловка подстава.
  - Вас послушаешь, так весь мир какой-то чудной. Хотя, мне уже в это верится... Ладно, и что дальше? К чему весь разговор о Димитре? Делать-то что? - затараторил Глазун.
  - Если мы останемся, то Сиги-дым и нас прибьет. Вступиться мы за него не можем, так как не позволяет кодекс. У нас только один вариант: надо уходить обратно в Черноземку всем скопом. Всем населением замков надо собираться и идти. Забирать все ценное и необходимое.
  - Да, так и сделаем, - сказал Протько.
  Так и сделали. Простой люд даже не сопротивлялся. Раз сказали, значит, надо. Тем более объяснили, что скоро всех убьют, если останемся. Так народ похватал, что мог похватать, запряг все, что мог запрячь и пошел за Протьком в Черноземку.
  Фаворитка Протька скандалила. Она хотела, чтобы он пошел спасать Утору, но Протько не менял решения. Однажды фаворитка просто исчезла, а Протько даже о ней не вспоминал. Он надеялся, что она ушла.
  В Черноземке поначалу встретили недружелюбно, а когда отец Протька сказал, что вернулся барин, так все радоваться стали. Большой скоп людей осел между Черноземкой и Малиновкой. Там стали строить дома. Дома строили большие, разделенные внутри на комнаты. Строили сразу всей толпой, поэтому времени много на это не ушло. Как только достроили, так пришла весть от торгашей-путешественников, что Утора взята. Теперь это территория Гримпилского королевства.
  - Протько, - сказал отец Протька. - Король-то, звать к себе изволил, а тебя не было. А я и говорю, что ты путешествуешь. Так ты иди к королю и извести о новости хорошей, что ты войско принес и людей. А еще скажи, что еды на всех не хватит, пусть поделится. Еды, и правда, не хватит на всех.
  Поехал Протько к королю. Выпросил аудиенции и объяснил, что захватил войско и людей. Взял три замка, но удержать не смог, так как Сиги-дым напал на Уторское королевство. Поэтому бежал к Черноземке. Попросил еды.
  Король сначала злился, говорил, что пропадать нельзя, и это непростительно, но как только услышал про войска, так сразу стал задумчивый. Согласился отдать еды и выдать еще земель. Выдал он Протьку свой замок рядом с Черноземкой.
  Возвращаясь, Протько встретился лицом к лицу с Элинорой. Она была чем-то встревожена, но радостно заулыбалась, увидав Протька.
  - Как ваша миссия? - спросила она.
  - Уже скоро, - сказал твердо Протько.
  - Торопитесь. Возможно, я выйду замуж за Сиги-дыма.
  И Протько обомлел.
  Он вернулся растерянный в Черноземку. Сообщил о том, что получил замок. Поехал в него и там рассказал Исэйасу и Глазуну, что Элинора собирается выйти за Сиги-дыма.
  - Я вот чего хотел предложить тебе, Протько. Поспешили мы уходить, раз Сиги-дым надумал жениться на Элиноре. Давай соберем всадников и поедем к прежним замкам. Там хотя бы обоснуемся и скажем, что земля принадлежит королю Нотбэду, - предложил Исэйас.
  - Это же противоречит кодексу, - спародировал Исэйаса Глазун. - Нельзя обманывать.
  - Это не обман. Мы скажем правду. Протько вассал Нотбэда. Когда он получил замки, то они стали замками королевства Риил. Так что, все законно, так сказать.
  Поехали в те замки. Сорок всадников с ними. Всего сорок три приехали к замкам. У замков уже обосновались люди со знаменами Гримпила. К Протьку вышел какой-то солдат и сказал, что эти замки принадлежат его господину, так как они пришли сюда первыми, а их король захватил Утору.
  - Эти замки принадлежат мне, - сказал Протько. - Еще до нападения вашего короля, мы от имени короля Нотбэда захватили эти замки и окрестные земли.
  - Тогда будем биться за них, - сказал солдат.
  Исэйас к тому времени пересчитал врагов. Их было около сотни, может, больше слегка. Биться вообще не выгодно. Да и не в этом дело, биться вообще нельзя. Нельзя никого убивать. Поэтому Исэйас схватился за последнюю соломинку:
  - Решим поединком, - сказал он излюбленную фразу настоящих, трушных королей, которые чтят древние традиции, что аж из штанов вылазят.
  - Не вопрос, - спокойно, даже беззаботно произнес солдат. - Кто будет выступать с вашей стороны?
  - Я, - сказал Исэйас.
  - Вообще не вопрос. Пойдем. И ваш предводитель тоже.
  - Не, не, не, - вмешался Глазун. - Давай здесь, а то прирежете нас среди своих. Давай, пусть выходит сюда твой хозяин, а мы своих ребят подальше поставим.
  - Не вопрос, - так же спокойно сказал солдат.
  В общем, разошлись. Всадники Протька встали подальше, как и войска неизвестного пока что вассала Сиги-дыма. Между ними встал один-одинешенек Исэйас, нервно потирая рукоять меча. Вышел к нему потом вассал Сиги-дыма. Прозвали его Башкатряс, так как после боя с ним из башки вытрясывается все, что в ней было.
  Башкатряс был здоровый детина. А как же иначе? Всегда противник - это здоровый детина, которому часто приписывают скудный ум. Нет, Башкатряс был умный, но это не так важно, поскольку сейчас, в бою это не столько необходимо, сколько необходима обыкновенная зверская сила. Вышел он в доспехах, естественно. На нем был панцирь и свивавшая до колен кольчуга. В руках он нес здоровенный двуручник. Исэйас расстроился, что не топор. Против топора ему драться куда проще.
  Нельзя не сказать про Исэйаса. Он-то в чем одет? В обычной кольчуге, сверху которой напялено сюрко. Под кольчугой теплая рубашка. Вот, в принципе, и все его обмундирование. В руках у него тоже меч, только не такой здоровый, как у Башкатряса.
  - Ну, малец, хана тебе, - сказал Башкатряс.
  - Твою ж мать, - рассмеялся Исэйас. - Зря я вызвался.
  У Исэйаса, кстати, шлема не было.
  Завязался бой. Башкатряс наносил точные и сильные удары. Исэйас точно, по мере своих сил, отбивал и парировал клинок Башкатряса. Засверкала сталь, залязгала. Под ногами скользила мокрая трава. В общем, каждый удар Башкатряса заставлял замирать сердца всех присутствующих: и своих, и чужих.
  Выпал удачный момент. Исэйас отвел в сторону клинок Башкатряса и резанул по панцирю его. А тому вообще пофиг: одна лишь царапина осталась.
  Бой продолжился. И Исэйас только и делал, что скакал и бегал вокруг Башкатряса. Тот резал горизонталью вокруг. Исэйас даже засмеялся, когда второй раз нырнул под мах меча Башкатряса. А тому было плевать на смешки и подколки Исэйаса. Башкатряс был опытный воин, поэтому гнул свою линию: просто бился так, как должен был.
  Это такое чувство, когда лишние мысли и эмоции сделают только хуже. Надо просто следить за противником и биться, как позволяет тебе твой опыт. Башкатряс отлично это понимал. Понимал это и Исэйас. В этом их сходство, как фехтовальщиков, но характеры их совершенно различны. Один безэмоционально махал мечом. Второй махал мечом, ржа как конь и стебая противника. Но внутри, в душе, если хотите так назвать, Исэйас был столь же спокоен и только и делал, что следил за Башкатрясом. Просто его характер непроизвольно заставлял его ржать.
  Так что там с боем? Ах да, забыл сказать, что Исэйасу рубанули по левой руке в области плеча - и она отсохла: онемела и залилась кровью. Ржать он после этого перестал.
  Исэйас понял, что теперь-то он точно проиграет, если не рискнет. Он стал бить мечом в одно и то же место. Уже пятый удар пошел, а Башкатряс просто держал меч слева от себя и защищался им. Когда пошел восьмой удар, Башкатряс отбил клинок Исэйаса и вознес меч. Опусти он его - Исэйас был бы разрублен пополам. А этот засранец саданул сапогом между ног Башкатрясу так, что глаза того чуть не выпали из глазниц. Меч Башкатряса воткнулся в землю за его спиной. Исэйас поднес свой клинок к горлу упавшего на колени противника. Так и победил Исэйас.
  Замки вернулись к Протьку. Полнарода вернулась обратно в дома вокруг замков. Так и зажили прежней жизнью. Исэйас потом многим хвалился, что победил Башкатряса, и плевать, что подло.
  Но главная проблема так и не была решена. Над ней приходилось долго думать, но думать толком не давали, так как ездили туда-сюда послы. То от Сиги-дыма посол придет, то от Нотбэда. Сражались пером и чернилами за землю Протька, за его три Замка.
  Отцу он выдал в правление замок, полученный от Нотбэда. Сам же обосновался в тех трех.
  Когда все утихомирилось, и Сиги-дым признал за Протьком замки, Протько взялся за решение основной проблемы: Сиги-дым решил жениться на Элиноре.
  - У него же есть жена, - сказал Исэйас.
  Он теперь ходил с перемотанной рукой, но довольный и гордый собой, что аж тошненько становилось.
  - Я слышал, что она не может родить, - добавил Глазун.
  - От Машки с Дашкой?
  - Естественно.
  - Им доверять...
  - И все же. Проверить стоит слухи.
  - Как именно?
  - Димитр знает все про всех.
  - Странно... Разве он не предвидел того, что Сиги-дым захочет скрепить союз с Элинорой? Или это не он замешан в убийстве дочери Сиги-дыма... Я запутался. Подай вон то вино, Глаз.
  Он подал.
  - Спасиб.
  - Допустим, мы подтвердим слухи о том, что нынешняя супруга Сиги-дыма не может иметь детей. Что тогда? Это нам ничего не даст.
  - Она точно недовольно свадьбой мужа, - подметил Исэйас.
  - Покушение? Хм... королевство без наследников.
  - Не выйдет. Даже если не учитывать то, что мы не должны своими действиями свести кого-нибудь в могилу, после смерти Сиги-дыма его приближенные, а именно: всякие там дворяшки и родня пято-десятого колена вцепятся в трон зубами и будут шипеть, расписываясь одновременно в том, что прав на трон именно у энного родственника больше всех.
  - Мы попали впросак, - сказал Глазун.
  - Странно это... - заговорил Протько. - У него же дочь погибла, а он жениться надумал.
  - Сбрендил он, - сказал Глазун.
  - Волнуюсь я за принцессу. Если случится с ней что-нибудь, то потеряю ее навсегда.
  - Надо искать Пушистый орден и заплатить им, чтобы они снова взяли для нас Утору. А когда возьмем, тогда и объявим эти земли своими, - сказал Глазун.
  - Попадем в осаду от того же Сиги-дыма, - сказал Исэйас.
  - Но свадьба точно разрушится.
  - Какой-то это хлипкий план.
  - Будто бы все предыдущие у нас были иными.
  - Неправильно это, - заговорил Протько, - жениться на другой, когда уже жена есть. Поговорить бы с ней.
  - А что ты хочешь от нее услышать? - спросил Глазун. - Предложит травануть муженька. Или сама уже готовится его травануть. А он, в свою очередь, хочет травануть ее. Или уже траванул.
  - Интересный расклад... - произнес Исэйас. - Только нам он ничего не дает. Опять же, мы не можем отправлять на тот свет.
  - Тогда мы спасем короля и его нынешнюю жену, - сказал Протько, ободрившись. - Мы похитим короля.
  Все замолчали.
  - Мы его в мешок, живого, и увезем его далеко. Жена его убить не сможет, и он жену убить не сможет. И на Элиноре некому будет жениться, - продолжил он.
  - Мда, - причмокнул Глазун.
  - Как? - спросил Исэйас.
  - Не знаю, - признался Протько.
  - Украли принцессу - украдем и короля, - сказал Глазун и засмеялся.
  - Выбора у нас все равно нет, - сдался Исэйас.
  Валяясь каждый на своей кровати в ту ночь, каждый думал о своем: один о бабах, другой о славе, третий о тенях в комнате.
  
  
  Глава 15.
  
  Думали над планом, искали Пушистый орден, расспрашивали купцов. Последние мало что знали о короле Сиги-дыме. Протько направил Исэйаса и Глазуна в Утору. Сам же он следил за тем, чтобы укрепить свои замки. Тратил деньги на камень и постройку стен вокруг.
  В Уторе, первым делом, обязательно следовало бы посетить бордель. Так и сделали Исэйас и Глазун. И там мало кто мог что-то внятное сказать о Сиги-дыме.
  Обошли несколько трактиров - и там ничего не известно. Исэйас и Глазун едва-едва смогли остановиться, чтобы не нахлопаться уж совсем. Вернувшись в снятую комнату на окраине Уторы, они отчаялись.
  - Никогда бы не подумал, что в борделе ничего нового не узнаю о ком бы то ни было, - сказал Глазун.
  - Уверяю тебя, скажи кому-нибудь, что в трактире слухов нет, высмеют.
  Исэйас сидел на подоконнике, глядя в окно. Их комната находилась на втором этаже. И вид из окна открывался на неширокую улицу и другие точно такие же серые (из-за ночи) дома. Луна на небе то появлялась, то пропадала за тучами. Наблюдая за ней, Исэйас заметил краем глаза прохожих. Они, двое, шли к дому, в котором и остановились Исэйас и Глазун.
  - Нацепляй кольчугу, - сказал Исэйас и спрыгнул с подоконника.
  - Чего там?
  - Незваные гости.
  Оба нацепили кольчуги и обнажили мечи. Исэйас украдкой подошел к окну. Те двое разговаривали с хозяином дома. Они были одеты в черные плащи. Банально, да, но свою личность можно скрыть только таким образом. Ну, или маску еще одеть, но маска выделяет из толпы сильнее, чем плащ и капюшон. Эти двое были вооружены.
  Хозяин их впустил.
  - Кто это? - шепотом спросил Глазун.
  - Мутные черти какие-то. Припри дверь чем-нибудь.
  Глазун подтащил тумбу и вместе с Исэйасом припер дверь кроватью. Тумбу закинул сверху.
  - И что, так и будем здесь сидеть? - спросил Глазун.
  - Из окна выпрыгнем.
  - С твоей-то рукой даже малыша трогать опасно.
  - Я правша.
  - Пардон. Тогда спрыгиваем.
  Глазун открыл окно, перелез через него и повис, держась руками за раму. Потом втянул воздуха и спрыгнул. Раздался стук в дверь.
  - Ребят, к вам гости, - сказал хозяин дома.
  Исэйас к тому времени уже перелез через окно и точно так же повис. Рана на левом плече открылась. Когда он спрыгнул, плечо уже багровело, хотя в ночи казалось, что там пятно дегтя.
  - Бабки взял? - спросил Исэйас.
  Глазун кивнул.
  Они побежали прочь от дома. Свернули за угол ближайшего здания. Слышно было, как кто-то выбежал на улицу и стал ругаться. Исэйас и Глазун бежали к центральной площади. Погоня быстро отстала. На площади, которая полна опустевших деревянных лавок, они остановились. Здесь еще ходили люди. В основном пьянчуги возвращались по домам из трактиров.
  - Надо найти врача, иначе руку могу потерять, - сказал Исэйас.
  - У меня таких знакомых нет.
  - Тогда идем к кузнецу.
  - Думаешь, сможем заставить его печь разводить ночью?
  - Другие предложения?
  - Вина налей.
  - Каким образом ты вообще еще живой?
  Пошли до ближайшего кузнеца. Разбудили его, предложили ему денег. Тот согласился и стал разводить печь. Исэйас и Глазун стояли рядом. Глазун глазел на переулок. Исэйас разглядывал рану.
  Вообще кузница находилась на отшибе: в конце переулка, в тупике. Чудом Исэйас и Глазун смогли ее найти. Заблудиться в этих дебрях проще простого. Ну, смотри, дома почти все одинаковые, на улице ночь, дороги узкие, везде стены - сущий лабиринт.
  Кузнец достал пластину из печи.
  - Не слишком горячая, - сказал он, - в самый раз. Проверено на своем опыте, - и показал прижженные раны. - На, зажми в зубах.
  Прижег. Исэйас громко втянул воздух носом и зажмурился. По лицу его стекал пот.
  - Где получил? - спросил кузнец.
  - В бою с Башкатрясом, - ответил Исэйас, выплюнув рукоять ножа.
  - Пощадил тебя?
  - Я победил.
  - Шутишь, - удивился кузнец. - Не у замка близ Гримпилского королевства.
  - Да, именно там.
  - А здесь что забыл?
  - Про короля Сиги-дыма хочу узнать, - сказал Исэйас.
  Кузнец помрачнел.
  - Идут! - шикнул Глазун и спрятался за угол.
  Обнажил меч и Исэйас тоже. Кузнец выглянул осторожно из-за угла.
  Двое в плащах прошли мимо. Они даже не обратили внимания на переулок, в котором была кузница. Они шли вдалеке. Глазун выглянул из-за угла.
  - Ушли, - сказал он.
  - За вами плащи охотятся? - спросил кузнец.
  - Похоже на то, - ответил Исэйас.
  - Если много спрашивать о Сиги-дыме, то за тобой придут. У него везде уши. Я бы не говорил об этом, если бы не видел, что за вами охотятся, - сказал кузнец.
  - Ну, а ты-то расскажешь что-нибудь про Сиги-дыма?
  - Я знаю только то, что нельзя о нем расспрашивать. Пора нам проститься. Если они узнают, что вам я помог, то вздернут.
  Из окна соседнего дома напротив высунул голову Олег.
  - Пс! Сюда! - прошипел он и помахал рукой.
  - Кто это? - испугался кузнец.
  - Спасибо за помощь, - сказал Исэйас и пошел в дом напротив. Глазун за ним.
  Олег открыл дверь и впустил внутрь.
  - Ты как нас нашел? - спросил Исэйас.
  - Вас вся Утора ищет, - ответил Олег, выглядывая в окна. Кузнец еще какое-то время пялился на соседнее здание, но потом вернулся к себе в дом.
  - Как ты нашел нас? - потребовал Глазун к ответу.
  - На крыши смотреть надо, - ответил Олег. - Вам повезло, что вы пришли именно сюда. Это дом уже давно мертвого архитектора, который расширял канализацию и, по слухам, проделывал потаенные новые пути отцу короля Бухбыха. Кстати, Бухбых снова сбежал, когда пришли войска Сиги-дыма.
  - Откуда ты знаешь, что здесь жил архитектор? - спросил Глазун недоверчиво.
  - Старики об этом знают. Спроси любого.
  - А откуда знаешь, что он потаенные ходы делал?
  - А потому что он неожиданно исчез. Говорят, в этих самых ходах. Я вижу по вашим глазам, что вы в легком недоумении, но нет времени на эти недоумения. За вами погоня. И не просто погоня, а погоня погонь! Так вот, поскольку этот дом принадлежал архитектору подземных ходов и канализации, то, очевидно же, себе он тоже вырыл ход, который ведет в целую их сеть. Этот ход здесь. За мной.
  Они прошли через пустующую кухню в кладовую. К полу кладовой прибит деревянный люк. Он и ведет в подземные ходы.
  Спустившись, они стали идти вдоль стен. Олег обратился котаном, чтобы видеть в темноте. Он и говорил что переступать, когда сворачивать и тому подобное, в общем, вел двух слепцов.
  - Вот, значит, как вы проникли в город, - сказал Исэйас.
  - Естественно, - ответил Олег.
  - Когда будет светлее?
  - Никогда. Надеюсь на это. Если появится свет, тогда нам придется прятаться.
  - А нас разве не слышно? - спросил Глазун. - Здесь звук должен разлетаться далеко.
  - Пока что мы не достигли канализации. Когда достигнем, тогда и будем шептать друг другу.
  - Как вы превращаетесь в котов? - спросил Исэйас.
  - Это великий дар Жирного Котана. Он наш бог и покровитель. Ну, по крайней мере, так говорят. Шучу. На самом деле мы не превращаемся в котов, мы превращаемся в людей. Мы коты и есть.
  - Шутишь?
  - Да, - засмеялся Олег. - Мы и сами не знаем, коты мы или люди.
  - Снова шутишь?
  - Да, - засмеялся Олег.
  - Мне достаточно знать того, что вы просто чокнутые, - сказал Глазун.
  - Да, - засмеялся Олег.
  - Кто за нами гнался? - спросил Исэйас.
  Они пролезли через щель в стене и вышли к канализации. Теперь все разговоры велись шепотом.
  - И дураку понятно, что это специальный отряд короля Сиги-дыма, - заговорил Олег.
  - Какой еще специальный отряд? - спросил Глазун.
  - Но самое странное в них то, что они, как мне кажется, чем-то похожи на нас, - проигнорировал вопрос Глазуна.
  - Тоже превращаются в котов? - спросил Глазун.
  - Не превращаются, а просто немного другие. То есть, не такие обыкновенные, как ты, - теперь не проигнорировал вопрос Глазуна.
  - Но подтверждения нет. Так? - произнес Исэйас.
  - Совершенно верно.
  - Почему они пресекают любые попытки узнать о Сиги-дыме?
  - Хороший вопрос. Я не знаю.
  - Куда мы идем? - спросил Глазун.
  - Сначала покинем город. Потом, если вы согласитесь нам помочь, тогда в наше убежище. Вы, как и мы, хотите узнать тайну личности Сиги-дыма.
  - Мы согласны, - сказал Исэйас.
  - Кстати, вам ничего не известно о смерти его дочери?
  - Нет, - ответил Глазун.
  - Только догадки, - сказал Исэйас. - Возможно, к этому причастен Димистр Сливковский.
  - Кто это?
  - Что-то типа посла-шпиона-диверсанта-пижона-мажора со странной страстью к духам.
  - Ни разу не встречал пижона и мажора в одном лице. Наверное, очень интересный человек.
  - Еще бы.
  Стены стали освещаться.
  - Прячьтесь! - шикнул Олег.
  Глазун и Олег побежали назад за угол. Они только-только пересекли перекресток ходов. Но Исэйас стоял и смотрел на блики сточных вод. Он был ими не столько заворожен, сколько взволнован. Он стоял так до тех пор, пока Глазун на схватил его и не потащил за собой. Когда они спрятались за углом, Глазун спросил:
  - Ты сдурел?
  - Пока еще нет, - ответил Исэйас.
  - А мне кажется, что да.
  - Замолчите оба! - шикнул Олег.
  Стены отражали все больше света. Люди приближались.
  - Не знаешь, кто это строил?
  - Его давно нет в живых.
  - Я бы умертвил его еще раз. Зачем столько развилок строить?
  - Я слышал, что здесь есть проход в подземный город, в котором до сих пор живут потомки тех армий, что преследовали королей Уторы.
  - Всегда любил такие легенды.
  Дальше разговоры стихли. Свет стен потускнел. Незнакомцы ушли.
  - У них, должно быть, есть карта, - сказал Глазун. - Они найдут выход из города и перекроют его.
  - Карты бесполезны. Бухбых, как и его предки, держали при себе человека, который знал эти проходы наизусть. Таких людей звали навигаторами. Их запускают сюда с детства на многие недели. А последнее испытание - это прожить здесь год, собирая еду, полученную в разных местах от солдат, и покинуть по ходам город. После чего вернуться уже снаружи. После этого испытания навигаторы не говорят ни с кем, кроме королей.
  - Шутишь?
  - Да, - засмеялся Олег. - Шучу. Про навигаторов правда.
  - Как же вы здесь ориентируетесь? - задал каверзный вопрос Глазун.
  Олег поднял заднюю лапу и освежил угол перекрестка.
  - Вот так, - сказал он и побежал дальше.
  - Господи, как это мерзко...
  Они уже подбирались к выходу наружу. На весь путь ушло примерно десять часов.
  - Здесь люк спрятан в старом пне, - сказал Олег и обратился человеком. Он вылез наружу первым.
  - Почему на вас появляется одежда? Хотя в форме котанов вы без нее, - спросил Глазун.
  - Это и нам не понятно, - ответил Олег.
  - А про подземный город ты что-нибудь знаешь? - спросил Исэйас.
  - Мы ходим только по известной тропинке. Наш нюх помог нам быстрее определить ее. Даже до того, как мы ее стали помечать. Мы никогда не ходили на затхлый запах. А кое-где пахло смертью.
  Когда они вылезли и перешагнули высокий старый пень, стали оглядываться и щуриться. Хоть небо и заволокло тучами, было ярко так, будто смотришь на солнце.
  - А Протько где? - спросил Олег.
  - У себя в замке сидит.
  - Странный он какой-то, скажу по секрету. Ему только не говорите.
  Все проголодались и в ближайшей деревне купили еды. На повозке своей один из торгашей довез героев до нужного места в лесу. Там Олег провел Исэйаса и Глазуна к коряге, под которой есть нора-люк, ведущая или ведущий в земляное помещение, обустроенное, в этот раз, мшистым белым камнем. Там сидел Михаил Васильевич, глава ордена, и еще парочка людей. Они обсуждали странные и непонятные вещи.
  Исэйас и Глазун хотели есть и спать. Михаил Васильевич сказал, что разговор серьезный будет завтра. В помещении, где они все сидели за большим столом, есть проход в небольшие комнатушки с двухъярусными кроватями. Туда-то Исэйаса и Глазуна отправили.
  
  
  Глава 16.
  
  В замке, поздним вечером, Протько прошагивался в своих покоях. Его преследовали страхи. Он боялся того, что его цель не будет достигнута, что нападут на него; даже того боялся, что вдруг в эту сию секунду красный бархатный квадратный ковер, который он весь истоптал босыми ногами, провалится вместе с полом вниз.
  Протько помнил, что подобные страхи у него появляются тогда, когда бояться будет чего, когда надвигается беда.
  - Кто же ты? - спросила Лидия. Это та самая знатная дамочка из Уторы, фаворитка Протька. Что она здесь делает? Да каким-то образом объявилась. Приехала с ближайшими ей людьми, привезла кучу шмотья и, воспользовавшись душевной добротой Протька, поселилась в замке с ним.
  - Протько, - признался Протько.
  - Нет ничего пустее имен, - сказала она.
  - Почему?
  - Кто ты? - повторила она.
  - Да Протько я.
  Она ухмыльнулась и прикрыла грудь простыней. Она смотрела в окно, на звезды.
  В дверь постучал слуга. Он сказал, что вновь пришел посол из Уторы. Протько оделся и спустился встречать посла. Он не особо-то преуспел в риторике, так как этим обычно занимался Исэйас, а Протько только слушал. Поэтому Протько боялся и этой встречи.
  Он принял посла в своем зале.
  Посол выглядел как посол: шапка посла, туника посла, монокль посла, портфель посла, трость посла и прочее посольское облачение было на нем. А двое его спутников совершенно отличались от посла. Они носили черные плащи с капюшонами. У них забрали оружие еще на входе в замок.
  - Вас требует к себе король Сиги-дым, - сказал посол.
  Протько молчал и слушал.
  - У вас на сборы час, - добавил посол.
  - Это все? - спросил Протько.
  - Да, - ответил посол.
  Они развернулись и ушли. Протько за их спинами дал знак страже похватать гостей и бросить в темницу.
  Их похватали и бросили в темницу.
  Протько вернулся к себе в покои. Он предался любви с Лидией. На следующее утро стража их обоих не обнаружила в покоях и не обнаружила нигде, как и плененного посла и его спутников.
  
  
  Глава 17.
  
  "Важный" разговор с главой Пушистого ордена свелся к двум общим стадиям. В первой был вопрос на подобии: "Вы в деле?". Во второй - "Вот так будет обстоять дело..." Если вкратце, то так: Глазун и Исэйас дают себя поймать людям в плащах, а их уже ловят котаны. План простой и без особых изысков. На вопрос почему котаны этого не сделали раньше, глава ордена ответил в духе великих стратегов и мудрецов: "Потому что только сейчас пришло время". И этим все сказано.
  Засаду устроили ветхом кабаке, в который приходили не столько пить, сколько играть в карты и звонко плевать в ведра у ног. Теперь в кабаке было на семь постояльцев больше, чем обычно. Все они носили красные одежды.
  Когда Исэйас и Глазун пришли в кабак после громкой прогулки по рыночной площади, они привели за собой двоих людей в черных плащах. Назовем им "преследователями", а то "люди-в-черных-плащах" - уж слишком круто.
  Преследователи зашли в кабак, осмотрелись, заметили котанов и решили уйти. Но им преградил путь Олег. Одному он дал кулаком по лицу, что тот даже упал на стол и скатился с него, впечатленный порханием карт. Второй увернулся от кулака Олега и вытолкнул кошака из кабака. Но другие хвостатые ухватились за плащ преследователя и втянули его обратно в кабак.
  Если встать у фасада и смотреть вдоль него на вход, то можно было увидеть, как вылетает Олег, потом выбегает преследователь, а затем как натягивается его плащ и втягивает преследователя обратно - сущая комедия для человека, который не в курсе происходящего. Но все происходило на невероятно серьезных щах. Но никто и не подозревал, что хитрожопая засада в кабаке обернется подобием мультипликационного фильма.
  Глаза с шары были у всех. Особенно у Олега, который поднялся и вбежал обратно в кабак. Повалили там двух преследователей, запинали их толпой, потом поволокли. Посетители тотчас выбежали. Ясное дело, что чуть ли не каждый из них расскажет о случившемся, но Михаил Васильевич все продумал. Его план до безобразия прост: выволочь преследователей в другой дом, из него в другой дом, из того в следующий, и так далее, пока не достигнут черного хода пекарни. Хозяин этой пекарни Пушистий орден знает, поэтому любезно предложил одолжить погреб, уходящий очень глубоко под землю, для допроса.
  На допросе присутствовал Михаил Васильевич, его помощник и допрашиваемые. Остальные ели булки наверху.
  - Что-то они долго, - сказал Олег.
  - Проверь, - сказал Глазун.
  - Надеюсь, вы не нарушите наши догмы. Никаких смертей, - добавил Исэйас.
  - Не волнуйтесь.
  Олег спустился в погреб и обнаружил там Михаила Васильевича, его помощника и два пустующих стула. Помощник бил воздух над стулом, то есть, если бы на нем сидел человек, он бил бы его по лицу, но человека там нет. Михаил Васильевич задавал один и тот же вопрос: "В чем вы особенны?"
  Когда Олег коснулся их, они шарахнулись его. Шальными глазами глядели сначала на него, а потом на пустующие стулья.
  Выбежали наверх и объявили тревогу - все обернулись котанами и разбежались. Остались в пекарне Исэйас и Глазун. Они попросту не успели даже из-за стола подняться.
  - Прячьтесь, - сказал хозяин пекарни.
  Он их спрятал в кладовую. В кладовой они простояли около часа в ожидании внезапного налета орд вражин на пекарню. Но налет так и не нагрянул. Они вышли из кладовой и спустились в погреб. В погребе пусто.
  - Их отпустили? - спросил Глазун.
  - Видимо так. Либо, они каким-то образом сами сбежали. Не понятно, что вообще произошло, - сказал Исэйас.
  - Вот так и доверяй им больше, - набычился Глазун. - Кинут в любой момент, чтобы свою шкуру спасти. Наша ничего для них не стоит, запомни это. При следующей встречи я припомню сегодняшний день. А если бы в пекарню забежала бы толпа черноплащевых ребят? Они нашли бы. И пекарь первый бы нас сдал, чтобы ему пекарню не сожгли.
  - Возвращаемся в их убежище?
  - А ты помнишь, где оно находится?
  - Нет.
  - Я тоже. Та-даа, - развел он руками.
  - Странно стулья поставили, - заметил Исэйас. - Неудобно.
  Они стояли так: один в центре помещения, а за ним другой. Они почти соприкасались друг с другом спинками. Неудобство заключалось в том, что избивать того, кто сидит на втором стуле, сложно, так как куча склянок, солений-варений и прочих запасов мешает размахнуться.
  - Какое это имеет значение? Что дальше делать будем? Нас по всему городу ищут. Давай вообще вернемся?
  - Забыл, зачем мы здесь?
  - На самом деле да. Меня уже это не заботит. Выкрасть короля - сущий бред. Я приехал сюда деньги сплавлять, а не от погонь бегать.
  - Когда ты стал таким трусливым?
  - А когда ты стал таким безрассудным? Когда мы шли на войну, ты казался куда более адекватным человеком. Кутила с дурной славой - вот кем тебя видел я. А ты, оказывается, просто сумасшедший.
  - После того, что нам удалось достичь, сумасшедшим кажешься ты.
  - Это весь мир с ума сошел, а не я! Ты еще и подстрекаешь этого идиота Протька. Я пытался понять, в чем же истинные твои мотивы, но теперь я отчетливо это понимаю. У тебя их просто нет!
  - Иди ты в жопу. Задрал уже.
  Исэйас сел на стул и ощутил, что сел на что-то мягкое. Он прыгнул со стула в ужасе и увидел двух связанных преследователей.
  - Они здесь! - сказал он ошарашенно.
  - Кто? - спросил Глазун.
  Исэйас схватил Глазуна за рукав и показал на стулья. В этот же миг там никого не оказалось.
  - Что за хрень? - произнес Исэйас.
  Он подвел Глазуна ближе к стулу, держась за него, а потом коснулся невидимой мягкости тела. Ткнул пальцем в живот преследователя.
  - Чего, чего?! - опешил Глазун.
  - Эти говнюки могут исчезать из вида других, - сказал Исэйас.
  - Обалденное объяснение! За нами охотятся невидимки! Все, я сваливаю из вашего долбанного братства. Я чувствую, что вам скоро будет кирдык; и мне, если не свалю.
  - Давай, вали отсюда, трус!
  - Лучше быть трусом, чем безрассудным сумасшедшим идиотом, как ты!
  - И куда ты пойдешь?
  - За своими деньгами к Протьку. А потом свалю на юг. Меня здесь ничего не держит. В этом проклятом крае я потерял все, что было мне хоть как-то дорого! У меня осталась только моя жизнь и мои деньги.
  Глазун поднимался по ступенькам. Дверь в погреб открылась. Там стоял хозяин пекарни и толпа преследователей.
  - Они здесь, - сказал хозяин пекарни. - Пригрозили убить меня, если не одолжу им погреб.
  - Их несколько? - спросил преследователь.
  - Двое. Один, должно быть, допрашивает ваших ребят.
  - Во жирный петух! - воскликнул Глазун.
  Так и повязали Глазуна. А потом повязали Исэйаса.
  Их доставили в замок. Кинули на пол просторного зала. Потом притащили в этот зал Протька. Его тоже кинули на пол.
  - Ты-то как здесь оказался? - спросил Исэйас.
  - Связали, - признался Протько.
  К ним вышел Сиги-дым. В зале было темновато, только свечи слегка освещали колонны. Сиги-дым выхаживал в черной тунике, на его лице была черная маска. Он был высокий и худой.
  - Итак, - сказал он величаво и холодно, - вы и есть те самые счастливчики-карьеристы? Забрали мои замки. Вас за это надо казнить. Так ведь? - обратился он к одному из преследователей; тот - ноль эмоций. - Зачем вы интересовались моей персоной? Я король этих земель. Разве этого мало? Да-а, ты прав, - помахал указательным пальцем, - вы же карьеристы. Вы удачливые карьеристы. Вы хотите меня сместить? Не получится.
  Все молчали, а он выхаживал перед стоящими на коленях пленниках.
  - Итак, - сказал он, - ситуация такая: вам я дам оружие. Сражайтесь друг с другом. Кто выживет - уйдет.
  Кинули им под ноги мечи. Срезали путы с рук и ног. Каждый поднял меч и встал. Короля окружил десяток преследователей. Еще столько же окружило Протька, Глазуна и Исэайса.
  Они посмотрели друг на друга. Исэйас жалобно, Глазун настороженно, Протько тупо.
  - Биться нельзя, - сказал Исэйас.
  - Если драться не будете, тогда убьем всех, - сказал Сиги-дым.
  - Плохо дело... - произнес Протько.
  - Я же говорил, что так и будет, - заговорил Глазун. - Вот вам ваши догматы братства. Убьешь или будет убит. Именно так и устроена жизнь. Возьмешь ты - будет твое, позволишь взять - не достанется. Этот принцип всегда и везде. И даже такие сумасшедшие люди как вы, не смогут устоять перед этим принципом жизни.
  Исэйас настороженно посмотрел на Глазуна.
  Протько тоже нахмурился.
  - Мы не можем убивать, ваше величество! - окликнул Сиги-дыма Исэйас. - У нас есть правила нашего братства. Мы не можем убить кого бы то ни было.
  - Тогда отдавайте свои жизни. Нападите на меня - вас убьют. Вы не нарушите свои клятвы, но умрете. Стоят они того?
  - Чтобы остаться живым, надо убить? - спросил Глазун.
  - Именно.
  - Может, набросимся на них? - спросил Протько.
  - Их тоже нельзя убивать, - сказал Исэйас.
  - Боюсь, нам не получится сегодня выйти отсюда без запаха смерти.
  - Ты тоже решил нарушить наши догматы?
  - Я не хочу их нарушать.
  - А жить, все-таки хочешь... - продолжил за него Исэйас.
  - Я хочу только одного: жениться на Элиноре.
  - Даже сейчас ты думаешь о ней. Но это уже не любовь, так?
  - Я понял. Стойте, стойте. Сейчас придет Пушистый орден и спасет нас, - сказал Глазун. - Нам до сих пор страшно везло - повезет и сейчас.
  - Ты же хотел покинуть наше братство.
  - Мало ли что я хотел. Главное, что происходит сейчас, и что хочу я сейчас.
  Глазун прокрался к Исэйасу и схватил его за плечо.
  - Помнишь, за окнами этого замка есть широкий карниз. Может, туда? - спросил Глазун.
  - Неплохой вариант, - сказал Исэйас.
  Они общались тихо, почти шептались. Стояли рядом друг с другом. Их обоих пронзил меч насквозь. Это был меч Протька. Исэйас и Глазун упали на пол, когда клинок вышел из их тел.
  Сиги-дым захлопал.
  - Блестяще! Блестяще! - хлопал он и подходил все ближе и ближе. Он даже снял маску. Лицо у него было обыкновенное, к слову. Жесткие черты лица, впалые щеки - стандартный набор стандартного короля.
  Когда он подошел слишком близко, Протько одним махом меча отсек Сиги-дыму челюсть. Тот пошатался, походил и упал в метрах пяти от Глазуна и Исэйаса.
  Протько подбежал к умирающему Сиги-дыму. Преследователи почему-то расступились. На их лицах был ужас и изумление одновременно. Протько надел корону Сиги-дыма и приказал привести сюда лекарей.
  Протько целился туда, где видел он шрамы старых вояк. Еще очень давно, в детстве своем, его дядька, Светоморд, показывал на животе шрамы. И один шрам был колотый. Он говорил, как его пронзили насквозь толстенным копьем. И хвалился, что с этим копьем в животе смог еще парочку людей отправить к праотцам. Потом его выхаживали год.
  Сиги-дым ползал и пол заливал кровью.
  Подоспели лекари и стали спасать жизни троим.
  В тот день Протько стал новым королем. Он стал королем Гримпилского королевства.
  
  
  Глава 18.
  
  Сиги-дым выжил. Его освободили и разрешили идти куда угодно. Потом, говорят, его встретил Бухбых, который из короля превратился в разбойника. Протько не понимал, в чем разница.
  Исэйас и Глазун тоже выжили. Они долгое время болели и Протько чувствовал, что виноват перед ними. Дурацкое чувство, поскольку он понимал, что они будут помнить лишь предательство Протька, а не то, что он спас им жизнь. Но Протько был готов к этому.
  Протьку присягнули без особых проблем. Кое-какие знатные лорды хотели выступить против Протька и заявить о своих правах на престол, но они пропадали. Говорят, что их похищал Пушистый орден, и теперь орден подчиняется Протьку.
  Протько все думал, как ему передать власть своему отцу. И как ему тогда жениться на Элиноре. Он помотал головой и решил отправить ей письмо. И потом отправил письмо самому Нотбэду.
  Нотбэд затребовал встречи с Протьком. Встречу назначили в замке рядом с Черноземкой. Там, где заправлял отец Протька.
  Приехал туда Протько со своим войском. Уже прошло много времени с того момента, когда он стал королем. Ну, как много, не больше года, но и не меньше полугода. Встретились войска и разбили лагеря друг напротив друга, между ними замок возвышался с войском отца Протька.
  Протько, с долей страха и волнения, прибыл в замок и там, в большом зале, встретился с Нотбэдом и своим отцом. Сквозь окна пробивался золотистый свет, а колонны и стены зала омрачились тенью. В воздухе блестела пыль.
  - Из простого копьеносца ты превратился в короля, - сказал Нотбэд. - Как тебе удалось?
  - Ну, это... я поставил цель и шел к ней, - признался Протько.
  - Теперь ты поставил цель жениться на моей дочери. Значит ли это, что ты достигнешь этой цели любой ценой?
  - Достигну.
  Король Нотбэд нахмурился и кивнул, выпятив подбородок. Он подозвал к себе из толпы солдат свою дочь. Элинора подошла к отцу и с настороженностью посмотрела на Протька.
  - Я удивлена, - сказала она и улыбнулась.
  - Я обещал, что принцем женюсь на вас. И провозглашаю сейчас своего отца королем Гримпила и Уторы. А теперь, прошу вас вашей же руки.
  Отец Протька растерялся, но потом кивнул, когда увидел изумленные глаза всех вокруг.
  - Дурак ты, Протько, - сказала Элинора и подала ему худую ладонь.
  Так Протько и женился на Элиноре. Он стал принцем, а через три месяца он похоронил своего отца и стал вновь королем.
  
  
  Глава 19.
  
  Протько с пира в Рииле возвращался. Заночевали они у реки. Разбили там лагеря. Протько пошел к реке. Сел на берегу в свете звезд и сидит, думает. О чем? Да обо всем. Одна мысль влекла за собой другую, одно из слов вспомнившихся утягивало дальше - и так блуждал он, вспоминая прошлое, представляя, что бы он сделал в той или иной ситуации и плавно переходил к мысли о том, как поступит в будущем.
  Из речки высунулось лицо в тине.
  - Ответь на вопрос, - сказало лицо.
  - Давай, - сказал Протько, испугавшись.
  - Среди троих кто есмь умнец?
  - Я умнец, - ответил Протько.
  Лицо скрылось в воде.
  Приехал Протько в Утору. В своих больших хоромах, где везде бархат, стиль барокко и тому подобное, камина дымоход с лицевой стороны (над камином, то есть) закоптился. Оттуда вылез бес, когда остался Протько там один.
  - Ответь на вопрос, - сказал бес.
  - Давай, - сказал Протько, испугавшись.
  - В братстве кто дурак?
  - Исэйас дурак, - ответил Протько.
  С него долг был выплачен. Бес скрылся.
  
  Ехал Глазун рядом с Димитром. Вел Глазун войска на Венежу. Он теперь командир протьковских войск, генерал.
  - Хорошо, что ты примкнул к нам. Я бы так же поступил, - сказал Глазун.
  - Значит, ты мудрый человек, - сказал Димитр и издал ехидный смешок.
  - Чего? - спросил недовольный Глазун.
  - Но я бы не назвал это мудростью, - признался Димитр.
  Остановились они в деревушке на границе с Венежским королевством. Там в бочке с водой Глазун увидел лицо в тине.
  - Ответь на вопрос, - сказало лицо. - Кто хитрец?
  - Я хитрец, естественно.
  Лицо скрылось в отражении неба.
  Тем же вечером, когда все напились в одном домишке, из печи вылез бес.
  - На вопрос ответь, - сказал он. - Кто дурак?
  - Исэйас дурак, - сказал Глазун.
  И бес скрылся в копоти печи. Долг выплачен Глазуном.
  
  Исэйас сидел в покосившейся избе. На полу была лужа, а стены в копоти. Лицо сначала задало свой вопрос:
  - Кто хитрец?
  - Хитрец Протько, - сказал Исэйас.
  - Кто умнец? - спросил бес.
  - Я умнец, - развел руками Исэйас и засмеялся. - Умнец, который остался ни с чем! Абсурд! А это ведь правда жизни. А это ведь правда жизни... - повторил он тихо.
  Существа скрылись в своих обителях. Долг был выплачен. Исэйас вышел из избы, а там ждал его Олег. Эта изба принадлежала Лесной Матрене раньше. Теперь давно уже нет.
  - В Венежу? - спросил Олег.
  - Да.
  - А дальше?
  - Подальше отсюда. Скоро везде будет война.
  - Она уже началась. Протько своих невидимок перетравил. Теперь за нас взялся.
  - Значит, надо торопиться.
  - Я случайно услышал ваш разговор. Почему Протько хитрец, а не умнец?
  - А что Протько сделал умного? Я думал, что он сделает что-то умное, но он делал только хитрое.
  - А что сделал умного ты?
  - Я создал Братство Доброты.
  Олег рассмеялся.
  - Я понял, - сказал он.
  - А умный был умен, умен; а хитрый был умен и глуп; а глупый был и глуп, и глуп, - запел песенку Исэйас. - И кто вверху, а кто в середке, а кто внизу? Кто глупой высшу степень полюбил? Она ума низина. Кто был на дне, низшей глупости родим? А кто в высоте, умен, умен, к глупости не прикоснулся? Кто это? Кто это? Это я-я, - рассмеялся Исэйас. Он шел по дороге, напевая заново песенку.
  - А рифма где? - спросил Олег.
  - В топку рифму! Главное - петь!
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | В.Радостная "Еще немного волшебства, пожалуйста!" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Новолодская "Шанс. Часть вторая" (Любовное фэнтези) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Самсонова "Невеста вне отбора" (Любовные романы) | | С.Суббота "Белоснежка, 7 рыцарей и хромой дракон" (Юмор) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"