Генин Михаил Владимирович: другие произведения.

По Лондону с трепетом и восторгом

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Путевые зарисовки.

  
  
  (Записки путешественников)
  
  
   В Лондон мы с женой прилетели в начале октября. Было много сомнений по поводу, что брать с собой из теплых вещей, исходя из капризности и непредсказуемости британской погоды вообще и лондонской в частности. Поселились в уютном отеле на улице Белгрэйв, что находится неподалеку от знаменитой станции Виктория. Вся улица застроена типовыми пятиэтажными гостиницами бежевого цвета, расположенными по обе ее стороны. Снятый номер, оказался просто миниатюрным, однако, мы вполне сносно разместились в нем. Главное, конечно, было то, что мы очутились в городе своей мечты -Лондоне - столице, если не мира, то уж, точно, бывшей Британской Империи. Прилетев, мы поразились тому, что добраться из аэропорта Хитроу до центра можно просто по подземке или "Трубе", как горожане именуют свое самое старое в мире метро. Купив недельный проездной на метро и автобус по кредитной карте, мы за час добрались до места всего с одной пересадкой. По пути обзавелись схемой "Трубы", и, несмотря на двенадцать цветных линий с неисчислимым количеством станций, быстро освоились в ней. Единственно, к чему мы так и не смогли привыкнуть за всю последующую неделю, так это к левостороннему движению поездов, и наземного транспорта тоже. Вагоны на разных ветках метро различаются дизайном, цветом, внутренним оснащением. В одних вагонах, кресла расположены вдоль стен салона, в других, поперек, но, и там и там, матерчатые сиденья имеют поручни, превращающие их в кресла. Вагоны уже, чем те, к которым мы привыкли в России, но московской давки в них мы не заметили, хотя, были ситуации, когда людей набивалось довольно много. Станции и переходы, конечно, намного беднее, чем в Москве, но намного лучше Нью-йоркских, если пытаться их сравнивать. Интересно отметить, что выйти из Лондонской "Трубы" на поверхность можно лишь в случае, если при выходе предъявляешь турникету свой билет еще раз.
   Выйдя на поверхность, попадаешь в людской водоворот. И, почти первое, что видишь, это ярко красные двухэтажные автобусы или, как они прежде именовались, - омнибусы. Входя на остановке в такой автобус, проходишь мимо водителя, который не призывает тебя немедленно предъявить свой проездной, но и не осуждает, если ты это сделал. Дальше тебе самому решать - подниматься наверх или оставаться внизу. Нас, естественно, тянуло на второй этаж, потому что за свою жизнь мы немало поездили в одноэтажных автобусах. Сидя на втором этаже, перед стеклом над кабиной водителя, мы с наслаждением озирались по сторонам. С этой точки обзор совершенно другой и порой, нам казалось, что вот-вот наш омнибус задавит впереди стоящий автомобиль или одного из многочисленных здесь велосипедистов. И, хотя, за время нашего пребывания в городе, ничего подобного, слава богу, не случилось, но мы поняли, что управлять такими махинами на столь оживленных улицах, площадях, перекрестках - дело тонкое и хлопотное, и водители таких автобусов - настоящие виртуозы. Особенно, если учесть, что даже крупные магистрали, не говоря о более мелких, редко спрямлены. Чаще они имеют разную степень кривизны, иногда, нарочитую, как, например, Риджент Стрит.
   Гуляя или проезжая по улицам, поражаешься величию и великолепию зданий. На площадях и перекрестках полно монументов известным, а часто и неизвестным политикам, королям, военным. А иногда и просто символам. Как памятник Эросу, например. А уж если говорить о таких шедеврах архитектуры, как Трафальгарская площадь или Парламентская площадь, то тут уж без сильных междометий не обойтись. Трафальгарская площадь расположена на месте слияния пяти крупных артерий города, украшена величественной колонной - монументом адмиралу Нельсону с пятиметровым памятником ему. За колонной - два красивых фонтана овальной формы, а позади них - классическое здание восемнадцатого века - Национальная Галерея. Вход в Галерею бесплатный, но, если хочешь пожертвовать - ради бога. Интересно, что в плексигласовом кубе для денег, мы увидели, в основном, американские доллары. И только мелочь была местного производства. Естественно, мы побывали в этом величественном здании, хранилище 2200 величайших полотен, прошлись по многим залам. Наверное, мало кого сегодня удивишь этим, но, если берешь специальное устройство с кассетой, то, подойдя к любой картине и набрав ее порядковый номер, на любом из шести наиболее распространенных языков земли, включая великий и могучий, можно прослушать достаточно полное описание этой картины. Залы Галереи достаточно просты и функциональны, то есть, выполнены таким образом, что создают соответствующий световой фон для лучшего восприятия полотен. Обратили мы свое внимание и на тот факт, что служители Галереи, в основном, мужчины, среднего и пожилого возраста. В другом центре - галерее изящных искусств - Тату музее, что находится на набережной Темзы, мы также видели смотрителей - мужчин. Кстати, Тату - это имя основателя музея, сахарного короля, который, по словам одного из служителей, еще жив и приближается к своему столетнему юбилею.
   На знаменитой Парламентской площади стоят друг напротив друга уникальнейшие здания Вестминстерского аббатства и Здание Парламента. Если смотреть со стороны аббатства, то слева высится символ Великобритании - великолепная башня с часами, именуемая в просторечии Биг-Беном. Часы, обращенные на все четыре стороны света, весят тринадцать с половиной тонн и показывают время, звоня каждые четверть часа. Часовая башня примыкает к палате Общин. Когда-то с одиннадцатого века по начало шестнадцатого столетия здесь была резиденция монархов, а сам дворец именовался Вестминстерским дворцом. После того, как в 1512 году была отстроена новая резиденция - Уайт холл, здание осталось исключительно в ведении Парламента, являющегося одним из старейших демократических институтов в истории человечества. Справа от Палаты Общин расположена Палата Лордов. В будние дни сюда можно запросто придти и, попав в здание, подняться на галерею зрителей, с которой можно запросто наблюдать, как готовятся и обсуждаются проекты будущих законов страны, их изменения и дополнения. Нам посчастливилось присутствовать на обсуждении поправок к криминальному закону.
   С высоты зрительской галереи хорошо виден весь зал. Стены зала обшиты резным деревом, окна - в цветных витражах. На дальнем плане - резной трон с двумя креслами для короля и королевы. К трону ведут ступени, а перед ними лежит знаменитый мешок с шерстью, на котором во время торжественных церемоний сидит министр финансов.
   Еще ближе, по обе стороны зала расположены красные кожаные скамьи, на которых заседают члены правительства, священники, либеральные демократы, оппозиция. В центре - большой стол для клерков и скамьи для судей. Выступления и прения также можно наблюдать на большом дисплее, расположенном справа от зрительской галереи. Посещение Палаты Лордов произвело на нас потрясающее впечатление. Конечно, стоит отметить, что события последних лет, наложили отпечаток и на это место, ибо нас проверяли металлоискателями, и заставили сдать в камеру хранения всю ручную кладь. Справа от Палаты Лордов расположена башня Драгоценностей, которая вместе с Вестминстерским залом чудесным образом избежала великого пожара 1834 года, когда выгорела большая часть тогдашнего Лондона. Восстановительные работы здания Парламента заняли семь лет, и только в 1847 году здесь вновь стали проводить регулярные заседания.
   Покинув символ светской, государственной власти, мы перешли через улицу и оказались у стен Вестминстерского аббатства. Помимо совершенно головокружительной пылающей готики, это здание привлекает своей девяти вековой историей. Практически все монархи Англии, начиная с Вильгельма Завоевателя, были коронованы здесь. Большинство из них здесь же и похоронено. В стенах кафедрала проводятся не только коронации, но также и королевские свадьбы. А всего лишь несколько лет назад тут проходило отпевание Дианы, принцессы Уэлльской. Существующее здание относится к тринадцатому-четырнадцатому столетиям, когда была перестроена церковь, основанная в одиннадцатом веке еще Эдуардом Исповедником. Мощи этого короля покоятся в священном саркофаге, и это место является как бы сердцем кафедрала. В восемнадцатом веке к древней постройке были добавлены две башни, спроектированные гениальным архитектором - сэром Кристофером Реном. Помимо королевских захоронений (Елизавета I, Генрих VII, Эдвард III, Ричард II, Мария Стюарт) и политических лидеров далеких и близких веков, здесь покоится прах Байрона и Дарвина, Ньютона и Киплинга. На одной из стен высечен барельеф Шекспира, который, похоронен не здесь, а в Стратфорде-на-Эйвоне.
   Экстерьер аббатства поражает своими размерами, акустикой, витражами, монументальностью и торжественностью. Из здания мы вышли настолько ошеломленными, что первое время продолжали разговор полушепотом.
   Пройдя несколько шагов, мы услышали позади себя русскую речь. Разговаривали три женщины. "Вы представляете",- сказала одна из них, "наш Горбачев стоит рядом с этой Тэтчер"! Услышав эти слова, мы подошли к ним и, в свою очередь, поинтересовались, где одна из них видела эту пару. Оказывается, она их видела в музее-театре мадам Тюссо, что расположен возле станции метро Бэйкер Стрит. Женщина приехала в Лондон из Москвы и уже успела многое осмотреть. Она порекомендовала нам также обзорную экскурсию на омнибусе по городу, что мы, с благодарностью приняли на вооружение.
   Утром следующего дня мы сели на " Трубу" и вышли на станции Бэйкер Стрит. Первым, кого мы встретили на выходе, был неувядаемый детектив, мистер Шерлок Холмс, памятник которому стоял здесь же на тротуаре. Выстроенный на деньги почитателей героя Конан-Дойля, детектив с невозмутимым видом держал в зубах зажженную трубку. Его голову украшала характерная шляпа. Мы сфотографировались на фоне памятника, и подошли к киоску, где продавались билеты на автобусные и речные туры по Лондону. Проездной билет включал омнибусный тур по основным достопримечательным местам города и катание на речном пароходе по Темзе под семью мостами. Билет давал право на использование его в течение суток, с тем, чтобы было можно выходить на любой остановке, спокойно, не спеша, осматривать и снимать, что нравится, и продолжать движение по кольцу выбранного маршрута - тура. Нам выдали две пары наушников, и, войдя в экскурсионный автобус, мы подключились к электронному гиду на русском языке. Было необыкновенно интересно сидеть наверху, обозревать достопримечательные места и слушать. История города оживала на глазах. Мы ясно представили современный район Сити, каким он был, двести-триста лет назад. Тогда то была сельская местность, с пастбищами, фермами и прочей пасторалью. Впоследствии здесь появился цветочный рынок, и горожане приезжали сюда провести время, купить продукты или цветы. Вероятно, именно здесь встретились герои бессмертной пьесы Бернарда Шоу "Моя прекрасная леди", так как в конце девятнадцатого века в буржуазной среде считалось хорошим тоном проводить здесь время. Многие улицы лондонского Сити именуются по ремеслам и профессиям. И мы ехали вдоль Пушечной, Молочной, Медовой и прочим небольшим улочкам.
   Электронный гид заставлял нас оглядываться по сторонам, и мы с интересом следили за сменяющими друг друга картинами. Пять или шесть раз автобус проезжал через мосты над Темзой, и нам рассказывали историю каждого из них. Особо запомнился казус, произошедший с Лондонским мостом. Какой-то американский мультимиллионер купил его на аукционе и перевез к себе, кажется, в штат Канзас. А ведь он думал, что приобрел знаменитый мост Тауэр. Слава богу, мост Тауэр остался на своем привычном месте и вряд ли когда-нибудь уйдет с торгов. Это - предмет национальной гордости и один из главных символов страны. Последняя реставрация позволила сделать мост разводным. При этом подъем или спуск огромных пролетов осуществляются всего за одну минуту, позволяя крупным морским судам проплывать под ним.
   С большой пользой провели тот день. Объехали на автобусе купленного нами тура всю центральную часть города с его парками, садами, улицами, площадями, мостами. Поплавали на речном кораблике по Темзе. В пабе имени Шерлока Холмса отведали классическое блюдо английской кухни под названием "Фиш и Чип", что по-русски означает жареную рыбу и жареный картофель. Запили его светлым пивом местного разлива. Из наиболее запомнившихся впечатлений дня была смена конного гвардейского караула на Уайт Холле возле Адмиралтейства. Помимо зрелища высоченных гренадер, сидящих в золоченых шлемах и кирасах на великолепных черных конях, мы имели возможность сфотографироваться на их фоне и сделать пару минут видеозаписи.
   На другой день мы решили навестить заведение мадам Тюссо, о котором были столь наслышаны. Театр, а именно так и называется музей, не только оправдал ожидания, но и превзошел их. Под звуки музыки и фотовспышки мы погрузились в мир восковых фигур, которые совершенно неожиданно возникали перед глазами. Можно, конечно, просто перечислить имена великих и знаменитых мира сего, но, лучше ознакомить читателя со стихами, родившимися у меня под влиянием увиденного. Они так и называются,
  
  
  Я ВИДЕЛ...
  
  
  Все было, как во сне,
  Но не во сне то было,
  Не показалось мне,
  Хотя и с толку сбило.
  Я видел не в бреду,
  Не на киноэкране.
  Был с разумом в ладу,
  Не пребывал в нирване.
  Но лиц калейдоскоп
  Мелькал неумолимо.
  С палитрою Ван Гог
  Мне улыбался мило.
  На скрипочке играл
  Подросток-Моцарт страстно.
  Сэр Фрэнсис Дрэйк стоял
  В камзоле из атласа.
  Задумчиво грустил
  Великий комик Чаплин.
  И шляпу теребил
  В руках ученый Дарвин.
  В углу скучал эстет
  Оскар Уайльд, жалея,
  Что написал портрет
  Он Дориана Грея.
  В кругу своей семьи
  Со вкусом разодетый,
  Стоял король Луи
  С Мари Антуанеттой.
  Я бросил беглый взгляд.
  Увидишь ведь не часто,
  Как Ясир Арафат
  Целует в губы Кастро.
  Вот Гитлер на меня
  Уставился маньячно.
  Хусейн - ему родня
  Плюется на пол смачно.
  Вдруг, как в кино цветном
  Явилась мне Мадонна.
  Пришел сюда Рембо,
  Или Сильвестр Сталлоне.
  Расставив ноги вширь,
  И подмигнув коллеге,
  Встал чудо-богатырь,
  Прославленный Шварцнеггер.
  Гитару обнажив,
  В высоком черном кресле
  Сидел - сплошной порыв
  В глубины рока - Пресли.
  Неясно почему,
  Но дать могу вам слово.
  Увидел наяву
  Я Генриха Восьмого.
  Меч вынул из ножён
  Король движеньем резким
  И шесть несчастных жён
  Под взглядом королевским
  Застыли, а Шекспир
  Скребя пером бумагу,
  Трагедию творил,
  Волшебником и магом.
  И я метал свой взгляд,
  Как ружья мечут пули,
  На четверых ребят,
  "Битлов" из Ливерпуля.
  Сэр Исаак Ньютон
  Был далеко не старый.
  И Черчилль Уинстон
  Дымил своей сигарой.
  Мне, подмигнув хитро,
  Вдруг бросилась в объятья,
  Сама Мерлин Монро,
  В роскошном белом платье.
  Майкл Джексон что-то пел,
  Топтался, словно в ступе,
  А после я балдел
  От Опры и от Вупи.
  Неотразимым был
  В своем очарованьи
  Милашка - Клинтон Билл,
  Забавное созданье.
  Я Буша видеть мог
  И Путина и Блэра,
  И, подводя итог,
  Прошу принять на веру.
  Я видел это сам,
  И видел это все,
  Благодаря мадам
  Которая Тюссо.
  
  
   Думаю, эти стихи дают пусть не полное, но зато ощутимое представление о том, что довелось увидеть в этом театре. А после того, как мы прошли по многочисленным залам, нас пригласили проехать по истории Англии в экипаже времени. Нас пристегнули ремнями к сиденьям, погасили свет и по какой-то головокружительной круговерти, потащили в эпоху мрачного средневековья, с чумой и ренессансом, пытками и величайшими открытиями. Затем мы попали во времена буржуазной революции и оказались под знаменами Оливера Кромвеля. Наконец, страсти улеглись, и мы обнаружили себя на площадях Викторианской Англии. А далее был двадцатый, уже знакомый нам век.
   Сама созидательница этого чуда, театра-музея восковых фигур, маленькая старушка мадам Тюссо встречала нас в одном из залов, одетая в черное платье с простенькой оправой старомодных очков. И мы были благодарны ей за то, что она дала нам прикоснуться к великим теням прошлого и настоящего.
   В тот же день, прогулявшись по Гайд-парку, мы оказались перед знаменитым домом Эшли. Велэшли - это фамилия герцога Артура Веллингтона - маршала и политического деятеля, разгромившего под Ватерлоо Наполеона. В Великобритании он считается национальным героем, наравне с адмиралом Нельсоном. В этом дворце "железный" герцог прожил с 1817 года вплоть до смерти в 1852 году. В доме-музее собраны его униформа, личное оружие, фарфоровая посуда, сервизы, подаренные ему благодарными согражданами, награды. По стенам развешаны картины, с портретами военных и политических деятелей той эпохи, не исключая изображения поверженного им императора Наполеона Бонапарта.
   Вечером этого дня мы решили прогуляться по театральному району Лондона. Подавляющая часть всех городских театров расположена в четырехугольнике, ограниченном с севера Оксфорд Стрит, с юга - Стрэндом, Риджент Стрит - с запада и Кингсвэй - с востока. На всем этом пространстве - десятки театров предлагают широкий ассортимент представлений от мюзиклов до трагедий, от водевилей до классического балета. В каком-то из киосков нам предложили посмотреть мюзикл "Кровные братья" в театре Феникс, расположенном на Кроссинг Роуд. Места оказались в первом ряду балкона в самом центре, сцена была хорошо видна, и мы с удовольствием посмотрели музыкальную драму с трагическим финалом. В спектакле были заняты молодые актеры, и играли они неплохо.
   После спектакля решили пройтись по ночным улицам театрального района. Улицы были полны народа. Молодежь развлекалась, как могла. Группки студентов заполняли столики многочисленных кафе, пили, пели, смеялись. Велорикши зазывали желающих прокатиться. Какой-то парень танцевал на обочине, и проходящая мимо девчонка, мгновенно включилась в ритм, а потом, помахав парню рукой, побежала догонять своего ухажера. В другом месте на тротуаре сидел молодой человек. В руках он держал пластмассовый конус, ограничитель для дорожных ремонтных работ, и самозабвенно дул в него, как в трубу, исполняя популярную мелодию. Одета публика была настолько диаметрально противоположно и разнообразно, что, глядя на людей, с трудом верилось, что действие происходит в октябре. В людскую суету врывались клаксоны многочисленных автомобилей, вспышки театральной и магазинной рекламы. Погрузившись в молодежную атмосферу, мы сами почувствовали себя раскованными и молодыми. До гостиницы мы добрались усталые и счастливые уже поздно ночью.
   Утро следующего дня выдалось прохладным, ветреным, но безо всяких там туманов и смогов. Мы поставили перед собой цель осмотреть парки столицы, взглянуть на Букингемский дворец (мы узнали, что в это время года он для осмотра закрыт), посетить собор святого Павла, а также лондонский Тауэр. По пути в Сент-Джеймский парк, мы миновали музей - кабинет, откуда Уинстон Черчилль руководил страной в период Второй Мировой войны. В торце огромного правительственного здания был сделан вход в кабинет, выполненный из стилизованных мешков с песком, уложенных кирпичной кладкой, отдаленно напоминающим блиндаж. Мы посовещались и решили пренебречь посещением этого памятника эпохи, главным образом, из-за лимита времени. Через улицу начинался знаменитый Сент-Джеймский парк, ведущий прямо к дворцу, резиденции ныне здравствующей королевы. Парк встретил шумом и криком гусей, лебедей, уток, пеликанов, плавающих в пруду и гуляющих на берегу. Пруд оказался большим по длине, но не широким. На придорожной схеме было показано, как можно добраться до Букингемского дворца по дорожке, огибающей этот пруд. Несмотря на ветреную погоду, мы с наслаждением дышали осенним воздухом. Поражала мощь стволов чинар, кленов, лиственниц, лип, ласкала взгляд прелесть буйных красок осенней листвы. На скамейках сидели пожилые люди, а молодежь предпочитала разместиться прямо на траве.
   Неожиданно, впереди показался дворец. Перед зданием была большая площадь, в центре которой стоял монумент. То был памятник королеве Виктории. К дворцу вела широкая магистраль с покрытием красного цвета. По ней двигался поток автомобилей. Как оказалось, это был знаменитый Молл. Когда-то в семнадцатом веке придворные любили играть здесь в игру пелл-мелл, разновидность сегодняшнего крикета. Со временем, название трансформировалось в Молл.
  Мы обошли памятник королеве Виктории, сфотографировались на его фоне и на фоне огромных позолоченных ворот Букингемского дворца. Тут проводятся конные парады королевских гвардейцев, иногда можно увидеть королевский выезд, но, увы, мы были лишены такого замечательного зрелища.
   Что ж, в Лондоне оставалось немало других интересных мест, в которых стоило побывать, и мы, перейдя на другую сторону Молла, очутились в Грин парке. Он был как бы естественным продолжением Сент-Джеймского парка. Идя по нему, мы обратили внимание, что вдоль улицы, которую мы перешли, тянется высокая кирпичная стена, верх которой обнесен колючей проволокой. Стена окружает сады Букингемского дворца. Отдав дань, крепости стены, мы пришли к заключению, что монархия, пусть и управляющая номинально, тем не менее, хорошо и надежно защищена.
   Взглянув на часы, мы поняли, что если хотим успеть сегодня еще в два места, то следует поторопиться. И через полчаса вышли из метро на станции Собор святого Павла. До кафедрала отсюда было рукой подать, и скоро мы очутились перед фасадом здания. Видимо, сильные междометия по поводу этого выдающегося здания не остались незамеченными, потому что к нам подошла пара примерно нашего возраста, и тоже принялась расхваливать достоинства собора. Муж и жена оказались русскими из Калифорнии. Они прилетели сюда на две недели и уже многое здесь повидали. Позже, находясь внутри, мы познакомились с еще одной парой из России. Это была супружеская пара - предприниматели из Челябинска. Они позволили себе отпуск по продолжительности намного больший, чем мы, и приехали в Англию, имея за плечами Францию и Испанию. Как выяснилось, их дети учились в Англии, и собирались вернуться в Россию, чтобы делать свой собственный бизнес. В дальнейшем, мы встречали немало наших соотечественников на улицах Лондона. Неудивительно поэтому, что одним из шести языков, на которых проводятся здесь экскурсии, является русский.
   Собор, построенный сэром Кристофером Реном в 1710 году (строительство продолжалось 35 лет), являет собой поистине уникальное творение. Он был выстроен на месте двух предыдущих храмов, также носящих имя святого Павла. Если отсчитывать от имени этого святого, то храм стоит около четырнадцати столетий. С архитектурной точки зрения, постройка Рена уникальна. Достаточно представить себе габариты. 157 метров в длину, 76 метров в ширину, высота до основания креста - 111 метров. Храм имеет колоссальных размеров купол, весящий вместе с внутренними и наружными постройками приблизительно 65000 тонн. По площади основания или Крипта собор - крупнейший в Европе. Мы решили подняться на три галереи, чтобы сверху осмотреть всю красоту интерьера. Для этого мы сперва поднялись по 259 ступенькам на нижний ярус, называемый Галереей Шепота. Проверить правильность наименования галереи было просто. В самом деле, малейший шепот в стену, отдавал немедленный резонанс в уши. Еще 119 ступенек - и мы на Каменной Галерее. Но, самое замечательное зрелище открывается с высоты Золотой Галереи, путь к которой лежит через еще 152 ступеньки. Разумеется, мы сами ступени не считали, это все дается в брошюрке - гиду по кафедралу, но, поверьте, это огромный труд добраться до самого верха. А оттуда замечательный вид на главный неф, на все, что лежит далеко внизу, Люди с этой высоты кажутся муравьями. Трудно даже вообразить, что строители не только поднимались на эту высоту, но и перетаскивали огромные тяжести, да и художники на головокружительной высоте выполняли удивительную работу. И над тобой лишь проемы окон - фонарей, освещающих дневным светом это великолепие. Спустившись вниз, мы попали на начало службы, ибо на нас обрушились восхитительные, мощные аккорды соборного органа. Нет слов, чтобы передать красоту колоссальных арочных окон, заполненных цветными витражами. Мы постояли возле богато отделанной кафедры епископа, послушали церковную музыку. Потом спустились в Крипт или подвальное помещение, в котором, преимущественно, находятся захоронения наиболее достойных людей Англии. Мы постояли у могилы поэта Вильяма Блейка, ученого Александра Флеминга, обошли гробницы-саркофаги герцога Веллингтона и адмирала Нельсона. Здесь же покоится прах строителя собора - сэра Кристофера Рена. Говорят, что за ходом строительства собора, архитектор наблюдал из окон своего дома на противоположной стороне Темзы. И еще одна деталь. Во время второй мировой войны гитлеровцы бомбили собор, но, к счастью, ни одна из бомб в него не попала.
   Мы вышли из кафедрала, и направились к метро. Надо было успеть осмотреть лондонский Тауэр. Ехать было недалеко, мы вышли на станции "Холм Тауэра". Отсюда до стен этого символа Британии - рукой подать. Погода разгулялась. Ветер стих. При ярком свете солнца во всем своем средневековом величии явился Тауэр - крепость, резиденция английских монархов, кровавая тюрьма и сокровищница королевских драгоценностей. Несмотря на дороговизну входных билетов, у касс стояла толпа. Когда мы прошли через ворота, минуя старинный ров, мы оказались в одном из внутренних дворов, в окружении многочисленных туристов. Перед посетителями стоял гид, одетый в одежду средневекового Йемена - стражника. Хорошо поставленным голосом он рассказывал людям о событиях, происходивших здесь на протяжении последних 900 лет. Начало комплексу было положено Вильгельмом Завоевателем, когда он приказал возвести Белый Тауэр в качестве форта, защищающего город от нападения врагов. Стены пятиметровой толщины и впрямь не дают никакого шанса проникнуть в цитадель извне. Сейчас в нем расположено много экспозиций, включающих выставку оружия, доспехов. Когда-то, уже в эпоху появления артиллерии здесь хранились большие запасы пороха. И сейчас можно видеть целый склад бочек, в прошлом наполненных смертоносным веществом. На нижнем этаже экспонируются деревянные изображения голов королей, начиная с династии Капетингов, их боевое облачение, их гербы. И сами короли на своих боевых конях (конечно же, модели) в строго хронологическом порядке, слева направо. Выйдя из Белой башни, расположенной в центре комплекса, включающего в себя 20 башен, опоясанных высокой стеной, мы подошли к лужайке, на которой содержатся знаменитые вороны Тауэра. Когда-то здесь жили вороны, и легенда гласит, что короля Чарльза II предупредили, что если вороны покинут Тауэр, английская монархия падет. И король приказал, чтобы впредь здесь всегда были вороны, что и исполняется с той далекой поры. Мы прогулялись по одной из стен, с высоты которой открывается прекрасный обзор Темзы. Стена настолько широка, что, мы думаем, по ней свободно проедет современный автомобиль. В одной из башен мы ознакомились со средневековым дворцом. Следует заметить, что Тауэр более 400 лет служил резиденцией королей Англии, и потерял свое значение при Генрихе VII, решившим переселиться в новый дворец в Уайт Холле. В этой башне палаты представлены в том виде, в котором они были во время правления Эдуарда I. По нашему мнению, короли тогда жили намного хуже среднего обывателя наших дней. Может, у них были трон и власть, но "удобства" были даже не во дворе, а тут же, с выводом канализации прямо на головы поданных, причем с весьма приличной высоты. Начиная с Генриха VIII, порвавшего с римской католической церковью из-за невозможности получить развод и жениться на любимой им Анне Боллейн, Тауэр меняет свое назначение и становится государственной тюрьмой. Сюда привозят заключенных благородного происхождения, не исключая и членов королевской семьи. Так, будущая королева Елизавета I провела здесь в заключении год, а известный открыватель американской колонии Северная Каролина сэр Уолтер Ралей томился в Кровавой башне из-за религиозных убеждений, аж, целых 13 лет. Другим повезло гораздо меньше. Государственных преступников ждали пытки и позорная смерть от руки палача. И Анна Боллейн и Мария Стюарт были казнены на лугу Тауэра. Интересны названия башен. Мы уже упоминали Кровавую башню. Кроме того, здесь имеются Колокольная башня, Медная гора, башня широкой стрелы, Колыбельная, Кремневая, Фонарная, Соленая, Гардеробная. Если добавить ворота предателя, через которые человек входил в крепость последний раз в жизни, то рисуется очень мрачная картина. Но, лондонский Тауэр известен еще и своей сокровищницей. Здесь за широкими стенами хранятся короны, скипетры и прочие драгоценности королевских династий. Здесь в короне Британской империи можно увидеть самый дорогой бриллиант в мире - Колхинор. Выставка драгоценностей расположена в башне Мартина. На осмотр Тауэра у нас ушло несколько часов, и, выйдя из него, мы обнаружили, что наступил вечер. Проведя его остаток на лондонских улицах, мы поужинали в одном из многочисленных заведений и отправились на покой в отель.
   В гостинице нам настоятельно рекомендовали посетить Кенсингтонский дворец. Во-первых, здесь свои последние годы жизни провела принцесса Диана, во- вторых, это место рождения королевы Виктории. В-третьих, сейчас там экспонируется королевская одежда, и кроме того, там сейчас проживают герцог и герцогиня Глочестерские, да и у принца Майкла Кентского тоже свои апартаменты. Что ж, долго уговаривать нас не пришлось. Если интересно, стало быть, мы тут как тут. Дворец расположен в самом конце Гайд парка. Поэтому не составило большого труда туда добраться. Перед трехэтажным зданием кирпично-красного цвета очень красивые ажурные ворота. Очевидно, они изготовлены из чугунного литья, и покрыты частично черной, частично золотой краской. История дворца начинается с 1689 года, когда Вильям III и Мэри II заказали все тому же архитектору Кристоферу Рену переделать существующее здание в их новый лондонский дом. В течение многих лет после этого, художники и дизайнеры улучшали планировку, меблировку, оформление. И, несмотря на все это, дворец оставался не столько местом официальных приемов, сколько удобным жилищем для своих обитателей. Из дворцовых залов нам больше всего понравились Королевская Галерея и Купольная комната. Первая представляет собой удлиненный огромный прямоугольник со стенами красного цвета. По одной стороне - окна, освещающие огромные картины работы Тинторетто, висящие на стенах напротив. Потолок красиво расписан по всей своей площади. На полу простой светлый паркет. Скорее всего, эта галерея служила еще и бальным залом. Она очень хорошо приспособлена для этого. Купольная комната интересна своими экстравагантными канделябрами, низко свисающими с высокого потолка, выполненного в виде купола. В этой комнате крестили будущую королеву Викторию.
   Коллекция королевской церемониальной одежды включает в себя образцы подлинных костюмов и платьев, носимых представителями королевской династии с восемнадцатого века и до наших дней. Здесь и богатейшие робы, в которых венчали на царство и бальные платья и повседневная одежда. Мы с удовольствием осмотрели коллекцию шляпок ныне здравствующей королевы, и с большим интересом - наряды принцессы Дианы. Да уж, очаровательная леди умела одеваться со вкусом. Жаль только, век ее был недолог. Покинув дворец, мы вышли погулять по Кенсингтонскому саду. Аккуратно подстриженные газоны, легчайшие струйки фонтанов, большие тенистые деревья - все радовало глаз. Незаметно мы попали в Гайд парк, а оттуда на вечно шумные улицы города. Надо было поесть, и решить, что посмотреть еще.
   Перекусив в каком-то бистро, мы остановились на распутье. Осмотреть ли город с высоты птичьего полета на "Чертовом" колесе, которое здесь именуется "Лондонский Глаз" или отправиться в Британский музей. Я настаивал на колесе, ибо с высоты 560 футов открывается удивительный вид на город в радиусе 48 километров (конечно, при ясной погоде). Жена на это предложение возразила, что боится смотреть вниз с высоты. Что ж тут поделаешь? В результате мы отправились в Британский музей. Расположен он неподалеку от начала Оксфорд стрит, рядом со станцией "Трубы" Тотенхам корт роуд. Здание музея построено в духе классицизма. Его история началась в 1753 году, когда сэр Хэнс Слоэн, личный врач королевы Анны и Георгия II передал в дар нации свое частное собрание античных и курьезных предметов. Здесь собраны древнейшие реликвии человечества, в первую очередь, с Востока. Мы прошлись по залам, где стоят громадные каменные изваяния ассирийских царей и египетских фараонов с надписями, сделанными клинописью и иероглифами. На стенах закреплены фрагменты оформления древних дворцов со сценами из жизни властителей. Видели перепеленутые мумии фараонов и их жен. Старинные саркофаги из камня и дерева. Осмотрели домашнюю утварь, украшения, предметы быта, орудия и оружие, найденные в Месопотамии, Греции, Риме, Индии, Китае, Северной Америке. Экспозиция потрясает воображение. Понятно, конечно, многое вывозилось из этих стран в метрополию без существенных затрат (как никак, Британия безраздельно владела своими колониями), но, многие экспонаты приобретались и в послеколониальные времена, и это стоило совсем недешево. На что еще мы не могли не обратить внимания - это на ту реконструкцию, которую претерпел музей в наши дни. Когда попадаешь внутрь, видишь, как в собрание древностей врывается супер техно-классический дизайн - огромный стеклянный купол, накрывший центральную часть музея, который, как бы закреплен на внутреннем павильоне, имеющим форму круга. Внутри этого павильона по всей огромной окружности стен сделаны многоярусные книжные полки с неимоверным числом стоящих на них книг. Мы подошли к первым попавшимся книжным стеллажам и сразу же наткнулись на раздел, относящийся к деятельности Льва Троцкого. Здесь стояли его книжки конца двадцатых, тридцатых годов, изданные на английском языке или документальные материалы троцкистской оппозиции. Мы еще немного побродили по внутреннему залу, обратив внимание на то, сколько людей приходят сюда. Отдав дань экспонатам Британского музея, мы вышли из здания через какой-то боковой выход. И, не сориентировавшись, пошли не в ту сторону. В результате, мы попали к парадному входу, обойдя музей по большей части периметра и еще раз поразившись его гигантским размерам.
   Хорошо выспавшись, следующий день мы решили провести на свежем воздухе, погулять в парках и не придумали ничего лучшего, чем посетить лондонский зоопарк, основанный еще в 1826 году, с его 2200 представителями животного мира. Нам доводилось бывать во многих зоопарках, но этот отличался тем, что у обитателей настолько много простора в их клетках и вольерах, что, зачастую, они просто скрываются из виду, и их просто невозможно застать на месте. Так случилось, когда мы хотели посмотреть хищников. Ни львов, ни тигров, ни медведей, увы, мы так и не увидели. С травоядными дело обстояло иначе, да и спрятаться от нас жирафы не могли из-за роста, а верблюды из-за лени. Словом, лондонский зоопарк порадовал нас, но не настолько, насколько мы рассчитывали. Хотя сама прогулка по зоосаду в хорошую погоду оказалась очень приятной.
   Напоследок, мы с упоением катались на двухпалубных автобусах, наслаждаясь видами, звуками и запахами этого удивительного города. Бродили по улицам и площадям. Фотографировались на память и снимали на видеокамеру. Да, прав был некий писатель, сказавший об этом городе: "Если вы устали от жизни в Лондоне, значит, вы просто устали от жизни, потому что в нем есть все, что человеку нужно для жизни".
   На следующий день мы улетали домой. Мы покидали Лондон, унося с собой груз новых впечатлений. За эти несколько дней увидели и узнали столько интересного, сколько не увидишь и не узнаешь за годы. Конечно, мы не могли охватить и скромной доли всего. И было очень нелегко и даже грустно расставаться с этим неповторимым городом, подарившим нам великую радость пребывания в нем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"