Роберт Стивенсон и другие: другие произведения.

Стихотворные переводы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С ЧУЖОГО ЯЗЫКА. Интересно, как, когда и почему люди, занимающиеся созданием своего неповторимого ћЯЋ в литературе, приходят к искусству перевода? Что толкает их на этот тернистый путь, пройденный авторами из иных стран, времен, религий, как не желание самосовершенствоваться, проникнуть в суть вещей и явлений, увидев их чужими глазами, ощутить их своеобразную и самобытную мелодию, отыскать удивительные краски и слова. Бесспорно, одного такого желания мало. Без знаний языка, много не сделаешь. И чем богаче твой иностранный язык, тем, естественно, выше качество перевода при прочих равных. Конечно, и это не гарантирует писателя от плохого или вовсе никакого перевода. Здесь, как и в отечественной литературе, необходимо вдохновение, хотя и будничная, рутинная работа – это норма, правило, а вовсе не исключение. Искусство поэтического перевода - вдвойне сложное дело. Два разных языка настолько отличны друг от друга в емкости слов, согласований и предложений, что методом наложения или кальки ничего не получится. Здесь необходимо, к глубокому пониманию текста перевода, мыслей, заложенных автором, приложить гибкость и красоту родного языка, чтобы донести до отечественного читателя чужую мелодию, но так, чтобы она грела сердце и будоражила душу близостью понятных ему образов и аналогий. Настоящий сборник включает в себя английскую и американскую поэзию, в основном, девятнадцатого столетия. Представитель английской поэтической школы – Роберт Льюис Стивенсон известен широкой публике в качестве автора исторических романов. Его сборник ћ Стихи детского садаЋ малознаком русскоязычному читателю. Эти стихи, как бы созданные воображением ребенка, нежны, романтичны и будят воспоминания детства. Американские авторы, чьи имена в этом сборнике, за редким исключением (Генри Лонгфелло), мало, что говорят русскоязычному читателю. Это и побудило дать хотя бы по одному- двум произведениям этих авторов, с точки зрения знакомства с ними. Приятного вам с ними знакомства!


Михаил Генин



П Е Р Е В О Д Ы  С А Н Г Л И Й С К О Г О

2001



БОТИНКИ

Том Робинсон

Ботинки моего отца
Прекрасны и мягки.
Хотел бы я их поносить,
Да жаль, что велики.

И у братишки-малыша
Ботинки тоже есть.
Хотел бы я их поносить,
Но не могу в них влезть.

Коль не могу я меньше стать
И больше тоже быть,
Ботинки, видимо, свои
Придется  мне носить.





















ЩЕТКИ


         Дороти Элдис

В ненастные дни,
Когда ветры играют,
Деревья, как щетки
Небеса подметают.

Их ветви и листья
Дождями полны,
И чистят все небо
До голубизны.





ЛУНА В РЕКЕ

Иви Иствик

Три мудреца из Готема
В реке узрев Луну,
Решили - это желтый сыр
Свалился в глубину.

Когда они тянули сеть,
Поднять тот сыр со дна,
Лягушки пели: " Ха-ха-ква.
Луна. Луна. Луна!"







БАСНЯ О ПОЛЬЗЕ ЧЕСТНОСТИ

Эзоп


В один, давно минувший век
Жил по преданью дровосек,
А был он бедный человек.
И потому он каждый день
Шел глубоко в лесную сень
И, не жалея своих сил,
Деревья на дрова рубил.
Вот как-то, стоя у реки,
Он сек у дерева суки.
Не удержал топор в руке
И оказался он в реке.
А в месте том была река,
Как назло, очень глубока.
Стал белый свет ему не люб
И загрустил наш лесоруб,
Считая, что без топора,
Ложится в гроб ему пора.
Но тут, на счастье, вдруг с небес
Слетел к несчастному Гермес
Бог молодой и удалой
Нырнул в тот омут с головой.
И с глубины топор поднял,
Но не железный - золотой.
" Не плачь, старик!" - Гермес сказал,
" Я для тебя его достал".
Но дровосек, потупив взор,
Ответил " То не мой топор".
"Ну, коли так," - сказал Гермес
" Тогда я за твоим полез".
Он вновь нырнул и так же скор
Принес серебряный топор.
Бедняк, качая головой,
Вздохнул " Увы, опять не мой!"

" Ну, что ж ", - решил тогда Гермес
" Я снова за твоим полез".
И в третий раз Олимпа бог
За топором нырнул в поток
И вынес, как обычно, скор
Железный с ржавчиной топор.
" Вот это - мой!" вскричал бедняк.
" То, что ты сделал, не пустяк,
Ты спас меня, ты мне помог.
Чем отплачу тебе, мой бог?"
Гермес с усмешкой отвечал
" Тебя на честность проверял
И за правдивость за твою
Два топора тебе дарю.
Прими же ты подарок мой
Серебряный и золотой!"

Из этой басни следует мораль
Выигрывает честный, а не враль.

 


















ПУТЕШЕСТВИЯ
 Роберт Льюис Стивенсон

В колеснице бога Феба
Я хочу взлететь на небо
И увидеть, словно рай, 
Наш земной, чудесный край,
Где повсюду, там и тут
Чудо яблони растут.
И висят на ветках их
Гроздья яблок золотых.
Как бы мне попасть, не знаю,
В край волшебный попугаев?
Там, где кружатся стрекозы,
Где в горах пасутся козы
И следят за Робинзоном
Они взглядом удивленным,
И где Крузо строит бот
Далеко не первый год.
С бородою и усами
Я б поплыл под парусами
По волнам вперед туда,
Где Востока города
Солнечным теплом согреты
Мне покажут минареты,
Медресе, дома, мечети,
Где в пыли резвятся дети,
Где верблюды на базары
На горбах везут товары
И в оазисах пустыни
Вырастают чудо дыни.
Я еще попасть желаю 
В сказку древнего Китая,
Где я со стены Великой
Мир увижу многоликий,
Где песчаные барханы
От стены на север прямо.
Вид на юг не столь суров -
Много шумных городов.
Может, я открою скоро
Африканские просторы.
Там леса стоят, наверно,
С нашу Англию размером.
На лианах обезьяны
Не спеша, жуют бананы.
Рядом негры без помехи 
С пальм швыряют вниз орехи.
Там лежат в разливах Нила
Неподвижно крокодилы
И фламинго красноперый
Рыб глотает без разбора.
В джунглях Индии кочуя,
По возможности, хочу я
Видеть, как бенгальский тигр
Предвкушает страшный пир.
Жаждет крови не овечьей,
Не коровьей - человечьей.
Видеть, как в одеждах белых,
Погоняя слуг несмелых,
Их богатый господин
Залезает в паланкин.
Видеть средь песков пустыни
Чьи-то древние святыни.
В них застыли навсегда
В вечной спячке города.
И ни шороха, ни крика.
Спят от мала до велика
Средь барханов и холмов
Обитатели домов.
И когда опустит тьма
Плащ свой черный на дома,
Не зажжется в окнах свет.
Никого, увы, там нет.

Вот когда я стану взрослым,
Сильным, мужественным, рослым,
Эти самые края
Посещу, конечно, я.
 

БАЛЛАДА О ЦЕЛИТЕЛЬНОЙ РУБАШКЕ

Джон Хэй  

                      1

Король был болен, хоть и румян,
И взор его ясен и зорок.
Он пил с наслажденьем и ел, как гурман,
И сон его не был горек.
Но был уверен, что болен он,
А если король уверен,
То, стало быть, это уже - закон
И горе тому, кто не верит.
Монарх пригласил во дворец врачей,
Но они не смогли исцелить.
Тогда король позвал палачей-
Тех эскулапов казнить.
Но был, как прежде, король нездоров,
И гонцы поскакали снова,
И двоих привезли во дворец докторов
Пред грозные очи "больного".
Был один из них тощ, мозги иссушал
В бесконечных трудах и заботах,
И господь ему жира за это не дал,
Дал одних лишь знаний без счета.
Второй был толст, спешить не любил,
Жил в покое, обласкан судьбою,
Плату брал, когда успешно лечил, 
А когда неудачно, то вдвое.
Врачи осмотрели грудь и язык,
Сердце, печень, руки и ноги,
Но не нашли даже с помощью книг
Болезнь у владыки в итоге.
Король сначала спросил толстяка:
В чем болезни моей причина?
Тот честно ответил, вздохнув слегка,
Сир, Вы - здоровый мужчина.

Тиран вне себя, это он-то здоров?
Когда постоянно болеет.
И был приговор эскулапу суров-
Веревка на толстой шее.
Напуган коллега, но все же смекнул,
Порою и ложь - во спасение.
Он пред Величеством спину согнул
И стал назначать лечение.
-Господин, помогу Вам болезнь превозмочь,
В том уверен, не будет промашки.
Вы должны провести одну только ночь
Непременно в счастливца рубашке.


                     2

Гонцы получили приказ скакать
Через горы, леса и реки
И, чего бы ни стоило им, сыскать
Счастливого человека.
Много мест повидали они в пути,
Всех опрашивали терпеливо,
Но нигде, увы, не могли найти
Человека, чтоб был счастливым.
Как-то раз в одном небольшом селе
Возле храма и двух колоколен
Увидали - сидит человек на земле
И по виду он жизнью доволен.
И спросил босяка королевский гонец:
Неужели ты счастлив, бедняга?
Я счастливее всех, щебечу как птенец
Отвечал, улыбаясь, бродяга.
- Если так, предложенье я сделать хочу
И принять его будет не тяжко.
Сколько хочешь - проси, я тебе заплачу
За твою, брат, простую рубашку.
Засмеялся бродяга - Господь мне судья!
Я бы принял твое предложение,

Только жаль, не носил на плечах своих я
Рубашек с момента рождения. 

		3


Вот вести достигли ушей короля -
Он задумался крепко впервые:
Может, сущность болезни моей - сам я?
Может, мысли мои больные?
Если так, я должен сгореть от стыда,
Пред людьми совершить покаяние...
И из глаз его побежала вода,
Нет, то были слезы раскаянья.
Он настежь окна дворца распахнул,
Сам себя в себе исцеля
И впервые в жизни к людям шагнул,
И народ простил короля.





















МОЯ ТЕНЬ

 Р.Л.Стивенсон


Есть у меня подружка Тень, она всегда со мной.
Я с нею из дому иду и с ней иду домой.
Она похожа на меня от головы до ног.
Когда я прыгаю в кровать, она туда же - скок.

Смешно порою наблюдать, как тень растет моя
Не так, как дети во дворе, совсем не так, как я.
Она способна вырастать до высоченных крыш,
А иногда и в микроскоп ее не разглядишь.

Совсем не знает детских игр моя немая Тень,
Зато дурачит без конца она меня весь день.
У ног свернется, как щенок, робка, тиха, скромна,
А то вдруг прыгнет на меня лягушкой из окна.

Однажды утром до того, как солнышко взошло,
Увидел, капельки росы украсили стекло,
Но Тень ленивая моя, как сонная старушка
Заснула вновь, позвав меня, уткнув свой нос в подушку.















ВЕТЕР

Р. Л. Стивенсон


Я видел, как ты поднимал вверх легко
Воздушного змея и птиц высоко.
Я слышал твой шелест в небес синеве,
Как юбки у леди в высокой траве.
О, ветер, что дует весь день напролет!
О, ветер, что песню так громко поет!

Я видел твоих очень много проказ,
Но ты почему-то невидим для глаз.
Я чувствовал силу и зов твой, дружок,
Вот только увидеть тебя я не смог.
О, ветер, что дует весь день напролет!
О, ветер, что песню так громко поет!

О, ты, что так крепок и холоден столь,
Ты стар или юн, спросить мне позволь?
Ты кто, дикий зверь из лесов и полей 
Иль просто дитя, что меня посильней?
О, ветер, что дует весь день напролет!
О, ветер, что песню так громко поет!














ДАЙТЕ КОНЯ ЧЕЛОВЕКУ!

 			Джеймс Томпсон


Дайте коня Человеку - поскачет!
Дайте корабль ему - поплывет!
Можете даже не сомневаться
Силу, здоровье его и богатство
Ни океан, ни земля не возьмет.

Дайте мундштук Человеку - закурит!
Книгу - прочтет до вечерней зари!
И непременно надо отметить,
Дом его чист, и уютен и светел,
Пусть даже беден немного внутри.

Девушку дайте ему - он полюбит!
Как полюбил я когда-то навек.
Не без усилий и не без борьбы,
Руку он держит на пульсе судьбы,
Этот обычный земной Человек.

















ЛУЧШАЯ ИЗ СТРАН

                                 
 Генри Лонгфелло

Однажды тихим вечером
В трактире, что у Рейна
Сидели гости вчетвером
За кружками портвейна.

Их кружки пополняла дочь
Хозяина трактира,
И красота ее была
Для них залогом мира.

Но стоило покинуть ей
Компанию хмельную,
Встал грузный шваб и поднял тост
За Швабию родную.

"Страны такой на свете нет
Со Швабией сравниться,
Живут в ней крепкие мужи,
Красавицы девицы".

Тут бороду мокнув в вино,
Саксонец встал, смеясь:
" Такого наглеца, как шваб 
Не видел отродясь.

Я должен лучшей из земель
Саксонию назвать.
Там столько девушек имел,
Что трудно сосчитать".

" Уймите ваши языки"!
Вскричал богемец рыж,
" Уж если на земле есть рай, 
В Богемии он лишь!

Владеет флейтой там портной,
Трубит сапожник в горн,
И дует рудокоп в рожок 
Среди чудесных гор".

И девушка, услышав шум,
К ним отворила дверь:
" Не спорьте, краше места нет,
Чем то, где вы теперь"!





























К ЧИТАТЕЛЮ

          		  Р. Л. Стивенсон
 

Вот, как из дома наблюдает мать
Тебя в саду, куда пошел играть,
Так ты увидишь, если бросишь взгляд
Сквозь окна этой книжки, что таят
Иные игры: прятки, чехарду
Другого мальчика уже в другом саду.
Но не подумай, что, как прежде мать,
Стуча в окно, могла тебя позвать,
Он не услышит твой далекий зов, 
Он занят, он не ведает часов,
Он не услышит и не бросит взгляд
В страницы книжки этой, что таят
Истории чудесные о нем, 
Как вырос он и как покинул дом...
Лишь тень того ребенка на ходу
Задержится на миг-другой в саду.


















ЮНОСТЬ И ЛЮБОВЬ

Р. Л. Стивенсон
 
Лишь раз признался я, что люблю
В саду у ворот на закате.
Я должен судьбу испытать свою
В землях, что нет на карте.

Здравствуй- прощай, я должен вставать, 
Оставить дом поскорее,
Других земель небеса рисовать
В походах своей Одиссеи.

Пустынный Космос даст кров и кровь.
Я - странник, упрям и странен.
Дорога - вот страсть моя и любовь,
Опасность - моя компания.

В болезни, в здоровье, в короне и без,
Под радугой иль под грозою,
Я тело и душу вручаю тебе
Господь, что простерт надо мною.
















ПРЕКРАСНЫЙ ОСТРОВ У МОРЯ...


Р. Л. Стивенсон

Прекрасен остров у моря с таким  красивым названием,
Услада ушей, как музыка, полная свежим звучанием.
То море любил я когда-то и, может, однажды или дважды,
Касался я райского острова и утолял свою жажду.







ОСЕННИЕ ПОЖАРЫ


Р. Л. Стивенсон

В иных садах
Вверх вдоль долины
Осенних пожаров
След дыма длинный.

Прошла прелесть лета
И летних цветов
Костры догорают
В высотах дымов.

Пой песню сезонов
О невечных дарах,
Как лета цветы
Осень жжет на кострах. 



КОГДА СОЛНЦЕ ОСУШИТ СЛЕДЫ ДОЖДЯ.

Р. Л. Стивенсон

Когда солнце осушит следы дождя,
Птица в синее небо взмывает.
Девчонки недолгий дождь переждя, 
Парочками  играют.

Когда солнце взойдет, лучом оттеняя
Капель поющих прозрачные рты,
Девчонки явятся вмиг на поляне,
Прекрасные, как цветы.

Когда сумерек спустятся вниз мотыльки
И солнце уйдет на покой,
Девчонки спешат в кровати свои
Все, одна за другой.

И, когда жизнь рисует ровно и гладко
День минувший, тогда потом,
Они вместе уйдут в райский сад, где сладко,
Свой единственный дом.















ВЕСЕННЯЯ ПЕСНЯ

Р. Л. Стивенсон

Воздух был тесен от солнца и птиц,
Пузырьками свежесть даруя,
Пробудил он от спячки сердце мое,
Вспомнил, как я любил дорогую.

Еще голы деревья, не пахана зябь,
И мой дух в непонятной дрожи.
Моя прежняя мысль о  любви и весне
Все смешала, чувства тревожа.

Мысли, те, что проснулись в сердце моем,
Забурлили, как вешние воды.
Птицы, солнце, весна: может, это - любовь?
Или просто влиянье погоды?




















В ШТАТАХ

Р. Л. Стивенсон


Впотьмах блуждал я с половинкой сердца,
Как будто не в ладу с собой.
Ты - юный брат, который встретился
Со старшим братом - мной.

Хоть Англия - одна обоим мать,
Не дотянусь я до родного брата.
И силюсь, не могу тебя понять -
Пространство в том иль время виновато.

Ты вырастешь свободным, крепким парнем
И, пусть века уходят со двора,
Ведь ты и Штаты это твердо - завтра,
Как я и Англия - недавнее вчера. 




















КАТАРИНА

Р. Л. Стивенсон



Лица мы видим выраженье
Как бы в зеркальном отраженье
Лесного чистого пруда,
Холодно-ясного всегда.
Но, как в изменчивом стекле,
Вдруг отразится на челе
Смятенье чувств, как в некой драме
Между улыбкой и слезами,
Меж феей сказочно-воздушной
И дамой строго-равнодушной.























ХОРОШИЕ И ПЛОХИЕ ДЕТИ

Р. Л. Стивенсон


Детки, вы еще малютки,
Ваши косточки так хрупки.
Чтоб росли вы постепенно,
Вы должны гулять степенно

И быть умными при этом,
Соблюдать свою диету
И, конечно, вы должны
Быть невинны и честны.

Станут радостью светиться
И сердца у вас и лица
И тогда, как в сказках, сами
Вырастете королями.

Дети, что неаккуратны
И едят помногу жадно,
И недобры и не правы
Проживут без всякой славы.

Те, кто плаксы, те, кто трусят,
Станут глупыми, как гуси.
И людьми, неоспоримо,
Всеми будут нелюбимы.









НОЧЬ И ДЕНЬ

Р. Л. Стивенсон

Когда солнечный денек
Землю покидает, 
Дети, солнце, сад, цветок
Словно исчезают.

Только жалюзи падут 
И лучи погасят,
Девять раз часы пробьют,
Как проконтрабасят.

Темнотой укутан сад,
Спит дитя в кроватке,
Светлячки во тьме горят,
Мышь скребется в кадке.

Чтобы осветить весь дом,
Взяв огонь из печки,
Ходят вместе мать с отцом,
Зажигают свечки.

Рано, в предрассветный час
Прямо от востока
Весть о новом дне для нас
Принесет сорока.

Вырастут из темноты
Силуэты снизу.
Воробьиные хвосты
Подметут карнизы.

И, еще зевая, дверь
Распахнет служанка
И роса внесет теперь
Свежесть спозаранку.

И мой сад опять цветет
Розо-изумрудный.
Как наряд ему идет
Столь волшебно-чудный!

Лишь закрою я глаза,
Живо представляю,
Что живу на небесах
В чем-то вроде рая.

Несмотря на все дела,
Наблюдаю чудо,
Как росинки пьет пчела
В блюдцах незабудок.

И от них несется гам:
" Время наслаждаться.
Бьем мы в утра барабан,
Час потехе, братцы!" 
 



















ХОРОШАЯ ИГРА

Р. Л. Стивенсон

На чердаке из стульев старых
Корабль построили на славу.
Чтоб бури нас не донимали,
Мы мягкие подушки взяли.
Мы взяли горсть гвоздей с собою,
Еще пилу, ведро с водою
И Том сказал: " Какого черта?
Не взять ли нам кусочек торта?
И яблоко, чтоб бед не зная,
Доплыть до самого Китая?"
Мы плыли долго, много дней,
Смеялись выдумке своей,
Но Том коленку повредил
И дальше я поплыл один.





















КУДА ПЛЫВУТ КОРАБЛИ? 

Р. Л. Стивенсон

Темно-коричневая река.
Дно - золотой песок.
Течет она так века
Среди высоких лесов.

Зелень листвы флотирует,
Замки из пены строя.
Скажите, кораблики, милые,
Когда вернетесь домой вы?

Они плывут по течению
Старой мельницы мимо,
Холма, что их ждет приближения,
И вдоль красивой долины.

Вниз по теченью плывите,
Сотнями мили считая.
Когда-нибудь дети другие 
Мои корабли причалят.


 












НОЧНЫЕ МЫСЛИ ДЕТСТВА

Р. Л. Стивенсон

Ночною порою так часто бывает,
Когда моя мама огонь выключает,
Я вижу людей, марширующих мимо
Меня молчаливо и неутомимо.

И короли с императором рядом
Армии движут навстречу снарядам
Столь величаво, что право, не скрою,
Днем никогда не увидишь такое.

Вы не увидите днем ни за что
Цирк на зеленой траве - Шапито.
Где маршируют и люди и звери
Через закрытые наглухо двери...

И не торопятся вовсе. Как будто, 
Но шаг ускоряют свой с каждой минутой.
И вот уже мчатся, желаньем полны
Достичь стен великого города " Сны ".















МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА

Р. Л. Стивенсон

Когда я остаюсь один,
Себе судья и господин,
То, стоит мне закрыть глаза,
Вмиг уплываю в небеса.
Надолго убываю я 
В игры волшебные края.
Там лилипутами страна
Чудесная населена.
Там клевер, словно лес густой,
Там лужи с море глубиной
И листья по таким "морям"
Плывут подобно кораблям.
Над маргаритками пыля,
Жужжа натужно,
Летит громадная пчела,
Как шар воздушный.

Когда вхожу я в этот лес,
То вижу множество чудес.
Вот муха с пауком, а вот
Команда муравьев несет
Поклажу весом тяжелей, 
В сто раз, чем каждый муравей.
С коровкой божьей стол деля,
Сижу в раздолье  щавеля.
На самый верх залезть могу
В травинки колосок
И пить, приникнув к роднику,
Росы прохладный сок.

Сквозь этот лес смогу пройти
При этом, встретив на пути, 
И маргаритку ростом с дом
И муху, что гремит, как гром,

И сквозь волшебное стекло
Себя я вижу самого.
И лужа плещется у ног,
На землю падает листок
И я всхожу на этот бот
И устремляюсь вдаль, вперед.
Вдоль берегов лежит листва
И маленькие существа
Глазами полными значенья
Меня буравят в удивленьи.
Одни - в сверкающей броне,
Как бы готовые к войне,
Другие скрыты в пестроте,
Иные видят в темноте,
А кто-то носит золотой
Наряд, а кто-то голубой.
Расправят крылья лишь и вот
Уже отправились в полет.

Лишь стоит мне раскрыть глаза,
Вмиг исчезают чудеса,
Большие стены, скучный пол,
Дрова, камин, огромный стол,
Большие люди в стульях с дом
Понятны мне с большим трудом.
О, как несносны их слова!
А моя память так жива
Вся в этой сказочной стране,
Что только что приснилась мне,
Где клевер, словно лес густой,
Где лужи с море глубиной...

Когда я ночью лягу спать,
Я буду в той стране опять.



 

ПОБЕГ ОТ СНА...
 

Р. Л. Стивенсон

Огни гостиной и кухни сияли
Сквозь драпировки и окон решетки,
А сверху над домом играя, плясали
Звезд мириады в безумной чечетке.

В парке и церкви меньше народа,
Листьев на дереве меньше в сто крат,
Чем светлячков, что во тьме небосвода
Тускло мерцают и ярко горят.

Пса и Медведицы звезды сияли,
Ярче их та, что компас - морякам.
Если бы в стену, как в воду ныряли,
Было б воды в ней и звезд пополам.

Видели звезды меня и шумели,
Слали свой светлый прощальный привет.
И усыпляя в уютной постели,
Долго кружились в моей голове.















ДОРОГАЯ ЛЕДИ, У ТВОИХ ДВЕРЕЙ...

Р. Л. Стивенсон

О, леди, у твоих дверей
Стихи готовы ждать,
Когда позволишь им войти
И руки целовать.

Их слоги четкие в рядах
И рифмы налицо,
Они, как дети, норовят
Взглянуть в твое лицо.

Встань, леди, встань, позволь войти!
Ты их должна принять.
Они желания твои
Готовы исполнять.

Они по утренней росе
Из сказочной страны
Пришли сюда, ты их впусти
И станут явью сны.

Когда б они могли сказать,
( Но их судьба - молчать),
Как слуги верные с письма
Не смеют снять печать,

Но если б кто-то полюбил
Весь полон свежих сил
И песню громкую запел,
Я б бога попросил,

Чтоб он желания мои
Забрал, оставив чуть,
И, чтоб желания твои
Сбылись когда-нибудь.
ПОРА ВСТАВАТЬ...

Р. Л. Стивенсон

Поутру в окно стучится
Ярко желтым клювом птица.
Мне поет: "Пора вставать!
Как тебе не стыдно спать?"





СЧАСТЛИВАЯ МЫСЛЬ

Р. Л. Стивенсон

Мир так разнообразен обилием вещей,
Что мы должны быть счастливы не меньше королей.





ЛЮБЛЮ БЫТЬ СОГРЕТЫМ...

Р. Л. Стивенсон

  Люблю быть согретым жаром костра,
Промокнуть люблю под дождем.
Люблю быть желанным я в доме друзей 
И покидать этот дом.





ГОРОД ИЗ КУБИКОВ

Р. Л. Стивенсон

Что строят, используя  кубиков блоки?
Дворцы и мосты, храмы, замки и доки.
Пусть дождь за окном, небо серо сырое,
Я счастлив дома, дома будучи, строя.

Пусть будет горою диван, карпет - морем,
Я город у берега моря построю.
Мельницу, церковь, дворец королей
И гавань для быстрых моих кораблей.

Дворец и колонны я сооружу,
С бойницами башни наверх водружу.
Ступени сбегут пусть с небесных высот
К заливу, где мой понарошечный флот.

И вот ко дворцу белый бриг пристает.
Матрос на борту, слышу, песню поет.
И вижу я сверху - спешат короли
Вручить мне дары им подвластной земли.

Глаза лишь закрою и вижу ясней
Дворцы, храмы, мельницу, флот и людей.
И буду я помнить покуда живой
Тот город у моря, построенный мной.








КОРОВА

Р. Л. Стивенсон

Как добра ко мне корова бело-красная!
Я ее люблю и уважаю.
Сливки мне она дает прекрасные
Как добавку к яблочному паю.

Целый день пасется в заливных лугах
И она не может потеряться.
Ей на свежем воздухе в травах и цветах
До чего ж приятно поваляться!

Ветрами продута и дождями мочена,
Все равно упрямо бродит по полям.
И гуляет милая, где самой ей хочется,
А захочет, ест цветы солнечных полян.




















СЕЙЧАС, КОГДА ОТМЕРЕН СРОК...

Р. Л. Стивенсон

Когда отмеренный мне срок,
Заполнен весь до края,
Сидячей жизнью побежден,
Спокойно умираю.
Неглубоко меня зарой
Под небосвода простыней.
Я жизнь любил, само собой,
Неглубоко меня зарой!

Чиста душа, дела мои
Свидетели по праву,
Что выдержал я натиск лжи
И испытанье славой.
Неглубоко меня зарой
Под звездной ночи простыней.
Я жизнь любил, само собой,
Неглубоко меня зарой!

Средь зеленеющих долин,
На берегу ручья,
Где мягкий ветер песнь поет,
Похорони меня.
Неглубоко меня зарой
Под неба синей простыней.
Я жизнь любил, само собой,
Неглубоко меня зарой!








АЛИСОН КАННИНГАМ ОТ ЕЕ МАЛЬЧИКА.

Р. Л. Стивенсон

За ночи, что ты провела
Без сна, за то, что ты вела
Меня по жизни непростой
Своей заботливой рукой,
За книги, что пришлось читать,
За боль, что ты могла снимать,
За милосердия ростки
В дни радости и в дни тоски
Тебе, что ангелу подстать,
Жене, что мне -  вторая мать
От мальчика, что нынче стар
Прими ты эту книжку в дар!
Она - твоя. И мальчик тот,
Кто рифмы все мои прочтет,
Себя увидит, как в огне,
В волшебной сказочной стране.
И как усладу из услад,
Твой голос слышать будет рад.

















ДРУГ ДЕТЕЙ - НЕВИДИМКА.

Р.Л. Стивенсон

Когда ребятишки выходят на луг,
К ним часто приходит невидимый Друг.
И дети смеются и счастливы чаще,
Когда Друг ребят к ним приходит из чащи.

И, пусть не видать его и не слыхать,
И невозможно его рисовать,
Но, будьте уверены, рядышком Друг,
Когда детвора веселится вокруг.

В цветах он лежит, по траве он бежит,
И песня его тихим звоном звучит.
Лишь только ты счастлив (бывает такое!)
Знай, Друг детей рядом, он снова с тобою.

Чтоб у тебя поселиться в пещере,
Должен уменьшиться Друг твой в размере,
Если в солдат оловянных играешь,
С ним ты всегда всех врагов побеждаешь.

Когда же вечерний приблизится час,
Ты спать от него получаешь приказ.
Уж он проследит, чтоб во всем был порядок
И чтобы твой сон был и крепок и сладок.











ЛЕТНЕЕ СОЛНЦЕ

Р.Л. Стивенсон

Великое Солнце без отдыха мчится
Сквозь пустоту в золотой колеснице,
И из своей раскаленной печи
Толще дождя шлет на землю лучи.

Пусть закрываем мы жалюзи, ставни,
Чтобы прохлада служила исправно,
Но все равно оно щелку найдет,
Золотом пальцев запор отомкнет.

Сквозь пыльный аттик, сквозь скважину двери
К нам проберется оно без потери
И через сломанный верх черепицы
Доброй улыбкой осветит нам лица.

Тем временем, круг очертя в небосводе,
Задержится малость в саду, в огороде
И заблестит, засияет еще
В самом укромном углу, под плющом.

И над холмами, над чистой рекою
Кружит и радость приносит с собою.
Солнце - Садовник над миром плывет
И мальчик играет и роза цветет.










САДОВНИК

Р.Л. Стивенсон

Молчун наш садовник, в любые сезоны
Гулять не дает мне совсем по газонам.
Когда ж догорает закатный луч,
Он инструмент запирает на ключ.

В смородине, спрятавшись, я наблюдаю,
Как он чего-то все время копает.
Огромен, серьезен и очень стар, 
И на руках у него загар.

Сажает садовник цветы любые:
Зеленые, красные и голубые.
Ему бы только копать да сажать,
А нет, чтобы взять и  со мной поиграть.

Глупый садовник, лето пройдет,
Зима на смену теплу придет
И холод погрузит растенья в спячку.
Забудь на время свою ты тачку!

И даже нынче, покуда лето
В разгаре самом, земля согрета,
Умнее было б неоспоримо,
Когда б в индейцев играть могли мы.



 







НЕМОЙ СОЛДАТ

Р.Л. Стивенсон


Когда всю траву скосили,
Листья в кучи навалили,
В дерне я дыру открыл
Внутрь солдата положил.

Вот весна-красна пришла,
В рост трава опять пошла.
Доросла пусть не до крыши,
До колен мне и чуть выше.

И лежит солдатик мой
Одиноко под травой.
При ружье в мундире красном
Смотрит в небо он всечасно.

Улетят шмели и осы,
Косари наточат косы
И к осеннему утру
Отыщу я ту дыру.

Я уверен, очень скоро
Обнаружу гренадера.
Буду рад, как будто брату
Оловянному солдату.

Он служил не ради славы
И над ним шумели травы.
Если б мог он рассказать, 
Что случилось испытать?

Звезды наблюдал солдат,
Роз вдыхал он аромат.
Видел он волшебных фей
В ставшей, словно лес, траве.

 Слышал, как пчела - плутовка
Пела с божьею коровкой.
Видел даже как-то раз
Бабочку Павлиний Глаз.

Жалко лишь, солдатик мой
От рождения немой.
Я же за него рассказ
Сочиню на этот раз.






























МОИ СОКРОВИЩА.

Р.Л. Стивенсон


Эти гайки, что прячу от всех в тайнике,
Где солдат оловянных держу я в кульке,
Были собраны осенью няней и мной
У колодца глубокого в чаще лесной.

Вот свисток (чист его переливчатый звук!)
Был он сделан по правилам строгих наук.
Прострогав моим ножиком палки кусок,
Няня сделала мне этот чудо-свисток.

Желтый камень с прожилками белыми в нем
Мы нашли далеко как-то с нею вдвоем.
Хоть отец отрицает, что он - золотой,
Этот камень с трудом дотащил я домой.

Но из многих богатств дорожу я одним,
Редко кто из ребят обладает таким.
То -  стамеска стальная, которую в дар
Преподнес мне работавший в доме столяр.














КАЧЕЛИ

Р.Л. Стивенсон

Любишь ли ты, садясь на качели,
В небо взлетать голубое?
Думаю, нет ничего веселее. 
Чем занятье такое.

В воздух поднявшись, над кромкой стены,
Сверху увидеть смогу
Реку и пашню, кусты бузины,
И стадо коров на лугу.

Взгляд уроню я на зелень садов,
Крышу миную, карниз...
Вверх подниматься я вечно готов
И падать с волнением вниз.





















МОЙ КОРАБЛЬ И Я

Р.Л. Стивенсон

Я - капитан устойчивого судна,
Испытываю я его в пруду.
И пусть рулю то судно не подвластно,
Когда я вырасту, то все пойму прекрасно,
И управлять им способы найду.

На мостике поставлю куклу в шлеме,
И оживлю ее, чтобы она,
Мне помогала плавать вокруг Света,
Чтоб парус наполняла сила ветра
И нас качала встречная волна.

Сквозь камыши плыву, как через рифы.
Вы слышите, как буруны ревут?
Хоть с куклой-моряком мне плыть непросто,
Открою землю, свой заветный остров
И в честь открытия из пушки дам салют.


















МОЯ КРОВАТЬ - БОТ

Р.Л. Стивенсон

Моя кровать, что малый бот.
Мне няня помогает
Весь такелаж грузить на борт
И в темень провожает.

Оставшимся на берегу
"Спокойной ночи", говорю.
Закрыв глаза, я плыть могу,
Пока не встречу я зарю.

Беру балластом не песок,
Как поступают моряки,
А торта сладкого кусок
Или игрушки, что мягки.

Ночь напролет верчу штурвал,
Но только новый день придет,
Как в моей комнате причал
Мое суденышко найдет.

 















ЗЕРКАЛЬНАЯ РЕКА

Р.Л. Стивенсон

Гладь ее лежит в оправе
Берегов, и вижу я,
Как ей вымыт гравий!
Как журчит струя!

По воде плывут цветы,
Блещут рыбки серебром.
И мальчишечьи мечты-
Обрести здесь дом.

Можно видеть лица наши,
Что плывут по зыби вод,
В полной мрака чаше,
Холодной, как лед.

Ветер реку заморщинит
И пугливая форель
Растворится в пучине,
Словно акварель.

Глянь, круги друг друга гонят,
С глубиною все темней,
Словно мама, экономя,
Гасит свет свечей.

Лишь минуточку терпенья!
Все круги на дно уйдут
И зеркальное теченье
Будет снова тут.





МОИ КОРАБЛИ

Элла Вилкокс

Когда б фрегаты всех морей,
Вернулись волею моей,
То гавань не смогла б вместить,
Всех, кто сумел ко мне приплыть,
Моих чудесных кораблей.

Когда б полфлота всех морей
Мне привезли дары земель,
Тогда б, тому, что привезли,
Завидовали б короли.
Богаче стала б всех людей
Лишь с половиной кораблей.

Когда б один из кораблей
Ко мне вернулся из морей,
А остальные корабли
На дно, несчастные, ушли,
Душой бы радовалась всей,
Что он вернулся из морей.

Когда б один из кораблей
В пучине сгинул тех морей,
А остальные корабли
Мне все богатства привезли,
То всех бы стала я бедней
Без одного из кораблей.

Будь небо - ясно! Ветер - вей!
Храните жизни кораблей.
Но  если суждена беда,
Пусть гибнут все мои суда,
Но мне верните из морей
Один, что мне всего милей.

СЕНОВАЛ

Р.Л. Стивенсон

В полянах солнечных моих
Трав сочных - по колено,
Но лезвиями кос стальных
Их превратили в сено.

В телегах травы повезли,
Запахло сладким сразу
И вот уже стога смели
На радость сенолазам.

Там "Ясная Гора", а тут -
" Гвоздя", " Орла", "Огня".
И мыши, что в " горах" живут,
Не счастливы, как я.

О, что за радость залезать
Наверх для самых малых!
И пыльным воздухом дышать
На счастья сеновалах.















СТАРАЯ МЕЛЬНИЦА

Р.Л. Стивенсон

Через границы, (что делать не надо),
Ветки ломая, ползя по оврагу,
Через разломы стен старого сада
К речке спускается наша ватага.

Мельница здесь громыхает, как молот,
Возле плотины, клокочущей пеной.
Шлюз, сквозь который воды слышен рокот,
Чудное, лучшее место Вселенной.

Звуки деревни куда-то уплыли,
Птичьих мелодий утихли здесь ноты.
Мельник с глазами слепыми от пыли,
Глохнет от нудной, тяжелой работы.

Годы пройдут и колеса речные
Будет вертеть, как и нынче, вода
В пене и грохоте вечно живые,
Нас, только, жаль, уж не будет тогда.  

Из Океанов, покрыв себя славой,
Мы, как герои, вернемся домой
И обнаружим на мельнице старой
Бой колеса бесконечный с водой.

Друг мой, тебе я скажу по секрету -
С честью пройдем мы свой жизненный путь
И соберемся у мельницы этой
Светлое детство свое помянуть.





ПРОЩАНИЕ С ФЕРМОЙ

Р.Л. Стивенсон

Вагон уж подан на перрон.
Все дети жаждут влезть в вагон,
Махнуть рукой в окно успеть
И песнь прощальную пропеть

Полям, лужайкам и садам,
Кустам, воротам и домам,
Колодцу, что поил всех нас,
Прощайте, будем помнить вас!

Добра желаем мы теперь
Тебе, на сеновале дверь,
Тебе, любимый сеновал.
Прощайте, город нас позвал!

Гудок раздался. Паровоз
Нас в даль чудесную повез.
Увидим мир во всей красе.
Прощайте все! Прощайте все!














ХОРОШИЙ МАЛЬЧИК

Р.Л. Стивенсон

Проснувшись рано поутру, весь день я счастлив был.
Играл, шутил и даже слов плохих не говорил.

И вот сейчас, когда за лес последний луч ушел,
Я счастлив, что сегодня так себя прекрасно вел.

Моя постель свежа и ждет под простынею белой,
Когда хозяин к ней придет, уставши за день целый.

Я знаю, завтра поутру увижу вновь зарю.
О, господи, за этот дар тебя благодарю!

И сон держал меня всю ночь до самого спросонку,
И пели песню мне дрозды, в кустах сирени звонко.  














ЗАМОРСКИЕ СТРАНЫ

Р.Л. Стивенсон

Кто на вишни старой верх
Влез сейчас быстрее всех?
Это я, держась за ветку,
Разных стран веду разведку.

По соседству вижу сад.
Люди там цветы растят.
Дальше - нивы и поля.
Не видал их прежде я.

Гладь реки передо мной,
Небо в речке с синевой.
И уходят из-под ног
Ленты пыльные дорог.

Был бы выше мой насест,
Я б увидел больше мест.
Устья рек, куда зашли
Прямо с моря корабли.

Где дороги, как ни странно,
Ведут в сказочные страны,
Где позволено не спать
И играть, играть, играть...











ВЕТРЕННЫЕ НОЧИ

Р.Л. Стивенсон


Как только звезды взойдут и луна,
И ветер, свиреп, запоет,
Всю ночь напролет своего скакуна
Всадник гонит вперед.
А почему он в галопе летит
В звездной ночи, может, кто объяснит?

Как только деревья застонут, согнутся,
И корабли сотрясутся волной,
Всадник спешит, словно хочет вернуться
Галопом к себе домой.
Так почему ж без дорог и без троп
Не прекратит он свой вечный галоп?






















ПИРАТСКАЯ ИСТОРИЯ

Р.Л. Стивенсон

Мы приготовились отплыть, нас было только трое
В корзине, словно на борту, качающейся в поле.
И дули сильные ветра, как водится, весною,
И волны трав качали так, как будто волны моря.

Мы ожидали в этот день чудесных приключений,
Решали, как по звездам курс прокладывать вперед,
И как использовать струю больших морских течений
И плыть до Африки сперва иль до иных широт.

Но вдруг увидели врагов, ревущих в нашем море.
То стадо двинулось на нас, роняя пену с морд.
Им не догнать нас, хоть отдать придется поле боя.
Калитка будет - гавань нам, а сад - надежный форт. 





















ЛУНА

Р.Л. Стивенсон

Лицо у луны, как куранты на башне.
Ворам в ее свете становится страшно.
В полях и на улицах лунная метка,
На птицах, что спят в своих гнездах на ветках.

Пищащая мышка, поющая кошка,
Собака, скулящая возле окошка,
Летучая мышь, что весь день смотрит сны,
Не любят спокойного света Луны.

А все, кто живут исключительно днем,
Те смежили веки в забвенье своем.
Цветы и ребята умолкли в ночи,
Пока не коснутся их солнца лучи.
















ЦВЕТЫ

Вильям Рэндс

Когда Любовь вошла в сердца,
Чтоб мир для счастья пробудить,
Ей Жадность крикнула с крыльца:
-Что ты мне можешь подарить?

Любовь цветы хотела дать,
Но Жадность в ярости слепой
Их стала рвать, топтать и мять
-Цветы? Таков подарок твой?

Ушла, швыряя по пути,
Так, не поняв, в чем прелесть роз.
Случилось детям их найти
И сколько было детских слез!

Лишь прикоснулись руки к ним, 
Как ожили бутоны вновь,
И радость всем несли они...
Все это сделала Любовь.  
















СТРАНА СНОВ

Р.Л.Стивенсон

С утра до вечера весь день
Играть с друзьями мне не лень,
Но к ночи я всегда готов
Уйти в страну чудесных Снов.

Никто не в силах мне помочь
В стране, где королева Ночь.
И в горы Снов мне потому
Взбираться надо самому.

Там столько странностей везде:
В природе, в зрелищах, в еде
И там страстей невпроворот,
Покуда утро не придет.

Но если спросите меня,
Хочу ль вернуться к свету дня,
Отвечу честно, не готов
Страну покинуть чудных Снов.
















СТРАНА - ПОКРЫВАЛО

Р.Л.Стивенсон

Когда лежал совсем больной
С подушками под головой,
Игрушки брал к себе в кровать,
Чтоб им меня приободрять.

И иногда на покрывале
Мои солдатики шагали.
Все в униформе поголовно
Взбирались в бельевые склоны.

А иногда вдоль простыней
Плыл флот потешных кораблей,
Иль, вырубив деревьев двести,
Я город строил в этом месте.

Я был гигант, что наблюдал
С холмов подушек, одеял,
Пока не отходил ко сну, 
Всю покрывальную страну.

















ИЗ ВАГОНА ПОЕЗДА

Р.Л.Стивенсон

Быстрее, чем ведьмы, быстрее, чем феи,
Мосты и заборы, дома и траншеи.
И, словно на битву, где до смерти бьются,
Коровы и кони куда-то несутся.
И все, что вдали, на холмах, под горой,
Мелькает в глазах, словно дождь проливной.
И снова, едва успеваешь моргнуть,
Вокзалы свистком провожают нас в путь.
Вот мальчик на насыпь крутую влезает,
Он ягоды, кажется, здесь собирает.
Бродяга стоит и глядит удивленно,
Как мимо него пролетают вагоны.
А вот вдоль дороги, уставши от бега,
Груженая сеном вдруг встала телега.
Вот мельница, речка. Лишь им помахали,
Исчезли из глаз, словно и не бывали.


















У МОРЯ

Р.Л.Стивенсон

Когда на море в детстве был,
Лопату кто-то мне всучил
И вот, песок копая,
Я выкопал немало ям
И вскоре море было там,
Заполнив их до края.




ГЛЯДЯ В БУДУЩЕЕ

Р.Л.Стивенсон


Когда я вырасту большой,
Гордиться буду я собой,
А малышне я дам понять
В мои игрушки - не играть!




ДОЖДЬ

Р.Л.Стивенсон

Дождик льет, не уставая,
На деревья и поля.
На зонтах он отдыхает
И на мачтах корабля.



МОЕ КОРОЛЕВСТВО

Р.Л.Стивенсон

Возле источника с чистой водой
Я обнаружил лесок небольшой
Ростом не выше меня.
Вереск и дрок распускались там летом
Желтым, и красным, и смешанным цветом,
Запахом вкусным дразня.

Морем источник лесной я назвал
И потому, что я ростом был мал,
Казалась огромной страна.
Я выстроил город, построил галеры,
Облазил окрестные гроты, пещеры
И всем им я дал имена.

" Все это - мое!" - я решил, " хоть, убей!"
Порхающий над головой воробей,
Мышонок из темной норы.
Это был мир, где я был королем,
Пчелы мне пели о чем-то своем,
Носились вокруг комары.

И не было глубже, конечно, морей
И шире равнин, чем под властью моей,
Богаче земель, чем мой край.
Но тут мне пришлось отложить все дела,
Поскольку домой меня мать позвала
Придти поскорее на чай.

Я должен подняться, оставив такой
Чудесный источник с водой ключевой
Со всей вересковой долиной!
Но чудо! Когда я вернулся домой,
Мне няня представилась страшно большой
В прохладе гигантской гостиной.

ВОЛШЕБНЫЙ ХЛЕБ

Р.Л.Стивенсон

Заходи ко мне, давай,
На волшебный каравай!
Ты и ты, входите все!
Под сосной тенистой
И за стол со мною сев,
Ешьте хлеб душистый.
Наедитесь лишь, а там
Сказок тьму расскажут вам!







 ПЕНИЕ

Р.Л.Стивенсон

Птенцы, оставив скорлупу
Своих яиц, поют.
И моряки, что на борту,
Петь не сочтут за труд.

Детей японских голоса
Испанским вторят в лад.
И подпевают небеса,
Когда они дождят.




ФОНАРЩИК

Р.Л.Стивенсон


Мой чай почти готов. Погас свет солнечный в квартире.
И время подойти к окну, чтобы увидеть Лири.
Он с лестницей и фонарем приходит к нам на улицу,
Смешно хромает и ворчит и, как всегда, сутулится.

Я знаю, будет Том - шофер, в моря уйдет Мари,
Богаче станет мой отец, готов держать пари.
Но, что касается меня, лишь только подрасту,
О, Лири, буду разгонять с тобою  темноту.

Везет же нам! Горят всю ночь у входа фонари,
Они не гаснут никогда до утренней зари.
И перед тем, как теплый свет нести к подъездам прочим,
Прошу, о, Лири, мне кивни:  " Малыш, спокойной ночи"! 



















КНИЖКИ С КАРТИНКАМИ ЗИМОЙ

Р.Л.Стивенсон

Вновь зима приходит к нам.
Пальцы зябнут по утрам.
Прилетают нынче птицы
Только в книжные страницы.

Мы гуляем иногда.
Камнем сделалась вода.
И ручьи бегут вприпрыжку
Только на картинках в книжках.

Все приятные вещицы
Оживают на страницах.
Лес, трава, пастух, овечки
И излучина у речки.

В этих книжках нам желанны
Города, моря и страны.
И волнуют, нас, детей
Приключенья  чудо - фей.

Как я радуюсь не длинным
Этим зимним дням каминным
В уголке - подобьи рая,
Книжки яркие листая!











АРМИИ В ОГНЕ

 Р.Л.Стивенсон


Вот засияли вдоль улицы лампы.
Падает свет их, как кошка, на лапы
И тени ложатся, как водится, рядом
Деревьями сада и дома фасадом.

Сейчас, когда все погрузилось во мрак,
Огонь из камина - веселый чудак,
Славно рисует, танцует, играет,
На корешках моих книжек мерцает.

Армии движутся к башням и шпилям.
Город со всех вдруг сторон запалили,
Но только к глазам  поднесу я ладонь,
Армий тех нет, умирает огонь.

Правда, порой возвращается жар
И разгорается новый пожар.
И вдоль горящих развалин вслепую
Призраки - армии вновь маршируют.

Угли горящие, вы мне ответьте
Куда направляются армии эти?
И, правда ль, что город, сгоревший дотла -
Просто - остывшая в печке зола?










ДЕТИ-ИНОСТРАНЦЫ

Р.Л.Стивенсон

Маленький индус голодный,
Эскимос-малыш холодный,
Турок иль японский житель
Мною стать вы не хотите ль?

Видели вы цвет магнолий,
Львов в саванне - вашем поле.
Яйца страуса едали,
Черепах, шутя, бросали.

Жизнь подобная пригожа,
Но моя -  получше все же.
Так что не за чем стремиться
Мне куда-то за границу.

Вы едите - что попало,
От чего мне дурно б стало.
Дом для вас - из клочьев пены,
Я ж люблю родные стены.

Маленький индус голодный,
Эскимос-малыш холодный,
Турок иль японский житель
Мною стать вы не хотите ль?

 







ЗИМОЙ.

Р.Л.Стивенсон

Сонное солнце зимою с трудом
С постели встает, покидая свой дом.
Слегка помигает оно час- другой,
И в зареве алом уходит домой.

Еще не закончили звезды игру,
А я уж встаю в темноте поутру.
И мелко дрожа, я почти что нагой
Иду умываться с холодной свечой.

К веселому пламени печки сажусь
Погреть свои кости, а то простужусь,
Иль санки возьму я и без канители
Холодные страны открою у двери.

Когда ж я, по правде, иду за порог,
То няней укутан от носа до ног.
И ветер холодный, как пес одинокий,
Хватает меня за румяные щеки.

Следы оставляю на снежном ковре я
И пар выдыхаю, и воздух я грею.
Деревья и дом и ограда ворот
Похожи на сказочный свадебный торт.


  







СТРАНА КНИЖНЫХ ИСТОРИЙ

Р.Л.Стивенсон

Под вечер, свет включив, родня
Садится  около огня
И ей не хочется играть,
Сидеть бы только и болтать...

А я с капканом и ружьем
Ползу неслышно за врагом
И, заползая за диван,
Врагу готовлю свой капкан.

Никто не в силах помешать
Мне в лагере моем лежать.
Я столько игр переиграл
Из книг, что здесь перечитал!

Среди холмов, лесов и рек
Я вновь уединюсь от всех.
А к рекам тем, уж верьте вы!
На водопой приходят львы.

Я вижу, чужаки вдали
Огни своих костров зажгли.
Тут я индейцем наряжусь
И к ним бесшумно прокрадусь...

Но гасит няня те костры,
Прервав полет моей игры
И вижу, отходя ко сну,
Историй книжную страну.




ОБЛАКА, ЧТО ТАК ЛЕГКИ...
       
                     Эдвард Томас

Подобно облакам, что так легки,
Прекрасны словно мотыльки,
Что оттеняют луг и парк,
Всю землю кутая во мрак,
Так ты, как эти облака
Быстра, прекрасна и легка.
Бросаешь тень на сердце мне
И рану леденишь во сне.
Не хмурь же лоб как эта тень.
Верни мне ясный, чудный день.
Ведь пользы нет от красоты
Без ценящих ее плоды.
Сними же тень с моей груди
И в перлах перистых приди! 




















НЕБОСКРЕБЫ
  
		Рэчел Филд


Устают ли небоскребы по причине,
Что им в тягость их огромный вес?
Не дрожат ли ночью их вершины,
Прикасаясь к холоду небес?

Не от одиночества ль страдают
Молчаливые гиганты иногда?
Может, просто лечь они желают,
Чтоб не подниматься никогда?

























ЗАБЛУДИВШИЙСЯ ЛИСЕНОК

			Фрэнсис Фрост

Малыш лисенок плакал навзрыд:
"Тут так темно! Я не знаю, где я.
На вершине холма три больших овцы
И баран черномордый пугают меня.

В лесу так темно!" - лисенок пищал
"И я не хочу заблудиться.
Деревья огромны, мой мех отсырел,
Что скажет мама - лисица?

Мой мех отсырел от звездной росы,
Паутина щекочет мой нос.
Бьется сердце мое, как кузнечик в груди.
Где же я, где же я, вот вопрос?"

Малыш лисенок плакать устал.
"Путь неверный я выбрал, значит!"
"Ты стоишь у дверей", - промолвила мать,
" Знай, большие лисята не плачут!"












МОРСКАЯ ЛИХОРАДКА


						Джон Мэйсфилд


Я должен выйти в море опять, в одинокость стихии свободной.
И все, что мне нужно - высокий корабль, и свет звезды путеводной.
И удары руля, и песня ветров, и трепет тугой парусины,
И серый туман на лице морском, и морщинистых волн седины.

Я должен выйти в море опять, на зычный призыв прилива.
Это дикий зов, это чистый зов, это  зрелищно и красиво. 
И все, что прошу это ветреный день, облака, что вверху проплывают.
И радужность брызг, и пенистость волн, и крики призывные чаек.

Я должен выйти в море опять, к изменчивой жизни бурлящей.
Где чайкам - воля, простор - китам, и ветер, что нож разящий.
И все, что прошу я - веселья клубок, как вечное круговращенье.
И спокойный, сладкий, чудесный  сон, наградой по возвращеньи.

















ВОТ КЛЮЧ

Неизвестный автор



Вот этот ключ от королевства.
Есть в этом королевстве город.
Есть в этом городе район.
Есть улица в районе этом.
На этой улице есть двор,
Который окружает дом,
В том доме - небольшая спальня.
И в спальне той стоит кровать.
А на кровати той - корзина,
Корзина полевых цветов.
Благоухающих и свежих,
Корзина полевых цветов.

Итак, цветы лежат в корзине,
Корзина - на пустой кровати.
Кровать стоит в уютной спальне.
Та спальня - в доме деревянном,
Что смотрит окнами на двор,
И дом тот к улице выходит,
Району что принадлежит.
Район - часть города, который
Как раз в том самом королевстве.
А это - ключ от королевства,
От королевства этот ключ.








МОЯ УШЕДШАЯ ЮНОСТЬ

		Генри Лонгфелло


Я думаю часто о городе чудном,
Что стоит на морском берегу.
И мысли мои бродят вдоль по уютным
Улочкам детства, родным и доступным,
И юность я вспомнить могу.
И слова из Лапландской песни
Еще живы в моем сознании:
"Желанье мальчишки - ветра желание,
И мыслей о юности нету чудесней".

Я все еще вижу полоски теней
И отблески солнца сквозь листья ракит.
На островах у нездешних морей
Чувствую, как неустанный Борей
Яблони клонит в саду Гесперид. 
И вся сущность той старой песни
(Не припомню ее названия):
"Желанье мальчишки - ветра желание,
И мыслей о юности нету чудесней".

Я помню черные доски причалов
И кем-то на бухту намотанный трос.
Бородатых испанцев, отчаянных малых, 
По трапу сходящих, веселых, усталых,
И в море влюбленных до слез.
А голос упрямой той песни
Напевает себе, как и ранее:
"Желанье мальчишки - ветра желание,
И мыслей о юности нету чудесней".



ТРАГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Вильям Мэйкпис Теккерей


Давным-давно мудрец здесь жил,
Косу предлинную носил,
Но он ужасно не любил,
Что та болталась сзади.

Он озадачен был, как все
Относятся к его косе,
Подобно длинной колбасе
Болтающейся сзади.

Сказал он: "чтоб коса вперед
Смотрела, должен оборот
Вокруг себя я сделать, вот"!
Коса ж болталась сзади.

Мудрец, отнюдь не дурачок,
Весь день крутился, как волчок.
Напрасно, толку с пятачок.
Коса, как прежде, сзади.

И вправо - влево и кругом,
И вверх, и вниз, и кувырком,
И в обуви и босиком -
Она упрямо сзади.

На малом не было лица,
Он упражнялся без конца,
Но, все равно, у мудреца
Коса висела сзади.




ПЕСЕНКА ФЕИ

Вильям Шекспир



Через холм, через дол,
Сквозь кусты, сквозь шип колючий,
Через парк и частокол,
Сквозь потоп, огонь горючий
Я блуждаю, где желаю,
Лунный свет опережаю.
Для волшебной королевы
Собираю я напевы
С колокольчиков росистых
На лужайках золотистых.
Звук у колокольцев звонок,
Вкус у королевы тонок.
В ушки темные тычинок
Ставлю жемчуга росинок.


















ЧТО ТАКОЕ КОРИЧНЕВЫЙ?
     
Мэри О" Нэйл


Коричневый - цвет
Деревенских ухабов.
Окраска спины
Черепахи и жабы.
Корицы, лишь только 
Из печки горбушки,
И праздничный запах
Зажаренной хрюшки.
Коричневый - цвет
Трудового начала.
Журчанье реки,
Бронза лука с колчаном.
Коричневый - дом 
На краю городишки,
Где ветер гоняет
За льдинкою льдышки.
Веснушка коричнева,
Так же, как крот.
Земля, если кто-то 
Лопатой копнет.
Коричневы - волосы
Многих ребят.
Коричневым цветом 
Покрыт шоколад.
И чувство коричнево,
Словно телесно,
Когда открываешь 
Мир этот чудесный.
Коричневы - туфли,
Перчатки и ясно,
Что даже Любовь
В этом цвете прекрасна.

РАКОВАЯ КАДРИЛЬ

           Льюис Кэрролл


-Ты не можешь поскорее? - рыба говорит улитке.
-Не могу, на хвост все время давят мне морские свинки.
-Посмотри, как жаждут раки с черепахами плясать.
Ждут на гальке. Может, хочешь тоже ты потанцевать?
Будешь ты или не будешь, будешь с ними танцевать?
Ты не будешь или будешь, иль не будешь танцевать?

Ты, навряд, заметишь, братец, как чудесно будет, если
В море синее закинут прямо с раками нас вместе.
Но ответила улитка, глядя искоса на рыбу:
-Для меня немного много, тем ни менее, спасибо.
Я бы просто не могла бы, не могла бы танцевать.
Не могла бы просто я бы, с ними вместе танцевать.

-Далеко ли или близко, что за разница такая-?
Рыба говорит улитке, чешуей своей сверкая.
-Чем от Англии мы дальше, тем к французским ближе пляжам.
Не бледней, за мною следуй, мы с тобой и с ними спляшем.
Будешь ты или не будешь, будешь с ними танцевать?
Ты не будешь или будешь, иль не будешь танцевать?









СТРОИТЕЛЯМ ВОЗДУШНЫХ ЗАМКОВ

			Жан де Лафонтен

В начале солнечного лета
Поднявшись рано, до рассвета,
Крестьянка, словно май, свежа,
В простом наряде хороша,
Взяв молока с собою крынку,
Шла по лесной тропинке к рынку.
Был взор ее так чист и ясен,
А внешний облик столь прекрасен,
Что, как история гласит,
Был людям мил крестьянки вид.
Она же встречным лишь кивала
И по дороге напевала
Простую песенку о том,
Как свою крынку с молоком
На рынке городском продаст,
И некто столько денег даст,
Что хватит их на сто яиц,
И будут у нее сто птиц,
И выкормит цыплят она,
Не пожалев для них пшена.
А после кур она продаст
И некто столько денег даст, 
Что поросенка, стало быть,
На них случится ей купить. 
А когда станет тот свиньей,
Она свинью возьмет с собой
На тот же городской базар,
А после, получив навар,
Она (коль скоро, повезет)
Бурёнушку приобретет.
И будет от коровы той
Доход, конечно, неплохой.
Корова масло, сыр ей даст,
Потом она телят продаст,
Немало крынок с молоком
И купит ферму целиком.
А станет фермершей она,
Не будет более бедна,
Посватается к ней, глядишь,
Граф и возьмет ее в Париж...

Бредя тропинкою лесной,
Взволнована такой судьбой,
Крестьянка оступилась вдруг
И крынка прямо наземь, бух!
Итог печальнейший, друзья!
Те яйца, куры и свинья,
Корова, ферма, граф, Париж
Всё с крынкой рухнуло, поди, ж!
И напрочь смыло, как волной,
Мечты крестьянки молодой.	






















































































































































































































 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"