Генис Давид Ефимович: другие произведения.

Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глава 19(20)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 20. Борьба: вчера, сегодня и ежедневно. Также список имен лиц, упоминаемых в тексте книги.


   Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глава 19 (20)
  
   Давид Генис
  
   Глава 20. Борьба, сегодня и ежедневно...
  
   О, каким необъятным казался мир
   Той порой, как встречал я жизни рассвет!
  
   Абай Кунанбаев. 1845-1904
   казахский поэт и писатель
  
   Мечта студента медицинского ВУЗа.
  
   Многие студенты младших курсов медицинских институтов (университетов) мечтали о профессии хирурга. Это ведь так романтично выглядит, когда в фильме хирург выходит усталый из операционной и успокаивает родственников:
   - Операция прошла хорошо, больной будет жить...
  
   Но позже начинается "протрезвление". В хирургии много романтики, но это, прежде всего, тяжелая, нервная и далеко не всегда приятная и успешная работа. Это - умение внешне не реагировать на крики и стоны больных, но которые потом не дают спокойно спать ночью. Это - кровь и гнойно-воспалительные заболевания, далеко не эстетичные впечатления...
  
   Студентом третьего курса я был на операции Ф. Р. Богданова, в то время директора Свердловского Института восстановительной хирургии и ортопедии, профессора, зав. кафедрой общей хирургии нашего института. Операция была сложной - реконструкция тазобедренного сустава в его разработке. "Картина" в те времена, в 1952-м, не для широкой публики. Брызги крови и мелкие осколки кости летели во все стороны, для хирурга это была адова работа, а для нас - адова экзекуция. Какая уж тут романтика...
  
   Не все выдерживают. От вида крови падают в обморок. Хирургами становятся лишь единицы. Но публика судит о специальности врача по фильмам. И по итогам тех операций, которые возвращают здоровье или жизнь. По мнению многих, престижная специальность - хирургия. О проблемах профессии в кино не говорят...
  
   Приведу мнение доктора медицинских наук, профессора, хирурга, успешного в СССР
   и в США, В. Голяховского (из его книги "Путь хирурга. Полвека в СССР", М., 2006, с. 171): "Большинству людей хирург представляется в упрощенном и героическом виде: он приходит, дотрагивается до больного скальпелем, как волшебной палочкой, и спасает его. Только сами хирурги знают, до чего это не соответствует реальности".
  
  
  
  
   Моя специальность - паразитология
  
   Наша жизнь становится благословенной не тогда,
   когда мы делаем то, что нам нравится, а тогда,
   когда нам нравится то, чем нам приходится
   заниматься.
   Иоганн Гёте
  
   Нет, в студентах о профессии хирурга я не мечтал. Даже после окончания института, когда мне предложил стать хирургом главный врач областной больницы, я сразу же отказался. К сожалению, далеко не все болезни можно излечить скальпелем. Да и не каждый человек, обладающий дипломом врача, может быть хирургом...
  
   И надо помнить, что мы, люди, не одни в этом мире. Колоссальный животный и растительный мир вокруг нас не просто фауна и флора. Вокруг и внутри нас еще более колоссальный мир невидимый: мир бактерий, вирусов, грибов, паразитов. Их общее
   число на и в нашем теле превышает число клеток нашего организма. Вот такая тут арифметика. Все они хотят жить, питаться, размножаться. И для многих из них человек подходящая среда обитания. А то, что человек при этом болеет, весь этот "мир" не волнует. Значит,
   людям для сохранения здоровья нужны не только хирурги...
  
   Болезни, вызываемые микробами и вирусами, называют инфекционными. Но есть
   еще громадное число организмов, одноклеточных простейших и даже многоклеточных беспозвоночных, относящихся к царству животного мира. Они тоже вызывают тяжелые, нередко смертельные, или длительные и изматывающие болезни, пусть даже и не всегда ведущие к смерти, но нарушающие здоровье. Этих возбудителей называют паразитами,
   а болезни - паразитарными. Отсюда и - паразитология (наука о паразитах и болезнях,
   ими вызываемых), и специальность врач-паразитолог.
  
   Врач-хирург, врач-инфекционист, врач-педиатр, врач-паразитолог, врач-терапевт и т.д. Различие между ними в одном - каждый лечит и занимается только определенной группой болезней. Но каждый - лечит, или каждый - спасает. Суметь диагностировать воспаленный аппендикс и удалить его - спасти больного. Найти причину паразитарной болезни, во-время определить правильный диагноз или принять необходимые меры, дабы не допустить заражения опасным паразитом, значит, тоже спасти одного или многих людей. Не вижу разницы.
  
   Но для публики важен ореол величия. При первом знакомстве почему-то всегда спрашивали, не хирург ли я? На худой конец - может, терапевт? На мой ответ - "врач-паразитолог", делали удивленные глаза, мол, что это такое? В душе, наверно, просчитывали, какая может быть польза спрашивающему от врача этой непонятной специальности? Виноват. Выбрал непопулярную специальность. Но кому-то нужную, нередко, спасительную...
  
   Двух больных доставили в хирургическое отделение. В обоих случаях родственники упустили время, долго не решаясь вызвать скорую помощь, пытаясь помочь больным грелками и другими домашними средствами. Операции в обоих случаях больных уже не смогли спасти. Диагноз примерно одинаковый: непроходимость кишечника. Фамилии больных, понятно, не называю, не в них дело.
  
   Только одно "небольшое" различие: у одного из больных непроходимость вызвал клубок аскарид в кишечнике. Теперь ответьте на вопрос: больному и его родным очень важно было знать причину заболевания или им всем было важно одно - сохранить жизнь больному? Если бы этот пациент своевременно обратился к врачу-паразитологу, у него был бы диагностирован аскаридоз и излечен. Не возникло бы тяжелой проблемы с непроходимостью...
  
   Повторюсь - в глазах несведущей публики хирург в зеленом халате со скальпелем в руке выглядит романтичнее, чем врач-паразитолог у микроскопа или в очаге болезни. Космонавт выглядит романтичнее водителя автобуса. Что из этого? Романтика, это, конечно, прекрасно. Но ни одно поселение человека без водителей автобусов сегодня не обойдётся. Не романтическая, но очень нужная профессия. И потому - важная!
  
   Но вернусь к паразитологии. Романтики здесь как раз достаточно. И не только в замечательной книге Поль де-Крюи "Охотники за микробами" или в других подобных научно-художественных книгах. Конечно, когда рассказываешь, предположим, о гельминтах (глистах), или показываешь такого паразита, на лице слушателя обычно появляется не очень привлекательная мимика.
  
   И хочется спросить - а вы когда-нибудь видели удаленный на операции гнойный аппендикс? Или были в перевязочной отделения гнойной хирургии? Никогда не забуду своих впечатлений и ощущений, когда на практических занятиях по курсу акушерства
   и гинекологии (мы этим предметом занимались на четвертом курсе) мне поручили курировать послеродовую палату...
  
   Уверен, мимика будет точно такой же. Вообще, в медицине очень много такого, что вызывает эмоции далеко не всегда приятные. Просто надо любить свою профессию и понимать, всё что ты делаешь, нужно. Нужно тому человеку, или тем людям, которым
   ты хочешь, должен, обязан помочь, независимо от того, чем и как он болен или может заболеть, и какие это эмоции может у тебя вызывать.
  
   Ведь, в принципе, больному безразлично, чем вызвана болезнь - вирусом, бактерией, одноклеточными паразитами или гельминтами. Ему важно, чтобы врач понял, в чем заключается его болезнь, т.е поставил правильный диагноз. И чтобы он избавил от боли
   и страданий, чтобы он его излечил. Вот и всё, просто, как в арифметике.
  
   В мою палату, когда я работал в инфекционном отделении, положили девочку лет десяти - двенадцати. Почему во взрослое отделение? Заведующего отделением доктора Чун Сюна в городе все знали как эрудированного врача. Всё начальство, кажется, обращалось чаще всего к нему. А тут у дочки первого секретаря горкома партии (глава города!) обнаружили "глисты" - карликовые цепни. Конечно, он обратился к моему
   шефу. А Чун Сюн им посоветовал госпитализацию, хотя подобных больных в то время успешно лечили в амбулаторных условиях. Но секретарь хотел, чтобы его дочку лечил только Чун Сюн. Так девочка и оказалась в моей палате.
  
   Почему я вспомнил об этом случае? А всё к тому же, к понятию о "глистах". Я в отделение приходил к восьми утра и почти в это же время приехал секретарь с женой.
   Они стояли во дворе и попросили меня выйти к ним. Надо было видеть панику и растерянность на их лицах, вежливость в разговоре и абсолютное отсутствие даже
   намека на какой-нибудь гонор. Речь шла о здоровье их дочки, у которой оказались
   какие-то непонятные "глисты". И из амбициозных деятелей, хозяев города, они превратились в обычных людей, которые поняли, что есть проблемы, где никакой
   гонор не поможет. Мы с ними спокойно поговорили. Я объяснил ситуацию. Успокоил
   их. Они ушли довольные.
  
   Мне не раз приходилось видеть, как человек с высокими амбициями и гонором меняется, когда он сам или его близкие люди заболевают. Гонор, чаще всего, исчезает, весь багаж его, пусть даже уникальных, технических знаний или высот "руководящего поста" отходит на второй план. Нередко сразу или спустя некоторое время, когда до них доходит, что больной он и есть больной, независимо от его самомнения, они становятся как дети, переживают, боятся, надеются. И потому, когда приходится сталкиваться с людьми, думающими о себе "высоко", или делящих болезни на "благородные" и "непрестижные", пытаюсь их представить, какими бы они стали, окажись сами
   больными и нуждающимся в помощи врача.
  
   Однажды к нам пришел зоолог противочумной станции Ю. Леонов. Мой шеф, Чун Сюн, инфекционист и паразитолог, хорошо готовил препараты, и он, по просьбе зоолога, изготовил препарат блохи. Кто-то сейчас скажет: "фу!". А препарат получился очень удачный и зоолог с таким восторгом произнес "Ах, какая красавица!", что мы с Чун Сюном от души расхохотались. Вот вам и пожалуйста!
  
   Почему-то заразиться вирусом гриппа или сальмонеллой не считается стыдным, а вот, если у больного, предположим, глисты (повторяю, это не научное, а бытовое название гельминтов, паразитических червей), то об этом как бы и сказать стыдновато.
  
   Почему? Только потому, что гельминт крупнее, чем микроб? Но больному какая разница, кто явился причиной его болезни? И как не хочется заразиться гриппом или брюшным тифом, точно так же не хочется заразиться бычьим цепнем (солитером), или малярией, или общеизвестными острицами!
  
   Не хочется повторяться. Я уже писал до этого о малярии и токсоплазмозе, сонной болезни и амебиазе, лейшманиозе и миазах, с которыми врачу-паразитологу приходится иметь дело. Это болезни часто со смертельным исходом. Можно открыть справочник паразитарных болезней и убедиться, сколько же их на нашу голову создала природа... Ныне массовый зарубежный туризм и многочисленные профессиональные поездки во
   все концы мира как губка впитывают заморские болезни. Знать их - надо. Уметь их диагностировать и лечить - надо. Уметь предупреждать - еще как надо!
  
   В наш век глобализации инфекционные и паразитарные болезни по своей массовости
   и угрозе здоровью выходят на первый план. Об этом особенно следует помнить и учитывать тем, кто их не ждет, рассчитывая на "авось". Нет, на "авось" не пронесет...
   Не думать обо всем этом, в том числе и администраторам медицины, - преступно.
  
   Джованни Боккаччо ("Декамерон") напоминает: "Соболезновать страждущим - черта истинно человеческая...".
  
   Когда вмешиваются чиновники от медицины
  
   Я много приводил случаев, когда удавалось разгадать или найти причину заболевания или пути возможного заражения инфекционными и паразитарными болезнями. Во всех этих случаях, как мне кажется, главное, это романтика поиска и находки ответа. Это же инстинкт охотника! И когда этот инстинкт удовлетворяется, в этом, наверно, источник удовольствия от специальности тоже.
  
   Но главное в важности этой специальности. К сожалению, и медицинские специалисты и организаторы здравоохранения зачастую не очень понимают и представляют, что такое паразитарные и тропические болезни. В санэпидстанциях, например, паразитологические лаборатории перевели в состав бактериологических лабораторий. Мелочь? Экономия средств? Интересно, каких средств и за счет чего, вернее, кого, вся эта "экономия"?
  
   По опыту знаю, как правило, бактериологи переключали лаборантов паразитологов на свои текущие нужды, на проведение бактериологических анализов и "бумажные" дела.
   И всегда в первую очередь от таких безголовых реорганизаций страдала диагностика необычных и экзотических болезней и квалифицированная медицинская помощь.
  
   В интернете встретил реплику коллеги, приведу ее: "Часто из-за недостаточно квалифицированной работы по диагностике паразитарных болезней многие больные и
   паразитоносители длительно остаются без врачебной помощи" (Барткова А.Д., врач паразитолог высшей категории, заведующая отделением Центра эпидемиологии в Приморском крае). Речь не о временах моей молодости, а о сегодняшнем дне...
  
   В нашей областной санэпидстанции, по соседству с административным зданием, построили двухэтажный лабораторный корпус. Там разместилась бактериологическая лаборатория. Туда же перевели лаборатории городской санэпидстанции, в том числе и паразитологическую. Заведовала всей этой объединенной службой Ахметова Раиса Елеусизовна. Отношения у нас были хорошие, специалист она была классный, врач высшей категории. Она фактически руководила всей бактериологической службой области. Все отчеты из районов сходились к ней. Но своего статистика она не имела. И
   в конце декабря и начале января, когда вся наша жизнь сводилась к приему отчетов из районов, а потом и к составлению нашего годового отчета в Алма-Ату, лаборанта-паразитолога можно было видеть в роли статистика. Раиса Елеусизовна виновато улыбалась и разводила руками, задыхаемся, мол. Анализы ведь тоже шли потоком.
  
  
   Городской врач-паразитолог могла добраться сюда, в "свою" лабораторию, только на автобусе, на что могло уйти до часа времени. Какую помощь консультанта она могла оказать лаборанту, тем более, что в этой лаборатории не была предусмотрена должность врача-лаборанта по паразитологии? Врач-бактериолог и лаборанты этой специальности трудились в одной лаборатории, и никому в голову не приходило их рассадить по
   разным корпусам. К паразитологам это не относилось...
  
   Я уже много по ходу этой книги говорил о диагностических ошибках. Когда врачи,
   не зная и не понимая сути этой громадной, подчеркиваю, громадной группы опасных болезней человека, которыми заражаются не только в тропических странах, но и у себя дома, в том числе и в Казахстане, диагностируют не так, лечат не так, не подозревая, что трагические финалы нередко были по их причине...
  
   Приведу фразу с интернета (2005): "По данным многих авторов, более 40 видов паразитов канцерогенны для человека и животных. Согласно оценке ВОЗ, 1,5 млн. новых случаев рака можно избежать, проводя профилактику паразитозов". Эти цифры привел, не чтобы "запугать" и нагнать "немного паники". Как когда-то говорил главный хирург Казминздрава Сызганов: "Ругаю вас не в целях критики, а в целях воспитания". В 2010 году издана книжка О. Елисеевой "Черви-паразиты - причина нераспознанных диагнозов". Название её уже о многом говорит...
  
   В юстиции действует правило - незнание закона не освобождает от ответственности
   за его неисполнение или нарушение. Почему этот закон не распространяется на медиков
   и организаторов здравоохранения? Не знают и не понимают, что такое паразитарные болезни и чем они грозят больным, значит, должны или отвечать по закону за свое незнание, или искать себе другую работу. В США судят и подвергают медицинские учреждения штрафам за медицинские ошибки. Да, это печальный факт - ошибки всегда были и всегда будут, но отвечать за них всё же надо, иначе в болоте ошибок можно не только увязнуть, но и утонуть. Ни в России, ни в Казахстане что-то не очень слышно
   было о судебных разборах медицинских ошибок, допущенных именно по незнанию и непониманию, в т.ч. по вине и самонадеянности в связи с данной темой..
  
   Ко всей моей горячности должен сделать и оговорку. Я пишу о варианте, когда врач обладает и опытом календарной работы, и интересом, знаниями и опытом лабораторных исследований. Если нет, и если лаборант более опытен и сведущ, то тут уж врачу не грех
   и поучиться у своего коллеги. После моих трехлетних районных будней, когда в нашей райСЭС даже не было микроскопа, я попал в областную СЭС, где в нашем отделе работала опытный фельдшер-лаборант Красавская Валентина Семеновна. Я терпеливо у нее азам учился, и не считал зазорным по каждому случаю с ней советоваться. Мне было очень интересно. Это - главное. Я хотел знать не только, что в служебных инструкциях было написано, но и разбираться в диагностике. Повторяю, я хотел знать и уметь. Позже
   я побывал на двухмесячных курсах усовершенствования по гельминтологии в Ташкенте (1958) и в Харькове на месячном курсе по лабораторной диагностике болезней, вызванных гельминтами и кишечными простейшими (1959). Это дало багаж. А опыт и практическое умение в этом разделе пришли со временем, с моим постоянным участием, даже если анализ проводили только наши лаборантки. И до последних дней моей работы в отделе паразитарных болезней я всегда или советовался, или совместно проводил анализы, не стесняясь попросить об этом моих подчиненных коллег. Исходил из того, что "один глаз" хорошо, а "два глаза" еще лучше, если в препарате что-то попадалось сомнительное...
  
   Да, в крупных современных противоэпидемических учреждениях бывшего Союза
   ныне в штатах есть, возможно, и врач-лаборант по паразитологии. Хотя... при нынешней тенденции все сокращать и объединять, начинаю сомневаться в этом. Но что делать в небольших городских и районных санэпидстанциях (как бы их не называли в наш просвещенный век), где по штату только врач эпидемиолог-паразитолог? И всё перекладывается нередко на плечи лаборантов со средним мед. образованием, да еще не всегда имеющих опыт и интерес в работе... Сочувствую, в таком случае, тем больным, которые будут ждать от них обоснованного диагноза...
  
   Алмаатинский врач-тропиколог о дне сегодняшнем...
  
   С какой болью о проблемах диагностики и лечения паразитарных и тропических болезней говорит в интервью специалист-тропиколог Н. Ермуханова (А. Каминский, Алматы, http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st). Не удержусь, чтобы не привести ее высказывания хотя бы в некотором сокращении:
  
   "Доцент Н. Ермуханова - профессиональный тропиколог, врачей такой специальности в Казахстане меньше, чем пальцев на одной руке. Стажировалась в Москве в Институте медицинской паразитологии и тропической медицины имени Марциновского. В Казахском национальном медицинском университете одно время она заведовала кафедрой и учебным курсом - до той поры, пока в 2000 году кафедра не была ликвидирована, а в 2003 году был отменен и курс тропических болезней для студентов.
  
- Раньше были отдельные очаги лейшманиоза в Кызылординской области, теперь они повсеместно. Малярия давно уже "своя". Москитус флеботомус оседлал Курдайский перевал, а раньше считалось, что он живет не севернее Центральной Азии. О вспышках геморрагической лихорадки информация поступает постоянно. С каждым годом увеличивается подвижность населения, туристы сплошным потоком едут в экзотические страны, у нас учатся иностранные студенты, челночники везут свой товар, легальные и нелегальные мигранты обустраиваются в стране. Теперь мы стали частью большого мира и, следовательно, в полной мере вкусим "прелести" доселе экзотических заболеваний.
- Откуда везут заморскую заразу?
- Отовсюду! Они в подавляющем большинстве случаев не диагностируются. Первичную аллергическую реакцию врачи гасят антигистаминными препаратами, и больной годами носит заразу в себе. Мучается, обивает пороги лечебных учреждений, консультируется со светилами, сдает анализы, получает ненужное лечение - и так до закономерного финала. При американском трипаносомозе поражаются коронарные сосуды. Больного отвезут в кардиологию с острым инфарктом миокарда, истинную причину никто не узнает вплоть до вскрытия. Что назначит врач при глубоком микозе? Правильно - антибиотик, на радость грибку, поселившемуся в организме! Паразит поражает легкие - врач видит эозинофильную инфильтрацию, ставит бронхиальную астму. Надо бы и по психиатрическим больницам проехать. Как знать, нет ли там наших бизнесменов, подцепивших в жарких странах трипаносомоз - в одну точку уставившихся, слюни на одеяло пускающих?
- Но вы-то, как специалист, встречаете такие случаи?
- Конечно! Молодой парень, вьетнамец, был доставлен в онкологическое отделение с диагнозом "лимфосаркома". Может быть, так и оттяпали бы несчастному ногу, если бы не случился рядом наш студент, только что прослушавший курс лекций по тропическим болезням. Кровь на филяриоз у больного брали глубокой ночью - днем филярий в сосудистом русле нет, они днем отсиживаются во внутренних органах.
   Много ли найдется врачей, которые знают этот нюанс?
- Тропиколог вообще доверять лаборатории не может, слишком много тут тонкостей, имеющих решающее значение. В Казахстане тропические болезни не лечат.
- Почему? Вы, как тропиколог, могли бы их лечить? Хотя бы в порядке частной практики?
- Во-первых, нет лаборатории - нет диагноза и, следовательно, нет и лечения.
   Во-вторых, в Казахстане нет многих необходимых препаратов: раз нет массового спроса, то их никто и не завозит.
   - Что является главной проблемой?
- Никто не знает тропические болезни. Студенты проходят их в общем курсе инфекционных заболеваний. Не знают их и врачи, нет их в программах переподготовки.
   А отсутствие грамотных кадров решает все".

Прошу читателя извинить за длинную вставку, но она очень типична и характерна. Главное, речь ведь далеко не только о Казахстане. Это, в принципе, то, чем я всю жизнь занимался и за что всю жизнь воевал. Но что поделаешь, если всё вновь вернулось "на круги свои"?
  
   Недавно, перелистывая страницы интернета, натолкнулся на журнал, изданный в Алматы (Казахстан). В статье из этого журнала меня прежде всего привлекло название: кафедра инфекционных и тропических болезней Казахского Национального медицинского университета. Заведующая кафедрой доктор медицинских наук, профессор А. К. Дуйсенова. Надеюсь, что отношение к тропическим болезням здесь не только в названии кафедры...
  
   Хотя... На мой взгляд, паразитология, паразитарные и тропические болезни - это достаточно обширная и конкретная область медицинской науки и практики, чтобы не иметь "своего лица", не иметь своего научного и учебного центра. Где и кто будет готовить кадры паразитологов, тропикологов, энтомологов и лаборантов? Не на институтской же кафедре, где основная задача - учить уму-разуму студентов!
  
   Знаю только одно: Казахстан не может обойтись без научного и практического Центра в области паразитарных и тропических болезней. Жизнь этого требует. Пока будут на паразитологии и паразитологах экономить, страдать будут люди. Это - аксиома. Это доказано жизнью пациентов и опытом специалистов.
  
   Печатал статьи, выступал на конференциях
  
   Можно еще много и о многом рассказывать. Масса впечатлений, наблюдений и случаев накопилась за мои более чем сорок лет работы в этом интереснейшем природном регионе. Не считая того, что уже и забылось. Что-то из своих материалов я публиковал, многие интересные наблюдения так и не попали в печать, не всегда было время этим заниматься.
  
   Первая моя статья "Гельминтозы населения Кзыл-Ординской области" увидела свет в журнале "Здравоохранение Казахстана" в 1959 году. За все годы печатных работ у меня набралось несколько десятков, много выступал, в том числе, в Московском университете (Общество испытателей природы, 1961), на конференциях под эгидой Академий наук СССР и республик Средней Азии (Алма-Ата, Фрунзе, Душанбе, Самарканд), в Москве (Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов, 1971), Новосибирске в 1989 году (Академгородок).
  
   Несколько раз получал открытки и письма из "несоветских" стран Европы и Америки, просили оттиски моих статей. Это была возможность установить интересные научные связи. Я обратился к начальнику нашей областной почты за советом. Это же были советские времена, писать за рубеж я мог только через них. Он сказал, - "знаешь, лучше не лезь". И я "не лез", никому не отвечал и не писал. Дабы буржуйные ученые не узнали наших "секретов". Потом доказывай в КГБ, что статьи были из открытых источников.
  
   Интерес к инфекционным и паразитарным болезням мне привил мой шеф Заслуженный врач Казахстана Чун Сюн Ф. Ряд статей мы напечатали совместно. И оба попали в официальный справочник, изданный Академией наук СССР "Зоологи Советского Союза", М.-Л.,1961, гл. редактор академик Е. Н. Павловский. Редактор указанного издания был мирового уровня паразитолог, действительный член Академии наук СССР, Академии медицинских наук СССР и Всесоюзной Академии сельхознаук.
  
   В 1990 году меня "за заслуги в развитии здравоохранения Казахстана" наградили орденом Дружбы народов. Когда я об этом сказал своим шефам в Москве, удивились они, мол, даже директор Московского НИИ мед.паразитологии академик Чагин такой награды не удостоился. Значит, ему надо было не в Москве сидеть, а в пустынях Казахстана потрудиться...
  
   Известный ученый Гельмгольц писал: "Кто видит перед собой обширные научные задачи, которые он может выполнить, тому лучше быть вдали от больших городов".
   Не совсем верная "истина", но что-то в ней тоже есть...
  
   Почему в честь К. И. Скрябина медаль?
  
   В 1984 году я был награжден Юбилейной медалью "К 100-летию академика К. И. Скрябина", учрежденной Советом Министров СССР, АН СССР, АСХН СССР, АМН СССР. Константин Иванович Скрябин (1878-1972), основатель отечественной науки о гельминтах и гельминтозах человека, животных и растений (наука о паразитических червях, или гельминтология). Ученый с мировым именем и авторитетом. Он, пожалуй, первый, кто посвятил всю свою научную жизнь обширной области животного мира (достаточно сказать, что у человека могут паразитировать около трехсот видов гельминтов). Он - единственный советский специалист-гельминтолог, завоевавший в
   этой области мировое признание.
  
  
   0x01 graphic
   Академик К.И. Скрябин (1878--1972 гг.). Основатель отечественной науки
   о гельминтах и гельминтозах человека, животных и растений (гельминтологии).
  
  
   Не случайно поэтому он был избран академиком трех академий Союза (АН СССР, ВАСХНИЛ, АМН СССР), честь, которая была оказана в бывшем Союзе буквально единичным ученым. Специалист-энтузиаст поставил перед собой и коллегами вопрос:
   насколько широко страдают люди от гельминтов в разных регионах страны и вообще какие виды их "злодействуют"?
  
   Ответ бесполезно было искать в тиши кабинета. Под руководством К. И. Скрябина было проведено свыше 300 экспедиций во все концы страны, от тундры до песков Каракумы. Этот масштаб понимания запросов жизни впечатляет. Напомню, это были довоенные годы, когда экономика страны не питалась нефтью, когда каждая копейка
   была на счету. Страна всё же находила деньги на экспедиции, на такие "незначащие" проблемы, как паразитарные болезни и гельминтозы. Сотни тысяч людей страдали от гельминтозов. Надо было им помочь. И экспедиции ехали вдаль. И растили кадры паразитологов и гельминтологов. Изучали, работали, помогали людям.
  
   Сегодня положение лучше? Нет, конечно. Ни экспедиций, ни специалистов. Ноль. Последние кадры разгоняют. Старые уходят. Молодых не привлекают. Нет сегодня корифеев... Но люди, зараженные теми же гельминтозами, как были, так и есть. К великому сожалению, видим только одно - властям как бы сократить, объединить, как
   бы сэкономить... Горе - больным. Горе тем, кто еще не успел заразиться, но не избежит этого...
  
   К. И. Скрябин открыл и описал свыше двухсот новых видов и дал обоснование ста двадцати новым родам гельминтов, ввёл в науку и практику новые понятия об опасных гельминтозах. Совместно с учениками и коллегами издал фундаментальный свод монографий гельминтов человека, животных и растений, которые до сих пор являются настольными книгами отечественных и зарубежных специалистов. С 1942 года он был директором Лаборатории гельминтологии АН СССР (ныне Институт паразитологии
   РАН). Лауреат Ленинской и двух Сталинских премий.
  
   Будущий ученый окончил Юрьевский (Тартуский) ветеринарный институт в 1905 г.
   В Джамбуле (Казахстан) Скрябин работал ветеринарным врачом в молодости. В этом
   городе в 60-е годы был открыт гельминтологический музей его имени, где и прошла его незабываемая встреча с нами, медиками-паразитологами республики. Скрябин и с медицинскими проблемами тоже был хорошо знаком: он более двадцати лет (1921- 1949 годы) руководил отделом гельминтологии в Тропическом институте (ныне Институт медицинской паразитологии и тропических болезней, Москва).
  
   В 1968 году я был приглашен в Москву на чествование К. И. Скрябина в связи с его
   90-летием со дня рождения. В торжественном зале Академии наук СССР его под руки вывели на трибуну, и он заявил: "Мои ноги не ходят, но голова работает, и я обещаю и дальше отдавать все свои силы на благо науки".
  
   Константин Иванович однажды написал: "Я считаю себя счастливым тогда, когда
   я способен полноценно, запоем, научно работать, думать, созидать, когда творческая мысль бьет ключом, волнует, рождает новые идеи, касающиеся моей красивой, многогранной гельминтологии...".
  
   "Зачем защищал кандидатскую"?
  
   В 70-80-е годы меня приглашали заведовать лабораторией гельминтологии в Тюменский институт краевой патологии и в Хабаровский институт эпидемиологии (в ученом мире подобную должность, как правило, занимал доктор наук), доцентом на кафедру инфекционных болезней и эпидемиологии медицинского института в Семипалатинск.
  
   Случился даже однажды анекдотичный случай. Меня пригласили в Ящурный научно-исследовательский институт (закрытый бактериологический объект, где занимались далеко не только ящуром) во Владимире. Обещали предоставить сразу же квартиру, по тем временам это был решающий козырь.
  
   0x01 graphic
   Автореферат диссертации, 1969 год.
  
  
   Приехал. Как писал поэт И. Бродский, чтобы узнать о моей национальности, не надо было заглядывать в паспорт. Глаза у них там сразу же стали смотреть в разные стороны. Даже до собеседования не дошло. Думаю, кому-то досталось за это приглашение "нестандартного". И я уехал, довольный. Не собирался я туда переезжать, просто был в том городе в гостях у моего родственника, именно по его настоянию и состоялся тот предварительный разговор. С моей нестандартной фамилией мне не плохо и в песках Казахстана работалось.
  
   Когда же я отказался от предложения директора Казахского института эпидемиологии (которая была и зам.министра здравоохранения) К. А. Костиной перейти в этот институт или занять должность заведующего паразитологическим отделом республиканской СЭС
   в Алма-Ате, директор меня сердито спросила, зачем же я защищал кандидатскую? Не знаю, из спортивного интереса, наверно...
  
  
  
   Не только с инфекциями боролся
  
   Исполнял я обязанности Главного паразитолога облздравотдела (нештатного, т.е. без оплаты), председателя Совета облздравотдела по внедрению достижений науки и техники в практику медицинских учреждениях области, тоже внештатно. Был "нештатником" на все случаи жизни - ни одна серьезная вспышка без того, чтобы меня туда не послали, кажется, не обходилась. Но без вспышек ни один год не проходил...
  
   Входил в состав Совета по проблеме природно-очаговых болезней человека, животных и растений при Биологическом отделении АН СССР (в составе Совета было 40 чел, из них я один - представитель практического здравоохранения страны) и подобного же Совета при Академии наук Казахстана.
  
  
   0x01 graphic
   8 Марта 1966 г., Кзыл-Орда. Мы радуемся жизни. Слева: Циреры Алексей Петрович
   и Лёля, Похисы Эдя Моисеевна (терапевт) и Ксил Давидович, Прасова Анна
   Абрамовна (врач-патологоанатом) и Петр Иосифович Гольденберг (инженер),
   Гейман Софья Ильинична (акушер-гинеколог) и Исаак Савельевич Дурлештер
   (педагог), Кузнецкая Елена Федоровна (инженер, педагог) и Генис Давид Ефимович
   (врач-паразитолог). Фото Д. Гениса.
  
  
   Конечно, не обошлось и без научных обществ. Состоял членом Всесоюзного Общества гельминтологов при АН СССР, президентом которого был акад. Скрябин К.И. Это давало возможность чуть ли не ежегодно бывать в Москве и публиковать в Материалах Общества статьи. Был членом Правления Общества микробиологов, эпидемиологов, паразитологов и инфекционистов Казахстана.
  
   В 1967 году меня вызвала заведующая облздравотделом С. У. Макашева. Бросил все дела, отправился к начальству. Отношения у нас был нормальные, но по дороге прокручивал варианты. "Наверх" вызывают в рабочее время не для того, чтобы по
   головке погладить. Прокручиваю. Вспоминаю. Нет, вроде бы безгрешен.
  
   В кабинете оказалось сразу два начальника. Кроме самой заведующей сидит и наш главный врач, Шек Д. М. Значит, что-то серьезное.
   - Давыд, такое дело. В Киеве должен состояться съезд Всесоюзного Общества санитарных врачей и гигиенистов. Предложено от нашей области направить туда зав. облздравотделом. Как смотришь на это?
   - Нормально смотрю. Только что я должен или могу сделать?
   - Наш делегат должен быть членом областного Общества гигиенистов. А у нас в области даже такого общества нет. Вот к тебе просьба срочно организовать его.
   - Хорошо. "Будь сделано".
  
   Конечно, был доволен, что вызов не по мою душу. Составил список наших врачей, срочно собрал членские взносы и отправил их в Алма-Ату, как доказательство, что нужное Общество у нас живет и здравствует. Взносы по тем временам "серьезные" - по одному рублю в год. Валюта почти! Не зря нам говорили, что доллар стоит семьдесят
   или восемьдесят копеек.
  
   При этом учудил, чем удивил своих начальников (они, кажется, даже рот открыли от удивления). Говорю, раз вы открываете список членов Общества, значит, вносите тоже членские взносы. Демократия все же в нашей стране. Внесли. Молча, но внесли. От неожиданности, думаю... Обычно, "всё" шло снизу вверх, а не сверху вниз...
  
   Съезд прошел, о чем там был разговор, нам никто толком и не рассказал. Да мы и не страдали. Знали, что проблемы решаются не на таких парадных съездах... В Киеве мне
   так и не удалось побывать...
  
   Но идея понравилась. Организовал областное Научно-практическое Общество гигиенистов, эпидемиологов, микробиологов и паразитологов. И руководил им в течение 30 лет. Приятно похвастать, наше Общество в Казахстане считалось одним из лучших. Несколько раз в году мы проводили выездные заседания в районах, ежегодно еще и областное. Почти все врачи выступали с обобщением или анализом своих материалов.
   Причем, это не были вымученные, из-под административной палки, доклады. Врачи учились, чего греха таить, реально обобщать и осмысливать материалы своей же работы.
   Учились писать и докладывать не фальш-отчеты, а свои мысли и факты. Докладывать своим коллегам, с которыми "варились" в одном и том же котле... Многим, особенно, молодым врачам, я помогал и с подбором тематики выступления, и с анализом текста.
   Не случайно наши конференции мы называли научно-практическими. Часто приглашали на наши заседания специалистов и других профилей, как медиков, так и "родственных" служб (ветеринаров, коммунальщиков, с производств).
  
   Кстати, и здесь я использовал свой районный опыт - на всех заседаниях мы отмечали лучший доклад и награждали денежным призом. "Мелочь", но было приятно...
  
   Совместно с областным Единым Обществом врачей, которое курировала областная больница, мы участвовали в издании двух сборников научных работ врачей области.
   Тоже удивили Казахстан. На такое мало кто мог решиться.
  
  
   0x01 graphic
   Сотрудники облсанэпидстанции, 1 Мая 1981 г. Слева: Жолдыбаев Утеген Искакович,
   зав. санитарным отделом, Пипиньян Павел (Погос) Иванович (Ованесович), отдел предсаннадзора; Давид Генис, зав.паразитологическим отделом; Матасов Павел, бактериолог отдела особо-опасных инфекций; Лефаров, отдел профилактической дезинфекции. Фото Д. Гениса.
  
  
   В дневнике нашел запись за 19 ноября 1982 года: провели торжественное заседание нашего областного Общества, посвященное 60-летию санитарной службы СССР. Гости были из районных, городской и железнодорожной санэпидстанций, санэпидслужбы Управления внутренних дел облисполкома, противочумной станции. Прошло очень хорошо.
  
   Еще запись из дневника от 4 февраля 1978 года: сегодня вернулся из Алма-Аты. Второго февраля проходила годичная сессия Общества паразитологов Казахстана при Академии наук. Мой доклад - "Висцеральный лейшманиоз в зоне пустынь Казахстана" прошел успешно. Заседали в конференц-зале Академии наук. Избрали новый Совет Общества. Председатель - чл-корр АН КазССР, директор Института зоологии Гвоздев Евгений Васильевич, заместители: акад. С.Н. Боев и зав. кафедрой паразитологии Алма-Атинского зооветинститута Жантуриев. Я тоже вошел в состав Совета. Поручили в
   Кзыл-Орде организовать отделение. Хорошее приятно вспоминать...
  
   Странный вопрос: мешает ли врачу занятие наукой?
  
   Я никогда не считал, что слишком много уделял сил, внимания и времени научной работе, хотя такие обвинения в свой адрес слышал нередко. И я всегда спорил - мы никогда не изучали проблему жизни на Марсе, мы изучали то, что составляло сферу наших трудовых и служебных интересов. Врач не может быть только бездумным исполнителем служебных инструкций. Не считая меня, три специалиста нашей службы также защитили кандидатские диссертации и продолжали работать в области. Разве это было плохо, когда практической работой занимались думающие специалисты?
  
   За все годы к нам в отдел приезжали около десяти аспирантов и научных работников
   из Москвы и Алма-Аты, приезжали врачи из других областей республики "за опытом"
   и "материалом". На базе нашего отдела не единожды проводились республиканские конференции и совещания паразитологов и энтомологов. Нам было, что им показать и
   чем помочь.
  
   И радует, что в Республике Казахстан для Департамента санэпиднадзора, как ныне называют областную санэпидстанцию, одной из официальных служебных задач указано: "Научно-практическая обоснованность мероприятий, обеспечивающих санитарно-эпидемиологическое благополучие населения". Это то, к чему я всегда призывал наших врачей. И чем сам занимался. И вот один из радующих моментов уважения к науке, как основе практических мероприятий по охране здоровья населения республики. Прочитал
   в интернете сообщение от 21 декабря 2007 года:
     "На базе Республиканской санитарно-эпидемиологической станции, г.Алматы,
   12-13 декабря 2007 года, состоялся республиканский семинар с участием специалистов международных организаций, посвященный актуальным вопросам эпидемиологии и профилактики паразитарных болезней.
  
            В работе семинарa приняли участие ведущие ученые Института медицинской паразитологии и тропической медицины им.Е.И.Марциновского, Московской медицинской академии им.И.М. Сеченова (Москва), Казахского национального медицинского университета им.С.Д. Асфендиярова, Национального Научного Центра хирургии им. А.Н. Сызганова, Института зоологии МОН РК, Казахского НИИ ветеринарии, Алматинского института усовершенствования врачей; представители Министерства здравоохранения Республики Казахстан и Министерства здравоохранения Кыргызской Республики, Центров по контролю и профилактике заболеваний (СDC, США), а также специалисты областных государственных органов и организаций санитарно-эпидемиологической службы Республики Казахстан.
  
     На сегодня эпидемиологическая ситуация по паразитарным болезням в Казахстане является напряженной. Ежегодно регистрируется более 50 000  случаев паразитарных заболеваний, в том числе имеющих тяжелое клиническое течение: эхинококкоз, описторхоз и трихинеллез. В последние годы на территории республики отмечается возврат редких и труднодиагностируемых гельминтозов (токсокароз, стронгилоидоз), нарастает напряженность природных очагов опасных трансмиссивных паразитарных заболеванийлещевой энцефалит, висцеральный лейшманиоз).
  
   Практически повсеместно на территории Казахстана распространены малярийные комары, в связи с чем имеет место высокий риск возникновения и распространения местной передачи малярии при ее завозе из неблагополучных стран. На семинаре были рассмотрены актуальные вопросы эпидемиологической и эпизоотологической ситуации, эпидемиологии, клиники, диагностики, лечения и профилактики паразитарных болезней. Состоялись плодотворные дискуссии и обмен опытом по борьбе и профилактике паразитарных болезней" (Отдел.паразитологии, 21.12.07; www.netmail.kz/rses/7.htm)
  
   В нашем отделе я создал единственный в республике музей паразитов, опасных для человека. Было очень много уникальных экспонатов. Это не была просто коллекция банок и микропрепаратов. В просторном коридоре мы установили двадцать полок со стеклами (красивые полированные книжные полки чехословацкого производства), все препараты были удобными для демонстрации. Ко всем я написал короткие справки. Мы подготовили несколько десятков демонстрационных таблиц, а также выписали из Москвы готовые наборы таблиц и рисунков. В общем, посетители обычно "ахали и охали". Школьников, как правило, всегда привлекали змеи и "всякие каракурты".
  
   На его базе мы проводили занятия и экскурсии для студентов, школьников, врачей. Однажды я случайно услышал, как, посетивший наш музей зам.министра упрекал представителя республиканской санэпидстанции за то, что у них не было такого музея.
   Легко сказать, в магазине экспонаты не купишь, их надо самолично годами собирать...
  
   Министр здравоохранения республики Торегельды Шарманов (академик РАМН и
   НАН РК), приехав в Кзыл-Орду, один из первых своих визитов со всей его свитой секретарей обкома и горкома партии (которые до этого вообще и не знали, где находится здание облсанэпидстанции) посетил и наш музей. Вспоминаю как веселый анекдот ту ситуацию. Т. Шарманов меня знал и сразу же, увидев меня, протянул руку, чтобы поздороваться. И члены свиты, хотя тоже меня знали, от неожиданности поступка министра, тоже начали тянуть мне руки. Обычно же всё шло наоборот... На минуту я
   стал местным факиром...
  
   На республиканском съезде инфекционистов, эпидемиологов, паразитологов и гигиенистов в Алма-Ате председатель республиканского Общества академик Ишанбай Каракулов назвал наше общество лучшим в республике и даже поставил его в пример
   тем городам, где имелись медицинские институты. А министр Т. Шарманов тут же отреагировал и предложил меня наградить (да за делами министерскими это потом "затерялось"). Пусть меня сейчас обвинят в хвастовстве, но ведь был предмет для этого.
  
   Страница из моего дневника
  
   Листаю страницы сохранившегося чудом "кусочка" моего дневника. Господи, о какой науке тут говорится? Текучка. По принципу - что и вчера, то и завтра. Но это и есть работа, из такой, как будто, незаметной будничности, и набегает возможность людям нормально жить. Вот запись в дневнике за 11 апреля 1977 года:
  
   Вернулся из командировки в Кармакчинский район. Сразу "миллион" дел. Надо писать докладную по её итогам. Приехал помощник паразитолога из Чиилийской райСЭС, мы
   им выделили мотоцикл с дезинфекционной установкой для борьбы с гнусом, надо помочь оформить все бумаги. Через областную "Медтехнику" я заказывал эти мотоциклы на Омском заводе дез.оборудования и мы смогли ими обеспечить все районные санэпидстанции. Это было колоссальным делом - помочь транспортом в сельских условиях работы нашего звена. Фактор для гордости, ибо далеко не все области республики смогли добиться финансирования на эти цели. Знаю, нашим ребятам "на колесах", помощникам паразитологов и энтомологов, завидовали, о чем мы узнавали на республиканских семинарах, которые не единожды проводились на нашей базе в Кзыл-Орде.
  
   Пришла Тен Светлана, энтомолог горсанэпидстанции. Дезстанцию будут слушать на городском Медицинском Совете, ей поручили проверку. Разбирали с ней все сложные в финансовом и производственном отношении вопросы потребности и расчета дезсредств для борьбы с мухами. Наш город южный, и проблема - наболевшая. Ядами не зальешь всё, элементарно денег не хватит на это. Инструкции и нормативы есть, они на бумаге напечатаны. В жизни почему-то не все по этим бумагам получалось...
  
   Позвонил главный врач областной дезстанции Амир Куанышбаев. Приобрели 5 тонн эмульсии ДДВФ для борьбы с личинками мух. Сильное средство, но ядовитое и для человека. Советуется, как распределить по районам.
  
   Опять звонок. На телефоне наш зам. главного врача Амангельды Абдибаев. Я уже приготовился выслушать еще один разговор по борьбе с мухами, сезон-то этих тварей в самом разгаре. Нет, не угадал. Просит дать кандидатуру сотрудника на квалификацию "победителя социалистического соревнования". Был такой порядок в те годы - должны были быть соревнования, обязательно социалистические, и, понятно, требовались и победители. Я рекомендовал нашего лаборанта А.П. Черникову. Записал. Успокоился.
  
   Подготовил развернутое письмо-рекомендации для райсанэпидстанций по проверке состояния борьбы с паразитарными болезнями на отгонах и фермах. Такие директивы я всегда старался писать без многословия и даже по пунктам - так легче исполнять. Но для меня это всегда был достаточно многочасовой утомительный труд. Нет ничего труднее, чем написать всё, что нужно, не забыть всё, что требуется, и притом кратко. Да и просмотреть для этого надо было инструкции и приказы, дабы быть в рамках правил.
  
   Статью в областную газету по материалам моего выезда в район пишу дома. ...Да, уже час ночи. Завтра надо свежими глазами прочитать написанное. Не до науки, пора спать...
  
   Труд моей жизни - учебник "Медицинская паразитология"
  
   С 1958 года я преподавал в медицинском училище в группах студентов фельдшеров, акушерок и медицинских сестер эпидемиологию и инфекционные болезни. Где-то в семидесятых годах в училище открыли отделение клинических лаборантов, и я взялся читать им курс паразитологической диагностики. Но оказалось, что ни программы, ни учебника по такой дисциплине не было. Я поехал в Москву, обратился в Союзминздрав
   и в издательство "Медицина".
  
  
   0x01 graphic
   Учебник "Медицинская паразитология" (автор Давид Генис), Москва,
   Изд. "Медицина", 1975. 280 стр, тираж 50 тыс. Допущен Главным управлением
   учебных заведений Министерства здравоохранения СССР в качестве учебника
   для учащихся фельдшерско-лаборантских отделений медицинских училищ.
   Справа: 2-е издание - Москва, Медгиз, 1979 г., 342 стр., тираж 50 тысяч.
  
   Начальник Центрального Методического кабинета по среднему медобразованию Министерства здравоохранения СССР Мария Лукьяновна Воловская сначала удивилась, что такого учебника нет, ознакомилась с моим планом и дала "добро". Вечерами и выходными днями занимался "писанием". Повезло, что на месяц попал в больницу с картиной язвенной болезни желудка. Бесчисленные командировки всё-же дали себя знать. Зав. терапией Иван Иванович (виноват, уже и фамилию забыл), у которого я попросил "таблетки", хмыкнул и упёк меня на койку, заявив, что продержит меня "по полной", т.е. месяц. Как только он снял мне боли, взялся за писание книги.
  
   Я преподавал много лет и знал, насколько трудно студентам усваивать многословный и, нередко, сугубо научно-языковый текст. Старался потому излагать суть, коротко и доступным языком. На работу ушло года два-три. Но справился.
   В 1975 году московское издательство "Медицина" напечатало книгу "Медицинская паразитология". Научным редактором и консультантом был профессор Андрей Яковлевич Лысенко, зав. кафедрой медицинской паразитологии и тропических болезней Центрального Института усовершенствования врачей в Москве (ныне - Российская медицинская академия последипломного образования). Я глубоко благодарен Андрею Яковлевичу и всем сотрудникам его кафедры, оказавших мне серьезную помощь и консультации при подготовке книги к печати: доцентам Е. А. Павловой,
   М. И. Алексеевой, А. Е. Беляеву, С. Н. Заречной, ассистентам кафедры Е. В. Маханько и А. А. Красильникову. В частности, в первом издании учебника были напечатаны контрольные вопросы для повторения по главам, любезно предоставленные мне
   А. Е. Беляевым. В последующих изданиях я поместил составленные уже мною как вопросы к главам, так и большой набор задач. В разделе лабораторных исследований очень важным и полезным было включение описания методов приготовления препаратов, составленные Е. А. Павловой.
  
  
   0x01 graphic
   Учебник "Медицинская паразитология" (автор Давид Генис), Москва, "Медицина",
   1985, 3-е издание, 304 стр., тираж 50 тыс.
   Справа: Издание 4-е. 1991 г., 240 стр., тираж 50 тыс. Допущено Главным управлением подготовки и использования медицинских кадров Минздрава СССР в качестве
   учебника для учащихся медицинских училищ.
  
  
   Министерство здравоохранения СССР утвердило книгу в качестве учебника для учащихся фельдшерско-лаборантских отделений медицинских училищ страны.
  
   Напечатали 50 тысяч экземпляров, разошлись мгновенно. Отзывы были самые хорошие. Затем вышли еще три издания в 1979, 1985 и в 1991 году. Четвертое издание учебника вышло из печати в конце декабря, "под занавес" существования Союза, который, как известно, перестал существовать с 1 января 1992 года. В издательстве "Медицина", конечно, знали о "конце" и поспешили с изданием без моей корректуры.
   Я потом, получив книгу, за голову схватился, в спешке они не менее сотни опечаток сделали. Но исправить уже ничего нельзя было. Много позже я отправил письмо в
   Алма-Ату, в республиканскую СЭС, с просьбой довести до медиков республики сведения о замеченных мною опечатках в последнем издании учебника. Отправил я такое письмо
   и в интернет, а также на кафедру медицинской паразитологии Харьковского института усовершенствования врачей старшему преподавателю Людмиле Васильевне Газзави-Рогозиной. Спасибо ей, все поправки она доводит до сведения курсантов их кафедры. Но книга 1991 года, разошедшаяся по многим библиотекам в интернет-копиях (без моего, авторского, разрешения и в нарушение авторских прав) так и осталась с опечатками.
  
   Мне дочка в том же декабре из Караганды позвонила - у них в продаже появилась моя книга, а я еще ее не имел. Прошу - купи для меня. На другой день она звонит, все книги уже раскупили.
  
  
   0x01 graphic
  
   Педагогический институт им. Гоголя, Кзыл-Орда. Здесь я школьником участвовал
   в математическом кружке, где выступал с докладом о неэвклидовой геометрии Лобачевского. И уже врачом в течение семестра читал лекции студентам биофака
   по основам медицины и медицинской помощи. Фото Давида Гениса.
  
  
   Андрей Яковлевич Лысенко - один из крупных авторитетов паразитологической науки, был экпертом Всемирной Организации Здравоохранения ООН. Окончил в Таджикистане Сталинабадский (ныне Душанбе) медицинский институт в 1943 году. С 1949 года заведовал отделом эпидемиологии и профилактики тропических болезней Института медицинской паразитологии и тропической медицины в Москве. Когда в 1968 году я проходил достаточно изнурительную двухчасовую апробацию моей диссертации на Ученом Совете института, он был в числе моих защитников. Позже, с 1973 г., он ушел в Центральный Институт усовершенствования врачей зав. кафедрой медицинской паразитологии и тропической медицины и проректором по научной работе. Кроме того,
   c 1974 года он являлся Главным паразитологом Министерства здравоохранения СССР (России).
  
   По предложению Методического кабинета Союзминздрава я составил программу обучения клинических лаборантов (курс диагностики паразитарных болезней) и программу курса медицинской паразитологии для санитарных фельдшеров в медицинских училищах страны. И приятно, конечно, что обе программы, практически без изменений, были утверждены министерством. Знающие люди очень потом удивлялись - как это программу и учебник для всей страны подготовил какой-то там практический врач из глубинки, а не московские профессора...
  
   У меня сохранились названия только двух программ:
   1. "Паразитология с энтомологией". Программа для средних учебных заведений (специальность: фельдшер-лаборант), утв. ЦМК Минздрава СССР 1.12.1978 г. (автор
   Д. Е. Генис).
   2. "Паразитология с энтомологией". Программа для СУЗ (Специальность: фельдшер-лаборант), утв. ЦМК Минздрава СССР 29.6.1982 г. Авторы: Д. Е. Генис и И. И. Козлова (раздел энтомологии).
  
   В Ташкенте этот учебник перевели и издали на узбекском языке ("Медицина", 1988). Знаю, что планировали перевести на азербайджанский, казахский, болгарский и индийский языки. Издательство "МИР" заключило со мной договор о переводе на испанский. В Минздраве мне сказали, если книга выйдет на иностранном языке, мой учебник представят на Государственную премию. Учебник попал на конкурс в павильоне "Образование" Всесоюзной выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ, Москва)
   и я был удостоен звания лауреата ВДНХ и медали. Да, еще и премию прислали - целых пятьдесят рублей! И на том спасибо почившему в бозе Союзу...
  
   По этой книге занимались не только лаборанты, ее использовали даже студенты
   медицинских институтов и на курсах усовершенствования паразитологов и энтомологов. Я в этой книге привел много собственных иллюстраций. Это были изготовленные мною фотографии и "пакет" цветных рисунков, в т.ч. 24 рисунка-задачи по микроскопии цист амеб и разных видов и стадий возбудителя малярии в крови. В учебнике - 15 авторских схем циклов развития разных видов гельминтов, и более двухсот оригинальных текстов задач на определение диагноза заболевания у обследуемого. В такого рода учебниках это было сделано впервые. Кроме того, я составил много сравнительных таблиц и диаграмм.
  
   Это был и учебник, и наиболее полный (в нашей стране) и доступный атлас паразитов человека, и краткое, но очень ёмкое руководство, как мне говорили в отзывах, там можно было найти ответы на очень многие вопросы. В процессе подготовки рукописи учебника
   я перерыл, кажется, всю доступную мне тогда отечественную медицинскую литературу, собрав множество фотографий.
  
   В интернете я нашел информацию "Первые 100 из наиболее издаваемых авторов" в рубрике "Инфекционные заболевания, вызываемые растительными и животными паразитами". В этом списке моя фамилия первая. Учебник был включен в список рекомендуемой литературы в программу - минимум кандидатского экзамена по специальности "Клиническая лабораторная диагностика" (2005). В поиске Google я даже нашел эту книгу в рубрике "Учебник для ХХ1 века". Вот такие дела...
  
  
   0x01 graphic
   Университет им Коркыт-Ата, г. Кызылорда, Казахстан.
   (http//meteocenter.hut1.ru/kzo/index.htm).
  
  
   Приведу еще один отзыв об учебнике: "Уважаемый Давид Ефимович. Очень польщена знакомством с автором, чья книга долгие годы была и остается в моей работе руководством N1 и по паразитологии, и по энтомологии. Ваш труд оказывает огромную помощь не только в практике ?паразитологов, энтомологов, но и в работе ?врачей других специальностей. Я рекомендую приезжающим на нашу кафедру курсантам Ваше издание 1991 года, которое у меня имеется в электронном виде. С глубоким уважением Газзави-Рогозина Л.В., старший преподаватель кафедры медицинской паразитологии и тропической медицины Харьковской Медицинской академии последипломного образования. 6 сентября 2011 года".
  
   О необходимости учебника можно судить и по такой неполной моей выборке:
   частота скачиваний учебника с некоторых сайтов (на 2013 год):
   //sci-lib.com/book000224.html (Большая Научная библиотека). Учебник скачан 3158 раз.
   //fat-l10ad.s5b.vv.cc/?g= Сайт fat load/com (Учебник скачали 3205 раз).
   //4medic.ucoz.ru/load/. Сайт "Медицинские книги и атласы". Просмотров 512
   //farmatsevtica.book-torremt.org/. Сайт Booktorrent. Просмотров 852, скачали 69 раз.
  
   Если кому интересна статистика, можно еще поискать в интернете. Учебник имеется
   во многих библиотеках и на десятках сайтов России и Украины, стоит только набрать в Google.ru фразу: "Генис Д. Е. Медицинская паразитология". Есть и интересная деталь - мне, как автору, никто и никогда никаких перечислений не делал. Даже ссылки на мое авторство не делали... Автор без реализации авторского права, хотя указание на это
   право напечатано во всех изданиях.
  
  
   0x01 graphic
   Здание факультета экологии и естествознания (в его составе медицинское отделение) Кызылординского университета. Здесь я читал лекции по медицинской паразитологии студентам-медикам. 1996 г.
  
  
   Как я чуть профессором и доктором медицинских наук не стал
  
   В 1993-1994 годы в Кзыл-Орде на базе гидромелиоративного и педагогического институтов был создан университет им. Коркыт-Ата (Великий тюркский просветитель, могила которого находится на территории Кызылординской области). Ректором стал приехавший из Алма-Аты академик, он организовал ряд новых факультетов и отделений, в т.ч. и медицинское. В предыдущие годы я читал лекции в пединституте, успел прочитать несколько лекций по паразитологии и для студентов медицинского отделения нового университета.
  
   В 1996 году в Кзыл-Орду приезжала начальник Управления учебных заведений Казминздрава. Она провела совещание с местными специалистами, выясняя прежде всего вопрос: нужен ли в Кзыл-Орде медицинский факультет. Я выступил и поддержал необходимость местного медицинского учебного заведения. Подготовка врачей для санитарно-эпидемиологического профиля велась только в Алма-Ате и Караганде. А весь южный и западный регион республики не имел возможности подготовки собственных кадров. Со мной согласились, но было поставлено условие - медицинское отделение будет официально утверждено, если заведующим буду я (меня в Минздраве хорошо знали как профильного специалиста). Ректор, крайне заинтересованный в утверждении этого отделения, ибо все студенты платили за обучение в долларах, дважды приглашал меня на собеседование. Он обещал сразу же присвоить звание профессора с учетом моего педагогического стажа и авторства общепризнанного учебника, и по сумме научных работ обеспечить мне в течение года защиту докторской диссертации на Ученом Совете университета.
  
   Но на календаре стоял уже 1996 год. Не мог же я ректору сказать, что у меня виза американская в кармане и прибыть в США мы обязаны были до декабря. Так и уехал без престижных звания и степени. Теперь и похвастать нечем...
  
  
   0x01 graphic
   Последняя встреча перед отъездом в США со студентами медицинского отделения Кызылординского университета (Казахстан). Сентябрь 1996 г.
  
   "Мастер на все руки?"
  
   О своей специальности врача эпидемиолога-паразитолога достаточно эмоционально я уже писал. Но мне много приходилось заниматься проблемами, которые в компетенцию врача паразитолога и не входили.
  
   В Ленинске, где я участвовал в ликвидации вспышки вирусного гепатита, главный
   врач городской санэпидстанции С. М. Мозгов попросил меня участвовать вместе с ним в предварительной приемке выстроенной гарнизонной бани. Объект крупный, серьезный, представителем от военного командования был полковник, начальник или заместитель начальника по тылу полигона. Моя первая реакция - нет, не могу, не компетентен. Но Сергей смог уговорить, ведь подписывать документы будет он, но на мои советы и замечания рассчитывает. Ну что ж, ходили, смотрели. Какие-то вещи "не по проекту" я тоже увидел, и самому Сергею какой-то уверенности своим бытием тут тоже придал...
  
  
   0x01 graphic
   Давид Генис и куратор Салимова Фарида со студентами медицинского отделения Кызылординского университета им. Коркыт-Ата. У входа в учебный корпус.
   Кызылорда, Казахстан, 1996 г.
  
   В Аральске, во время "очередного" явления чумы народу, главврач республиканской санэпидстанции Б. Ф. Сидоренко меня взял с собой, когда выехал, чтобы осмотреть ход строительства крупного водозаборного сооружения для городского водопровода на Сыр-Дарье. По воле "свыше" я оказался представителем нашей областной санэпидстанции при нем. Мне это надо было? Экскурсия. Посмотрел на разворованную очередную советскую стройку. Принял на себя все "шишки" от явно недовольного Сидоренко качеством преднадзора со стороны нашей облСЭС. Ну и что?
  
   Партийно-советские "боги" тут ничего поделать не могли, что уж наши врачи. Тащили. И рабочие, и "начальники" растаскивали стройматериалы. Так было. Так жили...
  
   Во время вспышки паратифа в Аральске главный врач областной санэпидстанции
   Шек Д. М. в "поход" по школам пригласил меня, а не бывшего там же санитарного врача по школьной гигиене, специалиста из нашей облСЭС. Вот и занимался я там не только очагами паратифа, но и школами тоже. Не возражал. Понимал, надо. Молодой доктор по школьной санитарии только из института.
  
   О своих эпизодических выходах на объекты по просьбе районных или городских санитарных врачей или во время работы на вспышках кишечных инфекций, я тоже писал. Дело в том, что я, понятно, не подменял и не мог подменять специалистов конкретного профиля, но по ходу ситуации и не было другого выхода.
  
  
   0x01 graphic
   Cотрудники паразитологической службы Кзыл-Ординской области, Участники
   семинара 26-27 октября 1995 г. Слева, стоят: Курбангалиев Абдихамит (врач, Чиили), Жанпеисов Нартай (Сырдарья), Кожаниязов Серикбол (энтомолог, облСЭС), Еркебаева Райхан (лаборант, облСЭС), Тажибаева Эльмира (Яны-Курган), Жанпеисов Нагашибай
   (облСЭС), Бактыбаев Абдисаттар (врач, Джалагаш). Слева, сидят: Жолмагамбетова Гулмария (Аральск), Ибрагимова Сыргаш (Новоказалинск), Генис Давид (зав. паразитологическим отделом, облСЭС), Ризванова Нелля Абдуллаевна (врач-лаборант, облСЭС), Барлыбаева Зауреш (бонификатор, облСЭС). Кзыл-Орда,
  
  
   По своей инициативе много лет посвятил крымской геморрагической лихорадке, которой обязан был заниматься отдел особо-опасных инфекций. Уже упоминал о том, что академик М. П. Чумаков предлагал мне писать докторскую по этой теме. А участие в ликвидации вспышек гепатита, тифо-паратифов, дизентерии и прочих "радостей" от мира "микро"... К этому же работал в молодые годы терапевтом и инфекционистом...
  
   В общем, точно, "мастер на все руки". Когда-то умнейший сочинитель Козьма Прутков изрек: "Нельзя объять необъятное". Глубокая мысль, необъятная... Согласен. А потому спешу хоть как-то объясниться с моими критиками. О том, почему и как занимался лечебной работой, уже давал показания. Надеюсь, что они будут зачтены.
  
   Занимался общей санитарией и эпидемиологией я, все же, не подменяя специалистов.
   В принципе, нет просто специальности "санитарный врач" или "эпидемиолог". Слишком большие и сложные это специальности, чтобы ими мог полностью владеть один человек. Санитарный врач по гигиене питания, по коммунальной или школьной гигиене, эпидемиолог по детским, или кишечным, или особо-опасным инфекциям. Не буду все градации перечислять. Дело не в этом. Просто хочу, чтобы мне не клеили этикетку "мастер на все руки" в ироническом смысле. Я писал свои воспоминания не из бахвальства, я хотел рассказать о работе и жизни врача в далекой южной и нелегкой области Казахстана, когда многим приходилось заниматься только потому, что этим надо было заниматься. А если врачу-лечебнику в "глубинке" приходилось заменять всех врачей городской поликлиники? Таковы были условия... Уверен, сегодня в "глубинке" примерно то же самое...
  
   С другой стороны, мне много дала моя работа главным врачом санэпидстанции в
   одном из районов области. Три года этой работы срок, конечно, невелик. Все же - это
   три года! Я был единственным врачом, хоть и назывался главным. И заниматься
   пришлось буквально всем - школами и магазинами со столовыми, фермами и колхозно-совхозным производством, очагами инфекций и прививками, выезжать к больным и исполнять при этом всё то, что положено главному врачу районной санэпидстанции да нередко и главному врачу района...
  
   В аулах мне приходилось чаще ночевать, чем дома. В кабинах наших служебных машин я больше отсидел часов, чем на своем служебном стуле "главного". Это была трехлетняя "производственная практика" после всей теоретической институтской накачки. Можно считать эти три года моей "ординатурой" уже после окончания института, но с той разницей, что я был один, и советоваться я мог только со своими помощниками, фельдшерами, да с книгами и инструкциями. Кстати, в которых нередко все говорилось тоже в общем. Но оценку давали не педагоги институтские или куратор,
   а жизнь, результаты, начальство и подчиненные...
  
   А вот как отстоять свою позицию на заседании райисполкома, перед руководителями районных ведомств, председателями колхозов или директорами школ, которые все были намного старше и опытнее меня... Теория из института и практика реальной жизни в своем сочетании и дали мне тот багаж, который и помогал в дальнейшей жизни. Я так думаю. Ибо я не родился вундеркиндом. Жаль, конечно...
  
   А позже, уже заведуя отделом паразитарных болезней областной санэпидстанции и возглавляя паразитологическую службу области, а это более 120 специалистов самого разного профиля, опять же сталкивался со многими проблемами, не всегда из явной компетенции моей службы. Занимался. Если посылали или приглашали меня, значит, справлялся. Так что, "мастером на все руки" не был и в то же время - был...
  
   Трудился в поте лица своего... И всё же вернусь к афоризму "Мастер на все руки". Он звучит и хорошо, и в отрицательном смысле тоже. Это как на него посмотреть. Да, я многим в своей жизни занимался, имея в виду медицину. Но я основным делом своей трудовой жизни считал и считаю только паразитологию, паразитарные болезни. За всё остальное я "брался" только по ходу дела, никогда не считая себя мастером на все руки.
  
  
   0x01 graphic
   60-летие санитарной службы СССР. 2-е августа 1980 г. Отмечали в ресторане
   "Восток", были представители всех санэпидстанций области. Кзыл-Орда.
  
  
   В 1956 году, когда я попал в Ташкент, на курсы усовершенствования, меня пригласил
   в гости мой бывший сокурсник, правда, с лечебного факультета. Его отец, врач, тоже лечебник, спросил меня, не думаю ли я заняться чем-то более конкретным, ибо быть главным врачом СЭС это значит заниматься "всем и ничем". Помню, что ответил я ему тогда нечто невразумительное о том, что эта работа дает мне возможность "расширения кругозора". Я тогда еще и сам не знал, что выберу себе для своей специализации. Уже позже, побывав в роли санитарного врача и эпидемиолога, терапевта и инфекциониста, выбрал и утвердился как паразитолог. "Кругозор" помог выбрать.
  
   Еще воспоминание. Несколько раз, бывая в Москве, был и в гостях у моих шефов Евгения Семеновича Шульмана и Натальи Николаевны Духаниной. И на мои рассказы об участии на разных вспышках и "санитарных" делах, Евгений Семенович как-то спросил, "а зачем вам это надо"? Как будто мое начальство меня спрашивало, надо это мне или не надо. Разговор всегда шел в одной плоскости: "надо". Поневоле станешь "мастером на
   все руки".
  
   И еще добавлю. В 50-70-е годы врачей в нашей службе было мало, в каждом отделе областной или городской санэпидстанции чаще всего было по одному врачу. Нередко профильные разделы вели помощники, т.е. фельдшера. И взаимозаменяемость нам диктовали жизнь и начальство. В 80-х годах уже появились молодые врачи, местные кадры, но они были молоды, и нередко складывалась острая ситуация, когда "в бой шли одни старики"...
  
   Еще об одном моем увлечении
  
   В 1966 году, по предложению заведующего отделом культуры областной газеты "Путь Ленина" Юрия Дмитриевича Гольдфарба, была напечатана, сделанная мной, фотография "Аульные ребятишки". Заработав таким образом "имя", я осмелел и стал посылать в редакцию другие фото, благо в поездках по области всегда находил объекты. Это были и люди, и окружающая природа. Печатали. Еще более осмелел, начал делать к фотографиям короткие тексты. А потом и вовсе стал писать, чаще всего уже и без фотографий. От лирики перешел к критике. Проблем в области хватало, и больших, и малых. Но что значит "малая проблема"?
  
   В одной из командировок попал в далекий аульный интернат. Ребятишек много, вот заботы о них было мало. Помню, поразил спокойный ответ повара-воспитательницы на мой вопрос, почему чая здесь не бывает уже давно (а в наших краях без чая и жизни не было):
   - Чая нет, чайник сгорел.
   Эти замечательные слова вынес в заголовок фельетона, областная газета напечатала.
   И чайник нашли сразу, и все прочие безобразия устранили.
  
   В одном из райцентров по просьбе нашего главного врача заснял все водоразборные колонки. Ни одна из них не отвечала не только санитарным нормам, но и элементарным "уважением" к населению. В газету дал репортаж и весь фотоальбом направили в руководство области. Шум был, но хоть какой-то порядок навели. Много было серьезных статей на серьезные темы, писал фельетоны, очерки.
  
   Однажды зимой потянуло на "лирику". Назвал статью "Вспоминая лето", приложил фотографии "из природы". Эта и некоторые мои статьи так понравились зам. редактора газеты Ракипу Насырову, что он предложил мне подать заявление на заочный факультет журналистики Алма-Атинского университета, обещав ходатайство от редакции. И добавил, мои статьи будут гарантией, что меня примут.
   - Если я закончу университет, стану лучше писать?
   - Ну, "корочки" будут, можно будет в редакции работать.
  
   Не согласился я из врача превращаться в журналиста. Но за все годы напечатал в
   газете в пределах 600-700 заметок и статей. Журналистика для меня осталась увлечением. Добрым словом хочу вспомнить редактора газеты Г. Калюжного, он однажды предложил мне солидную должность зав.отделом советского строительства в газете с окладом в 250 рублей, не считая гонораров за статьи. Я в то время, как врач, получал зарплату в 150 рублей. Нет, не соблазнился. Ушли из жизни редакторы моих времен Марат Филиппович Когут, Евгений Хан, Евгений Федорович Дмитриев. Кого еще помню? Это журналисты Владимир Ащеулов, Владимир Хрянин, Титенок Игорь, Касымов Тимур, Фая Юнусова, Юрий Соломатин. Они и многие другие (к сожалению, уже и не вспомнить имена) создавали лицо газеты, писали интересно и боевито.
  
   Прежде, чем закончить "летопись мою"
  
   Не жалею, не зову, не плачу,
   Всё пройдет, как с белых яблонь дым.
   Увяданья золотом охваченный,
   Я не буду больше молодым.
  
   С. Есенин. 1922
  
   Прежде чем закончить "летопись мою", должен еще раз напомнить, что она плод моих воспоминаний о годах давно минувших. Чтобы оценить настоящее, надо знать и не забывать прошлое. Настоящее строилось на основе опыта прошлого, трудом уходящих или ушедших поколений. И то, что было - то было. Нет, не жалею, не зову, не плачу.
   Конечно, воспоминания всегда навевают грусть по ушедшему. Забывается плохое и трудное, помнится чаще всего хорошее. Но...
  
   ...Сегодня в Кызылорде, областном центре на юге Казахстана, действует крупная специализированная инфекционная больница. Преобразилась бывшая областная санэпидстанция. С января 2009 года, в связи с переходом на республиканский бюджет и на вертикальную структуру подчинения органов здравоохранения, она реорганизована в Департамент Комитета Государственного санитарно-эпидемиологического надзора Министерства Здравоохранения по Кызылординской области. Вот такое длинное название вместо привычного "областная санэпидстанция". Создана мощная материальная и лабораторная база. А когда я приехал на работу в 1955 году, облСЭС вместе с горздравотделом и горСЭС занимали небольшое двухэтажное здание бывшего треста лекарственных растений.
  
   25 ноября 2005 года коллектив отмечал 80-летие санитарной службы республики и
   55-летие санитарной службы области. С удовольствием вспоминаю многочисленных друзей и коллег, с которыми вместе трудились на ниве профилактики инфекционных и паразитарных болезней, проводили долгие недели в бесчисленных выездах, бороздили многие сотни и сотни километров по дорогам и, нередко, по бездорожью. Были и приятные встречи за дружеским дастарханом, как же без этого. Это были годы моей, нашей, молодости.
  
   Разве можно забыть бывшую зав.облздравотделом Софью Утегеновну Макашеву, которая нередко при каких-то серьезных ЧП говорила: "Давыд, надо!", и я выезжал в командировку, если даже возникшая проблема была совсем не по моему профилю. Ушла на пенсию Софья Утегеновна, и ее сменил кандидат медицинских наук Омаров Ернияз.
   С ним мы начинали трудиться в городской поликлинике, он - хирургом, я - терапевтом. Впоследствии он станет главным врачом городской больницы и заведующим городским, затем областным отделами здравоохранения. Именно Омарову я обязан тем, что меня наградили орденом Дружбы народов, 4-м по значимости в СССР. Нередко он привлекал меня к участию в мероприятиях по линии облздравотдела. Омаров по специальности
   был травматологом, защитил по этой теме диссертацию.
  
   Много лет мы трудились вместе с эпидемиологом, а затем и главным врачом облСЭС Срымовым Нурдилдой, и в служебном кабинете, и в командировках. Мне нравилась его решительность и обоснованность решений каких-либо спорных или сложных проблем. С ним было легко работать, считаю это его главным достоинством. Легко потому, что в его решениях было главным не упрямство (типа "я сказал"!), а логика и деловитость.
  
   В памяти и специалисты лечебного профиля. Еще раз выскажу благодарность моему шефу, заведующему инфекционным отделением областной больницы, Заслуженному врачу КазССР, Чун Сюну Фушановичу, "сделавшего" меня паразитологом и инфекционистом. Много лет сотрудничал с главным врачом областной больницы, доктором медицинских наук Абдуллаевым Шадыбаем Нургазиновичем. Не забыть главного хирурга облздравотдела Ким Моисея Николаевича, главного педиатра облздравотдела Турсынбаева Серикбая, и многих, многих других.
  
   Особая благодарность хирургу от Бога, зав.хирургическим отделением областной больницы Кульсартову Сагимбаю. Расскажу о нем два случая из его практики. В апреле 1980 года специалисты облСЭС прибыли в районный центр Яны-Курган, где мы должны были провести областной санэпидсовет. В гостинице в одном номере оказались я,
   Карасай Асанов и врач из областной больницы. Вечером долго сидели, говорили о врачебной диагностике, о Чун Сюне, вспомнили и о хирурге Кульсартове. Наш доктор-сосед рассказал такой случай. Поступил к ним в отделение больной с явной клиникой калькулезного холецистита, боли в правом подреберье, отдают в область лопатки, рвота с желчью и т.д. Все хирурги отделения за этот диагноз. Кульсартов посмотрел больного и заявил - нет, здесь аппендицит, нетипичный случай, аппендикс на очень длинной ножке
   и ушел до диафрагмы. Редкий вариант. На операции он оказался прав.
  
   И второй случай, которому я сам был свидетель. Случился острый приступ у моей жены. Не боль - острейшая и тяжелая колика. Всё - в правом подреберье. Она и до этого страдала приступами желчнокаменной болезни, но хирургов избегала. Скорая привезла нас в хирургию областной больницы. Все врачи меня знают, некоторые еще помнят и по фельдшерскому училищу. Понятно, сочувствуют мне, по очереди подходили, смотрели жену. Общее заключение - аппендицит. Подошел Кульсартов, начал легкую пальпацию живота, и сразу ко мне - где ты увидел здесь аппендицит? Вот же камень в протоке, вот, смотри, его границы. И рисует пальцем овал размером с голубиное яйцо. Тут же его решение - срочная операция. Удалил воспаленный желчный пузырь. В нем штук 15 мелких камней и один с крупное голубиное яйцо, застрявший в главном желчном
   протоке и вызвавшего этот острый приступ.
  
   Знаю, что Сагимбай собирал материал на диссертацию. Но что-то произошло с его шефом. И на этом всё затухло. В энциклопедии "Лучшие люди Казахстана", вып. 2-й,
   2010, о нем сказано: "хирург-консультант областного медицинского и областного онкологического Центров Кызылорды. Почетный член Областного медицинского Центра, первый директор Кызылординского филиала Ассоциации хирургов Казахстана.
   Автор 15 научных статей". Время бежит...
  
   Встречи с Тохтаганом
  
   В газете "Кызылординские вести" за 31 мая 2008 г. прочитал воспоминания Болата Исмаилова о своем деде Исмаилове Тохтагане, которые привожу здесь в сокращенном виде (//www.kv.ucoz.kz/news/2008-05-31-232).
  
   "Это было в Казалинске летом 1943 года. Исмаила Шуленбаева и его старшего сына Токтагана арестовали, связали руки, а затем на поезде конвой отвез их в Кзыл-Орду, в тюрьму. Следователь НКВД на первом допросе на вопрос ошеломленных арестованных: "За что?" стал размахивать руками и кричать на них: "С изменниками Родины у нас один разговор - к стенке!". Арестовали по доносу: "...Восхваляет западный строй и ругает все советское...". Исмаила поместили в камеру для "политических", вскоре военный трибунал признал его "врагом народа", а его сына Токтагана без суда и следствия продержали в тюрьме полгода, а затем вышвырнули на улицу.
   В 1944 году, отчаявшись поступить учиться в вуз, Токтаган уехал работать в Свердловск на военный завод, где изготавливали снаряды и отправляли на фронт. Он старался узнать что-нибудь об отце и не знал о том, что тот уже расстрелян в застенках тюрьмы... Его мать жила в Кзылрде вместе с младшим сыном. На военном заводе Токтагана призвали в армию, но оставили на заводе, и он вместе с другими доставлял снаряды на передовую и принимал участие в боях. В 1944 году заводчан прикомандировали к 162-му артиллерийскому полку 1-го Украинского фронта, и ему пришлось встретиться с врагом лицом к лицу. Победу Токтаган встретил в Брянске. Впоследствии он будет награжден орденом Отечественной войны.
   После войны он вернулся в Свердловск, где закончил планово-финансовый институт. Когда приехал в родной город, то ГБ-шники тут же сфабриковали фальшивое дело, и суд отправил сына "врага народа" на Колыму. Вышел Токтаган из тюрьмы в 1956 году. В Кзылрде, зная, что он "сидел", заведующая облздравотделом С.У. Макашева за его глубокий ум и добросовестность рискнула принять на работу главным экономистом. В здравоохранении он проработал почти полвека, заслужив уважение многих людей своей порядочностью и честностью. Своим детям он рассказал всю правду об их дедушке и себе только в годы перестройки, когда его семья получила известие о том, что "Шуленбаев Исмаил за отсутствием состава преступления реабилитирован посмертно...". За самоотверженный труд он был награжден многими медалями, отмечен знаками "Отличник здравоохранения СССР" и Казахстана. В память о нем друзья и близкие выпустили книгу с его стихами".
  
   С этим интересным человеком, главным экономистом облздравотдела Тохтаганом Исмаиловым, я познакомился еще в те времена, когда работал главным врачом районной санэпидстанции. И в последующие годы я был нередким гостем в его кабинете. Сразу привлекали его эрудиция и умение рассказывать и о финансовых проблемах, и каких-то жизненных ситуациях. Он много рассказывал о своем погибшем отце, просветителе, как когда-то называли образованных людей.
  
   Не знаю почему, но ко мне он был настроен дружелюбно и при встрече всегда заводил разговор далеко не только о финансовых проблемах. Было интересно его слушать. Его всегда можно было застать на рабочем месте в ворохе бумаг и поражала его эффективная трудоспособность. Не встречал никого, кто бы о нем отозвался без уважения и как к человеку, и как к специалисту. Причем он не просто объяснял непонятные экономические вопросы, но, как знаток и любитель своего дела, охотно говорил на эти темы и мог прочитать чуть ли не лекцию, никогда не отделываясь фразой "извини, мне некогда, зайди в другой раз".
  
  
   0x01 graphic
   Врач-эпидемиолог областной санэпидстанции Базарбай Убайдуллаев,
   Кызылорда, 2010. 60-летие. Боролись с инфекциями, мотались по аулам,
   теперь стали аксакалами и пенсионерами...
  
  
   О моих коллегах и помощниках
  
   С уважением вспоминаю моих коллег энтомологов Кожаниязова Серикбола, моего ближайшего сотрудника и соратника в нашем отделе облСЭС; Губенко Володю из Аральска; безвременно ушедшего из жизни Бахитова Алдана (Чиили); паразитологов Маханбетова Шазынду, начавшего работу помощником санитарного врача Чиилийской райсанэпидстанции. Я смог его увлечь паразитологией и он поступил учиться (заочно) на биологический факультет пединститута. А затем, уже работая энтомологом, смог поступить в аспирантуру в Москве. После защиты диссертации по гельминтологии был назначен начальником Кзыл-Ординской противочумной станции. Упомяну и Шеримову Канымшу, в мои времена паразитолога Кзыл-Ординской городской санэпидстанции.
  
   Что бы я делал без моих замечательных помощников Марата Муратова и Нагашибая Жанпеисова (облСЭС), Каракаева Тохтана и Каракулова Бердибека (Джалагаш), Ким Константина и Джабаева Батырбека (Сырдарья), Жумадильды Файздрахманова (Яны-Курган) и многих других.
  
   Всегда опирался на четкую работу прекрасных и знающих лаборантов Черникову Антонину, Неллю Ризванову (облСЭС), Бегимбетову Камыс (Чиили), Сыргаш Ибрагимову (Новоказалинск), Ким Свету (горСЭС).
  
   В памяти многолетняя, многотрудная и успешная совместная работа специалистов и коллег врачей Жубатканова Мэлса, Шек Дмитрия, эпидемиологов Брот Августины и Базарбая Убайдуллаева, Акимжанова Рахимбека, Куандыкова Ерсултана, Бисенова Амангельды, Умиралиевой Жемискуль, Дошниязовой Гульжан (я ее называл "Хозяйкой Аральского моря"), инфекциониста Чиилийской районной больницы Серика Мауенова, в отделение которого я всегда приезжал как к хорошему другу и коллеге.
  
   Доброй памятью остался для меня Павел Иванович (Погос Ованесович) Пипиньян.
   Сразу после школы призвали в "котел" войны, в страшные годы отступления попал в плен. Он никогда не рассказывал об этой тяжелой поре его жизни. Но после войны смог окончить медицинский институт и попал в нашу область. В 1955 году, когда я приехал на работу, он занимался предупредительным санитарным надзором, более простым языком - проводил гигиеническую экспертизу строительных проектов. Для меня это был проблемный вопрос, с которым я столкнулся в районе. Приезжал к нему за советами. Всегда вежливый, спокойный, никогда не кричал. Если он возмущался чем-то, начинал перекладывать бумаги с места на место. С 1970 года возглавил орготдел облсанэпидстанции и руководил им до ухода на пенсию, много сделав в этой, фактически, новой стороне работы всей службы области. Пипиньян опубликовал несколько научных статей по проблемам гигиены водоснабжения, подготовил материал для кандидатской диссертации, но так и не решился довести ее до официальной защиты.
  
   Сложно перечислить всех врачей, фельдшеров и лаборантов, сотрудников подразделений санитарной службы области и лечебно-профилактических учреждений, с которыми работал в течение всех моих сорока лет в области. Многие из них были и коллегами, и моими учениками, выпускниками медицинского училища, где я более тридцати лет преподавал. По ходу этих воспоминаний о многих из них упоминаю.
  
   Спасибо всем, с кем работал. Ибо все мои дела, успехи и достижения, делались не мной одним, а всеми вместе, и санитарно-эпидемиологической, и лечебной сетью.
  
   Энциклопедия "Лучшие люди Казахстана"
  
   Мой бывший коллега из Кзыл-Орды, врач-эпидемиолог Базарбай Убайдуллаев
   (Базарбай Убайдилла) переслал мне капитальный труд - Энциклопедию "Лучшие люди Казахстана" (Казакстаннын Yздiк Адамдары), выпуск II, ТОО "Редакция энциклопедии", Алматы, 2010, 560 с.
  
   Торжественное, парадное издание, прекрасно оформленное, много фотографий. Это подарок памяти и уважения многим специалистам. Но меня привлекли, понятно, те страницы, где написано о врачах Кызылординской области. Я не видел первое издание, видимо, там тоже приведены имена многих наших врачей. Но сейчас речь только о том, что имею. Энциклопедия издана ограниченным тиражом, и потому я хочу имена моих коллег, упомянутых в ней, здесь повторить. Правда, о большинстве из них я вспоминаю и по ходу моей книги, но, повторяю, считаю важным и здесь повторить весь список. Текстовые характеристики я привожу по этому изданию. Звучат они порой уж очень "административно", но так в Энциклопедии. Есть и мои добавления.
  
  
   0x01 graphic
   Базарбай Убайдуллаев, врач-эпидемиолог Кызылординского областного Департамента ГосСанЭпидНадзора с Энциклопедией "Лучшие люди Казахстана",
   2-е изд., Алматы, 2010. В этом капитальном томе включены имена 19 врачей санэпидслужбы Кзыл-Ординской области, в т.ч. и Д. Гениса.
  
   Все специалисты из списка являются врачами высшей категории, отличниками здравоохранения Республики Казахстан. В скобках привожу цифры глав, в которых упоминаю о нашей совместной работе.
  
   Абдибаев Амангельды Абдибаевич. Помню его как заместителя главного врача облСЭС, а затем главного врача Кзыл-Ординской горСЭС. В течение 25-ти лет возглавлял санитарную службу города. Первым в республике добился создания санитарной милиции (11, 20).
  
   Акимжанов Рахимбек Каришбаевич. Начинал заведующим отделением школьной гигиены облСЭС. Первое боевое крещение получил, участвуя в ликвидации большой вспышки паратифа в Аральске. С ним было интересно работать и на других вспышках и
   в процессе текущих дел. Вежливый, аккуратный, толковый. Автор 20 научных статей. Много лет возглавлял Кзыл-Ординскую противочумную станцию. В свои пенсионные годы заведует лабораторией питательных сред той же станции (7, 11, 20).
  
   Ахметова Раиса Елеусизовна. Более 40 лет руководила бактериологической службой области, заведуя объединенной баклабораторией облСЭС. Преподавала в медицинском училище по специальности. Я помню ее еще фельдшером (20).
  
   Берденов Сержан Берденович. Много лет был главным врачом санэпидстанции Казалинского района. Грамотный специалист и сильный организатор. На памяти случай, когда он "подставил" меня. На крупную вспышку гепатита в район прибыли два санитарных врача из республиканской санэпидстанции (Алма-Ата). Берденов собрал на оперативку всех специалистов райсанэпидстанции и сразу же огорошил: начальником штаба ликвидации вспышки он назначил меня, а гостям сказал, что они будут всего лишь консультантами. Помню, как недовольно наши алмаатинцы встрепенулись, косо взглянув на меня (уверен, решили, что это моя "работа"). Ибо всегда "высоких" гостей наши принимали с подобострастием, мол, начальство приехало, не нам над ними командовать.
  
   Мне много раз приходилось бывать в этом районе по разным поводам, отношения наши строились на основе только взаимоуважения и логичности мероприятий и действий. Приведу еще один забавный случай, случившийся со мной по "вине" Сержана. Очередная вспышка. Вернулся оттуда наш главный врач Шек Д.М. Вызвал меня.
  
   - Давид, положение там нелегкое. Просьба к тебе выехать в район на помощь. И еще просьба. Там заведующего участковой больницей надо оштрафовать, много нарушений
   в связи с этой вспышкой. Оштрафуй от имени облСЭС, это более весомо, чем районные возможности.
  
   Приехал я в район. Сказал Берденову о поручении Главного.
   - Хорошо, Даке, вместе поедем, накажем как следует...
   Приехали. Берденов меня завез в какой-то дом в совхозе, извинился, что уйдет сейчас
   и сказал: "Отдыхайте, Даке, а я скоро вернусь". Что означает на казахском "жакын" (близко), я уже из опыта знал. Что означает русское слово "скоро", мне стало ясным
   здесь. Вернулся Берденов с хозяином дома через два часа. Куда-то ездили они вместе.
   - Сержан, нам же еще надо того главного врача поймать. Уйдет, уедет, зачем тогда приехали сюда?
  
   Смеется мой Сержан. Мы, оказывается, в доме глав.врача и находимся. И тут будем его наказывать. Ничего не понял я, вышел во двор, а там хозяин дома свежует барана. Теперь понял. Будет бесбармак, дружеский "ужин" в доме того, кого мой "главный" просил наказать примерно... Говорят, от судьбы не уйдешь. На сегодня мне вот такой удел выдан судьбой: наказать человека за хороший ужин. Кипятиться не стал, понял, Берденов что-то затеял, а характер у него был четкий, не зря он из рода высшего разряда "кожа".
  
   Весь вечер ели, немного пили, много говорили. Заведующий участковой больницей совхоза призван оказывать первую помощь больным. Разбираться при этом в деталях эпидемиологии и "тонкостях" многочисленных инструкций и приказов по этой сфере у него, практически, не было ни времени, ни этих самых инструкций. Весь вечер я проводил "ликбез" с ним. Что-то он знал, что-то забыл, в чем-то не сообразил и делал потому не так. Поздно вечером мы уехали. Говорю Берденову, что же я теперь своему главному скажу?
   - Даке, не переживайте. Максимально вы его могли оштрафовать на 20 рублей. А теперь посчитайте, барана он забил, коньяка мы у него бутылку выпили. Это всё на все сто рублей потянет. Значит, мы его и наказали на сто рублей! Да еще и расстались друзьями, по-хорошему. И ваши советы будет теперь лучше выполнять.
  
   Когда я вернулся в Кзыл-Орду, Шек сразу меня спросил: оштрафовал? Да, говорю, наказал на сто рублей.
   - Солидно. Как это тебе удалось? Через районную ЧПК?
   - Да, нашел способ...
   Хотя я перед этим еще и сам не понял, как смогу оправдаться... А что, действия Берденова не были лишены логичности и учета местной специфики?
  
   В 1970 году в стране был ажиотаж - праздновали столетие Ленина. Главный врач областной больницы Ш. Абдуллаев решил провести областную конференцию врачей и за лучший доклад обещал денежный приз. Я позвонил Берденову, договорились, приеду к нему и помогу подготовить доклад по гепатиту, благо на эту тему у него было много материала. Выступил он хорошо, обстоятельно, и заслужил первый приз. Всеобщее удивление - не те слова. Впервые вперед вырвался врач-гигиенист из района. Но и Берденов был в шоке, сам не ожидал от себя такой прыти. Честно говоря, материал был хороший, подготовлен грамотно, доложен авторитетно (1, 7, 11).
  
   Бисенов Амангельды Нуртуреевич. Впервые с только что приехавшим молодым выпускником Карагандинского мединститута я встретился в командировке в районе (Яныкургане). Он был зачислен в штат областной санэпидстанции на должность врача-эпидемиолога отдела особо-опасных инфекций. Где-то выше я уже писал о нем. В 90-х годах он был назначен главным врачом областной дезинфекционной службы. С 2009 года (или чуть позже) стал Главным Государственным санитарным врачом Кзыл-Ординской области. Правда, на современном служебном языке Казахстана его должность называется несколько иначе, но, по сути, это то же самое. Он стал директором Департамента Госсанэпиднадзора по Кызылординской области. Из Энциклопедии: "основатель областного Центра санэпидэкспертизы. Внес большой вклад в становление и модернизацию санитарной службы области" (11, 20).
  
   Брот Августина Генриховна. Профессиональную жизнь посвятила эпидемиологии, заведовала эпид.отделом областной санэпидстанции. Крупный специалист, серьёзный практик с большим опытом организации профилактики многих, предназначенных свыше для нашей территории, инфекций. Автор научных статей. Особенно много сделала в разделе т.н. "контролируемых" детских инфекций, т.е. где на первом месте стояла иммунопрофилактика. "Активный организатор мер по ликвидации вспышек брюшного тифа, паратифов, вирусного гепатита, острых кишечных инфекций, полиомиелита, дифтерии, кори, паротита на территории области. Внедряла в работу санэпидстанций области систему оперативного слежения за кишечными инфекциями, используя статистические методы эпиданализа и эпиддиагностики" (11, 20).
  
   Дарибаев Сабет Бектурганович. В 1975 году он был главным врачом Джалагашской районной санэпидстанции. Затем врач-гигиенист Областного Центра санитарно-эпидемиологической экспертизы.
  
   Дошниязова Гульжан Жанжигитовна. В течение 35-ти лет глава санитарно-эпидемиологической службы Аральского района. Я о ней рассказывал в предыдущих главах. Она была серьезным доктором на ответственной должности. Когда-то я называл
   ее "Хозяйка Аральского моря" (11, 20).
  
   Есиркепов Бугенбай. Был руководителем санитарно-эпидемиологического надзора Чиилийского района. К несчастью, погиб в автоаварии в 2009 году.
   Жубатканов Мэлс Аманшаевич. Кандидат медицинских наук. Заведовал санитарным отделом областной санэпидстанции, был заместителем главного врача Кызылординской городской СЭС. По состоянию на 2012 год - заместитель Директора Госсанэпиднадзора области. Все научные работы и организационная деятельность посвящены гигиеническим аспектам водоснабжения населения Кзыл-Ординской области. "Изучал влияние обмеления Аральского моря на здоровье населения региона и состояние водоснабжения области. По его предложению в Казалинском районе установлена опреснительная установка. Автор 40 научных статей" (6, 18, 20).
  
   Кожаниязов Серикбол. Энтомолог областного Центра санэпидэкспертизы. Детально,
   с активной помощью Т. И. Дергачевой (ИМПИТМ), изучал фауну москитов области и переносчиков висцерального лейшманиоза. На южной территории Жанакорганского и Шиелийского районов в песчаной зоне выявил и изучал москитов-переносчиков в очагах кожного лейшманиоза. Организатор борьбы с комарами в подвалах жилых домов и в целом с гнусом в области. (1, 9, 11, 15, 16, 18, 20).
  
   Куандыков Ерсултан Нуркенович.Кандидат медицинских наук. Был главным врачом железнодорожной санэпидстанции и начальником Управления санэпиднадзора по Кызылординской области" (20).
  
   Матжанова Алмагуль Муслимовна. В мои годы была главным врачом Кармакчинской районной санэпидстанции (Главным Государственным санитарным врачом района). В Энциклопедии написано: "За годы работы добилась ликвидации многих инфекционных заболеваний". В последующие годы Алмагуль - начальник Кызылординской противочумной станции.
  
   Нурмаганбетов Нурлан Обжанович. "Директор областного центра санитарно-эпидемиологической экспертизы. Работал в Сырдарьинской райсанэпидстанции
   зав. отделом, заместителем главного санитарного врача Кызылординской городской санэпидстанции, директором городского филиала областной санэкспертизы".
  
   Пипиньян Павел Иванович (Погос Ованесович). Вел отдел предупредительного санитарного надзора областной санэпидстанции. С 1970 года заведовал отделом организационно-методической работы санитарной службы, фактически организовав её
   в области (20).
  
   Сырымов Нурдилда Шадибекович. Начинал работать эпидемиологом областной санэпидстанции. Затем - заместитель и главный врач облСЭС. Последние годы трудится начальником Кызылординского отделенческого управления Госанэпиднадзора на железнодорожном транспорте (16, 20).
  
   Умиралиева Жемискуль Умиралиевна. "Начальник организационного отдела управления государственного санитарно-эпидемиологического надзора Кызылординской области", директор областного Центра санэпидэкспертизы (6, 20).
  
   Шек Дмитрий Максимович. Начинал работу врачом-эпидемиологом областной санэпидстанции. Позднее занимал должности заместителя заведующей областным отделом здравоохранения, начальника Кзыл-Ординской противочумной станции, Главного Государственного санитарного врача области, заместителя директора областного Центра "СПИД". "Благодаря его активному участию всему миру стали известны проблемы Аральского моря. Автор более 30 научных работ. Отличник здравоохранения СССР". Умер летом 2002 года (6, 7, 9, 11, 20).
  
   Генис Давид Ефимович. "Кандидат медицинских наук, Отличник здравоохранения СССР. Внес немалый вклад в снижение распространенности паразитарных болезней".
  
   Итого, 19 имен специалистов санитарно-эпидемиологической службы Кзыл-Ординской области, внесенных в Энциклопедию "Лучшие люди Казахстана", 2010 год.
  
   "Помните о ваших предках! Думайте о ваших потомках!"
   (Из речи Джона Адамса, президента США).
  
   Еще одна, специальная или особая, благодарность моей судьбе, давшей интересную специальность как дело всей моей жизни, преданных родителей и замечательную семью. Родители мои, выходцы из местечек Винницкой области, в годы войны не раз отдававшие нам с братишкой последний кусок хлеба, всё сделали из своих чрезвычайно скудных возможностей, чтобы я мог учиться и получить высшее образование.
  
   Мама, Мирра Евсеевна Генис (Мирля Овшиевна Барон) из Хмельника, окончившая Одесскую женскую семиклассную гимназию и папа, Хаим (Ефим) Иосифович Генис, из Казатина, за спиной которого была только четырехлетняя еврейская школа, конечно, видели во мне воплощение того, что по условиям жизни не смогли сделать они. Сын врач, шутка ли!
  
   А я помню, что два первых курса, учась в институте, ходил в мамином зимнем пальто. У меня не было другого, и купить мне новое родители были не в состоянии. А в чем мама ходила зимой, я даже и не задумывался. Ценить все, что для меня было сделано, я начал только гораздо позже, когда сказать "спасибо" уже было некому...
  
  
   0x01 graphic
   Мои родители: Мирра Евсеевна (Мирля Овшиевна Барон) (1902-31 августа 1960)
   и Хаим (Ефим) Иосифович Генис (8 мая 1894-13 мая 1966).
  
  
   Могли и расстрелять...
  
   Еще одно тягостное воспоминание из того времени. Летом 1948 года внезапно умер от малярии мой 12-летний братишка Боря. Родители стали подыскивать другое жилье. Жили мы по улице Малькова, в большом дворе. По его периметру несколько квартир, соседи евреи, казахи, осетины, корейцы. Жили по-соседски мирно, не помню, чтобы были какие-то скандалы.
  
   Но мама больше не могла оставаться там, всё напоминало о сынишке. И вскоре нас, по бедности, поселили в небольшой квартире во дворе синагоги по улице Атбасарской. Я уже учился в 10-м классе. В нашем городе жили бухарские евреи, они соблюдали религиозные правила. Старики приходили в синагогу молиться. И вскоре мои родители обратили внимание, что по утрам ежедневно туда приходил молиться аккуратно, но бедно одетый худощавый старичок. По его поведению и внешнему облику можно было безошибочно определить, что он из другого, интеллигентного, мира. Ходил медленно, напрягая силы. Раньше в Кзыл-Орде его не видели.
  
   И мама однажды утром, после молитвы, пригласила его к нам, напоила чаем и чем-то покормила. Оказалось, что он почти без средств, приехал в Кзыл-Орду недавно, здесь у него не было ни знакомых, ни родных. И мамины утренние чаепития, возможность немного отдохнуть утром в домашней обстановке и поговорить, стали для него спасением и поддержкой.
  
   Он был коренным ленинградцем, по имени Моисей Златопольский. Его дочка имела неосторожность выйти замуж за брата Зиновьева. Напомню, Григорий Евсеевич Зиновьев был членом Политбюро, председателем 3-го Коммунистического Интернационала. В 1938 году он, в числе 16-ти видных деятелей государства и партии, был расстрелян как враг народа. Много позже их всех реабилитировали. И когда Зиновьева арестовали и расстреляли, то пришли и за семьей дочки. Её мужа, брата Зиновьева, тоже расстреляли, хотя он к политическим делам не имел отношения. Дочку и ее отца отправили в лагеря. За что? За родственную связь с "врагом народа"...
  
  
   0x01 graphic
   Златопольские
  
  
   И только в 1948 году дочке разрешили вернуться в Ленинград, а Моисея перевезли из сибирского лагеря в ссылку в Кзыл-Орду. Так он и оказался в наших краях. В 1949 году я уехал учиться в Свердловск. А мама попрежнему отогревала нового знакомого своими утренними чаепитиями.
  
   Она мне потом рассказывала, как знакомые отговаривали ее от благотворительности, по-еврейски, мицвы, т.е. благого дела перед лицом людей и Б-га. Мол, сына, т.е.меня, могут за это выставить из института. Год 1949-й был страшным годом в борьбе с космополитами, под кем понимались опять же евреи. НКВД, или как там они тогда именовались, милостью к людям не отличались. Многих тогда повторно арестовывали. Могли и расстрелять. Могли и из института выставить. Всё могли, ведь это была своя, советская, "рабоче-крестьянская" власть...
  
   Мама на уговоры не поддавалась и продолжала поддерживать старика чаем и разговорами. Вскоре, вернее, после смерти "отца народов", ему разрешили вернуться в Ленинград. За ним приехала его дочь Анна Моисеевна Златопольская. Обе дочери не знали, как благодарить маму за ее поддержку, там были сплошные слёзы. В семье ведь уже не надеялись увидеть своего отца живым. Моя мама до своей смерти в 1960 году поддерживала переписку с ними. А в 1956 году Златопольские пригласили меня к ним,
   в Ленинград, куда я и отправился в свой первый трудовой отпуск. Они устроили мне очень интересное недельное путешествие с гидом на теплоходе по Неве и Ладоге, на знаменитый остров Валаам.
  
   И всё не могли наговориться о моей маме. Они понимали, что в те голодные годы и при нашем собственном бедственном положении ежедневные, пусть и не обильные, завтраки для их папы были нелегкой нагрузкой для нашей семьи. Уже не говоря обо всём остальном...
   - Мы всегда говорим о вашей маме, Мирре Евсеевне, и благодарим Б-га, что в тяжелый час он послал ее в помощь нашему папе.
  
   Сестры Златопольские говорили мне, что понимали риск для нашей семьи, когда мама принимала у нас дома репрессированного родственника "врага народа", да еще какого - Зиновьева. И преклонялись перед мужеством моей мамы.
  
   И, наконец, признательность и благодарность моей жене Елене Федоровне Кузнецкой, с которой мы вместе с 1959-го. Я успешно мотался по бесконечным командировкам.
   Даже в выходные дни я, как правило, уходил на работу, дел научных и служебных было
   в непроворот, всё спасал народ от болезней. Только вот времени для семьи и жены не всегда хватало, но семейный очаг держался, и поддерживал меня, и у меня были все возможности работать, и писать диссертацию и статьи (хоть это и происходило
   глубокими вечерами на кухне, ибо одна комнатка была спальней и залом сразу, а во второй комнатке спали мама жены и наши две маленькие дочки).
  
   Как и всему нашему старшему поколению, на долю Елены Федоровны выпало немало. Родилась она в Орле (Россия). Отец, Кузнецкий Федор Григорьевич (по паспорту Фроим Гершкович, уроженец Янушпольского района Житомирской области), окончил танковое военное училище в Орле, служил в Орле, Курске, был переведен на службу в Житомир (Украина). Участвовал в польской и финской кампаниях.
  
   Война застала в Житомире. Однажды с мамой приехала в гости к папе в пригород Путятино, в воинский автопарк, где отец проводил осмотр машин, отправлявшихся на фронт. В этот момент налетели немецкие самолеты, началась бомбежка. Лена с мамой спрятались в каком-то подвале. А отец с другими военными кинулись развозить машины по территории, спасая их от бомб. Это был первый опыт детского страха и ужаса, который сыпался на них с ревущего неба... Потом бомбежки Житомира стали постоянными. С этим и жили...
  
   Без слёз не может вспоминать сам момент эвакуации. Собственно, её и не было. А
   что было? Просто - бегство на грани чуда. Семьи сотрудников военкомата должны были эвакуироваться с пригородной небольшой станции. Там, в лесу, и разместили семьи, которые ожидали эшелон для эвакуации. Ночью налетели немецкие самолеты, начали бомбить станцию. А тут еще кто-то из зенитчиков не выдержал и "пальнул" по самолетам. И бомбы посыпались на лес, на людей, ждавших там спасения. Крики, стоны, вой и взрывы бомб, гул самолетов над головой. Помнит Лена и стоны раненных, и трупы погибших. Бежать было некуда. И мама накрыла Лену и еще нескольких детей одеялом
   со словами, пусть хоть не увидят, как будут убивать...
  
  
   0x01 graphic
   Примерно 1928-1929 годы. Семья Кузнецких. Сидят, слева: тетя Ева, Маруся, бабушка Тойба Кузнецкая (в 30-е годы уехала в США, Детройт), Майя и тетя Бэлла. Стоят,
   слева: Самуил, Федор (отец Елены, моей жены, кадровый военный, участник финской
   и Отечественной войн) и Липа Кузнецкие. Все три брата участники войны, живым
   вернулся только Липа
  
  
   Остались живы. Состав так и не подали. За кем-то стали приезжать и забирать в город. Лена с мамой оставались там без всякой надежды, никуда они сами выбраться не могли.
   И вдруг, не веря глазам своим, увидели военную легковушку и выскочившего оттуда папу. Он быстро их затолкал в машину, по дороге еще успели заскочить домой, в Житомир, что-то похватали. А советской власти в городе уже не было. Папин военкомат тоже уехал. Забрали семью водителя и своим ходом помчались туда же, в Киев, в спасительный Киев... Разве кто-то мог допустить даже мысль, что и Киев позже захватят немцы? А Лена вспоминает:
   - Помню, по дороге мы тоже попали под бомбежку. Проскочили какой-то мост. А за нами в него попала бомба и он взлетел на воздух. Успели...
  
   До Киева добрались целыми и живыми. Какой ценой? Только те, кто сами пережили фашистские бомбежки, могут понять тот стресс, который вызывало у детей что-то ужасное, несущееся с неба с воем и грохотом, неся смерть. Дети видели погибших, раненных, для них смерть стала реальностью, они быстро поняли, что такое страх и смерть... Такое невозможно представить, такое можно только пережить.
  
   И еще. Из рассказа отца помнит, что он, узнав о разгроме людей в лесу, попросил машину вывезти семью. Начальник ответил, что военкомат уже уезжает, они не имеют права задерживаться. И тогда папа вынул свой наган и сказал, что если не получит машину, сейчас, на глазах начальника, покончит с собой. Это подействовало. Машину
   ему дали с приказом догнать военкомат в Киеве... Так свершилось чудо спасения. Из Киева отец ушел на войну. С фронта не вернулся, пропал без вести в 1944 году, как написано в справке.
  
   А Лена с мамой из Киева смогли уплыть на пароходе по Днепру, потом, товарным поездом, добрались до станции Брюховецкая, оттуда попали в колхоз. Заболела цингой, даже в больницу попала. И снова бежали от наступающих немецких войск. Через Махачкалу добрались до г. Сальяны в Азербайджане. Перенесла там тяжелую малярию.
   В общем, бедствий хлебнули по полной.
  
   Вернувшись после войны в Житомир, Лена окончила там 10 классов, затем, уже в Кзыл-Орде, педагогический институт (физико-математический факультет). Работала
   семь лет учителем математики в школе, сначала в одном из районов области, в поселке
   Теренозек, а затем в Кзыл-Орде. Но работа в школе не подарок судьбы. Развилась профессиональная болезнь учителей (проблемы с горлом). Поступила в Московский инженерно-строительный институт (заочно), который, по ряду обстоятельств, не окончила. Но на строительной площадке успела поработать год. В её активе участие (помощником мастера) в строительстве двухэтажного корпуса инфекционного отделения областной больницы и жилого четырехэтажного дома.
  
   Но "свое" нашла все же в другом месте. И более 25-ти лет вела технический отдел на крупной обувной фабрике (число работавших две тысячи человек). Немало труда вложила в комплектацию производственного оборудования ее нового современного трехэтажного здания. На общественных началах была членом Совета и консультантом областного Общества изобретателей и рационализаторов (ВОИР), чуть не став его председателем, но смогла отстоять себя. Несколько Грамот за отличную работу от "высоких" инстанций остались на память.
  
   Вырастила двух замечательных дочерей, ставших врачами-терапевтами. Трудно было, но мы были молодые! Были оптимистами!
  
  
  
   0x01 graphic
   Давид и Лена. 1 Мая 1962 года, на праздничной демонстрации.
   Кзыл-Орда. "Как молоды мы были...". Фото автора.
  
  
   Итак, перечитывая всё...
  
   Перечитал свои воспоминания. Двадцать глав. Длинновато получилось. А. С. Пушкин когда-то написал (поэма "Граф Нулин", 1827): "Роман классический, старинный, Отменно длинный, длинный, длинный, Нравоучительный и чинный". Да разве это ко мне? У меня, во-первых, не роман, а просто поэма не в стихах. А может и не поэма.
  
   За давностью лет многое забылось. А что не забылось - поспешил написать. Вот и
   весь жанр. Еще один отечественный "классик", Козьма Прутков, проснувшись поутру, заметил: "Исполнение предприятия приятно щекочет самолюбие". Правда, он же и добавил: "Не всякая щекотка доставляет удовольствие". Вот и разберись, поди...
  
   Но сколько же осталось за бортом! И обо всем и обо всех хочется рассказать. Я читал ряд книг-воспоминаний врачей о работе в Азии и Африке. И у нас, в пустынях Казахстана, было немало интересного и поучительного. Есть, что вспомнить и о чем рассказать. И опять подчеркну. Это не хронологичные мемуары. Это просто отдельные воспоминания об отдельных случаях моей, теперь уже такой далекой жизни на юге Казахстана. И, хотя я не только вспоминаю, но и пытаюсь коротко рассказать и о проблемах, связанных с моей профессией, это не научно-популярная работа и не научный труд. Я всё перемешал и обо всем, что вспомнилось, написал. Как аксакал, который неспеша двигается на своем
   верном ослике и что видит, о том и поет, о чем вспомнил, о том и сообщает.
  
   Возможно, после прочтения этой моей "исповеди", у кого-то сложится мнение, что я хочу представить себя великим диагностом или ученым? Омар Хайям ("Рубаи") написал:
  
   Много лет размышлял я над жизнью земной.
   Непонятного нет для меня под луной.
   Мне известно, что мне ничего не известно! -
   Вот последняя правда, открытая мной.
  
   Правда, еще до новой эры, по свидетельству Платона, греческий философ Сократ (469-399 годы до н.э.) говорил: "Я знаю только то, что я ничего не знаю". Нет, конечно, я не был великим. Избитая фраза - не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Но в этом тоже великая ошибка - ничего не делать... Просто всю трудовую жизнь работал, несколько выходя за рамки будничной суеты и проявляя чуть больше интереса и любопытства к тому, чем приходилось заниматься, отрабатывая зарплату рядового врача.
  
   К моей зарплате за степень кандидата медицинских наук прибавляли десять рублей (советский масштаб - три бутылки водки). Защитил бы докторскую - добавили бы еще десятку. Занимать "ученые" должности никогда не стремился. Так что все делал не из служебного рвения, а потому, что было нужно и интересно, если красиво говорить, для людей и науки. И для себя!
  
   Где-то я читал, что раньше в Японии на дверях дома врача вывешивали список умерших пациентов данного медика. Рассуждали просто. Врач не может абсолютно всех вылечить, но если он не видел умиравших больных, значит еще малоопытен. И чем длиннее был сей скорбный список, тем большим доверием пользовался врач. Восточный менталитет.
  
   И у меня были и трудности, и ошибки, и неудачи, но они тоже давали опыт и знания.
   Никогда не забыть мой испуг и растерянность, когда во время первого моего дежурства в областной больнице ночью при мне в терапевтическом отделении внезапно умер паренек от разрыва селезенки. Это была первая неожиданная смерть в моей практике. Было от
   чего испугаться, хотя заведующая терапевтическим отделением перед этим меня предупредила о возможности подобного исхода.
  
   А мой первый визит в колхозный пионерский лагерь? Вооруженный всей тогдашней гигиенической наукой и санитарными стандартами, я не нашел ничего умнее, чем забросать дустом выкопанную яму на арыке - источник хоть и плохой, но всё же питьевой воды для лагеря. А где бы им еще можно было брать воду? После этого эпизода, правда, стали возить воду во флягах, но "осадок" у меня всё же остался. Но вспоминать хочется только о том, что получалось. Хотя ошибки порой могут большему научить. Психология...
  
   Цитирую опять Омара Хайяма:
   Книга жизни моей перелистана - жаль!
   От весны, от веселья осталась печаль.
   Юность - птица: не помню, когда прилетела
   И когда унеслась, легкокрылая, вдаль.
  
  
   -----------------------------------------------------
  
   Моя признательность долготерпению читателя, осилившего чтением моё долгое повествование о годах и днях, канувших в Лету, но еще сохранившихся в моей памяти.
   Каждый проживает свою жизнь. Вместе мы проживаем Общую жизнь, нам она дорога
   тем, что она была нашей! Спасибо тем, у кого наша эпоха и наша жизнь вызвали интерес
   и желание прочесть наши мудренные воспоминания. Автор. Апрель 2016 .
  
   Примечание: Данный интернет- вариант мемуаров "Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана" отличается от книжного варианта (издание 2014 г., Денвер, США) небольшими исправлениями или сокращениями текста, а также заметно большим числом фотографий, как авторских, так и с интернета. Автор.
   ------------------------------------------------------- .
  
  
   Фамилии из памяти моей
  
   Абдибаев Амангельды. 11, 20
   Абдукаримов Исатай. 10, 20
   Абдуллаев Ш. Н. 2, 8, 9
   Абдухасанова Зоя. 2
   Алексеев А. С. 2, 15
   Акимжанов Рахимбек. 7, 11, 20
   Акчурина А. А. 7, 11
   Аманжолов С., Яныкурган. 11
   Амитов, Яныкурган. 11
   Асанов Карасай. 1, 15
   Асанханов Ишанбек. 16
   Астафьев Б.А. 12, 15, 18
   Ауельбеков Е.Н. 1, 6,10
   Ахмед, Кзыл-Орда. 3
   Ахметова Р.Е. 20
   Байбусинов Малик-Айдар. 2
   Бакиров Актай. 1, 2
   Бактыбаев Абдисаттар, Джалагаш. 20
   Барабан П.Д. 11
   Барон Борис. 3
   Барон Овшия (Евсей) Наумович. 3
   Барон (Лифшиц) Хая. 3
   Баскаков И. 20
   Бахитов Алдан. 18, 20
   Баязов Раматулла. 16
   Бегимбетова Камыскуль, Чиили. 20
   Белявская М.В. 6
   Берденов Сержан. 1, 7, 11
   Бершаденко Д.Д. 3
   Бисенов Амангельды. 11, 20
   Бисенов Молдабай. 11
   Богданов Ф.Р. 4, 20
   Боголюбский. 4
   Бодыков Зухарнай. 12, 15, 19
   Боев С.Н. 9, 18, 20
   Бойков Виктор. 3
   Боруцкая И.М. 2, 7, 8, 17
   Брот А.Г. 11, 20
   Бурштейн Клара. 3
   Вангенгейм К.А. 4
   Васильева Г.И. 12
   Вишнякова Л.К. 7
   Володин. 2, 9
   Воропаев Виктор. 3
   Вощинская Е.М. 7
   Газзави Л.В., Харьков. 20
   Галузо И.Г., акад. 19
   Гамзатов С.М. 16
   Гвоздев Е.В. 20
   Гейман С.И. 19
   Генис А.В. 3
   Генис Борис. 15, 20
   Генис В.И. 3
   Генис Мирра Евсеевна. 3. 20
   Генис Хаим (Ефим) Иосифович. 20
   Генис Я.В. 3
   Говорухина Нина. 4
   Гольдфарб Ю.Д. 20
   Гончаров Н.П. 9
   Губайдуллин Фарид. 3
   Губенко В.В. 6, 7, 12, 20
   Давыдов Борис. 3
   Давыдов В. 3
   Дергачева Т.И. 16
   Дерлюгов Иван. 3
   Джабаев Батырбек. 16, 20
   Дмитриев Е.Ф. 20
   Докучаева М.И. 9, 13
   Доминов Камиль. 3
   Доминов Равиль. 3
   Досмаилов, врач. 2
   Дошниязова Г.Ж. 11, 20
   Дрёмина Антонина. 3
   Дубровнер Хаим и Гинда. 3
   Духанина Н.Н., 8, 9, 15, 16, 20
   Егорова М.Г. 2,17
   Еркебаева Райхан лаборант, облСЭС. 20
   Есетов T. 11
   Есмагамбетов, Аральск. 6
   Жанпеисов Нагашибай. 6, 12, 16, 20
   Жанпеисов Нартай. 20
   Жаркимбаев З. 11
   Житницкий, хирург. 2
   Жолдыбаев У.И. 20
   Жубатканов Мэлс. 6, 18, 20
   Жумагулов Файздрахман. 7, 11
   Зайцев Александр, ветврач. 9, 12
   Заречная С.Н., Москва. 20
   Засухин Д.Н., проф. 19
   Захаркина Т.И. 15
   Захир (Фамилия?). 4, 7
   Зейналов А.М. 16
   Златопольская А.М. 20
   Златопольский Моисей. 20
   Зорихина В.И. 9
   Ибрагимова Сыргаш. 20
   Ивоботенко Борис. 3
   Игнатова (Мельчугова) Раннета. 3
   Идрисов Акрам С. 4, 11
   Изтелеуов, Сырдарья. 2
   Ильина К.М. 3
   Иманкулов, райисполком. 2
   Исаев Л.М., проф. 18
   Искаков Зухарнай. 11
   Исмаилов Тохтаган. 20
   Иткин Н.Г. 19
   Кабулов Космурза. 11
   Каденов Аби. 16
   Кадырбаев Амангельды. 11
   Калюжный Г. 20
   Каракаев Тохтан. 20
   Каракулов Бердибек. 20
   Каракулов Ишанбай, акад. 20
   Каратыгин В.М., проф. 4
   Каримбаев И.С., Чиили. 8
   Каримов Сагидулла. 8, 16, 18
   Карманова Е.М. 12
   Касьянова Э.П. 10
   Келлерман Отто. 12, 16
   Ким Анатолий. 3
   Ким В.А. 7
   Ким Геннадий. 3
   Ким Е.Ф., педиатр. 18
   Ким Ирина, Сырдарья. 2
   Ким М.Н., хирург. 2, 4, 9, 20
   Ким К.М., Тасбугет. 2, 20
   Ким Света А., лаборант. 20
   Ким Юрий, шофер, Сырдарья. 14
   Клинк Адольф. 9
   Коваль Г.П. 17
   Когут М.Ф. 20
   Кожаниязов Серикбол. 1, 9, 11, 15, 16, 18, 20
   Кожухов Борис. 3
   Койфман Макс. 2
   Коля (Чжоу Цесян). 4
   Контарук Владимир. 3, 4
   Костина К.А. 7, 9, 20
   Костылева Елена. 3
   Красавская В.С. 16, 18
   Красильников А.А. 20
   Красильников Борис. 3
   Крикотин Володя. 3
   Крючков Геннадий П. 3
   Ксенофонтова Людмила. 3
   Куандыков Ерсултан. 20
   Куанышбаев Амир. 20
   Кузнецкая Е.Ф. 20
   Кузнецкий Ф.Г. 3, 20
   Кузьмичев В.Я. 12
   Кулешов Юра. 3
   Кульманова Гульнур
   Кульсартов С.К. 20
   Кушелевский Б.П., проф. 4
   Леонов, зоолог. 20
   Ли В.Ф. 7
   Ли Николай, ученик. 3
   Лигай, вет.бактериолог. 11
   Лидский А.Т., проф. 4
   Лубова В.В. 16
   Лукашенко Н.П. 9
   Лукшина Р.Г. 9
   Лунев Евгений, ученик. 3
   Луста Владилина. 2
   Лысенко А.Я., проф. 15, 16, 20
  
   Магдиев Р., Самарканд. 12
   Мадиев Кентай
   Макашева С.У. 2, 7, 9, 10, 20
   Макулбекова, Яныкурган. 11
   Малкин П.Ф., проф. 4
   Мамедов С. Д. 16
   Мартынова Грета. 3
   Марциновский Е.И., проф. 15, 16
   Матасов Павел. 20
   Мауенов Серик. 8, 20
   Махамбетов Кенес. 6, 10
   Маханбетов Шазында. 7, 20
   Маханько Е.В., Москва. 20
   Мендилиди Костя. 4
   Могильникова Мила. 3
   Мозгов С.М. 10, 20
   Молдраимов. 2
   Мошковский Ш.Д., проф. 15, 16
   Мулька, Хмельник. 3
   Муратов Марат. 8, 9, 13, 16, 20
   Назар (Фамилия?). 15
   Нам Валентин В. 2
   Нарымбетов Турганбай. 2
   Насыров Ракип. 6, 20
   Нечвальд В.И. 11
   Нищий Р.А. 4
   Новожилова Вера. 3
   Омаров Ернияз. 6, 20
   Омарова Мухарам, Казалинск. 11
   Осипова Аида. 3
   Оспанов Кенес, Алма-Ата. 8
   Павлова Е.А., Москва. 20
   Пак Владимир Хиянович. 2
   Панкина М.В., Чимкент. 8
   Петрищева П.А. проф. 16, 18
   Пипиньян П.О. 20
   Плотников Н.Н., проф. 15, 16
   Подобин В.И., Ленинск. 10
   Подъяпольская В.П., проф. 15
   Пономарев А.Ф. 12
   Попандопуло Илья. 1.
   Похис Э.М. 4
   Прокопенко Л.И., Москва. 12
   Раиса Ефимовна, Кзыл-Орда. 5
   Рубан Елена Евсеевна. 3
   Рейхер Рувим. 3
   Ризванова Н.А., 15, 18, 20
   Рысбаев Аккали. 17
   Русинова Маша, Свердловск. 3
   Салимова Ф.В., университет. 18
   Сапожникова, Ленинск. 10
   Сейтмуратов Жумабек. 16
   Селезнев В.В. 8, 13
   Сергиев В.П. 12, 15, 16, 17
   Серебренников В.С., 4
   Сидоренко Б.Ф. 7, 20
   Скрябин К.И., акад. 9, 18, 20
   Смагулов Е.А., Кзылорда. 6
   Смирнова А.В., Ленинск. 12
   Смирнова С.Е., Москва. 8
   Смотрич Моисей. 3
   Соломатин Ю.Н., Чиили. 1, 3, 20
   Спатаев Халила, Яныкурган. 11
   Спектор Фира. 3
   Срымов Нурдилда. 16, 20
   Старцева А.С., Чиили. 11
   Стрелкова, ИМПИТМ. 16
   Суйеубаев Ж., Казалинск. 11
   Султанов Кулахмет. 16
   Сунчелеева Шура. 2
   Сухоруков А.М. 16
   Тажибаева Эльмира, лаборант, Яны-Курган. 20
   Тапин, Чаган. 1
   Татауров Н.И. 3
   Таргинов Куандык, Арал. 6
   Тен Володя. 2
   Тен Светлана, энтомолог. 20
   Тимошенко Гурка. Ученик. 3
   Титенок Игорь. 1, 6, 14, 20
   Токмагамбетов Еркен. 3
   Токпанов Анвар. 2
   Толоконникова Таисия. 2
   Туменбаев Б. 16
   Тюленева Н.П. 16
   Убайдуллаев Базарбай. 11, 20
   Умиралиева Жемискуль. 6. 20.
   Урманцев Шамиль. 3
   Устинов, проф. 4
   Устинов Борис. 3
   Фазылжанов Фарид. 3
   Файздрахманов Жумадилда. 16, 20
   Федоровская Людмила. 3
   Фетисова И.А. 2, 7
   Филатов А., Сырдарья. 2
   Хавкин В.А. 7
   Хан Евгений. 20
   Харламов В.А. 6
   Ходукин Н.И. 8, 16
   Холопов Юрий К. 3
   Хохолькова Н.А. 9, 12
   Хрянин Владимир. 20
   Чагин К.П., Москва. 16
   Чалая, Москва. 9
   Черкасова Д.А. 5
   Черникова А.П. 9, 15, 16, 18, 20
   Чжоу Цесян (Коля). 4
   Чижевский В.С., зоолог. 1, 7, 8, 14
   Чобанов Р.Э., Баку. 16
   Чулкова Н.И., Яныкурган. 11
   Чумаков М.П., акад. 8
   Чун Сюн Ф. 2, 4, 5, 7, 8, 9, 11, 12, 15, 16, 18, 19, 20
   Шарапов Ахмед, ученик. 3
   Шарманов Торегельды, акад. 20
   Швейцер Альберт, врач. 2, 6, 19
   Шеин Василий, ученик. 3
   Шек Д.М. 6, 7, 9, 11, 20
   Шеримова Канымша. 20
   Шин А.В., учитель. 3
   Шихобалова Н.П., проф. 9, 18
   Шлыков Ю.Н. 5, 18
   Шульман Е.С., проф., 8, 9, 12, 15, 20
   Шульц Р.С., проф. 9
   Шушаев Канат. 18
   Щербинина Нина. 3
   Эм Сергей, ученик. 3
   Эфендиев (Терень-Узяк). 4, 18
   Югай Борис, ученик. 3
   Югай Л.Н., Яныкурган. 11
   Ягнятинская Б.И. 3
   Ягнятинский В.М. 3
   Ягнятинский М.В. 3
   Якимов, Кзыл-Орда.11
   Ялышев Х.А. 11, 17
   Янович П.Я. 3
   Яншин М.Н. 2, 4, 8
   Kliks Michael. 18
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"