Генсировская Люся: другие произведения.

Чап

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ был опубликован в журнале Nota Bene Љ10, сент.2005.


   ЧАП
  
  
   Она поправила сумочку на плече, глядя на себя в мутное стекло и вышла, как только поезд притормозил. Двери через секунду закрылись, привычно звякнув за спиной, электричка, подвывая, умчалась прочь.
   Рядом с платформой отряд пенсионерок наперебой предлагал ягоды, зелень и семечки. Впереди возвышался ряд унылых пятиэтажек, которые давно собирались сносить городские власти, но так и не придумали, куда расселить жителей. За серыми стенами старых домов раскинулся лесопарк.
   Дина неторопливо шла по аллее. Сегодня её никто не преследовал - так ей казалось. Сегодня в воздухе было спокойно. К концу жаркого лета лес высох, напитавшись теплом и зноем. Она шла по песчаной дорожкее, усыпанной пожелтевшими сосновыми иглами и шишками, мелкие камешки перекатывались под каблуками. Она совсем было расслабилась, когда вдруг краем глаза отметила мелькнувшую тень в кустах. Начинало смеркаться - в этот час предметы быстро теряли резкость. Может, никакой тени и не было?.. Но внезапно она почувствовала взгляд в затылок. Шагов она не слышала - остановилась и резко обернулась. По дороге следом за ней трусила крупная рыжая собака. Сообразив, что её заметили, собака остановилась шагах в десяти, а потом села на задние лапы, склонив на бок большую голову и дружелюбно взбила хвостом маленькую песчаную бурю на дорожке.
   - Ты что это, - удивилась Дина, - Идешь за мной?...
   Пёс широко улыбнулся, вывалив мокрый язык. Он был очень крупным, ростом с овчарку, но всем своим видом будто говорил: не бойся, я хороший, я добрый...
   - Если ты голодный, я тебя, конечно, накормлю, - решила Дина, - но только один раз. Потому что содержать такую большую собаку, как ты, я не могу. Понял?
   Он понял, поднялся и медленно пошёл к ней, повиливая хвостом и принюхиваясь, чуть опустив голову, вытянувшись стрункой. Дина запоздало испугалась и замерла. Не торопясь, он обошёл её кругом, шумно втягивая воздух подвижным носом и опять сел - прямо перед ней. Они помолчали с минуту, примериваясь друг к другу, привыкая. Потом пёс негромко гавкнул, подняв голову, приглашая продолжить прогулку. Дина сделала шаг, он тут же сорвался с места, забежал вперёд, вернулся, обежал вокруг неё, пристроился слева и чуть впереди, поглядывая на неё весело и немного снисходительно. Во всяком случае, Дине казалось, что он поглядывает именно так.
   Аллея вывела их к строящимся каменным коттеджам. Часть из них были почти готовы, другие только поднимались. В дальнем уже светились окна. Пёс вопросительно посмотрел на неё.
   - Не надейся, - засмеялась Дина, - коттеджи - это не про меня. Я живу во-он там. - Она показала рукой вдаль, но пёс, по собачьей привычке посмотрел на её руку, а не туда, куда она указывала.
   Они миновали строящиеся каменные хоромы и подошли к невысокому деревянному забору, окружившему запущенный сад. В глубине угадывалась черепичная крыша, чердачное круглое окно и тёмные стены деревянного дома. За домом опять начинался лес.
   - Ну, заходи, - Дина подняла железную щеколду и распахнула калитку.
   Возвращаясь домой, она всегда боязливо озиралась по сторонам, прислушивалась к тёмному саду, заходила к себе с большой опаской. А сегодня спокойно прошла мимо старых яблонь, не вздрагивая от вечерних шорохов и не вглядываясь в сгустившуюся темноту. Пёс, как только за ним захлопнулась калитка, рванул вперёд, нарушая тишину частым дыханием, обежал сад, потерявшись на мгновение и уже стоял у дверей, поджидая Дину, переминаясь с лапы на лапу и словно говорил - ну что же ты? Я уже давно здесь... Она повернула ключ, рассохшаяся дверь скрипнула, пропуская их в дом. Он и тут вбежал первым, исследуя обстановку. Узкая прихожая, небольшая кухня с допотопным холодильником, он сунул нос сначала туда, потом в просторную комнату с телевизором, диваном и круглым столом, наконец в спальню - и вернулся обратно к Дине, помахивая хвостом. Мне это подходит, было написано на его физиономии. С электричеством сегодня перебоев не было, это радовало. Иногда она сидела без света по вечерам. Не то, чтобы ей было страшно в темноте - она привыкла - но с электричеством однозначно жизнь воспринималась оптимистичнее.
   Пёс прибежал на кухню, заслышав, что она забренчала посудой и деликатно сел на пороге, поглядывая на плиту.
   - Ну вот что, - сказала Дина, - собачьей еды у меня нет. Так что на ужин будут макароны по-флотски. Ты как?...
   Он был согласен на макароны, энергично забил хвостом, заулыбался, поводя носом, ловя домашние запахи.
   Позже, когда она села перед телевизором с чашкой чая в руках, пёс подошёл к ней вплотную и, загородив крупным телом полэкрана, неожиданно заглянул ей в глаза.
   - Ты чего? - не поняла она. Он сделал ещё полшага, толкнув её носом под руку. Остывший чай плеснул на колени. Дина поставила чашку на стол и досадливо поморщилась:
   - Какой ты неуклюжий, - укорила она пса.
   - М-м-м, - прогудел он, не меняя позы. Она неуверенно подняла руку и осторожно провела пальцами по его лбу к ушам. Пёс разомлел, опустил голову, упершись ей в ноги и кажется, готов был замурлыкать. Дина засмеялась, почёсывая его за ушами:
   - Такой огромный, а ластишься, как щенок... Как же тебя зовут, а? -
   Он, ясное дело, не отвечал, - Смешной какой, - продолжала она, - причапал за мной из леса... причапал. Тебя, наверное, зовут Чап?..- он сел и склонил голову на бок, прислушиваясь к её голосу, - Я буду тебя называть Чап, нравится?..
   Ему нравилось. Он исправно нёс караульную службу всю ночь, облюбовав коврик у дверей и время от времени обходя вверенную самому себе территорию.
   Утром они позавтракали - Чапу достались вчерашние макароны. Потом он вызвался проводить её до станции. Дине было жаль бросать пса, они уже успели подружиться, но поезд подошёл и Чап отступил, не делая попыток подняться на платформу. Пока Дина вошла в вагон, пока выглянула в окно - он исчез из виду.
  
   Свой день она проводила в университетской библиотеке, занимаясь картотекой, дыша запахами пыльных фолиантов, иногда спускалась в книгохранилище - в общем, получала массу удовольствия за очень скромную плату.
  
   Вечерами возвращалась домой - в то, что когда-то было дачным посёлком, а теперь превращалось в фешенебельный пригород.
  
   Чап ждал её: кинулся навстречу, распугивая редких пассажиров, едва она сошла на платформу. Дина обрадовалась ему, как старому другу, предложила зайти в кособокий домик рядом со станцией с облезшей вывеской "Продтовары" и купить для него, к примеру, колбасы. Он был рад всему: колбаса, так колбаса.
   Чап бежал впереди, то обнюхивая между делом деревья, то отставая, то опять забегая вперёд. Он оказался компанейской собакой и она и сегодня не ощущала той, ставшей уже обычной, тревоги, которую испытывала на этой аллее почти ежевечерне. Утром повторилась та же история - Чап проводил её на электричку. Вечером встречал на том же месте, так же радостно пристроившись рядом, едва она вышла из вагона. На этот раз она вернулась из города с большим пакетом, в котором он безошибочно узнал ту самую настоящую "собачью" еду.
   Однако сегодня он не отбегал от неё далеко, держался поближе, вздыбив шерсть на загривке, насторожённо поводя ушами. Дина заволновалась, но никто не вышел из темноты, никто не догонял её на пустынной дороге - наверное, потому, что она была с Чапом. Зато дома сегодня не было света. Она не удивилась, у неё имелся большой запас свечей - как раз для таких случаев.
   - Вот так, Чап, - сказала она, расставляя подсвечники по всему дому, - Сегодня у нас с тобой романтический вечер при свечах. А завтра - выходной, поэтому у нас будет целых два романтических вечера...
   Чап легко согласился на романтические вечера, хрустя "собачьей" едой, которую она насыпала в небольшой тазик.
   Когда она легла, он вдруг беспокойно закрутился, заходил, цокая когтями по деревянному полу. Потом, поставив передние лапы на подоконник в её спальне, поводя ушами, смотрел через стекло в тёмный сад.
   - Что там, Чап? - позвала Дина. Он повернул к ней голову, а потом опять уставился в темноту, замерев неподвижным изваянием.
   Обычно перед сном она обходила дом, проверяя каждое окно, дёргала входную дверь, убеждаясь, что она надёжно заперта и даже поднимала телефонную трубку, чтобы услышать гудок и успокоиться: телефон работает. Чап оставался у неё третью ночь и в третий раз она расслабленно ложилась в постель, расставаясь со страхами.
  
   ... Ей снилось, что Они пришли. Будто она плохо закрыла дверь, или не закрыла её вовсе, но Они пришли. Она боялась этого наяву и во сне - во сне особенно. Её хотят заставить сделать то, на что она ни за что не может согласиться, а Они опять и опять будут приходить и пугать её до тех пор, пока она не сломается. Когда один из них подошёл к ней совсем близко и сел на край постели, она закричала во сне и проснулась.
   Была ещё совсем ночь. В окно нахально заглядывала совершенно круглая луна, заливая комнату голубоватым светом. Дина повернулась взглянуть на часы... и не закричала только потому, что онемела - сначала - от страха, а следом за тем - от изумления. В комнате спиной к ней стоял совершенно голый парень и разглядывал себя в зеркале. И даже ощупывал себя руками. Стройное тело поблескивало в серебристом свете. Дина, задерживая дыхание, приподнялась на подушке и огляделась.
   - Чап, - одними губами позвала она. Голый незнакомец вздрогнул и немедленно обернулся:
   - А? - хрипло произнёс он. Дина резко натянула одеяло до подбородка и нашарила дрожащей рукой на тумбочке коробок. Ломая спички одну за другой, она наконец зажгла все три свечи в высоком подсвечнике и опять схватилась за одеяло. Парень всё стоял неподвижно, не сводя с неё глаз. Теперь он повернулся к ней и Дина, стараясь не разглядывать обнажённую натуру, позвала погромче:
   - Чап!.. - Собаки не было, когти не зацокали по полу, и она ощутила, как страх поднялся большой волной и зашевелился где-то на уровне желудка. Парень же вдруг сделал шаг по направлению к ней, Дина взвизгнула и закричала во всё горло:
   - Чап, ко мне!..
   - Да я же здесь, - неожиданно прохрипел голый парень, подскочил к её кровати и, присев на полу, положил ладонь на край одеяла. Она вскрикнула, и, подпрыгнув, забилась в угол, в ужасе уставясь на него:
   - Ты кто?!..
   - Чап, - ответил он, медленно поднимаясь. В голове у неё помутилось, она зажмурилась, потом медленно открыла глаза. Голый никуда не исчез, стоял перед ней, не смущаясь своей наготы и не делая никаких резких движений. Словом, вёл себя также непринуждённо и дружелюбно, как делал это Чап ещё сегодня вечером.
   - Чап - это собака, - прошептала Дина.
   - Собака, - подтвердил он. И широко улыбнулся, склонив голову на бок. Она опять закрыла глаза, но не так основательно - молча рассматривала его из-под подрагивающих ресниц. Парень был рыжий и лохматый. Глаза его казались почти совсем чёрными, полные губы застыли в полуулыбке, на скулах пробивалась рыжая щетина. На голой груди густо курчавились светлые волоски, тянулись дорожкой вдоль живота... она скользнула взглядом ниже. Ниже растительность была темнее, гуще и ещё курчавее. Очень мускулистый и очень худой.
   Рыжий разглядывал Дину, не стесняясь и не прячась за ресницами. Она стояла ногами прямо на подушке, вжавшись в угол, короткая ночная рубашка почти ничего не скрывала - скорее, подчёркивала. Одной рукой она тянула рубашку вниз, стремясь спрятать колени, но они всё-равно были видны, а на светлой ткани выделялась загорелая тонкая рука и напряжённо стиснутые пальцы. Она открыла глаза и, осторожно потянувшись, нашарила халат. Парень не шевелился. Кое-как справившись с поясом, Дина почувствовала себя немного уверенней и опять спросила:
   - Ты кто?..
   На этот раз он не ответил, недоумённо пожав плечами, в глазах читался укор: ну что же ты, опять двадцать пять...
   - Ты как сюда попал? - не унималась она. Он снова пожал плечами:
   - С тобой.
   У неё закружилась голова. В то, что голый пытался ей втолковать, разум верить отказывался наотрез.
   - Повтори, кто ты... - тихо попросила она.
   - Чап, - послушно ответил он. И простодушно добавил, опять склонив голову к плечу:
   - Собака.
   В том, как он вертел головой, было столько знакомого, что невероятная правда рвалась наружу, забив фонтаном в её мозгу. Нет, это было слишком. Дина с трудом удерживала себя на краю реальности. Если только это можно назвать реальностью. Рыжий мирно стоял рядом, не собирался таять в воздухе, пару раз шумно вздохнул, а потом уселся на пол, не сводя с неё блестящих глаз.
   - Ты хочешь сказать... - тихо проговорила она, - Что ещё сегодня вечером был собакой?!
   Она так надеялась, что он поднимет её на смех и скажет, вот же глупости какие, просто я тут охраняю соседний коттедж, заскучал и пришёл тебя попугать. Но он серьёзно кивнул:
   - Да. То есть, я и теперь... - он вытянул перед собой длинные руки, засмотрелся на них и пробормотал: - Только изменился...
   Она истерически засмеялась:
   - Но так не бывает!! Этого просто не может быть, понимаешь?!..
   - Не может, - согласился рыжий. Сморщил лоб и добавил:
   - Но как-то это... получилось. - Он опустил голову, будто признавая свою ошибку: вот, мол, какая неудачная шутка вышла. Дина потёрла глаза руками, потом резко выдохнула и потрясла головой.
   - Так, - сказала она решительно - скорее себе, чем ему. И осторожно опустила ноги на пол подальше от него. Что делать и говорить дальше, она не знала. Но не оставаться же в постели, когда тут... когда он...
   - Ты боишься меня, - печально констатировал голый, подняв голову.
   - Нет, - постаралась обмануть себя.
   - Да, - не согласился он, - А вчера не боялась...
   Он был так искренне расстроен, что страх её начал пропадать, только она не знала ещё, как к нему относиться.
   - Послушай, - нерешительно предложила Дина, - пойдём пить чай... а?
   Он встрепенулся:
   - Чай?! - и обрадовался и вскочил так быстро, что она в испуге отпрыгнула к стене, с грохотом сбив стул. Рыжий отшатнулся и замер на месте с совершенно несчастным видом. И тогда Дина сделала робкий шаг ему навстречу:
   - Ты не переживай так... я сейчас привыкну.
   В то, что она привыкнет, она не верила ни минуты. Захватив подсвечник, перенесла его на кухню, поставила чайник и обернулась: он стоял в дверях и оглядывался так, будто оказался здесь впервые. Сделал шаг и сел на табурет. Поверхность оказалась прохладной, он вздрогнул и поёжился. Дина спохватилась:
   - Сейчас, - бочком протиснулась мимо него.
   В её старых джинсах и футболке он выглядел чуть лучше, но совсем засмущался и молчал.
   - Послушай, а ты... - начала она и тоже смутилась. Он с готовностью поднял на неё глаза.
   - Я хотела спросить... это вот... такое случилось с тобой впервые?
   - Да... то есть, нет, - признался он, - один раз было. Давно...
   Она поставила перед ним чашку и вазочку с печеньем.
   - И как же тебя зовут? - помолчав, спросила Дина.
   - Чап, - опять отозвался он, а потом спросил:
   - А тебе не нравится, что я сейчас... такой?
   Она задумалась на минуту.
   - Я ещё не знаю, - призналась, - а тебе самому - нравится?
   - Я тоже ещё не знаю, - медленно ответил он.
   - А ты можешь измениться обратно? - продолжала она спрашивать - То есть - снова стать собакой?..
   Он равнодушно пожал плечами:
   - Наверное, могу. Но это получается не нарочно, понимаешь?..
   Она кивнула. Понять этого она не могла, но очень старалась просто брать на веру то, что он говорил. А что ей оставалось делать?..
   И тут Они опять пришли. Это было не во сне, рыжий внезапно напрягся, ей даже почудилось, что у него задвигались уши.
   - А что... - начала она, но он перебил:
   - Ш-ш-ш...
   Дина побледнела, выронив чайную ложку. Он поднял голову и сказал утвердительно:
   - Ты их боишься.
   - Откуда ты знаешь? - прошептала она. Он не ответил, посмотрел на неё с сожалением и опять замер, прислушиваясь. Эти уже поднялись на крыльцо и ковыряли замок - теперь она слышала не хуже, чем рыжий. Он коротко взглянул на неё, стремительно поднялся и бесшумно исчез в прихожей. Она съёжилась на стуле, угадывая по звукам: вот он повернул ключ и резко распахнул дверь, её ночные гости громко выругались, потом началась шумная возня, ей даже показалось, что она слышала яростное рычание, но в этом она не была уверена, звуки борьбы, грубая ругань отодвинулись вглубь сада, потом глухо стукнула калитка... Приникнув к окну, она старалась разглядеть детали в предрассветной мгле - ей показалось - бегом удалялись две крупные фигуры, ей показалось - вслед за ними несётся некая рыжая стрела, напоминающая её вчерашнего Чапа, но она и тут не была уверена, а только забралась опять на стул с озябшими ногами и дрожа, уткнулась лицом в ладони. Сегодня она не одна, но Они всё-равно добились своего: она опять до смерти напугалась.
   Быстрые шаги, скрип деревянного крыльца, дверь хлопнула - и Дина, не выдержав, крикнула:
   - Чап! Это ты?! - сейчас она была почти уверена, что он вернулся в образе полюбившейся ей собаки, а всё остальное было сном, что он сейчас ткнётся ей головой в колени, виляя хвостом. Она не знала, хотелось ли ей такого поворота, но не успела разобраться, потому что он вернулся - в том самом виде, в котором и убегал, хвоста у него не было. Но он сел на пол и упёрся лбом о её стул.
   - Они ушли, - сообщил он, тяжело дыша. И, подняв голову, улыбнулся:
   - Ты назвала меня по имени.
   Совершенно неожиданно для себя Дина протянула руку и провела ладонью по его волосам:
   - Да. То есть, нет, я думала, что это не ты... то есть, ты, но... - она запуталась и замолчала.
   - Я - это он, - нашёлся Чап и засмеялся.
   - Они тут ещё вчера крутились, - сказал он, - Что им надо от тебя?..
   Дина молчала, не зная, следует ли ему рассказывать, а главное, не зная, поймёт ли он.
   - Я потом тебе расскажу, ладно? - решила она. Но он неожиданно догадался:
   - Даже многие собаки абсолютно всё понимают, - прошептал он, отодвигаясь от неё.
   - Ты обиделся? - расстроилась Дина.
   - Конечно, нет, - ответил Чап и, заметив на руке длинный порез, дважды лизнул его языком.
   - Это длинная история. Я тебе потом обязательно расскажу, - пообещала она.
   За окном рассвело, первые солнечные лучи забрались в кухню, запутавшись в огненной гриве Чапа. Тут её наконец, догнала усталость. Веки отяжелели, безумно захотелось спать. Он опять поймал её мысль и поднялся:
   - Ты не бойся, сегодня они не придут.
   Странно, подумала Дина, - я уже и не боюсь. Они не придут, а этот...
   - Я с тобой буду, - тут же откликнулся этот.
   Она встала и оказалась совсем рядом с Чапом - он был жилистым и высоким, выше её на полголовы. Дина подалась назад, но наткнулась на стол, чуть не упала и невольно ухватилась за Чапа. Он быстро протянул руку ей за спину, поддерживая. Так близко она к нему ещё не подходила. От него пахло утренней свежестью и какими-то лесными травами. Причем здесь травы, подумала она. Она понятия не имела, как к нему относиться, можно ли до него дотрагиваться, более того - она всё ещё не была уверена, что он ей не снится.
   - Я настоящий, - немедленно отозвался Чап на её мысли. Она дёрнулась, отстраняясь.
   Спальня выходила окном на восток и была залита светом. Дина поплотнее задёрнула тяжёлые шторы и с облегчением легла, прислушиваясь. Глаза её закрывались, но тут скрипнула половица. Чап обнаружился очень близко, прямо перед её лицом - он опять уселся на пол перед кроватью. Она его уже совсем не боялась.
   - Ты что? - спросила она, - будешь сидеть на полу?
   - Я хочу быть рядом, - просто ответил Чап.
   Она подумала минуту, потом похлопала ладонью по постели:
   - Тогда ложись здесь, с краю. А то меня совесть замучает, - улыбнулась она. Он проворно улёгся лицом к ней, не касаясь её и не сводя глаз.
   - Я даже не знаю, каким ты будешь, когда я проснусь, - сонно пробормотала Дина, - собакой, или человеком... и будешь ли ты вообще...
   - Я буду, - пообещал Чап, зевнув.
  
   Она проснулась и прислушалась к дому, не открывая глаз. Ночные события сначала отступили, а потом внезапно припомнились вплоть до мелких деталей. Неужели это был такой сон?! - восхитилась Дина. Или - не сон? Она осторожно повернула голову - рядом никого, но на одеяле осталось несколько рыжих волосков... или - шерстинок?.. Она помнила, как подвинулась и он аккуратно лёг с краю прямо поверх её одеяла. Или всё-таки всё это ей приснилось?.. Дом вёл себя спокойно - никаких посторонних ни звуков, ни запахов. Она знала этот дом как себя, различала голос каждой половицы и кряхтение рассыхающегося шкафа. Ей надоело угадывать - сон был, или не сон, она села в постели - и тут же выяснила - никакой не сон. Вот он, Чап - немедленно возник в дверях, услышав, как она пошевелилась. Хвоста у него по-прежнему не было. Только длинные рыжие патлы по плечам. Её джинсы были ему ощутимо коротки - надо будет отрезать их до колен, подумала Дина. Он улыбался ей так радостно, что она рассмеялась.
   - Сколько времени? - спросила она. Чап недоумённо уставился на неё, склонив голову к плечу, она опять прыснула:
   - Ах, да... - и подумала: как многого он не знает.
   - Это ничего, - отозвался он на её мысль, - Я научусь, если ты захочешь.
   - Ты умеешь читать мысли, - сказала Дина, - Как это у тебя получается?
   - Не знаю, - признался Чап, подходя к ней и по привычке опускаясь на пол, - Наверное потому, что собаки ведь знают не все слова, и если бы они не читали мысли, то вообще плохо бы понимали людей.
   - Вот как, - протянула Дина, - Значит, теперь ты и слова знаешь, и мысли читаешь, хитрец?.. - Она улыбнулась, но Чап серьёзно кивнул:
   - Да, теперь я тебя понимаю намного лучше.
   Дина вдруг поймала себя на том, что она немного скучает по тому, вчерашнему Чапу. Она ещё вечером представляла себе, как они пойдут с ним гулять в лес, который начинался прямо за забором, как Чап будет весело носиться, вынюхивая всё вокруг, обегая её по кругу, исчезая из виду и возвращаясь с неизменной улыбкой. Сегодняшний Чап никак не хотел отделяться от вчерашнего, хотя и приобрёл за ночь человеческий облик и речь.
   - Ты бы хотела, чтобы я был прежним? - озабоченно спросил он.
   - Ну что ты, - быстро отозвалась Дина, боясь его задеть, - Ты мне такой тоже очень... нравишься, - добавила она, запнувшись на мгновение.
   - Нет, - покачал головой Чап, - ты сейчас хотела, чтобы я...
   - Я не хотела! - перебила Дина с досадой, - Ну что ты хватаешь каждую мысль, это не желание было, я просто представила, как мы могли бы пойти гулять...
   - Гулять, - повторил Чап за ней мечтательно, - Хорошее слово "гулять", мне нравится.
   - Да ты теперь можешь гулять сам, сколько захочешь, глупый! - засмеялась Дина.
   - Я уже гулял сам, - напомнил ей Чап.
   - Ах, да, - устыдилась Дина, - Значит, ты хочешь, чтобы я с тобой пошла гулять?
   - А это можно? - спросил Чап тихо.
   - Ну конечно!.. Мы с тобой обязательно пойдём погуляем, если тебе так хочется, только кофе сварю.
   Настойчивая трель телефонного звонка заставила её подняться.
   В комнате стоял старый аппарат с круглым диском - Дина давно уже нигде не встречала таких телефонов и не хотела менять свой на новомодные кнопочные трубки.
   - Ну, что же ты?! - вместо приветствия услышала она раздосадованный голос Романа. С Романом у неё был роман, который начался месяцев шесть тому назад. Сначала он просто частенько наведывался к ней в библиотеку. Он преподавал в университете и для того, чтобы лишний раз зайти в библиотеку, никаких особых поводов не требовалось. Потом они ходили в рестораны, иногда - в театр. Идеальный, думала о нём Дина: основательный, неглупый, практичный. Иногда она оставалась у него - тогда по утрам добиралась до работы за каких-нибудь полчаса. Один раз Роман приехал и остался у неё - и это ей не понравилось. Дом был её личным, интимным пространством, дом Романа не принял, чувствовала Дина. Возможно, думала она, потом, когда я по-настоящему полюблю его... А сегодня она умудрилась вовсе забыть о том, что они договорились встретиться.
   - О, - покаянно произнесла Дина, - Рома, извини. Но тут у меня столько всего...
   - Ты забыла, - догадался Роман, - Я звоню всё утро, где ты была?..
   - Я спала, я не слышала...
   - Ты на часы смотрела? - перебил её он.
   - Нет, - честно призналась Дина. Роман был раздражён, он не любил, когда ломались его планы и не желал слушать оправданий. Ещё вчера они договорились пойти на дневной сеанс - в городе проходил кинофестиваль и на вечерние показы попасть было сложно.
   - Ну хорошо, - решил он, - Раз уж ты такая соня, пойдём на вечерний, постараюсь достать билеты. Я встречу тебя у метро, а после кино поедем ко мне.
   Он уже всё решил. Он вообще быстро принимал решения, её Роман. И тут Дина внезапно поняла, что не хочет не только оставаться у него, но и вообще встречаться сейчас у неё нет никакого желания.
   - Знаешь что, - решительно сказала она, - Я не смогу сегодня.
   - В чём дело? - возмутился он, - Наши планы...
   - Послушай, Рома, у меня проблемы... - пыталась объясниться Дина, не желая вдаваться в детали и ссориться.
   - Что у тебя могут быть за проблемы?! - насмешливо перебил Роман.
   - Личные, - отвечала Дина и голос её зазвенел от обиды.
   - Ах, вот как!.. Ну что ж, ладно. - Роман бросил трубку и она ещё с полминуты слушала короткие гудки. Почувствовав взгляд, она обернулась: Чап молча стоял в метре от неё.
   - Почему? - спросил он, хмуря бровя.
   - А подслушивать не прилично! - в сердцах бросила Дина, отправляясь на кухню. Чап остановился в дверях:
   - Но я же не подслушиваю, я просто слышу, - бесхитростно признался он. Дина уронила на пол пакетик с кофе и терпкий аромат поплыл по кухне.
   - Что, всё слышал? И его - тоже слышал?
   - Конечно, - подтвердил Чап.
   - Ну и что же мне с тобой таким делать?.. Ты всё слышишь, читаешь мои мысли...
   Дина опустилась на колени и принялась сметать щёточкой рассыпанный кофе.
   - Это - плохо? - подал ей совок Чап и попытался заглянуть в глаза, - Ты не хочешь, чтобы я был с тобой? - забеспокоился он. Досада её улетучилась, стало смешно - он так старался быть ей другом!... Она протянула руку и второй раз с момента его преображения осторожно потрепала его по голове:
   - Что ты, что ты, - заверила она, - Ты очень хороший, я хочу, чтобы ты был со мной, но как-то всё это так... странно.
   - А у тебя много проблем, - договорил за неё Чап.
   Проблемы были. Во-первых, нынешний Чап - сам по себе являлся в некотором роде проблемой: заговорил, а ведёт себя как ребёнок - нет, как собака, поправилась Дина, во-вторых, Роман. Ссориться с ним она совсем не хотела, но от обиды не хотела о нём вспоминать, в-третьих, Они... И перебила сама себя: я об этом потом подумаю, а сейчас - кофе, а потом - обещанная Чапу прогулка. Она помахала рукой перед его носом:
   - Эй, Чап!.. расслабься, я ни о чём не думаю!...
  
   Предосенний лес всё ещё дышал летом. Только листья начинали желтеть. Под ногами хрустели шишки и жёлуди. Чап всё норовил пуститься в бег, но останавливался, оглядываясь на Дину, приноравливаясь к её шагу. Она рассмеялась:
   - Да ты делай то, что тебе хочется!... Мы же гуляем!
   Он коротко взглянул на неё, отошёл на пару шагов в сторону, обернулся и, поймав её одобрительный кивок, внезапно рванул вперёд, разбежался, высоко подпрыгнул, ухватился за толстую сосновую ветку и повис на руках, раскачиваясь над землёй. Дина остановилась перед деревом, задрав голову. Он покачался пару минут, потом разжал руки, мягко приземлившись и посмотрел на Дину, улыбаясь во весь рот:
   - Оказывается это то, чего я так давно хотел!...
   - Вот видишь, - задумчиво произнесла Дина и тоже улыбнулась - Как легко...
  
   Бросив трубку, Роман позлился ещё немного, но, выкурив сигарету, остыл. Также, как и у Дины, у него не было желания ссориться. Ну, вспылил - ну, бывает. Что ж она, не поймёт?.. Роман был в ней уверен - Дина и не давала ему поводов для ревности и сомнений. Он был убеждён, что является для неё единственным лучом света в том тёмном беспросветном будущем, которое - он не сомневался - ожидает её без него. Роман был слишком самоуверен. Потому что сама Дина так не думала. Да, с Романом жизнь стала веселее и приятнее, соглашалась она с собой, но и только. Она вовсе не считала своё будущее беспросветным. Ну и что, что все бывшие одноклассницы давно вышли замуж, родили детей, развелись и вышли вторично... Она долго была одна - после первого скоропостижного брака она боялась отношений. Она и теперь их боялась, впуская Романа в свою жизнь очень постепенно и очень поверхностно, она медленно привыкала к нему и искренне надеялась, что сумеет полюбить. Оставаться одной больше не хотелось - она сыта была одиночеством по горло, хотя и не тяготилась им. Она никогда никого не искала - Роман сам нашёл её. Она восприняла его появление спокойно - ну, должен же наконец кто-то появиться, думала Дина... Роману она очень нравилась, правда, немного злила её сдержанность, которая, как ему казалось, граничила с равнодушием. Ну ничего, думал он, она ко мне привыкнет, всё будет так, как хочу я. Он не хотел её терять... Конечно, сегодня как-то некрасиво получилось, размышлял Роман, а может, и вправду что-то там стряслось?.. Звонить он не хотел и решил взять, да приехать без предупреждения. Мало ли - вдруг ей помощь требуется, она никогда сама не попросит, а он ведь благородный человек, он ведь поможет ей... Благородный человек, проезжая мимо метро, обозревал ряд ларьков, торгующих цветами. Нет, решил он. Это будет слишком прямолинейно. Ничего не надо, я же не извиняться еду, а просто так - узнать, как дела и что, собственно, за проблемы, из-за которых она отказалась от встречи.
  
   Дина с Чапом неторопливо вышли к дороге - к дому можно придти прямо по ней - его уже было видно, или, свернув, срезать крюк через ближайший лесок. Внезапно Чап насторожённо посмотрел вдаль - Дина тоже заметила: там, на дороге, в облачке пыли показалась машина. Дорога вела к её дому. То есть, она может привести и к каменным коттеджам, да только сегодня выходной и на стройках никого нет. Значит, пронеслось у неё в голове - едут к ней. Ещё через пару секунд она с облегчением узнала машину и повернулась к обеспокоенному Чапу:
   - Это Роман, - сказала она, - Ты знаешь, что... ты погуляй сейчас один, хорошо? Нам надо поговорить, понимаешь?
   Чап не понимал.
   - Почему?..
   Машина быстро приближалась и Дина занервничала:
   - Я тебе потом объясню, а пока иди, погуляй. - Не дожидаясь ответа и не оглядываясь, она помчалась бегом к дому в обход дороги. Чап дёрнулся было за ней, но остановился, наблюдая, как машина подъехала и притормозила, как вышел из неё крепкий светловолосый мужик и направился к дому.
   Запыхавшаяся Дина как раз огибала дом, забежав в сад сзади через старый лаз в заборе, который помнила ещё с детства - несколько штакетин держались на одних верхних гвоздях. Она оказалась у калитки одновременно с Романом. Он стоял и внимательно разглядывал её: раскрасневшаяся, растрёпанные волосы по плечам, короткий топик, открывающий узкую полоску загорелого живота, длинная цветистая юбка
   по щиколотку, плоские сандалии на ногах... Ему всё это нравилось, но отнюдь не казалось, что её одолевают проблемы. Дина остановилась, шумно дыша, не произнося ни слова. Роман протянул широкую ладонь, нащупывая щеколду. Войдя, остановился напротив Дины:
   - Ну, ты как? - спросил он, - В дом -то пригласишь?
   Она кивнула, пошла вперёд. Роман потянул носом, двигаясь за ней на кухню:
   - Кофе пахнет, - констатировал он. - Угостишь?..
   Дина, не скрывая обиды, молчала, но взялась за медную джезву. Роман задел ногой миску, в которую она насыпала вчерашнему ещё Чапу хрустики.
   - А, - сказал он, - Кстати, где же твой бродячий пёс?..
   - Что? - обернулась она.
   - Ну, помнишь, ты говорила, что к тебе прибился бродячий пёс.
   Дина уставилась на пустую миску и изумилась - неужели утром, когда она спала, Чап ел эти хрустики?!.. Она ведь совершенно не подумала о том, что ему надо же было что-то есть и её кофе с бутербродами наверное, для него были не слишком существенными.
   - Диночка! - вывел её Роман из задумчивости, - Кофе убежит!...
   Она повернулась к плите, успела подхватить джезву, составила на поднос чашки и понесла в комнату. Роман шёл следом, поджав губы. Она была не разговорчива, но впрочем, это не особенно его обескураживало.
   - Так в чём дело, Дина, - заговорил он. - Расскажи уж, пожалуйста.
   Он смотрел на неё снисходительно, заранее уверенный, что на самом-то деле нет у неё никаких особых проблем, а так, капризы женские, но он с этим быстро разберётся. Дина молчала - говорить ей не хотелось, и тогда Роман неторопливо поднялся, подошёл, обнял сзади и поцеловал её.
   - Ну, Диночка, дорогая. Не сердись, прошу тебя.
   Он легонько приподнял её, она встала и повернулась к нему.
   - Ну, ну... - приговаривал Роман, продолжая обнимать её и осторожно подталкивая к спальне. Дина не сопротивлялась, решив не ссориться - вот ведь, приехал сам, забеспокоился, всё-таки какой... положительный.
   - Ну, что?.. Не сердишься больше, да, Диночка?... - уловил он её настроение, ловко стаскивая с неё топик и одновременно расстёгивая пуговицы на своей рубашке.
   - Ты мне всё расскажешь, про все свои проблемы, мы с тобой разберёмся, ну, давай, давай, моя хорошая... - Приговаривал Роман, увлекая её на постель. Она сидела, положив руки ему на плечи, Роман пристроился вполоборота к ней, нащупывая застёжку лифчика привычной рукой и тут... Дина вдруг почувствовала какое-то смутное неудобство и подняла голову. Она оказалась лицом к дверям - там, на пороге, неподвижно стоял взлохмаченный Чап, глядя на неё во все глаза. Дина дёрнулась, оставив лифчик в руках Романа и схватилась за топик, стремясь прикрыться.
   - Ты что? - рассердился Роман и оглянулся. Чап стоял всё так же неподвижно, только ноздри подрагивали.
   - Эт-то ещё что за явление?! - проговорил Роман, закипая, - Так вот, значит, какие у тебя личные проблемы!...
   - Нет, Рома, - отмерла Дина - Это совсем не...
   - Ну конечно, - издевательски перебил он - Как в анекдоте: это совсем не то, что ты думаешь!..
   - Но это действительно так! - оправдывалась Дина.
   - Не делай из меня дурака! - Роман резко встал, заправляя рубашку в штаны и смерил Чапа презрительным взглядом:
   - Ты кто такой?
   Чап вопросительно посмотрел на Дину и промолчал.
   - Рома, я тебе всё объясню, - начала было Дина, подбегая к Роману, который уже приблизился к Чапу вплотную. Роман, не глядя, отодвинул её рукой:
   - Без тебя разберусь, - рявкнул он и опять уставился на Чапа:
   - Ну?!.. - ухватил он его за плечо, выталкивая из спальни.
   - Роман, не трогай его! - закричала Дина, пытаясь вклиниться между ними.
   - Ага, заступаешься! - обрадовался Роман и сильно оттолкнул её локтём, не выпуская Чапа. Дина отлетела к стене - они втроём оказались в узком коридорчике, поэтому ударилась она не сильно, но тут вмешался Чап, который до этого момента и не пытался сопротивляться. Всё также молча он высвободил и выбросил вперёд руку, нанося Роману удар. Роман не удержался на ногах и упал, правда, не испугался, а обозлился ещё больше:
   - Ах, ты, щенок!.. я проучу тебя!
   - Я - не щенок, - возразил Чап, загораживая собой Дину и, сделав шаг вперёд, неожиданно крепко прижал Романа к стене:
   - Уходи. Тебе здесь нечего делать.
   И тут Роман испугался - в глазах этого парня нет злости, одно только спокойствие и уверенность в своих силах - а силы эти у него были - он уже смог убедиться.
   - Да кто ты такой?! - прохрипел попавший в тиски Роман.
   - Собака, - признался Чап, не разжимая рук. Дина не выдержала:
   - Отпусти его, Чап!.. Рома, не слушай его!.. Он сам не понимает, что говорит!...
   - Почему? - повернул Чап к ней голову.
   - Да отпусти же его немедленно!! - закричала Дина, - И молчи ради бога!..
   Чап отпустил и нехотя отошёл чуть в сторону, следя за движениями почти поверженного врага, готовый опять вступиться в любую секунду. Наверное, Роман это понял - он стоял, приклеившись к стене. Растерянно глядя на Дину, он прошептал:
   - Что он сказал?!..
   - Да ничего он не сказал! - досадливо ответила она, - Понимаешь, это мой брат... двоюродный.
   - Что? - не понял Роман.
   - Почему... - начал было Чап.
   - Ну, понимаешь, так получилось, - быстро заговорила Дина, оттесняя Чапа, - Я ничего о нём не знала, а тут он вдруг объявился...
   - Ладно, - прервал её Роман, - Всё ясно. Брат... - он взглянул на Чапа поверх Дининого плеча, - Могла бы кого-то и поприличнее найти. Или этого хотя бы... причесать, что ли.
   - Ты не понимаешь, - устало отозвалась Дина. Роман распахнул дверь и вышел на улицу. Дина выскочила следом. Роман остановился:
   - Мне очень жаль, Дина. Я мчался к тебе, как дурак!...
   - Рома, мне не в чем оправдываться, поверь мне!
   Открыв калитку, он обернулся:
   - Даже если ты говоришь правду и он - действительно твой родственник, подумай, кого ты пустила в дом. Посмотри на него внимательно, Дина!..
   - Я посмотрела.
   - Плохо посмотрела. Нашёлся охотник за наследством - не видишь?!..
   - Каким ещё наследством? - оторопела Дина.
   - Дура ты наивная. Сама подумай!..
   - Ты о чём? - не понимала она.
   - Я о доме!.. Сколько тебе за него предлагают?
   - Сколько бы не предлагали, ты же знаешь, я не хочу продавать дом! - взвилась Дина.
   - Слышал уже!.. Вцепилась в эту рухлядь!.. Давно бы уступила и проблем бы не было. Купила бы в городе квартиру, и никакие подозрительные "родственники" бы не появлялись!
   - А ты откуда знаешь, что проблемы с домом? - побледнела Дина. Роман замолк, а она, внезапно сложив распадающийся пазл в картинку, развернулась и вбежала в дом, захлопнув за собой дверь.
   Она бессильно опустилась прямо в прихожей, закрывая лицо руками, потому что в глазах защипало. Всхлипнула раз - другой и разревелась громко и безутешно, как в детстве.
   Чап тихонько сел на пол напротив неё, глядя на подрагивающие плечи и ему страшно захотелось заплакать с ней вместе, но как-то не получалось. Она уткнулась лицом в согнутый локоть и выглядела такой ужасно несчастной, что Чап просто не мог этого вынести. Он осторожно придвинулся к ней ещё ближе и легонько коснулся её руки. Дина всхлипнула и подняла голову.
   - Это из-за меня? - спросил Чап. Она отрицательно покачала головой, продолжая размазывать слёзы по щекам. А он вдруг ощутил ноющую боль слева на уровне груди.
   - Не плачь, - проговорил Чап, - я потерялся в твоих мыслях... ничего не понимаю!..
   Дина подняла голову - его глаза светились таким отчаянием, что она, всхлипнув последний раз, прекратила плакать.
   - Принеси мне салфетки, пожалуйста, - шмыгнула она носом, - на столе на кухне...
   Он сорвался с места, принёс и даже сам попытался бестолково промокнуть ей глаза.
   - Да ладно тебе, Чап, - забрала она у него салфетку.
   - Я потерялся в твоих мыслях, - тихо повторил Чап, опуская голову.
   - Ну что ты, что ты, - переключилась она на него, понемногу успокаиваясь.
   Дина сидела на диване в комнате - за окном начинало смеркаться.
   - Знаешь, я кажется, дверь не закрыла, - сказала она, - проверь, пожалуйста.
   - Это не обязательно, - улыбнулся Чап. Дина повернулась к нему:
   - Иди сюда, - позвала она, - Посиди со мной.
   Чап забрался на диван с ногами и оказался совсем рядом с ней, неотрывно глядя ей в глаза, вдруг она опять заплачет - и что тогда ему делать?!..
   - Я не буду больше, - поняла его Дина. Ей вдруг так захотелось его приласкать, погладить по голове, она даже протянула было руку, но потом отдёрнула - она до сих пор не знала, не понимала, как обращаться с ним. Она опустила глаза и с особой остротой ощутила невозможность касания. Вот если бы он сейчас был собакой...
   - Почему? - удивился Чап, легко взял её руку и положил себе на голову. Дина осторожно погладила его по волосам.
   - Так, да? - спросил Чап. И добавил: - Эта мысль была лёгкой.
   Дина расслабилась и улыбнулась:
   - А остальные мысли тяжёлые, да?..
   - Остальные я не понял, - грустно признался Чап, - Но этот Роман мне не понравился.
   - Знаешь, мне он сегодня тоже не понравился, - призналась Дина.
   В комнате стало совсем темно.
   - Понимаешь, я теперь думаю, что он с Ними заодно...
   - Они - это те, что приходили ночью? Почему ты боишься? - спросил Чап.
   - Потому что Они хотят отобрать мой дом, - проговорила Дина с трудом и опять всхлипнула. Чап встрепенулся:
   - Дина, - произнёс он, пробуя её имя, - Не плачь...
   - Не буду, - пообещала она.
   - Зачем Им твой дом? - продолжал спрашивать Чап.
   - Затем, что здесь очень дорогая земля, дом хотят снести и построить очередной коттедж. Чап удивлённо поднял брови. Про цены на землю он ничего не понимал.
   - А я здесь выросла, я не могу его продать!...
   Оба вздрогнули - телефонный звонок опять прервал разговор. Чап вопросительно посмотрел на Дину. Она не пошевелилась, телефон настойчиво звонил, потом смолк, но через минуту снова разразился раздражённой трелью.
   - Надо ответить, - вздохнула Дина, - Это наверное, мама...
   Ничего приятного от этого разговора Дина не ожидала.
   - В чём дело, Дина?! - начала мама. - Мне только что звонил Роман...
   - Меня больше не интересует Роман!.. - перебила Дина, но маму сбить сложно:
   - Что ты натворила?!.. Ты потеряешь Романа, кто у тебя болтается в доме, и вообще, что ты себе думаешь?!.. дом пора давно продать, прав Роман - нечего цеплятся за рухлядь!
   - Мама, прекрати, - пыталась остановить Дина словопоток.
   - И не смей затыкать мне рот! - повысила мама голос, - Подумай, что ты делаешь!.. Сидишь в своей норе, я про твою работу, давно надо подыскивать нормальное место...
   - Но мне там нравится!
   - Глупости! - отрезала мама, - Давно пора подумать о будущем. Немедленно приезжай, нам надо серьёзно поговорить!...
   - Нет, я не могу, - пискнула Дина и отвела руку с трубкой подальше от уха. Чап удивлённо склонил голову к плечу. Мама прострочила очередную порцию, взяв минуту для восстановления дыхания и в это время Дина, чуть замявшись, выпалила:
   - Ой, у меня там бачок прорвало!!.. То есть, это кран!.. ну, вобщем у меня вода хлещет!.. -немедленно дала отбой и глубоко вздохнула.
   - Что это было? - спросил Чап.
   - Ах, Чап, - усмехнулась Дина, - Ничего-то ты не понимаешь в человеческих отношениях...
   - А это - человеческие отношения? - усомнился Чап.
   - Ещё бы... самые что ни на есть, настоящие.
   Чап не понимал. Он зевнул, встал и подошёл к тёмному окну. Также, как вчера, он внимательно всматривался - вслушивался.
   - Что там, Чап? - также, как вчера, спросила Дина. Но сегодня он ответил:
   - Пока тихо.
   - Ты всё-таки проверь, закрыта ли дверь, - попросила Дина. Он проверил и она услышала, как Чап повернул ключ - значит, было не заперто, подумала Дина - и не испугалась.
   Она лежала в постели - Чап пропадал где-то в тёмной тишине дома, неслышно переходя от одного окна к другому. Потом скрипнула знакомая половица и она угадала его рядом с собой, он молча присел перед кроватью.
   - Ты что? - спросила Дина.
   - Я здесь, - отозвался Чап.
   - Я знаю.
   - Ты видишь в темноте?
   - Нет. А ты?
   - Я не вижу, я чувствую.
   Дина приподнялась на подушке и протянула руку. Он прижался к ней головой. Как жаль, подумала она, если однажды он снова станет просто собакой...
   - Почему? - услышал её мысль Чап.
   - Обещай мне, что этого не произойдёт, - попросила она.
   - Ты не любишь собак? - огорчился он.
   - Я люблю собак, - улыбнулась Дина, - Но с тобой я хочу разговаривать, понимаешь?
   - Я понимаю, - отозвался Чап. - Но с собакой тоже можно разговаривать.
   - И всё-таки, обещай...
   - Я постараюсь, - серьёзно ответил Чап.
  
   - Дина. - Услышала она сквозь сон возле самого уха дыхание.
   - Дина, проснись.
   Она сонно повернула голову и запустила пальцы в густую шевелюру наклонившегося к ней Чапа. Но он не отозвался на ласку, наоборот, аккуратно вывернулся из-под её руки и настойчиво повторил:
   - Проснись скорее! - Она открыла глаза:
   - Что случилось?
   Было совсем темно. Ей казалось, что она только что уснула.
   - Сегодня я могу не справиться с Ними, - прошептал Чап, - Их много.
   - Что?! - Дина встрепенулась и села, остатки сна улетучились, - Они здесь?..
   - Нет ещё. Вставай скорее.
   Она подскочила, заметалась по комнате, натыкаясь в темноте на предметы. Натянула на ощупь джинсы. За окном вдруг полыхнуло синевато-белым светом - комната высветилась и она увидела бледное лицо замершего Чапа.
   - Ты что, боишься грозы? - спросила Дина и её голос утонул в громовых раскатах. Чап подскочил к ней вплотную, мешая ей завязать узелок на кроссовке.
   - Это как раз не страшно, - сказала Дина. Они выбежали на крыльцо. Поднявшийся ветер хлопнул дверью за их спинами. Первые капли застучали по черепичной крыше и жестяным карнизам. Зонтик она не нашла, но схватила с вешалки старый плащ, под которым они уместились вдвоём. Чап, правда, совсем не боялся промокнуть, только вздрогнул, ощутив крупные капли на лице.
   Дина шагнула к калитке, но Чап потянул её в другую сторону и они выбрались через лаз в заборе в глубине сада. Он остановился на миг, внимательно вслушиваясь в темноту:
   - Нам туда.
   - Но это через лес! - возразила она, - И там нет никакой дороги!..
   - Это ничего, - ответил Чап, увлекая её за собой. Холодные брызги били в лицо, под ногами чавкала мгновенно размокшая земля.
   Чап вдруг резко остановился и сделал пару шагов назад.
   - Ты что? - Дина оказалась за его спиной. Намокший плащ бил её по плечам и она не могла ничего разглядеть. Чап стоял под дождём, неотрывно глядя назад. Наконец она справилась с плащом и ветром - ей показалось, что там, откуда они убежали, сверкает затянувшаяся молния. И запах... Чап шумно втянул носом воздух.
   - Что, что это, Чап? - забеспокоилась она.
   Он развернул её за плечи, увлекая вперёд, не давая опомниться.
   Внезапный всполох обрывками выхватил их белые лица, потемневшие волосы Чапа со стекающими с них струйками воды, руку Дины, судорожно вцепившуюся в ткань плаща, который она поднимала над собой, мокрые стволы клонящихся деревьев... В следующий миг небо с грохотом раскололось над их головами и стало падать, разрываясь громовыми гроздьями. Чап прижался к Дине.
   - Это просто гроза, - прокричала она, - Я знаю, что собаки боятся грозы, но ты-то не должен бояться!..
   Раскаты укатились по верхушкам деревьев, стихая, и под ровный шум дождя Чап пообещал:
   - Не буду.
   Они подбегали к станции, издалека уже виднелась платформа, подсвеченная жёлтыми фонарями и отражённая в сотнях луж. Большие круглые часы на привокзальной площади показывали без нескольких минут полночь.
   - Через две минуты последняя электричка в город, - проговорила Дина на ходу. Чап кивнул и, подхватив её под локоть, прибавил шаг. Они поднимались по ступеням на перрон - гудя, поезд приближался, сбавляя ход и на мгоновение ослепляя их белым круглым глазом. Чап обернулся - на площадь ворвался, визжа тормозами, чёрный джип. Он не сомневался, что их с Диной заметили.
   Вагон был почти пустой, но, стоя в тамбуре, они видели, как остановившаяся было машина рванула с места.
   - Они будут ждать нас на вокзале, - произнесла Дина, отдышавшись.
   - А мы куда едем? - спросил Чап.
   - В город, - ответила она.
   Дождь оставлял на узком окне косые рваные линии, лес проносился мимо непроглядной чёрной стеной. Когда они бежали, Дина прикрывалась плащом, а Чап то и дело из-под него выглядывал - и сейчас с него стекала вода.
   - Ты же совсем промок, - всплеснула руками Дина.
   - Да, - оветил Чап, - Но это ничего. - И затряс головой так, что брызги полетели во все стороны.
   - Ну что ж ты делаешь! - отскочила от него Дина, засмеявшись и забыв о погоне.
   Электричка неслась вперёд, останавливаясь на маленьких станциях по несколько секунд, двери с шумом открывались и закрывались, опять быстро набиралась скорость.
   - Мы знаешь, что сделаем, Чап? - вдруг придумала она, - Мы с тобой выйдем раньше. И пусть себе встречают нас на вокзале...
   Дина уставилась в стекло и Чап видел её лицо, как в зеркале, на фоне летящих навстречу тёмных деревьев.
   - Нам скоро выходить, - предупредила Дина, - Если повезёт, успеем в метро и на переход.
   Чап молчал. Он не понимает, догадалась Дина.
   - Дело в том, - начала она, - Что в час закрывается метро, а потом и переход на другую линию... Нет, я не могу этого объяснить сразу, ты сам поймёшь.
   Чап легко согласился. Он всегда легко соглашался с Диной. Ему было ясно, что надо спешить, а этого вполне достаточно.
   Они бежали по гулкой пустой площади, разбрызгивая лужи. Дождя не было, впереди светилась синяя вывеска. На ходу нашаривая жетоны в карманах, Дина втянула Чапа за собой через турникет, на эскалатор. Он слегка притормозил на плывущих вниз ступенях, но быстро приноровился к её шагам и они сбежали вниз. По пустынной платформе неприкаянно бродили припозднившиеся пассажиры. Дина показала Чапу большой электронный циферблат:
   - Вот, видишь? Без пяти час. Мы должны успеть, тогда им нас не найти.
   - Понимаю, - кивнул Чап.
   - Опасно только через несколько остановок - будет вокзал, а наша электричка уже пришла...
   - Ты думаешь, Они спустятся в метро? - сообразил Чап.
   - Я не хочу так думать, - ответила Дина.
   Подкатил голубой поезд, заскрежетав по рельсам. Они постарались войти в вагон в середине состава, вместе с большинством пассажиров.
   На станции "Вокзал" людей было много - но всё же не достаточно для того, чтобы затеряться в толпе.
   Чап стоял у самых дверей, закрывая собой Дину. Посадка уже заканчивалась, когда он увидел их - издалека, они только спускались с эскалатора. Но похоже, и они заметили рыжую голову Чапа, потому что вдруг рванули к ближайшему вагону. Чап едва успел отпрянуть, двери захлопнулись.
   - Что? - спросила Дина, - Видел?
   Он кивнул.
   - А Они?.. - Чап опять кивнул.
   - Ну, ты что, - закричала Дина, - Разучился говорить, что ли?!..
   На её голос стали оборачиваться, но обоим было не до зрителей.
   - Нет, - серьёзно сказал Чап, - Я не разучился. Я не видел, успели Они забежать в вагон, или нет.
   - А как тебе кажется... могли успеть?
   Чап наморщил лоб.
   - Могли, - наконец ответил он. Дина прикрыла глаза. Потом встряхнулась:
   - Сейчас нам всё-равно выходить, Чап. И надо успеть на пересадку. Мы уйдём от них, если повезёт...
   Поезд притормаживал, навстречу заскользила станция красно-коричневого мрамора.
   - Только не потеряйся, - сказала Дина. Чап улыбнулся:
   - Я не потеряюсь!
   Двери открылись, они первыми выскочили из вагона. Дина бросила взгляд на очередное электронное табло, равнодушно отмечающее время:
   - У нас ровно три минуты! Успеем, Чап! - прокричала она. Они уже бежали по туннелю. Низкий сводчатый потолок, извивы поворотов, разветвления и бесконечные указатели. Дина не смотрела на них - она знала маршрут. Иногда они сталкивались с такими же спешащими последними пассажирами, но их было совсем немного, а потом не стало вовсе. Шаги гулким эхом отскакивали от стен. Дина боялась оборачиваться, Чап держался за её плечом, он мог легко обогнать её, если бы хотел. Туннель всё поворачивал - и ещё, и ещё, и ещё... Что же это, растерялась Дина.
   - Чап, - прокричала она на ходу, - Что-то странное... он не кончается!..
   - Это ничего, - привычно отозвался Чап, не отставая и не забегая вперёд, - Ты не оглядывайся, - добавил он, - Если что, я тебя догоню.
   Дина немедленно обернулась к нему, сбившись с шага и задохнувшись:
   - Что?!.. если что?!..
   И тут она услышала то, что он давно различал - глухой топот ног за их спинами. Чап сильно толкнул её вперёд:
   - Беги! Быстрее!..
   - Я не побегу одна, - закричала Дина, упираясь.
   - Я догоню тебя, - повторил Чап, и добавил:
   - Я обещаю. Беги же! - и опять подтолкнул её. Она побежала. Туннель и не думал кончаться. За очередным поворотом она остановилась, твёрдо решив дождаться Чапа здесь. Кололо в боку, она старалась отдышаться, привалившись к холодной стене. Людей вокруг не было, никто больше не спешил навстречу. Мы давно опоздали, вдруг поняла она, потому что они петляли по этому бесконечному переходу уж очень долго. Что же это случилось, в ужасе замерла Дина, никогда он не был таким длинным. И тут она услышала драку - какую-то особенную драку - рычание, визг, ругань, глухие удары одновременно. Чап не мог издавать один все эти звуки, выплыло откуда-то из подсознания. Она вообще сейчас не могла думать и осознавать - ей стало так страшно, что хотелось зажмуриться что было сил и забыть, где она и что вокруг происходит. Таких страшных и нереальных событий в её жизни ещё не было. Страшно - да, бывало. Например, когда она впервые осталась одна, после смерти тётки, и тогда от тоски, одиночества и отчаяния её спас дом, отзывающийся на каждое её движение и желание. Ещё было очень страшно ходить по вечерам через парк, когда Они начали на неё открытую охоту, когда она вздрагивала от каждого шороха и иногда бежала бегом всю дорогу до дома, а войти в дом боялась ещё больше, чем идти по пустой аллее. Всё это было страшно, но - реально. Сейчас пугала больше всего необъяснимость происходящего. Ведь то, что творилось в нескольких десятках метров позади неё - осознать было невозможно. Как невозможно было объяснить появление Чапа. Именно с момента возникновения Чапа с ней стали случаться странные вещи. А этот подземный переход со станции на станцию, который она пробегала ежедневно - что стряслось с ним?!.. Дина сползла по стене и, присев на корточках, обхватила голову руками. Мне всё это снится, убедилась она, а раз так, то надо просыпаться - причём срочно, а то будет поздно. Она заставила себя опять встать и идти, нет - бежать дальше, не думая, не прислушиваясь, не пытаясь что-либо оценить. Это сон, сон, твердила она на ходу.
   Рычание, визг и вообще какие-либо звуки отдалились и наконец, стихли. Она опять повернула, подчиняясь изгибу каменного лабиринта и наконец, увидела впереди знакомую лесенку - десять ступеней вниз - и тогда откроется последний прямой участок к пересадке... Если его, конечно, не перекрыли четверть часа назад.
   За спиной послышались лёгкие шаги и учащённое дыхание. Не оглядывайся, это сон, приказала она самой себе, не останавливаясь, сбежала по ступеням - впереди, совсем уже близко хмурые рабочие готовились перекрыть выход, а рядом, на открывшейся платформе, стоял готовый к отправлению последний сегодняшний поезд. Шаги за её спиной приблизились, она дёрнулась.
   - Не оглядывайся, - хрипло повторил Чап её мысленные слова. Она повернула голову, споткнулась, чуть не упала и он крепко взял её за руку, вырываясь вперёд и заставляя её бежать ещё быстрее. Барьер возник перед глазами - Чап перемахнул низкий заборчик одним прыжком и ей ничего не оставалось, как повторить этот трюк. Рабочие махали им руками, кричали, пытаясь остановить, но под металлическое предупреждение "двери закрываются" они влетели в вагон и двери с лязгом действительно захлопнулись за их спинами.
   Она упала на клеёнчатый диван, прерывисто дыша. Поезд застучал по рельсам, разгоняясь и Дина опять увидела электронные часы. Они невозмутимо показывали то же время, что и те, отмеченные ею при выходе из вагона. Что ж это, подумала она, вся эта беготня по лабиринту не заняла и минуты?!...Сил на удивление и оценки не осталось. Кроме них в вагоне находился единственный пассажир - он крепко спал, развалившись на сиденье и скорее всего, не собирался просыпаться до утра.
   Чап отдышался быстрее Дины. Он стоял напротив неё. На нём был её старый растянутый свитер с подозрительными пятнами на рукаве. Щека располосована глубокой ссадиной. Ладонь он поднёс к губам и слизывал с неё проступившие капельки крови.
   - Чап, - произнесла она наконец, - Мне всё это снится?
   Он поднял голову и широко улыбнулся ей.
   - Нет. А ты разве спишь?
   - Я не знаю, - ответила она, - Но время остановилось.
   Он подумал секунду и опять улыбнулся:
   - Это ничего, - сказал он, - Главное, мы успели.
   Дина взяла его за руку.
   - Ты поранился? - испугалась она, наконец заметив на нём кровь. Чап опустил ладонь - она больше не кровоточила.
   - Всё вокруг ненастоящее. И ты, наверное, тоже... - вздохнула Дина.
   - Я - настоящий, - не согласился Чап.
   Поезд остановился. Двери открылись и Дина с изумлением увидела на платформе массу людей, будто они попали в час пик, а не на последний сегодняшний поезд. Вся эта толпа с шумом и гамом вломилась в вагоны, подминая друг друга, ругаясь, сердясь и толкаясь. Дина обнаружила перед самым носом натруженную руку, сжимающую объёмную сумку и тут же вскочила. Поезд раскачивался, спешил под монотонный гул неизвестно откуда в этот час взявшихся людей. Дина с Чапом оказались плотно прижатыми друг к другу и чтобы удержаться, она ухватилась за него. Чап стоял, широко расставив ноги и покачивался в такт бегущим по рельсам вагонам. Дина подняла глаза:
   - Чап...
   Он наклонился к ней, прислушиваясь.
   - Чап, - сосредоточенно продолжала она, - Повтори - ты точно мне не снишься?..
   - Нет, - покачал он головой.
   - А как тогда всё это объяснить?!..
   Чап помолчал, склонил по обыкновению голову к плечу и наконец, неуверенно улыбнулся.
   Не знаешь... вот и я не знаю. Что же мне теперь делать, тоскливо подумала Дина, глядя на их общее отражение в чёрном стекле.
   - Тебе надо ехать домой, - услышал её Чап.
   - Домой? - переспросила она, - Но ведь там...
   - Там теперь всё в порядке.
   - Почему ты так думаешь?
   - Я не думаю. Я это просто знаю, - прошептал Чап ей в самое ухо, потом чуть отклонился назад, заглянул ей в лицо и опять улыбнулся.
   У неё закружилась голова. Может, от пережитых страхов, а может, от наступившей духоты в так внезапно заполнившимся вагоне. Кто же ты такой, не то подумала, не то устало проговорила Дина.
   - Ну собака же, - опять прошептал Чап, наклоняясь к ней. Волосы его давно просохли и опять были солнечно-рыжими, а тёмные, почти совсем чёрные глаза светились недоумением, мол - ну что же ты, ну вот же я, а ты опять...
   Голова закружилась ещё сильнее, она закрыла глаза и почувствовала, как проваливается в глухую черноту, вяло попыталась вынырнуть, но её затянуло, завращало в бешеной воронке. Она неотвратимо опускалась на вязкое дно...
   Полна была видений та зыбкая грань между явью и сном, в которую она погрузилась. Ей чудилось, что её пытается вырвать оттуда Чап крепкими жилистыми руками и она даже различала его рыжие лохмы и чёрные, полные тоски и отчаяния глаза. То вдруг будто мелькало совсем рядом хмурое лицо Романа со сдвинутыми бровями.
   Потом она опять летела по нескончаемому подземному лабиринту и почти успевала добежать, но двери захлопывались прямо перед ней, а на опустевшем перроне стоял Чап, склонив голову на бок и говорил - это ничего...
   Она находилась на этой зыбкой грани и никак не могла вернуться, да и хотела ли?
  
   ...Она поправила сумочку на плече, глядя на себя в мутное стекло и вышла, как только поезд притормозил. Двери через секунду закрылись, звякнув за её спиной и электричка умчалась прочь.
   Дина неторопливо шла по аллее. В воздухе было спокойно. К концу жаркого лета лес высох, напитавшись теплом и зноем. Она шла по дороге, усыпанной жёлтыми сосновыми иглами, мелкие камушки перекатывались под каблуками. Она совсем расслабилась, когда вдруг краем глаза отметила мелькнувшую тень в кустах. Начинало смеркаться - в этот час предметы быстро теряли резкость. Может, никакой тени и не было?..
  
   Иерусалим, 31.03.05, Генсировская Люся
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"